«Единственный метод»

- 6 -

И по возвращении в часть — казарма срочников. На недельку, с целью прочищения мозгов. Где с соседней койки наверняка раздается заливистый храп, где сотня с лишним портянок сохнут, намотанные на голенища сапог… Боже, какой при этом запах… Где обитатели, язык не поворачивается назвать их солдатами, вяло копошатся в густых облаках ненормативной лексики.

Палец Виктора ткнул в клавишу, и монитор погас.

Понятно, что в рабочий сектор его доставил не роскошный джип.

Виктор давно предполагал, что игры, подобные той, от которой его оторвал тревожный вызов, писались с вполне определенной целью: помочь допризывнику принять верное решение. Внушение — страшная вещь: как ни доказывай самому себе, что в реальности все, возможно, будет совсем не так романтично, как на экране, подсознанию этого все равно не объяснишь…

Впрочем, все правильно.

Армия обеспечивала подписавшего контракт достаточными удобствами: обязательная отдельная комната, бытовой уровень — не ниже среднего в данном населенном пункте. Если гражданский работник, придя с работы, может принять душ — на это имеет право и рядовой солдат. Если у гражданского есть дома персональный комп с выходом в Сеть — подай то же самое солдату. Обычный, нормальный член общества имеет право на отдых после рабочего дня, на свободное время, никому кроме него не принадлежащее. Почему военный должен быть лишен этого? Плюс — возможность получения образования за государственный счет, избирательное право, возможность в дальнейшем работы на государственной службе…

Достаточная плата за маленький пункт контракта: ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ ФЕДЕРАЦИИ НЕ НЕСУТ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ГИБЕЛЬ ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО, ПОСЛЕДОВАВШУЮ ВО ВРЕМЯ (И В РЕЗУЛЬТАТЕ) ВЫПОЛНЕНИЯ ПРИКАЗА КОМАНДОВАНИЯ.

Если перевести с канцелярско-юридического языка — можешь не вернуться. Более того, если это понадобится, тебя отправят на смерть сознательно…

Впрочем — для тех, кто собирается жить вечно, существовал выход.

Срочная служба в подразделении обслуживания. Грязная и нудная работа, неудобная униформа старого образца, жизнь в казарме, строго регламентированная и лишенная обычных радостей.

А так же некоторые неистребимые казарменные традиции, вроде пресловутой «дедовщины»… Иначе говоря, то организованное унижение, что когда-то плодилось в армии само по себе, а теперь — умело применялось государственной машиной для отделения овец от козлищ.

- 6 -