«Музыка тысячи Антарктид»

- 7 -

— Свою голову ей приставить? Сама возьми да скажи! Послушает она тебя! Взрослая стала… Скажи ей попробуй — она тебе скажет!

Катя разжала пальцы, сумка шмякнулась на пол. В комнате было темно, свет проникал лишь из окна, бледно освещая подоконник с кактусом в горшочке.

— Иди есть давай! — застучала в дверь мама.

— Я перекусила уже, — соврала девушка.

Маму это не убедило, она назойливо просунула в комнату голову.

— А чего в темноте сидишь, как крот?

— Да просто… — Катя быстро ударила по выключателю и зажгла свет.

Валентина Васильевна деловито огляделась, прошлась по комнатке, посмотрела в окно и точно невзначай поинтересовалась:

— Опять в забегаловке ела?

— Ага, — кивнула девушка, садясь на кровать и стаскивая джинсы.

Мама наблюдала.

Катя тянула время, медленно разворачивая пижамные штаны.

— Что это у тебя? — указала мать на ее лодыжку.

— Синяк, — констатировала девушка, мысленно дивясь: «Ну зачем спрашивать о таком?»

— Бледная — не могу, — покачала мать головой, — ты хоть в зеркало себя видела? А все оттого, что питаешься кое-как, шастаешь непонятно где… неизвестно с кем!

Катя накрыла свои худенькие белоснежные ноги пижамными штанами и выдавила из себя:

— Мне хочется отдыхать.

- 7 -