«Книга Даджи — Огонь в Горне»

- 2 -

Сэндри содрогнулась, и начертила у себя на груди круг богов, для защиты. Она знала верования Торговцев:

- Посмертие для тех, кто не оплатил свои долги, - пробормотала она.

Медвежонок встал на задние лапы, упёршись передними в седло Трис. Та наклонилась, чтобы почесать ему за ушами, её очки в латунной оправе блеснули в лучах заходящего солнца:

- Вот преимущество верования в Живой Круг, - отметила она. - Никакого плохого посмертия. Мы просто перерождаемся.

Браяр прищурился, настороженно глядя своими серо-зелёными глазами:

- Эти пожары простираются на мили. И их ничто не остановит. Вся эта местность суха как трут.

Розторн запихнула в карман ком опавшей листвы, и вернулась к своему скакуну. Взобравшись в седло, она поманила местного жителя, сопровождавшего отряд Герцога:

- Сколько прошло времени с тех пор, как у вас был последний лесной пожар?

Мужчина, посмеиваясь, сказал:

- Помилуйте, Посвящённая Розторн, у нас не было ничего, что я бы назвал настоящим лесным пожаром с … ох, да с тех пор, как мой папа под стол ходил. Наш маг, его называют Укротителем Огня, об этом позаботился.

- Этого-то я и боялась, - пробормотала Розторн, посвящённая Земли храмов Живого Круга. - Вы четверо, идёмте — мы отстаём.

Сэндри подстегнула своего пони. Трис, Браяр и Медвежонок последовали за ней. Даджа на секунду задержалась, по-прежнему глядя встревоженными чёрными глазами на пламя. «Каким образом такая чудесная вещь, как огонь, может выглядеть так угрожающе?» - подумала она. С огнём она работала каждый день; он был её другом. Что если однажды он обрушится на неё так же, как обрушился на поля Золотого Кряжа?

- Оставайся в пижюл факол, где тебе самое место, - тихо сказала она далёкому пламени.

Сказав «н-но!» своему пони, она поехала догонять своих друзей.

На следующий день Даджа, нагруженная инструментами, вошла в маленькую горную кузницу. Она бросила их рядом с грубой наковальней, потом осознала, что посох, который она всегда носила с собой, упал вместе с ними. Она быстро выхватила его из кучи, и отёрла с полированного дерева пыль. Прислонив посох к стене у очага, она задержалась на секунду, пробежав пальцами по отполированному до блеска латунному набалдашнику. Этот кусок металла сообщал каждому, кто умел читать посохи Торговцев, что она была трэнгши, изгоем, носителем неудачи.

- 2 -