«Рука Оберона»

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Яркая вспышка воспоминаний, подобная этому странному солнцу…

Вот он… Раскинулся в солнечных лучах, хотя прежде я видел его только в темноте, где он светился собственным светом – Образ, Великий Образ Амбера, отпечатанный на овальном плато, расположенном под/над загадочным морем-небом.

…И я знал – скорее всего благодаря той нерасторжимой связи, что существовала между мной и Образом, – что он подлинный. То есть Образ в Амбере – всего лишь его первая тень. А значит…

Значит, и Амбер, и Ребма, и Тир-на Ног-т никогда и не могли быть перенесены куда-либо вне пределов нашего мира, и место, которого мы достигли, являлось, согласно закону первичности и положения, подлинным Амбером.

Я повернулся к улыбающемуся Ганелону; его борода и буйная шевелюра словно плавились в безжалостном свете солнца.

– Как ты узнал? – спросил я его.

– Я неплохо угадываю, Корвин, и я помню все твои рассказы об Амбере: как его тени и ваша внутренняя борьба отражается в Тени. Я часто задавал себе вопрос: а не могло ли что-то из мира Теней отбросить внутрь самого Амбера столь страшную Тень, как черная дорога? И мне это показалось возможным, однако лишь под воздействием могучей, неведомой нам силы. – Ганелон показал на лежавший перед нами Образ. – Вот вроде этого.

– Продолжай, – сказал я.

Выражение лица его переменилось, и он пожал плечами:

– Ну и в таком случае просто обязан был существовать некий более глубокий уровень реальности, чем уровень Амбера. Там и творилась грязная работа. Твой зверь-покровитель привел нас, похоже, именно туда, а вон то черное пятно посреди Образа выглядит как эта грязная работа. Согласен?

Я кивнул.

– Я ошеломлен скорее твоей восприимчивостью, нежели тем логическим заключением, которое ты сделал, – сказал я ему.

– Черт побери! – вмешался и Рэндом, стоявший справа от меня. – Если честно, ощущение первозданности этого мира проняло меня до самых кишок – как бы это поделикатнее выразиться… И я действительно верю, что основа, фундамент Амбера именно там, внизу, перед нами!

– Зрителю порой виднее, чем тому, кто является частью спектакля, – задумчиво проговорил Ганелон.

Рэндом глянул на меня и снова перевел взгляд на раскинувшийся перед нами Образ.

– Как ты думаешь, дорога будет еще меняться, если мы спустимся и рассмотрим получше? – спросил он.

– Есть только способ выяснить, – сказал я.

– Тогда идем гуськом, – кивнул Рэндом. – Я впереди.

– Хорошо.

Рэндом повернул коня сперва направо, потом налево, потом снова направо, двигаясь резкими зигзагами, точно по бесконечным «американским горкам». Ехали мы в том же порядке, что и в течение всего дня, – я за Рэндомом, а Ганелон последним.

– Сейчас вроде бы вполне надежно, – крикнул, оборачиваясь, Рэндом.

– Да, вроде бы, – откликнулся я.

– Там, внизу среди скал, какой-то просвет.

Я наклонился вперед. На одном уровне с овальной площадкой и чуть сзади и правее нас виднелся вход в пещеру. Ее совершенно невозможно было заметить с того выступа наверху, откуда мы любовались Образом.

– Мы должны пройти весьма близко от нее, – сказал я.

– …и как можно быстрее, осторожнее и тише, – добавил Рэндом, обнажая клинок.

Я вытащил из ножен Грейсвандир; Ганелон у меня за спиной тоже приготовил оружие.

Мы не стали сразу выезжать на открытое пространство, а еще раз свернули влево. Мы проехали в десяти-пятнадцати футах от входа в пещеру, однако я уловил доносившийся оттуда неприятный запах, определить который не смог. Лошади, похоже, разобрались в ситуации лучше меня, а может, просто были пессимистами от рождения, потому что прижали уши, раздули ноздри и стали тревожно ржать, всхрапывать и упираться, не желая слушаться поводьев. Впрочем, они мгновенно успокоились, стоило нам в очередной раз свернуть в сторону, противоположную пещере, и были спокойны до тех пор, пока мы не достигли конца спуска и не начали движение в направлении поврежденного Образа. Однако к нему лошади просто наотрез отказывались приближаться.

Рэндом спешился. Затем подошел к краю светящегося волшебного узора, постоял, помолчал, глядя на него, и наконец проговорил, не оборачиваясь:

– Повреждение было умышленным.

– Похоже, что так, – откликнулся я.

– Также очевидно, что и нас завели сюда с определенной целью.

– И я того же мнения.

– Не требуется слишком богатого воображения: мы здесь для того, чтобы выяснить, каким образом был поврежден Образ и как можно его исправить.

– Возможно. И ты уже успел поставить диагноз?

– Пока нет.

Рэндом двинулся по периметру площадки, на которой светился Образ – дальше, вправо, туда, откуда доносился тот самый запах. Я снова сунул меч в ножны и приготовился спрыгнуть на землю, но Ганелон подъехал ближе и сжал мое плечо.

– Я вполне могу и сам… – начал было я, однако он беспокоился не обо мне.

– Корвин, там, примерно на середине Образа, что-то явно не в порядке. И эта штука выглядит так, будто не имеет ни малейшего отношения…

– Где? Какая штука?

Он показал, и я внимательно присмотрелся. Да, там действительно виднелся какой-то совершенно посторонний предмет. Палка? Камень? Скомканная бумага? С такого расстояния определить было невозможно.

– Теперь вижу, – сказал я.

Мы оба спешились и пошли к Рэндому, который к тому времени уже сидел на корточках у самого края и изучал потемневший сектор площадки.

– Ганелон заметил там какую-то штуковину, примерно на середине, – сказал я.

Рэндом кивнул:

– Я тоже ее заметил и как раз пытался определить, как бы мне получше к ней подобраться. Проходить поврежденный Образ меня как-то не тянет. С другой стороны, и через почерневший участок идти опасно… Ты как думаешь?

– Во-первых, даже если Образ и поврежден, чтобы пройти его, всегда требуется некоторое время, – сказал я. – Особенно если сопротивление там примерно такое же, как и в Амбере. Во-вторых, нас всегда учили, что сбиться с Образа – значит погибнуть, а это пятно вполне может заставить сойти с Образа даже меня. А если пойти прямиком через потемневший сектор, то – и здесь ты прав – это может привлечь внимание наших врагов. Так что…

– Так что ни один из вас никуда не пойдет, – вмешался Ганелон. – Это сделаю я.

И он, не ожидая ответа, с разбегу прыгнул на черный сектор, стремительно пролетел по нему до самого центра, довольно долго, как нам показалось, возился там, наконец подобрал интересующий нас предмет, развернулся и устремился назад.

Через несколько секунд он стоял перед нами.

– Зачем же было так рисковать? – произнес Рэндом с укором.

Ганелон кивнул, признавая его правоту, однако возразил:

– Но ведь вы оба до сих пор спорили бы, если б я не рискнул. – Он протянул нам подобранный предмет. – Итак, что вы скажете теперь?

Окровавленный пергамент с рисунком, насквозь пробитый кинжалом. Я взял у Ганелона и кинжал, и рисунок.

– Похоже на Козырь, – проговорил Рэндом.

Я кивнул и снял карту с острия клинка; потом расправил смятые и порванные уголки. Человек, на которого я сейчас смотрел, выглядел отчасти знакомым – что само собой подразумевало, конечно, что отчасти он мне был и совершенно чужим. Светлые прямые волосы, чуть резковатые черты лица, легкая улыбка на губах, не слишком крепкого сложения…

Я покачал головой:

– Я его не знаю…

– Дай-ка мне посмотреть.

Рэндом взял у меня карту, глянул на нее и нахмурился.

– Нет, – сказал он, помолчав. – Я, пожалуй, тоже его не знаю. Хотя почти уверен, что должен был бы знать, но… Нет.

И тут лошади снова жалобно заржали, только гораздо более громко. Мы как-то позабыли чуть свернуть, чтобы выяснить причину их беспокойства, но тут «причина» сама решила явиться пред нами.

– О черт! – воскликнул Рэндом.

Я был с ним вполне согласен.

Ганелон трубно прочистил глотку и выставил вперед свой клинок.

– Кто-нибудь знает, что это такое? – тихо спросил он.

Сперва мне показалось, что чудовище, выползшее из пещеры, больше всего похоже на змея или дракона: оно извивалось, и у него был длинный толстый хвост весьма угрожающего вида. Тварь передвигалась с помощью четырех мощных и широких лап, довольно коротких, однако снабженных длиннющими острыми когтями. Узкая голова чудовища заканчивалась клювом, и тварь покачивала ею из стороны в сторону, медленно приближаясь к нам и показывая то один свой бледно-голубой глаз, то другой. Большие кожистые багряного оттенка крылья были сложены вдоль спины. Ни шерсти, ни перьев мы не заметили, однако на груди, на плечах, вдоль хребта и хвоста чудовище было покрыто пластинами чешуи. От острого как штык клюва до кончика извивающегося хвоста в нем было немногим более трех метров. Двигаясь, оно издавало слабый звон, и я заметил, как на шее у него вспыхнуло что-то яркое.

– Наиболее близким к этому чудовищу животным, – заговорил наконец Рэндом, – мне представляется геральдический зверь грифон. Только этот почему-то плешивый и лиловый.

– Определенно не наша королевская птичка, – прибавил я, поднимая Грейсвандир и покачивая его острием на уровне грифоновой башки.

Грифон высунул красный раздвоенный язык, на несколько дюймов приподнял крылья и снова их опустил. Когда его голова наклонялась вправо, хвост двигался влево, и наоборот; в итоге эти покачивания производили на зрителей почти гипнотический эффект.

Грифон, казалось, куда больше интересовался лошадьми, чем нами, ибо направился прямехонько к коновязи, где наши кони дрожали и переступали ногами от волнения. Я мгновенно вклинился между ними.

И тут грифон встал на дыбы.

Взметнулись и широко распростерлись крылья, словно два старых паруса, вдруг надувшихся от порыва ветра. Он стоял на задних лапах, значительно возвышаясь над нами, и теперь казался по крайней мере раза в четыре больше, чем прежде. Потом он взревел, словно вызывая врага на битву, иот этого рева у меня зазвенело в ушах. Продолжая реветь, грифон захлопал крыльями и взлетел, на мгновение чем-то напомнив большую неуклюжую птицу.

Лошади сорвались с привязи и бросились в разные стороны. Теперь грифона нам было не достать. И тут я вдруг догадался, что означали тот перезвон и яркие блестки у него на шее. Он сидел на цепи! Длиннющая цепь тянулась из глубины зловонной пещеры, и ее точная длина мгновенно стала для нас вопросом далеко не только академического интереса.

Я повернулся, когда грифон пролетал мимо, злобно шипя и хлопая крыльями, и увидел, что он буквально рухнул на землю невдалеке от нас. У него явно не хватило времени, чтобы набрать настоящую высоту. Да и цепь мешала. Звезда и Огнедышащий Дракон Ганелона отступали к дальнему концу овальной площадки, но конь Рэндома по кличке Яго прыгнул прямо на темный сектор и двинулся в сторону Образа.

Грифон, опустившись на землю, повернулся было в сторону Яго, словно намереваясь погнаться за ним, затем внимательно оглядел нас и застыл как изваяние. На сей раз он был гораздо ближе к нам и склонил свою башку набок, как бы демонстрируя правый глаз; потом приоткрыл клюв и что-то тихо прокаркал.

– А что, если нам первыми напасть на него? – предложил Рэндом.

– Нет, погоди-ка… Как-то он странно ведет себя…

Заслышав мои слова, грифон низко опустил голову и свесил полураскрытые крылья до земли. Затем три раза поскреб землю клювом, снова поднял голову и аккуратно сложил крылья вдоль туловища. Хвост его разок шевельнулся, потом более энергично задвигался из стороны в сторону. Он снова открыл клюв и повторил свое птичье приветствие.

И тут нас отвлекли.

Яго уже миновал темный сектор и прошел по светящейся линии Образа метров пять или шесть; теперь силовые линии пронизывали его насквозь, и он был пришпилен ими к одной из Вуалей, точно муха к липучке. Конь громко заржал, когда искры пробежали по его телу, а грива встала дыбом.

Небо у нас над головами мгновенно стало темнеть. Но это было отнюдь не обычное облако. Это было некое довольно плотное и абсолютно круглое образование, в середине красное и желтое по краям, которое вращалось по часовой стрелке. Звук, похожий на удар колокола, донесся из него до наших ушей, и за колокольным звоном сразу последовал невероятный рев.

Яго все еще пытался вырваться из паутины силовых полей; сперва ему удалось высвободить правую переднюю ногу, потом он снова запутался, зато высвободил левую. Все это время он громко и дико ржал. Снопы искр взвивались ему до плеч, и он стряхивал их с себя, словно капли дождя, а все его тело приобрело маслянистый оттенок и начало слабо светиться.

Рев стал еще оглушительней, а в центре той красной штуковины, что повисла над нами, начали плясать маленькие молнии. И тут мое внимание привлек какой-то шуршащий звук; я глянул себе под ноги и увидел, что грифон подполз совсем близко и как бы отгородил нас своим телом от странного красного облака. Он весь скрючился, словно горгулья, отвернулся от нас и внимательно следил за развитием событий. Яго как раз удалось высвободить обе передние ноги и даже встать на дыбы. Теперь конь казался каким-то нематериальным, волшебным существом из-за светящейся кожи, снопами рассыпавшихся искр и некоторой расплывчатости силуэта. Наверное, он яростно ржал, однако мы не слышали ни его ржания, ни каких-либо других звуков: все заглушал неумолчный рев, доносившийся сверху.

Из ревущего круглого «облака» вниз спустилось нечто вроде воронки – яркой, светящейся, тоже воющей и вращающейся с невероятной скоростью. Воронка вытянулась, коснулась своим тонким концом вставшей на дыбы лошади, на какое-то мгновение необычайно расширилась – и жеребец исчез. На несколько секунд воронка замерла, похожая на отлично сбалансированный детский волчок. Потом вой стал стихать.

Через несколько секунд ствол воронки сам собой медленно поднялся, почти втянулся внутрь – теперь он был длиной не более человеческого тела – и завис над Путем. Все «облако» резко взмыло ввысь с той же быстротой, с какой опустилось.

Вой прекратился, крохотные молнии внутри красного круга начали затухать. «Облако» на глазах бледнело и вращалось гораздо медленнее. Вскоре оно стало не больше клочка темной тучки на горизонте, а потом исчезло совсем.

От Яго не осталось и следа.

– Только ни о чем меня не спрашивай, – успел сказать я, так как Рэндом уже повернулся ко мне, – я тоже ничего не понимаю.

Он кивнул и переключил свое внимание на нашего лилового знакомца, который как раз начал погромыхивать своей цепью.

– Ну а что с этим клоуном делать? – спросил Рэндом, проводя пальцем по лезвию клинка.

– Я уверен, что он определенно пытался нас защитить, – сказал я, делая шаг вперед. – Прикрой меня. Я хочу кое-что попробовать.

– Ты уверен, что способен двигаться достаточно быстро? – шепнул он. – С твоей дыркой в боку…

– Не беспокойся. – И я продолжал тихонько подходить к грифону.

Рэндом был прав насчет моего левого бока; подживающая уже рана, нанесенная тем кинжалом, все еще побаливала и при каждом удобном случае как бы старалась мне помешать. Но я крепко сжимал Грейсвандир в правой руке, и почему-то как раз сейчас мне особенно хотелось доверять собственным инстинктам. Раньше я часто и весьма успешно пользовался своей интуицией. Порой подобная игра со смертью представляется мне как нельзя более уместной.

Рэндом сдвинулся чуть вперед и вправо. Я повернулся лицом к грифону и протянул ему свою левую руку, как если бы, например, здоровался с незнакомой собакой. Впрочем, довольно медленно протянул. Наш геральдический приятель уже давно встал, выпрямился и теперь как раз разворачивался мордой ко мне.

Он довольно долго и внимательно изучал Ганелона, стоявшего поодаль, слева от меня. Потом уставился на мою протянутую руку. Потом снова низко-низко опустил голову и поскреб клювом землю, в точности как прежде, и очень тихо что-то прокаркал; потом поднял голову, медленно вытянул ее по направлению ко мне, подтащил поближе свой огромный хвост, чтобы было удобнее, и коснулся клювом моих пальцев. Затем повторил все представление сначала. Тогда я осторожно положил руку ему на голову. Виляние хвостом усилилось, но голова оставалась неподвижной. Я нежно почесал ему шею, и грифон стал медленно подставлять ее под мои пальцы: ему явно было это очень приятно. Я убрал руку и отступил на шаг назад.

– По-моему, мы с ним друзья, – тихонько проговорил я. – Теперь ты, Рэндом.

– Ты что, смеешься?

– Нет. Я совершенно уверен: это безопасно. Попробуй.

– А что, если ты ошибаешься?

– Тогда я перед тобой извинюсь.

– Ничего себе!..

Рэндом подошел к грифону и протянул к нему руку. Тот по-прежнему вел себя исключительно дружелюбно.

– Ну хорошо, – сказал Рэндом примерно минуту спустя, все еще почесывая грифону шею, – и что мы этим доказали?

– То, что это всего лишь сторожевой пес.

– И что же он стережет?

– Ну разумеется, Образ!

– В таком случае я утверждаю, – заявил Рэндом, отступая назад, – что работа этого сторожа оставляет желать лучшего. – Он указал на темный сектор. – Что, собственно, объяснимо, если он так же дружелюбен ко всем тем, кто не ест ни овса, ни лошадей.

– А по-моему, в этом отношении он как раз весьма разборчив. Возможно также, что его посадили здесь уже после того, как Образ был поврежден, на случай возобновления подобных злостных попыток.

– И кто же его здесь посадил?

– Это я и сам хотел бы узнать. Кто-то из наших сторонников, видимо.

– Что ж, попробуй собрать дополнительные доказательства своей теории. Теперь вели Ганелону погладить эту собачку.

Ганелон не двинулся с места.

– А может, у членов вашего семейства какой-нибудь запах особый, – сказал он в конце концов, – и грифон по нему отличает уроженцев Амбера? Нет уж, спасибо, тут я пас.

– Ладно. Это не так уж и важно. Ну а что ты вообще можешь сказать обо всем случившемся?

– Из двух группировок, борющихся за право сидеть на троне Амбера, – сказал Ганелон, – сильнее та, которую представляют Бранд, Фиона и Блейз: у них, как ты сам говорил, гораздо больше знаний и возможностей воздействовать на те силы, что вьются вокруг королевства. Бранд ничего толком не рассказал тебе – разве что ты сам умудрился видеть кое-какие случаи, к которым он мог иметь отношение, – однако, согласно моему предположению, нанесенный Образу ущерб наглядно демонстрирует те средства, благодаря которым союзники этой группировки завоевали доступ в Амбер. Благодаря действиям одного или нескольких из этих союзников и возникла, например, черная дорога. Если сторожевой пес, посаженный здесь, реагирует на запах членов вашей семьи или еще на какую-то подобную информацию, заложенную во всех вас, то это значит, что он преспокойно мог сидеть здесь и не чувствовать ни малейшей потребности вмешиваться, пока творилось зло.

– Возможно, ты прав, – заметил Рэндом. – А что ты думаешь насчет способа, которым они воспользовались?

– Если хочешь, – сказал Ганелон, – я вам это продемонстрирую, но только мне кое-что для этого нужно.

– А что именно?

– Идите сюда, – пригласил он, направляясь к краю площадки, на которой горел Образ.

Я последовал за ним, Рэндом тоже. Грифон осторожно крался со мною рядом. Ганелон повернулся и протянул руку:

– Корвин, можно тебя побеспокоить? Передай мне, пожалуйста, тот кинжал, что я подобрал там.

– Пожалуйста, – произнес я, вытаскивая кинжал из-за пояса и протягивая ему.

– Ты так и не сказал, что для этого нужно? – снова спросил требовательным тоном Рэндом.

– Кровь Амбера, – ответил Ганелон.

– Не уверен, что эта идея мне по вкусу, – покачал головой Рэндом.

– Тебе придется лишь уколоть палец этим кинжалом, – сказал Ганелон, протягивая ему клинок, – чтобы капля твоей крови упала на Образ.

– И что случится тогда?

– Давай попробуем и увидим.

Рэндом посмотрел на меня:

– А ты что скажешь?

– Давай-давай! По крайней мере что-то выясним. Это действительно интересно.

Он кивнул, взял из рук Ганелона кинжал и оцарапал им кончик своего левого мизинца. Потом выдавил капельку крови, держа палец точно над светящейся линией Образа. Красная капля чуть увеличилась, задрожала и упала вниз.

И тут же там, где она коснулась узора, взвился столб дыма и послышался негромкий треск.

– Черт меня побери! – воскликнул явно восхищенный Рэндом.

Крошечное пятно на поверхности Образа уже достигло размеров серебряного доллара.

– Ну вот вам, пожалуйста! – сказал Ганелон. – Именно так это и было сделано.

Пятнышко действительно выглядело в точности так же, как и огромное пятно в центре Образа, справа от нас. Грифон, вытянув шею, издал короткий пронзительный вопль и быстро отпрянул, испуганно вертя головой и глядя на каждого из нас по очереди.

– Спокойно, приятель, спокойно, – пробормотал я, снова почесывая ему шею.

– Но что могло вызвать появление такого большого… – начал было Рэндом, а потом медленно кивнул.

– Действительно, что? – заметил Ганелон. – Не вижу никаких следов и на том месте, где только что был уничтожен твой Яго.

– Значит, кровь Амбера, – задумчиво проговорил Рэндом. – Дорогой Ганелон, ты сегодня прямо-таки переполнен различными догадками.

– Спроси Корвина, пусть расскажет тебе о Лоррейне, о той стране, где я так долго прожил, – сказал Ганелон, – там, где вырос Черный Круг. Я весьма чувствителен к воздействию этих сил, хотя знаю их скорее на расстоянии. Но их природа становилась мне все яснее с каждым вашим новым рассказом. Сейчас я знаю больше, поэтому догадки мои полнее. Спроси Корвина, хороши ли мозги у его генерала.

– Корвин, – сказал Рэндом, – дай-ка мне ту проколотую карту.

Я вытащил Козырь из кармана и разгладил. Сейчас кровавые пятна на карте выглядели еще более зловещими. И еще одно поразило меня: я не мог поверить, что это работа Дворкина, мудреца, мага, художника и наставника детей Оберона, но только сейчас мне пришло в голову, что кто-то другой оказался способен сделать нечто подобное. И хотя общий стиль казался в какой-то степени знакомым, это была не его работа. Не Дворкина. Но где же я раньше видел столь уверенную линию, не такую непринужденную, правда, как у старого мастера? На этом рисунке каждый штрих был как бы тщательнейшим образом продуман еще до того, как перо коснулось бумаги. И еще кое-что было здесь не так: некое нарочитое подчеркивание отдельных черт, как если бы художник работал под воздействием собственных старых воспоминаний или чужих описаний, а не видя перед собой живой объект.

– Козырь, пожалуйста, Корвин, – напомнил мне Рэндом.

Именно то, как он это сказал, и заставило меня колебаться. Я почувствовал, что он примерно на шаг впереди меня в опознании чего-то очень важного, и это ощущение мне совсем не понравилось.

– Не забывай: я только что по твоей просьбе чесал этого старого урода, а потом пожертвовал во имя общего дела собственной кровью, так что давай-ка сюда эту штуку.

Я отдал ему карту, и мое беспокойство усилилось, когда он, зажав ее в руке, сдвинул брови. Я почему-то вдруг почувствовал себя исключительно глупым. Неужели одна ночь в Тир-на Ног-те способна так замедлить деятельность мозга? Почему…

Вдруг из уст Рэндома посыпались проклятия; он богохульствовал так изощренно, что превзошел все, что мне когда-либо доводилось слышать за долгую жизнь воина.

Потом я спросил:

– В чем все-таки дело? Я что-то не понимаю…

– Кровь Амбера! – сказал он наконец. – Кто бы ее ни пролил, он сперва прошел Образ, понимаешь? Потом он стоял там, в центре, установив контакт с помощью этого Козыря. И когда контакт был установлен, этот гад пырнул его кинжалом. Это его кровь пролилась на узор Образа и стерла его часть, как моя.

Рэндом умолк, глубоко вдыхая воздух и словно не в силах надышаться.

– Это напоминает какой-то ритуал, – сказал я.

– К черту ритуалы! – заорал он. – К черту всех их! Один из них уж точно умрет, Корвин, я убью его… или ее.

– Я все еще не…

– Я идиот! – воскликнул он. – Как же я сразу-то не разглядел? Посмотри! Посмотри внимательней!

Рэндом сунул проткнутую кинжалом карту мне под нос, и я тупо уставился на нее. Я все еще ничего не понимал.

– А теперь посмотри на меня! – крикнул он. – Меня-то ты видишь?

Его я видел. И снова посмотрел на карту. И понял, что он имел в виду.

– Я был для него всего лишь шепотом жизни в темноте. Но они использовали для этой проклятой работы моего сына… Это портрет Мартина!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Стоя возле поврежденного Образа и глядя на изображение человека, который то ли был, то ли не был сыном Рэндома и погиб (а может быть, и нет?) от удара, нанесенного как бы из Образа, я мысленно совершил гигантский прыжок в прошлое, чтоб хоть на мгновение представить себе череду событий, закончившихся здесь. За последнее время я узнал так много для себя нового, что события нескольких минувших лет теперь представлялись мне совсем в ином свете, чем тогда, когда я сам был их участником. И все эти события и перемены в моем восприятии вновь как бы сместили только что открывшуюся передо мной перспективу.

Я ведь не помнил даже собственного имени, когда очнулся в «Гринвуде», в той частной клинике в Нью-Йорке, где совершенно бессмысленно провалялся целые две недели после автомобильной катастрофы. И лишь недавно узнал, что авария эта была подстроена моим братцем Блейзом, как только я сбежал из санатория Портера в Олбани. Я выудил эту историю из другого своего братца, Бранда, который, в сущности, и засадил меня в этот санаторий, использовав фальшивые заключения психиатров. В санатории меня подвергли лечению электрошоком; процедуры повторялись настолько часто, что их результаты хоть и казались довольно сомнительными, однако явно способствовали возвращению моей памяти. Очевидно, именно это больше всего и напугало Блейза, и он предпринял очередную попытку убрать меня, когда во время моего бегства из санатория прострелил в моем автомобиле парочку шин. В этот миг я как раз входил в крутой поворот над озером, и все, без сомнения, должно было закончиться весьма печально, если бы Бранд не следовал за Блейзом по пятам и не был готов во что бы то ни стало защитить свой страховой полис, то есть меня. Он тогда вызвал полицию, вытащил меня из озера и даже успел оказать первую помощь до приезда медиков. Однако вскоре после этого Бранд был взят в плен своими же бывшими союзниками – Блейзом и нашей сестрицей Фионой – и заключен в тщательно охраняемую башню где-то в Тени.

Две родственные группировки внутри нашего семейства постоянно занимались политическими интригами, устраивая друг против друга заговоры, следуя друг за другом по пятам, дыша друг другу в затылок и делая всякие гадости. Эрик при поддержке Джулиана и Каина давно готовился захватить трон, с давних пор пустовавший после необъяснимого исчезновения нашего отца Оберона. То есть необъяснимым исчезновение Оберона было для Эрика, Джулиана и Каина. А для другой группировки – Блейза, Фионы и некоторое время действовавшего с ними заодно Бранда – ничего необъяснимого в его исчезновении вовсе не было, ибо именно они специально подготовили целую сеть событий, чтобы обеспечить вступление на престол Блейза.

Однако в какой-то момент Бранд совершил тактическую ошибку, попытавшись в играх по захвату трона заручиться помощью еще одного нашего брата, Каина. Каин решил, что для него выгоднее и надежнее держаться стороны Эрика. Бранд тоже начал сомневаться, опасаясь могущества Эрика, и в результате оказался отвергнут своими союзниками Блейзом и Фионой. В итоге, когда все повернулись к нему спиной, он решил начать игру заново и отправился в Тень, на Землю, туда, где Эрик несколько столетий тому назад оставил меня умирать от чумы. Лишь много позже Эрик узнал, что я тогда не умер, однако полностью утратил память, что было, в сущности, для него почти так же хорошо, и приставил нашу сестру Флору следить за мной, надеясь, что эта ссылка будет для меня последней. Бранд позже рассказывал, что я тогда был препоручен сомнительным заботам Портера и жаждал непременно восстановить свою память, чтобы вновь вернуться в Амбер.

Пока Фиона и Блейз имели дело с Брандом, Эрик поддерживал постоянную связь с Флорой. Это она подготовила тогда мой переезд в «Гринвуд» из клиники, куда меня после аварии поместили полицейские, и строго наказала держать меня на наркотиках. Эрик тем временем начал подготовку к собственной коронации. Вскоре после этого идиллическая жизнь нашего братца Рэндома в Тексорами была нарушена: Бранду удалось послать ему весточку с просьбой об освобождении, минуя наши нормальные каналы связи, то есть Козыри. И пока Рэндом, который, к счастью, не принадлежал ни к одной из двух противоборствующих группировок, занимался этим делом, мне удалось выбраться из «Гринвуда», хотя память моя была восстановлена еще далеко не полностью. Я вытряс адрес Флоры из перепуганного главврача и отправился к ней в Вестчестер, вступив в игру и отчаянно блефуя.

Я поселился у Флоры в качестве гостя, по-прежнему занятый восстановлением памяти, а Рэндом между тем потерпел серьезную неудачу в попытке освободить Бранда. Убив змея, сторожившего башню, он был вынужден спасаться бегством от внутренней стражи, использовав при этом тамошние странные подвижные скалы. Стража – наглая банда не совсем гуманоидных хмырей – гналась за ним через Тени, что обычно недоступно тем, кто родился не в Амбере. И Рэндому в итоге пришлось спасаться там, где мы с Флорой все еще бродили по тропам взаимного недоверия. Рэндом вышел со мной на связь и пересек континент, заручившись моим обещанием оказать ему поддержку и защиту, и явился в дом Флоры, полагая, что его преследователи – это именно моя армия. Когда же я сам помог ему уничтожить их, он был страшно озадачен, однако не пожелал ничего выяснять, ибо я по-прежнему оставался для него претендентом на трон. Впрочем, Рэндома оказалось вовсе не трудно уговорить отправиться вместе со мной в Амбер через Тени.

Это путешествие было удачным во многих отношениях, хотя кое в чем нам крупно не повезло. Когда я наконец вспомнил, на каком свете нахожусь и кто я такой на самом деле, Рэндом и наша сестра Дейдра, которую мы повстречали в пути, проводили меня в зеркальное отражение Амбера – подводный город Ребму. Там я прошел Образ и в результате вспомнил сразу все, что так безнадежно выпало из моей памяти, а заодно решил и весьма спорный для моих родственников вопрос о том, настоящий ли я Корвин или же просто одна из его теней. Из Ребмы я, используя могущество Пути, мгновенно переправился в Амбер; там бился на дуэли с Эриком, однако не убил его и бежал, воспользовавшись Козырем, во владения своего брата и предполагаемого убийцы Блейза.

Я был союзником Блейза во время предпринятого им штурма Амбера – в этом предприятии мы проиграли. Во время последнего боя Блейз исчез, причем при таких обстоятельствах, которые, казалось бы, явно свидетельствовали о его гибели; однако чем больше я думал об этом, тем меньше мне это представлялось достоверным. В результате я сам оказался пленником Эрика и незваным гостем на пиру в честь его коронации, после чего он велел ослепить меня и запер в подземелье. Несколько лет, проведенных в темницах Амбера, способствовали восстановлению моего зрения, однако сильно расшатали мою нервную систему и рассудок. И лишь случайное появление старинного друга и советника моего отца Дворкина, рассудок которого пребывал в еще более удручающем состоянии, чем мой, привело меня в итоге к спасению.

Бежав из темницы, я усердно восстанавливал силы и в следующий раз готовился проявить большую осторожность, если решусь пойти против Эрика. Потом, путешествуя по Теням, я добрался до своего старого королевства Авалона, которым правил когда-то; я намеревался раздобыть там некое вещество, о котором среди всех членов нашей семейки знал один лишь я. Это было единственное в своем роде химическое вещество, способное взрываться в Амбере. По пути я миновал страну Лоррейн, встретив там своего авалонского генерала Ганелона (или кого-то чрезвычайно на него похожего), который находился в ссылке. Там мне пришлось немного задержаться – из-за одного раненого рыцаря, девушки и местной кутерьмы, удивительно похожей на ту, что творились и в Амбере – растущий Круг, который оказался каким-то образом связан с черной дорогой, по которой передвигались наши враги и за появление которой я в глубине души чувствовал свою вину, ибо произнес некое ужасное проклятие в тот миг, когда мне выжгли глаза. Битву в Лоррейне я выиграл, но девушку потерял и отправился дальше в Авалон вместе с Ганелоном.

Достигнув Авалона, мы очень быстро убедились в том, что это королевство находится под покровительством моего брата Бенедикта, который давно уже боролся со своими собственными неприятностями – явления в его королевстве были, возможно, родственны возникновению Круга и черной дороги. В последнем поединке с этим злом Бенедикт потерял правую руку, однако ему удалюсь одержать блестящую победу в битве с ведьмами, настоящими исчадиями ада. Он предупредил меня, чтобы я хранил чистоту намерений относительно Амбера и Эрика, а затем предложил воспользоваться гостеприимством своего замка. Самому же ему еще несколько дней требовалось провести на полях сражений. Именно у него-то я и встретился с Дарой.

Дара сообщила мне, что является правнучкой Бенедикта, хотя ее существование держится в тайне для принцев Амбера. Она вытянула из меня все сведения о нашем королевстве, какие смогла: об Образе, о Козырях, о способности передвигаться в Тени… Она была хороша собой, умна и, кроме того, была отличным фехтовальщиком и прелестной любовницей. Особенно часто мы с ней предавались любовным утехам после моего возвращения из дьявольски опасного путешествия, где я разжился достаточным количеством алмазов, чтобы с лихвой расплатиться за то вещество, которое понадобится мне при следующем штурме Амбера. Потом мы с Ганелоном, взяв с собой необходимый запас химикатов, отправились в Царство Теней, на Землю, место моей недавней ссылки, чтобы добыть там автоматическое оружие и еще кое-какие боеприпасы.

Все это время нам довольно сильно мешала черная дорога, влияние которой среди миров Тени, похоже, весьма усилилось. Неприятностей нам обоим досталось примерно поровну, однако же я чуть не погиб во время нелепой дуэли с Бенедиктом, который почему-то как бешеный бросился за нами в погоню. Он был слишком разъярен, чтобы выслушать мои объяснения, и с ходу вступил со мною в бой близ небольшого леска. Бенедикт был куда лучшим фехтовальщиком, чем я, хоть и действовал теперь одной только левой рукой. Мне удалось спастись и перехитрить его лишь благодаря одному фокусу с черной дорогой, о котором он понятия не имел. Я был убежден, что брат жаждет моей крови из-за любовной интрижки с Дарой. Но нет. Из тех нескольких слов, которыми мы с ним обменялись, мне стало ясно, что он совершенно ничего о ней не знает. Он заявил, что погнался за нами исключительно потому, что мы якобы перебили всех его преданных слуг. К этому времени Ганелон действительно обнаружил несколько свеженьких трупов в лесу близ замка Бенедикта, однако мы договорились о них даже не вспоминать, поскольку понятия не имели, откуда они взялись и кто такие, и не имели желания еще больше осложнять нашу и без того сложную жизнь.

Оставив лишившегося сознания Бенедикта на попечение нашего брата Джерарда, которого я вызвал с помощью Козыря из Амбера, мы с Ганелоном продолжили свой путь в Тень Земля, приобрели там оружие, собрали подходящее войско и двинулись обратно, намереваясь взять Амбер штурмом. Однако же по прибытии обнаружили, что королевство уже подверглось нападению существ, явившихся по черной дороге. Мое новое оружие тут же пошло в ход для защиты Амбера, а мой брат Эрик во время этого яростного сражения погиб, оставив мне и свои проблемы, и свои дурные устремления, и Камень Правосудия – контролирующее погоду устройство, которое он использовал против меня, когда мы с Блейзом впервые атаковали Амбер.

Тут-то как раз и появилась Дара: пронеслась верхом мимо нас прямо в Амбер, отыскала Образ и успешно прошла по нему – наиважнейшее свидетельство того, что в ее жилах тоже течет королевская кровь и мы в самом деле родственники. Однако же во время движения по Образу она постоянно меняла свой облик, причем самым немыслимым образом, а завершив это испытание, объявила, что Амбер будет уничтожен, и мгновенно исчезла.

Примерно через неделю после этого был убит Каин, причем при обстоятельствах, бросающих подозрение на меня. Тот факт, что именно я убил его убийцу, вряд ли мог восприниматься как достаточное доказательство моей невиновности, тем более что этот тип был явно не в состоянии сказать что-либо внятное. Однако, вспомнив, что я уже видел ему подобных среди тех существ, которые преследовали Рэндома, когда тот спасался в доме Флоры, я в конце концов нашел время, чтобы посидеть вдвоем с Рэндомом и выслушать до конца историю его неудачной попытки вызволить Бранда из плена в башне.

Когда я отправился в Амбер, чтобы вызвать на поединок Эрика, Рэндом остался в Ребме – королева Ребмы, Мойра, заставила его жениться на одной из ее придворных по имени Виала, милой слепой девушке.

Отчасти Мойра таким образом наказала Рэндома за проступок, совершенный много лет назад, когда он бросил ее беременную дочь Морганту, ставшую матерью Мартина и вскоре совершившую самоубийство. Этот самый Мартин вроде бы и был изображен на карте, которую Рэндом держал сейчас в руках. Рэндом, как ни странно, влюбился в Виалу по-настоящему.

Итак, оставив Рэндома, я получил-таки Камень Правосудия и спустился с ним глубоко в подземелье, к Образу. Там я воспользовался частично известными мне инструкциями и настроил Камень на нужный лад. Во время этой настройки я пережил некие весьма необычные ощущения, однако добился контроля над наиболее важной функцией Камня: способностью управлять метеорологическими явлениями. После этого я как можно подробнее расспросил Флору о причинах той своей ссылки. Рассказанное ею казалось вполне правдоподобным и совпадало с теми фактами, которыми располагал уже я сам; но я все время чувствовал, что кое-какие события той злосчастной «аварии» она все же утаивает; Флора, правда, пообещала мне опознать убийцу Каина, если это одно из тех существ, с которыми мы с Рэндомом бились у нее дома в Вестчестере, и заверила меня в своей полной сестринской поддержке.

Даже услышав рассказ Рэндома, я все еще ничего не подозревал о существовании двух группировок внутри нашего семейства и об их происках. И решил, что если Бранд жив, то главное для нас – освободить его; хотя бы уже потому, что он, по всей очевидности, обладает некоей важной информацией, распространения которой кто-то весьма не желал. Я приложил все силы для воплощения в жизнь своего замысла, отложив задуманное лишь для того, чтобы мы вместе с Джерардом могли вернуть тело Каина в Амбер. Впрочем, Джерард за это время успел еще излупцевать меня до потери сознания – просто на тот случай, если я забыл, на что он способен, и чтобы прибавить веса своим словам: мол, он непременно лично меня прикончит, если окажется, что именно я виновен в переживаемых теперь Амбером напастях. Поединок вышел единственным в своем роде, так как его по Козырю Джерарда наблюдало все наше семейство – своеобразная гарантия на тот случай, если все-таки именно я окажусь виновным и мне придет в голову вычеркнуть имя Джерарда из списка живых. Потом мы поехали в рощу Единорога и там откопали тело Каина. Именно тогда нам и удалось ненадолго увидеть легендарного Единорога Амбера.

В тот вечер все мы встретились в библиотеке; то есть там были Рэндом, Джерард, Бенедикт, Джулиан, Дейдра, Фиона, Флора, Ллевелла и я. Там мы обсудили мой план возвращения Бранда в лоно семьи. Состоял он в том, чтобы все мы одновременно попытались достичь его по Козырю. Попытка оказалась удачной.

Мы установили связь, и общими усилиями нам удалось вернуть его в Амбер. Однако среди всеобщего оживления, суматохи и сутолоки, когда Джерард тащил Бранда на руках, кому-то удалось пырнуть его в бок кинжалом. Джерард тут же объявил себя единственным сведущим врачом и выгнал остальных из комнаты.

Делать было нечего, и мы перебрались вниз, в гостиную, чтобы перекусить и обсудить случившееся. Вот тут-то Фиона и предупредила меня насчет Камня, носить который в течение длительного времени рискованно, предположив, что именно Камень послужил причиной смерти Эрика, а не нанесенные ему раны. Она считала одним из первых признаков воздействия Камня нарушение чувства времени – некое очевидное несовпадение временных границ событий и их отражения в психике индивидуума. Я решил проявлять предельную осторожность, тем более что Фиона была значительно лучше остальных осведомлена в этих вопросах, ибо считалась когда-то одной из лучших учениц Дворкина.

Возможно, она была абсолютно права и действительно подобный эффект в тот вечер имел место. По крайней мере, мне показалось, что тот, кто предпринял попытку убить меня, когда я вернулся к себе, двигался несколько медленнее, чем двигался бы я сам при подобных обстоятельствах. Однако же удар был почти удачным. Клинок попал мне в бок, и я потерял сознание.

Сильно ослабевший, я очнулся на кровати в своем старом доме на Земле, где прожил много лет под именем Карла Кори. Как я там оказался, понятия не имею. Я выполз из дома и попал в снежную бурю. С трудом удерживая ускользающее сознание, я спрятал Камень Правосудия в старой компостной куче, чувствуя, что мир вокруг меня действительно как бы начал замедлять свое движение. Потом я с трудом добрался до шоссе, пытаясь остановить какую-нибудь машину.

Остановившимся водителем оказался мой друг и бывший сосед Билл Рот, который и отвез меня в ближайшую больницу. Там мной занимался тот же врач, что и много лет назад, во время той моей аварии. В итоге он заподозрил, что у меня нелады с психикой, обнаружив в старой истории болезни какие-то записи насчет неадекватного восприятия мною реальности.

Потом снова объявился Билл и кое-что исправил в сложившейся ситуации. Будучи адвокатом, он после моего исчезновения весьма заинтересовался всей этой историей и даже провел кое-какие расследования. Так, например, он узнал, что заключение психиатров на мой счет поддельное. Узнал он и о моих удачных побегах из психушек. У него даже имелись кое-какие дополнительные детали, связанные с аварией. Билл не без оснований подозревал, что я человек, мягко выражаясь, несколько странный, но это его не особенно волновало.

Через некоторое время со мной по Козырю связался Рэндом. С его помощью я вернулся домой и отправился на свидание с Брандом. Именно тогда я кое-что наконец узнал о той борьбе, что велась вокруг меня, и об участниках двух группировок. История, рассказанная Брандом, и то, что сообщил мне Билл, наконец соединили события последних нескольких лет воедино и сделали их относительно объяснимыми. Бранд также поведал мне о той ужасной опасности, перед лицом которой мы в данный момент оказались.

Весь следующий день я бездельничал под предлогом того, что мне нужно подготовиться к визиту в Тир-на Ног-т, а на самом деле – стараясь выиграть время и подлечить свою рану. Однако же, дав обещание, я должен был сдержать его. Я проделал путешествие в Небесный Город той же ночью, собрав целую коллекцию самых различных предзнаменований, может быть, и бессмысленных, а также найдя и прихватив с собой занятную механическую штуковину – руку, принадлежавшую призраку моего брата Бенедикта.

Вернувшись из своей экскурсии на небеса, мы с Рэндомом и Ганелоном позавтракали, а потом пустились в обратный путь с вершины Колвира домой. Медленно, почти неощутимо тропа, по которой мы шли, начала изменяться, словно мы пересекали Тени! Это было абсолютно невозможно в непосредственной близости от Амбера. Мы попытались сменить направление, однако ни Рэндом, ни я не сумели оказать какого-либо воздействия на постоянно менявшееся окружение. Вот тут-то перед нами возник Единорог. Похоже, он приглашал нас последовать за ним. И мы последовали.

Единорог вел нас мимо менявшихся с калейдоскопической скоростью пейзажей, пока наконец мы не оказались на том самом выступе над Подлинным Путем наедине со своими планами и замыслами. Единорог же исчез. И вот, когда вся эта последовательность событий вновь пронеслась в моем мозгу и мысли мои получили возможность обратиться к чему-то второстепенному, к отдельным событиям, я, вспомнив те слова, которые только что произнес Рэндом, почувствовал, что снова нахожусь как бы чуть впереди него. Сколько еще может продлиться такое положение вещей, я не знал, однако вспомнил наконец, где видел картины, написанные той же рукой, что и портрет на пронзенной клинком карте.

Бранд частенько брал в руки кисть и краски, особенно пребывая в очередной затяжной меланхолии, и я, перебирая в памяти один его холст за другим, вспомнил и его излюбленную технику. Вспомнил также и его жадный интерес к рассказам каждого, кто когда-либо знал Мартина. И хотя сам Рэндом пока что стиля Бранда не признал, мне было интересно, сколько времени потребуется ему, чтобы все-таки начать думать и в итоге догадаться, куда ведут концы собираемой Брандом информации. Даже если и не собственная рука нашего братца направила этот предательский клинок, он, безусловно, принимал во всем этом самое активное участие и обеспечивал необходимые средства. Я достаточно хорошо знал Рэндома, чтобы понять: он непременно сделает то, что сказал. Непременно попытается убить Бранда, как только догадается о его связи с этим покушением. А это уже совершенно ни к чему.

Не так уж важно теперь, что Бранд, возможно, спас мне жизнь. Я считал, что наши счеты сравнялись, когда я вызволил его из этой чертовой башни. Нет. Вовсе не чувство долга и не сентиментальность заставляли меня искать способ, могущий как-то сбить Рэндома с толку или хотя бы задержать его. Следовало признать совершенно хладнокровно: Бранд был мне нужен. Об этом он позаботился сам. Впрочем, причины, по которым и я спас его, тоже были далеки от альтруистических – как и его собственные, когда он вытаскивал меня из озера после автомобильной катастрофы. Он обладал сейчас самым для меня нужным: информацией. Бранд мгновенно понял это и выдавал ее крохотными порциями – обеспечивал себе безопасность.

– Я действительно вижу некоторое сходство, – сказал я Рэндому, – и ты, возможно, совершенно прав в своих догадках относительно происшедшего…

– Разумеется, прав!

– Но проткнута кинжалом ведь только карта, – сказал я.

– Ну естественно. Я не…

– Следовательно, тот человек, который пытался вызвать его сюда, установил с ним контакт, но не смог убедить его явиться.

– Ну и что? Контакт был установлен, а значит, Мартин был достаточно уязвим, чтобы его могли ударить. Враг, возможно, еще оказался в состоянии блокировать его разум и держал Мартина, пока тот истекал кровью. Мальчик совсем не имел практики в обращении с Козырями…

– Может быть, да, а может быть, и нет, – сказал я. – Ллевелла или Мойра, пожалуй, смогут рассказать нам, как много он знал. Но я вот о чем: контакт мог быть прерван еще до наступления смерти. Если Мартин унаследовал твои способности к регенерации, он, возможно, и выжил.

– Возможно? Мне нужны не догадки, а ответы!

Я в уме принялся подводить итоги. Я был уверен, что знаю кое-что, чего не знает Рэндом, однако источник моей информации далеко не самый лучший. Кроме того, промолчать пока что об этом стоило еще и потому, что у меня не было возможности обсудить все с Бенедиктом. С другой стороны, Мартин был сыном Рэндома, а я действительно хотел отвлечь внимание Рэндома от Бранда.

– Знаешь, я кое-что вспомнил на этот счет, – сказал я Рэндому.

– Что?

– Сразу после того, как доставили раненого Бранда и мы все вместе перешли в гостиную… Не помнишь ли ты, когда именно наш разговор перекинулся на Мартина?

– Помню. Ничего нового не всплыло.

– Я мог бы добавить кое-что, но не хотел говорить при всех. Потому что хотел обсудить этот вопрос с тем, кто имеет к нему непосредственное отношение.

– С кем же?

– С Бенедиктом.

– С Бенедиктом? Какое он-то имел отношение к Мартину?

– Не знаю. Именно поэтому я и не хотел пока говорить об этом. Хотел все уточнить сам. Тем более что мой источник информации его раздражает.

– Продолжай.

– Это Дара. Бенедикт просто из себя выходит, стоит мне упомянуть ее имя, однако же множество вещей, которые она сообщила мне, на деле оказались правдой – путешествие Джулиана и Джерарда по черной дороге, их ранение, как они жили в Авалоне… Бенедикт подтвердил, что все именно так и было.

– А что она говорила о Мартине?

Ну вот! Как тут выкрутиться, не упомянув Бранда?.. Дара тогда сказала, что Бранд довольно часто, в течение целого ряда лет, навещал Бенедикта в Авалоне. Разница во времени между Амбером и Авалоном такова, что весьма похоже – и это только сейчас пришло мне в голову, – что их дружба совпала с тем периодом, когда Бранд так активно собирал сведения о Мартине. А я-то все недоумевал, зачем его туда влечет, тем более что они с Бенедиктом никогда особенно не дружили.

– Только то, что у Бенедикта часто бывал в гостях человек по имени Мартин, который, как ей показалось, тоже был из Амбера, – солгал я.

– Когда это было?

– Некоторое время тому назад. Не помню точно.

– Почему же ты мне раньше этого не говорил?

– Ну, во-первых, это такая малость… а во-вторых, ты ведь никогда особенно Мартином и не интересовался, верно?

Рэндом покосился на грифона, который пристроился справа от меня, нахохлившись и свесив башку, потом кивнул.

– А теперь вот интересуюсь, – сказал он. – Все меняется. Если он еще жив, я бы хотел непременно узнать его поближе. Если же нет…

– Хорошо, – кивнул я. – Для того чтобы убедиться в том или в другом, нам нужно прежде всего как-то попасть домой. По-моему, мы уже увидели все, что нам полагалось увидеть, и я бы предпочел на этом осмотр местности закончить и попробовать отыскать дорогу в Амбер.

– Я уже думал об этом, – сказал Рэндом, – и мне пришло в голову, что мы, наверное, могли бы воспользоваться Образом. Просто дойти до середины и переместиться…

– Хочешь попробовать пройти по темным участкам?

– А почему бы и нет? Ганелон ведь уже попробовал, и с ним ничего не случилось.

– Минуточку, – вмешался Ганелон. – Я же не говорил, что это было так уж легко, и я совершенно уверен, что вы не сможете заставить лошадей даже спуститься туда.

– Что ты имеешь в виду? – спросил я.

– Помнишь место, где мы пересекли черную дорогу, когда бежали из Авалона?

– Еще бы.

– Ну так вот, ощущения, которые я испытал, доставая карту и кинжал, были весьма схожи с тем «удовольствием». Отчасти именно поэтому я и бежал с такой скоростью. Нет, я бы предпочел еще раз попытаться воспользоваться Козырями прямо отсюда. Мне кажется, что Амбер где-то здесь, недалеко.

Я кивнул:

– Хорошо. В конце концов, особого труда новая попытка не составит. Но сперва давайте соберем лошадей.

Мы собрали их, зная теперь длину цепи, на которой сидел грифон. Он был способен пройти не более тридцати метров от входа в пещеру, а потому при виде лошадей сразу же начал жалобно блеять, что отнюдь не способствовало успокоению наших четвероногих спутников. Впрочем, у меня тут же родилась одна весьма любопытная идея, которую я пока что решил оставить при себе.

Когда все было улажено, Рэндом достал свою колоду, а я – свою.

– Давай попробуем вызвать Бенедикта, – предложил он.

– Хорошо. Сразу и начнем.

Я заметил, что карты снова стали холодными на ощупь. Хороший знак. Я вытащил из колоды Козырь Бенедикта и приготовился. Рэндом, стоя рядом со мной, проделал то же самое.

Бенедикт откликнулся почти мгновенно.

– По какому случаю? – спросил он, быстро осмотрев нашу живописную группу и только потом встретившись взглядом со мной.

– Ты нас в Амбер не перетащишь? – спросил я.

– Вместе с лошадьми?

– Всех.

– Ладно, давайте.

Он протянул руку, и я коснулся ее. Все мы придвинулись друг к другу как можно теснее. И через несколько секунд уже стояли рядом с Бенедиктом на каменистой вершине холма; пронзительный холодный ветер срывал с нас одежду, над головой светило полуденное солнце Амбера, а по небу плыли густые облака. На Бенедикте был плотный кожаный дублет в обтяжку, длинные узкие штаны из телячьей кожи и рубашка бледно-желтого цвета. Оранжевый плащ скрывал обрубок правой руки. Он сурово выставил вперед свой мощный подбородок и глядел на меня сверху вниз.

– Интересное местечко вы только что покинули, – произнес он. – Я там мельком кое-что заметил в отдалении.

Я кивнул в подтверждение его слов.

– А отсюда тоже интересный вид открывается? – спросил я, заметив у него на ремне подзорную трубу, и тут же понял, что стоим мы на том самом широком выступе скалы, с которого Эрик командовал сражением в день моего возвращения и его смерти.

Я чуть придвинулся к краю, чтобы лучше разглядеть темневшую внизу, в долине Гарната, извивающуюся полосу, уходившую далеко за горизонт.

– Да, – сказал Бенедикт. – Черная дорога, похоже, утвердилась в своих границах по всей длине. Хотя кое-где она продолжает расширяться. Похоже на то, что она стремится повторить… узор… некоего образа… А теперь расскажите мне, откуда вы держите путь?

– Прошлую ночь я провел в Небесном Городе, – начал я, – а сегодня утром мы почему-то сбились с пути прямо на тропе, ведущей к вершине Колвира.

– Да, это надо уметь, – ядовито заметил Бенедикт. – Значит, вы заблудились на собственной горе? Всегда нужно идти только на восток, разве вы этого не знаете? Ведь именно с востока, как известно, начинает свой путь солнце.

Я почувствовал, как от стыда горят мои щеки.

– У нас случилось несчастье, – сказал я, не глядя на него. – Мы потеряли лошадь.

– Какое же несчастье с вами случилось?

– Серьезное – для лошади.

– Бенедикт, – сказал вдруг Рэндом, поднимая глаза от зажатой в руке той самой пронзенной карты, – что ты можешь рассказать мне о моем сыне Мартине?

Бенедикт некоторое время изучающе смотрел на него и молчал.

– Откуда сей внезапный интерес? – спросил он наконец.

– Дело в том, что у меня есть основания считать его погибшим, – сказал Рэндом. – Если это действительно так, я хочу отомстить за него. Если же нет – что ж, прекрасно, но мысль о том, что такое могло бы с ним случиться, причинила мне некоторое огорчение. Так что, если он все еще жив, я бы непременно хотел с ним встретиться и поговорить.

– Что заставляет тебя думать, что Мартин мог погибнуть?

Рэндом глянул на меня. Я кивнул.

– Начинай с завтрака, – посоветовал я.

– Пока он будет рассказывать, я попробую приготовить нам что-нибудь на обед, – сказал Ганелон, роясь в одной из сумок.

– Единорог указал нам путь… – начал Рэндом.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Мы сидели молча. Рэндом уже закончил свой рассказ, а Бенедикт все смотрел куда-то в небеса, простиравшиеся над Гарнатом. Лицо его казалось совершенно бесстрастным. Я давным-давно научился уважать его молчание.

Через некоторое время он резко повернулся, чтобы посмотреть Рэндому прямо в лицо.

– Я давно подозревал что-либо подобное, – заявил он, – памятуя то, что отец и Дворкин предали забвению много лет тому назад. Мне всегда казалось, что существует некий первичный Образ – Про-Образ, – который они то ли нашли, то ли создали сами, сделав его основой могущества Амбера, его фундаментом. Я знал, что он находится где-то недалеко от Королевства, однако так никогда и не отыскал его. – Бенедикт снова отвернулся и стал смотреть на Гарнат; на щеках у него катались желваки. – И что, судя по вашим словам, там то же самое?

– Похоже, что так, – ответил Рэндом.

– …И сделано это благодаря пролитой крови Мартина?

– По-моему, да.

Бенедикт поднес к глазам Козырь, который Рэндом передал ему во время своего рассказа. Тогда он ничего не сказал.

– Да, – произнес он теперь, – это Мартин. Он явился ко мне сразу после того, как покинул Ребму. И довольно долго у меня тогда прожил.

– Почему он отправился именно к тебе? – спросил Рэндом.

Бенедикт слабо улыбнулся.

– Видишь ли, парню просто нужно было куда-то уйти. Ребму и свое положение там он ненавидел, к Амберу испытывал двойственные чувства. Он был молод, свободен и только что познал полную силу Образа. Ему стало тесно в Ребме, захотелось уйти оттуда, повидать новые места, попутешествовать в Царстве Теней – как и всем нам когда-то. Однажды, когда он был еще малышом, я взял его с собой в Авалон, чтобы дать ему возможность побегать по сухой, горячей от летнего зноя земле, чтобы научить его ездить верхом, чтобы он увидел, как убирают урожай в полях. Когда же Мартин, неожиданно для себя самого, ощутил, что способен мгновенно перенестись в любое место, стоит только пожелать, выбор у него был ограничен теми немногими местами, о которых он хоть что-то знал. Он, разумеется, мог бы выдумать себе какое-нибудь приятное место и отправиться туда – так сказать, создать королевство для себя. Однако он вполне отдавал себе отчет в том, что ему еще нужно многому научиться, дабы обеспечить собственную безопасность в мире Теней. Так что Мартин предпочел явиться ко мне и попросил меня поучить его. Я научил парня драться, показал, как пользоваться Козырями, объяснил порядки мира Теней. В общем, постарался внушить ему все то, что должен знать каждый из нас, если хочет выжить.

– Почему ты все это для него сделал? – спросил Рэндом.

– Кто-то же должен был. Он пришел именно ко мне, значит, мне и надлежало стать его учителем, – спокойно ответил Бенедикт. – Хотя, надо сказать, я и сам привязался к этому мальчику.

Рэндом кивнул:

– Ты говоришь, он пробыл у тебя почти год. А что с ним стало потом?

– Тебе не хуже меня знакома эта жажда путешествий. Стоило ему обрести некоторую уверенность в собственных силах, как он захотел испытать себя. Обучая Мартина, я брал его с собой в Тень, знакомил с разными людьми и племенами, показывал самые различные страны. И вот наконец наступил тот час, когда ему захотелось пойти собственным путем. В один прекрасный день он распрощался со мной и отправился искать приключений.

– А с тех пор ты его видел? – спросил Рэндом.

– Да. Он время от времени возвращался ко мне, гостил в моем доме и рассказывал о своих приключениях и открытиях. Но каждый раз мне было совершенно ясно, что он заглянул ненадолго. Через некоторое время его и впрямь одолевало беспокойство и он снова куда-то исчезал.

– Когда он гостил у тебя в последний раз?

– Несколько лет назад, по времени Авалона. Однажды утром Мартин, как обычно, заявился ко мне, прожил недели две, нарассказывал целую кучу всего о своих приключениях и планах, а потом снова куда-то исчез.

– И ты больше о нем не слышал?

– Напротив. Я постоянно получал вести о нем от наших общих друзей, с которыми он виделся тогда чаще. А иногда он даже связывался со мной по Козырю…

– Так у него была своя колода? – спросил я.

– Да, я подарил ему одну из своих запасных.

– А его собственный Козырь там был?

Бенедикт отрицательно покачал головой.

– Я понятия не имел, что такой существует, пока не увидел вот этот, – сказал он, поднимая карту Мартина и внимательно на нее глядя. Потом он передал ее Рэндому со словами: – Я не художник и сделать такой не мог. Рэндом, а ты пытался связаться с ним с помощью этого Козыря?

– Да, множество раз с тех пор, как мы нашли ее. Как раз несколько минут назад пробовал. Пусто.

– Это, разумеется, ничего еще не доказывает. Если все случилось так, как ты предполагаешь, и он все-таки выжил, то мог полностью заблокировать свой разум ото всех и всяких попыток контакта. Это он умеет.

– А ты думаешь, что я прав в своих предположениях? Может быть, ты знаешь об этом и еще что-то?

– Есть у меня одна идея… – промолвил Бенедикт. – Видишь ли, он действительно однажды объявлялся раненый у одного нашего общего друга – там, в Тени, несколько лет назад. Колотая рана в корпус. Мои друзья сообщили мне, что Мартин был очень плох, однако не пожелал толком объяснить, что же с ним произошло. Он пробыл у них несколько дней и уехал, не успев еще по-настоящему поправиться. Больше они о нем ничего не знали. Я тоже.

– И тебе совсем не было интересно, куда он делся? – спросил Рэндом. – Неужели ты его не искал?

– Конечно же, искал! И до сих пор ищу. Однако взрослый мужчина имеет право жить своей собственной жизнью и чтобы родственники в эту жизнь не вмешивались даже с самыми лучшими намерениями. Он ведь тогда сам выпутался из весьма сложной передряги, но не предпринял даже попытки связаться со мной. Так что Мартин знал, что делает и каковы его цели. Кроме того, он оставил для меня записку у этих Теки, наших общих друзей, и в ней говорилось, что если даже я узнаю, что с ним произошло, то не должен беспокоиться, ибо он сам выбрал свой путь.

– Теки? – переспросил я.

– Верно. Мои друзья из Теней.

Я с трудом удержался, чтобы не сказать лишнего. Ведь я-то считал Теки выдумкой Дары, которая порой так ужасно перекручивала все на свете, стараясь сократить или приукрасить свое повествование. Однако об этих Теки она мне рассказывала так, словно они были ее хорошими знакомыми, словно она у них не раз жила и притом с ведома Бенедикта!

Однако момент не казался мне подходящим для пересказа видений прошлой ночи, явившихся мне в Тир-на Ног-те и явно указывавших на родство Бенедикта с этой девушкой. Я и сам-то еще не успел как следует разобраться в этой проблеме и в том, что могло быть с нею связано.

Рэндом стоял, напряженный, задумчивый, у самого края обрыва спиной к нам; пальцы его за спиной были крепко переплетены. Через несколько минут он обернулся и подошел к нам.

– Как мы могли бы связаться с этими Теки? – спросил он Бенедикта.

– Никак, – сказал Бенедикт. – Разве что поехать и повидать их.

Рэндом повернулся ко мне:

– Корвин, мне нужен конь. Ты говоришь, что Звезда выдержала не одну адову скачку…

– У нее было утомительное утро.

– Ну, не такое уж утомительное. Она просто сильно испугалась, а теперь выглядит вполне хорошо. Можно одолжить ее на время?

Прежде чем я успел ответить, Рэндом повернулся к Бенедикту.

– Ты ведь проводишь меня, да? – спросил он.

Бенедикт колебался.

– Я не знаю, что можно узнать у них…

– Все что угодно! Может, они еще что-то вспомнят – такое, что им тогда совсем не показалось важным, а нам теперь вдруг покажется очень существенным.

Бенедикт посмотрел на меня. Я кивнул:

– Ладно, пусть берет Звезду, если ты согласен проводить его.

– Ну что ж, – сказал Бенедикт, поднимаясь с земли. – Пойду тоже седлать коня.

Он повернулся и пошел туда, где в стороне от остальных был привязан его огромный полосатый жеребец.

– Спасибо, Корвин, – произнес Рэндом.

– Пожалуйста, но я с удовольствием предоставлю тебе возможность расплатиться со мной за эту услугу.

– Чем же?

– Дай мне на время Козырь Мартина.

– Для чего она тебе?

– Мне только что пришла в голову одна мысль… Нет, слишком долго и сложно рассказывать, а ты ведь, кажется, хотел выехать немедленно? Впрочем, ничего дурного не опасайся, это я тебе обещаю.

Он закусил губу.

– Хорошо. Но я хочу получить его обратно, когда она больше не будет тебе нужна.

– Ну конечно.

– А это поможет разыскать его?

– Возможно.

Рэндом передал мне карту.

– Ты теперь вернешься во дворец? – спросил он.

– Да.

– Тогда, может, зайдешь к Виале и расскажешь ей, что случилось и куда я отправился теперь? Она всегда так беспокоится…

– Конечно, зайду и расскажу.

– Я постараюсь получше заботиться о Звезде.

– Знаю. Удачи тебе.

– Спасибо.

Я ехал на Огнедышащем Драконе, Ганелон шел пешком. Сам настоял. По этой дороге тогда, в день битвы, я преследовал Дару. Последние события, видимо, и заставили меня думать о ней снова. Я перетряхнул былые чувства по отношению к Даре и осознал, что, несмотря на все безжалостные игры, в которые она играла со мной, несмотря на все те убийства, которые тайно были содеяны ею самой или при ее участии, несмотря на ее нахальные планы по поводу Амбера, меня все еще влечет к ней нечто большее, чем простое любопытство. И я не слишком удивился, обнаружив это в себе. Все обстояло примерно так же, как когда я в последний раз проводил подобную ревизию своих эмоциональных кладовых. Мне только хотелось знать, сколь большая доля правды могла заключаться в открывшемся мне этой ночью в Небесном Городе видении насчет происхождения Дары от Бенедикта. Физическое сходство было, что меня убедило примерно наполовину. Ну а в призрачном городе тень Бенедикта подтвердила достаточно многое, подняв свою механическую руку в защиту Дары…

– Ты над чем смеешься? – спросил Ганелон, который шел слева от меня, держась за стремя.

– Та рука, – сказал я, – которую я притащил из Тир-на Ног-та: я тогда все беспокоился, нет ли в этом какого-то скрытого важного умысла, непредвиденного проявления воли Судьбы – не могла же та странная вещь просто так взять и явиться в наш мир из города грез и загадок. Однако она и дня не просуществовала. Образ уничтожил Яго – и все, пусто. Видения целого вечера обернулись ничем.

Ганелон прокашлялся.

– Ну, все не совсем так…

– Что ты хочешь этим сказать?

– Эта механическая рука была ведь не в седельном вьюке у несчастного Яго. Рэндом положил ее в твой вьюк. Вместе с продовольственными припасами. А когда мы поели, он сложил всю кухонную утварь в свой вьюк, как и раньше, а для руки там места не было, так что…

– Ах вот как! – сказал я. – Тогда, значит…

Ганелон кивнул.

– …она сейчас у него с собой, – закончил он за меня.

– И рука, и сам Бенедикт… Черт побери! Что-то все это мне не слишком нравится. Эта рука и без того пыталась убить меня. Никто прежде не подвергался такой опасности в Небесном Городе!

– Но с самим Бенедиктом-то все в порядке. Он на нашей стороне, даже если в данный момент у вас и возникли некоторые разногласия, верно?

Я не ответил.

Ганелон взял Дракона под уздцы и заставил остановиться. Потом внимательно посмотрел на меня:

– Корвин, что там все-таки случилось, наверху? Что ты там узнал?

Я колебался. А действительно, что такого особенного узнал я в том призрачном городе на небесах? Никто и никогда не мог быть уверен в том, что стоит за являющимися там видениями и предсказаниями. Вполне возможно, как мы порой и подозревали, что там просто воплощаются чьи-то невысказанные страхи и желания, смешанные порой с неосознанными догадками. Делать выводы и пытаться разумно обосновать пусть даже странные стечения реальных обстоятельств – это одно. Но подозрения, порожденные чем-то неведомым, видимо, следовало бы все же отмести в сторону, не придавая им особого значения. И все же как тут ни крути, а механическая рука была достаточно материальной…

– Я уже говорил тебе, – сказал я, – что отрубил эту руку у призрака Бенедикта. Ясно, что мы с ним бились.

– И теперь тебе эта схватка представляется предвестницей реального поединка с Бенедиктом?

– Возможно.

– Однако там тебе было указано и на причину вашей ссоры, не так ли?

– Ну хорошо, – произнес я, слегка вздохнув. – Ты прав. Мне было дано понять, что Дара действительно является родственницей Бенедикта. Что может быть и правдой. Также вполне возможно, что сам он об этом даже не подозревает. А потому давай умолчим обо всем, пока не проверим этот факт. Договорились?

– Разумеется. Но как такое возможно?

– В точности так, как она и сказала.

– И она действительно его правнучка?

Я кивнул.

– От кого?

– От одной ведьмы, которую мы знаем только по слухам, – некоей Линтры, той самой дамы, которая стоила ему руки.

– Но ведь битва, в которой Бенедикт потерял руку, произошла совсем недавно.

– Время течет с разной скоростью в разных местах Тени, Ганелон. В дальних пределах это было бы возможно.

Он потряс головой и чуть ослабил узду.

– Корвин, я уверен: Бенедикту непременно следует об этом знать, – проговорил Ганелон твердо. – Если это правда, ты должен дать ему возможность как-то подготовиться, чтобы подобные новости не обрушивались на него как снег на голову. Вы, в вашем королевстве, какие-то все бесплодные, что ли? Во всяком случае, отцовство, похоже, является для вас куда более тяжким ударом, чем для любого нормального мужчины. Вон, посмотри на Рэндома. В течение многих лет он как бы и не имел сына, зато теперь!.. У меня такое ощущение, что он готов ради него жизнь отдать.

– И у меня тоже, – кивнул я. – А теперь забудь первую часть моего рассказа, однако не забывай о второй, чтобы сделать с ее помощью еще один шажок в истории с Бенедиктом.

– Ты думаешь, он принял бы сторону Дары в битве против Амбера?

– Я бы лучше вообще не предоставлял ему подобного выбора и не давал даже предположить, что подобный выбор существует. Если он действительно существует, конечно.

– По-моему, ты оказываешь Бенедикту плохую услугу. Он ведь не впечатлительный юнец. Пусти-ка в ход Козырь да расскажи ему честно о своих подозрениях. По крайней мере заставишь его подумать как следует, а не оставишь совершенно неподготовленным в случае неожиданного нападения.

– Он ни за что не поверит мне! Ты же видел, каким он становится, стоит мне упомянуть о Даре.

– Это и само по себе подозрительно. Возможно, у него есть некоторые сомнения на сей счет, и он так яростно отрицает подобную возможность именно потому, что иначе ему просто придется с ней смириться.

– Нет, в данный момент мой рассказ просто превратил бы ту трещину, что лежит меж нами и которую я пытаюсь все время загладить, в настоящую пропасть.

– А ты не боишься, что именно твое умалчивание может превратить эту трещину в непреодолимую пропасть, когда Бенедикт сам обнаружит правду?

– Нет. Я в этом уверен. И я знаю своего брата лучше, чем ты.

Ганелон выпустил поводья.

– Прекрасно, – сказал он. – Надеюсь, ты прав.

Я не ответил, лишь тронул коня за повод. Меж нами существовал негласный уговор: Ганелон мог спрашивать меня обо всем, что ему хотелось знать, а я обязательно прислушаюсь к любому совету, который он сочтет нужным мне предложить. Так сложилось отчасти потому, что он занимал в моей жизни особое положение: мы с ним не были родственниками. Он даже родом не был из Амбера; местные свары касались его только потому, что он сам сделал такой выбор. Когда-то мы с ним были друзьями, потом врагами и наконец, не так давно, снова стали друзьями и союзниками в битве за избранную им страну. После той битвы Ганелон сам попросил меня взять его с собой, чтобы помочь мне разобраться как с моими собственными проблемами, так и с проблемами Амбера. Как мне представлялось, теперь никто из нас друг другу ничего не был должен – если только при подобных отношениях кому-то может прийти в голову делать зарубки на память, – и, таким образом, нас связывала лишь дружба, вещь куда более сильная, чем старые долги и вопросы чести. Вот эта-то дружба и давала ему право теребить меня, выпытывая ответы на такие вопросы, когда я даже Рэндома вполне мог бы послать ко всем чертям, если уж решил никому ничего не говорить. Я понимал, что не должен сердиться на Ганелона, ибо намерения у него самые добрые. Скорее всего во мне просто бунтовал старый вояка: я и до сих пор не люблю, когда мои решения и приказы подвергают сомнениям. Вот и теперь, возможно, я уже принял решение, однако был скорее даже раздосадован тем, что Ганелон только что сделал несколько дерзких, но вполне разумных догадок и несколько на редкость здравых предложений, на этих догадках основанных, – тогда как обо всем этом мне давно следовало бы догадаться самому. Никому не нравится признавать собственную глупость и справедливость высказываний ближнего…

И все же… неужели только это раздражало меня? Неужели только эта мимолетная обида и разочарование в собственных способностях? Или по-прежнему срабатывал старый рефлекс главнокомандующего, считающего собственное мнение непогрешимым? Или же это было нечто более глубокое, то, что не даваломне покоя все время и только сейчас выплывало на поверхность?

– Корвин, – сказал Ганелон, – я вот тут как раз думал…

Я вздохнул:

– Да?

– …о сыне Рэндома. Ваша семейная способность к самоисцелению, по-моему, дает основания предполагать, что он выжил и мы еще встретимся.

– Мне тоже хотелось бы на это надеяться.

– Тогда не спеши.

– Что ты хочешь сказать?

– На мой взгляд, у Мартина было крайне мало контактов с Амбером и членами вашей семьи, поскольку рос он в Ребме, в совершенно иных условиях…

– Именно так.

– И я думаю поэтому, что вдали от Бенедикта – и Ллевеллы, оставшейся в Ребме, – единственным человеком, который нанес ему предательский удар, мог быть только тот, кто хоть в какой-то степени был ему близок и имел с ним некую связь, то есть Блейз, Бранд или Фиона. Видимо, у него были довольно смутные представления об отношениях внутри вашей семьи.

– Смутные, – кивнул я, – однако, как мне кажется, вполне обоснованные, если я правильно понимаю тебя.

– По-моему, да. И мне представляется вполне возможным, что Мартин не только боится вашей семейки, но и вступил с кем-то из ее представителей в сговор.

– И это тоже возможно, – согласился я.

– А как ты думаешь, мог он сговориться с кем-нибудь из наших противников?

Я покачал головой:

– Нет, если знает, что он принадлежит к той группировке, которая пыталась его уничтожить.

– А что, если он к ней не принадлежит? Интересно… Вот ты говорил, например, что Бранду надоели их игры и он пытался расстаться со своими союзниками, которые затевали дружбу с чудовищами черной дороги. А что, если эти твари настолько сильны, что Фиона и Блейз стали игрушками в их руках? Если положение дел действительно таково, то я вполне могу вообразить, как Мартин закидывает удочку, чтобы поймать что-то или кого-то, способное дать ему возможность одержать над ними верх.

– Слишком сложная система предположений, – сказал я.

– Однако твой враг, похоже, знает о тебе довольно много.

– Это верно, но и у них найдется парочка предателей, чтобы преподать им нужные уроки.

– А не могли ли они рассказать этим предателям все то, что, как ты говоришь, знала Дара?

– Интересная точка зрения, – заметил я, – однако что-либо сказать наверняка тут сложно. – Разве что проверить историю с Теки? – Это только сейчас пришло мне в голову. Однако я решил пока что попридержать идею, а сперва узнать, к чему клонит Ганелон, и не уходить от основной темы столь внезапно. – Мартину вряд ли удалось много рассказать кому-то об Амбере.

Некоторое время Ганелон молчал. Затем спросил:

– А у тебя так и не было возможности что-нибудь выяснить относительно того вопроса, который я задал тебе в ту ночь у твоей гробницы?

– Какого вопроса?

– Нельзя ли подслушать ваши карты? – сказал он. – Нам теперь известно, что у Мартина есть колода…

Теперь пришлось помолчать мне, пережидая, пока целая толпа воспоминаний пересекает мой путь, стараясь непременно лизнуть меня своими липкими языками.

– Нет, – сказал я. – Такой возможности у меня пока не было.

Мы довольно долго продвигались дальше в молчании, а потом Ганелон вдруг произнес:

– Корвин, в ту ночь, когда ты привез Бранда назад… помнишь?

– Да, и что?

– По твоим словам, ты подозревал тогда абсолютно всех, пытаясь выяснить, кто же ткнул тебя в бок ножом, и, по твоим же словам, любой из них вполне был способен на подобный фокус в столь удобный момент.

– Ну и ну, – только и сказал я.

Он кивнул:

– Теперь у тебя появился еще один родственник, о котором тоже нужно подумать. Ему, возможно, недостает фамильной точности только потому, что он слишком молод и практики у него маловато.

И тут в мыслях я вернулся далеко назад, на тот молчаливый парад мгновений, что пронеслись в моей жизни непосредственно до моего возвращения в Амбер и вскоре после этого.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Кто там? – спросила она, когда я постучался, и я ответил. – Минутку.

Я услышал ее шаги, потом дверь отворилась. Виала вряд ли была выше пяти футов и казалась удивительно хрупкой. Брюнетка, тонкие черты лица, нежный и тихий голосок, красное платье… Ее невидящие глаза смотрели как бы сквозь меня, напоминая мне о былой тьме, о боли.

– Рэндом, – сказал я, – просил передать, что он задержится еще чуть дольше, но беспокоиться тебе абсолютно не о чем.

– Пожалуйста, войди, – пригласила она, отступая чуть в сторону и еще шире распахивая передо мной дверь.

Я вошел. Хотя и не собирался. Я и просьбу-то Рэндома на самом деле выполнять не собирался – но почему-то честно рассказал Виале и о том, что случилось, и о том, куда он сейчас отправился. Сперва я хотел просто сообщить ей то, что уже сказал, и ничего больше. Ведь только когда мы с ним разъехались, до меня дошло, к чему, собственно, вела его просьба: вот так, запросто, он попросил меня сообщить его жене, с которой я до сих пор и десятком слов не обмолвился, что он уехал искать своего незаконнорожденного сына – того самого, чья мать, Морганта, вскоре после его появления на свет покончила жизнь самоубийством, из-за чего Рэндома и наказали, насильно заставив жениться на Виале. То, что этот брак, неведомо почему, оказался счастливым – да нет, просто прекрасным, – до сих пор удивляло всех. У меня не было ни малейшего желания вываливать на Виалу целую кучу малоприятных известий, и я, входя в комнату, судорожно пытался что-нибудь придумать.

Я прошел мимо бюста Рэндома, помещенного довольно высоко на полке слева – вообще-то я не сразу понял, чье именно это изображение. В дальнем конце комнаты я увидел рабочую скамеечку Виалы. Обернувшись, я еще раз внимательно посмотрел на бюст.

– Я не знал, что ты скульптор.

– Но это так.

Вскоре я обнаружил и другие примеры ее творчества.

– Знаешь, все очень и очень неплохо, – сказал я.

– Спасибо. Может быть, присядешь?

Я опустился в большое с высокими подлокотниками кресло, которое оказалось на удивление удобным. Сама она уселась на низенький диванчик справа от меня и поджала ноги.

– Может быть, хочешь поесть или выпить чего-нибудь?

– Нет, спасибо. Я ведь буквально на минутку. Дело в том, что Рэндом, Ганелон и я несколько сбились с пути, возвращаясь домой, а потом еще повстречались с Бенедиктом, что тоже отняло какое-то время. Но самое главное, именно в результате этой встречи Рэндом и Бенедикт были вынуждены предпринять еще одно небольшое путешествие.

– Как долго он будет отсутствовать?

– Может быть, всю ночь. Или чуть дольше. Если это сильно затянется, он, вероятно, свяжется с кем-нибудь по Козырю, и мы дадим тебе знать.

Бок у меня отчего-то разболелся, и я, прижав к нему руку, начал его тихонько массировать.

– Рэндом мне столько рассказывал о тебе, – промолвила Виала.

Я хмыкнул.

– Ты уверен, что не хочешь перекусить? Право, меня бы это нисколько не затруднило.

– Он сказал тебе, что я всегда голоден?

– Нет, – засмеялась она. – Но если все было так, как ты говоришь, то легко догадаться, что у тебя просто не было времени поесть.

– Ну, отчасти ты, пожалуй, права. Ладно, если у тебя случайно завалялся кусок хлеба, можешь дать его мне; пожевать не повредит.

– Отлично. Тогда подожди минутку, пожалуйста.

Она встала и вышла в соседнюю комнату. Теперь я мог наконец всласть почесать бок вокруг заживающей раны, которая вдруг начала свербеть. Отчасти из-за этого я и согласился воспользоваться гостеприимством Виалы; а кроме того, я вдруг понял, что ужасно голоден. Лишь позднее я догадался, что она бы все равно не заметила, что я чешусь. Ее уверенные движения, доверительная манера почему-то заставили меня совсем позабыть о том, что она слепа. Ну и отлично. Я был рад, что Виала держится молодцом.

Я услышал, как она в соседней комнате напевает «Балладу о пересекающих морские просторы», любимую песню торгового флота Амбера. Наше королевство не отличалось развитой промышленностью, да и сельское хозяйство отнюдь не было нашей сильной стороной. Однако наши суда способны были заплывать как угодно далеко в Тени и прокладывали курс между любыми точками мира, торгуя буквально всем на свете. Практически все мужчины Королевства, как благородные, так и простолюдины, какое-то время отдавали флоту. И именно сыновья самых благородных семей в стародавние времена прокладывали торговые пути для последующих поколений, бороздя моря десятков миров и нанося на карты их очертания; картами пользовались потом многие и многие сотни других капитанов. Когда-то и я участвовал в этом, хотя моя помощь, разумеется, никогда не была столь велика, как Джерарда или Каина; но и меня глубоко волновало могущество морских просторов и сила духа тех, кто эти просторы покоряет.

Вскоре Виала вернулась с тяжелым подносом, нагруженным хлебом, мясом, сыром, фруктами и графином вина. Она поставила поднос на столик возле моего кресла.

– Ты что, целый полк накормить решила? – спросил я.

– Это чтобы наверняка хватило.

– Спасибо. А может, и ты ко мне присоединишься?

– Пожалуй, возьму какой-нибудь фрукт, – спокойно сказала Виала.

Пальцы ее скользнули над блюдом, поймали яблоко, и она вернулась на свой диванчик, мурлыча все тот же напев.

– Рэндом говорит, что это твоя песня, – прервавшись, сказала она.

– Это было очень, очень давно, Виала.

– А в последнее время ты ничего такого не сочинял?

Я хотел было покачать головой, потом спохватился и сказал вслух:

– Нет. Эта часть меня… отдыхает.

– Очень жаль. Такая прелестная мелодия!

– Настоящий-то музыкант в нашей семье как раз Рэндом.

– Да, он очень хорош. Но сочинять и исполнять – очень разное дело.

– Верно. Когда-нибудь, когда все успокоится… Скажи, а ты счастлива здесь, в Амбере? Все ли тебе здесь по вкусу? Нет ли у тебя в чем нужды?

Виала улыбнулась:

– Мне лишь бы Рэндом был рядом. Он такой хороший!

Я был как-то странно тронут ее детской, восторженной манерой говорить о нем.

– Раз так, то я очень рад, – сказал я. И прибавил: – Рэндом значительно моложе нас… он, возможно, переживал многое более болезненно, чем остальные. Нет ничего более бессмысленного, чем рождение в семье еще одного принца, когда их и без того целая армия. Впрочем, в его детских горестях я не менее виновен, чем другие. Как-то раз мы с Блейзом высадили его на крошечный островок к югу отсюда, и он провел там два дня…

– …а Джерард, едва узнав об этом, отправился туда и вызволил его, – подхватила Виала. – Да, он мне об этом рассказывал. Неужели твоя вина до сих пор не дает тебе покоя? Ведь прошло столько лет!

– Так ведь и он тоже, наверно, об этом до сих пор не забыл.

– Нет, Рэндом давным-давно уже вас простил. Он об этом рассказывал как о веселой шутке. А еще он рассказывал, как вбил гвоздь в каблук твоего сапога, и гвоздь, выйдя наружу, буквально насквозь проткнул тебе пятку, стоило тебе этот сапог надеть.

– Так это все-таки был Рэндом! Черт меня побери! А я-то всегда винил Джулиана…

– Да, тот поступок действительно беспокоит Рэндома до сих пор.

– Господи, как же давно все это было… – произнес я.

Покачав изумленно головой, я снова принялся за еду, вдруг ощутив страшный голод. Виала даже несколько минут молчала, давая мне как следует насытиться. Немного утолив голод, я почувствовал необходимость что-нибудь сказать.

– Да, так значительно лучше. Значительно! – благодарно сообщил я. – Знаешь, после этой странной и полной искушений ночи, которую я провел в Небесном Городе, силы мои явно истощились.

– Получил ли ты там какие-нибудь полезные предзнаменования?

– Не знаю, насколько полезными они могут оказаться… А впрочем, лучше иметь их, чем не иметь, А тут что нового?

– По-моему, ничего. От служанки я узнала, что твой брат Бранд продолжает поправляться. Он хорошо поел сегодня утром, что вселяет надежду на выздоровление.

– Приятно слышать, – сказал я. – И, по всей видимости, он уже вне опасности.

– Похоже, что так. Но что это… за череда ужасных и странных неожиданностей, жертвами которых оказались вы все? Меня это очень огорчает. Я так надеялась, что ты, может быть, получишь какие-то указания этой ночью в Тир-на Ног-те!

– Все это ерунда, – ответил я. – Я вовсе не уверен в ценности подобных указаний.

– Но тогда зачем же… Ох, извини.

Я рассматривал Виалу с каким-то новым интересом. По ее лицу по-прежнему ничего особенного прочесть было нельзя, но правая ее рука непроизвольно сжималась и разжималась, поглаживая и пощипывая обивку дивана. Потом, словно спохватившись, Виала оставила диван в покое. Она, очевидно, была тем человеком, который уже ответил на свой самый главный вопрос и хочет только, чтобы об этом больше никто не узнал.

– Да нет, – промолвил я, – ты права: я соврал. Ты знаешь, что меня там ранили?

Она молча кивнула.

– Это ничего, что Рэндом сказал тебе; я на него не сержусь, – продолжал я. – Ему всегда было свойственно обо всем судить резко и сразу вставать в оборонительную позицию. Впрочем, это вовсе не так уж плохо. Мне только нужно знать, как много ты от него узнала – ради твоей безопасности и моего спокойствия. Ибо я полагаю, что тебе известно не все.

– Понимаю. Это всегда трудно – приуменьшить опасность в рассказе… то есть что-то выпустить из него… Видишь ли, Рэндом от меня практически ничего не утаивает. Я знаю и твою историю, и большую часть историй остальных членов семьи. Он держит меня в курсе событий и обстоятельств, а также собственных сомнений и подозрений…

– Спасибо, – сказал я, прихлебывая вино, – теперь мне уже гораздо легче говорить, и я тоже намерен поведать тебе все – во всяком случае, обо всем случившемся за то время, что прошло после завтрака до сего момента…

Так я и поступил.

Виала порой улыбалась во время моего рассказа, но ни разу не прервала меня. Когда же я закончил, она спросила:

– Так ты боялся, что упоминание о присутствии в нашей жизни Мартина огорчит меня?

– Мне казалось, что это возможно, – признался я.

– Нет. Как раз напротив… Видишь ли, я знала Мартина в Ребме еще совсем маленьким. И позже, когда он начинал подрастать… И всегда очень его любила. Так что, даже если бы он не был сыном Рэндома, он все равно оставался бы мне дорог. А теперешняя забота и беспокойство Рэндома о нем мне даже приятны, ибо я знаю, что они своевременны и пойдут на пользу им обоим.

Я покачал головой.

– Мне за мою долгую жизнь нечасто приходилось встречать таких женщин, как ты, – искренне сказал я. – Я рад, что наконец мне повезло и мы с тобой встретились.

Она рассмеялась:

– Ты ведь тоже долгое время был незрячим?

– Да, а что?

– Слепота может наполнить человека горечью, но она же способна дать ему великую радость среди людей и вещей, которые ему близки.

Мне не нужно было вспоминать ощущения тех дней, когда я оставался слепым, чтобы догадаться: я-то определенно принадлежу к первому типу людей, даже если сбросить со счетов те обстоятельства, при которых меня постигло это страшное несчастье. Очень жаль, но таков уж я. Действительно, очень жаль!

– Ты права, – сказал я. – И тебе повезло.

– На самом деле это всего лишь состояние сознания – то, чего способен легко достичь Властитель Теней.

Виала встала.

– Мне всегда хотелось знать, какой ты, – сказала она. – Рэндом, конечно, описывал тебя, но это не совсем то… Можно мне?..

– Ну конечно!

Она подошла ко мне совсем близко и коснулась кончиками пальцев моего лица, нежными прикосновениями долго исследовала мои черты.

– Да, – подвела она итог, – в основном ты именно такой, каким мне и представлялся. Но я чувствую в тебе какое-то напряжение. И оно не уходит из твоей души уже очень и очень давно, верно?

– По-моему, с тех пор, как я вернулся в Амбер.

– Интересно, мог бы ты стать счастливее, если бы не восстановил свою память?

– Это один из тех риторических вопросов, – сказал я. – Если бы я не восстановил память, я вполне мог бы уже давно быть мертвым. Но если, чисто абстрактно, на минутку забыть об этом, то в той моей жизни все же было что-то очень для меня привлекательное, волнующее. Я каждый день искал возможность выяснить, кто же я на самом деле такой или что я такое…

– Но был ли ты тогда счастливее, чем теперь? Или нет?

– Ни то ни другое, – ответил я. – Все всегда как-то само собой уравновешивается. Все это, по твоим же собственным словам, всего лишь состояние души. И даже если бы это было не так, я все равно никогда не смог бы вернуться к прежней жизни теперь, когда знаю, кто я такой, когда я уже отыскал Амбер.

– Почему же нет?

– А почему ты меня об этом спрашиваешь?

– Я хочу тебя понять, – медленно проговорила Вайол. – С тех самых пор как я впервые услышала о твоем возвращении там, в Ребме, даже еще до того, как Рэндом начал рассказывать мне всякие истории, я хотела знать, что же именно заставило тебя с таким трудом пробиваться сюда. И вот теперь у меня есть возможность – хотя, конечно, нет никакого права, всего лишь возможность – расспросить тебя самого. И я чувствую, что мне можно и даже нужно использовать эту возможность, невзирая на мое положение в этой семье и всякую субординацию.

Я криво усмехнулся:

– Умно ты это преподнесла!.. Что ж, постараюсь быть честным. Сперва меня гнала сюда ненависть – ненависть к моему брату Эрику. И еще – желание заполучить трон. Если бы ты спросила меня, когда я только что вернулся, которое из этих чувств было сильнее, я бы сказал: жажда власти. Теперь, однако… пожалуй, нужно признать, что это не совсем так: и то и другое отчасти было просто уловкой. До сих пор я, пожалуй, даже не сознавал этого. Однако Эрик мертв, и у меня не осталось в помине той ненависти, которую я испытывал тогда. Место правителя вакантно, но мне кажется, что теперь я испытываю к этому весьма смешанные чувства. Возможно, ни один из нас при теперешних обстоятельствах не имеет права на трон Амбера, и даже если бы были устранены все противоречия в нашем семействе, в данный момент я бы его не принял. Я бы непременно позаботился сперва о том, чтобы в королевстве восстановилась некая стабильность, а также попытался бы ответить еще на некоторое количество нерешенных вопросов.

– Даже если бы ответы на них указали, что ты, возможно, и не сядешь на этот трон?

– Даже в этом случае.

– Тогда я начинаю понимать.

– Что? Что тут понимать?

– Лорд Корвин, мои знания философских основ этих явлений весьма ограниченны, но, по-моему, ты способен отыскать все что угодно в Тени. Это тревожная для меня тема, и я никогда до конца не понимала объяснений Рэндома. Но ведь вы действительно, если захотите, можете не только странствовать по Тени, но и отыскать для себя другой Амбер – в точности такой же, как этот, во всех отношениях, за исключением того, что там-то вы получили бы возможность сесть на трон и наслаждаться тем, что дает истинно королевский статус?

– Да, мы можем отыскивать подобные места, – сказал я.

– Тогда почему же вы этого не делаете, чтобы положить конец раздорам?

– Потому, что то место способно лишь казаться нам таким, как Амбер, и не больше. Мы все являемся частью нашего Амбера точно так же, как и он является частью нас самих. А потому любая тень Амбера должна быть населена нашими тенями, чтобы хоть на что-нибудь быть годной. Мы можем даже подменить собой эту собственную тень, если вдруг согласимся переместиться в такое вот готовенькое королевство. Однако же существа-тени никогда не бывают в точности такими же, как настоящие, здесь. Тень никогда не бывает точным повторением предмета, который ее отбрасывает. Их очень много, этих маленьких отличий, и на самом деле они куда хуже, чем большие. Все равно как оказаться среди совершенно чужого народа. Представь – ничего лучше мне в голову не приходит, – что ты встречаешься с человеком, ужасно похожим на кого-то из твоих хороших знакомых, и, разумеется, все время ждешь, что он начнет вести себя, как этот твой хороший знакомый. Но гораздо хуже, что ты сам постоянно ведешь себя так, словно рядом с тобой тот, другой. Ты словно смотришь на актера, который исполняет известную роль совершенно не так, как ты привыкла. Ощущение малоприятное. Никогда не любил пересекаться с людьми, которые кого-то мне напоминают. Личность – вот то единственное, что нам не подвластно при наших манипуляциях с Тенью. В общем именно благодаря ей мы и можем отличить себя от наших теней. Именно поэтому Флора так долго колебалась на мой счет там, в Тени Земля: моя новая личность была в достаточной степени иной.

– Я начинаю понимать, – сказала Виала. – Это не просто Амбер для вас. Это место плюс все остальное.

– Место плюс все остальное – это и есть Амбер, – подтвердил я.

– Ты говоришь, что ненависть твоя умерла вместе со смертью Эрика, а твое желание получить трон значительно ослаблено размышлениями над теми новыми вещами, которые ты постиг?

– Именно так.

– В таком случае я, кажется, действительно понимаю, что движет тобою…

– Мною движет желание стабильности, – сказал я, – и еще некое любопытство… и желание отомстить нашим врагам…

– Долг, – сказала она. – Ну конечно.

Я хмыкнул:

– Да, это слово звучит весьма утешительно и благородно, да только мне отчего-то быть лицемером не хочется. Вряд ли я такой уж верный сын Амбера. Или Оберона.

– Ты нарочно говоришь таким тоном; ты просто не хочешь, чтобы тебя считали таковым.

Я закрыл глаза. Закрыл для того, чтобы присоединиться к ней в темноте, вспомнить ненадолго тот мир, где на первом месте совсем иные способы передачи информации, чем световые волны. И тут я понял, как права была она, в том числе и насчет моего тона. С чего это я принялся глумиться над понятием долга? Я же люблю, когда меня хвалят за доброту, честность и благородство, за мой ум, даже когда я кажусь себе не совсем таким – как и всякий другой человек. Что так задело меня при упоминании моего долга по отношению к Амберу? Ничего. Так в чем же дело?

Отец.

Я ничего ему не должен, я свободен от всех обязательств. В конечном счете именно он виноват в теперешнем положении дел. Он породил нас в таком количестве, ничем не обеспечив ни справедливого наследования, ни доброго отношения к нашим матерям, и при этом он еще ожидал от нас любви, преданности и поддержки. Он играл своими фаворитами, а на самом деле, похоже, играл и нами, натравливая нас друг на друга. А затем он оказался замешанным в чем-то таком, с чем сам не смог справиться, и спешно покинул Королевство.

Зигмунд Фрейд, хвала ему, давным-давно дал мне обезболивающее и вернул к нормальным для нашей семейки чувствам отвращения и ненависти, которые только и могли здесь царить. И при этих условиях никаких ссор и споров ни с кем у меня не возникало. Факты – дело другое. Я не могу сказать, что не любил своего отца только потому, что он не давал мне никаких причин любить его; по правде говоря, мне казалось, что он трудился как раз в противоположном направлении. Ну и хватит об этом. Я наконец понял, что именно так взбесило меня при упоминании о долге: сам его объект.

– Ты права, – сказал я, открывая глаза и глядя на нее, – и я рад, что сказала мне об этом именно ты.

Я поднялся, собираясь уходить.

– Дай мне руку.

Она протянула мне свою правую руку, и я поднес ее к губам.

– Спасибо, – сказал я. – Ленч был замечательный.

Я повернулся и направился к двери. Когда я оглянулся, то увидел, что Виала покраснела от смущения и улыбается, а рука ее так и осталась протянутой ко мне. И тут я начал понимать, почему в Рэндоме произошли такие перемены.

– Счастья тебе и удачи, – сказала она, услышав, что я остановился.

– …И тебе, – сказал я и быстро закрыл за собою дверь.

Я собирался повидать Бранда, но почему-то никак не мог заставить себя сделать это. С одной стороны, не хотелось встречаться с ним, когда голова совсем отупела от усталости. С другой – разговор с Виалой был первым моим приятным впечатлением за весьма длительное время, и ужасно не хотелось его портить, хотя именно сейчас я несколько воспрянул духом.

Я поднялся по лестнице и прошел по коридору в свою комнату, вставил свой новый ключ в новый же замок. В спальне я задернул шторы, чтобы не так ярко светило полуденное солнце, разделся и лег в постель.

Как всегда после стресса, сон пришел не сразу. Я довольно долго ворочался, сминая простыни и оживляя в памяти события нескольких последних дней, а также кое-что из далекого прошлого. Когда же наконец я уснул, то и во сне меня преследовали те же события, включая волшебную картину, нацарапанную в моей прежней камере.

Было темно, когда я проснулся и действительно почувствовал себя отдохнувшим. Напряжение улеглось, полусонные мысли были куда более мирными. И только где-то в области затылка будто ощущалось некое приятное возбуждение, какая-то несложная обязанность, не дававшая мне покоя. На кончике языка вертелось заветное слово, глубоко похороненное давнее намерение…

Да!

Я сел. Потянулся за одеждой и стал одеваться. Надел ремень и пристегнул Грейсвандир. Потом свернул одеяло и сунул себе под мышку. Ну конечно…

Голова была совершенно ясной, бок ничуточки не болел. Я понятия не имел, сколько времени проспал, и вряд ли теперь это имело значение. Мне предстояло заглянуть в одно очень интересное место, где нечто должно было случиться со мной давным-давно – да нет, совершенно точно случилось! Я когда-то уже бывал там, однако надлом во времени и течении событий сместил что-то в моей памяти. Но теперь я вспомнил.

Я запер за собой дверь и двинулся к лестнице. В коридоре свечи мигали от сквозняка, и вылинявший олень на гобелене на правой стене, что умирал в течение долгих веков, оглядывался в ужасе на столь же вылинявших охотничьих псов, которые столько же веков преследовали его. Порой мои симпатии были на стороне оленя, однако обычно я все же чувствовал себя охотничьим псом. И теперь я должен был во что бы то ни стало восстановить то, что кануло в далекое прошлое.

По лестнице и вниз, откуда не доносилось ни звука. Значит, очень поздно. Это хорошо. Прошел еще один день, и мы все еще живы. И, возможно, даже стали немножко умнее. Во всяком случае, настолько, чтобы понять, что существует еще огромное количество вещей, которые нам неведомы. Хотя надежда узнать их не утрачена. Вот чего мне недоставало, когда я сидел, скорчившись и воя от боли в той проклятой камере и прижав руки к выжженным глазам. Виала! Как бы хорошо было тогда поговорить с тобой хоть несколько минут! Но я учился в отвратительной школе, где даже более щадящий курс обучения не сумел бы привить мне твоего милосердия. И все же… трудно сказать. Я всегда чувствовал себя куда больше охотничьим псом, чем загнанным оленем, куда больше охотником, чем жертвой. Ты, возможно, кое-чему и сумела бы научить меня, смягчила бы горечь, умерила ненависть. Но вот было бы это к лучшему для меня? Не уверен. Ненависть и так умерла вместе с тем, к кому я ее испытывал, а горечь прошла сама собой – но, оглядываясь назад, я все задавал себе вопрос: выполнил бы я свою задачу, если бы горечь и ненависть не поддерживали меня? Выжил бы в темнице без этих своих безобразных друзей, что упорно тащили меня назад, к жизни и здоровью? Это теперь я могу позволить себе роскошь порой представить себя оленем, а тогда подобные мысли могли оказаться для меня смертельно опасными. О нет, милая леди, я совсем не уверен в том, что было бы для меня тогда лучше, и вряд ли когда-нибудь узнаю это.

На втором этаже было все недвижимо и тихо. Снизу доносился слабый шум. Спите сладко, милая леди… Еще один поворот по лестнице. Интересно, познал ли Рэндом момент истины? Скорее всего нет, иначе он или Бенедикт уже вышли бы на связь со мной. А что, если с ними что-то случилось?.. Глупейшее занятие – самому будить лихо. Пусть будет что будет, мне совершенно осточертело ходить вокруг да около.

Первый этаж.

– Уилл? – окликнул я. – Рольф?

– Лорд Корвин!

Оба стражника приветливо раскланялись со мной. По их лицам я понял, что все в порядке, но ради проформы спросил, как дела.

– Все тихо, лорд Корвин, все в порядке, – ответил старший из них.

– Вот и отлично, – сказал я и двинулся дальше, входя в мраморный обеденный зал.

Это должно сработать! Обязательно! Если только время и сырость не совсем уничтожили его… И тогда…

Я миновал длинный коридор, где пыльные стены почти смыкались у меня над головой. Темнота, тени, мои шаги…

Я подошел к двери в конце коридора, открыл ее и остановился на площадке. Потом стал спускаться в подземные пещеры Колвира, вниз по винтовой лесенке, мимо горящих по обе стороны редких фонарей.

Рэндом был прав: если что-то изобразить примерно на уровне той далекой площадки, где светился Первозданный Образ, который мы видели сегодня утром, то сходство непременно будет весьма близкое.

Еще вниз. Во мраке извивались и покачивались на стенах тени. Последний факел – и залитый светом фонаря сторожевой пост показался мне декорацией, забытой и абсолютно застывшей, будто вделанной в стену. Я спустился с последней ступеньки и пошел к посту.

– Добрый вечер, лорд Корвин, – с лучезарной улыбкой поздоровался со мной тощий как покойник человечек, удобно прислонившийся спиной к ящику для всякого барахла и куривший трубку.

– Добрый вечер, Роджер. Как дела в нижнем мире?

– Крысы, пауки, летучие мыши. Лишь они тут в движении. Мир и покой.

– Тебе нравится эта служба?

Он кивнул:

– Я пишу философский роман с элементами ужаса и пандемии. Над этими частями я работаю как раз внизу.

– Подходящее местечко, – согласился я. – Кстати, не найдется ли у тебя фонаря?

Роджер вытащил фонарь из своего сундука и зажег его с помощью свечи.

– А конец романа будет счастливым? – поинтересовался я.

Он пожал плечами:

– Я буду счастлив, это уж точно.

– Я имею в виду, добро торжествует, и герой уводит героиню в постель? Или ты прикончишь всех?

– Ну это вряд ли было бы справедливо.

– Ладно, не обращай внимания. Может, однажды я и прочту твой роман.

– Может быть, – сказал он спокойно.

Я взял фонарь и пошел туда, куда не ходил уже очень давно. И обнаружил, сколь сильны еще отголоски былого в моей душе.

Вскоре, двигаясь вдоль стены, я определил нужный мне коридор и вошел в него. Теперь оставалось просто считать шаги. Ноги сами знали путь.

Дверь в мою старую камеру находилась чуть в стороне от других. Я поставил фонарь на пол и обеими руками налег на дверь, чтобы открыть ее как можно шире. Она подавалась со скрипом и ворчаньем, даже со стонами. Затем я поднял фонарь повыше и вошел внутрь.

Тело у меня сразу онемело, а в животе свернулся холодный тугой комок. Начался озноб, и я с трудом поборол сильнейшее желание выскочить отсюда, захлопнуть за собой дверь и сбежать куда глаза глядят. Я не ожидал от себя подобной реакции. Я боялся хотя бы на шаг отойти от этой тяжелой двери с латунной обивкой; казалось, она непременно захлопнется у меня за спиной и тут же будет заперта на все засовы. Какое-то мгновение я не испытывал ничего, кроме чистейшей воды ужаса при виде этой крошечной грязной клетушки. Потом заставил себя сосредоточиться на частностях – на той дыре в полу, что заменяла мне уборную; на черном пятне, где я развел костер в последний день… Я провел левой рукой по внутренней поверхности двери и обнаружил следы тех царапин, которые нанес некогда черенком сломанной ложки. Я вспомнил, чего стоила моим рукам эта попытка вырезать замок. Потом наклонился, чтобы рассмотреть свою работу поближе. Бороздки были вовсе не такими глубокими, как казалось мне тогда, во всяком случае, по сравнению с толщиной двери. Я только сейчас осознал, как преувеличивал свои слабые силы в стремлении вырваться на свободу. Я отошел от двери и посмотрел на стену.

Рисунок был виден очень слабо, пыль и влажность сделали свое дело. Но я все еще мог разглядеть очертания маяка Кабры, изображенного все тем же черенком заточенной ложки. И волшебство все еще ощущалось в этом наброске, что в итоге дало мне возможность оказаться на свободе. Я чувствовал эту волшебную силу, даже не взывая к ней.

Я повернулся лицом к другой стене.

Тот рисунок, на который смотрел я сейчас, сохранился хуже, но ведь он и выполнен был в ужасающей спешке, при свете последних нескольких спичек. Я даже не все мог разобрать на нем, хотя память помогала восстановить кое-какие детали, что были теперь не видны. Передо мной какая-то комната или библиотека, где вдоль всех стен тянутся полки с книгами; на переднем плане – рабочий стол, за ним виднеется глобус… Интересно, подумал я, а что, если попытаться стереть с картины пыль?

Я поставил фонарь на пол и вернулся к другому рисунку, уголком одеяла попытался осторожно протереть участок возле самого фундамента маяка. Линия стала более четкой. Я еще раз протер рисунок, нажимая чуть сильнее. Неудачно, я уничтожил примерно дюйм рисунка.

Я отступил от стены и оторвал широкий лоскут от края одеяла. Затем свернул остаток в некое подобие подушки и уселся на нее. А потом медленно, осторожно принялся за работу над маяком. Мне необходимо было как следует потренироваться, определить нужный нажим и тому подобное, прежде чем пробовать очистить другую картину.

Через полчаса я встал, потянулся, сделал несколько наклонов и как следует растер затекшие ноги. Изображение маяка было теперь чистым, однако я уничтожил процентов двадцать рисунка, прежде чем усвоил, с какой силой нужно нажимать на тряпку. Вряд ли, решил я, удастся добиться лучших результатов.

Фонарь мигнул, когда я передвинул его на другое место. Я развернул одеяло, оторвал от него новую полосу и снова свернул в виде подушки. Эту подушку я подложил себе под колени, опустился на пол и принялся за работу.

Через некоторое время мне удалось увидеть то, что скрывалось под слоем пыли. Я, например, совсем забыл о черепе на столе, пока осторожное прикосновение тряпки не открыло его моему взору. И еще я вспомнил тот угол у дальней стены и толстенную свечу в подсвечнике… Я отшатнулся. Было бы рискованно пытаться расчистить еще что-то. Да, может, и не стоило. Все это выглядело совершенно таким же, каким было когда-то.

Фонарь снова замигал. Ругая Роджера за то, что он не проверил уровень керосина, я встал, держа фонарь примерно на уровне плеча слева от себя. И постарался забыть обо всем, кроме находившейся передо мной картины.

По мере того как я смотрел на нее, она обрела даже некое подобие перспективы. Еще через мгновение она была уже совершенно трехмерной и значительно расширилась, полностью заняв поле моего зрения. Тогда я шагнул вперед и поставил фонарь на край письменного стола.

Я обшаривал глазами комнату. На всех четырех стенах книжные стеллажи. Никаких окон. На дальнем конце – две двери, налево и направо, одна напротив другой; одна закрыта, другая чуть приоткрыта. Возле приоткрытой двери был еще длинный низенький стол, заваленный книгами и бумагами. Странный, причудливый беспорядок повсюду; книги на полках навалены как попало, кое-где оставались пустые места; на стенах какие-то непонятные ниши и выступы – там помещались кости, камни, керамика, глиняные таблички с письменами, увеличительные стекла, веера и инструменты неведомого мне предназначения… На огромной шпалере, похоже, был изображен Ардебиль.[1] Я сделал шаг в этом направлении, мой фонарь снова зашипел. Я взял его в руку, и тут фонарь погас совсем.

Я прорычал какое-то ругательство и поставил его обратно. Потом медленно повернулся, ища хоть какой-нибудь источник света. Нечто напоминающее ветку кораллов слабо светилось на полке у противоположной стены, слабое свечение также исходило из-под закрытой двери. Я бросился туда.

Дверь я открывал как можно тише. Комната, в которой я очутился, казалась необитаемой. Это была маленькая, без окон нора, слабо освещенная тлеющими углями в небольшом очаге слева от меня. Каменные стены комнаты аркой сходились над головой. Очаг, возможно, был устроен в естественной нише. В дальней стене виднелась большая, окованная железом дверь; из замка торчал огромный ключ.

Я прихватил с собой из библиотеки свечу и двинулся по направлению к камину, чтобы разжечь в нем огонь поярче. Однако, опустившись на колени и начав раздувать полупотухшие угли, я услышал тихие шаги совсем рядом, у порога.

Обернувшись, я увидел его. Примерно пять футов высотой, горбатый, волосы и борода еще длиннее, чем помнилось мне. Дворкин был в ночной рубахе до щиколоток, в руках держал масляную лампу, а темные глаза его остро вглядывались во тьму, стараясь разглядеть меня у перепачканного сажей камина.

– Оберон, – сказал он, – пришло ли наконец время?

– Какое время? – тихо проворчал я, подражая отцу.

Он захихикал:

– Ну какое же еще? Время разрушить мир, разумеется!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Я убрал свет подальше от лица, стараясь по-прежнему говорить негромко.

– Еще нет, – сказал я. – Еще не время.

Он вздохнул:

– Ты так и остался неубежденным.

Дворкин склонил голову набок, внимательно вглядываясь в меня.

– Ну почему тебе все нужно портить? – сказал он.

– Я ничего еще не испортил.

Он опустил лампу. Я снова отвернулся, но ему все-таки удалось как следует рассмотреть меня. Он рассмеялся.

– Забавно. Забавно, забавно, забавно, – затараторил Дворкин. – Ты явился в обличье юного лорда Корвина, надеясь растрогать меня семейными чувствами. Почему же ты не предпочел Бранда или Блейза? Лучше всех нам послужили дети Клариссы.

Я пожал плечами.

– И да, и нет.

Я решил по возможности кормить его двусмысленностями, пока он будет их воспринимать и обдумывать ответы. Что-то очень важное могло выйти из этой игры, к тому же она представлялась мне наилучшим способом сохранить у Дворкина хорошее расположение духа.

– Ну а ты сам? – продолжал я. – Какой облик в данном случае примешь ты?

– Чтобы доставить тебе удовольствие, пожалуй, скопирую тебя, – ответил он и засмеялся, откинув голову назад.

Смех его гремел вокруг меня, и все в нем стало меняться. Туловище увеличивалось, лицо надувалось, как туго натянутый парус. Горб на спине постепенно исчезал, Дворкин все больше выпрямлялся, становился выше. Черты лица его совершенно изменились, а борода потемнела. Он точно каким-то образом перераспределял массу своего тела; ночная рубашка, прежде доходившая ему до щиколоток, теперь едва прикрывала бедра. Он набрал полную грудь воздуха, и плечи его расширились, руки удлинились, торчавший животик втянулся, стал плоским и мускулистым. Дворкин теперь был мне по плечо, потом еще подрос, потом посмотрел мне прямо в глаза. Одеяние его становилось все короче. Горб совершенно исчез. Лицо исказилось в последний раз, и черты как-то успокоились, перестав меняться. Смех превратился в хихиканье, затих совсем, сменившись ухмылкой.

Я смотрел на чуть более хрупкую копию себя самого.

– Доволен? – спросил он.

– Неплохо, – подтвердил я. – Подожди, я подброшу парочку поленьев в огонь.

– Я помогу тебе.

– Да пустяки.

Я принес несколько поленьев из кучи, лежавшей справа. Каждая подобная увертка давала мне возможность получше рассмотреть Дворкина. Пока я занимался очагом, он отошел в сторонку и уселся на стул. Я заметил, что на меня он и не смотрит, а уставился куда-то в темный угол. Когда огонь в очаге заревел, я выпрямился, надеясь, что теперь он все-таки что-то скажет, способное прояснить ситуацию. И он сказал:

– Что с нашим великим узором?

Я понятия не имел, то ли он имеет в виду Образ, то ли еще какой-то план, задуманный отцом, так что вывернулся:

– Скажи мне сам.

Он снова захихикал:

– А почему бы и нет? Ты просто изменил мнение, вот что случилось!

– Как именно изменил, на твой взгляд?

– Не смей смеяться надо мной. Ты не имеешь никакого права на это, – обозлился Дворкин. – Ты – в последнюю очередь.

Я встал.

– Я над тобой не смеялся.

Я пересек комнату, взял другой стул и перенес его поближе к огню, усевшись прямо напротив Дворкина.

– Как ты узнал меня?

– Мое местонахождение вряд ли общеизвестно.

– Это верно.

– Многие в Амбере считают, что я умер?

– Да. А другие предполагают, что ты до сих пор, возможно, скитаешься где-то в Тени.

– Понятно.

– Как ты себя в последнее время… чувствовал?

Он злобно усмехнулся, глядя на меня:

– Ты что, думаешь, я все еще не в своем уме?

– Ты сам это сказал – не я; я не хотел тебя обидеть.

– Порой это ослабевает, порой усиливается, – произнес Дворкин. – Оно охватывает меня целиком, а потом снова отступает, и тогда я чувствую себя почти прежним – почти, предупреждаю. Потрясение, вызванное твоим визитом, например, может… Мое сознание повреждено. Это ты знаешь. А как могло быть иначе? И это ты тоже прекрасно знаешь.

– Вероятно, ты прав, – согласился я. – Но почему бы тебе вновь не рассказать мне обо всем, с самого начала? Ты развеешься и почувствуешь себя лучше, а я, возможно, вспомню то, что упустил. Согласен?

Дворкин снова захихикал:

– Все что пожелаешь. Подробности которой из историй ты желал бы услышать? Мое бегство из Хаоса на этот островок в море ночи? Мои медитации над бездной? Открытие Образа в самоцвете, что висел на шее Единорога? Мое воссоздание узора молнию, кровью и лирой, пока наши отцы бушевали, озадаченные, ибо слишком поздно явились они, чтобы призвать меня обратно, ведь поэма пламени уже чертила первую линию в моем мозгу, заражая меня желанием творить? Слищком поздно! Слищком поздно… Одержимый отвращением, порожденным болезнью, за пределами их помощи, их власти, я планировал и строил, пленник своего нового «я». Эту историю ты желал бы услышать? Или лучше рассказать тебе о том, как все исправить?

Мои мысли бешено вращались вокруг тех намеков, тех тайных знаний, которые Дворкин только что горстью бросил мне в лицо. Трудно было понять, так ли все происходило на самом деле, или же Дворкин злоупотребляет метафорами или просто несет какой-то параноический бред, однако же все это было очень похоже на то, что я хотел, что я должен был услышать. Так что, по-прежнему стараясь не поворачиваться к нему лицом и говорить голосом того, за кого он меня принял первоначально, я сказал:

– Расскажи мне, как все исправить.

Он соединил кончики пальцев и заговорил:

– Я – Образ, в самом настоящем смысле этого слова. Пройдя сквозь мой разум, чтобы обрести свою нынешнюю форму и стать основой Амбера, он оставил на мне свою мету точно так же, как и я на нем. Однажды я вдруг отчетливо понял это. Я – это я и Образ, а он должен был стать Дворкином в процессе обретения самого себя. Мы изменяли друг друга, когда создавалось это место и это время, и здесь-то и заключены наша слабость и наша сила. Мне стало ясно, что любой вред, нанесенный Образу, наносится и мне самому, а вред, нанесенный мне, отразится на состоянии Образа. И все же по-настоящему мне навредить невозможно, ибо Образ защищает меня, ну а кто, кроме меня, способен нанести серьезный вред Пути? Великолепная замкнутая система, и все ее слабые места защищены ее же собственной силой.

Дворкин умолк. Я слушал, как потрескивают дрова в очаге. Не знаю, к чему прислушивался он. Потом он сказал:

– Но я ошибся. И ведь это так просто… Моя кровь, начертавшая Образ, способна его и стереть. Но понадобились века, чтобы понять: кровь крови моей тоже на это способна. Она тоже может стирать линии Образа и изменять их – вплоть до третьего колена.

Я не очень удивился, узнав, что он приходился всем нам праотцом. Мне почему-то всегда казалось, что так оно и должно было быть, что я всегда знал об этом, но никогда не говорил этого вслух. И все же… это известие поднимало куда больше вопросов, чем давало ответов. Еще одно поколение родственничков. В нашей-то разветвленной семейке… Я совсем запутался насчет Дворкина: кто же он все-таки такой? Особенно если учесть, что, согласно его собственным словам, это всего лишь сказка, сочиненная старым безумцем.

– А починить Образ… – начал было я.

Он ухмыльнулся; и я увидел ухмылку Дворкина на своем собственном лице, маячившем передо мной.

– Неужели ты совсем утратил вкус к тому, чтобы править живой пустотой и быть владыкой хаоса?

– Возможно, – ответил я.

– Клянусь Единорогом, матерью твоей, я знал, что к этому придет! Образ столь же силен в тебе, как и королевство. Так чего же ты хочешь теперь?

– Сохранить королевство.

Дворкин покачал своей/моей головой:

– Было бы куда проще все разрушить и попытаться все начать сначала – как я тебе неоднократно предлагал прежде.

– Ты же знаешь, что я упрям. Так что попробуй предложить мне это еще раз, – сказал я, пытаясь подражать ворчливому тону отца.

Он пожал плечами:

– Уничтожь Образ, и мы уничтожим Амбер и все тени вокруг него. Позволь мне уничтожить себя в центре Образа, чтобы стереть его. Позволь мне свершить это, но прежде дай слово, что затем ты возьмешь Камень Правосудия, содержащий сущность порядка, и с его помощью создашь новый Образ, светлый, чистый и незапятнанный, вычертишь его кровью души своей, пока легионы хаоса на каждом шагу будут пытаться отвлечь тебя. Пообещай мне это – и позволь покончить со всем, ибо я сломлен и скорее умру ради порядка, чем буду жить ради него. Что скажешь?

– А не лучше ли попытаться починить то, что у нас уже есть, чем уничтожать работу многих тысячелетий.

– Трус! – вскричал он, вскакивая на ноги. – Я так и знал, что ты это скажешь!

– Но разве я не прав?

Дворкин принялся мерить шагами комнату.

– Сколько раз мы с тобой говорили об этом! – воскликнул он. – Но ты по-прежнему стоишь на своем. Боишься попробовать!

– Возможно, – кивнул я. – А по-твоему, разве то, ради чего ты пожертвовал столь многим, не стоит попытаться спасти – если существует такая возможность и жертвы во имя его спасения будут не так уж велики?

– Ты все еще не понимаешь, – сказал он. – Я могу думать только об одном: поврежденная основа должна быть уничтожена и, надеюсь, благополучно заменена иной. Природа моего собственного недуга такова, что никакого исцеления я не предвижу. Именно в этом-то я и поврежден. Так что чувства мои предопределены.

– Если Камень Правосудия способен создать новый Образ, то почему бы не использовать его для восстановления старого узора, покончить с нашими бедами и излечить твою душу?

Дворкин подошел и остановился прямо передо мной.

– Неужели ты все забыл? Ведь ты же знаешь, что бесконечно труднее выправить повреждение, чем начать все сначала. Даже Камню куда легче уничтожить Образ, чем восстановить его. Неужели ты забыл, как это выглядит? – Он ткнул куда-то в стену у себя за спиной. – Может, хочешь пойти и полюбоваться?

– Да, – сказал я. – Пожалуй. Пойдем.

Я встал и посмотрел на Дворкина сверху вниз. Сердясь на меня, он израсходовал слишком много сил, и его контроль над собственным телом ослабел. Он уже снова стал на три-четыре дюйма короче, а «мое» лицо постепенно превращалось в его собственное, похожее на физиономию гнома; и уже вполне заметен стал старый горб между лопаток, особенно когда Дворкин начинал жестикулировать.

Его глаза вдруг изумленно расширились, и он внимательно всмотрелся в мое лицо.

– Ты действительно так думаешь? – медленно проговорил он. – Что ж, хорошо. Пойдем.

Дворкин повернулся и пошел к огромной обитой металлом двери. Я последовал за ним. Ключ ему пришлось поворачивать обеими руками, потом он еще и навалился на него всем телом. Я хотел было помочь ему, но Дворкин одним взмахом руки отмел меня в сторону, проявив при этом необычайную силу. Наконец ключ был повернут. Дверь заскрежетала и распахнулась вовне. Я сразу почувствовал странный, однако почему-то знакомый запах.

Дворкин шагнул через порог и остановился. Потом отыскал то, чего ему, видимо, не хватало: высокий посох, стоявший справа от нас у стены. Он несколькораз ударил посохом о землю, и его верхний конец начал светиться, достаточно хорошо освещая все вокруг, в том числе и вход в узкий туннель, куда Дворкин теперь и направился. Я двинулся следом, и вскоре туннель стал настолько широк, что я уже смог идти рядом с Дворкином. Запах становился все сильнее, и мне уже практически было ясно, откуда он доносится. Ведь совсем недавно…

Где-то шагов через восемьдесят мы свернули налево и стали подниматься вверх. Затем миновали небольшую пещеру, пол в которой усыпали обглоданные кости, а в каменную стену было вделано большое металлическое кольцо. От кольца, поблескивая, тянулась металлическая цепь; звенья ее казались во мраке каплями расплавленного, но уже остывающего металла.

Туннель снова стал уже, и Дворкин снова пошел впереди. Очень скоро он вдруг резко свернул куда-то за угол, я услышал его невнятное бормотание и сам чуть не налетел на него. Он ползал на четвереньках и левой рукой шарил в темной трещине в скале. Потом я услышал негромкое знакомое карканье, увидел выход из пещеры, куда выводила цепь, и наконец догадался, где мы и что там, на конце цепи.

– Хороший Виксер, – донеслось до меня бормотание Дворкина, – ты не сердись, дальше я не пойду, так что все в порядке, хороший мой Виксер. Вот тут есть еще кое-что для тебя в подарочек.

Что уж он там достал из трещины в скале и бросил грифону, понятия не имею. Однако лиловый грифон, к которому я теперь подошел довольно близко, дернул головой, поймал подношение и принялся звучно его пережевывать.

Дворкин с ухмылкой посмотрел на меня:

– Удивлен?

– Чем?

– Ты небось думал, что я его боюсь? Что я никогда не сумею с ним подружиться? Ведь это ты посадил его здесь, у выхода, чтобы я не смог выбраться наружу и достичь Образа?

– Я хоть раз сказал так?

– А зачем? Я же не дурак.

– Ну ладно, думай, как знаешь, – сказал я.

Он похихикал, встал и двинулся дальше.

Я шел за ним и вскоре почувствовал, как пол под ногами снова стал ровным. Потолок над головой поднялся, а сам туннель расширился. Мы подошли к выходу из пещеры. Несколько минут Дворкин постоял там, выделяясь темным силуэтом на фоне более светлого неба и держа перед собой высоко поднятый посох. Снаружи была ночь, и свежий, пахнущий солью и морем воздух выветрил наконец мускусный запах зверя, что стоял у меня в ноздрях.

Еще через мгновение Дворкин уже шагал дальше, в широкий мир, под бархатные небеса, утыканные свечками звезд. Следуя за ним, я даже задохнулся сперва, увидев столь поразительное зрелище. И не только потому, что звезды в безлунном, безоблачном небе сияли каким-то доисторическим светом, и не только потому, что граница между небом и морем вновь оказалась полностью размытой. Самое основное – это то, что Путь светился какой-то ацетиленовой голубизной среди этого моря-неба, и все звезды над ним, под ним и вокруг него с геометрической точностью образовывали фантастическое кружево, рождая ощущение, будто мы висим в центре космической паутины, где Образ является истинным центром, а все остальные светящиеся линии – лишь точное отражение и повторение его рисунка.

Дворкин шел прямо к площадке, на которой сиял Путь, к тому ее краю, где виднелся темный сектор. Остановившись, он взмахнул своим посохом и обернулся как раз в тот момент, когда я подошел к нему.

– Вот она, – воскликнул он, – эта проклятая дыра в моем мозгу! Эта часть моего разума как бы отключена, и теперь я способен думать только с помощью того, что еще уцелело. И я не представляю, как можно исправить нанесенный мне ущерб. Если ты считаешь, что можешь восстановить Образ, то должен быть готов к мгновеному уничтожению каждый раз, пересекая разрыв. Уничтожит тебя не черный сектор, нет – сам Образ, когда ты будешь замыкать линию. Спасет ли тебя Камень – не знаю, может и не спасти. Но все равно это будет очень нелегко. И с каждой вновь прочерченной линией будет становиться все труднее и труднее, а силы твои при этом будут неизменно уменьшаться. В последний раз, когда мы обсуждали эту возможность, ты явно опасался за свою жизнь. Может, ты хочешь сказать, что с тех пор стал значительно храбрее?

– Может, и хочу, – произнес я. – Другого выхода нет?

– Я знаю только, что можно сделать все заново. Начав с чистого листа, как я некогда поступил. Иного способа я не знаю. Чем дольше ждать, тем будет хуже. Так почему бы тебе не принести сюда Камень и не одолжить мне твой клинок, сынок? Лучшего способа я не вижу.

– Нет, – возразил я. – Я должен знать больше. Расскажи мне еще раз, каким образом было нанесено повреждение.

– Если ты о том, кто из твоих детей пролил кровь на узор – не знаю. Но так произошло, и тут уже ничего не поделаешь. Темные стороны нашей натуры в них сильнее. Возможно, они слишком близки к хаосу, породившему нас, ибо им не приходилось, как нам, развивать волю, чтобы подавить хаос в себе. Я считал, что ритуала прохождения Образа для них хватит, ибо ничего сильнее придумать не мог. Я ошибся. Они восстают против всех первооснов и даже пытаются уничтожить сам Образ!

– Но если мы начнем все сначала, не получится ли так, что подобное просто повторится вновь?

– Не знаю. Но есть ли иной выбор? Разве что сдаться и вернуть все к изначальному хаосу.

– А что станет с ним, если мы начнем все заново?

Дворкин довольно долго молчал. Потом пожал плечами:

– Понятия не имею.

– А каково будет следующее поколение?

Он захихикал:

– Ну и как ответить на подобный вопрос? Без понятия.

Я вытащил проткнутую ножом карту Мартина и передал ему. Дворкин долго рассматривал ее, освещая концом своего посоха.

– Это скорее всего сын Рэндома, Мартин, – сказал я, – именно его кровь была пролита здесь. Не знаю, жив ли он еще. Как ты думаешь, чего бы он достиг?

Дворкин оглянулся на Образ.

– Так вот что там было за украшение. Как тебе удалось достать оттуда карту?

– Ее достали, – ответил я, не вдаваясь в подробности. – Это ведь не твой рисунок, верно?

– Разумеется, нет! Я этого мальчика ни разу в жизни не видел. Однако эта история дает ответ на один из твоих вопросов: если уже существует поколение твоих внуков, то твои же дети его и уничтожат.

– Как мы уничтожим их?

Он посмотрел мне в глаза очень внимательно:

– С каких это пор ты стал любящим и преданным отцом?

– Кто же изготовил Козырь Мартина, если не ты?

Дворкин опустил глаза и поковырял карту ногтем.

– Мой лучший ученик. Твой сын Бранд. Его стиль. Видишь, что они творят, обретая хоть каплю мощи? Может ли хоть один из них пожертвовать своей жизнью, чтобы сохранить королевство и восстановить Образ?

– Может быть, и да, – сказал я. – Бенедикт, Джерард, Рэндом, Корвин…

– На Бенедикте знак рока. Джерард обладает волей, но не умом, Рэндому не хватает мужества и решительности. Корвин… Разве он не стал изгоем?

Я мысленно вернулся к нашей последней встрече: тогда Дворкин помог мне выбраться из темницы и попасть в Кабру. Мне пришло в голову, что у него насчет моего плена были свои соображения, хотя он явно не ведал тех обстоятельств, из-за которых меня ослепили и замуровали в подземелье.

– Неужели именно поэтому ты принял его обличье? – продолжал между тем Дворкин. – Неужели это следует понимать как упрек мне? Неужели ты снова меня испытываешь?

– Корвин больше не изгой, и местонахождение его известно, – сказал я, – хотя у него множество врагов как среди членов нашей семьи, так и в других краях. Я уверен, он предпримет все что угодно для сохранения нашего мира. А как по-твоему, есть у него шансы на успех?

– Корвин, кажется, провел долгие годы вдали отсюда?

– Да, это так.

– В таком случае он, видимо, сильно изменился. Не знаю.

– Он изменился. И точно знаю, что горит желанием попробовать свои силы.

Дворкин снова внимательно посмотрел на меня; потом, не сводя с меня глаз, произнес:

– Ты не Оберон.

– Нет.

– Ты тот, кого я вижу перед собой.

– Именно так.

– Понятно… Я не учел, что это место тебе может быть известно…

– А я и не знал о его существовании до недавнего времени. Впервые меня привел сюда Единорог.

Глаза Дворкина изумленно расширились.

– Это… весьма… интересно, – пробормотал он. – Уже очень давно…

– Так как ты ответишь на мой вопрос?

– А? Вопрос? Какой вопрос?

– О моих шансах на успех. Как ты думаешь, смогу ли я восстановить Образ?

Он медленно приблизился ко мне, остановился и положил правую руку мне на плечо, левой при этом приподняв свой посох, который качнулся, и его голубой свет вспыхнул примерно в футе от моего лица, но ни малейшего жара я не ощутил. Старик смотрел мне прямо в глаза.

– Да, ты изменился, – промолвил он наконец.

– Достаточно ли, – спросил я, – чтобы выполнить эту задачу?

Дворкин отвернулся.

– Возможно, попробовать стоит. Даже если мы обречены на неудачу.

– Ты поможешь мне?

– Не знаю, – ответил он, – буду ли я в состоянии. То, что происходит с моими чувствами, с моими мыслями… безумие то накатывает, то отступает… Даже сейчас я чувствую, что не в состоянии полностью контролировать себя. Может быть, я слишком взволнован? Нет… лучше нам вернуться назад, в пещеру…

У себя за спиной я услышал звяканье цепи. Обернувшись, я увидел грифона; голова его медленно покачивалась из стороны в сторону справа налево, хвост – слева направо, раздвоенный язык мелькал в воздухе. Он начал описывать вокруг нас круги, потом остановился, оказавшись между Дворкином и Образом.

– Он знает, – сказал Дворкин. – Он способен чувствовать, когда я начинаю меняться. Он ни за что не подпустит меня даже близко к Образу… Хороший Виксер. Ладно, возвращаемся. Все в порядке, Виксер… Пойдем, Корвин.

Мы двинулись по направлению к пещере, Виксер следовал за нами, при каждом шаге позвякивая цепью.

– Камень, – вдруг вспомнил я, – Камень Правосудия… ты говоришь, он необходим, чтобы восстановить Путь?

– Да, – ответил Дворкин. – Камень необходимо пронести по всему Образу, с его помощью восстанавливая исходный узор в тех местах, где произошли разрушения. Это, однако, может сделать только тот, кто настроен на Камень.

– Я на него настроен.

– Как это ты сумел? – спросил Дворкин, резко останавливаясь.

Виксер покашлял у нас за спиной, и мы двинулись дальше.

– Я последовал твоим письменным указаниям; и еще Эрик кое-что успел рассказать мне, – сказал я. – Я взял Камень в середину Образа и с его помощью спроектировал самого себя внутрь. И все удалось.

– Понятно, – пробормотал Дворкин. – А как ты его получил?

– Мне передал его Эрик, умирая.

Мы вошли в пещеру.

– Камень и сейчас у тебя?

– Нет, я был вынужден спрятать его в Тени.

– Я очень советую тебе поскорее принести его сюда или же, по крайней мере, во дворец. Его лучше хранить ближе к центру всех вещей.

– Почему?

– Он может значительно исказить мир Теней, если слишком долго находится там.

– Каким образом?

– Заранее сказать невозможно. Это полностью зависит от окружения.

Мы свернули за угол, все дальше уходя во тьму.

– Но мне непонятно вот что: когда долго носишь Камень, то время начинает словно замедляться вокруг тебя. Фиона предупреждала меня, что это опасно, но не смогла ответить почему.

– Это означает, что ты достиг пределов своего собственного жизненного пространства, что твоя энергия в ближайшем будущем будет исчерпана полностью и ты погибнешь, если очень быстро кое-что не предпримешь.

– Что же именно?

– Не начнешь черпать силы из самого Образа – из Про-Образа внутри Камня.

– И как это сделать?

– Ты должен сдаться Камню Правосудия, отдаться на его милость, освободить себя, стереть собственную личность, уничтожить границы, отделяющие тебя от всего остального.

– Звучит так, будто это практически невозможно.

– Нет, это возможно, и это единственный способ.

Я покачал головой. Мы прошли еще немного и наконец оказались у той огромной двери. Дворкин выпустил из рук посох, прислонив его к стене. Мы вошли, и он тщательно запер дверь. Виксер к двери подходить не стал.

– Теперь тебе следует поскорее уходить отсюда, – сказал Дворкин.

– Но мне еще о стольком нужно спросить тебя и столько тебе поведать!

– Нет, мысли мои уже путаются, и твои слова будут потрачены впустую. Приходи завтра ночью, или послезавтра, или послепослезавтра. А теперь скорее! Уходи!

– К чему такая спешка?

– Я могу стать для тебя опасным, когда со мной произойдет перемена. Сейчас я сдерживаюсь, но ценой огромных усилий. Убирайся же!

– Я не знаю… То есть я знаю, как попасть сюда, но отсюда…

– На столе в соседней комнате полно Козырей. Возьми свечу и убирайся, куда угодно, только поскорее!

Я хотел было возразить, что, дескать, ничего не боюсь и вряд ли он сможет осуществить надо мной какое-нибудь физическое насилие, когда его черты вдруг начали расплываться, как тающий воск, и Дворкин вдруг показался мне значительно выше, чем был всегда, и с куда более длинными ногами и руками. Схватив свечу, я выбежал из комнаты, ощущая внезапный озноб.

…Я бросился прямо к столу и рывком выдвинул ящик: Козыри лежали россыпью внутри. Тут я услышал шаги, и нечто вошло в комнату за мной следом, остановившись у меня за спиной. Шаги не были похожи на человеческие. Я не оглянулся и продолжал рассматривать карты. Одна из них лежала сверху. Изображенный на ней пейзаж был мне абсолютно не знаком, однако я тут же открыл свой разум и потянулся туда, где виднелся какой-то горный хребет, странное полосатое небо, горстка звезд где-то слева… Карта при моем прикосновении становилась то горячей, то холодной на ощупь; потом мне показалось, что прямо с нее дует сильный ветер, и картинка каким-то образом начала меняться под воздействием этого ветра.

Прямо у меня из-за спины донесся сильно искаженный, однако все еще узнаваемый голос Дворкина:

– Глупец! Ты выбрал роковой для себя край!

Огромная когтистая рука – черная, в складках кожи и наростах – протянулась через мое плечо, словно желая вырвать у меня карту. Однако пейзаж передо мной уже открылся мне навстречу, и я бросился туда, в эту страну, одновременно понимая, что мне удалось спастись. Потом я замер и постоял совершенно неподвижно, чтобы дать себе привыкнуть к новому окружению.

Я знал. Осколки легенд, обрвыки семейных сплетен, общее ощущение, которое охватило меня – я точно знал, куда попал. Сомнений не оставалось: я смотрел на Двор Хаоса.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Куда теперь? Ощущения – вещь и вообще-то ненадежная, а сейчас нервы мои были натянуты до предела. Скала, на которой я стоял… на взгляд она походила на асфальт в жаркий полдень: оседала, шла волнами, хотя ступни мои стояли на ней совершенно неподвижно. И невозможно было определить, какого же она все-таки цвета. Скала пульсировала и вспыхивала пятнами, точно шкура игуаны.

Таких небес, какие я узрел над головой, я тоже никогда в жизни не видел. Они были как бы расколоты надвое точно посредине – половина ночная, густо-черная, где в глубине плясали звезды. Когда я сказал «плясали», то имел в виду именно это слово; они не мигали и не вспыхивали; нет, они прыгали и скакали, то увеличиваясь, то уменьшаясь в размерах; они мчались стрелой и водили хороводы; они меркли и загорались с новой силой. Это был довольно-таки пугающий спектакль, и в животе у меня свернулся тугой комок, предвестник приступа акрофобии. Попытки перевести взгляд на что-то другое облегчения не принесли. Вторая половина неба была похожа на сосуд с цветным песком, который постоянно встряхивают; полосы оранжевого, желтого, красного, коричневого и багряного цветов извивались и сплетались; пятна зеленого, лилового, серого и мертвенно-белого то появлялись, то исчезали, порой превращаясь в иные, тоже извивающиеся переменчивые фигуры. Это постоянное движение вызывало самые немыслимые ощущения – дали и близости одновременно. Порой наверху будто вдруг возникало высокое небо, но вскоре вновь светящиеся цветные туманы и полосы опускались, вызывая головокружение и тошноту, и охватывали меня своими вполне материальными, прозрачными щупальцами. И только потом я заметил, что линия, отделявшая черную часть небес от цветной, медленно смещалась куда-то влево. Было похоже, что небесная мандала кружится надо мной вокруг оси, проходящей непосредственно через мою макушку. Источник света в яркой половине установить было просто невозможно.

Я посмотрел вниз, на то, что сперва показалось мне некоей долиной, где мелькали бесчисленные яркие вспышки; однако, когда продвигающаяся вперед тьма небес вплотную подошла к границе этой «долины», звезды, танцуя, постепенно сгорели в ней. И оказалось, что передо мною распростерлась бездонная пропасть. Я стоял у края мира, у края вселенной, у края всего сущего.

Однако вдали, далеко-далеко от того места, где я стоял, что-то высилось антрацитовой грудой – сама чернота, имеющая, впрочем, конкретные очертания и смягченная едва заметными вспышками света. Я не мог представить себе размеры этой горы или строения, ибо понятия о расстоянии, глубине, перспективе здесь отсутствовали. Здание? Или группа зданий? Может быть, город? Или просто возвышенность?

Очертания черной горы менялись каждое мгновение, стоило мне взглянуть туда. Теперь легкие полосы тумана, похожие на простыни из полупрозрачной материи, медленно проплывали меж нами, свертывались, извивались, словно вздуваемые потоками горячего воздуха. Мандала у меня над головой наконец прекратила вращаться, заняв положение, в точности обратное первоначальному. Теперь яркие цветные полосы вспыхивали у меня за спиной и были почти незаметны, если не оборачиваться (на что у меня и не было ни малейшего желания).

Приятно стоять на краю этой пропасти, из которой некогда возникли все вещи на свете… Она существовала всегда, задолго до возникновения Образа. Это я знал совершенно точно, хотя и неведомо откуда; это находилось в самом центре моего сознания. Я знал это хотя бы потому, что определенно бывал здесь прежде. На заре своей жизни, задолго до того, как я стал тем, кем являюсь сейчас, я побывал здесь – то ли отец, то ли Дворкин, теперь я уже и не помню, приносили меня сюда и держали на руках, а может быть, стояли вместе со мной на этом самом месте, здесь, на краю пропасти, и я видел примерно ту же сцену с тем же, что и сейчас, чувством узнавания и непонимания одновременно…

Удовлетворение, которое я сейчас испытывал, чуть отдавало избыточным нервным возбуждением; в нем был привкус чего-то запретного, чего-то подозрительного и чуждого мне. Интересно, но именно в этот миг во мне возникло острое желание обладать Камнем Правосудия, который я вынужден был спрятать в компостной куче в Тени Земля; ведь Камень был той самой вещью, благодаря которой Дворкин некогда создал в нашем мире столь многое. А впрочем, может быть, я, сам того не ведая, просто искал защиты у Камня или жаждал обладать неким символом сопротивления тому хаосу, что кружил передо мной в глубине бездонной пропасти? Возможно. Не знаю.

Я, восхищенный, продолжал смотреть на тот берег бездны, и то ли глаза мои как-то приспособились, то ли перспектива в очередной раз изменилась, однако теперь я стал различать некие крошечные призрачные предметы, движущиеся внутри черной громоздящейся глыбы и похожие на медленно пролетающие метеоры. Я ждал, внимательно вглядываясь в них, порой угадывая их дальнейшие действия. Вскоре одна из туманных полупрозрачных полос подплыла ко мне совсем близко, открыв горизонт, и почти сразу же я получил ответ на некоторые свои вопросы.

Движение в темной массе стало отчетливо заметно. Одна из форм начала расти, и я понял, что она движется ко мне по некоему извилистому пути. Через несколько секунд стало ясно, что это всадник – на вид вполне материальный, хотя и казавшийся призраком, как, впрочем, и все, что было передо мной. Еще через мгновение я увидел, что всадник этот совершенно наг и сидит на безволосой лошади; и человек, и конь были смертельно бледны и стремительно мчались по направлению ко мне. Всадник размахивал белым, как кость, клинком; его глаза и глаза лошади вспыхивали красным. Не знаю, по правде говоря, видели ли они меня, существовали ли мы в одном и том же измерении – уж больно неестественно он себя вел. И все же я вытащил из ножен Грейсвандир и отступил на шаг, ожидая, когда всадник совсем приблизится.

По его длинным белым волосам пробегали крохотные искорки, и, когда он повернул голову, я понял: примчался он за мной. Взгляд его был тяжел и холоден, я физически ощущал его лбом и грудью. Я повернулся к нему боком и поднял клинок.

Он продолжал движение, и только тут мне стало ясно, сколь оба они – и всадник, и конь – огромны, чудовищно огромны, куда больше, чем я полагал. Они приближались. Что-нибудь метрах в десяти от меня всадник поднял коня на дыбы, и они остановились, глядя на меня и покачиваясь, словно в морских волнах.

– Как твое имя? – прогремел голос всадника. – Назови свое имя, о ты, явившийся в место сие!

От звука его голоса у меня зазвенело в ушах. Он говорил удивительно монотонно и громко.

– Я называю свое имя по собственной воле, а не по чужому приказу, – сказал я. – Кто ты такой?

Он три раза коротко гавкнул – видимо, засмеялся.

– Я утащу тебя вниз, в пропасть, где ты будешь вечно оплакивать свою дерзость.

Я прицелился Грейсвандиром ему в глаз.

– Слова – дешевка, а виски стоит денег.

И тут я почувствовал слабое прохладное прикосновение, как если бы кто-то вызывал меня с помощью Козыря. Однако ощущение было неясное, туманное, а у меня не было возможности разбираться в тонкостях, ибо всадник подал своему коню какой-то сигнал и чудовище снова взвилось на дыбы. Ничего, расстояние слишком велико, решил я. Однако безволосый конь бросился вперед прямо на меня, сойдя с призрачной дороги, которая, казалось, давала ему направление.

Его прыжок был так силен, что он почти достал меня. Однако не упал в пустоту и не исчез, как я надеялся, а продолжал скакать над пустотой, хотя его продвижение теперь несколько замедлилось, словно ему приходилось преодолевать некий барьер.

Когда бледный всадник на бледном коне приближался ко мне (теперь уже с половинной скоростью), я заметил вдали другую фигуру, явно устремлявшуюся в этом же направлении. Оставалось лишь вступить в бой с этим чудовищем и надеяться отбить его атаку прежде, чем подоспеет второе.

Нагой всадник приближался, его красные глаза сверкали все ярче, замирая, правда, при виде Грейсвандира. Какова бы ни была природа безумной иллюминации у меня за спиной, она все же сослужила мне полезную службу, высветив на моем клинке ту часть Образа, что была на нем выгравирована: рисунок заиграл и заискрился по всей его длине. Всадник был уже совсем близко, однако он вдруг натянул поводья и остановил коня, а глаза его взметнулись к небесам, встретившись с моими. Отвратительная ухмылка на его физиономии исчезла.

– Я знаю тебя! – заявил он. – Ты тот, кого зовут Корвин!

Но мы получили его – я и моя союзница-инерция.

Передние копыта бледного коня стояли на самом краю, когда я бросился в атаку. Конь старался найти опору и для задних копыт, несмотря на натянутые поводья, – и слушался плохо. Всадник угрожающе замахнулся мечом, но я сманеврировал и атаковал его слева. Когда он попытался ударить мечом наискось, я уже совершил выпад. Грейсвандир вошел в его бледную плоть чуть ниже грудины.

Я вырвал свой клинок, и из раны, словно кровь, брызнули искры огня и повалил пар. Рука всадника, державшая меч, дрогнула, а конь издал пронзительное ржание или, точнее, свист, когда пар и огненные искры обожгли ему шею. Я отпрыгнул назад, поскольку всадник начал резко заваливаться коню на шею, а конь, теперь прочно стоящий на всех четырех ногах, двинулся ко мне и стал бить копытом. Я снова взмахнул мечом, причем совершенно инстинктивно, защищаясь, и мой клинок вошел в левую переднюю ногу коня, которая тоже загорелась.

Я быстро отступил в сторону, однако конь повернулся и опять попытался напасть на меня. И тут всадник вдруг выпрямился и мгновенно превратился в столб огня. Конь заржал, забил копытами и шарахнулся к краю пропасти. Не останавливаясь, он перевалил через ее край и исчез во тьме, оставив мне лишь странные воспоминания о горящей кошачьей голове из моих давнишних приключений, да озноб, всегдашний спутник прояснения рассудка.

Я некоторое время постоял, прислонившись спиной к скале и тяжело дыша. Тонкой лентой проплыла рядом призрачная дорога – футах в десяти от края пропасти. Левый мой бок свела судорога.

Второй всадник быстро приближался, не такой мертвенно-бледный, как первый. Волосы его были черны, а в лице тоже были какие-то краски. Он ехал верхом на отлично оседланном гнедом коне, держа в руках взведенный и заряженный арбалет. Я глянул через плечо: пути к спасению не было, не было даже никакой щели, в которую я мог бы заползти.

Я вытер ладонь о штаны и покрепче сжал Грейсвандир, повернувшись к нападающему боком, чтобы представлять для него наименее удобную мишень, поднял клинок и отгородился им от противника. Рукоять Грейсвандира была на уровне моей головы, острие направлено в землю – сейчас это был мой единственный щит.

Всадник подъехал ко мне почти вплотную и остановился, словно вися в воздухе на прозрачной полосе или дороге. Он медленно поднял свой арбалет, видимо, понимая, что если не собьет меня сразу, то я, возможно, успею пронзить его своим мечом, как копьем. Глаза наши встретились.

Он был безбородый, стройный. Возможно, светлоглазый, хотя глаза его были прищурены в прицеле. Он отлично управлял свои конем – одними коленями. Руки у него были большие и уверенные. Уверенные. Странное чувство охватило меня, когда я разглядел его целиком.

Мгновение для атаки несколько растянулось и было упущено. Всадник чуть качнулся назад и опустил арбалет, хотя руки его по-прежнему были напряжены.

– Ты! – крикнул он. – Это ведь Грейсвандир?

– Да, – сказал я.

Всадник продолжал оценивающе смотреть на меня и что-то внутри меня сломалось; я так и не нашел слов, способных сбить его с толку.

– Что тебе здесь нужно?

– Хочу уйти отсюда, – ответил я.

Раздался свист, грохот, и тяжелая арбалетная стрела врезалась в скалу, однако гораздо выше и левее меня.

– Ну так уходи, – сказал всадник. – Здесь для тебя слишком опасно.

Он развернулся, намереваясь скакать туда, откуда явился.

Я опустил Грейсвандир.

– Я тебя не забуду, – произнес я.

– Не забудешь, – откликнулся он.

И умчался прочь. Еще через несколько мгновений светящиеся полосы воздушных дорог тоже исчезли, уплыли куда-то.

Я вложил Грейсвандир в ножны и сделал шаг вперед. Мир снова начал вращаться: свет выплывал справа, тьма уходила влево. Я осмотрелся, ища хоть какой-нибудь проход в скале. Похоже, скалы поднимались здесь не выше чем футов на тридцать-сорок, а мне очень хотелось посмотреть, что там, по ту сторону горы. Я обследовал выступ, на котором стоял, и выяснил, что справа он вскоре становится совсем узким, не давая ни малейшей надежды подняться наверх, и повернул влево.

Там я обнаружил валун, притаившийся за поворотом, и мне показалось, что я вполне смогу взобраться наверх с помощью этого камня. Я еще раз осмотрелся, чтобы убедиться, что пока что больше никто мне не угрожает. Призрачные полосы уплыли совсем далеко; никаких новых всадников на горизонте заметно не было. И я начал подъем.

Это было нетрудно, хотя высота оказалась больше, чем представлялось мне снизу. Скорее всего это было связано с неким пространственным искажением, которым, кажется, начало страдать мое зрение в царстве хаоса. Через некоторое время я взобрался на вершину очередной скалы и встал во весь рост, чтобы как можно лучше рассмотреть то, что лежало по ту сторону.

Снова передо мной во всей красе проплыли краски хаоса: справа от меня их погоняла тьма. Земля, над которой исполняли они свой танец, была покрыта острыми скалами и кратерами вулканов; ни малейших признаков жизни среди этих гор заметно не было. Однако по самой середине этой страны от дальнего края горизонта до некоей точки в ближних горах, несколько правее меня, чернильно-черная и извивающаяся, точно живая, ползла полоса, которая могла быть только Черной Дорогой.

Еще минут десять я взбирался, огибая выступы, все выше и выше и наконец достиг максимальной высоты, откуда была видна конечная точка черной дороги. Она уходила в широкий провал справа от края пропасти. Там ее собственная чернота как бы сливалась с тьмой, царившей на дне, и дорога была заметна лишь потому, что на ее фоне не светилось ни единой звезды. Пользуясь этой особенностью, я приблизительно оценил протяженность черной дороги и понял, что она уходит значительно дальше, туда, где скрылись туманные полосы.

Я вытянулся, лежа на животе и вжавшись в камень так, чтобы стать как можно незаметнее, чтобы чьи-нибудь невидимые мне внимательные глаза не заметили случайно моего присутствия на гребне горы. Из головы у меня не выходила мысль о том, где же начало черной дороги. Вред, нанесенный Образу злоумышленниками, открыл Амбер для этого зла, а мое давнишнее проклятие наверняка ускорило процесс его проникновения. Теперь-то я понимал, что Зло и без того вскоре предприняло бы свое наступление, однако ощущал и свою безусловную вину, хотя, может быть, не столь тяжкую, как считал когда-то. Я вспомнил об Эрике, о том, как он лежал, умирающий, на склоне Колвира. Он тогда сказал, что при всей его ненависти ко мне проклинает он все же врагов Амбера. Иными словами, по иронии судьбы все мои усилия теперь были направлены на исполнение воли самого моего нелюбимого брата, теперь покойного. Таким образом, его проклятие как бы аннулировало то мое проклятие, а меня самого из врага Эрика превратило в его союзника. И все это, как ни странно, оказалось совершенно оправданным.

Я поискал и, к своему удовольствию, не обнаружил сверкающих всадников или еще какой-нибудь нечисти на черной извивающейся ленте. Пока очередной отряд наших врагов не вышел в путь, Амбер в относительной безопасности. И сразу в душе моей проснулась тревога. Во-первых, если время здесь действительно вело себя так странно, как на то указывало возможное появление на свет Дары, то почему до сих пор атака не повторилась? У них, конечно же, времени было в избытке, чтобы подготовиться к очередному штурму. Во-вторых, что-нибудь могло произойти совсем недавно, если считать по времени Амбера, и тогда их стратегические планы совершенно переменились. Если это так, то что именно произошло? Пущено в ход мое «земное» оружие? Выздоровел Бранд? Или случилось что-то иное?

Хотелось бы знать также, как далеко смогли продвинуться передовые части Бенедикта. Разумеется, не до этих мест, иначе я бы уже об этом узнал. Интересно, бывал ли здесь когда-нибудь Бенедикт? Или другой мой родственник? Стоял ли кто-нибудь из них на том месте, где только что стоял я, глядя на Владения Хаоса и осознавая (а может, и зная) нечто такое, чего так и не понял я?

Я решил спросить об этом Бранда и Бенедикта, как только вернусь.

Но больше всего меня поразило поведение здесь времени. Лучше особенно не задерживаться, решил я, ощупывая те карты, которые успел прихватить тогда из стола Дворкина. И хотя все они были по-своему весьма интересны, я не узнавал ни одной из сцен, что изображены были на рубашках. Тогда я вытащил нашу фамильную колоду, перетасовал ее и вытащил карту Рэндома. Возможно, именно он пытался связаться со мной совсем недавно. Я поднял карту и уставился на нее.

Вскоре лицо Рэндома поплыло у меня перед глазами, и из калейдоскопа различных образов вынырнул в итоге настоящий Рэндом, который то удалялся, то приближался…

– Рэндом, – окликнул я его мысленно, – это я, Корвин.

Я почувствовал его ответ, однако больше ничего не последовало. И я догадался, что ему не до меня; возможно, он мчался как бешеный на коне, стремясь уйти от погони, спастись от преследовавших его сил Тени; или же сконцентрировал все свое внимание, надеясь блокировать чью-то злую волю. Не знаю, но, так или иначе, он не мог мне ответить, иначе тут же потерял бы контроль над ситуацией. Я блокировал Козырь, прикрыв его рукой, и прервал контакт.

Потом я вытащил карту Джерарда. Контакт возник буквально через несколько секунд. Я молча ждал.

– Корвин, ты где это? – спросил он наконец.

– На краю света, – ответил я, – хочу вернуться домой.

– Проходи.

Я ухватился за его протянутую руку, шагнул вперед и очутился на нижнем этаже нашего дворца в Амбере, в той самой гостиной, где все мы ожидали тогда ночью возвращения Бранда. Похоже, было раннее утро. В камине горел огонь. Кроме Джерарда, в комнате никого не было.

– Я уже пробовал связаться с тобой, – сказал он. – И, по-моему, Бранд тоже. Но в последнем я не уверен.

– Как долго меня не было?

– Восемь дней.

– Хорошо, что я поторопился. Что происходит?

– Ничего особенного. Я только никак не пойму, чего хочет Бранд. Он все время спрашивал о тебе, а ты, как назло, куда-то запропастился. Наконец я дал ему колоду и сказал, пусть сам попробует, может, у него лучше получится. Но, видимо, и у него не получилось.

– Меня отвлекали, – сказал я. – Да и временной дифференциал был не в мою пользу.

Джерард кивнул:

– Я стараюсь с ним видеться пореже, с тех пор как жизни его перестала угрожать опасность. Он снова в отвратительнейшем настроении и настаивает, что вполне способен сам о себе позаботиться. Тут он прав. Ну и тем лучше.

– А где он сейчас?

– У себя. Во всяком случае, еще час назад он был там, и чрезвычайно мрачный.

– Он что же, вообще не выходит?

– Иногда, только для короткой прогулки. А в последние несколько дней его совсем не видно.

– Раз так, то мне лучше поскорее встретиться с ним. От Рэндома что-нибудь слышно?

– Да, – кивнул Джерард. – Несколько дней назад вернулся Бенедикт. Он сказал, что они с Рэндомом нашли несколько ниточек насчет Мартина. Парочку они проследили. Одна из них вела дальше, но Бенедикт решил, что ему не следует надолго исчезать из Амбера, пока все так неустроено. Так что Рэндом продолжает поиски в одиночку. Знаешь, Бенедикт даже кое-что заполучил во время путешествия. Он вернулся, щеголяя какой-то искусственной рукой – прекрасная работа. Он может делать ею все, что и настоящей!

– Вот как? – сказал я. – Звучит знакомо.

Джерард улыбнулся и кивнул:

– Да, он сказал мне, что это ты принес ее из Тир-на Ног-та. Вообще-то он хотел бы как можно скорее пообщаться с тобой об этом.

– Ну еще бы. Где же он сейчас?

– На одном из форпостов охраны, которые он установил вдоль Черной Дороги. Так что вызывай его по Козырю.

– Хорошо, – кивнул я. – А что слышно о Джулиане и Фионе?

Джерард только пожал плечами.

– Ну ладно, – сказал я, направляясь к двери. – Наверное, сперва мне стоит повидаться с Брандом.

– Интересно, с чего это ты ему так понадобился, – сказал Джерард.

– Посмотрим, – бросил я, вышел из комнаты и поспешил к лестнице.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Я постучался в дверь Бранда.

– Входи, Корвин, – откликнулся он.

Я вошел, решив ни за что не спрашивать у него, как он узнал, что это я.

В комнате царил мрак; горели свечи, хотя за окнами был солнечный день и окон в комнате было целых четыре. Впрочем, на трех из них ставни были закрыты, а на четвертом приоткрыты лишь отчасти. Бранд стоял как раз возле этого окна, неотрывно глядя куда-то в морскую даль. Весь в черном бархате, на шее серебряная цепь. Пояс тоже серебряный, тонкой работы, из ажурных звеньев.

Бранд поигрывал небольшим кинжалом и даже не посмотрел в мою сторону, когда я вошел. Он все еще был очень бледен, однако борода аккуратно подстрижена, и вообще вид приобрел ухоженный; пожалуй, он даже несколько прибавил в весе с тех пор, как мы виделись в последний раз.

– Ты выглядишь гораздо лучше, – сказал я. – А как чувствуешь себя?

Бранд повернулся и посмотрел на меня без всякого выражения. Глаза его были полузакрыты.

– Где, черт побери, тебя носило? – проговорил он.

– В самых различных местах. Ты, кажется, хотел меня видеть?

– Я спросил, где тебя носило? – повторил он.

– Да-да, я прекрасно тебя расслышал, – сказал я, снова открывая дверь у себя за спиной. – А теперь знаешь что? Я выйду и войду снова. И, может быть, лучше начнем наш разговор сначала?

Бранд вздохнул, затем произнес:

– Погоди минутку. Извини меня. Ну почему, черт побери, все мы такие тонкокожие? Вот уж непонятно… Ну ладно. Возможно, ты прав: лучше, если я действительно начну все с самого начала.

Он сунул свой ножик в ножны, прошелся по комнате и рухнул в тяжелое кресло черного дерева с кожаным сиденьем.

– Я весьма сильно беспокоился из-за того, о чем мы с тобой говорили, – начал он. – А также – из-за того, о чем мы даже не упоминали. Я ждал подходящего момента после твоего возвращения из Тир-на Ног-та. Однако, когда я спросил о тебе, мне сказали, что ты еще не вернулся. Я подождал еще. Сперва ожидание меня просто раздражало, потом я испугался, что тебя могли застигнуть врасплох наши враги. А позже я узнал, что ты все-таки приезжал, но совсем ненадолго и лишь для того, чтобы повидаться с женой Рэндома – наверное, весьма важный разговор, – а потом немного поспал и снова уехал. Я страшно разозлился, что ты даже не счел нужным заглянуть ко мне, однако же решил еще немного подождать. Наконец я попросил Джерарда связаться с тобой с помощью Козыря. Ему это не удалось, и во мне вновь поднялась тревога. Я попробовал сделать это сам, и когда мне – это было несколько раз – казалось уже, что я буквально касаюсь тебя, я все-таки не смог к тебе пробиться. Я действительно боялся за тебя, а теперь вижу, что боялся зря. Вот почему я сперва был так резок.

– Понятно, – сказал я и сел с ним рядом. – Дело в том, что время там бежало куда быстрее, чем здесь, хотя на самом деле я не был так уж далеко отсюда, как кажется. Ты, похоже, успел гораздо лучше залечить свою рану, чем я – свою.

Он слабо улыбнулся и понимающе кивнул:

– Ну хоть не зря переживал.

– Мне и самому пришлось немало попереживать, – заметил я, – так что не прибавляй мне лишних волнений. Я был тебе нужен? Давай о деле.

– Тебя что-то тревожит, – сказал Бранд. – Может, нам сперва стоит обсудить именно это?

– Хорошо, – кивнул я. – Давай обсудим.

Я повернулся и посмотрел на картину, висевшую на стене возле двери: написанное маслом довольно мрачное изображение колодца в Мирате: двое мужчин рахговаривают, держа лошадей под уздцы.

– Твой стиль легко узнать, – сказал я.

– Он во всем одинаков, – откликнулся Бранд.

– Ты украл мое следующее предложение! – усмехнулся я, вытаскивая Козырь Мартина и передавая ему.

Лицо его осталось совершенно бесстрастным. Он внимательно посмотрел на карту, искоса глянул на меня и кивнул.

– Не стану отрицать: рука моя.

– Твоя рука сотворила ведь не только эту карту, верно?

Бранд облизал верхнюю губу кончиком языка.

– Где ты нашел ее?

– Именно там, где ты ее оставил, в сердце всех вещей – в подлинном Амбере.

– Значит… – проговорил он, поднимаясь с кресла и подходя к приоткрытому окну с картой в руке, словно для того, чтобы лучше рассмотреть ее, – значит, ты знаешь куда больше, чем я полагал. Каким образом тебе стало известно о Про-Образе?

– Сперва ты ответь: это ты ударил Мартина?

Бранд отвернулся от окна, мгновение смотрел на меня, потом резко кивнул. Глаза его будто что-то искали в моем лице.

– Но почему? – воскликнул я.

– Кто-то должен был, чтобы открыть путь тем силам, которые были нам так нужны. Мы тянули жребий…

– И ты выиграл?

– Выиграл, проиграл… – Он пожал плечами. – Какое все это теперь имеет значение? Все получилось совсем не так, как мы планировали. Да и я теперь совсем другой человек.

– Ты убил его?

– Что?

– Ты убил Мартина? Сына Рэндома? Он умер или нет?

Бранд повернул свои руки ладонями вверх.

– Вот уж не знаю. Если он и не умер, то не потому, что я не пытался убить его. Больше можешь ничего не спрашивать. Ты уже нашел виновного. Ну а теперь, когда ты его нашел, что ты намерен сделать?

– Я? Ничего. Насколько мне известно, этот парень может быть жив.

– Тогда давай перейдем к вопросам более важным. Как давно ты знаешь о существовании истинного Образа?

– Достаточно давно. Во всяком случае, о его происхождении, предназначении и о воздействии на него крови Амбера. Представь себе, я уделял куда больше внимания Дворкину, чем ты мог предположить. Просто не думал, что кому-то взбредет в голову портить первооснову нашего существования. Так что я позволил Скитальцу спать долго-долго. Мне даже в голову не приходило до недавнего разговора с тобой, что существование черной дороги, возможно, связано с подобной глупостью. Я отправился обследовать Образ, нашел Козырь Мартина и все остальное.

– Я и не знал, что ты был знаком с Мартином.

– Ни разу в жизни его не видел.

– Тогда как же ты понял, что именно он изображен на карте?

– Я там был не один.

– Кто же был с тобою?

Я улыбнулся:

– Нет, Бранд. Теперь твой черед. Помнишь, во время нашего последнего разговора ты сказал, что враги спешат в Амбер из Двора Хаоса, что они сумели пробраться в наш мир благодаря черной дороге, ибо когда-то давно вы – ты, Блейз и Фиона – совершили кое-что ради захвата трона. Вы тогда были еще заодно. Теперь я знаю, что вы тогда сотворили. Но Бенедикт постоянно следит за Черной Дорогой, а я только что заглянул во Двор Хаоса. И не заметил там никакого нового войска, никакого движения в нашу сторону по черной дороге. Я знаю, что в тех местах время течет иначе, и у них полно времени, чтобы подготовиться к новому нападению. Но я хочу знать, что сдерживает их сейчас. Почему они не атакуют? Чего они ждут, Бранд?

– Представления не имею.

– Не думаю. Ты у нас главный эксперт по этим вопросам. Ты имел дело непосредственно с силами Хаоса. Этот Козырь – лишь одно из свидетельств. Не юли, Бранд, выкладывай.

– Двор Хаоса… – процедил он. – Да, развел ты тут деятельность. Дурак был Эрик, что не убил тебя сразу – если бы он только знал, что тебе известно!..

– Эрик был дурак, – согласился я. – А ты нет. Рассказывай.

– Увы, я тоже дурак, – воскликнул Бранд, – к тому же сентиментальный! Ты помнишь наш последний с тобой спор, здесь, в Амбере, давным-давно?

– Отчасти.

– Я сидел тогда на краешке кровати. Ты стоял у моего письменного стола. Когда ты повернулся ко мне спиной и направился к двери, я решил убить тебя. И уже сунул руку было под кровать, где у меня был спрятан заряженный арбалет. Я готов был выстрелить, когда вспомнил кое-что – это и остановило меня.

Он помолчал.

– И что же это было? – спросил я.

– Посмотри вон там, возле двери.

Я посмотрел, не увидел ничего особенного и уже удивленно вскинул на него глаза, когда Бранд прибавил:

– На полу.

И тут я догадался: его любимый коврик, красновато-коричневый, с примесью чего-то оливкового и зеленого, с мелким геометрическим рисунком.

Он кивнул:

– Да, ты стоял на моем любимом коврике. Мне не хотелось, чтобы он был залит кровью. Позже мой гнев улегся. Так что я тоже всего лишь жертва эмоций и обстоятельств.

– Прелестная история… – пробормотал я.

– …А теперь ты хочешь, чтобы я перестал вилять. Однако же я как раз пытаюсь начать с самого начала. Мы, все мы, принцы Амбера, до сих пор живы только благодаря терпению друг друга и чисто случайным удачным обстоятельствам. Я хочу предложить на время отставить свое терпение и, таким образом, исключить возможность случайности в решении парочки весьма важных проблем. Однако же прежде попытаюсь ответить на твой вопрос, хоть и не знаю наверняка, что именно сдерживает силы Хаоса. Могу лишь высказать одну весьма, на мой взгляд, неплохую догадку. Блейз собрал огромное войско для штурма Амбера. Оно значительно превосходит те силы, с которыми ты некогда пытался это сделать. Видишь ли, он будет рассчитывать на твой тогдашний опыт, чтобы предусмотреть возможные сюрпризы. Он может также организовать попытки убить тебя и Бенедикта. Хотя этот штурм – всего лишь отвлекающий маневр. Я бы скорее предположил, что Фиона вышла на связь с силами Хаоса – а может быть, и сейчас находится в их Владениях – и уже подготовилась к настоящему штурму, который можно будет ожидать в любое время после обманной вылазки Блейза. А потому…

– По-твоему, это неплохая догадка? – прервал я его. – Однако мы даже не знаем наверняка, жив ли в данный момент Блейз.

– Блейз жив, – сказал он. – Я сумел убедиться в этом благодаря его Козырю и даже кое-что узнать о его теперешней деятельности, прежде чем он успел заметить мое присутствие и заблокировать контакт. Блейз ведь очень чувствителен. Я отыскал его в поле вместе с войском, которое он намерен использовать против Амбера.

– А Фиона?

– Ее я не трогал, – ответил Бранд. – И никаких экспериментов с ее Козырем не проводил и тебе не советую. Она исключительно опасна! Я не хотел бы подставиться ей открыто, поскольку отлично знаю о ее способностях. Моя оценка ее настоящей деятельности поэтому основана исключительно на дедукции, а не на прямой информации. Хотя я вполне способен довериться собственным выводам.

– Понятно, – сказал я.

– У меня есть один план…

– Продолжай.

– Тебе удалось вытащить меня из заточения весьма интересным способом. Тот же принцип всеобщей концентрации можно использовать снова – но как бы с другого конца. Сила объединенных разумов пробьется сквозь любой личный барьер и сделает это довольно легко – даже если это будет барьер, поставленный Фионой. Нужно только правильно эту силу применить.

– То есть направлять ее будешь ты?

– Конечно. Я предлагаю, чтобы мы собрали всех членов семьи и общими усилиями попытались пробиться к Блейзу и Фионе, где бы они ни были. И тогда мы могли бы задержать их, причем во плоти, хотя бы на одно мгновение. Которого мне вполне хватит для нанесения удара.

– Именно так ты поступил и с Мартином?

– Думаю, на этот раз получится лучше. Мартин в последний момент сумел высвободиться. Теперь такого допустить нельзя, да это и не должно случиться, если участвовать будут все. Четверых или даже троих, возможно, будет достаточно.

– И ты действительно считаешь, что сможешь реализовать свой план так легко?

– Я уверен в одном: нам лучше поспешить. Время-то уходит. Ты будешь первым, кого они казнят, когда возьмут Амбер. Как, впрочем, и меня. Ну, что скажешь?

– Если я буду уверен, что это абсолютно необходимо… Если у меня не будет иного выбора, как принять твое предложение…

– Но это действительно необходимо, поверь! А еще мне очень нужен Камень Правосудия.

– Для чего?

– Если Фиона действительно сейчас во Дворе Хаоса, до нее с помощью Козыря не доберешься, даже если мы будем действовать все вместе. Камень нужен, чтобы сфокусировать нашу общую энергию.

– Полагаю, это можно было бы устроить.

– Тогда чем скорее мы примемся за дело, тем лучше. Не мог бы ты организовать все к сегодняшнему вечеру? Я уже достаточно поправился и вполне в силах сыграть свою роль.

– Нет, черт побери, – сказал я, вставая.

– Но почему? – Бранд яростно стиснул подлокотники кресла. – Почему же нет?

– Я ведь сказал, что последую твоему совету, если сочту, что это неизбежно. Однако ты сам утверждаешь, что большая часть твоей теории покоится всего лишь на догадках. Уже одного этого мне достаточно, чтобы сомневаться в необходимости использования Камня.

– Забудь о сомнениях. Ты что, хочешь попробовать, на что они способны? Следующий штурм будет куда страшнее предыдущего, Корвин. Им известно о твоем новом оружии, и они учли его в своих планах.

– Даже если бы я был согласен с тобой, Бранд, уверен, что мне не убедить остальных, что такая казнь необходима.

– Убедить? Да просто прикажи им! Ты ведь держишь их всех за глотку, Корвин! Ты сейчас на самом верху! И ты ведь хочешь остаться наверху, верно?

Я улыбнулся и двинулся к двери.

– Я и останусь наверху, – сказал я, – но действовать буду по-своему. Впрочем, о твоем предложении я не забуду.

– Давай, давай, действуй по-своему! И придешь прямиком к собственной гибели. Причем гораздо скорее, чем тебе кажется.

– Учти, я снова стою на твоем любимом коврике, – заметил я.

Бранд рассмеялся:

– Ну хорошо. Но пойми, я тебя не запугиваю. Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. И сейчас ты в ответе за все королевство. Ты должен сделать правильный выбор.

– А ты-то понял, что имел в виду я? У меня нет ни малейшего желания убивать собственных родственников из-за твоих необоснованных подозрений. Чтобы совершить подобное, мне необходимо нечто несоизмеримо большее.

– Когда ты получишь доказательства, будет скорее всего слишком поздно.

– Посмотрим, – промолвил я, пожав плечами, и направился к двери.

– Что ты намерен предпринять теперь? – спросил Бранд мне вслед.

– Я ни тебе и никому другому этого не скажу, как не скажу и всего, что знаю, Бранд. Так надежнее.

– Ну, это я понять могу. Остается надеяться, что знаешь ты достаточно.

– А может, ты боишься, что я знаю слишком много?

В глазах его мгновенно вспыхнула тревожная настороженность. Потом он улыбнулся:

– Я не боюсь тебя, брат!

– Это хорошо, когда нечего бояться, – произнес я и ступил на порог.

– Погоди, – окликнул меня Бранд.

– Да?

– Ты так и не сказал мне, кто был с тобой, когда ты нашел Козырь Мартина… там, где я его оставил.

– Рэндом, конечно.

– Да? И ему известны подробности?

– Если тебе интересно, знает ли он, кто именно нанес его сыну удар, то успокойся: пока что нет.

– Понятно. А еще насчет новой руки Бенедикта… Я так понял, что ты каким-то образом добыл ее в Тир-на Ног-те? Может, расскажешь поподробнее?

– Не сейчас. Давай прибережем что-нибудь и для нашей следующей беседы. Ждать придется не так уж долго.

И я – наконец-то! – ступил за порог и прикрыл за собой дверь, мысленно поблагодарив коврик.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Я посетил кухню, организовал себе грандиозный обед и уничтожил его. Потом направился в конюшню, где выбрал молодого гнедого жеребца, некогда принадлежавшего Эрику.

С этим конем мы подружились быстро и вскоре уже спускались по тропе, ведущей с вершины Колвира в лагерь, где расположились мои войска из Тени.

Я не спешил, переваривая обед и пытаясь разобраться в той мешанине сведений и событий, которые обрушились на меня за последние несколько часов. Если Амбер действительно был некогда создан Дворкином в процессе восстания против Двора Хаоса, значит, все мы родственны тем силам, что теперь стали нашими врагами. Было, разумеется, нелегко решить, насколько можно верить словам Дворкина. И все же черная дорога действительно брала истоки где-то во Дворе Хаоса и, очевидно, являлась непосредственным результатом ритуала, проведенного Брандом на основе знаний, которые он получил у Дворкина.

К счастью, пока что большая часть повествования Дворкина не была жизненно важной с практической, сиюминутной точки зрения. И все же я испытывал весьма смешанные чувства, например, относительно своего возможного происхождения от Единорога…

– Корвин!

Я натянул поводья. Остановился, сосредоточился, подготавливаясь к контакту, и передо мной возник Ганелон.

– Я здесь, – откликнулся я. – А где ты раздобыл колоду? Да еще научился ею пользоваться?

– Я еще в тот раз прихватил одну из ящика в библиотеке. Решил, что неплохо иметь возможность связаться с тобой в случае острой необходимости. А научился у вас же: просто делал то же самое, что ты и все остальные, – внимательно смотрел на Козыри, думая о том, кто на ней изображен, и пытался мысленно связаться с этим человеком.

– Мне бы надо было давно раздобыть для тебя наши карты, – сказал я. – Это просчет с моей стороны, который, к счастью, ты сам и исправил. Ты сейчас просто тренируешься, или что-нибудь все-таки произошло?

– Произошло, – ответил он. – Ты сейчас где?

– Если повезет и дальше, то пока что я спускаюсь с горы тебе навстречу.

– С тобой все в порядке?

– Да.

– Прекрасно. Тогда продолжай спускаться. Я, пожалуй, лучше не буду пробовать перетаскивать тебя сюда с помощью этой штуки. Не настолько все срочно. Значит, мы скоро увидимся?

– Да.

Ганелон прервал контакт, и я отпустил поводья, продолжая свой путь. В какой-то момент я почувствовал легкий укол досады из-за того, что он не попросил колоду у меня. Но потом вспомнил, что отсутствовал больше недели (по времени Амбера), и он, возможно, начал волноваться. Скорее всего он был совершенно прав, что не стал обращаться за помощью к кому-либо еще.

Спуск происходил вполне успешно, вот только мой конь, чье имя, между прочим, было Барабан, настолько радовался, вновь оказавшись на свободе, что все время норовил свернуть куда-нибудь в сторону. Впрочем, мне было достаточно лишь изредка подправлять его поводьями. Вскоре впереди завиднелся лагерь. К этому времени я окончательно понял, что очень скучаю по Звезде.

В лагере меня встретили изумленными взглядами и криками приветствия. Потом воцарилась почти полная тишина, и всякая деятельность прекратилась. Неужели они считали, что я явился поднимать их в поход?

Ганелон вышел мне навстречу, не успел я спешиться.

– Быстро ты, – заметил он, хлопая меня по плечу. – Хорошая у тебя лошадка.

– Неплохая, – согласился я, передавая поводья его адъютанту. – Ну, какие новости?

– Видишь ли… – начал Ганелон, – недавно я говорил с Бенедиктом…

– Какое-то движение на черной дороге?

– Нет, дело совсем не в этом. Он просто приезжал повидаться со мной после того, как вернулся от своих друзей Теки, и рассказал, что с Рэндомом все в порядке, что он идет по следу, который непременно должен привести его к Мартину. Потом мы говорили о чем-то совсем ином, и вдруг Бенедикт попросил меня сообщить ему все, что я знаю о Даре. Рэндом уже рассказывал ему, как она прошла Образ, и он решил, что пора и ему хоть что-то узнать о ней поподробнее, поскольку слишком многие, помимо тебя, знают о ее существовании.

– И что же ты ему поведал?

– Все.

– Включая и мои предположения, возникшие после посещения Тир-на Ног-та?

– Именно так.

– Ну ладно. И как он это воспринял?

– Очень разволновался. Или скорее обрадовался. Да пойдем, сам с ним поговоришь.

Я кивнул, и мы направились к палатке Ганелона. Он отодвинул в сторону полог и вошел внутрь. Я следом.

Бенедикт сидел на низеньком стульчике рядом с походным сундуком, на котором была разложена карта, и вел по ней длинным металлическим пальцем блестящей скелетообразной руки, обхватывавшей обрубок его собственной конечности серебряным широким браслетом. Это была та самая рука, которую я привез ему из Небесного Города, и она была так ловко прилажена к культе, прятавшейся в рукаве коричневой рубахи, что эта внезапная перемена в его облике заставила меня на минуту содрогнуться, так сильно он был похож на того призрака, которого я встретил. Бенедикт поднял глаза мне навстречу и приветливо махнул рукой – с детства знакомый жест, – а потом улыбнулся широкой и ласковой улыбкой, какой я давненько у него на лице не видел.

– Корвин! – сказал он, вставая мне навстречу и протягивая руку.

Я заставил себя пожать ее – то самое устройство, что чуть не убило меня. Однако Бенедикт, казалось, ни о чем дурном и не помышлял и вообще смотрел на меня куда добрее, чем еще совсем недавно. Я сделал вид, будто не заметил того, что его новая рука такая холодная и угловатая, и только выразил удивление, причем совершенно искреннее, как отлично он научился управляться ею за такой короткий срок.

– Я должен принести тебе свои извинения, – сказал Бенедикт. – Я был несправедлив к тебе. Прости. Мне очень жаль.

– Да ладно, – ответил я. – Чего уж там, все понятно.

Он на минутку обнял меня, и мою веру в то, что между нами наконец-то снова все наладилось, омрачала сейчас лишь чересчур сильная хватка мертвых пальцев на моем плече.

Ганелон радостно захихикал и притащил еще один стул, поместив его по другую сторону сундука. Мое раздражение по поводу его чрезмерной болтливости уже улеглось, особенно после того приема, который оказал мне Бенедикт. Я не мог припомнить, когда еще видел своего брата в столь прекрасном расположении духа; а Ганелон был явно доволен тем, что ему удалось нас помирить.

Я улыбнулся и сел на предложенный мне стул; потом отстегнул Грейсвандир и повесил его на один из шестов, подпиравших палатку. Ганелон извлек откуда-то три стакана и бутылку вина. Расставляя стаканы и наполняя их вином, он заметил:

– Пытаюсь отплатить тебе за дружеский прием, оказанный мне в твоей палатке той ночью, в Авалоне.

Бенедикт взял свой стакан – металл еле слышно звякнул о стекло.

– Должен отметить, что в этой палатке гораздо спокойнее, – сказал он. – Разве я не прав, Корвин?

Я кивнул и поднял свой стакан:

– За этот покой. Да пребудет он всегда.

– Знаешь, – произнес Бенедикт, – я впервые за долгое время получил возможность поговорить с Рэндомом. Он сильно переменился.

– Это верно, – кивнул я.

– Теперь я куда больше склонен доверять ему, чем когда-либо. Мы столько успели обсудить после того, как уехали от Теки.

– И куда же вы направлялись?

– Текис сообщил, что, судя по некоторым намекам Мартина, тот собирался убраться поглубже в Тени – в город кубиков, Хират. Мы направились туда и обнаружили следы пребывания Мартина. Он действительно проезжал этим путем.

– Мне Хират не знаком, – заметил я.

– Это город из кирпича и камня, крупный торговый центр на перекрестке нескольких караванных путей. Там Рэндом добыл новые сведения о Мартине, согласно которым ему предстояло ехать на восток и еще глубже в Тень. Мы с ним расстались в Хирате, ибо я не хотел надолго покидать Амбер. Кроме того, у меня была и чисто личная причина: Рэндом рассказал мне, что видел, как Дара шла по Образу в день той битвы…

– Да, – подтвердил я, – она прошла Образ. Я тоже ее видел.

Бенедикт кивнул:

– Рассказ Рэндома произвел на меня большое впечатление. Я не мог не поверить, что он говорил мне правду. Но если все так и было, то, возможно, прав и ты. И теперь мне просто необходимо выяснить, на чем основаны утверждения Дары относительно нашего с ней близкого родства. Ты некоторое время был недосягаем, так что я явился к Ганелону – это было несколько дней назад – и заставил его рассказать мне все, что он знает о Даре.

В ответ на мой взгляд Ганелон утвердительно кивнул.

– Итак, теперь ты поверил, что у нас есть новая родственница, – сказал я. – Правда, довольно лживая и, вполне возможно, настроенная по отношению к нам враждебно, но все же родственница. Что ты намерен предпринять?

Бенедикт отпил вина.

– Я бы хотел верить в это родство. Мне оно почему-то очень приятно. Так что пусть оно либо так родством и останется, либо пусть будет опровергнуто наверняка. Если окажется, что мы и в самом деле связаны кровными узами, тогда я хотел бы понять мотивы ее действий. И еще я хотел бы понять, почему Дара никогда не давала мне знать о своем существовании? – Он поставил стакан и пошевелил в воздухе пальцами новой руки. – В общем, я хотел бы сперва расставить все по местам. Начиная с того, что ты пережил в Небесном Городе и что узнал о Даре и обо мне. Мне также чрезвычайно любопытна эта рука, которая ведет себя так, словно сделана специально для меня. Я никогда прежде не слыхал о том, чтобы из Тир-на Ног-та в Амбер попадали какие-либо материальные предметы.

Бенедикт сжал руку в кулак, разжал пальцы, покрутил кистью, вытянул руку от плеча, поднял ее и медленно опустил на колени.

– Рэндом провел отличную хирургическую работенку, не правда ли? – спросил он.

– Сработано отменно, – согласился я.

– Ну так что? Расскажешь мне эту историю?

Я кивнул и отпил вина.

– Во дворце Тир-на Ног-та, что наполнен чернильно-черными движущимися тенями, – начал я свой рассказ, – я ощутил настоятельную необходимость посетить тронный зал и вошел туда. Когда же тени как бы раздвинулись, я увидел тебя: ты стоял справа от трона и уже с этой рукой. Потом все вокруг еще немного прояснилось, и я увидел Дару, которая сидела на троне. Я подошел ближе и коснулся ее Грейсвандиром, что сделало меня видимым для нее. Она объявила меня несколько столетий как мертвым и потребовала, чтобы я немедленно вернулся в свою могилу. Когда же я спросил, кто ее родители, она призналась, что ее родословная восходит к тебе и адской деве по имени Линтра.

Бенедикт глубоко вздохнул, но ничего не сказал. Я продолжил:

– Дара пояснила, что время в тех краях, где она родилась, двигалось с такой скоростью, что там успело смениться уже несколько поколений. Она была первой в своем роду, кто обладал нормальными человеческими качествами. Потом она снова потребовала, чтобы я немедленно ушел. А ты, Бенедикт, в это время почему-то изучал Грейсвандир. А потом вдруг ударил меня – видимо, чтобы уберечь от опасности Дару, – и мы сражались. Грейсвандир мог достать тебя, а твоя рука могла достать меня. Вот и все. В остальном это был поединок призраков. С восходом солнца город начал таять, но ты лишь крепче сжал захват. И тогда я отсек механическую руку с помощью Грейсвандира и сбежал. Рука вернулась со мной, потому что по-прежнему сжимала мое плечо.

– Любопытно, – промолвил Бенедикт. – Я знал и раньше, что это место способно выдавать ложные пророчества, чувствуя тайные страхи и желания посетителя. С другой стороны, оно столь же часто открывало и неведомые дотоле истины. В данном случае, как и всегда, трудно отделить истинное от фальшивого. А что из этого понял ты?

– Бенедикт, – сказал я, – мне история происхождения Дары кажется правдивой. Ты ее никогда не видел, а я видел и не раз. Она кое в чем очень похожа на тебя. Что же касается остального… ты конечно же прав – убери истинное, и останется все остальное.

Он медленно склонил голову, и я был уверен, что не сумел убедить его до конца; однако же он не хотел просто так отказываться от решения этого вопроса. Бенедикт понимал не хуже меня, что это значит. Если он был намерен и дальше бороться за трон Амбера, то, возможно, в один прекрасный день он отречется в пользу своего единственного потомка.

– Что ты собираешься предпринять? – спросил я.

– Предпринять? – переспросил он. – А что предпринимает сейчас Рэндом в отношении Мартина? Я стану ее искать, найду, выслушаю всю историю из ее собственных уст и тогда уже решу, что делать мне. Однако это придется отложить, пока не будет решена проблема черной дороги. И именно это я также хотел обсудить с тобой.

– Вот как?

– Если время в тех краях движется со столь отличной от нашего времени скоростью, то нашим врагам его должно было хватить с избытком, чтобы начать новый штурм. Я не хочу ждать встречи с ними в случайных и ничего не решающих битвах. Я предлагаю проследовать по черной дороге до самых ее истоков и атаковать врага на его же собственной территории. И прошу твоей помощи и участия в этом походе.

– Бенедикт, – сказал я, – ты когда-нибудь смотрел на Двор Хаоса?

Он поднял голову и уставился на бесцветную стену палатки.

– Несколько столетий назад, когда я был еще молод, – начал он, – я участвовал в одной адовой скачке, надеясь доскакать так далеко, чтобы узнать, где конец всему. Там, под разделенными небесами, я смотрел сверху на ужасную пропасть. Я не знаю, это ли то самое место, проходит ли дорога так далеко – но если это так, я готов снова пройти этот путь.

– Это так, – кивнул я.

– Отчего ты так уверен?

– Я только что вернулся из Двора Хаоса. Темная цитадель по-прежнему высится там. И черная дорога ведет именно туда.

– Труден ли был путь?

– Вот, – сказал я, вытаскивая Козырь и передавая ему. – Работа Дворкина. Я нашел карту среди его вещей и случайно попробовал. И она перенесла меня туда мгновенно. И сразу же время удивительно убыстрилось. Там меня атаковал всадник, ехавший по туманной прозрачной дороге – такую на карте не изобразишь. Наши Козыри там почти не действуют. Возможно, из-за разницы во времени. Меня обратно вытащил Джерард.

Бенедикт внимательно изучал карту.

– Похоже, это именно то место, которое я видел тогда, – произнес он наконец. – Что ж, это решает вопросы с мобильностью. С любым из нас на той стороне, мы сможем перебросить войска прямо туда, как сделали это в тот день с Колвира в долину Гарната.

Я кивнул:

– Поэтому я и отдал тебе карту, просто в знак доброй воли. Но могут существовать и другие пути, менее опасные, чем отправка войска неведомо куда. Хотелось бы, чтобы ты как следует все обдумал, пока я не исследую все возможные пути до конца.

– Мне в любом случае придется воздерживаться от любых действий, пока мы не узнаем больше об этом месте. Мы ведь даже не уверены, будет ли там действовать твое автоматическое оружие, правда?

– У меня его с собой не было, так что попробовать я не мог.

Бенедикт поджал губы.

– Тебе и впрямь следовало подумать об этом заранее и прихватить с собой хотя бы что-то.

– Знаешь, обстоятельства отбытия этого как-то не позволяли.

– Обстоятельства?

– В другой раз. Сейчас это не главное. Ты говорил о том, чтобы пройти по черной дороге до ее истоков?..

– Да, ну и что?

– Ее настоящие истоки не там. Они здесь, в Амбере, в том черном пятне, что разрушило первозданный Образ.

– Понимаю. И Рэндом, и Ганелон – оба описывали мне ваше путешествие к тому месту и повреждения, которые вы обнаружили… Я вижу тут аналогию, возможную связь…

– Ты помнишь мое бегство из Авалона и то, как ты меня преследовал?

Вместо ответа он лишь слабо улыбнулся.

– В одном месте мы пересекли Черную Дорогу, – сказал я. – Помнишь?

Бенедикт прищурился.

– Да, – кивнул он. – Ты тогда проложил сквозь нее как бы тропу. И мир вернулся к своему нормальному состоянию в этой точке. Я уже забыл…

– Это произошло благодаря воздействию Образа на черную дорогу, – сказал я. – Причем я надеюсь, что такое воздействие можно использовать и в более широком масштабе.

– То есть?

– Уничтожить ее целиком.

Он отклонился назад и внимательно посмотрел мне в лицо.

– Тогда почему же ты медлишь?

– Мне нужна кое-какая предварительная подготовка.

– Как много времени на нее потребуется?

– Не слишком много. Может быть, всего несколько дней. В крайнем случае несколько недель.

– Почему же ты не сказал об этом сразу?

– Я только что сам понял это.

– И что же ты понял?

– В основном это сводится к ремонту Образа.

– Предположим, тебе это удастся. Враг-то по-прежнему поблизости. – Бенедикт показал в сторону Гарната и Черной Дороги. – Кто-то уже однажды обеспечил им проход сюда.

– Враги всегда были где-то поблизости, – сказал я. – И именно от нас зависит, чтобы проход для них был закрыт. Так что придется иметь дело и с теми, кто им обеспечил проход в первый раз.

– Тут я на твоей стороне, что бы ни случилось, – заверил он меня, – однако я вовсе не это имел в виду. Требуется дать урок нашим врагам, Корвин. Я хочу научить их уважать Амбер, уважать должным образом, так, что, даже если путь сюда снова окажется открыт для них, они побоятся воспользоваться им. Вот что я имел в виду.

– Ты не представляешь себе, на что это похоже – перенести сражение в те места, Бенедикт. Словами этого не опишешь.

– Ну раз так, то мне, наверное, лучше посмотреть самому, – улыбнулся он. – Я пока оставлю эту карту у себя, если ты не возражаешь, ладно?

– Не возражаю.

– Вот и хорошо. В таком случае занимайся пока своим делом, Корвин, а я займусь своим. На это тоже потребуется некоторое время. Мне еще нужно отдать соответствующие распоряжения своим командирам. И договоримся не принимать никаких окончательных решений в одиночку, не связавшись прежде друг с другом.

Я согласно кивнул.

Мы допили вино.

– Что ж, пора и мне заняться сборами, – сказал я. – Желаю тебе удачи, Бенедикт.

– Я тебе тоже. – Он снова улыбнулся. – Теперь все пойдет на лад, уверен. – И, хлопнув меня на прощание по плечу, он пошел к выходу.

Мы последовали за ним. Ганелон велел своему ординарцу привести коня Бенедикта.

– Я тоже хочу пожелать тебе удачи. – Он протянул моему брату руку.

Бенедикт с благодарностью пожал ее.

– Спасибо, Ганелон. Спасибо за все, – сказал он и вытащил свои Козыри. – Если хочешь, можно вызвать на переговоры Джерарда, пока не привели мою лошадь, – обратился он ко мне.

Бенедикт перетасовал карты, вытащил одну и уставился на нее.

– Как же ты намерен восстановить Образ? – спросил меня Ганелон.

– Мне необходимо вернуть Камень Правосудия, – ответил я. – Лишь с его помощью я мог бы снова начертать нарушенные линии.

– Это опасно?

– Да.

– А где сейчас этот Камень?

– В Тени Земля, там, где я его и оставил.

– Почему же ты его оставил там?

– Я испугался, что он убьет меня.

Лицо Ганелона исказилось.

– Не нравится мне, когда ты так об этом говоришь, Корвин. А нет ли другого способа?

– Если бы я знал его, то, конечно, воспользовался бы им.

– А если воспользоваться планом Бенедикта, отправив армию во Двор Хаоса? К тому же ты сам утверждал, что Бенедикт способен поднять неисчислимые легионы обитателей Тени. И еще ты сказал, что на поле боя лучшего, чем он, не сыскать.

– Но Образ остался бы поврежден, и в эту дыру всегда что-то да проникало бы. Внешний враг сейчас не настолько опасен, сравнивая с нашими внутренними изъянами. Нет, если ущерб не исправить, мы уже побеждены, хотя у наших стен еще не стоит ни один завоеватель.

Ганелон отвернулся.

– Мне трудно спорить с тобой. Ты лучше знаешь свой мир, – сказал он. – Но я по-прежнему чувствую: ты, возможно, совершаешь большую ошибку, рискуя собой в том, что на деле может оказаться отнюдь не таким важным именно сейчас, когда ты особенно необходим здесь.

Я хмыкнул, ибо в ответ повторил слова Виалы о долге, и мне вовсе не хотелось присваивать их себе.

– Это мой долг.

Он не ответил.

Бенедикт явно добрался до Джерарда, ибо, стоя поодаль от нас, все время что-то бормотал, потом умолк и стал слушать. Мы ждали, когда он закончит переговоры, чтобы с ним попрощаться.

– …Да он и сейчас здесь! – услышал я его слова. – Нет, в этом я весьма сомневаюсь. Однако…

Бенедикт несколько раз глянул в мою сторону и покачал головой.

– Нет, я так не думаю, – сказал он. Потом прибавил: – Ну хорошо, иди сюда сам.

Он протянул свою новую руку, и перед нами возник Джерард, который тут же отыскал глазами меня и с угрожающим видом двинулся навстречу, обшаривая меня глазами с ног до головы, словно что-то искал.

– В чем дело? – спросил я.

– Бранд исчез, – ответил он. – Прямо из собственной спальни. То есть, конечно, кое-что от него там осталось – кровь, например. Да и беспорядок такой, что нетрудно догадаться, что там происходило.

Я осмотрел свою рубашку и штаны.

– А, так ты ищешь на мне пятна его крови? Как видишь, это та же одежда, что была раньше. Возможно, грязна и помятая, но крови на ней нет.

– Это еще ничего не доказывает! – заявил Джерард.

– Сам хотел посмотреть. А, собственно, почему ты думаешь, что именно я…

– Ты был последним, кто его видел, – сказал он.

– Последним был тот, с кем он дрался, – возразил я, – если Бранд действительно дрался с кем-то.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Ты же не хуже меня знаешь его бешеный темперамент. Он был в депрессии, а тут еще мы с ним поспорили, к его неудовольствию. Потом он, возможно, начал вспоминать наш разговор, после того как я уже ушел, и в гневе вполне мог что-нибудь разбить и даже пораниться; ему стало неприятно, может быть, даже стыдно, и он решил перенестись куда-нибудь, переменить обстановку, успокоиться… Погоди-ка! Его любимый коврик! Не было ли крови на том небольшом пестром коврике в его комнате возле двери?

– Я не уверен… нет, по-моему, нет. А почему?..

– Косвенное доказательство, что Бранд это и натворил. Он очень любит этот коврик. И старается его не пачкать.

– Нет, ты меня с толку не собьешь, – сказал Джерард. – Странная смерть Каина… Слуги Бенедикта, которые вполне могли обнаружить, что тебе нужен порох. А теперь еще Бранд…

– Это, вполне возможно, звенья одной и той же попытки подставить меня, – указал я. – А что до нас с Бенедиктом, то мы уже выяснили отношения.

Джерард повернулся к Бенедикту, который стоял на прежнем месте как вкопанный и с бесстрастным лицом внимательно нас слушал.

– Он что, уже объяснил тебе все эти смерти? – спросил его Джерард.

– Не совсем, – ответил Бенедикт, – однако большая часть истории представляется мне теперь совсем в ином свете. И я, пожалуй, склонен верить всем его словам.

Джерард покачал головой и снова посмотрел, на меня:

– Все равно не сходится. О чем же вы спорили с Брандом?

– Джерард, – сказал я, – это наше с Брандом личное дело до тех пор, пока мы оба не решим иначе.

– Я буквально выволок его с того света, я все время ухаживал за ним как проклятый, Корвин! И делал я это вовсе не для того, чтобы его убили во время какой-то дурацкой ссоры.

– Ну подумай хорошенько, – уговаривал я его. – Кому принадлежала идея вернуть Бранда назад тем способом, который мы применили?

– Значит, тебе что-то от него было нужно, – упрямо заявил Джерард. – И ты в конце концов своего добился. А он стал тебе помехой.

– Ничего подобного. Но даже если бы это было и так, неужели ты думаешь, что я стал бы избавляться от Бранда столь очевидным способом? Если он убит, то эта смерть того же порядка, что и смерть Каина… Еще одна попытка свалить вину на меня.

– Ты говорил об очевидности и в случае с Каином. По-моему, ты хитришь, Корвин. Тут ты большой мастак!

– Мы уже все это обсуждали, Джерард…

– …И ты прекрасно помнишь, что я тогда тебе сказал.

– Такое трудно забыть.

Он вдруг железной хваткой стиснул мне правое плечо. Я немедленно ударил его левой рукой в живот и вывернулся. И тут мне пришло в голову, что, возможно, мне все-таки следовало рассказать ему, о чем мы с Брандом говорили. Но мне не понравилось, как он об этом спрашивал.

Джерард снова бросился на меня. Я отступил в сторону, слегка врезал ему куда-то возле правого глаза и продолжал колотить его, главным образом просто сдерживая: я был еще совсем не в форме, чтобы драться с ним как полагается, а Грейсвандир остался там, в палатке. При мне же никакого иного оружия не было.

Я упорно кружил вокруг Джерарда. Бок саднило, даже если я наносил удары левой ногой. Один раз мне удалось попасть ему по бедру правой ногой, но я был еще медлителен и с трудом сохранял равновесие, так что перейти в наступление не смог и продолжал скакать вокруг него, нанося удары.

В конце концов он блокировал мою левую руку и обхватил меня за плечи. Мне бы нужно было быстро вывернуться и уйти, но он тут совершенно раскрылся, и я с размаху ударил его правой рукой прямо в живот, собрав последние силы. Джерард задохнулся и согнулся пополам, однако плечо мое держал крепко. Я попытался нанести ему апперкот левой, но он блокировал мой удар, сам ударил меня в грудь, одновременно заломив мне левую руку назад и вбок с такой силой, что я полетел на землю. Если бы он навалился сверху, все было бы кончено.

Но он опустился на одно колено и потянулся к моему горлу.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Я попытался заблокировать его руку, однако кто-то остановил ее на полпути. Повернув голову, я увидел, что чья-то рука прижала сверху руку Джерарда и отвела ее ему за спину.

Я откатился в сторону и увидел, что Джерарда схватил Ганелон. Тот тщетно пытался высвободиться.

– Тебе лучше держаться от этого подальше, Ганелон! – выкрикнул Джерард.

– Уходи, Корвин, – быстро обернулся ко мне Ганелон. – Иди, добывай свой Камень!

И тут Джерард попробовал было резко вскочить, однако Ганелон успел нанести ему удар левой в челюсть. Джерард неуклюже рухнул к его ногам. Ганелон размахнулся, собираясь ударить его ногой по почкам, однако Джерард поймал его ногу и дернул так, что Ганелон перекувырнулся через него. Я отполз в сторону и присел на корточки, одной рукой опираясь о землю.

Джерард наконец поднялся с земли и тут же бросился на Ганелона, который только еще пытался встать. Он уже почти прижал его к земле, однако Ганелону удалось вывернуться и нанести противнику удар двумя кулаками в солнечное сплетение. На несколько секунд Джерард был вынужден застыть, согнувшись, а кулаки Ганелона заработали как бешеные.

Джерард, казалось, был настолько ошеломлен этой стремительной атакой, что даже не пытался защищаться. Когда же наконец он выставил вперед кулаки, Ганелон влепил ему удар в челюсть, и Джерард, пошатнувшись, рухнул навзничь. Ганелон тут же бросился к нему, завел его правую руку за спину и навалился сверху, ударив правым кулаком в челюсть. Когда голова Джерарда бессильно откинулась назад, Ганелон нанес ему еще один удар левой.

Бенедикт только сейчас вдруг очнулся и подбежал к ним, чтобы вмешаться в драку, но Ганелон уже успел подняться с земли. Джерард лежал без сознания, изо рта и из носа у него текла кровь. Я с трудом встал на ноги и отряхнулся. Ганелон улыбался, глядя на меня.

– Ты тут не стой, – сказал он. – Не знаю, как я выдержу матч-реванш. Иди, иди, ищи свой камешек.

Я нерешительно посмотрел на Бенедикта. Тот кивнул, и я пошел в палатку за Грейсвандиром. Когда я вернулся, Джерард все еще лежал неподвижно.

Бенедикт подошел ко мне вплотную и сказал:

– Помни, у тебя есть мой Козырь, а у меня – твой. Никаких окончательных действий, не посоветовавшись.

Я кивнул. Мне хотелось спросить его, почему он собирался помочь Джерарду, а не мне во время этой драки? Или так только казалось? Однако что-то мешало задать этот вопрос, и я решил не портить нашу свеженькую, только что возникшую вновь дружбу.

Я двинулся к лошадям. Ганелон хлопнул меня по плечу, когда я проходил мимо.

– Удачи. Я бы поехал с тобой, но нужен здесь, особенно если Бенедикт все же отправится к Хаосу.

– Хороший спектакль, – сказал я. – У меня неприятностей не должно быть. Не беспокойся.

Я вскочил в седло. Ганелон махнул мне рукой, я тоже помахал ему в ответ. Бенедикт стоял на коленях, склонившись над Джерардом, и головы не поднял.

Я двинулся кратчайшим путем через Арденский лес. Море осталось у меня за спиной. Гарнат и Черная Дорога лежали слева от меня, Колвир – справа. Я должен был отъехать на некоторое расстояние от Амбера, прежде чем смогу воспользоваться властью над Тенью. Наконец Гарнат исчез из виду; небо по-прежнему оставалось совершенно безоблачным. Я преодолел несколько небольших подъемов и спусков, выбрался на нужную тропу и двинулся по ее плавному изгибу в лес, где влажная тень и пение птиц в ветвях деревьев напомнили мне о долгих мирных периодах жизни, какие мы знавали когда-то, и о шелковистой, светящейся шкуре нашей бабушки-Единорога…

Боль моя утихла под мерное покачивание в седле, и я снова задумался о только что состоявшейся встрече с моими братьями. Нетрудно понять отношение Джерарда. И тем не менее все это было так некстати и так нелепо – что бы там ни произошло с Брандом, – что я не мог рассматривать случившееся иначе как очередную попытку либо задержать меня, либо совсем остановить. Мне еще повезло, что рядом оказался Ганелон, и к тому же в хорошей форме и готовый приложить кулаки к нужным местам и в должный момент. Интересно, а что бы стал делать Бенедикт, если бы мы там были только втроем? Мне казалось, что он бы выжидал до последнего и вмешался бы лишь для того, чтобы не дать Джерарду убить меня. Да и от соглашения с Бенедиктом я особого восторга не испытывал, хотя, разумеется, это был значительный прогресс в наших с ним отношениях.

Но больше всего меня занимало одно: что же случилось с Брандом? Неужели Фиона или Блейз все-таки добрались до него? Неужели он что-то предпринял в одиночку и получил отпор, а потом был извлечен из Амбера с помощью Козыря его же потенциальной жертвой? А может, каким-то образом к нему проникли его прежние союзники из Двора Хаоса? Или же те стражи с шипастыми лапами, что сторожили Бранда в башне? Или же это было, как я и предположил в разговоре с Джерардом, просто несчастным случаем, ранением, нанесенным самому себе в приступе ярости, за чем последовало непродуманное бегство из Амбера? Бегство во имя новых скитаний и новых заговоров?

Когда одно-единственное происшествие порождает сразу так много вопросов, ответ обычно трудно получить с помощью чистой логики. Хотя следовало сперва воспользоваться логикой, чтобы отсортировать все нецелесообразное к тому времени, когда подвернутся новые факты.

Я тщательно вспомнил и обдумал все, что тогда сказал мне Бранд, рассматривая его откровения в свете того, что знал теперь. За одним лишь исключением, в большей части рассказанного им я не сомневался. Он строил свое здание слишком умно, чтобы его было так легко разрушить, но это значит, что у него должно было быть достаточно времени и сил. Времени, чтобы все как следует обдумать. Однако по тому, как Бранд представлял мне эти события, чувствовалось, что он что-то недоговаривает, пытаясь направить меня по ложному пути. А его последнее предложение практически убедило меня в этом.

Старая дорога сперва резко сузилась, потом снова стала шире, снова сузилась и повернула к северу, вниз, в густые заросли. Лес изменился очень мало. Дорога была почти такой же, как несколько веков назад, когда я, совсем еще юный, ездил по ней просто так, ради удовольствия, изучая обширные леса, что покрывали большую часть нашего континента, уходя прямиком через границу с Тенью. Хорошо было бы снова ехать здесь так же беззаботно, как прежде!

Примерно через час я уже углубился в лес настолько, что деревья стали казаться огромными темными башнями, а пятнышки солнечного света на их ветвях – гнездами фениксов. У подножия этих великанов царили вечные влажные сумерки, мягкий полусвет, сглаживающий очертания пней и кочек, куч хвороста и поросших мхом валунов. Впереди через тропу метнулся олень, стремясь как можно скорее скрыться в густых зарослях. Пение птиц слышалось прямо у меня над головой, но не слишком близко. Порой я замечал следы других всадников – некоторые из них были совсем свежими, однако вскоре исчезали с дороги. Колвир давно уже исчез из виду.

Дорога вновь пошла вверх, и я знал, что вскоре достигну небольшой гряды холмов, проеду меж ними и снова двинусь вниз. Деревья теперь росли чуть реже, и наконец мне посчастливилось увидеть кусочек неба, который становился все больше и больше, а когда я оказался на вершине холма, то услышал далекий крик охотящейся птицы.

Я посмотрел вверх и увидел большого темного хищника, кружившего высоко надо мной. Я поспешно пробирался меж валунами и даже пришпорил коня, чтобы увеличить скорость, поскольку путь и опушка леса были видны совершенно ясно. Я бросился вниз, спеша снова укрыться под крупными и раскидистыми деревьями.

Птица издала громкий негодующий крик, заметив мои попытки, однако я уже успел нырнуть в полумрак леса. Я постепенно сбавил скорость и стал прислушиваться – больше с небес никаких звуков не доносилось.

Эта часть леса была в общем почти такой же, как и та, которая осталась позади; за холмами, правда, попался небольшой ручеек, и я некоторое время следовал по его течению, но потом все же перебрался на другой берег. За ручьем дорога стала шире, и чуть больше света просачивалось сквозь листву; светлый участок тянулся примерно на пол-лиги.

Я уже почти проехал то расстояние, которое было мне необходимо, чтобы начать манипуляции с Тенью и с их помощью перенестись в прошлое, туда, где я пребывал в ссылке в прошлый раз. И все же начинать здесь было трудновато; пожалуй, стоило проехать еще немного. Я решил не тратить понапрасну свои силы и не мучить коня, тем более что путешествие началось столь удачно. Ничего угрожающего пока что не произошло. Та птица вполне могла быть самым обычным хищником.

И только одна мысль не давала мне покоя.

Джулиан…

Арденский лес находился во власти Джулиана и его егерей. Он всегда очень тщательно маскировал лагеря своих людей – страж внутренних границ Амбера, выступающий его защитником как от обычных опасностей, так и от той неожиданной угрозы, что могла возникнуть на границе Амбера с Тенью.

Куда же исчез Джулиан в ту ночь, когда Бранду был нанесен предательский удар? Если он просто хотел скрыться из дворца, то необходимости бежать дальше этого леса у него не было никакой. Здесь сила и все преимущества были на его стороне, здесь он действительно был королем в своем собственном королевстве, и уж этот лес он знал куда лучше, чем мы все, вместе взятые. Вполне возможно, что и сейчас он где-то совсем рядом. Он вообще обожал всякую охоту, и для нее у него были эти чертовы псы и эти ужасные птицы…

Полмили, миля…

И тут до меня донесся тот самый звук, который я больше всего боялся услышать. Сквозь зелень леса и густую тень до меня донеслись звуки охотничьего рога. Они слышались пока что довольно далеко, где-то сзади и, по-моему, чуть левее тропы.

Я погнал коня галопом, и деревья по обе стороны от меня слились в сплошные полосы. Тропа была ровной и прямой. Что ж, тем лучше.

Потом за спиной я услышал рев – ужасающую смесь глубокого кашля, звериного рычания и хрипов, вырывавшихся из мощных легких. Нет, это явно была не собака. Даже адские гончие Джулиана не способны издавать такие звуки. Я оглянулся, но не заметил никакой погони и, пригнувшись к шее Барабана, немного поговорил с конем, успокаивая его.

Через некоторое время стало слышно, как кто-то ломится сквозь лес справа от меня, однако тот рев больше пока не повторялся. Я снова и снова всматривался в чащу, однако не мог понять, что же это там такое. Вскоре я снова услыхал рог, гораздо ближе, и на этот раз ему ответил лай, в происхождении которого ошибиться было невозможно. Проклятые гончие псы Джулиана приближались – быстрые, могучие, злобные твари, которых он отыскал где-то в Тени и обучил охоте.

Я решил, что пора убираться отсюда. Влияние Амбера было все еще весьма сильным, однако я пренебрег этим и начал перемещение в Тень.

Тропа тут же начала изгибаться влево. Мы мчались по ней, не останавливаясь, и лес все дальше уходил назад, а деревья как бы уменьшались в размерах. Еще один поворот, и мы вылетели на обширную поляну метров двести в диаметре. Подняв голову, я увидел, что та проклятая птица все еще кружит надо мной, хотя теперь значительно ниже и гораздо ближе ко мне, словно намерена вместе со мной отправиться в мир Теней.

Это была неожиданная помеха. Мне необходимо было открытое пространство, чтобы развернуть коня и пустить его по кругу, а если будет нужно, то и для того, чтобы свободно орудовать мечом. Однако хищник в небесах явно собирался атаковать, и мне некуда было от него укрыться.

Тем временем мы подъехали к невысокому холму, взобрались на его вершину, спустились вниз и миновали одинокое, расколотое молнией дерево. На самой ближней к нам ветви сидел невероятных размеров коршун; его оперение отливало серым, серебристым и черным. Я посвистел ему, и он сорвался в воздух, испуская дикие пронзительные боевые кличи.

Я поспешил дальше, уже отчетливо слыша лай и рычание собак и топот копыт. К этим звукам примешивались еще какие-то, совсем не знакомые, даже не звуки, а некая вибрация, будто дрожала сама земля. Я снова оглянулся, однако пока никого из моих преследователей видно не было. Я уже полностью настроился на переход в Тени: солнце скрылось за облаками; вдоль тропы выросли странные цветы – зеленые, желтые и пурпурные; вдали послышались раскаты грома. Поляна передо мной расширилась, потом удлинилась. И стала совершенно ровной.

Я снова услыхал звук охотничьего рога. И обернулся.

Теперь я разглядел, что происходит у меня за спиной, и обнаружил, что вовсе не являюсь объектом этой охоты. Всадники, собаки и птица преследовали нечто совсем иное, что мчалось буквально по моим следам. Может быть, это «нечто» как раз и охотилось именно за мной.

Я склонился вперед, крича на Барабана и колотя его коленями по бокам, однако отлично понимал, что отвратительная тварь у меня за спиной движется гораздо быстрее моего бедного коня. Мне стало здорово не по себе. Ибо меня преследовала мантикора.

В последний раз я видел это существо за день до того сражения, в котором погиб Эрик. Когда я вел свой отряд в тыл, по ту сторону Колвира, мантикора буквально пополам разорвала парня по имени Ралль, прежде чем мы успели пустить в ход автоматы. Та гадина была двенадцати футов в длину, и у нее, как, впрочем, и у этой, были совершенно человечьи лицо и голова, а плечи – как у льва. Крылья, похожие на орлиные, были сложены вдоль туловища, а длинный, заканчивающийся жалом, скорпионий хвост извивался в воздухе, загибаясь к лопаткам. Тогда этих тварей выбралось из Тени довольно-таки много, и они чертовски нам мешали. Не было никаких оснований полагать, что их сюда вызвали специально для участия в сражении, однако ни одна из них после битвы больше не появлялась и никаких свидетельств их существования вблизи Амбера зафиксировано не было. Очевидно, эта, последняя, тогда залетела в Арденский лес случайно, да так там и осталась.

Я глянул на нее еще раз и понял, что в любой момент она может стащить меня с седла, если я не окажу сопротивления. Кроме того, я заметил темную стаю собак, несущихся вниз по склону холма.

Я понятия не имел, обладают ли мантикоры разумом и какова психология их поведения в момент опасности. Большая часть летучих тварей не станет задерживаться, и атаковать тот предмет, который им не мешает и ничем не угрожает. Их основная цель – самосохранение. С другой стороны, я отнюдь не был уверен, что мантикора ощущает себя объектом преследования. Она, возможно, полетела по моему следу в надежде на поживу, а уж потом ее собственный след взяли псы Джулиана. А потому мне вряд ли имело смысл задерживаться и раздумывать обо всем этом.

Я вытащил Грейсвандир и развернул коня, натянув поводья.

Барабан пронзительно заржал и так резко взвился на дыбы, что я почувствовал, что сползаю с седла. Пришлось мне соскочить на землю.

Однако я совсем позабыл, с какой ураганной скоростью способны бежать Джулиановы гончие и как легко они однажды нагнали нас с Рэндомом, когда мы мчались на «Мерседесе» нашей сестрицы Флоры; и еще я забыл, что, в отличие от обычных собак, которые лишь бросаются на машины, эти псы тут же начинают рвать автомобиль (или любую другую свою жертву) на части.

Внезапно дюжина или больше ужасных собак нагнала мантикору. Они окружили ее, яростно рыча и лая. Чудовище откинуло назад голову и, когда они набросились на него, издало леденящий душу вопль. Ядовитый хвост бил направо и налево, то один, то другой пес взлетал на воздух и падал мертвым. Потом мантикора встала на дыбы, отбиваясь мощными передними лапами.

Но тут один из псов умудрился вцепиться ей в лапу, два других повисли на ляжках, а еще один взобрался аж на спину, кусая в плечо и в шею. Собаки окружили мантикору плотным кольцом, и стоило ей повернуться к одной, как остальные бросались на нее всем скопом.

В конце концов мантикоре все же удалось достать своим ядовитым хвостом ту собаку, что грызла ей холку, а потом обезвредить и ту, что вцепилась ей в переднюю лапу. Однако же теперь кровь широкими ручьями текла у нее по крайней мере из десятка других глубоких ран. Вскоре стало заметно, что и передняя лапа причиняет мантикоре значительное беспокойство: она не могла ни как следует ударить ею, ни опереться на нее, когда пыталась ударить врага другой лапой.

Между тем еще одна собака вспрыгнула ей на холку, и, похоже, на этот раз избавиться от подобного наездника мантикоре будет значительно трудней. Еще один пес вцепился ей в правое ухо и повис на нем. На ляжках у нее теперь висело уже четверо, а когда мантикора вновь поднялась на дыбы, здоровенный пес бросился вперед и стал рвать ей брюхо. Мне показалось, что мантикора ошеломлена еще и теми жуткими звуками, которые издавали псы, их отвратительным рычанием и хриплым визгом; однако она продолжала бешено отбиваться от мечущихся вокруг нее серых теней.

Я поймал Барабана за узду и попытался хоть как-то успокоить его, надеясь снова сесть в седло и убраться отсюда к чертовой матери, пока длится эта схватка. Однако конь все время норовил встать на дыбы и вырваться, и требовалось немало сил и слов, чтобы просто удерживать его на месте.

Вдруг мантикора с каким-то печальным воплем попыталась сбросить того пса, что терзал ее спину, и нечаянно вонзила свое ядовитое жало в собственное плечо. Собаки мгновенно воспользовались ее оплошностью и возобновили атаку с еще большей яростью, рыча и вырывая у диковинного зверя куски плоти.

Я уверен, что собаки вскоре прикончили бы мантикору, однако в этот момент на вершине холма показались всадники и начали спуск. Их было пятеро, во главе – Джулиан в своих знаменитых белых доспехах. На шее у него висел охотничий рог. Он был верхом на своем гигантском жеребце Моргенштерне, который издавна ненавидел меня.

Джулиан поднял длинное копье, явно приветствуя меня, потом опустил его и что-то громко приказал собакам. Они ворча отстали от своей жертвы. Даже тот пес, что сидел у мантикоры на спине, ослабил хватку и соскочил на землю. Все они отпрянули в сторону, когда Джулиан взял копье наперевес и пришпорил Моргенштерна.

Мантикора обернулась к нему с воинственным воплем и, обнажив клыки, прыгнула вперед. Они сошлись, и на мгновение все передо мной закрыло гигантская фигура Моргенштерна. Еще секунда, и по поведению жеребца я понял, что удар Джулиана попал точно в цель.

Моргенштерн отскочил в сторону, и я увидел распластанную на земле мантикору: огромные кровавые кляксы расплывались у нее на груди, копье Джулиана тоже цвело кровавым цветом.

Джулиан спешился. Он что-то сказал остальным всадникам, и те остались в седлах. Джулиан долго смотрел на все еще корчившуюся мантикору, потом поднял глаза на меня и улыбнулся. Подошел к чудовищу поближе, поставил на него ногу и с размаху пронзил копьем распластанное тело. Затем вытащил копье, воткнул его в землю и привязал к нему Моргенштерна, ласково потрепав коня по холке. И только тогда повернулся и двинулся ко мне.

Когда он подошел совсем близко, то первыми его словами были:

– Зря ты убил Белу.

– Белу? – непонимающе переспросил я.

Он посмотрел на небо. Я проследил за его взглядом. Коршун там больше не кружил.

– Он был моим любимцем…

– Мне очень жаль, – сказал я. – Я не сразу разобрался в обстановке.

Он кивнул:

– Ну ладно. Я тебе тоже наступал на мозоли. А теперь расскажи, что там было, после того как я удрал из дворца. Бранд выжил?

– Да, – сказал я, – и в этом отношении с тебя сняты все подозрения. Бранд заявил, что тот удар ему нанесла Фиона. Однако ей мы задать этот вопрос тоже не смогли: она той же ночью исчезла. Удивительно, как это вы с ней не столкнулись лбами в темноте?

Джулиан улыбнулся:

– Я примерно так и думал.

– Но зачем ты-то бежал при столь подозрительных обстоятельствах? – удивился я. – Это ведь совсем не в твою пользу.

Он пожал плечами:

– Мне не впервой быть на подозрении по ложному обвинению. К тому же если в данном случае принимать в расчет и тайные намерения, то я не менее виновен, чем наша сестренка. Я бы сделал то же самое, что и она, если б мог. У меня уже и клинок был наготове в ту ночь, когда мы его вытащили. Просто меня оттолкнули назад.

– Но почему ты хотел убить его? – спросил я, совершенно потрясенный.

Джулиан засмеялся:

– Почему? Да я просто боюсь этого ублюдка, вот почему! В течение долгого времени я считал его мертвым; я очень надеялся, что он в конце концов предстал перед судом тех темных сил, с которыми имел дело. А ты сам-то много о нем знаешь, Корвин?

– Как-то у нас с ним был весьма длинный разговор…

– Ну и?..

– Он признал, что они втроем – Блейз, Фиона и он сам – выработали совместный план по захвату трона. Они хотели короновать Блейза, однако реальную власть разделить между собой. Они действительно воспользовались помощью тех темных сил, о которых ты упоминал, чтобы убрать из Королевства отца. Бранд говорил еще, что он пытался привлечь на свою сторону и Каина, однако же Каин предпочел вас с Эриком, и вы трое тоже заключили некий союз с целью захвата власти и трона, желая короновать Эрика.

Джулиан согласно кивнул.

– События изложены верно, причины – нет. Нам трон вовсе не был нужен; во всяком случае, не сразу и не в те времена. Мы создали свою группировку, чтобы противостоять группировке Фионы и Блейза, ибо это было необходимо во имя защиты Королевства. Сперва нам удалось убедить Эрика лишь принять звание Защитника. Он опасался, что коронация при таких условиях грозит ему скорой гибелью. И тут как раз подвернулся ты со своими в высшей степени законными претензиями. Мы никак не могли позволить тебе эти претензии отстаивать, потому что орды, собранные Брандом, грозили нам войной со всех концов. Однако мы чувствовали, что той группировке гораздо меньше захочется воевать с нами, если трон Амбера уже будет занят. Мы не могли короновать тебя, потому что ты-то уж точно отказался бы стать нашей марионеткой, а именно такова должна была быть твоя роль, потому что игра была в разгаре, а ты не знал и не готов был узнать слишком многих правил. Пришлось убедить Эрика пойти на риск и короноваться.

– Значит, он просто пошутил, когда выжег мне глаза и бросил меня в темницу?

Джулиан отвернулся и посмотрел на мертвую мантикору.

– Болван ты, – проговорил он наконец почти ласково. – Ты же был у них пешкой с самого начала. Они просто использовали тебя против нас, и если бы ты попробовал пойти любым другим путем, то тут бы тебе и крышка. Если бы этот дурацкий штурм, подготовленный Блейзом, каким-то образом удался, ты сам не прожил бы и двух секунд, даже отдышаться не успел бы. А если бы Блейз потерпел неудачу, как это и произошло, он бы тут же исчез без следа (как оно и случилось) и предоставил бы тебе расплачиваться собственной жизнью за попытку узурпации. Ты выполнил свою роль и должен был умереть. Они практически не оставили нам выбора в этой игре. По закону нам следовало бы тогда убить тебя – и ты это прекрасно знаешь.

Я прикусил губу. Я бы многое мог сказать ему. Однако если он сейчас говорил нечто весьма близкое к правде, то, значит, у него была для этого определенная цель. К тому же мне хотелось послушать еще.

– Эрик, – продолжал Джулиан, – считал, что твое зрение, возможно, восстановится со временем; он знал нашу способность к регенерации. Вообще, ситуация была весьма деликатная. Если бы вернулся отец, Эрик освободил бы трон и сумел бы оправдать все свои действия ко взаимному удовлетворению – все, за исключением твоего убийства. Это уж слишком походило на ход, обеспечивший бы ему сколь угодно догое правление, когда все успокоится. И я честно скажу тебе: он просто хотел на время засадить тебя в тюрьму и забыть о твоих претензиях.

– В таком случае кому же принадлежала идея моего ослепления?

Джулиан снова довольно долго молчал. Потом проговорил очень тихо, почти шепотом:

– Послушай меня, пожалуйста, внимательно. Идея была моя, и именно она, возможно, спасла тебе жизнь. Любое действие, направленное против тебя, приравнивалось ими к смерти; или же их фракция попыталась бы по-настоящему уничтожить тебя. Ты больше не был им нужен, однако же, живой и находясь поблизости, представлял потенциальную опасность. Они могли, например, воспользоваться твоим Козырем, вызвать тебя и убить; или же вызволить тебя тем же способом, но лишь для того, чтобы принести в жертву в следующем своем заговоре против Эрика. Однако слепой ты стал им не опасен и не нужен. Тебя спасло то, что ты больше не попадался им на глаза, а нас это спасло от более грубых действий, которые в один прекрасный день могли обернуться против нас же самих. Иного выбора не было. Невозможно было и проявить большую снисходительность: тогда нас заподозрили бы в том, что мы сами хотим как-то воспользоваться тобой. Если бы кто-то из них догадался, что ты являешься весьма ценным объектом, ты бы мгновенно стал покойником. Самое большее, что мы могли сделать – отворачиваться, пока лорд Рейн бегал к тебе с передачами.

– Вижу, – сказал я.

– Да, – кивнул Джулиан, – видеть ты начал очень уж рано. Никто не предполагал, что ты вернешь себе зрение так быстро. Да еще и сбежишь! Кстати, как тебе это удалось?

– Тише, мыши, кот на крыше… – пробормотал я.

– Что-что, прости?

– Не обращай внимания. Ну а что тебе известно о пленении Бранда?

Джулиан снова долго смотрел на меня.

– Мне известно только то, что он каким-то образом разошелся со своими союзниками. Подробностей я не знаю. По какой-то причине Блейз и Фиона боялись и убить его, и отпустить. По-моему, когда мы его освободили, Фиона больше всего боялась именно того, что он окажется на свободе.

– Ты и сам сказал, что достаточно опасался Бранда и хотел убить его. Но почему именно тогда? Ведь прошло уже столько времени, та давнишняя история с вашим заговором и моим пленением стала историей, а власть в нашем королевстве снова пошатнулась. Ведь тогда он был так слаб и совершенно беспомощен! Какой же вред мог он принести?

Джулиан вздохнул.

– Я не знаю, какими силами владеет Бранд, – проговорил он, – и не понимаю их природы, однако с ними нельзя не считаться. Я знаю, что он может не только путешествовать в Тени просто силой мысли, но и, сидя в кресле, способен определить местонахождение в этом Тени любого нужного ему предмета или человека, а потом призвать к себе этот предмет всего лишь усилием воли, даже не вставая с кресла; и он способен путешествовать в Тени физически сходным образом, просто создает нечто вроде мысленного коридора и попадает туда, сделав один лишь шаг. И еще, по-моему, он умеет читать чужие мысли. В общем, похоже, что Бранд стал чем-то вроде живого Козыря. Не знаю, как объяснить лучше, но я сам не раз видел, как он все это проделывает. Однажды, уже в самом конце, когда мы держали его под постоянным наблюдением во дворце, он таким вот образом обманул нас: как раз тогда совершил то путешествие на Землю, отправив тебя в психушку. Когда мы его снова поймали, один из нас оставался при нем неотлучно. Мы тогда еще, правда, не знали, что он способен вызывать из Тени различные вещи. Когда Бранд узнал, что тебе удалось восстановить зрение и бежать из темницы, он вызвал откуда-то чудовище, которое напало на Каина, в тот раз бывшего его стражем. Потом он, видимо, снова направился к тебе. Только Блейз и Фиона, наверно, опять его перехватили раньше нас, и я больше его не видел до той ночи в библиотеке, когда мы вызволили его из плена. Я боюсь его, ибо он обладает неким смертоносным могуществом, природы которого я не понимаю.

– Но тогда каким образом они-то смогли заключить его в эту башню?

– Фиона, да и Блейз тоже обладают примерно теми же способностями. Так что вдвоем они, очевидно, способны свести на нет могущество Бранда, а потом поместить его в такое место, где он свои силы применить не сможет.

– Не совсем так, – сказал я. – Ему же удалось все-таки послать весточку Рэндому. Кроме того, он один раз вышел на связь и со мной, хотя контакт был слабый.

– Значит, полностью нейтрализовать его они не способны, – сделал вывод Джулиан. – Но ограничить – вполне. Пока мы не пробили их защиту.

– А что ты знаешь об их играх со мной – с моим пленением, с попыткой убить меня, с моим спасением?

– Этого я совершенно не понимаю, – честно признался он, – разве что это являлось какой-то частью их плана? Или они передрались между собой? Ведь тогда их группировка чуть сама собой не распалась, и обе ее части имели на тебя какие-то виды. Так что, естественно, если одна сторона пыталась убить тебя, то другая, напротив, стремилась тебя спасти. В конце концов, именно Блейз получил от тебя наибольшую выгоду во время того штурма Амбера, который он же и начал.

– Но ведь именно Блейз и пытался убить меня там, на Земле! – воскликнул я. – Именно Блейз прострелил шины моего автомобиля.

– Вот как?

– Ну, по крайней мере, так мне рассказывал Бранд, и это совпадает со всеми прочими свидетельствами очевидцев и результатами полицейского расследования.

– Тут я ничем тебе помочь не могу, – пожал плечами Джулиан. – Понятия не имею, что там между ними тогда происходило.

– И все же именно ты из всех членов семьи больше всего поддерживаешь Фиону, – сказал я. – По-моему, у тебя к ней просто слабость, особенно если она поблизости.

– Это верно, – согласился он, улыбаясь. – Мне Фиона всегда очень нравилась. Она, конечно же, самая привлекательная и самая воспитанная из всех нас. Жаль, что отец стеной стоял против браков между братьями и сестрами, ну да ты и сам знаешь. Мне всегда было очень неприятно, что мы с ней в разных лагерях. Хотя все почти наладилось после смерти Блейза, твоего заточения в темницу и коронации Эрика. Она весьма кротко восприняла свое поражение – что было, то было. Фиона, по всей видимости, не меньше меня боялась возвращения Бранда.

– Бранд мне об этом рассказывал несколько в ином ключе, – заметил я, – впрочем, конечно, так оно и должно быть. Одно только не сходится: Бранд утверждает, что Блейз до сих пор жив, что он пытался связаться с ним с помощью карт, и определил, что тот находится где-то в Тени и готовит новое войско для очередного штурма Амбера.

– Что ж, вполне возможно, – предположил Джулиан. – Но ведь и мы сейчас вполне подготовлены к любой подобной атаке, верно?

– Да, но Бранд утверждает, что эта атака будет всего лишь отвлекающим маневром, – продолжал я, – и что настоящий штурм начнется позже, непосредственно из Двора Хаоса, по черной дороге. Он считает, что Фиона в настоящий момент как раз и занята подготовкой дороги для этого штурма.

Джулиан нахмурился:

– Надеюсь, что он все это выдумал. Мне ненавистна сама мысль о том, что их группировка воскресла и снова готовится выступить против нас, да еще на сей раз с помощью темных сил. И мне было бы крайне неприятно узнать, что во всем этом замешана Фиона.

– Бранд заявил, что сам он из их группировки вышел, поняв свою основную ошибку в борьбе за власть… ну и тому подобное. Покаянные речи!

– Ха! Я скорее поверю тому чудовищу, которое только что убил, чем Бранду. Надеюсь, у тебя хватило ума держать его под охраной? Хотя, впрочем, разве охрана его удержит, если он вновь обрел свое прежнее могущество?

– Но какую игру он мог бы начать сейчас?

– Он или оживит их старый триумвират – эта мысль мне особенно не нравится, – или же у него совершенно иные планы, принадлежащие ему одному. Но поверь мне, планы у него есть. Бранд никогда не удовлетворялся ролью простого зрителя. Он всегда что-нибудь планирует и задумывает. Я готов поклясться, что он и во сне готовит всякие заговоры.

– Возможно, ты и прав, – произнес я. – Видишь ли, в последнее время в Амбере кое-что произошло, но вот то ли это к добру, то ли нет, я сказать пока не берусь. Дело в том, что я только что дрался с Джерардом. Он считает, что я причинил Бранду какое-то зло, тогда как тот еще не оправился после ранения. Это вовсе не так, но у меня не было возможности доказать свою невиновность. Хотя я действительно, кажется, был последним, кто видел Бранда сегодня утром. Джерард заходил к нему совсем недавно. Он говорит, что в комнатах все перевернуто вверх дном, повсюду пятна крови, а самого Бранда нигде нет. Не знаю, что и думать об этом.

– Я тоже. Но надеюсь, что кому-то на сей раз удалось-таки довести дело до конца.

– Господи, – взмолился я, – как у нас тут все запутано! Если бы я только знал это раньше!

– Да все никак не было подходящего случая рассказать тебе, – простодушно сказал Джулиан, – только вот сейчас и сумели поговорить. То ты у нас в темнице сидел, уязвимый для любого врага, то сбежал и надолго исчез… Ну а когда ты вернулся с новым войском и новым оружием, я совсем не был уверен в чистоте твоих намерений. А потом все произошло чересчур быстро, и Бранд снова появился, и было уже слишком поздно – мне пришлось спасать собственную шкуру. Здесь, в Арденском лесу, я силен. Здесь я, наверное, сумею справиться со всем, что бы он ни послал против меня. Я все время занимался подготовкой новых дозоров и мог бы использовать их как мощную боевую силу. Хотя, конечно, я постоянно ждал известий о гибели Бранда. Мне очень хотелось спросить кого-нибудь из вас, по-прежнему ли он где-то поблизости, но я никак не мог решить, кого же лучше спросить. Ведь я думал, что вы все еще подозреваете меня в покушении на его жизнь или, если он все-таки умер, в его смерти. Если бы я точно знал, что он все еще жив, я, наверное, все-таки решился бы вызвать его самого. А теперь… так сложились обстоятельства… Кстати, что ты теперь собираешься делать, Корвин?

– Я уезжаю в Тень, чтобы забрать Камень Правосудия оттуда, где я его спрятал. Кажется, существует способ с его помощью разрушить Черную Дорогу. Я намерен этот способ испробовать.

– Как же это можно сделать?

– Ну, слишком долго рассказывать. Кроме того, мне только что в голову пришла одна ужасная мысль…

– Что именно?

– Камень нужен и Бранду! Он о нем уже спрашивал, и теперь… А тут еще эта его способность отыскивать предметы в Тени и призывать их к себе… Кстати, насколько она сильна?

Джулиан выглядел озабоченным.

– Он вряд ли всеведущ, если ты это имеешь в виду. Ты можешь и сам отыскать нужный тебе предмет в Тени самым обычным способом, как и все мы – то есть попав туда. По словам Фионы, Бранд как бы просто устраняет процесс физического передвижения, так сказать, работу ног. А потому и получает обычно некий предмет, а не какой-то определенный. А Камень Правосудия – вещь очень особенная, если судить по тому, что мне о нем рассказывал Эрик. Я думаю, Бранду придется отправиться на его поиски лично; но сперва он постарается мысленно определить, где именно этот Камень находится.

– Тогда мне нужно чертовски спешить. Я должен обогнать его.

– Я вижу, ты взял Барабана, – заметил Джулиан. – Хороший жеребец, хотя и упрямый. Во многих адских скачках побывал.

– Рад это слышать, – улыбнулся я. – Ну а ты чем займешься?

– Я хочу связаться с кем-нибудь в Амбере и поточнее обо всем договориться – например, с Бенедиктом.

– Не годится, – сказал я. – До него не доберешься. Он сейчас у Двора Хаоса. Попробуй связаться с Джерардом и убеди его, если сможешь, что я честный человек и Бранда не трогал.

– Единственные волшебники в нашей семье – рыжие, но попробую… Ты сказал, Двор Хаоса?

– Да, но повторю еще раз: время слишком дорого.

– Разумеется. Ступай. Мы и потом сможем всласть поболтать… я надеюсь.

Он протянул руку и обнял меня на прощание. Я взглянул на мантикору и сидящих кружком собак.

– Спасибо, Джулиан. Я… Тебя иногда все-таки очень трудно понять!

– Не так уж трудно. Я думаю, что просто тот Корвин, которого я ненавидел, умер, должно быть, много веков назад. А теперь гони, парень! И если Бранд только сунет сюда свой нос, я его к дереву пришпилю!

Джулиан что-то повелительно крикнул своим псам, когда я уже садился в седло, и они набросились на мантикору, лакая ее кровь и отрывая куски мяса. Проезжая мимо, я увидел, что на ее странном, массивном, почти человеческом лице глаза все еще открыты, хотя и подернуты пленкой. Они были голубые или синие, и даже смерть не убила в них выражение некоей доисторической невинности. То ли эта невинность, то ли взгляд мертвых открытых глаз – однако последним даром смерти этому чудовищу было то, что мне почему-то совершенно не хотелось ни шутить, ни иронизировать, даже желания такого не возникло. Я вывел Барабана на тропу и возобновил адскую скачку.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Неспешной рысью по тропе, на небесах сгущаются тучи; нервное ржание Барабана, который никак не мог успокоиться после пережитых волнений. Налево и вверх по склону холма… Коричневые, желтые, снова коричневые участки земли. Деревья приседают на корточки, расступаясь все шире. Волны трав раскачивались и пригибались к земле на холодном, внезапно поднявшемся ветру. Короткая вспышка молнии в небе… Редкие капли дождя…

Каменистая тропа стала круче. Ветер раздувает мой плащ. Вверх, вверх, туда, где скалы тронуты серебром, а деревья выстроились шеренгой…

Травы, зеленые огоньки светлячков, меркнущие под дождем… Выше, к скалистым, сверкающим, умытым дождем высотам, где тучи неслись и клубились, словно мутные воды реки во время паводка. Дождь лупит как картечь, и ветер прочищает глотку, чтобы запеть еще громче… Выше и выше, вот уже видна вершина, похожая на голову удивленного быка, охраняющего тропу. Молнии пляшут меж его рогов, запах озона окружает нас, когда мы прорываемся сквозь завесу… Дождь прекращается, ветер уносится куда-то вдаль…

Спуск по другой стороне гряды… Дождя нет, воздух чист и спокоен, небо ясное и темное, открывающее мириады звезд… Вспышками пролетают метеоры, оставляя огненные рубцы, которые медленно тают… Луны разбросаны пригоршней монет – три ярких десятицентовика, тусклый четвертак и парочка центов, один погнут и весь в шрамах… Вниз и вниз, по длинной извилистой тропе. Стук копыт Барабана прорезает ночной воздух… Где-то в стороне – кошачий вопль… Тень мелькнула на фоне одной из маленьких лун, быстрая и косматая…

Вниз, вниз… Склоны обрываются по обе стороны тропы, внизу тьма… По гребню бесконечно высокой, изгибающейся стены, сам путь ярче луны… Тропа изгибается, сминается, становится прозрачной… Я скачу по волокнам света, звезды вверху и внизу, по обе стороны… Земли нет, только ночь, ночь и узкая призрачная тропа, по которой нужно попытаться проехать, чтобы узнать, каково это – на будущее…

Вокруг – тишина, движения иллюзорно замедленны. Вскоре тропа исчезает, мы словно плывем под водой на немыслимой глубине, меж ярких звездных рыбин… Свобода, мощь адской скачки, дарующая опьянение, которое похоже и непохоже на угар битвы, на беспечность рискованного, но хорошо рассчитанного трюка, на удовлетворение от найденного слова для стихотворения… Все это плюс ощущение скачки, скачки из ниоткуда в никуда, сквозь залежи минералов и огни бездны, где нет ни земли, ни ветра, ни волн…

Мы настигаем огромный метеор, касаемся шершавого бока, мчимся по изрытой выбоинами поверхности вниз, по кругу и снова вверх… Метеор растягивается в равнину, светлеет, желтеет…

Под копытами песок. Звезды исчезают, когда тьма растворяется в утренней заре… Впереди длинные полосы теней, из которых растут одинокие пальмы… В тень, прорыв сквозь тьму… Яркие птички взмывают из-под конских копыт, жалобно пищат, и вновь успокаиваются…

Деревья растут все гуще, земля темнеет, путь сужается… Пальмовые листья съеживаются до размеров ладони, кора темнеет… Резкий поворот вправо, путь расширяется, подковы высекают искры из булыжников… Тропа превращается в улицу, обсаженную деревьями, мелькают ряды домов… Яркие ставни, мраморные ступени, крашеные заборчики, перед ними мощенные плиткой дорожки… Тележка, груженая свежими овощами… Прохожие оглядываются, останавливаясь, негромко гудят голоса…

Дальше… Под мостом, вдоль берега ручья, пока он не превращается в реку, устремляясь к морю…

Глухо шлепают копыта по песчаному пляжу, лимонного цвета небеса, клубятся синие облака… Соль, водоросли, раковины, отполированный водой плавник… Белая пена лимонных волн…

Галопом к насыпи над морем… Осыпь, камни с грохотом катятся вниз под копытами Барабана, сливаясь с шумом прибоя… Вверх, к ровному уступу, поросшему деревьями, к золотистому городу, сверкающему вдали, как мираж…

Город растет, затененный огромным зонтом, серые башни рвутся ввысь, стекло и металл светятся во мгле. Башни раскачиваются…

Город рушится внутрь себя, без единого звука… На осколках башен клубится пыль, вздымаясь темными облаками, розовая внизу… Легкое шипение, как от погасшей свечи…

Налетает и пропадает пыльная буря, сменившись густым туманом, сквозь него слышны автомобильные гудки… Волны, легкий подъем, разрыв в бело-сером плывущем, жемчужно-белом покрывале… Отпечатки подков Барабана на обочине шоссе… Справа – бесконечные ряды неподвижных машин… Жемчужно-белое, серое, плывет…

Пронзительные вопли и жалобный плач… Редкие вспышки света…

Мы снова поднимаемся… Туман опадает и рассеивается… Травы, травы, травы… Небо чистое и нежно-голубое… Солнце спешит к закату… Поют птицы. Корова на лугу жует жвачку, поглядывая на нас…

Перепрыгнув через ограду, мы скачем по грунтовой дороге. За холмом волна холода… Травы пожухли, на земле снег. Фермерский домик с жестяной крышей, над ним завиток дыма…

Дальше… Холмы вздымаются все выше, солнце скатывается за горизонт, наступает тьма… Россыпь звезд… Дом вдали… Другой дом, к которому ведет аллея старых кленов… Автомобильные фары…

Прочь с дороги, на обочину… Я натянул поводья и дал машине проехать.

Потом вытер пот со лба и отряхнул пыль с рубашки на груди и рукавах. Потрепал Барабана по шее. Автомобиль замедлил ход, приблизившись, и я заметил, какое изумленное лицо было у водителя.

Я чуть тронул поводья, и Барабан тихонько двинулся дальше. Машина затормозила, остановилась, и водитель что-то крикнул, обращаясь ко мне, но я продолжал свой путь как ни в чем не бывало. Через несколько секунд я услышал, как он поехал дальше.

Знакомая дорога, только несколько лет прошло с тех пор, как я последний раз был здесь. Я неспешно ехал мимо узнаваемых пейзажей, вспоминая былую жизнь. Через несколько миль я свернул на другую дорогу, шире и лучше, стараясь по-прежнему держаться правой обочины. Воздух становился все холоднее, но в нем чувствовался какой-то приятный чистый привкус. Над холмами слева возникла горбушка луны. По небу проплывали небольшие редкие облачка, порой закрывая луну и с трудом пропуская на землю слабый, какой-то пыльный ее свет. Ветерок был совсем слабый; порой шевельнутся ветки, и все. Через некоторое время я подъехал к такому месту, где дорога шла вниз как бы ступенями, и догадался, что уже почти достиг цели.

Поворот и еще парочка спусков… Я увидел валун у дороги и прочитал на нем свой адрес.

Я натянул поводья и посмотрел вверх, на вершину холма. На подъездной дорожке у дома стоял пикап, а в самом доме горел свет. Я направил Барабана через кювет по полю прямо к группе деревьев невдалеке. Там я привязал его, почесал ему шею и сказал, что долго не задержусь. Потом вернулся на дорогу.

Машин видно не было, и я направился по подъездной дорожке к дому, пройдя мимо пикапа. Освещено было только окно гостиной, справа от входа. Я обошел дом слева и вышел на задний двор.

И внезапно замер, оглядываясь. Что-то здесь было не так.

Задний двор выглядел иначе! Пара развалившихся садовых стульев, которые когда-то были прислонены мной к полуразрушенной клетке для цыплят и которые у меня все не хватало времени убрать, куда-то исчезли. То же самое произошло и с самой клеткой. В прошлый раз, когда я проезжал здесь, все было на месте. Куча сухих веток, которые когда-то я сам спилил и сложил вместе с давнишними, полусгнившими, чтобы время от времени рубить на дрова, тоже исчезла.

Не было на месте и компостной кучи.

Я бросился туда, где она раньше лежала. Там был только неправильной формы участок голой земли примерно той же формы, что и сама куча.

Но я давно уже обнаружил, еще только настраиваясь на Камень, что могу заставить себя почувствовать его присутствие. На мгновение я закрыл глаза и попытался это сделать. Ничего.

Я снова стал искать, на этот раз особенно тщательно, но нигде не заметил его волшебного, сказочного блеска. Не понимаю, на что я рассчитывал: ведь я действительно не чувствовал Камня Правосудия где-либо поблизости.

Окна в освещенной комнате были не занавешены. Осматривая домик снова, я заметил, что ни на одном из окон нет ни занавесок, ни жалюзи, ни ставен. А значит…

Я обошел дом с другой стороны и, подойдя к освещенному окну, быстро заглянул внутрь. Большая часть пола была накрыта разными тряпками и мешковиной. Мужчина в кепке и рабочей одежде красил дальнюю стену.

Ну разумеется!

Я ведь тогда попросил Билла продать дом! И подписал все необходимые бумаги, лежа в местной клинике после того покушения на меня, когда еще рассчитывал вернуться домой – возможно, благодаря воздействию Камня. По местному времени с тех пор прошло уже несколько недель, если считать, что временной коэффициент Амбера по отношению к Земле примерно два с половиной к одному, да плюс те восемь дней, которых, по времени Амбера, стоило мне пребывание у Двора Хаоса. Билл, конечно же, уже поступил в полном соответствии с моей просьбой. Однако дом был в плохом состоянии, он и до меня несколько лет простоял заброшенный, потом там «похозяйничали» какие-то бандиты… Нужно было сменить рамы, починить крышу, сделать новые водосточные желоба, покрасить стены, кое-где подцементировать… И еще там было жуткое количество мусора – и в доме, и во дворе, – который требовалось убрать…

Я повернул прочь и пошел вниз к дороге, вспоминая, как в последний раз тащился здесь на четвереньках, в полубессознательном состоянии, а из раны в боку текла кровь. В ту ночь было куда холоднее, на земле лежал снег, и сверху тоже падали снежинки. Я прошел мимо того места, где сидел, махая наволочкой и пытаясь остановить машину. Перед глазами у меня тогда плыл туман, но я еще помнил, как пролетали мимо автомобили.

Я пересек дорогу и двинулся по полю к деревьям. Отвязывая Барабана и садясь в седло, я сказал ему:

– Надо кое-куда заглянуть. На этот раз не слишком далеко, правда.

Мы вернулись на дорогу и проехали по обочине мимо моего бывшего дома. Если бы я не сказал тогда Биллу, чтобы продал дом сразу же, компостная куча все еще была бы на месте вместе с Камнем. И я бы уже возвращался в Амбер с красным самоцветом на шее, готовый попытаться сделать то, что нужно сделать. А теперь нужно продолжать поиски, при том, что время опять поджимает. Здесь, по крайней мере, временное соотношение с Амбером более благоприятное. Я прильнул к шее Барабана, подтянул поводья, и мы помчались. Не было смысла зря тратить драгоценные минуты.

Через полчаса я уже въезжал в город по тихой улочке в старом жилом квартале, где вокруг меня толпились дома. У Билла горел свет. Я свернул на его подъездную дорожку, объехал дом кругом и оставил Барабана на заднем дворе.

Дверь мне открыла Алиса, мгновение изумленно смотрела на меня, потом воскликнула:

– Боже мой, Карл!

Через несколько минут я сидел в гостиной рядом с Биллом, справа на столике стояла выпивка. Алиса хлопотала на кухне: она совершила непростительную ошибку, спросив меня, не хочу ли я закусить.

Билл изучающе смотрел на меня, раскуривая трубку.

– Твои способы появления и исчезновения, как всегда, впечатляют, – сказал он наконец.

– Важнее всего результат, – улыбнулся я.

– Знаешь, эта сиделка в клинике… мало кто ей поверил…

– Мало кто?

– Меньшинство, которое я имею в виду – это я сам.

– Ну и что же она рассказывала?

– Она уверяла, что ты дошел до середины комнаты, стал совсем плоским и просто растаял на месте, сопровождаемый радужным сиянием.

– Радужные вспышки перед глазами могут быть вызваны глаукомой. Ей необходимо проверить зрение.

– Она проверила, – кивнул Билл. – Зрение в норме.

– Да, невесело. Следующий на очереди невропатолог.

– Перестань, Карл. С ней все в порядке. И ты это прекрасно знаешь.

Я улыбнулся и отхлебнул из стакана.

– А ты сейчас, – заметил он, – выглядишь в точности как на той игральной карте. В комплекте с мечом… Что происходит, Карл?

– Все совершенно перепуталось, – честно признался я. – Даже больше, чем в прошлый раз.

– То есть ты по-прежнему ничего не можешь объяснить мне как следует?

Я покачал головой.

– Ты выиграл бесплатную экскурсию ко мне на родину, когда все это кончится, – сказал я. – Если к тому времени у меня еще будет родина. Сейчас со временем полный швах.

– Чем я могу тебе помочь?

– Кое-какой информацией. Мой старый дом. Кто тот человек, который там все ремонтирует?

– Эд Уиллен. Местный. Работает по найму. Да ты его вроде знаешь. По-моему, он тебе душ строил.

– Да, да, строил… припоминаю.

– Он слегка расширился, прикупил тяжелое оборудование. На него теперь еще несколько парней работают. Я веду его дела.

– А ты не знаешь, кто именно там работает сейчас?

– Нет, но узнать ничего не стоит. – Билл положил свою ручищу на телефонный аппарат, стоявшийна боковом столике. – Хочешь, я прямо сейчас ему позвоню?

– Да, пожалуйста, – попросил я. – Мне, собственно, нужно только одно: там, на заднем дворе, у меня была компостная куча. А теперь ее нет. И я хотел бы выяснить, куда она подевалась.

Билл склонил голову на правое плечо и широко улыбнулся, не выпуская трубку из зубов.

– Ты это серьезно? – наконец вымолвил он.

– Чертовски серьезно, – сказал я. – Я кое-что спрятал в этой куче, когда полз мимо нее, поливая снег вокруг своей драгоценной кровушкой. И теперь мне необходимо отыскать эту вещь.

– А что же это такое?

– Рубиновая подвеска.

– Бесценная, наверное?

– Ты прав.

– У кого-то другого это было бы дурацкой шуткой, – сказал Вилл. – Надо же, сокровище в компостной куче… Фамильная драгоценность?

– Да. Карат сорок или пятьдесят. Простая с виду подвеска на тяжелой цепи.

Он вынул изо рта трубку и тихонько присвистнул.

– Не возражаешь, если я спрошу, зачем ты ее туда сунул?

– Я был бы мертв, если б тогда этого не сделал.

– М-да, веская причина.

Билл снова потянулся к телефону.

– Мы уже и покупателя нашли, – заметил он. – Довольно быстро, если учесть, что я еще и объявления дать не успел. Этот парень что-то от кого-то прослышал, вот и подсуетился. Я его сам отвозил туда сегодня утром. Он действительно хочет купить дом. Все можно прокрутить в один миг.

Билл начал набирать номер.

– Погоди, – сказал я. – Расскажи-ка мне об этом покупателе.

Билл положил трубку и внимательно посмотрел на меня.

– Тощий такой, – начал он. – Рыжий. С бородой. Сказал, что художник. Хочет иметь домик в деревне.

– Сукин сын! – выругался я как раз в тот момент, когда Алиса вошла в комнату с подносом в руках.

Она поцокала языком и улыбнулась, передавая поднос мне.

– Тут только парочка гамбургеров да остатки салата, – сказала она. – Ничего сногсшибательного.

– Спасибо большое! Я уж готов был слопать собственного коня. А после этого, как ты понимаешь, плохо бы мне пришлось.

– Да и коню твоему, наверное, тоже. Ну ладно, ешь. – Алиса пожелала мне приятного аппетита и вернулась на кухню.

– А компостная куча все еще была там, когда ты возил этого покупателя смотреть дом? – спросил я.

Билл закрыл глаза и нахмурил брови.

– Нет, – промолвил он через минуту. – Двор был уже расчищен.

– Это уже кое-что, – сказал я и принялся за еду.

Он позвонил и разговаривал несколько минут. Я все понял из его разговора, однако выслушал еще раз в подробностях после того, как он повесил трубку, приканчивая угощение и промывая глотку тем, что еще оставалось у меня в стакане.

– Видишь ли, ему было прямо-таки больно смотреть, как пропадает отличный компост, – сказал Билл. – Так что он перегрузил всю кучу в свой пикап прямо на следующий день и отвез к себе на ферму. Вывалил компост возле того участка, который собирается возделывать этой весной, и пока еще не успел раскидать по полю. Говорит, что никаких драгоценностей в куче не заметил, хотя, конечно, вполне мог и пропустить.

– Если у тебя можно одолжить фонарь, то я бы лучше поскорее туда отправился.

– Конечно. Я тебя подвезу, – предложил Билл.

– Не хочется расставаться с конем в такой момент.

– Но тебе, наверное, будут нужны грабли и лопата или вилы. Я могу отвезти все это и встретить тебя там, если ты знаешь дорогу.

– Я знаю, где ферма Эда. Да у него и самого, наверное, инструмент найдется. – Билл пожал плечами и улыбнулся. – Ну хорошо, – сказал я, – поедем вместе. Позволь мне только воспользоваться твоей ванной комнатой, и давай поторапливаться.

– А ты, похоже, знаешь этого рыжего художника, верно?

Я отодвинул поднос и встал.

– В последний раз ты слышал о нем как о Брандоне Кори.

– Тот самый тип, что притворялся твоим братом и представил тебя буйнопомешанным?

– Притворялся, черт побери!.. Он и есть мой брат. Хоть я в этом и не виноват. Ох, прости, пожалуйста, ты здесь ни при чем.

– Он сегодня был там.

– Где?

– На ферме у Эда, в полдень. Этот рыжебородый.

– И что он там делал?

– Попросил разрешения порисовать на одном из полей.

– И Эд ему разрешил?

– Ну разумеется! Он вообще-то говорил, что это очень здорово, что он, может, даже прославится. Он и мне-то рассказал только потому, что похвастаться захотелось.

– Бери скорее инструмент. Я тебя там встречу.

– Ладно.

Я поспешно сделал все, что мне было нужно в ванной комнате, и вытащил свою колоду. Необходимо самым срочным образом связаться с кем-либо в Амбере, причем с кем-то достаточно сильным, чтобы остановить Бранда. Но с кем? Бенедикт у Двора Хаоса. Рэндом занят поисками сына, а с Джерардом я только что расстался в отношениях весьма далеких от дружеских. Мне вдруг очень захотелось, чтобы в колоде была карта Ганелона.

Но решил, что все-таки стоит попробовать связаться с Джерардом.

Я вытащил его карту, проделал все как полагалось и через мгновение вышел с ним на связь.

– Корвин!

– Сперва послушай, Джерард! Бранд жив, если тебя это как-то утешит, и я, черт побери, совершенно в этом уверен. Однако случилось нечто непредвиденное. Для Амбера это вопрос жизни или смерти. И ты сейчас должен будешь кое-что сделать!

Выражение его лица стремительно менялось – от гнева к удивлению и заинтересованности…

– Продолжай, – сказал он.

– Бранд, возможно, очень скоро вернется. Может быть, он уже в Амбере. Ты его еще не видел?

– Пока нет.

– Его нужно остановить, прежде чем он пройдет Образ.

– Я не понимаю… Но могу поставить стражу у входа в зал.

– Поставь стражу внутри зала. У него весьма странные способы передвижения. Ужасные вещи могут случиться, если он пройдет Образ.

– Тогда я сам лично стану на страже. А что, собственно, происходит?

– Нет времени объяснять, извини. Да, скажи, Ллевелла вернулась в Ребму?

– Да.

– Тогда свяжись с ней немедленно. Она должна предупредить Мойру, что Образ в Ребме тоже необходимо охранять.

– Насколько все это серьезно, Корвин?

– Это грозит гибелью всему нашему миру, – сказал я. – А теперь мне пора.

Я прервал контакт и бросился через кухню на задний двор, задержавшись лишь на мгновение, чтобы поблагодарить Алису и пожелать ей спокойной ночи. Если Бранд добрался до Камня и сумел на него настроиться, то я не взялся бы предсказать, каковы будут его последующие действия, однако подозрения на сей счет имел весьма мрачные.

Я вскочил на Барабана и развернул его. Билл, дав задний ход, уже выезжал с подъездной дорожки на шоссе.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Я гнал напрямик через поля, тогда как Биллу приходилось ехать только по шоссе, а потому не так уж сильно отстал от него. Когда я подъехал, он разговаривал с Эдом, который все показывал куда-то на юго-запад.

Пока я спешивался, Эд рассматривал Драма.

– Отличная лошадка у тебя, – сказал он.

– Спасибо.

– Долго тебя в наших местах не было.

– Это точно.

Мы пожали друг другу руки.

– Хорошо, что снова к нам заехал, я рад, – улыбнулся Эд. – А я как раз рассказывал Биллу про этого художника. Я и не знаю, сколько он там пробыл. Я считал, что как только стемнеет, так он и уйдет, даже внимания на него не обратил. Ну а раз он действительно искал что-то из твоих вещей в этой компостной куче, так он, вполне может, еще и задержался. Если хочешь, я могу и ружье с собой прихватить.

– Нет, – покачал я головой, – спасибо, ружье тут не понадобится. По-моему, я знаю, кто это. Просто мы с Биллом сходим туда и сами посмотрим.

– Как хотите. А то могу и я с вами сходить и помочь, если надо, – предложил он.

– Спасибо, но это вовсе не обязательно, – твердо ответил я.

– Ну а как насчет твоего жеребца? Ты не против, ежели я пока что его напою, накормлю да почищу?

– Я уверен, что он будет очень тебе благодарен за это.

– То-то же. Как его зовут?

– Барабан.

Эд подошел к Барабану и начал с ним знакомиться.

– Ну ладно, – сказал он. – Я на месте, разве что в амбар за сеном схожу. Если понадоблюсь, вы только свистните.

– Спасибо тебе большое, Эд.

Я вытащил из машины Билла вилы и лопату, а он, прихватив электрический фонарь, повел меня куда-то в сторону, куда Эд указывал ему прежде.

В поле я все время смотрел себе под ноги, надеясь в свете фонаря разглядеть остатки компостной кучи. Наконец я что-то разглядел, и у меня совершенно непроизвольно вырвался горестный вздох. Кто-то здесь уже порылся на славу – повсюду были разбросаны полусгнившие остатки растений. Такая плотная масса не могла так разлететься, когда ее просто сбросили с небольшого грузовичка.

И все же… даже если Бранд и искал здесь, это вовсе не означало, что он нашел то, что искал.

– Ну, и что ты думаешь? – спросил Билл.

– Не знаю, еще не понял. – Я опустил лопату и подошел к самому большому кому компоста. – Посвети-ка сюда, пожалуйста.

Я тщательно перерыл остатки растерзанной компостной кучи, потом схватил грабли и принялся разгребать ее по земле, разбивая каждый комок. Через некоторое время Билл, пристроив фонарь поудобнее, принялся мне помогать.

– Знаешь, у меня какое-то странное чувство… – сказал он.

– У меня тоже, – буркнул я.

– …что мы, возможно, сильно опоздали.

Однако мы продолжали возиться в компосте, разбрасывая его по земле…

И тут я почувствовал знакомый трепет начинающегося контакта. Я выпрямился и подождал. Контакт состоялся буквально через несколько секунд.

– Корвин!

– Я здесь, Джерард.

– Что ты сказал? – спросил Билл.

Я поднял руку, призывая его хранить молчание, и сосредоточился. Джерард стоял в тени у ярко светившегося начала Образа, опираясь на свой огромный меч.

– Ты был прав, – сказал он. – Бранд действительно промелькнул здесь буквально минуту назад. Понятия не имею, как он пробрался внутрь. Он вышел вон из той тени в левом углу. – Джерард показал рукой. – Потом взглянул на меня, повернулся и снова исчез в тени. Даже не ответил, когда я его окликнул. Я подсветил фонарем, однако Бранда уже нигде не было видно. Он просто исчез. Как по-твоему, что мне делать теперь?

– А Камень Правосудия был на нем?

– Не могу сказать. Я видел его всего несколько секунд, к тому же почти в темноте.

– Образ в Ребме сейчас под охраной?

– Да. Ллевелла подняла там тревогу.

– Хорошо. Тогда оставайся на посту. Я скоро снова с тобой свяжусь.

– Ладно, буду здесь. Слушай, Корвин… ты извини… насчет того, что там было раньше…

– Забудем об этом.

– Вот и отлично. А твой Ганелон – парень крепкий.

– О да, – кивнул я. – Ты только не спи, смотри в оба.

Облик Джерарда померк, ибо я прервал контакт, однако, что было весьма странно, ощущение связи осталось. Я чувствовал себя точно включенный радиоприемник, не настроенный на определенную волну. Билл как-то странно смотрел на меня.

– Карл, что происходит?

– Не знаю. Погоди-ка минутку.

И вдруг снова возник контакт, однако уже не с Джерардом. Она, должно быть, пыталась со мной связаться как раз во время разговора с ним.

– Корвин, это очень важно…

– Говори быстрей, Фиона.

– Ты не найдешь здесь того, что ищешь. Камень у Бранда.

– Это я и сам начал подозревать.

– Мы должны остановить его. Не знаю, как много тебе известно…

– Теперь уже и я этого не знаю, однако на всякий случай велел тщательно охранять Образ и в Амбере, и в Ребме. Джерард только что сообщил мне, что Бранд промелькнул возле Образа Амбера, но его спугнули.

Фиона кивнула своей маленькой изящной головкой. Ее длинные рыжие локоны были в несвойственном ей беспорядке. Выглядела она усталой.

– Знаю. Он у меня под наблюдением. Но ты забыл еще об одной возможности.

– Нет, – возразил я. – Согласно моим расчетам Тир-на Ног-т пока для него недостижим…

– Я говорила не об этом. Есть еще Первозданный Образ…

– Чтобы настроить Камень?

– После первого же прохождения.

– Ему придется пройти и по поврежденному участку. Я полагаю, что это вызовет у него по меньшей мере затруднения.

– Значит, ты действительно знаешь многое. Это хорошо – экономит время. Темные участки не причинят ему такого вреда, как любому другому из нас. С тьмой подобного рода у него особые отношения. Мы должны остановить его, и немедленно.

– Ты знаешь, как наикратчайшим путем добраться туда?

– Да. Пойдем, я провожу тебя.

– Минутку. Я хочу взять Барабана.

– Зачем?

– Пока это тайна. Но именно он мне и нужен.

– Хорошо. Тогда давай я перейду к тебе. Нам ничуть не труднее будет отправиться из того места, где находишься ты, чем отсюда.

Я протянул руку. Через секунду я почувствовал, как Фиона, опершись о нее, шагнула вперед и оказалась рядом со мной.

– Господи! – воскликнул Билл, отшатнувшись. – А я-то еще сомневался, Карл, в своем ли ты уме. Теперь я и в своем-то не уверен. Она… она ведь одна из тех, что изображены на картах, да?

– Да. Билл, это моя сестра Фиона. Фиона, это Билл Рот, очень хороший мой друг.

Она протянула ему руку и улыбнулась. Они разговорились, а я тем временем сбегал за Барабаном.

– Билл, – сказал я, – прости, что заставил тебя зря тратить на меня время. Это все братец мой виноват. А сейчас мы с Фионой попытаемся нагнать его. Спасибо, что помог.

Я пожал ему руку. Он прогудел прочувствованно: «Корвин!» И я улыбнулся:

– Да, именно так меня зовут.

– Мы тут поговорили немного с твоей сестрой. Совсем немного, я мало что успел понять, ясно только одно: это очень опасно. Так что желаю удачи! И я все-таки хотел бы когда-нибудь услышать всю историю до конца.

– Еще раз спасибо тебе, – сказал я. – Непременно постараюсь со временем все тебе рассказать подробно.

Я сел в седло, наклонился, подхватил Фиону и усадил перед собой.

– Доброй ночи, мистер Рот, – обернулась она к нему. Потом велела мне: – Медленно, прямо через поле.

Так я и сделал.

– Бранд сказал, это ты тогда пырнула его кинжалом, – заговорил я, как только мы отъехали подальше и почувствовали себя в полном одиночестве.

– Да, я.

– Но зачем?

– Чтобы избежать всего этого.

– Мы с ним говорили довольно долго. Он подтвердил, что изначально вы были вместе – ты, Блейз и он, – когда пытались захватить трон и власть.

– И это верно.

– Потом он сблизился с Каином, попытался привлечь его на вашу сторону, но ничего не вышло, и Каин поведал об этом Эрику и Джулиану. Те в итоге заключили свой союз в борьбе против вас.

– В общем правильно. Правда, Каином двигали кое-какие собственные амбиции. Однако пока что ему все равно было бы не по силам воплотить их в жизнь. Так что, решив, что ему на роду написано быть в числе более слабых, он перешел на сторону Эрика, предав Блейза. Цель его в общем-то была мне тоже ясна.

– Он еще говорил мне, что вы трое постоянно имели дело с силами, приходящими с другого конца черной дороги, из Владений Хаоса.

– Да, – подтвердила Фиона, – правда. Мы это делали.

– Ты сказала «делали»?

– Раньше, но не теперь. По крайней мере, я и Блейз.

– Бранд утверждает обратное.

– Еще бы!

– Он говорит, что вы с Блейзом продолжаете эту связь с темными силами, а ему пришлось изменить прежним союзникам. Чем, как он утверждает, и был вызван твой гнев и его заточение в башню.

– Тогда объясни, почему бы нам было просто не убить его?

– Сдаюсь. Объясни мне все сама.

– Бранд был слишком опасен, чтобы даровать ему свободу, но лишить его жизни мы тоже не могли – в его руках находилось нечто очень ценное.

– Что же именно?

– После исчезновения Дворкина Бранд был единственным, кто знал, как устранить повреждения, которые он нанес первозданному Образу.

– У вас было полно времени, чтобы разговорить его.

– Поверь, он обладает невероятными возможностями.

– Тогда почему же ты нанесла ему удар тайком?

– Повторяю: чтобы избежать всего этого. Если уж вопрос в том, будет он свободен или умрет, то лучше пусть умрет! Возможно, мы со временем и сами нашли бы способ, как исправить Образ.

– Но раз дела обстоят именно так, то почему же ты согласилась вместе с нами вернуть его назад в Амбер?

– Во-первых, я все время пыталась помешать этой вашей попытке. Однако вас было слишком много, и все вы буквально горели рвением. Вы пробились к нему вопреки моей воле. Во-вторых же, мне следовало быть на месте и убить его, если попытка все же вам удалась бы. Но вышло так, как вышло.

– Итак, сомнения насчет альянса с темными силами возникли у вас с Блейзом, но не у Бранда?

– Верно.

– И как эти сомнения помогли бы добиться трона?

– Мы считали, что сможем добиться победы без помощи со стороны.

– Понятно.

– Ты веришь мне?

– Боюсь, что начинаю верить.

– Здесь сверни.

Я свернул в какую-то расселину. Путь был узок и темен. Над нами виднелось всего лишь несколько звездочек. Все то время, пока мы вели беседу, Фиона умело манипулировала силами Тени, направляя нас прямо с поля Эда заветным путем, и сейчас мы оказались в туманном болотистом месте, потом снова поднялись вверх по склону холма и выехали на каменистую дорогу среди гор. Сейчас, когда мы двигались по этой темной расселине, я снова почувствовал манипуляции Фионы. Здесь воздух был холодным, но не слишком. Тьма справа и слева от нас была абсолютной, создавая иллюзию немыслимых морских глубин, а не тесно стоящих скал, окутанных мраком. Это впечатление еще более усиливалось тем, что, как я неожиданно заметил, копыта Барабана не производили ни малейшего шума, ступая по земле.

– Как мне завоевать твое доверие? – спросила Фиона.

– Ничего себе вопросик!

Она рассмеялась:

– Хорошо, выражусь иначе. Что мне сделать, чтобы убедить тебя в правдивости моих слов?

– Ответь мне только на один вопрос.

– Какой же?

– Кто прострелил мне тогда шину?

Она снова рассмеялась:

– Ты ведь уже и сам догадался, верно?

– Возможно. Но скажи мне сама.

– Бранд, – произнесла Фиона. – Ему не удалось окончательно расстроить твою память, и он решил предпринять кое-что понадежнее.

– Согласно той версии, которой на сей счет располагаю я, стрелял Блейз и он же бросил меня, когда я тонул в озере, тогда как Бранд прибыл как раз вовремя, чтобы вытащить меня и спасти мне жизнь. Да и в полицейском отчете говорилось примерно то же самое.

– А кто вызвал полицию? – спросила Фиона.

– У них записано, что звонок был анонимный, однако…

– Это Блейз позвонил им. Он не смог вовремя до тебя добраться, чтобы спасти, когда понял, что именно происходит. Он надеялся, что успеют они. К счастью, они успели.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Бранд вовсе не вытаскивал тебя из этой лужи. Ты выбрался сам. Он-то ждал неподалеку, чтобы убедиться, что ты утонул, а ты взял да и вынырнул, да еще умудрился выбраться на берег. Бранд как раз осматривал тебя, решая, умрешь ли ты, если он просто бросит тебя лежать на берегу, или же все-таки лучше снова кинуть тебя в воду. Вот тут-то и появилась полиция, и ему пришлось играть роль спасителя. А вскоре после этого нам удалось застать его врасплох и заточить в башне. Хотя усилий для этого потребовалось немало. Позже я связалась с Эриком и сообщила ему о происшедшем. Он тогда приказал Флоре переправить тебя в другое место и позаботиться, чтобы тебя продержали там, пока он не будет коронован.

– Сходится, – сказал я. – Спасибо.

– С чем сходится?

– Я был всего лишь домашним врачом в небольшом городке во времена куда более простые, чем теперь, и никогда не имел особых дел с психиатрией. Однако же я знаю, что к пациенту не применяют лечение электрошоком, если хотят восстановить его память. Такая терапия обычно имеет обратный эффект. Особенно хорошо электрошок разрушает память, связанную с недавними событиями. У меня появились подозрения, когда я узнал, что именно Бранд отправил меня в «Портер». Так что постепенно я выработал собственную гипотезу. Автокатастрофа не восстановила мою память, как и электрошок. Я начал возвращать ее естественным путем. Однако, наверное, словами или поступками как-то дал возможность понять, что память моя восстанавливается, и известие об этом каким-то образом достигло Бранда. Тот решил, что ему это крайне нежелательно, и отправился в Тень, устроив мне такое «лечение», которое, как он надеялся, разрушит и те жалкие воспоминания, которые я только что восстановил. Однако и это ему удалось только отчасти, отключив меня на несколько дней, пока шли сеансы. Авария тоже поспособствовала. Но когда мне удалось бежать из «санатория» Портера и спастись от очередной попытки убить меня, процесс выздоровления пошел более активно, так что когда я вновь пришел в себя в клинике «Гринвуд», то вскоре сбежал и оттуда. Я вспоминал все более активно, когда жил в доме у Флоры. И тем более восстановление моей памяти ускорилось, когда Рэндом взял меня в Ребму, где я прошел Образ. Однако же, и теперь я в этом совершенно убежден, даже если бы я оставался там, где был, память все равно бы ко мне вернулась. Возможно, потребовалось бы несколько больше времени, однако я уже пробился сквозь беспамятство и вспоминал все быстрее и все больше. Итак, я в итоге сам пришел к заключению, что против меня работал именно Бранд, и твой рассказ вполне совпадает с моими выводами и с тем, что я уже знаю.

Цепочка звезд в вышине стала еще уже, и наконец они совсем исчезли. Мы продвигались вперед сквозь нечто, напоминавшее абсолютно черный туннель, только где-то очень-очень далеко слабо мерцал порой едва заметный огонек.

– Да, – кивнула Фиона, – ты все угадал верно. Бранд боялся тебя. Он утверждал, что однажды ночью видел, как ты вернулся в Тир-на Ног-т, чтобы разрушить все наши планы. Я тогда не обратила на его слова никакого внимания, ибо еще даже не знала, что ты жив. А он-то как раз и пустился разыскивать тебя. Догадался ли о твоем местонахождении благодаря каким-то колдовским средствам или же просто прочитал мысли Эрика, я не знаю. Возможно, последнее. Бранд иногда на такое способен. Так или иначе он определил, где ты находишься, а все остальное тебе известно.

– Впервые он заподозрил что-то из-за присутствия на Земле Флоры и ее странной связи с Эриком. Так примерно он говорил мне. Впрочем, теперь это не имеет никакого значения. А что ты предлагаешь с ним сделать, если нам удастся его схватить?

Фиона засмеялась:

– Клинок при себе, не правда ли?

– Бранд говорил недавно, что Блейз жив. Это правда?

– Да.

– Тогда почему здесь я, а не Блейз?

– Блейз не настроен на Камень. А ты настроен. Ты можешь взаимодействовать с ним, и более того, Камень непременно постарается спасти твою жизнь в случае опасности. Так что с тобой риск значительно меньше, – честно призналась она. Затем, помолчав, добавила: – Не думай все-таки, что это будет так просто. Ловкий и быстрый удар способен опередить действие Камня. Ты можешь умереть рядом с ним.

Светлая полоса впереди стала шире, ярче, однако оттуда не доносилось ни звука, ни запаха. Продолжая путь вперед, я думал, сколько самых различных объяснений получил с тех пор, как вернулся, и каждое из них имело свой сложный комплекс мотиваций, оправданий и того, что случилось, пока меня не было, и того, что происходило сейчас. Я словно кружился в водовороте чужих эмоций, планов, переживаний, чувств и целей, которые я медленно восстанавливал, извлекая из могилы своего второго «я», и каждая новая интерпретация того, что уже было выстроено мною, каким-то образом меняла положение более чем одной составляющей. Но те имели крепкие якоря, и вновь возникали сомнения, и вновь вся моя жизнь начинала казаться мне лишь подвижной игрой, взаимодействием Теней, их кружением вокруг Амбера – то есть вокруг той истины, постигнуть которую не будет возможности никогда.

И все же я не мог отрицать, что теперь знал больше, чем несколько лет назад, теперь был ближе к сути дела, и все те события, в которые я оказался вовлеченным по возвращении, теперь, похоже, мчались к некоему окончательному разрешению. А что же я, собственно, хотел? Выяснить, где справедливость, и действовать в соответствии с этим? Я засмеялся. Так кого же из моих информаторов в данном случае благодарить первым? Значит, опять лишь весьма относительная правда? Нет, теперь мне вполне достаточно… И еще остался какой-то шанс направить Грейсвандир в верную цель: лучшая компенсация, какой можно ожидать в час ночи за те изменения, что произошли с полуночи.

Я засмеялся и проверил, свободно ли ходит в ножнах клинок.

– Бранд говорил, что Блейз подготовил другое войско… – начал было я.

– Об этом позже, – прервала меня Фиона. – Времени больше нет.

И она была права. Свет впереди стал ярче – это был широкий выход на открытое пространство. Он приближался к нам с такой огромной скоростью, как если бы туннель сам по себе вдруг начал стремительно сокращаться. Мне показалось, что там, за выходом, сияет дневной свет.

И через несколько секунд мы вылетели из пещеры. Я зажмурился от яркого солнца. Слева от меня расстилалось море, которое будто бы сливалось с небом того же цвета. Золотистое солнце то ли плыло, то ли висело над этим морем, а может, и внутри этого моря-неба, источая свои сверкающие лучи во все стороны сразу. За спиной у нас теперь не было видно ничего, кроме сплошной каменной стены; проход исчез без следа. Чуть ниже нас, примерно футах в ста, лежал Про-Образ. На нем виднелась темная фигурка, преодолевавшая вторую из его внешних дуг; человек этот был настолько поглощен своим занятием, что явно не замечал нашего присутствия. Потом мелькнула красная вспышка, когда он повернулся к нам лицом, и я узнал Камень, свисавший у него с шеи, как когда-то у нашего отца, у Эрика и у меня. Конечно же, это был Бранд.

Я спешился. Посмотрел вверх на Фиону, казавшуюся маленькой и растерянной, и вложил поводья Барабана в ее руки.

– Что-нибудь посоветуешь, кроме как «взять его»? – спросил я шепотом.

Она покачала головой.

Тогда, повернувшись, я обнажил Грейсвандир и бросился вперед.

– Удачи тебе, – тихо пожелала она мне вслед. Пока я шел к началу Пути, я заметил длинную цепь, что тянулась из входа в пещеру к неподвижному теперь телу грифона Виксера. Голова Виксера валялась на земле в нескольких шагах от тела. Яркая, того же цвета, что и у людей, кровь его обильно оросила камни вокруг.

Все ближе подходя к началу Образа, я быстро подсчитывал в уме: Бранд уже совершил несколько поворотов, следуя основной спирали этого лабиринта, так что по крайней мере круга на два опередил меня. Если бы мы были отделены друг от друга всего лишь одним поворотом, я мог бы попытаться достать его с помощью Грейсвандира, выйдя на позицию, параллельную его движению. Однако чем дальше от начала Образа, тем идти труднее, так что скорость Бранда постепенно уменьшалась. Ушел он все-таки еще не слишком далеко. Не обязательно было догонять его. Просто нужно пройти примерно полтора круга и занять позицию, параллельную ему.

Я ступил на Образ и двинулся вперед так быстро, как только мог. Вокруг моих ног тут же вспыхнули голубые искры, особенно при стремительном прохождении первого круга, когда сопротивление постоянно нарастало. Искры становились все крупнее и взлетали все выше. Волосы у меня стояли дыбом, когда я достиг Первой Вуали, вокруг явственно раздавалось потрескиванье. Однако я упорно пробивался сквозь невидимую стену, думая о том, заметил ли уже Бранд мое присутствие, и будучи не в состоянии позволить себе отвлечься и хотя бы бросить взгляд в его сторону. Я еще усилил свой натиск, и через несколько шагов Вуаль осталась позади. Идти стало гораздо легче.

Я взглянул вверх. Бранд как раз заканчивал борьбу с ужасной Второй Вуалью; он по пояс был в облаке голубых искр, но улыбался, и в улыбке его ясно видна была решимость победителя. Наконец он высвободился и шагнул вперед. И тут наконец заметил меня.

Улыбка тут же исчезла; он заколебался, что было мне на руку, ибо нельзя останавливаться, когда идешь по Образу. Любая остановка может стоить такого количества энергетических затрат, что трудно будет снова начать движение.

– Ты опоздал! – крикнул мне Бранд.

Я и не подумал ему отвечать. Я продолжал идти. Синие искры ручейками стекали с изображенного на Грейсвандире Образа.

– Сквозь черный участок ты пройти не сможешь! – сказал он.

Я продолжал идти. Темный участок был как раз передо мной. Я был рад, что он расположен не в самой трудной части Образа. Бранд тоже двинулся дальше, медленно приближаясь к Великой Кривой. Если бы я только мог нагнать его там! Никакого поединка бы не потребовалось: у него не хватило бы ни сил, ни скорости, чтобы защищаться.

По мере моего приближения к поврежденному участку Образа я вспоминал те способы, с помощью которых мы с Ганелоном перебирались через черную дорогу во время нашего бегства из Авалона. Мне это удалось только потому, что я все время мысленно представлял себе Образ. Теперь же сам узор был вокруг меня, да и расстояние, которое требовалось пересечь, было совсем не таким большим, как тогда. И тут мне пришло в голову, что Бранд просто пытается сбить меня с толку своими угрозами, что сила черного участка, вполне возможно, сильнее всего именно здесь, у ее истоков. Когда я подошел ближе, Грейсвандир неожиданно ярко вспыхнул. Повинуясь неведомому импульсу, я коснулся концом его острия края той черноты, что простиралась предо мной там, где прерывался Образ.

Грейсвандир как бы прилип к темной поверхности, и больше я его поднять не смог. Однако я продолжал движение, и мой клинок разрезал черную поверхность предо мной, скользя вперед, как мне казалось, примерно по стертой ныне линии Образа. Я следовал за ним. Солнце словно померкло у меня над головой. В ушах гулко отдавались удары сердца, лоб был весь мокрый от испарины. Сероватая пелена заволокла все вокруг. Мир стал каким-то сумеречным, Образ исчезал на глазах. Казалось, что ничего не стоит сейчас сделать один лишь неверный шаг и… Не хотелось выяснять, каким именно будет результат.

Я все время смотрел себе под ноги, следуя той линии, которую прорезал Грейсвандир; голубой огонь, плясавший на его лезвии, был единственным проблеском света в этом мире. Шаг правой ногой, шаг левой…

И вдруг все кончилось. Грейсвандир снова свободно взлетел в моей руке, и синий свет на его лезвии отчасти померк, то ли из-за ярко вспыхнувшего вновь передо мной Образа, то ли еще по какой-то неведомой мне причине.

Оглядевшись, я увидел, что Бранд приближается к Великой Кривой. Я же пока что подходил лишь ко Второй Вуали. Нас обоих ждали тяжкие испытания, однако Великую Кривую преодолеть значительно труднее, так что я уже должен буду освободиться и смогу двигаться значительно быстрее, пока Бранд будет преодолевать этот трудный участок. Зато потом мне придется пересекать поврежденный участок Образа во второй раз. К этому времени Бранд, возможно, уже освободится, однако все равно будет двигаться с меньшей, чем у меня, скоростью – после Великой Кривой идти труднее всего.

Напряжение усиливалось с каждым шагом; все тело покалывало. Искры из-под ног взлетали уже до середины бедра. Я словно пробирался среди колосьев странной электрической пшеницы. Волосы мои по-прежнему стояли дыбом. Я чувствовал, как они шевелятся. Один раз я оглянулся и увидел Фиону: она сидела в седле совершенно неподвижно и наблюдала.

И я устремился ко Второй Вуали.

Углы… резкие повороты… Сопротивление все росло, и все мое внимание и все мои силы были теперь отданы борьбе с ним. Снова возникло уже знакомое ощущение безвременья, как если бы вся моя прошлая жизнь – это только Путь, да и дальнейшая тоже… Я настолько сконцентрировал свое внимание, что остальное вокруг словно исчезло: Бранд, Фиона, Амбер, мое собственное «я»… Искры взлетали все выше по мере того, как я с огромным трудом продвигался вперед, сворачивал и снова шел вперед, и каждый следующий шаг был труднее предыдущего.

Прямо к очередному черному участку.

Я снова опустил Грейсвандир, выставив его вперед. И снова меня окружила серость, одноцветный туман, прорезаемый лишь голубым свечением клинка, открывавшего передо мной тонкую линию Образа, подобно хирургическому скальпелю.

Когда вновь вспыхнул нормальный свет, я сразу увидел Бранда. Он все еще был в западном квадранте, пройдя примерно две трети Великой Кривой. Если я поднажму, то, возможно, сумею нагнать его, когда он выйдет из Великой Кривой. И я устремился вперед что было сил.

Добравшись до северной части Образа, до того поворота, что вел меня как бы в обратном направлении, я внезапно догадался, что мне сейчас нужно сделать. Нужно снова пролить кровь на линию Образа. Да, если бы речь шла о простом выборе между незначительным разрушением еще одного участка узора и полным его разрушением Брандом, то понятно, что следовало сделать и как можно скорее. Однако я чувствовал, что должен существовать и другой способ…

Я совсем немного сбросил скорость. Теперь все зависело от отсчета времени. Бранду проход по Образу дался гораздо труднее, чем мне, так что по крайней мере в этом отношении у меня было преимущество. Согласно моей абсолютно новой стратегии я должен был подготовить нашу встречу в точно определенном месте. По иронии судьбы я вдруг вспомнил трогательную заботу Бранда о его любимом коврике. Однако забота о чистоте Образа была делом куда более сложным и хитроумным.

Он приближался к концу Великой Кривой, а я шагал, подсчитывая в уме расстояние до черного участка. Я решил устроить Бранду кровопускание над тем местом, которое уже было им повреждено. Единственным его преимуществом, на мой взгляд, было то, что я окажусь от него справа. Чтобы свести до минимума и это преимущество, мне нужно было чуть-чуть отстать.

Бранд с трудом преодолевал сопротивление и продвигался вперед чрезвычайно медленно. Я тоже двигался с трудом, но все же легче. Походка моя была ровной. Я думал только о Камне, о том сродстве, которое мы обрели с ним благодаря настройке. Я чувствовал его присутствие – там, слева от себя и чуть впереди, несмотря на то что даже не мог его видеть. Станет ли Камень помогать мне, если Бранду удастся взять верх в предстоящем поединке? Ощущая присутствие Камня, я почти уже мог поверить, что он мне поможет. Он уже однажды буквально вырвал меня из рук убийцы и каким-то образом отыскал убежище – спрятав меня в моей собственной постели. От Камня в душу мою проникала некая уверенность; однако, вспоминая слова Фионы, я решил не слишком полагаться на это. И все-таки верил, надеялся, вспоминая его фантастические возможности и свою собственную способность управлять им, не вступая с ним в непосредственный контакт…

Бранд почти завершил преодоление Великой Кривой. Из самых глубин своей души я молил Камень о помощи, и мне удалось выйти с ним на связь. И тогда я призвал бурю, нечто вроде красного торнадо, некогда уничтожившего жеребца Яго. Я не знал, смогу ли управлять этим грозным явлением здесь, посреди Пути, но тем не менее призвал вихрь и направил его на Бранда.

Сперва ничего не произошло, однако я чувствовал, что Камень начал действовать. Бранд добрался до конца Кривой и миновал его.

Я был там, прямо позади.

Каким уж там образом, не знаю, но он это почувствовал. И выхватил меч из ножен в тот самый миг, как сопротивление ослабело. Вопреки моим расчетам, ему удалось выиграть пару шагов. Он выставил вперед левую ногу, повернулся ко мне боком и посмотрел мне прямо в глаза поверх наших поднятых клинков.

– Черт побери, ты все-таки прошел! – воскликнул Бранд, касаясь конца моего клинка своим клинком. – Тебе никогда бы не удалось так быстро добраться до этого места, если бы не та ведьма, что сидит в седле!

– Как мило ты отзываешься о нашей сестре, – сказал я, делая ложный выпад. Он парировал.

Мы были страшно стеснены в движениях: ни один из нас не смог бы сделать настоящий выпад, не сойдя с Образа. Я был связан еще и тем, что не хотел пока что проливать кровь брата.

Я снова сделал ложный выпад, и он отшатнулся. Левая нога его соскользнула с Образа. Бранд выставил вперед правую ногу, оперся о нее и резким движением попытался рубануть меня по голове. Черт побери! Я парировал и чисто машинально сделал ответный выпад. Я совершенно не собирался наносить ему удар в грудь, однако Грейсвандир концом лезвия все-таки задел его под грудиной, изобразив там нечто вроде кровавой дуги. В воздухе раздалось гудение, однако я не мог позволить себе отвести взгляд от Бранда. Он глянул под ноги и еще чуть отступил. Отлично. Теперь перед его рубашки украшала уже широкая кровавая полоса. Впрочем, материя хорошо впитывала кровь…

Я встал поудобнее, сманеврировал, сделал резкий выпад, парировал его удар, подождал, прыгнул вперед, потом назад – я делал все, что только мог придумать, лишь бы заставить его отступать. Я явно имел психологическое преимущество: мой клинок был длиннее и мы оба знали, что на мечах я сильнее и быстрее.

Бранд уже приближался к темному участку. Еще несколько шагов… Я услышал звук, похожий на одинокий удар колокола, за которым последовал страшный рев. Неожиданно нас накрыла тень, похожая на грозовую тучу в солнечный день.

Бранд глянул вверх. Думаю, что в это мгновение мне ничего не стоило проткнуть его насквозь, но он был все еще в полуметре от намеченной мной цели. Бранд мгновенно очнулся и злобно на меня глянул.

– Будь ты проклят, Корвин! Это ведь твои штучки, верно? – И он с криком перешел в наступление, совершенно забыв о какой бы то ни было осторожности.

К сожалению, моя позиция была на редкость неудачной: я все еще шел вперед, готовясь потеснить его и заставить отступить до нужного мне предела. Я был совершенно открыт и не успел принять боевую стойку. И хотя я сумел парировать его удар, этого оказалось недостаточно. В тот же миг я пошатнулся и упал назад.

Я пытался удержать на линии обе ноги, и упал на правый локоть и левую руку. Я выругался: боль была такой сильной, что локоть мой снова соскользнул; видимо, я здорово его повредил, падая.

Однако Бранд на этот раз промахнулся, а ноги мои, окутанные облаком синих искр, умудрились удержаться на светящейся линии Пути. Практически я был вне досягаемости для Бранда: по крайней мере, смертельного удара он мне нанести не мог, хотя все еще способен был подрезать мне колени.

Я поднял правую руку, сжимая в ней Грейсвандир, и выставил ее вперед. Потом попробовал сесть. Когда мне это удалось, я увидел, что некое красноватое образование с желтыми краями вращается прямо над головой Бранда, трещит и рассыпает искры и маленькие молнии. Рев теперь сменился воем.

Бранд перехватил свой меч под рукоять и поднял его над плечом, словно копье, целясь в меня. Я понимал, что ни парировать, ни увернуться сейчас не смогу.

Мысленно я послал приказ Камню и тому облаку в небесах…

Что-то ярко вспыхнуло, и короткая молния из облака коснулась меча Бранда…

Оружие выпало у него из рук; он невольно прижал к губам обожженную ладонь. Однако левой своей рукой он стиснул Камень Правосудия, словно наконец поняв, что я творю, и пытаясь уменьшить мое влияние на Камень. Бранд сосал обожженные пальцы и с ужасом смотрел вверх; вся ярость и гнев исчезли с его лица. С небес к нему начинала спускаться чудовищная воронка.

Тогда он вдруг ступил на черный участок Образа, повернулся лицом к югу, поднял обе руки и что-то выкрикнул: слов я не расслышал из-за нарастающего воя.

Воронка накрыла его, он стал вдруг каким-то плоским, словно размытым, потом начал уменьшаться, съеживаться, но не то чтобы стал меньше в размерах, а просто как бы удалился от меня. Он будто таял вдали и исчез за одно лишь мгновение до того, как смертоносная воронка лизнула то место, где он только что стоял.

Вместе с ним исчез и Камень, так что у меня не было никаких средств воздействия на ту штуку, что висела теперь у меня над головой. Я не знал, что лучше: присесть и не двигаться или возобновить движение и добраться до конца Образа. Я решил пока что не двигаться – ураган, похоже, охотился за теми, кто нарушал нормальное положение вещей в этом месте. Я буквально приник к светящейся линии Образа. А когда осмелился приподняться на четвереньки, воронка уже начала подниматься. Вой ослабел, а потом и совсем стих. Синие огни, горевшие у моих подошв, почти погасли. Я повернулся и посмотрел на Фиону. Она знаками показала, чтобы я встал и двигался дальше.

Я медленно поднялся, видя, что вихревое образование надо мной продолжает рассасываться, и возобновил свое движение. Проходя по тому темному участку, где еще совсем недавно прошел Бранд, я в очередной раз воспользовался Грейсвандиром. Искореженные остатки меча Бранда валялись у дальнего края темной зоны.

Ах, как мне хотелось, чтобы существовал какой-нибудь более легкий способ выбраться отсюда! Ведь теперь было совершенно бессмысленно проходить весь Образ до конца. Однако нельзя повернуть назад, если ты уже ступил на узор, а пытаться уйти, как Бранд, по черному пятну я совершенно не хотел. Так что я двинулся к Великой Кривой.

Интересно, куда исчез Бранд? Если бы я это знал, то мог бы, достигнув центра, приказать Образу отправить меня за ним следом. Возможно, у Фионы и были какие-то соображения на сей счет… Скорее всего он, конечно, отправился туда, где у него есть союзники. И, наверное, бессмысленно преследовать его в одиночку…

Что ж, по крайней мере мне вовремя удалось прервать его настройку на Камень.

Я вступил на Великую Кривую. Вокруг меня взвился целый сноп искр.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Мы были на вершине горы: послеполуденное светило висело над скалами слева, отбрасывая вправо длинные тени. Солнце просвечивало сквозь листву деревьев, окружавших мою гробницу; тепло чуть смягчало пронизывающий ветер Колвира. Я выпустил руку Рэндома и повернулся, чтобы посмотреть на того, кто сидел на скамье перед мавзолеем.

Лицо юноши с пробитого Козыря, от носа к подбородку уже протянулись резкие морщины, черты посуровели, в глазах глубокая внутренняя усталость; упрямый подбородок вздернут вверх, что на карте было не так заметно.

Так что я узнал его еще до того, как Рэндом произнес:

– Это мой сын Мартин.

Мартин встал, когда я подошел к нему, пожал мне руку, сказал: «Дядя Корвин», и выражение лица его несколько переменилось, но совсем немного. Он внимательно изучал меня.

Юноша был на несколько дюймов выше Рэндома, однако такой же стройный и легкий. Его подбородок и скулы были тех же очертаний, а волосы – такие же светлые и густые.

Я улыбнулся:

– Долго же тебя не было в Амбере… Впрочем, и меня тоже.

– Но я никогда по-настоящему и не бывал в Королевстве, – ответил Мартин. – Я вырос в Ребме… и еще в других местах…

– Тогда позволь мне приветствовать тебя, племянничек. Ты явился как раз в самый интересный момент, Рэндом, должно быть, уже рассказал тебе кое-что?

– Да, именно поэтому я и попросил встретиться с тобой здесь, а не там.

Я глянул на Рэндома.

– Последний дядя, которого видел Мартин, был Бранд, – пояснил Рэндом, – и обстоятельства этого свидания, как ты догадываешься, были не самые благоприятные. Так что вряд ли ты станешь винить его за выбор подобного места?

– Не стану. Бранда я только что повидал и не могу сказать, что остался в безумном восторге.

– Повидал? – удивился Рандом. – А мне, значит, ни слова?

– Он сбежал из Амбера, у него Камень Правосудия. Знай я заранее то, что знаю теперь, наш милый братец все еще сидел бы в своей башне. Именно он виновен во всем, и он чертовски опасен.

Рэндом кивнул.

– Знаю, – сказал он. – Мартин подтвердил все наши подозрения: удар кинжалом ему действительно нанес Бранд. А что насчет Камня?

– Он опередил меня в Тени-Земля, где я оставил Камень. Однако он должен был пройти Образ и как бы настроить Камень на себя. Только что я помешал ему сделать это в Про-Образе, в настоящем Амбере. Он сбежал. Джерард переправил туда охранников, на помощь Фионе, чтобы он не вернулся и не попробовал снова. Образы Амбера и Ребмы также под охраной.

– Но зачем ему власть над этим Камнем? Чтобы поднять несколько ураганов? Черт возьми, да он может прогуляться в Тень и устроить там любую бурю, какая ему по душе.

– Человек, настроенный на Камень Правосудия, может использовать его, чтобы разрушить Путь.

– Вот как? И что тогда будет?

– Наш мир, каким мы знаем его, погибнет.

– Вот как, – снова произнес Рэндом и добавил: – А ты откуда знаешь?

– Долгая история, некогда рассказывать, но я узнал ее от Дворкина, а в этом отношении я ему совершенно доверяю.

– Так он все еще где-то здесь?

– Позже поговорим и об этом, – сказал я.

– Ладно. Но Бранд, должно быть, сошел с ума, если стремится сотворить такое!

Я кивнул:

– По-моему, он уверен, что сумеет создать новый Образ и новую Вселенную, потом стать ее властелином.

– А это возможно?

– Теоретически, возможно. Даже у Дворкина имелись определенные сомнения насчет возможности подобного деяния в данный момент. В тот, первый, раз комбинация различных факторов была уникальной… Да, я тоже полагаю, что Бранд повредился в рассудке. Оглядываясь назад, вспоминая все перемены, происшедшие с его личностью, его затяжные циклические смены настроения… Похоже, у него всегда были некие шизофренические задатки. Возможно, тесное общение с нашими врагами подтолкнуло Бранда к опасному краю. Впрочем, это неважно. Сейчас мне больше всего хотелось бы вернуть его в ту башню. Жаль, что Джерард оказался таким хорошим лекарем.

– А ты знаешь, кто тогда пырнул его ножом?

– Фиона. Она и сама может рассказать тебе эту историю.

Рэндом оперся о плиту с написанной на ней эпитафией в мой адрес и покачал головой.

– Бранд, – проговорил он. – Черт побери! Любой из нас мог бы сто раз убить его – в былые времена. Но доведя кого-то до белого каления, он всегда менял линию. И через некоторое время любому начинало казаться, что он, в конце концов, не так уж и плох. Жаль, что никто из нас ни разу так и не сорвался…

– Насколько я понимаю, он теперь законная дичь? – вежливо спросил Мартин.

Я посмотрел на него. На щеках у юноши играли желваки, глаза были прищурены. Мне показалось, что за эти несколько секунд в его лице промелькнули лица всех нас, словно кто-то перебирал наши фамильные карты. Весь наш эгоизм, ненависть, зависть, гордость и бесчестье, казалось, отразились на его лице в одно мгновение, а ведь он еще и ногой не ступал на землю Амбера.

Что-то будто щелкнуло и прорвалось в моей душе, я протянул руки и крепко обнял его за плечи.

– У тебя есть все основания ненавидеть Бранда, – сказал я, – и ответ на твой вопрос будет: «Да». Охотничий сезон открыт. Я не вижу иного способа. Бранда надо уничтожить. Я сам часто испытывал ненависть к нему до тех пор, пока его действия оставались лишь чем-то абстрактным. Но теперь все по-другому. Да, он должен быть убит. Только не позволяй собственной ненависти быть единственным, что приведет тебя в нашу компанию. Ненависти среди нас и так всегда предостаточно. Я смотрю на твое лицо… и не знаю… Прости, Мартин. Слишком многое меняется в нашем мире в эти часы. Ты еще так молод. Я же видел и пережил гораздо больше. И кое-что из того, что я видел, мучает и беспокоит меня – по-разному – до сих пор. Вот и все.

Я отпустил его плечи и отступил на шаг назад.

– Расскажи мне о себе, – попросил я.

– Долгое время я Амбера просто боялся, – начал Мартин, – и сейчас, по-моему, побаиваюсь. С тех самых пор, как Бранд предательски напал на меня, я все задавался вопросом, не сможет ли он начать на меня охоту. Долгие годы я жил с оглядкой и, по-моему, боялся тогда всех вас. Многих членов семьи я знал только по картам да кое-что слышал – весьма нелестные отзывы, надо сказать. Я сказал Рэндому – то есть отцу, – что не хотел бы встречаться сразу со всеми, и он тогда предложил, чтобы сперва я встретился с тобой. Видимо, именно тебе будут особенно интересны некоторые вещи, которые стали известны мне. Когда я упомянул о них, отец сказал, что я должен повидаться с тобой как можно скорее. Он довольно подробно рассказывал мне о том, что здесь происходило, и… видишь ли, я кое-что знаю…

– Я уже понял это, поскольку в твоей истории всплыло одно имя.

– Теки? – уточнил Рэндом.

– Именно.

– Очень трудно решить, с какого места начинать… – пробормотал Мартин.

– Я знаю, что вырос ты в Ребме, что ты прошел Образ, а потом использовал свою власть над Тенью, чтобы посетить Бенедикта в Авалоне, – сказал я. – Бенедикт более подробно рассказал тебе об Амбере и о Тени, научил пользоваться Козырями, потренировал в искусстве владения оружием. Позже ты отправился бродить в Тени один. И я знаю, как поступил с тобой Бранд. Вот, кратко, что мне о тебе известно.

Мартин кивнул и посмотрел в небо, куда-то на запад.

– Расставшись с Бенедиктом, я долгие годы путешествовал в Тени, – начал он. – Это были счастливейшие времена в моей жизни, приключения, азарт, новые знания и новые дела… Где-то в глубине души я всегда был уверен, что, став умнее, сильнее и опытнее, непременно совершу путешествие в Амбер, непременно познакомлюсь со своими остальными родственниками. Но до меня успел добраться Бранд.

Я расположился лагерем на склоне небольшого холма, просто отдыхая после долгой скачки, угощаясь обедом и намереваясь затем посетить своих друзей Теки. И тут на связь со мной вышел Бранд. Бенедикт уже научил меня пользоваться Козырями. Он даже порой переносил меня из одного места в другое, так что я знал, какие при этом возникают ощущения, знал, что здесь к чему. Ну и в данном случае было то же самое, и на мгновение я даже подумал, что это Бенедикт, хотя неясно, как он до меня добрался. Но нет. Это был Бранд – я узнал его по рисунку на карте. Он стоял как раз в середине узора, похожего на Образ. Мне было любопытно, как он связался со мной – ведь моего Козыря в колоде никогда не было.

Бранд поговорил со мной примерно с минуту – совершенно не помню, о чем, – а потом вдруг… пырнул меня кинжалом. Я оттолкнул его и сразу же постарался прервать контакт. Но он каким-то образом ухитрился удержать связь еще некоторое время. И только потом мне наконец удалось блокировать его. Этому меня тоже научил Бенедикт. Однако Бранд пробовал снова и снова и оставил свои попытки далеко не сразу. Я был недалеко от Теки; мне удалось взобраться в седло и доехать до них. Я был уверен, что умру; никогда прежде я не бывал ранен так тяжело. Но спустя какое-то время начал поправляться. И тогда мне стало страшно: охватила уверенность в том, что Бранд непременно отыщет меня и доведет начатое до конца.

– Почему же ты не связался с Бенедиктом, – спросил я, – и не рассказал ему ни о случившемся, ни о своих страхах?

– Я хотел это сделать, – ответил Мартин, – но еще я подумал: Бранд ведь может и поверить, что убил меня. Я понятия не имел, что за борьба идет в Амбере, но решил, что попытка убить меня имела к ней самое непосредственное отношение. Бенедикт достаточно много рассказал мне обо всей семье, так что это приходило в голову первым. И я решил, что лучше мне пока считаться мертвым. Я спешно покинул Теки, еще не успев окончательно поправиться, и затерялся в Царстве Теней.

Случайно я обратил внимание на одну странную вещь… Прежде это явление мне не встречалось, однако теперь оно, кажется, присутствует повсеместно: почти во всех Тенях существует загадочная черная дорога, то в одном обличье, то в другом. Я был озадачен, а поскольку дорога пронизывала все Тени целиком, любопытство мое еще усилилось. И я решил пойти по ее извивам и побольше узнать о ней.

Это оказалось опасно. Очень скоро я научился относиться к черной дороге с большой осторожностью. По ночам там проплывали какие-то странной формы существа. А звери и растения из живого мира, попав на дорогу, неизменно гибли. Так что я не подходил к ней ближе, чем это было необходимо, стараясь лишь держать ее в пределах видимости. Я прошел по многим мирам и быстро понял, что всюду черная дорога приносит с собой смерть, опустошение и несчастье. Я не знал, как остановить ее.

Я был еще слишком слаб после ранения, – продолжал Мартин, – и слишком спешил, погоняя коня. И вот однажды вечером я свалился совсем больным и провалялся, укутавшись одеялом и дрожа, всю ночь и почти весь следующий день. Время от времени у меня начинался бред, и я впадал в беспамятство, так что не знаю точно, когда именно она появилась. Тогда она показалась мне сном наяву… Совсем юная девушка и очень хорошенькая. Она заботилась обо мне, пока я не стал поправляться. Ее имя было Дара. Мы с ней без конца разговаривали. Это очень приятно, когда есть с кем поговорить по душам… Я, должно быть, выложил ей о себе все. Тогда и она рассказала мне кое-что. Дара отнюдь не была уроженкой этих мест, а тоже путешествовала в Тени. Она еще не ходила сквозь Тени, как это делаем мы, хотя чувствовала, что способна этому научиться, ибо заявляла, что кровным родством связана с Домом Амбера через Бенедикта. И ей действительно все было ужасно интересно. Средством передвижения Даре служила сама черная дорога. На нее она почему-то не оказывала ни малейшего смертоносного воздействия – возможно, потому, что Дара приходилась родней также и тем, кто жил на дальнем конце дороги, во Дворе Хаоса. Однако же она очень хотела жить по-нашему, так что я изо всех сил старался обучить ее всему, что знал сам. Я рассказал ей об Образе, даже нарисовал узор. Я показал ей свою колоду – Бенедикт подарил мне одну – и объяснил, как выглядят остальные члены семейства. Особенно Дара почему-то заинтересовалась твоей картой.

– Начинаю понимать, – кивнул я. – Продолжай, пожалуйста.

– Она объяснила, что Амбер погряз в бесконечных грехах и нарушил некое метафизическое равновесие между собой и Двором Хаоса. Ее народ теперь занят восстановлением равновесия, опустошая Амбер. Их место обитания – это не Тень Амбера, но настоящее государство со своими собственными законами. Между тем все Тени страдают из-за черной дороги.

Я мало знал об Амбере и мог только слушать. Сначала я принимал на веру все, что Дара говорила. Бранд в моих глазах, естественно, полностью совпадал с обликом представителя того зла, которое, по ее словам, царило в Амбере. Но когда я упомянул о нем, она возразила: нет, ничего подобного. У нее на родине он считался кем-то вроде героя. Впрочем, в деталях она сомневалась, да и вообще ее это, по-моему, вовсе не волновало. Именно тогда я впервые и обратил внимание на чрезвычайную самоуверенность Дары – о чем бы она ни говорила, вокруг нее словно повисало некое безумие, какой-то фанатизм. Я вдруг заметил, что невольно пытаюсь защищать Амбер. Я вспомнил о Ллевелле, о Бенедикте и еще о Джерарде, которого несколько раз видел. Ей ужасно хотелось узнать побольше о Бенедикте – это, пожалуй, было слабым местом Дары. О Бенедикте я мог говорить достаточно уверенно, и она сама всегда готова была поверить всему хорошему, что я хотел сказать. Не знаю уж, каков оказался окончательный результат этих бесед, но, по-моему, она стала не такой самоуверенной ближе к концу…

– К концу? – спросил я. – Что ты хочешь этим сказать? Как долго она пробыла с тобой?

– Почти неделю, – ответил Мартин. – Она сразу пообещала, что останется со мной, пока я не поправлюсь, и свое обещание сдержала. Вообще-то Дара задержалась немного дольше, чем то было необходимо. Отчасти чтобы окончательно убедиться, что я чувствую себя хорошо. Но мне кажется, на самом деле ей просто хотелось еще поговорить. В конце концов, однако, она сказала, что должна ехать дальше. Я просил ее остаться со мной, она отказалась. Я готов был сопровождать ее куда угодно, но она не разрешила. Она, должно быть, догадалась, что я в любом случае попытаюсь последовать за нею, так что ускользнула украдкой, среди ночи. Ехать по черной дороге я не мог, и понятия не имел, куда именно теперь направилась Дара, хотя, по ее словам, стремилась она в Амбер. Обнаружив утром, что она исчезла, я какое-то время и сам подумывал о возвращении в Амбер. Но все еще боялся. Возможно, кое-что из рассказанного Дарой усилило мои страхи.

Как бы то ни было, пока я решил остаться в Тени. Я продолжил свое путешествие, многое повидал, многое пытался понять, а потом меня разыскал Рэндом и предложил вернуться домой. Однако сперва он перенес меня сюда, чтобы я встретился здесь с тобой. Он хотел, чтобы ты выслушал мою историю, прежде чем тебе станет что-то известно от других. Он сказал, что ты был знаком с Дарой и не прочь узнать о ней побольше. Надеюсь, какую-то лепту я в это внес?

– Да, – кивнул я. – Спасибо тебе.

– Насколько я понял, Дара действительно прошла Образ?

– Да, ей это удалось.

– И после этого она объявила себя врагом Амбера?

– Верно.

– Надеюсь, – сказал он, – что это не принесет ей зла. Она была так добра ко мне.

– Дара вполне способна позаботиться о себе, – произнес я. – Однако… да, она действительно очень приятная девушка. Я ничего не могу обещать тебе относительно ее безопасности, ибо по-прежнему знаю о ней слишком мало – прежде всего о ее участии в том, что сейчас происходит. И тем не менее твой рассказ очень помог мне. Теперь Дара видится мне личностью, к которой можно отнестись и хорошо.

Мартин улыбнулся:

– Я рад услышать это.

Я пожал плечами:

– Ну а что ты сам собираешься теперь делать?

– Сперва я бы хотел, чтобы он повидался с Виалой, – вставил Рэндом, – ну а потом, возможно, и с остальными, если позволят время и стечение обстоятельств. Но если на нас свалится что-нибудь новенькое и я немедленно потребуюсь тебе….

– Уже свалилось, – сказал я, – но ты мне, пожалуй, прямо сейчас пока не нужен. Лучше введу тебя в курс дела. У меня еще есть немного времени.

Пока я рассказывал Рэндому о случившемся с момента его отъезда, я все время думал о Мартине. Пока что юноша был для меня полной загадкой. Его история весьма походила на правду, да я и сам, пожалуй, чувствовал, что это чистая правда. С другой стороны, мне казалось, что это не вся правда, что он намеренно утаивает что-то – возможно, что-нибудь совершенно невинное. А если нет? У него ведь нет никаких особых причин любить нас. Как раз наоборот. И Рэндом, вполне возможно, привез домой троянского коня. Но, может быть, заблуждаюсь как раз я – только потому, что никогда никому не доверяю, если возможны альтернативные варианты.

И все же ничто из того, что я сейчас говорил Рэндому, не могло быть использовано против нас, и вряд ли Мартин способен был нанести нам такой уж вред, если даже это и входило в его намерения. Нет, скорее он просто столь же уклончив в ответах, как и все мы; и в основном по тем же причинам: страх и стремление к самосохранению.

Повинуясь внезапному порыву, я спросил его:

– А после этого ты когда-нибудь еще встречался с Дарой?

Мартин покраснел.

– Нет, – ответил он как-то слишком быстро. – Только один раз, тогда.

– Понятно, – промолвил я, и Рэндом, отличный игрок в покер, не мог не заметить моей реакции. Таким образом я просто на всякий случай позаботился о нашей безопасности и весьма недорогой, надо сказать, ценой: всего лишь заставив отца остерегаться своего утраченного было и только что вновь обретенного сына.

Я быстро перевел разговор на Бранда. И в тот момент, когда мы сопоставляли свои знания в области психопатологии, я почувствовал легкое покалывание во всем теле и ощущение чьего-то присутствия: кто-то выходил со мной на связь с помощью фамильных карт. Я поднял руку и отвернулся.

Через несколько секунд связь была установлена, и мы с Ганелоном посмотрели друг другу в глаза.

– Корвин! – обрадовался он. – Мне захотелось проверить, что мы имеем на сегодня: у кого из вас Камень, у тебя или у Бранда, или вы оба все еще его ищете? Ну так как?

– Камень у Бранда, – ответил я.

– Жаль, – посетовал он. – Что ж, расскажи, как это случилось.

Что я и сделал.

– Значит, Джерард сказал мне правду, – заявил Ганелон.

– Так ты уже слышал об этом?

– Не так подробно, – не смущаясь, ответил он. – А мне хотелось быть уверенным в мельчайших деталях. Между прочим, с Джерардом я поговорил только что. – Он посмотрел куда-то вверх. – Пожалуй, тебе пора уходить отсюда, если я кое-что еще помню о восходящей луне.

Я кивнул:

– Да, я скоро пойду прямо к Лестнице. Это ведь совсем недалеко.

– Хорошо. А теперь вот что ты должен сделать…

– Я сам знаю, что я должен сделать, – отрезал я. – Я должен подняться в Тир-на Ног-т до того, как туда доберется Бранд, и заблокировать для него выход на Путь. Если мне это не удастся, то я буду вынужден снова охотиться на моего милого брата в извилинах Образа.

– Та еще затея, – пробормотал Ганелон.

– Можешь предложить что-нибудь лучше?

– Да, кое-что. У тебя Козыри с собой?

– Конечно.

– Хорошо. Во-первых, ты все равно не успеешь попасть туда вовремя, чтобы перекрыть ему проход к Образу…

– Почему же нет?

– Тебе нужно будет совершить восхождение, потом пройти через весь дворец и спуститься вниз, к началу Пути. На это требуется немало времени даже в Тир-на Ног-те – особенно в Тир-на Ног-те, где время вечно выкидывает всякие фокусы. Ты же сам знаешь, там тебя может поджидать, например, чье-то тайное пожелание твоей смерти, и это, безусловно, замедлит продвижение к цели… Ну, я не знаю, что бы там ни было, Бранд непременно доберется до начала Образа раньше тебя. И даже, возможно, на этот раз успеет уйти так далеко, что тебе будет его не догнать.

– Надеюсь, что он достаточно утомлен, и это несколько замедлит его продвижение.

– Вот уж не думаю. Поставь на его место себя: ведь так просто отправиться в Тень, где время течет иначе, и вместо нескольких часов с утра до полудня получить несколько дней, чтобы как следует отдохнуть перед тем тяжким испытанием. Надежнее было бы предположить, что Бранд все-таки будет в хорошей форме.

– Ты прав, – кивнул я. – На его усталость рассчитывать не стоит. Ну ладно. Есть у меня и еще один вариант, но я, пожалуй, не стал бы его использовать, если бы этого можно было избежать; дело в том, что Бранда можно убить и на расстоянии. Взять с собой арбалет или одну из наших винтовок и просто-напросто застрелить его на середине Образа. Но в этом варианте меня очень беспокоит воздействие нашей крови на Образ. Может быть, она опасна лишь для Про-Образа, но точно не знаю.

– Верно, точно ты не знаешь, – сказал Ганелон. – Да и на обычное оружие там полагаться не стоит. Это ведь очень странное место. Ты сам говорил, что больше всего оно похоже на Тень в небесах. Даже если ты и заставил ружья стрелять в Амбере, там, возможно, это не сработает.

– Есть такой риск, – признал я.

– Что же касается арбалета, то каждый раз может неожиданно возникать сильный порыв ветра и относить стрелу в сторону…

– Боюсь, я не совсем тебя понимаю.

– Камень. Бранд прошел с ним значительную часть Про-Образа, и у него было время на несколько опытов. Как ты думаешь, возможно ли, что Бранд уже отчасти настроен на него?

– Не знаю. Я не так уж хорошо разбираюсь в этом процессе.

– Я всего лишь хотел подчеркнуть возможность того, что Бранд в таком случае сумеет как-то воспользоваться им для самозащиты. У Камня, наверно, есть и еще какие-то свойства, о которых ты понятия не имеешь. Это я все к тому, что вряд ли можно рассчитывать убить Бранда на расстоянии. И на твоем месте я бы даже не стал пытаться вновь проделать тот же трюк с Камнем, как в первый раз – во всяком случае, если Бранд уже приобрел некоторую степень контроля над ним.

– Ты действительно представляешь себе все куда более мрачно, чем я.

– Зато более реалистично, – возразил Ганелон.

– Допустим. Продолжай. Ты говорил, у тебя и план есть какой-то?

– Верно, есть и план. По-моему, Бранду вообще нельзя позволить добраться до начала Образа, ибо, если он только ступит на него, возможность катастрофы увеличится невероятно.

– И ты считаешь, что я могу не успеть туда вовремя, чтобы помешать ему?

– Не успеешь, если он действительно способен мгновенно передвигаться в пространстве, в отличие от тебя. Я считаю, что он просто ждет восхода луны, и как только город обретет форму, окажется там, внутри, совсем рядом с началом Образа.

– Мне понятна твоя основная мысль, но это не ответ.

– Ответ таков: ты не станешь пытаться проникнуть в Тир-на Ног-т сегодня ночью.

– Погоди-ка минутку! Что ты городишь?

– Сам погоди, черт возьми! Ты сам притащил сюда мастера стратегии, так лучше слушай, что он тебе говорит.

– Ладно, ладно, слушаю.

– Итак, ты уже допускаешь, что можешь не успеть добраться в Небесный Город вовремя. Но это может кто-то другой.

– Кто и каким образом?

– Значит, так. Я только что разговаривал с Бенедиктом. Он уже вернулся и в данный момент находится в Амбере, в зале Образа. По всей вероятности, он как раз закончил его проходить и стоит в центре, ожидая. Ты доберешься до подножия Лестницы, ведущей в Небесный Город. Там ты дождешься восхода луны и, как только Тир-на Ног-т обретет форму, выйдешь на связь с Бенедиктом с помощью Козыря. В этот момент он, пользуясь могуществом Образа Амбера, перенесет себя на то же место Образа в Тир-на Ног-те. И тогда неважно, с какой скоростью способен передвигаться Бранд: ему все равно не обогнать Бенедикта.

– Преимущества понятны, – сказал я. – Это действительно самый быстрый способ, а Бенедикт безусловно хорош. У него не возникнет особых трудностей в поединке с Брандом.

– А ты уверен, что Бранд не постарается как-то еще себя обезопасить? – спросил Ганелон. – Судя по всему услышанному об этом человеке, можно сделать вывод, что он необычайно умен и подозрителен, даже если и считается сумасшедшим. Он запросто может предвидеть подобную ловушку.

– Не исключено. А как по-твоему, что он тогда предпримет?

Ганелон взмахнул рукой так, будто ловил что-то в воздухе, потом шлепнул себя по шее и улыбнулся.

– Жучок, – пояснил он. – Извини, пожалуйста. До чего надоедливое насекомое!

– Ты все-таки считаешь…

– Я считаю, что тебе необходимо все это время поддерживать контакт с Бенедиктом, пока он будет в Небесном Городе. Если Бранд одержит победу, придется срочно спасать Бенедикта и перетаскивать его сюда.

– Естественно. Но тогда…

– Тогда мы проиграем первый раунд, что вполне допустимо. Это ведь не вся игра. Даже если Бранду удастся как следует настроиться на Камень Правосудия, ему все равно необходимо будет попасть в центр Про-Образа, чтобы нанести настоящий вред – а уж его-то ты держишь под охраной.

– Да, – сказал я, – по-моему, ты учел абсолютно все. И как быстро ты это придумал, однако!

– У меня недавно образовалась куча свободного времени, а это может оказаться весьма неприятным, если не занять себя решением всяких умных загадок. Вот я и занял. А теперь, по-моему, тебе нужно поскорее отправляться в путь. День клонится к вечеру.

– Хорошо, сейчас отправлюсь, – сказал я. – И спасибо тебе за отличный совет.

– Прибереги свою благодарность на потом. Еще неизвестно, что из всего этого выйдет, – возразил Ганелон и прервал контакт.

– Разговор, кажется, был очень важным? – спросил Рэндом. – Что-нибудь случилось?

– Да уж, – вздохнул я, – но у меня совсем не осталось времени, так что придется тебе подождать до утра, когда наконец представится возможность все рассказать спокойно.

– Я могу чем-то помочь тебе?

– Вообще-то да, – кивнул я. – Или езжайте вдвоем на одной лошади, или отправляйтесь в Амбер по Козырю. Мне нужна Звезда.

– О чем разговор! – воскликнул Рэндом. – И это все?

– Да. Скорость сейчас решает все.

Мы бросились к своим лошадям.

Я потрепал Звезду по шее и вскочил в седло.

– Увидимся в Амбере! – крикнул Рэндом. – Удачи тебе!

– В Амбере, – сказал я. – Спасибо.

Я развернулся и направился прочь от моей гробницы туда, где начиналась Лестница. Тени протянулись теперь, казалось, до самого горизонта на востоке.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

На самой вершине Колвира есть нагромождение скал, напоминающее три гигантские ступени. Я сел на нижнюю из них и стал ждать, пока надо мной не появится в небесах призрак города. Прежде всего для этого нужна была лунная ночь, что, можно сказать, наполовину уже имелось.

На западе и северо-востоке собирались облака. Я хмуро посматривал на них. Если они сгустятся до такой степени, что полностью закроют луну, то Тир-на Ног-т исчезнет, растает, превратится в ничто.

Именно поэтому путешествующему туда всегда желательно иметь на земле помощника, способного благополучно вернуть его на землю по Козырю, если город вдруг начнет исчезать.

Небо над головой, однако, было чистым, и в нем сверкали знакомые звезды. Когда взойдет луна и ее свет упадет на ту скалу, где я примостился, в небесах возникнет Лестница, спускающаяся с невероятной высоты, из Тир-на Ног-та, из отраженного в небе Амбера.

Я чувствовал, как сильно устал. Слишком многое успело случиться со мной за столь короткий промежуток времени. Так что, получив возможность немного отдохнуть, снять сапоги, растереть ступни, откинуться назад и поудобнее уложить голову, хотя бы и на камень, я испытал чисто животное наслаждение, а холодный камень показался мне царским ложем. Я прикрылся плащом, ибо воздух становился все холоднее. Горячая ванна, полный обед, постель – замечательные вещи, но при данных обстоятельствах почти несбыточные. Так что теперешнего краткого отдыха было более чем достаточно; можно наконец позволить мыслям несколько замедлить свой бег и плыть по течению; можно позволить себе как бы со стороны взглянуть на события минувшего дня.

Господи, сколько же всего успело случиться!.. Но теперь, по крайней мере, у меня имелись ответы на некоторые из мучительных вопросов. Разумеется, не на все. Однако их было вполне достаточно, чтобы удовлетворить мои запросы хотя бы на какое-то время… И теперь я примерно представлял, что происходило здесь во время моего отсутствия, и гораздо лучше понимал происходившее в данный момент, и даже представлял себе кое-что из того, что именно мне необходимо будет сделать впоследствии… Почему-то у меня было такое ощущение, что знаю я гораздо больше, чем мне кажется, что я уже обладаю всеми необходимыми кусочками, чтобы заполнить пустые пространства в разрастающейся вокруг меня головоломке, если их правильно повернуть и вставить. То, с какой скоростью развивались события, особенно сегодняшние, не позволяло мне ни минуты как следует подумать. А теперь некоторые из этих «кусочков» добытых мной знаний, похоже, уже начинали поворачиваться под каким-то странным углом…

Меня отвлекло мерцание – это едва заметно посветлели небеса, предвещая скорое появление луны. Обернувшись, я встал на ноги и осмотрел горизонт. Призрачный лунный свет уже разлился над морем. Я напряженно ждал, и вот крошечный серпик возник в небесах. Облака, правда, тоже немного сдвинулись, хотя и не настолько, чтобы вызвать опасения. Впрочем, ожидаемого явления в зените пока еще не наблюдалось. И все же я вытащил колоду, перетасовал и вынул Козырь Бенедикта.

И думать забыв об отдыхе, я внимательно смотрел на карту, видя, как над водой все шире разливается серебристое свечение, а на волнах начинает посверкивать лунная дорожка. Слабо видимые очертания города вдруг закачались высоко в небесной вышине. Чем ярче светила луна, тем чаще по линиям города-призрака то тут то там пробегали искры. Тир-на Ног-т становился виден все более отчетливо. Я по-прежнему внимательно смотрел на карту Бенедикта, стремясь установить с ним контакт…

Он был в Зале Пути; стоял как раз на самой середине. Зажженный фонарь поблескивал у его левой ноги. Он узнал меня.

– Корвин, – спросил он, – что, уже пора?

– Не совсем, – сказал я. – Луна уже встает. Город только еще начинает обретать форму. Ждать недолго. Я просто хотел убедиться, что ты готов.

– Я готов, – эхом откликнулся Бенедикт.

– Хорошо, что ты успел вернуться! Узнал что-нибудь интересное?

– Меня отозвал Ганелон, – сказал он, – как только узнал, что происходит. Знаешь, его план показался мне очень неплохим, именно поэтому я и здесь. Что же касается моего путешествия во Двор Хаоса, то, по-моему, я действительно кое-что узнал…

– Минутку, – прервал я его.

Сотканный из лунных лучей город приобретал все более ясные очертания. Теперь он был отчетливо виден прямо у меня над головой. Появилась и Лестница, хотя она в некоторых местах казалась бледнее и прозрачнее, чем в остальных. Я так и потянулся к ней, чтобы хоть на миг погасить жажду своей души…

Холодный, спокойный, я ступил было на четвертую ступень, однако она, как мне показалось, чуть подалась под моими ногами.

– Скоро начнется, – сказал я Бенедикту. – Сейчас собираюсь испытать Лестницу. Будь готов.

Он кивнул.

Я поднялся по каменным ступеням – раз, два, три, – потом приподнял ногу и опустил ее на четвертую, почти прозрачную ступень. Она легонько качнулась. Я не решался встать на нее обеими ногами и ждал, наблюдая за луной и вдыхая холодный воздух.

Лунная дорожка на воде становилась все шире; посмотрев вверх, я увидел, что Тир-на Ног-т несколько утратил свою прозрачность. Звезды за ним были почти не видны. За эти мгновения и ступень под моей ногой стала тверже. Упругость ее исчезла. Я чувствовал, что теперь она способна выдержать мой вес.

Я пробежал глазами по Лестнице снизу доверху и увидел ее во всей красе: кое-где она казалась совершенно непрозрачной и плотной, в других местах чуть просвечивала и посверкивала искрами, но все же представляла собой сейчас единое целое. Лестница вела прямо в молчаливый город, что плыл в небесах над морем.

Я поднял вторую ногу и опустил ее на ступень. Захоти я этого сейчас, Лестница могла бы послать меня в такое место, где сны становятся реальностью, где бродят порождения неврозов, где всем правят сомнительные пророчества – в залитый лунным светом город, где осуществляются двусмысленные желания, где время совершенно искажено и где все сияет бледной неземной красотой.

Я снова сошел на землю и посмотрел на луну, теперь находившуюся в самой высшей своей точке, потом взглянул на карту Бенедикта.

– Лестница прочная, луна взошла, – сказал я.

– Хорошо, иду.

Я видел его там, в самом центре Образа. Он поднял зажатый в левой руке фонарь и какое-то мгновение стоял совершенно неподвижно. Еще один миг – и он исчез, исчез и Образ. Через несколько секунд Бенедикт появился почти в таком же зале, только у края Образа, у самого его начала. Он высоко поднял фонарь и огляделся. В зале он был один.

Бенедикт подошел к стене и прислонил к ней фонарь. Его тень протянулась от фонаря по направлению к Образу, резко мотнулась по стене, когда он развернулся и вернулся к исходной позиции.

Этот Образ, заметил я, светился более бледно, чем тот, что в Амбере, – серебристо-белый, без малейшей примеси голубизны. Очертания его были теми же, однако призрачный город проделывал странные фокусы с перспективой. Мне мерещились там какие-то неровности, сужения, расширения, которые будто постоянно двигались и менялись местами без всякой видимой причины, как бы скользя по поверхности Образа – словно я рассматривал его через бракованную линзу, а не через Козырь Бенедикта.

Я вернулся на землю и сел на самую нижнюю каменную ступень, продолжая наблюдать. Бенедикт ослабил клинок в ножнах.

– Тебе известно о воздействии крови на Образ? – спросил я.

– Да. Ганелон сказал мне.

– Ты когда-нибудь подозревал… что-нибудь в этом роде?

– Я никогда не доверял Бранду, – услышал я вместо ответа.

– Ну а что путешествие ко Двору Хаоса? Что ты узнал?

– Позже, Корвин. Теперь он может появиться с минуты на минуту.

– Надеюсь, никаких отвлекающих видений у тебя не возникнет, – сказал я, вспоминая свое собственное путешествие в Тир-на Ног-т и участие Бенедикта в моих приключениях там.

Он пожал плечами:

– Они обретают силу тогда, когда на них обращаешь чрезмерное внимание. А мое внимание сегодня зарезервировано для иного.

Бенедикт медленно повернулся, снова внимательно оглядев зал.

– Интересно, а он знает, что ты здесь? – спросил я.

– Возможно. Но это не имеет значения.

Я кивнул. Если Бранд до сих пор не появился, то мы выиграли день. Остальные Образы под охраной, а Фиона получит возможность продемонстрировать свое собственное колдовское мастерство, чтобы отыскать Бранда. Тогда начнется погоня. Фиона и Блейз уже однажды сумели его остановить. Сможет ли она сделать это одна? Или же нам придется отыскать Блейза и убеждать его помочь? А может, Блейза отыскал Бранд?.. Интересно все-таки, за каким чертом понадобилось Бранду такое могущество? Для чего? Сесть на трон – это я мог понять, но все остальное… Нет, этот человек сумасшедший, и хватит об этом. Очень и очень жаль, однако ничего не поделаешь. Наследственность или окружение? Все мы в какой-то мере безумцы, каждый по-своему. Честно говоря, только безумец, имея так много, с такой горечью хочет получить еще больше и хоть чуточку возвыситься над остальными. У Бранда эта мания развилась максимально, вот и все. Он был как бы нашей общей карикатурой в своем стремлении к величию. И с этой точки зрения так ли уж важно, кто из нас стал предателем?

Да, важно. Ибо именно Бранд совершил то, что совершил. Безумец или нет, но он зашел слишком далеко. Ни Эрик, ни Джулиан, ни я никогда подобного не сделали бы. Блейз и Фиона в конце концов порвали с ним, когда заговор достиг угрожающего размаха. Джерард и Бенедикт всегда были чуть впереди нас – по возрасту или морально, не так важно, ибо сами себя исключили из этой бессмысленной игры в захват власти. Сильно изменился Рэндом. Неужели нам, детям Единорога, потребовались века, чтобы наконец стать взрослыми? Неужели мы все это время постепенно взрослели, хотя и очень медленно, и одного Бранда этот процесс почему-то не коснулся? А может быть, напротив, именно Бранд своими выходками способствовал нашему процессу взросления?

Суть таких вопросов – не в ответах, а в том, что они вообще возникают. Мы слишком походили на Бранда, чтобы я боялся именно этой похожести, больше, чем чего-либо иного.

Но Бранд был тем, кем был, потому что совершл все это именно он, а не кто-то другой.

Луна поднялась совсем высоко: свет ее перекликался со свечением небесного Образа. Облака продолжали сгущаться и стягиваться все ближе к луне. Я хотел было сообщить об этом Бенедикту, потом решил не отвлекать его. Тир-на Ног-т плыл надо мной, подобный некоей сверхъестественной радуге над океанами ночи…

И тут неожиданно появился Бранд.

Я машинально сжал рукоять Грейсвандира, хотя отлично сознавал, что в данный момент Бранд стоит напротив Бенедикта по другую сторону Образа в темном зале высоко в небесах.

Я опустил руку. Бенедикт, конечно же, сразу почувствовал присутствие врага и повернулся к нему лицом. Он не сделал ни шагу к лежавшему у стены мечу, а просто внимательно смотрел через весь зал на Бранда, нашего с ним родного брата.

Честно говоря, я опасался, что Бранд исхитрится возникнуть прямо у Бенедикта за спиной и сразу попытается пырнуть его. Я-то на его месте и пробовать не стал бы: даже умирая, Бенедикт вполне способен отправить своего убийцу на тот свет. Очевидно, и Бранд не настолько спятил.

Он улыбнулся.

– Бенедикт? – спросил он. – Интересно… Ты… Здесь…

Камень Правосудия, висевший у него на шее, яростно светился.

– Бранд, – сказал Бенедикт, – даже не пытайся.

По-прежнему улыбаясь, Бранд расстегнул портупею, и та вместе с оружием упала на пол. Когда затихло эхо, он произнес:

– Я ведь не дурак, Бенедикт. Еще не родился человек, способный победить тебя с клинком.

– Мне не нужен клинок, Бранд.

Бранд медленно двинулся вдоль края Образа.

– И все же носишь его как слуга трона, хотя мог бы быть королем.

– Данное желание никогда не возглавляло список моих стремлений.

– Верно… – Бранд помолчал, постоял и сделал несколько шагов по периметру зала. – Преданный, исполненный самоуничижения… Ты совсем не изменился. Жаль, что отец успел воспитать тебя именно таким. Ты мог бы пойти гораздо дальше!

– У меня есть все, что мне нужно, – сказал Бенедикт.

– В тебе задушили желания, слишком рано отсекли от семейных притязаний.

– Не заговаривай мне зубы, Бранд. Не провоцируй меня.

Все еще улыбаясь, Бранд медленно двинулся к нему. Интересно, что все-таки он задумал?

– Ты знаешь: я умею кое-что, чего не умеет никто из остальных, – говорил Бранд. – Если у тебя есть какое-нибудь неосуществимое желание, например, то я предоставляю тебе возможность назвать его и понять, насколько ты в отношении меня был не прав. Я научился делать такие вещи, в которые ты вряд ли поверишь.

Бенедикт улыбнулся одной из своих редких улыбок.

– Ты выбрал неверный способ, – сказал он. – Я и сам сумею получить все, что захочу.

– В Тени! – взревел Бранд, резко останавливаясь. – Там любой из вас способен обрести фантом собственной мечты!.. Я же говорю о реальности! Амбер! Власть! Хаос! Не грезы наяву, и не второй лучший!

– Если бы я хотел иметь больше, чем имею, то знал бы, что делать. Как видишь, я пока не сделал ничего, – ответил Бенедикт.

Бранд засмеялся и снова двинулся вперед. Он уже обошел зал вдоль кромки Образа примерно на четверть. Камень Правосудия у него на груди сиял все ярче. Голос звенел.

– Ты просто глупец, ибо носишь эти оковы по собственной воле! Но если ты не желаешь ни обладать, ни править, то что скажешь о знаниях? Я сумел постичь всю мудрость Дворкина. Я пошел и дальше, и заплатил черную цену за познание высшей сущности вселенной. А ты мог бы теперь получить эти знания, не платя такой цены.

– Всему своя цена, – сказал Бенедикт. – Но эту цену я платить не стану.

Бранд покачал головой и взлохматил волосы. Тут изображение Образа как-то заколебалось, словно клочок облака на миг закрыл свет луны. Тир-на Ног-т слегка потемнел, потом снова засветился с прежней яркостью.

– Да, ты говоришь то, что думаешь, – промолвил Бранд, явно не заметив этого мимолетного затмения. – Что ж, больше не буду тебя испытывать. Однако попытаться я был должен. – Он снова остановился, уставившись на Бенедикта. – Ты слишком хороший человек, брат, чтобы тратить себя на заварившуюся в нашем королевстве кашу и защищать то, что безусловно обречено на провал. Учти, Бенедикт: я одержу победу. Затем уничтожу Амбер и старый миропорядок и создам нечто новое. Да, я намерен стереть старый Образ и начертать свой собственный. Ты можешь быть со мной, и я хотел бы этого. Я собираюсь создать идеальный мир, гораздо теснее связанный с Тенью. А впоследствии я намерен слить Амбер с Двором Хаоса, ибо он будет включать в себя все Тени. Ну а ты смог бы командовать нашими легионами, самой могущественной армией, когда-либо существовавшей во вселенной. Ты…

– Но если твой новый мир будет абсолютно идеальным, что следует из твоих же слов, Бранд, то какова нужда в огромных армиях?.. Однако если он всего лишь будет отражать рассудок своего создателя, то мне думается, что он станет гораздо хуже нынешнего. Благодарю тебя за лестное предложение, однако я служу тому Амберу, который существует сейчас.

– Ты дурак, Бенедикт! Я понимаю, намерения у тебя благие, однако же ты полный дурак!

Бранд снова начал осторожно продвигаться вперед. До Бенедикта ему оставалось уже не больше сорока футов… потом тридцати… Он продолжал идти. Затем остановился шагах в десяти, сунул большие пальцы за пояс и молча уставился на него. Бенедикт тоже смотрел ему прямо в глаза. Я снова обратил внимание на облака, ибо длинная гряда их продолжала надвигаться на сияющую луну. Пока что я был уверен, что в любую минуту смогу вызволить Бенедикта из Небесного Города. И решил сейчас его не беспокоить.

– Слушай, а почему ты просто не подойдешь и не прирежешь меня? – спросил наконец Бранд. – Я ведь совершенно безоружен, это не составит тебе труда. Разве имеет значение то, что в наших жилах течет одна и та же кровь? Чего ты ждешь?

– Я ведь уже сказал, что не желаю тебе зла, – ответил Бенедикт.

– И все же совершенно готов к поединку, если я попытаюсь пройти мимо тебя?

Бенедикт молча кивнул.

– Ну согласись, что ты боишься меня, Бенедикт, а? Да и все вы меня боитесь! Даже когда я делаю шаг по направлению к тебе – безоружный, как сейчас, – у тебя что-то сжимается под ложечкой, признайся? Ты же видишь, как я доверяю тебе, и не желаешь понимать этого. Значит, ты все-таки боишься. – Бенедикт не ответил. – …И еще ты боишься моей крови на своих руках, – продолжал Бранд, – боишься моего предсмертного проклятия…

– А ты не боялся пролитой тобой крови Мартина? – спросил Бенедикт.

– А, этот щенок? Ублюдок! – заявил Бранд. – Он на самом деле не один из нас. Всего лишь пешка.

– Послушай, у меня нет ни малейшего желания убивать родного брата. Отдай мне камушек, который ты носишь на шее, и мы вместе вернемся в Амбер. Еще не поздно все исправить, Бранд!

Бранд, откинув голову, рассмеялся:

– Ах, какие благородные речи! Ты всегда был благороден, Бенедикт! Прямо настоящий король! Ты просто заставляешь меня стыдиться из-за твоего чрезмерного великодушия!.. Но вот вопрос: какова же главная цель всего этого? – Он погладил рукой Камень Правосудия. – Хочешь заполучить камушек? – Он снова засмеялся и сделал еще пару шагов. – Вот эту безделушку? Неужели, если я добровольно отдам его тебе, то куплю для всего королевства мир, покой и порядок? А заодно и выкуплю собственную жизнь, верно?

Бранд снова остановился, теперь уже не больше чем в десяти футах от Бенедикта. Поднял Камень, зажав его в пальцах, и посмотрел на него.

– А ты знаешь полную силу этой штуковины? – спросил он.

– Достаточно… – начал было Бенедикт, и голос его прервался.

Бранд поспешно сделал еще шаг вперед. Камень ярко освещал его лицо. Рука Бенедикта потянулась к рукояти, однако клинок оказался вне пределов его досягаемости, и теперь он стоял напряженно, словно вдруг превратившись в статую. Тут я наконец догадался, в чем дело, однако было слишком поздно.

Ничто из того, что тут наговорил Бранд, не имело ни малейшего смысла. Обычная болтовня, отвлекающий маневр перед основным ударом. Он действительно успел отчасти настроиться на Камень, и даже эти ограниченные возможности позволяли ему побудить Камень к действию, причем если я об этих действиях не знал, то сам Бранд представлял себе прекрасно с самого начала.

Бранд, соблюдая осторожность, появился в зале Образа подальше от Бенедикта, попробовал Камень, а затем, подходя все ближе, снова и снова пробовал его, пока не нашел ту точку, откуда Камень мог оказать воздействие на нервную систему Бенедикта.

– Бенедикт, – сказал я ему, – тебе лучше перебраться ко мне.

И я, сосредоточившись, напряг всю свою волю, однако Бенедикт даже не пошевелился и ни слова мне не ответил. Козырь его все еще действовал, я наблюдал все происходящее и чувствовал Бенедикта, но не мог добраться до него. Камень, очевидно, воздействовал на него гораздо сильнее, причем не только подавляя двигательные функции.

Я снова посмотрел на облака. Они быстро сгущались, стремясь закрыть луну. Видимо, вскоре так и случится, и если я не сумею до того вытащить Бенедикта, то он непременно упадет прямо в море, как только Тир-на Ног-т исчезнет. Оставалось надеяться, что если Бранд заметит облака, то, возможно, рассеет их с помощью Камня. Однако тогда ему пришлось бы отвлечься от Бенедикта, может быть, даже освободить его… Я сомневался, что он на это пойдет. И все же… Облака вроде бы несколько замедлили свой бег.

Я вытащил из колоды карту Бранда и на всякий случай отложил в сторону.

– Эх, Бенедикт, Бенедикт, – сказал, улыбаясь, Бранд, – велика ли польза от твоего искусства, если ты даже не в состоянии сдвинуться с места и взять клинок? Я же говорил, что ты болван. Неужели ты надеялся, что я по доброй воле дам зарезать меня? Тебе следовало бы поверить тому страху, который ты испытывал. Тебе следовало бы догадаться, что без мощной поддержки я даже не войду в этот зал. Я ведь именно это имел в виду, когда честно предупредил, что намерен одержать победу. Для меня ты, правда, замечательный вариант, самый лучший из всех возможных. И я действительно хотел, чтобы ты принял мое предложение. Но теперь это уже совсем неважно. Меня нельзя остановить. У других и шанса не было, а без тебя все будет много проще.

И Бранд вытащил из-под плаща кинжал.

– Перенеси меня к себе, Бенедикт! Скорее! – крикнул я, что было совершенно бессмысленно, ибо ответа не последовало. И не было силы, способной перенести меня наверх, к нему на помощь.

Я сжал в руке Козырь Бранда, вспомнив тот поединок воли с Эриком. Если бы я смог выйти сейчас на контакт с Брандом, то по крайней мере заставил бы его переключить внимание на меня и тем самым хотя бы отчасти высвободить Бенедикта. Я полностью сосредоточился на его карте, готовясь к массированной телепатической атаке.

Но ничего не произошло. Путь к нему оставался мертвым и темным.

Должно быть, он был настолько сосредоточен на взаимодействии с Камнем, что я просто не мог пробиться сквозь этот ментальный барьер. И этот мой ход был блокирован.

Вдруг Лестница надо мной стала стремительно бледнеть, и я быстро взглянул на луну. Проклятье! Густые кучевые облака отчасти уже скрыли ее от меня.

Я снова переключился на карту Бенедикта. Похоже, что очень медленно… но все же контакт с ним восстанавливался. Видимо, где-то глубоко Бенедикт все еще сохранил проблески сознания.

Бранд приблизился к нему еще на шаг, по-прежнему отпуская различные шуточки. Камень на тяжелой цепи горел ярким светом. Теперь между братьями было едва шага три. Бранд поигрывал кинжалом.

– …Да, Бенедикт, – издевался он, – ты бы, пожалуй, предпочел погибнуть в бою. С другой стороны, ты вполне способен и свою смерть расценить как некое дело чести – этакий сигнал. В некотором роде твой конец станет началом нового миропорядка…

На какое-то мгновение Образ перед ними совсем поблек, однако я не мог оторвать глаз от происходящего и не знал, что там делается с луной. Сам же Бранд, окруженный тенями и мерцающими огнями, стоя спиной к Образу, казалось, не замечал ничего. Он сделал еще шаг вперед.

– Однако довольно болтовни. Есть вещи, которые необходимо сделать немедленно, а ночь не вечна. – Он подошел еще ближе, слегка опустив кинжал. – Спокойной ночи, милый принц.

И тут странная механическая рука Бенедикта, некогда унесенная мной из этого мира призраков, серебряного сияния и лунного света, стремительно взвилась, подобно атакующей змее. Сверкающие металлические пластинки, из которых она состояла, были пронизаны отблесками огня и походили на грани самоцветов; рука ужасно походила на руку металлического скелета, однако функционировала отлично и обладала мертвой хваткой. В этот миг она показалась мне даже прекрасной; я не успел заметить, как рука молниеносно выбросила себя вперед, тогда как все остальное тело Бенедикта продолжало оставаться неподвижным, будто статуя, и механические пальцы впились в цепь, на которой висел Камень Правосудия. И тут же рука дернулась вверх, подняв Бранда за цепь высоко над полом. Бранд выронил кинжал и обеими руками вцепился в горло.

За его спиной Образ стал светиться совсем тускло. Перекошенное лицо Бранда в свете фонаря, оставленного Бенедиктом у стены, казалось лицом призрака. Сам же Бенедикт был по-прежнему недвижим, держа Бранда высоко над полом на своей руке-виселице.

Путь стал еще бледнее. Надо мной начали исчезать ступени Лестницы. Луна уже наполовину скрылась за облаками.

Извиваясь, Бранд вскинул руки и ухватился за цепь рядом с механической рукой Бенедикта, которая душила его. Бранд был силен – как и все мы, впрочем. Я видел, как надулись, напрягшись, его мускулы. Лицо Бранда уже заметно потемнело от прилившей крови, а на шее скрученными жгутами проступили жилы. От боли он прокусил губу, и кровь стекала по его бороде. Он попытался разорвать цепь.

С резким щелчком и звоном цепь порвалась, и Бранд упал, задыхаясь, на пол. Потом перевернулся, сжимая горло обеими руками.

Медленно, с огромным трудом опустил Бенедикт свою странную руку, по-прежнему сжимавшую цепь вместе с Камнем. Он чуть размял вторую руку и глубоко вздохнул.

Путь еле светился. Тир-на Ног-т над моей головой стал прозрачным. Луна почти скрылась за облаками.

– Бенедикт! – крикнул я. – Ты меня слышишь?

– Да, – ответил он очень тихо и начал погружаться куда-то сквозь пол, проваливаться…

– Город исчезает! Ты должен немедленно перейти ко мне!

Я протянул руку.

– Бранд… – начал было он, оборачиваясь. Но Бранд тоже проваливался, и я видел, что Бенедикт не сможет до него дотянуться. Я крепко схватил Бенедикта за левую руку и дернул. Оба мы упали на землю на самом краю выступа, на вершине Колвира.

Я помог Бенедикту подняться, и мы устало опустились на каменную ступень. В течение долгого времени мы молчали. Потом я снова посмотрел вверх: Тир-на Ног-т исчез.

Сколько стремительных и неожиданных событий произошло за один лишь сегодняшний день!.. На меня вдруг навалилась чудовищная усталость; я чувствовал, что силы мои совершенно истощены и вскоре я просто упаду и засну, где бы ни находился. Мысли путались. Слишком много людей и мест промелькнуло перед глазами за последние часы.

Я прислонился спиной к скале, глядя на облака и звезды. На те остатки… города, которые, казалось, еще можно соединить, если только правильно вставить исчезнувшие куски… Но части Тир-на Ног-та распадались, расползались, ускользали друг от друга, словно по собственному желанию…

– Он умер, как ты думаешь? – спросил Бенедикт, отвлекая меня от этого зрелища и вызывая из полусна, в который я уже погрузился.

– Возможно, – сказал я. – Он был далеко не в лучшем состоянии, когда город начал исчезать.

– Но до земли было так далеко… Может быть, он успел все-таки что-нибудь придумать и спасся? Или убрался оттуда тем же путем, каким появился?

– Ну, в данный момент это, в общем-то, не имеет значения. Ты вырвал ему клыки.

Бенедикт что-то проворчал. Он все еще сжимал в руке Камень Правосудия, светившийся теперь значительно менее ярко.

– Да, это так, – наконец проговорил он. – Образ пока вне опасности. Я бы хотел… Мне бы страшно хотелось, чтобы некогда – это было очень, очень давно – кое-что из сказанного не было сказано и кое-что из содеянного нами не осуществилось. Чтобы мы могли знать это уже тогда, и Бранд, возможно, вырос бы совсем другим человеком – не тем злобным, криводушным маньяком, которого я видел там перед собой. Лучше всего сейчас ему было бы умереть. И все-таки мне очень жаль того, кем он мог бы стать.

Я промолчал. Возможно, слова Бенедикта и верны. Но это было неважно. Возможно, Бранд спятил, а возможно, и нет. Для всего всегда находится какая-то причина. Оправдание найдется для любого ужасного деяния. Однако, имея перед собой некую чудовищную ситуацию, простыми объяснениями ее отнюдь не исправишь. Для самого отвратительного поступка тоже существует своя причина. Пойми это, Бенедикт, если тебе так хочется понять, почему наш брат стал подлецом. Действительность – это то, что остается с тобой, тебе в наследство. Бранд уже совершил свой мерзкий поступок. И занятия посмертным психоанализом ничего не изменят. Поступки и их следствия – вот по чему наши ближние судят нас. Все остальное, а также то, что получаешь в виде дешевого ощущения собственного превосходства, и впечатление, что уж ты бы сделал все это значительно лучше, если б действовать пришлось тебе, – сущая ерунда. Так что пусть решают небеса. Я же недостаточно опытный судья.

– Нам следовало бы вернуться в Амбер, – сказал Бенедикт. – Столько еще всего нужно сделать…

– Погоди, – сказал я.

– Почему?

– Я все это время думал…

И поскольку я так и не докончил свою мысль, он в конце концов спросил:

– Ну и?..

Я медленно перетасовал колоду, вставив на место его Козырь и Козырь Бранда.

– А ты никогда не задавал себе вопросов относительно той новой руки, что тебе так верно служит? – спросил я его.

– Конечно. Ты принес ее из Тир-на Ног-та при весьма необычных обстоятельствах. Она мне подходит. Она работает. Она доказала сегодня свою силу…

– Вот именно. Тебе не кажется, что последнее ее качество имело слишком большое значение, чтобы считать это простым стечением обстоятельств? Рука была единственным оружием, которое там, наверху, дало тебе возможность выстоять против силы Камня. И как-то так случилось, именно эта штука и оказалась там, будучи частью тебя, а ты – разумеется, совершенно случайно! – участвовал там в смертельном поединке и воспользовался ею… А? Ты проследи развитие событий в обратном порядке, от конца к началу, и снова – с начала до конца. Разве не усматривается во всем этом необычная, нет, абсурдная цепь странных совпадений?

– Ну если посмотреть на это с такой точки зрения… – проговорил Бенедикт.

– Я-то уже посмотрел. Но и ты должен понять не хуже меня, что здесь замешано куда больше сил, чем могло показаться.

– Ну хорошо. Пусть так. Но каким образом?.. Как все это было устроено?

– Понятия не имею, – сказал я, вытаскивая ту карту, на которую не смотрел давным-давно, и ощущая под пальцами ее холодную поверхность, – однако важен не способ. Ты неправильно построил вопрос.

– Что же я должен был спросить?

– Не как, а кем.

– Ты полагаешь, что некий человек сумел задумать и построить всю эту цепь событий, начиная с обретения нами Камня Правосудия?

– Насчет этого не знаю. Что есть «человек»? Впрочем, я действительно подозреваю, что некто, кого мы с тобой оба отлично знаем, вернулся и за всем этим стоит именно он.

– Но кто?

Я показал ему карту, которую держал в руке.

– Отец? Это же невероятно! Он ведь, должно быть, давно умер.

– Ты отлично понимаешь, что уж он-то как раз и мог бы все это устроить. Изобретательности у него с избытком. Кроме того, мы никогда не знали, сколь разносторонним могуществом обладает Оберон.

Бенедикт встал. Потянулся. Потряс головой.

– Я думаю, что ты чересчур много времени провел на холодном ветру, Корвин. Давай-ка лучше пойдем домой.

– И тебе даже не хочется проверить мою догадку? Да ну же, Бенедикт, это неспортивно! Сядь и дай мне еще минуту. Давай попробуем его Козырь.

– Он бы непременно уже вышел с кем-нибудь на связь, если б был жив.

– А я так не думаю. На самом-то деле… Ладно, можешь надо мной смеяться. И все-таки что мы теряем?

– Хорошо, давай попытаемся. Почему бы и нет?

Бенедикт сел рядом со мною. Я держал Козырь так, чтобы оба мы видели его ясно. Мы сосредоточились. Потом я попробовал установить связь, и контакт состоялся почти мгновенно.

Он улыбался, глядя на нас.

– Добрый вечер. Отлично поработали! – сказал Ганелон. – Я страшно рад, что вы добыли мою безделушку. Она скоро понадобится.

1

город в Азербаджане, зимняя столица иранских шахов

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ X Имя пользователя * Пароль * Запомнить меня
  • Регистрация
  • Забыли пароль?