«Прелюдия. Как я стала суккубом»

- 5 -

— Мне жаль, — ответил он тоном, подразумевающим все что угодно, кроме сказанного, — но ты напоминаешь мне кое-кого… и боюсь, это станет причиной твоей погибели. Надеюсь, ты когда-нибудь меня простишь.

Он еще ниже склонился надо мной. Я занесла кулак и ударила его в щеку. О чем это он? Зачем так низко наклоняться, чтобы поцеловать меня?

Если только это не было поцелуем. Притянув меня к себе, незнакомец прижался ртом к моему горлу. Я и пикнуть не успела, как его губы обожгли мою шею, и я ощутила укол, похожий на укус.

Ну это же глупость — какой мужик станет кусать пьяных девушек в переулке? Покалывающее ощущение прошло спустя пару мгновений, уступая место тому, что я могла бы описать только как… оргазм.

Сильнейший оргазм, горячие волны которого накрыли меня с головой от этого странного поцелуя-укуса, заставляющего подгибаться колени, а тело сильнее прижиматься к незнакомцу.

Святый боже! Не знаю, хотела ли я, чтобы он остановился или продолжал сосать — ну не то, чтобы я могла его остановить. Я задыхалась — возможно, даже плакала.

Вероятно, я даже потеряла сознание.

Открыв глаза, первое, что я увидела, это как проблески рассвета окрашивают ночное небо. Испытывая замешательство, я попыталась вспомнить, как закончился вечер. Темный незнакомец помог мне подняться на ноги и поправил воротник моего пиджака. Я уставилась на него будто сквозь туман, перед глазами все плыло, а тело пульсировало от желания и потребности. Колени подкашивались от нахлынувшей слабости.

— Что…

— Все — часть плана, Принцесса. — Он посмотрел на мою блузку, затем расстегнул ее до самого бюстгальтера, выставив напоказ трогательную ложбинку между грудями. — Не хочешь навестить старого друга? Скажи «да».

— Да? — пробормотала я, все еще находясь не в себе. Мне нужно было обо что-нибудь опереться… или присесть. Мое тело отказывалось работать должным образом. Все кости, словно размякли от его укуса.

— Идем, — сказал мужчина, и я покорно пошла за ним, ведомая его рукой.

После этого весь мир превратился в одно размытое пятно. Я понятия не имела, сколько улиц мы прошли или сколько времени на это ушло. Мои ноги должны были изнывать от боли, но я их вообще не ощущала. Шею все еще покалывало от его странного кусачего поцелуя, а мир подернулся весьма приятной пеленой. Настолько приятной, что все, что касалось моей кожи, заставляло меня вздрагивать от возбуждения, и вызывало пульсацию в паху.

- 5 -