«Козыри Рока»

- 1 -
Пролог к «Козырям Рока» (из Amberzine #4 August, 1993) Roger Zelazny. Prologue to Trumps of DoomПеревод – Кайл Иторр (jerreth_gulf@yahoo.com).

(Нижеследующий «Пролог» вошел в первое «элитное» издание «Козырей Рока» тиражом в 500 экз. и с тех пор нигде не переиздавался. Если б не фэны… – прим. пер.)

Все шло почти слишком просто. Поворот, глиссада, двойная петля…

Потом возникла стена – неровная, накрешившаяся. Он запрокинул голову, увидел шахту и начал подъем.

Это уже не было просто. Началось головокружение – слабое, потом все сильнее, – как если бы он забирался на верхушку высокого дерева. Путь перед ним вспыхнул, потом потемнел, и мигание продолжалось самым непредсказуемым образом. Вскоре глаза заболели, все начало двоиться, плыть…

Когда подъём внезапно кончился, он не поверил своим глазам, пока не убедился на ощупь, что там действительно развилка.

Он изучил сперва один проход, потом другой. Тихая мелодия была чуть более различима в том, что слева. Туда он и нырнул. По крайней мере он определился.

Теперь путь вел и вверх, и вниз. Он поднимался и спускался. Поднимался. Спускался. Смена тьмы и вспышек продолжалось, только вспышки были еще ярче, а тьма еще непрогляднее.

Он чувствовал, как все вокруг движется, а он словно стоит на месте. Пол шатался под ногами, а стены и потолок туннеля пульсировали, сжимаясь и расширяясь. Он споткнулся, но восстановил равновесие. Снова споткнулся…

На следующем повороте звуки стали громче. Нет, понял он, это не мелодия; скорее, случайное сочетание шумов.

Он карабкался. Он спускался. Проход сузился, и в конце концов он пополз.

Внешнее движение-без-движения усилилось. Временами ему казалось, будто он кружит на одном месте, а иногда – словно падает в бездонную пропасть.

Вспышки ввинчивались в череп. Боль порождала галлюцинации. Лица и очертания. Пламя. Да были ли то галлюцинации?

Слабая пульсация на левом запястье.

Сколько времени прошло? Одежда обратилась в лохмотья, из дюжины царапин и порезов, неглубоких и безболезненных, сочилась кровь.

Он соскользнул в колодец и каким-то образом приземлился на ноги. Смех – безумный, нервный – взорвался вокруг, и затих лишь тогда, когда он понял, что это смеется он сам.

Звуки стали еще громче, словно он оказался в звоннице колоколов-демонов – волны диких, неслаженных вибраций пробирали до костей.

- 1 -