«Башни полуночи»

- 6 -

- Он умер, когда мне было пять, - выкрикнул Булен. - Он женился на кандорке. Их обоих убили бандиты. Я почти их не помню. Разве что как отец говорил мне: когда-нибудь мы будем сражаться за Золотого Журавля. Вот все, что у меня осталось от него.

Мандарб шел вперед, но Лан не смог удержаться и оглянулся. В руке Булен держал тонкую кожаную повязку, хадори, которую носили на голове малкири, поклявшиеся биться с Тенью.

- Я бы носил хадори моего отца, - громче крикнул Булен. - Но у меня нет никого, чтобы спросить, могу ли я. Это ведь традиция, верно? Кто-то должен дать мне право его надеть. Что ж, я буду биться с Тенью до конца моих дней, - он поглядел на хадори, потом поднял взгляд и прокричал. - Я буду сражаться с тьмой, ал’Лан Мандрагоран! Неужели ты мне скажешь нет, не могу?

- Ступай к Возрожденному Дракону, - крикнул ему Лан. - Или в армию своей королевы. Любой примет тебя.

- А как же вы? Вы проедете всю дорогу до Семи Башен без припасов?

- Я их добуду.

- Извините меня, милорд, но вы видели, что сейчас творится в округе? Запустение пробирается все дальше и дальше на юг. Ничего не растёт даже на ранее плодородных землях. Дичь встречается редко.

Лан заколебался. Он натянул повод, сдерживая Мандарба.

- 6 -