«Надежда мира»

- 382 -

– Можно. Наверное. Но я, знаешь ли, не очень большой дурак, меня охраняют не только гвардейцы, но и маги. Кого-то другого можно было бы убить со второй попытки, только не меня. Устроить покушения на меня могла бы только Гильдия, и поверьте, я сумел бы адекватно ответить. Даже без помощи Райва. А он бы обязательно помог. Даже с удовольствием.

– Но он не назвал вашего имени, – прошептал Риэль. – Он любил вас.

– И вас, дурачье. Со мной его связывала не только дружба, но и дело… Вик не может без дела… То есть не мог. А вас он любил просто так, без видимых причин и объяснений, и сам не мог понять, как это получилось. И тебя, Женя, он любил не как женщину, и тебя, Риэль, не как друга. Без всяких «как». Любил – и не понимал, зачем ему это надо. Потому и пошел с вами – хотел понять. Не вышло, но он смирился с тем, что, оказывается, может не просто притворяться любящим, но и действительно любить.

Женя вздохнула. Слез не было совсем, хотя, наверное, стоило оплакивать человека, которого больше не оплакивает никто. И не вспомнит больше никто. Только они трое. Словно и не было на Гатае Тарвика Гана, обаятельного деятельного авантюриста с железной волей. Человека, который подарил ей новую жизнь.

– Хорошо, что ты не плачешь, – удивительно к месту сказал Кастин. – Он не любил слез. Он ничего не рассказывал о времени ваших совместных странствий. Чему он хотел научиться от вас?

– Быть человеком, – ответил Риэль. – Единственное, чему ему не нужно было учиться. Я это всегда знал.

– Ты ведь не любил его.

– Не любил. Не спрашивайте, я сам не понимаю. Наверное, любить и необязательно. Он дал мне очень много. Вернул смысл моей жизни – он дал мне Женю. Это для ордена она надежда мира, а для меня – просто моя надежда.

– Глупый ты, Королек, – улыбнулся король. – Надежда мира складывается из множества надежд разных людей. Всяк на что-то надеется, но Джен Сандиния позволяет или вынуждает эту надежду осознать. Психологический феномен планетарного масштаба. Тарвик Ган принес на Гатаю надежду.

– Красиво, – не без язвительности заметила Женя. – А кто об этом знает?

- 382 -