«Нить Ариадны»

- 6 -

Оценив телосложение незнакомца, его подтянутый, спортивный вид, Ариадна невольно вспомнила собственного преподавателя философии — щуплого, сутулого, насквозь прокуренного и в очках с такими толстыми стёклами, что глаза за ними казались двумя моргающими точечками. «Философ» был скучный и занудный, но добрый и простодушный: пользуясь его плохим зрением и наивной верой в честность, студенты в открытую «шпаргалили» на зачётах и экзаменах, обманывая рассеянного и доверчивого препода. «У этого, пожалуй, на экзамене не спишешь», — усмехнулась Ариадна и удивилась, вдруг почувствовав себя под взглядом незнакомца не выучившей материал нерадивой студенткой — прогульщицей и двоечницей. И это притом, что училась она на самом деле только на «хор.» и «отл.»! И «философа» не обманывала, всегда сдавала честно.

— Что, не похож я на преподавателя? — засмеялся человек-солнце. — Да, есть немного. Меня поначалу вахтёрши признавать не хотели, всё требовали студенческий билет, когда я просил ключ от аудитории.

От его смеха внутри у Ариадны разлилось тепло. Как же она раньше жила, не слыша его? Она и не знала, какой радости была все эти годы лишена. Она зябла в потёмках, не имея возможности нежиться в лучах этого «солнца», она упустила… Много же она упустила.

Это потом она узнала, что его зовут Влад и что он — воин Света. Ещё ученик, но уже многое может. Пока же он для Ариадны был просто человеком-солнцем, развеселившим её среди метели в это ужасное, тёмное зимнее утро и вернувшим ей хорошее самочувствие.

Стоя в очереди в кабинет терапевта, она уже не чувствовала себя больной. Даже заложенный нос сам прочистился и задышал. Когда перед ней оставалось всего три человека, в голове мелькнуло: «А может — ну его, этот больничный?» Не веря, что она произносит это, девушка сказала стоявшему за ней мужчине:

— Ээ… Я… не буду стоять. Мне нужно идти, так что заходите вот за этой женщиной.

Её проводили удивлёнными взглядами, а она протянула гардеробщице бирку, получила свою дублёнку, оделась и вышла на улицу. Шагая по заметённому снегом тротуару, она вспоминала утренний разговор с незнакомцем. А ведь первыми его словами, обращёнными к ней, был ответ на её мысли, а не на произнесённую вслух фразу! — осенило девушку. Она только ПОДУМАЛА, что зима предназначена для того, чтобы болеть, а он — тут как тут. Она даже не слышала, как он подошёл. Хотя, может быть, он уже стоял на остановке, когда она туда пришла.

- 6 -