«Землю грызет мертвец»

- 3 -

Никто не сказал ни слова. Было тихо, как становится в классе, когда учитель выйдет из себя и швырнет учебник в окно. Я было подумала выйти тем же способом, как выброшенный учебник, но мы ехали в огромном рекреационном фургоне по шоссе I-70, и вариант показался мне чересчур экстремальным.

Вся эта концепция «шоу должно продолжаться» объясняла присутствие Кассандры, которая нам помогла укротить нашего последнего монстра, хотя монстр — Тор-аль-Деган — чуть не успел пожрать мою душу, пока наша чернокосая красавица отправила его обратно в Киронленд, где ему самое место. Но присутствия Бергмана эта концепция не проясняла. Шоу на семейном подряде, которое запланировал для нас Вайль, не требовало, чтобы прожектор и CD-плеер обслуживал талантливый и психованный изобретатель. Ну ладно, с этой загадкой разберемся потом, сейчас на карту поставлены мои моральные принципы!

— Должен же быть иной и лучший способ подобраться к этому Чень Луну, — произнесла я — очень рассудительно, я думаю, потому что мне хотелось выдрать у Вайля брови и приклеить ему же к верхней губе суперклеем.

Он не ответил — просто потянулся на своем бежевом диване. Диван был в точности такой, как напротив, где сидела я, но Вайль смотрел не на меня, а на сидящую рядом со мной Кассандру. И обратился тоже к ней:

— Чень Лун — древний вампир, помешанный на драконах. Говорят, что вскоре после обращения его поймали, когда он осушал дочь вождя. За такое преступление он был сварен заживо. — Кассандра издала звук, выражающий нечто среднее между отвращением и сочувствием, и расправила воображаемую морщинку на ярко-красной юбке. — Он утверждает, что его спас какой-то дракон, хотя и с опозданием. Лун утратил здравый рассудок, но не остроту мысли. При его характере смесь получилась взрывная. В периоды правления трех предыдущих президентов Чень Лун пользовался дипломатической неприкосновенностью и под ее прикрытием воровал ядерные технологии и оказывал влияние на внешнюю политику в пользу Китая. Потом он исчез. По сообщениям наших источников, он пытается завершить превращение из вампира в дракона.

Коул, не отрывая глаз от дороги (и хорошо, потому что машину вел он), вставил реплику:

— Секунду, не понял. Превращение? В дракона? Это вообще про что?

— Он считает свой вампиризм личиночной стадией, из которой он при должной стимуляции выйдет в виде дракона.

Бергман, сидящий рядом с Коулом на пассажирском сиденье, резко обернулся:

— Не может быть. Ты шутишь?

- 3 -