«Надежда мира»

- 11 -

Вообще-то Женя лес не любила. То есть не сам лес, а, так сказать, сопутствующие эффекты: комаров, паутину, муравьев. Говорить об этом Вику она, конечно, не собиралась, мало ли чего мы не любим, жизнь состоит из компромиссов, а уж уступить любимому и вовсе легко. Женя устроилась поудобнее и посмотрела на лучшего мужчину в ее жизни. Он был дьявольски хорош. Этакий обаятельный мерзавец, эталон мужественности, настоящий мачо, как говорила Милочка, правда, у нее и Бандерас был мачо, ладно хоть не Лео ли Каприо. Ростом умеренно высок, сложением умеренно атлетичен, цветом кожи умеренно смугл, и это был не только загар, он и в недоступных для загара местах не сиял молочной белизной. Все тело его состояло из мускулов, но не гипетрофированных, они не бугрились под темной футболкой и даже не отягощали предплечья, но Женя-то знала… Волосы темные, хоть и не черные, непослушные, глаза карие, не бархатные, скорее, похожие на угольки, яркие, блестящие. Профиль – увидеть и умереть. Улыбка… полжизни за улыбку. А оставшуюся половину – просто за эту непередаваемую полуусмешку, в какую были сложены его губы даже во сне. Мало того что хорош, мало того что фантастически, чертовски, невозможно обаятелен – так еще и галантен, заботлив, а главное, ведет себя так, словно нет в мире других женщин, кроме Жени. Три месяца безудержного счастья. Целых три месяца!

- 11 -