«Некоторые девушки кусаются»

- 3 -

О следующих трех днях, когда шла перестройка организма и превращение в вампира, я тоже почти ничего не помню. Даже сейчас в памяти остались лишь некоторые ощущения. Глубоко укоренившаяся боль во всем теле, от которой я буквально сгибалась пополам. Леденящий холод. Темнота. И пара ярко-зеленых глаз.

Еще в лимузине я пыталась нащупать шрамы на плече и шее. Напавший на меня вампир не церемонился — он разорвал мою кожу, словно изголодавшийся пес. Но кожа была гладкой. Никаких шрамов. Никакой опухоли. Никаких повязок. Я вытянула перед собой руку и уставилась на гладкую бледную кожу и коротко подстриженные ногти, аккуратно покрытые вишнево-красным лаком.

Крови на пальцах нет, и кто-то сделал мне маникюр.

Я села, стараясь подавить приступы тошноты. Одежда на мне тоже была другой. В тот вечер я надела джинсы и футболку, а теперь на мне было черное коктейльное платье длиной чуть ниже коленей и черные туфли на трехдюймовых каблуках.

Двадцатисемилетняя жертва уличного нападения, без единого шрама и следов насилия, в чужой одежде. Уже тогда не осталось никаких сомнений, что они сделали меня одной из них.

Чикагским вампиром.

Это началось восемь месяцев назад с открытого письма вампиров, опубликованного сначала в «Сэнди таймс» и «Трибьюн», а потом перепечатанного почти всеми газетами страны. Своего рода манифест о существовании вампиров, адресованный всему миру. Многие сочли публикацию обычным розыгрышем, по крайней мере до последовавшей вскоре пресс-конференции, на которой трое вампиров продемонстрировали свои клыки. Возникшая в Городе ветров паника вызвала четырехдневные волнения, а потом в магазинах возник дефицит бутилированной воды и консервированных продуктов. Тогда вмешались федеральные власти, в конгрессе было назначено расследование, появилось множество слухов и публикаций, обсуждавших мельчайшие подробности жизни вампиров. Но, несмотря на сделанное заявление, вампиры не спешили поделиться деталями своего образа жизни — широкой публике были известны наверняка лишь немногие факты вроде наличия клыков, питания кровью и склонности к ночному образу жизни.

Спустя восемь месяцев некоторые люди все еще испытывали страх. Другие были очарованы таинственным образом жизни, вероятностью бессмертия, могуществом, а в особенности Селиной Дезалньер, очаровательной вампиршей из Города ветров, которая, очевидно, и затеяла эту шумиху, и дебютировала на публике в первый день слушаний в конгрессе.

- 3 -