«Надежда мира»

- 7 -

Платили так, что искать другую работу и в голову не приходило. Соцпакет, разумеется, отсутствовал как таковой, то есть в отпуск больше чем на две недели никто не ходил – кому охота потом разгребать накопившиеся завалы работы по ночам, выдернуть при необходимости могли не только в воскресенье, но и посреди ночи, больничных не признавали, но позволяли отлежаться пару дней с простудой, а когда Виталик в прошлом году сломал ногу, работу ему возили домой. Но опять же – платили столько, что организовывать профсоюз и бороться за свои права никому не хотелось, тем более что всякая переработка и всякой существенный успех оплачивались отдельно. За шесть лет Женя сумела купить квартиру, не то что не элитную, а самую банальную однушку, отремонтировать ее по своему вкусу и поставить ту мебель, какую ей хотелось видеть. (Родители, помнится, были в шоке, когда узнали о квартире. Пока Женя снимала квартиру, все было в порядке, стоило обзавестись своей, мама начала по телефону долдонить о том, как неправа дочь, о том, что надо было просто поменять их «трешку» с доплатой на хорошее жилье, потому что все равно достанется Жене, когда они помрут, а дочь должна думать о том, чтобы родители могли коротать свой век в довольстве. Женя, естественно, не спорила, о чем спор, когда дело уже сделано, даже почти не слушала. Родители у нее в помощи дочери особенно не нуждались. Но такие уж у них были привычки: дочь должна. Мама с лицемерными вздохами предполагала, что Женя, когда они станут старыми и немощными, сдаст их в дом престарелых и будет навещать раз в две недели. И Женя, как положено дочери, протестовала в стиле «как можно», прекрасно осознавая, что именно так и будет лет через двадцать.)

- 7 -