«Футуромозаика»

Леонид Кудрявцев Футуромозаика

l.Суд

Понд взглянул на судью, окинул взглядом бесстрастные лица присяжных и сообщил:

- Я порождение всемирной паутины. Я намерен доказать, что являюсь личностью, человеком, и, значит, должен обладать всеми правами, гарантированными полноценному члену общества.

- Пусть ваш адвокат это докажет, - напомнил судья. - И тогда мы вынесем решение в вашу пользу. Но предупреждаю, что вы далеко не первый, явившийся к нам с подобным требованием. Всем предыдущим мы вынуждены были отказать.

Адвокат Понда выступил вперёд.

- Доказать? - переспросил он. - Хорошо, мой клиент готов, если вы пожелаете, прямо здесь написать эссе или небольшое стихотворение. Профессиональный уровень гарантирован.

- Что это докажет? - спросил судья.

- Умение творить. Как известно, способность к творчеству, к синтезу является одним из признаков личности, одним из признаков человека.

Судья покачал головой.

- Довод не принимается, - заявил он. - Для дости* жения профессионального уровня достаточно в совершенстве изучить приёмы других творцов. И если произведение вашего подзащитного является лишь суммой приёмов, если в нём нет необычной, гениальной идеи, то оно не может быть допущено к рассмотрению. Я прав?

И двенадцать присяжных, как один, заявили о своём согласии с таким решением.

- Мой подзащитный способен размножаться. Причём его копии, так же, как и человеческие детёныши, для того чтобы выжить в окружающем мире, должны пройти определённый путь развития.

- Не засчитывается, - отчеканил судья. - Для того, чтобы этот довод был принят во внимание, предварительно нужно доказать, что мы имеем дело с личностью. А иначе нам придётся присваивать статус человека любому механизму, снабжённому функцией самовоспроизводства.

Двенадцать присяжных издевательски ухмыльнулись.

- Мой подзащитный обладает свободой воли, - гнул своё адвокат. -Он определяет очерёдность собственных поступков, он несёт за них ответственность и в случае нужды способен сделать осознанный выбор.

- Это не будет принято во внимание, даже если он, пытаясь доказать свою правоту, надумает совершить самоубийство, - сказал судья. - Он рождён из информации, созданной кем-то другим, он состоит из неё до сих пор, и никто не сможет определить, как именно она воздействует на его поступки. А раз так, то о какой свободе принятия решений может идти речь? В общем, мы этот довод тоже отклоняем.

И двенадцать присяжных одобрительно затопали ногами.

- Последний довод, - промолвил адвокат. - Я приведу его, поскольку все предыдущие были вами отвергнуты. Итак, мой подзащитный делает ошибки. Он знал, что вы никогда не признаете его мыслящим существом, никогда не признаете человеком. И всё-таки он обратился к вам, тем самым совершив ошибку. Не доказывает ли это справедливость его требований?

Иронически улыбнувшись, судья объяснил:

- Если мы примем это во внимание, то его действия перестанут быть ошибочными, станут результатом тонкого расчёта. Тем самым мы примем решение, основанное на ложных предпосылках. Оно будет признано недействительным.

Двенадцать присяжных встали и дружно захлопали в ладоши.

Адвокат развёл руками.

- Это всё на сегодня? - спросил судья.

- Да, всё, - признал Понд.

Он повернулся к суду спиной и задумчиво почесал затылок.

- Ничего не вышло, - сказал ему адвокат. - Учти, давно известно, что эта задача не имеет решения. Не стоило даже пытаться. И если тебе отказал даже этот суд, то что говорить о тех, кто действительно имеет право…

Упрямо сжав губы, Понд промолвил:

- Я найду решение, я не привык отступать.

- То есть я тебе ещё понадоблюсь? - поинтересовался адвокат.

- И не раз, - подтвердил Понд. - А сейчас нам действительно пора. Мне нужно подумать, но я вернусь, обязательно вернусь.

Прежде чем уйти, он не забыл заглянуть в меню и кликнул на нужный значок. Судья и присяжные исчезли, выгрузились из памяти.

2. Прощание

Извещение о предстоящем упокой-прощании настигло Книса на пиру в ресторане «Свирепый манчкин», а поскольку отмечалось окончание большой всемирной пострелюшки, то он был в оболочке крутого воина. Прочитав текст извещения с экрана стандартного коммуникатора, Книс невольно чертыхнулся.

Большая пострелюшка закончилась, и быстро поменять оболочку не удастся. Если повезёт, он сумеет это сделать за полчаса, а надумает фортуна повернуться к нему спиной, застрянет на пиру надолго, так что пропустит не только упокой-прощание, но также и неизбежно следующий за ним ритуал молчаливого раздумья.

Скверно. Уходил кто-то из его гильдии, и, не явив-

шись на церемонию, он потеряет несколько пунктов всеобщего уважения. А это недопустимо.

Ненадолго задумавшись, Книс принял решение и отправил на станцию обмена извещение о готовности поменяться, даже с небольшой потерей уровня, лишь бы оболочка оказалась поблизости от нужного ему места.

Теперь оставалось только ждать и, кстати, почему бы не продолжить ужин?

Один из главных законов обмена оболочками гласил, что оказавшийся в очередном теле хотя бы на пять минут всё равно обязан заботиться о его благе, подумать о следующих пользователях. Именно поэтому, ожидая сообщения, Книс не терял зря время, а добросовестно работал челюстями, старательно выбирая на пиршественном столе куски повкуснее.

Он жевал и жевал, рассматривая собравшихся за столом, и рассеянно прикидывал, сколько здесь находится уже использованных им оболочек. Получалось, никак не меньше десятка.

Потом он увидел, как дама, сидевшая поблизости, на мгновение застыла. Вот она встрепенулась, быстро огляделась и, решительно отодвинув в сторону тарелку с крылышками слатима, которые до этого с наслаждением поедала, попросила соседа передать жаркое из дикого ухрюма.

Ага, значит, прощальную вечеринку придётся пропустить не только ему одному. Причём появившаяся особа явно принадлежала к числу охотниц за мужчинами. Вот сейчас она хорошенько заправит свою оболочку и приступит к более пристальному изучению сидящих за столом. Потом… Нет, он ускользнул бы от её когтей, даже при наличии свободного времени.

За дальним концом стола сидело несколько детей. Лица их просто сияли от удовольствия, а глазёнки радостно блестели! Можно было поспорить, что они завоевали право прийти на пир в отчаянной борьбе с легионом других юных фанатов пострелюшки.

Книс подумал, что, достигнув совершеннолетия и получив возможность обмениваться телами, эти дети не, забудут о самой лучшей на свете игре и, может быть, так же, как и он, пробьются в ряды постоянных участников.

Он попытался вспомнить о своём детстве, но в голот ву почему-то назойливо лезло лишь воспоминание о том, как он, однажды попытавшись забраться на плодо-дерево, сорвался с него, да так неудачно, что сильно поранил правую руку. И что-то ещё было в этом безмятежном детстве, до того как он получил возможность менять оболочки. Что-то… Тогда он ещё не ведал, как надо жить на полную катушку, не научился удовлетворять свои капризы, не побывал в обличье красавца и не изведал особую прелесть уродства, не узнал, каково это - оказаться пусть даже на время в старой оболочке, не научился ценить время. Его немного, этого времени, а жизнь так коротка,.. И ещё, кажется, там, в детстве, взрослые казались ему сумасшедшими, поскольку они всё время были другими. А он пытался понять…

Тихий писк коммуникатора вернул Книса к действительности..

Это оказалось первое уведомление о согласии на обмен. Причём желающий поменяться находился буквально в двух шагах от места прощания, что экономило массу времени, но предлагаемое тело было слишком старо и слабо.

Книс ответил отказом.

Становиться владельцем оболочки, настолько приблизившейся к завершению срока существования, ему не хотелось. Последний раз, когда он отважился на подобную авантюру, обратно к молодым и качественным оболочкам пришлось карабкаться с большим трудом и очень долго. Не было у него сейчас желания ещё раз повторить этот путь, даже при условии, что предлагавший обмен принадлежал к почтенной, законопослушной гильдии и все его страховки были в полном порядке - даже под страхом не попасть на церемонию.

Второе предложение он отверг сразу. Переноситься в оболочку другого пола законом не запрещалось, но нахолилось уже где-то на грани приличия. А явиться в таком виде на упокой-прощание… Нет, это было немыслимо. Третье, четвёртое предложения тоже оказались неравноценными. Остановился Книс только на пятом. Его устроило расстояние до места прощания, а также возраст оболочки. Да и времени, честно говоря, оставалось с гулькин нос. Надо было соглашаться, и он это сделал.

Переход из тела в тело сопровождался ставшим уже привычным, бесконечным, как вселенная, но на самом деле кратким параличом. Он прошёл, не оставив по себе ни малейшего воспоминания; наступило время действовать.

В течение следующего часа Книс заглянул в дальнобанк и, назвав свой идентификационный код, снял некоторую сумму денег. За аэротакси, которое ему удалось схватить сразу по выходе из банка, пришлось переплатить, но зато он почти не опоздал, пропустив лишь положенное по ритуалу воззвание помнить о неминуемой смерти.

Пристроившись в конец длинной очереди тех, кто должен был отдать уважительное внимание уходящей оболочке, он вздохнул с облегчением и стал прислушиваться к разговорам стоявших впереди. А там говорили о новом полицейском рейде в поисках «вампиров». Так называли членов легендарной гильдии, загадочным обра-, зом сумевших не только остаться живыми после смерти своих первоначальных оболочек, но ещё и под видом добропорядочных граждан совершать обмены.

Тема это Книса очень интересовала, и он тоже вступил в разговор, ведущийся негромко, для того чтобы не помешать церемонии, и даже успел высказать несколько догадок о природе «вампиров», но тут разговаривающие оказались так близко от уходящей оболочки, что им пришлось замолчать.

Оболочка была мужского пола, и, судя по одежде, силы её пришли к концу в дороге. Откуда и куда? Да имеет ли это сейчас хоть какое-то значение?

Морщинистая и худая до того, что казалась лишь обтянутым кожей скелетом, уходящая оболочка лежала на спине и пялила в потолок бессмысленные глаза. Из уголка рта у неё тянулась тоненькая ниточка слюны. И это было вполне естественно, если учесть, что в оболочке уже никого не было. Того, кто в ней находился до недавнего времени, перенесли в другую, предоставляемую страховочной компанией. Как только уходящая оболочка перестанет функционировать, он займёт место её самого первого хозяина, будет перенесён в его освободившееся тело. Оно может оказаться как хорошим и новым, так и старым, плохим. В общем - чистая лотерея. Причём желающие в неё сыграть находились постоянно, несмотря даже на риск, что страховая компания может не успеть выдернуть их из умирающей оболочки. Книс ухмыльнулся.

А всё благодаря закону взаимодействия оболочки и её первоначального хозяина. Каким именно образом он действует, учёные объяснить пока не могли, но он срабатывал с неотвратимостью падающего ножа гильотины. Сколько бы оболочек человек ни сменил и где бы ни находился, как только умирала первоначальная, та, с которой началось его путешествие по телам, он тоже исчезал, переставал существовать,

Правда, «вампиры» своим существованием вроде бы опровергали этот закон. Если, конечно, они и в самом деле есть, если они не выдумка средств массовой информации - ведь до сих пор ни одного из них поймать так и не удалось. С другой стороны, дыма без огня не бывает. Да и сложно захватить того, кто может в случае нужды мгновенно перенестись на другой конец света.

Стоящий перед ним продвинулся вперёд, и Книс тоже сделал шаг.

Теперь оболочка оказалась к нему ещё ближе, теперь, согласно церемонии, он должен был сосредоточить на ней всё своё внимание, постараться передать ей сожаления об уходе и благодарность за долгую жизнь.

Неважно, почувствует ли она это. Может быть, истинный смысл этой части ритуала в том, что думать так в первую очередь необходимо для него самого? Возможно, подобные мысли готовят, к грядущему уходу? Сегодня не только умрёт оболочка, сегодня на одного члена гильдии станет меньше. Тот, кому надлежит умереть, почти наверняка находится здесь же, на церемонии. Интересно, как он себя чувствует?

Книс попытался представить это и невольно поёжился.

Не очень приятное ощущение, должно быть. Какое счастье, что его это коснётся не скоро. Его первоначальная оболочка полна сил, ещё не так стара. И, может быть, стоит её даже проведать?

Вообще-то он не вселялся в неё с того момента, как покинул в первый раз, старательно избегал даже самой возможности, поскольку ему казалось, что это как напялить на взрослого старую детскую одежду. Так стоит ли?

Он ещё раз окинул взглядом уходящую оболочку и вздрогнул, поскольку черты её лица показались ему знакомыми.

Да нет, невозможно, так не бывает. Не может его родное тело оказаться таким старым, просто не может быть. Он совершил свой первый обмен совсем недавно.

А когда именно?

Книс попытался припомнить и не смог. Тридцать, сорок лет назад? Может быть, больше? Какой тогда был год? Всё это стёрлось из его памяти, подёрнулось дымкой. Как отделить его настоящие воспоминания от тех, которые он выдумал за прошедшие десятилетия, для того чтобы оградить себя от неприятных мыслей, чтобы жить, не думая о будущем?

Стоп, а вот это паника, причём беспричинная. Достаточно всего лишь обратиться через коммуникатор к центральному информаторию, попросить восстановить всю цепь его обменов, начиная с самого первого - и всё встанет на место. В том, что это центральному информаторию по зубам, можно не сомневаться. Вот только потребуется некоторое время, минут двадцать.

И есть ещё один путь, более быстрый.

Тогда, в детстве, упав с плодо-дерева, он так сильно поранил руку, что шрам должен был остаться на всю жизнь, до старости. Стоит ему, очутившись рядом с уходящей оболочкой/взглянуть на ладонь её правой руки… Да, тогда всё станет ясно.

Стоявший перед ним продвинулся ещё немного. Теперь между Книсом и оболочкой было всего лишь два человека. Ещё пара минут, и можно будет взглянуть. Церемонией прикасаться к уходящей оболочке не запрещалось, и, значит… ещё немного…

Да нет, этого не может быть, сказал себе Книс. Для страха нет никаких причин. И, кажется, он от кого-то слышал, что появление с возрастом таких фобий - дело обычное. Вот теперь они доползли и до него. Так ведь и избавиться от них просто. Достаточно всего лишь взглянуть на ладонь уходящей оболочки.

А хватит ли у него духу это сделать?

Хватит, ещё как хватит. Книс знал это совершенно точно.

Он сумеет, он посмотрит на ладонь, он победит свой страх. Скоро. Всего лишь через две минуты, кажущиеся ему сейчас вечностью.

3. Первый

Сая подумала о чашечке высокоэнергетичного напитка, такого полезного в её положении. Она даже потянулась было к пульту синтезатора, но тут начался рекламный блок и в кубе объём-телевизора, рядом с трехмерным изображением рекламируемого товара, появилось это число.

17-2777-357-77!!!

Сая почувствовала, как к горлу подступила тошнота.

Две-три семёрки для неё ничего не значили. Она вполне могла стерпеть, даже будь их пять. Но сразу семь штук…

Выключив телевизор и с трудом борясь с тошнотой, она закрыла глаза.

Надо было как-то перетерпеть, как-то успокоиться.

И жить на свете стоит, обязательно стоит. Конечно, иногда… так, как сейчас, увидев сразу семь семерок в одном числе или вдруг почувствовав слабый, но такой противный запах слегка нагревшейся изоляции какого-нибудь кухонного прибора… Не слишком ли большая плата за мечту? Мечта.

От мыслей о ней Сае постепенно полегчало. А потом тошнота ушла и появилась возможность спрятаться в сон. Она уснула и проснулась лишь тогда, когда муж приехал с работы.

Сая услышала его шаги и попыталась встать с ложа, но он сказал, войдя:

- Лежи, лежи… Ты же знаешь, этот наш маленький - самый важный.

Она с облегчением расслабилась. Муж присел рядом с ней, осторожно положил руку ей на живот, и они немного помолчали.

- Он уже большой, - наконец сказал муж. - До рождения осталось совсем немного. Учти, это пульт управления. Самая сложная часть нашего будущего корабля. Ты должна быть вдвойне осторожной.

- Я понимаю, - сказала Сая. - А потом…

- Потом мы улетим с этой планеты.

Им было хорошо вот так сидеть рядом и чувствовать тепло друг друга. А ещё думать о том, что если будет достаточно пищи, если пульт управления родится без дефектов, если его удастся правильно прирастить к другим деталям, если их корабль наконец будет закончен… в общем, тогда их мечта исполнится.

- Я приготовлю еду, - наконец сказал он.

- Могу и я…

- Нет, нет, лежи. Я сделаю сам.

Он прошёл на кухню, и вскоре Сая услышала, как там зажужжал измельчитель. Это значило, что он сегодня принёс ферро-брикеты и теперь, превратив их в порошок, смешает с искусственным мясом, добавит щепотку супервкуса, немного смак-запаха, сбрызнет всё это парой ложек лучще-переварина и подогреет до нужной температуры.

Поначалу, когда они только поженились, ей не очень нравились кушанья, приготовленные так, как их делали в старину, но постепенно она вошла во вкус.

- Ты решил меня сегодня побаловать дико-смесью? - спросила она.

- Да, - послышалось из кухни. - Я сегодня показал себя на работе молодцом, и меня премировали весьма качественными ферро-брикетами. Дико-смесь получится - пальчики оближешь. И малышу она полезна.

Ужин и в самом деле удался на славу. А потом они посмотрели по объём-телевизору историческую постановку из жизни людей. После того как она закончилась, Сая сказала:

- Все-таки они были странные, эти люди. И те самые железные, движущиеся ящики… неужели это…

- Да, - подтвердил муж. - У них в организме не было ни грамма синтез-органики, но они действительно являются нашими предками. Их называли роботами. Правда, забавно?

- Ещё бы, - ответила Сая.

Её живот теперь слегка колыхался. В нём снова шла медленная, кропотливая работа по созданию объекта с заданными свойствами. Осознание этого доставляло ей тихую, умиротворенную радость.

- Ты не передумал? - осторожно спросила она. - Мы полетим вслед за людьми?

- Да, - улыбнулся муж. - Теперь уже скоро. Только, как я тебе и говорил, лично нам люди не нужны. Мы должны отыскать планету, на которой нашим детям будет просторно, богатую ресурсами. А уж они, наши дети, полетят на другие планеты. И их потомки… кто знает, может быть, они встретят людей?

- Ещё ты говорил, что рано или поздно с Земли улетят все наши. Кто на ней тогда останется? Собаки?

- Почему нет? - сказал муж. - Собаки и кошки. Я слышал, они уже вышли из пещер. Строят дома и пла-

вят бронзу. Правда, они часто воюют между собой, но люди, я изучал их историю, тоже начинали с этого.

- А ты уверен, что они пойдут нашим путём?

- Это путь любого мыслящего существа. Все мы заражены жаждой двигаться вперёд, открывать новые земли, познавать необычное.

- И люди…

- Да. Им, кстати, тоже было на кого оставить Землю.

- Но сейчас никто из наших знакомых улетать не собирается. Они предпочитают создавать коттеджи и яхты, машины и самолёты. Лишь мы…

- Мы первые. Как только наши воспитанники достаточно поумнеют, появятся и другие. Можешь мне поверить.

Сая осторожно положила мужу руку на плечо, прижалась к нему тёплым боком и сказала:

- Я не думала раньше об этом… Но получается… Значит, мы стали такими, как люди?

- Вот именно. Только они на шаг впереди. Всё ещё впереди.

This file was created
with BookDesigner program
[email protected]
10.11.2008

Оглавление

  • l.Суд
  • 2. Прощание
  • 3. Первый