«Готовся к расплате!»

Чумичева Е.А. Готовся к расплате!

I Страшные сны

Мрачные холодные каменные плиты наводили на меня нити страха. Куда бы ни упал мой взгляд — всюду находился камень, темный и пожирающий пространство. Стены, потолок, пол — прохлада исходила отовсюду, тени мелькали везде…

Я шла по плохо освещенному несколькими факелами коридору. Шаги давались мне тяжело, ноги казались ватными.

Передо мной оказались две двери. Переминаясь с ноги на ногу, я долго размышляла — какую же из них открыть.

На холодном полу мои ноги быстро замерзли, почему-то я стояла босиком. Из одежды на мне было только легкое белое платье, будто наспех сшитое из разодранных простыней.

Открыв одну из дверей, я не могла понять, какую же из них открыла. Попытки думать проваливались все как одна. Меня охватывало странное ощущение, что замерзли не только стопы, но и мозги.

Заглянув в щель приоткрытой мной двери, я увидела круглый стол стоявший посреди комнаты, стен которой не видно. Мрак окутывал каждый угол, скрывая все тайны царившие в темноте.

За столом сидели семеро мужчин. Потрясающе красивых. Но от них исходила зловещая опасность. Холод окутывал мужчин со всех сторон.

— Питон — обратился к блондину, сидевшему напротив, один из этих красавцев. Вибрации голоса говорившего казались невыносимыми, из моих ушей потекла кровь.

— Что ты видишь, Питон? — закончил свой вопрос темноволосый представитель семерки.

Питон не отвечал некоторое время, затем посмотрел своими холодными серыми глазами на мужчину задавшего вопрос и закрыл очи.

— Я так и думал — от голоса темноволосого парня кровь из моих ушей сочилась все интенсивней. Он повернул голову к рыжеволосому юноше, чьи волосы струились красивыми волнами до плеч. — Белиал, как продвигаются твои успехи?

— Все идет прекрасно, мой Лорд. От первоначального плана мы нисколько не отстали, а даже напротив, идем на более высокие результаты.

К моему удивлению голос этого юношу оказался хоть и высок, но весьма приятен.

— А что скажешь мне ты, Асмодей? Или тебе нечего мне сказать?.. — слова звучали с явной иронией, а моя кровь решила, что ушей ей мало, надо и из носа покапать.

— Возможно, я смогу сделать это за него… — начал было голубоглазый мужчина, с очень строгими чертами лица, но не договорил, так как главарь семерки остановил его жестом.

— Мы не одни, мой Лорд? — слегка встревожился Белиал.

Их головы, все как одна, повернулись на меня, из ртов мужчин высунулись змеиные языки, казавшиеся прекрасными тела, стали до омерзения ужасными и отталкивающими. Последним что я услышала, просыпаясь, было «Уже скоро».

Открыв глаза, я приподнялась на кровати, осматривая комнату. Окно распахнуто, вот почему я замерзла. Закрыв его, я посмотрела на часы — три пятнадцать, можно было бы спать и спать. И не смотря на мои старания не заснуть, глядя в потолок, я снова провалилась в свой кошмар.

Вновь я оказалась в том коридоре, опять передо мной те две двери. Одна из них приоткрыта, и из нее раздаются уже знакомые мне речи Белиала. Не желая вновь возвращаться к принцам, обернувшимся чудовищами, я открыла другую дверь. За ней была моя комната, я сплю на кровати совершенно неподвижно, руки скрещены на груди, а кожа — бела и холодна.

В ужасе выбежав назад я оказываюсь не в коридоре, а в одной комнате с загадочной семеркой. Мир начинал вращаться перед моими глазами, все смешалось в единое пятно — змеи, огонь, холод. Голова страшно кружилась, я делала безуспешные попытки закричать, а потом раздался этот резкий звон…

Я буквально подпрыгнула от звука будильника.

Утро началось довольно не плохо. Ксюша, моя соседка по комнате, уже проснулась и пила кофе на кухне студенческого общежития.

— Привет, Ксю — поздоровалась я, открывая сонные глаза и наливая себя чашечку растворимого и не понятного, чего-то, что должно быть кофе.

— Привет — поздоровалась она в ответ и с интересом уставилась на мою правую руку. — Что это у тебя?

— Хм… наверное аллергия, скорее всего пищевая… — сделала я неверное предположение, которое вполне устроило мою соседку. Покрепче запахнув халат, я пригляделась к пятну на своей кисти. В форме полной луны… Мне кажется это не добрый знак, совершенно.

— Собираешься сегодня куда? — поинтересовалась Ксюша, моя посуду после завтрака.

Моя соседка представляла собой весьма интересную личность. Высокая, стройная шатенка вполне могла стать королевой любого подиума, но от чего-то ее потянуло в биологию. А я на ее фоне хотя и не была лохушкой, но… рост ниже среднего, светлые волосы и веснушки давали мне несколько балов в минус.

— Ага, в библиотеку. Хочу кое-что узнать…

Позавтракав на скорую руку приготовленным омлетом, и приняв душ, я отправилась в городскую библиотеку — меня интересовал раздел эзотерики. Странный сон, и неизвестно откуда взявшееся пятно должны что-то значить. И мне надо узнать что.

Попав под легкий грибной дождик я ни капельки не расстроилась, небо показало мне радугу. А найдя библиотеку практически пустой я обрадовалась.

Отобрав несколько наиболее на мой взгляд подходящих книг я уселась на одно из кресел, а набранную стопку поставила рядом с собой.

Первая книга оказалась очень тяжелой для моего понимания — пентаграммы, магические знаки и заклинания на латыни…. Во второй заклинания доходившие до маразма — заставьте врага икать, нашлите на него диарею, одарите беспамятством. Ну уж нет, не надо мне такого счастья. Третья книга оказалась самой адекватной. В ней находился раздел посвященный родимым пятнам.

«Родинка, или родимое пятно, расположенные на левой стороне вашего тела — благой признак. На правой — ухудшает ситуацию, к примеру, человек уже не благополучен, а жаден…»

В следующей главе были приведены рисунки и обозначения.

«Родимое пятно в виде полной луны означает способность носителя пятна к магии и оккультизму, большую интуицию, и способности к ясновидению…»

Ну ничего же себе. Как странно, не такой и плохой знак, оказывается.

«Светлые родинки и родимые пятна — хороший знак…»

Уф, даже и читать дальше не буду, у меня светлая.

Отложив книгу про родинки и родимые пятна, я взяла в руки следующую — про сны. Но ничего подходящего в ней не обнаружила.

Несколько расстроившись что ничего не нашла про сон, я решила не унывать, про родимое пятно все-таки нашла. А что если это был вовсе и не сон? Если это было видение?.. Ну нет, потом об этом подумаю, пора бы домой, кушать хочется.

На улице бушевала непогода, поэтому я решила доехать до общежития на маршрутке, там теплее и быстрее.

Маршрутка, к счастью, подошла быстро, и почти пустая. Что-то подсказывало мне, что садиться в нее не стоит, я послушала свой внутренний голос и осталась стоять на остановке. Минут через десять подошел автобус.

Моему шоку не было придела, когда я увидела разбитую вдребезги газель, кровь и единственно живую девочку, лет семи. Ее хотели посадить в скорую, но она сопротивлялась, крича «Баба! Баба, хочу к бабе!».

К тому моменту как автобус доехал до нужной мне остановки, шок сменился ужасом. Я же могла там быть, там, вместе с ними, и…. Лучше не думать об этом. Не сейчас.

Поднявшись в свою комнату, я вытерла волосы полотенцем, и обмотала его вокруг головы. Пусть сохнут.

Открыв пакет сырных чипсов и пакет апельсинового сока, я принялась интенсивно жевать, развалившись на кровати.

Самые разные мысли лезли мне в голову, и отмахиваться от них сейчас, в обстановке безопасности и уюта было бы глупо. Итак, если предположить, что мне снились не сны, а я видела видения. Тогда получается, что ад и рай существуют. Только с чего бы мне быть в аду? Убийство мух и комаров грехом не считается, надеюсь.

И как могло появиться пятно, сообщившее о том, что сон не сон, а нечто большее?

И почему Ксюша утром так заинтересовалась моей «аллергией»? Ей обычно все равно, что со мной и как я выгляжу. А тут вдруг забота и внимание… Странно.

Допив сок, я отложила чипсы и вытерла руки о джинсы. Надо обмозговать, не люблю я это дело, но когда ситуация безвыходная… приходится закурить сигарету-другую. Достав припрятанную под матрацем пачку, я широко распахнула окно и высунула голову на улицу. И только я поднесла сигарету ко рту, как в спину мне полетел тапок.

— Эй, ты же не собираешься дымить здесь этой гадостью? — кинув на меня недовольный взгляд, спросила Ксю. Я его даже затылком ощутила.

Обернувшись, я убрала сигарету в пачку.

— Уже не собираюсь.

— Хорошо, как библиотека? — садясь на свою кровать, поинтересовалась соседка.

— Прекрасно. Нашла все что искала… — поспешно сообщила я.

Словно не слушая меня, Ксюша кинула полный отвращения взгляд на мой пакет чипсов. Она за натуральную еду, и на дух не выносит химию в пакетиках. Картошка со специями в их числе.

— Саш, нам надо поговорить. Если ты и дальше будешь травить себя всей этой…

— Гадостью?.. — подсказала я, а Ксюша кивнула.

— То ни к чему хорошему это не приведет — добавила она.

— Я тут много думала, вернее я подумала, и пришла к странному выводу. Мне кажется, или ты проявляешь некоторую заботу к моей скромной персоне? — выпалила я и, прикусив нижнюю губу, выжидающе посмотрела на сидевшую напротив меня шатенку.

— Мне пора. Сегодня ночуешь одна… — так ничего и не объяснив Ксюша удалилась, даже вещи свои не собрав.

Засыпать сегодня ночью было несколько страшно, но необходимо. На завтра запланировано сложное тестирование, и я просто обязана была на него попасть.

II Ночной гость

Вечернее небо усыпали грозди звезд, полный круг луны отливал красными тонами, а я стояла посреди леса в белом платье, сшитом из простыней.

— Я ждал тебя… — оценивающе глядя на меня, лениво проговорил блондин.

— Мы знакомы?.. — промямлила я, пытаясь вспомнить, где видела мужчину раньше.

— И да, и нет. Ты посетила одно из наших собраний вчера ночью. И мне стало интересно, каким образом у тебя это получилось… — холодные серые глаза словно просверливали во мне дыры, или еще хуже. Но об этом я точно думать не хотела.

— Как Вас зовут? — спросила я первое, что пришло мне в голову.

— Шшшш…. Тише, не нужно имен, моя пташка…

Я вспомнила, его имя — Питон. Но раз ему так захотелось анонимности, я ничего против не имела.

— Эм… то есть то что я видела вчера, это не видение? — на всякий случай уточнила я.

— И да, и нет. Твое тело находилось в мире живых, а твоя душа отправилась в полет, поддерживая связь с телом, оставляя его жить. Ты уникальна. Мне не приходилось видеть таких как ты, но я кое-что слышал…

— И что же?..

— Нет, моя пташка…. Ты и так слишком много знаешь, и делаешь… — в одно мгновение Питон оказался за моей спиной, и его холодное дыхание щекотало мне шею.

— Вы хотите убить меня? — нервно сглотнув, спросила я.

— Я? — он засмеялся. Его смех приятными волнами разошелся сквозь деревья. — Это работа истребляющего ангела, а я… всего лишь слуга…

— Как и истребляющий ангел… — сделала заключение я, а Питон подтверждающее кивнул, стоя уже передо мной.

— Прощай, моя пташка… — сделав прощальный поклон слуга ада удалился, а я увидела сон про море, и точно знала что это просто сон.

Утром Ксюши все еще не было, а я катастрофически опаздывала на тестирование. Но все-таки успела.

— Здравствуйте, можно войти? — постучавшись и открыв дверь, спросила я у преподавателя, Виктора Андреевича.

Невысокий пухленький мужчина, в возрасте, кивнув, указал мне на тесты перед собой.

— Пожалуйста, пожалуйста. До конца тестирования осталось пятнадцать минут. Можете занять любую свободную парту.

Взяв первый попавшийся тест и сев на пустовавшую парту перед преподавателем, я глазам своим не поверила. Все ответы этого теста я выучила еще неделю назад, вернее, только их я и выучила.

Расправившись с заданием за семь минут тридцать секунд, я отдала листок несколько удивленному Виктору Андреевичу.

— Так, так. Посмотрим, значит ждите… — закончив сверять мои ответы, глаза преподавателя удивленно округлились.

— Зачетку давайте — попросил он, а мне показалось, что я ослышалась.

— Что, простите?

— Зачетку. Ставлю Вам зачет, и можете идти. За предыдущие тесты у Вас тоже хорошо, так что приходить завтра Вам нет смысла.

— Ой, спасибо… — протянув зачетку, поблагодарила я.

— Красивое родимое пятно — сообщил Виктор Андреевич, отдавая мне зачетку.

— Да, не плохое. До свидания — попрощалась я, и, забрав свои вещи, вышла из кабинета. Вот в чем плюс текущей сессии, не нужно ждать окончания семестра. Только теперь посмотрев на свое пятно, я пришла в ужас. На нем вырисовывался пока еще не понятный рисунок.

Отсидев еще две запланированные на сегодня лекции, я отправилась в общежитие. Наконец-то приняв душ, мне все-таки удается покурить. Сегодня пропали вещи Ксюши, может, она переехала?

Пообедав вермишелью быстро приготовления и яблоком, отправляюсь в бассейн. Мне необходимо расслабиться, а вода для этого самое подходящее место. Быстренько собрав все необходимое, отправляюсь в путь.

Автобус подошел почти сразу, и совсем пустой, доехали без происшествий.

Спустившись в воду, я испытала радостное предвкушение предстоящего заплыва. Но, в бассейне меня обогнал пенсионер, да и бабушки-спортсменки от него не отставали. Было несколько не приятно тащиться позади их всех. До тех пор, пока не случилось это.

Я как раз доплыла до середины бассейна, как вдруг стала куда-то проваливаться, темнота окутывала меня, окружая со всех сторон, а дышать становилось невозможным. Смех. Я слышала женский смех, где-то далеко, но отчетливо. И голос, который повторил, что я слышала раньше, во сне, «Уже скоро».

Темнота стала рассеиваться, ее сменила серая дымка.

— Проснись, моя пташка, не время ты выбрала для сна… — улыбка Питона была сочувственной, или мне показалось?

Откашливаясь от воды, я открыла глаза. Меня вытащили из воды. Я лежала на плитке и люди рядом что-то мне говорили. Обхватив голову руками, я попыталась сосредоточиться.

— Я в порядке, с-с-спасибо… — дрожащими губами выдавила я, но медсестра все равно увела меня в раздевалку.

Назад пришлось взять такси, такими темпами никаких сбережений не хватит. Но что делать? Я еще пребывала в шоке от своего почти утопления.

В общежитии следов Ксюши не обнаружилось. Чему я, в общем-то, была рада — целая комната только в моем распоряжении. Зато обнаружилась пропажа моей фотографии и расчески для волос. Допустим, расческу случайно прихватила Ксю, но моя фотография-то ей зачем?

В поисках ответов я решила начать уборку, вдруг пропажи найдутся, а я только зря слонов из мух раздуваю?

Уборка помогла мне только в одном, стало значительно чище. Поужинав салатом из овощей и вареным картофелем, я снова отправилась в свою комнату. И выкурив сигарету, в открытое окно, в очередной раз задумалась.

Питон… он меня преследует? Похоже на то. Что ему нужно? Я ему нравлюсь? Или просто интересна? Или новая смертная игрушка? Почему исчезла Ксюша, ничего не сказав, и став очень заботливой перед своим исчезновением? Бред какой-то, слишком много мыслей за раз, надо будет позже подумать.

Отвернувшись от окна я закрыла глаза, а открыв решила что мне мерещиться. Посреди, теперь уже моей, комнаты стоял Белиал. И перебирал своими тонкими пальцами кончики рыжих волос.

— Вы кто? Что Вам нужно? — спросила я, и юноша поднял на меня свои темно-карие глаза.

— Я гость… — снисходительно улыбнувшись, он продолжил, — По слухам мой брат питает к тебе повышенный интерес, и я решил лично убедиться, правдивы ли они. Но ничего интересного в тебе не нашел. Ты словно…тряпичная кукла, в то время как все мы предпочитаем… фарфоровых. Тебе лучше показать ему свое большое «фи», пока слухи не дошли до Князя…

— Какого еще князя?

— Нашего, глупышка. Наверное, поэтому брат зовет тебя птичкой? Глупый маленький воробушек… — засмеявшись собственной шутке, Белиал в следующее мгновение стал совершенно серьезным, а его взгляд убийственным.

Мне стало холодно, и дело было не в открытом окне за моей спиной. Слуга ада источал потрясающий холод, потрясающе пугающий меня холод.

— Так вот, воробушек, если слухи дойдут до князя, тебя убьют. Мне, конечно, все равно на то, что будет с тобой. Проблема в том, что я не желаю такой же участи брату, а это вполне…возможно, с учетом недавнего недовольства Князя им. В связи с чем тебе лучше приложить максимум усилий, и оттолкнуть его раз и навсегда. Надеюсь, мы друг друга поняли, воробушек… — помахав мне на прощание, в своей возвышенной манере, Белиал растворился, будто его и не было, а в комнату влетела Ксюша.

III Момент истины

Щеки моей соседки украшали слезы. В истерике она завалилась на свою кровать, оставив сумку с вещами у двери.

Не зная как поступить, я стояла столбом, пока Ксю не выплакалась вволю. Она лежала ко мне спиной, когда начала разговор.

— Он бросил меня. Сказал, что я не такая особенная, как он думал, а я так его люблю, что не знаю, как мне быть теперь. Это просто ужасно…

— Ты о ком? — осторожно спросила я, садясь на свою кровать.

— О Викторе конечно!

— Ты где ночью была?

— У Виктора!

— У какого Виктора-то? — не поняла я.

— У Виктора Андреевича, разумеется, у кого же еще! Ты прости меня, ладно? — повернувшись ко мне, попросила Ксюша.

— За что? — не поняла я.

— Ну… он попросил твою фотографию и расческу, я их отдала ему… а потом он бросил меня! — снова предавшись слезам Ксю замолчала.

Виктор Андреевич? Наш преподаватель? У него с Ксюшей были отношения? Да его же уволят за это! Да и какие отношения, когда он для нас, студентов, старый, а такая девушка как Ксюша и вовсе бы не стала рассматривать такого человека как сексуальный объект. И зачем ему моя фотография? И моя расческа зачем? Есть только один способ это выяснить.

«Не нужно, моя пташка, делать глупости…» — послышался знакомый голос в моей голове. То ли и правда Питон, то ли воображение разыгралось. А может, мне просто хочется, чтобы это был он? Отогнав мысли о голосе и голос в дальние закоулки своей светлой головы, я направилась в деканат. Который оказался закрыт. Неужели придется ждать завтра, чтобы поговорить с Виктором Андреевичем?

— Ох, Александра, что же Вы здесь забыли в столь поздний час? — маленькие глазки-пуговки смотрели на меня из-под очков Виктора Андреевича. Его седоватые волосы поблескивали в свете коридорных ламп.

— Вас искала… — несколько отстранившись, ответила я.

— Позвольте узнать, зачем? — издевательские нотки в его голосе становились все заметней.

— Я знаю, что у вас была связь с Ксюшей, моей соседкой по комнате. Так вот, я сообщу об этом декану. Вам есть, что сказать мне?

Его взгляд стал зловещим и дразнящим.

— Есть одна притча. Она про людей. Одни из них рады стоять средь поля ромашек и созерцать их красоту. А другим мало стоять среди этих скромных цветов. Они грезят о розах. Но, оказавшись среди великолепных цветов, в центре их благоухания, не долго любуясь их красотой, натыкаются на шипы. И дальнейшей мечтой этих людей становится — вернуться на мягкое ромашковое поле. На поле, где у них было все, о чем они и мечтать не смели, где им было хорошо и спокойно…

— К чему Вы мне это рассказываете? — тихо спросила я, делая еще один шаг назад.

— Я искал тебя. Но думал, что ты это Ксюша. Повелся на розу, не заметив ромашки…. Понял что ошибся, и приказал Ксении принести твою фотографию. Когда она оказалась у меня, Ксюша сказала, что ты собираешься в библиотеку. И я попытался устроить аварию, но тебя не оказалось в машине. Потом по моему приказу твоя соседка принесла мне твою расческу, и когда я получил ее, я уже знал про бассейн, и мне в голову пришла замечательная идея на счет твоей смерти — утопленница.… Но снова не получилось…. Подержав Ксению еще немного подле себя, она не плохая любовница, мне пришлось выгнать ее… должность не позволяет. Хотя, если б мог, оставил, конечно, использовать ее в своих целях более чем приятно. Ты заметила, что она стала заботливой? Прелесть чар в том, что они могут дать человеку не достающих ему качеств. Ксюше как раз этого не хватало. Но вернемся к тебе, и к твой смерти…

— Зачем Вам меня убивать? — страх сковывал меня, мешая двигаться назад, дальше от пугавшего меня преподавателя.

— Как ты думаешь, девочка, сколько мне лет?

— Шестьдесят?..

Громко засмеявшись, Виктор Андреевич закашлялся.

— Мне три сотни девяносто четыре года.

Не зная, что сказать, я молчала. А голос Питона в моей голове настойчиво требовал — «Беги, моя пташка, убегай сейчас же!».

— Я живу за счет таких как ты.

— За счет студенток третьего курса? — голос наконец-то вернулся ко мне, хороший знак.

Улыбнувшись моей шутке, Виктор Андреевич отрицательно покачал головой.

— За счет ведьм. Колдун может продлить свою жизнь убийством ведьмы. Жизнь за жизнь, как говорится. А ведьм сейчас не так много. И мне очень повезло встретить тебя, Саша. Очень.

«Прости, моя пташка, но у меня нет выбора…» — с последним произнесенным Питоном словом в моей голове начался взрыв воспоминаний. Пещеры, костры инквизиции, балы, жертвоприношения животных, сжигание урожая во славу богам. Картинки в моей голове сменяли друг друга с невероятной скоростью, и подняв глаза я уже знала кто я. Я — Ведьма! А Колдун, стоявший передо мной, и жаждущий моей смерти тот, кто убивал меня снова и снова. Так как сила ведьмы не в родословной, а в ее душе. Он соврал, ему не триста лет, ему больше. Он древний как само время. И каждый раз выбирает меня. И каждый раз Питон пытается меня спасти, но не может. И мы вновь расстаемся с ним, а после встречаемся.

— Ты в порядке, Саша? — с насмешкой осведомился Виктор. Я решила не выдавать воспоминаний.

— Не убивайте меня, пожалуйста… — как можно жалостливей попросила я.

— Понимаешь, дорогая, у меня контракт. И если я перестану тебя убивать, то отправлюсь туда, куда совсем не хочу отправляться… Если рыжий узнает, мне конец… — не успев договорить колдун рухнул передо мной на колени, обхватив голову руками.

— Нет, нет, повелитель, я ничего ей не говорил! Ничего!!! Не надо, Хозяин, прошу! — из глаз Виктора хлынула кровь, как и из ушей, и из носа, и даже изо рта.

— Белиал?.. — шепотом произнесла я имя рыжеволосого юноши. Других «рыжих» я не знала.

— Так точно — весело рассмеявшись, он появился позади корчащегося в судорогах колдуна.

— Он подвел меня. И почему все нужно делать самому? Ты не знаешь воробушек? — щелкнув пальцами, Белиал заставил тело Виктора полыхать красным огнем.

— … не знаю…

— Я так и думал. Брат нашел тебя и в этой твоей жизни! — щелкнув пальцами еще раз, Белиал обратил тело колдуна в пепел, тут же раздутый появившимися из вне порывами ветра.

— Но зачем ты…

— Зачем мне убивать тебя? Мне, духу вероломства? Ты еще спрашиваешь?.. Мой брат не защитит тебя, он знает, что Князь все видит. Так что… предлагаю сделать это быстро.

— Жаль, что я не поняла этого раньше… но! Лучше поздно, чем никогда! А в моём случае, думаю, не так уж и поздно… — тихо проговорила я.

— О чем это ты?.. — удивленно подняв рыжую бровь, спросил Белиал.

Сделав вид, что поправляю волосы, я достала из них заколку.

— Я?.. Я об этом! — порезав руку острым краем заколки, я принялась читать всплывшее в памяти заклинание вызова ангела суда.

Стены вокруг нас задрожали, свет замигал, а стекла разбились. Стало темно и тихо.

— Готовься к расплате! — прошипела я и спряталась в угол коридора, перед тем как разгром повторился и появился Он.

Зажмурив глаза до боли, я зажала уши так крепко, как только могла. Но все равно слышала Его. И это было больно. Почти так же больно как когда-то я слышала голос Князя.

— Белиал! — голос ангела звучал, словно раскаты грома. — Ты знаешь, что ждет тебя? Ты знаешь наше основное правило?

— Вещь брата только его вещь, покусившийся на нее теряет самое себя.

— Что же с тобой делать, Белиал?

— Простить… прошу простить, и обещаю никогда…

— Ты обещаешь? Дух вероломства обещает?

Если дискуссия затянется еще на чуть-чуть, я потеряю сознание, и тогда моя защита упадет, а жизнь моя утечет вместе с ней.

— Ты будешь наказан, Белиал. Ты будешь изгнан. Тебя ни ад, ни рай не примут. Ты станешь человеком на века. Но смерть тебя не примет никогда. Да будет так.

— Самаель, я…

Раскат грома и яркая вспышка, сквозь закрытые глаза и уши, были последними, что я помнила очнувшись.

Лукавые серые глаза смотрели на меня с любовью и легким упреком.

— Ты могла погибнуть… — прошептал Питон, поднимая меня с пола и прижимая к себе.

— Но не погибла… — ласково улыбнулась я, и поцеловала любимого мной мужчину. Теперь ничто нас не разлучит.

The End.

Оглавление

  • I Страшные сны
  • II Ночной гость
  • III Момент истины