«Мир «Шута и трубадура»»

- 1 -
Harry Games
Анна Овчинникова Мир «Шута и трубадура» Легенда о русалке Инджи из деревни Итурис Из «Исторических хроник» Армана Ливада

Между повествованиями о государственных делах, войнах и деяниях королей счел я нужным поместить и эту историю, в правдивости которой можно не сомневаться и отзвуки которой дошли и до наших дней. Я записал ее, пользуясь как источниками хрониками Куртиса и Жана Лепелетье, а те, в свою очередь, ссылаются на сочинения аббата Мангрена, не дошедшие до нас, но обладавшие несомненной ценностью: все, что было зафиксировано в них, записывалось со слов очевидцев, в данном случае — со слов священника деревни Итурис отца Тебио. Есть еще много косвенных свидетельств, которые до сих пор к услугам каждого, кто пожелает исследовать это дело, и жители прибрежных селений не дают утихнуть преданию о русалке Инджи из деревни Итурис.

Это случилось примерно через пятьдесят лет после бунта герцога Лейтарского и отделения юго-западных провинций от Крамии. В то время в Крамии правил Дангрид Белый, внук Этельреда Неистового, а мятежным герцогством Лейтарским, принявшим название королевства Лейтарии, управлял внучатый племянник Дэвида Эмбери, незаконно взявший титул Генриха 1, короля Лейтарии. Именно он, движимый жаждой наживы и власти, начал проводить политику, которой будут придерживаться и трое его потомков и которая через восемьдесят лет приведет к покорению мятежных провинций королем Генрихом III воссоединению герцогства Лейтарского с Крамией…

В то время главной прибрежной крепостью юго-запада, вокруг которой вскоре разросся город, был Кормингстон. О его могуществе и неприступности говорит хотя бы то, что он единственный из всех северных городов и селений ни разу не был взят и разграблен кеттами, в то время как многие поселения и города Маринары сжигались ими до основания по десять-пятнадцать раз только за полстолетия.

Но едва кетты уходили, как селения отстраивались вновь, и все шло по-прежнему до следующего набега свирепых морских язычников.

- 1 -