«Коллекционер стеклянных глаз»

Фиона Хиггинс Коллекционер стеклянных глаз

Посвящается Бьягу Гикори

За твои прекрасные глазки!

И пусть их никогда не будет в твоем картофеле.

Можжевеловая вода, или джин

(Известная также как «материнская погибель», «залей-горе», «согрей душу», «бальзам на раны», «дьявольское зелье» и «удушиловка»)

Одно время, когда городская вода кишела возбудителями болезней, считалось, что безопаснее пить джин. Этот напиток, вызывавший быстрое привыкание, все дешевел и дешевел и вскоре стал называться «материнской погибелью». В результате был издан закон, запрещавший открытую продажу джина, и в Городе появился «джинопровод»: в стены зданий были вмонтированы трубы, а рядом с ними устроены прорези. Если человек опускал в прорезь монетку, из крана в подставленную кружку лился джин.

К. Б. и Г. В. Портер-Скотт. Урбс-Умида, Пропащий город

Предисловие Ф. Э. Хиггинс

Отрывок из письма Гектора Фитцбодли к Полли

…Правильно усыплять бабочек научил меня отец. Надо взять ничего не подозревающую бабочку в руку и большим и указательным пальцами ухватить тельце снизу, чтобы обездвижить. Затем сразу поместить ее в морилку и плотно закрыть крышку. Надышавшись ядовитых паров, бабочка быстро и безболезненно засыпала вечным сном. Отец часто просил меня поймать ту или иную бабочку, потому что пальцы у меня были ловкими и я умел осторожно хватать насекомое, не повредив его. Меня до сих пор поражает, каким образом из уродливой гусеницы выводится такое прекрасное создание

Когда я подрос, то научился также накалывать бабочек на демонстрационную подставку. Мы работали в отцовском кабинете, где камин излучал уютное тепло, а рабочий стол был ярко освещен газовыми лампами. Я помню, как отец неторопливо доставал с полок и из ящиков стола все необходимое — досочки, булавки, бумагу, — а я аккуратно раскладывал их на столе. Затем эффектным жестом он вручал мне бабочку — например, ярко-желтую крущинницу или белянку с оранжевыми кончиками крыльев, — и я приступал к работе.

Отец внимательно наблюдал за мной, стоя сзади, и мне хотелось доказать ему, что учил он меня не напрасно. Очень медленно, стараясь не прикасаться к крошечным чешуйкам, благодаря которым бабочка так восхитительно переливается разными цветами, я пронзал длинной булавкой брюшко точно посередине между крыльями и втыкал булавку в доску. Затем я расправлял крылья бабочки так, чтобы рисунок был симметричен, и прикреплял их к доске, протыкая позади больших жилок. После этого следовало накрыть каждое из крылышек тонкой полоской бумаги, иначе концы их загибались вверх при высыхании. Отец никогда не высказывал своего мнения о моей работе, только крепко сжимал мое плечо, но по выражению его лица было видно, что он доволен

Незадолго до того, как все это случилось, отец сделал мне подарок — повесил на шею небольшой кокон на ремешке. Я ношу этот кокон до сих пор и всякий раз, прикасаясь к нему, вспоминаю те счастливые дни

Ох, Полли, кажется, это было так давно…

Приведенное здесь описание процесса накалывания бабочек на демонстрационную подставку при их коллекционировании (распространенное увлечение в те дни) содержится в одном из дошедших до нас писем, которые некий парнишка Гектор Фитцбодли писал девушке по имени Полли (фамилия ее нигде не указывается). Я нашла эти письма в одной из пещер в самом сердце Муаровых гор. Пачка была перевязана кожаным ремешком, а с ремешка свисал упомянутый выше черный кокон. Очевидно, сохранились не все письма, и я не знаю, были ли они когда-либо отосланы. Подозреваю, что нет.

Эти ценные свидетельства — далеко не единственные предметы, собранные мной во время странствий после нашей последней встречи в Урбс-Умиде, этом грешном городе, где я раскрыла тайну загадочного Заклинателя Костей и убийцы по прозвищу Серебряное Яблоко. Я уехала из города, и моя коллекция диковинных находок существенно пополнилась с тех пор. Теперь она включает:

1) деревянную ногу;

2) листы бумаги с обрывочными воспоминаниями, записанными рукой некоего юноши, а также книгу в черном кожаном переплете, содержащую секреты и признания самых разных людей;

3) шкатулку из бука, внутри которой находится дневник и вырезки из газеты «Урбс-умидские ведомости»;

4) серебряное яблоко;

5) указанные выше письма и черный кокон на кожаном ремешке;

6) статьи из газеты «Северный вестник»;

7) надтреснутый искусственный глаз с золотым ободком, инкрустированный алмазами.

В своем повествовании я в значительной мере опиралась на найденные мной письма. Приключения, о которых они мне поведали, да еще в совокупности с искусственным глазом, поистине впечатляют. Но в итоге, как это, увы, нередко бывает, нерешенных загадок осталось больше, чем полученных ответов.

Однако не будем тянуть кота за хвост! Нас ожидает история Гектора.

Ф. Э. Хиггинс

Часть первая ГОРОД, РАСКОЛОТЫЙ НАДВОЕ

ОДА В ЧЕСТЬ УРБС-УМИДЫ

Вконец уж ты, Урбс-Умида, Сырым и мрачным стал. Ты был бы сносным иногда, Когда б так не вонял. Я Фодус пересек в ладье — Надежней так, по слухам. Немало рыб плыло в воде, Но только кверху брюхом. На мост в другой раз завернул, Зашел и в «Ловкий пальчик». Ножом меня чуть не пырнул Какой-то ловкий мальчик. Тебя покинуть навсегда Пытался я не раз, но Вонь речки Фодус — вот беда! — Влечет меня обратно. Бьяг Гикори

ГЛАВА 1 Вылазка на южный берег

— Tartri flammis[1] — выругался Гектор.

Желудок его, казалось, завязался узлом, сердце бешено колотилось о грудную клетку. Он остановился, отдуваясь после погони за воришкой, и огляделся. В носу свербило от смрада, пропитавшего воздух. Гектор настороженно прислушался к доносившимся со всех сторон угрожающим звукам: визгам, воплям, скрежету, царапанью и непрестанному зловещему завыванию.

«Так вот что такое страх», — подумал он, но почувствовал при этом какое-то странное возбуждение.

Он стоял в самом центре Пяти углов — вымощенной булыжником площадки, где сходились пять темных переулков. Вечер еще не наступил, и тем не менее трудно было разглядеть что-либо как следует в таинственной полутьме, окутывавшей эту часть города. Гектор бывал на южном берегу всего два раза, но так далеко заходить не осмеливался. Зря он стал преследовать мальчишку, свистнувшего у него кошелек. Этот проворный жулик кинулся от него, весело приплясывая, по одной из неосвещенных, вызывающих клаустрофобию улочек и в считаные секунды пропал из виду.

— Ну, погоди, я тебе покажу! — пробурчал Гектор, понимая, что показывать что бы то ни было некому, так как карманника давно и след простыл.

Или?..

Почувствовав справа какое-то движение, Гектор резко повернулся. С нарастающим беспокойством он следил за тем, как из переулка вынырнула маленькая темная фигурка и стала приближаться к нему. Тут же изо всех щелей повылезали и другие — десять мальчишек окружили его и сверлили взглядами. Из круга выступил самый высокий из них — очевидно, вожак. Он приподнял край куртки, и Гектор заметил блеснувший у него на поясе нож.

— Как тебя зовут, северный пупсик?

— Северный пупсик? — переспросил Гектор. Голос его прозвучал на удивление слабо. Он стиснул кулаки и прижал их к бедрам, чтобы унять дрожь.

— А хто ж еще? — отозвался парень. — Ты ведь с Северной стороны — скажешь, нет?

— Ну да, конечно… — пробормотал Гектор и добавил более твердо: — А зовут меня Гектор, как греческого героя.

На парня это не произвело впечатления.

— Так што еще ты нам подаришь, Хектор? — спросил он.

— Подарю? — переспросил Гектор с иронией, которая тоже пропала впустую.

— Ботинки у него классные, — сказал один из мальчишек.

— И шляпа ничего, — подхватил другой и с быстротой молнии содрал палкой шляпу с Гектора и переправил ее прямо на голову вожака.

— Эй! — воскликнул Гектор без особого воодушевления.

Он сознавал, что находится на вражеской территории и силы неравны. Может быть, они его и отпустит — если пожелают. А если нет? Ему даже думать не хотелось, чем это может кончиться. Он никогда еще не имел дела с южнобережной шпаной.

— Ну что ж, — медленно проговорил он, лихорадочно соображая, как бы их умилостивить. — Мой кошелек и моя шляпа уже у вас. Могу отдать и ботинки с курткой, если хотите, только в обмен скажите, как пройти к мосту.

Это обращение развеселило компанию, все захихикали. Вожак подошел к Гектору пугающе близко и ткнул его пальцем в грудь.

— Мне твое разрешение не требуется, пупсик. Я и так возьму все, што захочу.

Он щелкнул пальцами, и тут же все ринулись вперед с горящими глазами и окружили Гектора плотным кольцом, как стая диких зверей. Гектор проглотил комок в горле. Они были так близко, что он ощущал их запах. Во рту пересохло, словно он нанюхался древесной пыли. Он сжал зубы и выставил кулаки, приготовившись к драке.

Тут Гектор почувствовал, как его со всех сторон охватывают руки. Он отчаянно пытался вырваться, но безуспешно. Нападающие стали расстегивать манжеты куртки и дергать за рукава, чуть не свалив его с ног. Наконец они сорвали с него куртку, и Гектору оставалось лишь беспомощно наблюдать, как один из мальчишек, напялив куртку на себя, запрыгал с радостными воплями. Затем кто-то с силой потянул шнурки его ботинок, и Гектор, потеряв равновесие, неуклюже шлепнулся, после чего пришлось уступить и ботинки. За ботинками последовали часы на цепочке, шелковый галстук и, наконец, перчатки.

— Есть што-нибудь еще? — спросил вожак.

— Только грязный носовой платок. Надо? — саркастически отозвался Гектор, поднимаясь на ноги.

Он отряхнулся, но все равно было ясно, что вид у него довольно жалкий. Рука его почти самопроизвольно потянулась прикрыть шею, и глазастый вожак тут же сунул руку ему за пазуху и дернул за кожаный ремешок. Тот порвался, и в руках у парня оказался маленький черный предмет.

— Эт што?

— Кокон бабочки, — медленно ответил Гектор.

Неожиданно он разозлился. На все остальное ему было, в общем-то, наплевать, но кокон — совсем другое дело. Это был подарок отца, и Гектор не собирался отдавать его без борьбы. Неожиданно он улыбнулся. Ему в голову пришла идея:

— Я предлагаю вам завоевать его в поединке.

Вожак приподнял одну бровь. Остальные, переглянувшись, заняли боевую стойку.

— Но завоевать не кулаками, а мозгами, — поспешно добавил Гектор. — Предлагаю вам загадку. Если хоть один из вас отгадает ее, кокон ваш, если нет — останется у меня.

Мальчишки заулыбались, подмигивая друг другу.

— Идет, — произнес вожак. — Давай свою загадку.

Гектор с досадой подумал, что скорее всего старается зря. Станет ли эта шайка честно соблюдать условия договора? Но делать было нечего. Попытка не пытка. Он не привык сдаваться без боя.

— В одном королевстве, — начал он, — вранье считалось преступлением, и за него казнили.

Вся честная компания покатилась со смеху. Хороший это признак или плохой? Трудно было сказать. Гектор продолжил:

— В королевство прибыл молодой чужеземец. Узнав об этом законе, он сказал, что это чепуха. «Я совру, и меня не казнят», — объявил он местным жителям.

Его слова услышал один из королевских стражников. «Ты сказал, что избежишь наказания за ложь?» — спросил он.

«Ничего такого я не говорил», — с вызовом ответил молодой человек.

«Это ложь!» — закричали горожане.

Наглеца арестовали и бросили в тюрьму.

На следующий день он предстал перед королем и судом из двенадцати присяжных.

«Тебя уличили во лжи, — сказал король, — Тебе предоставляется последнее слово перед тем, как мы тебя казним, но только учти: если ты скажешь правду, тебе дадут сильнодействующее снотворное, и ты умрешь безболезненно, а если соврешь, тебя сожгут заживо».

Молодой человек произнес в ответ только одну фразу, и королю ничего не оставалось, как отпустить его на все четыре стороны.

Мальчишки, затихнув, внимательно слушали Гектора, и он ощутил прилив гордости. Они силой захватили его, но его слова тоже держат их в его власти.

— Так чего он сказал-то? — спросил стоявший перед Гектором шкет, украсивший себя его галстуком.

— Ха! — торжествующе воскликнул Гектор. — Это и есть загадка!

Наступило продолжительное молчание.

— Ну што ж, загадка как загадка, — произнес наконец вожак, пожав плечами, и тут же все они неожиданно бросились врассыпную с громким хохотом, оставив Гектора одного в темноте.

Эти уличные мальчишки, похоже, и впрямь не признавали никаких договоров, но они оставили его в покое, и Гектор с облегчением перевел дух.

— Вот бандиты! — пробормотал он с оттенком восхищения в голосе. — Обобрали меня, но спасибо, хоть жизнь сохранили.

Тем не менее он был без куртки, без шляпы, без ботинок и к тому же на чужом берегу. Надо было пробираться к мосту.

Но в какой он стороне?

«Ну вот, Гектор, — подумал он уныло, — ты жаждал приключений — и получил их».

У себя, на Северной стороне города, Гектор вел, подобно всем людям его круга, жизнь изысканную и практически лишенную забот. Однако, в отличие от всех других, такая жизнь его не удовлетворяла. Ему хотелось чего-то еще, и он полагал, что найдет это на южном берегу реки — там, где он в данный момент и находился. Узкие, захламленные улицы были все в рытвинах, а в канавах струилась какая-то мерзость. Закопченные, обшарпанные дома с разбитыми окнами и сломанными ставнями сгрудились так тесно, что между ними оставался лишь лабиринт узеньких переулков. Люди сновали в полутьме, оберегая от посторонних свои секреты, но зачастую это их не спасало. А вонь стояла просто неописуемая. Однако Гектору все это чертовски нравилось! Тут было страшно, но он впервые почувствовал вкус настоящей жизни.

Неожиданно чья-то рука легла ему на плечо. Гектор круто обернулся и увидел перед собой того самого шкета из шайки.

— Ну, что еще ты хочешь? — спросил он устало. — Мои штаны?

— Вот еще, — бросил мальчуган чуть ли не оскорбленно. — Я хочу разгадку. А я за это скажу тебе, как отсюда выбраться, — добавил он вкрадчиво. — Такому, как ты, здесь опасно. Можешь нарваться на кого-нибудь похуже нас.

— Ладно, — улыбнулся Гектор и сообщил мальчишке ответ[2].

Тот озадаченно сморщил свою грязную рожицу.

— Хрень какая-то, — пожал он плечами и, прежде чем Гектор успел открыть рот, сунул что-то ему в руку и кинулся прочь.

— Постой! — окликнул его Гектор. — Так куда мне идти-то?

— Вон туда, налево, — махнул рукой парнишка, — по Кальмаровому проходу и Козлиному переулку, потом через кладбище — и выйдешь к реке.

Гектор раскрыл ладонь. В руке у него лежал черный кокон.

— Спасибо! — крикнул он вдогонку парнишке, но тот был уже вне пределов слышимости.

ГЛАВА 2 Гулливер Трупин

Гулливер Трупин подошел к окну, инстинктивно прячась, чтобы с улицы его не заметили. Ему же с четвертого этажа открывался вид на весь грязный город с его вяло текущей рекой. Машинально он оперся о стену рукой, но тут же брезгливо отдернул ее. Стена была липкой на ощупь, и даже страшно было подумать, что за вещество ее покрывает. Он поспешил вытереть свою худую бледную руку носовым платком.

Последние несколько лет Трупин провел вдали от Урбс-Умиды. Он не скучал по городу и не вернулся бы сюда, если бы не тот факт, что в Урбс-Умиде было не счесть потенциальных клиентов (бизнес, которым он занимался, был мошенничеством). Но разумеется, не на Южной стороне. Здешние жители были слишком хитроумны, чтобы играть с ними в эти игры, да многие и сами промышляли тем же. Нет, думал Трупин, глядя на красные черепичные крыши, нарядные двери и широкие, блистающие чистотой мостовые на северном берегу Фодуса, его делянка там, за рекой. Богачи, ослепленные своей жадностью, представляли собой поразительно легкую добычу, одурачить их было проще простого. Да ничего другого они и не заслуживали.

Но для начала надо было втереться в их общество.

Трупин подошел к висевшему на стене маленькому зеркалу, засиженному мухами, и приподнял повязку, прикрывавшую шрам на веке и искусственный глаз. Шрам был гораздо меньше заметен, чем несколько лет назад, но вот стеклянный глаз выглядел омерзительно. Он потускнел и пожелтел, демонстрируя свой преклонный возраст и низкое качество. Трупин вставлял глаз в основном для того, чтобы веко окончательно не провисло, но жалкий вид искусственного глазного яблока вызывал у него такое отвращение, что он прятал глаз под повязку.

— Ну, ничего, теперь уже скоро, — пробормотал Трупин. Совсем немного осталось до того дня, когда он сможет при желании обойтись и без повязки.

Он придирчиво проверил, не увеличились ли залысины, и пригладил волосы рукой. Они были, пожалуй, не такими густыми, как прежде. Жаль, конечно, но этот не такой уж существенный недостаток явился необходимой жертвой, без которой был бы невозможен финансовый успех.

Дело в том, что шевелюра его поредела не из-за возраста, а под действием некоего снадобья, приобретенного им у странствующего торговца. Снадобье должно было избавить его от желудочных проблем, как клятвенно заверяли этикетка на бутылке и сам торговец. Трупин не без удивления убедился, что кислая коричневая бурда и в самом деле излечила его заболевание, но зато дала побочный эффект в виде быстрого и заметного выпадения волос. Трупин в ярости кинулся на розыски торговца и, потратив три дня впустую, на четвертый нашел-таки его на одном из деревенских базаров. Подкравшись к торговцу сзади, он схватил его за горло и потребовал, чтобы тот сказал ему, как справиться со свалившейся на него бедой.

— Не принимай больше желудочное лекарство, и твои волосы снова отрастут, — прохрипел торговец.

— А ты не врешь?

— Вот увидишь, — пискнул торговец и отключился.

Трупин сразу же понял, что в руки ему плывет уникальный шанс прилично заработать — точно тем же замысловатым способом, каким он проведал о нем, испытав на себе. Когда торговец пришел в чувство (с помощью пары увесистых пощечин), Трупин затащил его в ближайшее питейное заведение, где накачал пивом и выведал рецепт снадобья. Оно состояло, как Трупин и ожидал, в основном из подкрашенной воды с добавлением ингредиента, который, по всей вероятности, как раз и излечивал желудок за счет потери волос. Заготовив несколько галлонов чудодейственного средства и разлив его по бутылкам, Трупин отправился в соседнюю деревушку. При свете растущей луны он вылил солидную порцию снадобья в деревенский колодец, после чего расположился лагерем в лесу за околицей. Не прошло и нескольких дней, как жители деревни, бравшие воду из колодца, стали замечать, что у них интенсивно выпадают волосы, но вместе с ними пропадают и желудочно-кишечные недуги. Как известно, нет худа без добра. Тем не менее вся деревня стояла на ушах и терялась в догадках, откуда взялась эта напасть и как от нее избавиться.

Тут-то на сцену и вышел Трупин. Он выдал себя за странствующего фармацевта, торгующего средством от облысения (фактически ароматизированной водой). Чтобы средство подействовало, предупредил он, в течение десяти дней нельзя пить ничего, кроме него и молока. После того как деревенские жители полторы недели не употребляли колодезной воды, их волосы, естественно, снова стали отрастать, и Трупина провозгласили чудотворцем. Ему предоставили лучшие апартаменты на постоялом дворе, кормили самой изысканной пищей, какая у них имелась (и была, по его мнению, вовсе не такой уж изысканной), обращались к нему за советами по самым разным вопросам — от ловли кротов до засолки бекона — и щедро за эти советы расплачивались.

В мошенническом деле главное — вовремя остановиться. Это было жизненным кредо Трупина. Примерно через неделю он распрощался с благодарными селянами и отправился с ощутимо потяжелевшим кошельком на поиски следующей компании доверчивых клиентов. Он повторял свой трюк в одной деревне за другой, пока не добрался до Урбс-Умиды.

Зарабатывая на жизнь жульничеством и одурачиванием ближних в течение нескольких лет, Трупин обзавелся широким ассортиментом уловок, обличий и псевдонимов. Он довел до совершенства аферу с выдачей денег под залог (что было занятием несколько рискованным, но в конечном итоге чрезвычайно прибыльным). Неплохо он нажился также и на распродаже обломков Ноева ковчега, но особого успеха добился с танцующим хорьком (который, увы, преждевременно скончался). Обладая даром подражания с юных лет, Трупин быстро избавился от доставшегося ему по наследству произношения вместе с данным ему от рождения именем (на самом деле его звали Джером Свинопас и вырос он в нищей крестьянской семье). Он свободно переключался с одной речевой манеры на другую, так что его принимали за своего и в беднейших слоях общества, и в более высоких кругах (последнее было, разумеется, намного предпочтительнее). Он умел говорить с французским прононсом и однажды очень правдоподобно изобразил карточного шулера-парижанина, а мог сойти и за представителя городских низов.

Вещественным доказательством успеха, достигнутого Трупиным на ниве мошенничества и служившего предметом его гордости, была накопленная им солидная денежная сумма. В отличие от большинства собратьев по профессии, он не растратил ее на вино, женщин и другие сомнительные досуги. Гулливер Трупин в полном смысле слова смотрел одним глазом в будущее. И вот будущее наступило. Он устал от кочевого образа жизни и полагал, что пора уже ему осесть где-нибудь и пожинать плоды своих бесчестных трудов. Но осесть он хотел совсем не там, где прозябает большинство обыкновенных людей. Он метил гораздо выше. Все предыдущие аферы были лишь трамплином для задуманной им полной трансформации его личности и триумфального взлета, о котором он всегда мечтал и которого, по его убеждению, заслуживал.

Но для этого ему все-таки не хватало денег. Чтобы добыть их, он разработал план, и приступить к его осуществлению предстояло этим же вечером. План был очень прост и тривиален — Трупин давно убедился, что это, как правило, действует лучше всего. Требовались лишь чуточку нахальства и умение водить людей за нос — ну а уж это для него не проблема.

Он избрал старое и испытанное средство: шантаж.

Из окна Трупину был виден и трактир «Ловкий пальчик», где через четверть часа у него была назначена встреча. Он подошел к кровати, на которой было разложено два комплекта одежды. Вряд ли можно было найти два костюма, более далеких друг от друга по качеству. С одной стороны лежали нарядный черный бархатный пиджак и не менее шикарные брюки, с другой — грубая выцветшая рубашка и потрепанный жилет. Трупин с сожалением погладил бархатную ткань. Но это был не тот момент, чтобы потакать своим вкусам. С брезгливой гримасой он облачился в старую одежду, словно само прикосновение ее к коже вызывало у него неприятные ощущения. Сверху он накинул невзрачный коричневый плащ. Посмотрев на поношенные и ободранные ботинки, он только покачал головой.

«Ладно, недолго осталось ждать, когда я выброшу это тряпье», — подумал он. Только эта мысль и позволяла ему мириться с временными неудобствами.

Уже темнело, когда Гулливер Трупин вышел из дому и стал переходить через улицу. На полпути его чуть не сшиб с ног темноволосый мальчишка с пронзительным взглядом, одетый явно не по погоде. Трупин, подозревая, что это карманник, схватил мальчишку за шкирку и, угрожающе рявкнув, оттолкнул его от себя и направился в трактир. Он взял кувшин пива (конечно, он предпочел бы искристое вино, но его, увы, не подавали) и устроился с ним в дальнем углу. Костюм позволял ему слиться с толпой. Это было тем легче сделать, что никто из присутствующих не обращал на него внимания и не хотел привлекать внимание к себе. Коротая время, он, морщась, потягивал пиво.

— Трупин?

Подняв голову, Гулливер увидел нависшую над ним дородную фигуру в темном пальто и шляпе. Он кивнул. Пришедший тяжело опустился на соседний стул.

— Пива? — спросил Трупин, хотя заторможенное поведение и покрасневший нос незнакомца наводили на мысль, что он уже прилично набрался джина.

— Угу, — пробурчал тот; Трупин наполнил его кружку. — Стало быть, — произнес незнакомец, с шумом сделав большой глоток, — вы, как я понимаю, хотите обзавестись новым именем.

— Да.

— И титулом к тому же?

— Непременно.

— Это обойдется вам недешево, — обронил собеседник Трупина, — очень недешево.

— У меня есть деньги, — кивнув, сказал Трупин. «Точнее, скоро будут», — подумал он.

— Значит, договорились. Приходите сюда в полночь, все будет готово. — С этими словами незнакомец влил в себя оставшееся в кружке пиво и растворился в толпе.

Трупин откинулся на стуле и позволил себе улыбнуться. Итак, первый шаг сделан. Теперь — следующий: переодеться и нанести визит мистеру Огастесу Фитцбодли.

ГЛАВА 3 На Северной стороне

Гектор неподвижно сидел в питомнике бабочек. Было невыносимо жарко, хотя поверх ночной рубашки на нем ничего не было надето. Саднило ноги, сбитые до крови при возвращении домой босиком; нервы все еще были напряжены. Бабочки самых разных размеров и окраски порхали вокруг него и садились на сочную зелень и цветы, тянувшиеся вверх по стенам их стеклянного жилища.

«Такая красота…» — думал Гектор. А между тем совсем недавно его окружало вопиющее уродство — и оно ему тоже нравилось.

Казалось, он никогда не выберется с южного берега. Он несся во всю прыть с опущенной головой, боясь встретиться взглядом с прохожими, и тем не менее вызывал у них совсем не желательный повышенный интерес — но не потому, что на нем осталось не так уж много одежды, а потому, что оставшаяся была необычайно чистой. Полуодетые мальчишки попадались на каждом шагу, но ни у одного из них не было таких белых носков. Однако благодаря устилавшей улицы смеси навоза и гнилых овощей они вскоре стали точно такого же цвета, как и у всех оборванцев, снующих в толпе. Гектор быстро усвоил истину, известную всем здешним: лучше ничем не выделяться среди других.

Он проскакивал мимо сотрясающихся от буйства трактиров и тихих, запертых на ночь лавок и ломбардов. В переулках виднелись неподвижно сидящие или лежащие фигуры. То ли они спали, то ли умерли — не разберешь. Около джинопроводных кранов колыхались неясные тени, глотавшие жидкость, которая согревала и внутренности, и души, прежде чем окончательно погубить их. То и дело Гектору преграждали путь ручные тачки и тележки, молочницы и точильщики ножей, сквернословившие нищие и бренчавшие на своих инструментах музыканты.

Наконец он вышел к реке, и мысль, что когда-нибудь он, возможно, все-таки доберется до дому, стала казаться не столь уж фантастической. Перегнувшись через парапет, Гектор взглянул на темные воды прославленного Фодуса. Запаху, который он ощутил, суждено было остаться с ним до конца дней. Достаточно было вдохнуть один атом вещества аналогичного состава, как тут же пробуждались горько-сладостные воспоминания об Урбс-Умиде и его южной половине. В некоторых городах реки являются их жизненными артериями, Фодус же можно сравнить скорее со Стиксом, текущим в преисподней. Разгоряченное воображение Гектора тут же нарисовало плоскодонку с Хароном, перевозящим души в загробный мир, но это был, разумеется, всего лишь бедняк-лодочник в своем речном такси.

На мосту, почувствовав, что дом уже близко, Гектор ускорил шаг. Проходя мимо трактира «Ловкий пальчик», чья дурная слава гремела по всему городу, как с северной стороны реки, так и с южной, он в спешке споткнулся о выбитый из мостовой булыжник и налетел на пересекавшего улицу прохожего довольно потрепанного вида.

— В карман хочешь залезть, воришка?! — прорычал прохожий и, схватив Гектора одной рукой за шиворот, а другой за подбородок, приблизил его лицо к своему.

Зрелище, представшее перед мальчиком, было не из приятных: всклокоченная седая борода, грязная повязка на глазу. Одноглазый хорошенько встряхнул Гектора и отпустил. Гектор кинулся от него со скоростью, на какую были способны его уставшие ноги, и вскоре уже шагал по широкому, ярко освещенному проспекту Северной стороны…

И вот спустя несколько часов он был в безопасности, среди порхавших вокруг него отцовских бабочек. Южный берег остался где-то далеко. В окно приветливо заглядывала луна. Одна из бабочек, черная как ночь, опустилась на его неподвижную ладонь. Он чувствовал мягкие прикосновения ножек, шагающих по его коже. «Должно быть, недавно вылупилась», — подумал он и осторожно поднес бабочку к лицу, чтобы рассмотреть.

— Гектор?

От неожиданности он вздрогнул и, подняв голову, увидел в дверях отца. Бабочка вспорхнула с его ладони и стала подниматься по спирали к стеклянной крыше.

— Ты что здесь делаешь так поздно? — спросил отец, с тревогой глядя на него.

— Не спится, — пожал плечами Гектор, в свою очередь удивившись тому, что отец все еще на ногах в столь поздний час.

В последние дни у него был озабоченный вид. Гектор решил, что это его бизнес не дает ему покоя. Чтобы отвлечь внимание от себя, он указал на черную бабочку, усевшуюся на белый цветок на ближайшем кусте.

— Я смотрю, у тебя новенькая. Pulvis funestus, если не ошибаюсь.

— Ты прав, — улыбнулся Огастес. — Но обычно ее называют просто чернокрылкой. В большом количестве они производят внушительное впечатление — будто маленькое черное облако. Суеверные люди говорят, что это облако смерти. Эти бабочки обожают цветы Lippia citriodora, лимонной вербены. Не могут устоять против ее цитрусового аромата. Но и в самом деле уже поздно. Зайди ко мне в кабинет — я хочу показать тебе кое-что.

Трава была влажной от вечерней росы. Гектор снял шлепанцы и прошелся по ней босиком, чтобы охладить горевшие ноги. Если отец и заметил это, то ничего не сказал.

В кабинете Огастеса Фитцбодли все стены были заставлены стеклянными ящичками, в каждом из которых сидело по бабочке: тут были темно-коричневые ленточницы, геликониды с зазубренными крылышками, элегантные парусники и репейницы. Гектор знал названия всех этих видов — как популярные, так и латинские — и гордился этим. Огастес увлекся лепидоптерологией, то есть изучением бабочек и мотыльков, после смерти матери Гектора. Он проводил все больше и больше времени наедине со своей коллекцией, и Гектор подумал, что отец будет уделять внимание также и ему лишь в том случае, если он примет участие в этом увлечении. Поначалу приходившие к ним домой пакеты из коричневой бумаги с надписью «Урбс-Умида, лепидоптерологу», внутри которых были коконы, гусеницы и яйца бабочек, вызывали у мальчика брезгливое чувство, но теперь он ожидал эти посылки с нетерпением.

— Вот смотри, — сказал отец и поставил на стол стеклянный ящик вдвое больше других.

Внутри с безжизненной симметричностью раскрыла неподвижные крылья самая большая бабочка, какую Гектор когда-либо видел. Она переливалась мириадами оттенков синего и зеленого цветов, испестренных блестящими пурпурными искрами.

— Papilio ingenspennatus, — объявил Огастес. — Размах крыльев достигает целого фута. Подобно чернокрылке, в коконе она способна переносить очень низкие температуры. Сидит внутри и развивается, а наружу вылетает лишь тогда, когда становится достаточно тепло.

Гектор смотрел на бабочку с благоговением. Он действительно не видел ничего подобного раньше. Даже в состоянии вечного покоя бабочка, казалось, мерцала.

— Ходил на Южную сторону? — неожиданно спросил отец, застигнув Гектора врасплох. — Я видел, как ты вернулся. Вид у тебя был, мягко говоря, довольно взъерошенный.

Отпираться было бесполезно. К тому же отец вроде бы подмигнул ему — Гектору, по крайней мере, так показалось.

— Хотел посмотреть, что там такое, вот и все, — ответил он небрежным тоном, продолжая смотреть на бабочку.

— Понятно… Маленькое приключение. Ну и что ты там увидел? Уродство, грязь, вонь? — Огастес внимательно смотрел на сына.

Гектор понимал, что отец ждет подтверждения. Он, конечно, был прав. Уродство, грязь и вонь оставили неизгладимое впечатление. И вместе с тем при воспоминании о том, что он видел, Гектора опять охватило возбуждение.

— Здесь у нас все очень вежливы и воспитанны, — отозвался он. — Точнее, делают вид, что они такие. Дамы крутят зонтиками и демонстрируют свои новые наряды. Мужчины кланяются, улыбаются и ведут занудные разговоры. Но все это показное, одно притворство.

— Хм… Возможно, в этом есть доля правды, — пробормотал отец.

— Там, за рекой, — с горячностью продолжал Гектор, — не только люди выглядят по-другому, но и вообще все другое: немножко страшное, но интересное и живое. А здесь все кажется иногда полумертвым.

Тут уж Огастес встревожился не на шутку. Он произнес строго и внушительно:

— Гектор, не поддавайся этому чувству. Возможно, тебя это возбуждает, кажется непривычным, притягательным, но это мерзость, мерзость. Там процветают все пороки, какие только существуют на свете. Этот район прогнил насквозь, он заселен нечестивыми пьяницами, распутниками и негодяями. Я просто-напросто запрещаю тебе ходить туда.

Лицо Гектора вытянулось, даже он сам это почувствовал. Отец немедленно смягчился:

— Твое будущее на этой стороне реки, сынок. Вот погоди, займешься нашим бизнесом…

— Виноторговлей? — уныло откликнулся Гектор. — Но я не хочу…

Огастес положил руку ему на плечо и улыбнулся:

— Не забывай, торговля вином принесла нам много хорошего — да, по сути, все, чем мы владеем. Если не ты продолжишь наше дело, то кто же?

Наступило молчание. Оба были разочарованы. Тишину нарушил лишь бой часов в кабинете. Гектор подумал, что вряд ли его прогулка на южный берег была единственной причиной беспокойства и плохого настроения отца. Он резко сменил тему.

— У тебя есть загадка для меня? — спросил он. Это была их ежевечерняя игра. — Сегодня твоя очередь.

Насупленные брови Огастеса расправились.

— Да, есть, и непростая. Отгадай фразу, от которой осталась только буква «я».

— «Я»? — недоуменно нахмурился Гектор.

— Да. Всего лишь буква «я», и ничего больше.

— Хм-м… — задумался Гектор. — Ничего больше… Но ведь что-то рядом с ней было… — По выражению отцовского лица Гектор понял, что он на правильном пути. — Были другие буквы, но осталась одна «я», без остальных.

Отец поднял руки вверх, сдаваясь, и Гектор с широкой улыбкой объявил:

— Я думаю, это была фраза «Дарья бездарь»!

Огастес расхохотался и захлопал в ладоши.

— Знаешь, Гектор, ты, без сомнения, далеко не бездарь. Я уверен, ты многого добьешься в жизни.

— И обязательно в виноторговле?

— Хватит споров на сегодня. — Отец шутливо погрозил ему пальцем. — Отправляйся в постель. У меня назначена встреча.

Брови Гектора поползли вверх.

— Так поздно?

— Иногда дела этого требуют, — уклончиво ответил Огастес. — Пошли. Я провожу тебя до лестницы.

ГЛАВА 4 Незваный гость

Гектор, встав на колени на верхней площадке лестницы, смотрел, как отец возвращается в кабинет. Он потушил газовую лампу и мог наблюдать за всем происходящим внизу, оставаясь невидимым. Ночной гость чрезвычайно заинтересовал мальчика, и он хотел взглянуть на него. Наверняка странное настроение отца было как-то связано с этим визитом.

Гектор услышал стук дверного молотка и увидел, как служанка впустила человека, одетого во все черное, и проводила его в кабинет. Обычно одежда говорит очень многое о человеке, но это был не тот случай. Весь облик гостя носил подчеркнуто анонимный характер. Костюм сидел на нем хорошо, но сливался с окружающей темнотой, словно полностью поглощал свет, падавший на него. Широкополая шляпа мужчины была низко надвинута на глаза, к тому же он еще и опустил голову.

— Хм-м… — пробормотал Гектор. — Странно…

Он научился безошибочно оценивать состоятельных людей по их одежде, а только такие к ним и приходили. Но об этом субъекте он ничего не мог сказать, и это сразу пробудило подозрения. Другие гости всегда старались подчеркнуть свое материальное благополучие.

Служанка постучала в дверь кабинета.

— К вам мистер Трупин, — объявила она.

Дверь отворилась, и человек-невидимка вошел в кабинет. Дождавшись, когда служанка уйдет, Гектор крадучись спустился по лестнице и, встав опять на колени, заглянул в замочную скважину. И сразу почувствовал слабый цитрусовый запах. «Надушился», — подумал Гектор. Но это еще ни о чем не говорило.

Все, что ему было видно, — это обтянутую кожей крышку письменного стола и отцовское кресло. Но затем в поле зрения попал и Трупин, стоявший чуть левее лицом к столу. Он снял шляпу, дав Гектору возможность рассмотреть его профиль — тонкий, чуть крючковатый нос и выдвинутый вперед подбородок. И вдруг Гектор с удивлением заметил на его левом глазу повязку.

«Вот это совпадение!» — поразился мальчик. Ибо перед ним был, несомненно, тот самый человек, которого он едва не сшиб на мосту. Гораздо лучше одетый, с аккуратно расчесанной бородой, но с тем же характерным носом. «Интересно, — гадал Гектор, — как он потерял свой глаз? В бою? На дуэли из-за прекрасной дамы?» Впрочем, правда была гораздо прозаичнее, но Гектору ее знать не полагалось.

Он посмотрел на отца, стоявшего у письменного стола. Тот нервно теребил одной рукой лацкан пиджака, в другой у него была какая-то бумага.

— Значит, вы и есть Гулливер Трупин, — холодно произнес Огастес.

— Я вижу, вы получили мое письмо, — сказал гость в ответ.

Лицо Огастеса потемнело.

— М-да, — проговорил он, — до сих пор мне не приходилось получать подобных гадостей. Я позвоню полицейскому судье — он мой друг, к вашему сведению, — и он закует вас в кандалы. Шантаж — самое презренное преступление.

— Шантаж? — переспросил Трупин с недоумевающим видом. — Удивляюсь вам, мистер Фитцбэдли…

— Фитцбодли, — поправил его Огастес сквозь зубы.

— Как пожелаете. — Трупин скривил губы в улыбке. — Возможно, кое-кто и сказал бы, что это шантаж, но я предпочитаю называть это сделкой. Ведь все, о чем я пишу, — правда, не так ли?

— Я не заключаю сделок с подонками, — огрызнулся Огастес.

— Тогда мне остается только передать эту информацию в «Северный вестник», — сухо отозвался Трупин. — Они-то охотно заплатят за нее, уверяю вас. Думаю, им будет очень интересно узнать, что вы, Огастес, самый популярный виноторговец Северной стороны, поставляющий редкие вина на каждый стол, в каждый ресторан этого района, на самом деле ничуть не лучше подпольного бутлегера, торгующего дешевым джином на южном берегу!

Гектор с ужасом увидел, что эти страшные обвинения заставили его отца густо покраснеть. О чем этот тип болтает? Какой джин? Этого не может быть! А между тем у Огастеса был такой вид, словно его вот-вот хватит апоплексический удар.

— Мне доподлинно известно, мистер Фитцбэдли, — продолжал между тем Трупин, — что вы сколотили состояние, продавая джин жителям Южной стороны, поощряя их вредные привычки и наживаясь на их несчастьях. У вас больше джинопроводных кранов, чем у любого другого торговца.

— Откуда вам это известно? — пролепетал Огастес.

— Да уж известно. И доказательства есть, и свидетели. Очень многие могут подтвердить это. Интересно, каким человеком надо быть, чтобы зарабатывать деньги таким способом?

— А каким человеком надо быть, чтобы зарабатывать шантажом и угрозами? — парировал Огастес. — И что это за мнимые свидетели моих преступлений? Уверен, все они подкуплены вами. Да, поначалу я торговал джином, не отрицаю. Но это были ошибки молодости. Я давным-давно бросил это и постарался загладить свою вину.

— Ах да, ну как же, — презрительно усмехнулся Трупин. — Пожертвования детским приютам и бесплатные столовые для бедняков. Очень трогательно. Между прочим, это как раз и навело меня на ваш след. Человек вашего положения не станет кормить народ бесплатными супами без особой на то причины. Ну хорошо, я даже допускаю, что вы исключение и вас мучает совесть. Но это не меняет дела — я могу разорить вас. Всем известно, какими верными друзьями бывают люди у вас на северном берегу: чуть что — предадут не задумываясь. Но без них вы пропадете. Так что либо платите, либо пеняйте на себя. Можете рассматривать это как еще один акт благотворительности. В конце концов, сумма, которую я прошу, для вас лишь капля в море.

Гектор слушал этот разговор за дверью, сжав кулаки и скрипя зубами. Он не мог поверить своим ушам. Не далее как сегодня он видел людей, ставших жертвами пристрастия к джину. Неужели его отец действительно приложил к этому руку? Да, он признал это, но ведь он сказал также, что сожалеет об этом и что бросил это занятие. Гектор верил ему. А Трупин запрашивал немалую сумму — независимо от того, какую долю отцовского капитала она составляла. «Не плати, — мысленно уговаривал он отца, — не давай ничего этому подонку».

Отец его между тем в нерешительности ходил взад и вперед за своим столом. Трупин ждал с непроницаемым лицом. Наконец Огастес повернулся к шантажисту, и при виде его лица у Гектора упало сердце. Ему стало ясно, что сейчас последует.

— Ну хорошо, я заплачу вам, хоть вы этого и не заслуживаете, — медленно проговорил Огастес. — Но я сделаю это только ради моего сына и его будущего. Я даже удвою сумму при условии, что вы навсегда покинете город.

— Утройте ее, и мы договорились.

Закрыв глаза, Огастес кивнул:

— Я дам вам деньги, но я проклинаю вас, и пусть это проклятие преследует вас до самой смерти.

Трупин скупо улыбнулся:

— Проклинайте сколько вам влезет. Это лишь сотрясение воздуха. Главное, гоните деньги.

— Не надо! — прошептал Гектор. Это вышло у него громче, чем он рассчитывал.

— Нас кто-то подслушивает? — Трупин повернулся к дверям.

Огастес открыл дверь, но Гектора за ней уже не было.

ГЛАВА 5 «СЕВЕРНЫЙ ВЕСТНИК»

Газета для понимающих читателей

НЕБЛАГОВИДНЫЕ ДЕЛА

Статья Тарквина Фолкнера

В течение многих лет имя Фитцбодли в представлении всех добропорядочных людей к северу от реки Фодус было неразрывно связано с тонкими и редкими марочными винами. Все знали, что этому имени можно доверять и что вино Фитцбодли соответствует характеристикам, заявленным на этикетке, — высшего качества, крепкое, без примесей.

Увы, все это в прошлом.

Огастес Фитцбодли, в отличие от его вин, оказался не тем, за кого себя выдавал… Один из бдительных горожан довел до моего сведения, что, при всех своих манерах и показных добродетелях, Огастес Фитцбодли обыкновенный жулик. Своим состоянием — а оно к настоящему моменту весьма солидное — он обязан не только винам с заслуженной репутацией, но и незаконному дешевому джину, который он распродает галлонами в своих многочисленных лавках на южном берегу. Мы, жители Северной стороны, хорошо сознаем, насколько пагубно пристрастие к джину и как оно ведет всех и каждого к самоуничтожению. Кто из нас не видел за рекой отвратительных пьяных бродяг, валяющихся на улице в полубессознательном состоянии? Мы считали большой удачей, что они предпочитают оставаться за рекой, среди себе подобных; мы содрогались, видя их ужасающее положение. Но теперь мы знаем, кого следует винить во всем этом. Не кого иного, как Огастеса Фитцбодли.

Я призываю вас всех до единого не поддерживать виноторговлю Фитцбодли. Не покупайте и не заказывайте больше его шардоне и мерло, его матаро и ламбруско, «Желтого монаха» и «Черные башни». Это самое меньшее, что мы можем сделать ради несчастных, которым не так повезло, как нам. Этот человек не заслуживает нашего покровительства. Он бессовестно обманывал нас, и мы, естественно, не можем испытывать по отношению к нему ничего, кроме гнева. В городе есть и другие достойные виноторговцы, к которым можно обратиться. Я, со своей стороны, от всей души рекомендую вам Фолкнера с Винной улицы (НЕ родственника).

ГЛАВА 6 Письмо к Полли

Визипиттс-холл

Дорогая Полли!

Я почти ничего не рассказывал о себе, когда поселился у Лотти Фитч, но ты догадывалась, что у меня в жизни не все гладко, через несколько недель я убедился, что ты настоящий друг. Ты внимательно слушала, когда мне хотелось поговорить, и не задавала вопросов, когда у меня не было желания отвечать. (И теперь я хочу отплатить тебе за твою дружбу, рассказав правду о том, что со мной приключилось и как я попал в приют.

Все изменилось после того, как к нам явился Гулливер Трупин. Я очень хорошо помню вечер, когда он пришел к моему отцу со своими угрозами. После его ухода отец поднялся ко мне. Он остановился в дверях спальни, и мне показалось, что он постарел на несколько лет по сравнению с тем, каким он был всего час назад.

— Все будет в порядке? — спросил я.

Он присел ко мне на постель и посмотрел прямо в глаза. Возможно, он догадался, что я подслушивал.

— Гектор, иногда приходится поступать не лучшим образом. Жизнь есть жизнь. Я сожалею о том, что делал в прошлом, но я верил, что все это позади. Человек, который приходил ко мне сегодня, Гулливер Трупин, — это паразит, существующий за счет несчастий других. Но что было, то было. Меня волнует только твоя судьба. Мой долг — сделать так чтобы мои ошибки не стали препятствием к твоему успеху и счастью. Все, что я создал, я создал ради тебя.

— Я понимаю, — сказал я.

Однако нашей прежней жизни пришел конец. Трупин доказал, что для него не существует даже такого понятия, как воровская честь. Выманив шантажом деньги у отца, он все-таки продал свои сведения в «Северный вестник». Уж, наверное, они неплохо ему заплатили — в Урбс-Умиде все, что хоть чуточку попахивает скандалом, ценится очень высоко. В течение нескольких дней все городские газеты перепечатывали историю о том, как отец торговал дешевым джином и к чему это привело. Отца называли преступником, и никто даже не заикнулся о том, что он стал жертвой шантажиста.

Скандал развивался стремительно, как снежный ком, который катится с горы, набирая скорость и разрастаясь. Все поспешили устраниться, чтобы их это не затронуло. Поданные ранее заказы были отменены, кредиторы потребовали выплаты долга, мы были брошены на произвол судьбы. Чистейшее ханжество. Но таковы нравы Северной стороны. Важно выглядеть благопристойно, а что кроется за этим — не имеет значения. Самое главное — не допустить, чтобы твои секреты выплыли наружу. Отец был в отчаянии и не выходил из своего кабинета. Слуги покинули нас, как крысы, бегущие с корабля. Многих из наших бывших слуг, взяли к себе соседи. Миссис Экклстоп, переманила кухарку — ей всегда нравились ее фаршированные гуси. Даже мой домашний учитель исчез, и я был предоставлен самому себе.

В конце концов у нас не осталось ничего. Продажа нашего дома со всем, что в нем имелось, была поручена поверенным, Бэдлсмайру и Ливлаеду, специализировавшимся на взыскании долгов. Они набросились на наше имущество, как стервятники на добычу. Никогда не забуду тот страшный день, когда они вынесли из дома все вещи до единой. Отец стоически молчал, сжав зубы, пока они не добрались до его кабинета и коллекции бабочек.

— Ну-ну, мистер Фитцбодли, давайте обойдемся без сцен, — увещевал его Бэдлсмайр. — Это совсем ни к чему.

Отец кинулся к нему, чтобы отнять стеклянный ящик с бабочкой. Я пытался остановить его, и в этот момент ящик упал и разбился. Осколки стекла разодрали на мелкие частички многоцветные крылья огромной бабочки, которую отец с такой гордостью показывал мне всего несколько дней назад, и они осыпались на ковер, как горстка пепла.

Вечером, когда захватчики ушли и дом опустел, я нашел отца в разоренном питомнике бабочек. Он стоял там, вперив взгляд в пространство.

— Это Трупин во всем виноват! — воскликнул я ожесточенно. — Надо подать на него в суд за шантаж и обман. Надо добиться справедливости!

— Он получил, что хотел, и его наверняка уже нет в Городе, — ответил отец. Он повернулся ко мне, и я ужаснулся тому, какой он бледный, как будто все жизненные силы были выкачаны из него. — Возможно, газеты и правы, — добавил он. — Возможно, я заслужил это.

— Такого никто не заслуживает, — с горячностью возразил я. — И кто такой этот Гулливер Трупин, чтобы судить тебя? — Я сжал кулаки — Клянусь, если я найду его…

Отец покачал головой:

— Насилие не поможет восстановить справедливость. — Он оперся рукой о стену, словно желал сохранить внутреннее равновесие — Лучшая месть — не отвечать злом на зло.

— То есть как это?! — чуть ли не закричал я на него, еле сдерживаясь. — Ты хочешь сказать, что Трупину это так и сойдет с рук?

Неожиданно отец простонал, схватился за грудь и упал. Я бросился на каменный пол рядом с ним и положил его голову себе на колени. Глаза его были широко раскрыты и неподвижны, тело застыло, он дышал хрипло и неровно.

— Гектор, — выдавил он, — я всегда боялся, что мой секрет когда-нибудь выплывет на свет. Но я не думал, что это будет так ужасно. Я безмерно виноват в том, что случилось.

Я помотал головой, сдерживая слезы, и сказал, что это не имеет значения. Лицо его между тем стало приобретать зеленоватый оттенок губы посинели. Он нащупал мою руку и притянул меня к себе, чтобы я услышал то, что он хотел сказать.

— Для меня все кончено, — прошептал он, — но у тебя вся жизнь впереди. Будь осторожен. Я понимаю, ты сейчас разгневан, но запомни: с волками жить — по-волчьи выть. Ты этого хочешь?

— Я только хочу справедливости, — ответил я, заплакав.

Отец улыбнулся мне:

— Я уверен, ты найдешь правильное решение — его лицо исказилось, он судорожно сжал мою руку. Затем глубоко вздохнул, пальцы его разжались, и я понял, что он мертв.

В полумраке питомника я так сильно сдавил в кулаке черный кокон на шее, что костяшки моих пальцев побелели

— Правильное решение — это месть, а не справедливость, — прошептал я.

Salve[3],

Твой друг Гектор

ГЛАВА 7 Приют Лотти Фитч для Подкинутых Младенцев и Выкинутых Мальчишек

На похоронах Огастеса Фитцбодли не было никого, кроме Гектора. Приходской священник, морщась из-за дождя, наскоро прочитал отрывок из Библии и поспешил укрыться под сводами церкви. Скромная служба соответствовала ничтожной сумме, полученной за нее. Единственный могильщик, непрерывно бормоча что-то себе под нос, никак не мог столкнуть гроб, пока Гектор, оцепенело взиравший на это, не пришел на помощь. Дешевый деревянный гроб со щелями на стыках едва поместился в могиле. Глубина ее составляла более трех футов, но, поскольку у Гектора не было денег, чтобы заплатить за отдельную могилу, отца положили поверх другого покойника. Гектор ушел под стук комьев земли о крышку гроба, угнетенный тем, что похоронил отца как нищего. Он дал себе слово перезахоронить его, как только представится возможность.

Гектор не имел представления, куда направляется, — в данный момент ему было, в общем-то, все равно. Он проходил мимо джинопроводных кранов и пивных, гадая, не принадлежали ли они его отцу. Улицы носили безрадостные названия: Кандальный проход, Скорбный переулок, Козлиный переулок. В скором времени ему предстояло близко познакомиться с ними. В полутьме между домами мельтешили какие-то тени. Но Гектора ничто не трогало и не возбуждало; ему казалось, что он уже наполовину умер, и было страшно.

Перед этим он в последний раз прошелся по широким, ярко освещенным улицам и ухоженным скверам Северной стороны. Оставив позади ряды блестящих карет, выстроившихся около театров и ресторанов, где совсем недавно каждый вечер подавали вина Фитцбодли, он опять перешел реку по мосту.

Отец умер и лежал на кладбище, и ничего, кроме отупения и разочарования во всем, Гектор не ощущал. Он не слышал раздававшихся вокруг криков о помощи, не чувствовал пальцев, цеплявшихся за его куртку. Даже когда какой-то бродяга с безумным взглядом перегородил ему дорогу, уперев руки в боки, Гектор не обратил на него внимания. Бродяга, увидев отчаяние, застывшее в глазах мальчика, убрал руки и оставил его в покое. В конце концов Гектор обессиленно опустился на ступеньки у входа в один из обшарпанных и почерневших от копоти домов и обхватил голову руками. Последние силы покинули его. Он так глубоко погрузился в свои переживания, что не слышал, как дверь позади него открылась. Однако он не мог не почувствовать, как чьи-то костлявые руки обхватили его и буквально втащили в дом. Дверь захлопнулась с гулким стуком, и все погрузилось во тьму.

— Ах, великодушный Господь послал нам еще одно чадо! — прозвучал надтреснутый голос где-то у него за ухом, — Не волнуйся, дорогуша, мы за тобой здесь присмотрим. Тебя выкинули прямо в холод и грязь?

Гектору кое-как удалось высвободиться из удивительно цепких женских объятий (он предполагал, что это женщина, хотя по голосу определить было трудно) и повернуться, чтобы взглянуть на похитительницу. Впоследствии он убедился, что окружавший их полумрак — наиболее выгодное для нее освещение, а пока что смог разглядеть лишь маленькую высохшую фигурку женских очертаний.

— Меня зовут миссис Фитч, — произнесла она. — Я соображаю, что значит очутиться на нечестивых улочках Урбс-Умиды. И я соображаю, как тебе плохо. Но Всевышний… — тут она быстро перекрестилась, — Всевышний спас меня от меня самой престранным способом — трагическим происшествием. Я почти уже совершила ужасное преступление, но Он указал мне путь и позволил искупить грех. Не полагай, что это было легко, о нет, меня испытывают непрерывно. И Там Наверху, — она подняла глаза к небесам, но несколько позже выяснилось, что она имела в виду чердак, — мое самое тяжкое испытание. Бедный Нед Там Наверху выбрался из одной трагедии, чтобы тут же угодить в другую. Застрял навечно в бесполезном теле.

— А где я? — спросил Гектор, когда миссис Фитч на миг замолкла, чтобы восстановить дребезжащее дыхание.

— Как «где»? Ты в лучшем месте, какое только может быть: в Приюте Лотти Фитч для Подкинутых Младенцев и Выкинутых Мальчишек.

— Но меня не выкидывали, — запротестовал Гектор. — Просто у меня… папа умер.

— Ох, какая трагедия для такого малыша! — воскликнула Лотти, стиснув его еще раз. — Но не волнуйся, мы позаботимся о тебе. Иди за мной.

Гектор покорно последовал за миссис Фитч, протащившей его по коридору и затем вниз по лесенке в большую кухню с длинным столом и скамейками вдоль него. При этом она непрерывно болтала о Всевышнем и о своих добрых делах, время от времени упоминая «Бедного Неда Там Наверху».

В дальнем конце кухни какая-то девушка нарезала овощи. Услышав их шаги, она подняла голову и улыбнулась.

— Полли, у нас новичок, — сказала миссис Фитч. — Его зовут Гектор. Ему надо что-нибудь съесть, а потом попробуй найти для него кровать. Но прежде всего надо быстро-быстро поблагодарить Господа за то, что Гектор пришел к нам и не попал под растлевающее влияние городских улиц.

Полли тут же прекратила нарезать овощи, сложила руки и закрыла глаза. Миссис Фитч сделала то же самое, и обе они забормотали слова молитвы. Гектор не был верующим в строгом смысле слова, но кое-какие молитвы знал, так что присоединился к ним. Миссис Фитч вроде бы осталась этим довольна. Перепоручив Гектора заботам Полли, она удалилась.

С тех пор как Полли несколько лет назад начала работать в приюте, здесь появлялось много новичков, и многие ушли отсюда в большой мир. Полли заботилась обо всех, не отдавая никому предпочтения, но сегодня она сразу поняла, что этот мальчик не такой, как другие. Его темные волосы свисали на лицо, а глаза, выглядывавшие из-под челки, были черны как уголь. Несмотря на порядком замызганный вид, он держался уверенно и прямо и смотрел на окружающее с интересом. Он не был толстым, но уж никак и не истощенным. Ростом Гектор почти не уступал Полли, хотя, по ее прикидкам, был младше ее лет на пять-шесть. Окинув его костюм опытным взглядом, Полли отметила, что манжеты его рубашки доходят до кистей (чего не наблюдалось ни у кого из других обитателей приюта), куртка хорошего качества, а ботинки хоть и заляпаны грязью, но явно незадолго до этого были почищены. «До сих пор этому Гектору жилось неплохо», — подумала она. Большего контраста между ним и другими приютскими мальчишками нельзя было и вообразить.

— Добро пожаловать в приют Лотти Фитч, — приветствовала она новичка. — Ты, наверное, хочешь есть? Дать тебе что-нибудь?

— Да, пожалуйста, — ответил Гектор, вдруг осознавший, несмотря на все свое горе, что он очень голоден. Он практически ничего не ел с тех пор, как умер отец.

Полли поставила перед ним тарелку с ветчиной, хлеб и большой кувшин молока. Пока Гектор ел и пил, она продолжала нарезать овощи и присматривать за очагом, одновременно наблюдая за мальчиком. — Ты ведь не с Южной стороны, — не столько спросила, сколько констатировала она.

— Нет, — покачал он головой. — А ты, судя по произношению, вообще не из города.

— Да, я выросла в деревушке Пагус-Парвус, в Муаровых горах. В город я приехала в поисках работы, но это оказалось не так просто, как я думала. Мне повезло, что я встретила миссис Фитч.

«Похоже, мне повезло тоже», — подумал Гектор, доедая остатки хлеба.

— А салфетки у вас имеются?

— Утрись рукавом, — засмеялась Полли. — Мы все так делаем. Хоть салфетки не надо стирать. — Она спихнула овощи ножом в кастрюлю и вытерла руки о передник. — Давай поищем постель для тебя. У тебя усталый вид.

Полли зажгла свечку, дала вторую Гектору и повела его вверх по лестнице. Ее фигура заслоняла свечу, и ему было почти не видно ступенек.

— А что, газового света нет? — спросил он.

Полли покачала головой.

— Здесь, наверное, многое будет для тебя непривычно, — заметила она, когда они дошли до площадки. — А если услышишь там шум, — кивнула она в сторону чердака, — не обращай внимания. Это Нед.

— «Бедный Нед Там Наверху»?

— Ага, муж миссис Фитч. Он живет на чердаке. Несколько лет назад он упал зимой в Фодус. Его вытащили, но полностью он так и не оправился. Отравился в воде и теперь прикован к постели, лежит ночью и днем. Миссис Фитч говорит, что это наказание за их грехи.

— Какие грехи?

Полли пожала плечами:

— Думаю, это связано с их сыном, Ладлоу. Его уже несколько лет никто не видел. Интересное совпадение: он провел некоторое время в Пагус-Парвусе, когда я еще жила там. Подозреваю, что родители плохо с ним обращались, хотя сам он никогда не говорил мне, почему сбежал из города. И теперь у миссис Фитч почти каждый день бывают видения, которые внушают ей, что она должна заботиться о детях. Ею руководит Глас Свыше, как она выражается.

Полли отворила дверцу справа от нее. Дверца была точно такой же высоты, как Гектор. «Полли придется наклониться, чтобы войти», — подумал он.

— Все остальные комнаты в данный момент забиты до предела, — объяснила Полли извиняющимся тоном. — Спят по трое в одной постели. Так что тебе здесь будет пока даже удобнее.

Гектор шагнул в темную комнату, держа перед собой свечу. При ее свете он увидел, что комната представляет собой, по сути, закуток под лестницей.

— Клянусь Юпитером! — вырвалась у Гектора любимая присказка его учителя. — Тут не очень-то развернешься.

Полли сочувственно хмыкнула:

— Но здесь по крайней мере тепло.

Гектор принужденно улыбнулся. Ну ладно, пускай помещение тесновато, но это лучше, чем спать втроем в одной постели.

— Спасибо, — сказал он.

— Уверена, ты привыкнешь.

«Надеюсь, я не пробуду здесь так долго, чтобы привыкнуть», — подумал Гектор, и внезапно на него нахлынула острейшая тоска по своему дому и по отцу.

— Утром дают звонок на завтрак, — продолжала инструктировать его Полли. — Потом все участвуют в уборке и отправляются добывать деньги.

— Для миссис Фитч?

Полли подмигнула ему:

— Конечно, она берет какую-то часть. Но только ту, о которой ей известно.

Гектор рассмеялся.

— Слушай, Гектор… — сказала Полли задумчиво, — наши мальчики в глубине души не злые, но они все с Южной стороны. А ты с Северной, и поэтому может так случиться…

— Что они обойдутся со мной не слишком приветливо? — договорил он за нее.

— Ну да, особенно поначалу. — Полли вышла на площадку и положила руку на перила. — Но знаешь, — усмехнулась она, — мне почему-то кажется, что ты это переживешь.

Гектор поставил свечку на пол рядом с матрасом и закрыл дверь. Вытянув руки в стороны, он убедился, что может одновременно дотянуться и до дверей, и до стен. Кирпичная стена была теплой на ощупь. «Наверное, там проходит печная труба, — подумал он, — а миссис Фитч поддерживает огонь в кухонной плите целый день». Поставив сумку у изголовья, Гектор растянулся на матрасе. Он широко зевнул и коснулся кокона, висевшего на шее. Единственное, что приносило ему хоть какое-то утешение в эти дни. Следующей была мысль о Гулливере Трупине — это уже входило у него в привычку. Вряд ли тот спал в каморке под лестницей.

— Ну, Трупин, погоди. Я тебя отыщу и заставлю заплатить за твои подлые дела, — поклялся Гектор в очередной раз.

ГЛАВА 8 Метаморфоза

Гектор был прав. В то время как он ютился в шкафу под лестницей, его одноглазый враг крутился перед зеркалом в одной из меблированных комнат куда больших размеров в комфортабельном особнячке на северном берегу Фодуса. На разостланном на кровати покрывале — теперь уже шелковом — был целый ворох одежды, но на этот раз новой, доставленной в этот день лучшими портными и торговыми фирмами города. Тут были жилеты и бриджи, рубашки и воротнички, нарукавники, чулки и носовые платки — все, что должно составлять гардероб джентльмена. Вся одежда была пошита вручную из лучших тканей: бархата, который так и просился, чтобы его погладили (и Трупин гладил его), атласа и шелка, фланели и льняного полотна. Краски тоже были великолепны: алый цвет в сочетании с пурпурным, индиго с розовато-лиловым, фиолетовый с золотым и особенно пленительный оливково-зеленый.

Потратив не менее получаса на рассматривание и поглаживание этих нарядов, он в конце концов облачился во все синее с алыми аксессуарами. Последним штрихом был гармонировавший с костюмом искусственный глаз, немигающе смотревший на него из зеркала. Он был ярким, идеально сидел в глазнице и испускал красную искорку. При внимательном рассмотрении можно было понять, что это маленький рубин. Глаз был одной из первых покупок Трупина после недавнего обогащения. Он понимал, что это мотовство, но какой смысл тратить столько сил на добывание денег, если нельзя позволить себе кое-какие излишества? И это было лишь начало. Он наметил обзавестись целой коллекцией искусственных глаз, по одному на каждый день недели и под каждый костюм. А пока коллекции нет, можно время от времени носить на глазу повязки — они тоже сделаны на заказ.

— Добрый вечер, сэр, — обратился он к джентльмену, стоявшему перед ним в полный рост в зеркале, и отвесил ему изящный поклон.

Затем он выпрямился, окинул свое отражение критическим взором, пригладил бархат на ляжках, поправил кружевной воротничок. В завершение сцены он поцеловал воздух в том месте, где, в его представлении, должна была находиться затянутая в перчатку рука присевшей в реверансе дамы.

В реверансе? Перед ним? А почему бы и нет? Дело в том, что человек, разыгрывавший пантомимы перед зеркалом, не был больше мошенником и шантажистом Гулливером Трупином (хотя немножко напоминал его, особенно формой носа). Нет! Гулливер Трупин остался в прошлом вместе с тряпьем, которое он носил, а его место занял дворянин весьма высокого происхождения.

Уж если перевоплощаться, то полностью.

Эта неделя была насыщена делами. Взяв у Фитцбодли деньги (тройную сумму, подумать только!), он отправился прямо в «Ловкий пальчик», где оставил значительную их часть, получив в обмен пачку пожелтевших листов бумаги с документально подтвержденной родословной. Изучив бумаги, Трупин с удовлетворением убедился, что все они составлены безупречно, в соответствии с принятым в юридической практике стилем, витиеватые буквы написаны красными и черными чернилами, листы связаны, как и полагается правовым документам, бледнорозовой тесьмой. Некоторые из документов были заверены ярко-красными сургучными печатями. Никаких подозрений в отношении обладателя этих бумаг возникнуть не могло.

Следующий шаг — найти жилье, соответствующее его новому статусу. Понятно, что человек столь знатного происхождения и носа не сунет на Южную сторону, так что наш нувориш, прихватив свои пожитки, покинул меблированные комнаты, сел в экипаж и переехал по мосту на другой берег Фодуса. При этом он оставил позади Гулливера Трупина в компании с другими персонажами, под чьими именами он выступал, но зато, верный привычкам этих персонажей, не оставил домовладельцу денег, которые задолжал ему.

И вот неделю спустя довольный жизнью жулик наслаждался преимуществами своих новоприобретенных апартаментов и нового обличья. Он был в восторге от произошедшей с ним метаморфозы и не мог наглядеться на себя в зеркало.

«Но какую манеру речи избрать? — думал он, опрыскивая себя новыми дорогими духами с цитрусовым ароматом. — Тут требуется что-нибудь более экзотическое. Надо будет поработать над произношением».

— Я фсегда мештал побыфать ф фашем гороте, — произнес он.

Нет, это, пожалуй, чересчур. Надо лишь слегка намекнуть на свое иностранное происхождение, не конкретизируя. У него и без того есть чем привлечь представительниц противоположного пола (он предпочитал иметь дело с богатыми и скучающими дамами — самой легкой добычей для опытного мошенника). Профиль у него немного подкачал — нос был чуть длинноват, — но анфас он, несомненно, был привлекательным мужчиной. А отсутствие одного глаза всегда пробуждало сочувствие в женских сердцах.

— Какой ужас! — воскликнул он тонким голосом, имитируя воображаемую даму. — Расскажите же, как вы его потеряли?

Он вытянулся в полный рост (чему способствовали и изготовленные по специальному заказу подпяточники). Подвижным был лишь один его глаз, но зато он вращался так энергично (по крайней мере в данный момент), что с лихвой компенсировал неподвижность другого, а образовавшаяся из-за шрама складка между бровями придавала ему очень искренний вид с оттенком трагизма.

— Понимаете, дорогая, — продолжал он разыгрывать диалог низким грудным голосом, чуть отступив назад и опершись рукой о бедро, — я не уверен, стоит ли мне рассказывать это… Но раз вы настаиваете, я готов подчиниться — только обязательно предупредите меня, если какие-либо ужасные подробности сильно подействуют на вас.

И он в очередной раз изложил историю о продолжительной дуэли, в которой на карту была поставлена его Честь и из которой он, разумеется, вышел победителем.

Истина, как это чаще всего и случается, была гораздо прозаичнее. Еще в бытность деревенским пареньком по имени Джером он умудрился однажды наступить на шнурок собственного ботинка и упасть, придавив находившегося рядом хряка и проткнув его клыком глаз. Понятно, что он не мог пересказывать этот неприглядный эпизод в светских гостиных. И к тому же невозможно представить, чтобы человек его положения носил какие-то ботинки со шнурками.

Широко зевнув, злостный махинатор потянулся и начал раздеваться, с упоением снимая и складывая каждый из предметов одежды. Надев мягкую ночную рубашку с вышивкой и колпак, он вынул искусственный глаз, любовно погладил его и положил в маленький бархатный мешочек на прикроватной тумбочке.

Он вытащил лежавшую в тумбочке вырезку из «Северного вестника» (газета, кстати, тоже заплатила ему гораздо больше, чем он ожидал). Хотя самые крупные заголовки все еще кричали о банкротстве Огастеса Фитцбодли, новоиспеченного аристократа больше интересовали другие светские новости. Перелистав несколько страниц, он наткнулся на большой рисунок, изображавший танцующих дам и кавалеров, и прочитал подпись под рисунком:

«Господа и дамы северной части Урбс-Умиды отдыхают на недавнем Винодельческом балу (вино поставлено мистером Фолкнером с Винной улицы)».

Он широко улыбнулся, глядя на картинку. «Скоро, очень скоро напишут и обо мне», — подумал он.

ГЛАВА 9 Хозяин гостиницы в затруднении

— Отгадываю загадки за один пенни! — кричал Гектор. — Всего один пенни! Кто хочет загадать мне загадку?

Он стоял на помосте в самой середине Пяти углов. Это место было теперь хорошо ему знакомо. Он слегка похудел с тех пор, как переселился сюда, одежда его немного пообносилась, и тем не менее он был бодр и энергичен. Гектор обвел черными глазами небольшую толпу, собравшуюся перед ним. В это утро публики было не так уж много, но он знал, что кто-нибудь обязательно захочет расстаться со своим пенни, и вскоре загадки действительно посыпались одна за другой.

— Что можно держать, дав это кому-нибудь?

— Слово, — ответил Гектор. — Следующая загадка.

— От пищи я оживаю, от воды умираю. Кто я такой?

— Огонь. Давайте следующую.

— Что может произвести ремесленник, что нельзя увидеть?

— Шум. Есть еще загадки?

Вперед выступил крупный мужчина. Руки его были сложены на широкой, с бочку, груди.

— Уж эту ты не отгадаешь, — заявил он. — Я нашел ее в книге.

— У-у-у! — загудела толпа и разразилась аплодисментами. Подумать только — в книге!

— Посмотрим, — ответил Гектор спокойно. Он уже знал по опыту, что чем самоувереннее держится человек, тем скорее он проигрывает. — Загадывайте свою загадку.

— Как можно слезть со слона?

Публика засмеялись. Кто-то спросил: «Что такое слон?»

Гектор притворился, что размышляет, сцепил пальцы и закатил глаза к небу.

— Я думаю, — произнес он, — что со слона невозможно слезть, можно только спуститься по воздуху[4].

Гектор победно улыбнулся под одобрительные возгласы и аплодисменты собравшихся. Загадки, которые были для них с отцом просто развлечением, оказались прибыльным делом. Иногда Гектору даже приходила мысль, что брать деньги за их разгадывание нечестно — это занятие доставляло ему большое удовольствие и отчасти развеивало тоску, охватившую его после смерти отца. Но Полли, которая всегда находила время забежать на Пять углов, принести Гектору еды и послушать его выступление, говорила, что это ерунда и что он относится ко всему слишком серьезно.

Еще один пенс шлепнулся у его ног. Гектор наклонился, чтобы поднять его, и в этот момент услышал незнакомый голос:

— Эй, парень, у меня тоже есть загадка для тебя.

Гектор озирался, не понимая, кто это сказал.

— И что же это за загадка? — спросил он. Наконец он увидел говорившего. На нем была шляпа довольно странной формы, закрывавшая лицо. Судя по голосу, он был старше Гектора, но не намного.

— Загадка называется «Хозяин гостиницы в затруднении». Вот она:

Однажды десять странников, Устав за день пути, Сумели все ж в конце концов Гостиницу найти. «Смогу я дать лишь восьмерым Отдельную кровать, — Сказал хозяин, — а двоим Придется вместе спать». Поднялся шум, хозяин же Лишь голову чесал. Никто при этом дележе Быть лишним не желал. По счастию, хозяин был Находчив и хитер, Гостям своим он угодил, И разрешил он спор. —

Тут парень приостановился и крикнул Гектору:

— Внимание! Суть загадки:

И вот попробуй-ка решить, Как, не обидев их, Он в девять коек уложить Сумел десятерых?

Гектор сжал губы и задумался. Как разместить десять человек в девяти комнатах? Эта загадка ему еще не встречалась. Отец вполне мог бы загадать ее, но услышать такую загадку на южном берегу Гектор никак не ожидал. Не то чтобы здешним жителям не хватало умственных способностей, просто они, как правило, были нацелены на другое.

— Да, над этой загадкой надо поломать голову, — сказал он.

— Ломай, если не жалко, — бросил парень. — Дашь ответ в следующий раз.

— То есть завтра? — спросил Гектор.

— Может, и завтра, — ответил тот и стал выбираться из толпы.

Остальные слушатели были заинтригованы не меньше Гектора.

— Так какой же ответ? — спросил один из постоянных клиентов Гектора.

— Tempus omnia revelat, — рассеянно отозвался Гектор, забыв, что он не дома и вряд ли кто-либо из окружающих силен в латыни.

— Он сказал: «Время покажет», — раздался голос, и Гектор увидел затылок загадочного незнакомца, исчезающего в переулке.

— Да, время покажет, — повторил он.

Пошел снег. Решив, что загадок на сегодня хватит, публика стала расходиться. Гектор спрыгнул с помоста, пенсы в кошельке зазвенели. Часть их он, конечно, отдаст миссис Фитч, но кое-что оставит и себе. Подойдя к ближайшему продуктовому ларьку, он укрылся под его навесом и в грустной задумчивости стал жевать горячую картошку, запивая ее подогретым пивом с пряностями.

За те шесть недель, которые Гектор провел у Лотти Фитч, лето закончилось. Летом в Урбс-Умиде, как водится, повышалась температура воздуха и пропорционально этому возрастала его насыщенность зловонными испарениями с Фодуса. Наступила осень, когда в течение двух недель было чуть прохладнее, а на смену ей уже надвигалась зима.

Для Гектора это было нелегкое время, но он старался, как мог, приспособиться к радикальным переменам в своей жизни. В приюте, кроме него, было еще двадцать подростков; всех их оставила сиротами Судьба, нередко выступавшая в обличье джина. В первое утро за завтраком на Гектора косились с подозрением — что за новичок? Стоило ему открыть рот, как всем стало ясно, откуда он явился, и тут же завязалась драка. Гектор был повержен со второго удара — ему трудно было тягаться с закаленными в боях уличными мальчишками. Лежа на полу и гадая, сколько ему осталось жить, он вдруг заметил на одном из мальчишек свою куртку, на другом — шляпу, на третьем — ботинки и часы. Он быстренько вытащил черный кокон и напомнил им о том вечере, когда они помогли ему избавиться от лишних вещей.

Узнав его, главарь — тот самый, что встретился ему тогда на улице, — сразу остановил драку. Самый маленький шкет, который по-прежнему носил галстук Гектора (правда, окрасившийся в более темный цвет), помог ему подняться и стал умолять подсказать им решение загадки о казни за ложь — они все чуть не свихнулись, пытаясь отгадать ее. Гектор сообщил им ответ и разъяснил его несколько раз, после чего все его зауважали как человека образованного и умеющего развлечь компанию. Так что предположение Полли о способности Гектора к выживанию оказалось верным. Однако ему еще предстояло найти свое место на улице, за пределами приюта.

Он быстро усвоил, что речь здешних обитателей отличается характерным опусканием звука «х» и большим количеством сочных, но непечатных словечек, и так же быстро приспособился к ней. Через неделю уже казалось, что он никогда иначе и не говорил. Правда, изредка у него все же вырывалось что-нибудь вроде «Клянусь Юпитером!», «Великолепно, старина!» или какое-нибудь непотребство на латыни — от старых привычек не так-то легко избавиться. Мальчишки при этом смотрели на него косо и хихикали, однако некоторые из уважения к Гектору вскоре и сами переняли у него эти выражения.

Но больше всего Гектора подкупало в них то, как они слушали его, когда он загадывал им загадки и читал вслух юмористические стишки Бьяга Гикори или, по настоятельной просьбе Полли, какую-нибудь из «Волшебных сказок о феях и блаженных духах» Хаундсекера (один из мальчишек позаимствовал книжку у уличного торговца, не предупредив его об этом).

Так что жизнь в приюте оказалась не такой тяжелой, как Гектор боялся поначалу. Его кормили, у него была крыша над головой, он даже зарабатывал своими загадками. Другие мальчишки тоже трудились — каждый на свой лад. Одни отправлялись за мост, где чистили джентльменам обувь, другие подметали улицы, третьи попрошайничали. Ну и само собой, все воровали. В этом ремесле Гектор сильно им уступал, и потому он ходил по домам, предлагая куриные ножки, пока не переключился на загадки.

Миссис Фитч не слишком досаждала им. Надо было только повторять вслед за ней молитву перед едой, а также всякий раз, когда ей это приходило в голову (что случалось довольно часто), подхватывать церковные гимны, когда она пела их (часто и громко), и выполнять минимальные обязанности по дому — а все остальное время было в их распоряжении. Конечно, приходилось мириться с такими неприятностями, как вши и блохи, отталкивающие запахи и опасности, подстерегавшие на улицах, но предоставленная им свобода стоила того. Гектор убеждался в этом, вспоминая долгие нудные дни, проведенные в классной комнате с учителем, бесконечные спряжения глаголов и склонения существительных и в особенности тросточку наставника, которой тот очень умело и охотно пользовался.

Однако по вечерам, когда на город опускалась тьма, падало и его настроение. Он горько тосковал по отцу, его снедали гнев и неутихающее желание отомстить. Давило на него и то, что приходилось держать в секрете свое прошлое. Гектор не посмел сказать Лотти свою фамилию, попахивавшую джином. Он боялся, что она тут же выставит его вон. В такие тяжелые моменты он находил поддержку у Полли. Ее жизнерадостная натура и умение не лезть в чужую душу помогали ему преодолеть хандру.

И неустанно, как днем, так и ночью, Гектор разыскивал Трупина. Он понимал, что тот, скорее всего, уехал из города, но ему необходимо было верить, что когда-нибудь справедливость восторжествует и Трупин заплатит за то зло, которое он причинил его семье. Зачастую Гектор возвращался в приют поздно вечером, голодный и озябший, и Полли неизменно ждала его, кормила и укладывала спать, не спрашивая, где он был и что делал. Иногда, сидя за кухонным столом, Полли писала письма, а он помогал ей справиться с орфографическими трудностями. Время от времени она поглядывала на него вопросительно, как бы вызывая на откровенность, но Гектор не поддавался на провокации.

Только один раз Полли высказалась на эту тему. Было уже за полночь; Гектор, бледный и усталый, плюхнулся на стул напротив нее.

— Гектор, — осторожно начала Полли, — не знаю, на кого или на что ты охотишься зимними вечерами, — и не хочу знать, — но только вижу, что тебе от этого мало пользы.

Гектор хотел возразить, но она подняла руку, останавливая его:

— Я твой друг, и мне не нравится, что ты в таком состоянии. Знаешь, иногда надо оставить прошлое в покое, иначе оно поглотит тебя целиком.

Гектор понимал, что она права. Если бы только он мог забыть все это… Но перед его глазами вставало безжизненное тело отца в питомнике бабочек, и он опять давал себе слово довести задуманное до конца, каким бы этот конец ни оказался.

ГЛАВА 10 Дьявольское зелье

ГРАЖДАНЕ УРБС-УМИДЫ!

БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ!!!

ДЬЯВОЛЬСКОЕ ЗЕЛЬЕ

Этот гнусный напиток, можжевеловый яд, посланный нам самим Вельзевулом, чтобы совратить нас с пути истинного, ведет только к диким предприятиям, отнимает всякий стыд и слабоумит всех до единого.

* НЕ ПОДДАВАЙТЕСЬ!!! *

Я, Лотти Фитч, живое доказательство, что можно без этого. Да, я пила это дьявольское зелье и получала удовольствие от опьянения и сладкого забытья.

* НО ЭТО ДАВНО В ПРОШЛОМ *

С помощью Божественного я преодолела мою вредную привычку, это умозатмевающее пристрастие, которое приводило только к жестокости и злоупотреблениям.

ВЫ МОЖЕТЕ ТОЖЕ

Лотти Фитч отложила листовку и задумалась. На нее все еще нападало порой, особенно по утрам, сильное желание глотнуть джина, в чьей власти она прожила столько лет, но Лотти, сложив руки, стала истово молиться, чтобы Господь дал ей силы устоять. У нее пересохло во рту, и она провела языком по зубам и дырам между ними. Вспомнив о Гекторе с его полным набором идеальных зубов, Лотти печально улыбнулась.

После того как Гектор поселился у нее два месяца назад, она все чаще вспоминала своего сына Ладлоу. Когда она видела его в последний раз, ему было столько же лет, сколько сейчас Гектору. Разбуженная совесть заставляла ее со стыдом и болью думать о том, как жестоко Нед и она сама обошлись с сыном, вынудив его бросить их. И Лотти не винила его за это. С какой стороны ни посмотри, они были плохими родителями. Однако вся прошлая жизнь представала перед ней как в тумане, и она даже не помнила точно, как выглядел Ладлоу. У него были карие глаза… Или нет? Зеленые? Надо спросить Неда. Хотя нет, он тоже не вспомнит. Если уж у нее в голове все перепуталось, то у него было в десять раз хуже. Он ведь, как-никак, выпил намного больше ее за все те годы.

В прежней жизни Бог и его неисповедимые пути мало интересовали Лотти — как и большинство урбсумидцев. Но тот далекий зимний вечер, когда Нед, ее вторая половина (не лучше и не хуже первой), свалился в реку, стал для них поворотным пунктом. Они примчались на берег Фодуса в погоне за их сыном Ладлоу. Стыдно признаться, но они хотели продать его зубы. Ладлоу же был категорически против, поскольку зубы были у него во рту. Ему совсем не хотелось возвращаться домой, так как он к тому же понимал, что занимает в родительских сердцах в лучшем случае третье место — после джина и денег. Кульминационным моментом явилась развернувшаяся на берегу схватка между Ладлоу и преследующим его отцом. Нед потерял равновесие и упал в воду, а Ладлоу убежал.

Когда голова Неда скрылась под водой, Лотти, как полагается, стала вопить и рыдать, хотя мысленно уже распрощалась с ним. Но, на его счастье, на шум сбежались прохожие, и у одного из них — бывают же чудеса! — оказалась с собой веревка. Он кинул один конец Неду, и тот, скорее случайно, нежели благодаря проворству, ухватился за нее и был извлечен из реки.

— Я не чувствую ног, — стонал он, пока его волокли.

Лотти не поверила ему и стала проверять, пиная его голени, но он при этом даже не моргнул. По всей вероятности, ноги свело в холодной воде, однако это не объясняет, почему они отказались действовать раз и навсегда. Лотти была расстроена произошедшим (и прежде всего тем, что Нед выжил), но крики собравшихся: «Это чудо!», «Хвала Господу!» — задели какие-то струны в ее душе, и именно в этот момент, на заснеженном берегу Фодуса, ей было первое видение. Перед ней возникла призрачная фигура — маленький мальчик на коленях. Он плакал, его тонкие ручки искали в снегу еду, и это совершенно неожиданно для Лотти тронуло ее до слез. На самом деле это было не видение, а живой ребенок, только очень бледный. В поднявшейся суете он выронил из рук горячий каштан, его тут же затоптали в снег, и мальчик пытался его отрыть.

Лотти на минуту отвернулась, чтобы посмотреть, что делается с Недом. Его уже тащили в направлении «Ловкого пальчика», где он был завсегдатаем, с целью влить в него чего-нибудь горячительного у горящего очага. Когда Лотти вновь обернулась к ребенку, его уже не было. Она решила найти его по едва заметным следам, оставленным на снегу, и следы привели ее к Рыболовному ряду в пяти или шести кварталах от реки. Следы обрывались у дверей большого пустующего дома, где на полу копошилась целая орава осиротевших детей. Стоя в дверях и глядя на малышей, с надеждой поднявших к ней лица, Лотти еще сильнее почувствовала боль собственной утраты и дала обет помочь несчастным малюткам. Так был учрежден Приют Лотти Фитч для Подкинутых Младенцев и Выкинутых Мальчишек.

Сыграло роль в тот вечер Божественное вмешательство или нет, неизвестно, но по крайней мере одно чудо произошло: Лотти стала другой женщиной. Она разом прекратила употреблять можжевеловую воду и полностью отдалась роли покровительницы всех сирот и беспризорников Урбс-Умиды. Нед, ноги которого по-прежнему не действовали, переехал вслед за ней в новый дом. Он не бросил пить, но из уважения к Лотти притворялся, что тоже отказался от джина. Его доставляли Неду контрабандой многочисленные друзья-собутыльники, продолжавшие навещать его. «Раз Лотти не знает об этом, то и тревожиться ей не о чем», — рассудил ее супруг, и с тех пор чета Фитч жила в мире и согласии — Нед на чердаке, а Лотти по большей части на нижних этажах.

Покаявшись в грехах, Лотти много времени проводила на улицах, всенародно разоблачая зло, заключенное в пьянстве, и раздавая людям свои листовки. Во время одной из этих акций она и повстречала Полли. Отчаявшись найти пристанище и работу, девушка уже была готова искать забвения у одного из джинопроводных кранов. Лотти подоспела как раз вовремя и пригласила Полли помогать ей на кухне.

Когда выяснилось, что Полли встречала Ладлоу в Пагус-Парвусе, Лотти почувствовала одновременно изумление, беспокойство и радость: изумление по поводу столь необычайного совпадения, беспокойство в связи с опасением, не рассказал ли Ладлоу девушке, как скверно обходились с ним родители (он не рассказал), а радость оттого, что он жив и здоров. Великодушный Господь сообщил Лотти во время одного из ее очередных видений, что наступит день, когда их семья воссоединится. В ожидании этого события она терпеливо продолжала свое дело.

Так прошло почти шесть лет.

Мысли Лотти вернулись к Гектору. «Он оказался весьма полезным приобретением для приюта, — подумала она, — целеустремленным, надежным и общительным парнишкой». Безусловно, он отличался от остальных мальчиков — недаром вырос на Северной стороне. Но он быстро освоился в новой обстановке. Возможно, он не так ловко орудовал кулаками, как другие, но зато доказал, что побеждают не только грубой силой. Не укрылось от Лотти и то, что Полли охотно взяла парня под свое крылышко.

Выйдя из задумчивости, Лотти поднялась на второй этаж, чтобы взять пальто с вешалки. Карманы пальто были набиты пробками для затыкания джинопроводных труб, сумку распирало от листовок. Ей нравилось стоять на мосту и просить деньги для ее мальчиков. При этом она всегда брала с собой двух самых маленьких с сугубо мрачным выражением лица. Один раз она пригласила и Гектора — он выглядел порой поистине несчастным, — но он отказался.

«Слишком нежное создание, — подумала она, вздохнув, — и тяжело переживает смерть своего папы. Но все равно хороший мальчик».

Выйдя на улицу, она заметила какого-то человека на противоположной стороне. Лотти даже показалось, что он улыбается ей, но вокруг сновало много прохожих, и трудно было сказать наверняка. Он носил шляпу очень необычного фасона и сумку через плечо. Лотти была уверена, что видела его на этом же месте и вчера, и позавчера. Пока она растерянно моргала, человек исчез.

ГЛАВА 11 «СЕВЕРНЫЙ ВЕСТНИК»

Газета для понимающих читателей

ПОЧЕТНЫЕ ГОСТИ НА ОТКРЫТИИ ВИННОГО ТОРГОВОГО ЦЕНТРА

Статья Тарквина Фолкнера

Леди Лисандра Мандибл (изображенная выше) почтила своим присутствием открытие третьего Винного торгового центра Фолкнера и выглядела в гарнитуре из белого меха необыкновенно изысканно.

Леди Мандибл сопровождал барон Боврик де Вандолен (см ту же иллюстрацию). Барон — чрезвычайно экзотическая и загадочная фигура — очень быстро завоевал все сердца в урбс-умидском высшем свете. За несколько недель, проведенных в нашем городе, этот обаятельный человек, представляющий восточноевропейскую ветвь именитого рода де Вандоленов, приобрел большую популярность и стал желанным гостем на обедах, танцевальных балах и званых вечерах. Он пользуется завидной репутацией в высшей степени интересного и остроумного собеседника, обладающего воображением, — и к тому же он настоящий герой. Кто не слышал трагическую историю о том, как он потерял левый глаз на дуэли за честь женщины? Но это оптическое неудобство не может служить препятствием для такого человека, как барон Боврик де Вандолен.

Что касается самой леди Мандибл, то она вряд ли нуждается в представлении. Без сомнения, самая прекрасная и талантливая из всех дам, украшавших своим присутствием интерьеры Визипиттс-холла, наследственного поместья Мандиблов, она известна не только своим исключительным вкусом и стилем, но и экстравагантной натурой — и мы, жители Северной стороны, любим ее за это! Говорят, что она не жалела средств на переоборудование Визипиттс-холла Мы будем иметь возможность убедиться в этом на ежегодном Зимнем празднике Мандиблов.

После трагической кончины своего отца молодой лорд Мандибл редко посещает город, предпочитая уединение Визипиттс-холла, находящегося в шести часах езды от города. Из-за своей усохшей ноги он никогда не имел особой склонности к вечеринкам и танцам и, без сомнения, только рад тому, что барон Боврик сопровождает его супругу во время ее выездов в свет.

Хотя многие молодые дамы нашего города заявляют, что они находятся под обаянием барона, он не поддается их чарам, целиком посвятив себя поставленной перед ним задаче. Общеизвестно, что он активно участвует в подготовке Зимнего праздника Мандиблов. Все мы, урбсумидцы Северной стороны, с нетерпением ожидаем его, тем более что подготовку этого праздника, всегда являвшегося уникальным событием в жизни города, на этот раз взяла в свои руки леди Мандибл.

Гектор положил мятый газетный лист на пол рядом с матрасом и, наклонившись над ним, в сотый раз очертил пальцем профиль барона Боврика де Вандолена. Затем, нахмурившись, он откинулся на подушку.

— Да, Трупин, ты поистине мастер жульничества, — пробормотал Гектор, крутя в пальцах черный кокон. Если художник точно воспроизвел оригинал, то не оставалось сомнений, что Гулливер Трупин и Боврик де Вандолен — одно и то же лицо.

— А если даже и нет, то мой долг перед отцом — убедиться в этом, — произнес он громко.

ГЛАВА 12 Знаменательная встреча

Прижавшись к стене, Гектор осторожно выглянул из-за угла, следя за блестящим черным экипажем, который только что остановился перед входом в здание. Внешне он был спокоен, но сердце его билось учащенно. Кучер спрыгнул на землю и открыл дверцу кареты. Из кареты вышел пассажир с тростью, медный наконечник которой звонко стучал по камням мостовой. Гектор обратил внимание на то, как сияют носки туфель с большими золочеными пряжками. Внезапный порыв ветра распахнул плащ джентльмена, открыв взору костюм довольно редкой расцветки: бриджи цвета охры с шелковой тесьмой более темного оттенка и оливковый жилет. Секунду джентльмен постоял, любуясь своим отражением в окне, затем поправил повязку на левом глазу, подкрутил нафабренные усы и вошел в здание.

Кучер сидел к нему спиной, так что Гектор беспрепятственно подкрался к дверям. Все его чувства были обострены, и он сразу учуял оставленный джентльменом запах. Неужели цитрусовый? Прочитав вывеску, он криво усмехнулся: «Бэдлсмайр и Ливланд, поверенные и аукционисты».

Ему наконец-то повезло — ну и интуиция помогла. «Северный вестник» информировал читателей о каждом шаге леди Мандибл и неизменно сопровождавшего ее барона, так что Гектору было известно, что они находятся в городе, в особняке леди Мандибл. Он не спускал глаз с особняка целый день, и к вечеру его терпение было вознаграждено. Парадная дверь открылась, из нее вышел человек и решительным шагом направился к реке. Гектор был уверен, что это Боврик де Вандолен, но является ли он к тому же Гулливером Трупином? В вечерних сумерках и на таком расстоянии определить было невозможно. Гектор осторожно проследовал за Бовриком до самого моста, где барон окликнул карету. Мальчик слышал, как он отдал распоряжение кучеру: «Улица Рёбемлинде».

У Гектора не было кареты, но он без труда поспевал за бароном. День был рыночный, и дорогу экипажу то и дело преграждали коровы, свиньи и уличные торговцы. К тому же Гектор знал, как сократить путь, пробежав закоулком, по которому карета не могла проехать, так что на улицу Рёбемлинде он прибыл даже раньше нее.

Несмотря на то что контора Бэдлсмайра и Ливланда находилась к югу от реки, они не испытывали недостатка в богатой клиентуре с Северной стороны. Вывеска гласила, что они «поверенные и аукционисты», но было хорошо известно, что парочка запускает свои жадные руки и во многие другие дела. Когда у людей возникали проблемы — правовые или иные — и они не хотели, чтобы об этом прознали соседи, они шли к Бэдлсмайру и Ливланду. Помимо всего прочего, поверенные охотно выступали в качестве посредников при продаже и покупке имущества, если по ходу дела появлялась такая счастливая возможность.

Раздосадованный тем, что так и не смог толком рассмотреть лицо барона, Гектор повернул за угол, перелез через стену и очутился в дворике позади здания. Под окном комнаты, в которой владельцы конторы беседовали со своим гостем, Гектор обнаружил пустой ящик из-под чая и забрался на него. Отсюда ему было не только хорошо видно, но и слышно, как они громко поздравляют друг друга с выгодной сделкой.

— А, барон де Вандолен! — произнес Бэдлсмайр, толстяк с мясистыми пальцами. — Мы с мистером Ливландом ожидаем вас.

Ливланд, который внешне был полной противоположностью своему партнеру, стоял рядом с ним, потирая костлявые руки, и то и дело оттягивал губы, обнажая длинные зубы, словно пытался высосать что-то, застрявшее между ними.

— Фсе готово? — спросил Боврик с заметным германским акцентом.

— Да-да, — ответил Ливланд. — Все упаковано и готово к отправке. Отличная покупка, должен вам заметить. А бывший владелец достоин всяческого презрения.

— За глупось нушно расплачиваться, — холодно отозвался Боврик, сверкнув своим единственным глазом.

— Однако нет худа без добра, — подхватил Бэдлсмайр. — Нам пришлось повозиться с имуществом Фитцбодли. Свернуть обанкротившееся дело не так-то просто, вы ж понимаете. На данный момент мы распродали все. Но когда до нас дошли слухи, что вы с леди Мандибл интересуетесь этим… — он кивнул на упаковочную клеть на столе, — мы оставили это для вас.

Боврик кивнул с явным удовлетворением.

— А как насчет другой вещи, о которой мы с вами говорили, барон? — продолжал Бэдлсмайр. — Она при вас?

— О да, конешно, — ответил Боврик и вытащил из-под полы мерцавшую белым мрамором статуэтку греческого водоноса.

Оба поверенных расплылись в улыбках и выразили восторг.

Дело в том, что Боврик, верный своей натуре и поставленной перед собой задаче, неплохо подрабатывал, продавая на стороне кое-какие вещицы из Визипиттс-холла, — о чем Гектор в тот момент еще не знал. Разумеется, он брал только те из них, каких леди Мандибл вряд ли могла хватиться, — да к тому же их дом был так набит разнообразными безделушками, что отыскать ту или иную пропажу не было никакой возможности. Вдобавок леди Мандибл постоянно обновляла интерьеры и предпочитала оставлять на виду только парные предметы или составлявшие комплект, так что Боврик вовсю пользовался ее чудачествами, а не потворствовал им.

Ливланд упрятал статуэтку подальше, а Бэдлсмайр тем временем достал из буфета бутылку и три бокала.

— Пришлось также разбирать погреба Фитцбодли, — обронил он, — Там были кое-какие весьма редкие вина. Ухлопали на это уйму времени. Денег после оплаты счетов, между прочим, не осталось ни пенни, а сам Фитцбодли умер — от стыда, наверное.

— Ему лутше подошло бы имя Фитцбэдли, — сухо заметил Боврик, и, рассмеявшись, все трое пригубили «Шато уи дю пип» урожая пятьдесят шестого года.

Гектор только сжимал кулаки и безуспешно пытался подавить растущий в нем гнев. Доказательств у него теперь было предостаточно: цитрусовый запах, шутка насчет Фитцбэдли, повязка на глазу и форма носа. Последние сомнения отпали: Боврик де Вандолен был Гулливером Трупином, и никакие пижонские костюмы и фальшивые германские акценты не могли это скрыть. А в упаковочной клети наверняка находилось что-то, ранее также принадлежавшее его отцу, и этот факт разозлил Гектора еще больше. Когда троица осушила бокалы и стала обмениваться рукопожатиями, Гектор опять перелез через стену и выскочил на улицу одновременно с бароном, выплывшим из дверей с разрумянившимися щеками и чрезвычайно довольным видом. Кучер небрежно закинул упаковочную клеть на крышу экипажа, и барон раздраженно постучал тростью по мостовой.

— Осторожнее, дорогой мой! — воскликнул он с характерной для его собственной речи отрывистостью. — Там стекло.

Сколько ночей Гектор лежал без сна, представляя себе, как встретит Трупина, виновника всех несчастий отца, и гадая, что он при этом сделает. И вот Трупин был всего в нескольких футах от него. Гектор почувствовал, как со дна его желудка поднимается ярость, все окружающее растаяло как в тумане, он видел только одно: Боврика де Вандолена.

Гектор двинулся к барону. Казалось, ход времени замедлился. Он не знал, что собирается сделать, но непроизвольно стиснул кулаки и до боли сжал зубы.

Боврик, почувствовав присутствие Гектора, повернулся к нему. Он прищурил свой единственный глаз и презрительно скривился при виде наглого оборванца, осмелившегося приблизиться к нему. В тот момент, когда Гектор был уже совсем рядом с бароном, какой-то мотылек выпорхнул из экипажа и сел на рукав Боврика. Тот занес руку, чтобы прихлопнуть его.

— Не надо! — крикнул Гектор, остановившись. Барон опустил руку и взглянул на Гектора.

— В чем дело? — спросил он. — Это же просто моль какая-то. Что такого, если я убью ее?

Гектор тяжело дышал, лицо его горело. Гнев не улегся, но он вдруг понял, что время действовать еще не наступило.

— Это не моль, — ответил он как можно спокойнее. — Это бабочка. Thecla betulae.

— Бабочка? Но ведь почти зима уже.

— Наверное, она пряталась в карете, — сказал Гектор, осторожно пересадив бабочку на свою руку.

Боврик поморщился при прикосновении и с отвращением встряхнул рукав. Но затем выражение его лица изменилось.

— Ты что, разбираешься в бабочках?

— Да, — сухо ответил Гектор. — Я знаю о них все.

— Это очень кстати, — произнес Боврик, поджав губы. — Мне как раз нужен специалист по бабочкам. Ты слышал о леди Мандибл из Визипиттс-холла?

Гектор кивнул. Он чувствовал, что успокаивается, жжение в глазах ослабло. Его поразило, что он чуть было не набросился на барона. Что на него нашло? Средь бела дня (хотя в этой части города он был не столько бел, сколько сер), прямо на улице, перед адвокатской конторой! Помрачение рассудка, да и только.

— Ее светлость леди Мандибл хочет вывести бабочек к ее Зимнему празднику, — продолжал Боврик. — Ты сможешь это сделать?

— Думаю, что смогу, — медленно произнес Гектор.

Дело принимало неожиданный оборот. Надо было воспользоваться этим в своих целях.

— Тогда приезжай в Визипиттс. Я пошлю за тобой экипаж.

Гектор кивнул. Гнев его полностью растаял, вместо него стал созревать план.

Кучер, пристроивший наконец упаковочную клеть на крыше, намекнул, что уже пора ехать. Боврик забрался в карету и высунулся из окна.

— Как тебя зовут, парень? — спросил он, вручив Гектору записку, на которой было указано, где и когда он должен ждать экипаж.

— Гектор Фи… — начал мальчик, но тут же осекся.

Ну не дурак ли он? Чуть не сказал этому типу свою фамилию. Хорошо, если барон не обратил внимания на его заминку.

— Просто Гектор, — договорил он.

Карета тронулась с места. Из окна высунулась рука и бросила на мостовую какой-то круглый предмет, который, вихляя, подкатился к ногам Гектора. Мальчик поднял его. Монетка в один пенс.

— Ну нет, одним пенсом ты не отделаешься, — пробормотал Гектор. — Твоя подлость будет стоить тебе дороже. Намного дороже.

ГЛАВА 13 Поездка с препятствиями

Солнце клонилось к закату, когда Гектор стоял рядом с «Ловким пальчиком», притопывая, чтобы согреться, и потирая руки. Все говорили, что зима будет суровая, и вспоминали тот год, когда Фодус замерз. Гектор тоже помнил это. Ему было тогда пять лет, и отец водил его на реку, чтобы показать редкое зрелище. Гектор думал, что увидит белый лед, но он оказался темно-серым. Предприимчивые торговцы установили на берегу свои палатки и развели костры, на которых жарились каштаны. Было шумно и весело. Гектору, понятно, очень хотелось спуститься на лед, но отец не пустил его, и оставалось только смотреть на других. Гектор помнил, какое выражение лица было у его отца, когда тот наблюдал за людьми, бегавшими по льду. У него тогда мелькнула престранная мысль, что отца, похоже, тоже тянет побегать вместе со всеми.

Воспоминания Гектора были прерваны цоканьем копыт и стуком колес. К нему подъехала карета.

— Хектор? — спросил кучер. — В Визипиттс?

— Да, это я.

— А я Соломон, — отозвался кучер, пристально разглядывая его.

Одежда у мальчишки была, конечно, не ахти, но говорил он как-то чудно — вроде бы и местный, и не совсем.

Соломон чувствовал, что в этом черноглазом отроке таится больше, чем кажется на первый взгляд. Не зря, наверное, барон выслал за ним карету.

— Долго нам ехать? — спросил Гектор, забравшись внутрь.

— Ну-у… — протянул Соломон, нахмурив брови и втянув воздух сквозь зубы. — Зависит от погоды и от дороги. Недавно был дождь, а теперь, того гляди, снег пойдет. Я знаю место в горах — там как раз деревушка, — и если после нее свернуть, то будет короче. Но зимой там не проехать из-за снега.

— Ну и ладно, — отозвался Гектор, закрывая дверь и устраиваясь на сиденье.

Щелкнул кнут, Гектора тряхнуло, и в следующий момент он двинулся прочь из Урбс-Умиды, прочь от Полли, Лотти и своего отца.

Экипаж нельзя было назвать комфортабельным, обычно Гектор ездил на более мягких сиденьях. Но в последнее время он убедился, что можно привыкнуть почти ко всему, и смирился с очередным неудобством. У него было ощущение, что он оставляет позади не одну прошлую жизнь, а целых две — на северном берегу и на южном.

Вскоре надвигающаяся ночь поглотила дневной свет, и Гектор задернул занавески. Мысли его обратились к Боврику и приняли столь кровожадный характер, что сердце начало работать в бешеном ритме. Но он не мог не улыбнуться сквозь сжатые зубы над иронией сложившейся ситуации. «Этот двуличный мошенник, — подумал он угрюмо, — сам накликал беду, пригласив меня в замок».

Между тем они поднимались в гору, воздух становился все холоднее. Гектор поплотнее укутался в отцовский плащ и отдался во власть усталости, накопившейся за день. Все, что осталось у него на память об отце, — это его плащ и кокон на шее.

Он пробудился ото сна, сброшенный на пол внезапным переворачивающим все внутренности толчком. «Tarti flammis!» — выругался Гектор и сел опять на скамейку, вцепившись в нее руками, но чуть не слетел с нее вторично при следующем не менее мощном сотрясении. Опасения кучера были не напрасны: недавние грозы разворотили дороги.

Внезапно один за другим последовали громовой удар, оглушительный треск и жуткий скрежет рвущегося металла. Карету резко занесло влево, и она опрокинулась на бок. Когда все затихло, Гектор кое-как поднялся на ноги. Он был в шоке, но обошлось без травм. Прихватив свою сумку, он выбрался наружу через дверь, которая была теперь у него над головой. Соломон стоял на дороге, ругаясь на чем свет стоит.

— Колесо отвалилось, — сказал он, выпрягая лошадей. — Но тут совсем недалеко до деревни — там карету починят.

И вот при призрачном свете ущербной луны под аккомпанемент цокающих лошадиных копыт Гектор и Соломон стали подниматься верхом бок о бок на крутой холм. Вскоре показались огоньки деревни, и Гектор заметил у дороги большой плоский камень с выбитой на нем надписью: «Пагус-Парвус».

— Пагус-Парвус, небольшое селение в Муаровых горах, — пробормотал Гектор себе под нос фразу из учебника. Его бывший учитель был бы доволен.

— Здесь нам помогут, — сказал Соломон с облегчением, — и дадут чего-нибудь горячего.

Залитая луной улица шла в гору гак круто, что Гектор живо представил себе, как деревенские жители пробираются по ней, цепляясь за оконные рамы, чтобы не скатиться вниз. Они спешились около трактира «Маринованный пескарь» и отдали поводья мальчишке, который выбежал, услышав их. Гектор прошел вслед за Соломоном в трактир, где они сразу окунулись в волны теплого воздуха и громкого смеха. Трактирщик протирал — или, по крайней мере, вытирал — стакан за стойкой бара. При виде прибывших он воскликнул:

— Соломон! Очень рад вас видеть, сэр!

— Бенджамин Туп! — Соломон поднял руку в ответном салюте.

Подойдя к стойке, он вкратце рассказал трактирщику о происшествии, и Бенджамин немедленно выискал двух умельцев, отправившихся чинить карету.

— Что пожелаете? — спросил он гостей.

— Мне пива, и этому юному Хектору тоже, — сделал заказ Соломон. — И раз уж вы все равно обслуживаете нас, то заодно чего-нибудь тушеного.

Взяв пиво, Соломон направился к столику у стены, расплескивая жидкость из переполненной кружки на усыпанный опилками пол. Похоже, он пользовался здесь популярностью — его дружески приветствовали со всех сторон. Гектор присоединился к Соломону, и тут же какая-то пожилая женщина подошла к ним, то и дело подмигивая, — у нее был нервный тик.

— И куда же вы направляетесь в столь поздний час? — спросила она.

— В Визипиттс-холл, — ответил Гектор.

То ли он сказал это необычайно громко, то ли выбрал для этого момент, когда в трактире было необычайно тихо, но стоило ему произнести эти слова, как наступила полная тишина.

— Странное место для молодого парнишки, — подмигнула ему пожилая дама.

— Леди Мандибл, как я надеюсь, даст мне работу по подготовке Зимнего праздника, — объяснил Гектор. — А что в этом Визипиттс-холле странного?

— Не столько в самом Визипиттс-холле, — вступил в разговор Бенджамин, скрестив руки на груди и облокотившись о прилавок, — сколько в его обитателях! Кто только не таскается и чего только не таскают в этот замок и из него! Через нашу деревню постоянно возят что-нибудь для леди Мандибл, и такого багажа мне еще никогда не приходилось видеть. Как-то один сундук свалился с повозки и раскрылся, а то, что было в нем, рассыпалось по всей улице. Статуэтки и украшения, изображающие каких-то монстров. Чучела животных, которых я даже назвать не могу, — и кости, маленькие и большие. Какая надобность леди в этих иноземных диковинах, скажите на милость?

Посетители трактира поддержали его нестройным бормотанием.

— Говоришь, направляешься в Визипиттс? — спросил один из них, выступив из темного угла. — Вот послушай историю, которая заставит тебя дважды подумать, прежде чем ехать туда.

— Хорошо, — отозвался Гектор. — Но предупреждаю, если уж я решил что-то сделать, то отговорить меня нелегко.

То же самое, по-видимому, можно было сказать о незнакомце. Он решительно уселся за их столик и начал свой рассказ:

«Меня зовут Оскар Карпью, и я тоже из Урбс-Умиды. Именно в этом городе мой собственный тесть подставил меня, обвинив в убийстве, которого я не совершал. Я не стал дожидаться полиции. Я был бедняк, а он богач — безнадежное дело доказывать свою невиновность. Оставил в городе своего маленького сынишку Пина и бежал в Пагус-Парвус. Выждав какое-то время, я вернулся в город, чтобы найти сына, но они куда-то переехали. Я очень скучаю по нему.

А что касается Визипиттс-холла, то ездить туда у меня желания нет. Нам, деревенским, нет дела до того, что там происходит. Мы слышали только, что молодой лорд Мандибл женился, а вскоре после этого отец его умер. Недавно до нас также дошли слухи, что при леди Мандибл завелся какой-то одноглазый. Его зовут барон Боврик де Вандолен, и говорят о нем много разного. Так что, когда пару недель назад в деревне появилась сверкающая черная карета с алыми занавесками и тремя форейторами, мы поняли, что это тот самый барон. Им в Визипиттсе понадобился плотник, и поскольку это моя профессия, я поехал с ним. Очень странный вид у этого замка: весь сложен из огромных черных каменных глыб, на которых выбиты разные декоративные орнаменты. Если присмотреться, то заметишь, что в нишах прячутся жуткие существа — свирепые грифоны и омерзительные горгульи. У входа — колонны, сверху — украшения в форме цветов, а среди цветов ползают ящерицы и змеи. Такое впечатление, что все они следят за тобой.

Я сразу приступил к работе в Большой столовой — надо было подготовить ее к Зимнему празднику. Мне дали конкретное задание: подправить стеновые панели, укрепить расшатавшиеся половицы, починить ножки стульев. Я почти никого не видел, пока работал там, но когда я выключал мой станок и не стучал молотком, то часто слышал, как лорд Мандибл играет на клавесине и возится со своими котами. Как-то вечером — часы только-только пробили десять — откуда-то вдруг донеслись шум и громкие голоса. Я любопытен, как и любой смертный, и потому я отложил свои инструменты и пошел на шум. Он раздавался в холле, и там я застал необычную сцену. Несколько человек — охотников, судя по их костюмам, — столпились вокруг какого-то большого зверя, лежавшего на мраморном полу. У него была темная шерсть, четыре конечности — я сказал бы, ноги и руки, как у обезьяны, — и огромная голова. Он издавал острый запах гниющего мяса, как будто давно умер. Но затем я заметил, что его грудь вздымается и опадает. Внезапно он пошевелился, и один из охотников всадил ему в бок нож по самую рукоятку. Зверь застонал, повернул голову и, готов поклясться, посмотрел мне прямо в глаза. Даже сейчас я не могу описать, что я при этом почувствовал.

Из разговора я понял, что зверя поймали в ближайшей дубраве. Сначала охотники решили, что спугнули косматого вепря, и, только подстрелив его, поняли, что это нечто совершенно необыкновенное. Я хотел было подойти к зверю, но в этот момент в холле появились леди Мандибл и Боврик.

— Возможно, он представляет научный интерес, — предположил один из охотников.

— Надо сохранить его живым и послать в город — пусть там разберутся, — сказал другой.

— Лучше продать его как диковину, — выразил свое мнение третий.

По выражению лица леди Мандибл можно было понять, что все эти предложения не заслуживают внимания.

— Раз его поймали в моем лесу, значит, он принадлежит мне, — заявила она, — и я буду решать, что с ним делать.

В тоне, каким она это произнесла, и в саркастической ухмылке, скривившей губы Боврика, было что-то такое, от чего у меня мурашки забегали по коже. Я поспешно смылся, пока меня не обнаружили.

После этого мне только и хотелось поскорее закончить работу и убраться из этого места подальше. Неделю спустя я получил заработанные деньги и покинул замок. Когда я спускался с холма, мне повстречалась повозка, на которой сзади был приторочен большой деревянный ящик. Повозка угодила колесом в рытвину и едва не перевернулась. Ящик резко дернуло, и крышка его сдвинулась. Кучер с проклятиями соскочил с козел и стал поправлять поклажу. Я подошел, чтобы помочь ему.

— В замок? — спросил я.

— Ну, — ответил он. — Не дай бог, что-нибудь случится с грузом. Леди Мандибл мне голову оторвет.

Я уже столько всего наслушался о леди Мандибл да и насмотрелся в замке, что мне стало любопытно, и я заглянул в ящик. Уж лучше бы я этого не делал. Сначала я увидел всего лишь кресло, но быстро понял, что кресло это совсем не простое.

Кресло было целиком изготовлено из того необыкновенного зверя.

Подлокотниками кресла были его предплечья — не лапы, — и на концах подлокотников загибались его пальцы. А лапы служили ножками кресла, причем на задних лапах были сохранены даже пальцы стопы. Все кресло было обтянуто шкурой зверя, сзади она спускалась до самого низа. Черная шерсть была расчесана в одном направлении и лоснилась. Если у меня и оставались еще какие-то сомнения, то они рассеялись, когда я увидел на туго натянутой шкуре след от ножа, воткнутого охотником. Я был потрясен, меня чуть не вырвало от отвращения. Спасибо, что хоть голову не пристроили к креслу, — этого мой желудок уж точно не выдержал бы. Позже я узнал, что она была выставлена отдельно как трофей.

Никогда не забуду взгляд, который это умирающее существо бросило на меня. Конечно, это было не человеческое лицо, но, клянусь, взгляд этот не был взглядом зверя».

Часть вторая КОСМАТЫЙ ВЕПРЬ

Косматый вепрь называется так потому, что на спине у него вдоль хребта тянется черная полоса спутанной грубой шерсти. Существует легенда, что однажды дьявол явился из ада и решил зажарить на обед какого-нибудь кабана. Он долго бродил по обширным дубовым лесам и уже затемно наткнулся на большого вепря, рывшегося в земле в поисках орехов. Подходящего охотничьего копья у дьявола не было, и он метнул в зверя свои раскаленные добела вилы. Однако он промахнулся, вилы лишь проехались по спине вепря и подожгли шерсть. Вепрь с визгом бросился к реке и погрузился в воду, но река была слишком мелкой и не закрывала его полностью, так что спина осталась частично подпаленной.

Со временем вдоль всей спины от загривка до хвоста у кабана вырос гребень густой черной шерсти, и это стало отличительной чертой их семейства.

Косматые вепри обитают только в Лесу древних дубов на юго-восточных склонах Муаровых гор. Эти свирепые звери заботятся о продолжении их рода и яростно защищают друг друга от врагов. Поздним летом и осенью меню кабанов состоит в основном из желудей; зимой их дополняют подземные грибы Stipitis longi. Животные обладают особым нюхом на эти грибы.

Следует отметить, что вепри употребляют в пищу только съедобную шляпку гриба, а смертельно ядовитую ножку оставляют в земле. «Мифы и легенды, флора и фауна Леса древних дубов».

Сборник статей. Ок. 1652 г.

ГЛАВА 14 Отрывок из письма Полли

Визипиттс-холл

Дорогая Полли!

Когда бродишь по лабиринтам коридоров Визипиттс-холла, то буквально не продохнуть от запаха денег. Здешние излишества не сравнить ни с чем, что встречалось мне в Урбс-Умиде. В это невозможно поверить, пока не увидишь собственными глазами.

Меня мучает совесть из-за того, что я бросил приют, не попрощавшись ни с тобой, ни со всеми остальными. Но меня подстегивал гнев, и я просто не мог откладывать. Не знаю, отправлю я тебе когда-нибудь эти письма или нет и прочтешь ли ты их. Я обращаюсь в них к тебе, но пишу прежде всего для себя самого. Это помогает мне разобраться в том, что здесь происходит, а когда я перечитываю письма, то вижу, что я чувствовал и почему так поступал.

Отец перед смертью призывал меня отказаться от мести. Я знаю, ты тоже стала бы меня отговаривать. По сути дела, именно это ты и посоветовала мне на кухне в тот вечер. Но я не могу согласиться с этим. Барон Боврик де Вандолен, или как там его еще называть, — это законченный негодяй. Пусть даже и не он нанес последний решающий удар отцу, все равно ответственность за смерть отца лежит на нем. В городе вешают и за меньшие грехи.

Но хватит о нем! Я должен столько тебе рассказать.

Когда в Пагус-Парвусе карету починили, уже совсем стемнело, и Соломон решил, что мы заночуем в деревне, а наутро отправимся дальше.

Старушка Периджи, подмигнув мне в очередной раз, сказала:

— Раз Ты едешь в Визипиттс, у меня будет к тебе просьба. Видишь ли, я торгую книгами, и леди Мандибл прислала мне список книг, которые она хотела бы иметь. А юный Сурдоу, что развозит мою литературу, наотрез отказывается ехать в замок наслушавшись историй Оскара.

Я охотно согласился отвезти книги, и в благодарность она, подмигнув, предложила мне переночевать у нее.

Хотя я храбрился и был решительно настроен добраться до Визипиттс-холла, я, признаться, был рад оттянуть поездку — рассказ Оскара подействовал и на меня. Дом Периджи находился неподалеку от Трактира, так что я и замерзнуть не успел. Когда мы уже входили в дом, на противоположной стороне улицы мелькнула какая-то фигура. «Неужели кто-то следит за мной?» — подумал я.

— Что там такое? — спросила Периджи.

Я вгляделся внимательнее, но фигура исчезла.

— Да нет, ничего. Мне показалось, — ответил я, хотя не был в этом уверен.

Периджи оказалась чрезвычайно гостеприимной хозяйкой, и в ее каморке под крышей было бы очень уютно спать, если бы меня не преследовал всю ночь образ необыкновенного зверя.

На следующий день нам опять не повезло с погодой. С самого утра бушевала настоящая буря. Соломон, остановившийся в «Маринованном пескаре», передал мне, что мы продолжим путь, когда она утихнет. Но ветер завывал, и дождь хлестал по крышам почти до вечера. Периджи так заботилась обо мне, что было даже неудобно. Воспользовавшись предоставившейся возможностью, я осмотрел ее книжную лавку. На полках было немало книг из нашей домашней библиотеки — наверняка Бэдлсмайр и его костлявый партнер постарались. Это, конечно, расстроило меня, но мое настроение несколько поднялось, когда я увидел тоненький сборник стихотворений Бьяга Гикори. И еще одна книга привлекла мое внимание — «Мифы и легенды, флора и фауна Леса древних дубов». Я купил ее у Периджи, хотя по доброте душевной она занизила цену. У меня было ощущение, что книга мне пригодится. К вечеру погода утихомирилась, и прибыл Соломон с отремонтированной каретой. Ему не терпелось отправиться в Визипиттс-холл, хотя туда-то он совсем не стремился, а хотел поскорее вернуться в город. Периджи обняла меня на прощание и вручила предназначенные для леди Мандибл книги, завернутые в клеенку и обвязанные бечевкой. «Престранную литературу заказывает мадам», — заметила она. Вдобавок старушка подарила мне на память сборник стихотворений Бьяга Гикори. Ее доброта даже развеяла мрак в моей душе — на какое-то время.

— Будь осторожен, — дала мне наказ Периджи. — С леди Мандибл лучше не ссориться. Как говорят, у нее серебряная улыбка, а рука хоть и в бархатной перчатке, но железная.

Однако леди Мандибл меня не интересовала, у меня на уме был лишь барон Боврик. Я забрался в карету. Соломон открыл верхний люк и, посмотрев на меня затуманенным и нетвердым взглядом, угрюмо спросил:

— Ну что, ты по-прежнему уверен, что хочешь в Визипиттс-холл? А то давай, отвезу тебя обратно в город.

Подумав об отце, который делил нищенскую могилу с другим умершим, я ответил:

— Да, уверен.

Соломон утверждал, что мы доберемся за несколько часов. Чтобы скоротать время и отвлечься от мрачных мыслей, я вытащил из сумки «Мифы и легенды». Я много чего слышал о легендарном косматом вепре, и хотелось узнать побольше. Особенно заинтересовало меня своеобразное меню этих животных — я подумал, что это можно использовать в своих целях, и с воодушевлением начал составлять план мщения. Но в этот момент оглушительный удар грома прервал мое чтение, земля вздрогнула так, словно разбушевавшиеся небеса обрушились на нее. Я был настолько поглощен книгой и своими коварными замыслами, что не заметил, как гроза вернулась. Небо вспыхивало от испепеляющих все живое молний. Карета раскачивалась под порывами ураганного ветра, угрожая уничтожить результаты починки и заставляя лошадей напрягаться из последних сил. Я вцепился в сиденье, чтобы не вылететь из кареты при очередном толчке.

Посмотрев в окошко, я увидел, что мы взбираемся на холм всего в нескольких футах от края отвесного обрыва, и предпочел больше не выглядывать. В промежутках между раскатами грома я слышал, как Соломон щелкает кнутом и орет на лошадей. Забившись в самый угол и завернувшись в плащ, я горячо молился о благополучном прибытии к месту назначения. Я уже едва дышал от страха, когда карета вдруг дернулась и остановилась.

В люке показалось мокрое и покрасневшее лицо Соломона.

— Дальше ехать не могу! — крикнул он, стараясь перекрыть вой ветра. — Придется тебе добираться пешком.

Я надвинул шапку так низко, что стало больно ушам. Прижав книги одной рукой к себе и ею же придерживая сумку на плече, другой рукой я открыл дверцу, борясь с ветром, и спрыгнул с подножки, погрузившись по щиколотки в леденящую жидкую грязь. Ботинки немедленно наполнились холодной водой. Морщась и чертыхаясь, я выбрался на место посуше и посмотрел на вершину холма.

Сначала я вообще ничего не увидел. Луна скрывалась за разбухшими тучами, все расплывалось в сплошной стене дождя. Но тут разветвленная молния вспорола чернильное небо, и сердце у меня екнуло. В белом свете электрической вспышки я разглядел, не веря своим глазам, растянувшийся по всей скалистой вершине зубчатый силуэт — было полное впечатление, что там притаились гигантские дьяволы. Башни замка были их рогами, а освещенные окна сверкали, как злобные красные глаза.

— Tartri flammis! — Только и смог выговорить я.

Это чудище, выросшее передо мной, и было Визипиттс-холлом.

— Это сущее безумие! — прокричал Соломон — Поехали обратно, пока не поздно.

Я хотел ответить ему, но ветер запихивал вырывавшиеся из моей глотки слова обратно, так что я лишь помотал головой. Соломон с беспомощным недоумением пожал плечами. Похлопав меня по спине, он пожелал мне удачи и взобрался на козлы. Я снова уставился на нависший надо мной замок а когда обернулся, карета уже громыхала под гору, набирая скорость. Мне ничего не оставалось, как продолжать путь.

Я направился к замку, скользя и спотыкаясь, и через несколько минут промок насквозь. Прошло, должно быть, полчаса, прежде чем я добрался до огромных железных ворот, за которыми увидел широкую, усыпанную гравием подъездную аллею, ведущую к главному входу. Вспыхивавшие то и дело молнии открывали передо мной на какие-то секунды весь фасад здания: шесть высоких башен, вздымавшихся к черным тучам, узкие окна со свинцовым переплетом, на высоких арках которых восседали ухмыляющиеся дьяволы, и карниз крыши, поддерживавшийся горгульями самого отталкивающего вида.

Чуть не падая от изнеможения, я вскарабкался по ступенькам крыльца. В центре дубовых дверей висело огромное медное кольцо в форме свиной головы. Собрав последние силы, я приподнял кольцо и отпустил его. Удар по старинному дереву отозвался эхом по всему зданию, тут же поднялся оглушительный собачий лай. Пока я стоял в ожидании, мне почудился еще один, совсем другой звук — звеневшая на высокой ноте печальная мелодия, которую вскоре поглотил ветер.

Наконец дверь со зловещим скрипом отворилась. Передо мной стоял не то человек, не то скелет, разглядывавший мою забрызганную грязью и промокшую фигуру холодно и безучастно. Он был бледен и, казалось, лишен признаков жизни, как растение, никогда не видевшее солнечного света.

— Да-а? — произнес он с монотонной протяжностью это односложное слово.

— У меня посылка, — проквакал я, — для леди Мандибл.

— Что там такое, Герульф? — раздался более высокий голос.

За спиной скелета появилась женщина в пышных юбках, с волосами, чернее которых не бывает, с широко распахнутыми глазами, излучавшими фиолетовое сияние, и полными губами, красными, как кровь.

— Это мальчик, ваша светлость, — тягуче проговорил Герульф, — всего лишь мальчик.

Я хотел было объясниться, но тут откуда-то из глубин замка опять донеслась музыка. Она звучала беспощадным крещендо, наполняя мою голову звоном, от которого я потерял почти всякое соображение.

Это было последнее, что я помню. Усталость сломила меня, все вдруг померкло, и я стал куда-то падать — очень долго, как мне показалось.

ГЛАВА 15 Знакомство с замком и его обитателями

Потеряв сознание на пороге Визипиттс-холла, Гектор очнулся в помещении, которое было гораздо приятнее на вид. Он лежал на кушетке, обитой мягчайшим бархатом, в трепещущем свете свисавшей с куполообразного потолка многоярусной люстры с сотней, если не больше, горящих свечей.

Гектор медленно огляделся, пораженный позолоченной мебелью, обоями с тисненым восточным узором, роскошными темными шторами, камином из черного мрамора, в котором гудело ослепительное красно-оранжевое пламя, и не сразу понял, что он в комнате не один.

— Он проснулся, миледи, — протянул голос, несомненно принадлежавший Герульфу. Дворецкий стоял около самой кушетки.

Ошеломленно озираясь, Гектор встретился взглядом с рассматривавшей его в упор женщиной с кроваво-красными губами. Она сидела напротив кушетки в шезлонге, обтянутом кремовым шелком, и томно обмахивалась веером из павлиньих перьев. Захлопнув веер со щелчком, она поманила Гектора.

— Подойди ближе, — сказала она негромко, но повелительно. («Если у голоса может быть цвет, — подумал Гектор, — то у нее он темно-коричневый».) — Садись.

Перед ней стоял низкий столик, на котором было блюдо с разнообразными сластями. Там же имелись чашка и сахарница с одинаковым тонким рисунком, высокий серебряный кувшинчик, хрустальный стакан и графин, наполненный сверкающей янтарной жидкостью. Гектор встал, и ноги его утонули в густой волчьей шерсти — рядом с кушеткой была расстелена серая шкура с головой, оскалившей пасть и раскрывшей желтые глаза.

Он осторожно присел на край табурета перед столиком, сознавая, что одежда его находится далеко не в лучшем состоянии. Сознавал он также, что голоден, как был когда-то голоден волк у него под ногами, и, как ни старался, не мог отвести взгляда от изысканных лакомств, чей аромат раздражал его нос. Они пахли марципаном и черным шоколадом и были украшены ярко-красными вишнями, изюмом и глазурью, нанесенной в виде завитушек.

— Ты знаешь, кто я такая?

— Вы леди Мандибл, — медленно ответил Гектор, — и это Визипиттс-холл.

— А тебя как зовут?

— Гектор. Барон послал карету за мной.

— А, юный бабочковед! — отозвалась леди Мандибл. — Я так и подумала. Мы ждали тебя с нетерпением. — Она внимательно посмотрела на него. — Ты голоден?

Гектору с младенческих лет внушали, что утвердительно отвечать на этот вопрос невежливо. Однако за время, проведенное в приюте Лотти Фитч, его манеры претерпели кое-какие изменения. С трудом оторвав взгляд от блюда, он энергично кивнул.

— Тогда возьми пирожное.

Она указала рукой на блюдо, и Гектор заметил, что ее накрашенные ногти не были ни закругленными, ни квадратными, а были заострены почти как когти. На каждый палец было надето по кольцу с темным блестящим камнем внушительных размеров.

— Ешь, сколько хочешь. Мне привозят их издалека. Здесь никто не умеет делать такие изысканные вещи. — Она как-то злобно рассмеялась. — И мало кто заслуживает их.

Гектор не нуждался в дополнительном приглашении. Он кинул одно из пирожных в рот и почувствовал его изумительный вкус и сладость медленно таявшего шоколада. Безотчетно он проглотил следующее и схватил еще два. Он готов был запихать в себя их все, но тут внезапная дрожь пробежала по его позвоночнику, и он справился с собой. Леди Мандибл сверлила его немигающим взглядом, чуть наклонив голову набок и попеременно открывая и закрывая веер.

Бесшумно — как он, по-видимому, делал все — подошел Герульф. Гектор подумал, что он похож на существо, когда-то жившее, умершее и похороненное, а затем восставшее из могилы. Герульф налил Гектору стакан имбирного лимонада из графина. Затем он наклонил серебряный кувшинчик над чашкой с узорами, и в нее потекла струя темной жидкости. Из-под манжет Герульфа высунулись костлявые запястья с пульсирующими синими венами. Горьковато-сладкий аромат жидкости был хорошо знаком Гектору. Это был аромат одного из самых дорогих сортов кофе. Отец угощал им дома крупных виноторговцев. От кофейного запаха в смеси с ароматом сладостей и имбирного лимонада, а также от аромата духов, источаемого хозяйкой, у Гектора слегка закружилась голова.

Леди Мандибл взглянула на него с насмешливым вызовом и в тот момент, когда он хотел взять очередное пирожное, протянула руку к блюду сама, коснувшись пальцами его руки. Гектор вздрогнул: ее кожа была холодна как лед, а ногти остры как бритва.

— Ты, кажется, тоже привез мне кое-что? — произнесла она.

Герульф подал ей стопку книг, присланных Периджи, и нож. Леди Мандибл одним резким движением разрезала бечевку и, положив стопку на стол, развернула клеенчатую ткань. Она взяла верхнюю книгу и раскрыла ее в середине, где всю страницу занимало цветное изображение бабочки. При виде его сердце Гектора сжалось: эта красота живо напомнила ему о прошлой жизни, но также и о задаче, стоявшей перед ним в данный момент. Если он действительно хочет отомстить барону, он должен добиться, чтобы ему дали эту работу.

— Argynnis paphia, — быстро проговорил он. — Серебристая геликонида или перламутровка.

— Похоже, барон не обманул меня, — заметила леди Мандибл. — Но ты поистине загадочная личность. Знаешь латынь, разбираешься в бабочках, а на вид — обыкновенный оборванец.

Гектор поежился под ее холодным испытующим взглядом.

— Мой отец разводил и коллекционировал бабочек, — объяснил он.

— А где твои родители?

— Умерли. И мать, и отец.

— Отец лорда Мандибла тоже умер в прошлом году, — обронила она. — Бедный Берли, он так расстраивался. — Пожав плечами, она отпила кофе из чашки. — Но вернемся к бабочкам. Как ты, несомненно, знаешь, с Зимним праздником Мандиблов не может сравниться ничто на много миль вокруг… — Она посмотрела на Гектора, и он поспешно кивнул. — И в этом году я сделаю все, чтобы так и оставалось навечно. Для этого мне нужны бабочки, сотни бабочек, но обязательно большие и яркие, не какие-нибудь унылые коричневые или безжизненно-белые.

Гектор на секунду задумался.

— Я знаю, какая будет смотреться лучше всего, — сказал он. — Вы ведь хотите их экспонировать?

— Экспонировать? Ну что ж, можно это и так назвать.

— Я имею в виду Papilio ingenspennatus, — продолжил Гектор; это была та самая бабочка, которую отец показал ему в их последний вечер, перед тем как начались все несчастья. — Это гигантская бабочка, с очень эффектными многоцветными крыльями, каждое из которых размером с вашу руку. И ни одна из них не повторяет по расцветке другую.

Глаза леди Мандибл заблестели, она наклонилась к мальчику.

— И ты можешь вывести их именно к тому дню, когда они будут мне нужны?

— К тому часу, когда вам будет нужно, — ответил Гектор несколько необдуманно. — Я могу контролировать их выведение с помощью температуры.

— Ну-ну, — отозвалась леди Мандибл. Взгляд ее, казалось, просвечивал его мозги. — Если ты в самом деле способен это сделать, тогда ты должен остаться в замке и заняться подготовкой бабочек к празднику. Надеюсь, ты действительно уверен, что справишься. Я не люблю людей, которые не выполняют обещанного.

— Я никогда не нарушаю слова, которое дал, — твердо ответил Гектор, — но мне понадобятся деньги, чтобы купить коконы и оборудование. В Урбс-Умиде есть человек…

Леди Мандибл подняла руку, останавливая его.

— Покупай все, что тебе нужно. Скажи Герульфу, и все будет доставлено. Главное — чтобы к празднику были бабочки. — Ее улыбка была располагающей, но в голосе слышалась угрожающая нотка, и Гектор вспомнил предупреждение Периджи.

Чувствуя, что разговор близится к концу, Гектор поднялся, но не успел сделать и шага, как дверь открылась и в комнату вошел мужчина. Все трое посмотрели на него. Леди Мандибл приподняла одну бровь в знак приветствия; сердце Гектора затрепетало.

Это был барон Боврик де Вандолен.

Боврик не замечал никого, кроме леди Мандибл, и, подойдя к ней, поцеловал ее протянутую руку. Гектор, подавив чувство отвращения, вспыхнувшее при виде барона где-то в области пищевода, воспользовался шансом рассмотреть его как следует. Краски в наряде барона буйствовали, повязка на глазу идеально гармонировала но цвету с шейным платком. Как и прежде, вокруг него витал легкий цитрусовый аромат.

— А, Боврик! — воскликнула леди Мандибл, радостно всплеснув руками. — А это Гектор, мальчик из города, о котором вы говорили. Мы обнаружили его в полуживом состоянии на пороге дома. Я должна сделать вам комплимент. Это действительно редкая находка.

Боврик сел на ближайший стул и машинально погладил одну из пушистых подушек, как будто это было домашнее животное. Он посмотрел на Гектора своим глазом и изобразил улыбку.

— Я рат, што он оправдал ваши ошидания, — ответил барон.

Затем, повернувшись к леди Мандибл, он театральным жестом стащил с глаза повязку.

— О нет, Боврик, неужели опять новый? — устало простонала она с притворно-шутливой досадой, барабаня блестящими ногтями по костяной ручке веера. — У вас уже такой запас искусственных глаз, что можно подумать, вы собираетесь заменить одним из них и второй, настоящий. А что за камень на этот раз?

Боврик демонстративно повернулся к Гектору, и тот смог разглядеть во всех подробностях белый шрам, тянувшийся вдоль брови барона и заканчивавшийся под глазом. Искусственный глаз имел радужную оболочку такого же бледно-голубого оттенка, как и его собственный уцелевший глаз. Он блестел на свету, и Гектор вдруг осознал, что это сверкает драгоценный камень, вставленный в черный зрачок. Гектор поежился: ему и без этих дурацких экстравагантностей было не по себе рядом с человеком, чьей судьбой он намеревался распорядиться по-своему.

— Изумрут, леди Мандибл, — ответил Боврик, по-прежнему глядя на Гектора. Можно было подумать, что барон догадывается, в каком он состоянии. Неожиданно злодей резко дернул головой вперед и назад, и Гектор непроизвольно вскрикнул, потому что глазница Боврика вдруг стала черной и пустой, а глаз апатично взирал на окружающее с его ладони.

Леди Мандибл захихикала.

— Не пугайся, Гектор, это всего лишь глаз, — насмешливо бросила она. — Я думала, у тебя больше самообладания.

— Учти, оно тепе еще понадобится, — сухо заметил Боврик, вставляя глаз обратно.

— А теперь, Боврик, — требовательно обратилась леди Мандибл к барону, — расскажите мне, как идет подготовка к празднику, а Герульф тем временем покажет мальчику его комнату.

— И правта к телу, — щелкнул пальцами барон. — Вы слышали прикасс своей хосяйки — вот и выполняйте, — бросил он Герульфу. — А мы займемся более тонкими вопросами: у нас будет софешшание на кулинарные темы.

Герульф посмотрел на Боврика без всякого выражения и, поклонившись, постучал пальцем по плечу Гектора и вышел из комнаты. Гектор последовал за ним с большим облегчением.

ГЛАВА 16 Письмо к Полли

Визипиттс-холл

Дорогая Полли

Я прожил в Визипиттс-холле почти десять дней и более или менее изучил его. После моего первого разговора с леди Мандибл (и тем, кого я даже называть не хочу) мы с Герульфом по пути в мою комнату прошли опять через холл. На этот раз сознания я не терял и разглядел, что стены его украшены охотничьими трофеями, добытыми несколькими поколениями Мандиблов: головами оленей, медведей, кугуаров, десятками пар рогов ровных размеров и ветвистости. Там был даже якостар — редкое и необычное животное. Я подумал, что ему, с его большими глазами и тонко вылепленной мордой, не место среди прочих диких зверей. Но наибольшее впечатление производила красовавшаяся в самом центре экспозиции огромная голова свирепого кабана — несомненно, косматого вепря. Его подстрелил старый лорд Мандибл, отец нынешнего хозяина замка. Последний гоняется за вепрем чуть ли не ежедневно, но пока что без успеха. Что касается того веря, о котором говорил Оскар, то я нигде не обнаружил ни его головы, ни того самого кресла и не могу сказать, чтобы жалел об этом. Меня не удивило бы, если бы этот подонок с извращенной психикой держал их в своей спальне — это было бы вполне в его духе.

Герульф отвел меня в одну из башен западного крыла — наверное, самый дальний уголок замка. Мы поднимались в башню по крутой спирали каменных ступеней; похоже, уже много лет никто тут не ходил. Со стен свисала паутина — плотная, как кружевная скатерть, ошметки ее оседали у меня в волосах, а над головой метались летучие мыши. От стоявшего в воздухе зловония можно было задохнуться. Мне отвели просторную комнату на самом верху башни, в комнате не было ничего, кроме кровати, стола и стула. В течение первой недели я дополнил обстановку кое-какими предметами роскоши — кувшином для воды и ночным горшком. В общем, я устроился неплохо. В комнате есть камин, и мне даже удалось его затопить, только он нещадно дымит.

Визипиттс-холл великолепен во многих отношениях. На полах мозаика, выложенная замысловатым рисунком, стены обтянуты декоративными тканями и увешаны гобеленами. Повсюду картины, статуи, резьба, все блестит, как золото. Но чем дольше я здесь нахожусь, тем больше замечаю во всем следы вмешательства леди Мандибл, которое каким-то образом убивает красоту. Лишь части замка, отведенные слугам, избежали воздействия ее экстравагантных вкусов — как и извращенных наклонностей, так что я могу считать, что мне повезло. Именно об этом меня предупреждали жители Пагус-Парвуса.

А вот уютным жильем замок назвать никак нельзя. Возьмем, например, потолок в большой столовой, где будут пировать во время Зимнего праздника. На нем среди облаков изображены сцены с участием небожителей, но если присмотреться, то увидишь за спинами ангелов беспутных эльфов, показывающих им нос и принимающих непристойные позы. Вдоль коридоров оцепенело сидят на подставках оскалившиеся чучела животных, а в глазах их застыл страх. Тут лисы, куницы, белки — все лесные обитатели. Но это еще ладно, там выставлено много таких вещей, которым место разве что в кунсткамере. У леди Мандибл страсть ко всему мрачному и потустороннему: костям святых, посмертным маскам и орудиям пыток; в разных темных углах она держит банки с жидкостью, в которой плавают зародыши каких-то странных животных, — она говорит, что собирает их из интереса к науке. Когда пробираешься мимо этих экспонатов по ночам, так прямо мурашки бегают по Телу. И тут я подхожу к главному, о чем хотел написать.

На следующее утро после моего приезда Герульф показал мне маленькую комнату на третьем этаже с окнами на север, где я буду разводить бабочек. Я называю ее питомником, или инкубаторием. Там темно и прохладно, что в данном случае и требуется. Герульф заказал для меня в городе все необходимое. Я сижу в этом инкубатории целый день и сооружаю камеры для коконов. Они будут содержаться в полузамороженном состоянии до праздника, а потом я подогрею их, из них вылетят бабочки и дадут свое предсмертное представление. Конечно, трудно точно рассчитать этот процесс с предельной точностью, но я надеюсь, что смогу оправдать ожидания леди Мандибл. Как именно она хочет использовать бабочек, мне не вполне ясно, и возникают самые разные подозрения. Бабочки, так или иначе, долго не просуществуют — они и в природе-то живут всего несколько дней после вылупления. И вообще, моя голова занята другими, проблемами, как ты знаешь.

Именно об этих проблемах я размышлял как-то вечером, трудясь над камерами для бабочек, когда услышал какой-то шум за дверью. Выглянув, я увидел того самого человека, который только что занимал мои мысли, — так называемого барона! Он крался куда-то по коридору и свернул за угол. Мне стало любопытно, и я последовал за ним. Но когда я дошел до угла, барона нигде не было видно, так что преследование пришлось прекратить.

Я вернулся в инкубаторий и задумался. От Боврика можно было ожидать любых пакостей, но что он замышлял на этот раз? «Надо будет следить за ним повнимательнее, — заключил я, — не хватало только, чтобы его махинации помещали моим планам». Я доказал, что могу решить почти любую загадку, и эту решу тоже. Я не позволю этому типу снова одурачить меня.

Днем следить за Бовриком легче Он заходит ко мне почти ежедневно — проверяет, как движется работа. Каждый момент в его присутствии — это мучение: он не выходит из роли могущественной высокородной персоны и то и дело норовит просветить меня лучом, испускаемым его новейшим стеклянным глазом. Но я отвечаю на его вопросы, сжав зубы, и терпеливо жду, когда он уйдет. А мой план между тем принимает все более определенные очертания. Вряд ли можно будет осуществить его до праздничного вечера, который уж точно запомнится всем — и не только благодаря бабочкам леди Мандибл. Но больше пока не буду писать о моих замыслах, а то еще кто-нибудь разузнает о них.

Помимо инкубатория провожу много времени на кухне. Миссис Малерб, кухарка (в обхват примерно такая же, как в высоту), очень приветлива со мной. Она жалуется, что ее замучили приготовления к празднику. Леди Мандибл хочет устроить обед по образцу пира Трималхиона, одного из персонажей книги древнеримского писателя Петрония. Я читал эту книгу со своим учителем, когда изучал античную классику. Трималхион был рабом, но добился свободы, разбогател и стал могущественным человеком. Он прославился своими роскошными, бьющими на эффект пирами. Когда я сказал это миссис Малерб, она только сердито фыркнула в ответ.

Здешние слуги любят посудачить о городе. Они считают, что жизнь там буйная и жестокая, в чем я не стал их разубеждать. Я рассказал о том, как зарабатывал загадками, и теперь они каждый день упрашивают меня, чтобы я устроил им это развлечение. Сегодня утром я загадал там загадку о вздорной королеве (напишу ее для тебя в конце письма).

Понятно, что разговор часто заходит и о семействе Мандиблов. Лорд Мандибл, похоже, совсем не такой, как его жена. Я видел его всего раз или два. Выглядит он не слишком представительно. Голова у него брахицефалического типа — то есть больше в ширину, чем в длину, и он уже лысеет, хотя еще довольно молод. Одна нога у него сухая, и когда он ходит, то сильно шаркает ею, так что подкрасться к человеку незаметно, как Герульф, он не может. Герульф же появляется и исчезает совершенно бесшумно, как призрак. У лорда Мандибла два увлечения: охота на вепря и игра на отцовском клавесине, — он проводит все время либо за одним из этих занятий, либо за другим. Играет он как-то странно — мои уши его музыку не воспринимают. Кроме того, у него есть два любимца: кошка Поссет и кот Перси. Иногда они прогуливаются по клавишам клавесина, и, откровенно говоря, не всегда угадаешь, кто из них троих играет на инструменте.

Леди Мандибл не страдает от того, что супруг, уделяет ей мало внимания, — с ней всегда либо Герульф, либо Боврик. Этот прирожденный паразит ловит каждое ее слово, но любит высказать и собственное мнение. Она делает вид, что слушает его, но трудно угадать, что у нее на уме. При этом у нее такой взгляд, какой мне очень часто случалось видеть у горожан, живущих на северном берегу. Характер у леди Мандибл, как мне кажется, довольно беспокойный: ей постоянно нужны какие-нибудь развлечения, без них она скучает. На этой неделе она приказала сменить портьеры во всем доме Миссис Малерб возмущенно заметила, что они провисели всего полгода. Ни для кого из слуг, не секрет, что кухарке больше по сердцу лорд Мандибл (ему нравятся ее пирожки), а на капризы его супруги у миссис Малерб нет ни времени, ни терпения. Барон ей тоже не нравится. Она считает его высокомерным позером, которому нельзя доверять, и убеждена, Что он поддерживает прочные отношения с дьяволом. К тому же, говорит она, невозможно иметь дело с человеком, если он даже посмотреть на тебя прямо не может, пусть хоть и одним глазом. Сама понимаешь, что спорить с ней я не стал.

Как мне пришлось убедиться без всякой радости еще по дороге сюда, Визипиттс-холл возведен на скалистой вершине горы. Почти каждый день здесь идет снег, очень часто все окутано густым серым туманом. В тех редких случаях, когда небо расчищалось, я выглядывал из всех четырех окон своей башни. Рядом с замком очень симпатичный сад, который окружен стеной футов десяти в высоту, построенной из камней. Вдали виднеются заснеженные вершины Муаровых гор. К востоку от замка находится Лес древних дубов, где водится легендарный косматый вепрь. У нас дома его часто подавали на ужин.

Время идет, праздник приближается. Днем мне видна западная дорога, по которой я приехал сюда. Я вспоминаю тебя, Полли, и надеюсь, что когда-нибудь вернусь по той же дороге через Пагус-Парвус в город, и мы встретимся снова.

Salve,

Твой друг Гектор

PS. Загадка про вздорную королеву — как обещал.

В прекрасном дворце в горах жила некогда королева с вздорным характером. Однажды ей захотелось возвести еще один дворец и она разослала своих стражников по окрестным деревням, приказав им привезти оттуда всех молодых людей для постройки дворца. Молодым людям, понятно, не хотелось покидать свои дома, и один из них попросил аудиенции у королевы и высказал ей мнение, что она обращается с ними несправедливо. Независимое поведение молодого человека произвело впечатление на королеву, и она решила дать ему шанс.

— Пойдем со мной, — приказала она и, взяв с собой небольшой мешочек, отвела его в дворцовый сад.

— В этот мешочек — сказала королева, — мой слуга положит два камешка, черный и белый. Ты должен будешь вытащить из мешочка один из них. Если вытащишь черный, будешь работать у меня, если белый — пойдешь домой.

Парень согласился. Однако он не вполне доверял королеве и внимательно следил за тем, что делает слуга. С испугом он увидел, что тот кладет в мешочек. два черных камня.

— Тащи, — велела королева.

Что сделал молодой человек?

Полли, если ты не сможешь отгадать загадку, я обещаю, что скажу тебе ответ, когда мы увидимся.

ГЛАВА 17 Размышления…

Барон Боврик де Вандолен отложил последний экземпляр «Северного вестника» на тумбочку для ночного горшка (неизбежное зло в башне, откуда слишком далеко было бежать до оборудованного недавно ватерклозета) и посмотрел на поднос с завтраком — настоящее пиршество из вареных гусиных яиц и ломтиков ветчины, приготовленной из мяса косматого вепря. По своему вкусу, сочности и аромату это мясо превосходит любое другое. Попробовав ветчину из косматого вепря, вы и смотреть не захотите ни на каких других свиней. Но для Боврика к этому вкусу всегда примешивалась горечь. Он обожал мясо косматого вепря и одновременно ненавидел его, потому что всякий раз, жуя его, думал не только о высотах, которых он достиг, но и том, с каких низов начинал…

«Ну, что было, то прошло», — подумал он с облегчением, подбирая остатки соуса с тарелки куском хлеба. Его взгляд упал на рисунок в раскрытой газете. Да, на рисунке он изображен очень даже неплохо, и леди Мандибл тоже.

Боврик до сих пор не мог поверить в то, как ловко у него все получилось. Он размещался в самой высокой и просторной башне Визипиттс-холла, убранной с пышностью и блеском, — точно так, как он сделал бы это сам.

Роскошь обстановки, казалось, обогащала даже воздух в помещении. Он сидел на большой кровати, вплотную примыкавшей к изогнутой стене, под натянутым на четырех столбиках бархатным пологом с золотым шитьем, который ниспадал на пол мягкими складками и заканчивался бахромой. Его окружали пышные оранжевые подушки, а спиной Боврик опирался на тянувшийся вдоль всей кровати меховой валик с кисточками. Шторы из алого бархата с золотой бахромой были снабжены толстыми золотыми шнурами, скрученными наподобие корабельных канатов. Паркетный пол — там, где он был открыт взору, — после многочасового натирания сверкал почти как зеркало, но большая его часть была покрыта медвежьими шкурами с мягкой шерстью. Порой Боврик кидался на эту меховую подстилку и катался по ней в самозабвенном восторге. Или садился в мягкое кресло, завернувшись в меховую накидку из якостара, и терся о нее лицом.

Разумеется, все это он проделывал, предварительно заперев двери.

В результате успеха с шантажом и последующей метаморфозы жизнь его изменилась к лучшему так круто, что он не уставал поздравлять себя с этой удачей. Его план был прост: под личиной экзотического иностранца (северяне Урбс-Умиды обожали все экзотическое) втереться в общество городских богачей и зажить привольной жизнью, о какой он давно мечтал. Он был уверен, что найдет способ пополнить карман, избавив окружающих от лишних ценностей — как мелких, так и покрупнее, — а Бэдлсмайр и Ливланд всегда помогут ему сбыть их благодаря своим связям в «Ловком пальчике». Возможно, удастся уговорить какую-нибудь пожилую и богатую даму вписать его в свое завещание, а то и жениться на ней ради этого…

И только подумать, как ему повезло с самого начала! Его новый гардероб, таинственный акцент и бездонная пропасть обаяния, не говоря уже о приумножающейся коллекции искусственных глаз, открыли ему двери во все дома Северной стороны, где его принимали с распростертыми объятиями. Ведь здесь, как хорошо знал и Гектор, о людях судили по внешности. Особенно увлекались Бовриком дамы, наперебой приглашая его в лучшие гостиные города. Он вносил в них свое неповторимое очарование, а уносил с собой какой-нибудь непременный сувенир — кольцо, безделушку, столовый нож, вилку или ложку, — что-нибудь небольшое, чего не сразу хватятся. Если бы кому-нибудь вздумалось в этот момент потрясти его, он, наверное, зазвенел бы, как рождественский колокольчик.

Но только встреча с леди Мандибл оказалась судьбоносной и направила его жизнь по новому, еще более выгодному пути.

Леди Лисандру Мандибл хорошо знали в Урбс-Умиде. Ее состояние, которое вполне справедливо оценивали как весьма значительное, было нажито невероятно быстро благодаря цепочке последовательных браков с богатыми мужчинами, намного превосходившими ее по возрасту. Она появилась в Урбс-Умиде в тот момент, когда старый лорд Мандибл, хорошо сознававший все недостатки своего сына, подыскивал жену для него, дабы род Мандибл не угас. Лисандра устраивала обоих Мандиблов как нельзя лучше, точно так же как и они ее, и вскоре состоялась свадьба. Гулливер Трупин в это время все еще торговал средством для отращивания волос где-то в глубинке.

Барон Боврик де Ванделен был представлен леди Лисандре на ежегодном Летнем балу Северной стороны. Она много слышала об обаятельном и модном иностранце и рассудила, что было бы интересно и небесполезно привлечь его к подготовке своего Зимнего праздника. К тому же она прекрасно понимала, как крупно досадит всем светским дамам, если заполучит восхитительного барона в свое единоличное распоряжение. Боврик, в свою очередь и по своим собственным причинам, был в восторге от ее приглашения и, не теряя времени даром, переселился в Визипиттс-холл.

— Ах, — вздохнул Боврик, поглаживая хрустящую накрахмаленную льняную простыню. — Вот это жизнь!

Это была, без сомнения, самая приятная и самая прибыльная из всех его эскапад. Затраты, связанные с переселением в замок, он уже возместил благодаря разнообразным безделушкам Мандиблов, которые он конфисковал в свою пользу с такой легкостью и изяществом. Даже если он проживет в Визипиттс-холле только до праздника, и то его состояние заметно возрастет.

С удовлетворенной улыбкой он взял прямоугольную резную шкатулку, стоящую рядом с кроватью, и открыл ее. Внутри шкатулка была выстлана бархатом и имела семь отделений: в четырех из них покоились искусственные глазные яблоки. Сидя бок о бок в своих гнездах, они смотрели строго в одном направлении. На первый взгляд, все они были одинаковы, изготовленные из белого стекла с желтоватым оттенком, с черным зрачком и бледно-голубой радужной оболочкой. Но при более внимательном осмотре можно было заметить, что в центре каждого зрачка помещен драгоценный камень, подмигивающий на свету, и что все камни разные: рубин, опал, жемчужина и изумруд, последнее приобретение.

— Еще три, — пробормотал он, захлопывая крышку шкатулки, — и будет по одному на каждый день недели.

Боврик глубоко вздохнул. Он с самого начала намеревался уехать, как только его коллекция будет полной, — он надеялся, что это произойдет еще до праздника, — даже если ему очень захочется остаться. Многолетний опыт жульничества приучил его не испытывать судьбу в одном месте слишком долго. Это было его правило, и он им гордился. Тем не менее при мысли об отъезде он состроил гримасу. Слишком уж досадно было покидать такую замечательную кормушку, и в последнее время он все чаще подумывал о том, не продлить ли, вопреки здравому смыслу, свое пребывание в замке. Леди Мандибл, натуре во многих отношениях родственной ему, судя по всему, нравилось его общество. Она одобряла его идеи относительно проведения праздника (именно ему пришло в голову устроить пир в духе Трималхиона), и благодаря кое-каким не вполне светским связям, приобретенным с годами, он мог помочь ей в осуществлении некоторых наиболее экстравагантных затей, касающихся убранства зала и развлечения гостей. Мальчиком-бабочковедом она тоже была вроде бы очень довольна. Тут Боврику крупно повезло. До встречи с этим Гектором он безрезультатно ломал голову над тем, где достать несколько сотен бабочек зимой.

«Ну ладно, найдем какой-нибудь выход», — убеждал он себя, задумчиво поглаживая меховую накидку. Казалось, мех воплощал все, чем он дорожил в жизни.

«И разве я не заслужил якостара? — подумал он не без горечи. — Вполне заслужил».

Боврик посмотрел из окна на поместье и на Лес древних дубов под холмом и опять вспомнил один из давних дней, когда он был еще молодым Джеромом Свинопасом, сыном Такера Свинопаса, бедняка из лесной глуши…

ГЛАВА 18 …и воспоминания

…В то осеннее утро юный Джером сидел у ручья и сторожил отцовских свиней (он всегда называл их «отцовскими», стремясь дистанцироваться от этого имущества), которые рылись в поисках желудей и поедали их. Как обычно, он пребывал в меланхолической задумчивости, сокрушаясь о своей нудной работе и жизни среди свиного навоза, и не сразу заметил, что у ручья он не один. Какой-то путник, длинноногий человек с вытянутой головой и высокими скулами, тихо подошел, пройдя вдоль ручья, и теперь стоял совсем рядом. Джером никак не отреагировал на его появление. Его не интересовали бродячие незнакомцы, тем более такие ободранные. Если бы у этого типа были деньги (а на них Джером обладал уникальным чутьем), тогда другое дело. Тогда он, конечно, представился бы человеку в надежде извлечь пользу из его кошелька. Знай Джером чуточку больше об этом путнике, его жизнь могла бы принять совсем иное направление, — но это так, между прочим.

В конце концов Джером решил все же разглядеть путника получше и обнаружил, что тот сам разглядывает его. Похоже, он путешествовал уже давно. При нем имелись заплечный мешок и палка, одежда была черной и простой. Коротко кивнув Джерому, он встал на колени у ручья и стал пить воду пригоршнями.

Джером относился к незнакомцам с подозрением. Как правило, от них были одни неприятности. Либо они просились на ночлег (чего жители лесных краев избегали, как чумы), либо оказывались шерифами, разыскивавшими преступников. Этот не был похож на шерифа. Он снял с плеч мешок и вытащил из него краюху хлеба, сыр и бутылку пива.

— Не хочешь присоединиться? — спросил он. Судя по говору, он был не из ближних мест, но откуда именно — трудно было сказать.

— У меня свое есть, — ответил Джером, вытаскивая из кармана куски темного сушеного мяса. И, к собственному удивлению, почти не сознавая, что делает, он предложил один из кусков незнакомцу.

Глаза путника вспыхнули, он с благодарностью взял мясо.

— Косматый вепрь! — произнес он, жуя. — Отличное мясо. Лучшее, какое может быть.

— Я сам солил его, — похвастался Джером.

— И сделал это очень хорошо. Возьми хлеба, с ним будет лучше.

Джером взял хлеб, и они некоторое время молча ели и пили — незнакомец пиво из бутылки, а Джером воду из меха, изготовленного из свиной шкуры.

Подкрепившись, они завели более обстоятельный разговор. Вокруг них бродили свиньи, деревья медленно покачивались на ветерке. Солнце вышло из-за облаков, и они с удовольствием подставили ему лица.

— Так откуда вы пришли и куда направляетесь? — спросил Джером.

— Пришел я из одного городишки в центральных областях. Может, ты слышал о нем?

Название и впрямь было Джерому знакомо.

— А что вы там делали?

— Да то же, что и всегда, — рассмеялся незнакомец. — Пытался помочь людям и лишь нарвался на неприятности.

— Похоже, это было для вас неожиданностью.

— Да нет, я ни на что другое и не рассчитывал. Это, к сожалению, неизбежно.

Все это звучало загадочно, и Джером заинтересовался.

— Расскажите, — попросил он. — У вас было приключение? Вы чего-нибудь добились, получили какое-нибудь вознаграждение?

— Приключение точно было. А вознаграждение? Вот оно. — Он вытащил из мешка деревянную ногу и продемонстрировал ее Джерому.

Джером тут же уставился на ноги незнакомца. Он вспомнил, что тот прихрамывал, когда подходил.

— Да, я хромаю, — сказал незнакомец, заметив его взгляд. — Но у меня обе ноги свои. Эта деревянная нога принадлежала одному старику. Я имел честь выслушать его последнюю исповедь перед смертью, и он дал мне эту ногу, перед тем как уйти в мир иной.

— Зачем? Какой от нее толк? Она что, ценная?

— Сама нога — нет, но ценно то, что в ней спрятано. Смотри.

Незнакомец повернул колено деревянной ноги, и часть ее отделилась. Внутри нога оказалась полой.

— В ней он хранил все свои сбережения в виде векселей и бумажных денег. Сумма была приличная.

— А семьи у него не было?

— Тут ты попал в точку. У него был сын, но бездельник и порядочная скотина. Он знал, что хранится в отцовской ноге, и стал требовать, чтобы я отдал ему деньги, которые якобы принадлежат ему по праву. Я, разумеется, отказался. Он ушел, пригрозив, что так этого не оставит. В тот же вечер, когда, как он посчитал, я не следил за ногой, он прокрался ко мне и утащил ее.

— А вы следили?

— Ну, скажем, для меня это не было неожиданностью.

— И он взял все деньги?

Незнакомец рассмеялся:

— Когда он сунул руку в тайник, там его ждал очень неприятный сюрприз.

— То есть сюрприз был в том, что он не нашел там денег? — нахмурился Джером.

— Ну да, и это тоже.

Джером был сбит с толку:

— А что еще? Какой еще сюрприз там был?

Его собеседник встал и с некоторым трудом запихал деревянную ногу обратно в мешок, загадочно улыбаясь.

— Кое-кто забрался туда — поверь, без моего участия.

— Кто-то вроде скорпиона?

— Ну да вроде. И находка оказалась для парня фатальной.

— А нога по-прежнему у вас.

— Я считаю, что она вернулась к законному владельцу.

— Но зачем она вам?

— У меня такое чувство, что она мне когда-нибудь пригодится. — Незнакомец потянулся и зевнул. — Ну что ж, — сказал он решительно, — мне пора. Путь неблизкий, надо подниматься в горы.

Джером поежился.

— Чего ради вам туда тащиться? В это время года там холодина, а чуть позже станет еще холоднее. Лучше переждать зиму в лесу.

— Нет, мне надо идти, — возразил путник. — Меня там… ждут, — добавил он заговорщическим тоном. Он пристально посмотрел на Джерома, и у парня возникло ощущение, что путник оценивает, пригоден ли он для какого-то дела. Но затем тот встряхнул головой и стал собирать свои пожитки.

— Успеха вам, — сказал Джером, что было для него совсем уж не характерно, и пожал незнакомцу руку. — Может, и свидимся еще когда-нибудь.

— Возможно, — согласился незнакомец и перебросил свой плащ через плечо, нечаянно задев им Джерома. Все волоски стали дыбом на голой руке юноши, по телу прошла дрожь. Никогда еще он не прикасался к такой мягкой ткани! Одежду Джерому вязала мать, и вся она была жесткой и грубой и, чуть намокнув, начинала вонять, что в это время года случалось почти каждый день. Плащ этот вызвал у него ощущение, близкое к шоку. Незнакомец собрался уходить, но Джером окликнул его:

— Погодите! Я еще хочу спросить…

Тот обернулся к Джерому.

— Этот ваш плащ… Из чего он сделан?

— Из шкуры якостара, естественно, — ответил незнакомец и углубился в лесную чащу.

Джером был в полном смятении. Только сейчас до него дошло, что он даже не спросил путника, как его зовут. «А в ноге-то, наверное, были деньги!» — пришла запоздалая мысль.

За ужином из тушеной свинины и желудевой похлебки Джером рассказал домашним о встрече с незнакомцем.

— Якостар? — нахмурился отец. — Лучше тебе не думать о таких вещах. Это не про нас. Самая дорогая шерсть в мире, и материал из нее получается мягче некуда. Якостары водятся на самых верхних склонах гор. Только дурак полезет туда за ними. У нас в деревне таких нет.

— Но я… — начал было Джером, однако по лицу папаши он понял, что лучше не продолжать.

В ту ночь Джером не мог уснуть до утра, в голове его бушевали мысли. Он все время вспоминал прикосновение плаща, и при этом кончики его пальцев покалывало. Якостар стал вдруг олицетворять все, чего Джером хотел от жизни, но был лишен. Он не собирался повторять бесконечный мученический путь своего отца. Неожиданно у него появились планы на будущее, и они не были связаны с лесом. И тем более со свиньями.

«Почему у этого путника, по всему не слишком-то богатого, есть такой роскошный плащ, а у меня нет? — думал он. — Чем он лучше меня?»

Этой ночью он поклялся, что у него будет плащ из якостара и все остальное, что при нем полагается.

Боврик стряхнул с себя воспоминания. Думая о том, что по иронии судьбы он ведет шикарную жизнь всего лишь в нескольких милях от того места, где вырос в нищете, он не мог сдержать улыбки.

Он попрыскал любимыми лимонными духами в воздух, прошелся сквозь ароматизированное облако и вернулся к шкатулке с глазами, чтобы выбрать один из них на текущий день.

Эни-бени-бони-эм. Если бы исчез лорд М., Боврик завладел бы всем. Эни-бени-бони-эм.

Успешно решив проблему с выбором глаза, он взял чашку любимого чая леди Мандибл, заваренного из листьев редчайшего сорта, собранных большим и указательным пальцами на высоте человеческого локтя с кустов, произрастающих исключительно на секретной плантации одной из восточных стран, и произнес тост в пространство:

— За тебя, Огастес Фитцбодли. Если бы не ты, у меня ничего не вышло бы.

Кстати, где этот мальчишка? У Боврика было поручение для него. Отдавать распоряжения слугам — это такое наслаждение!

ГЛАВА 19 Неожиданное столкновение

Гектор изо всех сил старался дышать спокойно, но был в таком напряжении, что грудь как тисками сдавило. Он стоял, пригнувшись, в неудобном положении, какая-то ветка скребла его затылок, но он боялся пошевелиться. Перед ним была небольшая прогалина в темной чаще вековых дубов, которые играли такую большую роль в оформлении интерьеров Визипиттс-холла в виде стеновых панелей, паркетных полов (в тех местах, где не было мрамора) и, разумеется, гигантского обеденного стола в Большой столовой.

Сыпал мокрый снег, но Гектор был надежно укутан отцовским плащом. Голову он накрыл капюшоном, и зеленая ткань плаща позволяла ему сливаться с местностью. Ни один человек не мог бы обнаружить его. Но это человек не мог бы, а вот зверь…

Косматый вепрь находился в каком-нибудь футе от куста, за которым прятался Гектор.

Вепрь, великолепное и в высшей степени косматое животное, был самой большой свиньей из всех, каких Гектору доводилось видеть. Судя по седым бакенбардам, это был патриарх семейства, шерсть, тянувшаяся полосой вдоль хребта, была, в соответствии со всеми описаниями, черна как уголь и производила впечатление обгорелой. В замке в последнее время ходили слухи, донельзя подзадоривавшие лорда Мандибла, что в лесу объявились два необычайно крупных экземпляра, но увидеть их можно было крайне редко. Однако Гектор не сомневался, что это один из них.

За все время пребывания в замке Гектор выбрался в лес всего в третий раз. Ему передали очередное распоряжение барона о том, что леди Мандибл нужно большое количество кабаньей шерсти, и Гектор отправился собирать ее. Он был рад любому поручению: пока коконы хранились в полузамороженном состоянии, они почти не требовали ухода, а у Гектора было спокойнее на душе, когда он занимался каким-нибудь делом. К тому же ему надо было посетить лес и в соответствии с его собственными планами. Косматый вепрь сбрасывал много шерсти в любое время года, так что ее было сколько угодно и на земле, и на вересковых или более крупных кустах. В замке шерсть находила разнообразное применение — от накладных ресниц и косметических кисточек до набивки для подушек. Во время первых двух походов в лес Гектор набирал по целому мешку шерсти без всяких помех, но сегодня дела шли не так гладко.

Кабан задрал вверх удлиненную морду и с шумом втянул носом воздух. Казалось, зверь знает, что Гектор здесь прячется. Он уставился неподвижным взглядом на кусты, чуть наклонив голову набок. Из его нижней челюсти торчали кверху два огромных пожелтевших клыка, блестевших от ядовитой слюны, из верхней челюсти опускались два таких же абсолютно симметричных клыка.

«Ом, наверное, весит не меньше моей лошади», — подумал Гектор.

Вепрь опять принюхался и стал рыться в лесной подстилке. Найдя еду, он начал громко ее жевать, двигая нижней челюстью из стороны в сторону. Затем, удовлетворенно хрюкнув, он повернулся и потопал прочь, в чащу. Гектор мог наконец вздохнуть свободно. Он был рад, что ему посчастливилось увидеть Косматого, но еще больше он радовался, видя, что тот удаляется. У многих охотников остались на теле следы этих клыков — в основном у мертвых.

Выбравшись из куста, он заметил, что под ногами у него блестит какой-то предмет. Гектор поднял его. Это было кольцо, необыкновенно большое, тяжелое и холодившее руку; украшавший его черный камень излучал мерцание, заметное даже в лесном сумраке. «Как оно сюда попало?» — удивился Гектор. Во всяком случае находка была очень удачной. Если кольцо и вправду было таким ценным, каким казалось, за него можно было выручить неплохую сумму. А когда он осуществит свой план, то ему, но всей вероятности, придется срочно уносить ноги, и деньги будут очень кстати. Гектор сунул кольцо в карман.

Он подошел к тому месту, где рылся кабан. Из земли торчали оставленные зверем длинные ножки грибов, с которых он сорвал большие аппетитные шляпки. А Гектору ножки как раз и были нужны.

Покончив со своим делом, он стащил перчатки, вывернул их наизнанку и сунул в карман рядом с кольцом. Затем он снял большой пук кабаньей шерсти с ближайшего куста, запихал его в привязанный к поясу мешок и отправился в обратный путь. Лошадь он привязал к дереву в том месте, где чаща стала настолько густой, что животное уже не могло пройти.

Сделав всего несколько шагов, Гектор вдруг замер и напряг слух. Густой кустарник не позволял толком осмотреться, но звуки пропускал хорошо. А услышал Гектор, без всякого сомнения, рев, хрюканье и топот нападающего вепря. Даже не оглянувшись, он кинулся бежать со всех ног. Продираясь сквозь кустарник и ломая тонкие ветки, он внутренне клял себя за непредусмотрительность. Косматые вепри были известны не только своей лохматой спиной и исключительно вкусным мясом, но также буйным нравом и хитростью. Разумеется, эта скотина с самого начала рассматривала Гектора как свою добычу и лишь выжидала удобный момент. Ему следовало быть внимательнее, но голова у него сегодня была забита самыми разными мыслями, и он потерял бдительность.

Хотя косматый вепрь намного крупнее других лесных кабанов — в основном благодаря обилию жира, который и придает ему столь изысканный вкус, — это не мешает ему двигаться очень проворно. Косматый вепрь, несущийся в атаку на полной скорости, опустив голову, не спуская глаз с жертвы и взрывая копытами землю, — то еще зрелище. Вообразите: шерсть дыбом, толстые бока колышутся из стороны в сторону, а вся масса жира перекатывается взад и вперед в ритме бега. Один вид чего стоит, а уж шум!.. Его громогласный рев — это скорее рык льва, нежели свиное хрюканье. Он мчится, ломая кусты и набирая скорость, и никакие препятствия не могут отвратить его от цели — сокрушить и уничтожить преследуемого.

Гектор подумал, не испытывает ли вепрь на бегу такую же боль в горле и легких, как и он сам. Гонка проходила в заведомо неравных условиях: четыре ноги против двух — неоспоримое преимущество. Разыгравшееся воображение Гектора уверяло его, что горячее дыхание зверя уже обжигает спину, он живо представлял себе, как огромный череп поддает ему сзади, как он падает на сырую лесную землю, а разъяренный монстр топчет его своими дьявольскими копытами. Он даже удивлялся, что этого еще не произошло. Плащ, защищавший его от непогоды, при беге был обузой. Гектор прижимал его к себе одной рукой, лавируя между деревьями, но ветки и кусты ежевики цеплялись за плащ, пытаясь сорвать его, а свисавший с пояса кожаный мешок колотил поочередно то по правому, то по левому колену.

Он совсем уже выбился из сил, но тут впереди показалась привязанная лошадь. Она нервничала, чувствуя опасность и видя своего хозяина в панике.

Гектор схватил поводья, запрыгнул в седло и ударил каблуками по ее черным бокам. Но когда он начал разворачивать лошадь, она встала на дыбы. «Tartri flammis» — выругался он и отломал ветку с ближайшего дерева, чтобы хоть как-то защититься от приближавшихся оскаленных челюстей.

Неожиданно из-за деревьев выскочил какой-то парень, кричавший и махавший руками. Гектор не мог понять, кто это такой, а представляться в этот момент было бы, пожалуй, неблагоразумно. Кабан, сбитый с толку непонятным шумом, остановился, тяжело дыша и пуская слюни. Он вертел головой от одного человека к другому, словно выбирая, на кого кинуться сначала, но затем перехитрил обоих и, развернувшись, потрусил в противоположном от них направлении.

Гектор обернулся к молодому человеку, наблюдавшему за удирающим вепрем. Все еще тяжело дыша после гонки, он соскользнул с лошади и подошел к незнакомцу.

— Спасибо вам, — произнес он с чувством. — Вы спасли меня.

— Я был только рад, — ответил тот с легким поклоном. — Иногда, если повезет, оказываешься в нужном месте в нужное время.

Гектор всматривался в незнакомца. Ему казалось, что он его где-то видел. Лицо молодого человека скрывала тень, но было похоже, что он старше Гектора всего на несколько лет. Да и ростом он, имея стройную фигуру, был выше лишь на несколько дюймов.

— Как я могу отплатить вам? — спросил Гектор, надеясь завязать с парнем разговор.

Тот покачал головой и отмахнулся:

— Не стоит беспокоиться. Может, в будущем и ты поможешь мне как-нибудь. А сейчас мне надо идти. Пока! — И он удалился, насвистывая.

— Скажи хотя бы, как тебя зовут! — крикнул Гектор ему вдогонку, но парень уже скрылся за деревьями.

ГЛАВА 20 Отрывок из письма к Полли

Визипиттс-холл

Дорогая Полли!

Уже третий час ночи, а я еще не ложился. Но мне надо срочно поделиться с кем-нибудь тем, что я пережил сегодня вечером, а то я свихнусь. Я давал тебе уроки письма, а сейчас вынужден просить прощения за почерк — до сих пор руки трясутся.

Вечер начался, как обычно. Перед тем как идти спать, я заглянул в инкубаторий. Празднество все ближе, и я хотел удостовериться, что с моими подопечными все в порядке. В последние дни я испытываю такую тревогу, что даже сплю плохо. Все время думаю о коконах, о своем плане и, разумеется, о Боврике. С ним я встречаюсь теперь редко. Леди Мандибл загрузила его работой, и он мотается в город и обратно, а иногда и остается там ночевать.

В инкубатории довольно холодно, ил зато голова работает лучше. Меня преследуют мысли об отце. Даже не верится, что совсем скоро я отомщу за него. Каждое утро, просыпаясь, и каждый вечер, ложась спать, я убеждаю себя, что поступаю правильно и что он меня не осудил бы.

Когда занимаешься делом, на душе становится легче, и я с удовольствием приступил к ежевечерней процедуре. Коконы хранятся в больших стеклянных камерах, установленных на деревянных подставках. Под камерами я поместил маленькие масляные лампы — они понадобятся, когда придет пора выводить бабочек… Я обошел все камеры, проверяя, что там делается. В каждой из них протянуты нити, с которых свисают десятки бледно-коричневых коконов Papillo ingenspennatus. Длиной они с большой палец на моей руке, но толще. Нити прогибаются под их тяжестью. У камеры, стоящей в самом дальнем углу, я задержался. Коконы здесь гораздо темнее остальных. «Если бы только отец мог их видеть…» — подумал я.

Я достаточно насмотрелся на роскошь — и в северной части Урбс-Умиды, и в Визипиттс-холле, — но, глядя на эти обыкновенные чудеса природы, я понимаю, что передо мной красота совсем иного рода, нежели сверкающие драгоценности леди Мандибл или пижонские одеяния Боврика.

Ох уж этот Боврик! Он заслужил все то, что его ожидает.

Часы пробили двенадцать, и я был рад, что они прервали цепь моих мрачных мыслей. С последним ударом я явственно услышал в коридоре какой-то шорох. Я сразу подумал: Боврик. Кто еще может шастать по дому в этот час? Чуть-чуть приоткрыв дверь, я выглянул. Я никого не увидел, но услышал удаляющиеся шаги. Это был он, никаких сомнений — в воздухе чувствовался лимонный запах.

Я последовал за ним и на каждом повороте успевал заметить его фигуру, исчезающую за следующим углом. Я держался поближе к стене, задевая плечом чучела животных и развешанные украшения. По мере нашего продвижения все слышнее становились нестройные звуки, извлекаемые из клавесина лордом Мандиблом, — он поклялся выступить на празднике, но боюсь, что он переоценивает свои возможности. Наконец мы достигли личных покоев лорда. Боврик проскользнул в его спальню. Что бы это значило. Еще одна загадка.

Не успел я прийти к какому-либо определенному заключению, как Боврик выскочил из спальни и стал поспешно удаляться в противоположную от меня сторону. При этом его камзол как-то странно оттопыривался. Я потерял его из виду и в полном замешательстве направился в свою башню.

Но даже не эта странная встреча заставила меня сегодня взяться за перо, Полли. Пора мне уже переходить к главному.

Визипиттс-холл — настоящий лабиринт. К тому же была ночь, и потому, задумавшись, я где-то перепутал поворот и вскоре обнаружил, что иду совершенно незнакомым мне коридором. Само по себе это меня не слишком беспокоило, но у меня вдруг появилось странное ощущение, что коридор постепенно сужается. Потолок тоже явно стал ниже. Тем не менее я продолжал свой путь.

В убранстве этого крыла здания чувствовалась рука леди Мандибл. Повсюду висели картины самых разных размеров, но они были совсем не похожи на портреты предков, сурово взиравших со стен в других частях замка. Здешние портреты и пейзажи были выполнены, я бы сказал, в приглушенных тонах, но в очень странной манере, и даже трудно было понять, что на них изображено. Кое-где видны были звери или люди, небо или море, но на других полотнах различить что-либо определенное было невозможно. Имя художника не составляло тайны: в углу каждой картины стояла четкая подпись: «Лисандра». И меня, в общем-то, не удивляло, что леди Мандибл воспроизводит мир таким образом.

Чем дальше я шел, тем заметнее менялась тональность картин. В слабом свете моей догорающей свечи они стали оживать, и непонятные тусклые завихрения представали передо мной уже какими-то демонами и монстрами из преисподней. Что же должно быть у художника на уме, чтобы ему привиделись все эти образы?

В конце коридора я увидел дверь. Любопытство пересилило во мне предчувствия, я взялся за ручку и с бьющимся сердцем повернул ее. Оставленное позади страшило меня не меньше того, что ожидало за дверью. Дверь тихо и плавно отворилась. Я шагнул через порог и услышал, как она с мягким щелчком захлопнулась за мной.

Я стоял в большой комнате. В окно слева от меня заглядывала луна, в противоположной стороне догорал камин. Комната была роскошно обставлена, но в лунном свете все казалось серым. Я стал осторожно пробираться между темными силуэтами к камину. Слева от него стоял мольберт с полотном, закрытым, занавеской. Рядом находился низенький столик, с банками, кистями и палитрой, заляпанной крупными кляксами краски. Взяв одну из кистей, я рассмотрел ее. Это была щетина вепря — хозяйка замка нашла ей еще одно применение. Ибо я не сомневался, что это комната леди Мандибл. Я хотел уже приподнять занавеску и взглянуть на картину, но передумал. Скорее всего, это было то же самое, что я видел в коридоре.

Неожиданно я услышал вздох. В комнате был кто-то еще.

Я медленно обернулся в ту сторону, откуда донесся вздох, и только тут заметил под окном низкую кушетку, а на ней какую-то фигуру. Я застыл на месте, фигура тоже не двигалась. Я стал подкрадываться к кушетке, прячась за мебелью, и наконец разглядел мужчину, лежащего на спине. Голова его покоилась на подушке, глаза были закрыты. На нем не было рубашки, и в лунном свете грудь его чуть ли не сияла.

Это был Герульф. Он глубоко и ровно дышал, и при каждом вздохе грудь его поднималась и опускалась. Судя по всему, он спал глубоким сном, так что я осмелился подойти еще ближе. И тут я заметил, что он покрыт какими-то темными пятнами, но очень странными. Они были выпуклыми, и, присмотревшись, я убедился, хоть и не сразу поверил своим глазам, что они шевелятся.

Они были живыми!

— Tartri flammis! — пробормотал я, и меня едва не вырвало, потому что грудь и живот Герульфа были усеяны черными раздувшимися пиявками, сосущими его кровь.

«Ничего себе фокусы!» — подумал я и повернулся, чтобы убраться подобру-поздорову, но тут с испугом услышал шаги в коридоре, звук открывающейся двери и голос, заставивший меня похолодеть:

— Герульф! Ты здесь?

Я мгновенно спрятался за одним из кресел, надеясь, что вошедшая в комнату леди Мандибл не услышит стук моего сердца.

Она была во всем черном, плечи ее покрывало боа из павлиньих перьев, свисавшее вдоль спины. Рукава, расходящиеся книзу колоколом, закрывали руки почти до кончиков пальцев. Платье во время ходьбы мягко шелестело. Губы ее при этом освещении казались темно-лиловыми. Она подошла к Герульфу и ткнула в него окольцованным пальцем. Дворецкий заметно вздрогнул и открыл глаза.

— Они закончили?

Посмотрев на свою грудь, Герульф медленно кивнул. Протянув руку, леди Мандибл стала отдирать своими длинными ногтями пиявок одну за другой. Рот ее при этом приоткрылся в полуулыбке — она, несомненно, наслаждалась этим жутковатым занятием. Затем она поместила всех пиявок (я насчитал двадцать штук) в большую банку, стоявшую на ближайшем столике. Неудивительно, что был всегда так бледен. В нем, наверное, практически не оставалось крови.

— Прекрасно, — промурлыкала леди Мандибл. — Приготовь их к завтрашнему дню — мне понадобится кровь. — С этими словами она развернулась и вышла из комнаты.

Герульф встал и медленно натянул рубашку. Раны, оставленные пиявками, кровоточили, и вскоре его белая рубашка целиком покрылась пятнами крови, но он, казалось, не обращал на это внимания. К моему большому облегчению, он тоже спустя минуту-другую покинул комнату (я уж боялся, что мне придется быть очевидцем, операции «приготовления» пиявок), и я смог выйти из укрытия. Я снова подошел к мольберту и медленно отодвинул занавеску. Я увидел теперь на незаконченной картине уже не рогатых демонов, одноглазых монстров и дьяволов с раздвоенными языками, а только лишь густые красновато-коричневые мазки. И впервые за все время я спросил себя, что я делаю в доме, где кисти макают в человеческую кровь…

ГЛАВА 21 Музыкальная пауза

Лорд Мандибл укоризненно поцокал языком и, сняв Перси с клавесина, поцеловал его в нос и осторожно опустил на пол.

— Пойди отыщи свою сестренку, ненаглядную Поссет, — проворковал он.

И кот послушно пошел прочь, а лорд, откинув фалды сюртука, аккуратно пристроил свой обширный обтянутый шелком зад на обтянутый темно-красной кожей табурет. Из-за негнущейся ноги и туго обхватывающего живот брючного пояса усесться было нелегко. Он понимал, что виноваты пирожки миссис Малерб и ему не следовало бы есть их в таком количестве, но удержаться было совершенно невозможно…

Не без аффектации он размял пальцы, сгибая и разгибая их и щелкая суставами, после чего опустил руки на клавиши элегантного инструмента. Клавесин был изготовлен в Риме знаменитыми мастерами — братьями Фуникули. Отец нынешнего лорда с большим мастерством играл на нем вплоть до самой кончины, причем в буквальном смысле: бедняга умер прямо на этом табурете, придавив своим телом клавиатуру. Берли решил, что тоже будет играть на клавесине в память об отце, но ему не хватало отцовских способностей. Он играл мощно, но плохо, а его учитель, когда ему случалось быть рядом, разумеется, не осмеливался растолковать ему это.

— Ваша светлость, — произнес он, растянув губы в улыбке, когда лорд закончил очередной пассаж, — позвольте мне сказать вам, что каждая ваша нота — это нечто уникальное. Никто из моих учеников не играет так, как вы.

Это была сущая правда, потому что звуки, вылетавшие из-под пальцев лорда, далеко не всегда совпадали по высоте с теми, которые были указаны в нотах, и следовали порой в другом порядке.

Мандибл был несказанно польщен.

— Разрешите только предупредить вас, ваша светлость, — добавил учитель. — Я знаю, что вы хотите выступить на Зимнем празднике, но боюсь, что уши ваших гостей недостаточно подготовлены к восприятию вашей игры.

Словно не слыша этих слов, лорд Мандибл заявил:

— Зимний праздник даст мне прекрасную возможность продемонстрировать мой талант. Я разучил мелодию, и все, что теперь нужно, — добавить слова. Хотите послушать?

Кивнув, учитель смирился с неизбежным, успокаивая себя мыслью, что Зимний праздник, возможно, как раз наиболее подходящий момент для выступления лорда. Если судить по праздникам прошлых лет, гости напьются так быстро, что и предсмертный вопль удушаемого кота покажется им мелодичной музыкой.

Раздался стук в дверь, и тут же, не дожидаясь ответа, в комнату вошел Герульф.

— Ваша светлость, леди Мандибл желает видеть вас, — прошелестел он.

— Прямо сейчас, когда я как раз разыгрался?! Она что, не понимает, что я занят?

— Ее светлость настаивает.

Посылая Герульфа к мужу, леди Мандибл сказала: «Если этот идиот опять валяет дурака за клавесином, можешь прихлопнуть его резиновые пальцы крышкой инструмента — может, хоть это улучшит его игру. Скажи ему, чтобы шел сюда».

Путь из покоев леди Мандибл в музыкальный класс был не близок, и у Герульфа было время, чтобы придумать, как лучше перефразировать это распоряжение. Мандибл торопливо последовал за дворецким, прихрамывая, и его панталоны потрескивали в такт ходьбе.

Страсть мужа к музицированию, как и его постоянная и тщетная погоня за вепрем, устраивали леди Мандибл как нельзя лучше. Он был занят своим делом, не болтался под ногами и не раздражал ее. Не то что в первые дни после смерти старого лорда, когда Берли бродил по всему замку, рыдая, заламывая руки и сокрушаясь о том, что ему далеко до отца и он никогда не станет таким же человеком. Лисандра же сознавала, что она такой человек, каким следовало бы быть Мандиблу, и этого, как она полагала, вполне достаточно.

Когда явился муж, леди Мандибл поздоровалась с ним и протянула руку для поцелуя.

— Любимая! — произнес он с чувством (для соблюдения этикета) и прижал губы к ее холодной, как алебастр, руке, — позволь мне заметить, что сегодня ты выглядишь просто неотразимо.

Леди Мандибл ответила на комплимент едва заметным кивком — как раз в этот момент три парикмахерши возились с ее прической, укладывая волосы в виде парусника в полном оснащении.

— Дорогой мой, — произнесла она, позволив себе лишь самую капельку пренебрежения в тоне (да не упрекнет ее никто в том, что она не так хорошо воспитана, как ее супруг), — я хотела спросить тебя кое о чем, но боялась, что ты отправился на охоту.

— Нет-нет, — захихикал лорд Мандибл так пронзительно и пискляво, как могла бы смеяться мышь, если бы она обладала такой способностью, и уселся в кресло, которого раньше у своей супруги не замечал, — одно из ее последних приобретений. — Я развлекался со своим клавесином. Знаешь, мой учитель сказал, что я играю так, как никто другой.

— Охотно верю, — отозвалась леди Мандибл. — Мне, по крайней мере, не доводилось слышать ничего подобного.

Мандибл с довольным видом закинул ногу на ногу, затем опустил ногу, затем еще раз повторил это упражнение. Его шелковые панталоны издавали при этом угрожающий треск.

— Так о чем ты хотела спросить меня?

— Главным украшением стола на празднике должен быть косматый вепрь, и мне необходимо знать, добудешь ты его к этому дню или мне придется послать за ним в лес какого-нибудь другого охотника… как обычно. Осталось ведь всего несколько дней.

— Не беспокойся, душа моя, — отвечал Мандибл. — Я добуду. Я уверен, что на этот раз мне повезет.

— Может быть, тебе имеет смысл потренироваться в стрельбе из мушкета по браконьерам? — усмехнулась леди Мандибл. — Они наверняка бегают не так быстро, как кабаны. — Она издевательски расхохоталась, запрокинув голову назад, чем вызвала легкую панику в команде парикмахерш.

Леди Мандибл почти не сомневалась, что ее муж, несмотря на его тупоголовое упрямство и хвастливые заявления, не сможет выполнить обещанного, и воспользовалась случаем напомнить ему лишний раз о его несовершенствах.

Лорд Мандибл поспешил на свою половину. В ушах его звенел издевательский смех жены. Ну ничего, он покажет ей, на что он способен, и поддержит честь фамилии. Он был полон решимости добыть вепря. Прошлой ночью он видел замечательный сон о Зимнем празднике. Он сидел во главе стола в Большой столовой, глядя прямо в мертвые глаза зажаренного, покрытого блестящей корочкой косматого вепря, и глаза эти, казалось, говорили ему: «Вы победили, ваша светлость. Вы наконец поймали меня».

В честь этого события был провозглашен триумфальный тост, и под звон серебряных кубков и приветственные крики знатных гостей лорд Мандибл проснулся. Сны, как известно, иногда сбываются, особенно если им немного помочь. Надо будет поговорить с этим мальчишкой-бабочковедом.

Он всегда был на подхвате, если появлялась какая-нибудь непредвиденная работа.

Возня с прической утомила леди Лисандру. Прогнав служанок, она прошла в свою спальню, где легла на кровать, уперев взгляд в полог из серебристой кисеи у нее над головой. Она размышляла о бароне Боврике, и углы ее рта недовольно кривились.

Она глубоко вздохнула.

Без сомнения, барон был душка: остроумен, красив — ну разве что профиль чуть подкачал. Но можно ли ему доверять? Она решила, что нельзя. Леди Лисандра не жалела о том, что пригласила его, — он был полезен во многих отношениях, а его фокусы с искусственными глазами и кричащие костюмы забавляли ее. Но потенциальная польза барона была практически исчерпана, и, несмотря на его преданность леди Лисандре, стремление угождать и усердие, он стал чрезвычайно раздражать ее. Он неизменно был рядом, во всем и всегда соглашался с ней, то и дело поглаживая рукой ковры и бархатные портьеры и распространяя вокруг себя это жуткое лимонное амбре. Она устала от всего этого. И этот взгляд в его единственном нормальном глазу, когда она отказывала ему в чем-нибудь, — как у побитого щенка… Уф! Этого она просто не выносила. Ее даже передернуло при воспоминании. Если бы она проявляла подобную слабость, то никогда не достигла бы своего нынешнего положения. И ко всему прочему, он обкрадывал ее! Неужели он всерьез полагал, что она не заметит? Герульф очень аккуратно вел реестр всех украденных бароном вещей.

Итак, решено: Боврику придется убраться на все четыре стороны. А за свое вероломство он заплатит. Но всему свое время, сначала должен пройти праздник. Его ничто не должно испортить. И при подготовке барон еще пригодится. Он очень хорошо угадывает ее… вкусы. Мысль о празднике вызвала у леди Лисандры улыбку. Она впервые будет выступать на нем в качестве хозяйки, и необходимо сделать все возможное, чтобы это событие запомнилось надолго. Надо признать, что предложение Боврика воспроизвести пир Трималхиона было гениальным. Но гвоздь программы, бабочки, — это целиком ее идея. Это будет настоящий сюрприз для всех!

Она машинально протянула руку за последним номером «Северного вестника», который доставили этим утром. В глаза ей бросился заголовок: «Урбс-Умида восторженно встречает прекрасного наследника трона одной из восточных стран». Вот это интересно! Надо будет обязательно побывать в городе в ближайшее время и посмотреть, из-за чего такой ажиотаж.

В этот момент звон колокольчика известил ее о том, что в соседнюю комнату явился Герульф с ее обедом.

— И все-таки есть человек, которому я действительно могу доверять во всем, — произнесла она вслух и тут же поправилась: — Почти во всем. — Ибо леди Мандибл судила других так же жестко и трезво, как и саму себя, а уж себе-то она доверяла меньше, чем кому бы то ни было.

ГЛАВА 22 Странная просьба

Наступил вечер. Гектор сидел в своей башне со ступкой и пестиком в руках. С тех пор как он выслеживал барона и был свидетелем сцены с пиявками, прошло несколько дней. Все увиденное тогда произвело на него неизгладимое впечатление, но не могло отвлечь от главного дела. В память об отце он должен был довести его до конца.

Знаменательный день приближался, и буквально во всех помещениях и коридорах замка царили предпраздничное возбуждение и суета, усугублявшие собственные треволнения Гектора.

Большой мотылек ударился об оконное стекло. Гектор поднял голову и с удивлением заметил в темноте за окном дрожащий огонек в одной из башен напротив.

«Странно, там ведь никто не живет!» — подумал он.

— Мастер Гектор?

Голос донесся из-за двери, но Гектор сразу понял, кто это. Только один человек в Визипиттс-холле мог подняться к нему в башню совершенно бесшумно — непостижимый Герульф.

— Входите! — сказал он, и в дверях появился скелет дворецкого.

При свете свечи тени под его глазами казались абсолютно черными, а щеки — совсем впавшими. Если бы Гектор не знал, кто это такой, то вполне мог бы принять его за какого-нибудь вурдалака.

— Леди Мандибл хочет видеть вас, — произнес Герульф и посмотрел на ступку. — Готовите что-то для бабочек?

— Мм… да, — ответил Гектор и накрыл ступку салфеткой.

— А зачем перчатки? Чтобы не испачкаться?

— Ну да, — подтвердил Гектор и, стянув перчатки, вывернул их наизнанку, опустил засученные рукава рубашки и завязал обшлага. Затем он пригладил волосы и, выйдя из комнаты вслед за дворецким, запер дверь.

Герульф быстро шагал по коридору. Он, как всегда, беззвучно пересек холл, а кожаные каблуки Гектора, как всегда, громко шлепали по мраморному полу в черную и белую шашечку. Наконец они подошли к большим двойным дверям черного дерева, открывавшим доступ к покоям леди Мандибл. Герульф сделал знак Гектору, чтобы он подождал, и скрылся за дверями. Гектор тут же приложил ухо к полированному дереву, но не услышал ни звука и был захвачен врасплох неожиданно появившимся дворецким. Герульф пригласил его войти.

Он оказался в большой полутемной комнате с высоким потолком. Когда глаза привыкли к темноте, Гектор огляделся. Вдоль стен тянулись книжные полки, между которыми в сводчатых нишах виднелись разнообразные скульптуры из черного мрамора — от античных бюстов до сидевших, поджав ноги, раскормленных чертенят. Две отполированные до блеска жирандоли освещали комнату в ее дальнем конце.

— Гектор?

Леди Мандибл стояла у камина. В этот вечер ее фигуру обволакивал фиолетовый бархат, в черных волосах мерцали отблески пламени, крупные камни на шее и запястьях и кольца на пальцах сверкали. Она поманила Гектора крашеным ногтем.

Его ноги тонули в глубоком ворсе ковра. Уже чувствуя жар очага, он поднял глаза и застыл как вкопанный.

— О-ох! — только и смог выдавить он. На стене над каминной полкой была выставлена вся коллекция бабочек, хранившаяся некогда в их доме. — Откуда… — прошептал Гектор, и рука его невольно коснулась кокона на шее.

— Они великолепны, не правда ли? — произнесла леди Мандибл гладким, как шелк, и вдвое более скользким голосом. Она положила руку Гектору на плечо, и ему показалось, что даже через жилет и рубашку его пронзил холод. — Вроде бы они принадлежали одному разорившемуся господину. Боврик отыскал их в городе. Как только он рассказал мне об этом, я поняла, что мне требуется для того, чтобы праздник в этом году был не похож на все другие.

Гектор сразу вспомнил упаковочную клеть, которую Боврик вывез из конторы Бэдлсмайра и Ливланда. «Какая ирония судьбы!» — подумал он. На мгновение ему даже представилось, что он прибыл в замок не ради отмщения, а лишь для того, чтобы вернуть эту коллекцию бабочек, по праву принадлежавшую им с отцом.

— Коллекционирование бабочек называется лепидоптерологией, — отозвался он ровным тоном. — Название происходит от греческого слова lepidos, которое означает «рыбья чешуя», потому что чешуйки на крыльях бабочек напоминают ее. Именно они, отражая свет, делают бабочек такими красочными.

Леди Мандибл пристально посмотрела на него.

— Твои познания уже в который раз удивляют меня, юный Гектор, — произнесла она и, ткнув пальцем в его поясницу, препроводила его к креслу и сама села напротив. — А как там мои бабочки? Ты ведь понимаешь, что успех праздника зависит от тебя.

— Они будут готовы, — ответил Гектор. Ее гипнотизирующий взгляд вызывал у него дрожь. Он не мог избавиться от ощущения, что леди Мандибл знает о нем гораздо больше, чем он рассказал ей. Но это, конечно, было нелепо…

— Однако я пригласила тебя не по этой причине, — продолжила она. — От слуг я узнала, что ты мастер загадывать загадки. — Леди Мандибл любезно улыбнулась. — Я хочу, чтобы ты написал мне какую-нибудь. Она должна быть непростой и интересной, но это, как я понимаю, для тебя не проблема.

Гектор невольно почувствовал себя польщенным.

— Да, это нетрудно, миледи.

Секунду-другую подумав, он взял перо и плотный лист бумаги кремового цвета, который она положила на маленький разделявший их столик, и быстро записал одну из своих любимых загадок, постаравшись, чтобы буквы выглядели особенно красиво. Он был уверен, что это тоже произведет на нее впечатление. Сложив листок, он передал его леди Мандибл.

Лисандра встала, давая тем самым понять, что аудиенция окончена. Отвернувшись от Гектора, она развернула листок.

На обратном пути Гектору послышался чей-то голос, раздававшийся за стенами замка. Подойдя к ближайшему окну, он выглянул. В темном заснеженном дворе бродил какой-то человек. При ходьбе он волочил одну ногу. Лорд Мандибл! Гектор напряг слух и разобрал повторявшийся отчаянный призыв: «Поссет! Поссет!»

Гектор покачал головой, уже в сотый раз подивившись тому, какое странное место этот Визипиттс-холл.

ГЛАВА 23 Вероломство

Гектор взбирался по винтовой каменной лестнице в одну из шести башен, возвышавшихся по углам замка, — в ту самую, где ранее заметил огонек. Он не мог усидеть спокойно, не выяснив, что бы это значило. А что касается странного разговора с гипнотической леди Мандибл, то его он, напротив, старался выкинуть из головы.

Лестница спиралью вилась вверх, оставляя в центре глубокий темный провал. С потолка примерно до середины башни свисал трехъярусный светильник на длинной толстой цепи — точно такие же висели и в его башне, и в той, более комфортабельной и менее загаженной, которую занимал злодей-барон.

Зажигать эти и все прочие светильники в замке было обязанностью одного из кухонных мальчиков. Он выполнял эту работу очень неохотно, потому что при этом надо было, перегнувшись через перила, одной рукой подтянуть к себе люстру с помощью специальной палки с крючком, а другой зажигать свечи. Поскольку леди Мандибл заказывала осветительные приборы, как и все остальное, лишь самой высокой стоимости и самой изощренной конструкции, декоративные излишества светильников не только приумножали их художественные достоинства, но и существенно увеличивали вес. К концу дня парня буквально трясло — и от усталости, и оттого, что он боялся высоты и неоднократно был на волосок от падения. В последние недели перед праздником ему приходилось особенно тяжко.

Мальчишка и не догадывался, что Гектор почти сразу после своего прибытия в Визипиттс-холл начал постепенно укорачивать палку с крючком, так что каждый день мальчишке приходилось тянуться все дальше. Несколько дней назад Гектор решил, что подходящий момент настал, и предложил парню зажигать свечи вместо него за часть его заработка. Разумеется, тот с радостью согласился. Совесть Гектора протестовала, но он успокаивал ее доводом, что на кон поставлены куда более важные вещи. Эта работа позволяла ему бродить но всему замку, не вызывая подозрений, и наблюдать за тем, что происходит, в особенности в башне барона. Дополнительный заработок тоже не был лишним, поскольку праздник, а значит, и его последующий отъезд приближались.

Итак, Гектор поднимался в пустующую башню с крюком и вощеным фитилем в руках — они должны были послужить оправданием его присутствия здесь, в случае если его обнаружат. Лестница заканчивалась массивными раздвижными дверями, запертыми на тяжеленный замок. Гектор приложил ухо к дверям, но изнутри не доносилось ни звука. Однако сквозь щели вокруг дверной панели проникал свет, и, набрав в грудь воздуха, он с осторожностью слегка раздвинул двери и заглянул в образовавшееся отверстие.

В дальнем углу на узкой койке лежал какой-то человек, лицо его закрывала шляпа. Кроме койки, в помещении почти ничего не было. Человек лежал в непринужденной позе, сцепив руки за головой, что в данной ситуации выглядело даже чуть странно. Вдобавок он начал тихонько насвистывать известный Гектору мотивчик и сдвинул шляпу назад.

Гектор с шумом втянул в себя воздух. Это был тот самый парень, который спас его от вепря в лесу и почему-то казался Гектору очень знакомым.

— Привет! — сказал парень, услышав дыхательные упражнения Гектора, и спустил ноги на пол. — Добро пожаловать в мои покои.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Гектор. — Почему тебя заперли?

— Сам виноват, — жизнерадостно ответил тот и, поднявшись, подошел к дверям. Его зеленые глаза смотрели на Гектора через щель. — Должен был сообразить, что не следует болтаться в этом лесу. Лорд Мандибл наткнулся на меня во время охоты и решил, что я хочу увести у него из-под носа его законную добычу.

Гектору хотелось извиниться перед парнем. Ему казалось, что он виноват в случившемся, — хотя, в чем именно его вина, он не мог бы сказать. Но вместо извинения он проговорил только:

— Не понимаю, чему ты так радуешься. Ты что, совсем не злишься на них и не боишься? Разве тебе не хочется выбраться отсюда?

— Уверен, это так или иначе уладится. — Парень загадочно улыбнулся и посмотрел на Гектора очень серьезно. — Я считаю, что разумнее забыть и простить, нежели таить злобу, — для здоровья полезнее. Как я убедился на собственном опыте, сладость отмщения быстро испаряется и остается лишь горький осадок — порой навсегда. — Он помолчал. — По выражению твоего лица рискну предположить, что у тебя есть секрет, которым ты мог бы поделиться, а у меня полно свободного времени, так что…

У Гектора отвисла челюсть. Что этот парень может знать о нем и о его прошлом, чтобы высказывать такие проницательные догадки? Но прежде чем он успел что-либо ответить, парень заговорил снова. Тон его был похоронным, но в глазах мелькали озорные искорки.

— Одному богу известно, сколько меня тут продержат. Выйти отсюда я могу только так же, как и вошел, — через эту дверь.

Гектор в задумчивости закусил губу. Он был обязан этому беспечному заключенному своей жизнью, и если бы он мог каким-нибудь образом освободить его, то они были бы квиты. Он посмотрел на неприступный замок. Предположим, он ухитрится открыть его — но это будет очень рискованно и поставит под угрозу осуществление его мести Боврику. А этого он никак не мог допустить.

— Да, но что я могу с этим поделать? — выдавил он, стараясь, чтобы это звучало рассудительно.

Молодой человек ухмыльнулся. Похоже, ответ Гектора его не слишком расстроил.

— Как я уже говорил, всему свое время. Значит, момент еще не наступил.

Гектор хотел спросить его, что это значит, но парень приложил палец к губам и произнес:

— Тсс! Кто-то идет.

И точно, внизу послышались голоса. Затем из-за поворота вышли леди Мандибл и Боврик в сопровождении стражника.

Гектор подавил в себе желание сорваться с места — тем более что и бежать-то было некуда, путь преграждала появившаяся троица. В одежде барона на этот раз сочетались алый и желтый цвета, туфли сверкали серебряными пряжками, он подкручивал свои нафабренные усы. Его неуклюжие попытки поразить окружающих своим внешним видом и заставить их поверить в подлинность его фиктивного титула смешили Гектора. Неужели он полагает, что настоящий барон стал бы привлекать внимание к своей особе таким образом? Это было просто нелепо.

— Гектор! — воскликнула леди Мандибл. — Что ты здесь делаешь? — Казалось, она была довольна неожиданной встречей, в то время как барон нахмурился.

Вместо ответа Гектор показал ей фитиль.

— Это очень удачно. Тебе ведь интересно будет увидеть, насколько полезным оказалось то, чем ты поделился со мной сегодня, не правда ли?

— Мне?.. Я?.. — промямлил Гектор, не понимая, о чем идет речь.

— Что это вы затеяли, миледи? — вмешался Боврик. — И зачем вы решили вовлечь в это дело этого… слугу, даже не предупредив меня? — Он улыбнулся, чтобы показать, что шутит, но улыбка получилась несколько кривой.

Тем не менее он достал большой ключ и отпер замок. Глаза леди Мандибл блестели — явно в предвкушении какого-то развлечения. Она вошла в комнату вместе с Бовриком, за ними проскользнул и Гектор. Стражник встал в дверях, преграждая выход.

Узник молча сидел на койке. Гектора восхищало его хладнокровие, но ситуация в целом ему совсем не нравилась.

— Так вот этот гнусный браконьер, которого задержал ваш муж! — прогремел Боврик с пафосом. — Я распоряжусь, чтобы его доставили в Урбс-Умиду и бросили в городскую тюрьму, если пожелаете, — обратился он к леди Мандибл.

— Я не браконьер, — отозвался парень. — Я просто гулял.

Леди Мандибл проигнорировала как предложение Боврика, так и ответ заключенного.

— Молодой человек, — сказала она. — Я решила дать вам шанс. Не хочу, чтобы говорили, будто я обхожусь с людьми несправедливо. Если вы отгадаете мою загадку, я отпущу вас на свободу. Если же нет — последует суровое наказание.

Барон поднял брови, а Гектор опять едва не задохнулся. Она сказала «загадку»? Неужели его загадку?! И правда, он ошеломленно смотрел, как леди Мандибл вручает Боврику тот самый листок, который Гектор дал ей всего час назад.

— Барон, прочтите нам это вслух, — приказала она.

Барон презрительно обратился к узнику:

— Миледи желает, чтобы ты дал ответ на загадку, и тогда тебя отпустят на свободу.

— Очень хорошо, — ответил тот, поднимаясь на ноги. — Я люблю бросать вызов судьбе.

Гектор схватился за голову.

— Итак, слушай, — начал Боврик. — Некий путешественник прибыл в страну, где половина жителей всегда говорит правду, а другая половина всегда лжет. Дорога, по которой он шел, разветвлялась на две. Ему было известно, что одна из них заведет его в отравленное болото, где он будет долго и мучительно умирать, вдыхая ядовитые испарения, а по другой он достигнет прекрасного города, который является целью его путешествия. Никакого указателя на развилке нет, и путник не знает, какую из дорог выбрать. Он садится и ждет. Через некоторое время к нему подходят два человека. Один из них говорит правду, другой лжец, но неизвестно, кто из них кто. Чтобы узнать, какой дорогой идти, путешественник может задать им всего один вопрос. Он задумывается на мгновение, задает очень простой вопрос и вскоре после этого идет по дороге к городу. Ты должен угадать, — продолжил Боврик, бросив взгляд на леди Мандибл, которая внимательно слушала, сжимая и разжимая пальцы и сверкая кольцами, — какой вопрос задал путник и кому?

Сердце Гектора упало. Если бы только ему были известны намерения леди Мандибл, когда он писал для нее загадку! Но он не спросил об этом, польщенный ее вниманием и завороженный ее холодной красотой. Желая поразить ее, он выбрал загадку потруднее. Она использовала его в своих целях, а в результате пострадает невинный человек! «С волками жить — по-волчьи выть», — вспомнил он предсмертные слова отца. И впервые в его душу закралось сомнение. Видя самодовольное выражение лица леди Мандибл, наслаждавшейся своей властью над человеком в этой жестокой игре, Гектор почувствовал, как горечь подступает к его горлу.

Но тут пленник заговорил.

— Разгадка проста, достопочтенный сэр, — произнес он с легким поклоном и изрядной долей сарказма и затем невозмутимо дал правильный ответ.

Только тут Гектор понял, что кажется ему таким знакомым в этом парне: его голос. Это он загадал ему загадку в стихах на площади в Урбс-Умиде. Гектор был ошарашен. Неужели парень следовал за ним все это время? Ему вспомнилась и прятавшаяся в тени фигура в Пагус-Парвусе. Он и там следил за ним? Но ведь не для того же он приклеился к Гектору, чтобы узнать, разгадает он его загадку или нет?! А для чего тогда?

Прочитав написанный Гектором ответ и убедившись, что он совпадает с тем, который дал пленник, Боврик покраснел с досады, а Гектор, несмотря на возникшие у него подозрения в отношении парня, облегченно вздохнул. Затем он посмотрел на леди Мандибл. На ее лице застыла холодная маска. Не придется ли теперь ему отвечать за ее неудачу?

Однако она, поймав его взгляд, лишь пожала плечами и сказала:

— Надо же! Он оказался умнее, чем я думала. — Отвернувшись от Гектора, она добавила: — Тем не менее пусть посидит здесь еще.

Гектор с трудом подавил протестующий возглас. Парень, однако, не думал об осторожности.

— Но, ваша светлость, — спокойно сказал он, — я дал правильный ответ, а вы обещали в этом случае отпустить меня.

— Я передумала, — отрезала леди Мандибл, направляясь к выходу. — Я не хочу тебя отпускать.

За ней вышел и Боврик, бросив злобный взгляд на Гектора. В отчаянии посмотрев на пленника, Гектор последовал за ними. Он беспомощно наблюдал за тем, как Боврик с видимым удовольствием запирает дверь и ставит возле нее стражника. Узнает ли он когда-нибудь тайну этого парня, не теряющего присутствия духа ни при каких обстоятельствах?

Спустившись по винтовой лестнице, леди Мандибл и Боврик удалились, а Гектор вдруг почувствовал на плече чью-то руку, резко развернувшую его на сто восемьдесят градусов. Перед ним стоял лорд Мандибл.

— Гектор? — спросил он.

— Да.

— У меня есть для тебя работа.

ГЛАВА 24 Сомнения

Дожевывая остатки завтрака, барон Боврик де Вандолен вытащил шкатулку с искусственными глазами и поставил ее на стол перед собой. Он откинул крышку, и широкая улыбка расплылась по его лицу. Из шкатулки на него глядело шесть глаз, лежавших в порядке их приобретения. Предпоследний, со вставленным в него изумрудом, он купил на деньги, вырученные за серебряное блюдо, которое он отыскал в одном из дальних полутемных коридоров замка, а последний, с нефритом, был получен в обмен на старинный кубок.

«Еще один, — подумал Боврик, — и комплект будет полным».

Вынимая глаза из шкатулки один за другим, он протер их мягкой тканью и вернул на место, укладывая так, чтобы они смотрели строго в одном направлении. Это был ежедневный ритуал. Лишь после этого он решал, какой из них будет носить в этот день. Сегодня он выбрал третий слева. Жемчужный зрачок будет отлично смотреться с его жилетом. Быстрым заученным движением Боврик вставил глаз в глазницу и встряхнул головой. Он надеялся, что леди Мандибл одобрит его выбор, — теперь это было важнее, чем когда-либо раньше.

При мысли о леди Мандибл барон тяжело вздохнул. Откинувшись в кресле, он прижал к груди бархатную подушку и погрузился в размышления. Пора было взглянуть правде в глаза: отношение хозяйки замка к нему изменилось. Все чаще она передавала барону сообщения через этого поганого Герульфа, вместо того чтобы поговорить с ним лично. И своими намерениями относительно этого браконьера не поделилась, высвистав его в последний момент. Откуда такая перемена? Не могла же она дознаться, кто он такой на самом деле? Нет, это исключено. Тут что-то другое. Он уже привык к окружающей его ныне роскоши. Порой, когда он проходил по коридорам Визипиттс-холла, его бросало в дрожь от окружавшего великолепия. Для него жизнь в замке была максимальным приближением, какое только возможно на земле, к райской. Ближе к небесам ему вряд ли удастся когда-либо подняться, ибо нет сомнений, что в конце концов черти при первой же возможности уволокут его в ад.

В последнее время он предпочитал не вспоминать свое старое правило: «Хороший жулик знает, когда пора сматывать удочки». И вот теперь, вместо того чтобы воспринять ухудшение отношений с леди Мандибл как подтверждение его собственной максимы, он пытается стать незаменимым и упрочить свое положение в Визипиттс-холле. Подойдя к письменному столу, Боврик вытащил из ящика листовку с любопытной информацией. Перечитав ее уже не в первый раз, он расхохотался. Он нашел эту листовку во время одной из последних вылазок в город. По правде говоря, она немного покоробила его сначала, но сейчас ему пришло в голову, что ей можно найти применение и леди Мандибл оценит это. Он снова поднимется в ее глазах. И по поводу праздника у него тоже были кое-какие задумки… Строго говоря, существовал только один способ остаться в замке навсегда — избавиться от лорда Мандибла. И тогда, кто знает, может быть, со временем он, барон Боврик де Вандолен, займет его место…

Боврик в возбуждении схватил свою накидку из меха якостара и зарылся в нее лицом. Как одна из составляющих его псевдоаристократического облика, она вдохновляла его, и ему казалось возможным все, даже самое невероятное.

ГЛАВА 25 Преждевременное появление

Едва слышный шорох, которого он никак не ожидал, заставил Гектора прекратить работу и прислушаться. Может быть, ему показалось? Но нет, звук повторился. Трепетание крыльев, никакого сомнения. Ладони его сразу взмокли. Для трепетания крыльев еще не наступило время, праздник начнется только завтра вечером. Гектор отставил ступку и медленно обошел стеллажи с камерами, выискивая источник звука. И вот на дне одной из камер он заметил какое-то шевеление.

— Tartri flammis! — воскликнул он и зажал рот рукой, в ужасе наблюдая за большой бабочкой, трепыхавшейся в подстилке из сырой коры и черной почвы.

Он не заметил, как бабочка вылупилась, потому что яркий рисунок на ее крыльях был смазан и лишь маскировал ее среди обломков древесной коры на дне камеры. Туловище бабочки достигало достаточных размеров, но крылья были непоправимо повреждены: одно разодрано в клочья, другое смято. С сильно бьющимся сердцем Гектор открыл дверцу камеры и протянул руку, чтобы достать метавшуюся бабочку. Она неуклюже заползла к нему на ладонь, пристроилась там и замерла.

Бабочка вызывала у Гектора одновременно жалость и возмущение. Он в тревоге обследовал всю камеру, но других новорожденных не обнаружил. Дело было не так плохо, как он подумал вначале. Конечно, эта бабочка была обречена и мучилась, но мысль о том, что ее надо убить, казалась Гектору ужасной. Раздираемый сомнениями, Гектор не замечал ничего вокруг, пока чья-то тень не накрыла его, как хищник, напавший на добычу.

— Что это у тебя?

При звуке этого ненавистного голоса сердце Гектора чуть не выпрыгнуло из груди. Он резко обернулся, и взгляд его уперся в блестящий поддельный зрачок поддельного барона.

Реакция Гектора несколько удивила Боврика. Ему еще не приходилось видеть мальчишку в такой растерянности. Как правило, он не проявлял почти никаких эмоций. Заинтригованно улыбаясь, Боврик подошел ближе. Кончики его усов подрагивали.

— Что это такое?

— Это… это бабочка, — пробормотал Гектор.

Боврик нахмурил брови.

— Бабочка? Уже?

— Да, — ответил Гектор, глядя на дрожащее создание у него на ладони. — Она вылупилась слишком рано.

— Это я и сам вижу, — холодно отозвался барон.

— Она ранена и не выживет.

— И много их вылупилось?

— Нет. Эта единственная.

— Хм-м… — протянул барон и прошелся по комнате, рассматривая коконы. Возле угловой камеры он остановился. — Эти не такие, как все, — сказал он. Коконы в этой камере были и вправду меньше и гораздо темнее.

— Это другой вид, — пояснил Гектор. — Я их вывожу для разнообразия.

Боврик ничего не ответил.

— Остальных я оживлю тогда, когда это понадобится, — твердо заявил Гектор, уж в который раз удивляясь тому, как легко ему удается скрыть свою крайнюю неприязнь к этому человеку.

— Будем надеяться… А это что? — Он держал в руках ступку.

Метнувшись к барону, Гектор выхватил у него ступку.

— Это для бабочек. Это нельзя трогать.

Боврик бросил на него подозрительный взгляд.

— Полагаю, ты знаешь, что делаешь, — произнес он, помолчав. — Никоим образом не собираюсь тебе мешать. — Завершив обход инкубатория, он опять остановился перед Гектором. — Но смотри, чтобы не повторилось никаких отклонений. Все должно быть точно так, как желает ее светлость. — И Гектору показалось, что он чуть слышно добавил: — Тем более сейчас. — Затем, указав пальцем на руку Гектора, потребовал: — Покажи мне ее.

Гектор протянул к нему ладонь, и барон стал рассматривать боровшееся за жизнь насекомое.

— Ну, думаю, одна — не такая уж трагедия, — заметил он и внезапно схватил бабочку и сжал ее в кулаке, так что ее внутренности выдавились между его пальцев. Гектор едва сдержал крик, ошеломленный жестокостью этого поступка. Боврик разжал кулак и протянул останки Гектору.

— Выбрось это.

Гектор проглотил комок в горле, медленно взял мертвую бабочку за крыло и положил ее на стол.

«Чудовище!» — подумал он с яростью, удивившей его самого. Он не подозревал, что способен так ненавидеть. Сердце его сжалось, как пружина, но усилием воли он не позволил своим чувствам отразиться на лице.

— У меня нет времени возиться с твоими ошибками, парень, есть более важные дела. Не забывай только, что это я подобрал тебя на городской улице и запросто могу отправить обратно.

С этими словами барон повернулся на каблуках и покинул комнату.

— Я могу сделать с тобой то же самое, — прошептал Гектор ему вслед. — А то и кое-что похуже.

ГЛАВА 26 Письмо к Полли

Визипиттс-холл

Дорогая Полли!

Даже не знаю, с чего начать. Не могу себе простить, что позволил использовать себя для наказания запертого в башне человека, чуть ли не для его убийства. Такова власть леди Мандибл над людьми. При ней мужчины становятся тряпками, а я ведь даже еще и не мужчина. Не могу также забыть раздавленную бабочку в кулаке Боврика.

Хочу тебя предупредить: если тебе было очень неприятно читать в моем прошлом письме о Герульфе с пиявками, а картины леди Мандибл, написанные человеческой кровью, показались ужасными, то лучше не читай дальше. Ибо впереди тебя ждет сплошной кошмар. Я был свидетелем отвратительнейшего спектакля.

Когда Боврик выскочил из моего инкубатория, я пошел за ним. Я решил, что раз он так спешит куда-то, то надо за ним понаблюдать.

Я пообещал себе, что на этот раз ни за что не потеряю его из виду. Час был поздний, слуги находились в основном на своей половине, так что меня вряд ли кто-нибудь мог заметить. Огибая бесконечные углы и делая повороты, мы наконец дошли до узкого коридорчика. Я сначала подумал, что это тупик, так как в конце коридора висело что-то вроде гобелена, но оказалось, что это портьера. Боврик отодвинул портьеру в сторону и юркнул в дверь, которую она закрывала. Я на цыпочках подбежал к двери и опустился на колени перед замочной скважиной, чтобы увидеть, что там происходит.

Ох, Полли, лучше бы я этого не делал, потому что есть вещи, которые невозможно забыть.

Леди Мандибл сидела в кресле темного цвета, Боврик находился рядом с ней. Перед ними стоял какой-то человек. Эта гнусная парочка наблюдала за тем, что он делает, и я наблюдал тоже, испытывая отвращение, но не в силах оторваться. Вся сцена длилась минут двадцать или немного больше и разыграна была первоклассно, если вообще можно так сказать в данном случае. Этот человек, я думаю, был французом. Он стоял посреди комнаты, как на сцене, и аккуратно держал перед собой длинными, тонкими пальцами какое-то животное за задние ноги. Так кто-нибудь мог бы держать, например, куриную ножку. И вдруг, он вонзил зубы, в это животное — и не так, будто хотел его попробовать, а с жадностью. Было видно, что он ест с удовольствием. Он кусал и жевал, а когда в уголке его рта прилип клочок шерсти, он слизал его языком и проглотил. Маленькие косточки он крошил зубами более крупные обсасывал дочиста и отбрасывал. Все это он проделывал с крайне сосредоточенным видом. Животное, по-видимому, умертвили еще раньше, и крови не было. Я думаю, его тем или иным способом приготовили, чтобы оно стало более съедобным. Стоя за дверью, я с какой-то непонятной отстраненностью размышлял, отварили его или поджарили. Скорее, сварили, потому что в противном случае шерсть была бы обожжена, как обжигают космы вепря, прежде чем насадить его на вертел.

Голову, к счастью, он есть не стал. Если бы я увидел, как во рту у него исчезают бархатные треугольные ушки с белыми кончиками, то, думаю, не вынес бы этого зрелища. Закончив эту омерзительную трапезу, человек достал из кармана большую полотняную салфетку, складки которой были остры, как лезвия кухонных ножей миссис Малерб, и вытер ею рот и руки.

Леди Мандибл вскочила на ноги, бурно аплодируя. Она даже схватила Боврика за руку — правда, всего на миг — и, задыхаясь, поблагодарила его. Я никогда еще не видел ее в таком возбуждении. На Боврика эта сцена, похоже, тоже произвела впечатление, хотя и менее сильное. Очевидно, они настолько всем пресыщены, что лишь подобная крайняя извращенность может взволновать их.

Они направились к дверям. Я быстро спрятался в складках портьеры, и они прошли мимо всего в нескольких дюймах от меня. Впереди шествовала леди Мандибл. Глаза ее горели, она смеялась, обнажив свои зубы. Боврик пристроился сразу за ней и сверкал своим новоприобретенным искусственным глазом. По-видимому, именно он организовал этот спектакль ей на потеху. Француз следовал за ними, сияя от похвал, которыми его осыпала леди Мандибл.

Я думаю, этому уникальному исполнителю немало заплатили, потому что иначе вред ли все-таки человек, станет целиком есть… кошку для развлечения публики. Ибо это была именно кошка, Полли. Мне теперь противно и стыдно, что я просмотрел всю сцену до конца, а не убежал. Поверь, я был совсем не таким до того, как попал в этот замок с его уродствами! Прежний Гектор не стал бы смотреть подобные спектакли и не оставил бы без помощи невинного человека, запертого в башне, пусть даже эту помощь трудно было оказать.

И знаешь, Полли, самое ужасное в этой истории с кошкой то, что это была Поссет!

Но и это еще не все. Когда они ушли, я, как в трансе, вошел в опустевшую комнату. Она была слабо освещена. Я подошел к креслу, в котором сидела леди Мандибл, — сиденье было еще теплым, — и опустился в него. Откинувшись на спинку, я пытался успокоить нервы и рассеянно поглаживал подлокотники кресла. Они были обтянуты не кожей, как можно было бы ожидать, а каким-то мехом, удивительно мягким. Я с беспокойством ощупал подлокотники и почувствовал под руками что-то жесткое. Это были пальцы с костяшками и суставами! На миг дикий страх парализовал меня. Затем, вскрикнув, я вскочил с кресла.

Я сидел в гротескном кресле, изготовленном из зверя, о котором рассказывал Оскар Карпью в Пагус-Парвусе. Сердце мое колотилось. Я подошел к камину и увидел там еще един отталкивающий экспонат. Над каминной полкой, где обычно помещают зеркало, висел вместо этого охотничий трофей. Но это был не олень и не кабан, это была голова того же самого зверя. Он глядел на меня холодными безжизненными глазами, и меня вдруг охватила непередаваемая печаль.

Сталкиваясь с очередной мерзостью в этом жутком месте, я каждый раз испытываю укол совести. Я с нетерпением жду момента, когда смогу наконец свести счеты с этим подонком, выдающим себя за барона. После этого я немедленно покину замок, ибо чувствую, что, задержавшись здесь еще хоть чуть-чуть, я либо сойду с ума, либо окончательно очерствею.

Наконец-то наступило время разбудить бабочек, и приступить к осуществлению моего собственного плана.

Salve,

Твой друг Гектор

Часть третья ЗИМНИЙ ПРАЗДНИК

ВЫДЕРЖКИ ИЗ МЕНЮ НА ПИРУ ТРИМАЛХИОНА

Закуски. Медовое вино

Жареные сони с приправой из мака и меда

Сливы с гранатовыми зернами

Винноягодники под соусом из яичного желтка со специями

Первая перемена. Фалернское вино

Блюда соответственно знакам Зодиака

Овен — овечий горох,

Телец — говядина,

Близнецы — почки,

Рак — листья мирта,

Лев — африканские фиги,

Дева — матка неогулявшейся свиньи,

Весы — пирожные на одной чашке весов и медовые коврижки на другой,

Скорпион — морской ерш,

Стрелец — лупоглаз,

Козерог — омар,

Водолей — гусь,

Рыбы — две краснобородки

Зажаренный кабан с печеными финиками

Поросята, начиненные живыми дроздами

Тушеная свинья, фаршированная жареной и кровяной колбасой

Вторая перемена

Дрозды-пшеничники с изюмом и орехами

Свинина с айвой, приготовленная в виде дичи и рыбы

Устрицы и ракушки

Улитки

ГЛАВА 27 Охота на вепря

В праздничное утро на кухне Визипиттс-холла дым стоял коромыслом. Всё шипело и трещало, ругалось и плевалось, орало и визжало, скрежетало и стучало, чистилось, мылось, резалось, рубилось, солилось и перетаскивалось с места на место. Внезапно в этот адский хаос ворвался парнишка-слуга.

— Слушайте! — завопил он, стараясь перекричать шум и гвалт. — Слушайте!

Миссис Малерб повернула к нему красное, блестевшее от пота лицо. Возбуждение, в котором пребывал парнишка, убедило ее, что он хочет сообщить нечто важное.

— Лорд Мандибл! — воскликнул он, с трудом переводя дыхание.

— Что с ним?

— Он вернулся! Посмотрите в окно!

Он требовал этого так настоятельно, что все, отложив ложки и ножи, дружно поспешили к окну. Кухня располагалась в полуподвальном помещении, так что окно представляло собой узкую щель у них над головой, но и через нее все было хорошо видно. То, что предстало перед ними, вызвало целый хор восклицаний:

— Боже Всемогущий!

— Господи помилуй!

— Чтоб мне лопнуть!

— Просто глазам не верю, — сказала миссис Малерб и, обратившись к своей разношерстной команде, отдала приказ: — За дело, ребята! Тут придется потрудиться как следует.

Немногие из тех, кому довелось увидеть свирепый оскал атакующего косматого вепря, остались в живых и могут поделиться своими впечатлениями. Размеры вепря, его огромные клыки и неукротимая злоба потрясают воображение. Череп толщиной два дюйма покрыт толстым слоем амортизирующих хрящей, так что, даже если зверь врежется на бегу в дерево или валун, это не принесет ему особого вреда. Ни одно лесное животное, кроме него, не способно выдержать такой удар. Этот монструозный представитель семейства свиней отлично приспособлен к среде обитания.

Именно такого зверя лорд Мандибл видел в мечтах на праздничном столе. И в день праздника он вместе с другими охотниками и егерями отправился на рассвете в дубовый лес, полный решимости добыть кабана и почему-то убежденный, что сегодняшняя вылазка увенчается успехом. Мандибл сидел на лошади, как всегда скособочившись, и в такой неловкой позе мало-помалу добрался вместе со всеми до опушки леса. Зрелище это было довольно комичное и развлекало других охотников: они в шутку заключали пари насчет того, сколько именно времени лорд продержится в седле и, главное, с какой стороны свалится. То, что это рано или поздно произойдет, они знали по опыту.

Пребывая в счастливом неведении относительно того, какое удовольствие он доставляет окружающим, Мандибл обратился к ним с вдохновенным воззванием:

— Настал решительный момент, друзья мои! Сегодня, в день Зимнего праздника, я непременно должен водрузить на стол косматого вепря. Мы не вернемся, пока наша цель не будет достигнута!

Охотники внутренне простонали. Все знали, как отчаянно Мандиблу хочется подстрелить вепря, и понимали, насколько это маловероятно. Они предвидели долгий день бесплодной погони за зверем.

Однако было похоже на то, что Мандибл не зря так уверен в успехе. Не успели охотники углубиться в лес, как услышали треск сучьев и хрюканье всего в нескольких футах от их предводителя. Они сразу посоветовали лорду действовать осмотрительно (им уже приходилось видеть, к чему приводит его поспешность), но толку от этого было мало.

Мандибл навел свой мушкет в ту сторону, откуда доносились звуки, и тут же послал заряд свинца в кустарник. Выстрел отозвался громким эхом в лесу, как будто стреляли дважды, но размышлять об этом было некогда: раздался визг, очень похожий на человеческий, после чего из кустов выскочил окровавленный и разъяренный кабан и устремился к Мандиблу. Его лошадь, сообразив быстрее хозяина, что надо делать в данной ситуации, развернулась и помчалась во всю прыть в противоположном направлении. Мандибл скатился через ее круп (лишив потенциального выигрыша всех, споривших на этот счет) и растянулся на земле. Увидев, что вепрь на всех парах несется к нему, лорд в панике схватил мушкет и выстрелил еще раз. Звук выстрела был необычайно громким, и, к всеобщему (и в первую очередь самого Мандибла) удивлению, вепрь застыл на месте, а затем рухнул.

В лесу наступила тишина.

— Браво, ваша светлость! — воскликнул главный егерь, у которого глаза на лоб полезли.

Все остальные тоже завопили в искреннем восхищении. Но Мандибл еще не оправился от шока и не мог произнести ни слова. Двое охотников помогли ему подняться на ноги, и он потрясенно уставился на лежащего перед ним зверя.

— Мне удалось! — выдохнул он. — Мне наконец удалось!

Чувства переполняли его. Опустившись на колени рядом с вепрем, Мандибл коснулся рукой его теплого бока, и несколько слезинок скатилось по его щекам.

— Это просто чудо, — тихо произнес он. — Просто чудо. Я завалил самого большого хряка в нашей провинции. Я необыкновенный охотник!

На миг он даже забыл о непрерывно глодавшей его тоске по пропавшей Поссет. И все охотники (в том числе и те, которые тоже мечтали завалить самого большого хряка в провинции, но под хряком имели в виду самого Мандибла) начали громко поздравлять его с успехом, радуясь скорому возвращению в замок.

Именно это событие — возвращение лорда Мандибла с его трофеем — и увидела миссис Малерб вместе со своими работниками из кухонного окна. Лорд ехал медленным шагом во главе торжественной процессии (ибо она поистине была торжественной). На этой скорости он был способен усидеть на лошади, сжав ее бока коленями, и при этом держать поводья в одной руке, а другой приветственно помахивать встречающим. Вслед за ним четыре человека несли на плечах длинный толстый сук, к которому за ноги был привязан вепрь. С него еще капала кровь, смешанная со слюной и прочими телесными жидкостями и оставлявшая на снегу красную дорожку. За вепрем с шутками и смехом следовали остальные участники охоты.

— Ну и ну! — произнесла миссис Малерб. — А я уж не верила, что доживу до того дня, когда он подстрелит косматого вепря.

Лорд Мандибл сразу вырос в ее глазах.

Не только кухонные работники были свидетелями триумфального возвращения лорда. Боврик тоже наблюдал за процессией из своей Браммаджемской башни. «Все-таки ему это удалось», — подумал барон. Давно уже ему не приходилось видеть косматого вепря вблизи…

Боврик поднялся с кресла и отошел от окна. Встав перед зеркалом, он полюбовался своими туфлями и выставил вперед одну ногу, чтобы икры, обтянутые шелковыми чулками, предстали во всем их великолепии. Затем он расправил бархатные бриджи кремового цвета и надел свободно сидевший на нем пурпурный жилет. Восхитительно — чем не барон? Боврик завершил туалет, опрыскав себя лимонными духами.

И наконец, главное. С улыбкой он открыл шкатулку и, держа искусственный глаз большим и указательным пальцами, поднес его к свету.

Седьмой.

Изготовленный из белого матового стекла, полый внутри для уменьшения веса, слегка уплощенный сверху и с боков для того, чтобы лучше сидел в глазнице, глаз на первый взгляд не отличался от шести других, но на самом деле превосходил их. Радужная оболочка из полоски золота была окружена темно-синими сапфирами, зрачок усеивали крошечные бриллианты, сверкавшие на свету. Это был самый дорогой глаз в его коллекции, несравненный и восхитительный. Теперь каждый день на неделе Боврик имел возможность вставлять новый искусственный глаз, забыв о повязке. Это не могло не произвести впечатления на леди Мандибл и вкупе с успехом поедателя котов вселяло надежды на будущее.

Итак, на праздник! Вернувшись к зеркалу, Боврик поправил цветистый галстук и кружевные манжеты, взял накидку и снова подошел к узкому окну. Но тут до него донеслось нестройное дребезжание клавесина, разом испортившее настроение.

— Неужели этому идиоту больше нечем заняться? — проворчал Боврик. Он многое дал бы, чтобы никогда больше не слышать этой какофонии.

ГЛАВА 28 Письмо к Полли

Визипиттс-холл

Дорогая Полли!

Как жаль, что ты не можешь видеть моих бабочек! Это такая красота!

В прошлый раз я написал, что пришла пора выпускать их, так что я пошел в инкубаторий и плотно закрыл окна и двери. Затем я зажег лампы под камерами и стал ждать. Температура в камерах постепенно повышалась, я ходил от одной к другой, высматривая первые признаки жизни, — не раскрылся ли какой-нибудь из коконов, не шевелится ли вылезающая на свет бабочка. Но ничего подобного не наблюдалось. Я подкинул дров в камин, шарики в термоскопе начали подниматься.

И тут это произошло. В самый глухой час ночи, уже перед рассветом, один из коконов зашевелился. Сначала едва заметно — я даже думал, что мне это показалось, — но затем сомнения исчезли: постепенно верхушки коконов стали одна за другой расщепляться, и из коконов вылетали бабочки.

Полли, они оказались еще лучше, чем я ожидал. Огромные, даже, можно сказать, величественные, переливающиеся всеми цветами радуги, просто удивительные… и среди них есть один, особый вид бабочек…

Гектор отложил перо и широко зевнул. Чернильная капля упала на стол, и рукав его серой рубашки тут же с жадностью впитал ее, словно страдал от жажды. Трудно было сосредоточиться, после того как он столько часов был на ногах, занимаясь самыми разными делами. День за окном угасал, праздник вот-вот должен был начаться. Сумка Гектора была уложена, кожаный кошелек набит монетами. У лорда Мандибла было, конечно, немало странностей, но он по крайней мере доказал, что умеет быть благодарным и щедрым. Когда после эпизода с пленником в башне лорд попросил Гектора помочь ему подстрелить косматого вепря, Гектор сразу согласился — трудно было устоять против предложенной суммы. И он прекрасно справился со своей задачей. Ранним утром в условленный час он пришел в лес. Огромный и до неправдоподобия вялый вепрь (возможно, тот самый, с которым Гектор имел удовольствие встречаться ранее) уже был пойман с помощью хитрой приманки из желудей и грибов и заперт в специально огороженном месте. Когда в лесу появились охотники, Гектор выпустил кабана. Затем он подстрелил его точно в тот момент, когда Мандибл разрядил свой мушкет, и повторил трюк, после того как вепрь неожиданно стал преследовать лорда. И оба раза все были уверены, что это пули Мандибла сразили зверя. Желание лорда Мандибла было исполнено идеально.

Однако о том, что его самого подстрелят, Гектор не договаривался. Визг, который слышали охотники после первого выстрела, издал не кабан, а Гектор. Но ему еще повезло: пуля Мандибла лишь царапнула лоб. Правда, голова у него до сих пор слегка кружилась, но, взвесив кошелек в руке, Гектор решил, что оно того стоило. Эти деньги вместе с найденным в лесу загадочным кольцом, спрятанным в кармане его жилета, пригодятся, когда он покинет замок. Помимо этого он увезет с собой лишь кое-что из одежды, пару книг и связку неотосланных писем. Единственное, что ему было нужно в замке, — получить удовлетворение от свершившегося возмездия. Он вернется в Урбс-Умиду и прежде всего похоронит отца в приличной отдельной могиле и навестит Полли. А потом будь что будет.

Гектор натянул перчатки. На полу в углу комнаты стоял стеклянный ящик с двадцатью только что вылупившимися черными как ночь экземплярами Pulvis funestus, которые сгрудились у кормушки с сиропом. Гектор взял в руки ступку, стоявшую рядом с ящиком, и снял с него крышку.

— Теперь сидите тихо, — прошептал он.

Затем Гектор начал пересаживать больших цветных бабочек в специальные контейнеры, чтобы показать их леди Мандибл. В инкубатории было жарко, и он вскоре вспотел — не столько из-за работы, сколько от волнения и страха. Момент истины приближался.

Бабочки, до отвала напившись сиропа, были ленивы и медлительны, и поймать их не составляло труда. Пересадив их всех, Гектор стал грузить контейнеры на низкую тележку. Не успел он установить последний, как раздался стук в дверь. Явился Герульф, чтобы отвести Гектора к леди Мандибл и Боврику. Гектор надеялся, что это в последний раз.

Перед дверью в покои леди Мандибл их встретил Боврик с обыкновенной повязкой на глазу, расхаживавший взад и вперед по коридору.

— Наконец-то! — буркнул он, увидев Гектора. Взяв один из контейнеров, Боврик заглянул внутрь и сделал знак Гектору следовать за ним.

Леди Мандибл, напудренная и напомаженная, ждала их в своей комнате. Волосы ее были уложены без особых выкрутасов, хотя и необыкновенно высоко. Платье тоже было на удивление простым. «Очевидно, она еще не переоделась к празднику», — подумал Гектор.

— Вашши бабочки, — торжественно объявил Боврик, подавая ей контейнер. — Эксперимент прошел очшень успешно, насколько я могу судить.

Леди Мандибл приоткрыла крышку и чуть не подпрыгнула от восторга.

— Да, они великолепны, — согласилась она, и недобрая улыбка промелькнула на ее лице. — Такие большие и красивые. — Она повернулась к Гектору, не обращая внимания на барона. — Ты превосходно справился с работой.

Гектор осторожно улыбнулся, на этот раз не позволяя комплиментам вскружить ему голову. Боврик же нахмурился, но затем приблизился к леди Мандибл с несколько неуверенной улыбкой.

— Это что еще за запах? — спросила Лисандра.

— Это мои духи. — Барон расплылся в улыбке. — Эфирное масло Lippia citriodora. Сегодня я надушился особенно тщательно. — Ободренный проявленным к нему интересом, он продолжил: — Не расскашете ли вы мне, ваша светлость, как именно вы хотите использовать бабочек во время прастника? Дело ф том, што я приготовил один сюрприсс, который, мне кашется, вам долшен понравиться…

Лисандра слушала его вполуха. Она рассматривала бабочек и мурлыкала какой-то мотив.

Весь день на скалистый холм поднимались кареты, подвозившие гостей к замку. Все они принадлежали к высшему обществу Урбс-Умиды — по крайней мере, они сами так считали. Точнее, одни были чуть «выше», другие чуть «ниже», но у всех хватало денег или земли.

Удивительно, однако (а может, и не так уж удивительно, поскольку неудовлетворенность — оборотная сторона состоятельности), но буквально из всех карет доносились бесчисленные жалобы на погоду, на состояние дорог, на длительность пути и прочие неудобства. К тому же их, как всегда, мучило беспокойство по поводу того, не достанется ли им неудачное место за столом, будет или не будет присутствовать та или иная особа и так далее, и тому подобное.

У ворот Визипиттс-холла был выставлен караул в парадной форме, сочетавшей ярко-зеленый с едко-желтым — цвета Мандиблов. Гости предъявляли приглашения с золотым обрезом, и караульные, тщательно изучив их (известны были случаи подделки), пропускали прибывших.

ГЛАВА 29 Праздник начинается

Присоединившись к другим гостям, дамы, прикрывшись веером, в первую очередь ревниво разглядывали чужие женские туалеты. Все понимали, конечно, что с леди Мандибл им не сравниться, — рассчитывать на это было бы непростительной самонадеянностью. Их мужья с не меньшим тщеславием окидывали взглядом экипировку других мужчин (неизменно начиная с обуви). Для них эталоном был барон Боврик де Вандолен.

Когда часы пробили семь, гости расселись за огромным столом, хотя хозяева все еще не появлялись. Но это никого не смущало. Медовое вино лилось рекой, и полчаса спустя языки развязались, глаза разгорелись, смех звенел все громче, о хороших манерах вспоминали все реже. Все охали и ахали, восторгаясь убранством замка и друг другом. Стол ломился от яств и избытка серебра. Избыток образовался оттого, что, усердно орудуя бокалами, пировавшие все меньше пользовались вилками и ножами, предпочитая им свои пальцы.

Все без исключения объедались так, будто это была их последняя трапеза в жизни. Да, это был настоящий пир! Этот Трималхион был парень что надо. Как только приносили новый кувшин с вином или новое блюдо, их мгновенно опустошали и требовали еще. По всей длине стола только и видно было, что разверзнутые рты и жующие челюсти, с которых что-то капало; слуг, разносивших блюда, тянули в разные стороны, чуть ли не срывая с них одежду.

Гектор наблюдал за всем этим со стороны, стараясь не привлекать к себе внимания.

После столь тщательных и долгих приготовлений к этому дню он не мог покинуть замок, не увидев результатов. И к тому же впереди был еще номер с его бабочками. И вот он смотрел, как руки пирующих мелькают в непрерывном движении от тарелки ко рту и обратно. Хвосты жареных сонь (очевидно, особо изысканное лакомство) свисали с подбородков, ласточки целиком залетали в рот, сочные сливы и вишни набивались туда же в таком количестве, что сок брызгал во все стороны. Понятно, что никто не страдал перед этим от голода, это было обжорство в самом чистом виде.

Устав от этого зрелища, Гектор перевел взгляд на Боврика, сидевшего где-то в конце стола и заметно нервничавшего. Как и ожидалось, он привлекал взгляды своим костюмом, в котором густо-синий цвет сочетался с абрикосовым и отдельными проблесками фиолетового, но, к удивлению Гектора, его глаз был закрыт повязкой. Казалось бы, уж в этот-то вечер он непременно должен был ослеплять всех блеском одного из своих драгоценных искусственных глаз. Беспокойство, в котором он пребывал, постоянно вскидывая руки и выпрастывая из рукавов манжеты, действовало Гектору на нервы, и он решил, что наблюдать за другими — все же меньшее из двух зол.

В это время на кухне, окончательно уподобившейся прокопченному аду, миссис Малерб и ее помощники буквально выбивались из сил. Каждую минуту влетал кто-нибудь из слуг и требовал еще блюд, еще напитков, еще чего-нибудь. Из-за гор еды и дичи, живой и мертвой, в помещении было не повернуться, тем более что в помощь был привлечен дополнительный персонал. Шум стоял невообразимый. То и дело выкрикивались распоряжения, часто противоречившие друг другу, гремела посуда, горшки и кастрюли выкипали, и пища вываливалась на плиту, воздух звенел от ругани.

— И они называют себя знатью?! — рычала миссис Малерб, набрасываясь на тесто для нового пудинга. — Дикие животные какие-то! А что они сделали для сегодняшнего обеда? Ровным счетом ничего! Все простые люди — фермеры, охотники, пастухи, которые обеспечили их этой пищей, — где они, спрашивается? Где угодно, только не здесь.

А наверху гости еле переводили дух после обилия блюд, которые в меню значились всего лишь как предобеденная закуска. Наконец зазвенели фанфары, и парадные двери Большой столовой распахнулись. Гектор поднял голову.

— Пожалуйста, встаньте, чтобы приветствовать его светлость лорда Мандибла и его прекрасную жену леди Лисандру Мандибл! — прозвучал призыв.

Все с трудом поднялись на ноги, борясь с отрыжкой и отдуваясь, и схватили бокалы и кубки.

Первой появилась Лисандра, вызвавшая сдержанный недоуменный гул. В кремовом платье, сверкавшем бриллиантами вперемешку с мерцающим жемчугом, она, безусловно, излучала великолепие. Однако великолепие было подчеркнуто умеренным, и дамы, ожидавшие совсем не такого, были явно разочарованы. Все уверяли, что наряд леди Мандибл будет непревзойденным по своей роскоши, и на тебе! Дамы чувствовали себя обманутыми.

На леди Мандибл это, похоже, не произвело никакого впечатления. Кивнув гостям и одарив их мимолетной улыбкой, она прошла на свое место во главе стола и села на один из двух тронов, специально заказанных по случаю праздника. После этого глаза всех присутствующих вновь обратились к дверям, чтобы увидеть хозяина замка. И вот он вполне оправдал их ожидания. Можно сказать, что в этот вечер лорд Мандибл затмил свою жену.

Вы спросите, каким же образом ему это удалось? Может быть, сыграло роль то, что он въехал в зал на коне? Это было бы, безусловно, необычно. Или то, что он оделся охотником-варваром с огромной медвежьей шкурой на плечах и рогатым шлемом на голове?

Вовсе нет. Причиной послужило то, что появилось вслед за ним, — а именно громадный косматый вепрь, вплывший на серебряном блюде, которое шестеро слуг несли на вытянутых руках. Это зрелище вызвало бурю оваций, и оно того заслуживало. Кабан, еще потрескивавший и брызгавший маслом после жарки, блестел, облитый медом, и сидел на подстилке из позолоченного плюща. На его удлиненной морде было написано удивление, словно он не ожидал такого приема даже после смерти. На каждый из двух клыков, торчавших из нижней челюсти, было насажено по большому желтому яблоку (идея лорда Мандибла), а на голове — нечто вроде сверкающей тиары (автор идеи тот же). Вдоль боков вепря были разложены жареные поросята, начиненные живыми дроздами, которые вылетали из их ртов и поднимались к потолку. Кое-кого из пирующих это привело в некоторое замешательство — в частности, тех, кому пришлось увертываться от сыпавшегося сверху помета, однако выражать недовольство вслух никто не решился.

Поднос с вепрем установили на приготовленном для него возвышении в конце стола, где он был виден всем. Лорд Мандибл спешился в своей обычной манере (которая из-за его больной ноги была не совсем обычной) и уселся рядом с супругой на соседний трон. Снова раздались приветственные крики и аплодисменты, но лорд остановил их, подняв руку. Как известно, в прошлом Мандибл относился к участию в Зимнем празднике как к тягостной обязанности, но победа над косматым вепрем, по-видимому, внесла коррективы, и он намеревался произнести речь.

Однако Гектору бросилась в глаза необычайная молчаливость леди Мандибл. Это было очень подозрительно. Она явно что-то замышляла. И где бабочки? Нервы Гектора были напряжены до предела.

— Дорогие гости! — начал лорд Мандибл. — Я имею удовольствие приветствовать вас всех на нашем ежегодном Зимнем празднике. Но еще большее удовольствие я испытываю, представляя вам крупнейший из когда-либо существовавших экземпляров косматого вепря, который пал не далее как сегодня от моей руки.

Его речь была прервана громовым «Ура!» и звоном кубков, так что прошло несколько минут, прежде чем лорд смог продолжить.

— А теперь, — воскликнул он с сияющими глазами, — я объявляю Зимний праздник открытым!

Все опять накинулись на еду, словно голодали несколько месяцев. Вепрь был нарезан, и зал наполнился звуками разрываемого мяса, хрустом костей и чавканьем. Средняя часть туши осталась чуть недожаренной, поскольку вепрь поступил на кухню в последний момент, но гости этого не замечали. Вносили все новые и новые кушанья. После экзотических рыбных блюд появились груды пирожных и медовых коврижек, грозившие обвалиться и измазать медом и кремом всех находившихся вблизи. К тому времени, когда лорд Мандибл вновь поднялся и постучал по своему кубку, чтобы привлечь внимание, уже не стол стонал от обилия яств, а люди, сидевшие за ним. Перегруженные едой, оставившей следы на их подбородках, и лоснившиеся от пота, они откинулись на спинки стульев, стараясь сфокусировать взгляд налитых кровью глаз, ковыряя серебряными зубочистками в зубах и высасывая из них остатки пищи. На лице леди Лисандры промелькнуло нечто вроде любезной улыбки, которая, впрочем, вполне могла быть нервной гримасой. Гектор чувствовал, что ему вот-вот станет дурно от всего этого.

Уголком глаза он заметил, как двое слуг отодвигают в конце зала ширму, за которой был спрятан клавесин. А под ним, возле педалей, он увидел какой-то предмет. Слуги были заняты установкой инструмента и больше ни на что не обращали внимания. Гектор медленно и незаметно приблизился к клавесину. Форма и цвет предмета показались ему знакомыми. «О боже!» — пробормотал он, ощущая слабость в ногах, ибо это был не кто иной, как единственный оставшийся у лорда Мандибла кот, Перси.

И жизни в нем было не больше, чем в косматом вепре.

— Tartri flammis! — прошипел Гектор сквозь зубы и, быстро нагнувшись, подобрал кота.

В этот момент сквозь накаленную и удушливую атмосферу столовой до него долетели слова лорда Мандибла:

— А теперь в честь леди Лисандры я сыграю на клавесине песенку, которую сочинил сам. Это тот самый инструмент, на котором когда-то играл мой отец. Слова я придумал только сегодня, так что прошу прощения, если стихи кое-где недостаточно отшлифованы.

Гектор похолодел. Нельзя было допустить, чтобы лорд Мандибл увидел, что Перси тоже погиб. Он узнает это в свое время, но не здесь и не сейчас. Гектор быстро спрятал еще теплое тело кота на груди под жилетом и потуже затянул пояс, чтобы тот не вывалился. Однако от этого груза надо было избавиться. Гектор прижался к портьере, а Мандибл, хромая и шурша панталонами, прошел мимо него к инструменту. В медвежьей шкуре и в съехавшем набок рогатом шлеме лорд представлял собой довольно забавное зрелище, но публика была уже не в том состоянии, чтобы замечать подобные мелочи. Мандибл начал играть и петь — если можно так сказать.

Достал с утра я свой мушкет, Дробь и патроны взял. «Куда, милорд?» — спросил слуга. «За вепрем!» — я сказал. «Седлай лихого мне коня, Зови свирепых псов. Долг чести в лес зовет меня, К охоте я готов». Скакал я день, скакал всю ночь И снова я скакал, И звук, как вепря рев точь-в-точь, В лесу я услыхал. Вепрь разодрать меня грозил, Сверкая желтыми глазами, Но тут же я его сразил Двумя всего лишь выстрелами. И вот пред вами мой трофей, У всех вас на виду. Он груда мяса и костей, Душа его в аду!

Мандибл завершил выступление нестройным, но победным трезвучием и неловким поклоном. Гектор только головой помотал в удивлении, когда слушатели разразились бурными аплодисментами и криками «Браво!», не смолкавшими несколько минут. Его светлость снова занял свое место за столом, и тут встала леди Мандибл. В зале наступила тишина.

— Дорогой супруг, я тоже приготовила для тебя сюрприз. Сейчас я вернусь, — произнесла она, загадочно улыбнувшись, и вышла.

ГЛАВА 30 Сюрприз леди Мандибл

В отсутствие Лисандры пир в Большой столовой с ее тремя колоссальными пылавшими каминами продолжался. Внесли новые блюда. Шум, гвалт и раскаты смеха сотрясали стены.

Восторженная реакция публики на его выступление, одобрительные крики и аплодисменты вызвали слезы на глазах лорда Мандибла. Душевный подъем, который он переживал, учетверил его аппетит. Он с жадностью набросился на еду, слизывая жир, капавший с пальцев.

Однако в зале было ужасно жарко! На лбу его выступил пот, он утерся рукавом. Его вдруг стало подташнивать. В желудке появилось неприятное ощущение. Вепрь, точнее, то, что от него осталось, мрачно взирал на него с противоположного конца стола. Неожиданно лорд почувствовал, что не может больше проглотить ни кусочка. Он сделал глубокий вдох. Наверняка это сейчас пройдет. Очевидно, он переволновался. «У меня же артистическая натура, — подумал Мандибл, — я легко возбудим».

В этот миг церемониймейстер, стукнув жезлом о мраморный пол, объявил:

— Ее светлость леди Лисандра Мандибл!

Все глаза обратились к дверям, створки которых плавно и беззвучно раскрывались. Лишь когда они распахнулись полностью, появилась леди Мандибл. На первый взгляд в ее внешности ничто не изменилось. На ней было то же самое платье, в руках она ничего не держала. Лорд Мандибл недоумевал.

Он неловко поерзал на своем троне. Уж скорее бы все это закончилось. Больше всего в данный момент ему хотелось прилечь. Он смотрел на жену, медленно приближавшуюся к нему, и только тут одновременно со всеми гостями заметил, что она накинула мантию.

Мантия из кремового бархата была окаймлена белоснежным горностаевым мехом и прострочена серебряными нитями; две большие серебряные застежки удерживали ее на плечах леди Мандибл. Мантия ниспадала вдоль ее спины и образовывала длинный шлейф, волнами плывущий за ней. Однако не серебряные застежки, не бархат и не горностаевый мех привлекли всеобщее внимание. «Прямо чудо какое-то!» «Почему она так мерцает и дрожит, как живая?» — послышались возгласы.

И правда мантия переливалась всеми цветами радуги и казалась живой, а сама леди Мандибл была словно окутана сверкающим многоцветным облаком. Зрители были ошеломлены и зачарованы этой красотой. И постепенно, как накатывающая на берег волна, в их головах стало расти понимание. У Гектора, все еще прятавшего кота за пазухой, вдруг мучительно защемило сердце.

— Не может быть! — прошептал он. — Не может быть!

Ибо мантия мерцала и играла красками потому, что действительно была живой и шевелилась. Но это шевеление было предсмертными судорогами. Лисандра простерла руки вверх и медленно повернулась, демонстрируя потрясенной публике всю уникальность своего замысла. Лицо ее, излучавшее торжество, было воплощением жестокой красоты. Теперь все ясно видели, что она сделала. Боврик остолбенел в изумлении перед этим видением.

— О нет! — в ужасе простонал Гектор.

По всей мантии, от плеч и до краев шлейфа, к ткани были прикреплены с помощью тончайших незаметных булавок огромные умирающие бабочки, бившие крыльями в бессильной попытке вырваться на свободу. А многоцветное облако вокруг головы Лисандры, оседавшее как блестящая пудра на ее коже, состояло из мириад перламутровых чешуек, которые слетали с трепещущих в агонии крыльев.

ГЛАВА 31 «С волками жить —…»

Гектор оторвал взгляд от жуткой картины, не в силах больше выносить ее, и снова посмотрел на Боврика. Тот застыл наподобие статуй, украшавших Большую столовую, зачарованный видом колышущейся мантии.

Неожиданно лорд Мандибл, отодвинув свой трон, поднялся на ноги. Он был бледен и заметно дрожал. Лицо его исказилось от боли, по нему струился пот, который Мандибл утирал промокшим носовым платком. Двое слуг поспешили к нему на помощь, но Мандибл отстранил их. Пошатываясь и хватаясь за спинки резных стульев, он вышел из-за стола. Леди Мандибл, не трогаясь с места, смотрела на приближавшегося к ней мужа, глаза ее блестели, как два острых клинка. Гектор, потрясенный, как и все остальные, лишь молча наблюдал эту сцену. Мандибл волочил уже обе ноги, но упорно двигался вперед. Он не сводил глаз с жены.

— Лисандра, — прохрипел он, добравшись наконец до нее, — мне что-то нехорошо. Помоги мне.

Внезапно он схватился за сведенное судорогой горло, издал стон и рухнул на пол. Его тело было таким же безжизненным, как мраморные плитки, на которых оно лежало.

Наступила мертвая тишина, прерываемая лишь икотой, раздававшейся за одним из столов. Лисандра, взглянув на тело своего мужа, довольно театрально повалилась на руки стоявшего рядом с ней Герульфа.

— Позовите доктора! — властно распорядился дворецкий. — Дайте воды!

Пьяные гости затуманенным взором наблюдали за тем, как носятся взад и вперед слуги. Леди Лисандру усадили на ее трон и привели в чувство с помощью нюхательных солей и интенсивного обмахивания веером. Кто-то даже сунул ей под нос жженое гусиное перо. Мерцающая красота распростертой вокруг нее мантии затухала, по мере того как одна за другой умирали покалеченные или раздавленные бабочки.

Доктор не заставил себя ждать, поскольку спал за одним из обеденных столов, уронив на него голову (именно его икота и была слышна). С некоторым трудом опустившись на колени рядом с лежавшим на полу телом, доктор испуганно объявил:

— Лорд Мандибл мертв.

Первым опомнился Боврик. Лжебарон подскочил к леди Мандибл, растолкав слуг, и эффектным жестом сдернул с глаза повязку. Страстно желая продемонстрировать всем свой новый глаз, он задрал голову под немыслимым углом, и золото с бриллиантами засверкали так ярко, что казалось, будто его голова окружена ослепительным нимбом. Стоявшие рядом заслонили глаза рукой от этого сияния, и даже Гектор, находившийся на некотором удалении, сощурился.

— Лисандра, — произнес Боврик, — ничего не бойтесь. Ваш муж умер, но вы не останетесь одна. — Он прикоснулся указательным пальцем к своему глазу. — Видите? Это мой новый глаз. Считайте его подарком вам. Согласитесь, он впечатляет. Я тоже не пешка какая-нибудь. Разве я недостоин вас? Вместе мы могли бы…

Внезапно леди Мандибл прервала его тираду, подняв руку и отвесив барону звонкую пощечину. От неожиданности он потерял равновесие и покачнулся. Что-то пролетело в воздухе и, упав на мраморный пол, прокатилось по нему, сверкая, и застыло у ноги мертвого лорда Мандибла. Все взгляды были прикованы к загадочному предмету, который оказался новым глазом Боврика с золотом и бриллиантами.

На щеках леди Мандибл выступили красные пятна, глаза ее метали молнии.

— Лорд Мандибл умер? — прогремела она, поднимаясь на ноги. — Но как? Почему? Всего минуту назад он был жив и здоров! — Она повернулась к Боврику с наигранным ужасом. — Я правильно расслышала? Вы действительно сказали, что хотите занять его место? И это спустя какое-то мгновение после того, как он скончался? Да вы, оказывается, наглый вор и негодяй!

Боврик в это время ползал на четвереньках в погоне за своим бесценным глазом. Схватив глаз, он торопливо вытер его и вставил на место, после чего поднялся на ноги.

— Нет-нет, что вы! Вы меня неправильно поняли! — начал он было оправдываться, но замолк, потому что его никто не слушал.

Всеобщее внимание было приковано к леди Мандибл. На губах ее блуждала едва уловимая улыбка, и Боврик понял, что сейчас произойдет нечто поистине ужасное.

— Барон, — задумчиво произнесла она холодным и ясным тоном, стараясь, чтобы ее услышали все, — а интересно, не приложили ли вы руку к внезапной смерти моего супруга?

— Это вполне может быть отравлением, — подхватил доктор. — Губы его светлости совсем синие.

По залу пронесся шепот: «Яд?», «Убийство?», «Барон?» Но Гектор в сомнении покачал головой. Неужели именно поэтому Боврик бродил ночами по замку? Замышлял убийство лорда Мандибла? Странно, что эта мысль не пришла ему в голову раньше. Но если бы даже и пришла, разве мог он, Гектор, как-то предотвратить это? Все вопросы были без ответов. В голове Гектора царил полный сумбур.

Боврик побледнел как полотно, сознавая, какая страшная угроза нависла над ним.

— Леди Мандибл, — произнес он шепотом, — неужели вы в самом деле подозреваете… неужели вы хотите обвинить меня…

— Его смерть была в ваших интересах, не так ли, барон? — прошипела она в ответ.

Боврик посмотрел на возбужденные лица гостей, ловивших каждое его движение, на слуг, над которыми он немало поиздевался в свое время, на леди Мандибл, превратившуюся в его врага, и понял, что шансов у него нет. Вскрикнув, как раненое животное, он повернулся на каблуках и обратился в бегство.

Лисандра, опираясь на руку Герульфа, медленно подошла к телу лорда Мандибла.

— Любовь моя! — произнесла она, коротко всхлипнув. — Как я буду жить без тебя?

Гектор окинул взглядом толпу в зале и ни на одном лице не увидел подлинного сочувствия или печали. Да и он испытывал лишь отвращение ко всему окружающему, как и к себе самому.

«Я действительно слишком долго жил с волками, — мелькнула мысль, наполнившая его отчаянием. Ему казалось, что он сейчас лишится чувств. — Но неужели все потеряно для меня? Не может быть!» Надежда все-таки не покинула его. Однако, прежде чем он успел что-либо предпринять, в коридоре послышались дикие вопли, утробное рычание, стук копыт и звон бьющегося стекла и керамики. Глаза всех присутствующих обратились к раскрытым дверям.

То, что они увидели, привело всех в ужас. В зал ворвался огромнейший зверь с удлиненной мордой и, затормозив всеми четырьмя ногами на мраморном полу, остановился. Вот уже во второй раз в жизни Гектор имел возможность заглянуть в маленькие желтые глазки косматого вепря. Но в отличие от того, который лежал на серебряном блюде, этот был, без сомнения, полон жизни.

Все застыли, не в силах шевельнуться. Кабан, тяжело дыша, медленно подошел к столу, поводя головой из стороны в сторону. Наконец взгляд его упал на обглоданный остов зажаренного вепря. Зверь издал долгий пронзительный вопль, полный муки, от которого задрожали люстры и осколки хрусталя дождем посыпались на головы парализованных страхом людей. А затем зверь ринулся в атаку.

Последними, кого увидел Гектор, выбегая из зала, были вепрь, несущийся во весь опор к леди Мандибл, и Герульф, заслонивший ее своим телом.

ГЛАВА 32 Объяснение

Надо было срочно добраться до башни Боврика. Отец был прав, и Полли была права, и странный пленник Мандиблов тоже был прав. Но Гектор должен был пережить этот страшный вечер, чтобы всё понять.

Только бы не опоздать.

Он домчался до башни и побежал вверх по лестнице, прыгая через три-четыре ступеньки. Остановившись у дверей Боврика, Гектор не мог выговорить ни слова. Но лимонный запах свидетельствовал о том, что хозяин дома.

— Впустите меня! — выдавил он, барабаня в дверь, — Это Гектор. — Он обессиленно прислонился к двери, она отворилась под тяжестью его тела, и он ввалился в комнату.

Боврик стоял у окна, его блестящий непотребный глаз отражал свет свечей. Но выглядел глаз как-то странно, и, присмотревшись, Гектор заметил большую трещину на его поверхности.

— Что тебе надо? — рявкнул Боврик.

Он был бледен, однако его левая щека чуть покраснела и припухла.

«Подарок от Леди Мандибл», — подумал Гектор.

— Где коробка? — спросил он без лишних предисловий. — Вы открывали ее?

Боврик бросил взгляд влево, и Гектор увидел небольшую белую коробку на стуле, куда ранее он сам ее поставил. Барон тут же схватил коробку.

— Нет! — воскликнул Гектор. — Только не открывайте!

— Это еще почему? Это подарок от Лисандры, что хочу, то и делаю с ним. — Он продемонстрировал карточку, на которой было написано «Барону Боврику де Вандолену» и вместо подписи стояла буква «Л» с завитушками.

Гектор шагнул вперед.

— Она не от Лисандры. Это я ее принес. А теперь хочу взять обратно.

— Ты принес? — удивился Боврик и приложил ухо к коробке. — Там что-то шевелится. — Он вопросительно посмотрел на Гектора.

— Там бабочки, Pulvis funestus, или чернокрылки. Но коробку нельзя открывать, они убьют вас! — Он умоляюще протянул руку.

— Убью-ют? — расхохотался Боврик, и глаза его сузились. — Их что, научили кидаться на людей?

Гектор помотал головой:

— Я опрыскал их крылья ядом, добытым из грибов. Если вы прикоснетесь к ним, то умрете. Лимонный запах ваших духов действует на них возбуждающе, и они сразу полетят к вам.

— Надо же! — усмехнулся барон. — Очень изобретательно. И главное, потом ничего не докажешь. — К большому облегчению Гектора, он поставил коробку на стол. — А что это ты вдруг решил преподнести мне этот смертельный подарок?

Руки Гектора беспомощно опустились. Он столько раз мысленно представлял себе этот момент, но все должно было произойти совсем не так, и чувства он должен был испытывать совсем другие.

— Я сделал это, потому что вы Гулливер Трупин, а я Гектор Фитцбодли, — ответил он глухо. — Вы шантажировали моего отца и тем самым фактически убили его.

— Ха! — воскликнул Боврик. — Так ты хочешь мне отомстить? Ну что ж, похвально со стороны такого юнца. Далеко пойдешь. Но почему же тогда ты прибежал, чтобы сообщить мне об этом?

«Почему? — подумал Гектор, — Потому что отец верил в меня. Потому что я не такой, как ты».

— Я не хочу выть по-волчьи, — тихо ответил он. Боврик непонимающе нахмурился. — Я передумал, — продолжил Гектор более громко. — Вам все равно теперь не жить в Визипиттс-холле. Вы убили лорда Мандибла, и полиция, наверное, уже едет за вами. Пусть это и будет отмщением, мне этого достаточно.

— Но это не так, это просто ошибка, — возразил барон, к удивлению Гектора. — Я не убивал лорда Мандибла, — добавил он, потирая щеку, которая еще больше вспухла и покраснела. — Но ты прав насчет того, что в Визипиттс-холле мне больше не жить. Не следовало задерживаться здесь так долго. Непредусмотрительно с моей стороны. А теперь убирайся, мальчик мой, или последуешь за своим папочкой.

— Подождите, — сказал Гектор. — Я же видел, как вы крались ночью по коридору и заходили в комнату Мандибла. Не знаю, как вы это сделали, но у кого еще был такой очевидный мотив для убийства? То, что вы сказали сегодня леди Мандибл, доказывает это.

— Так ты следил за мной?! — воскликнул Боврик, приподняв брови. — Но ты неправильно истолковал мои действия, мальчик. Я заходил к Мандиблу всего один раз для того, чтобы украсть его кошку и передать ее этому кошкоеду. А в коридорах я, так сказать, экспроприировал лишние ценности — для продажи. Такая уж у меня привычка. Надо ведь как-то зарабатывать на жизнь. Не стану утверждать, что мне не хотелось бы избавиться от этого дурака Мандибла, но я не разрабатывал таких хитроумных планов, как ты в отношении меня.

Гектор был в шоке. Он считал себя выше Боврика, а на самом деле все было наоборот! Как он мог пасть так низко?

— Но вы же говорили, что у вас есть сюрприз для леди Мандибл! — пробормотал он.

— Ну да, мой новый глаз, — с досадой бросил Боврик и наклонился к Гектору, чтобы тот мог разглядеть глаз как следует. — Лисандра знает толк в красоте. Я хотел доказать ей, что тоже кое-что в этом понимаю. Вместе мы могли бы многого достичь! — добавил он мечтательно. — Но все пошло вкривь и вкось. — Он энергично потер глаз. — Все-таки он сидит не очень хорошо. — Боврик откинул крышку своей шкатулки, откуда на них воззрилось шесть глаз, шесть немых свидетелей. — Странно, — сказал он. — Они лежат не в том порядке, как раньше. — Он посмотрел на Гектора и в изумлении воскликнул: — А это что еще за чертовщина?!

Опустив глаза, Гектор увидел, что из-под его жилета вылезает пушистый хвост. Он совсем забыл о коте.

— Это Перси, — объяснил он. — Я нашел его труп под клавесином.

Он вытащил начавшее коченеть животное из-за пазухи, и вместе с ним на медвежью шкуру, устилавшую пол, выпал какой-то блестящий предмет. Гектор наклонился, чтобы поднять его.

— Мандибл умер по крайней мере в момент триумфа, — заметил Боврик. — Отец его тоже ни черта не умел играть на этом инструменте. Так и умер в одиночестве за клавесином.

Выпрямившись, Гектор нахмурился:

— Умер за клавесином?

— Да, а ты что, не знал? Вскоре после того, как его сын женился на Лисандре.

Гектор внимательно рассматривал выпавший из его кармана предмет. Это было кольцо с темным камнем, которое он нашел, собирая в лесу щетину вепря.

— Tartri flammis — неожиданно воскликнул он, похолодев. — Это же кольцо леди Мандибл! — Он посмотрел на Боврика диким взглядом. — Я все понял! Какой я был дурак! Это леди Мандибл. Ей в первую очередь выгодна смерть ее мужа. Она убила и его отца, и его самого. И подстроила так, чтобы вина пала на вас.

Лицо Боврика исказилось.

— Нет! — издал он жалобный вопль. — Не может быть, чтобы меня, величайшего из мошенников, так провели!

ГЛАВА 33 Вид с высоты птичьего полета

Падая с башни, он улыбался.

Так вот что испытываешь, когда летишь! Морозный воздух охлаждал его горевшую щеку, и это было удивительно приятно. Глаза его были закрыты, и ему казалось, что он летит, раскинув руки, как крылья. «Значит, правду говорили, что в этот момент вся твоя жизнь проходит перед тобой», — подумал он. Все, что с ним когда-либо происходило, промелькнуло в его сознании — пусть и не в хронологическом порядке, — целый калейдоскоп событий, каждое из которых напоминало о тысяче других.

Он опять был в лесу. Сырые коричневые листья пахли гнилью. Он услышал, как в лесной подстилке роется кабан, и в нос ему ударил едкий запах паленой шерсти. Незнакомец, которого он повстречал у ручья, тоже был с ним, но вскоре вместо него появилось лицо Гектора, глядевшего на него вопросительно.

«Удачи тебе», — подумал он, растопырив пальцы и пропуская поток воздуха между ними.

Он повернулся — как ему показалось, медленно — и продолжал лететь. Странно, что это длится так долго. Падая вдоль стены башни, он хорошо видел ее в мельчайших деталях, и это тоже было странно, так как уже наступила ночь и источником света служили лишь далекие звезды и полная луна. И хотя он понимал, что на самом деле падает быстро, он успевал внимательно разглядеть буквально все: мох, прораставший из щели между камнями, ползущее по стене насекомое, извилистый позеленевший след, оставленный на камне дождевой водой.

Он испытывал целую гамму чувств: печаль, сожаление, гнев, досаду. Но неужели в его жизни не было ни минуты счастья? И вот появилась она. Она улыбалась и протягивала ему руку, как она делала это, наверное, сотню раз. Он хотел поцеловать руку, но она убрала ее, и глаза ее стали холодными.

«Какой я был дурак! — мелькнула мысль. — Какой ду…»

Он упал на землю и лежал, скрючившись, на боку посреди растекавшейся темно-красной лужи. Последним, что успел увидеть Боврик, было его собственное отражение в стеклянном шарике, который откатился в сторону.

ГЛАВА 34 Отъезд

— Скорее! Лорд Мандибл убит, убийца бежал, а жизни леди Мандибл угрожает разъяренный вепрь! Немедленно бегите в Большую столовую! — выпалил Гектор.

Стражник секунду-другую смотрел на него, разинув рот, затем схватил свое оружие и с грохотом помчался сломя голову вниз по лестнице.

Гектор, не теряя времени даром, отпер дверь ключом, взятым в комнате барона. Пленник уже ждал его у порога.

— Я знал, что ты меня не забудешь, — ухмыльнулся он.

— Не мог же я оставить тебя здесь! — ответил Гектор. — Ты спас мне жизнь. И у меня есть несколько вопросов к тебе. Но это потом. Бежим!

Коридор внизу был пуст. Из Большой столовой все еще доносились рев и рык. Там был заперт вепрь, и охотники возбужденно обсуждали, как лучше его обезвредить. Прошел слух, что Боврик упал с башни. Слух быстро распространился по всему замку, и все гости, уцелелевшие после вторжения вепря, помчались смотреть на тело барона. В результате пара беглецов смогла беспрепятственно покинуть замок и устремилась к конюшням.

На опушке леса Гектор натянул поводья и обернулся к своему спутнику.

— Кто ты такой? — спросил он. — И почему ты всюду следуешь за мной?

— Меня зовут Ладлоу Фитч, — ответил парень.

— Так ты сын Лотти Фитч?!

— Да, — кивнул Ладлоу. — И друг Полли. Она очень беспокоилась за тебя, и я пообещал ей, что буду незаметно тебя сопровождать и помогу, если понадобится. Но у меня были для этого и свои причины. Ты пока ничего не знаешь о том деле, которым я занимаюсь, однако мне показалось, что ты мог бы стать моим учеником.

Гектор пристыженно покачал головой.

— Ты не стал бы так говорить, если б знал, до чего я докатился и какой ужасный поступок едва не совершил. — Он развернулся, чтобы взглянуть еще раз на зловещий силуэт Визипиттс-холла. — Мне даже думать больше не хочется об этом месте. Там я стал… совсем другим. — Он проглотил комок в горле.

Ладлоу положил руку ему на плечо.

— Один из моих друзей говорил, что прошлое нельзя изменить, но каждая минута в настоящем — это возможность изменить будущее.

Гектор вытер нос рукавом.

— Похоже, это был настоящий друг.

— Он был мне как отец.

— Все, что я делал, я делал ради отца. Но он сам не одобрил бы этого и не гордился бы мной.

— Когда-нибудь ты расскажешь мне, что ты сделал, — мягко произнес Ладлоу. — И я буду хранить твой секрет. А сейчас нам пора в путь.

Гектор осторожно притронулся к виску. Мороз щипал царапину от мушкетной пули.

— Я собирался вернуться в город, — сказал он.

— Поехали со мной, — предложил Ладлоу. — Я знаю место в горах, которое послужит нам убежищем. Оно называется Atrium arcanorum.

— Зал тайн? — перевел Гектор с удивлением.

— Да, — кивнул Ладлоу. — Это замечательное место. Ты наверняка никогда не видел ничего подобного. У меня там есть друг, Юнона. Она творит чудеса с всякими травами и мигом залечит твою рану. Но, может быть, ты предпочитаешь одиночество? В конце концов, ты отплатил свой долг передо мной.

— Не вполне, — покачал головой Гектор. — Я еще не дал ответ на загадку о хозяине гостиницы.

— Тогда поехали, — рассмеялся Ладлоу. — Ответишь по пути.

Гектор посмотрел в последний раз на Визипиттс-холл и пришпорил лошадь.

— А чему ты будешь меня учить? — спросил он.

— Ну, это отдельная история, — бросил Ладлоу через плечо.

ГЛАВА 35 Письмо к Полли

Зал тайн

Дорогая Полли!

Осталось рассказать тебе конец этой истории — столь же ужасный, как и вся она, если не хуже. Поссет, как известно, была съедена французом. А знаешь, отчего умер Перси? Просто оттого, что прогулялся по клавишам клавесина, а леди Мандибл или, может быть, Герульф смазали их тем же адом, добытым из грибов, который изготовил и я. Бедная Периджи и не подозревала, какой полезной окажется ее книга «Мифы и легенды, флора и фауна Леса древних дубов» в Визипиттс-холле.

Леди Мандибл знала, что ее муж собирается выступить на празднике. Это была идеальная обстановка для того, чтобы поставить задуманную ею драму.

Когда он играл на клавесине, яд перешел с клавиш на его пальцы, а потом, за столом, попал в рот. Подозреваю, что и старого лорда Мандибла она убила таким же образом. Очевидно, и ее предыдущие мужья умерли не своей смертью. Просто дрожь пробирает! И все это, по-видимому, ради денег и власти над людьми. А может быть, и просто для удовольствия, как ни страшно об этом думать.

Как только до меня это дошло, я поделился своей догадкой с Бовриком. Предупредив лжебарона, что мои бабочки отравлены, я почему-то решил во что бы то ни стало спасти его. Наверное, во мне заговорила совесть, в связи с тем, что я собирался совершить, и я хотел искупить свою вину.

После того как я сказал это Боврику, он долго рассматривал в задумчивости свою коллекцию искусственных глаз, а затем взял коробку с бабочками.

Я решил, что он хочет отдать ее мне, и уже протянул руки, но тут он, отчаянно вскрикнув, открыл коробку. Из нее вылетел целый рой чернокрылых бабочек, и стал порхать вокруг его головы, как темное трепещущее облако.

— Что вы делаете?! — заорал я. Но было слишком поздно. Я боялся подойти к нему, так как тоже мог отравиться. Боврик давил взбудораженных бабочек, копошившихся на его лице и шее, так что руки его стали липкими от их внутренностей. И чтобы уже не оставалось сомнений, он мазнуд ядовитой слизью себя по губам

— Tartri flammis! — воскликнул я. — Это же сумасшествие!

Он повернул ко мне лицо, превратившееся в гротескную маску, вылепленную из раздавленных насекомых.

— Долго мне ждать, пока я умру? — спросил он.

— Нет, — прошептал я, — но смерть будет мучительной

— Она так или иначе меня доконала, — бросил он. — Так уж лучше быстрая смерть. — В глазах его появилось странное, чуть ли не торжествующее выражение. — Я никому не позволю решать за меня мою судьбу — ни мужчине, ни женщине, — твердо заявил он.

И затем, прежде чем я успел остановить его, он подбежал к окну и выпрыгнул из него.

Теперь я понимаю, что был сам не свой, на меня что-то нашло, еще до того, как я приехал в Визипиттс-холл. Все вы — мой отец, ты и Ладлоу — были правы. Месть ничего не решает. Если бы я довел свой план до конца, то стал бы не кем иным, как хладнокровным убийцей. Отец желал мне совсем не этого. Я играл несвойственную мне роль какого-то другого человека и был поэтому ничуть не лучше Гулливера Трупина, или как там его звали на самом деле (интересно, понимал ли он сам, в конце концов, кто он такой?). Я был ослеплен своей всепоглощающей ненавистью и не видел, что главная опасность исходит не от Боврика, а от леди Мандибл с ее коварными планами.

Но хватит об этом. Наверное, это мое последнее письмо. Я теперь совсем в другом месте, у меня новые друзья, и будущее, хоть пока и неясное, открыто передо мной. И скоро уже, дорогая Полли, я вернусь к тебе.

Salve,

Твой друг Гектор

ГЛАВА 36 «СЕВЕРНЫЙ ВЕСТНИК»

Газета для понимающих читателей

СТРАННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

В ВИЗИПИТТС-ХОЛЛЕ

Статья Тарквина Фолкнера

Зимний праздник в Визипиттс-холле оказался в этом году неудачным и, более того, просто кошмарным. С тех пор прошла уже неделя, а эта история все еще на устах у всех жителей города. Во-первых, лорд Мандибл потерял сознание и умер прямо за клавесином сразу после блестящего, по отзывам, исполнения музыки на означенном инструменте. Во-вторых, у подножия одной из башен замка было найдено тело барона Боврика де Вандолена. Полагают, что он выбросился из окна, чтобы избежать судебного преследования в связи с обвинением его в убийстве лорда Мандибла.

Но этим кровавые события не исчерпываются. В тот же вечер в замок ворвалась неистовствующая самка косматого вепря, растерзала нескольких человек, пировавших в столовой, и многих ранила. По всей вероятности, она мстила за убийство (и съедение) ее партнера. Свидетели сообщают, что одной из первых от клыков кабанихи погибла леди Мандибл, однако ее тело бесследно исчезло. Другие уверяют, что преданный слуга спас ее, героически закрыв своим телом. Как бы то ни было, ни ее светлость, ни слугу никто с тех пор не видел. Ходят слухи, что они уцелели и бежали за границу. Один из наших достоверных источников, вернувшийся недавно из-за рубежа, клянется и божится, что видел леди Мандибл при дворе одного из европейских монархов, но доказательств, к сожалению, представить не может.

И последняя загадка: наутро после рокового праздника в разных частях Визипиттс-холла нашли шестерых умерших слуг. Следов нападения вепря на их телах обнаружено не было, но каждый из них держал в руках один из знаменитых искусственных глаз барона со вставленными в них драгоценными камнями, которые, без сомнения, были украдены после его гибели…

Послесловие Ф. Э. ХИГГИНС

Я тоже недоумевала по поводу смерти слуг и жалела, что рядом со мной нет Гектора, который помог бы найти отгадку. За отсутствием помощника я перечитала свои записи и имеющиеся у меня на руках документы и сложила по частичкам картину того, что, как мне представляется, произошло.

Гектор признался, что обсыпал крылья черных бабочек ядовитым порошком из грибов Stipitis longi. Именно их он толок в ступке, надевая при этом перчатки.

Stipitis longi являются близкими родственниками бледных поганок, содержащих один из самых смертельных ядов. Когда кольцо Лисандры, найденное Гектором в лесу, выпало из его кармана, он понял, что она, по всей вероятности, тоже собирала эти грибы.

Она смазала ядом клавиши клавесина, чтобы отравить Мандибла. Перси просто выбрал неудачный момент, чтобы прогуляться по инструменту. Но Гектор не знал, что леди Лисандра также натерла ядом не только позолоченный глаз Боврика, которым он так хотел поразить всех на празднике, но для верности и все остальные его искусственные глаза. Потому-то они и лежали в шкатулке не в том порядке, в каком их оставил барон. Этим и объясняется смерть слуг. Жестокая, прямо скажем, месть за мелкое воровство. Но леди Мандибл жила по собственным правилам. К тому же, убрав барона, она могла быть уверена в том, что он не сможет опровергнуть обвинение в убийстве ее мужа.

Когда Гектор высказал барону свои подозрения относительно отравленных клавиш, тот сразу понял, кто навел беспорядок в его коллекции. Раздражение, которое он испытывал в глазнице, где был вставлен новый, седьмой глаз, говорило о том, что он так или иначе обречен. Желая ускорить мучительный процесс, он вдобавок выпустил отравленных бабочек. Очевидно, он полагал также, что через рот яд подействует быстрее, чем через глазницу. Но самым невыносимым для него, закоренелого мошенника, было, я думаю, то, что леди Мандибл его перехитрила. Он предпочел не дожидаться длительной агонии и взял судьбу в свои руки, выбросившись из окна.

Седьмой глаз Боврика с золотым ободком и бриллиантами находится в моей коллекции. Он потускнел от времени и к настоящему моменту, слава богу, уже не ядовит, однако я все же надеваю перчатки, когда притрагиваюсь к нему. На мой взгляд, это самый интересный из всех предметов, найденных мною в Урбс-Умиде, Пагус-Парвусе и других местах.

Те из вас, кто следил за описанными мною приключениями с самого начала, знают, что некоторые тайны остались нераскрытыми до сих пор. Не могу обещать, что разгадаю все эти загадки, но вы поймете, что сейчас я ближе к этому, чем когда бы то ни было, увидев, под какой благословенной крышей я пишу эти строки.

Ф. Э. Хиггинс Atrium Arcanorum

Постскриптум

Если вы захотите ближе познакомиться с миром, в котором живут Гектор и Ладлоу, прочтите сначала мою «Черную книгу секретов», где вся эта история, собственно, и начинается, а затем «Заклинателя». Я предпочитаю рассматривать «Заклинателя» не как вторую часть трилогии, продолжающую «Черную книгу» и предшествующую «Коллекционеру», а скорее как параллельный сюжет. Точно так же «Коллекционера стеклянных глаз» можно считать самостоятельным романом на ту же тему, поскольку он не только развивает отдельные элементы первых двух книг, но и содержит собственные тайны.

Приложение I ОТВЕТЫ НА ЗАГАДКИ

Королевство, где вранье считалось преступлением… С. 19.

Молодой человек сказал «Вы меня сожжете». Король оказался в тупиковой ситуации и был вынужден отпустить его.

Загадка про букву «я». С. 37.

Если в словосочетании «Дарья бездарь» написать «без» отдельно, как предлог, то получится «„Дарья“ без „дарь“», что и будет подразумевать оставшуюся букву «я».

Хозяин гостиницы в затруднении. С. 66.

(Проверьте, справедливо ли предложенное решение.)

Однажды десять странников, Устав за день пути, Сумели все ж в конце концов Гостиницу найти. «Смогу я дать лишь восьмерым Отдельную кровать, — Сказал хозяин, — а двоим Придется вместе спать». Поднялся шум, хозяин же Лишь голову чесал. Никто при этом дележе Быть лишним не желал. По счастию, хозяин был Находчив и хитер, Гостям своим он угодил, И разрешил он спор. Двоих устроил в номер «A», В «B» третьего отвел, «C» взял четвертый из гостей, «D» пятому пошел. Шестой вселился в номер «E», А в номер «F» — седьмой, Два человека «H» и «G» Делили меж собой. Затем из «А», куда двоих Он раньше уложил, Изъял хозяин одного И в «I» переместил. Все ж как десятерых гостей Он разместил? — Секрет. И даже те, кто поумней, Не могут дать ответ.

Вздорная королева и два черных камешка. С. 120.

Молодой человек знал, что в мешке два черных камешка, и, достав один из них, тут же уронил его на землю, так что тот смешался с другими, и никто не успел разглядеть, какого цвета был камень, который он вытащил.

— Это не беда, — сказал он. — Давайте посмотрим, какой камень остался в мешке. Если там белый, то, значит, я выбрал черный, а если там черный, то я выиграл. В мешке, разумеется, был черный камешек, и королеве пришлось сдержать свое обещание и отпустить парня домой.

Страна людей, говорящих правду, и лжецов. С. 166.

Путник задал вопрос одному из местных жителей: «Если бы я спросил твоего товарища, какую дорогу мне выбрать, какой ответ он дал бы мне?» Выслушав ответ, путник пошел другой дорогой. Подумайте, почему он так сделал.

Приложение II

Tartri flammis — одно из любимых выражений Гектора, означающее «Адское пламя!»

Приложение III

Лепидоптерология — это коллекционирование, разведение и изучение бабочек и мотыльков. Это занятие было известно еще в XVII веке, но особую популярность приобрело в 1900-е годы, когда стало быстро развиваться изучение и понимание мира природы.

Для начала надо поймать живой экземпляр в поле или лесу или вывести данный вид в лабораторных условиях, как это делал Гектор для леди Мандибл в оборудованном для этой цели инкубатории. Ловят бабочек большими сетками или специальными ловушками, а затем помещают в банку, наполненную отравляющим газом, который быстро и эффективно убивает их.

После того как тело насекомого высохнет и процесс трупного окоченения завершится, необходимо расслабить суставы хрупкого существа, чтобы восстановились естественные внешние очертания, и крылья были расправлены во всей их красоте. Осторожно держа бабочку большим и указательным пальцами, коллекционер впрыскивает шприцем с очень тонкой иглой кипяток в ее грудную клетку (между шеей и брюшком), пока вода не начнет просачиваться наружу и тело не станет податливым.

Затем бабочку помещают в релаксационную камеру — контейнер, обтянутый изнутри влажной тканью. Крылья опрыскивают водяной пылью, крышку герметически закрывают и оставляют насекомое в камере на один час. После этого его вынимают и, удерживая основания крыльев, начинают двигать ими вверх и вниз, имитируя полет. Постепенно мышцы расслабляются и становятся гибкими; теперь можно расположить бабочку в требуемом положении.

Крепко держа тельце бабочки, коллекционер втыкает большую булавку в центр грудной клетки, направляя ее строго вертикально, а затем проводит булавку через все тело, чтобы конец ее вышел с другого конца. Когда насекомое прикреплено таким образом к демонстрационной подставке, его крылья расправляют и передние закрепляют с помощью более мелких булавок, втыкая их между двумя жилками. Таким образом бабочка сохранит свою великолепную форму навечно.

В заключение бабочку снабжают этикеткой, на которой указывается ее вид, а также время и место поимки или искусственного разведения. Демонстрационная доска помещается в стеклянную витрину, и коллекционер может в любой момент любоваться данным экземпляром.

Примечания

1

См. Приложение II.

(обратно)

2

Дорогой читатель! Если ты тоже хочешь знать ответ, загляни в конец книги, а я тем временем продолжу свой рассказ о приключениях Гектора. — Прим. автора.

(обратно)

3

Всего наилучшего; прощай (лат.).

(обратно)

4

В странах Азии дрессированные слоны хоботом сажают людей себе на спину и снимают их.

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие Ф. Э. Хиггинс
  • Часть первая . ГОРОД, РАСКОЛОТЫЙ НАДВОЕ
  •   ГЛАВА 1 . Вылазка на южный берег
  •   ГЛАВА 2 . Гулливер Трупин
  •   ГЛАВА 3 . На Северной стороне
  •   ГЛАВА 4 . Незваный гость
  •   ГЛАВА 5 . «СЕВЕРНЫЙ ВЕСТНИК»
  •   ГЛАВА 6 . Письмо к Полли
  •   ГЛАВА 7 . Приют Лотти Фитч для Подкинутых Младенцев и Выкинутых Мальчишек
  •   ГЛАВА 8 . Метаморфоза
  •   ГЛАВА 9 . Хозяин гостиницы в затруднении
  •   ГЛАВА 10 . Дьявольское зелье
  •   ГЛАВА 11 . «СЕВЕРНЫЙ ВЕСТНИК»
  •   ГЛАВА 12 . Знаменательная встреча
  •   ГЛАВА 13 . Поездка с препятствиями
  • Часть вторая . КОСМАТЫЙ ВЕПРЬ
  •   ГЛАВА 14 . Отрывок из письма Полли
  •   ГЛАВА 15 . Знакомство с замком и его обитателями
  •   ГЛАВА 16 . Письмо к Полли
  •   ГЛАВА 17 . Размышления…
  •   ГЛАВА 18 . …и воспоминания
  •   ГЛАВА 19 . Неожиданное столкновение
  •   ГЛАВА 20 . Отрывок из письма к Полли
  •   ГЛАВА 21 . Музыкальная пауза
  •   ГЛАВА 22 . Странная просьба
  •   ГЛАВА 23 . Вероломство
  •   ГЛАВА 24 . Сомнения
  •   ГЛАВА 25 . Преждевременное появление
  •   ГЛАВА 26 . Письмо к Полли
  • Часть третья . ЗИМНИЙ ПРАЗДНИК
  •   ГЛАВА 27 . Охота на вепря
  •   ГЛАВА 28 . Письмо к Полли
  •   ГЛАВА 29 . Праздник начинается
  •   ГЛАВА 30 . Сюрприз леди Мандибл
  •   ГЛАВА 31 . «С волками жить —…»
  •   ГЛАВА 32 . Объяснение
  •   ГЛАВА 33 . Вид с высоты птичьего полета
  •   ГЛАВА 34 . Отъезд
  •   ГЛАВА 35 . Письмо к Полли
  •   ГЛАВА 36 . «СЕВЕРНЫЙ ВЕСТНИК»
  • Послесловие Ф. Э. ХИГГИНС
  • Постскриптум
  • Приложение I . ОТВЕТЫ НА ЗАГАДКИ
  • Приложение II
  • Приложение III . . . . .