«Ожившие пешки»

- 5 -

Он тщательно вытер нож о рубаху и убрал в сапог, достав вместо него деревянную ложку.

— Это хорошо. Можно будет сыновей на службу посылать, а самому на хозяйстве, — заметил кабатчик.

— Говорят в Удолье каждому рыцарю положено двадцать мужиков, чтобы его землю пахали… — мечтательно вздохнул его собеседник, занося ложку над кашей.

Хозяин усмехнулся.

— Где ж в наших местах столько людей найдёшь, чтобы на господ работали? Мы ж на самой границе!

Стукнула дверь. Покосившись в сторону, хозяин увидел, что скамья рядом опустела.

— Заплатил? — спросил гость, размеренно поглощая блестящую от свиного жира гречку.

— Вперёд…

— С каких пор ты берёшь деньги вперёд? Чай не в городе живём.

— Да он сам предложил… Странный какой-то.

— Это да. Одному, по лесам. А ведь не здешний.

Укен быстро шагал по дороге, удаляясь от крепости. Заставу он миновал без проблем. Никто не усомнился в достоверности его подорожной. Впрочем, Укену показалось, что никто из дозорных не умел читать, а звать старшего караула им было не слишком охота. Слава праведникам, печать вышла хорошая. Большая алая сургучная печать всегда оказывала исключительное впечатление на неграмотных стражников.

Сзади зашлёпали копыта. Укен занервничал. Неужели печать не сработала? Или кто-то из дозорных что-то заподозрил? Нет. Это невозможно. Спокойнее.

- 5 -