«Подземные тропы»

Harry Games

Токацин Подземные тропы

Пролог

— Ну вот, ещё сто листов, и книгу этого года можно считать завершённой! — Милена высунулась из-за горы свитков, приветственно помахала тростниковым пером и тут же скрылась обратно.

— У меня тут ещё есть… — смущённо сказала Амика и положила поверх горы очередной ворох папоротниковых листов, сплошь покрытых значками и узорами. Из-под завала послышалось гневное фырканье, а из угла — негромкий смешок.

— Юс! — Милена, привстав из-за стола, бросила сердитый взгляд на соплеменника, веселящегося в углу. Тот с самым невинным видом растирал в ступке что-то яркое, хрупкое и светящееся.

— Рэндальф поручил мне делать краски, и я делаю краски, — шевельнул ушами Юс.

— Да! Вы уже видели его рисунки к Году Квэнгина? — спросила Амика, присаживаясь на скамью. — Пейзажи Хесса, и небесные сражения, и отважных воинов и странников…

— Видела кое-что, — кивнула Милена и отложила перо. — Рэндальф очень старается… и Юс летает ракетой по его указаниям, и нам пришлось найти самые яркие камни и травы для его красок. Но такой яркий год и должен быть нарисован ярко.

— Такая странная победа, и такие неожиданные деяния! — Юс мечтательно вздохнул. — Мне повезло тогда увидеть некоторые вещи, и жаль, что самое интересное видела Амика…

— Ты осваиваешься уже среди людей, да? — шевельнула ухом упомянутая кимея. — Не так жутко смотреть на них? Они на нас, кимей, не слишком похожи!

— Кимеи! — шуршащая завеса отдёрнулась, из соседней комнаты выглянул Рэндальф, и вид у него был озадаченный. — Ой! Амика, славного дня тебе… Так вот, кимеи, кто из вас знает, как взрывается сарматская станция? И как мне это знаменательное событие нарисовать?

— Всяческих везений тебе, Рэндальф, но я думаю, что знающие уже никому ничего не подскажут, — Амика удивлённо приподняла уши. — Разве что в следующей жизни.

— Сарматы могут знать. Их же станция! — резонно заметил Юс.

— Ну так и не мучайся, — посоветовала Милена, пытаясь увидеть за пологом готовые рисунки. — Нарисуй уцелевшую станцию, во всей её красоте и могуществе. Любую из трёх, или даже все. Сарматам будет куда приятнее!

— Хм-хм-хм… — Рэндальф опустил занавеску, и из его комнаты снова донёсся сосредоточенный шорох.

— А никто не видел, как она взорвалась. Никто из живущих, — еле слышно сказала Амика. — Но я видела обломки, и видела тех, кто стоял вокруг, и их лица. Сарматов, и людей, и даже Идмина-Некроманта. Не надо Рэндальфу это рисовать. И никому не надо…

— Вода и время промоют всё и очистят, — вздохнула Милена и спряталась за горой свитков. На верхнем несколькими штрихами нарисован был огненный скорпион, сидящий на черепе, и вода, текущая вокруг них. Кимея положила свиток перед собой и сделала в его нижнем углу приписку:

Год Квэнгина. Месяцы Кэтуэса — Каени.

Глава 01. Пробуждение

— Великие Туманы! Сколько света! — выдохнул чёрный мохнатый Квэнгин, закрывая глаза перепончатым крылом. Солнце только выбралось из-за стены Опалённого Леса, но всё вокруг уже искрилось и сверкало. Уцелевшие снежные островки и плывущие вниз по Реке льдины бросали по сторонам слепящие блики. Свет ворвался и в пещеру, заплясал волнами на стенах.

Зябкий ветер дул с Реки, шелестел Высокой Травой над обрывом, трепал занавесь. Речник Фриссгейн глядел на плывущие вниз по Реке коряги и думал, что пора готовить корабль — если сейчас не зевать, можно запастись дровами на год. А если вода поднимется ещё немного, то и корабль готовить ни к чему — дрова приплывут в пещеру сами. И так волны плещутся чуть ли не на пороге! А чего ещё было ждать после такой зимы — снег занёс всю Реку и заодно пещеру Фрисса, так, что дверь было не открыть. И хорошо ещё, что зимнюю вентиляцию не затянуло льдом.

— Вот и всё, Инмес. Зиме конец, и мертвящий холод покинул эти берега, — сказал Речник, опуская занавесь, чтобы не проморозить пещеру. — Осмотрю корабль ещё раз, и завтра же полетим за травой. Она всё-таки суше, чем эти коряги…

Он подцепил багром ближайший обломок дерева и потянул его к порогу пещеры, Инмес поспешил на помощь, но наступил в снег и отскочил в сторону, чуть не уронив багор.

— Холодная смерть! — он тщательно отряхнулся и только потом вернулся к ловле коряг и сучьев. — У нас, на юге, ничего лишнего с неба не падает! Повезло, что твоя железная рыба не дала нам замёрзнуть, но как ты жил тут, на страшном севере, до сих пор?!

Фрисс только усмехнулся и подтолкнул бревно поближе к Инмесу. Квэнгин зацепил деревяшку багром и затолкал под занавесь пещеры.

— Стальная рыба нас спасла, — признал Речник, пользуясь короткой передышкой — пока брёвна плыли слишком далеко. — Не будет слишком наглым, если я просушу в её лучах эти дрова — или хотя бы траву?

Он негромко засмеялся и порадовался, что соседи не слышат. Да, это было слишком наглым — обзавестись вечным источником тепла и света и навсегда избавиться от нужды в дровах. Теперь Фрисс топил печь только для запаха и настроения… ну и корабль, летучая хиндикса, нуждался в топливе. А такую малость можно запасти самому, если весной не зевать. И тогда останется немного денег — например, на металлические пластины для брони. Отличные пластины Алдерской работы, лёгкие и прочные…

Сейчас Фриссу не нужна была броня — от холодной воды она не защищала, а нападать было некому. Даже куванцы не выплыли ещё на простор Реки — они боялись половодья, когда мирная Река неожиданно превращалась в дикого зверя и норовила разметать их плоты. Фрисс много раз видел, как Река кружила обломки плотов в водоверти, разбивая в щепки толстые брёвна. Нет, куванцы не сунутся на стремнину! Сейчас кувы прячутся в камышах на Левом Берегу. Выжидают, пока спадёт вода…

Речник тоже не спешил пускаться в плавание. Одиннадцать лет он не был в родной пещере, и лодка его за эти годы развалилась на части и была пущена на дрова соседним семейством. Семейство пообещало выделить ему на лето плотик, а Фрисс думал, что и плотика ему будет много — лето он проведёт в Фейре. Разве что Инмес будет ловить Листовиков или рыбачить на середине Реки…

Весь вечер Фрисс проверял хиндиксу. Зимой она лежала на боку в запасной пещере, но ржавчина и гниль почти её не тронули. Речник почистил печку, подвесил шар на самые прочные верёвки, до блеска начистил плавники. Хиндикса притворялась неживой, но иногда подёргивалась от щекотки. Речник посчитал, что к полёту она готова.

…Водяная пыль разносилась далеко от Белых Скал Канумяэ, так же далеко слышен был грохот водопадов. По-зимнему ледяной и по-речному мокрый ветер свистел над степью, пронизывая холодом до костей даже сквозь меховую одежду. Квэнгин перед походом фыркал на мешковатую накидку из шкур, сшитую для него Речником, но теперь закутался в неё — только крылья торчали. А ведь он — очень пушистое существо…

— Великие Туманы! Ветер сразу с семи сторон! — прошептал Инмес, щурясь на высокотравье. Кое-где в степи лежал снег, и трава была скорее мокрой, чем сухой, но Фриссгейн знал — высохнет она быстро.

— Ничего, что холодно, — Фрисс поправил накидку на крыльях Квэнгина. — Скоро согреемся. Вон те травины мне по душе…

Высокая Трава оправдывала своё название, подобно деревьям врастая в небо и у земли достигая толщины человеческого тела. Даже самые хлипкие соломинки были толще руки Речника. И Фриссу очень не хотелось получить по спине этаким хлыстом.

— Влево клони! — скомандовал он, ударив по надрубленному стеблю ещё раз, и быстро шагнул в сторону. Инмес, часто взмахивая крыльями, потянул соломину на себя — и травина не выдержала, рухнула. Речник разрубил её на части, сложил на палубе корабля толстые, но пустые внутри поленья, а Квэнгин собрал и свернул в удобные связки сухие листья — неважные дрова, но хорошую растопку.

Никого, кроме них, не было в степи — все остальные жители ещё не проснулись, в месяце Кэтуэса на севере не просыпается никто. Это Фриссгейн привык рано вставать, пока жил в Олдании. Только рыжие ленты, привязанные к некоторым стеблям, напоминали о существовании людей — такими лентами Друзья Трав по осени помечали растения, предназначенные на семена. Яркие восточные краски не выцвели за лето, и привлечённый необычным цветом Инмес уже пытался пристроить оранжевую повязку себе на хвост.

— Это не наша вещь. Повесь у пещеры, над алтарём, — покачал головой Речник. — Соберём ленты и вернём Друзьям Трав. Помнишь, я рассказывал о них?

Квэнгин кивнул, но повязку с хвоста не снял, а добавил к ней ещё несколько. Потом увидел под сухими листьями что-то зеленеющее и начал раскапывать листву.

— Тут живое растение! — сказал он, сам себе не веря. — Полгода мы не видели живых растений. Тебя прокляли, заставив жить на севере, правда ведь?

— Тут хорошо, Инмес, — Речник улыбнулся и посмотрел с обрыва на тёмный от земли и палой листвы поток, иногда вскипающий белой пеной. — И очень скоро зацветёт Хума. Ты увидишь воды Канумяэ, снежно-белые от её лепестков. Мы будем собирать янтарь и земляное стекло прямо у порога пещеры.

Речник уже мечтал нырнуть в прохладную чистую воду и плавать там наперегонки с Агва или держаться за плавники Речных Драконов. Три-четыре дня пути на юг — и он в Фейре, а там уже можно войти в Реку и не превратиться в ледышку. А потом лететь ещё дальше на юг, и ещё — к сияющей Дельте. Или посетить заброшенный храм у Огненной Кручи, разобрать весенние завалы, принесённые водой, поздравить Воина-Кота с пробуждением.

Хиндикса до земли проседала под весом мокрой травы, и пучки листьев свисали по бортам. Прозрачные плавники дрожали от холода, и всё-таки корабль летел над пенным потоком. Фриссгейн смотрел на Реку и надеялся на мирный год.

Глава 02. Замок Астанена

Снова хиндикса летела над прихотливо петляющей Канумяэ. Можно было спрямить дорогу и не следовать извивам русла, но Фрисс никуда не торопился и тихо летел к Островам Кануу, глядя на бушующие волны.

Мокрый месяц Кэтуэса прошёл, и вода понемногу отступала, оставляя на берегу опутанные тиной коряги, пучки водорослей, стекло и валуны, снулую рыбу и прошлогоднюю листву. Цвела Хума, роняя белые лепестки в бурлящую реку. Оживали деревья, свежая трава пробивалась сквозь сухую, а жители помогали ей, растаскивая старую солому на дрова. Первые куванцы уже спускались по Реке, стараясь держаться ближе к Левому Берегу. Не всегда это помогало им — Речник по пути видел, как остатки одного из плотов вытаскивали на берег. Река раскрошила толстые брёвна в щепу и сложила вчетверо…

Агва ещё толком не проснулись, лежали на дне или грелись на валунах, не открывая глаз. Им было не до людей сейчас. Холодная вода вгоняла их в дремоту. Фрисс окликнул водяных жителей с корабля, но ответа не дождался.

Инмес не принадлежал к роду Агва, но ему по весне тоже хотелось спать. Речник, собираясь на юг, думал взять его с собой, но Квэнгин отказался и остался в пещере. А значит, Фрисс не мог забрать оттуда стальную рыбу — странный артефакт был оставлен Инмесу, чтобы существо не замёрзло среди камней и холодных вод. Квэнгин пообещал запастись дровами, а если Фрисс не вернётся до осени, то и рыбой, и Листовиками. Речник просил его не кусать и не пугать соседей, а о Листовиках не переживать — летом он проживёт, а купить припасы на зиму Фрисс ещё в состоянии.

На севере просыпаются поздно… Шёл месяц Нэрэйт, но никого ещё не было на Островах Кануу, и Врата Зеркал ни разу не открывались. Только их бессменный страж, Речник Митиен, ходил вокруг дома и сгребал в кучу ветки и старые листья. Появление Фриссгейна удивило его.

— Было тихо зимой, тихо и сейчас, — сказал Митиен и предложил Фриссу мороженую рыбу, древнее куосское угощение. — Что нового у истоков?

Речнику нечего было рассказать ему — полусонные истоки не были богаты новостями. А о своих планах Фрисс не любил говорить. Даже о таких скромных, как заказ стальных пластин в кузнице Алдера Звигнела. Он взял у Митиена пару вяленых рыбин и полетел дальше, мимо Замка Астанена, к Огненной Круче…

Много лет никто не селился у самой Кручи, и выброшенные к ней коряги и куски тины лежали на берегу до самого лета, пока у окрестных жителей не доходили до них руки. Фриссгейн долго собирал лохмотья водорослей по стенам разрушенного храма и снимал их с веток проросшего там Кенрилла.

Развалины не изменились за зиму ни снаружи, ни внутри. Фрисс постоял на пороге, привыкая к полумраку — и светильники-цериты, как бы узнав его, зажглись неярким мигающим огнём. Свет, проникающий сквозь проломы в стенах, был куда ярче.

Фрисс поклонился древней статуе — коту из красной глины, взирающему на пришельца светящимися глазами. Положил на алтарь ту рыбу, которую взял у Митиена, вылил в чашу немного крепкой кислухи.

— Силы и славы Аойгену, Воину-Коту! — сказал Речник, следя за язычками пламени, прорывающимися из-под глины на спине статуи. Странная сила жила в этом месте…

— В этом году ты не оставишь нас, Властелин Странных Дорог? — спросил Фрисс и протянул руку к огню. Пламя было самым настоящим, его прикосновение — обжигающим.

— Вернулся… — голос из пустоты был еле слышен, но стены задрожали, а "огненный мех" затрепетал, как под ветром.

— Будут дороги, будет сила и слава… — что-то тяжёлое и раскалённое сжало на мгновение руку Речника, огонь поднялся выше, а цериты разгорелись ярко и затмили наконец солнечный свет. Когда вихрь пятен перед глазами Фрисса рассеялся, в храме снова царил полумрак, и статуя притворялась холодным куском глины. Речник на непослушных ногах вышел и сел у обелиска, украшающего собой вход. Кровь шумела в ушах…

Фриссгейн пришёл в себя, когда его корабль долетел до Ясеня — и коснулся брюхом воды, потому что плавники хиндиксы промёрзли в холодных ветрах, а Речник совсем забыл, что корабельной печи нужны дрова! Так ему и крикнули с ветвей Ясеня древесные жители — скайоты, и Фрисс протёр глаза и вылил воды на голову. Печку топить не стал — всё равно пора причаливать! "А скайоты уже повеселели, и траурных лент на ветках не видно. В ту войну им крепко досталось, хорошо, что они уже опомнились," — подумал Речник и не стал отвечать на шутки с ветвей.

После весенней Реки подземелье казалось особенно тёмным и мрачным. Никто не охранял Диту, бездонную пещеру на берегу Нодвы, только резной столб с фигурками птиц и зверей — священный знак местных жителей — высился напротив туннеля. Фрисс положил перед знаком кусок рыбы и спустился в провал.

Два меча Фриссгейна неярко засияли в полумраке — чуть ярче обычного, поскольку место, где их отковали, находилось не так далеко. Речник удивился — мечи не светились очень давно, кажется, с того дня, как он невольно пролил кровь Инмеса. Конечно, Квэнгин напал первым, и Фрисс лишь оцарапал его — но мечи перестали светиться и даже намёка на магию не проявляли. Такое у них представление о чести…

Алый свет подземного солнца разливался по бурым скалам, по бесцветным зарослям жёсткой травы Шеелк, освещая беспорядочные наросты грибов на стенах и блестящие полосы слизи, оставленные гигантскими улитками. Всё было так же, как прошлой осенью, и весной, и за сто лет до этого дня. Пещеры Энергина не склонны меняться.

Здесь стояли лагерем силы Реки — сейчас и следа не осталось от шатров, навесов, кострищ. Трудно было поверить, что всего одну зиму назад мёртвые тела лежали грудами у подножия Клыков. Теперь там тускло блестят кусты Шеелка и перистые листья ваакона…

Фрисс подошёл к кузнице у подножия Иррини, сонного подземного вулкана. Красный Алдер неспешно раскладывал на крыльце своего жилища короткие мечи, кинжалы, наконечники стрел. Он дружелюбно кивнул Речнику.

— С пробуждением! — кивнул ему Фрисс. — Не встречал Звигнела, Чёрного Алдера?

— А, он всё там же, где был в том году. Его работа? — Алдер указал на мечи Фриссгейна. — Взгляни, может, наконечники себе выберешь?

Фрисс осмотрел товар на крыльце, покачал головой и направился дальше. Неясные тени мелькали в сплетении Шеелка — не то насекомые, не то привидения… Речник не боялся ничего — сейчас Энергин был мирным. И очень скоро дорога вывела Фрисса в долину Тер, к самому дому Звигнела, окружённому кочками бесцветной травы. Похоже, Чёрный Алдер соорудил огород — или цветник?

Дверь была приоткрыта, и алые сполохи падали из-за неё на порог. У крыльца Фрисс увидел несколько клинков и тяжёлый сингельский щит с шипами по краям. Он прикинул щит к руке, несколько раз повернулся с ним, как бы отражая удары невидимого врага, и задел шипами крыльцо. Звук был негромким, но обитатель дома услышал и появился на пороге — чёрный, чешуйчатый и красноглазый, с массивными браслетами на запястьях.

— В глубокой реке дна не видать! — произнёс Фрисс традиционное приветствие. — Рад тебя видеть, мастер Звигнел.

— Этот день — синего цвета, — повёл хвостом Алдер, отвечая условленной фразой. Он хорошо знал обычаи Реки.

— Помню тебя. Проверил мечи в деле? Что скажешь теперь? — нетерпеливо спросил он. Фрисс отрицательно покачал головой.

— Пока ничего не скажу, мастер Звигнел. Но хотел бы заполучить доспехи твоей же работы. Вот моя броня из кожи товега, не новая, но надёжная. Вставь в неё прочные пластины, если возможно — с простым узором…

Речник и Алдер долго рассматривали, обмеряли, ощупывали броню и образцы пластин, пока Звигнел не кивнул с протяжным шипением.

— С-с-сделаю. Плас-с-стины будут лёгкие, как пух, и прочные, как скала. Так ты не накопил за зиму на прос-с-стое заклятие? Было бы кс-с-стати, при твоей жизни!

— Звигнел! — Фрисс посмотрел на Алдера сердито и растерянно. — У меня спокойная жизнь. Понимаешь, я в этом году женюсь, на другое деньги нужны! А твоя броня и без заклинаний отведёт любой удар.

— Покладис-стой тебе жены, Речник, — Звигнел вильнул хвостом. — Хорошо, приходи на третий день. Ес-сть готовые плас-стины, их и вс-ставлю.

Фрисс шёл обратно по сумрачным пещерам и думал, что Алдер наверняка обиделся. Да и Речнику нелегко было отказаться от магической брони. А что делать? Мечтать можно о Белом Драконе и стальных латах, а всё равно придётся летать на хиндиксе и носить шкуру товега…

Неясно пока, будет ли Кесса Скенесова, будущая жена Речника, покладистой — но стальная броня ей понравится! Может, даже больше, чем бусы из кварца и мрамора, которые Фрисс прикупил на Островах Кануу. Кесса Скенесова верит в героев древности, знает легенды о Чёрных Речниках и мечтает увидеть Энергин. И не испугается, когда увидит Инмеса на пороге пещеры. Чтобы жить вместе с ней, можно преодолеть препятствия и посерьёзнее, чем свадебный выкуп в полтысячи кун…

От Диты до Замка Астанена — рукой подать, и очень скоро высокие башни, подобные скалам Канумяэ, встретили Речника. Ветер свистел над ними, завывал над обрывом, пытался унести хиндиксы, привязанные к каменным кольцам — экхам. Двое служителей сидели на свободном кольце, один из них поднялся, увидев Речника.

— Хаэй! — протяжно крикнул Фрисс, бросая верёвку. Служителя он знал — это был Ир, знакомый ещё по прошлому году.

— Речник Фриссгейн! Я думал, этой весной ты исчезнешь так же внезапно, как появился прошлой, — сказал Ир, отступив от привязанного корабля и наблюдая за Фриссом, спускающимся на землю. — В том году столько всего творилось вокруг тебя…

— Не столько творилось, сколько было разговоров, — отмахнулся Фрисс. — Что слышно в Замке?

Ир открыл было рот, но незнакомый гвел подошёл к нему и с интересом исследователя посмотрел на Речника. Лицо гвела было расчерчено яркими линиями татуировки, а на плечах лежал белый плащ с волнистой синей полосой понизу. По этим признакам Речник понял, что пришелец — непростой человек, а взгляд ему сразу не понравился. Многие в том году смотрели на Фрисса так же…

— Тот самый Фриссгейн, рассказами о котором Силитнэн выманил меня с Сотиена? Очень любопытно. Будем знакомы — я Домейд Араск, или Наблюдатель из Ордена Изумруда. И я хотел бы поговорить с тобой.

Фрисс дружелюбно улыбнулся, скрывая настороженность. Пристальный взгляд Домейда тревожил его, упоминание Силитнэна и его "рассказов" просто пугало — магу-южанину было что рассказать о прошлогодних делах, а у Ордена Изумруда была скверная репутация.

— Надеюсь, Силитнэн не рассказывал, что я сильнейший маг Реки, или что-то в этом роде? — поинтересовался он. — Поговорить с тобой, Наблюдатель, я могу, но пригодятся ли тебе мои рассказы — не уверен.

— Нет, ничего подобного, — заверил Домейд с улыбкой. — Было сказано, что ты лично встречался с Запрещённым Богом, известным как Аойген, Хоган или Хо" каан. А я изучаю проявления божественных сил в нашем мире и никому не желаю зла, но всё равно моё общество никого не радует. Так ты готов ответить на пару вопросов о твоём божестве?

— Домейд! — по лестнице к причалу быстро спускался Силитнэн. — О, Фриссгейн, хорошая встреча. Так-так… Сила вокруг тебя показывает, что… ты снова встречался с Аойгеном? Мне это кажется опасным, Фриссгейн. А тебе?

— Воин-Кот меня не тронул, — Речник пожал плечами. — Не думаю, что он должен оставаться в одиночестве там, в развалинах, только потому, что наши предки его изгнали.

Силитнэн и Домейд переглянулись, и маг-южанин кивнул Речнику.

— Не стоит сидеть у ворот. Пойдём в Замок. Интересно будет послушать о храме, Аойгене и вашей новой встрече. Наблюдатель, ты с нами?

Ир с сожалением проводил их взглядом. Он всё больше запутывался в Речниках, колдунах и Запрещённых Богах. Сам он поклонялся Макехсу, и ему этого хватало.

Трое поднялись в маленькую Залу Стального Крыла. Дракон, сделанный из стальных чешуек, извивался на её потолке, по нему она и получила название. Больше никого в Зале не было.

Рассказывать Фриссу не пришлось — Домейд сразу стал задавать вопросы, и их у него было очень много. Что заставило Речника заглянуть в заброшенный храм? Что он почувствовал на пороге? Внутри было темно или светло, холодно или жарко? Статуя двигалась или ограничилась свечением? Какого в точности цвета было пламя над ней? А фразы Аойгена Фрисс запомнил дословно? Он знает наверняка, что это были именно слова божества?.. Речник отвечал терпеливо, но чувствовал себя похуже, чем под свирепыми взглядами тысячи Крыс Моджиса. Ему казалось, что из него по капле выдавливают кровь. Силитнэн поглядел на Речника и покачал головой.

— Домейд, оставь Фрисса в покое и сам отдохни, — посоветовал он. — Что ты впился в него, как клещ?

— Разве я опять… Бездна! — Домейд отвёл взгляд и закрыл тетрадь, в которую заносил слова Речника. — Прости, Фриссгейн. Это какая-то магия, с которой я ничего не могу поделать. Ты очень помог нам, Ордену Изумруда, теперь можешь быть свободен.

Фрисс выбрался из Залы Стального Крыла, отошёл от неё подальше и прислонился к стене. У Домейда в роду были вампиры, не иначе! Уйти от "изумрудника" хотелось так сильно, что Речник даже не завёл разговор с Силитнэном.

— Фриссгейн, в этом году ты неосторожен. Кто прилетает так рано? — усмехнулся Халан, правитель Дзельты, проходя мимо. — Астанен за зиму соскучился по Речникам, и заданий у него хватит на всех!

— Выполнять задания правителя — это долг Речника, — ответил Фрисс с ответной усмешкой. — Халан, а ты прилетел не слишком рано?

— Вы, северяне, долго спите! Я успел уже пролететь по всем низовьям, — ответил Халан. Кажется, он рад был встрече с Речником и не спешил уйти.

— По низовьям? И по станциям тоже? — жадно спросил Фрисс. — Ты уже видел сарматов?

Халан снова усмехнулся и покачал головой.

— А ещё говоришь, что никогда не был другом сарматов! Ну да, я видел их. "Эджин" и "Огу" успешно запустили установки, "Флан" завершает запуск. Его опять подмыло, но, благодаря нашим прошлогодним стараниям и твоему другу-ремонтнику, вода под станцией не засветилась. Некоторое время Гвеннон не сможет сливать отходы в Реку и сваливать утечку на половодье, и я этому очень рад. Старый Город по-прежнему в руинах и светящейся пыли, "Идис" украшает его своим присутствием, но когда я пролетал там, запуск ещё был в самом разгаре — передающие мачты мигали, но не давали ровного света — и тревожить сарматов я не стал. Если хочешь побывать там, подожди неделю или две, пока альнкиты наберут мощность, а угроза взрыва не будет сводить станцию с ума.

Фрисс благодарно кивнул. Он знал, что весной станции неспокойны, но не мог сам определить степень этого беспокойства. Ну что ж, он побывает в гостях у "Идис", Гедимина и его сарматов позже, не будет мешать им.

— Жаль, но чертежи твоего друга мы не сможем использовать, и очень долго, — сказал Халан, посмотрев на Фрисса. — Нужен тонкослойный ровный фрил — и это самое меньшее, а у нас нет никакого. Печально, но такие машины нескоро полетят над Рекой. Хотя это не уменьшает ваших с ним заслуг.

— Жаль! И прозрачный мост тоже не удастся построить? — огорчился Фрисс, но не сильно. Давным-давно все поняли, что вещи и знания предков, найденные в Старом Городе, поражают воображение, но совершенно бесполезны…

— Увы, — вздохнул Халан. — Куда собираешься в этом году, что будешь искать?

— Деньги и подарки на свадьбу! — сказал Речник. — Помнишь, в том году я приглашал тебя? Вот определимся с днём — скажу точно… прилетишь к нам?

— Само собой, — кивнул правитель Дзельты. — Скоро придёт караван из Навмении, можешь купить там что-нибудь, если трудно найти подарок на Реке… Орина! Что такое?

Тень в сером плаще, капюшон которого закрывал лицо, потянула Халана за руку и что-то прошептала ему. Фрисс поприветствовал Орину, жену правителя, получил в ответ пронзительный обжигающий взгляд и ничего более. Он не удивился — Орина всегда была странной.

Халан ушёл, а Фриссгейн подумал, что пора выполнить долг — найти Короля Астанена и взять у него задание на этот год. Или не взять — как повезёт…

Многие Речники видели Короля тысячу раз — и ни разу не встречались с ним в тронном зале Замка. Некоторые считали даже, что такого зала на Реке нет. Правитель не любил сидеть на одном месте, чаще его можно было встретить в лагере сил Реки где-нибудь в Энергине, у причала или на собрании речных магов. Но комната для торжественных встреч в Замке была — называлась она "Зала Венца", там стоял сдвоенный трон речных владык, и всех иноземных послов и торговцев правитель встречал именно там. Караван из Навмении должен был прибыть со дня на день, и Астанен неохотно открыл Залу Венца и сейчас разыгрывал по ролям торжественный приём. В этой зале Фрисс и нашёл его.

Правитель восседал на троне с важным видом, а служитель махал над ним опахалом — обычная церемония на востоке, совершенно излишняя в холодном и ветреном климате Реки. Выглядел Астанен так сурово и величественно, что Фрисс даже попятился обратно в коридор.

— Заходи, Речник Фрисс, ты очень вовремя пришёл, — сказал правитель, ободряюще кивнув ему. — Готовимся к навменийцам. Садись рядом, а вы повторите вход, поклоны и отступление…

По обычаю Реки, рядом должна была сидеть королева — но она давно умерла, и Астанен не стал жениться ещё раз. Обычно трон пустовал. Фрисс опустился на его краешек в большом смущении.

— Не бойся. Лайненси не из тех, кто пугает людей по ночам… — Астанен вздохнул. Он вспоминал Королеву Лайненси редко и неохотно.

— Как дела у тебя? — спросил он, чтобы отвлечься. — Достаточно денег на все твои намерения? Или поговорить с Мирни, чтобы дал тебе кредит? Хотя нет… возьми лучше задание, оно для тебя сложным не будет. А награду я обещаю.

Речник посмотрел в пол, сдерживая усмешку. Скорее в Реке иссякнет вода, чем у Астанена закончатся задания! Но делать было нечего, и он кивнул, всем видом показывая, что только этого и хотел.

— Итак, о задании, — Астанен посмотрел в окно долгим задумчивым взглядом и повернулся к Фриссу. — Речник Тивиан прилетал вчера — он работает между Ясенем и Островами Сарола, а точнее — на участке Иртси. Возможно, ты его помнишь.

Фрисс кивнул. Пару раз он встречался с Тивианом на Островах Кануу и в Замке Астанена, но в дела его не вникал.

— Правым Берегом там правит независимый маг. Живёт он в старом замке на своей земле, собирает налоги с окрестных жителей и с Речниками передаёт мне. Точнее, должен передавать. Сейчас пошёл пятый год, как я их в своей казне не вижу. Летом я собирался послать туда отряд и получить свои четыре тысячи кун, но сначала хотелось бы узнать, в чём там дело.

Речник не скрывал удивления. До сих пор он не слышал, чтобы владельцы земель на Реке так долго и так нахально не платили налогов. Астанен был мирным правителем, это привлекало на Реку множество переселенцев — но не все ценили его миролюбие…

— Твоё задание, Фриссгейн, выяснить, в чём там беда, и при возможности собрать налоги и привезти в Замок. Теперь спрашивай, — кивнул правитель.

— Что из себя представляет этот маг, и какие у него владения? — быстро спросил Речник, прикидывая, сколько кун запросить.

— Его имя Джерин Алга. Занимается Огнём и Молниями, но не слишком преуспел. Не состоит ни в каком обществе, просто маг-одиночка. Его род давно правит в Иртси. Он собирает налоги с сотни жителей, по словам Тивиана — собирает исправно год за годом, но дальше его замка деньги не идут. Жители Иртси говорят также, что он берёт с них лишнее. Постарайся разобраться во всём этом. Джерин должен нам ровно четыре тысячи кун…

Фрисс недолюбливал независимых магов и их замки, и у него были на то причины. Нет ничего хорошего в превращении в крысу, так что он потребует достойную плату за риск…

— Сначала я заберу доспех у Звигнела, — предупредил он. — Трудно говорить с магом без надёжной защиты.

Астанен не возражал.

— Не спеши. Если не был на участке в этом году, слетай туда. Торопиться некуда, главное, не забудь о задании вовсе!

— Не забуду, — кивнул Речник. — Можно идти?

— Погоди, — Астанен посмотрел на уснувшего служителя с опахалом, на пустой зал — и поднялся с трона. — Утомился я тут сидеть. Пойдём к Морнкхо! Ты не был там, я тоже не был…

Фрисс удивлённо мигнул — и тихо выбрался из зала вслед за правителем, стараясь не разбудить спящего. Нет, навменийские владыки такого слугу к себе не возьмут!

Вскоре Фрисс и Астанен уже сидели в столовой Морнкхо, ели рыбу и пили разбавленную кислуху. При их появлении компания Речников встала, приветствуя правителя. Морнкхо очень обрадовался гостям. Он как раз заманил в столовую кимею-странника. Пришлось повозиться, разыскивая для неё товежье молоко и готовя фаршированных мышей, но теперь дева-кошка была довольна — и развлекала всех легендами чужих земель и песнями о давних временах. Поэтому все Речники и служители собрались здесь и слушали во все уши.

Иной не странник, но порой

Покажется ему:

Звезда сияет над горой,

Звезда зовёт во тьму…

Так пела кимея, отстукивая ритм когтями и хвостом, как было заведено у её народа. Фрисс приготовился слушать, но бросил взгляд на правителя — и немного испугался.

— Что это за песня? — странным голосом спросил Астанен. — Она встревожила меня…

— Это древняя история, повелитель, — ответила кимея. — Всё это закончилось много лет назад…

Астанен покачал головой. Он помрачнел и не глядел на Фрисса.

— У меня плохие предчувствия, Речник. Боюсь, этот год будет не лучше прошлого… Если хочешь, посиди здесь. Я пойду наверх…

Морнкхо с недоумением посмотрел вслед правителю. Кимея замолчала.

— Я сделала что-то не так? У меня и в мыслях не было обидеть Астанена!

— Ты ни в чём не виновата, странник, — успокоил её Фрисс, удивлённый и растерянный не менее кимеи. — Астанен не обратит на нас своё недовольство. Какие песни ещё ты знаешь?..

Глава 03. Тревожная весна

По Огнёвкиным Курганам

Пролегла дорога,

Выходить придётся рано…

Фрисс с удивлением покачал головой. Что за липучая песня! Как услышал её от кимеи в гостях у Морнкхо, так она из ума нейдёт.

Прошли назначенные дни, и он летел к Звигнелу за бронёй. Кроме бус, в заплечной суме лежал отрез узорчатой восточной ткани, прочной и тёплой. Речник купил его у навменийцев. И бусы, и ткань предназначены были в подарок Кессе.

Без спешки и тревоги Фриссгейн думал о предстоящем задании. Отобрать у колдуна четыре тысячи кун — непростая задача. Бывает, что бедным переселенцам не из чего платить налоги. Да и у владельца замка может не оказаться денег — но не пять лет подряд! Стало быть, платить он не хочет — и навряд ли захочет, увидев Речника на своём пороге. Джерина Фрисс лично не знал, но по опыту своему мог предсказать его поведение. Все колдуны одинаковы: когда дело доходит до их кошельков, они превращаются в демонов. Броня пригодится, в этом сомнений нет!

Так он летел над Рекой, насвистывая песенки и время от времени подбрасывая дрова в корабельную печь, пока на пустынном берегу за Городом Сеф не увидел странное пятно — большое, яркое, багровое, как запёкшаяся кровь.

Фрисс не успел ещё понять, в чём дело, а сердце уже провалилось в пятки, и корабль развернулся и пошёл на снижение, отчаянно хлопая плавниками. Даже на самом пустынном берегу лучше не приземляться так, как сделал это Фриссгейн — особенно при сильном ветре! Он метнул шип-якорь в рыхлый песок и чуть не упустил хиндиксу, когда прыгнул с борта — корабль дёрнулся вслед за ветром, поволок за собой Речника, повисшего на причальном тросе, и Фрисс еле успел накинуть трос на выступающее из песка бревно. Ветер ненадолго утих, а когда налетел снова, корабль уже был надёжно привязан к бревну и к якорям-шипам, забитым в каменистый обрыв. Хиндикса метнулась по ветру, помахала плавниками и покорно замерла над Рекой. Проклиная себя за глупую выходку, а хиндиксу — за тягу к полётам в неподходящее время, Фрисс обернулся к тому, что заставило его приземлиться — и тут же забыл о корабле. Багровое пятно оказалось скафандром, и спешить Речнику было уже некуда — он опоздал самое малое на сутки…

Мёртвый сармат в тёмно-алом скафандре станции "Скорпион" лежал, раскинув руки, и сквозь расколотый щиток шлема смотрел в небо. Речник опустился рядом, коснулся его лица, посмотрел на зрачки — любая помощь была уже бесполезна, сармат давно пребывал в обугленных Пустошах Васка. Его правая рука была почти отсечена, множество ран было и на теле, в груди торчала пара копий с чёрными лентами на древках. Крови не было видно на багровом, а земля её давно впитала…

— И какая же тварь, интересно… — пробормотал Речник, пытаясь понять две вещи. Что делал безоружный сармат в нескольких сутках пути от своей станции? И кто из местных людей, куванцев или демонов настолько лишён разума, что на него напал?!

В поисках хотя бы намёка на ответ он выдернул одно из копий — и в изумлении уставился на его наконечник. Настоящая сталь! Четырёхгранное стальное жало длиной с ладонь! Да на Реке за пару таких наконечников можно купить хиндиксу! Ни житель, ни куванец, даже если разум их покинет, а в руки попадётся такое сокровище, не бросят такие копья на берегу. Никогда! Будь у них хоть стая драконов на хвосте, они заберут оружие, стоящее таких денег! Для кого-то чужая жизнь дешевле песка, а металл — не дороже речной воды в половодье. И Фрисс о таких существах никогда не слышал…

Он поднялся, обошёл тело кругом, жалея, что не смотрел на землю внимательно, а возился с хиндиксой и затоптал возможные следы. Только пара странных вмятин уцелела на кромке воды — следы лап, возможно, волчьих, но слишком больших.

— Что же ты делал тут, а? — с сожалением прошептал Речник, глядя на сармата. На правой, почти перерубленной руке, тускло мерцал экран странного прибора. Наверное, он включился, когда Фрисс прошёл рядом, и земля дрогнула под его сапогом. Фрисс сел на песок и растерянно посмотрел на прибор. Такую штуку он видел — длинная коробочка, кнопки, стрелки и огоньки, экран из прозрачного фрила, два ветвистых выдвижных уса по бокам. Один ус сейчас был обломан, второй неярко светился. Речник оглянулся, осторожно поднял окоченевшую руку, поднёс прибор поближе к глазам и вгляделся в значки на экране. Предчувствие не обмануло его.

Город Сеф — Скорпион. Фанстон наблюдает: вспышка излучения. Ящер первый. Сильное пламя. Следом фарки 50–55. Излучение пик ЭМИ

Больше ни одного значка не было. Речник осторожно, как будто сармат мог что-то почувствовать, опустил руку на песок.

— Значит, Фанстон… Самых мощных альнкитов тебе в Пустошах Васка… — тихо сказал он, вставая на ноги. Мыслей в голове было много, а хороших — ни одной. Это сообщение должны были прочитать сарматы "Скорпиона", и Фриссу, похоже, придётся к ним лететь. Сообщить им о смерти их собрата, передать его тело, убедить не выжигать атомным огнём десять участков вдоль берега и Город Сеф впридачу… И кто, всё-таки, убил Фанстона? Возможно, сармат знал, на что он идёт, наблюдал за чем-то опасным и пытался сообщить на станцию. Но то, за чем он наблюдал, нашло его раньше. Ящер с пламенем ещё мог быть драконом или огнедышащим демоном, а вот кто такие фарки — Фрисс не знал. Но у них хорошие копья, у этих тварей с волчьими лапами…

Что-то ещё мерцало среди обломков известняка у самого обрыва, в пяти шагах от сармата. Речник быстро подошёл туда и тихо свистнул. На берегу лежал совершенно целый "счётчик Конара", или, как его ещё называют сарматы, "дозиметр". За такую коробочку с парой выдвижных усов Халан отдаст собственный замок и ещё приплатит!..

Речник оглянулся через плечо — ему послышались отдалённые голоса — и быстро поднял прибор. Усы уже были наполовину убраны, и Фрисс случайным нажатием на какую-то пластину втянул их окончательно. На тусклом экране медленно менялись значки — прибор хотел сообщить смотрящему что-то важное, но Фрисс смотрел на экран и не понимал ровным счётом ничего. Спрятанная под стекло стрелка под экраном слегка повернулась и направилась прямо на Речника. Он поёжился, пожалел о своей необразованности и обернулся к мёртвому сармату. Недостойно воина Реки — грабить мертвеца, но и оставить ему такую ценную штуку Фрисс не мог…

— Вот, совсем рядом! Здесь проклятые твари его и убили. А Речник пытался ему помочь. Вот, это самое место! — взволнованные голоса и звуки торопливых шагов послышались совсем рядом, Фрисс одним движением засунул дозиметр в сумку на поясе и виновато посмотрел на сармата.

— Речник! — крикнул запыхавшийся житель, подбегая к Фриссгейну. — Речник, скажи, он жив ещё? Чем помочь?

— Уже ничем, — покачал головой Речник. Жители обступили его, все были растеряны и сердиты.

— Куванцы! Кому ещё-то?! — крикнул немолодой мужчина, склонившийся над убитым. — Давно пора выгнать эту погань с участка! Надо же — убить безоружного…

— Кто со мной на куванцев? — житель помоложе, сжимающий в руке острогу, уже собирал вокруг себя желающих подраться. Фрисс потряс головой, отгоняя хоровод мыслей и серое марево перед глазами. Никуда не годятся все эти сборы…

— Кто из вас нашёл тело? — крикнул он, добавляя в голос властности. — Как давно? Утром?

Жители, услышав оклик Речника, прекратили обсуждать куванцев и снова собрались вокруг него.

— Альюс Тойр нашёл, — отозвался житель с острогой. — Он вернётся сейчас. Побежал с братьями за Речником. Вот, они возвращаются…

Речник спускался с обрыва, братья Тойр следовали за ним — и едва успевали. Фрисс узнал спешащего — это был Речник Ингвар с Сароо-Кема, сингел, частый гость на Островах Кануу, воин, охотник и птицелов.

— А! Проклятая Бездна! — только и сказал он, остановившись рядом с мертвецом, и прорезал мечом черту по песку вокруг сармата. Фрисс кивнул ему в знак приветствия и молча отдал копьё фарков. Ингвар качнул головой в ответ и стал рассматривать наконечник и древко.

— Вот что творят у нас куванцы! — сказал старик, явно ища одобрения не только у мужчины с острогой, но и у Речников. — Что мы теперь скажем сарматам?!

— Ничего не говори. И оставь в покое куванцев, они тут точно ни при чём, — ровным голосом сказал Ингвар и провёл пальцем по корявым значкам на древке. — Фриссгейн, ты это видел? Чужие письмена. Новый народ на Реке… будто мало было бед!

— Новый народ? — жители изумлённо переглянулись.

Фрисс, если честно, заметил значки на копьях только сейчас. Зато Ингвар пока не разглядел экран на руке сармата — и Речник потрогал "заснувший" прибор и показал сингелу сообщение Фанстона. Ингвар прищурился, разбирая надписи, и тихо выругался.

— Фарки… Занесло же его сюда! Придётся лететь на "Скорпион". Надеюсь, поверят, что жители и куванцы его не трогали!

— Предупреди ещё Астанена, — тихо посоветовал Фрисс. — Знаешь сам, сарматы сначала тут всё выжгут, потом будут разбираться. Астанен и Халан лучше успокоят их.

Речнику было очень не по себе, и не из-за того, что рядом лежал мертвец. Тревога, пробуждённая песнями кимеи, окрепла в нём и продолжала расти. Новый народ… Кажется, до войны уже недалеко…

— Выйду на связь с Астаненом и "Скорпионом", пусть сарматы сами прилетают за ним, — сказал Речник Ингвар, переводя взгляд на дальний Сароо-Кем. — Маг связи должен быть на месте. Ты можешь лететь спокойно, Фрисс, мы тут разберёмся. Может, тебя вызовут к Астанену, тогда не пугайся.

— Точно разберётесь? — усомнился Фрисс, глядя на встревоженных жителей, вполголоса обсуждавших куванцев, их нравы и необходимость их изгнания с участка. Сейчас он не завидовал Ингвару. Речнику предстояло разнимать сарматов и жителей, жителей и куванцев, куванцев и сарматов — и ждать в любой момент нападения от загадочных фарков или ящера с пламенем. Откуда взялся новый народ, не имеющий представления о сарматах, если даже самые смелые Инальтеки обходили их станции по широкой дуге?!

— За меня не бойся, — хмыкнул Ингвар и помог Речнику посадить хиндиксу на песок и перебраться через борт. Ветер над Рекой усилился, корабль долго не мог развернуться носом к югу — все устремлялся на восток…

Когда хиндикса разогрелась и полетела ровно, Фрисс осторожно вынул из сумки дозиметр, повертел в руках и положил обратно. Может, Халан и разобрался бы в приборе сам, своим умом, но Речник решил не портить ценную вещь. "Полечу к Гедимину. Надо предупредить его, что без оружия выходить опасно," — подумал встревоженный Речник. "И заодно спрошу, как эта штука работает…"

Покой надолго покинул его, и то, что Фрисс не совсем в себе, заметил даже красный Алдер-кузнец, живущий на склоне Иррини.

— Что случилось, Речник? — спросил он, даже не предложив купить наконечники. — У тебя такой вид, будто ты чудом выбрался из печи!

— Странная история, красный мастер, — хмуро ответил Фрисс, рассудив, что не только Гедимин нуждается в предупреждении. — У Сароо-Кема убили сармата. Здесь не появлялись новые демоны?

— Я их не видел, — красный Алдер тоже встревожился. — Может, Звигнел что-то заметил? Он-то глубже живёт.

— Будь осторожен, — посоветовал Речник и покосился на зарево на сводах пещеры. — Мы не скоро разберёмся, в чём там дело…

Печь Звигнела полыхала и метала искры, как разбуженный вулкан. В кузнице раздавался грохот, и зарево освещало долину Тер.

Алдер вышел навстречу. Его чешуя блестела в алом свете.

— Много работы, мастер Звигнел? — крикнул Фрисс, и слова его почти заглушил лязг металла. Ящер взмахнул хвостом.

— Фриссгейн! Твои плас-стины готовы, друг огненного кота, возьми с-свой дос-спех! — он пропал в доме и вскоре вынес броню с металлическими вставками. Из-за его спины с любопытством выглянул молодой красный Алдер — ученик или подмастерье.

Пластины из красноватого сплава с переплетениями изогнутых линий были лёгкими и прочными, как и обещал мастер. Алдер даже позволил Фриссу проверить это, ударив по ним стальным прутом. На пластинах и следа не осталось. Речник с радостью надел обновлённую броню. Ох и пригодится она в этом году…

— Отлично, мастер Звигнел! Сколько я должен тебе?

Шестьсот кун — справедливая цена, по разумению Фрисса, даже немного заниженная. Он отдал их без спора и был очень доволен. И всё-таки он не забыл рассказать о странном случае у Сароо-Кема и предупредить об опасности.

— Гул донос-сился с-снизу на днях, и земля дрожала, — задумчиво сказал Звигнел. — Неспокойно в последние дни. Но пришельцев я не встречал, ни свирепых, ни мирных. Это ваш народ, с поверхности! Мы с безоружными не воюем.

Речник не стал спорить. Он только понадеялся, что на пути фарков больше не попадутся безоружные — будь то сарматы, люди, хески или Крысы Моджиса!

От Нодвы до Ладин-Кема Фрисс летел, внимательно рассматривая берега, но ничего странного больше не попалось ему — ни подозрительных существ, ни следов побоища. И всё-таки полусотня убийц и бандитов бродила где-то в ближних степях. Поэтому Фрисс — хотя в остановке не было нужды — приземлился у Ладин-Кема и прошёл от храма до нижних пещер.

Ладин-Кем ещё был пуст, жрецы приводили его в сверкающий вид перед весенними праздниками. Верхние пещеры, где жили камнерезы и ювелиры, продавцы драгоценностей, были приоткрыты, но лотки и прилавки ещё не окружали их. Речник слегка огорчился — если бы торговля уже шла, можно было бы купить красивых камней в подарок Гедимину. Но, поразмыслив, Фрисс решил, что сармату сейчас некогда собирать странные украшения из обломков металла и камня — ему надо собирать работающую станцию из разрозненных альнкитов, зданий, мачт и подстанций… Предупредив о бандитах-фарках жрецов и ювелиров, Речник спустился к нижним пещерам — там жил один хороший знакомый, Фиос Хагет, уже много лет снабжающий Речников дровами и сухой травой, небесплатно, но не слишком дорого.

Все рабочие Фиоса Хагета были сейчас в степи — торопились вырубить и вывезти всю траву, пока её там много. Сингел-торговец не слишком обрадовался Речнику — с тех пор, как тот обзавёлся вечным источником энергии, на большой заказ рассчитывать не приходилось.

— Фриссгейн, тебе везёт, — довольно вяло сказал Фиос. — Я объявил, что буду продавать охапку соломы за пять элов до конца месяца. Как ты мог узнать об этом, ума не приложу.

— Все мы ценим твою верность слову, — серьёзно сказал Речник. — На мне ты много не потеряешь. В этом году я беру пятнадцать охапок. Придержи их для меня до месяца Каени.

— Три куны и пятнадцать элов с тебя, всё вперёд, — сказанное совсем не утешило Фиоса. — Везёт вам, Речникам…

— Да уж, так везёт, так везёт… — покачал головой Фрисс, отсчитывая горсть семян-элов, и подумал, что лучше покупать охапку травы за куну в мирный год, чем отдавать пять элов и ждать неминуемой войны. — У твоих рабочих есть оружие? Новая напасть в этом году на Реке, будто мало было старых…

Он быстро рассказал о фарках, добавив от себя, что твари это злобные, жестокие, но трусливые. Фиос Хагет пообещал предупредить всех соседей по участку, а заодно тех, кто живёт у подножия Липы, и без оружия не выходить из пещеры. Он привык принимать слова Речников всерьёз.

От Ладин-Кема корабль Фрисса поднялся под самые облака и набрал скорость. Речник не стал задерживаться на своём участке, решив, что успеет вернуться туда, и пролетел по прямой над степью, не тратя время на петлю над Островом Шайла. Справа проплыла громада станции "Эджин", слева — "Флан", полумесяцем обнимающий русло, и тёмно-серые зубцы осыпающихся зданий Старого Города бросили тень на воду Реки, а заодно и на летящую хиндиксу. Корабль с плавниками был слишком мал рядом с этими руинами, он терялся в их тени. Казалось, что хиндикса боится лететь в Город — её плавники стали замирать, цепенеть в воздухе, нос вильнул вниз, и корабль уверенно направился к окраине — за пределы гигантской, но полуразрушенной городской стены, в колючие заросли мекхи и других диковинных трав, выросших под невидимым, но жгучим излучением Города. Речник не стал менять курс корабля, он и сам боялся приземляться среди руин. Придержав хиндиксу в воздухе, он достал из заплечной сумы блестящий синий скафандр — форму сармата со станции "Идис" — и надел его поверх брони, а плащ Речника спрятал в суму. За зиму он почти забыл, как носят такую одежду. А ведь в прошлом году не один месяц ходил в скафандре! В Старом Городе иначе нельзя…

Сквозь прозрачный щиток шлема на обугленные развалины смотреть было веселее, и Фрисс мигом разглядел за громадными древними зданиями трёхцветную трубу, развесистые ветви передающих вышек и огоньки, бегающие по ветвям. Станция была на месте. Речник помахал ей рукой и полетел над колючими зарослями в поисках места для приземления.

Жёсткая мекха пробилась уже из-под земли и выросла по пояс человеку, на странных подобиях деревьев появился намёк на листву. Даже Старый Город по весне оживал — там, конечно, куда не доставали испепеляющие лучи… Ближе к городской стене густые колючие заросли редели, сменялись полянами оплавленного искусственного камня — рилкара. Туда редко приходили живые существа — как снаружи Города, так и изнутри. И Фриссгейн поразился, увидев там самое бурное шевеление и услышав оттуда невнятные крики. Хиндикса опустила нос и пошла к земле.

Там, вокруг вросшей в землю рилкаровой плиты, столпилось такое множество Крыс Моджиса, какого Речник и в прошлом году не видел. Исконные жители Старого Города, гигантские крысы просто кишели здесь — серые и бурые, белые и чёрные, чуть крупнее кошки и чуть меньше летающего корабля… облезлые и многохвостые, многоглазые и лишённые лап, чешуйчатые и полосатые, не затронутые излучением и изменённые им до неузнаваемости. Сначала Речнику показалось, что все крысы бегают туда-сюда в беспорядке, но потом он увидел, что самые крупные — предводители и воины — чинно сидят и только иногда подпрыгивают на месте, а бегают вокруг них мелкие, бестолковые, но впечатлительные "бурые разведчики". Речник всех их помнил по тому году — и самоубийственную ярость разведчиков, и силу удара крысы-гиганта, и остроту зубов серого воина.

Посреди крысиной толпы, на рилкаровой плите, стоял Гедимин. Его не узнать было невозможно — таких огромных сарматов в таких тяжёлых чёрных скафандрах больше на Реке не было. Серебряные знаки на броне сверкали, и сама броня тускло блестела, отражая не то солнечный свет, не то местные лучи. Гедимин говорил с крысами — точнее даже, выступал перед ними, и Фриссгейн очень пожалел, что слов с корабля не разобрать. Только крысиные вопли "кьяа" и многоголосое "окка" доносилось до хиндиксы. Сармат говорил негромко, иногда поднимая руку в сдержанном жесте, но крысам нравились его слова — при каждом движении руки они начинали подпрыгивать и вопить "кьяа", и восторг слышался в их голосах. Речник помнил, как Гедимин относился к крысам в том году, и как они преследовали сармата и Речника по всем закоулкам… неужели они заключили мир?!

Но ему не удалось подлететь незаметно и послушать, о чём говорит Гедимин. Тень корабля упала на рилкаровую плиту, закрыла собой ближайших крыс и дотянулась до ног сармата. Он посмотрел на то, что отбрасывало тень, и Фрисс встретился с ним взглядом.

— Хаэй! — поспешно крикнул Речник и помахал сармату рукой. — Гедимин, к тебе можно? Я ненадолго, правда!

— Фриссгейн?! Не спрашивай — садись! — крикнул в ответ Гедимин и указал крысам на корабль с резким, но непонятным воплем. Они тут же расступились, освобождая прямую дорогу от хиндиксы до плиты, где стоял сармат. Фрисс наугад бросил канат — гигантская чёрная крыса поймала его, и вскоре хиндикса была надёжно привязана к обломкам рилкара, а сам Речник спустился на землю, держась за бронированную руку Гедимина. Тысячи глаз сейчас глядели на него. По воплю сармата одна из гигантских крыс подбежала к Речнику, и он с изумлением обнаружил, что стоит уже на её спине.

— Ае! — сказал Гедимин, глядя на крыс и не выпуская руку Фрисса из своей руки. — Фриссгейн — мой друг. Слушать, как меня! Ясно?

— Кьяа!!! — от вопля тысячи глоток Речник едва не оглох. Но он чувствовал, что здесь уже можно ничего не бояться — ни крыс, ни пожирателей энергии, ни излучений.

— Скажи им что-нибудь, — тихо посоветовал Гедимин, глядя на притихших крыс.

— Ае! — крикнул Фрисс, надеясь, что ничего не перепутал. — Хамерхет! Иреглан! Стинк! Наири! Здесь вы? Ае!

— Ае!!! — четверо полосатых предводителей, восседавших на спинах крыс-гигантов, встали на задние лапы и приветственно помахали Фриссу и "руками", и хвостами. Речник порадовался про себя, что не забыл их имена. В лицо он их, конечно, не помнил, и видел не всех, но имена были памятны…

— Конта помнишь? — негромко сказал кто-то, потянув Речника за скафандр. Некрупная крыса с размытыми полосками смотрела знакомым хитрым взглядом и уже прикидывала что-то про себя. Фрисс ухмыльнулся.

— Помню. Что, не убил тебя Хамерхет?

— Злился, — признался Конт. — Унялся. Живём мирно. Станция — самая сильная! Гедимин — главный. Будешь тут жить?

— Ещё не хватало, — отмахнулся Фрисс и повернулся к сармату. — Теперь ты настоящий повелитель Старого Города?!

— А что мне оставалось? — Гедимин пожал плечами и снова вскинул руку, заставив крыс замолчать. — Ае! Всем ясно? Всё!

Это был сигнал о завершении собрания — и поляна опустела в один момент, только затрещали кусты и зашелестел пепел под тысячами лап. Остались двое крыс-гигантов, караулящих корабль Речника, да настырный Конт, мелкий полосатый мутант, возбуждённо рассказывающий что-то невнятное этим крысам. Гедимин посмотрел на них, покачал головой, перевёл взгляд на Речника, и его жёлтые глаза потемнели.

— Что у тебя случилось, Фриссгейн? Ты не ко мне прилетел. Я вижу неладное. Что взорвалось и кто облучился?

Речник судорожно сглотнул. По ощущениям самого Фрисса, Гедимин был от истины недалёк. И со взрывом, и с облучением.

— Я принёс очень плохие новости, Гедимин. Предупреди всех своих сарматов, крыс, всех, кого знаешь. Пусть никто не отходит от станции без оружия…

Фрисс рассказал и о том, что видел своими глазами, и о том, что подсказывало ему чутьё Речника. Гедимину можно было это рассказать, его собственное чутьё было острее клинка, он не стал бы смеяться и принимать всё за шутку. Он слушал молча, настороженно глядя на Фрисса.

— Речник Ингвар уже должен был связаться со "Скорпионом", рассказать всё это, — закончил Фриссгейн и растерянно посмотрел на сармата. — Оттуда ничего не сообщили тебе? Даже такие важные известия не сообщили?

Гедимин покачал головой.

— Хельдис — командир "Скорпиона". Сам на связь не выходит, другим отвечает редко и плохо. Ничего от него не слышал в этом году. Гвеннон тоже молчит. Видимо, ещё не знает. Тогда я сообщу всем, и сегодня же. Хельдис… Я видел этого Фанстона. Не могу понять, зачем его послали одного так далеко. Это очень странно, Фриссгейн, и очень плохо…

Сармат задумался. Речник некоторое время смотрел на него, потом достал из сумки погасший было, но снова оживший от местных лучей дозиметр и протянул ему.

— Гедимин… Эта ваша штука была рядом с Фанстоном. Я бы хотел уметь ею пользоваться… или, по вашему обычаю, лучше отдать её Хельдису и другим сарматам?

Взгляд сармата стал очень странным. Фрисс не мог понять его мыслей и даже испугался.

— Нет, Фриссгейн. Такого обычая у нас нет. Это не самая ценная штука на станции, можешь спокойно пользоваться ей. Только я хотел бы переписать её показания… так, на всякий случай. Это недолго, заглянем на станцию, и я сразу отпущу тебя.

— Конечно, — кивнул Фрисс. — Пойдём к "Идис". Если хочешь, забери прибор себе, я даже не знаю, как и что им мерить…

— А… Ну, я тебя научу, это недолго, — сказал Гедимин, не двигаясь с места и разыскивая взглядом что-то на присыпанной песком плите. — Хорошо, что ты прилетел сюда…

Плита зажглась изнутри холодной зеленью, и сармат осторожно встал на неё, а Фрисс последовал за ним. Темнота перед глазами сомкнулась ненадолго, что-то клокотало вокруг, как пузыри в кипящей воде, а потом сумрак расступился. Речник стоял у главного входа на станцию, а со ступеней на него удивлённо смотрел сармат в тяжёлой чёрной броне с символами "Идис". Обычный сармат, не гигантский сородич Гедимина. А второй, одетый так же, появился в дверях и был удивлён не меньше первого.

— Уран и торий! — сказал Фрисс — вроде бы так звучало сарматское приветствие, но уверен Речник не был. Кроме великолепной брони, у рабочих Гедимина было при себе мощное оружие — скорее всего, излучатель, в таких вещах Фрисс не разбирался, но испытывать их на себе не хотел. Гедимин положил руку ему на плечо и кивнул сарматам.

— Кейденс, Хиу, это Фриссгейн — друг мой, станции и ваш тоже. Вы меня ждали?

— Знорк-ликвидатор? "Идис" только что сказала, что помнит тебя, — посмотрел на Речника один из сарматов и обратился к Гедимину. — Щит девятнадцатого блока не включается, что-то с питанием. Накопительная сборка рассыпана. Больше снаружи ничего не видно. Переходить к двадцатому?

— Третий этаж расчищен, но на крысином складе уже нет места, — сказал второй сармат, скользнув по Речнику равнодушным взглядом. — Готовить площадку для обмена? Какой день ты назначил Хамерхету?

— Три дня у вас на расчистку, этажи пока закройте. Хиу, оставь всё как есть, щит я посмотрю. Помоги Кейденсу, — коротко ответил Гедимин. — От станции не отходите. Есть разговор. Фриссгейн, идём. Знаешь, весна — неспокойное время…

Речник кивнул. Ему было не по себе на станции, он тут был совершенно лишним, пусть даже Гедимин и сама "Идис" не против его присутствия…

Что-то сияющее, раскалённое, чуждое и вечно подвижное заглянуло в его мысли без злобы, но с любопытством. Фрисс усмехнулся и помахал кому-то рукой — у станции есть глаза, и они там, где ей надо, значит, она увидит его приветствие.

Просторные коридоры станции не изменились за зиму — разве что стали чище. Тёмно-синие стены, украшенные оранжевыми переплетающимися линиями, блестели в свете ярких искусственных огней. Где-то за стенами пульсировал океан энергии — альнкиты уже работали, ирренций "горел", наполняя станцию жизнью. Фрисс ничего не понимал в сарматской технике, но силу, целеустремлённо текущую по коридорам, чувствовал кожей.

— Гедимин, вас тут всего трое, а вы уже запустили все сорок альнкитов? — тихо спросил он у задумавшегося сармата.

— Нет, всё стоит, кроме двух слабых установок, — с видимой неохотой признал Гедимин. — В этом году хорошо, если ещё одну запустим. А нас тут двенадцать вместе со мной. Вот, скафандры им нашёл…

— И как вы работаете? Доволен ты ими? — осторожно спросил Фрисс. Он никогда не видел, как на станцию набирают сарматов, и сильно удивился, когда узнал, что они не зарождаются там сами из ирренция, ипрона и Би-плазмы…

— Доволен, — кивнул Гедимин. — И они мной довольны, и станция довольна нами всеми. Остаётся вернуть на место всё, что отвалилось и было отвинчено за пять тысяч лет, и отдать крысам их хлам, которым забиты все хранилища и половина зданий… Вот главный щит. Помнишь это место?

Они вошли в большую комнату, вдоль одной из стен которой тянулись светящиеся экраны, а под стеной загадочно посверкивал кнопками и рычагами огромный пульт управления. Фрисс это место прекрасно помнил… и красные экраны, и предсмертный вой аварийной сирены, и плавящийся потолок! Зимой он несколько раз видел тот день во сне — и просыпался с криками ужаса. Нелегко далось Речнику и сармату завоевание станции, что и говорить…

— Я вроде крыс тогда пугал, а не тебя, — сказал Гедимин вполголоса. Смотрел он сейчас на экраны, но каким-то образом чувствовал, о чём думает Фрисс. Речник заставил себя думать о другом, но приятных мыслей у него сегодня не было.

Увиденное на экранах не встревожило сармата, и он взял в руку счётчик Конара и кивнул Речнику.

— Большой ценности прибор не представляет, и о многом тебе не расскажет. Но совокупное излучение ты узнаешь, и источник он тоже найдёт. Что ты дальше будешь делать с этой важной информацией, я не знаю…

Он показал Речнику, как с двух небольших экранов снимаются пластинки, и как выдвигаются усы — очень скромные, всего с парой ветвлений на каждом. Гедимин всунул усы в отверстия на пульте, раздался тихий свист и щелчок, и на небольшом экране появились разнообразные значки. Сармат нахмурился и с трудом отвёл от них взгляд и снова повернулся к Речнику.

— Это очень важно, Фриссгейн. Спасибо, что сохранил это и принёс мне.

— Пустяки, Гедимин, это же вещь вашего народа, — Фрисс ещё раз пожалел о своей необразованности — он видел и цифры, и буквы, и символы на экране, но написанного прочесть не мог. — Скажи, тут можно прочитать, кто такие фарки и откуда их принесло?

Сармат посмотрел на Речника долгим непонятным взглядом и покачал головой.

— Увы, тут это не написано. Хотя, хотя… нет, не сейчас. Я покажу, что и как ты будешь мерить, а ты запоминай. Потом, если захочешь продать прибор, научишь нового хозяина. Ваш Халан будет рад такой вещи в коллекцию…

Спустя четверть Акена Фрисс бережно закрыл экраны прибора, спрятал его в сумку и вздохнул.

— Спасибо, Гедимин, но кажется мне, что проку не будет. Я же не знаю, что это за лучи и как быстро от них надо бежать…

— Самое забавное, Фриссгейн, состоит в том, что вам бегать уже бесполезно, — хмыкнул сармат, бросив косой взгляд на экраны. — Ну, будешь ты знать, что всю жизнь сидишь на источнике ЭМИА или гаммы. Что дальше? У вас весь мир — один большой источник…

Похоже, на экранах высветилось что-то новое и тревожное для Гедимина. Фрисс понял это по его глазам — и решил, что пора улетать.

— Полечу я, наверное. Надо предупредить ещё людей — мой участок, Речников, — сказал он, вставая с кресла и возвращая сармату нетронутый контейнер с Би-плазмой. Гедимин всегда рад был угостить Фрисса этим веществом, но Речник так и не научился есть скользкую массу без вкуса и цвета…

— Тогда тебе по городу бродить некогда, — сказал Гедимин и снова покосился на экраны. — "Идис" отправит нас прямо к твоему… хм, кораблю. Скажи, то, что он падает на левый передний плавник — это так и должно быть? Незнакомая конструкция…

Пол под ногами Речника и сармата вспыхнул зеленью, и булькающая темнота снова их поглотила. Так работал древний подземный транспорт, созданный Исгельтом Марци — погибшим командиром "Идис". Речник про себя поклялся сделать в летописях Реки ещё одну заметку о транспорте Исгельта.

Над колючими кустами за Городом мирно покачивалась в воздухе хиндикса, а две крысы ждали в её тени Фрисса. Конт уже куда-то убежал, ему на месте не сиделось. Гедимин без усилий положил корабль на землю, просунул руку в щель у основания плавника и что-то подправил внутри корпуса. Хиндикса испуганно дёрнулась и хлопнула всеми плавниками сразу, но быстро затихла. Речник перебрался через борт и потянул канат на себя.

— Гедимин, ты не возись — этому корыту лет больше, чем мне, — смущённо сказал он.

— Это не повод разваливаться, — отмахнулся сармат, продолжая раскопки в корпусе. — Интересная конструкция у твоего корабля… Ну вот, будет летать ровнее. До встречи, Речник. Мы со станцией будем тебя ждать.

— Я прилечу ещё, Гедимин, обязательно прилечу и всё посмотрю, — пообещал Фрисс, сматывая канат. — Только предупреди других сарматов, чтобы не ходили без оружия…

Хиндикса быстро набирала высоту, не рыская в воздухе, и уверенно повернулась на север. Обгоревшие развалины и тёмно-синяя громада станции медленно таяли в тумане, уходя за горизонт. Фрисс стоял на палубе и смотрел то на Реку, то на север, то на прибор в своей руке. Хиндикса пролетала над Островами Кудин, когда стрелка на нижнем экране резко развернулась и указала на восток.

И тут же корабль дёрнулся в воздухе, потерял высоту, а плавники судорожно забились, и зеленоватое пламя потекло по ним. Цифры на экране замелькали — излучение росло с каждой секундой, и Фрисс очень порадовался, что не снял скафандр. На Правом Берегу он видел какое-то движение среди почерневшей и поникшей Высокой Травы — и без колебаний направил хиндиксу туда.

Множество красных плащей мелькало там, но это были не плащи Речников. Издалека были заметны блики солнца на бронзовых шлемах и пластинах доспехов, на щитах и наконечниках копий. Сверху все эти воины напоминали людей, но вблизи Фрисс увидел острые уши, волчьи лапы, выпирающие сверху и снизу клыки. Несколько десятков вооружённых существ окружили что-то и с воплями, звучащими как "фарк", наносили чему-то удары копьями и короткими палицами. Фарки?!

Когда-то Фрисса учили не ввязываться в воздушный бой, летя на хиндиксе. Но тут ничего другого не оставалось — и он повёл корабль прямо на толпу, рассчитывая не пришибить, так сбить с ног десяток-другой иноземных убийц. Фарки такого не ожидали, но опомнились быстро — Речник еле успел упасть на палубу, пропуская над собой летящие копья. Хиндикса, лишённая управления, накренилась, перевернулась на бок, выкинула Речника за борт и запуталась в Высокой Траве. Фарки уже бежали к кораблю с яростным воем, Фрисс не стал считать ушибы, вскочил на ноги и выхватил оба меча. Краем глаза он увидел, кого окружили фарки — трудно было понять, человек это, сармат или хеск, но пока он держался на ногах, несмотря на удары со всех сторон.

— Держись! Я к тебе иду! — крикнул ему Фрисс, уворачиваясь от копья и пронзая первого противника светящимся мечом. Свечение стало ярче, когда фарк захлебнулся собственным воем и упал ничком. "А воины из них дрянные," — мельком подумал Фрисс, отбивая в сторону щит второго врага и снося ему голову. "Это им не безоружного на куски кромсать!"

Боевые крики фарков вдруг сменились протяжным воем невыносимой муки. Те, с кем сражался Речник, замерли на месте, побросали оружие и повалились на землю, извиваясь и когтями выдирая траву. Фрисс видел, как их кожа чернеет и лопается, а из трещин течёт кровь — и тут же застывает. Он чувствовал, как волна нестерпимого жара накрывает и его самого, а перед глазами смыкается очень знакомое зеленовато-белесое марево. Он замер на месте, надеясь, что скафандр его спасёт. Вой затих, обугленные тела остались на выжженной земле. Только одно существо, кроме Фрисса, устояло на ногах — то, которое фарки так старались убить. "А вышло так, что оно убило их," — подумал Речник, встречаясь взглядом с выжившим — и тут же отводя глаза. Это был не человек, и не сармат, и даже не хеск. Может, один из богов. А может, что-то ещё более страшное. Речнику хотелось убежать как можно дальше от него или спрятаться в недра земли, хотя существо ещё ничего ему не сделало. Он даже не мог сказать, как оно выглядит. Какой-то чёрный сгусток жара и тяжести, с горящими глазами и неровным белесым свечением вокруг. Земля с трудом держала его — Фрисс видел, как она проседает под ногами чужака. Существо остановилось в нескольких шагах от Речника, разглядывая его — и ничего нельзя было понять по светящимся глазам без белков и зрачков.

— Фарки не ранили тебя? — спросил Фрисс, убирая мечи в ножны — всё равно они его не спасли бы. — Как ты их всех сжёг! Ты, наверное, сармат — это у них такое оружие…

Светящиеся глаза на миг сомкнулись, но намерения существа не стали понятнее. Зато оно заговорило — странным голосом, от которого ныли кости.

— Нечто живое, и кипящее облако вокруг… Человек в сарматском скафандре. Странное зрелище, и странные поступки. Мне не показалось, что ты хотел защитить меня от живых?

По крайней мере, все слова были понятны Речнику. А существо знало сарматов, и знало, что такое "кипящее облако". Фрисс об этом знал куда меньше — он такие облака видеть не умел. "Что-то вроде сармата," — подумал он, — "может, его призрак из Пустошей Васка? Поэтому от него такое излучение…"

— Не показалось, но ты справился раньше, — Речник попытался улыбнуться. — Я Фрисс, один из Речников. Мы всегда защищаем тех, кто в беде. Ты не из Пустошей Васка?

Ему показалось, что существо усмехнулось в ответ.

— И оттуда тоже. Здесь моё имя — Уран. Ты выглядишь как созидатель. Наверное, поэтому облако так сильно кипит. Это похоже на то, что мне нужно…

Чужак, кажется, пытался увидеть кости Фриссгейна сквозь его плоть. Речнику этот взгляд не был приятен, и он по-прежнему хотел зарыться от существа поглубже. Уран? Вроде бы это вещество такое, сходное с ирренцием, но ещё хуже. Сарматы его знают… а имя странное.

— Тебе помощь нужна? — осторожно спросил Речник. — Я не созидатель, но…

— Созидатель, — существо было совершенно уверенно в сказанном. — Созидатель и страж. Есть одна вещь, которую некому оставить. Я мог бы дать её тебе на время… ей это будет полезно. А для вас она станет оружием, если хватит сил совладать с ней. Или источником силы… не помню, как у вас принято поступать с лучистыми металлами?

Вопрос был неожиданным для Речника. Он с лучистыми металлами не поступал никак.

— Если эту вещь нужно сохранить, то я помогу тебе — спрячу её и верну, когда скажешь, — предложил он существу. — Мы не крадём чужое и не пользуемся им без спросу. Что с этой вещью можно делать?

— Держать в одних руках и молчать о ней, — ответил Уран, протягивая Фриссу небольшую круглую шкатулку. Она была горячей и очень-очень тяжёлой, Речник едва не уронил её. И неудивительно — шкатулка была сделана из драгоценного ипрона! Мощные скобы стягивали её по бокам, прижимая дно к крышке. Чужак провёл пальцем по боку шкатулки, и скобы откинулись на мгновение, пропустив поток яркого зеленоватого света. Казалось, что коробочка наполнена живым огнём. Потом скобы вернулись на место.

— Достаточно силы, чтобы сжечь полпланеты, даже в неумелых руках, — сказал Уран, неохотно выпуская шкатулку из рук. — Называй её Кьюнном. Этот сгусток однажды станет сердцем мира, целой системы миров. А сейчас это просто кусок энергии. Захочешь взорвать — достань и держи в руке, пока не нагреется. Потом бросай, а дальше оно знает, что делать. Оно не будет таким тяжёлым и горячим, когда я уйду.

— Зачем же взрывать его? — озадаченно спросил Фрисс, который совсем не хотел уничтожать полпланеты. — Не бойся, я сохраню его при себе и никому о нём не скажу. Долго надо хранить его?

Существо снова коснулось шкатулки, и та опять налилась жаром и тяжестью и даже начала светиться.

— Через два ваших года я посмотрю, как ты с ним справляешься. Излучение может сжечь тебя раньше, тогда я раньше вернусь. Вы непрочные создания, живые, а жаль — такое облако было бы полезным для Кьюнна…

Оно дотронулось до предплечья Фрисса — даже сквозь скафандр и броню тот почувствовал сильное жжение и боль.

— Это знак, чтобы я нашёл тебя через два года, — пояснил Уран и с сожалением посмотрел то ли на Речника, то ли на Кьюнн. Фрисс открыл рот, чтобы задать пару вопросов, но неприятное свечение стало слишком ярким, и он зажмурился, а когда открыл глаза, никого перед ним не было. Только земля неярко светилась, и то свет быстро погас.

Фрисс потряс головой, отгоняя наваждения. Кем бы ни был Уран, он исчез. Вокруг лежала мёртвая земля с обугленными трупами фарков, а в руках Речник сжимал тяжеленное кольцо, запаянное в ипрон. Что за ерунда опять творится в этом мире?! Скорее надо уходить отсюда, пока от излучения не расплавился скафандр. А Кьюнн — вымыть в Реке, может, перестанет светиться…

Речник боялся, что хиндикса не взлетит, но та, едва он перевернул её в нужное положение, рванулась в облака и утянула его за собой. Хорошо, что он не свалился и сумел перебраться через борт! Посадить корабль и прополоскать все свои вещи в Реке ему удалось уже на подступах к Дубу и участку Фейр…

Коробочка с Кьюнном уже не светилась, остыла и даже стала легче. Фрисс решился приоткрыть её. Сияние уже не било в глаза. На дне шкатулки лежало тонкое серое кольцо, горячее на ощупь. Оно не было похоже ни на сердце мира, ни на оружие для разрушения планет. И всё-таки — Уран не выглядел существом, которое умеет шутить. А значит, в руках Фрисса мощь сарматской ракеты. Теперь ему нужно быть очень осторожным, раз он стал хранителем такой силы!

Плохо, что он никогда ни о чём подобном не слышал. Было бы проще понять, как себя вести. Надо бы вшить потайной карман для кольца, чтобы носить его при себе… именно об этом просил Уран. Эту штуку показать бы Гедимину, он бы сразу понял, чего от неё ждать! Но Речник уже пообещал молчать, и придётся ему выпутываться самому. Главное, чтобы Кьюнн сам не начал взрывать планеты…

Речник выбрался из скафандра, спасшего ему жизнь, и закатал рукав — рука до сих пор горела и ныла. На коже чернел отпечаток в форме знака "U" — почти что символ города Ураниум-Сити, сарматской столицы. Ну вот, обзавёлся клеймом, как какая-нибудь Двухвостка… Фрисс сунул руку в прохладную воду, и жжение постепенно прошло, но знак на руке остался.

Он прислушался к ощущениям — странная сила бродила в его крови. Фрисс учился магии, но стать настоящим магом не мог при всём желании… а сейчас он чувствовал, как большая магическая мощь просыпается в нём. Её хватило бы на вызов ливня или даже грозы. Похоже, часть энергии Кьюнна перешла к нему, пока он заглядывал в шкатулку. Странно…

После краткого отдыха Речник спрятал подальше и кольцо, и дозиметр, поднял в воздух хиндиксу и уже без остановок долетел до участка Фейр. Что-то подгоняло его.

Сверху он видел скопление куванских плотов вокруг голой скалы посреди Реки. В скале этой находился постоялый двор, известный как "Куванский Причал" и принадлежащий безродному куванцу Эльгеру. Сейчас кто-то из его сыновей пытался расположить чужие плоты так, чтобы они ненароком не оказались на крыше. Он вопил на куванцев, они огрызались. Из-за половодья камень едва виднелся над водой, и тревога не была напрасной. Кува легко сядет на крышу, как на мель — и будет там болтаться до нового половодья…

Интересно, что заставило куванцев собраться? Их племена и общины на дух друг друга не переносят. Фрисс хотел навестить Эльгера, но подумал, что куванцу это совсем не понравится. Возможно, у него гости… скажем, загадочные ханаги-контрабандисты, куванцы с притоков или посредники…а то и проклятые фарки!

Поэтому он собрал своих людей для совещания. В такое время для куванцев нет ничего хуже, чем вдруг увидеть Речника. Потревоженные ханаги вообще способны на всё. А если они обвинят Эльгера в том, что он их предал, завёл дружбу с Речником… Эльгер долго не проживёт, но и Фрисс может не отбиться. Он спросит, в чём дело, когда куванцы разойдутся. А пока Эльгер пусть разбирается сам…

Жители столпились на берегу Реки, рассматривая что-то на песке. Речнику снова стало не по себе, и он окликнул одного из жителей — Хельга Айвина, который мог бы привязать корабль. Юноша поднял голову, что-то прошептал и поспешил к причальному кольцу. Лицо Хельга было перепуганным, жителю не терпелось что-то рассказать. Он привязал корабль к экхе и с нетерпением ждал, пока Фрисс спустится на берег.

— Что случилось? — громко спросил Речник. Люди расступились, пропуская его в круг, и притихли.

Фрисс стоял на кровавом песке, а перед ним лежало существо — не то рослый человек, не то двуногий ящер — покрытое крупными синими пластинами брони. Некоторые из них отошли, из-под них сочилась кровь. Существо слабо стонало и иногда бросалось в сторону, так и не приходя в сознание. Трое жительниц сидели на песке рядом с ним: Кесса Скенесова придерживала существо, когда оно начинало метаться, Сима Нелфи жевала листья целебных трав, а Эмма Фирлисова прикладывала нажёванное к трещинам в броне и привязывала листьями Руулы. Речник, выкинув из головы все лишние мысли, опустился рядом и быстро проверил, целы ли кости существа. Кровь текла слабо, даже когда ящер метался и сдирал повязки, и должна была скоро остановиться. А вот лихорадка Фриссу не нравилась.

— Эмма! Это воинский бальзам, — он вручил колдунье сосуд с зельем и огляделся по сторонам. — У кого есть ивовый отвар?

Хельг Айвин поспешил к своей пещере, жители зашевелились и перестали так испуганно смотреть на существо и Речника.

— Сделайте переноску, ему нельзя лежать на холодном песке, — продолжил Фрисс раздавать указания. — Отнесём его в пещеру. Он серьёзно ранен и нескоро поправится. Кто возьмёт его к себе?

Жители переглянулись.

— Я возьму! У нас много места, — сказала Эмма. — Я буду смотреть за ним!

Сима хотела возразить, но Фрисс остановил её.

— Хорошо, Эмма. Я наведу у тебя порядок и найду свободное место.

— Освободи ближнюю кровать! — посоветовала колдунья. — Можешь скинуть всё на пол.

Желающих идти с Фриссом в пещеру Эммы не нашлось. Двое пошли за переноской, девушки остались с существом.

В пещере, задумчиво потягивая кислуху из чашки, сидел Атун Фирлис. Он попытался подняться навстречу Речнику, но предпочёл вернуться на пол. Фрисс кивнул ему, быстро убрал с кровати все старые листья и смахнул травяной мусор.

— Да, Атун, к тебе только раненых относить! У крыс в Старом Городе и то чище норы! — в сердцах сказал Речник. Ему хотелось зажечь десяток лучин, но он понимал — светлее и чище не станет.

Когда Фрисс вернулся на берег, жители посильнее уже укладывали существо на волокушу из веток и соломы.

— Осторожно! — говорила Эмма. — Фрисс, ты знаешь, что делать дальше?

— Пока ничего, — сказал Речник. — Я прослежу за ним…

Нескоро удалось им пристроить существо. Атун Фирлис онемел от удивления и путался под ногами.

— Кажется, так хорошо? — нерешительно сказала Эмма, глядя на притихшего ящера.

— Да, — кивнул Фрисс, уже не беспокоясь за существо. — Пусть полежит. Ты колдунья, должна знать зелья. Воинский бальзам я тебе оставлю. Не усердствуй. Демоны, они живучие. У него расколота броня, но это не смертельно. Только учти: дня через три он проснётся и захочет есть…

Эмма коснулась брони существа.

— Не беспокойся, Фрисс. Я позабочусь о нём. Никогда таких не видела! Ты знаешь, кто это?

Канфен рассказывал Речникам о многих демонах. Никогда не знаешь, что может пригодиться! На дне памяти Фрисс нашёл и это существо.

— Это Ингейна, — уверенно сказал он. — Ингейна живут так глубоко, что никто из людей там не был. Хотел бы я знать, что он тут делает…

Высокий панцирный демон казался гораздо более сильным, чем Инальтек и даже Алдер. Кто справился с ним? Опять проклятые фарки?!

Кесса, Сима и Хельг стояли у входа в пещеру и впитывали каждое слово. Они были взбудоражены. Не каждый день на участке находят странного демона в синей броне! Мир Речников, полный тайн и приключений, словно расширился и принял в себя участок.

— Когда он очнётся, узнаем больше, — заключил Речник, потрогав броню существа и заметив, что его больше не лихорадит. — Теперь нам осталось только подождать. Пусть лежит в тишине и покое, завтра я проверю, затянулись ли раны.

Они вышли из пещеры на свежий воздух и откинули завесу, чтобы существо не задохнулось внутри.

— Сима, это всё очень странно! — вскрикнула Кесса. — Речник Фрисс, демоны идут на землю?

— Спроси об этом нашего Ингейна, — махнул рукой Фрисс. — Пока есть только одна причина опасаться. Я расскажу, когда все соберутся.

Встревоженные жители собрались в пещере Скенесов. Пользуясь удобным случаем, туда проскользнула Эмма, неохотно покинув Ингейна.

— Как видишь, Фриссгейн, не только в вашем мире случаются странные вещи, — сказал Сьютар Скенес, хозяин этой пещеры. — Что ты расскажешь нам?

Речник вздохнул и обвёл взглядом жителей. Хорошо, что все они тут.

— Новый народ пришёл на Реку. У них тела людей и волчьи лапы, стальные копья в руках и гниль в душах. Они более подлы и жестоки, чем куванцы. Даже на сарматов они нападают, не смущаясь ни беззащитностью путников, ни могуществом их народа. Их много, больше сотни. Не уходите далеко от пещер и всегда носите оружие! Речник Айому, проследишь за ними?

Некоторые жители усмехнулись, услышав имя Айому Никто здесь не видел, как он страшен в бою. Многие считали, что он только и умеет ловить рыбу, жарить и есть — сковорода за сковородой, а потом заедать тем, что поднесут ему в гостях. А вот Фрисс сражался с ним бок о бок и знал — Айому в одиночку может защитить участок.

— Вот так новости, Фрисс, — сказал расстроенный Речник. — Сделаю, что в моих силах. Второй год нет нам покоя… Да, броня у тебя хорошая. Алдеры делали?

Все посмотрели на броню Речника, и тревога и страх начали уходить из этой пещеры.

— Ты похож на героя древности! — воскликнула Сима Нелфи, наконец разглядевшая узорные пластины. — Ты ведь уже победил кого-то сегодня? С кем ты сразился?

И они обсуждали доспехи, оружие и героев древности до самого ужина. Сьютар Скенес неожиданно получил целую толпу гостей в свою пещеру и вынужден был угостить их кислухой, густым варевом из прошлогоднего Листовика и лепёшками с острой приправой — цакунвой. После ужина гости разошлись, а Фрисс поднёс Кессе подарки — отрез ткани и бусы. Зеркало из Старого Города, подаренное им в прошлом году, висело на почётном месте в пещере — Кесса им очень гордилась…

— Хотела бы я увидеть мастера Звигнела! — сказала Кесса, разглядывая узоры на пластинах брони. — И Гедимина, и всех остальных… Если Эмма позволит, я буду приходить к Ингейну. Принесу им еды. Атун же не принесёт…

Тонкие линии траурной раскраски чернели на её руках. В прошлом году погиб Йор Скенес, брат Кессы. Семья не забывала о нём, и Фрисс тоже.

— Хельг видел ожившего мертвеца в степи, — задумчиво сказала Кесса. — Может такое быть?

Она ждала ответа от Речника, а он потерял дар речи. В прошлом году он жил в шатре по соседству с Некромантом — и то ни одного мертвяка не видел. Такие вещи на участке — это ни в какие ворота не лезет! И где этот Хельг?!

Хельга нашли быстро. Он не ждал, что эта история дойдёт до Речника, и перепугался ни на шутку. Он в самом деле видел Квайет, ожившего мертвеца — в степи, куда летал за сухой травой. Ему подумалось сначала, что навстречу идёт пьяный или раненый человек в лохмотьях, и Хельг пошёл навстречу. Но когда он увидел, что плоть на костях чужака расползается и гниёт — из степи он улетал очень быстро.

— Откуда мог прийти мертвяк?! — пожал плечами Фрисс. — Из Нэйна забрёл? Новые люди не появлялись в Фейре?

— Никого не было, только у камня толпы куванцев. Может, это возвращение Некромантов? — предположил Хельг со страхом и надеждой одновременно.

— Вайнег поймёт, что творится на Реке! — всё, что мог сказать на это Речник. — Тут не удивишься появлению Куэннов. Осторожнее в степи, Хельг. С Квайет не шутят…

Вот только мертвяков и не хватало на Реке в этом году! Весна, похоже, будет беспокойной. А за ней последует такой же год. И это Фрисс ещё не брался за задания… Вернётся ли он домой этой осенью?..

Глава 04. Джерин Алга

Фрисс не собирался уходить с участка прежде, чем очнётся Ингейн — так Эмма назвала демона из племени Ингейна. Правда, он нечасто видел существо — Эмма никого не подпускала к нему. Насколько видел Речник, колдунья хорошо заботилась о раненом, можно было не бояться за него…

Сьютар Скенес и Окк Нелфи были недовольны, но это не мешало Кессе и Симе носить в пещеру Фирлисов еду и крутиться поблизости целыми днями. В свободное время Кесса ходила по пятам за Речником Фриссом. Сима разрывалась между ним, Эммой и Хельгом. Она медленно превращалась в колдунью, Речник даже чувствовал некоторую магию вокруг неё.

В этом месяце все жители Фейра собирали сухую траву. Несколько раз слетал в степь и Фрисс. Он хорошо помнил, что излишки травы по зиме пойдут за десять элов за охапку, и бояться их не стоит. А жителям в степи нужна охрана — угрозу от фарков, Квайет и диких зверей никто не отменял. По вечерам Фрисс рассказывал всем желающим истории о героях древности и знакомых Речниках, способствуя распространению легенд и небылиц по участкам. Желающих послушать было много, лучше такое развлечение, чем никакого вообще…

Когда жители вернулись из степи, Речник Фрисс огляделся и заметил, что Диснар Косг и всё семейство Косгов размечает место для пруда. Они собирались разводить там Листовиков.

— У нас был пруд у Намиевой Крепости, да пришлось засыпать, когда уезжали, — вздыхал Диснар Косг. Фрисс предложил Косгам свою помощь, чтобы не сидеть без дела. Жители подумали и отказались. Вода ещё была слишком холодной, цветы не распустились, съедобные плоды не созрели — и Речник устроился на огромной коряге, вынесенной на берег давним половодьем, и стал ловить рыбу.

Он хотел заглянуть к Эльгеру, но куванцы так и не уходили с постоялого двора. Речник думал иногда, что хорошо было бы нагрянуть туда с отрядом. Наверняка поймали бы многих из тех, кого ищут по всей Реке, и десяток ханагов впридачу, с вёдрами Джеллита и россыпью краденых вещей. Но отряда Речников у него не было, Сигюн ещё не прилетела, а Речник Айому от налёта отказался. Он неспешно вооружал жителей и проверял, как они умеют драться и стрелять. Умели не очень, и настоящего оружия, как и толковых доспехов, на участке не водилось. Хорошо, что фарки так и не появились, и даже ящер с огнём не заглянул. Вообще ничего странного не происходило с тех пор, как Фрисс поселился в Фейре…

Ингейн открыл глаза через три дня, прошипел что-то дружелюбное и подмигнул Эмме, которая, как всегда, была поблизости. Колдунья хихикнула и вручила ему миску варёной Менши, уцелевшей с прошлого года. Это вещество, сходное с Би-плазмой по цвету, вкусу и поведению, Ингейн проглотил с небывалой жадностью и обвёл пещеру голодным взглядом. Наелся он к вечеру, избавив три семейства от запасов Менши и прошлогоднего Листовика, а к утру на месте сорванных пластин брони отрастил новые — пока мягкие, но стремительно твердеющие. Фриссгейн ещё раз убедился, что демоны очень, очень живучи…

Сьютар Скенес по настоянию Речника позволил Кессе снабжать существо рыбой и пряностями — Ингейн любил сушёную усатку и острейший порошок камти. Зато не любил кислуху и даже её запах, и сердито шипел на семейство Фирлисов, окружившее очередной бочонок пойла.

Эмма выглядела бледной, даже похудела, но к кислухе более не прикасалась, а пила какое-то зелье из степных трав. Когда она переглядывалась с Ингейном, их глаза вспыхивали одинаковым огнём, а через день Фрисс увидел, как хеск и речная колдунья нежно обнимаются за пологом пещеры. Речник сделал вид, что смотрит в другую сторону. На его взгляд, пара получалась очень странная, но во времена Короля-Речника бывало и не такое.

— Синий демон! Это что, всё, что нашлось для нашей Эммы?! — Атун Фирлис, выгнанный из пещеры на сбор сухой травы, не пошёл собирать траву, а сел на причал и жаловался Речнику на нового жильца. — Это то, что будет у неё вместо мужа?!

— Нормально всё. Потомки станут богами, — хмыкнул Речник и перевёл взгляд на поплавок.

Через пару дней Ингейн впервые вышел из пещеры. Его броня уже затвердела и превратилась в надёжный панцирь. Подлинное имя демон скрыл, и в Фейре его так и называли Ингейном. Речник Фрисс убедился, что пришелец понимает человеческую речь, и спросил, как занесло его на Реку. Но хеск мало что помнил. Магический вихрь захватил его в далёкой стране Крогзет, глубоко-глубоко под Энергином, а очнулся он уже на берегу Реки — и тут же на него напали.

— Это были люди? — с живым интересом спросил Речник.

— Похожи, — Ингейн шевельнул хвостом в некоторой растерянности. — У нас такие не водились. Они слабые, но их было много.

— Как ты спасся от них?

— Упал в воду, — хмуро ответил Ингейн. — Река подхватила меня и уволокла в тину. Хорошо, что мы не можем задохнуться. Скажи, может ли хеск жить на Реке? Как тут смотрят на чужестранцев?

— Те, кто напал на тебя — чужаки, они и жителей Реки убивают, — сказал Фрисс, и был совершенно уверен, что сармат — не единственная жертва. — Нормальные люди тебя не тронут, если ты не тронешь их.

— Я никого не трогаю, — повёл хвостом Ингейн. — Вот не думал, что попаду когда-нибудь в Орин. У нас о ваших местах рассказывали всякое…

— Посмотри, может, тебе здесь понравится. Многие приходят жить на Реку, — сказал Фрисс.

— Ты главный здесь? — неожиданно спросил хеск.

— Нет, я просто Речник — хранитель и воин Реки, — покачал головой Фриссгейн. — Живу очень далеко отсюда. Главным можешь считать Речника Айому. На внешность внимания не обращай, он лучший воин на много участков вокруг. И он всегда поможет тебе. А Эмма — сильнейшая колдунья Фейра. А если ты думаешь заморочить ей голову и тихо удрать, лучше я сразу отвезу тебя к Провалу и верну в Крогзет.

— Я тоже маг, и я никому не морочу голову, — сердито ответил Ингейн. — Я не уйду, пока Эмма меня не выгонит.

Ещё сутки существо бродило по участку, присматриваясь к тому, что делают жители. Они быстро привыкли к нему, и никто не боялся его. Потом Фрисс взял его в степь — демон уже окреп и мог собирать траву. К тому же Ингейн мог рассказывать всякие истории жителям и развлекать их, когда Речник уставал от разговоров. Когда жители вернулись из этого похода, хеск начал обживать пещеру Фирлисов — и за дело он взялся всерьёз.

Всё, что годами гнило там по углам, было выкинуто вон, вместе с битыми горшками и парой бочек кислухи. Кислуху купили соседи, а ту, что осталась в пещере, Ингейн смешал с каким-то зельем. Фирлисы кривились, но пили её, и даже Речник видел, что зелье идёт им на пользу. Атун и Нарин даже помогали Ингейну и Эмме делать новые лежанки, полки, занавеси и подстилки. Из нескольких осколков стекла и прочных палок демон сделал ножи и копья, не хуже, чем у других жителей Фейра.

— Может, я магией зарабатывать смогу? — думал вслух Ингейн, сидя рядом с Речником Фриссом на гигантской коряге и следя за поплавком. — Или зельями? Эти люди слишком слабы, чтобы работать как следует, а один я столько денег не добуду…

— Они выживали как-то, вообще не работая, не первый год я смотрю на них, — пожимал плечами Фрисс. — А теперь, когда ты приставил их к делу, нужно только время — и через пару лет у вас будет своя хиндикса и пруд для Листовиков. Река щедра… А если хочешь зарабатывать зельями, я могу поговорить с речными магами или с верховным жрецом. Будешь получать заказы и отправлять готовое в Замок или на Острова. Какие зелья ты умеешь готовить?

Ингейн с сомнением посмотрел на Речника и ответил, что не успел ещё ознакомиться с местными растениями и минералами. Фрисс его не торопил.

Однажды Речник заметил странное — нарисованные углём на коряге мишени, в которые кто-то кидал ножи или дротики — остались следы уверенных попаданий. Кто здесь мог так тренироваться, Фрисс не знал. Спросил Ингейна — демон тоже удивился. Сошлись на том, что упражняется Речник Айому — больше версий не было…

Итак, Ингейн прижился на участке, и Фрисс мог не беспокоиться о нём. Ни фарки, ни бродячие мертвецы в округе не появлялись. Жизнь текла размеренно и спокойно, как сама Река. А значит, Фрисс мог слетать в местность Иртси и выполнить задание.

— Когда я вернусь, ты получишь последний дар, — сказал он Сьютару. — Готовьте всё для свадьбы.

— Рад, что ты не забыл об этом, — оживился приунывший было Скенес-старший. — Я, как главный жрец Фейра, устрою славный праздник!

— Успеешь ли к середине Иттау? — спросил Фрисс. — Хороший месяц, тёплый и цветущий.

— Может, в конце, чтобы успели приплыть Листовики? — предложил Сьютар. — Половину расходов мы возьмём на себя. Нельзя же, чтобы дочь Скенесов вышла замуж за корягой, как какая-нибудь Эмма Фирлис…

— Эмма и Ингейн не пригласят тебя главным жрецом, — покачал головой Фрисс. — Никогда.

— Да пусть Фирлисы делают что хотят… Ты увезёшь Кессу к себе? — Сьютар решил не обсуждать Ингейна и перевести тему.

— Да, на истоки. Там большая пещера, хорошо обустроенная. Пусть посмотрит и привыкнет до зимы, — кивнул Речник.

— Я стану… я стану Речницей?! — Кесса выглянула из-за дверной занавеси, и была она удивлена и напугана. — Но я ничего не умею! Ни сражаться, ни колдовать…

Скенес-старший рассмеялся.

— Кесса! Речница и жена Речника — не одно и то же, — сказал Скенес, сдерживая смех. — Тебе не придётся сражаться с демонами. Там, как и здесь, нужно готовить, убирать в пещере, шить одежду, запасаться на зиму…

Фрисс видел, что она не верит ни единому слову. Как всё перепуталось в головах жителей…

— Так что смотри, Фриссгейн. Не разоришься ли ты на всём этом деле? — сказал Сьютар, выходя в соседнюю комнату. Фрисс и Кесса переглянулись, потом Речник усадил её рядом с собой и начал тихий рассказ.

— Слушай, дочь Скенесов. Мой дом — у самого начала Реки, далеко на севере. В этой пещере жили все мои предки, весь род Кегиных. Там много ходов и комнат, много кладовых…

Он неспешно перечислял то, что было у него в пещере — яркие белые цериты рядом с гулом Канумяэских водопадов, летящие лепестки Хумы рядом с тепловым печным кольцом.

— Там живёт только Инмес. Это Квэнгин, крылатый демон с юга, ты наверняка о нём читала…

— Квэнгин? Демон живёт у тебя в пещере, и ты не боишься?! — глаза Кессы стали ещё больше.

— Он тоже относится к роду Кегиных, почему нужно его бояться? — пожал плечами Речник. — Вы поладите быстро. Подожди, я вернусь с задания, и мы полетим на север…

Кесса смотрела на него, и он не мог понять её мыслей — как недавно не понимал намерений Урана.

— Ты убьёшь этого мага, да? — еле слышно спросила она.

— Нет. Не за этим меня послали, — покачал головой он. — Достаточно будет разговора. Потом загляну в Замок… что тебе привезти? Или ты хочешь побывать там по пути на Канумяэ — тогда ты сама выберешь, что тебе понравится…

— Не надо привозить. Возвращайся живым, Речник Фриссгейн! — прошептала Кесса, стиснув его руку в ладонях. Полосы траурной раскраски оплетали её запястья, как несмываемая паутина.

…Двое людей небольшого роста, но большой отваги стояли в тени выброшенного на берег дерева и смотрели друг на друга.

— Я не знаю, что делать, Сима, — потерянно сказала Кесса. — Я ни к чему не готова. Как буду жить там?!

— Кесса, ну и что, что ты не Речница! Ты ведь можешь что-то сделать… совершить путешествие, например! Тогда и узнаешь, к чему ты готова, — азартно предложила Сима Нелфи. Ей тоже хотелось в путешествие, только она не была уверена, что Кесса возьмёт её с собой. А Фрисс уж наверняка не возьмёт!

…Не с лёгкой душой летел Фрисс над Рекой, но большая часть тяжёлых мыслей покинула его. Он захватил на участке несколько кусков ирхека и связку вяленой рыбы, так как не знал, быстро ли справится с Джерином Алга и сколько дней пробудет вдалеке от гостеприимных жителей.

В полёте он снова считал куны, хоть и нашлись бы люди, способные осудить его за это. Как ни крути, Кесса Скенесова обойдётся ему дороже, чем броня и оружие, вместе взятые. По его подсчётам выходило, что не рискуя разориться и остаться зимой голодным, он может бросить к ногам Сьютара Скенеса ровно полтысячи кун — жалование Речника за два года. Это поразит всех на участке. На этом пускание пыли в глаза можно и закончить.

Перед тем, как покинуть участок, он заглянул к Эльгеру. Куванцы к тому времени уже покинули причал. Аттис — средний сын Эльгера, хмурый куванец, лысый как коленка, — провожал последние плоты. Появление Речника совсем не понравилось ему, но потянуться к оружию он не решился.

— Ингэ! Я к Эльгеру, — миролюбиво сказал Фрисс. — Он там?

— Жаль, что ты не пришёл раньше, Речник! — сверкнул глазами куванец. — В былые времена таких, как ты, не подпускали и близко!

Фрисс молча смерил его взглядом и спустился в таверну. Аттис был для него безопасен и бесполезен.

Речник думал увидеть за стойкой Искену, младшую дочь Эльгера — обычно ей поручалось разливать по кружкам кислуху — но там стояла Инга, жена Аттиса. Она обрадовалась Речнику ещё меньше, чем муж.

— Ты не видела Эльгера? — спросил Фрисс, и не ожидавший тёплой встречи.

— Он там, — махнула рукой Инга.

— А с Искеной что? — поинтересовался Речник.

— Смылась, — ответила женщина и отвернулась, сделав вид, что вытирает кружки. Из соседней комнаты выглянул Эльгер, удивился, но не испугался.

— Ингэ, Фрисс. Пойдём, сядем и поговорим. Инга, знай своё дело, — сказал он, забирая с собой пару полных кружек.

— Это всё, что ты можешь предложить? — кисло спросил Речник и понюхал мутную жидкость. Обычно куванцы не пили такую плохую кислуху.

— Можем поменяться, — пожал плечами Эльгер и показал, что у него в кружке ровно то же. — Всё выпито, Фрисс.

— У вас было большое собрание. Верно, приходили ханаги? — без особого любопытства спросил Фриссгейн.

— Очнись, Речник! — куванец нахмурился. — Я не общаюсь с ханагами. Разве ты видел их здесь?

— Я много чего не видел, Эльгер, — задумчиво сказал Фрисс. — Что произошло?

— Это из-за сарматов! — куванец стиснул зубы и проглотил целую фразу, прежде чем продолжить. — "Скорпион" обвинил нас в нападении на рабочих. Никто из моих куванцев такого не делал. Но сарматам, похоже, всё равно. Я сказал своим, чтобы затаились. Какая тварь потревожила станции?!

— Ох ты… — Фрисс тоже проглотил несколько слов. — Это фарки, чужаки. Внешне они похожи на вас. Если удастся, мы уговорим сарматов оставить вас в покое.

Вот этого Речник и боялся. Сарматы не поверили Фанстону, Ингвару и Гедимину и нашли более близких и понятных врагов. Речнику не было жалко куванцев, они много зла причинили мирным жителям, но это не повод травить их, как бешеных зверей! А Фрисс знал, как сарматы поступают с врагами…

— Постарайся, Фрисс, — Эльгер тоже знал и поэтому был встревожен. — Почему мы должны отвечать за чужие дела?!

— Потому что не отвечаете за свои, — хмыкнул Фрисс. — Ну да ладно. Я удивлён. Куда делась Искена?

Эльгер ударил кулаком по столу. Фрисс выхватил клинки. Инга пригнулась и потянулась за самострелом. Некоторое время все они молча смотрели друг на друга. Затем Эльгер опустился на

стул.

— Я не об этом думал, Фрисс. Просто та история вывела меня из равновесия, вот и всё. Ты тоже не сдержался бы!

Фрисс уже начинал догадываться.

— Да, Речник. Эта жёлтая крыса — Кейгис! Зачем я заплатил за него?! В месяце Кэтуэса он испарился и прихватил с собой Искену!

— Он не успел вернуть тебе долг? — поинтересовался Фрисс.

— Не говоря уже о том, что он не заплатил выкуп за Искену! — Эльгер был возмущён.

— Ну и демоны пошли! — покачал головой Речник. — Ладно, мне пора. Удачной торговли. Астанен пока не отменил налоги, так что жди меня осенью в гости.

Поднимая в воздух хиндиксу, Фрисс чувствовал взгляды куванцев, полные затаённой ненависти. Ничего необычного, ничего нового — всё так и было и сто, и тысячу лет назад…

Он сутки летел вверх по Реке, пока не миновал Ясень и в окрестностях Островов Сарола не увидел на берегу высокий деревянный столб с крыльями и фигурами животных. "Иртси" — гласила табличка, висящая на столбе. Отсюда начинались владения независимого мага, включавшие в себя пологий затопленный берег, известняковую осыпь и кусок степи с деревенькой и неуклюжим строением из серого камня. Половодье отняло немалую часть владений мага — Фрисс видел под водой остатки бортиков, окружавших пруды с Листовиками. Когда вода отступит, ещё месяц понадобится, чтобы выгрести из прудов ил и тину…

— Хаэй! — крикнул он одинокому рыбаку, бросая ему канат. Корабль привязали к полузатопленной экхе, и Речник по щиколотку в воде прошлёпал на берег.

— Джерин Алга здесь правит? — спросил он.

— Конечно, — кивнул житель. — Если ты от Астанена — будь осторожен! Маг чужаков не любит.

— Кого-кого? — нахмурился Фрисс. — Тут что, выросло новое королевство — Иртси? Что ещё в том же духе говорит ваш маг?

Житель испуганно оглянулся, но никого там не было.

— Речник, ты выглядишь смелым. Сделай что-нибудь! Колдун сжёг дом и не заплатил хозяину…

— Да? И ты можешь поклясться в этом? — насторожился Речник. Серьёзное обвинение… Этого уже достаточно, чтобы маг расстался с владениями навсегда.

— Хоть под крыльями Гелина! И любой в Иртси поклянётся, — закивал житель. — Сам спроси, если не веришь…

— Верю. Присмотри за моим кораблём, — попросил Речник. — Когда вернусь, получишь десять элов.

— Будь спокоен, — сказал житель и устроился на экхе со своей удочкой. — Только смотри, он настоящий маг…

Фрисс поднялся в селение и прошёл по короткой улице, мимо каменных домов, крытых соломой, грядок с молодыми всходами Усатки, Униви и Хелтори и невысоких Деревьев Ифи. По улице задумчиво ползали Ифи, отвалившиеся от ветвей родного дерева, а семена его висели связками у каждого крыльца и на каждом заборе.

— Неплохо у вас тут, — сказал Речник единственной женщине, которую встретил. Остальные жители улетели в степь, она же чистила семена Дерева Ифи.

— Где у вас сгоревший дом? — спросил Фрисс.

— А, ты из-за этого, Речник, — удивления в её глазах стало меньше. — Он вон там.

Только обугленный фундамент остался от дома. Фрисс посмотрел на камни, потрогал их, вдохнул горький дым недавнего пожара. Итак, против всех законов маг-властитель напал на мирных жителей, причинил им ущерб и принёс много бед. Земли он потеряет наверняка, и светит ему попасть в заключение где-нибудь в северных крепостях или на Гранитных Копях. Интересно, что сам чародей может рассказать по этому поводу…

И что скажет ему Речник, если маг не поспешит ему навстречу с мольбами о пощаде, а применит какое-нибудь заклинание и превратит Речника в крысу? Пусть он не очень хороший колдун, но Фрисс-то не колдун вовсе! Вода — хорошая защита от Огня, но Речник знает полтора заклинания Воды, а познания любого мага в десять раз шире. Хотя… может, ему удастся наполнить свои полтора заклинания чужой энергией — и в десять раз усилить их? Он не надеялся стать великим магом на всю жизнь, ему достаточно будет набраться силы на Акен-другой…

Никто не видел, как Фрисс сел на землю у сгоревшего дома и из потайного кармана вынул ипроновую шкатулку. Серое кольцо, горячее и мерцающее, дрогнуло под его пальцами. Он коснулся странного металла так осторожно, как будто гладил змею. "Вот и опять я облучился," — грустно подумал Фрисс. Лучи, исходящие от Кьюнна, он чувствовал без дозиметра. Но огненный шар или раскалённая ловушка враждебного мага убивают столь же верно и куда быстрее…

Великим магом он себя не почувствовал, но что-то ожило в его крови, и она побежала быстрее. Со стороны можно было увидеть, как глаза Речника еле заметно светятся синевой. Он спрятал Кьюнн подальше и быстро пошёл к замку.

Вблизи здание казалось ещё более нелепым и древним. Никто не потрудился гладко обтесать камни, покрыть неровные стены плиткой или обмазать глиной, и замок был очень похож на обыкновенную скалу. Над ним развевался алый флаг с чёрным крестом. Ворот не было — вместо них в дверном проёме зловеще сверкал рой летающих искр. Из проёма тянуло жаром — искры не были иллюзией, маг действительно закрыл вход в замок Пылающей Сетью. Наверняка это пугало жителей и внушало им почтение… но Фрисс учился на Островах — там никого не удивишь подобной магией.

Высоко над дверью висел позеленевший медный гонг. Ничего, чем можно было бы в него ударить, Речник не нашёл.

— Лаканха! — он вскинул руку, посылая в медную пластину водяной заряд.

Речник сам не ожидал такого трезвона. Гонг свернулся в кулёк и едва не упал ему на голову. Что же, теперь маг не сможет сказать, что не слышал стука.

Пылающая Сеть погасла, открывая гостю дорогу. В коридоре никого не было. Речник вошёл и кожей почувствовал, как огонь смыкается за ним. Жаль, что искры не могли осветить ему путь! Внутри царил полумрак, отчасти разгоняемый чадящими факелами. Речник закашлялся и сердито подумал, что на четыре тысячи кун можно было бы купить цериты. Однажды замок Джерина точно вспыхнет, и никакая магия не спасёт.

Сама по себе распахнулась дубовая дверь, потемневшая от копоти. За дверью было светло, и Фрисс вошёл туда без промедления.

Длинная скамья тянулась там вдоль стены, а рядом с ней сидело нечто среднее между человеком и гиеной, крылатое, мохнатое и ярко-рыжее. Увидев Фрисса, оно молча бросилось к двери с явным намерением вцепиться ему в горло, но цепь заставила его остановиться, захрипеть и податься назад. Речнику такая встреча не понравилась, но он остался спокойным и прошёл мимо существа, оставаясь недосягаемым для него.

В кресле, обтянутом шкурками кротов, сидел сам маг-хозяин в ярко-оранжевой мантии, чуть более светлой, чем мех крылатой твари. Увидев Речника, он приподнялся и удивлённо посмотрел на него. Некоторое время они молча изучали друг друга. Существо у двери смотрело на них обоих с одинаковой злобой.

— Речник! Разве я кого-то приглашал? — Джерин первым нарушил молчание. — Разве я не говорил Тивиану, что никого из прихвостней Астанена в своём замке не потерплю?! Тебе надоело жить?!

Фрисс пожал плечами и посмотрел на существо, как будто оно было в сто раз интереснее, чем маг и его угрозы.

— Демон-то у тебя голодный, — заметил он. — Почему так плохо кормишь?

— А, так Речники что-то знают о демонах?! — Джерин криво улыбнулся. — Он ест таких, как ты, а вы не спешите к нему на обед. Может, ты ещё и скажешь, какой это демон?

Любой, кто начинал учиться магии, сказал бы сразу. На цепи сидел ослабевший и очень голодный Алгана, крылатый воин Вайнега, могущественное и свирепое существо, которому на поверхности делать нечего. Особенно — на цепи, охраняя мага-недоучку.

— Я сам зачаровал его, Речник! — похвастался Джерин, потянув на себя цепь. — А ты, слуга Астанена, справишься с моим Алгана?

Он сделал вид, что хочет освободить существо. Оно злобно сощурило глаза. Речник притворился зевающим.

— Куда такому, как ты, зачаровать Алгана! Они сильны в магии. Скорее он посадил бы тебя на цепь. Но я пришёл сюда не обсуждать демонов. Где четыре тысячи кун, Джерин?

Маг посмотрел на Фрисса так же "дружелюбно", как оголодавший хеск.

— Король мог бы прислать отряд и отнять у тебя всё до последнего камня. А пришёл только я, и говорю с тобой вежливо. Лучше бы ты согласился по-хорошему! — сказал Фрисс, перебирая в памяти заклинания Воды.

— По-хорошему? — Джерин задумался на мгновение, потом кивнул. — Как скажешь, Речник. Подожди меня здесь, я посмотрю, что выпало на твою долю из этих тысяч кун.

Он вышел. Алгана с тихим шипением потянулся к Фриссу. Похоже, маг незаметно отпустил цепь. Раньше она была короче…

— Есть хочешь? — тихо спросил Фриссгейн, копаясь в сумке. Алгана молча рванулся вперёд и обнаружил, что цепь ещё слишком коротка. Он медленно попятился, не сводя глаз с Речника. Фрисс достал из сумки ломоть ирхека, потом подумал — и вынул все припасы.

— Если ты не будешь шипеть перед моим носом, я положу это всё на лавку. Это рыба и хлеб, и это хорошая еда, — сказал он, глядя в горящие глаза. Хеск отступил ещё на несколько шагов, пропуская Фрисса к лавке. Речник положил еду и быстро шагнул назад, полагая, что демон не откажется и его съесть на закуску. А человеку с Алгана не справиться, даже с самым заморенным.

— Я скажу Астанену, в какую беду ты попал. Джерин пожалеет, что вообще тебя тронул! — сказал Фрисс, глядя на хеска, глотающего рыбу с костями и шкурой, и пожалел, что взял мало еды.

Дверь распахнулась, и Джерин вернулся в свой "тронный зал". Без лишних слов он схватил цепь двумя руками и рванул на себя. Ему не хватило сил, чтобы сдвинуть демона с места, но от неожиданного рывка Алгана выронил рыбу и закашлялся, а потом оскалил зубы и зашипел.

— Ты, жабье отродье! Прикармливаешь моего демона?! — глаза мага полыхали, как два костра.

— Знаешь, что по древнему закону полагается рабовладельцам? — спокойно поинтересовался Речник. — Отдавай мне хеска — или прощайся с владениями и собственной кожей. Астанен не будет шутить с тобой.

— Ахххса! Мы поговорим ещё об этом, — слова Речника магу не пришлись по нраву. — Держи! Передай это Астанену от владетеля Иртси!

Он бросил под ноги Речнику тухлую рыбу — и горсть огненных шаров вслед за ней. Речник нырнул под летящие заряды и почувствовал, как взрывы опалили его кожу.

— Ал-лийн! — крикнул Фрисс, направляя на мага руку с двумя согнутыми пальцами. Возмущённый крик Джерина сменился плеском и бульканьем. Два десятка вёдер воды из ниоткуда пролились на колдуна, и сердито шипящий Алгана забрался на лавку — подальше от потопа.

— Хальга-тесси! — злорадно ухмыльнулся маг, сведя вместе руки и растопырив пальцы. Фрисс оказался на лавке за долю мгновения до того, как вода на полу затрещала, а сам пол задымился от мелких разрядов. Алгана зажал лапами уши и тихо завыл — слабая молния и его зацепила. Речник и колдун сели там, где стояли, и некоторое время боролись с головокрушением и звоном в ушах.

— Жабье отродье! — выплюнул маг, поднимаясь из лужи.

— Не я к тебе лез, — пожал плечами Речник. — Что теперь? Поднимешь мертвецов?

Он судорожно вспоминал одно очень неприятное по действию заклинание, которое никогда ему не давалось. Канфен, предводитель магов, утверждал, что у Фрисса не хватает энергии. А Фрисс был уверен, что энергии хватит, если он когда-нибудь перешагнёт через отвращение к подобным чарам. Как же звучит ключевое слово?..

— Ичин-ашту! — маг сложил пальцы в колечко, и Речник невольно пригнулся и отпрыгнул в сторону. Тут же будто раскалённая плеть хлестнула его по плечу и спине, причиняя страшную боль. Джерин целился в лицо, но промахнулся, и только поэтому Фрисс остался жив.

— Ич-вакати! — нужное слово само слетело с языка. Вода взвилась с пола облаком пара, маг захрипел, пошатнулся и осел на пол, судорожно глотая воздух. Речник стиснул зубы, превозмогая боль в обожжённой спине, сделал несколько шагов, схватил колдуна за шиворот и сунул носом в уцелевшую лужу.

— Весело тебе, поганый ханаг?!

— Речник… кто учил тебя магии? — еле слышно прохрипел Джерин, отползая в сторону. — Почему не сказал, что ты маг? Откуда у тебя такая сила?

— Не твоё дело. Где куны и где ключ от цепей Алгана? — Фрисс надеялся, что выдержит и не закричит от боли, пока владелец Иртси видит его. Никогда он не колдовал столько за один раз, даже в прошлом году, сражаясь со стаями гигантских крыс. Никогда не пропускал через себя столько силы. Иссушающее заклятие было сильнее всех, какие он до сих пор использовал, и сильнее всех, какие он мог использовать без вреда для себя…

— Куны… У меня только три тысячи, Речник, я не могу дать тебе больше! — Джерин всё-таки поднялся на ноги, хоть и покачивался при этом. — Я ещё с селением не рассчитался за пожар, дай мне отсрочку!

— До середины лета, — кивнул Речник, приятно удивлённый. — Выплатишь жителям положенное, а там поговоришь с Тивианом. Может, он позволит подождать до осени. А ключ и демона давай сюда сейчас.

— Зачем тебе Алгана?! — Джерин очень неохотно отстегнул цепь от кресла. — Вот тебе кусок металла, вот тебе сундук — сам ищи и сам считай!

— Ну нет, такие шутки я знаю, — Речник покачал головой. — Отдай мне деньги своей рукой.

Цепь лежала на лавке, ничто не мешало хеску улететь или напасть на людей, но он никуда не спешил, а сидел рядом и доедал рыбу. Похоже, что поражение колдуна порадовало его.

— Так где ты взял Алгана? — спросил Речник, рассовывая деньги по карманам. — Только не говори, что сам поймал.

— Ладно! — Джерин махнул рукой. — Купил у одного ханага в самом начале весны. Забирай эту тварь, мне так даже лучше. Пусть она тебе голову отгрызёт!

— Спасибо на добром слове, — хмыкнул Фрисс и подобрал цепь. — Замени факелы на цериты! Увидишь, сразу тебя начнут уважать. А существ на цепи держать — глупо и противозаконно.

Алгана спокойно пошёл за Речником. Тот задержался в дверях, пытаясь понять что-нибудь по глазам хеска, но не увидел ничего, кроме отблеска безумия — такие глаза у всех демонов-гиен.

— А налоги нужно платить вовремя, — добавил Фрисс напоследок, прежде чем Пылающая Сеть затянула дверной проём. Джерин выругался вполголоса, но бросить ему в спину огненный шар не посмел…

Никого не было вокруг замка, Речник заметил осторожные взгляды со стороны селения, но жители не рискнули выйти ему навстречу. Он подошёл к обрыву и вдохнул мокрый ветер. Река была неспокойна, тёмные волны блестели на солнце, но о берег бились с грозным шумом. Множество Ифи, покинувших родное дерево, цепочкой спускалось с обрыва и ныряло в воду. Некоторых выбрасывало обратно, некоторым удавалось отплыть и быть подхваченными течением. Речник наблюдал за ними, и никакие мысли не тревожили его.

Он давно выпустил цепь из рук — и даже удивился, заметив, что демон остановился рядом с ним. Существо молча смотрело на воду, его мех шевелился на ветру, образуя рыжие волны. Речник вспомнил о ключе, снял цепь и перекинул через плечо — кусок металла стоил денег, не выбрасывать же! После переплавки станет честной сталью.

— Лети, не задерживайся здесь, — сказал Фрисс. — Под землёй-то спокойнее…

Алгана задержался на несколько мгновений, но ничего не сказал, и взгляд его не изменился. Он расправил кожистые крылья… и Фрисс только и успел заметить рыжую молнию, промелькнувшую над Рекой. "Быстрый… Я бы тоже не задерживался, после такой-то встречи, — подумал Речник. — Лишь бы не стал гоняться за жителями…"

Он спустился к воде и нашёл полузатопленное каменное кольцо и свой корабль, замёрзший на ветру и опустившийся в тростники.

— Чародей-Речник! — ахнул житель. — Более сильный, чем сам Джерин Алга!

Фрисс покачал головой и отдал ему десять элов.

— Не подходите близко к замку. Речник Тивиан вернётся в Иртси — у него узнаете, что делать дальше, — сказал он, думая про себя, что воинский бальзам плохо лечит ожоги, но сами по себе они проходят ещё хуже. Плечо и спина болели всё сильнее, и лишний раз поднимать руку не хотелось.

До Замка, где были хорошие целители, чуть больше суток пути от Иртси. Но у Фрисса не было еды с собой, и он остановился за Островами Сарола, у наринексов, живущих на Левом Берегу. Долго остужал плечо в холодной речной воде, потом съел рыбную похлёбку из корней Зелы и купил несколько рыбин в дар Аойгену. Фриссгейн уверен был, что справиться с Джерином ему позволила сила Кьюнна (но какую благодарность примет кусок лучистого металла?!) и благосклонность Воина-Кота. И он остановился ещё раз — у полуразрушенного храма Аойгена, чтобы принести ему жертву.

Речник собирался заделать небольшой пролом в стене, но спина болела слишком сильно — он положил камень на камень, покачал головой и решил отложить работу до лучших времён.

— Маг, забывший законы, вынужден был вспомнить их и исполнить. Хвала тебе, Воин-Кот! — поклонился он статуе с неярко мерцающими глазами. — Если близится война, и тёмные силы против нас — не оставь нас в беде, властитель случая…

Несмотря на холодный ветер, свободно гуляющий по храму, внутри было тепло. Статуя не светилась сегодня, но жар исходил от неё. Речник согрел руки, благодарно кивнул и вышел, а на борту хиндиксы почувствовал, что его клонит в сон. Он причалил к Левому Берегу, привязал корабль к гигантским тростникам и спокойно уснул, а утром ожоги уже не причиняли ему боли… хотя рубец на плече и спине оставался, и немаленький.

Замок Астанена гудел, как растревоженный улей, множество кораблей раскачивалось в воздухе над причалом, и служитель Ир долго искал, куда пристроить хиндиксу Фриссгейна. Речник увидел знакомые корабли — и насторожился. Астанен, похоже, собирал в Замке предводителей отрядов — а это не к добру. Вернулись фарки, или пришли Квайет?..

Вниз по лестнице спускался Речник Фескет, выглядел он растерянным и подавленным. Фрисс окликнул его.

— И ты прибыл, Фриссгейн? Хорошо, — сказал Фескет, останавливаясь для короткой беседы. — Тебя тут не хватало. Я думал, в прошлом году всё было плохо — а оказывается, это была разминка. Мы с трудом удерживали пещеры Энергина — а какие пещеры нам удерживать теперь, когда враги зарождаются в каждой щели?! Из земли, из воздуха, из воды — отовсюду лезут эти твари, и где нам их ловить?!

— Что за твари, Фескет? Фарки? — встревоженно спросил Речник. — Или начали оживать мертвецы?

— А! Ты знаешь о фарках и даже о мертвецах? А говорили, ты весь в заданиях, — немного удивился Фескет, но веселее ему не стало. — А о драконах знаешь? Чёрные, злобные, крупнее наших. Дышат едким дымом и плюются огнём. Астанен приказал поднять всех драконов по тревоге, Речник Эгдис снова собирает крылатую армию!

"А вот и ящер с огнём," — подумал Фрисс. Ему было очень тревожно. Если уж Речник Эгдис возглавил драконов… Он покачал головой.

— Но откуда вся эта пакость? — спросил он.

— Кто бы мне сказал! — вздохнул Фескет. — Они лезут отовсюду, просто выходят из пустоты. Как будто вся Река прорезана порталами, как земля — ходами червей! Полечу на участок, соберу жителей, будем укреплять пещеры и собирать ополчение. От фарков отобьёмся, надеюсь, драконов на нас не хватит…

Фескет торопился, и они с Фриссом попрощались, рассчитывая встретиться ближе к осени. А Речник пошёл дальше, отвечая на приветствия других воинов Реки. Они спешили к лестницам, чтобы вернуться на свои участки — только что завершилось собрание в Зале Сказаний. С растущей тревогой Фрисс смотрел, как покидают Замок простые Речники и предводители отрядов, маги, лучники и копейщики-олда.

— Мало всадников у нас, — услышал Фрисс слова одного из предводителей, Скавена Зигласа. — Фарки — слабые противники, но если с ними явятся улхи, жителям нелегко будет отбиться. Кольями, что ли, окружить побережье, и нанять стрелков-скайотов?

— Поговорю с Кааном Итонэ, чтобы прислал конницу, — ответил ему Астанен и закрыл дверь в Залу Сказаний. — Если бы знать, куда посылать её…

Он заметил Фриссгейна и кивнул ему.

— Вернулся? Расскажи, что ты успел сделать?

— Три тысячи кун у меня, остальное Джерин заплатит осенью, — ответил Фрисс и коротко рассказал, как было дело в замке Иртси. Правитель неопределённо хмыкнул, сейчас его занимала только война с неведомым врагом.

— Редкий год выдаётся спокойным, но эти фарки с их нашествием… — Астанен покачал головой и вздохнул. — Триста кун можешь получить в Подвале Ракушек, чем хочешь — хоть деньгами, хоть вещами. Ты затеваешь что-нибудь в этом году? Поход, приключения, поиски…

— Я затеваю только свадьбу, — ответил озадаченный Речник. — Вернусь сейчас в Фейр и буду защищать жителей от фарков. Так это действительно война? А кто наш враг? Откуда их принесло? Это вроде не хески…

— Ты прав, Хесс тут ни при чём. Но откуда они лезут, не понимает никто, — Астанен вздохнул ещё раз. — На ровном месте открываются порталы, и эти существа наводняют окрестности. Потом порталы схлопываются — и до сих пор никто не проник на ту сторону. У фарков на щитах намалёван череп… именно намалёван, видно, их конечности не приспособлены ни к чему, кроме копья. Оружие хорошее, но пользуются им прескверно, трусливы, но настырны. С ними бывают Чёрные Драконы, только слишком мелкие для настоящих хесских драконов. Наши Белые с ними справляются один на один. На земле их поддерживают улхи… Менн Морнкхо считает, что они так называются, а выглядят они, как Существа Сиркеса, только не бурые, а серо-зелёные. Ходят на четвереньках, огнём не дышат, очень сильные, не чувствуют боли. Хорошо бить их магией или искать метких лучников — кожа улхов толстая, стрелять надо в глаз или в горло. Никакой магии за фарками и их союзниками пока не замечали, а вот яд на оружии бывает. Или просто не чистят годами. Расскажи всё это жителям своего участка, помоги им вооружиться и предупреди, чтобы от пещер поодиночке не отходили. Многие участки столкнулись с фарками и улхами — и без потерь прогнали их в степи. Думаю, Река выстоит против новой угрозы… Да, думаю, выстоит.

Уверенности в голосе Астанена не было.

— И никто не объявил нам войну, не сказал, чего он хочет, не присылал послов? И фарки молчат о своих намерениях, и у них нет вождей? И маги тоже ничего не выяснили? — Фрисс чувствовал, что погружается в туман. Странная какая-то война…

— Нет… Нет, Фриссгейн. На все твои вопросы у меня есть только такой ответ, — Астанен был растерян не меньше Речника. — Ты предупредил командира "Идис" о нашествии? Никто, кроме тебя, не говорит с ним…

— Гедимин всё знает, — кивнул Фрисс. — Другие сарматы, надеюсь, тоже.

— Да, знают. Жаль, что поздно… Нет, не бойся, все живы, только один из них попался на глаза фаркам под Ладин-Кемом. Речники выручили его и связались со станцией, теперь он вернулся на "Эджин". Не смею надеяться, что сарматы вступят в нашу войну… но после этих нападений она не только наша… как думаешь, Фриссгейн?

Речник не знал, что ответить. Астанен тихо вздохнул и заговорил уже другим голосом:

— Что же, хорошо, что ты не покидаешь Реку и не скрываешься из виду. Если всё пойдёт, как я задумал, ты очень пригодишься Реке. А сейчас иди в столовую и попроси у Морнкхо зелёное масло. У него точно есть, а будет отпираться, сошлись на меня. Одной капли на твой ожог хватит. И поесть там не забудь!

Фрисс изумлённо мигнул. Он про ожоги не рассказывал, боли они ему не причиняли, и как Астанен догадался, что Речник не вполне здоров?!

До столовой он дошёл нескоро — пока сдавал в Подвале Ракушек три тысячи кун налогов, пока получал свои триста кун награды… Пятнадцать кун он взял горстью рыболовных крючков — тройных шипов стальной прочности, привезённых с востока, где они росли на каком-то чудном кустарнике — отрезом простой некрашеной ткани и флейтой из красивой пятнистой раковины. На взгляд Речника, в этих вещах была и польза, и красота, и Кессе они наверняка пришлись бы по душе.

— Что за переполох у вас наверху? — Мирни Форра, бессменный и бессмертный казначей Астанена, был несколько удивлён. — Почему второй год подряд вы устраиваете там бардак?

— Это не мы, Мирни, честно, — ответил Фрисс, не первый год знакомый с этим синдалийцем и понимавший, что любые объяснения бесполезны.

Глава 05. Ушла и не вернулась

Речник Фрисс ощупал своё плечо, как будто сомневался, что оно по-прежнему принадлежит ему. Ни плеча, ни лопатки, ни руки он сейчас не чувствовал, только холод и щекотку там, где они должны были быть.

— Потерпи пол-Акена, это зелье действует быстро, — менн Морнкхо, покачиваясь на хвосте, переполз через кухню и спрятал бутылёк с драгоценным "зелёным маслом" в заколдованный тайник. — Откуда только Астанен узнал, что оно у меня есть?!

Фрисс хотел заплатить менну за лечение, но тот отмахнулся.

— Сколько ты ни заплатишь, новое зелье мне не купить. Его делают в Гвайте, а у меня ни времени, ни сил туда добираться. И в чужие страны его запрещено вывозить. Если Астанен когда-нибудь договорится с Гвайтом, у нас будут такие зелья, о каких молчат легенды, а пока… Пока иди обедать, Речник, и больше не подставляйся под огненные шары!

Морнкхо был не в духе — не из-за потраченного лекарства, а из-за новостей, приносимых в столовую Речниками. Фарки, ожившие мертвецы, драконы и чудовища… Хорошо, что хоть еда осталась прежней! Драконий отряд вылетел к Озеру Кани на бой с фарками, а на обратном пути поохотился в степи и принёс в Замок несколько туш товегов. Впервые в этом году Речники ели свежее мясо. Была и рыба, и даже ракушки, крупяной суп с прошлогодним Листовиком, Фрисс взял всего понемногу и большой кусок мяса сверху.

— Тот, кто может посылать войска через портал, отряд за отрядом, в любую местность, — очень сильный маг, — задумчиво сказал Морнкхо, глядя куда-то мимо Фрисса. — О чём-то подобном я читал в одной кимейской книге. Там было много странных длинных слов и мало внятных описаний… Речник, ты так и посещаешь храм Аойгена у Зелёной Реки?

Фрисс чуть не поперхнулся от неожиданности, но кивнул.

— Я приготовил для него очень хорошую рыбу, соленую с пряностями, — тихо сказал менн. — Возьми этот сосуд и этот узел с ирхеком, съешь ирхек, но передай рыбу Огненному Коту. Если я что-то в чём-то понимаю, сейчас вся надежда на него. А мне из Замка не так просто вырваться.

— Передам, Морнкхо. Даже не беспокойся, — так же тихо ответил Речник, преодолевая страх. Если уж Менн так заговорил — что-то неладно на Реке!

Он не стал ночевать в Замке — ещё засветло долетел до Огненной Кручи, заделал пролом в стене храма и положил на алтарь дар менна и кусок ирхека от себя лично. Эти жертвы были смехотворно малы, даже Речник понимал это, но надеялся, что Аойген оценит если не их, то хотя бы проявленное уважение…

Ночью Фрисс лежал на палубе привязанной хиндиксы и глядел в небо. Из-за Леса выглядывала голова Халькона с золотым глазом — звездой Аемянэ. Стрела и Повозка оставались за горизонтом. Зловеще сверкал Саглат. Звёзды нравились Речнику меньше, чем когда-либо. Что-то нехорошее было в них. Только Фрисс не умел читать небесные знаки…

Везде вдоль Реки он видел наспех возведённые валы, ряды кольев, ощетинившиеся колючим валом города, деловитых драконов-разведчиков — а однажды увидел с высоты погребальный костёр и груду фаркского оружия и доспехов рядом с ним. Металл оставался драгоценным даже после того, как фарки надели его на себя, и Речники не хотели оставлять его мертвецам. "Хоть какая-то польза от фарков," — невесело думал Фрисс. Ему неприятна была мысль о мародёрстве, но Речников он понимал…

Айому и Сигюн позаботились о жителях Фейра — вдоль участка уже выстроили вал из соломы, песка и обломков камня, оградив пещеры от низкого берега. За валом у костерка сидел Ингейн, помешивая в котле, а Эмма Фирлисова тянула к нему по берегу кусок тины. Засунув тину в котёл, демон помог Фриссу привязать корабль и спуститься на вал.

— Что нового в Фейре? Куда все пропали? — спросил Речник, оглядывая пустынный берег. Ни рыбаков, ни собирателей тины, ни играющих у воды и в воде ребятишек — никого…

— В пещере Скенесов сегодня собрание, — помедлив, ответил Ингейн, и казалось, что он с трудом подбирает слова. Речник попытался поймать его взгляд, но хеск упрямо смотрел в сторону. Эмма как будто чего-то боялась и тоже избегала смотреть Фриссу в глаза.

— С вами ничего не случилось? — спросил Речник, переводя взгляд с Эммы на Ингейна.

— Нет, Речник Фрисс, не волнуйся о нас, — ответила колдунья. — Можешь зайти к Скенесам? Сдаётся мне, они тебя ждут.

— Ждут — зайду, — пожал плечами Фрисс, подумал, что от них проку не добьёшься, и пошёл к пещере Скенесов. Двое у котла смотрели ему вслед со страхом и сочувствием.

В пещере гудели голоса. Фрисс вошёл.

Людей там было немного, но они принадлежали ко всем семьям участка, и были то не юнцы, а старейшины семейств и их жёны. Каннур Скенес, сын Сьютара и дядя Кессы, крепко держал за плечо Симу Нелфи, которая была напугана больше всех. Ни еды, ни питья перед собравшимися не было — значит, они не просто заглянули в гости…

— Не могла она уйти далеко! — в голосе Сьютара слышалось отчаяние. — Не куванцы же её похитили?! Уйти в ночь, в старом рванье, с одним ножиком… Что за дух в неё вселился?!

— Обыщем все соседние участки, пролетим над ними во все стороны — и найдём её, — негромко, но убедительно ответил Эрнис Мейн. — Не переплыла же она Реку!

— Агва сказали бы нам, если бы увидели её в воде, живой или мёртвой, — задумчиво добавила Джез Каутова. — Но на берегу они видят плохо, а жаль.

— Кого вы ищете? — Фрисс вступил в круг жителей, и все сразу замолчали, а некоторые вздрогнули.

— Речник Фриссгейн! — вскрикнула Ауна Скенесова и спряталась за спиной Сьютара. Главный жрец Фейра не знал, куда спрятать глаза.

— Пусть отвага не изменит тебе, Фрисс, — сказал он, медленно подбирая слова. — Кесса пропала в ночь на Аталис-велен. Больше её не видел никто.

"Фарки…" — промелькнула единственная мысль, но Речник загнал её подальше.

— Сегодня Уканаи-дин. Что вы успели сделать? — спросил он, прикидывая, куда лучше полететь в начале поисков. Сьютар наконец поднял на него глаза.

— Смелые люди полетели в степь, вверх и вниз по Реке, даже на Левый Берег. Они все вернутся к утру, и я уверен, что Кесса с ними! У них хиндиксы, много дров, они найдут её…

"Если фарки и куванцы не найдут раньше…" — вылезла ещё одна непрошеная мысль.

— Что-то случилось в тот день? Что-то странное вы заметили ночью? — спросил Фрисс, чтобы скорее прогнать её.

— Ничего! Мы собирали тину весь день. Ночью было тихо. А утром она исчезла. Ушла в старом драном тряпье, как оборванка! Я подумал бы, что её заколдовали, но ни капли магии в пещере не нашёл…

— Ушла… — задумчиво повторил Фрисс. — Что ещё пропало, кроме старого тряпья?

Каннур и Сьютар переглянулись.

— Кинжал пропал. Очень острый стеклянный кинжал. Рукоятка у него из крысиного зуба. Брат купил у одного куванца, — сказал Каннур. — Кесса вечно его рассматривала. Дорогая штука…

— И два обычных ножика, — добавила Ауна Скенесова из-за спины Сьютара. — Скребок, гребень из драконьей кости, кремень и огниво… и те вещи, которые ты подарил ей, Речник. Зеркало Призраков и золотистые бусы.

Речник вспомнил о рыболовных крючках и флейте, купленных недавно в Замке, и подавил судорожный вздох.

— Много еды пропало? — спросил он.

— Связка рыбы и вчерашняя лепёшка, не считая фляги с цакунвой, — ответила Ауна, зачем-то осмотрев полки в углу пещеры.

— И все её деньги, пять кун мелочью, — добавил Сьютар, глядя на Фрисса с надеждой. — Куда её понесло?!

— Куда бы ни понесло, лишь бы принесло обратно, — хмуро ответил Речник, подумав про себя, что Кесса неплохо запаслась. — Утром начну поиски. Что говорят Айому и Сигюн? Они помогают вам?

— Они говорят, чтобы мы перестали разбегаться с участка, пока фарки не переловили нас поодиночке, — Сьютар поморщился. — Не все Речники так отважны, как ты, Фриссгейн. Прости, что встретили тебя такой негодной вестью…

Речник заверил Сьютара, что ни на кого не держит зла, и что будет искать Кессу, пока не притащит её обратно на участок. Но смотрел он в основном на Симу Нелфи. Она освободилась от цепкой хватки Каннура и смотрела на Речника очень странно — будто хотела что-то сказать, но не решалась. Она обернулась, выходя из пещеры, и робко сделала ему знак следовать за ней.

— Будь моим гостем, Фрисс, — сказал Сьютар. — У нас кончились Листовики, но есть икеу и кислуха. То, что нужно в такой вечер.

Речник кивнул, но выпил совсем немного. Он не мог сейчас погрузиться в забвение — утром предстояло сделать очень многое.

Когда солнце скрылось за Опалённым Лесом, Фрисс вышел из пещеры и спустился с вала к гигантской старой коряге-причалу. Никого не было здесь, даже Ингейн и Эмма вернулись в пещеру. Только Сима Нелфи тихо сидела на коряге и спрыгнула на песок, когда Фрисс подошёл к ней.

— Речник Фрисс! Кесса просила сказать только тебе. Ты не разболтаешь, нет? — обеспокоенно спросила она. Речник чуть не сел прямо на песок.

— Говори, Сима. Сейчас не до секретов. Куда она подалась в такое время, когда Речники боятся выйти на берег?!

— Речники ничего не боятся. И Кесса не боится, — уверенно сказала Сима. — Она просила не тревожиться — она только совершит путешествие и вернётся. Вернётся настоящей Чёрной Речницей, как Ойга из Кецани! У неё есть оружие, и твои амулеты защищают её. Она вернётся, когда сравнится с тобой в силе и славе!

Речник прислонился к коряге, чтобы не упасть в воду. "Вайнег бы побрал все на свете легенды и сказки! А я, безумец, ещё рассказывал тут всякое… мало, что ли, было прошлогоднего ополчения?! Мало было, что десять юнцов полезли искать приключений — и погибли ни за клок тины?! Вайнег бы меня побрал…" — с тоской подумал он.

— Говори дальше, — приказал он, поймав испуганный взгляд Симы. — Куда пошла Кесса? Спустилась в Энергин?

— Нет, нет, — Нелфи мотнула головой и отступила на шаг. — Это слишком большое путешествие для первого раза. Она пошла на станцию!

Речник понимал, что ещё немного — и Сима от него просто убежит, слишком страшным был его взгляд.

— Какую станцию, Сима? — спросил он с кривой улыбкой, надеясь, что ослышался.

— На ту, о которой ты рассказывал в том году! К сарматам, повелителям энергии! — удивилась Сима. — Я с ней просилась, но…

— Вот же наказание… — простонал Речник и поклялся про себя ничего больше на участке не рассказывать. Глупая девица подалась к сарматам! На станцию "Идис", в сердце радиоактивных руин, кишащих такими тварями, что…

— Ты сам говорил, что сарматы — мирный и благородный народ, и не нападают без причины, — напомнила Сима, глядя на него в недоумении. — Они же не тронут Кессу, если найдут её?

— Сарматы — не тронут, — сквозь зубы ответил Фрисс, отгоняя видения обугленного трупа, обглоданного крысами. — Но сарматы найдут её позже, чем крысы, а крысы — позже, чем Сиджен. А от Сиджена кинжалом не отмашешься. Я сделаю всё, чтобы найти её раньше… но напомни мне, чтобы я никогда ничего не рассказывал жителям Фейра…

— Страшное ты говоришь, Речник Фрисс, — Сима спряталась в темноте, только глаза блестели в свете звёзд. — Но ведь Чёрные Речники…

Фрисс тихо вздохнул и пошёл к пещере.

— Если и ты соберёшься на станцию, я этого не переживу, — пообещал он, обернувшись на пороге. — Сьютару я не расскажу, но уши Кессе надеру и за Сьютара, и за всю родню. Иди домой…

Ночью Речник не мог уснуть, а когда сон смаривал его, видения Старого Города вставали перед глазами. Когда он в десятый раз поднялся с постели и встал на пороге, Сьютар Скенес тронул его за плечо.

— Не надо тревожиться так, Фрисс. Ты ведь можешь взять в жёны Кирин или…

— Да хватит думать о деньгах! — мысли Сьютара были ясны Речнику, яснее речных вод. — Только Кесса станет моей женой, если я не убью её раньше…

Когда бессонная ночь осталась позади, Фрисс окунулся в холодную воду Реки. В голове прояснилось, но глаза остались красными, и выглядел Речник невыспавшимся, усталым и злым. Жители косились на него с опаской.

Вскоре после рассвета прилетел отец Кессы, Гевелс Скенес, искавший её на Левом Берегу. Он тоже избегал смотреть на Фрисса.

— Не нашёл, — глухо сказал он. — Там её не видели.

С участка выше по Реке прилетел Хельг Айвин, и никого больше с ним не было. Оксин Наньокет вернулся из степи и сообщил, что его поиски оказались напрасными. Рая Эса-Юг прилетела следом — с такими же новостями.

Каэн Скенес добрался до Фейра, когда солнце поднялось высоко над Рекой — и ему было что рассказать.

— Один житель сказал, что она пошла к Яске. Правда, он не уверен: было темно. Конен полетел дальше, он хочет перехватить её у реки, — поведал Каэн. Фрисс нахмурился.

— Что заставило тебя повернуть, когда Конен полетел дальше?

— Зачем всем участком бегать вдоль Реки? — пожал плечами Каэн. — Не улетела же она на крыльях без хиндиксы! Где-нибудь там, у Яски, и задержалась. Кто её переправит через такую большую реку?!

Последним прилетел Конен Мейн, и все жители с надеждой заглядывали в его хиндиксу — но с ним не было никого.

— Я спустился к Яске, — устало сказал он. — На каждом участке спрашивал людей. Один из них видел, как в сумерках мимо прошла девушка. Но на нижнем участке никто о ней не говорит. Я был на Левом Берегу, на островах, везде. Никто не видел чужаков…

— С перевозчиками ты говорил? — спросил Фрисс. — Кто с того дня переправлялся через Яску?

— Только местные, да ещё хиндиксы пролетали мимо, — ответил Конен.

— Хиндиксы! Откуда у Кессы хиндикса?! — сердито сказал Сьютар.

— Погоди… Чьи это были корабли? — насторожился Речник.

— Двое Речников летели по делам, один житель к родне, — сказал Конен, немного удивившись.

Если Кесса нашла попутный корабль, Речнику надо спешить. Жители-то не обидят её, но с них станется высадить её у Старого Города, куда она одна в жизни не добралась бы. А там её уже никто не найдёт… ни живой, ни мёртвой.

— Мне пора лететь. Буду искать, пока не найду. Надеюсь, она ни во что ещё не вляпалась! — сказал Речник, надевая доспехи.

— Это честь для моей семьи, Фриссгейн, — Сьютар даже надулся от гордости. — Кто отправится с тобой?

— Никто. Не расходитесь с участка и слушайте, что говорит Айому. Фарки очень опасны, — покачал головой Речник. — Вы всё возможное уже сделали.

Подошёл смущённый Ингейн.

— Фрисс, я мог бы полететь с тобой. Некоторые вещи я чувствую на расстоянии…

— Не надо, Ингейн, — решительно отказался Речник. — Для тебя дела найдутся. Кто-то должен защищать всех этих жителей.

Фрисс снова летел над Рекой, но не спешил, как бы ни хотелось прибавить скорости. Повсюду он спрашивал о девушке с верховий. Речники, куванцы, жители двух берегов, — все отвечали ему, но полезных ответов было немного. Один сингел с Правого Берега признался, что в предрассветных сумерках видел туманную фигуру девушки в странной одежде. Она быстро шла по кромке воды. Житель не осмелился к ней подойти и потому ни в чём не уверен. Она нигде не останавливалась и ничего не просила.

Синдалиец с Правого Берега чуть ниже по течению сказал, что на рассвете на границе между участками без видимой причины приземлилась хиндикса с верховий. Могла ли она кого-то забрать? Вполне. Хиндикса жителя. Синдалиец его не знает. Кто был на борту? Такое впечатление, что там были двое. Вглядываться он не стал. Кому какое дело, куда собрались муж с женой?! Корабль улетел к Яске, Речник может поискать его там. Как он выглядел? Некрашеный, но аккуратный. Шар белый с голубыми полосками. Без флага, но с красными и жёлтыми кисточками на ленте за кормой. Никаких носовых украшений.

"И что этому жителю не сиделось дома со своим кораблём?!" — с тоской подумал Фрисс. За два дня Кесса могла далеко улететь, и он её не обгонит…

Услышанное на берегу Яски тоже огорчило его. Точно такая же хиндикса ещё в Аталис-велене пролетела над притоком, и её капитан очень спешил. Как только Кесса уговорила его сжечь лишнюю вязанку дров?! Речник тоже не стал скупиться на топливо и полетел быстрее. Старый Город был уже недалеко.

Фрисс не полетел вдоль изгибающейся Реки — сократил путь над степью и вернулся к берегу только в окрестностях "Флана", как раз напротив Старого Города. На всякий случай он спросил о "бело-голубом корабле" ещё и на этом участке… и услышал нечто, подарившее ему робкую надежду. Такая хиндикса пролетала тут, но не пересекала Реку! Она зачем-то остановилась у Дерева Ифи, растущего рядом со станцией "Флан", а потом полетела дальше, и очень быстро.

Так Кесса говорила о станции "Флан"? Это другое дело… может, рассказы о крысах и смертельных лучах запомнились ей и отпугнули от развалин. Сарматы "Флана" не слишком любят людей, но не убивают и не грабят мирных жителей. Они могли прогнать Кессу прочь, но едва ли причинили ей вред. Речник зайдёт к ним и спросит, когда она тут была и куда пошла потом. В прошлом году он спас "Флан" и другие станции от утопления в собственных отходах, должна же у сарматов быть хоть капля благодарности…

Фрисс оставил корабль у Дерева Ифи, среди его порождений, то и дело падающих с веток. Ифи не могли повредить хиндиксе, в отличие от разозлённых сарматов. У станции не было ни единой экхи и ничего, к чему можно было бы причалить, за исключением странной изогнутой трубы, выходящей из стены и тут же в неё врастающей. В том году Фрисс привязывал корабль к трубе, но сейчас сарматы не так благодушны, лучше их не раздражать! Пока Речник шёл по берегу вдоль трёхцветной стены, опоясавшей купола альнкитов, он кожей чувствовал напряжение. Как будто невидимое существо поджало лапы перед прыжком… Кажется, новый слой брони появился на установках, и передающие вышки над ними стали более ветвистыми и грозными на вид. И даже двери станции, обычно распахнутые настежь в любую погоду, были прикрыты. И никто из сарматов не бродил у стены, словно все они вымерли. Над "Фланом" стояла тишина, прерываемая только негромким шипением и редким треском над куполами альнкитов.

Речник вошёл и сразу остановился. Впереди колыхалось защитное поле, по виду сходное с радужной мыльной плёнкой, но прочное, как настоящая стена. Несколько переливающихся плёнок затянули коридор, надёжно запечатав его. За плёнками виднелся перекрёсток, на котором стояло странное устройство из блестящего металла, фрила и стекла. Устройство местами светилось, на нём были рычаги, кнопки и даже небольшой экран, рядом с которым сидел очень недовольный сармат в жёлтом скафандре. Он был без шлема и без странных сарматских приборов, зато в руках держал какое-то оружие, на вид опасное.

— Удачной работы! — мирно сказал Речник, не обращая внимания на недовольный вид сармата. — Всё ли спокойно на станции?

Тот покачал головой. Фрисс отметил, что сармат чего-то боится.

— Я Речник Фриссгейн, ваш командир знает меня. Я прилетел не за налогами, мне нужен только ответ на пару вопросов. Пропустишь меня на станцию? — спросил Речник, не дождавшись ответа ни на приветствие, ни на вопрос. Сарматы вообще не отличались вежливостью, это все знали…

При слове "Речник" оранжевые глаза сармата расширились, и он подался назад.

— Это всего лишь телепорт, а не альнкит, и я только хотел испытать его! — быстро сказал он. — Я только переправил её к Провалу, и больше ничего. Гвеннон много чего сказал мне, но я не понимаю, зачем столько шума. Нужно же было провести испытания…

— Постой, повелитель установок. Ты о чём говоришь? — спросил Фрисс. — Хорошо, что у тебя есть телепорт, я о таких вещах на станции вообще не слышал. Кого и куда ты переправил, и как прошли испытания? И почему ты не называешь своего имени, хотя я его назвал?

— Я Кэрс Рахэйна, — помедлив, ответил сармат. — Телепорт хороший, просто его давно не запускали. Сейчас нужно быстро перемещаться — со станции и обратно, из-за этих фарков. И я не хотел ничего плохого той мелкой девице вашего рода. Она сама попросилась участвовать в испытании. И ей ничего не было!

— Не спеши так, Кэрс Рахэйна, — попросил Фрисс, собирая мысли в кучу. — Эта девица, которая попросилась испытывать твой телепорт… Она небольшого роста, с чёрными волосами, круглолицая и большеглазая? Одета она странно, а с собой у неё несколько стеклянных ножей?

Сармат кивнул несколько раз.

— Она хотела отдать мне стеклянную тыкалку, — сказал он удручённо. — Заплатить за перемещение. Очень спешила к Провалу. Скажи, она под ЭСТ-излучение никогда не попадала? Не видел, чтобы люди так странно себя вели. Сказала много красивых слов про станцию и про наш народ…

Он усмехнулся и озадаченно посмотрел на Речника.

— К Провалу ты её отправил? Вот досада… — нахмурился Фрисс. — Ладно, спасибо тебе за ответы. Никто не тронет тебя, а если ты ещё и меня переправишь к Провалу…

Сармат отступил на пару шагов и спрятался за своей установкой. Фрисс понял по его отчаянному взгляду, что не попадёт ни к Провалу, ни к телепорту. Испытания завершились, теперь сарматская техника будет служить только сарматам…

"То ей корабль подвернулся, то сармат-испытатель с телепортом… Может, в самом деле дорастёт до Чёрной Речницы?!" — растерянно думал Фрисс, со всей возможной скоростью летя на север. Он бросил тоскливый взгляд на руины Старого Города, но поиск Кессы был сейчас важнее встречи с Гедимином, тем более что Древнему Сармату опасность не угрожала.

От станции и до Провала Фрисс непрерывно кормил хиндиксу дровами и мчался так, что ветер свистел в ушах… хотя смысла в этом уже не было. Ничто не может остановить изыскателя, успешно прошедшего первые испытания. А Кесса уже стала изыскателем, как это ни печально.

Как назло, на Реке наладилась погода — и все жители забрались в камыши. Кто ставил сети, кто обдирал листву на циновки, кто поправлял крыши хижин и доски мостков… У Провала одиноко стоял хмурый Речник и чистил клинок, время от времени заглядывая в пещеру. Фрисс узнал Речника — много лет назад они вместе учились воевать под командованием Геса Моско. Стражем оказался Арнакс Йорэк, уроженец Кьомамлона, воин народа келнениси — но лишь наполовину. Полукровки часто уходили от келнениси, а кровь сказывалась — и они становились Речниками, поскольку Речнику всегда есть с кем подраться. Вот и Арнакс уже с кем-то подрался, но неудачно — и ждал реванша. Именно так Фрисс понял его выражение лица.

— Что такое, фарки приходили? — спросил Фриссгейн, подойдя к Провалу.

— Речник Фрисс Кегин?! Это ты или твой призрак? Только и слышу про тебя всякие россказни! — Арнакс даже протянул руку, чтобы потрогать Речника.

— Да ну, я ещё жив. Опять на задании, — вздохнул Фрисс. — Так что случилось у тебя?

— Тьфу ты! — скривился Арнакс. — Такой демон вылез на поверхность — и зачем было мешать мне добивать его? А? Ну вот ты Чёрная Жрица, да, но мешать-то зачем?!

— Что-то странное ты сейчас сказал, — покачал головой Фрисс. — Какого демона ты тут нашёл, и кто Чёрная Жрица?

— Здоровый красно-синий демон. И он от меня ушёл! Она просто отшвырнула меня, как пустой бочонок, я с места не мог двинуться! И она увела эту тварь. Сказала, что я убийца и живодёр. Чёрная Жрица была здесь, Фриссгейн! Их же вообще нет сейчас, откуда она вышла и почему именно тут?!

Арнакс и Фрисс глядели друг на друга с изумлением. Оба Речника, разумеется, знали, кто такие Чёрные Жрецы — так почему-то называли Чёрных Речников, только ступивших на их опасную тропу. А Чёрные Речники… они ушли с Реки ещё при Короле Вольферте, лишь легенды остались от них. Кто тогда отнял жертву у Арнакса и так напугал его?!

— Ты призрака видел, что ли? — осторожно спросил Фрисс. Арнакс сердито фыркнул.

— Какой призрак, если она меня на пять шагов отшвырнула?! Она живая, клянусь Чашей Млона! У них такая одежда, ты знаешь — чёрная кожа и серая чешуя, хвост до колена, нити по спине и рукам… Никто больше такую не носит, правда?!

Фрисс кивнул.

— Она выглядела как в легендах? С луком, в серебристом венце, с драгоценными амулетами? Что, в самом деле к нам вернулись Чёрные Речники?!

— Без лука, — неохотно признал келнениси. — С ножами только. И без венца, с ремешком на голове. Такие чёрные волосы, ну, как у всех нерминцев… А амулет был, как же, большой и очень странный — зеркало с перьями!.. Фриссгейн, ты чего так смотришь?

— Скажи, а траурной раскраски на её руках не было? — тихо спросил Речник, медленно понимая, кого повстречал Арнакс. Хотя это было ещё удивительнее, чем возвращение Чёрных Речников из дальних стран…

— Да! — кивнул Речник Арнакс. — Как по-твоему, не оскорбило её то, что я не выразил сочувствие? Очень разозлился из-за этого демона…

— Я передам ей твоё сочувствие, тут не беспокойся, — рассеянно ответил Фрисс. — Как только догоню.

Он быстро спустился в Провал, перемахивая через несколько ступеней одним прыжком — и замер на границе красного света подземного солнца. Он отставал от Кессы на сутки, и уже никакого смысла не было даже в поиске её следов! Сухая земля Энергина не хранит отпечатки, всё давно стёрлось, и подземная пыль замела след. Никого не найти в запутанных ходах Энергина, если он сам найтись не захочет…

Фрисс несколько раз позвал Кессу по имени, так громко, как мог, но добился только обвала и сердитого окрика от Арнакса Йорэка. Тот следил за Речником с возрастающим недоумением.

— Не надо гоняться за Чёрной Жрицей, — сказал он. — Их пути в стороне, ты же знаешь. Это просто опасно!

Фрисс покачал головой. Он не дождался отклика. Чутьё подсказывало ему, что Кесса не погибла, и ещё — что увидит он её нескоро. Она миновала Энергин и спустилась в Хесс. Хорошо бы, чтобы там одежда Чёрной Жрицы пугала всех так же, как Речника Арнакса! А ещё хотелось бы знать, откуда такая одежда у Кессы Скенесовой, и как она отшвырнула на пять шагов воина-келнениси…

— Если вернётся — скажи, что я её искал, — попросил Фрисс Арнакса и направился к хиндиксе, привязанной в тростниках. Он не собирался прекращать поиски, но надеялся привлечь на помощь Речницу Сигюн и родственников Кессы. В одиночку весь Энергин не обшаришь!

Ярко-рыжее пятно заметил Речник у входа в пещеру Айвинов — и вздрогнул, хотя пугаться было вроде бы нечего. Там всего лишь дремала ездовая кошка-демон — огромная Фагита. Хельг Айвин сидел на пеньке по соседству и следил за поплавком, иногда оборачиваясь и разглядывая кошку. Увидев Речника, он вскочил и поспешил к кораблю.

— Ты не нашёл Кессу? — потерянно спросил он.

— Кесса в Энергине. Теперь она Чёрная Речница, и это признали совместно демоны, Речники и сарматы, — хмуро ответил Фрисс, глядя на Фагиту. — Сутки пути между нами, но поиски я продолжу. Скажи, кто из Речников сейчас на участке?

— Ох! Я должен был сказать сразу, — Хельг развёл руками. — Речник, посланец Короля Астанена, прибыл за тобой. Он отдыхает в нашей пещере — фарки напали на него в пути, ранили его и это существо. Его имя…

Фагита подняла голову и сонными глазами посмотрела на Фрисса. Её разбудили шаги в глубине пещеры. Откинув полог, наружу выбрался Речник с повязкой на руке.

— Ваак, Фриссгейн. В этом году я в гостях у тебя. Жаль, что год выдался не веселее прошлого!

— Ваак, Найгис. Да, очень жаль, — негромко ответил Фрисс. Короткое приветствие звучало только в дни войны, и Речнику при его звуках стало очень холодно и тоскливо. Всё-таки война…

— Как рука? Фагиту сильно ранили, нужны зелья? — быстро спросил он.

— Я почти цел, вот Римене досталось сильно, а бальзам у меня был, — невесело ответил Найгис. — Твои жители были очень добры с нами. Но я приехал за тобой — и надеюсь, что ты поможешь мне вернуться в Замок. Астанен вызывает тебя, и поручение это срочное и тайное.

— Насколько срочное? — спросил Фрисс.

— Завтра утром ты должен отправиться в путь, — склонил голову Найгис. — Астанен не сказал, в чём дело. Речники Сигюн и Айому будут защищать Фейр в твоё отсутствие, я уже говорил с ними.

— Хорошо, — кивнул Фрисс. Астанен приказывал редко, но с его приказами спорить не решался никто. Завтра он отправится в Замок и возьмёт с собой раненую Фагиту и Речника Найгиса. И будет надеяться, что Кесса Скенесова в Хессе не столкнётся с фарками и нежитью. Всё остальное там преодолимо…

— Можешь радоваться, Сима Нелфи. Кесса нашла себе приключений. Она жива, она была на станции, теперь она в Энергине — и искать её некому. Я отбываю в Замок, больше никто на поиски не идёт, — сказал Речник на закате, глядя куда-то вдаль. Сима Нелфи подавленно молчала, как и несколько жителей Фейра. Жители переглядывались, толкали друг друга локтями, но спускаться в Энергин не хотел ни один из них. Даже родственники Кессы отступили.

— Скажи, Сьютар, откуда среди ваших запасов одежда Чёрной Жрицы? — задумчиво спросил Речник, не услышав ответа ни от кого. Сьютар судорожно сглотнул.

— Так ты знаешь… Не могу ничего скрывать от Речников. Это позор для нашей семьи, но одна из нас была Чёрной Речницей. Моя прапрабабушка… мы жили тогда у "Флана". Не мог же я выкинуть такую хорошую кожаную куртку, даже если на ней странные нашивки…

Все теперь смотрели только на Скенеса-старшего, а спрятаться ему было некуда.

— Ничего себе… Даже не думал, что у вас такое прошлое, — тихо и изумлённо сказал Фрисс. — А как звали её? Может, я слышал о ней…

— Ронимира, — Сьютар смотрел в землю. — Ладно хоть, у неё хватило совести не брать имя нашего рода! Ронимира Кошачья Лапка, вот как её называли. Какой позор…

— Ронимира?! Сьютар, ты точно не лжёшь мне, а? — не сдержался Речник. Великая Чёрная Речница, Некромант, божество среди демонов и нежити, госпожа драконов и призраков, истребительница самого страшного ужаса — вампиров… Ну при чём тут семейство Скенесов?!

— Рад бы лгать! У нас порченная кровь, Речник, а всё из-за её матери. Это она однажды вышла в туман и вернулась через неделю… тогда и родилась Ронимира, а мы — её потомки. А теперь Кесса… и за что нам такое проклятие?!

— Ронимира Кошачья Лапка… — прошептал Фрисс, забыв о Сьютаре и глазеющих жителях. — Если можешь, помоги ей…

На рассвете туман долго висел над Рекой, и зелёные лучи, пробиваясь сквозь него, окрашивали мех Фагиты в мертвенно-бледный цвет. Фрисса и Найгиса провожал весь участок, даже Ингейн и Эмма вышли к кораблю.

— Как скверно получилось, Фрисс, — Эмма не спешила отпускать руку Речника. — Я смотрела в воду вчера — и знаешь, ничего плохого для Кессы не видела. Ты сам, главное, возвращайся живым…

— Мой участок далеко отсюда, — вздыхал Найгис, прощаясь с семейством Айвинов. — Когда-нибудь я прилечу сюда не по заданию! А сейчас время поджимает…

Фрисс подбросил дров в корабельную печь, и хиндикса радостно замахала плавниками. После общения с Гедимином она стала летать значительно лучше — не только перестала крениться набок, но и скорость набирала быстрее.

— Что за разговоры о Чёрных Речниках я слышал? — спросил Найгис, сидя на палубе и гладя кошку. — Так и не понял ничего.

— Речник Арнакс Йорэк видел Чёрную Речницу у Провала, — ответил Фрисс, не вдаваясь в подробности. Найгис знаком был с воином келнениси — поэтому только рукой махнул.

— Он всю жизнь видит демонов в каждом камне. Чёрные Речники нас покинули! А вот телепорт он пропустил. Хорошо, Кестот Ойя с отрядом шёл мимо и перехватил тварей у Вилтона! Фарки там и остались, и улхи тоже. А то было бы на Реке…

— А телепорт остался там, у Вилтона? — заинтересовался Фрисс. — Прошёл туда кто-нибудь?

— Ха! Если бы остался, Марвен туда послал бы всю армию. Ответная любезность, так сказать… Нет, он закрылся, только выбросил фарков и схлопнулся, — с сожалением сказал Найгис. — Ждём Инальтеков, когда они поднимутся и займут Энергин, фарки быстро отучатся ставить там телепорты!

Фрисс усмехнулся и кивнул, а потом посмотрел на гигантский Ясень и город скайотов на его ветвях — и помрачнел. Боевые знамёна развевались по ветру. Скайоты вступили в войну…

Глава 06. Очень тёмный путь

Хиндиксы и драконы стаями реяли над Замком Астанена, одни прилетали, другие улетали прочь, среди красноватых доспехов Речников мелькали яркие плащи магов, деревянные кольчуги союзников-кривийцев, зелёно-чёрные халаты олда, яркие панцири Двухвосток и рыжий мех Фагит. Силы Реки перестраивались, переходили с участка на участок, пытаясь найти и истребить всех фарков, выброшенных на берега. Фрисс с изумлением заметил среди Белых Драконов Реки нескольких Серых собратьев — ширококрылых, обманчиво медлительных и никогда не сражавшихся на стороне Астанена.

— Кривь прислала подмогу! — пояснил с бледной улыбкой Найгис, глядя на Серых Драконов и их седоков, чародеев в чешуйчатой броне. — Фарки и туда сунулись, но там леса… Хальн Микоа привёл из Криви шесть десятков драконов, маги-Ящерники прибыли с ним. Ир! Уснул ты там, что ли?!

Служитель хотел спросить о чём-то, но Найгис был не расположен говорить — только буркнул, чтобы Ир приследил за раненой кошкой, и быстро повёл Фрисса вверх по Изумрудной Лестнице.

— Отведу и пойду с Рименой к целителям, — тихо сказал он. — Не знаю, чего от тебя хочет Астанен, и знать не хочу. Мне хватит одной войны…

Речник, следуя за Найгисом, думал, хватит ли ему этой ночью места в "Кошатнике", Храме Девяти Богов или вообще хоть где-нибудь. И найдётся ли в столовой хоть кусок ирхека, при таком наплыве Речников и союзников в Замок.

— Найгис? — маг Силитнэн остановился на бегу и преградил путь Речникам. — Иди в Залу Сказаний. Всё будет сказано там.

— Некогда мне, колдун, — проворчал Найгис и быстро пошёл дальше. В Залу Сказаний он заходить не стал, остановился у порога и пожелал Фриссу удачи. Он беспокоился о своей кошке, и Фрисс не стал удерживать его.

В Зале Сказаний было тихо. Там всегда было тихо, даже когда снаружи собиралась вся армия Реки и бегала по коридорам с воплями. В Залу не просачивался ни один посторонний звук. Речники не знали, какие чары скрыты в её стенах. Наверное, могущественные! Недаром эту комнату не перестраивали ни разу с тех пор, как был возведён первый Замок на Реке…

— Ваак, — негромко сказал Речник, приветствуя тех, кто молча сидел в Зале и смотрел друг на друга. Это были двое полуэльфов, мужчина и женщина, оба в зелёных плащах. Нити гранёных бус сверкали в их волосах, выдавая их принадлежность к магам народа Тиак. Мужчину Фрисс помнил, это был Мэлор, полуэльф-чародей, подданный своего короля, но по долгу службы помогавший Астанену и Реке. Мэлор и его спутница кивнули Фриссу. Взгляды у них были странные. Речник слышал, что эльфы Тиак умеют разговаривать между собой неслышно, одними мыслями. Наверное, это сейчас и происходило. Но ему они не сказали ничего.

Дверь снова распахнулась, и в Залу вошёл Речник Вайринхенг Исьокоме, чем-то встревоженный. Он сел рядом с Фриссом и посмотрел на дверь.

— Дрянной народец вылез под самой Венген Эсой, совсем богов не боятся! — пожаловался он Речнику. — Но мы их быстро закопали. Все драконы Эгдиса кружат сейчас над Дельтой, много жареных фарков пойдёт на корм рыбам!

Фрисс хотел расспросить Вайринхенга о войне, но не успел. В Залу вошёл сам Астанен, и с ним четверо спутников. Речник знал всех, кроме одного — сероглазого мага в чёрно-красной одежде, с совиными перьями в волосах и костяными амулетами на груди. Чародеи-полуэльфы переглянулись и перебросились парой слов на непонятном Фриссу языке. Речник хотел встать, но Вайринхенг удержал его.

— Ваак, Фриссгейн. В недобрый час мы тут собрались, и тебя я оторвал от важных дел, но всё же надеюсь на твою помощь, — сказал Силитнэн, и Канфен, повелитель речных магов, кивнул и сел напротив Речника.

— Вижу следы влияния Запрещённого Бога, — еле слышно сказал Домейд Араск, проходя мимо Фрисса. Тот, помня о последней встрече с "изумрудником", оглядываться не стал. Домейд устроился рядом с Канфеном, но взгляд устремил на мага с костяными амулетами. Тот раздражённо пожал плечами. Кажется, он тоже не первый раз сталкивался с "изумрудником"…

— Фриссгейн Кегин многое видел и много подвигов совершил на Реке. В Энергине он тоже бывал, — сказал Астанен, глядя на мага. — Йудан, что ты скажешь?

Маг посмотрел на Фрисса вполне доброжелательно и еле заметно улыбнулся.

— Я Йудан с Озера Кани, мирный Некромант и маг перемещения. Рад встрече с героем Реки, — негромко сказал он. — Но мне кажется, что вы не спросили самого Фриссгейна, хочет ли он туда идти…

Фрисс даже не подозревал, что на Озере Кани можно встретить Некроманта, тем более мирного. Чем дальше, тем больше Река походила на великое и странное государство времён Короля-Речника…

Мэлор резко выдохнул и обернулся к Астанену.

— Зачем ты позвал его, о владыка? Это было так необходимо?

Астанен молча кивнул, и под его взглядом полуэльф неохотно подался назад. Йудан нехорошо усмехнулся и незаметно протянул руку Фриссу. Ладонь у него была сухая и холодная.

— Был бы рад услышать о призраках, которых ты встретил в Старом Городе, — прошептал Некромант. — Это интереснейшая тема — сарматские привидения, вообще лучистых призраков никто и никогда не изучал. Ирренций создаёт непреодолимые трудности для нас, мастеров Некромантии, и это очень печально.

— Йудан, я не силён в Некромантии. А там был не призрак, а живой дух-хранитель, — покачал головой Речник. — Ты воюешь с Квайет сейчас, с союзниками фарков?

— Снабжаю ваших воинов оружием против них и зельями против Квайи, — ответил маг, ничуть не огорчившись. — Король Астанен хорошо платит, жаль, что я раньше не нанялся к нему. Но в Замок меня позвали не для этого…

— Тише, — покосился на Некроманта Речник Вайринхенг. — Астанен будет говорить. Успеете обсудить мертвяков…

Правитель встал из-за стола и посмотрел на всех собравшихся.

— Всех вас коснулась уже эта странная война с неведомым врагом. Река будет противостоять ему до зимы, и я надеюсь, что зимой он бесследно сгинет. Но сейчас эта нелепая заваруха чуть не помешала нам совершить важнейшее деяние. Наши друзья и союзники — Силитнэн, Мэлор и Оримия, Домейд Араск и Йудан с Озера Кани — трудились с самой осени, а теперь война мешает нам завершить их труды. Каждый Речник, каждый маг, каждый воин нужен сейчас на Реке, и боюсь, Канфен, что я не могу выделить отряд на целых шесть месяцев.

— Отряд не нужен, напротив, будет лишним там, — посмотрел на правителя Йудан. — Туда не ходят армиями. Вы же не войну объявляете Владыке Мёртвых…

— Не так легко дойти до Владыки Мёртвых, — возразил ему Канфен. — Даже отряду, не говоря об одиночках. У нас мало друзей под землёй. Но если нет другого выхода…

Он переглянулся с Астаненом. Фрисс слушал всех, но пока смысл от него ускользал.

— Ты помнишь прошлогоднюю войну, Фриссгейн? Да, нелепый вопрос… — правитель вздохнул. — Сам Маровит, Бог Смерти, помогал тогда нашим врагам. Души всех, кто погиб в тех сражениях, попали в его руки и обречены были скитаться в Туманах Пограничья, не живя и не умирая. Но ты совершил невозможное в том году, ты вернул силу Ожерелью Богини, и Река-Праматерь сама пришла на помощь нам. В середине осени наши чародеи говорили с богами — и Маровит отказался от притязаний на души погибших. Отныне они свободны.

Наступила тишина. Фрисс неуверенно кивнул. Он рад был за магов Реки и за освобождённых духов, но не понимал, какое отношение имеет к ним всем.

— Это было хорошо, Фриссгейн, но этого мало. Никто из Богов Смерти не претендовал отныне на эти души. Владыка Мёртвых счёл, что они не должны были умирать в том году, и что они могут вернуться обратно и жить, как жили, до смерти, записанной в свитках Кигээла. Как только они покинут его владения, души обретут плоть. Такую благосклонность проявили Боги Смерти, и я думаю, что такое везение упускать нельзя. Мы собирали отряд для похода в Кигээл, чтобы отнести нашим мертвецам ключи от Туманов Пограничья и вывести их в мир живых. Но эта война…

Астанен с сожалением покачал головой. Фрисс молча смотрел на него.

— У нас действительно такие могущественные маги?! — еле слышно выдохнул он, когда тишина затянулась. — Сама смерть готова отступиться от наших умерших?! И из-за жалких фарков мы заставим их сидеть в мире мёртвых лишний год?! А в следующем году Хальмен передумает, и что…

Вайринхенг сжал его руку и сурово посмотрел на Астанена.

— Я говорил уже, что готов идти в Кигээл. Сколько можно повторять одно и то же? Неделю назад я мог бы выйти в Энергин. Мне не нужен отряд, чтобы пройти дорогами Хесса. Почему тогда…

Правитель остановил его речь жестом руки.

— Твою силу, Вайринхенг, твои умения и заслуги я очень ценю. Но не ты в том году нашёл потерянную пять тысячелетий назад сарматскую станцию — и не твоими усилиями Ожерелье Богини вернуло себе силу, а Инальтеки были изгнаны с Реки. Речник Фриссгейн, возможно, не столь опытен, и заслуг у него меньше — но ему везёт. А это в Хессе важнее, чем сила, умения, заслуги и вооружённый отряд за спиной. Но пусть решают маги… Силитнэн, Мэлор, Домейд, Йудан — что вы скажете?

Маги и так с начала совета разглядывали Фрисса, как диковинного зверька, а теперь их взгляды чуть не оставляли на его коже ожоги.

— Да… Скорее так, чем иначе, — сказал Йудан, наклонив голову набок. — И по Реке, и по топям Кигээла он пройдёт одинаково спокойно. Я слышал, что доверие сарматов нелегко завоевать. Если это получилось у Фриссгейна, с Владыкой Мёртвых он тем более не поссорится.

— Проверим силу Запрещённого Бога, — кивнул Домейд. Фрисс представил, что между ним и "изумрудником" находится зеркало, отражающее любую магию, и увидел, как Домейд неохотно опускает глаза. Так-то лучше…

— Речник Фриссгейн, скажи, согласен ли ты помочь нам и нашим мертвецам? Готов ли ты пойти за ними в мир мёртвых и вернуть их на Реку? — осторожно спросил Канфен.

Фрисс молча кивнул. Вот это было деяние… такого, пожалуй, никто из Речников не совершал — ни Красные, ни Чёрные! Как обрадуется Река, если все, убитые в той войне, вернутся живыми и невредимыми… Ради этого можно перенести небольшую боль — быть принесённым в жертву на Реке и возродиться в Кигээле, а потом оттуда выйти…

— Как я должен погибнуть, чтобы попасть куда надо? — деловито спросил он, подавляя дрожь в голосе. Вайринхенг нахмурился и облокотился на стол, сверля взглядом Астанена. Король сделал вид, что ничего не замечает.

— Благодарю тебя за согласие, Фрисс Кегин. Награда в две тысячи кун будет ждать тебя по возвращении. Возьми это от нас, правителей Реки. Здесь верительная грамота — она подтвердит, что ты наш посланник, и что вся сила Реки за твоей спиной. Свои знаки здесь поставили все мы — я, мои сыновья, Силитнэн и Келвесиенен. А сейчас маги расскажут тебе подробности задания…

Речник с почтением принял футляр, вырезанный из серебристого дерева и окованный бронзой. Он был невелик, длиной с ладонь, весил немного — но исходившую от него силу почувствовал даже Фрисс. Дерево было прохладным на ощупь, и Фрисс, коснувшись его, услышал отдалённый плеск волн, крики чаек и шелест Высокой Травы.

— Ты смелый человек, Фрисс, — усмехнулся Йудан. — Могу успокоить тебя. В Кигээл — Мёртвую Зону или Мёртвые Земли, как вы его называете — можно попасть разными способами. Тот, о котором подумал ты, хорош всем, кроме одного: обратно тебя не выпустят. Ты будешь мёртв по всем законам и останешься в Кигээле, а нам этого не надо. Нет, если бы речь шла об этом изумруднике или о полуэльфе, я бы и спорить не стал, но смелые Речники нам ещё пригодятся…

— Некромант, сжечь тебя никогда не поздно, — негромко сказал Домейд Араск. Йудан покосился на него с сомнением и продолжил:

— На наше счастье, Кигээл — не только мир мёртвых, но и обычная страна в Хессе. Поэтому тебе предстоит пересечь двенадцать государств Хесса, дойти до Туманов Пограничья и войти в них во плоти. Пять или шесть месяцев уйдёт на это, зато обратно ты выберешься за считанные мгновения — потому что Кигээл — не только обычная страна в Хессе, но и мир мёртвых. А чтобы не пришлось вести за руку шесть сотен пленных душ, Король Астанен даст тебе ездовое животное. А чародей Канфен — такие эликсиры, которые увеличат его до размеров острова, когда это понадобится. Речник Вайринхенг подготовил это животное, оно ждёт тебя на драконьем дворе. А сейчас смотри, что могу тебе дать я, мирный Некромант.

Он протянул Фриссу шелестящий свёрток из рыбьего пузыря.

— Посмотришь на досуге. Это примерные карты мест, по которым ты пройдёшь. Мы с Силитнэном перечертили их из книг Вольта. А вот эта штука поважнее…

На ладонь Речника лёг маленький, но тяжёлый ключ, вырезанный из красноватого камня. Совсем простой ключ — крест с петлёй.

— Вещь редкая, ценная, но воспользоваться ею можно всего один раз. Это анх, ключ бессмертных. Он позволит тебе миновать Туманы Пограничья и пройти по Кигээлу, а потом выйти обратно. И после этого для тебя он будет бесполезен. Храни его, второго у меня нет.

— Это для меня. А наши мёртвые? Они выйдут без ключа? — забеспокоился Речник.

— Нет, конечно же. Ключи для них мы создавали впятером, — с гордостью сказал Йудан, — и не думаю, что при жизни повторю такое деяние. Вот они, в этих трубках из тростника. Этот сосуд не разобьётся, не утонет и не сгорит, что бы ни творилось вокруг. Но лучше не бей его, не топи и не жги. Ключи выглядят вот так…

Он показал Речнику диск величиной с ноготь большого пальца, вырезанный из пожелтевшей кости и украшенный крошкой змеевика. Символы на диске складывались в имя.

— Всего тут шестьсот двадцать один ключ, Фриссгейн. Ровно столько душ ты освободишь из мира мёртвых. Пройди его насквозь, по обычному пути мертвецов, и когда увидишь Флинса, Считающего Души, попроси его открыть тебе дорогу в Долину Тёмных Рек. Там много странных мест, но то, которое тебе нужно, называется Кванда. Крылатая гиена — Ункойн, пожиратель времени — охраняет его. Этот демон возьмёт у тебя ключи и приведёт тебе всех, за кем ты пришёл. Тогда дай ездовому животному выпить это зелье — и оно увеличится в двадцать раз. Все вместе вы сядете верхом на него и пройдёте сквозь Туманы Пограничья. Это всё, что могу сказать тебе я. Что-нибудь требует разъяснений?

Фрисс покачал головой. Всё требовало обдумывания, а карты — изучения. По словам Йудана задание выходило простым, как прогулка вдоль речного берега. Что-то не так…

— Что за животное такое, на котором уместятся шестьсот мертвецов? — спросил он.

— Обычная Двухвостка, Фрисс, — усмехнулся Вайринхенг. — Наши колдуны уменьшили её вчетверо, чтобы в пещерах не застряла, вот и все странности. Ты, как я помню, на Двухвостке ещё не ездил? Вот и научишься.

Речник хмыкнул. Двухвостка и героическое деяние — несовместимы! К тому же на ней надо везти её собственную еду — в Хессе не везде растёт трава, а где-то "растут" одни камни.

— Если это все подробности — я, наверное, пойду запасаться ирхеком на пять месяцев, — сказал он, выбираясь из-за стола. — Сколько я получу на расходы?

— Двадцати кун для начала тебе хватит, — сказал Канфен, и на столе перед Речником появился ещё и кошель с деньгами.

— Сумка твоя не выдержит пятимесячный запас ирхека, — сказал Вайринхенг, придерживая Речника за руку. — Я сам собирался идти в Мёртвую Зону… Возьми мою суму, в этом году навряд ли я соберусь в путешествие.

Фрисс покачал головой.

— Вайринхенг, я ведь знаю, что это очень ценная сума. Как ты без неё?! А моя сумка всё выдержит, она просто выцвела от едких растворов…

Речник Фрисс немного преуменьшил. В самом деле, его поясная сумка совсем недавно была красивой и прочной, хоть и немного потрёпанной. Но в прошлом году светящаяся пыль Старого Города впиталась в неё. Гедимин сначала предложил её выкинуть или сжечь, но Фрисс так воспротивился, что сармат сохранил сумку и очистил её особыми веществами. Больше кожа не светилась, но сильно сморщилась, выцвела и потеряла прочность…

— Слишком едкие растворы попались, — сказал Вайринхенг, пощупав ремень сумки. — Теперь её только повесить на стену, как память о былых днях. Не спорь, бери мою суму — что в неё ни положишь, она тяжелее не станет. Приедешь обратно — вернёшь. Там всякая еда и фляжка с хумикой — ты вроде уважаешь хумику больше, чем кислуху?

Речник ещё раз отказался, но Вайринхенг не стал слушать и вручил ему волшебную сумку вместе со всеми припасами.

— Посмотри — тут лежит фляжка цакунвы, её ты узнаешь. А эта смесь называется тулаци, я пристрастился к ней в Кецани. Очень крепкая, свежая, хорошая штука для рыбы и любой еды, выглядящей не как еда. Восточные травы — Тулаци и Яртис. Не понравится — обменяешь у хесков на что-нибудь, — пояснил Старший Речник назначение некоторых вещей. Фрисс был смущён до крайности — заколдованная сума Вайринхенга Исьокоме была вещью легендарной, среди Речников о ней рассказывали разные истории, никто даже не мечтал подержать её в руках…

Астанен терпеливо ждал, пока Речники разберутся со своими вещами. Когда последняя вещица исчезла в потайных карманах Фрисса, правитель заговорил.

— Сегодня же мы переправим тебя к Дите, и ты спустишься в Энергин. Сейчас у тебя три Акена, заверши свои дела, а потом спускайся на драконий двор. Да сопутствует тебе удача!

Фрисс кивнул с благодарностью и вышел за дверь. Заплечная сума Вайринхенга висела за его спиной, его собственная скукоженная сумка — у пояса, броня тускло блестела, клинки тоже были в полном порядке — Речник за оружием следил. Осталось найти шлем… и раздать Речникам задания. Показывать ли им при этом Верительную Грамоту?..

Речник Фескет первым попался ему — и рассказал о небольшой, но жаркой и кровавой стычке с Чёрным Драконом. Он согласился помочь Фриссу — заглянуть в окрестности Липы, найти там Илса Раа и Танекса Натаи — торговцев Листовиками — и заказать у них для Речника вяленое, солёное и копчёное мясо. Фескет был знаком с Илсом Раа, сам покупал у него Листовиков и пообещал исполнить всё в точности. Он смотрел на Фрисса странно — как на приговорённого к мучительной казни.

Так же глядел на него и Речник Кельнис с верховий Канумяэ, когда Фрисс просил его заглянуть на истоки и предупредить Инмеса, что жить одному в пещере ему предстоит до осени.

— Только не заходи к нему сразу, а позови его у входа. Иначе он испугается, — предупредил Фрисс. — Он не человек, а Квэнгин, но мирный.

— Хороший сторож у твоей пещеры! — удивился Речник Кельнис. — Хорошо, загляну на истоки на той неделе.

В столовой было много Речников, но все разговоры стихли, когда зашёл Фриссгейн. Менн Морнкхо принёс ему столько мяса и цакунвы, будто Речник ел в последний раз.

— Ты вернёшься, разумеется, но будет непросто, — уверен был он. — До осени у меня накопится много пряностей, буду складывать отдельно на твою долю. Тулаци — вкусная штука, но с непривычки сжигает горло и нос. Джеллит в Хессе растёт под ногами, не нанюхайся случайно — можешь обезуметь. Есть огромные грибы с шипами — Куджагла — их тоже ни есть, ни трогать нельзя, и Двухвостку ими не корми.

— Так она не спросит, — вздохнул Фрисс. Двухвостки отличались упрямством и равнодушием к человеческим приказам, просьбам, крикам и даже пинкам. У кого хватит сил оттащить черепаху-переростка от гриба, показавшегося ей вкусным?!

— Кто-нибудь из меннов живёт в Хессе? — спросил он на всякий случай. — Могу передать привет.

— Одного знаю, — качнулся на хвосте Морнкхо. — Кейси, багровый менн, живёт где-то в Тарнавеге. Поговори с ним, если увидишь.

— Непременно, — пообещал Речник. Тарнавега была на его пути, он только не знал, как найти в огромной подземной стране одного-единственного менна…

На драконьем дворе встретили Фрисса Астанен, Вайринхенг и Канфен — а также молодой взволнованный служитель, десятеро земляных сиригнов — команда огромного летающего корабля, которому предстояло везти Двухвостку, оттеснённый в угол двора драконий маг Нильгек и сама Двухвостка — невозмутимое создание, нагруженное бочками с водой и тюками с сочным тростником и листьями Зелы.

— А, это ты, Фрисс… Неудивительно, что во дворе кавардак, — кисло сказал Нильгек, поправляя ремень упряжи на спине Двухвостки. — Вайринхенг, я драконий маг, а не двухвосточный, так что про свою тварь рассказывай сам!

— Сразу "тварь"! Самая смирная Двухвостка на всей Реке, — усмехнулся Вайринхенг и похлопал по панцирю существа. Оно даже не посмотрело в сторону Речника.

Двухвостка была невелика — недаром её уменьшили в четыре раза — но между бочками и тюками ещё оставалось место для седла и седока. Пластины панциря были от природы окрашены в чёрный, жёлтый и охристый, и Фриссу тут же вспомнилась станция "Флан", окрашенная в те же цвета. Из каждого щитка выступал прямой шип, на этих шипах и держались вьюки и ремни упряжи. Два длинных колючих хвоста лениво шевелились, шурша на ветру. Фрисс погладил Двухвостку по чешуйчатой шее, существо слегка подалось в его сторону.

— Её зовут Флона, — сказал Вайринхенг, одобрительно кивнув. — Ест всё, кроме огня и камней. Теперь смотри, как её седлать, а вы отнесите весь груз на корабль. Янси, проверь ремни и оплётки! Уронишь — полетишь следом.

Служитель испуганно кивнул и побежал к кораблю — большой сигнасе, на которой обычно перевозили ополченцев и отряды Речников.

— В этом году ополчение возить некуда, так что сигнаса будет стоять у Диты и ждать тебя, — сказал Астанен, подойдя к Фриссу. — Служитель Янси из Намиевой Крепости вызвался следить за ней и жить рядом до самой зимы. Не думай, что я заколдовал его. Он очень уважает тебя и хочет стать таким же Речником. Поговори с ним, пока будем лететь…

— Будем? — удивился Фрисс. — Вы тоже летите в Энергин?

— Проводим тебя до входа, — ответил Канфен. — Не будь войны, я пошёл бы с тобой до самого Кигээла. Да что там — половина Речников пошла бы! Но кто-то должен сражаться с фарками и искать, откуда они лезут…

Канфен был удручён постоянными неудачами — телепорты фарков схлопывались сразу же после открытия, пройти за них не удавалось, выследить их источник — тоже. Казалось, что у речных магов попросту сил не хватает, чтобы дотянуться до хозяина фарков и прочих тварей…

Ремни и оплётки были в полном порядке, а Двухвостка даже не шелохнулась, когда её привязывали к кораблю. Фрисс погладил её напоследок и поднялся на палубу. Канфен и Астанен тихо говорили меж собой о войне, сиригны направляли сигнасу в нужную сторону и топили многочисленные печи, а Фрисс слушал рассказы словоохотливого служителя Янси. Тот доволен был своей жизнью, работой и жалованием, говорил, что семья гордится им, и вроде как не собирался уходить в Чёрные Речники. Но Фрисс уже опасался — и на расспросы о приключениях и подвигах отвечал очень уклончиво. Пусть Янси перестанет уважать его — зато не потеряет жизнь в пещерах Энергина!

Диту, широкую пещеру, ведущую в глубины Хесса, охраняли двое Речников. Появление сигнасы удивило их, и чем дальше, тем они удивлялись сильнее — когда Двухвостка ступила на берег, когда сиригны привязали на её спину все её припасы, когда Янси сказал, что будет тут жить вместе с кораблём и сиригнами…

Канфен оглядел Фрисса с головы до ног и одобрительно кивнул.

— Истинный воин Реки! Ждём тебя осенью с победой. А с фарками разберёмся…

— Удачи тебе, Фриссгейн. Много раз ты совершал невозможное, пусть и на этот раз звезда тебе не изменит, — сказал Астанен, дотронувшись до его плеча. — Властью, данной мне Рекой и Рекой-Праматерью, нарекаю тебя посланником…

Тихий звон в ушах и синеву перед глазами Фрисс отнёс к последствиям колдовства Астанена. Обычно заклинания правителей приносили только пользу, и он сказал "спасибо".

— Я буду ждать тебя тут, или там, внизу, до самой зимы, — пообещал Янси, размахивая пучком тростника. Жители соседних хижин уже окликали его — обращаться к правителям они боялись.

Речник потянул на себя поводья — и Флона послушно пошла за ним, доедая лист тростника. Пещера была слишком узкой, чтобы ехать верхом, и Речник боялся даже, что тюки порвутся о стены.

— Вернусь на Реку — смотрите, чтобы фарков на ней не было, — вздохнул он, в последний раз оборачиваясь к правителям, и пошёл дальше. Пещера поглотила его. Когда Фрисс увидел алый свет подземного солнца, для Астанена и Канфена его тень скрылась под откосом, и на много дней Река попрощалась с ним…

Глава 07. Энергин

По курганам — ты взгляни -

Пролегла дороги нить.

А внезапно оборвётся -

Значит, так тому и быть…

Такая песенка преследовала Речника, пока он спускался в пещеры. Красный свет разгорался впереди, белое солнце дня уже не дотягивалось в эти коридоры. Едва заметно светились мечи в ножнах, чувствуя, что приближаются к месту своего создания.

В долине Сито Речник остановился — здесь своды становились высокими, и можно было проехать, не разбив голову о сталактит. Он забрался на спину Двухвостки, в шаткое высокое седло, и направил животное дальше по извилистой тропе. Флона, бесстрастно жующая лист тростника, без особой спешки пошла к спуску. Обломки свода, упавшие на дорогу, немного удивили Фрисса, но не Двухвостку — она просто смела их со своего пути…

Долина Сито называлась так из-за отряда Речников, который когда-то стоял здесь и "отсеивал" нежелательных гостей и слишком любопытных жителей. Сейчас не осталось и следа от их палаток, Астанен ограничился одним-двумя стражами у входа, и то в военное время, да Зелёным Отрядом, прочёсывающим пещеры…

Сейчас тут не было никого, одни слизняки ползали по стенам. Фрисс уже с трудом верил, что в том году здесь, на Светлом Пути, стоял лагерь сил Реки, и сам он жил тут, и не один день. Интересно, где сейчас живут отряды, выслеживающие фарков в Энергине?..

Плавный ход Двухвостки и яркий свет подземного солнца позволил Речнику изучить карты, которые дал ему Некромант. Каждое название на них — отдельная легенда, и не одна. Древние города, великие народы, прекрасные реки и горы… И Кесса Скенесова, увлечённая теми же легендами и скрывшаяся где-то там. Фрисс собирался в каждом селении спрашивать о Чёрной Речнице. Всё же она не была опытной путешественницей, и Речник ещё мог догнать её…

Сверху дул ветер, отгоняя от выхода тучу пепла, выброшенную вулканом Иррини. Пахло гарью, едкой серой и пещерными грибами. Двухвостка задумчиво посмотрела на грибные заросли, сунула в них морду, откусила, мотнула головой и пошла дальше.

— Не могу ничего обещать, — пробормотал Речник с усмешкой. Он уверен был, что Флона отлично понимает его слова. Только не отвечает.

Он проехал мимо кузницы красного Алдера — тот работал над большим заказом и не выглянул на тяжёлый топот Двухвостки, да и Речнику некогда было с ним говорить. Дорога была прямой и ровной — Фрисс заставил Флону прибавить ходу, а сам откусил кусок ирхека и глотнул хумики. Ему было не по себе, и в голову лезли имена древних забытых богов — покровителя странников Илиска и противодействующего им Экеркена. Пусть Река забыла их, но в Хессе-то они могущественны по-прежнему… Он пролил на камень немного вина, чтобы Экеркен не был так враждебен и не ставил преград на пути.

Дорога вела мимо кузницы Звигнела. Чёрный Алдер увидел Фрисса, помахал ему рукой. Речник ответил, но не подошёл. Судя по всему, никакой беды у Звигнела нет. Зачем его тревожить?

Он миновал Клую, и дорога резко повернула к Янке. Спуск стал более крутым. Даже воздух здесь другой — менее влажный, более горячий. Отсюда недалеко до Пещер, самой первой страны Хесса… Своды поднялись так высоко, что скрылись во мраке, только сталактиты неярко поблескивали.

И на земле светилось что-то, заставившее Речника вглядеться — и удивиться. Полосы, выплавленные в камне, замыкались в широкие кольца, и от них исходил свет — неровный и тревожный, немного схожий с ЭМИА-излучением на развалинах Старого Города…

"Может, следы от телепорта? Найгис упоминал его…" — нахмурился Речник. Немалая сила у магии неведомого врага, если её следы так впечатываются в камень!

Краем глаза он уловил яркую белую вспышку — и Флона проворно скрылась за скалой, а Фрисс порадовался за неё и осторожно из-за скалы выглянул. "Был бы магом — предупредил бы Астанена…" — мрачно подумал он, глядя на столб белого света и расходящиеся по земле круги. Он ждал сильного жара, но свечение оказалось холодным. Тёплый ветер подул позднее, когда столб погас, а на каменистой почве остались круги. И ещё кое-что — отряд проклятых фарков… И ящероподобные улхи, и даже Чёрные Драконы — все прибыли в Энергин, и было их тут сотни три, не меньше. Фрисс не был великим героем, а потому осторожно повёл Двухвостку в тени скал, надеясь, что вся эта орда не заметит его. Надо пройти к границе между Энергином и Пещерами — там обрыв и туманы, туда не полезет никто!

Кьюнн в потайном кармане налился теплом и потяжелел. Речник вспомнил слова Урана о взрыве, способном разнести полпланеты. Только не здесь! Пол-Реки провалится, если рухнут своды Энергина, а они точно не выдержат такого взрыва… Как ни печально, придётся бежать и оставить фарков Речникам у входа. Хоть бы они справились…

Фарки не заметили Речника. Их предводитель выстроил их на месте телепорта, издал несколько воплей, и вся орда нестройными рядами потянулась в долину Укк. Фрисс решил, что угроза миновала — и тут кто-то потянул на себя тюк с сеном.

Полусгнивший труп стоял перед Речником и ухмылялся, зелёный огонь горел в пустых глазницах, а в руках мертвяк держал кусок скалы. Фриссгейн ударил наотмашь, и разрубленное тело упало в заросли Шеелка. Оно ещё копошилось там, отыскивая свои части, когда Двухвостка тревожно зафыркала и помчалась к обрыву. Фрисс ухватился за шип на панцире и шлёпнул по основанию её хвостов — Флона послушно распустила иглы на хвостах и замахала ими, отвлекая мертвяков. Эти твари не могли бегать и не могли уследить за мельтешащей целью! Только на это Речник и надеялся — справиться с Квайет обычным оружием невозможно…

Как он видел, трое мертвяков преследовали Двухвостку. Ещё одного она затоптала, когда он преградил ей дорогу. Мертвец поднялся, неуклюже махая руками, но Флона была уже далеко от него — и в двух шагах от обрыва. Речник привстал в седле, надеясь не переломать ноги в прыжке, и оглянулся ещё раз. На помощь помятым Квайет спешили улхи и радостно вопящие фарки. Дротик со стальным наконечником вонзился в тюк сена и остался торчать там.

"Вот ведь дрянной народец. Откуда они мертвяков-то пригнали?" — вздохнул Речник, и больше ни на что времени не осталось. Двухвостка оттолкнулась от края обрыва и свалилась в серый туман, в котором не видно было ни земли, ни красного сияния, ни самой Двухвостки…

Глава 08. Пещеры

Фрисс поднялся с земли, не вполне понимая, где он находится. В ушах шумело. Позади колыхался туман. Невозмутимая Двухвостка толкала его носом в спину и пыталась поддеть краем панциря. Похоже, она давно ждёт, когда он очнётся, а он всё лежит и лежит…

Точно, он же в Пещерах — вот и обрыв, скрытый за стеной тумана. Ни фарков, ни мертвяков рядом не было — туман не пропустил их. Вот и хорошо…

Он вспомнил карту с пометкой "самый широкий туннель", изображением какой-то ямины и названием пещерного посёлка — "Ванк". Иных ориентиров Йудан не оставил — только начертил стрелку с подписью "и до границы Кваргоэйи". А вокруг Речника в алом свете ветвились и переплетались узкие и широкие туннели с высокими и низкими сводами, прямые и кривые, заросшие грибами и бесцветной травой или отполированные до блеска… Фрисс огляделся по сторонам, пожал плечами и снова оседлал Двухвостку. Она с радостью выплюнула куст Шеелка и вопросительно фыркнула.

— А вот туда и иди, — подтолкнул Речник её к самому широкому на вид туннелю. Там места для Флоны хватало, она даже не перекрывала весь коридор…

Безжизненность Пещер не обманывала Речника — вся эта местность была одним гигантским рудником хесков, пристанищем тысяч каменных змей Хальконов, рудокопов-форнов, магов-ювелиров Сейков и великих строителей Хальконегов, жилищем безглазых Клоа и могущественных и древних Нэрэйнов, владык подземного огня. Множество селений скрывалось в лабиринте ходов, но пришелец мог пройти в двух шагах — и не заметить их. Фрисс надеялся, что не пройдёт мимо Ванка — не хотелось ему навечно остаться в сухом и жарком лабиринте!

Иногда дорога темнела, и только мох пятнами мерцал на стенах, и тревожно пищали с потолка летучие мыши. Иногда тонкие сталактиты свисали слишком низко, и Флона обламывала их, навалившись всей тяжестью. Маги не смогли уменьшить её вес ни вчетверо, ни даже вдвое… Где-то Фрисс замечал следы кирки и молотка и даже остатки деревянных крепей, которыми подпирали своды. Раньше эти туннели считались непрочными, и люди возводили такие подпорки — но оказалось, что магия Пещер прочнее дерева и металла. Подпорки давно рассохлись и стали пищей для грибов, а своды всё не падали.

Фрисс остановился на привал у широкой и глубокой ямины, в которую спускалась трухлявая лестница. Тут добывали руду много лет назад. Речник напоил Двухвостку, скормил ей пучок тростника и сам попробовал рыбу, приправленную "тулаци". Пряная смесь была густой и зелёной, вместо рыбной кашицы в неё насыпали муку, но вкус оказался любопытным… так решил Фрисс, когда откашлялся и снова начал чувствовать обожжённое горло. Двухвостка долго чихала, из любопытства сунув нос в еду Речника. Фрисс внимательно посмотрел на неё — существо совсем не устало, можно было спокойно ехать дальше.

Сначала он подумал, что стук и звон доносятся из соседней пещеры, но спустя три поворота увидел, что рудокопы отрубают от стены большую глыбу прямо на его пути. Фрисс не успел ещё соскучиться по жителям, но встреча обрадовала его — он впервые за много лет увидел живого Хальконега!

Двое этих существ сейчас выламывали глыбу желтоватого камня из стены туннеля. Кожа их в подземном свете казалась ярко-красной и блестела от пота. Одеты они были в короткие юбки из грубой ткани, свисающей полотнами чуть не до пола — Хальконеги от природы коротконоги, зато руки у них длинные и крепкие. Для непривычного взгляда подземные жители выглядели жутковато, но Речник хорошо знал — это мирный народ, великолепные строители и рудокопы, и говорят они на Вейронке — всеобщем языке Хесса, а значит, Фрисс поймёт их, а они — его. Они-то знают, где тут Ванк…

Хальконеги заметили чужака, прекратили работу и перевели взгляд на него.

— Подожди, знорк, — гулким басом сказал один из них, с массивной каменной цепью на груди. — Вернись назад на три перекрёстка и поверни налево, так тебе не придётся плестись за нами. Вурса, что же ты не взял волокушу?!

— Так где найдёшь такую, чтобы выдержала? — возразил второй Хальконег и с трудом положил камень набок. Теперь рудокопы загородили весь проход. Фрисс подумал о том, чтобы последовать их совету и объехать их, но посмотрел, как они пытаются взяться за камень и укатить его по туннелю, и переглянулся с Флоной. "Мне не трудно, а им на пользу," — подумал он, спускаясь со спины Двухвостки.

— Тяжело, наверное, тащить такую глыбу, — сказал он, воспользовавшись передышкой у Хальконегов. — Проще будет, если вы закатите её на спину Двухвостки и сядете рядом. Места достаточно, пути наши совпадают. Вы ведь в Ванк направляетесь?

Хальконеги озадаченно переглянулись.

— В Ванк, — подтвердил один из них, — но до Ванка сутки пути, а много заплатить мы не сможем. Если это тебя не остановит — что ж, мы за помощь благодарны.

— Ей нетрудно, мне — тем более, — сказал Фрисс и подошёл к глыбе. Красивый золотистый камень переливался в красном свете, и что-то скользило внутри него. Речник подвёл Двухвостку вплотную к валуну и уговорил её наклонить панцирь так, чтобы Хальконеги смогли закатить обломок наверх.

Хальконеги проворно обмотали камень прочными верёвками — за ближайшим сталагмитом лежали их сумки с припасами, и там, как показалось Фриссу, были не только верёвки, но и запасные кирки. Речник хотел помочь, но существа отстранили его и затащили глыбу наверх, даже не посбивав с панциря вьюки с сеном. Двухвостка помахала хвостами — новый груз не очень понравился ей. Фрисс обошёл Флону по кругу и проверил, всё ли привязано прочно.

— Тзива — камень тяжёлый, вязкий, вроде яшмы, — прогудел Хальконег по имени Вурса. — Если ещё и мы сядем, она у тебя расплющится. Пойдём рядом, и не слишком быстро. Кто ты такой, щедрый знорк с ящерицей?

— Фриссгейн Кегин, Речник Короля Астанена, — ответил Фрисс с дружелюбным видом. — А это Двухвостка по имени Флона. Она немного сильнее, чем кажется.

— Я Вурса Ниор" хеци, — Хальконег крепко сжал руку Речника, — и Короля вашего знаю. Строили мы на Реке, немного, но строили. Что, снова Королю нужны мастера?

— Погоди, Вурса, — второй Хальконег посмотрел на него недовольно и протянул Фриссу руку. — Я Вудро Хиан" ичи, мы с этим юнцом возводили стену и пару строений в вашем городе. И ещё по мелочи… причал и сторожевую вышку. Тебе есть у кого жить в Ванке? Нам за помощь платить нечем, но можешь поселиться в комнате при мастерской. Там не пыльно, и комната свободная.

— Вот это кстати, — улыбнулся Речник, который пока смутно представлял, где и как можно жить в городах хесков. — Я к вам ненадолго. Цель моего пути гораздо глубже… А хорошо было бы, если бы мы могли снова строить и звать вас на работу…

— Ты прав, Фриссгейн, — невесело сказал Вурса и подобрал свою сумку. — Пойдём?

Вудро посмотрел вперёд и назад и бросил на землю горсть крошек.

— Экеркен, уйди с пути! — попросил он. — Вот теперь пойдём, только без спешки.

Фрисс намотал на руку поводья Двухвостки и потянул её за собой. Флона спокойно пошла по запутанным туннелям, компания Хальконегов ничуть её не смутила. Оставалась она невозмутимой и дальше — когда царапала краями панциря стены слишком узкого туннеля, задевала шипами низкие своды, оскальзывалась на краю рудной ямы и даже принимала на панцирь десяток упавших с потолка обломков. Панцирь выдержал, обломки Речник долго выкидывал из тюков. Вудро и Вурса несколько раз попросили зловредного божка Экеркена оставить их в покое, Фрисс даже поделился с ними хумикой — и всё же дорога выдалась нелёгкой. Даже Флона сердито зафыркала, когда Речник в сумерках повёл её в узкий туннель — и Хальконеги решили устроить привал на всю ночь.

— Незачем ночью злить Экеркена, он и так злой, — сказал Вудро и растянулся на ковре из жёсткого Шеелка. — Ложись на свою ящерицу, знорк, иначе к утру все кости будут скрипеть.

Утром Экеркен подобрел, камни с потолка больше не падали, и дорога стала гораздо ровнее. Хальконеги даже затянули песню — вполголоса, чтобы не вызвать обвал.

— А что это за камень — тзива? Не слышал о таком, — признался Речник. — Там, внутри, что-то движется…

— Хорошие у тебя глаза! Это акойя, каменный дух, — ответил Вудро, погладив золотистый бок камня. — И мы дадим ему облик, чтобы он помогал нам. Акойя может найти любой камень, любую руду, сама проходит сквозь твердь! Хороший камень нашёлся, и если Норен не ошибётся…

— Норен — тоже маг неплохой, с чего ему ошибаться? — вмешался Вурса. — У нас будет акойя, и нам заплатят по совести…

— Прочных вам сводов! — послышался голос из ответвления пещеры. Навстречу Двухвостке вышел ещё один Хальконег, бредущий куда-то с сумкой за плечами.

— Ничего так камень, — признал он, осмотрев глыбу. — А где нашли такую крепкую ящерицу?.. Норен уже пять раз спросил у всех, где вы и когда вернётесь. Успокойте вашего мага, а то уже мне его жалко.

— Не так уж долго мы и пропадали! — возмутился Вурса. Встречный хмыкнул и пошёл своей дорогой, а Вудро жестом попросил напарника молчать, а Фрисса — прибавить ходу. Ещё пять поворотов и три перекрёстка — и они оказались перед красивой резной аркой.

— Приехали, — Вудро сел на край панциря Двухвостки и довольным взглядом окинул пещеру. — Это Ванк.

Долго они плутали по извилистым улицам с домами-пещерами, и повсюду их встречал рабочий шум — стук, звон, треск и шипение. Иногда журчание воды заглушало эти звуки — большие каменные чаши кое-где собирали воду, стекающую из небольших, но шумных родников. Вокруг чаш колыхались на сквозняке прозрачные перья ваакона. Каждая пещера окружена была аккуратными кустами Шеелка, среди которых лежали трухлявые брёвна и доски. На каждом куске дерева росли большие грибы причудливой формы и странных цветов.

По одному грибному саду бродил, нетерпеливо помахивая пушистым хвостом, стройный белый демон, немного похожий на двуногую куницу. Увидев Хальконегов, он всплеснул руками и поспешил им навстречу.

— Бездна! Сколько можно лазить по пещерам?! Неужели нигде нет ни кусочка тзивы?!

Вудро не удивился такой встрече и без малейшей спешки слез с панциря Двухвостки и кивнул белому демону.

— Норен, гость у нас. Веди себя как подобает магу. Фриссгейн, это Норен — Каменный Маг.

— Ойе! — удивился Норен, цепким взглядом ощупав Речника. — Ты сверху? У нас заказ, может, других мастеров поищешь? Ваш Король платит недурно и в срок, но работа у него слишком уж долгая!

— Я не за мастерами, Норен. Мне Вудро комнату обещал, — сказал Фрисс, отвязывая камень от панциря Флоны. Норен кивнул несколько раз подряд, взмахнул хвостом и пропал за дверной завесой. Не успели ещё Хальконеги перенести камень под навес и устроить Двухвостку во дворе, как из дома запахло жареными грибами и мясом.

— Это мастерская Норена, тут у него и печь, и погреб, — сказал Вурса, принюхиваясь. — Вот так, твоя ящерица будет есть, и мы все пойдём есть. Норен! В бочонке что-нибудь осталось?

Норен выглянул из круглого окна, занавешенного листьями ваакона.

— Никаких бочонков, пока не закончишь вчерашний заказ, — строго сказал он. — Тзиву пока не трогай, я только возьмусь размечать, но плитки чтобы доделал!

Вудро усмехнулся, похлопал Вурсу по плечу, а Двухвостку — по загривку, и посмотрел куда-то вдоль улицы.

— Я тогда к своим пойду, мои-то вещи все готовы, — негромко сказал он. — А с утра возьмёмся за работу…

Внутри дом-пещера оказался ещё больше и сложнее, чем пещеры жителей Реки. Фрисс даже не видел самой мастерской — его провели по кругу на небольшую кухню, и там все сели на пол, окружив каменную плиту, на которой стояли большие блюда и маленькие плошки. Речнику вручили связку лучин, на каждую из которых была насажена жареная летучая мышь, полную плошку жареных грибов и чашку с чистой водой. Вурса покосился на воду, пробормотал что-то про бочонок и "не последний сегодня день… никуда те плитки не денутся…". Норен издал сердитое шипение в его сторону, и все приступили к еде. Фрисс поделился со всеми цакунвой и тулаци, но приправы показались Хальконегам и Норену слишком острыми, испепеляющими, как лава.

Разговор начался с Инальтеков и прошлогодней войны — Хальконеги видели их в Ванке осенью, когда потрёпанная армия отступала в Хесс. Потом перешёл к сиянию из Энергина и нашествию новых врагов — фарков и оживших мертвецов. Хески были удивлены и озадачены — к ним эти существа пока не спускались.

— Квайет! Может, ты перепутал что-нибудь? — с сомнением сказал Вудро. — Да ещё с плотью на костях… Такого и не бывает!

— Тебе бы так перепутать! — вскинулся Норен. — Мертвяк есть мертвяк. Фрисс, ты очень везучий, если видел их и выжил!

Заговорили о нежити и Некромантах — все знали немало, но если бы слышал их тот же Йудан, долго смеялся бы. Фрисс спросил, не случалось ли странного в городе — но нет, всё было спокойно. И никакая Чёрная Речница не появлялась здесь. Вообще люди заходили в Ванк нечасто.

— Будь спокоен, о ней говорил бы весь город, появись она здесь, — сказал Норен. — Скорее всего, твоя Речница пошла в Халкес. Все идут в Халкес. Там древний, интересный город. А у нас что? Одни мастерские.

И Фрисс убедился в его правоте, когда вышел прогуляться по Ванку. Все жители работали, в крайнем случае — вскапывали землю в своих садиках, многие бродили по дальним пещерам в поисках руд, а те, кто иногда выглядывал из дома, тоже никаких новостей не знали. В Кваргоэйю им спускаться было незачем, фарки к ним не заглядывали. Несколько раз Фриссу предложили купить что-нибудь — бусы, церит, каменное зеркало или перстень — и он купил бы, водись у него деньги. Но вскоре все поняли, что из Речника плохой покупатель, и вести разговоры с ним перестали.

Вечером Норен накормил гостя и показал ему комнату, в углу которой был насыпан ворох Шеелка. Вудро и Вурса уже ушли в свои дома, работа их в этот день была завершена.

Они вернулись к утру — им пора было создавать статую каменного духа. Фрисс видел "размеченный" камень — внутри глыбы светящимися линиями были очерчены контуры подвижного существа, похожего на змею, Ифи и ящерку одновременно. Речник к их приходу успел покормить Двухвостку, обменять у Норена большую рыбину на кулёк жареных грибов и почистить броню.

— В Кваргоэйю пойдёшь? — спросил Норен. — Вот так сразу? Заходи к нам на обратном пути, денег я с тебя не возьму.

— Погоди, Фрисс, я же не заплатил тебе за помощь, — спохватился Вудро, ушёл в соседнюю комнату и вернулся, держа на ладони ярко-багровый камешек, замурованный в тёмную породу.

— Пещерная кровь — алый гранат, — сказал он, передавая обломок Фриссу. — В наших местах стоит денег, а в ваших за него платят землями.

Речник поблагодарил Хальконега и спрятал камень в сумку. Гранат на Реке ценился чуть не выше драгоценнейшего малахита, хорошая будет прибавка к награде!

— Экеркен, уйди с его пути! — попросил Вурса, высыпая на дорогу жареные крылья летучих мышей. Хальконеги и Каменный Маг вышли провожать Фрисса к самому выходу из города.

— Прочных вам сводов! — сказал Речник, возвращаясь в седло Двухвостки. Очень скоро Ванк пропал за поворотами и извивами туннелей, и ещё двое суток Фрисс пробирался по Пещерам вдали от городов и поселений. Только один Хальконег с мешком руды попался ему навстречу, да мелькали иногда в траве тунки, толстые ежи с ядовитыми иглами, длинными и бесцветными, как сама трава. Фрисс знал, что тунки хороши на вкус, но у него ещё было много припасов.

У рудной ямы он наломал щепок с трухлявой крепи — на растопку, если ночь окажется слишком холодной. В Пещерах холодно не было, только сквозняки иногда докучали.

Чем ниже спускался Фрисс, тем больше родников попадалось ему, и Двухвостка пила из них, сохраняя запасы воды для более засушливых земель. Но почва ещё недостаточно размокла, и только ваакон и светящиеся мхи окружали ручьи и росли на мокрых стенах.

Речник думал, что путешествие началось хорошо. Жаль лишь, что Кесса исчезла бесследно — а ведь мимо Пещер она пройти не могла…

Извилистые ходы оборвались в одно мгновение. Своды взмыли ввысь и пропали за облаками, превратившись в недосягаемое небо. Оно ещё просвечивало краснотой сквозь дымку тумана, но если не всматриваться, казалось, что ты на поверхности. Отсюда начиналась Кваргоэйя.

Глава 09. Кваргоэйя

Багряно-оранжевая равнина, вздымающаяся плавными волнами холмов и прорезанная узкими чёрными оврагами, расстилалась перед Речником и дышала ему в лицо раскалённым удушливым ветром с огненных озёр. Испарения вулканов под сводами смешивались с пеплом и пылью в сплошную золотисто-рыжеватую дымку и клубились там, как облака, пронизанные алым солнечным светом. Красное светило Хесса заглядывало в Кваргоэйю лишь одним краем, зажигало огни в облаках — и уходило за горизонт. Огромные огненные озёра из незастывающей лавы освещали и согревали страну в отсутствие солнца…

Речник Фрисс остановился под высокими сводами Кваргоэйи, в почтении снял шлем, вдохнул горячий воздух, с трудом откашлялся от пепла — и достал со дна сумки сарматский скафандр. Легче будет объяснить встречным демонам, что он не сармат, чем отплеваться потом от едких испарений и пыли…

Он покосился на Двухвостку — её, по-видимому, не волновал горячий ветер. Она деловито попробовала на зуб тёмно-зелёное растение, тонкие листья которого распластались по сухой почве. Насколько знал Фрисс, эта трава была не простой — Стальной Звездой называлась она, и из её цветка готовили зелье, дающее прочность выделанной коже, скреплёной коре и плетёной траве. Сейчас она не цвела, на корм не годилась тоже — и Речник согнал Флону с травы. На карте Йудана была указана неверная, прерывистая тропа до города Эглай, и ехать было ещё далеко…

Огненный ветер не унимался над равниной, родникам не хватало силы пробиться сквозь корку из глины и пепла — поэтому вокруг Речник видел лишь растения, чьи корни могли дотянуться до центра земли. Бесцветный Шеелк и распластанная по земле Стальная Звезда, ветвистые колючие лепёшки Нушти, огромные ребристые столбы с длиннющими шипами — Ицна, заросли больших колких шаров — Менси. Речник смотрел на них из-под прозрачного щитка и думал, выдержит ли сарматский скафандр такие шипы. Нушти, Ицна и Менси, если не ошибались маги с Островов, были съедобны и для хесков, и для людей, но прежде надо убрать с них иглы…

Двухвостка смотрела на растительность с вожделением, но шипы не давали откусить от сочных лепёшек Нушти — и она разочарованно двинулась дальше. А Фрисс смотрел по сторонам, вспоминая, что слышал о Кваргоэйе и народах, в ней обитающих. Ясно ему было одно: если Кесса дошла до огненных озёр, по своей воле она не вернётся. Здесь начинается тот Хесс, о котором говорят легенды и слагаются песни. Здесь прошли изыскатели, Чёрные Речники и даже герои древности. Да что там… Речник слышал даже, что гробница самого Илирика, величайшего героя древности, скрыта где-то в Кваргоэйе. Интересно, повезёт ли Кессе заглянуть в эту местность? Фриссу, как ни жаль, некогда искать священную гробницу…

Он спускался и спускался, мимо острых красноватых скал, окружённых кустами Шеелка и ползучим Нушти. Мелкие летучие мыши проносились над ним по ночам — единственные живые существа в этой пустыне, если не считать жучков, объедающих тот же Нушти и Менси. Звёзд на небе Кваргоэйи не было, только завесы белого пламени расстилались иногда под сводами, и их свет будил путников. Чем дальше Речник шёл, тем жарче становилось — приближалось Дымное Озеро, настоящее море огня. Никакие дрова не нужны были в Кваргоэйе, ночью тут стояла та же жара, что и днём. Фрисс радовался, что взял много воды и еды — хватит до самого Эглая, и не придётся чистить Нушти и Ицну.

Он немного беспокоился, найдёт ли Кесса воду и припасы в такой засушливой стране, ведь ей никто не рассказывал о съедобности колючих растений. Но вскоре за холмами появились огороды, поля и домишки, и Речник успокоился — Кесса без помощи не останется.

Тут жили странные народы — могущественные Ндаралаксы, крылатые Маги Жизни, и закованные в алую шипастую броню Ацолейты, властители огня и энергии. Удивительные легенды ходили о Ндаралаксах — будто они, как таинственные Инальгоны, умеют оживлять — как сожжённые и отравленные земли, так и убитых существ, возвращая их к жизни хоть со дна Кигээла. Но известно было и то, что учить этому людей Ндаралаксы не настроены, и даже говорить об их даре следует очень осторожно. Существа скрытны, не склонны посвящать чужаков в свои секреты…

Фриссу очень хотелось научиться такой полезной магии, но что толку жалеть о невозможном… Он нашёл среди холмов старую дорогу, выложенную булыжником и заплывшую глиной, и ехал по ней — она могла вести только в город, а единственным городом в окрестностях был Эглай.

Когда дорога вильнула, и с двух сторон от неё потянулись поля, Фрисс долго оглядывался — неужели Ндаралаксы добыли воду в выгоревшей пустыне?! Водой не пахло, но Ицна, Менси и Нушти зеленели со всех сторон, а кое-где даже росли пёстрые колючие грибы Куджагла — смертельно ядовитые и даже умеющие взрываться. На холмах над полями гордо пламенели огненные чаши — листья священного дерева Тунга. Вечно пылающее дерево не сгорало, не нуждалось в воде и не гасло даже под ливнем — Фрисс видел Тунгу всего один раз, на Острове Огня, и тогда ещё был изумлён дружбе Огня и Жизни. Здесь Тунга была таким же обычным деревом, как на Реке — Хума или Ясень.

Да, надо быть великим Магом Жизни, чтобы вырастить тут огород… Фрисс видел за колючими насаждениями каменные жилища Ндаралаксов, но ближе подъехать не мог — никакой тропы не находил в посадках Менси. Сам он ещё мог бы пробраться, но Двухвостка застряла бы.

Возможно, хозяева огородов видели, как Фрисс проезжает мимо, но никто не вышел ему навстречу, и никто не преградил ему путь. Речник подозревал, что они принимают его за сармата — где-то совсем рядом сплетались в единую систему сарматские станции Хесса, наверняка оттуда приходили путники в скафандрах. А сарматам от хесков нужно одно — чтобы не мешались…

Фрисс остановился на привал в тени холма, скрываясь от горячего ветра, поел и накормил Двухвостку, а поднявшись на холм, увидел внизу странную плантацию — не зелёную, а красную и даже местами пылающую. Растущей здесь Тунги хватило бы на целый сад — но было и ещё что-то огненное: странные растения с широкими алыми листьями, покрытыми жёлтыми полосами и густым мехом. Над растениями в воздухе дрожало пламя, то усиливаясь, то почти угасая, а листья время от времени приподнимались и даже сворачивались пополам. Речник остановился в удивлении, пытаясь вспомнить легенду или сказку о такой диковинке. Двухвостка покосилась на растения и негромко фыркнула — ей было очевидно, что они несъедобны, а значит — бесполезны. Обитатель Хесса, окучивающий огненные кусты, остановился, выпрямился и повернулся к Речнику. Бирюзовые крылья, почти как у бабочки, но натянутые на костяные отростки, вырастающие из лопаток, выдавали в нём Ндаралакса… ну да, крылья и то, что все растения тянулись к нему, а заглянув в аквамариновые глаза, Фрисс почувствовал прилив сил. Хотя Ндаралакс не собирался колдовать — он просто удивился вниманию путника…

— Ты ошибся, сармат. Ничего лишнего не попадало сюда… ну да, с последнего вашего приезда и не попадало, — сказал он, с трудом выговаривая звуки Вейронка — длинные выступающие клыки сильно мешали. — А Тунга и Маа всегда излучают. Но не то, что вы ищете. Проезжай, я тебе ничем не помогу.

— Я не сармат, просто у вас сегодня ветрено, — усмехнулся Речник и откинул шлем, как капюшон. — Заглянул посмотреть на интересные растения. Моё имя Фрисс, я посланец Короля Реки, а еду в Эглай. Это верная дорога?

Он не удивился словам Ндаралакса. Одни и те же сарматы живут в Орине и Хессе, одни и те же у них обычаи, нравы и беды, и жителям с ними одинаково тяжело…

Ндаралакс покачал головой и странно прищёлкнул языком.

— Верная, да. Едешь в Эглай? Слышал уже про земляных ос? Настоящая напасть! Есть у тебя чем отпугнуть их?

— Впервые слышу, — признался Речник с некоторым недоверием. — Нашествие ос, и магия не спасает?

Ндаралакс замахал хвостом и поднял над пылающим огородом палку, на которую были нанизаны… ну да, осы, только длиной с локоть. Одна ещё шевелилась, надеясь достать врага жалом.

— Лист Маа — надёжное средство, — сказал огородник, свободной рукой указав на мохнатые растения. — Они запаха не выносят. Когда минуешь Эглай, можно эликсир какой-нибудь сварить или на растопку оставить. Полезное растение!

— Слышал я о Маа. Огненным Листом ещё его называют? — переспросил Речник на всякий случай. Если верить Канфену и магам Островов, растение это было невероятно сильным, переполненным магией, как слиток ирренция. Вот только не росло оно нигде, кроме побережья огненных озёр и кратеров вулканов, а на Реке ни того, ни другого не было. Неплохо будет привезти с собой лист-другой Маа, если только у Фрисса хватит на него денег…

Ндаралакс обрадованно кивнул и бросил палку с осами наземь. Последние несколько мгновений он пристально разглядывал Двухвостку. Ей это ничуть не мешало, она жевала себе тростниковый стебель.

— Да! Мы — Род Огненного Листа, мы тут всегда жили и растили его. Я Сомейт, — он изобразил двузубчатым хвостом приветственный жест. — Ты очень торопишься?

— Да нет, я думал переночевать где-нибудь, и желательно не в колючках, — сказал Фрисс, уловив заинтересованный взгляд, направленный на Двухвостку. — Так сколько ты берёшь за лист Маа?

Сомейт напряжённо о чём-то думал, потом хлопнул крыльями и закивал.

— У меня переночевать хочешь? Семья живёт в Эглае, тут только я, и то набегами. А за лист — от куны до трёх, зависит от размера… Вон там тропинка, сейчас я тебя впущу, твоя Двухвостка тут проедет.

Речник благодарно кивнул, пробираясь к каменному строению мимо пылающих мохнатых листьев. Он не удивился тому, что цена была названа в кунах — в Хессе они тоже были в ходу, и хесская куна ничем от речной не отличалась. Ничего странного не было и в том, что Сомейт узнал Двухвостку — предками этих существ были хески, и не исключено, что создавать их помогали Маги Жизни из народа Ндаралаксов…

— И большой груз ты хочешь отвезти в Эглай? — спросил Речник, устраиваясь на стопке циновок после сытного ужина. Жилище Сомейта в огненных полях было скромным — в одной комнате и варили еду, и ели, и спали, и сушили шевелящиеся листья Маа. Ими была увешана каменная стена, и в темноте она переливалась багровыми сполохами. Над листьями, провяливаясь в потоках горячего воздуха, висели тушки летучих мышек и тунок, очищенные листья Нушти и порезанный на полоски Менси. Фрисс ел всё это на ужин — и мог сказать, что оно недурно на вкус, особенно если добавить цакунвы.

— Нет, всего шесть мешков с листьями, ничуть не тяжёлых, — ответил Сомейт, приподнявшись на локте. — Я бы сам донёс, но неудобно браться. Десяти больших листьев достаточно будет тебе? Ещё возьми пять лепёшек Нушти, хорошо есть их у Дымного Озера…

— Хорошо, с утра и поедем, — сказал Фрисс, разглядывая сверкающую стену. — Получается, только ты выращиваешь Маа?

— Да, только наш род — четыре таких поля тут есть, — ответил Сомейт, довольный, что не придётся идти в Эглай пешком. — У остальных Маа не растёт. Это ведь не колючки сажать, тут думать надо! И ждать — двадцать, сорок лет, пока можно будет срезать первый лист. Ни у кого нет терпения, ни у кого! Ну вот, теперь смотри — помогли им их колючки против ос?!

— Если такая беда с этими осами, что же вы их вовсе не уничтожите? — лениво удивился Фрисс. — Меня они не кусали, но мне их уже не жалко. Наверное, даже вам плохо будет от таких укусов…

— Были уже и смерти, — поцокал языком Сомейт. — Но сделать ничего нельзя. Может, маги способ найдут. Мне-то жаловаться не на что. Владетель Иррилой листья мешками заказывает, и платит щедро. Вот привезу ему шесть мешков, буду с деньгами…

Ндаралакс задумался или замечтался, а потом Речник понял, что хеск уснул. Фриссу было жарко и душно без скафандра, он несколько раз поднимался и выходил во двор — но там не утихал горячий ветер…

Они отправились в путь на рассвете, заткнув за пояс по сухому пруту с нанизанным на него листом Маа. Запах растения должен был отпугивать ос. Мешки с горячими листьями тоже пахли — не травой, а чем-то плавящимся и горящим. На спине Двухвостки ещё хватило места для её сена, воды и двоих седоков, хотя Фриссу и Сомейту было тесно. Крылья Ндаралакса не складывались, а само существо было в два раза крупнее человека и места занимало много…

Поля тянулись и тянулись вдоль дороги, а потом яркое зарево поднялось на горизонте. Дымное Озеро не остывало ни на миг — переливы его "вод" отражались в поднебесной дымке, фонтаны лавы вздымались с его дна и взлетали к сводам, белые и синеватые вспышки молний пронизывали красноватую мглу. На фоне огня пятном темнел каменный город Эглай.

— Как будто он небольшой, — заметил Фрисс, останавливаясь на привал у невысокой скалы.

— Да, тихий городок, — согласился Сомейт, доставая припасы. — Многие уезжают в Теу, захочешь найти сильного мага — и не найдёшь во всём Эглае. И мой род наполовину в Теу, а мне там не нравится…

Невообразимо огромный город — Теу, столица Кваргоэйи — лежал далеко от пути Речника, и Фрисс немного жалел, что не увидит его. Теу был так же велик, как Старые Города Тлаканты — интересно же, как на самом деле жили предки людей Орина…

Высокий сверкающий обелиск возносился над каменными башнями Эглая — Пик Огня, источник энергии города, почти как сарматская станция. Он брал энергию из земли, от вечно пылающих озёр лавы… У его подножия расстилалась тунговая роща, а от неё улицы расходились лучами — башни с плоскими крышами и узорами на стенах стояли вплотную друг к другу до самой стены, сложенной — как показалось Речнику — из целых скал. Над стеной реяли белые искры — так со стороны выглядело заклинание защиты от огня. Эглай стоял слишком близко к Дымному Озеру, жар лавы докучал жителям, и они возвели защиту…

В воротах Двухвостку не задержали — Сомейта стражи знали, Фрисс не показался им подозрительным. Флона брела по улице-лучу к жилищу "владетеля Иррилоя", никто не пытался помешать ей, поэтому Фрисс очень удивился, когда Сомейт потянул поводья на себя.

Впереди четверо Ндаралаксов в светло-серой форме местных войск сметали в кучу и сгребали в мешки множество дохлых ос. Весь перекрёсток усыпан был мёртвыми насекомыми, некоторые из них ещё подергивались.

— Акира! — крикнул Сомейт одному воину. — Откуда их столько?

— А! Сомейт, давно не виделись, — приветственно оскалила клыки демонесса-воин. — С каждым днём всё больше и больше. Ступай к Иррилою, у него к тебе дело. Ещё немного — и он бы за тобой послал.

— Даже так? Ладно, иду, — ответил Сомейт и поторопил Двухвостку. Она махнула двумя хвостами и побрела вперёд так же неспешно, как и раньше.

— У вас женщины воюют? — тихо спросил Речник, о жизни Ндаралаксов знавший немного.

— Это Йома, священное войско Эглая, — пояснил Сомейт с тревогой в голосе. — Что же тут случилось, пока я сидел в полях?!

Ещё один воин Йомы встретился им у входа в башню Иррилоя — демонесса нетерпеливо ходила туда-сюда меж двух обелисков перед башней.

— О'вае! — она вскинула крылья в жесте приветствия. — Ты вовремя. Идём! Иррилой что-то придумал с этими осами.

— Правда? — немного обрадовался Сомейт. — Фрисс, ты пое…

— Он пойдёт с нами, — перебила его демонесса. — Если это его Двухвостка, разумеется. Идём же, Сомейт, ты что, не выспался?!

Ндаралаксы поспешили вверх по лестнице, и Фриссу оставалось только следовать за ними. Может, надо было обойти Эглай стороной? Не нравилась ему эта история с осами, и насекомых он не любил…

Иррилой был, наверное, постарше других Ндаралаксов, его мех был светло-серым, а не рыжим. Единственным знаком его власти, как видел Речник, был узкий серебряный венец с зелёными камнями.

— О'вае, Сомейт! — жутковато улыбнулся он и спросил что-то на языке Ндаралаксов. Сомейт вильнул хвостом и ответил на Вейронке:

— Речник Фрисс — посланец Короля Реки, а не погонщик Двухвосток. Говори с ним.

— Это так? — удивлённо спросил Иррилой. Фрисс передал ему Верительную Грамоту. Жара, наполняющая комнату, вдруг перестала изнурять его, и где-то вдалеке зашелестели волны…

— Вижу и верю, — повёл крыльями Ндаралакс. — Неожиданный визит, Речник Фрисс. Какова его цель?

— Я проездом тут, владетель Иррилой, — покачал головой Фрисс. — Несу приветствие и благие пожелания от Короля Реки. Если в ваших силах дать мне ночлег и немного еды и воды, буду благодарен. Нет — так нет.

За окном Флона доедала тростник и сердцевину Менси, которую ей скармливали воины Йомы. Ещё двое воинов уносили в дом мешки с листьями Маа.

— И ночлег, и еду ты получишь, — кивнул Иррилой. — Но хорошо будет, если ты одолжишь нам свою Двухвостку на сутки или двое. Не бесплатно, разумеется…

Фрисс уже понял, что Флона — самое ценное существо среди всего, что у него есть. Ценнее даже Кьюнна, способного взорвать полпланеты.

— Не вижу в этом обидного для Реки или для меня, — пожал он плечами. — И сам готов помочь, если это не злое деяние.

— Это деяние в помощь нам всем, — заверил владетель Эглая и обратился к Сомейту. — Шурта сказала уже, зачем я искал тебя? Восемьсот кун я пообещал тому, кто выполнит задание. Другие из вашего рода уже знают о награде, но ты пришёл первым. Что скажешь?

— Восемьсот кун — это звучит хорошо, но что сделать-то надо? — спросил озадаченный Сомейт и переглянулся с Речником. — А заплатить за листья?

Иррилой подвинул к Сомейту узелок с деньгами, тот заглянул внутрь и немного успокоился.

— Наши маги перерыли все летописи — и добились толка. Ты слышал когда-нибудь о роющем народце — Эфенах? Они редки, незаметны, но есть общее между ними и твоим родом: они так же привязаны к Маа и готовы глазеть на него сутки напролёт. А вторая их страсть — земляные осы, взрослые и личинки, сырые и запечённые в лаве. Десяток Эфенов вычищает осиное гнездо за три дня.

— Полезные существа, — признал Сомейт. — Но у меня в огороде нет Эфенов, хотя Маа там растёт.

— Акира и Шурта проводят тебя туда, где они, возможно, есть, — сказал Иррилой, выглянув за окно. — А от тебя требуются живые кусты Маа и умения садовника. Как только Огненный Лист там приживётся, Эфены поднимутся из нор, и ты сможешь поговорить с ними. Их защита от магии такова, что силой их не вытащить… Если что-то нужно тебе, говори сейчас. Я хочу, чтобы это задание было исполнено как можно быстрее.

— Нужен мешок пемзы с озера и горсть толчёной серы, — сказал Сомейт и поднялся с места. — И ещё нужно знать, как выглядят Эфены. Очень непростая задача, но я возьмусь, если воины Йомы помогут мне.

— Если это понадобится, вся Йома пойдёт с тобой. Пока же посылаю Акиру и Шурту. Эфены похожи на змей, толстых, красных, с серебристыми полосами и жёлтым гребнем на спине. Яда у них нет, но есть сильное пламя. Акира! Шурта! Готовы тюки? Собраны припасы?

Во дворе на Двухвостку грузили корзины для выкопанных кустов Маа и еду для путешественников. Двухвостка опять что-то жевала — Ндаралаксам, кажется, понравилось кормить её. Фрисс подумал, что надо унять их.

Пока воины Йомы привязывали новые вьюки к шипам Флоны, а Сомейт придирчиво осматривал корзины, толчёную пемзу и порошок серы, Фрисс тихо спросил Иррилоя, не появлялась ли в Эглае Чёрная Речница. Ндаралакс немного удивился — слухи об уничтожении Чёрной Реки уже дошли до Эглая — но сказал, что не слышал о таких гостях последние несколько лет. Кесса наверняка пересекла Кваргоэйю — но где именно?..

Не прошло и Акена, как трое Ндаралаксов и Речник уселись на спину Двухвостки и поехали обратно, в огненное поле. Флона недовольно фыркала — она считала, что крылатые хески могли бы и своими крыльями долететь!

Потом Фрисс два Акена сидел рядом с Двухвосткой, грыз сушёную рыбу и наблюдал за Ндаралаксами, сражающимися с волшебным растением. Оно не хотело быть выкопанным и сопротивлялось листьями, корнями и вспышками белого пламени. Когда хески донесли его до корзины и посадили в смесь земли, пемзы и пепла, оно уже было полностью белым, а листья поникли в изнеможении.

— Они очень беспокойные, терпеть не могут пересадок! — прошептал Сомейт Речнику. — Близко не садись…

Всего выкопали четыре растения, и Фрисс порадовался за Ндаралаксов — будь на их месте люди, сгорели бы до костей! А у хесков все ожоги тут же затягивались.

Сомейт следил за растениями с тревогой — красный цвет к ним понемногу возвращался, а вот листья так и висели бессильно и бездвижно. Фрисс отсел подальше, и всё равно их жар неприятно грел ему спину. Ещё три Акена, до самой темноты, четверо путников ехали по равнине, отдаляясь от полей и огородов, пока Шурта не разглядела какие-то приметы.

— Сомейт, закапывай их тут, — сказала она и спрыгнула на землю. — Здесь и живут Эфены.

— Интересно, как ты это установила… — недоверчиво помахал крыльями Сомейт, но спину Двухвостки покинул. Фрисс на всякий случай отогнал Флону подальше и сам не стал близко подходить к хескам, пересаживающим огненные цветы. Когда дело было закончено, земля вокруг оплавилась, а Речник давно уже спал, растянувшись на панцире Двухвостки. Ндаралаксы будить его не стали. Акира и Шурта ушли в город, Сомейт лёг спать рядом с поникшими кустами Маа…

Ещё два дня Фрисс, Сомейт и Флона просидели у подножия безымянной скалы в окрестностях Эглая, дожидаясь, пока подземные жители заметят их. Растения освоились с новым местом к вечеру второго дня — и снова шевелились и полыхали, разворачивая листья. Ндаралакс как-то передавал им энергию Жизни, но как — Фрисс не заметил. Хескам для родной магии заклинания не нужны…

Никто не приходил к этой скале. Даже осы не прилетали. Фрисс успел записать в дневник немного тонкостей выращивания Маа и Тунги в условиях подземной пустыни, а Сомейт — выслушать рассказ о путешествии в мир мёртвых и предложение побывать на Реке…

— Надо подумать, — сказал он без особой уверенности. — Путь неблизкий… А если идёшь в Сиртис, попроси Иррилоя — он знаком с верховным жрецом Ацолейтов, пусть расскажет о тебе. Станешь не только речным посланником, но и нашим…

Фрисс согласился, что мысль неплоха.

На третий день земля начала дрожать, и Сомейт поспешно встал и разбудил Фрисса.

— Может, Халькон прополз? — засомневался Речник, но тут почва начала вздыматься холмиками, а затем с них посыпалась земля.

— Много же их… — пробормотал удивлённый Сомейт и расправил крылья. Фрисс на всякий случай положил руку на рукоять меча. Иррилой не говорил, мирные существа Эфены или вовсе наоборот…

Тонкие красные лучи вырвались из нор и тут же погасли. Появилась первая голова с жёлтым гребнем. Светло-синие глаза змейки нашли растения, существо подтянулось и выволокло своё длинное тело на поверхность.

Эфены окружили растения, некоторые залезли под листья, остальные зачарованно наблюдали за трепетом огня. Маа рядом с красными змеями разгорелись вчетверо ярче — существа друг другу явно понравились.

Сомейт помахал хвостом в недоумении.

— Я думал, они крупнее! Не знаю, как они справятся с осами, и что…

Он говорил шёпотом, но у безухих Эфенов был чуткий слух.

— Оссссы? Это ты ссссказал "оссссы"? — просвистел один из них, и все повернулись к Ндаралаксу.

— Да, я, и это мои растения, — сказал Сомейт, совершенно не удивлённый. Фрисс подумал и решил, что ничего странного нет… все хески разумны и наделены речью, чем Эфены хуже?

Эфены оставили в покое Маа и окружили Ндаралакса. Фриссу стало слегка не по себе.

— Ты принёсссс их нам? — недоверчиво спросил первый из них.

— Да. И это ещё не всё, — Сомейт дружелюбно оскалился, но у Эфенов тоже были длинные зубы — и они правильно поняли его улыбку.

— Никто никогда не заботилсссся о насссс, — прошипел Эфен. — Кто ты?

— Моё имя Сомейт, — Ндаралакс немного волновался и не мог это скрыть. — Я зову вас в гости. Есть полное гнездо земляных ос — вы можете съесть их до последней!

— Сссс! Я Ссссайфер, — Эфен пошевелил гребнем на спине. — Вкуссссное предложение! Ты не обманешшшь? Куда ты зовёшшшь насссс?

— Не обману, — кивнул Сомейт и сел на спину Двухвостки. — Сейчас подойдут мои друзья, и мы все вместе поедем туда.

— Не сссспешшши, мы ещё не ссссобралиссссь, — сказал Сайфер, ныряя обратно в землю. Фрисс насторожился было, но существо скоро вернулось, а с ним ещё десяток Эфенов. Они всё прибывали и прибывали, и Речник велел Двухвостке стоять смирно, чтобы не наступить на них.

Десять воинов Йомы — Акира и Шурта были среди них — появились через четверть Акена и встали как вкопанные при виде стаи Эфенов.

— Поскольку вы существа разумные, в мешках мы вас везти не можем… — задумчиво сказала Шурта, складывая Эфенов в корзину для растений. Хески не возражали. Некоторые в корзинах не поместились, и Ндаралаксы решили держать их на руках, чтобы они не соскользнули с панциря. Фрисс тоже взял одно существо. Сомейт срезал пару листьев Маа, чтобы путники смогли подойти к осиному гнезду и не быть искусанными.

Гнездо находилось там, где Фрисс ни за что не стал бы его искать — на лавовом поле под Эглаем, на толстом козырьке из застывшей магмы, который скрывал под собой часть Дымного Озера, как лёд скрывает реку. По берегу проходила линия защитных заклятий, но всё равно у озера было слишком жарко и душно, и едкие испарения висели в воздухе. Двухвостка шла очень медленно, чтобы от сотрясения козырёк не проломился. Вскоре из-под земли послышался гул, а потом Речник увидел и само гнездо.

Оно похоже было на широкий, почти плоский холм из мелких и крупных обломков пемзы и базальта. Осы, заметные даже на таком расстоянии, кружили над гнездом — не по одной, мелкими стаями. Одни улетали прочь, другие возвращались из пустыни…

— Неплохое месссстечко, — прошипел Сайфер из корзины. — Отпусссстите насссс и уходите бысссстро! Оссссы будут злитьсссся, исссскать васссс…

— Удачно пообедать тебе и твоим сородичам, — пожелал Фрисс, отпуская Эфена на спёкшуюся лаву, и развернул Двухвостку в сторону Эглая.

Флона бегать не умела, но спешила как могла — и хорошо, задержись они на четверть Акена, и волна разъярённых ос накрыла бы их. Акира и Шурта прямо с берега улетели предупреждать Иррилоя, и он успел выстроить заклятия и воинов до того, как насекомые почуяли неладное в гнезде. Торопясь к дому владетеля, Фрисс и Сомейт видели, как над городской стеной полыхают защитные барьеры — осы бились в них и падали, уничтоженные заклинаниями Ндаралаксов.

— Сайфер бы нас не понял, — хмыкнул Речник. — А Иррилой может и разозлиться.

Иррилой не разозлился, а через два дня всё стихло — и жители Эглая тоже успокоились. Шурта выбралась из города и долетела до осиного гнезда — оно было опустошено, и сытые Эфены уже вернулись к своему огненному садику. Об этом Сомейту рассказал Иррилой, прибавив, что огороднику придётся теперь навещать этот садик и следить за растениями — за десять кун в месяц. А сейчас Сомейт и Фрисс получили восемьсот кун и ещё двести сверху, не считая сушёной середины Менси и лепёшек Нушти, которые были подарены Двухвостке воинами Йомы. Существо чем-то приглянулось священной гвардии…

Ндаралакс хотел отдать Речнику половину денег, но Фрисс утверждал, что больше ста кун не заслужил, и те следовало бы отдать Двухвостке. Сошлись на полутора сотнях кун и трёх десятках листьев Маа для речных алхимиков. Фрисса радовала и награда, и то, что он помог Ндаралаксам — теперь эти могущественные существа будут лучше думать о Реке и вообще о людях.

Тут же Фрисс и убедился в их могуществе — Иррилой без помощи магов вышел на связь с Подвалом Ракушек и позволил Фриссу поговорить с Мирни. Синдалиец был удивлён, но деньги и листья на хранение принял и только попросил больше так не пугать его.

С верховным жрецом Ацолейтов из Сиртиса правитель поговорил сам.

— Хиферу можешь доверять, он не Ндаралакс, но Ацолейты — тоже славный народ. У них хороший город… вот только связь была неважная, но это, скорее всего, из-за сарматов. У них всегда то выброс, то утечка… — Иррилой махнул хвостом. — Трудно жить с ними рядом!

— Думаю, они это не нарочно, — несмело вступился за сарматов Речник…

Он не хотел задерживаться в Сиртисе более чем на одну ночь. Задания ему давал Астанен — и их Речнику хватало. А жрецы щедры на задания и поручения…

Речник хотел довезти Сомейта до его поля, но Ндаралакс отказался.

— Мы и так сильно задержали тебя. Пусть Омнекса поможет тебе в пути!

Фрисс дождался, пока Сомейт скроется за поворотом, и поехал к Сиртису. Он немного жалел, что не уговорил Ндаралаксов посетить Реку. С радостью надел скафандр и стал записывать в дневник всё, что запомнил из своего приключения, отдыхая от жары и духоты…

Он боялся, что в Сиртисе ему не доведётся снять скафандр даже на мгновение. Город возведён был Ацолейтами и им принадлежал — а эти панцирные демоны любили огонь и окружали себя им. Как жители Фейра купались в Реке, так Ацолейты плавали в Дымном Озере и ныряли в глубокие разломы. Кеос, Древний Владыка, великий бог Огня и раскалённых недр, создал их на заре времён — с чего бы им было бояться огня?!

Мощёная дорога петляла вдоль озера, огненные фонтаны взмывали к оранжевому небу справа, буйные заросли Нушти, Ицны и Менси поднимались слева, и любопытные взгляды иногда провожали путника, но Фрисс не останавливался и не оборачивался. Он старался нигде не задерживаться — слишком много времени он потерял в Эглае!

Красные башни Сиртиса и увенчанные пламенными коронами Пики Огня окутаны были горячей дымкой, налетающей с озера. Грозные на вид стражи-Ацолейты у ворот переглянулись при виде Речника и взяли с него пошлину в одну хесскую куну, взамен сотворив над ним и Двухвосткой защитные заклятия. Только после этого Фрисс решился снять шлем — несколько дней огонь был ему не страшен…

Речник ехал по широкой улице, оглядываясь по сторонам с любопытством. Здесь принято было украшать каменные стены узорами, проплавленными в глыбах, и сажать меж домами Тунгу и Огненный Лист. Некоторые жители увешивали стены домов кусками трухлявого дерева — так они выращивали съедобные грибы. Прохожие на улицах появлялись редко и в основном пролетали над крышами, взмахивая широкими крыльями.

Что-то странное, невидимое, но тревожащее нависало над городом. Сначала Фрисс думал, что ему мерещится, но вскоре обрёл уверенность — что-то с Сиртисом неладно. Он постоял посреди улицы, раздумывая, стоит ли докапываться до причины, и решил, что спросит у Хифера в Храме Кеоса. Жрец, наверное, знает.

На пути Речника меж двумя домами развернулась радуга, и Фрисс невольно залюбовался. За ней последовал негромкий хлопок, а потом дрожь прокатилась по стенам — и Двухвостка испуганно замотала головой и понеслась вперёд по улице, прямо к Пику Огня.

Рядом с Пиком Ацолейт сражался с ярко-зелёной сферой, окружённой неровным сиянием и из того же сияния созданной. Лучи били из её центра, оставляя на броне хеска трещины и потёки. Ацолейт посылал огонь навстречу противнику, но видимого вреда нанести не мог. Сильный жар окружал место их сражения, и Фрисс не мог рассмотреть в огне, чем является эта сфера. Он решил ударить наугад.

— Ал-лийн!

Наколдованная вода пролилась на сферу, испаряясь на лету, и непонятное создание замерло на месте, закружилось, направляемое осторожными касаниями крыльев Ацолейта — и без следа втянулось в Пик Огня. Камень потёк крупными каплями, Ацолейт провёл пылающей ладонью по своей броне, заживляя трещины и проколы.

— Мощь Кеоса! — сердито рыкнул он. — Эта дрянь неистребима!

— Что это такое? — с любопытством спросил Речник.

— Думал, ты знаешь, маг с поверхности, — пристально поглядел на него хеск. — Ты вроде знал, что делаешь!

— Я не маг, просто мирный путник, — покачал головой Фрисс. — Это было существо или вещество?

— Это была энергия, — пламя вокруг Ацолейта усилилось и сердито загудело. — Очередной выброс. Спящие кристаллы просыпаются, теперь такого много. Тебе, мирный путник, не следует тут задерживаться.

Фрисс кивнул. Сфера ему не понравилась, слово "выброс" напомнило о мёртвой воде с сарматских станций, и Пик Огня тоже не внушал доверия.

— Скажи, где найти Храм Кеоса, и я тут не задержусь.

— Хиферу не говори, что помогал мне, — прогудело существо, указывая вдаль по улице.

Высокая ступенчатая пирамида, по стенам которой стекало пламя, находилась совсем рядом. Она казалась раскалённой добела, и Фрисс подошёл к ней с большой опаской. Однако Двухвостка ничего опасного не чувствовала, и он успокоился.

Как выяснилось, напрасно. Двое вооружённых Ацолейтов шагнули к нему, преграждая дорогу, и Флона попятилась, жмурясь от бьющего в глаза огня.

— Друзьям Эссейхаров запрещено входить в Храм, — прорычал один из хесков. — Иди своей дорогой!

— Я посланник Великой Реки, и верховный жрец Хифер меня ждёт, — сказал Фрисс, не прикасаясь к оружию.

— Хифер жалеет, что поверил Иррилою на слово, — оскалил клыки Ацолейт. — Он не знал, что ты на стороне Эссейхара. Теперь он посылает тебя в Пик Огня и передаёт тебе эту еду, чтобы Иррилой не говорил, что он о посланниках не заботится. Но в Храм ты не войдёшь. Проси ночлега у Эссейхара в Пике Огня!

— Странно у вас всё устроено, — хмыкнул Речник, пристраивая большой закрытый горшок на спине Двухвостки и надеясь, что через панцирь горячая глина не обожжёт её. Из горшка пахло жареными грибами, мясом и пряными травами. Фрисс посмотрел на Ацолейтов, на Храм, на подарок Хифера — и развернул Двухвостку носом к Пику Огня. Видимо, Хифер сам как-то узнал, что Речник помог тамошнему обитателю, и говорить не понадобилось. Интересно, чем же он Хиферу не угодил…

Фрисс не думал, что Пики Огня населены изнутри и вообще предназначены для жизни — по его мнению, там было жить так же удобно, как в кратере вулкана или сердце альнкита. Он боялся даже, что жар Пика не даст подойти к нему близко, не то что проникнуть внутрь. Но огонь оказался не таким уж сильным, и Фрисс спокойно подошёл к Пику и нашёл в его основании большую каменную дверь. Он постучал в камень рукоятью меча, не особенно надеясь, что ему откроют — но вскоре дверь повернулась на шарнирах, и наружу выглянул знакомый Ацолейт в поцарапанной броне.

— Не могу сказать, что я не предупреждал, — вздохнул он, рассматривая гостя. — И чем я могу тебе помочь?

— Пусти переночевать, — попросил Фрисс. — У меня есть еда с поверхности и вкусные приправы. И Хифер подарил какое-то варево…

— Проходи, коли не боишься, — дружелюбно оскалился Ацолейт и отступил в полумрак. Речник оказался на лестнице, ведущей вниз, в небольшую пещеру у основания Пика — там жил его новый знакомый, Эссейхар по имени Монту.

Флона в пещеру не поместилась. Фрисс привязал её к основанию обелиска длинной, но не слишком прочной верёвкой — если будет выброс дикой энергии, Двухвостка сможет убежать и спастись. Он оставил ей кадку с водой и охапку стеблей тростника. После сухой и терпкой сердцевины Менси Двухвостка с радостью жевала подвядшую траву…

— Ничего не понимаю. Чем жрецу не нравится твоя работа? Он думает, что не нужно распределять энергию по городу? — Фрисс пожал плечами в недоумении. — Или что за Пиками следить не нужно?

— Да нет, я не знаю, что он там думает, но жалование нам всем урезали — и все умные ушли в Теу, осталось по одному Эссейхару на Пик — так, чтобы всё не повзрывалось, — со вздохом ответил Монту, облокотившись на каменный стол. — Хифер спохватился и больше нас не трогает. А в Храм нас не пускают уже лет триста… будто Кеос Всеогнистый живёт в этом Храме! Древний Владыка без Хифера знает, кому помогать…

Полумрак сгустился в пещере. Вдоль стен были прикреплены крупные яркие цериты, но сейчас Монту накрыл их колпаками, чтобы ручные летучие мыши не боялись света. Единственный кристалл остался над столом, и в его свете Фрисс не мог различить, чьё мясо в горшке, подаренном жрецами. О нравах Ацолейтов он знал мало и очень надеялся, что не съел сейчас разумное существо…

В Пике Огня еды не было, о чём сразу сказал смущённый Монту. Ацолейты были очень сильными демонами, из тех, которые едят только для удовольствия, а жизнь свою питают чистой энергией. Монту жил у самого мощного источника энергии в округе, еда у него появлялась только случайно. Фрисс подумал, что это не страшно — надолго Речник тут не задержится, а на пару дней ему хватит своих припасов.

— Теперь вас мало, и вам не сдержать энергию? Откуда её столько? — спросил Фрисс, думая о сияющей сфере, которую недавно уничтожил. Очень она была похожа на бесплотного хранителя станции "Идис"…

— Спящие кристаллы просыпаются, я же говорил, — тяжело качнул головой Монту. Он осоловел от непривычной еды, Фриссу казалось, что Эссейхар сейчас уснёт прямо на столе.

— Они внизу, под городом. Там очень опасно, — с трудом открыл глаза Ацолейт, когда Речник потянул его за крыло. — Энергия течёт вверх, потоками и лучами, а потом исходит из иглы, и мы делим её между всеми. Сейчас её слишком много, и камни Пика плавятся. Я собираю их обратно и склеиваю вместе, и так день за днём. Мне пора выйти на связь, пришелец, а я не могу головы поднять, куда это годится?!

Ацолейт протёр глаза кончиком крыла и попытался встать. Фрисс подставил ему руку, но слишком поздно вспомнил, что демон тяжелее его в несколько раз. Монту снова опустился на стул, Речник потёр ушибленное плечо.

— Так ты никуда не выйдешь, — сказал он. — Ты был ранен, и ты устал, почему ты не можешь отдохнуть этой ночью? Скажи, с кем выходить на связь, и я это сделаю за тебя.

Он сам потом удивлялся, что предложил Эссейхару такую помощь — но сходство Пика, гудящего от потоков энергии, с сарматской станцией заставило его предположить, что на связь тут выходят не силой магии, а с помощью механизмов… так почему бы Речнику не использовать механизм и не позволить Монту выспаться хотя бы одну ночь? Тяжело, наверное, каждый день собирать Пик по кусочкам…

— Ну, попробуй, — Эссейхар слишком хотел спать, чтобы спорить с добровольным помощником. — Будешь лезть наверх — держись за камни, не за металл, не то сожжёшь руки. В зелёный свет не лезь, в красном не задерживайся. В самом конце откроешь люк и встанешь у иглы. На ней белые камни, они светятся. Держи, это усилитель луча. Подставляешь под луч и направляешь на Теу… примерно вон туда. Ждёшь до писка в ушах, на писк говоришь "Пик Монту вызывает Йенса". Тебе ответит либо Арнигиль, либо Джарнек, либо кто-то от их имени… скажи им, чтобы не мешкали, кристалл уже проснулся. И запомни, когда и куда они прибудут…

Ацолейт опустил голову на стол и тут же захрапел. Летучие мыши под потолком заметались и чередой вылетели в незаметный ранее люк над головой хеска. Фрисс посмотрел на спящего, на гнутую железяку с мутной линзой, которую сжимал в руке — и последовал за мышами. Над ним сверкал многоцветными огнями Пик, пустой внутри. Спирали из огромных кристаллов и каменных пластин вились по его стенам, и Речник медленно полез наверх, цепляясь за камни и остерегаясь металлических проводов и штырей. Все камни были тёплыми, от каждой железки несло испепеляющим жаром, и Фрисс постоянно чувствовал, как сила бьётся под его руками, подобно живой крови. Пик был очень высоким, Речнику показалось, что он ползёт целую вечность, но в конце концов стены сблизились — и завершились кристаллической крышей с неприметным люком в ней. Фрисс удивился, что ширококрылый и широкоплечий Монту пролезает в такую узкую дырку — там еле хватало места для человека.

Люк открылся на удивление легко, и Речник выбрался наружу. Весь Сиртис лежал под ногами, рыжеватая дымка клубилась над головой, а рядом сверкала и еле заметно дрожала игла обелиска. Речник стал искать, в какой стороне Теу, посмотрел вниз и нахмурился.

Уже знакомые зелёные сферы небольшой стаей вились вокруг одного из домов, то влетая в окна, то вылетая из прожжённых в стенах отверстий. Несколько Ацолейтов неохотно пятились от здания, пригибаясь к земле при каждом движении сфер. Через несколько мгновений Пик Огня дрогнул от мощного удара — дом взорвался, и камни вспыхнули на лету белым пламенем, разлетаясь по округе каплями расплава. Здесь многие строили из красного гранита, а он умел плавиться, только Фрисс боялся даже думать, как сильно он должен был нагреться…

Испуганные, а потом и возмущённые крики доносились от места взрыва. Но Речник не мог никому там помочь. Он вспомнил, зачем его позвали наверх, и поднёс гнутую железку к белому лучу. В ушах запищало почти сразу же, видимо, загадочные Арнигиль и Джарнек ждали Монту давно.

— Эссейхар, куда ты делся? — неведомое существо говорило неразборчиво, шепелявя и присвистывая. — Что с кристаллом?

— Кристалл проснулся, — громко и внятно сказал Речник, не понимая, как работает связь Пика, но надеясь, что он ничего не напутал. — Монту просил не мешкать. Когда и где вас ждать?

Далёкий голос замолчал, и Фрисс испугался, что существо оборвёт связь, но нет — вскоре оно ответило, старательно выговаривая слова:

— Завтра в Акене Летучей Мыши ждите нас у Пруда Пылающих Чаш. Мы, Джарнек и Арнигиль, прибудем вместе и со снаряжением. Надеемся, что дорогу нам покажут…

На обратном пути Речник встретил Эссейхара — тот сидел на крыше своей пещеры и пытался проснуться.

— Что там, знорк? Я слышал взрыв… — он встряхнулся, отгоняя сон. — Из Теу тебе ответили?

— Всё в порядке, Монту, и зря ты не спишь, — усмехнулся Речник. — Прибудут в Акене Летучей Мыши к Пруду Пылающих Чаш, вместе и со снаряжением. А взрыв был. Опять дикая энергия. Чей-то дом рассыпался в щебёнку…

— Ахррр… Хифер точно свалит это на меня, — мотнул головой Эссейхар и спрыгнул в пещеру. Когда Речник заглянул в люк, намереваясь прыгнуть следом, Монту уже дремал на столе, раскинув крылья. Фриссгейн осторожно прошёл по его спине и нашёл себе ложе в углу пещеры.

Когда Речник проснулся, Эссейхар встретил его радостным оскалом. Хеск уже успел подняться на Пик, собрать все рассыпавшиеся камни и штыри, уничтожить две сферы дикой энергии и принести воды Двухвостке. Ночной взрыв не напугал Флону, она спокойно дремала там же, где Речник оставил её.

— И ничего не сделать с этими кристаллами? — после ночного происшествия Речник был встревожен. — Тут же у вас сарматы живут. Они знают толк в установках, делающих энергию! Может, ваши кристаллы надо расплавленным ипроном залить?

— Без сарматов зальём, — сузил глаза Ацолейт. — Им до чужих установок дела нет! Ночью прибудут Йенса, они знают, как гасить кристаллы. К утру управимся. Вот только… не хочешь помочь мне в одном деле? Со связью у тебя хорошо получилось, а тут ещё проще. Очень выручишь весь город и меня вместе с ним…

— В чём помочь-то? — спросил Речник, удивлённый и обрадованный тем, что Эссейхар уже нашёл и способ убрать дикую энергию, и тех, кто это сделает. Он готов был остаться в Сиртисе ещё на пару дней, если это поможет городу.

— Йенса не будут работать бесплатно, а у меня нет лишнего мешка денег. Спроси с Хифера нашу законную награду! Скажи, что погасишь кристалл, и узнай, сколько он предложит. Сам я сходить к нему не могу — меня на подлёте пристрелят, — с сожалением сказал Монту. — А тебя он не тронет, ты же посланник Эглая…

— Пусть не тронет, но и награду мне он давать не обязан, — покачал головой Речник. — Мне нравится то, что задумал ты, но ничего не обещаю…

Против ожидания, в Храм его впустили. Пришлось помахать Верительной Грамотой — и дыхание холодной и бурной Реки было столь сильным, что пламя на стенах пирамиды заметалось и потускнело, а жар сменился мягким теплом. Фрисс прошёл по раскалённым коридорам, не опалив лица, и встретился с Хифером.

— Сила Реки со мной. Я берусь погасить кристалл под вашим городом и избавить вас от взрывов и разрушений, — сказал Речник, протягивая Грамоту крылатому жрецу. Тот коснулся её — и отдёрнул руку.

— Тысяча проклятий на голову Эссейхара! Где он тебя нашёл?! Скажи ему — если он и его богомерзкие союзники тут не появятся, а кристалл погаснет, тебе я вручу семьсот кун. Никто не скажет, что Хиферу нет дела до городских бед!

— Никто и не говорит, — склонил голову Речник и попрощался с Ацолейтом. Жрецы проводили его до переулка, но никто ничего ему не сделал и не сказал…

Ярко одетая кимея с мокрой взъерошенной шерстью сидела на крыльце и что-то увлечённо записывала в свиток, не замечая ничего вокруг. Речник чуть об неё не споткнулся, но в последний момент остановился и аккуратно обошёл кимею. "Жарко им тут, — подумал он рассеянно. — И как они огня не боятся…"

— Семьсот кун! Что ты сказал ему, знорк? — Монту в изумлении замахал крыльями, спугнув летучих мышей с потолка. — Мы поделим награду на четверых, это точно…

День прошёл спокойно, хотя для этого Эссейхару и Речнику пришлось до вечера сидеть внутри Пика. Снаружи разбирали обломки, оставшиеся после взрыва дома, и Монту опасался, что жители сорвут злобу на нём или на знорке-чужестранце…

В самый глухой час ночи двое стояли на берегу тёмного пруда, окружённого пылающими деревьями Тунги. Монту, пробираясь к пруду, замечал в переулках Ацолейтов в жреческих украшениях, всеми силами пытался "стряхнуть их с хвоста" и надеялся, что это ему удалось.

— Слишком любопытен наш Хифер, — ворчал он, скрываясь в неверных сполохах Тунги.

Яркая белая вспышка рассекла мрак. Это был не выброс дикой энергии — это прибыли союзники Эссейхара, невысокие люди-ящеры с прохладной кожей и мягкими движениями. Прозрачные гребни колыхались на их головах, тела скрывались под бронёй из белесого хуллака — странной ткани, гасящей любое пламя — а за плечами покачивались тяжёлые на вид сумки из драконьей кожи.

Один из пришельцев улыбнулся, оскалив иглоподобные зубы, и шагнул к Монту.

— Мы договорились о встрече. Джарнек и Арнигиль, Мастера Кристаллов. Эссейхар Монту?

— Хорошо, что вы здесь, — прогудел Ацолейт. — Я Монту. Мой спутник — Фриссгейн, учёный путешественник. Мы вне закона, но пусть это не беспокоит вас. Ночь коротка, а дел полно.

Джарнек и Арнигиль переглянулись.

— Ты прав, Эссейхар. Кристалл ждать не будет, — сказал один из них. — Показывай дорогу.

Они быстро и тихо шли за Ацолейтом. Фрисс только старался не отстать. Путь привёл их не к Пику Огня, как думал Речник, а на задворки, где среди плит мостовой притаилась тяжёлая каменная крышка люка, покрытая хесскими письменами. У Монту нашёлся ключ от колдовского замка — и вскоре трое хесков и человек спустились в глубокое подземелье, полное света и огня.

Когда невидимые щупальца жара потянулись к лицу Фрисса, а перед глазами зарябили зелёные искры, Речник поспешно надел шлем. Ацолейт насмешливо приоткрыл пасть, зато двое Мастеров переглянулись и надели маски, закрывающие глаза толстым тёмным стеклом. Они не были созданиями Кеоса и не хотели обуглиться заживо!

Жутко и красиво было внизу, среди кристаллических столбов, белых, золотых, алых и тёмно-багровых. Одни кристаллы были так велики, что казались гранёными колоннами, другие росли друзами и достигали Фриссу до колена. Все они обжигали даже сквозь скафандр, и ни один не был достаточно мал, чтобы незаметно отломить его и унести. А Фрисс долго выглядывал мелкие кристаллики… нет, он не надеялся разбогатеть, продав их, интересы у него были строго научные. Сила, текущая здесь, чересчур похожа была на силу сарматской станции. Где-то шли знакомые реакции распада, и Речник подозревал, что кристаллы не сами выросли, а были выращены — как не растут сами сарматские установки…

"Гедимина бы сюда, он бы разобрался, что как работает," — печально подумал Речник. "И кристалл бы погасил, ну или зажёг…"

— Зря вы так запускаете кристаллы, — прошипел Джарнек, вздыбив гребень на затылке. — Доиграетесь ведь…

Огромный кристаллический столб, чёрный с алыми вкраплениями и полосами, полыхал особенно горячо и сыпал во все стороны зелёными искрами. Фрисс тайком вынул из сумки дозиметр и услышал резкий неприятный писк. Число на экране еле-еле там уместилось, а стрелка под экраном уверенно указала на кристалл. Прибор запищал снова, убеждая Фрисса уйти отсюда подальше.

— Убери свою пищалку, — попросил Арнигиль, копаясь в заплечной суме. — Джарнек, нам смолы-то хватит?

— Проку от смолы, придётся лить свинец, — Джарнек осторожно щупал кристалл раздвоенным прутом из серебристого металла. Прут искрил и оплавлялся на глазах.

— Монту, отойди! Пусть ты Эссейхар, и к энергиям привык, но тут будет очень жарко!

Против ожидания, Ацолейт даже не пытался спорить и шмыгнул за угол, прихватив с собой Речника.

— Не взорвёмся? — тихо спросил тот, вспоминая, как выключается дозиметр. Писк уже раздражал не только Арнигиля, но и Фрисса, и даже Ацолейт морщился.

Ответить Монту не успел. Что-то грохнуло за стеной, и длинная молния промчалась по туннелю. В пещере кристаллов что-то скрипело, хрустело, трещало и вспыхивало. Монту прижался к стене. По земле бегали зелёные и белые сверкающие волны. Временами всё стихало, но потом возобновлялось.

— Надо посмотреть… — шепнул Монту, выходя из укрытия, когда затишье затянулось. Фрисс последовал за ним.

Кристалл с прожилками почернел окончательно и покрылся блестящими потёками свинца. Металл уже почти застыл. Арнигиль и Джарнек сидели рядом и пытались отдышаться.

— Дело сделано, — устало сказал Арнигиль, снимая защитную маску и проводя лапой по глазам. — Больше кристалл не проснётся. Может, мы и перестарались…

Монту покосился на камень и хлопнул крыльями.

— Туда ему и дорога. Вы не пострадали?

— Нет, но дело было жаркое! — прошипел Джарнек и попытался встать. — Пора уходить, близится рассвет!

— Держитесь за меня, Йенса. Долетим. Фрисс, найдёшь дорогу к Пику, или за тобой вернуться?

Речник заверил, что дорогу найдёт, и вскоре все четверо вышли из раскалённой пещеры. Никто не сбежался к люку на треск и искры, никто не следил за Эссейхаром. Монту, усадив к себе на спину Джарнека и Арнигиля, тяжело взлетел и направился к Пику, Речник неспешно пошёл следом. "Видно, в этих кристаллах есть ирренций, — думал он в тишине ночного города. — Интересно, Гедимин слышал о таких штуках?.."

Наутро Фрисс пошёл к Хиферу за обещанной наградой. Монту, Арнигиль и Джарнек отсиживались в Пике Огня. Речник отдал Мастерам Кристаллов часть припасённой рыбы и бочонок с водой, эти существа, в отличие от Эссейхара, изредка нуждались в еде.

Кимея со свитком на углу подняла голову на миг и приветственно помахала Речнику лапой. Фрисс чувствовал, как по Сиртису разливается спокойствие. Невидимая угроза больше над ним не нависала. Речник рад был этому, а вот Хифер — не очень. Его броня почернела от гнева, но навредить посланнику Реки он не решался.

— Эссейхар и водяные твари были тут и разрушили наш кристалл. И ты ещё рассчитываешь на награду?!

— Я погасил кристалл, как мы условились, больше в Сиртисе не будет выбросов энергии, не будет пожаров и взрывов, — качнул головой Речник. — Теперь исполни свою часть договора, верховный жрец…

— Мне жаль, что я пустил тебя в город, знорк, — прогудел Хифер, бросив на стол пару кошелей из кожуры Нушти. — Лучше для тебя было бы сгореть в Дымном Озере!

Когда Фрисс вернулся в Пик, демоны обсуждали, уходить ли Монту из Сиртиса прямо сейчас или выждать неделю-другую. После того, как Речник высыпал награду на стол Эссейхара, обсуждение разгорелось с новой силой. Монту считал, что Хифер выместит на нём злобу при первом удобном случае, Джарнек и Арнигиль обещали найти для Ацолейта работу в Теу, где они сами жили…

Эссейхар долго делил и переделивал награду, пока все не остались довольны. Мастера Кристаллов получили шестьсот кун, а пятьдесят Монту отдал Фриссгейну. Речник хотел вернуть — Ацолейт сказал, что и слышать об этом не желает.

— Мы уйдём ночью, из Теу пришлют телепорт за нами, — сказал Арнигиль. — Фрисс, хочешь с нами?

— Жаль, но мой путь пролегает далеко от Теу, — покачал головой Речник. — Царство Сиркеса ждёт меня. Спасибо тебе за гостеприимство, Монту Эссейхар, и за награду — я её не заслужил!

Долгим и тяжёлым был путь по каменистым равнинам Кваргоэйи, вдоль берега Дымного Озера, в зловонном горячем дыму, по осколкам спёкшейся земли и обсидиана. Скоро и Менси перестал рости на приозёрных полях, только листья Маа да ветви Тунги пламенели вокруг дороги. Чем дальше Фрисс спускался, тем становилось жарче. Когда жаром начала дышать сама земля, Речник понял, что ступил на землю Сиркеса…

Глава 10. Царство Сиркеса

За много тысячелетий до Применения появилась эта пылающая земля, и один правитель был у неё — Сиркес, бог подземного огня, сын Кеоса Всеогнистого. Его царство называли Огненным Поясом Хесса, и Фрисс готов был к иссушающему жару и вихрям огня и пепла над мёртвой землёй. Он немного боялся за Двухвостку, но Флона, плоть от плоти Хесса, бесстрашно шла по горячей земле, застывающей лаве и колкому обсидиану. Если острые осколки протыкали её шкуру, Фрисс наносил на рану воинский бальзам. Двухвостка, похоже, не чувствовала ни жара, ни боли…

По утрам подземное солнце приподнималось над равниной — и тонуло в алом тумане, почти не давая света. Эту землю согревало не светило, а подземный жар, рвущийся наружу из каждой трещины. Воздух дрожал над раскалёнными провалами, и Фрисс боялся, что земля разойдётся под лапами Двухвостки, и путники сорвутся в огненную бездну. Кое-где земля обжигала сквозь сапоги и скафандр, над любой дырой в камне можно было нагреть воду, а над самыми глубокими — даже вскипятить.

Тут росло что-то вроде Шеелка, полуобугленного и иссушенного. Даже Огненному Листу здесь было жарко. Но жизнь на Огненном Поясе была, и Фрисс смотрел по сторонам настороженно. Кроме хранителей подземного огня — могущественных Нэрэйнов, мудрых саламандр и литейщиков-форнов, у озёр бродили свирепые Существа Сиркеса. Было время, когда они доходили до самой Реки, и справиться с ними было нелегко. Сильные демоны, чья шкура прочностью превосходила стальную броню, умели выдыхать огонь и желали только крушить и убивать. Они проходили по Энергину, как огненный смерч…

Речник не боялся Существ Сиркеса и готов был сразиться с ними или спрятаться от них, если их слишком много. Его беспокоила Кесса. Мало того, что ей предстояло пройти сквозь пламя и удушливые испарения Дымного Озера и бесчисленных разломов — так ещё и эти голодные демоны ждали её, и они были не столь разумны, чтобы испугаться Чёрной Речницы. Да что там — стая этих созданий напала когда-то на самого Келгу Лучника, великого воина и героя древности! Даже ему нелегко было справиться с ними…

Путешествие по берегу Дымного Озера затянулось на много дней, с трудом различимых в одинаковой красной дымке. Но однажды Речник заметил, что раскалённый ветер с озера дует ему в спину, и дышать стало легче. Двухвостка радостно фыркнула и пошла быстрее, Речник тоже приободрился. А вскоре он увидел на горизонте широкую полосу ярко-красного сияния. Там светился разлом, очень большой и глубокий, и Фрисс решил подойти к нему и осторожно заглянуть в недра земли.

У Дымного Озера было много дыр и провалов, прожжённых брызгами магмы. Но самые глубокие пропасти подземный огонь прокладывал изнутри. Прозрачное марево колыхалось над близким разломом, и в дрожащем тумане Фрисс разглядел странные настройки на краях расщелины.

"Кто решил поселиться в вулкане?" — слегка удивился Речник. Он подошёл поближе и у края котлована увидел знамёна — несколько обугленных по краям полотнищ жёлтой ткани с изображением серо-стальной белки. Под ближайшим флагом стояла большая чаша, и рядом с ней переминалось с ноги на ногу невысокое хрупкое существо.

За надстройками у разлома чудилось движение. У дальних знамён тоже кто-то стоял, но в струящемся мареве черты лиц расплывались…

Из разлома выбралось более крупное существо, подошло к чаше и опустило в неё нечто, вспыхнувшее алым огнём. Голоса отнёс ветер, но второе существо кивнуло и снова скрылось в провале. Первое же переложило что-то в чаше с места на место и вернулось туда, где стояло.

Фриссу издали казалось, что существо у разлома окутано раскалённым туманом и поневоле купается в огне, но он подошёл ближе и не почувствовал ни капли жара.

— Солнечная кошка вышла на дорогу! — произнёс он положенное приветствие и с изумлением понял, что фраза как раз к месту. У знамени стояла золотисто-жёлтая кимея в пёстром ало-чёрном одеянии.

— Это день золотого света, — серьёзно кивнула она. — Прости, что не могу угостить тебя ничем. Мой дом не здесь, а тут есть нечего.

Кимея была так спокойна, словно стояла не на краю разлома в огненном тумане, а на зелёном берегу Реки.

— У меня есть еда, не волнуйся за меня, — сказал Речник. — Моё имя Фриссгейн.

— Долог же был твой путь, — вздохнула кимея. — Меня зовут Огниста. Ты не заглядывал никогда в Викению? Чем-то лицо твоё мне знакомо.

— Надеюсь, путь ещё приведёт меня туда, — ответил Фрисс. — Что это за разлом, и что тут делают кимеи?

— А, ты не знаешь… Это Анави. Место, где добывают Огненный Анфракс — Земную Кровь. Рудник правителя Сиркеса. Хочешь посмотреть вблизи?

Фрисс подошёл и заглянул в пропасть. Надстройки оказались ненадёжными оградами и лестницами, ведущими в глубину. Где-то на дне мерцала магма, но она была гораздо глубже, чем казалось Речнику раньше. По крутым обрывистым стенам вились лестницы с грубыми каменными ступенями, и кое-где чернели дыры боковых туннелей. Ни один путь до магмы не доходил, и она не доставала до нижних ступеней, даже когда беспокойно шевелилась на дне и тянула к ним огненные щупальца. Внизу медленно бродили Существа Сиркеса, изредка поднимаясь на поверхность с найденным кристаллом Анфракса. Они были спокойны и сосредоточенны, и даже не обратили внимания на чужака. Даже для таких сильных демонов эта работа была нелёгкой.

Кимея терпеливо ждала, когда Существо Сиркеса принесёт ей камень. Она показала Речнику содержимое чаши — грубые обломки горной породы, из которых одним лишь краешком сверкал драгоценный Анфракс. Он горел, как глаз свирепого дракона, как магма на дне разлома, и цвет его был цветом крови.

— Наверное, они нечасто попадаются, — сказал Речник, глядя на камни с благоговением. На поверхности такой обломок можно было бы обменять на небольшой город.

— Раз в неделю, иногда реже, — кивнула Огниста. — Зато тут много обсидиана и матричного камня. Он тоже полезный.

— А давно тут этот рудник? Бывает же, что разломы извергаются, и что вы тогда делаете? — спросил Речник. — Это не опасно?

— Извергается он редко, — слегка нахмурилась кимея. — А сейчас — ничего. Там жарко, но Существа Сиркеса привыкли.

Фрисс ещё не привык, и жажда мучила его всё сильнее. Он полез в сумку за флягой, достал впридачу одну рыбину — слишком сухую и солёную, но выбора уже не было — выпил немного и предложил Огнисте еду и воду.

— Ты очень щедрый, путник, спасибо тебе, — кимея сделала один глоток и вернула флягу, но рыбу бережно спрятала в свою сумку.

— Мне так кажется, или Сиркес вовсе не кормит тех, кто работает в Анави? — нахмурился Речник, глядя по сторонам. Ничего съедобного рядом с разломом не было.

— Склады вон в той стороне, — указала кимея. — Нет, разумеется, он привозит каждую неделю мясо и овощи, а воду пополняют каждый день. Тут Существа Сиркеса, они без еды не работать будут, а друг друга есть. Но рыбы тут не бывает, и я по ней уже стосковалась. Что-то я могу сделать для тебя, воин Реки?

Фрисс на удачу не надеялся, но почему бы не попробовать?

— Огниста! Можешь пустить меня в разлом? Никогда не видел, как ищут Огненный Анфракс! У нас столько рассказывают про Земную Кровь…

Кимея насторожила уши.

— Фриссгейн, — она с сомнением покачала головой, — ты думаешь, тебе это точно нужно? Так рисковать головой в дыму и огне?

Она заглянула Речнику в глаза, но он не дрогнул.

— Мне дали карту, чтобы я мимо Анави не прошёл. Если я не посмотрю на всё вблизи, меня вся Река засмеёт! — сказал он, вспомнив то, что слышал о кимеях и их обычаях. — Скажут, что Речник Фриссгейн нелюбопытен, труслив и туп. Мне ваши драгоценности не нужны, мне нужно моё доброе имя…

Огниста решительно кивнула и призывно засвистела, негромко, но переливчато, склонившись над разломом.

— Нельзя спускаться в одиночку, даже мне, — сказала она на удивлённый взгляд Речника. — Ищу для тебя проводника. Кто-нибудь из Сурруков сейчас освободится. Они очень осторожны, видят сквозь камень… и потолковее Существ Сиркеса.

Закончив фразу, Огниста посмотрела на Фрисса смущённо — обычаи кимей не позволяли называть кого-то тупым, даже косвенно. Речник согласно кивнул — за особенности своего разума Существа Сиркеса могли винить только создателя, но не кимею…

— Огниста? — резкий возглас застал врасплох Речника, дева-кошка же обернулась с радостью. У края разлома стояло высокое существо с мягким ветвистым рогом на макушке, мощной клешнёй на конце хвоста, тёмно-синей кожей и яркими жёлтыми узорами на ней.

— Илмон! — кимея кивнула существу. — У нас гость с поверхности, Речник Фрисс. Покажи ему, как ищут Анфракс. Походи с ним по верхним туннелям.

Илмон шевельнул хвостом.

— Можно… Анфракс не обещаю, но что-нибудь найдём.

— Я не за драгоценностями, Илмон, — заверил его Фрисс. — Их забирайте себе. Но то, что вы видите сквозь камень, очень интересно…

Ветвистая антенна на голове существа резко качнулась.

— Не отходи от меня. Спускайся осторожно. Магма не любит шуток.

Медленно они пошли вниз по грубо вытесанной лестнице. Строители рудника не подумали ни о заграждении, ни даже о выступах для рук, а тысячи лап искрошили края ступеней, и спускаться стало очень неудобно. Хорошо, что лестница была широкой, и Существа Сиркеса, идущие навстречу, спокойно расходились с Сурруком и Фриссом. Видно было, что ничего они из разлома не вынесли. Только некоторые возвращались с отломленными плитами серого матричного камня — тугоплавкого, но податливого резцу, минерала, из которого повсеместно делали формы для отливки.

— Как видишь, недаром они ходят без корзин и мешков, — остановился для пояснения Суррук. — Наши находки можно и в руках донести.

Фрисс задумчиво кивнул. Илмон пошёл дальше. Он не смотрел вниз, на магму в глубине расщелины, а вот Речник не мог отвести от неё взгляд.

— Не думай о ней, сейчас она спокойна, — сказал Суррук, заметив его растерянность. — Если ей захочется наружу, ничто нам не поможет.

— Ты не огненный демон, тебе не страшно тут? — спросил Фрисс, идя вслед за ним.

— Некогда думать, знорк, — вильнул хвостом Илмон. — Мы ищем и ищем, с рассвета и до заката. Недавно, к примеру, Сиркес захотел получить большую цельную плиту матричного камня. До сих пор не нашли, одни мелкие обломки… Тебе какой туннель нравится?

Они стояли на небольшой площадке посреди спуска, и перед ними в стену разлома уходили грубо вырубленные шахты.

— Вот этот, — Фрисс ткнул в стену наугад. — У тебя нет факела? Я в темноте не вижу.

— А! Сейчас будет, — Суррук нырнул в темноту и вернулся с обломком дерева, обвязанным высохшей кожурой Менси. По его жесту Существо Сиркеса остановилось и выдохнуло на факел немного пламени.

— Теперь иди за мной. Только молча! — сказал Илмон, вручив Речнику источник света.

Факел чадил, коптил, светил он прескверно. Фрисс шёл почти наощупь. Хорошо, что Суррук не торопился. Он шёл медленно, осторожно ощупывая воздух вдоль стен, и его мягкий рог раскачивался вовсе не в такт шагам.

Туннель был извилист, не расчищен как следует, обломки руды усеивали пол, где-то уже успели установить крепи, а где-то коридор держался сам по себе. Постепенно Суррук впадал в беспокойство, часто останавливался и растерянно ощупывал стены. Потом он остановился, тонко вскрикнул, бросился наземь и стал разрывать рыхлую пемзу мощными когтями.

— Здесь! — коротко бросил он Речнику. Тот укрепил факел в расщелине стены и поспешил на помощь хеску.

Они копали долго, царапаясь о крошево пемзы и осколки обсидиана. Когда Илмон нашёл что-то на дне ямы, Фрисс уже мог забраться в эту яму по пояс. Хеск ещё раз вскрикнул и сжал комок пемзы в кулаке. Яркий алый луч хлынул из трещин в хрупкой руде. Илмон держал на ладони Огненный Анфракс.

— Вот так, — сказал он и протянул камень Фриссу. — А теперь пойдём наверх, пока не дождались обвала.

Огненный Анфракс, большей частью скрытый в пемзе, был тяжёл, светился ярко, но не источал жара, что даже удивило Речника. Фриссу хотелось очистить камень от остатков породы, но он сдержался.

На лестнице камень увидели Существа Сиркеса — и остановились, уступая удачливым изыскателям дорогу. Одно существо забрало у Фрисса факел, погасило и отгрызло обугленную часть. То, что не догорело, осталось в туннеле для следующего любопытного пришельца.

Когда они вышли из разлома, воздух жаркого Подозёрья показался Фриссу чистым и прохладным. Огниста по-прежнему охраняла чашу и знамя, но теперь с ней рядом на камне сидела другая кимея, вся увешанная разноцветными ленточками. Она дремала.

— Фриссгейн и Илмон! Как сходили? — взволнованно спросила Огниста. Речник подошёл к чаше и не без сожаления опустил в неё пылающий Анфракс.

Огниста негромко мяукнула и склонилась над чашей.

— Камень! Илмон, ты нашёл камень?! Фриссгейн, ты приносишь удачу!

— Первый Анфракс нового туннеля, — качнул головой Илмон. — Надо расширить проход…

— Скажи Существам Сиркеса, пусть они это сделают, — кивнула кимея. — Хорошая новость!

— Тогда я иду? — Суррук уже торопился под землю.

— Подожди, Илмон, — остановила его помрачневшая кимея. — К нам пришёл вестник Миерн.

Суррук покосился на спящую кимею в лентах и негромко зашипел.

— Что опять?

— Авасти хочет извергаться, — посмотрела ему в глаза Огниста. — Миерн думает, что нас не достанет, но Авасти пульсирует, и может быть…

— Только вторичной волны не хватало! Отведу всех с нижних уровней… — Илмон скатился по лестнице в разлом. Огниста, Фрисс и очнувшийся вестник переглянулись.

— Опасно для тебя здесь быть! — сказала кимея Речнику. — Ударит вторичная волна — магма выплеснется наружу. Куда ты хотел идти?

— Прямо вниз, и как можно быстрее, — Фрисс закинул свою сумку за спину.

— Прямо вниз?! Авасти прямо под нами! Как ты пройдёшь сквозь огонь?! — кимея смотрела на него с ужасом.

— Там огонь, здесь огонь. Может, я обгоню извержение? — пожал плечами Речник и подозвал Двухвостку. Она тревожно фыркала и переминалась с лапы на лапу, видимо, слова о близком извержении не были пустым звуком.

— Гонки с магмой добром не кончаются, — протянул Миерн, протирая глаза. — Она льётся вчетверо быстрее, чем ты идёшь.

— А что мне делать? — ненадолго остановился Речник. — Как долго продолжается такое извержение?

— У Авасти — недели две, и то ещё магма не застынет, — Миерн зевнул. — Сидел бы ты дома. Лучше быть живым, чем оживлённым…

Последние слова он пробормотал уже во сне. Огниста поглядела на него с укором.

— Не обижайся на Миерна, Фрисс. Он очень устал. Тебе нельзя идти вниз.

— Что же можно? Тут из каждой трещины готова хлынуть магма, — напомнил Фрисс кимее.

— Погоди, Речник. Может, у нас получится тебе помочь…

Она подошла к разлому, негромко мяукнула и помахала рукой кимее у соседнего знамени. Та ответила на том же наречии. Они переговаривались недолго, и вскоре две кимеи подошли к Речнику. Огниста встряхнула за шкирку Миерна, он обиженно зашипел, но после обмена короткими возгласами присоединился к кимеям.

— Огниста, ничего не бойся, мы втроём справимся, — сказала незнакомая кимея. — Ты тоже не бойся, Речник. Я Эвся из Викении, и я там не последний маг.

— Что вы затеваете? — настороженно спросил Фрисс.

— Мы перебросим тебя через Авасти, — сказала Эвся. — Если всё правильно рассчитать, это проще простого — и совершенно безопасно.

Они снова перешли на свой язык, чертили знаки на земле и тут же стирали их. Фрисс молча смотрел на них. Никогда он не слышал, что у кимей, как у могучих демонов, есть телепорты…

— Мы опустим тебя на берегу Огнистой, на самой границе, — сказала Эвся, когда кимеи договорились. — Около городов нам тяжело перемещать.

— Нет, что же… Я не против, — пробормотал Фрисс, загоняя Двухвостку в центр знака, начерченного полукошками.

— Готов? Держись крепче. Сопротивление воздуха просчитать труднее всего! — покачала головой Эвся и отошла от знака. Трое кимей встали вокруг, замолчали, и Фрисс увидел, как его с Двухвосткой накрывает купол золотистого цвета. А через пару мгновений Речник почувствовал, что растворяется.

Он расплывался, смешиваясь с облаками, и в то же время стоял на краю Анави. Тело растягивалось, превращалось в туманные пряди, никакой боли не было, но голова кружилась. Фриссу казалось, что он протянулся, как мост, над равниной от Анави до границ соседней страны. Он не видел чётко ни одну из местностей, только неясные осколки мелькали перед глазами. Он повис над страной — видимо, что-то помешало кимейской магии.

Расщелина Авасти дышала жаром прямо под ним. Она пульсировала, и порой магма выплёскивалась наружу. Маленькие кратеры по краям отчаянно дымили. Уровень магмы в разломе поднимался медленно, но неумолимо. Сеть трещин расползалась от его краёв — и вдруг с оглушительным грохотом земля просела, и фонтан лавы поднялся над провалом. Фрисс закрыл глаза, уверенный, что магма движется к нему — и тут он и останется.

Очнулся он невдалеке от Огнистой, одной из пылающих рек Хесса, вдали от неспокойных разломов. Двухвостка нетерпеливо толкала его носом, ей не терпелось покинуть жаркое Царство Сиркеса. Фрисс не возражал.

"У Авасти не было никого, а до Анави далеко. Есть ещё надежда, что они успели уйти…" — думал Речник и очень надеялся, что извержение кимеям вреда не причинит. И что все успеют выйти из разлома до того, как лава двинется к его краям…

Глава 11. Мэйсин

Два дня Речник лежал в тени Кенрилла и вставал только для того, чтобы напоить Двухвостку. Она паслась вокруг, нарезая круги по сочной траве, и ничем не тревожила Фрисса. Такой упадок сил был знаком ему ещё по первому походу в Хесс вместе с посольством Реки. Тогда все лежали без движения, покинув Царство Сиркеса. Ондис-целитель советовал лежать, пока силы не вернутся полностью, иначе можно было заболеть, и очень тяжело…

Фрисс отдыхал бы и дольше, ему нравилось тут — если не вглядываться, степи Мэйсина не отличишь от берегов Реки. Особенно они похожи на Олданию, с её высокотравьем, зарослями причудливо изогнутой Минксы и путаницей вьюнов в травяных стеблях. Только слишком мелкими были травы Мэйсина, чуть выше человеческого роста…

Внизу, под обрывом, медленно струилась незастывающая лава — река Огнистая надвое рассекала степь, обжигая жаром и пеплом прибрежные травы, но чуть поодаль жар превращался в приятное тепло, а пепел рассеивался. Травы на золе и пемзе разрастались буйно, Двухвостка жадно поглощала их и отказывалась от сушёной Нушти. Где-то за рекой кочевали несметные табуны Единорогов, демонических лошадок странной внешности и не самого мирного нрава, и сама Королева Мэйсия вела их, превратившись в огромного чёрного Единорога. Фриссу незачем было идти на тот берег, и он медленно ехал вдоль Огнистой, по направлению к городу Хьюрти.

Здесь завершался Верхний Хесс и начинался Средний, небо поднималось так высоко, что с самой высокой горы было не дотянуться до него, а белесо-рыжая дымка превращалась в золотистые облака, иногда темнеющие и проливающиеся дождём. Фрисс рад был первому ливню, промочившему его с Двухвосткой до последней нитки и чешуйки — это была первая небесная вода, увиденная Речником в Хессе. И багряное подземное солнце тут светлело и рыжело, и даже поднималось над горизонтом полностью, хоть и ненадолго. Днём в Мэйсине было так же светло, как и на поверхности. А ночью поднимались подземные луны, тусклые, укутанные дымкой.

Фрисс думал, что эти земли наверняка удивили Кессу своим сходством с приречными степями. Он почему-то надеялся, что она дошла до них, а не повернула к поверхности, увидев вблизи Царство Сиркеса.

За дикой степью потянулись поля, прорезанные узкими каналами и огороженные непроходимым Кенриллом и зарослями мерфины. Мерфина, куст, неуязвимый для огня, ограждала поля от пожаров — и от особенно толстокожих существ, которым нипочём колючки. Её окружало невидимое, резко пахнущее облако испарений, после которых несколько дней больно было дышать, и всё лицо горело. Речник даже обжёг руку о листья мерфины — и подумал, что отвык ходить без скафандра.

Руула, Минкса и Эммер, посеянные в полях, уже цвели, и всё вокруг покрывала пыльца. Где-то встречались грядки Униви и Хелтори, Усатки и Камти, даже Яртиса и Тулаци, и пряные запахи смешивались с тучами пыльцы. Двухвостка чихала и фыркала, воротя нос от "позолоченной" травы и жмурясь при виде мерфины. Фрисс думал, что хороший урожай будет собран жителями Мэйсина, если никакой беды не случится с полями дальше.

Города на пути Речника, Хьюрти и Вайтар, принадлежали народам, внешне похожим на людей, но окутанным множеством легенд, вымыслов и сплетен. Говорили, что сам Флинс, Бог Смерти, создал когда-то племя Йю — а уж от Йю произошли Йюнекси. Будто бы их можно было различить по цвету кожи и волос, а отличить от людей — по красным или оранжевым глазам. Были слухи, что Йю и Йюнекси пьют кровь путников, а то и продают людей для опытов Некромантам. Фрисс не знал, чему верить. Те селяне, которых он видел издали в полях Мэйсина, были заняты мирным трудом — впускали на поля воду, выдирали сорную траву или присматривали за стадами двуногих ящеров, которых здесь разводили на мясо. Некоторые поселенцы восседали верхом на Двухвостках, и порой Флона отзывалась на приветственный рёв собрата.

Фрисс остановился на развилке, выбирая дорогу, и его догнала повозка, запряжённая парой стриженых товегов. Она была небрежно прикрыта грязной циновкой, из-под которой выглядывал блестящий чёрный камень. Возница, низкорослый рыжеволосый Йю, натянул поводья, и товеги остановились.

— Хорошего дня, знорк-чужеземец, — сказал он и улыбнулся, показав небольшие клыки. — Ты не в Хьюрти едешь?

— И тебе всяких благ, Йю, — сдержанно ответил Фрисс, которому в свете легенд эта улыбка очень не понравилась. — Да, в Хьюрти. Не подскажешь дорогу?

— Направо. Нам, между прочим, по пути, — Йю подхлестнул товегов, и его повозка поравнялась с Двухвосткой. — Горный уголь нужен тебе? Могу продать недорого.

— Нет, совсем не нужен, даже даром, — ответил Фрисс, удивляясь ширине местных дорог. — И никаких товаров у меня нет. Скажи, где в Хьюрти можно остановиться на ночь?

— Точно не помню, — сам себе удивился Йю, — но любой дом, где на двери нарисована ветка Тунги, примет тебя с радостью. Тот же Ирдин Фаэл, например. Правда, он…

Йю осёкся и прикрыл рот рукой.

— В общем, ищи ветку Тунги. Это обычай такой… некоторым скучно жить одним, и они пускают постояльцев. Рисуют такой знак, чтобы их находили. А когда накопят денег, стирают ветку и заводят семью. Или живут дальше одни, всякое бывает. Ну вот, тут дороги узкие, придётся нам разойтись. Удачи, знорк-путешественник!

Йю несколько раз хлестнул товегов и скрылся среди домов и деревьев Хьюрти. Отсюда начинались пригороды, утопающие в садах, беспорядочно разбросанные строения в два этажа, со стенами, затянутыми паутиной вьюнков, и узкими окнами, прикрытыми циновками из коры.

Фрисс мирно ехал по тихой извилистой улице, высматривая ветку Тунги на дверях, когда Двухвостка испуганно чихнула и попятилась. Перед её носом зиял… разрыв, иначе не назовёшь. Словно земля разорвалась тут, как ветхая тряпка. Её края мерцали золотым. Развалины десятка домов окружали эту пропасть, а на её дне шевелилось что-то огромное и светящееся.

— Ну и ну… — еле слышно сказал Речник, заглядывая в провал.

— То-то и оно, — столь же осмысленные слова прозвучали рядом. Очень хмурый Йю с тремя шрамами через всю щёку стоял у лапы Двухвостки и смотрел на Речника. Красные глаза ярко светились. Он через силу улыбнулся, показав острые клыки.

— Червяк знает, что ему нужно. Всем нам придётся уйти… — вздохнул он.

— Ты об этом существе говоришь? — уточнил Фрисс, загоняя подальше всплывшие в памяти легенды о вампирах. — Так оно в самом деле разрушает город?

— Именно что. Уже три дня червяк тут, и времени даром он не теряет, — Йю столкнул в яму камешек, но существо на её дне ничего не заметило.

— И никак нельзя выкинуть его прочь? — спросил Речник, рассматривая "червяка". Теперь ему казалось, что на дне трое или четверо светящихся существ.

— Трудно выкинуть Мингана, если ему приспичило размножаться, — снова вздохнул Йю. — В это время они малоподвижны. Хуже, если они всем выводком тут останутся…

Фрисс мог только посочувствовать. Уничтожать демонов-червей он не умел.

— Не знаешь, где тут дом с веткой Тунги? — спросил он у случайного собеседника. — Уже ночь, а я на улице.

— Да хоть у меня остановись, — пожал плечами Йю. — Два поворота — и мой дом. За ужин, комнату и завтрак — полторы куны. Проводить?

— Было бы хорошо, — согласился Фрисс и уступил Йю место на панцире Двухвостки. — Ты, случайно, не Ирдин Фаэл?

Существо посмотрело с удивлением, но ни о чём не спросило.

Дом Ирдина, ветхий, покосившийся и поросший мхом и травой, скрывался в тени Деревьев Ифи, разросшихся на месте старого сада. Фрисс перестал бояться вампиров и всерьёз испугался, что ночью крыша упадёт ему на голову.

Внутри дом выглядел лучше. Ирдин бросил сухой травы в очаг, повесил над столом живую ветку Тунги, недолго возился у очага — и вскоре на столе перед Фриссом появился горшок с запечёнными вместе луковицами Хелтори, древесными грибами и ящеричьим мясом. Еда была обильно приправлена сушёной усаткой и куаной. Кувшин слабого ягодного вина, только что из погреба, очень кстати был на столе. Сам Ирдин вино пил, но к еде не притронулся, а принёс себе кусок холодного сырого мяса. Фрисс даже заподозрил, что в горшке отрава, но чутьё Речника говорило, что подозрения беспочвенны.

— Семейная традиция, чтоб её, — невесело усмехнулся Ирдин. — Не спорю, сплошная польза, но такая дрянь на вкус… Хорошо хоть, сейчас кровь пить не принято. Некоторые пьют, но тут уже дело хозяйское…

— Кровь? Так вы что, в самом деле вампиры через одного? — меч в руке Речника оказался сам собой, Фрисс не помнил даже, как подобрал с лавки ножны. Ирдин посмотрел на него, как на сумасшедшего, и незаметно отодвинулся от стола.

— Ты всегда в гостях на хозяина кидаешься? — спокойно спросил он. — Я же сказал — это всего лишь традиция. Мы уже много веков ни на кого не нападаем.

Речник убрал меч в ножны, а ножны — обратно на лавку, и пробормотал извинения.

— Скажи, а раньше вы нападали? И с Некромантами знались? — спросил он.

— Бывало, — Йю зевнул, прикрывая рот рукой, и посмотрел на Речника сонными глазами. — Работали на них, добывали для них кровь. Теперь и Некроманты не те, и мы стали мирным народом. Того и гляди, род Фаэл выгонят из города за дела тысячелетней давности. Теперь мы и знорки — лучшие друзья. Нет, я не против, просто не хочу быть выгнанным… Пойдём, я покажу тебе комнату, пока не заснул окончательно.

Комната была темна, тесна и пропахла сеном, но кровать тут была самая настоящая, сколоченная из досок, засыпанная толстым слоем сухой травы и укрытая шкурами товегов. Ирдин принёс несколько шкур вместо одеял.

— Мы, Йю, защищаем своих гостей, как себя самих, — сказал он. — Мирной ночи!

…Красное солнце заглянуло в окно, и Фрисс не сразу понял, где он. Ночью снилось странное. Некоторая слабость сохранялась в теле, даже после того, как Речник съел груду лепёшек с сиропом и кусок ирхека.

— Ветка Тунги только в вашем городе обозначает постоялый двор? — спросил он, неспешно собираясь в дорогу.

— Нет, это повсеместно, от Мэйсина до Крайна, — ответил Ирдин, собирая для Речника дорожную еду.

— А ты путешествовал когда-нибудь? — спросил Речник, думая, что в Крайне этот Йю не был точно. Слишком далёкая земля, только Вольт и забирался туда…

— Ходил в Вайтар, — кивнул Ирдин. — Алхимик Дамвен живёт в Вайтаре, он в роду Фаэл приёмный, но меня знает. Назови ему моё имя, и он тебя примет как гостя.

Фрисс хотел спросить об алхимике, но тут скрипнула дверь, и на пороге без стука вырос незнакомый Йю с такими же шрамами на лице, как у Фаэла.

— Ирдин, мы собираемся против Мингана, — заявил он, бросив равнодушный взгляд на Речника.

— Подойду чуть погодя, — пообещал Йю.

— Не торопись, просто имей в виду, — махнул рукой гость и вышел за дверь.

— Всё-таки решили выкинуть Мингана из города? — обрадовался Фрисс. — Ничего, если я на это посмотрю?

— Сколько хочешь, — согласился Ирдин и накинул чёрную кожаную куртку. — Тогда идём, все уже там, наверное.

За ночь провал на окраине расширился и превратил в груду камня ещё один дом. Несколько жителей разбирали руины и пытались успокоить женщину-Йю, рыдающую среди камней. У самого же провала стояла толпа горожан. Часть одета была в чёрные куртки, другая — в одежды из мягкой узорчатой ткани, на вид дорогие и пышные. В толпе слышались злые голоса.

— Что там делят, червяка? — шёпотом спросил Фрисс. Ему стало слегка не по себе из-за враждебности, разлитой в воздухе у провала.

— Примерно, — вздохнул Ирдин, вглядываясь в толпу. — Там князь Айвен и Риликс Фаэл, наш предводитель…

Вслед за ним Фрисс подобрался поближе к правителям и услышал, о чём говорят.

— Так что скажешь, Риликс? — князь Айвен, немолодой Йю, очевидно был зол. — Есть хоть какой-то смысл в вашем пребывании в Хьюрти? Мало того, что вы испортили нам репутацию, так вы ещё и не платите за это!

— За что мы должны платить, Айвен? — Йю неопределённого возраста пожал плечами. — Ты вытесняешь нас из Хьюрти. Твои крестьяне будут защищать тебя — но не мы.

Толпа зашумела с удвоенной силой. Фрисс услышал злые выкрики с обоих сторон.

— Минган перекопал полгорода. Риликс! Что нужно, чтобы твоё сборище вампиров начало работать? Сейчас не время ссориться, иначе все мы переселимся в Уктар. Потом мы с тобой обсудим и нашу репутацию, и ваше место в Хьюрти, — немного отступил Айвен.

— Наши услуги дорого стоят, — хмыкнул Риликс. — Ты лишил работы некоторых из нас. Мы не можем бесконечно поддерживать их.

— Сколько их? — спросил, поморщившись, Айвен.

— Восемь, — Риликс перечислил имена. — Восстанови их в правах и заплати каждому сорок кун.

— Это лишнее, — качнул головой правитель.

— Тогда нам не о чем разговаривать, — Риликс сделал шаг назад.

Они разошлись. Некоторое время было тихо, затем Айвен повернулся к Риликсу.

— Тридцать кун. Но тогда я оставлю вас в покое на два года.

— Хорошо. За работу ты дашь нам семьсот кун.

— Молчи, Риликс! Откуда я столько возьму?!

— Пошли отсюда, — обернулся Йю к своим. — Айвен сам не знает, чего хочет.

Айвен вполголоса обсудил это с фермерами и подошёл к Риликсу.

— Хозяева кузницы согласны дать вам заказ на семь возов горного угля и воз матричного камня.

— Такой заказ стоит четыреста кун, не больше.

Эти расчёты никоим образом не касались Фрисса, и он начал поглядывать по сторонам. Плачущая женщина успела уйти. Йю собирал уцелевшие после нападения Мингана вещи…

Две группы разошлись на небольшое расстояние.

— Заказ и двести кун — вот моё последнее слово. Если послезавтра Минган останется в Хьюрти — я найду других воинов…

Айвен ушёл в окружении горожан. У провала остались только сородичи Индиса. Все остальные, опасливо косясь на них, последовали за Айвеном.

Риликс опустился на землю. Ирдин наконец-то пробился к нему и протащил Фрисса.

— Ирдин? — еле заметно улыбнулся Фаэл. — Я рад, что ты пришёл. Слышал наш разговор?

— Айвен никогда не платил вовремя, — покачал головой Йю. — Но ты много из него вытряс. Познакомься, это Фрисс. Он поселился у меня.

— Рад тебя видеть, — рассеянно кивнул Риликс, пожимая руку Фриссу. Ладонь у него была сухая и холодная.

— Лиан, ты один говорил с Минганом. Расскажи, что знаешь, — попросил он, обращаясь к одному из Йю.

— Он готовится к почкованию, говорить с ним сейчас невозможно, — Лиан был в растерянности. — Он с берегов Огнистой, и он со дня на день разделится натрое. Мне с ним не столковаться.

— Тогда придётся его переносить, — нахмурил брови Риликс. — Кто сегодня готов к работе?

Только несколько Йю отрицательно покачали головой. Риликс поднялся.

— Не имеет смысла тянуть. Перебросим его сейчас. Кто почувствует, что готов, может подойти ко мне. Лиан, ты можешь передохнуть. Ирдин, что будем делать с твоим гостем?

— Я хотел бы помочь вам в вашей затее, — сказал Фрисс. — В своей стране я неплохой воин, и магии тоже обучен. Мои мечи и заклинания вам пригодятся, как я думаю.

Ирдин и Риликс переглянулись, затем старший Йю ухмыльнулся, глядя Речнику в глаза.

— Не нужны ни мечи, ни заклинания. А вот энергии лишней у тебя много, её мы и возьмём. Запомни, что я был тебе благодарен.

Йю кончиками пальцев дотронулся до груди Речника, Фрисс почувствовал обжигающий холод, резкую слабость, и улица качнулась перед глазами, а потом утонула во мраке…

Очнувшись, он снова увидел мрак — тёмное безлунное небо расстилалось над ним, резко пахли кусты мерфины над головой, и громко чавкала Двухвостка, объедая посевы Руулы. Фрисс лежал на её спине, глядя на звёзды, среди дорожных припасов, под его рукой оказалась сумка, а на соседнем шипе панциря болталось четыре сосуда из высушенных плодов Кими. Фрисс, преодолевая слабость, сел и ощупал себя. Ничего ему не откусили, и ничего у него не выросло, и даже вещи и деньги были на месте — к ним ещё добавили лёгкие фляги из Кими. Речник открыл одну из них и обнаружил там ягодное вино, и жадно пил его, заедая куском сушёной рыбы, пока слабость не отступила. По его ощущениям, прошло уже три дня с тех пор, как он потерял сознание, а лежал он посреди дороги в полях, ведущей из Хьюрти в Вайтар.

Он задумчиво посмотрел туда, откуда увезла его Двухвостка. Странно он расстался с Ирдином и другими Йю, но выяснять, как всё было на самом деле, совсем не хотелось. "Значит, они не такие вампиры, которые кровь пьют. Эти силой питаются," — подумал Речник и пожалел, что не подсунул им Кьюнн — пусть бы обуглились до костей от излучения! Вот так и предлагай существам помощь…

Почуяв шевеление на панцире, Двухвостка радостно всхрапнула и вскинула голову, пытаясь увидеть Речника. Тот погладил её по шее и лёгким пинком послал вперёд по дороге. Покопавшись в памяти, он нашёл там имя алхимика Дамвена Фаэла, держателя постоялого двора. В Вайтаре живут не Йю, а Йюнекси, и, наверное, среди них вампиры тоже встречаются. Но выбор у Речника был невелик…

Поля и пустоши сменяли друг друга, иногда у небольших прудов попадались сады Тунги, Хумы или Деревьев Ифи. Вдали паслись Двухвостки, а в воздухе над кустами мерфины реяли канзисы, странные и опасные летучие медузы. Жгучий куст был облеплен их ядовитой икрой, но Фриссу это не мешало — он и так, и так не собирался трогать мерфину. Надев перчатку, он снимал с Двухвостки налетевших канзис и выкидывал обратно в кусты — ничего больше с ними сделать было нельзя.

Невдалеке от Вайтара Фрисс наткнулся на остатки небольшого каменного здания прямо у дороги. Он остановился и обошёл руины со всех сторон. Кажется, тут был маленький храм, но кому из богов могли поставить храм так далеко от города? Фрисс на всякий случай плеснул на алтарь немного вина и положил крошки ирхека.

На окраине города желтоволосый Йюнекси осматривал молодые побеги Кими. Он помахал Фриссу рукой, подзывая к себе.

— Ты из тех знорков, что проходили к Секетару недавно? — взволнованно спросил он.

Фрисс отрицательно покачал головой и тут же спросил, была ли среди знорков Чёрная Речница. Йюнекси вздрогнул, внимательно посмотрел на Речника, но уверенно ответил, что никого похожего тут не было. Проходил обычный караван из Навмении. Наверное, нет места, куда не проникали бы навменийские караваны…

Узнав дорогу к дому Дамвена, Фрисс оставил жителя и ехал вдоль окраины, пока не добрался до невысокой каменной башни, утонувшей в зарослях мерфины.

Долго пришлось ждать Речнику, пока на стук не отозвались, и на порог не вышел Дамвен — красноглазый Йюнекси с пепельными волосами, в странной кожаной броне и сдвинутой на лоб маске из кожи и стекла.

— Знорк? Ну, заходи…

Сразу от порога вверх поднималась винтовая лестница. Узкий коридор вёл в соседнюю комнату. Дамвен покосился на дверь в конце прохода и повёл Фрисса наверх. В комнате с узкими окошками он сел напротив Речника и приготовился отвечать на вопросы. На лице его была написана тоска.

— Я здесь не задержусь, — пообещал Фрисс, поглядев на алхимика. — Завтра-послезавтра уйду, а припасы у меня свои есть. Вижу, что тебе гости в тягость.

— Нет, ты живи, — спохватился Дамвен и сделал более приветливое лицо. — Еда у меня есть. Только займи себя чем-нибудь сам, а ко мне не заходи. Тут и без тебя полно хлопот.

— Я тебя не потревожу, — пообещал Речник. — Уйду завтра на целый день в город. Ни к чему мне твои тайны, своих девать некуда.

— Какие у меня тайны! — Дамвен махнул рукой. — Все давно знают. Скажу и тебе, чтобы лишнего любопытства не возникло. Я делаю Асфек. Слышал о таком? Поставь его в горшке на огонь — крыша этой башни до Секетара долетит!

Фриссгейн тихо присвистнул.

— Для шахт делаешь? Ну, сиди со своей взрывчаткой, мне она точно ни к чему!

Алхимик кивнул, интереса и приязни в его глазах не прибавилось.

— Живи, я тебя не гоню, — буркнул он и спустился в лабораторию. Фрисс покачал головой. Хороши тут мирные жители, и хороший постоялый двор указал ему Ирдин…

Делать было решительно нечего. Фрисс сложил вещи под кровать, осмотрел комнату, выглянул из окна. Двухвостка пила из чаши, поставленной на перекрёстке для путников, и задумчиво пробовала мерфину на вкус. Речник пожал плечами и лёг спать.

Вечером его разбудил резкий запах серы откуда-то снизу. Спускаясь, Речник встретил очень недовольного Дамвена, который разговаривать был не расположен, но на ужин позвал. Ели в полном молчании, и еда на вкус напоминала растворы, которыми Гедимин в том году отмывал разные вещи от ирренция. Всё пахло серой.

— Утекает, — неохотно пояснил Дамвен. — И ничего нельзя сделать. Уйди завтра куда-нибудь, эта дрянь неполезна.

Речник спросил, где лучше всего перебраться через Огнистую — плыть в магме он не хотел, а о мостах пока ни от кого не слышал.

— Давай сюда свою карту… Вот, здесь этот мост. Называется Ца-Ерки, или Еркина Переправа. Тут ты с Единорогами не столкнёшься.

Речник поблагодарил и спросил о хесских лунах — они уже поднялись над степью и ярко светили в окно. Дамвен знал, что они называются Виргакон и Азири, но никакие легенды с ними не связаны, и магии в них никакой нет. Он не был магом-алхимиком, он просто готовил свой Асфек, поэтому Фрисс не поверил ему.

На ночь Дамвен погасил огонь в лаборатории, и запах серы перестал докучать Речнику, но утром производство было запущено вновь, и Фрисс поспешно покинул башню алхимика, чтобы отдохнуть от ядовитых испарений и посмотреть на город.

Вайтар был тихим городом с невысокими домами и многочисленными садами и огородами вдоль улиц. Ничего необычного Фрисс не увидел, не считая разрисованных глиняных куполов кое-где меж деревьями, но это оказались склады зерна. Все жители ушли в поля или копались на огородах, не обращая внимания на чужака. Он уже думал идти обратно в башню, но тут заметил в закоулке странное каменное кольцо на стене, с вырезанными на нём знаками и нарисованной ладонью. "Владения Кианона!" — предупреждала надпись под кольцом. Фрисс потрогал стену палочкой, а потом приложил к рисунку свою ладонь, надев перед этим перчатку.

Очнулся он далеко за окраиной города, среди зернохранилищ и сараев, у каменного столба, на котором был высечен круг с такими же знаками. Никого вокруг не было, только вдали грозно ревели и сшибались рогами товеги, за которыми недоглядели пастухи. Какой-то маг Йюнекси или Йю просто ускорил себе путь до загородного дома, вот и вся загадка…

Фрисс огляделся, увидел, что никто не обнаружил его вторжение, и собирался уже переместиться обратно, когда увидел за столбом купол, сплетённый из стальных прутьев. "Это сколько же металла ушло?!" — покачал головой бережливый Речник и подошёл к куполу поближе.

— Йюнекси! Эхоой, Йюнекси! — услышал он тихий невнятный голос. — Погляди сюда…

Из-за решётки доносилось тихое сопение. Фрисс заглянул в полумрак под куполом и увидел белого Единорога.

Легендарное существо было не таким уж прекрасным и величественным — маленькая светло-серая лошадка с длинной жёлтой гривой, мохнатая и растрёпанная, с небольшим витым рогом меж ушей и печальными глазами. Ещё четверо стояли в темноте, у стены. Все смотрели на Фрисса.

— Йюнекси! Нет ли рядом колдуна? — спросил Единорог, тихо фыркнув.

— Никого нет, — заверил Речник. — Почему вы тут?

— Мы пленники, — вздохнуло существо. — Пока он не видит — прошу тебя, брось нам какой-нибудь еды! Вон там должно быть прошлогоднее зерно…

Речник после недолгой возни выломал замок зернохранилища, и вскоре Единороги получили на обед сноп прошлогодней Руулы и охапку сена. Проталкивая Руулу сквозь прутья, Фрисс внимательно осмотрел решётку. Нет, открыть темницу было невозможно…

— Не ищи, Йюнекси, — вздохнул Единорог, доедая сено. — Нас спустили сюда до того, как построили купол. Эта решётка из холодной стали, видишь? Мы чуть не сломали об неё рога, но без толку!

Фрисс потрогал прутья и нахмурился. О холодной стали он слышал — её ещё называли сарматской, и был это металл, очищенный сарматами от излучающих примесей. После очистки в нём не было ни крупицы магии, и любую магию он отталкивал. Откуда, интересно, у колдуна из Вайтара сарматская сталь? Из-за Кваргоэйи привёз, что ли?

— Зачем он держит вас в плену? — спросил Речник. — Неужели собрался запрячь вас в повозку?

Единорог тихо заржал, другие замотали головами.

— Продаст он нас, так я думаю. Главное, чтобы не драконам на мясо… Йюнекси, а ты не боишься, что колдун тебя увидит?

— Я за себя постою, — ответил Речник. — А вот что с вами делать… Сквозь дыру в решётке вы могли бы выскочить?

— Даже не сомневайся! — Единорог поднялся на дыбы, и стало видно, что не такой уж он маленький. — Но как ты эту дыру проделаешь?

— Способы есть, — туманно ответил Речник. — Я скоро вернусь. Когда колдун и другие Йюнекси обычно бывают здесь?

— Утром и вечером, а ночью тут полно сторожей, — существо посмотрело на Фрисса с надеждой. — Ты придумал что-то, Йюнекси?

Телепорт вернул Фрисса в город. Речнику надо было подумать.

Окажись рядом Гедимин, освободить Единорогов было бы легче, чем поймать Листовика в пруду. Сармат ещё и объяснил бы колдуну, почему нельзя торговать разумными существами. Но Гедимин был далеко, а у Фрисса не хватало силы рук и познаний в магии. Он прикидывал, получится ли протащить сквозь кольцо-телепорт Двухвостку, чтобы она своротила решётку, и вышло, что не получится. В задумчивости он вернулся в башню Дамвена и сразу пошёл в лабораторию, не обращая внимания на удушливый запах серы.

— Ну что тебе? — нахмурился красноглазый Йюнекси, отрываясь от котелка. — Я же просил!

— Потерпи, я ненадолго, — не смутился Речник. — Знаешь, кто такой Кианон? У которого телепорт посреди города?

— Кианон Фосс? Слышал. Сильный маг, — Дамвен снова повернулся к колбам, всем своим видом показывая, что Речнику в лаборатории делать нечего.

— Как алхимик, ты должен знать: чем можно растворить холодную сталь? — невозмутимо спросил Фрисс. После того, как он стоял у щита управления сарматской станции в момент запуска реакторов, его было не удивить и не напугать набором из десятка склянок и пары котелков…

— Разбавленным хаштом, например, — рассеянно ответил Дамвен. — Вон там, на полке, возьми бутыль, только по дороге не разбей… С тебя куна.

Фрисс высыпал на стол горсть мелких семян-монеток, взял с полки тяжёлую бутыль, оплетённую прутьями, и спокойно пошёл к телепорту.

Никого не было у загона с Единорогами, даже товеги в полях угомонились и перестали драться. Полдень выдался жарким, никто не работал под палящим солнцем…

— Йюнекси! — Единорог поднялся на дыбы и поставил копыта на решётку. — Ты отважнее дикой кошки!

— Пусть колдун боится, работорговец проклятый, а я ничего плохого не делаю, — буркнул Речник. — Отойди к другой стене, я уберу решётку.

Единороги отошли неохотно, им слишком интересно было, как Фрисс это сделает.

Фрисс не разбирался в хаште. Знал только, что на руки лучше не лить. Он осторожно накапал кислоты на прут. Сталь задымилась, и палка прогнулась. Фрисс полил ещё несколько прутьев, не жалея кислоты.

Крупные капли падали на пол. Железо таяло на глазах. От тяжёлого едкого дыма Речник закашлялся и запоздало прикрыл лицо.

— Йюнекси! — Единорог тревожно фыркнул. — Что ты делаешь? Решётка растаяла!

— Попробуйте выбраться, не касаясь прутьев, — сказал Речник, закрывая бутыль. — Вы можете пораниться или обжечься.

Спустя мгновение они окружили Фрисса, настороженно приподняв уши и прислушиваясь к тишине и шелесту травы. Он не заметил, как они исчезли.

Дамвен фыркнул, получив обратно бутыль с остатками хашта.

— Не знаю, что ты сотворил, но утром уходи из Вайтара, пока не прибили нас обоих!

Речник не стал спорить и вернулся в комнату, чтобы подремать до ужина.

Пока он спал, Дамвен успел отнести готовый Асфек в город, продать его и вернуться в сильном волнении. Он сам разбудил Речника.

— Уходи прямо сейчас. Кианон Фосс в ярости, и весь город стоит на ушах. Не знаю, зачем ты украл у него Единорогов, но следов хашта и зноркских рук там осталось немало. Я тебя защищать не собираюсь!

— Спасибо, что предупредил, — кивнул Речник, надевая пояс и перевязь с мечом и вытаскивая из-под кровати сумку. — Как лучше выйти из города?

— Быстро! — почти прошипел Дамвен. — Пока все не пришли к моей башне! Путь вниз ещё свободен…

Флона недовольно всхрапнула, когда из-под её носа выхватили бочонок с водой, но по улице побежала резво. Пробираясь дальними закоулками, Фрисс боялся вылететь в самую гущу толпы рассерженных Йюнекси, но ему везло. Немногие встреченные жители ещё не знали о дерзкой краже и провожали Двухвостку спокойными взглядами.

— Йюнекси! — серебристая тень поравнялась с ним на окраине, и ещё четыре выросли поодаль. — Двухвостки плохо бегают! Мы проводим тебя и придадим ей резвости, только скажи, куда ты направляешься!

— К мосту Ца-Ерки, а оттуда — в Ойтиссу, — ответил Речник, удивлённый тем, что Единороги ещё не сбежали к себе на левый берег Огнистой. — А колдун вас тут не найдёт?

— И-и-иххха! Мэйсия приказала найти тебя и помочь сбежать — либо вытащить тебя из темницы, — пояснил Единорог. — Она очень сердится. Мы проводим тебя до самой Ойтиссы, дальше нам бывать запрещено!

Пятеро окружили Двухвостку — двое справа, двое слева, один сзади. Флона брела вперёд с прежней скоростью, но поля и рощи вокруг начали сменять друг друга так стремительно, что у Речника голова закружилась. Ненадолго жар охватил его — он летел по каменному мосту без перил, а внизу плескалась лава — и тут же река огня осталась позади. Промелькнули вдали очертания высоких гор, увенчанных облаками — и тоже скрылись, и пятеро Единорогов замерли на границе Ойтиссы, обратились в серебристые тени и пропали из виду. Фрисс посмотрел им вслед и направил Двухвостку дальше в глубины Хесса. Ещё половина пути перед ним…

Глава 12. Ойтисса

Когда-то Речник побывал в Ойтиссе — какой далёкой тогда казалась ему эта страна! Тогда посланцы Реки и представители Инальтекских кланов вели меж собой переговоры у города Ойти, а Фрисс сидел в лагере и присматривал за шатрами и Фагитами. А сейчас он пройдёт Ойтиссу насквозь ещё до темноты, не задерживаясь и не отвлекаясь ни на что, лишь заглянет в город Форайлит — лучше заранее узнать, что творится внизу, в Джангере…

Эти засушливые степи, изрезанные неглубокими каналами и засеянные Эммером, Минксой и плодовитым злаком Кунгу, были хорошо знакомы Речнику. Нельзя было шагнуть с дороги, чтобы не ступить на чьё-нибудь драгоценное поле, и Двухвостка разочарованно вздыхала, когда седок в очередной раз отгонял её от посевов. Единственным, что ей дозволялось щипать, была еле заметная травка малфу, втоптанная в дорожную пыль на узкой тропе. Фрисс дал Двухвостке пучок тростниковых стеблей, привезённых ещё с Реки, и понадеялся, что за несколько Акенов она не успеет разорить ничьё поле.

Каменный столб с непонятными знаками стоял у развилки дорог. Фрисс не понял ни буквы. Все они сильно отличались от знаков Шулани и принадлежали к письменности, более древней, чем сам мир Орин. Чего и ждать ещё от Хесса…

Под столбом трава была связана в причудливые пучки. Это походило на предупреждающие знаки Друзей Трав или олданцев, но Фрисс, глядя на них, мог только пожать плечами. Сообщение, понятное каждому местному хеску, он прочитать не мог. Махнув рукой на столб и траву, Фрисс выгнал Двухвостку из посевов и поехал к белым башням Форайлита, поднимающимся над полями.

Форайлит построен был Фораннами, крепкими меднокожими демонами, прирождёнными воинами, Магами Огня и оружейниками. Будь у Фрисса время, он посмотрел бы, каким оружием торгуют в Форайлите — правитель Канфен утверждал, что фораннское оружие ничуть не хуже алдерского. Времени у Фрисса не было, но он успел окинуть взглядом мечи и копья стражников-Фораннов, охраняющих дорогу к городу. Хорошее оружие, и заклинания на нём неплохие…

Стражники не задержали Речника. Их внимание больше привлекали повозки торговцев-Ойти, которые сейчас разворачивались прочь от ворот. Синекожие крылатые демоны-драконы обменивались с Фораннами раздражёнными репликами на местном наречии, которого Фрисс не понимал.

— Что там, в городе? — тихо спросил он у возницы-Ойти, надеясь, что этот демон понимает Вейронк.

— Ничего хорошего, — прошептал тот, оглянувшись на стражу через плечо. — Какая-то зараза… пока только на Фораннах, но я не хочу рисковать. Это или магия, или что-то непонятное. Лучше вернуться, пока не поздно…

Ближайший Форанн оскалил острые зубы и шагнул к повозке. Ойти хлестнул вожжами тройку товегов, и они поспешили прочь от города. Фрисс остался на месте, невзирая на охватившую его тревогу.

— В самом деле Форайлит сейчас небезопасен? — спросил он у Форанна.

— Ничего опасного для тебя, равно как и для Ойти, — ответил недовольный стражник. — Разбегаться следовало бы нам!

Фрисс остерёгся расспрашивать его дальше и поехал к воротам, пока повозки снова не перегородили дорогу. Если в Форайлите беда, он быстро её увидит.

Основательные каменные башни стояли вдоль широкой улицы, и между ними негде было вырасти Дереву Ифи — только чахлая поросль малфу и редкие пряди вьюнков зеленели на белых стенах и серых мостовых. Фрисс видел вывески лавок и гербы ремесленных гильдий, но не мог остановиться — толпа текла вокруг него по улице, и он боялся потеряться и потерять Двухвостку в суете. И привязать Флону было бы не к чему…

Фораннка в сплетённой из травы накидке стояла на невысоком балконе и смотрела на прохожих. Она помахала рукой Речнику, он помахал в ответ — и вдруг понял, что Фораннка очень хороша собой, и в общем-то от человеческой девушки не отличается, и если она не будет против… Сообразив, что думает о демонессе с клыками, кошачьей головой, хвостом и огненным гребнем вдоль спины, похожей на человека ещё меньше, чем Двухвостка, он сильно смутился и уставился в мостовую. Слишком долго он не был наверху, это добром не кончится…

Он миновал "опасный" балкон, глядя в спину ближайшему Форанну. И только поэтому он успел остановить Двухвостку в шаге от хеска, когда тот остановился, пошатнулся и упал на мостовую.

Огненный гребень за спиной Форанна померк и превратился в ряд длинных шипов, на бронзовой коже проступили сплетения чёрных узоров, а из лопаток начали прорастать костяные остовы крыльев. Существо закричало от боли, царапая когтями мостовую. Оно билось о камни так, что могло размозжить себе все кости — и Фрисс быстро спрыгнул на мостовую и схватил существо, не давая ему удариться о мостовую. Второй Форанн подоспел вовремя — Речник не удержал бы сильного и тяжёлого демона.

Знакомый неприятный жар окутал руки Фрисса, когда он дотронулся до существа. ЭМИА-излучение было здесь, и счётчик Конара немедленно отозвался тихим, но неприятным писком. Он пискнул всего два раза, а потом жар развеялся, и Форанн обмяк и перестал биться. Шипы и узоры на коже бесследно исчезли, золотистое пламя снова поднялось за спиной. Фрисс и Форанн-помощник помогли хеску подняться с мостовой.

— Иди домой, — посоветовал помощник. — Постарайся не выходить сегодня. Доберёшься сам?

Первый Форанн молча кивнул и тут же свернул в переулок. Второй посмотрел на Речника и вздохнул.

— Девятый случай только на моём участке. Хорошо, что моя смена уже кончилась. Но они с этим не считаются. Странно, что ты не испугался. Обычно все разбегаются.

— Что это за напасть? Болезнь или проклятие? — спросил Речник, жестом приглашая Форанна сесть верхом на Двухвостку. — Могу отвезти тебя домой, раз твоя смена закончилась…

Что-то родное он почувствовал в этом Форанне, и очень быстро выяснилось, что Речник не ошибся: Каген — так звали хеска — тоже был "Речником", только здесь орден защитников и стражей назывался "Ханг-орт". Они обсудили меж собой тяготы службы, причуды правителей и сошлись на том, что Речником быть непросто. К этому выводу они пришли уже в башне Кагена, сидя на расстеленных на полу шкурах, попивая мутную брагу и закусывая лепёшками с солью и камти. Больше у Форанна ничего не было — жрецы объявили в Форайлите пост перед праздником, весь город сидел на хлебе и воде.

— А в Джангер ты не пройдёшь, — сказал Каген, отставив кувшин в сторону. — А пройдёшь, так пожалеешь. Там уже второй месяц война, еле успеваем расселять беженцев. Конечно, ты идёшь в Кигээл, но я бы на твоём месте так не спешил…

Меньше Акена пути осталось до Джангера, и тут это… Фрисс нахмурился.

— Теперь к Гванахэти выворачивать… Не ожидал такого промедления! Но и пережидать войну у меня времени нет. Спасибо за угощение, Каген, но мне пора.

— Постой. Я знаю, что тебе делать, — Форанн тоже поднялся с пола. — Завтра выйдет караван в Ойти, повезут оружие. Три повозки, поедут быстро. Там мой друг, тоже Ханг-орт, он тебя возьмёт с собой. Так безопаснее…

— Было бы хорошо, — кивнул Речник, понимая, что с самыми медленными попутчиками он попадёт в Ойти быстрее, чем если вздумает сам наугад искать дорогу. — Что Ханг-орты принимают в награду?

— Ничего не надо, это мне нетрудно, — отмахнулся Каген, и тут очень неприятная мысль отразилась в его глазах. — Вот же проклятие Бездны…

— Что? — с тревогой спросил Речник.

— Караван не выйдет, пока в городе беспорядки. Ойти боятся, что это зараза, и что мы её к ним привезём. Никого к себе не пускают.

— Ты о том, что с тем несчастным было? Можешь рассказать побольше? Мне нетрудно доехать до Гванахэти одному, но такие происшествия не нравятся нам, Речникам…

Эти странные, болезненные припадки Форанн называл Искажением. Они поражали хесков неожиданно, без разбора, каждый день и каждую ночь, и только один народ страдал от них. Некоторым после припадка так и не удалось вернуться в нормальный облик. Каген знал, что пока никто не переживал два припадка, но все, особенно пережившие это однажды, очень боялись превратиться навсегда. Происходящее с Фораннами пугало других демонов, и они старались уйти из города, и торговцы уже обходили Форайлит стороной.

— А за пределами города такое случалось? — спросил Речник, вспоминая жар на руках и писк дозиметра.

— Ни разу, — ответил Каген, хмуро глядя в кувшин. — Неужели придётся уходить…

— Не надо уходить никуда, — покачал головой Фрисс. — Где-то у вас излучатель стоит, и похоже, что с ЭМИА-излучением. Найдите и выкиньте к Вайнегу в Бездну, пока тут всё не засветилось!

Фрисс думал, что Фораннам ещё повезло — они, в отличие от людей, не сгорали заживо в опасных лучах, Сиджен действовал на них, как слабое превращающее заклятие, быстро, неприятно, но не смертельно. А вот ему надо бы надеть скафандр, пока излучатель не зацепил его мимоходом. И не задерживаться в Форайлите…

— Излучатель? ЭМИА? — Каген в изумлении потряс головой и пристально взглянул на Речника. — Уверен?

— У меня есть сарматский прибор, — Фрисс показал хеску дозиметр. Число на экране было немаленькое, но стрелка, указывающая на источник излучения, задумчиво качалась и никакого направления показать не могла.

— Так эта штука пищала тогда рядом с тем беднягой… — Форанн провёл пальцем по экрану и отдёрнул руку от потянувшейся к нему стрелки. — Если тут стоит такая пакость, то её наверняка притащили Йналла! Дрянные муравьи-переростки, только им такое может в голову прийти! Где же теперь искать-то его…

— Прибор покажет, — Фрисс опять поднялся с пола. — Да и свечение выдаст, если это ЭМИА. Я пойду с тобой, помогу искать.

— Так для вас, знорков, Сиджен вроде опасен? — немного удивился Форанн.

— Поэтому и помогу, — сказал Речник. — Один ты будешь искать долго, многие успеют попасть под луч.

— Как знаешь. Тогда погоди, сейчас никакого свечения не видно. Выйдем, когда стемнеет, — предложил Форанн, и Речник согласился.

Они выпили ещё немного, и Каген отодвинул кувшин подальше. Фрисс наблюдал за пламенем на его спине — оно лизало стену, не оставляя на ней следов.

— Зря мы столько пили! — сказал Форанн, выбираясь в сумерках на улицу. Он готов был идти куда угодно, вот только ноги не слушались. Фрисс понимал его — от форайлитской браги в голове не туманилось, цифры перед глазами не расплывались, зато мостовая так и норовила сбежать из-под ног.

Они бродили по окраинам долго, вскидываясь на каждый блик и вспышку, но холодного зелёного свечения так и не обнаружили. Прибор тоже молчал и показывал то, что и должен был показывать в Форайлите.

— Что же мы кружим? Тут и не было никогда Искажений. Пошли к центру! — спохватился Каген.

Они так и сделали — и Фрисс увидел, как выросло излучение, и как стрелка, неуверенно дрогнув, повернулась к центральной площади. Каген заглянул в экран через плечо Речника.

— Что сказала эта штука?

— Мы правильно идём, — ответил Фрисс. — Можешь найти дорогу вокруг площади, но не по ней самой?

Стрелка поворачивалась по мере их движения, и Речник уже не сомневался — излучатель в центре круга. Они вышли на площадь, и стрелка уверенно указала на ярко освещённый храм. Цериты на его стенах так полыхали, что могли скрыть любое ЭМИА-излучение.

— Где-то тут… — Фрисс выдвинул чуткие "усы" прибора и стал водить им вдоль стены — так на его памяти делал Гедимин. Весь храм не мог быть излучателем, значит, сам источник невелик…

— Может, оно внутри? — предположил Каген, изнывая от нетерпения. — Ханг-орт имеет право взломать дверь!

— Это мы успеем, — остановил его Речник, следя за растущим числом на экране.

Выпуклые линзы из прозрачного хрусталя украшали кое-где стену, и мозаика из золотых пластинок и мелких церитов, окружающая их, изображала расходящиеся лучи. Под каждой линзой сверкал яркий оранжевый или красный кристалл. Один из них был немного темнее, чем другие, и окрашен не столь равномерно. Фрисс коснулся "усами" линзы — и вздрогнул от резкого предупреждающего писка. Речник отпрянул в сторону и отступил на пару шагов, хотя понимал, что смысла в этом немного.

— Вот оно! Каген, уйди. Излучение слишком сильное!

— А как ты её будешь вытаскивать, знорк? — Форанн сильным ударом сбил линзу со стены и враждебно взглянул на излучатель. — Вместе начали, вместе закончим.

Кто-то вплавил излучающий кристалл в стену — Каген, при всей его силе, переломал все когти и еле-еле вытянул камень из ниши. Сигнал дозиметра не умолкал, и Фрисс не мог вспомнить, как он выключается.

— Что дальше? Как их уничтожают? — спросил Форанн, растерянно глядя на Речника.

Тот подобрал линзу, отброшенную Кагеном, огляделся, нашёл каменное крыльцо и предложил пока засунуть всё лишнее под него. Он боялся, что ЭМИА-лучи доберутся до Кагена, пока они оба думают, что делать теперь.

Штука была похожа на один из кристаллов, дающих энергию Сиртису, и притом была невелика. "Вот бы отнести её Гедимину!" — думал Речник с тоской, понимая, что живым с такой ношей не дойдёт. Её бы в ипрон закатать, а где тут взять ипрон?..

— Обычно сарматы закапывают такие вещи, — сказал он Форанну. — Чем глубже, тем лучше. Или подсунуть кому-нибудь… думаешь, это вещь Йналла?

Форанн ухмыльнулся.

— Их, больше некому такое творить. Так и сделаем! Погоди, я гляну, есть ли повозки из их селений…

Он быстро ушёл, а Фрисс остался при излучателе. "А когда я вернусь наверх, флоний мне уже ничем не поможет…" — думал он и пожимал плечами, заглядывая под крыльцо. Опять какое-то сарматское задание, и Гедимин далеко, и никто не скажет Речнику, правильно ли он поступает…

Ханг-орт вернулся через четверть Акена с потёртым кошелём и обрывками тряпья в руке.

— Что-то мне странно… — пожаловался он, протирая глаза и встряхивая головой. — Завернём эту штуку и пристроим в повозку.

— ЭМИА-излучение, — поморщился Речник. — Мне тоже странно. Что тут делают, когда облучаются?

— Чтоб я знал, путник… — Форанн растерянно посмотрел на него и завернул кристалл и линзу в тряпки. В кошель они поместились с трудом.

Фрисс пошёл за Кагеном к повозкам, но тот оставил его в тени башни, а с Йналла, похожим на гигантского муравья, пошёл разговаривать сам.

Йналла дёрнулся на оклик, но тут же сел обратно на повозку.

— Житель, зачем пугаешь? Чего тебе приспичило среди ночи?

Форанн перешёл на шёпот. Йналла издал скрежечущий смешок и сунул переданный свёрток под поклажу.

— Не беспокойся, — заверил он, — передам в лучшем виде! Мы уходим завтра утром.

— Кеос, наш владыка, тебя не забудет, — сказал Каген, вручая ему горсть мелочи.

За городской стеной Форанн и Фрисс снова встретились, и Каген с силой хлопнул Речника по плечу.

— Я скажу правителю, что мы сделали! Но один день мы выждем. Вдруг Искажения проявятся снова?

— Не должны, — Речник бережно спрятал дозиметр в сумку. — Разве что другой излучатель мы пропустили…

Добравшись до башни, Фрисс провалился в сон без сновидений. Форанн тоже сильно устал этой ночью, но тем не менее проснулся раньше — и ушёл к правителю Форайлита. Вернулся он не один, а с отрядом из пяти Ханг-ортов, они разбудили Речника и увели знакомиться с правителем.

Вернулись они за полночь, и ноги у Фрисса заплетались посильнее, чем прошлым вечером. Он ничего не записал в дневнике и впоследствии никому не рассказывал о том, как отметили победу над Искажениями. Известно только, что в эту ночь Мирни Форра отправил на счёт Речника двести кун, а на пальце Фрисса появилось массивное серебряное кольцо. Форанн почему-то напирал на то, что эта вещь не отлита из серебра, а выкована из самородка, и называл её каким-то странным словом, которого Фрисс не запомнил.

Речник верно определил причину Искажений — ни одного из них не произошло в городе с тех пор, как повозка Йналла увезла излучатель прочь.

Оружие и броня Фрисса были приведены в наилучший вид, сам он наконец искупался в горячей воде и даже капнул на себя благовонное масло, укрепляющее дух и проясняющее разум. Форанны снабдили его припасами на дорогу.

— Ханг-орт с Реки! Мы будем рады видеть тебя в Форайлите. Если правитель знорков обидит тебя, приходи к нам в отряд! — сказал Каген, провожая Речника в путь.

— И ты приходи на Реку, хоть в гости, хоть в войско! Вам у нас будут рады. А я всем расскажу, что Форанны — отважный и благородный народ, — пообещал Фрисс, пока его Двухвостка пыталась стащить клок сена с соседней повозки.

Речника определили в караван, везущий оружие в Ойти. С ним ехали двое Фораннов — его личная охрана. До того ему не приходилось быть защищаемым. Не думал Фрисс, что и теперь это необходимо. Но всё-таки ему было приятно, и он думал, что Ойти будут больше уважать его.

За два дня они прошли от Форайлита до Ойти, мимо дымящегося разлома, по бескрайним полям Эммера и Минксы — на край Кислотной Чащи.

— Там мы не поможем тебе ничем, — сказал Форанн-охранник. — Не ходи туда один, пусть Ойти выделят охрану. Там хашт, и его много.

Фрисс крутился на панцире Двухвостки, пытаясь узнать местность, где стоял в своё время лагерь речного посольства. Все следы давно стёрлись. Зато огромный город Ойти не изменился — всё те же бесформенные дома, похожие на оплывающие холмы с множеством нор, нарезанные на их склонах террасы с зеленеющими грядками и садами, высокие обелиски на площадях и утыканный кольями вал вместо городской стены. В том походе Речникам строго запретили подходить к городу. Здесь же десяток драконодемонов вылетел путникам навстречу, чтобы указать дорогу.

— Магна давно ждёт вас, — сказал один Ойти. — Торговцы рассказывали странное, он уже думал сам ехать в Форайлит!

— Были неприятности, но сейчас всё улажено, — ответил Форанн. — Склады Магны открыты?

— Да, идите за нами, мы покажем, куда складывать товар.

Ойти подлетел к всаднику-Форанну и спросил, понизив голос — но Речник всё равно услышал:

— Что за Йюнекси едет с вами? Боевой маг?

— Осторожно, житель! — так же тихо сказал Форанн. — Это изыскатель с поверхности. Его путь — во мраке тайны. Нам известно только, что важнейшее задание зовёт его в Кигээл. Если тебе дорога жизнь, будь осторожен с ним…

Синекожий Ойти побелел, судорожно захлопал крыльями и опустился на землю. Фрисс изумлённо и сердито посмотрел на Форанна.

— Какой я вам изыскатель? Нечего делать, кроме как пугать жителей?!

— Видишь? — Форанн дёрнул драконодемона за крыло. — У Фриссгейна есть причины скрываться. Надеюсь, ты дорожишь собой…

Ойти пошептались друг с другом, и несколько их собралось вокруг Двухвостки и приняло поводья из рук Фрисса. Растерянный предводитель ойтийского отряда еле вспомнил, что ему надо делать. Форанны поехали на склад. Их ждали в Форайлите, они не могли задержаться.

— Теперь можешь не беспокоиться, Фрисс, — сказал Форанн с ухмылкой. — Магна примет тебя в лучшем виде и выполнит любую просьбу. Я недолго побуду у него и вернусь с караваном. Ты доволен нами?

— Я не изыскатель, Ханг-орты. Зачем вы напугали их? — тихо спросил Речник. — Я мирный путник!

— Мирный путник, владеющий сарматскими штуковинами и побеждающий лучи! Ты спас нас от превращения в чудовищ. Кого ещё называть изыскателем, как не тебя?! — огненный гребень за спиной Форанна разгорался всё ярче, но тут Ойти-сопровождающий поторопил его, и Форанны расстались с Фриссом окончательно.

Дом Магны стоял на террасе, на склоне одного из домов-ульев, и все его стены были покрыты резьбой. Циновки устилали деревянный пол в три слоя, а поверх лежали шкуры товегов. Оглядевшись, Речник подумал, что Магна живёт неплохо.

— Входи, могучий изыскатель, — сказал Ойти у входа. — Магна рад встрече с тобой.

Двухвостка отправилась в сад и без передышки поедала там уже третью копну сена. Фрисс видел её сквозь узкое окошко, сидя на устланном шкурами полу и поедая обжигающе острое мясо. Пить что-либо, кроме воды, Речник отказался.

— Ты явился неожиданно, как подобает изыскателю. Я не правитель. Как я мог предугадать твоё появление?! — Ойти по имени Магна был чем-то обеспокоен и не слишком рад гостю.

— Зачем его предугадывать? Я не землетрясение и не пожар, — Фрисс пожал плечами. Радость Магны была не нужна Речнику, ему хватило бы куска мяса, кувшина воды, приюта на ночь и надёжного пути сквозь Кислотную Чащу.

— Форанны рассказывали настоящие легенды о тебе… — сказал Ойти и остановился.

— Кто бы им запретил? — ещё раз пожал плечами Речник. — А хорошо ли идёт твоя торговля?

Он хотел сменить тему, но вопрос напугал Магну ещё сильнее.

— Только не сейчас, — он передёрнул крыльями. — Пойми меня правильно, но… лучше бы тебе покинуть Ойти!

Фрисс очнулся спустя мгновение, но его руке этого хватило, чтобы освободить меч из ножен. А он пришёл в себя как раз вовремя, чтобы остановить движение клинка к шее Магны.

— Фриссгейн! — Ойти успел отскочить и даже взлететь к потолку. — Ты всегда такой подозрительный?!

— Изыскатель я, — буркнул Фрисс и убрал оружие. — Задерживаться тут я не собирался. Дай мне проводника до Гванахэти и забудь моё имя.

— Что угодно для изыскателя, — кивнул хеск. — Мой работник пойдёт с тобой до самой границы и переведёт тебя через Хротомис. Но прежде я хочу, чтобы ты убедился в моих добрых намерениях. Ты ведь не знаешь, что заставляет нас тебя выпроваживать.

— Новая напасть? — Фрисс начинал понимать, каково было путешествовать героям древности.

— Вот именно — новая! Мог ли я подумать неделю назад, что буду раздавать оружие бесплатно?! Ведь никто не вернёт его! Сплошные убытки…

Рассказ Магны был долог и запутан, но суть Речник уловил. Сильный колдун-демонолог появился где-то — и открыл охоту на Ойти. Несколько раз в день посреди города открывались всепоглощающие воронки, и ближайших хесков затягивало туда. Больше их не видел никто.

— И при всей вашей силе вы ещё не оторвали колдуну руки? — удивился Фрисс. Он знал, что безобидная внешность и небольшой рост Ойти обманчивы — эти "мелкие драконы" были неуязвимы для честной стали, Огонь и Молния также им не вредили.

Магна уныло кивнул и сложил крылья.

— Твоё присутствие дарит многим неоправданную надежду, изыскатель. Утром я найду тебе проводника, и мы продолжим нашу войну без лишних глаз.

Фрисса отвели в комнату для гостей, он зарылся было в ворох шкур на широком ложе, но вспомнил, что Двухвостка бродит в саду и скучает.

Она в самом деле соскучилась и радостно ткнулась носом в его ладонь. Слуги Магны хорошо позаботились о ней — накормили, отмыли панцирь до блеска и даже повесили бусинки и перья на её шипы. Фрисс потрепал Двухвостку по макушке, оглянулся на шум и увидел двоих Ойти, которые катили бочонок с водой. Они остановились, переглянулись и хотели что-то сказать, но громкий протяжный свист прервал их. Прямо в воздухе открывался тёмно-синий провал, и ветер вокруг него усиливался с каждым мгновением. Ойти схватились за бочонок, чтобы их не уволокло.

С ладони Речника сорвалась молния и ударила в центр провала, а следом за ней прыгнул сам Фрисс. Тут же за его спиной дыра закрылась, оставив напуганных Ойти и огорчённую Двухвостку…

Ни героем, ни настоящим изыскателем Фрисс не был. И о своём прыжке он пожалел сразу же, когда выпал по другую сторону провала на каменный пол и не удержался на ногах. Никто не прибежал на шум, и Речник осторожно поднялся. Он стоял посреди тёмного коридора, вокруг не было ничего живого, даже летучих мышей. Речник, хромая и держась за стену, пошёл дальше. Он не был уверен, что все его кости целы.

Чьи-то тихие шаги он услышал издалека и прислонился к стене, готовя ещё одну молнию. Человек с церитом-факелом в руке вышел из-за поворота и издал изумлённый возглас.

— Эй! Ты же не демон! Что ты тут забыл?!

Человек говорил на языке хелов-южан, но был, скорее всего, из более жарких земель — так подумал Фрисс, увидев почти чёрное лицо и ленту из мелких перьев, пришитую к алой мантии.

— Ич-вакати! — сказал Фрисс тихо, но отчётливо, не тратя времени на лишние вопросы. Отголоски ЭМИА-излучения ещё бродили в его крови, сухим жаром обжигая кожу изнутри, и Речник надеялся, что лучи добавят силы его заклинанию.

Маг пошатнулся, схватился за горло и упал ничком. Фрисс помедлил, боясь, что колдун очнётся и ответит чем-нибудь смертоносным, потом подошёл ближе, приподнял южанина за шиворот — и тут же уронил его обратно и отпрянул, вытирая руку о стены. Маг был мёртв. Иссушающее заклятие сожгло его, высушило глазницы, заставило кожу присохнуть к костям. Никогда у Фрисса не было такой магической силы!

Он заставил себя склониться к умершему и обыскать его. Забрал фонарь с церитом, тяжелую каменную дудку со спиральными узорами и резную каменную печать на шнурке. Заглянул из любопытства в обрывок папоротникового листа, найденный в кармане, прочитал пару строчек и брезгливо отбросил листок. Он всё-таки торговал пойманными хесками, этот маг. Его звали Рух, и жил он в дальней Мецете. Но больше он никому не навредит…

Речник пошёл дальше, и коридор вывел его к темницам. Он держал ладонь на рукояти меча, когда прикладывал колдовскую печать к запертым дверям, но ему не пришлось сражаться. Пленные Ойти были надёжно связаны колючей шевелящейся лозой, и Фрисс успел объяснить им, что он не демонолог. Когда последняя лоза была с корнем вырвана из стены, и все Ойти выбрались в коридор, над далёким домом торговца Магны разгорался рассвет.

Дальше Ойти справились сами, хески больше знали о магии, чем Речник. Странная дудка открыла всепоглощающий портал — но в этот раз он вёл из Орина в Хесс. Фрисс из портала не вышел — его вынесли Ойти, и все, кто был в доме Магны, выбежали навстречу.

— Только ты помог нам, изыскатель! — торговец-Ойти, избавленный от необходимости раздавать оружие бесплатно, был в восхищении. — Все нас покинули! Даже Чёрная Речница сбежала от угрозы!

— Что?! — Речник спокойно лежал на шкурах и не без опаски ел муравьёв в сиропе, местное лакомство, но тут вскочил на ноги. — О ком ты говоришь?

— Это Ойти из предгорий рассказывали, изыскатель, я ничего не знаю наверняка, — поспешил оправдаться Магна. — Чёрная Речница спасла их от кислотного потопа. Мы хотели попросить у неё помощи, но она уже ушла в сторону гор. Больше её не видели…

— Погоди… Она невысока ростом, широколица, чёрноволоса, с собой у неё ножи, но нет лука? — Фрисс не спешил садиться.

— Всё верно, но лук у неё есть, — ответил Магна.

— Откуда?! — Фрисс хотел подумать это, но произнёс.

— Не знаю, — на всякий случай ответил Магна. — Ты преследуешь её?

— Ни в коем случае, — Речник покачал головой и сел на шкуры. — Давно это было?

Кажется, он напал на след Кессы — только дочь Скенесов обогнала его на несколько дней. Хотелось бы знать, как она спасла хесков… Видимо, кровь Речницы Ронимиры дала о себе знать, и девица с участка стала настоящим изыскателем. А может, это другая Чёрная Речница, настоящая. Так или иначе, хорошо будет, если Речник её догонит…

Фрисс выехал из Ойти через два дня, и с ним было двое сопровождающих, которых Магна пообещал утопить в кислоте, если с Речником что-то случится. По широкой просеке Двухвостка направилась к горному хребту, неразличимому за лесом. Двое Ойти сидели на её панцире, указывая дорогу.

Кислотная Чаща не зря носила такое название — она выросла на ядовитой почве вокруг озера Кинта и реки Хротомис, переполненных чистым хаштом. Только одно дерево выживало в едких испарениях — гилгек, чахлая сосна с длинными мягкими иглами, перекрученным пятнистым стволом и кроваво-красной смолой. На опушке чащи хвоя гилгека была зелёной, но чем ближе путники подходили к озеру, тем она становилась желтее. Гилгек впитывал в себя кислоту и защищал жителей леса от ядовитого дыхания озера, но и сам становился смертельно ядовитым. Ойти посоветовали Речнику не трогать ни ветки гилгека, ни опавшую с него хвою…

Речник видел белесые лианы с широкими резными листьями, видел поникшие травы с хрупкими трубчатыми стеблями, и ему не хотелось прикасаться к этим растениям и даже сходить со спины Двухвостки. Флона чихала от испарений леса и воротила нос не только от местных трав, но даже от своих припасов.

— Ты маски взял? — тихо спросил один Ойти другого на исходе первого дня пути.

— С собой, — ответил тот. — Как думаешь, мост ещё не растворился? Пять дней назад стоял.

— Интересные у вас мосты… — растерянно сказал Речник.

— Хротомис. Хашт, — помахал крыльями Ойти. — Дерево растворяется за месяц. Да нет, ещё цел, наверное…

Жёлтая хвоя гилгека перестала удерживать едкие испарения — всего ничего оставалось до озера, и ветер дул в сторону леса.

— Стой! — скомандовал Ойти. — Ни к чему этим дышать.

Проводники надели маски и укутались в плащи, сшитые, кажется, из бесцветной валяной тины. Фрисс снова забрался в скафандр и попросил у Ойти маску для Двухвостки.

— Она её не съест? — усомнился хеск.

Маска оказалась мала, и морду Двухвостки накрыли запасным плащом. Она сразу перестала чихать и бодро побежала дальше по тропе.

Берег Хротомиса был пуст и лишён намёков на жизнь. Одни лишь кристаллы серы вырастали на нём, такой крепкой была кислота в этой реке. Фрисс остановил Двухвостку, глядя на медленно струящийся хашт, масляно блестящий в свете рыжего хесского солнца.

— Вот он, мост! — указал лапой один из Ойти.

Над лениво текущей рекой в кислотном тумане высилась арка моста, словно обкусанная с двух сторон.

— Ничего, он каменный, должен выдержать, — уверенно сказал Ойти и подтолкнул Двухвостку к мосту.

— Откуда здесь каменный мост?! Обычная лигнесская пена, и я на него не ступлю! — сказал второй. — Лигнессам лишь бы что продать, а городу-то надо было думать, что над рекой ставит…

Фрисс посмотрел на них с удивлением — и услышал долгий рассказ о том, какой лёгкий и дешёвый искусственный камень выдумали недавно Лигнессы, и как Ойти купили эту "пену" и отлили из неё мосты и блоки для стен, и как хорошо она растворяется в хаште. Двухвостка перед мостом остановилась, и трое путников еле уговорили её сдвинуться с места. Похоже, она понимала все их разговоры.

Речнику мост тоже не нравился, особенно вблизи, он крошился под лапами Двухвостки, и хотя двое Ойти взлетели и кружили у моста, поддерживая существо за шипы панциря, Фрисс был не уверен, что они удержат его. Все были очень рады, когда едкий Хротомис остался позади. Речник задумался, вспоминая, есть ли на его пути ещё кислотные реки…

Жёлтая хвоя гилгека снова позеленела, воздух уже не обжигал лёгкие, и Ойти сняли с Двухвостки маску, а Речник опять спрятал скафандр в сумку. Совсем немного оставалось до границы с Гванахэти, и хески остановились.

— Здесь мы оставим тебя, изыскатель. Твои пути слишком опасны для нас, Ойти! Желаем тебе удачи, странник, она тебе пригодится…

Они улетели в сторону Хротомиса, а Фрисс покормил Двухвостку и поел сам. Между Ойтиссой и Гванахэти была очень серьёзная граница, почти как между Энергином и Пещерами, и Речник боялся, что потеряет сознание, а Флона будет бродить голодная. Он проверил броню и оружие — всё было в порядке. Перед спуском в самые тёмные глубины Хесса надлежало нанести на лицо и руки несколько тонких узоров чёрной и алой красками, и Фрисс это сделал. Когда линии высохли, он подтолкнул Двухвостку к туманной пелене на границе Гванахэти.

Глава 13. Гванахэти

Фрисс очнулся, когда пролетающая мимо канзиса зацепила его жгучими щупальцами. Он лежал на спине Двухвостки, безмятежно щиплющей листья Агайла и Минксы. Вокруг цвели вьюнки, покачивалась Золотая Чаша и источала пряный запах дикая Усатка, а в воздухе реяли полупрозрачные канзисы с длинными щупальцами. Речник отмахнулся от летучих медуз, сел и достал карты Йудана.

Посмотрев на карту с разных сторон, Фрисс надолго задумался. Один лишь город, Шелрис, был на его пути, а дальше тянулись степи и леса до самых Гор Нингана и за ними, до границы с Кархеймом. Никаких намёков на дорогу там не было, зато в углу карты причудливым почерком Некроманта было написано: "Ищи проводника или попутный караван. Лигнессы живут повсюду, они помогут, но не бесплатно…"

Речник вздохнул. Да, придётся искать попутчиков! С Лигнессом он встретился однажды на Островах, могущественный демон Воды приехал туда, чтобы обсудить с магами новые заклятия и зелья, и все Речники собрались, чтобы его увидеть. Лигнессы — лучшие вызыватели дождя в Хессе, но на поверхности их магия не столь сильна. Интересно будет увидеть, как они живут и колдуют у себя дома…

Сегодня был какой-то массовый вылет медуз! Фрисс ехал, длинной соломиной отгоняя их от себя и Двухвостки, и высматривал какую-нибудь тропу на Шелрис. Ему повезло — вскоре впереди появилась земляная насыпь, по которой вилась мощёная дорога. Гранёные столбики были установлены вдоль неё через равные отрезки пути, они отмечали расстояние до Шелриса, жаль только, что цифры на них были хесские, а Фрисс их помнил плохо.

С насыпи Речник видел странные круглые холмы, разбросанные повсюду в полях. Каждый холм окружали посевы Эммера, и этот злак вырастал там выше, чем Высокая Трава на Реке. В вершинах холмов виднелись отверстия, из-за которых эти возвышения напоминали вулканы. Фрисс решил, что там живут какие-нибудь роющие демоны.

Стремительная тень мелькнула над головой и заставила Двухвостку замедлить шаг, а Речника — пригнуться. Но бояться было нечего — это летучий демон Фрасса промчался над дорогой по своим делам. Фрисс посмотрел ему вслед, удивляясь лёгкости и скорости его полёта. Змееподобное существо мчалось, прижав крылья к телу, и ввинчивалось в воздух, слегка шевеля кончиками крыльев.

Канфен, сведущий в демонологии, говорил, что Фрасса неуязвимы, стремительны и очень сильны в магии. Стоило остановиться, чтобы увидеть такое существо!

Фрисс подождал ещё немного — и не напрасно. На вершине одного холма полыхнуло синее пламя, и через миг над степью уже летел другой Фрасса, чуть поменьше первого. Пролетев немного, он распахнул крылья и повис над равниной, будто увидел внизу что-то интересное. А потом Двухвостка испуганно зафыркала и шарахнулась в сторону от хеска, рухнувшего в траву у дороги и зацепившего её крылом.

Фрасса вовсе не упал, как подумал сначала Речник. Он так приземлился — роющие демоны, лишённые лап, иначе не умели.

— Тьфу ты, полон рот земли! — проворчал хеск, осторожно складывая крылья. — Не наше это дело — садиться. Куда ты, маленький житель? Я только хотел посмотреть на тебя.

Речник подошёл к существу, скрывая замешательство. Фрасса, будь у него лапы, мог бы спокойно поднять в небо Двухвостку, а под его крыльями спряталось бы население целого участка. Он мог назвать Речника маленьким…

— Мне показалось, ты упал, — сказал Фрисс, разглядывая бирюзовую броню существа. — Не больно?

— Вообще-то я сел, — немного обиделся Фрасса. — У нас прочная чешуя. Ты простишь мне любопытство? На мой взгляд, ты похож на знорка…

— Я и есть знорк, — честно сказал Фрисс, догадываясь, что для хесков Гванахэти люди так же необычны, как для людей — эти хески.

— Ух ты! — искренне восхитился крылатый. — И такие маленькие и хрупкие существа умеют уничтожать и создавать миры?.. К нам в Шелрис заходила одна знорка, Чёрная Речница, а я тогда летал в Манхор и пропустил всё на свете. И Эсхельг, как назло, просидел в лаборатории и тоже её не видел! Знорк, послушай, ты же едешь в Шелрис? Можешь заглянуть к Эсхельгу ненадолго? Он будет рад…

— Могу, — Фрисс пожал плечами и подумал, что в Шелрисе он никого не знает, а этот любознательный Эсхельг, возможно, пустит его переночевать. — Кто он? И когда здесь была Речница?

— Она ушла дней десять назад, — подумав, ответил Фрасса. — А Эсхельг — алхимик, он из Лигнессов, а живёт в круглой башне. Я сейчас слетаю к нему и скажу, что ты здесь. Если на обратном пути разминёмся, скажи, что Некс послал тебя.

Он сверкнул в небе лазурной молнией и исчез. Речник поехал дальше, удивляясь тому, что дорога пустынна. Только Фрасса мелькали над головой, как стрижи, некоторые из них зависали в воздухе, чтобы рассмотреть путника, но никто не окликнул его.

Медленно приблизился Шелрис, с его четырёхугольными кирпичными башнями Лигнессов и невысокими холмами-гнёздами Фрасса. Строения будто прятались в тени друг друга. Некоторые башни были увиты лозами, но деревьев на улицах Речник не увидел. На первый взгляд, у Шелриса не было стены, но потом Фрисс заметил кольцо редко поставленных обелисков по периметру города и слабо светящиеся дуги между ними. Впрочем, магическая защита пропустила путника, ничем о себе не напомнив.

Фрисс остановился у фонтана, чтобы Двухвостка могла напиться, пока он выясняет дорогу у Лигнессов. Жуткие существа с алой кожей и шипами на всех суставах окружили его, осмотрели со всех сторон, как диковинного зверька, но путь к башне Эсхельга указали.

У круглой башни, лениво потягиваясь и разминая крылья, сидел на витом столбе Некс. Увидев Речника, он радостно захлопал крыльями. Лигнесс-алхимик удивлённо выглянул из башни.

— Настоящий знорк?! Не Йю и не Оборотень?!

— Ну вот, а ты не верил, — вильнул кончиком хвоста Некс. — И ему нужна еда и ночлег.

— Э-хм… — Лигнесс качнул головой из стороны в сторону. — У нас есть разные травы, наверное, среди них попадаются съедобные. Знорк, ты сможешь уснуть, если мы будем готовить зелья?

— Не из меня вы их будете готовить, надеюсь? — спросил Речник, радуясь, что у него достаточно припасов с Ойти. — Моё имя Фрисс, я издалека, и направляюсь далеко, и вас потревожу ненадолго. У тебя найдётся свободная комната для меня и прочный столб, чтобы привязать Флону?

У Эсхельга всё нашлось. Он даже пытался насыпать Двухвостке охапку трав, из которых варил зелья, но Фрисс побоялся, что некоторые из них не пойдут ей на пользу. В пустой комнате на чердаке башни были постелены циновки и шкуры, и Речник соорудил из них удобное гнездо. Всю остальную башню занимали кладовые для трав, минералов, зелий и порошков, несколько лабораторий и кристаллический источник энергии, вроде тех, которые росли под городом Ацолейтов. Эсхельг и Некс недавно взяли большой заказ на защитные эликсиры, колдовское пламя под котлами не гасло ни на миг, и у хесков было мало времени на разговоры с путешественниками. Ещё очевидно было, что эти хески не покажут Речнику дорогу к границе Кархейма…

— Я-то бывал в горах, и по ту сторону бродил, но времени нет, а дел много, — с сожалением сказал Лигнесс. — А за моими зельями караван прибудет нескоро, тебе долго придётся ждать!

— А с кем пошла через горы Чёрная Речница? — спросил Фрисс, думая, что какой-нибудь караван наверняка уходит в Кархейм в ближайшие дни, осталось только найти его.

— Говорят, что одна, — с большим сомнением в голосе ответил Эсхельг. — Но я толком ничего не знаю. Если правда, что она ходила в одиночку в Манхор, то горы ей нипочём. Там, в конце концов, есть дороги и нет пакостных демонов-гиен!

— Чёрные Речники со всеми говорят, даже с манхорцами, — с некоторым осуждением сказал Некс. — Я бываю в Манхоре, да, но я не говорю с манхорцами!

— А что такое Манхор? — вклинился удивлённый Фрисс. — И зачем там бывать?

Ему рассказывали вдвоём, долго и горячо споря, перебивая друг друга, и Речнику нелегко было понять, что так взволновало хесков. Выходило, что мёртвый город Манхор, частично разрушенный Лигнессами на заре времён, а частично растёртый в пыль временем, лежал чуть в стороне от Шелриса и ночами светился от магии. Она вызывала к жизни удивительные растения, незаменимые в алхимии, все городские маги время от времени собирали в руинах травы, но местность эта и её порождения не принадлежали Лигнессам. Там жили манхорцы, потомки строителей мёртвого города, и даже чародеи-Лигнессы их опасались. Чёрная Речница искала что-то в тех руинах, и Эсхельг очень удивился, когда она вернулась живой и невредимой…

"Схожу. Вдруг манхорцы её запомнили?" — подумал Фрисс. Ему уже не верилось, что эта Речница — Кесса Скенесова…

Он ушёл из башни Эсхельга утром, взял с собой Двухвостку, но попросил Лигнесса не убирать комнату — Речник подозревал, что задержится в Шелрисе ещё на сутки. Встречные хески, узнав, что он едет в Манхор, смотрели на него странно и вздыхали, когда Речник проезжал мимо.

Когда в траве начали попадаться обломки белого ракушечника, похожие на омытые дождями кости, Фрисс не сразу понял, что едет по древнему городу. Лигнессы-завоеватели, а после — беспощадное время, стёрли Манхор с лица Хесса, превратили в россыпь булыжников и невнятные остовы, затянутые мхами и оплетённые корнями трав. Деревья Ифи, пробиваясь сквозь мостовые и сокрушая стены, довершили разрушение. Магия Манхора подстегнула их рост, и их кроны вскоре сомкнулись над городом. Двухвостка осторожно перебиралась через корни, выбеленные временем ветви и вороха прошлогодних листьев. Тут же лежали сморщенные высохшие тельца погибших Ифи, которых ещё не поглотила земля, и тонкие розоватые волоски шелестели под ногами…

— Лес из Деревьев Ифи… Нигде я не видел такого странного леса, — тихо сказал Фрисс, разглядывая цветущие лозы и ползучие цветы под ногами.

Двухвостка остановилась, настороженно покрутила носом и вдруг с радостным фырканьем ломанулась сквозь заросли и бурелом. Речник из любопытства не стал её удерживать, и вскоре она остановилась у древней чаши из белого камня, наполовину погружённой в землю. Из холма над чашей вытекал искрящийся ручей, наполнял её и устремлялся дальше, вниз по каменистому склону. У ручья не было русла, он постепенно прокладывал себе дорогу по сырой листве и белым камням, и еле заметное магическое сияние поднималось над ним — как будто он совсем недавно был сотворён каким-то чародеем.

Двухвостка начала лакать воду, а Фрисс подошёл к чаше и с радостным любопытством стал рассматривать исток, воду и созданный водоём. Маг, поднявший из-под земли этот родник, был сильным, но ему не хватило опыта — и он заставил воду бить фонтаном, не узнав перед этим, много ли её внизу. Фрисс опустил руки в ручей и тихо запел, кое-как подбирая слова, о медленном пути сквозь пласты камня и песка, о щедрости и неисчерпаемости подземных вод, о возвращении влаги из облаков в глубокие чёрные озёра.

Вода потекла тише, неспокойная гладь водоёма-чаши выровнялась, и на её дне что-то блеснуло. Речник дотянулся до источника блеска, выловил его из родника и тут же упустил обратно, в изумлении глядя на дно. Эту нитку нанизанных кристаллов кварца и мраморных бусин он сам купил в Замке Астанена и своими руками отдал Кессе. Теперь эта нить сверкает в древней чаше и поддерживает течение нового ручья, как настоящий артефакт Реки.

"Мой отец был Речником, моя мать была Речницей, и мы с Кессой тоже будем Речниками — если только она не откажется выйти за такого недотёпу," — Фрисс, рассеянно улыбаясь, отвёл Двухвостку от ручья и медленно поехал к Шелрису. Мёртвый город ответил на все его вопросы, теперь можно было идти к Кархейму…

— Ничего сложного, чужестранец! Я поеду с вами до Нинганы, а оттуда вы пойдёте по цепочке дворов, и везде о вас будут знать заранее. Наши дворы есть повсюду, от Ойтиссы до Кархейма, и никаких проблем не будет, — заверил Речника Лигнесс по имени Корбет, вешая на шип Двухвостки бирку с хесскими письменами. Такую же получил Фрисс, и она означала, что он — один из странников, которых Корбет взялся довести до нужной местности. Караван собирался небольшой, но пёстрый, в нём даже был один манхорец. В основном путешественники оседлали белоногов, странных двуногих ящеров, или гигантских птиц Хана-хуу, один Фрасса думал лететь своим ходом, а манхорец и двое Лигнессов уселись на Двухвостку Речника. Корбет, посмотрев на это, уменьшил вдвое плату, которую собирался брать с Фрисса, и предупредил ушлых путешественников, что Речник не повезёт их никуда, кроме Кархейма.

И они поехали — сначала степью, потом — по широкой просеке, прорубленной в моховой чаще. Гигантский серебристый мох срастался всеми ветвями, и обходчики заново расчищали дорогу каждую неделю, а то и чаще. Корбет сетовал на живучесть серебристого холга, чьи споры выживали в земле даже после полива хаштом. Летающие медузы, рыбы и жгучие мохнатые гусеницы реяли среди ветвей, и покрытые перьями змеи перелетали с дерева на дерево, иногда падая на головы путникам. Демон-гиена из Манхора надеялся поймать одну и попробовать на зуб, пёстрые пернатые змеи казались ему очень вкусными.

Дважды в день караван останавливался у очередной деревянной башни — местного постоялого двора. Смотритель сообщал о них на следующий двор, отправляя стайку летучих мышей или ящериц, слуги приносили еду для птиц и белоногов, а Фрисс и манхорец вдвоём шли искать еду для себя. Смотрители дворов неизменно удивлялись — они были Лигнессами и не нуждались в пище — и найденное не всегда можно было назвать съедобным, но Речнику выбирать не приходилось. А демон-гиена мог съесть даже сырую медузу без соли.

Через два дня моховой лес поредел, сменился редкими зарослями гигантских хвощей, а над ними вознеслась зубчатая каменная стена. Путники поднялись в предгорья, и Фрисс, запрокинув голову, долго высматривал в облаках вершины.

Дорога в горах была проложена превосходно, мосты висели над каждой пропастью, а в каждой скале, преграждающей путь, Лигнессы пробили туннель. Ни опасных тварей, ни разбойников они к дороге не подпускали, а вот путешественников тут было много — то и дело кто-то нагонял караван или шёл ему навстречу. А в небе кружили крылатые патрули — иногда Фрасса, иногда Лигнессы. Лишь один раз караван задержался на полдня — случайная лавина повредила мост через пропасть, и хески восстанавливали его, а дорогу ненадолго закрыли.

Больше Фрисс ничего не мог рассказать о горах. На тропах, ползущих по склону между камнем и бездной, смелость покинула его, и он мог только смотреть на панцирь своей Двухвостки и ни в коем случае не поднимать головы. Манхорец тоже был хмур и по сторонам не смотрел, зато Лигнессы восхищались окрестностями во весь голос. Они-то были крылатыми, в отличие от человека и демона-гиены…

Когда караван покидал Нингану, Фрисс окончательно решил, что от гор он впредь будет держаться подальше и восхищаться ими со стороны — как восхищался он мощью, скрытой в сарматских установках, не испытывая ни малейшего желания в них забраться…

За горами большинство путешественников разошлось по своим тропам и просекам, и дальше караван уменьшался с каждой развилкой. Последним с панциря Двухвостки спустился манхорец, очень жалея, что Фрисс никак не хочет посетить столицу и заодно довезти его. Он посоветовал Речнику не переходить едкую реку Геланг вброд, а дойти по берегу до каменного моста, по которому над Гелангом протекает другая река. Такие перекрестья — обычное дело в Хессе…

Последний постоялый двор Речник посетил на опушке леса, у границы Кархейма. Здесь белесой стеной поднимался искривлённый гилгек, защищающий жителей от испарений айништа. Эта опасная щёлочь текла в Геланге вместо воды, и хотя пресные притоки сильно её разбавили, дышать ею боялись даже Лигнессы.

— Осторожнее с Инальтеками! — предупредили его на постоялом дворе. — Весь Кархейм от них стонет!

Речник продолжил путь, негромко насвистывая себе под нос. Вид лигнесской дороги порадовал его, и он уже прикидывал, как устроить нечто подобное на Реке. Разве там нет путешественников?! Вот вернётся он с задания, и закончится очередная нелепая война, а там…

Глава 14. Кархейм

Двухвостка топталась на месте, с опаской нюхая светящуюся землю на границе с Кархеймом. Фрисс, опустив "усы" дозиметра наземь, с интересом смотрел на растущее число на экране. Даже Речник мог сказать, что ирренций тут есть, и его тут немало. И хорошо, если он есть только на границе!

Кроме реки, переполненной едкой щёлочью, где-то недалеко дышало влагой огромное Чёрное Озеро. От него тянуло сыростью, и туман стелился над полями, поросшими чем-то сочным, но ядовитым. Трубчатые стебли хрустели и лопались под лапами Двухвостки, среди тёмных листьев белыми призраками маячили свечки-цветоносы ядовитейшей белески, и даже всеядная Флона воротила нос от всех местных растений.

Фрисс подсунул Двухвостке пару веток мха из Гванахэти и утешил её тем, что ядовитая пойма Геланга рано или поздно закончится. Флона вздохнула и потопала дальше. Что-то смущало её и заставляло мотать головой. А потом и Фрисс заметил это — давящую тоску, разлитую в воздухе. Кого-то убили поблизости, и совсем недавно.

Он вспомнил слова Лигнесса об Инальтеках и нахмурился. Смотреть на убитых ему не хотелось, и он свернул было, но сквозь туман долетели отголоски тихих и очень печальных слов, и он поторопил Двухвостку. Тут был кто-то живой, и Фрисс не мог проехать мимо и не предложить помощь…

— Хаэй! Кто здесь? — протяжно крикнул он, вглядываясь в туман. Невысокий силуэт, чёрный, но вместе с тем поблескивающий в неверном свете, склонился над чем-то неподвижным. На оклик незнакомец не обернулся, но прервал свою речь и шагнул в сторону.

Фрисс не видел лица, только длинную чёрную куртку, расшитую бахромой и тусклыми чешуями, низко опущенный капюшон, заплечную суму и колчан со стрелами, оперение которых сверкало изумрудной зеленью. Перед воином Реки стояла Чёрная Речница и смотрела на мёртвого Инальтека, прошитого стрелами. Оперение этих стрел зелёным не было.

— Зачем его бросили тут без погребения? — глухо спросила Речница, не оборачиваясь. — И где найти дрова на этом мокром берегу?

— Боюсь, что нигде, — вздохнул Фрисс. — Ему не стоило нападать на мирных жителей. Тут живут демоны-пчёлы, они с врагами не церемонятся. Теперь Войксы его сожрут, и это правильно. Не печалься!

Видимо, его голос показался Речнице странным, отличным от голосов хесков. Она резко обернулась и взглянула на него с изумлением в тёмных глазах. Фриссгейн выронил поводья Двухвостки и спрыгнул с её панциря.

— Речник Фрисс!!!

— Вот так так… — пробормотал он, обнимая Кессу за плечи и прижимая к себе покрепче, как будто она могла растаять в туманах Геланга. Чёрная Речница уткнулась ему в грудь и то ли смеялась, то ли всхлипывала.

— Кесса! Чёрная Речница, дочь Ронимиры Кошачьей Лапки! Весь Фейр кверху дном из-за твоей пропажи, и я ищу тебя незнамо сколько. Зачем?! Зачем тебя понесло в Хесс?!

— Чтобы найти тех, кому нужна помощь. Чтобы исправить то, что должно быть исправлено. Чтобы сравниться с тобой в подвигах и славе, — еле слышно ответила Речница и отстранилась.

— Ты, я подозреваю, уже превзошла меня, простого Речника, — вздохнул Фрисс. — В одиночку дойти до Кархейма! Если хочешь, дальше мы пойдём вместе…

— Ты пришёл за мной, чтобы вернуть меня в Фейр? — Кесса сделала шаг назад, высвобождаясь из его рук.

— Я иду по заданию Астанена — далеко, во владения Хальмена, в Мёртвую Зону, — серьёзно сказал Фрисс. — Насчёт славы не знаю, но подвиги будут. Даже с избытком.

— И сама Смерть перед нами отступит, — торжественно кивнула Речница. — Ты не шутишь, Речник Фрисс? Если нет — я пойду с тобой сквозь любой мрак и огонь…

Речник скрыл вздох облегчения и протянул Кессе руку.

— Забирайся на панцирь. Это Двухвостка, её зовут Флона. Идёт она неспешно. Если устала, можешь даже подремать, я покараулю твой сон. А если нет — расскажи, что ты видела на своём пути?

Кесса ласково погладила Двухвостку между глаз, вызвав удивлённое фырканье, и мигом забралась на панцирь и устроилась среди шипов. Фрисс тронул поводья, стараясь не сверлить Кессу взглядом и вообще не таращить на неё глаза. Без единой царапины с первого раза дойти до Кархейма… Не каждому Чёрному Речнику такое удавалось! Она не испугается в Кигээле, это точно, и Фриссу не стоит за неё бояться…

— Был бы кимеей — написал бы о тебе повесть. Куда мне, с моим высушенным торговцем рабами… — с некоторой завистью вздохнул Речник. — Не страшно среди демонов?

— Не, — мотнула головой Кесса, прошедшая много подземных стран, но всё ещё склонная смущаться в присутствии Фриссгейна. — К их виду я привыкла, и никто меня не обижает.

— А теперь тем более не обидит, — пообещал Речник. — А где ты нашла такой лук? Неужели у Сьютара в сундуке?!

— Помнишь, ты говорил о чёрном Алдере? Еле нашла его в Энергине! — сказала Кесса, рассматривая панцирь Двухвостки. — Он и подарил мне лук, и научил стрелять. Это очень благородный хеск…

— Я знаю, приступы щедрости у Звигнела бывают, — кивнул Речник и покосился на один из своих мечей, слабо мерцающий сквозь ножны. — На обратном пути заглянем к нему? Ему тоже бывает скучно в пустой пещере.

— Непременно! — оживилась Кесса. — Речник Фрисс, а почему мы остановились?

— Не нравится мне это пятно, — пробормотал тот, глядя на горизонт.

Там, где по карте находился город-улей Гелис, клубилась непонятная тёмно-серая масса. Издали это выглядело как сгусток тумана, принесённый с Чёрного Озера. Он словно прилип к Гелису. Что это?

Кесса посмотрела на туман и поёжилась.

— А… нам точно туда надо? — робко спросила она. — Что под этим облаком?

— Город людей-пчёл. Называется Гелис. И по доброй воле они туда не залезли бы. Что-то неладно… — клубящийся туман притягивал к себе взгляд Речника и очень его тревожил. Он направил недовольную Двухвостку в сторону облака.

— Это и есть приключения? — еле слышно спросила Кесса, пытаясь что-нибудь разглядеть за туманом.

— Надеюсь, что нет. Мы только спросим, что там творится, и если всё в порядке вещей — развернёмся и уйдём, — хмуро ответил Речник. — Там живут Нкири, демоны-пчёлы. Они совсем не люди, но похожи. Как я знаю, они всегда следят за путниками — и скоро мы столкнёмся с патрулём.

Но никто не спешил навстречу им из серого облака, ни один звук не долетал оттуда. Могильная тишина стояла в Гелисе, всегда звонком, гудящем и жужжащем городе-улье. Облако безмолвно клубилось и струилось, независимо от ветра, как клубок переплетённых щупалец. Фрисс на всякий случай обнажил мечи, Кесса вынула из ножен кинжал.

— Не слезай с панциря. В таком тумане разбежимся — потом не встретимся, — тихо посоветовал ей Речник. Кесса молча кивнула.

Не город, а котёл каши — в трёх шагах ничего не разглядишь! Фрисс видел очертания стен с дырками, непонятных холмов, кривых улиц — и ничего живого.

— Эта тварь нас почуяла, — прошептала Кесса, глядя куда-то в центр серого месива. Двухвостка испуганно зафыркала и попятилась. Полупрозрачные серые нити обозначились в тумане и потянулись к чужакам. Фрисс ударил наугад, начертив в воздухе искрящиеся дуги, и на миг туман отпрянул, но потом вскипел.

Что бы ни сидело в тумане, хорошего от него ждать не приходилось. Оружие устрашило его ненадолго, и Фрисс быстро понял, что не сможет его ни убить, ни отогнать. Он незаметно потянулся к контейнеру с Кьюнном, надеясь, что сияющий металл сожжёт туманную тварь. Но серые нити зацепили Двухвостку, и она в испуге вскинулась на дыбы и помчалась, не разбирая дороги. Фрисс и опомниться не успел, как полетел в какую-то яму, недолго повисел на качающейся перегородке, а потом провалился ещё глубже, в бело-жёлтое свечение и сердитое жужжание. Речник услышал сдавленный крик Кессы, а потом его схватили за руки, подняли и поставили прямо, попутно отняв оружие и сумку.

— Чуж-ж-жаки! Наз-з-зовите цель виз-з-зита! — потребовал невысокий худой Нкири в кожаной броне, направив на Фрисса странный белый кинжал, на вид не стеклянный и не стальной. Демон-пчела в точности был похож на человека… не считая ярко-жёлтой кожи и странных чёрных спиралей и завитков, нарисованных на лице и руках. Говорил он на Вейронке, но понять его было очень трудно.

— Вы Нкири, народ Гелиса? — на всякий случай уточнила Кесса, которую держали меньше воинов, чем Речника — всего-то четверо.

— Мы ищем постоялый двор, — поспешно ответил Фрисс, когда хески сердито зажужжали. — Наш путь лежит в Фалону. В Гелисе можно найти еду и ночлег?

— Гелис з-з-закрыт из-з-за тумана, — Нкири неохотно опустил кинжал. — Наз-з-зовите ваши имена. Сейчас вам найдут место, но утром вы уйдёте.

— Я Фриссгейн, а это Кесса, — коротко ответил Речник. — Откуда в Гелисе этот туман? И кто поможет нам найти Двухвостку, в него убежавшую?

— Туман с оз-з-зера. А ж-ж-животное убеж-ж-жало, и теперь Аэнгисы украдут его. Будете искать у них, — ответил Нкири и дал знак другим воинам отпустить людей и вернуть им вещи. Фрисс убрал мечи в ножны и проверил, на месте ли драгоценный свёрток с ключами от Кигээла.

— Ж-ж-жаквилин! Проводи пришельцев в верхние клети, з-з-закрой люки — и ты на сегодня свободен, — сказал предводитель отряда одному из воинов. Остальные хески исчезли в неярко освещённом извилистом коридоре.

— Туман з-з-замуровал нас в Гелисе, никому нет пути ни отсюда, ни сюда! Торговцы не посещают нас, весь город з-з-закрыл двери, и мы проз-з-зябаем в без-з-звестности! — негромко жужжал Нкири, пробираясь по хитросплетениям ходов-улиц Гелиса. Внизу было жарко и душно, и тем жарче, чем глубже спускались путники. Огромное перенаселённое гнездо Нкири издавало несмолкающий гул, но он приятнее был Речнику, чем недавняя мёртвая тишина.

— Туман пож-ж-жирает тех, кого ловит, и ничего не боится. Никак нельз-з-зя раз-з-звеять его! И только наглые воры Аэнгисы бродят там, наверху, по нашему городу! — продолжил Жаквилин, когда кончились многолюдные развилки, и дорога повернула вверх. — Вот, з-з-здесь верхние клети. Утром я з-з-зайду з-з-за вами и… Прокляни меня Мариса! Опять Аэнгисы!

Сигнал тревоги — оглушительный лязг железа — пронёсся по извилистым улочкам, и Жаквилин поспешил туда, откуда доносился этот звук. А Фрисс, заметив в одной из стен небольшое оконце, затянутое мутным стеклом, устроился у него и потянул за собой Кессу.

Четверо ярко одетых ящеролюдей с бронзовой чешуёй столпились у одной из построек Гелиса и деловито ломали непрочную стену. У одного из них был самострел, у троих — кирки, у всех — большие плетёные кули за плечами. Стена развалилась за считанные мгновения, и все четверо устремились в пролом.

— И туман им нипочём, — вздохнул Речник, думая, как теперь вызволять Двухвостку. Хорошо, конечно, если она не бегает сломя голову по Хессу, а сидит на привязи под присмотром, всё равно в чьём селении, но ведь просто так её не вернут…

— Это враги? — спросила Кесса, в сотый раз протирая липкое мутное стекло. — Где же защитники?

— Вот и защитники, — усмехнулся Речник, следя за тем, как все четверо Аэнгисов вылетают из пролома и бегут в туман, а за ними, провожая врагов выстрелами из маленьких самострелов, мчатся стражники Нкири. Один пришелец выронил обломок сот с мёдом, который держал в руках, и Фриссу показалось, что хеск ранен, но туман поглотил его — и Нкири остановились на границе серой мути, не смея двинуться дальше.

— А! Они просто воруют мёд, поэтому их называют ворами, — пояснил Речник, отходя от окна. — Я, наверное, не полез бы в такой туман из-за мёда, но кто знает… может, он так вкусен и целебен, что за ним хоть в Кигээл…

— Ой, по-моему, туман их вообще не увидел, — удивилась Кесса и снова посмотрела в окно, но больше ничего интересного там не показывали. — Они прошли насквозь — и всё. А что тут, в ячейках?

Она уже с любопытством осматривала комнату — тесную каморку с двумя узкими выступами-кроватями, сложенными в изголовьях одеялами из валяной тины и парой выдвижных ящиков-ячеек под окном.

Из одной ячейки Фрисс извлёк миску с тёмным вязким мёдом, из другой — кусок светло-серой массы, приятной на запах и терпкой на вкус, сытной, как сарматская Би-плазма.

— Попробуй, Кесса. Это нкирийский мёд, называется "тацва", — сказал Речник и выложил на стол лепёшки и вяленое мясо, припасённые в Ойти. — Но мы не Нкири, поэтому вот тебе нормальная еда. А тацву есть можно, но осторожно — иначе слипнешься.

Часть тацвы он припрятал, чтобы принести на Реку. Пригодится в дни холодных дождей, можно будет класть её в кислуху и представлять, что сидишь в жарких лабиринтах города-улья.

— Жалко Аэнгисов. Если это для них так ценно, что они готовы воровать, тогда что же они едят, когда не украдут ничего?! — изумилась Кесса, заедая приторную тацву солёным мясом, смоченным в цакунве.

— Не з-з-знаю и з-з-знать не хочу, — сердито прожужжал за спиной Речника очередной Нкири, в блестящем шлеме с высоким гребнем из алых перьев. — Чёрные Речники! Почему вы скрыли своё происхождение? Царица Айз-з-зилинн хочет вас видеть! Мои воины отведут вас к ней сейчас же!

Фрисс молча сжал руку Кессы и кивнул Нкири, показывая, что готов идти. Зачем он понадобился царице Нкири, интересно было бы знать…

Кесса вовсе не испугалась. Она долго пыталась разговорить воинов-Нкири, но стражники отмалчивались на все вопросы, и ей оставалось только смотреть по сторонам. А путь был долгим и запутанным, мимо сотен дверей и перекрёстков, мимо хесков в обличии людей и гигантских пчёл, пока не завершился в огромном, очень жарком и очень душном зале. Там в полумраке лежало странное существо, невероятно длинное и толстое — огромный раздутый червь с устрашающими крючковатыми челюстями и нестерпимо сверкающими глазами. Кесса ойкнула и прижалась к Речнику, воины-Нкири обступили людей незамкнутым кольцом.

"Чёрные Речники Фриссгейн и Кесса… добро пожаловать под наши своды…" — горячая и вязкая мысль коснулась сознания Речника. Он поклонился и подумал приветствие в ответ. Судя по расширенным глазам Кессы, она тоже слышала голос царицы.

Повинуясь неслышному приказу, Нкири принесли лёгкие обломки сот — и разошлись к стенам зала. Фрисс опустился на непривычное сидение, не прерывая мысленной беседы. Кесса, кажется, всё отлично слышала, но не решалась заговорить…

"Разумно, Чёрный Речник. И меня посещала эта мысль. Но ничего, кроме нападения, мои посланцы не дождались. Может, к тебе они отнесутся не так, как к нам. Признаю, мы бывали с ними жестоки…"

"Отправь со мной своего воина, чтобы он мог говорить от твоего имени, — попросил Фрисс и задумался снова. — Значит, сорок бочек тацвы можно обещать им, и одну принести сразу же?"

"Но не больше, — предупредила Айзилинн. — А если к Аэнгисам идёшь ты, твоя спутница остаётся у меня. Она в обмен на моего воина… постарайся вернуть его живым, Чёрный Речник…"

Один из Нкири встал рядом с Речником, преданно глядя на царицу. Фрисс поднялся с обломка сот и остановил Кессу, которая хотела подняться следом.

— Мы отправимся сейчас же. Кесса, подожди меня вместе с Нкири. Расскажешь потом, какие у них обычаи.

— Ты не попадёшь в беду один? — встревоженно спросила Речница. — Я прикрыла бы тебе спину…

— Не бойся, жив буду, — ответил Фрисс так серьёзно, как мог. — Не скучай без меня!

Отряд Нкири вывел его из подземелья. Когда командир открыл люк, ведущий на поверхность, там ещё было далеко до заката, но в тумане день был неотличим от ночи.

— Ты з-з-знаешь, как говорить с такими, как Аэнгисы? — вполголоса спросил Нкири, уже не жёлтый, а белесый и слегка дрожащий. Он не привык встречать врагов в одиночку…

— Там видно будет, — пожал плечами Речник, выглядывая панцирь своей Двухвостки среди земляных хижин Аэнгисов. Посёлок хесков раскинулся на берегу Геланга и был увешан сетями и связками рыбы, повешенной на просушку — Аэнгисы ловили что-то в едкой реке, тем и питались, когда украсть мёд не удавалось. Двухвостка брела куда-то меж хижин, обнюхивая рыбу и встречных жителей, и обрывок верёвки волочился за ней.

— Превратился бы ты в пчелу, на всякий случай, — сказал Фрисс Жаквилину. — Я тебя понесу. Если что, успеешь улететь.

Даже в пчелином облике Нкири был тяжёлым, как большой куль зерна. Фрисс очень обрадовался, когда навстречу ему из посёлка выбежала Двухвостка, и тут же сел на край панциря и положил рядом гигантскую пчелу. Он гладил Флону по носу и ждал, когда Аэнгисы окружат его.

— Силы тебе, воин! Это животное сразу тебя узнало, — дружелюбно сказал один ящер, похлопав по панцирю Двухвостки. — Ты сбежал от Нкири и просишь убежища?

— Нет, — Речник покачал головой и покосился на Жаквилина. — Я вместе с Нкири прошу у вас помощи…

Их разговор был долгим и не всегда спокойным, и Речник не один раз прикасался к рукояти меча, а Жаквилин менял цвет и выпускал жало. Неслышно и незримо демон-пчела передавал царице всё, что слышал, и иногда говорил Фриссу, что может сказать на это она.

— Ты неосторожно согласился стать посредником между нами, пришелец, — сказал, склонив голову, предводитель Аэнгисов. — Ты останешься тут, у Геланга, пока мы не выполним обязательства перед Нкири, а они — перед нами. Ты и этот Нкири, вас двоих Айзилинн оставляет в заложниках.

"Вот тебе и приключения…" — подумал Фрисс, сидя в тёмной холодной землянке под охраной четвёрки Аэнгисов, и не зная, что снаружи — день, ночь, победа или поражение. Оружие и вещи ему оставили, а Жаквилин был заключён в другую темницу, на дальнем конце селения. Фрисс пожалел, что он не Нкири и не может сейчас неслышно поговорить с Кессой, а потом свернулся на циновках, которыми был устлан пол, и забылся тревожным сном…

Тихий испуганный голос разбудил его, и тонкие горячие пальцы, обхватившие его холодную ладонь, и неясный гомон за открытой настежь дверью, в которую глядело ярко-оранжевое хесское солнце.

— Чёрная Речница, посуди сама, где бы мы взяли другое жилище?! Все мы так живём! — оправдывался кто-то из Аэнгисов, заглядывая в землянку.

— И вы оставили его тут замерзать, на голой земле?! Речник Фрисс, слышишь ли ты меня? Всё позади, ты не в плену уже, и мы вынесем тебя на солнце…

— Это уже лишнее, я пока живой, — отозвался Фрисс, на одеревеневших ногах поднимаясь с пола. — Кесса, ты вроде бы тоже живая?

Аэнгисы ни слова не сказали, пока Речник держал Кессу в объятиях, а она сбивчиво и еле слышно рассказывала, как поспешно отхлынул от Гелиса туман под заклятиями Аэнгисов, как её вывели из подземелья туда же, куда вынесли сорок бочек с тацвой, и как она нашла Двухвостку, а по ней и Речника. Флона бродила вокруг землянки, тыкаясь носом в покатую крышу и отгоняя от двери сторожей…

Небольшой бочонок тацвы был прикручен к шипам Двухвостки, рядом Фрисс повесил странную плоскую рыбину, выловленную в Геланге — не для еды, для изучения. Канфену и Силитнэну интересно будет взглянуть на существо, живущее в щелочной реке! Погуляв по селению, Речник нашёл и выкупил у Аэнгиса белый кинжал демона-пчелы — без режущих кромок, но с длинным гладким остриём, похожий на жало. Это жутковатое оружие Фрисс подарил Кессе — новый нож для её небольшой коллекции, собранной по разным городам Хесса…

Судя по рассказам Речницы, весь Хесс с весны жил в непрестанных потрясениях, вылезая из одной беды и тут же находя себе другую. Фрисс не подавал вида, но ему всё тревожнее становилось, пока он шёл от города к городу. Но ему пора было ехать дальше — и Двухвостка недоверчиво ступила на шаткий плот, сооружённый Аэнгисами, и Фрисс посадил Кессу на панцирь, подальше от ядовитых брызг…

Геланг тут был широк и полноводен, хотя ни в какое сравнение не шёл с Великой Рекой. Никаких мостов не было через опасный поток, одни хески перелетали его, не заметив, другие же строили лодки и плоты, а Фриссу повезло найти Аэнгисов и их переправу…

И снова отравленная равнина легла под лапы Двухвостки и захрустела стеблями ядовитых трав. От Геланга до Хротомиса — тёмно-зелёные листья, сладкий запах цветущей белески и стаи летучих медуз, носимых ветром. Фрисс настоял, чтобы Кесса надела скафандр, и Речница с любопытством смотрела на Хесс сквозь прозрачный щиток и просила рассказать что-нибудь о таинственных землях и могущественных демонах. Слабая тревога снова покинула Речника, и он спокойно шёл к цели.

Где-то на полпути от Гелиса до Вальгета, огромной столицы Кархейма, навстречу им попался Аэнгис, идущий в свою деревеньку. При виде Двухвостки, Речника и Чёрной Речницы в скафандре он остановился и протёр глаза.

— Что там, в Вальгете? — спросил Речник после приветствия.

— Паршиво там, — махнул рукой Аэнгис, убедившийся, что путники ему не приснились. — Одно название, что столица, а стоит владыке отлучиться…

— Что произошло-то? — помрачнел Фрисс.

— Война! — выдохнул Аэнгис, медленно пятясь от Двухвостки. — Не заходи в Вальгет, обойди его стороной — зачем тебе это надо?!

Фрисс не стал догонять его, только покачал головой и велел Двухвостке идти дальше. Что творится с Хессом?!

— Вальгет — великий город, там только жителей больше, чем всего людей в Орине, — сказал Фрисс задумчиво и пожал плечами. — Кто может воевать с ним, если им достаточно пройти — и даже сарматская станция сравняется с землёй?!

Кесса хотела сказать что-то, взглянула через плечо Речника на холмы — и вскрикнула, вцепившись в его руку.

— Не смотри, — велел он, увидев то же, что и Речница. — Только не смотри.

По ветвям деревьев развешаны были потемневшие и изуродованные падальщиками тела Инальтеков и ещё каких-то хесков, и сутулый Войкс сидел под деревом, глядя на недоеденную мертвечину с усталостью и отвращением. Слишком много еды для него одного…

— Зачем Нкири заманивают к себе падальщиков? — вздохнул Речник и сам отвёл взгляд.

— Это у них из-за войны, да? — еле слышно спросила побледневшая Кесса, стараясь выглядеть невозмутимой, как настоящая Чёрная Речница. — Такие обычаи?

— Это они немного не подумали, — хмуро ответил Фрисс и поторопил Двухвостку. Он уже видел, как вырастает над холмами бесформенная громада Вальгета.

Они ехали вдоль стен Вальгета, под пристальными взглядами стражей — желтокожих Нкири и ярко-оранжевых Нкири-Коа, пока Речница не вскрикнула, протянув руку к пролому в стене.

— Что тут было?!

Несокрушимая на вид стена оплыла и обвалилась, как под хаштовым ливнем, и целая стая Нкири пыталась заделать пролом. Когда все они бросились врассыпную под защиту стены, Двухвостка встала на дыбы и свалилась под откос, и Речник сразу понял, настолько разумно она поступила…

Несколько десятков странных существ как из-под земли выросли у пробитой стены, сжимая в лапах хаштомёты — это опасное оружие Фрисс помнил с того года и узнавал в любом обличии. Под потоками кислоты начала оседать и рушиться стена, и град стрел посыпался с неё на пришельцев. Несколько выстрелов — и нападающие скрылись за насыпью, ушли в высокую белеску, где лучники Нкири не могли достать их. Двое чужаков остались лежать в траве, из-за стены слышались крики боли и сердитое жужжание. Фрисс и Кесса молча переглянулись.

— Мы пойдём в Фьо, — тихо сказал Речник, пока Двухвостка поднималась на насыпь. — Если всё население Вальгета не может защитить свой город, мы ему подавно не поможем!

Они обходили столицу со стороны Геланга, осторожно, но быстро. Задание гнало Фрисса к Фалоне и дальше, в мрачный Кигээл, и Кесса с тоской оглядывалась на Вальгет, но понимала, что этот подвиг ей не по плечу. Она подозревала, что Речник Фриссгейн навёл бы тут порядок в два дня, но он слишком спешит…

Они ночевали в сырой степи, и поутру Фрисс задыхался от кашля — едкие испарения вредили ему чем дальше, тем сильнее, и он очень надеялся, что найдёт в Фьо целебные травы. Кесса очень жалела его, но отбирать у Речницы скафандр и снова забираться в него уже не было смысла…

Крепость Фьо была невелика, невысока, но стены её отличались толщиной, а лучники — меткостью. Стража у ворот долго разглядывала пришельцев, поставила какое-то клеймо на бочонок с тацвой и нацепила ленточки на всё оружие, кроме Кьюнна.

— Для приграничного города они ещё спокойные! — хмыкнул Речник, когда Двухвостка миновала пост охраны. — Ты чувствуешь? И тут что-то неладно…

Город Фьо по большей части принадлежал демонам-пчёлам Нкири-Коа, и наземная часть их гнезда свивалась кольцом внутри стен. Жёлтые дырявые скалы высились над узкими улочками, как второй круг обороны.

— Точно, неладно, — прошептала Кесса, оглядываясь по сторонам. — Всё какое-то старое и облезлое, что ли… И жители грустные.

То между жёлтых скал вилась дорога, то ныряла в провалы, но всё же вывела путников к дырявым холмикам в сердце Фьо — норам земляных демонов Айюкэсов. Фрисс не представлял, будет ли удобно в их доме, и принимают ли они вообще путников, но Кесса бледнела при одном упоминании о подземных жилищах Нкири-Коа — одной ночи в удушливом жарком мареве ей хватило…

Двухвостка ткнула носом лиловую змею, лениво уползающую в холм, осторожно взяла её хвост в зубы и потянула на себя. Тут же схваченное существо превратилось в большой и очень колючий куст с переплетёнными ветвями. Флона фыркнула и даже не подумала отпустить его.

— Остань от Айюкэса! — укоризненно сказал Фрисс и костяшками пальцев постучал по макушке Двухвостки. Она чихнула, выплюнув пойманное существо, которое из куста превратилось обратно в хеска.

— Ну что за… Э? Ух ты! Знорк и сармат, оба живые!

Не успела ещё Кесса объяснить, что она не сармат, как на пронзительный свист Айюкэса сползлись четыре десятка его соплеменников и обступили Речников плотным кольцом.

— Ну ничего себе! Как по заказу…

— Вот Джеван порадуется…

— Это ещё они должны согласиться, не забывай…

— Вот Джеван пусть и уговаривает, хитрое существо…

— Эй! — сказал Фрисс, которому не очень понравились эти перешёптывания. — Вы что, людей никогда не видели? Если только вы попытаетесь напасть…

— Будь спокоен, знорк. Никто вас не трогает, — ответил Айюкэс, и остальные зашевелились, освобождая дорогу Двухвостке.

Больше никто не пытался остановить Речника, и Фрисс благополучно доехал до землянки, у входа в которую стоял столб с дощечкой, а на дощечке красовалась нарисованная ветка Тунги, полустёртая дождями и временем. Айюкэс по имени Хольскен посетовал, что сам рисовать не умеет, и даже рук у него нет, а попросить некого. Фрисс уже боялся, что еду в его доме тоже готовить некому, но нет — вяленое мясо, рыба и куски засохшей тацвы были вполне съедобны…

— Знорки! — Хольскен был немного удивлён, но не так, как другие Айюкэсы. — Недавно был тут один знорк — Саркес, он как раз перед вами ушёл в Ритвин. Не знаете его? Джеван говорил с ним, но он помочь отказался. А вы? Вы заглянете к Джевану?

— Если узнаем, кто он, — ответил Фрисс и закашлялся. Здесь не было едких испарений, но Речник слишком долго ими дышал в степи…

— Фриссу нужен хороший целитель, — сказала Кесса, с тревогой глядя на Речника. — И очень быстро.

— Тогда я отведу вас к Джевану прямо сейчас, — сказал Хольскен, свиваясь в клубок. — У него есть сильные зелья, не знаю только, умеет ли он лечить знорков…

Фрисс пожал плечами — уже было ясно, что с неведомым Джеваном он разминётся, только если сбежит из города.

— На мой взгляд, что-то неладно в Фьо, — тихо сказал он Айюкэсу, пока тот возился с дверью холма. — В городе траур?

— В городе разложение, — так же тихо и печально ответил Хольскен. — И чем дальше, тем сильнее. Даже камни начинают трескаться, а свежие припасы гниют. Словно для Фьо пришли последние дни.

— Нехорошо, — пробормотал Речник и пошёл за хеском. Двухвостка осталась у холма, где ей насыпали охапку сена, но вслед Фриссу смотрела печально.

Маг Джеван — не Нкири и не Айюкэс, как успел понять Речник — жил в покинутых сотах Нкири-Коа, в оплывшем жёлтом холме, внутри которого уцелело несколько тесных комнатушек. Вход в соты закрывала циновка, чему Фрисс очень удивился — последнее время он видел только двери, даже в хижинах Аэнгисов.

Хольскен уверенно вполз под циновку, и двое путников вошли следом.

Джеван, странный полосатый хеск с четыремя руками и узкой изящной мордой, похожей на лисью, жил в сотах не один — на голоса незнакомцев отовсюду выглянули пятнадцать его соплеменников и пятеро Айюкэсов, посмотрели на гостей и скрылись. Остался только один, он и был Джеваном.

— Это я, Хольскен, — поспешил успокоить его Айюкэс. — А этим двоим нужна помощь, они отравились ветром с реки…

Сородич из соседней комнаты окликнул его, и Хольскен быстро уполз. Фрисс хотел произнести приветствие, но мучительно закашлялся и промолчал.

— Я ничем не отравилась, а вот Речник Фриссгейн очень болен из-за едких испарений, — сказала Кесса, глядя на странное существо с надеждой. — Правда, что вы продаёте целебные зелья?

— Да, так и есть, — кивнул Джеван, странной трёхпалой лапой взял Фрисса за руку и ощупал запястье. — Вижу, что тебе плохо, Фриссгейн. У какой реки ты гулял, и как долго?..

Закат был уже недалёк, когда целитель вручил Речнику склянку с густой жижей болотного цвета, в которой плавали лепестки и обрывки травинок.

— Такую смесь мы называем "асагна", — пояснил он. — Капай на горячий камень и дыши испарениями, и скоро яд перестанет тебя жечь. Заглянешь завтра к вечеру, если лучше не станет — попробуешь другие средства, но это обычно действует. И ещё надо бы проверить, сколько яда у вас обоих в крови.

— Спасибо тебе, Джеван, — сказал Фрисс, подавляя кашель, и потянулся за кошельком. — А это ты как проверишь?

— Не торопись, завтра заплатишь, — отмахнулся странный хеск. — Где там эти клочки… Вот они! Хватит двух-трёх капель крови — я по ней разберусь, сильно ли вы отравлены…

Он протянул Фриссу собранные вместе волокна со ствола Тунги, накрученные на палочку. Речник пожал плечами, одолжил у Кессы кинжал — её оружие было острее осколка обсидиана, пожалуй, она даже сделала лезвие излишне тонким — сделал надрез на руке и с интересом посмотрел на капающую кровь. За время путешествия по Хессу она не позеленела, не засветилась и дымиться не начала — вот и хорошо!

Он помог Кессе добыть кровь — Речница пока ещё боялась боли и могла случайно нанести себе серьёзную рану. В жилах Речницы тоже текла не кислота, чему Фрисс порадовался ещё больше. Всякое бывает, когда пересекаешь Хесс…

— Вот так, — качнул головой Джеван, забирая клочки волокон. — Приходи завтра. Ты, Кесса, тоже можешь подышать асагной. Вы с ним ходили у одних и тех же рек, и дышали одним ветром…

Вдыхая дым, идущий от нагретого камня, Фрисс никак не мог разобрать, какие же травы добавлены в асагну. Все запахи были незнакомы, но приятны. Правда, Хольскен, понюхав дым, сказал, что завтра Речник будет лечиться где угодно, только не в его норе.

Уже с утра Фрисс понял, что асагна — отличное зелье, и надо купить ещё склянку и отвезти на Реку для Ондиса-целителя. А выйдя из норы, увидел, что не только ему стало легче за ночь. Весь город как будто родился заново — гнетущая тяжесть исчезла, каждое здание выглядело совсем новым и очень прочным, а жители летели и ползли по своим делам без радостных воплей, но и без тоски. Разложение оставило город в покое, и Речники были этому рады.

— Кто-то исцелил Фьо, — сказала Кесса, глядя на жёлтые оплывающие стены с панциря Двухвостки. — Какой-нибудь великий маг.

— Видно, Джеван нашёл верное заклинание, — сказал Хольскен, свиваясь кольцами вокруг шипов Флоны. — Мы все знали, что у него это получится!.. Фрисс, я вот думаю — твоё оружие волшебное, или просто так светится?

— Просто так, по-моему, — Фрисс вынул меч из ножен и показал Айюкэсу. — У меня тогда денег на волшебство не было.

Хольскен потрогал клинок и даже лизнул, а потом пристально посмотрел на Речника.

— Есть тут магия, и много. Но над ней как будто туман. Слушай, никто не мог тебе оружие испортить? Никому ты его в руки не давал?

Фрисс покачал головой, разглядывая меч.

— Хорошо, если ты не ошибаешься! Портиться ему было не с чего, но как его теперь исправить?

— Это не к нам, и не в наш город… Поговори с Вайморами, а если они не справятся, то с Гларрхна, или поищи форнов, — посоветовал Айюкэс, быстро покидая панцирь. — Кесса, погоди, не жги эту отраву — дай спрятаться…

Фрисс незаметно усмехнулся и забрал у Кессы склянку с асагной и горячий камень. До вечера он не отходил далеко от норы Хольскена, и Речница была всё время с ним — они сидели на спине дремлющей Двухвостки, дышали испарениями асагны и говорили о Хессе и Реке. Хольскен выглянул из норы только к вечеру, чтобы отвести исцелённого Речника в дом Джевана.

Хеск-целитель не взял денег — ни от Фрисса, ни от Кессы — и даже подарил им полную склянку асагны, едва Речник заикнулся, что на Реке такому зелью цены бы не было.

— Приятно будет прославиться аж до Великой Реки, — только и сказал он.

На следующее утро Фрисс и Кесса покинули город. Встречные Нкири-Коа и Айюкэсы поспешно расступались, чтобы освободить им дорогу, хотя Речник об этом даже не просил, и он ловил на себе взгляды, полные благодарности. Ещё сильнее была удивлена Кесса — её "нюх" был от природы тоньше.

— Ты заметил, Речник Фрисс? Даже стены перед нами расступаются! И дорога стала гораздо ровнее…

Фрисс посмотрел, как медленно втягиваются в стену камни, о которые Двухвостка должна была чиркнуть панцирем на повороте, и пожал плечами.

— Хорошо, что расступаются, а не вырастают! Впереди Фалона, и там нам дорогу не уступит никто…

Глава 15. Фалона

— Речник Фрисс, а можно мне из скафандра вылезти? — робко спросила Кесса, поправляя шлем и оборачиваясь на Фриссгейна, с загадочным видом измеряющего излучение на границе. Вокруг струился белесый туман, капала с веток вода, а Двухвостка жадно грызла сочные ветки гигантского папоротника. Фалона, также именуемая Страной Тумана, приняла путников в свои мокрые объятия, и Фрисс боялся, что в тумане они и останутся.

Жаркие моховые леса поднялись вокруг сразу же, едва путники покинули Кархейм. Широкие плоские "стволы" и "ветви" серебристого и грязно-зелёного цвета сплелись меж собой, заслонив дорогу. Сквозь гигантский мох пробивались к свету папоротники, а под ногами, как насквозь промокшие циновки, хлюпал ползучий локк с огромными плоскими листьями. Он был бы похож на мостовую из зелёных плит, если бы не проваливался при каждом шаге, обдавая всё вокруг бесцветным соком.

Вода здесь была повсюду — сверху стекал туман, снизу бежали ручьи, стекаясь к огромной реке, скрытой в тумане. Мост через эту реку — Кайду-Чёрную — Фриссу предстояло отыскать. Если он раньше не заблудится в тумане и не запутается в жгучих щупальцах канзис, свисающих с каждой ветки!

— Да, выбирайся, — кивнул Речник, убрал дозиметр и подошёл, чтобы помочь с застёжками. — Здесь слишком много воды, но кислоты вроде бы нет…

— Я в нём тону, — печально сказала Кесса, сворачивая скафандр и закапывая на самое дно сумки. — Я, всё-таки, не сармат… Речник Фрисс, а ты знаешь, куда нам идти?

— В ту сторону — и до самой реки, — уверенно сказал Фриссгейн, стараясь не смотреть ей в глаза — на самом деле он ни в чём не был уверен среди тумана и срастающегося мха. — Я пойду рядом, буду расчищать дорогу. Флона одна тут не пробьётся…

Двухвостка дожевала лист локка и посмотрела на Речника выжидающе. Он подошёл к просвету в моховой стене и ударил мечом по веткам, вызвав целый водопад и лавину медузьей икры. Флона медленно потопала по широким листьям, снося на своём пути тонкие моховые стволы. Кесса достала кинжал, примерилась к ветке, вздохнула и убрала оружие.

Не прошло и Акена, как они остановились на отдых. Двухвостка была слишком крупным и неповоротливым существом для жизни в холгах, а Фриссу нужен был огнемёт, а не мечи. Бахрома и бусинки на одежде Кессы постоянно цеплялись за мох.

— Скоро выйдем к реке, — сказал Речник и попытался улыбнуться. — Я уже слышу, как она шумит.

— А по-моему, это с веток вода льётся, — невесело ответила Речница. — Может, ты поедешь, а я пойду впереди?

— Лучше не двигайся, — махнул рукой Фрисс и пошёл дальше.

Они вышли на берег Кайды-Чёрной, заваленный тиной и гниющими деревьями. Кесса привстала на панцире Двухвостки, чтобы разглядеть крупные цветы Мекесни на середине реки. Вода здесь была непроглядно чёрной и на вид неподвижной. Фрисс огляделся в поисках моста — и присвистнул.

— Кесса, посмотри вон туда. Это наш мост.

— Река-Праматерь… — обречённо выдохнула та, разглядывая мост — вернее, несколько вбитых в дно реки деревянных свай, соединённых лианами и ветвями папоротника, перекошенных, наклонённых в разные стороны, изъеденных мхом и плесенью и населённых воздушными медузами.

— Мне на него ступать — и то неохота, а Флону он просто не выдержит. Спускайся на землю, Кесса. Тут мы разделимся — она поплывёт, а мы пойдём, — сказал Речник, оглядывая тюки на спине Двухвостки. Флона посмотрела на реку и тихо фыркнула.

— Ничего, переплывёшь, — он потрепал Двухвостку по загривку и закинул один из узлов себе за спину. — Кесса, помоги привязать верёвки…

Двухвостка фыркала и недовольно махала хвостами, но стояла смирно, пока седоки продевали верёвки под её лапами и привязывали к шипам на спине. Этот поводок, по замыслу Речника, должен был помочь подслеповатой Двухвостке не потерять из виду мост и выйти на берег там же, куда спустятся с моста люди…

Оскальзываясь на гнилых брёвнах и кучах водорослей, они добрались до переправы. Двухвостка тихо спустилась в воду, и Фрисс создал для неё магическое течение, чтобы ей было легче плыть. Пройдя пять шагов по мосту, он пожалел, что сам не пустился вплавь. Склизкие обрывки лиан рвались в руках, ничем не скреплённые ветви папоротникового настила расползались под ногами, сваи угрожающе покачивались и скрипели.

— Ну и мосты у них… — пробормотала Кесса, глядя на медлительный чёрный поток под ногами.

Самая последняя свая всё-таки не выдержала — и рухнула, подняв фонтан чёрной жижи. Двухвостка уже выбралась на берег и сочувственно смотрела, как Фрисс и Кесса барахтаются в грязной водице у берега. Рыхлое илистое дно ускользало из-под ног…

— Искупались, называется… — Кесса пыталась смыть ил хотя бы с лица. — Где бы теперь умыться, пока всех хесков не распугали…

— Поздно, Кесса. Хески уже здесь, — усмехнулся Речник, глядя в сторону моховых зарослей.

Трое существ, одетых лишь в юбки из листьев и подвески из мелких перьев, бесшумно вышли из холгов. Это были Квомта-Риу, Люди-Выдры, в гладком блестящем меху с головы до ног, и несли они большую связку лиан. Фрисс немного слышал об этих хесках, мирном народе, поклоняющемся великому богу Кетту и Реке-Праматери, и поэтому дал Кессе знак не пугаться, а сам шагнул к Кайде и сложенными ладонями зачерпнул воды.

— Мы все хранимы водой. Мы все под защитой Кетта, — медленно и размеренно сказал Речник, глядя в глаза одному из Квомта-Риу. Тот остановился и кивнул несколько раз.

— Кетт всесилен во всех водах! — ответил он, подставляя ладони под воду, которую Фрисс выплеснул на землю. Трое хесков с любопытством рассматривали путников и как будто что-то вспоминали.

— Мы с Великой Реки, — сказал Фрисс, увидев, что они в замешательстве. — Скажите, этим путём мы доберёмся в Мейтон?

Квомта-Риу покосился на Двухвостку, еле заметно вздохнул и кивнул ещё несколько раз.

— И мне нужно в Мейтон. Я бы мог показать вам дорогу.

— Натаниэль, тебе же ясно сказали — город пока закрыт, — с видимым раздражением обернулся к нему второй хеск. — Мы пять дней не были в Мейтоне, и я не знаю наверняка, в чём дело, но мы получили письмо… Вам, странники, придётся обойти город. Там либо эпидемия, либо что похуже!

Фрисс и Кесса переглянулись.

— Не будет большой беды, если мы пройдём мимо Мейтона, по расчищенной земле, — решил Речник. — Нашему зверю трудно продираться сквозь мох. Спасибо за предостережение, но мы поедем… Натаниэль, ты присоединяешься к нам?

Второй Квомта-Риу быстро и сердито сказал несколько фраз первому, тот так же быстро и сердито ответил, сложил свою часть лиан на берегу и подошёл к Двухвостке.

— Наша стоянка тут, неподалёку. Там у меня осталось гнездо. Нетрудно будет туда завернуть?

— Завернём. Садись, — Фрисс показал на панцирь Двухвостки. — Я Фрисс, со мной Кесса, зверя зовут Флона. Ты в Мейтоне живёшь?

Оставшиеся Квомта-Риу пошли с лианами к мосту, и Речник слышал за спиной их недовольные возгласы — кажется, они хотели заменить истлевшие перила, но обнаружили, что рухнула целая опора. Двухвостка с обречённым видом устремилась в моховую чащу, ломая и разрывая стволы и ветки. Через два десятка шагов Квомта-Риу спрыгнул на землю, остановил Флону и стал прокладывать для неё дорогу, разделяя и расталкивая по щелям и ответвлениям цепкие побеги холга. Фрисс поспешил ему на помощь.

— Ваш зверь, наверное, из пустыни? — спросил Натаниэль. — У нас такие широкие не водятся.

Они выбрались на стоянку Квомта-Риу незадолго до сумерек. Несколько огромных круглых гнёзд, сплетённых из ветвей папоротника и проложенных размятым и высушенным локком, висели там на ветвях.

— Мы переносим их с места на место, — пояснил Натаниэль, снимая гнездо с ветки и пристраивая на спину Двухвостки. — Вы собираетесь ехать дальше — ночью, в темноте, когда тут полно болотных теней?!

Фрисс посмотрел на край солнца, исчезающий за лесом, на сплетённые ветки холга — и махнул рукой.

— Никто за нами не гонится. Натаниэль, ты рыбу ешь?

Спали все в гнезде Квомта-Риу, прижавшись друг к другу и свернувшись в странных позах, там было тесно, зато тепло и сухо. Правда, поутру люди едва смогли распрямиться и выползти наружу, но это было лучше, чем спать среди медузьей икры на мокром панцире Двухвостки.

— Мы не заблудились? — спросил Речник два Акена спустя, когда ветки холга начали двоиться у него в глазах, и порой мерещилось, что проклятый мох срастается за спиной. — Никаких следов дороги…

— Тут и нет дорог, — хмыкнул Натаниэль. — Ни одной дороги до самых владений Вайморов. А Мейтон близко, ещё Акен — и доберёмся. У тебя просто слишком широкий зверь для наших лесов!

Они вышли из-за деревьев и замерли — все, даже Натаниэль. Между ними и городом лежал огромный змей в золотой чешуе, с алым гребнем вдоль спины. Обвивая весь город, чудовище держало голову на кончике хвоста и ярко-красным глазом следило за пришельцами, однако с места не двигалось.

— Это защитник вашего города? Вы так от врагов обороняетесь? — заинтересовалась Кесса, склонив голову набок. — Очень удобно!

— Знорка, я это существо впервые вижу, — шёпотом признался Натаниэль. Он был смущён и напуган. — Такие мимо нас не проползали…

По ту сторону змеи появился Квомта-Риу. Он прыгал и махал руками, пока Натаниэль не замахал в ответ и не подошёл поближе. Двухвостка и Фрисс посмотрели друг на друга и последовали за ним.

Горожанин держал в кулаке зелёную летучую мышь. Он показал зверька пришельцам и выпустил его. Мышь, пролетев над равнодушным змеем, опустилась на руку Натаниэля. У неё с собой был обрывок листа с коротким сообщением: "Кто вы? Откуда пришли?"

— Нашёл время! — обиженно замахал хвостом Натаниэль. — Ну ладно…

Нацарапав ответ на клочке побольше, он отправил мышь обратно. Вернулась она нескоро. Квомта-Риу вполголоса прочёл ответ.

— "Прости, Натаниэль. Гостям мы рады. Но эта тварь иногда создаёт видения. В городе пока спокойно. Змей никого не выпускает, но впускает всех свободно и пока никого не съел. Но что будем делать, когда кончится еда?"

— Недурно… Это существо, что, взяло весь город в плен?! — прошептал Речник с недоверием. — Натаниэль, ты вот что спроси…

Мышь полетела в город, возмущённо пища, с огромным листом в лапах, а обратно понесла целых два.

— "Я Эннин-сиин-Риа, Речникам — всяческих благ. Это не змея — хеск из Гванахэти, он называется Мваси. Лежит тут третий день. Лежит и молчит. Ничего не требует. Никаким оружием его не достать, даже чешую не поцарапать. Да, оно нападает — если подойти к голове, сильно бьёт и сбивает с ног. Может, оно слабое и само умрёт. Мы думаем подождать…" — прочитал Натаниэль и хлестнул хвостом по земле. — Неприятно… Вы меня довезли, а я вас даже угостить не могу. Может, наловить вам микрин или канзис в дорогу?

— Натаниэль, не надо ничего, — покачал головой Речник, но всё же заинтересовался. — А на что годны жареные канзисы?

— На еду, — удивлённо ответил Квомта-Риу. — Ты не ел никогда канзис? Тогда сделаем тут привал, будем есть и передадим еду Эннину…

Летучая мышь вернулась в город с куском ирхека — это был последний ломоть из запасов Речника — а Натаниэль ускользнул в холги ловить там летучую мелочь. Фрисс оглянулся на Двухвостку и внезапно увидел, что на её спине пусто — Кесса спустилась на землю и сейчас стояла у головы огромного змея. Существо косилось на неё, странно приоткрывая рот, и казалось, что Мваси и Речница говорят между собой. Фрисс осторожно подошёл поближе.

— А, так это из-за глаза… Тебе трудно, наверное, и страшно лежать так — слепой стороной к целому сборищу существ, — задумчиво сказала Кесса, положив руку на бронированный бок змея.

— Было бы проще, если бы они не пытались меня убить, — негромко, но гулко ответило существо. — Очень раздражают эти их попытки. Я их не ем!

— Они отстанут, если ты их выпустишь, — сказала Кесса, постукивая пальцами по чешуе. — Может, разомкнёшь кольцо?

Мваси приподнял голову, Фрисс опустил руку на рукоять меча, но змей не собирался ни нападать, ни уползать.

— Не сейчас! Лучше им сидеть там, чем выйти в лес. Скорее, входите в город! Времени уже нет!

Последнее он прогудел на весь город, и его рёв заглушил даже отчаянный вопль Квомта-Риу. Натаниэль вылетел из зарослей, в два прыжка пересёк пустое поле и перепрыгнул через змея. Мваси приподнял голову, пропуская бегущую к нему Двухвостку. Фрисс ещё не видел, чего она так испугалась, но на всякий случай схватил Кессу в охапку и проскочил в зазор между головой и хвостом змея вслед за Флоной. А из-за живой "стены" уже пахло гниющей плотью, и доносился тихий вой. В зелёном магическом сиянии из зарослей выходили мертвяки.

Мваси громко и сердито зашипел, и его броня вспыхнула золотом. Нежить замерла, не смея войти под золотые лучи. Фрисса и Кессу оттеснили лучники и маги Квомта-Риу, вставшие за спиной змея. Город был под надёжной защитой, но хески не собирались ждать, пока нежить догниёт у порога…

Фрисс оставил Кессу с напуганной Двухвосткой и занял место среди защитников. Квомта-Риу посылали в нежить потоки воды, дробящие и разрывающие мертвяков на части, Речник добавил к воде молнию, чтобы подавить магию, заставляющую Квайет ходить. На миг ему показалось, что среди мертвецов — тот Квомта-Риу, который встретился ему на берегу Кайды-Чёрной, но Речник отогнал эту мысль.

Всё закончилось быстро, ведь к Мейтону подошла не армия мёртвых, а всего полусотня с ближайшего кладбища, и вскоре Мваси развернулся и выпустил живых из города. Квомта-Риу деловито отправились за сухими дровами и Шигнавом, чтобы сжечь все остатки, двое хесков подошли к Мваси и мирно начали что-то обсуждать, Двухвостка ткнулась носом в бок Речника и потянула за одежду в сторону города.

— Ты очень устал, Речник Фрисс? — спросила Кесса, протянув ему палочку с жареными микринами. — Натаниэль сказал, что мы можем переночевать у него, с его семейством. И он просит отвезти его в Хелгион.

— Тут так же мокро, как в холгах, — покачал головой Фрисс, окидывая взглядом ряды круглых хижин из ветвей папоротника и холга. — Можем идти дальше, только поешь, и мне дай поесть. А зачем Натаниэлю в Хелгион?

…Они снова брели по холгам, и никто не попадался им навстречу, кроме Споровиков, перистых змей и разноцветных лягушек. Если верить картам, путники шли прямиком к Келиону, городу мирного народа Иурриу, демонов-кошек. Иурриу были в союзе с Квомта-Риу, но сил их содружества не хватило, чтобы соединить города надёжной тропой. Речник и Натаниэль разрубали и распутывали ветки холга, и вода лилась на них нескончаемым потоком — кажется, столько воды не было во всей Реке и её притоках, сколько накопили местные мхи и папоротники…

Квомта-Риу был встревожен и подавлен — и тем, что случилось с его товарищами, которые не смогли спастись от мертвяков, и тем, что в отчаянном послании написали ему из Хелгиона. Сам он не рассказывал, что там случилось, а Фрисс спросил однажды и более не выпытывал.

Речник отчего-то никак не мог забыть мимолётное упоминание о "знорке-страннике Саркесе". Фрисс слышал о нём в Фьо, и в Мейтон этот путешественник тоже заглянул. Всего на день — он очень спешил в Ритвин. Немного странным было то, что человек в одиночку забрёл так глубоко в Хесс, и Фриссу было бы интересно узнать, какое задание загнало его сюда…

Поутру они вышли на берег Келиона, реки широкой и бурной, к мосту, построенному двумя народами и расхваленному Натаниэлем. Вышли — и Двухвостка обречённо взглянула в глаза Речнику.

— И правда, — вздохнул он. — Тебя настил не выдержит. Кесса, слезай, пойдём пешком.

От берега до берега в ряд выстроились сплетённые из холга и папоротника "плиты", связанные лианами. Длинные верёвки были натянуты вместо перил, и всё сооружение держалось на нескольких папоротниках по берегам.

— Это самый надёжный мост в холгах, — с гордостью сказал Натаниэль. — Очень прочный и совершенно сухой сверху. Иурриу не любят воды. Фрисс, смотри, твой зверь лезет в воду!

— Флона поплывёт отдельно, её мост всё равно не выдержит, — пояснил Речник и потянул за канат, не пуская Двухвостку уплывать слишком далеко. — Идём?

Никто не расчищал берега местных рек, вот и Келион был завален гнилыми сучьями и грудами водорослей свыше всякой меры. По щиколотку в чёрной жиже путники дошли до моста. Быстрое течение Келиона изгибало мост полумесяцем, и верёвки тихо потрескивали, а из переплетений папоротника и холга свободно лилась вода. Флона плыла рядом — и люди ей завидовали…

За мостом тянулись всё те же холги. Однажды Натаниэль поприветствовал кого-то в зарослях протяжным криком и даже получил ответ, но одинокий путник не подошёл поговорить. Никаких следов города Фрисс не замечал. А потом стена леса разомкнулась.

— Мне страшно, — призналась Кесса, глядя на огромную выжженную плешь посреди холгов. Все растения были сожжены дотла, даже земля высохла и потрескалась. Это здесь-то, где сухой ветки не найдёшь во всём лесу…

— Каким же пламенем можно вызвать в холгах пожар?! — вслух удивился Речник и посмотрел на Квомта-Риу, но тот сам был в недоумении.

— Никогда не видел такого. Никогда!

В центре горелого пятна Фрисс увидел глубокую нору с неровными краями, слишком узкую для Халькона и слишком широкую для Айюкэса. И что-то порой проползало под землёй, вызывая неприятную дрожь в ногах. Двухвостка неохотно пересекла пятно и даже обрадовалась, когда вернулась в лес на другой его стороне, но вскоре путникам попалась другая такая гарь, а потом и третья. А затем началось сплошное кольцо выжженного леса, окружавшее город Келион и его защитный вал, усаженный кольями.

Келион стоял на высокой земляной насыпи, с которой кое-где свисали верёвочные лестницы. Натаниэль посмотрел на лестницу, на Двухвостку, попросил Речника подождать и поднялся в город за подмогой.

Двухвостку подняли в Келион быстро, она только и успела, что смущённо фыркнуть, и денег с путников не взяли. По разговорам Фрисс понял, что Натаниэль встретил старых знакомых, с которыми вместе охотился на гигантских лягушек. Кесса немедленно вмешалась в их беседу, чтобы расспросить о подробностях охоты. Фрисс подумал — и остался сидеть на панцире Двухвостки. Слишком сыро и жарко было в Келионе, чтобы тратить силы на любопытство…

— Что-то мне кажется — тут не всё хорошо… — тихо сказал он, когда Иурриу оставили путешественников под стенами келионского храма. Стены и крыша выложены были блестящей чешуёй и на солнце горели огнём. В одном из закутков храма Речнику и его спутникам предстояло провести ночь. Фрисс накормил Двухвостку, посмотрел на заходящее солнце и вернулся в здание. Ему было очень неспокойно.

В гостевой комнате Натаниэль пристраивал гнездо к штырю, вбитому в стену. Ему помогал Альвин, местный служитель, золотистый Иурриу с аккуратно расчёсанной шерстью, даже не слипшейся от вечной келионской сырости. Фрисс проверил, удобно ли Кессе спать на шкурах, постеленных в углу, и подошёл к хескам.

— Мне говорили, что знорки… не столь наблюдательны, — с трудом подобрал слова Альвин. — Ты прав, воин. Тут неладно. Эти плеши и гари в лесу — работа огнистых червей.

Фрисс очень хотел скрыть свои чувства, но ужас, промелькнувший в его глазах, заметили оба хеска — и сочувственно вздохнули. Огнистые черви на Реке не появлялись, но в Олдании их знали отлично — и многое могли рассказать о внезапном огне, смерти, опустевших стоянках и разрушенных поселениях. Над огнистыми червями, как над жутким сарматским хранилищем, до корней выгорает земля…

— Спите и не бойтесь ничего, — виновато сказал Иурриу, оглядываясь на Кессу. — До утра Келион доживёт.

— Погоди… Подожди немного, Альвин, — Фрисс остановил служителя. — Расскажи, когда они появились, и что вы предприняли.

Натаниэль насторожил уши, Иурриу посмотрел на Речника удивлённо, но всё же ответил:

— Дня четыре назад. Их полно под землёй, и собираются новые. Огромный клубок червей. Тех, кто полез в город, уничтожили, но многих они ранили. Келиону червей не выгнать, магия наша их не берёт, а воинов у нас не хватит. Верховный боится, что мы Келион не удержим…

Фрисс задумчиво посмотрел на него. С одной стороны, Речник с парой мечей и полутора заклятиями погоды тут не сделает. С другой же, у него есть Кьюнн, и если подумать…

— А что их могло привести сюда, не выясняли? Тут не самое уютное место для Огнистых, слишком сыро, и почва вязкая, — заметил он. — Кстати, Саркес, путешественник из знорков, не заходил к вам?

— Саркес? — оживился Альвин. — Приходил, шёл в Ритвин. Мы приняли его в храме с почётом, как пришельца издалека. Это он наслал на нас червей?!

— Не знаю, — пожал плечами Речник. — А в скопление червей кто-нибудь заглядывал? Поговорить бы.

— А… Да, один воин, не менее славный, чем ты. Он не ранен и не заколдован, как мне кажется. Но его теперь не уговоришь биться с червями, — ответил Иурриу с некоторым удивлением.

— Где его найти? — деловито спросил Речник.

— Давно стемнело, и все спят, куда вы пойдёте?! — слегка испугался Альвин, но пообещал утром отвести Фрисса к воину Мьолю.

Ночь прошла беспокойно, Натаниэлт стонал и метался во сне, пока не упал вместе с гнездом, а Фриссу снились огнистые черви. Утром пришёл расстроенный Альвин и сказал, что жители уже покидают город. Значит, Келион останется червям…

— Почему решили так? — недоумевал Речник, и тот же вопрос был в глазах Кессы.

— Так будет лучше, — вздохнул Иурриу. — Если хочешь, я отведу тебя к Мьолю, он ещё не ушёл…

Фриссу показалось, что Альвин какой-то странный сегодня, но Речник решил довести до конца намеченное и пошёл к хижине воина Иурриу. Кесса и Натаниэль присоединились к нему, и даже Двухвостка фыркнула и потянулась следом, когда Фрисс и Альвин миновали её загон. Всем было не по себе, все хотели ясности.

— Мьоль, это воин знорков, расскажешь ему о Живом Огне? — с порога начал жрец.

Фрисс окинул взглядом хижину и заметил серебристый панцирь, висящий на стене, и тяжёлую палицу в углу. По-видимому, несколько дней к ним не прикасались. Мьоль зашевелился, привстал с табурета, но тут же сел обратно.

— Мог бы ты и сам рассказать. Кто из богов ведёт тебя, воин? Многоцветие и жар за твоей спиной.

— Меня ведёт Аойген, повелитель случая, — ответил Фрисс, сделав вид, что не удивился вопросу. — Альвин говорит, ты был в гнезде червей?

— Там, где их так много… Они не трогали меня. И тогда я увидел пламя…

Мьоль смотрел не на Речника и разговаривал явно не с ним. Взгляд у него был отсутствующий, затуманенный. Фрисс насторожился.

— Самое светлое пламя в мире. Они призывали его, но оно не спешило. Они говорили — ничто не должно мешать ему. Живой Огонь, священный Фиэноск, он позволит им умножить род. И я коснулся огня…

— Так они тут будут размножаться?! — ахнул Речник, и череда жутких легенд и преданий потянулась перед его глазами. Попробуй выдворить огнистых червей из места их размножения…

— Фиэноск — великая честь для Келиона, — укоризненно посмотрел на Речника Альвин.

— Сгореть во благо червяков — честь для вашего народа?! — огрызнулся тот. — Найдут себе другое место. Мьоль! Насколько силён огонь?

— Очень слаб, но он наберёт силу… — воин смотрел в пустоту. Что-то повредило его разум в логове червей…

— Фрисс, нам пора идти, — забеспокоился Альвин. — Я соберу вам припасы в дорогу и дам провожатого.

— Твоя помощь бесценна, но сначала я попробую прогнать червяков, — вздохнул Речник и вышел из хижины, оставив Мьоля бормотать что-то еле слышное. Наверное, лучше было бы воину получить раны и ожоги от огнистых червей, чем так лишиться разума…

— Я пойду за город, а ты, Натаниэль, присмотри за Кессой и Флоной, — сказал Фрисс за дверью. — А ты, Альвин, отвечаешь за моих друзей. Кесса, если соберёшь припасы к моему возвращению — будет хорошо…

Натаниэль успел поймать и удержать Речницу, но уходить Фриссу пришлось очень быстро, поэтому вылить на себя ведро воды для защиты от огня он смог только у лестницы. Промокший до нитки и окружённый защитным облаком водяной взвеси, Речник шёл по выжженной земле, обходя норы и перешагивая трещины. Что-то постоянно ползало внизу, и Фрисс жалел, что Хальконы тут не водятся — они бы червяками пообедали!

Кое-где земля была так раскалена, что Речник выругал себя за оставленный в городе скафандр. Даже корни холгов выгорели в земле, и как теперь вырастишь тут лес?!

Впереди лениво ползали черви, огромные, золотистые, с длинными жёсткими усами. Фрисс переступал через них, а они даже не замечали его, млея от жары. То, что Мьоль назвал Живым Огнём, кажется, их лишило разума так же, как воина Иурриу…

Фрисс остановился в центре круга из раскалённых тел. Здесь посреди вырезанной на земле восьмиконечной звезды трепетал маленький костерок. Белое пламя поднималось на высоту ладони, и вокруг звучало тихое пение, но певца Фрисс не видел. Высоко над костром кружили неясные тени, похожие на огненных демонов. Огонь не требовал подпитки, он горел сам по себе.

Волны покоя и благодушия расходились от костра, и Фрисс почувствовал, как против воли начинает блаженно улыбаться и замедляет шаг. Тут было что-то живое, несомненно дружественное и совершенно не опасное. Может быть, Иурриу правы…

Он с силой провёл рукой по лицу и шагнул в огонь. Нельзя поддаваться. Оно пусть обманывает, а Речник сделает то, что сделать хотел.

— Ищи себе другое место, — сказал он сквозь зубы и с силой наступил на источник пламени. Боль была сильной, резкой, словно раскалённая игла пронзила сердце. Из-под ног брызнуло алое. Фрисс нанёс ещё несколько ударов, сквозь круги перед глазами наблюдая, как белое сияние гаснет. Ещё немного — и оно совсем исчезло, и красная жидкость впиталась в землю, и затих тонкий пронзительный крик. Фрисс сделал пару неуверенных шагов, превозмогая боль в груди, судорожно вздохнул — и помчался быстрее молнии, перепрыгивая через раскалённых червей и зияющие провалы, в любой миг рискуя сорваться в трещину. Что-то грохотало за его спиной, и сильный жар иногда дотягивался до Речника. Земля гудела, как медный колокол…

— В общем, Кесса, решай сама, нужен тебе такой хворый муж или нет, — хмуро сказал Фрисс, рассматривая однообразную стену леса. Больше ничего он не видел — его положили на панцирь Двухвостки и привязали к четырём её шипам, и он мог бы отвязаться, если бы только его ненадолго оставила пульсирующая в груди боль, отдающаяся во всём теле.

— Фрисс, попробуй немного поспать, — вздохнула Речница, поправляя навес из листьев, который должен был защитить Речника от воды. Двухвостка пробиралась по мокрым зарослям, Натаниэль рубил ветки в одиночку, привалы были долгими и частыми.

— Фрисс, возьми меня в следующее приключение, — попросила Кесса на привале, убедившись, что уснуть Речник не смог. — Так тебя убьют когда-нибудь…

— Хорошо, — еле слышно прошептал Речник, рассматривая копчёную лягушку на палочке. Иурриу в Келионе выдали путникам две полные корзины всякой снеди, от запечённого в листьях мяса до сахарных бус, но вина не дали, а Фрисс бы сейчас не отказался. Есть же не хотелось совсем.

Где-то на дне сумки лежала награда за спасение Келиона — триста кун. Их тайком положили на панцирь невозмутимой Двухвостки. Отдать награду в руки Речнику никто не посмел, все сторонились его и отводили глаза. В тот же день путники ушли из города, не дожидаясь, пока их выкинут силой, и Фрисс теперь опасался, что Иурриу из Келиона всё рассказали своим сородичам в Хелгионе. Утешало одно — в городе они, так или иначе, не задержатся.

— Фрисс, тебе надо бы остановиться и набраться сил, — с тревогой сказал Натаниэль на одном из последних привалов перед Хелгионом. — Но звать тебя в город боюсь. Меня и позвали-то из-за морового поветрия — тут нужны алхимики и собиратели трав. А опасно ли поветрие для знорков, я сказать не могу…

— Тогда расстанемся у Хелгиона, — ответил Речник, мысленно прикидывая, сколько дней они будут добираться до открытой местности и хороших дорог. Оставалось только вырваться из холгов и доехать до Геланга… два дня пути, если усердно рубить ветки, и неизвестно сколько, если меч кажется неподъёмным…

Они попрощались там, где начиналась пустошь, опоясывающая город Иурриу. Натаниэль не взял ни куны из тех, что предлагал ему Речник, и даже хотел оставить путникам гнездо. Фрисс видел, что Квомта-Риу стоит на краю насыпи и провожает взглядом удаляющуюся Двухвостку, и он долго стоял там — пока Флона с отчаянным рёвом не бросилась в заросли, ломая мхи и папоротники и обкусывая лишние ветки. Жаль, что сил у неё было маловато, и она не могла пробить своим телом путь до самого Геланга! Пришлось Речнику вставать и рубить мох, прижимаясь спиной к стволу после каждого взмаха и дожидаясь, пока рассеется чернота перед глазами. Однажды Кесса попробовала срезать ветку холга, но та спружинила и выбила кинжал из руки Речницы, чуть не вывернув ей запястье. Мох оказался слишком прочным…

— Саркес, Саркес, Саркес… Что-то мне он покоя не даёт, — хмурился Фрисс во время недолгих передышек. — Этот знак в логове червяков кто-то вырезал, он не сам нарисовался…

— Если мы его догоним, он нам всё расскажет, — сказала Кесса. Она была возмущена тем, как Иурриу обошлись с Речником, а ещё её интересовали Вайморы и огромный город Лолита, лежащий где-то за Гелангом, и о маге-страннике она не думала.

Постепенно Двухвостке стало легче идти, зелёный холг поредел, уступив место высоким, но не заслоняющим дорогу папоротникам. Стелющийся локк тоже пропал, и его сменили гигантские грибы Дж" анев — полукруглые выросты на земле, бесчисленные, но несъедобные. Они пружинили и хрустели под лапами Двухвостки, распространяя острый запах. Флона взяла в рот кусок гриба и тут же выплюнула.

Фрисс рассматривал карту в поисках переправы через Геланг. Йудан оставил много записей поверх карты, и непонятно было, это мост или черта в букве. По его словам, в Фалоне Геланг совсем теряет едкость, и можно не опасаться испарений, хотя пить из него лучше не надо.

Двухвостка радостно взревела, ступив на берег Геланга, и неведомые голоса из холгов откликнулись ей. Берег широкой реки был чист от ветвей, тины и чёрной жижи, посыпан мелкой галькой, и воздух у реки в самом деле не был едким. Мост стоял ниже по течению, и Фрисс, посмотрев на него, признал в нём плод союза Вайморов и каких-то жителей холгов — может, Иурриу, может, Квомта-Риу. Вайморы вбили в дно Геланга прочные каменные сваи и украсили их резьбой — увы, изъеденной временем и щёлочью — а лесные жители положили поверх настил из папоротника, связанный лианами. Гнёзда Споровиков на краях настила появились уже сами.

После недолгих колебаний Двухвостка поднялась на мост. Настил ещё не разваливался, и всё-таки приходилось идти очень медленно и осторожно, а Геланг был очень широкой рекой.

— Фрисс, смотри, корабли! — показала Кесса на противоположный берег.

— Ну да, корабли Вайморов, — кивнул Речник, рассматривая паруса с изображением морского змея и группу хесков в белых костюмах, немного похожих на сарматские скафандры. Хески окружили ящики, выгруженные на причал, и что-то обсуждали. Тут был порт — пара старинных каменных зданий на берегу, бирюзовый церит-маяк, вознесённый на высокий шпиль, и чаша фонтана в форме ракушки. Двухвостка, сойдя с моста, сразу устремилась к фонтану и сунула нос в воду.

Вайморы посмотрели на путников с неодобрением — их вера запрещала ездить верхом — но дорогу указали, и очень скоро Фрисс её нашёл. Это был широкий путь, прорубленный в холгах и вымощенный каменными плитами. По краям дороги на столбах мерцали некрупные цериты. Всего за четверть Акена путники добрались до Лайона, и Фриссу ни разу не пришлось расчищать дорогу…

Лайон на прочных каменных сваях возносился над мокрыми холгами. Множество больших зданий, ступенчатых башен, охранных обелисков, садов и цветников лежали на рукотворной платформе, и к ней вели многочисленные подвесные мосты. Двухвостка озадаченно посмотрела на мост и остановилась поодаль, чтобы не мешать пешеходам, а Фрисс огляделся в поисках подъёмника. Пусть у Вайморов нет вьючных животных, и они сделали слишком узкие мосты, но грузы они как-то поднимают…

В беседке у моста сидели четверо стражников-Вайморов, провожая цепкими взглядами всех, кто проходил мимо. Фрисс попросил помощи у них. Вайморы предложили отпустить животное в леса, но после недолгих переговоров и небольшой мзды всё-таки подняли Двухвостку в город. Фрисс и Кесса прошли по мосту и поспешили скрыться за ближайшими домами — слишком много зевак собралось у платформы и любовалось на подъём Двухвостки…

За поворотом Фрисс остановился, сел на панцирь Флоны и задумался о том, что услышал только что от стражников. Этот непонятный маг, Саркес, прошёл тут пять дней назад. И от самого моста Речнику было не по себе — тревога и страх не оставляли его, так же, как в Фьо, в Мейтоне, в Келионе и Хелгионе… Он подумал сначала, что это последствия болезни, но нет… Кесса тоже что-то чувствовала и беспокойно озиралась.

— Будто весь Хесс колотит лихорадка… — пробормотал Речник, вставая с панциря. — Значит, мы ищем дом с цветком Мекесни на двери, и принадлежит он Гленну и Ангеассе. Кесса, смотри вокруг — мало кто из людей был в Лайоне…

— Ага, — кивнула Кесса, разглядывая барельефы на стенах зданий, причудливые фонари с лиловыми церитами, свисающие со столбов гирлянды серебряных бубенцов-рыбок, вьюнки и чаши с водой. Широкая улица привела путников на площадь, к восьми фонтанам, среди которых лежал гиганский морской змей из синеватого стекла, с серебряными плавниками и рассеянным взглядом топазовых глаз.

— Кетт, всесильный в водах! — Кесса вскинула руки в молитвенном жесте.

— Не оставь нас в пути, — еле слышно попросил Речник.

Запах гниющего ила и мха, окутывающий холги, не дотягивался сюда — здесь пахло свежей водой, ветер был холоден и свеж, и если прислушаться, откуда-то долетал плеск волн. Город был под покровительством Кетта, бога воды, а не болотной гнили.

— Внизу — вода и грязь, до самых глубин, — удивлялся он вполголоса. — У холговых болот не бывает дна! И Вайморы построили тут город… На чём он держится?!

Кесса внимательно слушала. Она вообще слушала Речника, даже если он говорил ерунду.

— Это наш дом? — спросила она, кивнув на дверь с полустёртым цветком Мекесни. — Что там творится?

Дом был выстроен из белого камня, вознесён на высокий фундамент, но невелик рядом с окрестными башнями и заметно тронут временем. За дверью раздавались вопли, перемежаемые грохотом и визгом. Некоторые крики состояли из слов, понятных Речнику.

— Болван! Кто просил тебя лезть?! Запорол мне всё заклятие!

— Недоучка! Твои дурные чары не работали никогда!

— Олух! Думаешь, твои червяки поднимут плиту?! Как тебя взяли в маги?!

— Это меня-то?! Да что бы ты знала о магии, жаба крашеная?! Я тут жертвую репутацией ради города, а она…

Ответной звуковой волной Фрисса и Кессу вместе с Двухвосткой отнесло на середину улицу. Из дома выкатился тёмно-серый клубок тел. Речник просто не мог удержаться — порция ледяной воды появилась из ниоткуда и вылилась на дерущихся. Их раскидало в разные стороны, они потрясли головами и медленно встали на ноги. Фрисс думал, глядя на них, что ему пора бы отсюда исчезнуть…

Для Речника двое Вайморов различались только одеждой — один носил тёмно-серый комбинезон с обычными браслетами, другой — тёмно-сиреневый, и по "лицу" и рукам его вились тонкие нарисованные линии, схожие с прядями тумана. Сиреневый растерянно смотрел на серого.

— Гленн, почему мы на улице? — спросил он, запинаясь.

— Потому что ты не в ладах с головой. А вы тут что забыли? Мы не продаём зелья!

Фрисс молча указал на цветок Мекесни посреди двери.

— Простите, странники, — медленно выговорил Гленн. — Наш дом ждёт вас. Я Гленн Серая Тень. Ангеасса — бывшая колдунья.

— Ничего не бывшая! — рявкнула вайморская колдунья. — Заходите, не обращайте на него внимания. Зверь пусть тоже заходит, всё равно там разгром…

Изнутри дом Гленна очень напомнил Речнику руины Старого Города. Двухвостка скромно легла в угол, лапой отодвинув обломки, Фрисс посадил Кессу на панцирь, а сам пошёл помогать магам разгребать завалы. Но Вайморы, в свою очередь, отправили отдыхать его, заявив, что тут много зачарованных предметов, которые могут случайно Фрисса покалечить. С собой Речник получил миску варева из грибов и лягушат, разделил еду с Кессой и приступил к обеду, изредка задавая вопросы пробегающим магам.

— Саркес?! — Ангеасса бросила то, что несла выкидывать, и всплеснула руками. — Да, этот выродок у нас жил! Это он проклял Лайон, я просто уверена! Гленн чуть не убил его и выгнал вон, но он ушёл в Лолиту… Надо было убить!

— Есть дорога на Лолиту, хорошая, прямая дорога, — согласился Гленн, глядя в пол. — Переходите реку по мосту и по самому широкому пути идёте дальше. А там город большой, наймёте проводника без проблем…

Внезапно весь дом содрогнулся и полетел вниз. Речник скатился с панциря, на лету доставая оружие.

— Опять! — крикнула Ангеасса уже из-за двери. — Гленн, скорее!

— Идём за ними, — Речник поднял Кессу, протолкнул в дверь Двухвостку, и все они поспешили за Вайморами. Если это землетрясение — лучше не оставаться под крышей…

Снаружи, затопив мостовые по щиколотку, плескалась грязная вода, валялась тина, клочья мха, спешили уползти в укрытия водяные змеи и многоножки. Весь город ходил ходуном, а на окраине что-то вспыхивало. На краю платформы стояли Гленн и Ангеасса, окружённые кольцами серебристого света. Вереницы огней срывались с их рук и уходили под город, и с каждым огнём платформа слегка приподнималась над заливающей её водой.

Город качнулся так, что Фрисс сел на мостовую рядом с Кессой. Теперь вода потекла обратно. На краю стояли незнакомые Вайморы в белой одежде, и их совместные заклинания вытаскивали платформу из болота. Вскоре трясение прекратилось вовсе, и собравшиеся горожане стали сбрасывать с края тину и ветки, принесённые потопом. Гленна и Ангеассы нигде не было.

Серую Тень путники нашли у маленького фонтана в глухом дворе. Ваймор сидел, прислонившись спиной к стене, и время от времени выливал горсть воды себе на макушку.

— Ангеасса колдует прескверно, а я не великий маг, чтобы поднять на руках весь Лайон, — с трудом произнёс он, прикрыв глаза. — Знать бы заранее — утопил бы Саркеса в болоте…

Кесса оставалась рядом с ним, пока Речник ходил к дому Гленна и выяснял, не случилось ли плохого с Ангеассой. Колдунья неохотно встала с кровати, прихватила остатки грибного варева и пошла к фонтану, вполголоса обещая когда-нибудь Гленна утопить.

— И он ещё думает залатать паутину под городом! Тут не справиться всем магам Лайона… Нет, знорк, ваша помощь не нужна. Вы на великих магов похожи ещё меньше, чем Гленн. Пусть Совет занимается этим…

Ночью Фриссу снился тонущий город, и он был даже рад, когда в кромешной тьме что-то разбудило его. Гленн, закинув на плечо мешок, из которого пахло тухлой рыбой, пробирался к двери.

— Ты куда? — шёпотом спросил Речник. Ваймор резко обернулся и с досадой посмотрел на Фрисса.

— Спи себе, — пробормотал он и потянулся к двери. Фрисс тихо встал с кровати, застёгивая пуговицы перевязи. Он был без брони и поножей, в рубахе и штанах, но мечи на всякий случай прихватил.

— Если поднимать город из болота — я с тобой, — сказал он, оглядываясь на спящую Кессу.

— Откуда знаешь про город?! — Гленн забылся и повысил голос, из соседней комнаты донеслось ворчание Ангеассы. Ваймор зажал рот рукой, выскользнул из дома и поманил за собой Речника. Когда за спиной Фрисса закрылась дверь, Гленн с размаху запечатал её каким-то непростым заклинанием.

— Идём быстрее! Вот нужны тебе были неприятности?!

— Видимо, нужны, — вздохнул Речник. — Так что ты затеваешь, да ещё среди ночи?

… - Они не червяки, скорее, рыбы. Греби молча, пока всех не распугал!

Потрёпанная лодка-долблёнка медленно плыла по вязкой тяжёлой воде. Где-то приходилось тащить её посуху, перелезая через поваленные деревья или их прочные корни. Огни далёкого Лайона слегка освещали болото, иначе Фрисс не увидел бы ничего.

Гленн дал знак остановиться, подтащил поближе огромный лист Мекесни и разложил на нём зловонную приманку.

— Чего смотришь? Всё точно по книге, — буркнул он под пристальным взглядом Фрисса. — Если они тут…

Что-то желтоватое мелькнуло в тёмной воде, сделало круг под листом и полезло к приманке. Ваймор цапнул существо за длинный волокнистый хвост, Фрисс быстро опустил руки в воду и подцепил там скользкое бьющееся тело некрупного хеска. Существо, засунутое в лодку, попыталось цапнуть ближайшего "рыбака", в пасть ему сунули кусок приманки, и оно тут же успокоилось.

— Одного мало, — прошептал Гленн, всматриваясь в воду.

Не успел Фрисс изучить пойманное существо, как появилось ещё одно. Речник схватил его за тонкий плавник и чуть не упустил — оно с визгом рванулось из рук.

— Ну вот, распугал всех… — Гленн положил второе существо рядом с первым и быстро потянулся за третьим. Речник заметил четвёртого, но пятый приманку съел беспрепятственно — лист Мекесни перевернулся, когда одно из существ пыталось удрать. На этом "рыбалка" Гленна закончилась.

— Четверо… Справятся или нет? Не хотелось бы завтра начинать всё с начала, — думал вслух Ваймор, работая вёслами.

— А они вообще знают, что должны делать? — усомнился Фрисс, глядя на молчаливых болотных хесков.

— А что ещё они умеют? — пожал плечами Гленн. — Сейчас будет темно, под платформу забираемся…

Они медленно вплывали под город, в беспросветный мрак. Сначала Фрисс ничего не видел, потом из тёмной воды проступили переплетения светящихся нитей. Как сеть или паутина, они протянулись между крепкими сваями, и Речник видел множество разрывов в этой сети.

— Это и есть паутина. Сваи на неё опираются. Видишь, что с ней сделал этот Саркес?!

Гленн взял за хвост болотного хеска и выкинул в воду, существо даже не шелохнулось. Фрисс помог освободить остальных. Лениво шевеля плавниками, хески поплыли в глубину — и вдруг остановились и заметались в панике.

— Видишь? Они чуют разложение, — прошептал Ваймор. — Смотри, что они будут делать…

Существа столкнулись носами, отпрянули — и их движения стали упорядоченными. Они сновали от края к краю разрыва, протягивая за собой серебристые нити, и дыра в паутине начала закрываться. Свет стал ярче, и Фрисс почувствовал, что тревога и смутные опасения отступают, будто с груди убрали тяжесть.

— Поплыли, Фрисс, а то глаза выжжет, — забеспокоился Гленн и сел на вёсла. Белая вспышка за спиной Речника была яркой, пульсирующей и долгой. Он скосил глаз на воду, но болотные хески уже уплыли куда-то, и Речник не увидел их.

— Теперь нам осталось вернуться домой, — вздохнул Гленн, в утренней тишине поднимаясь на платформу. — Ангеасса с головой не дружит совсем…

Фрисс покачал головой. Он думал о Саркесе. С магом надо было что-то делать…

— Фрисс, ты думаешь, я не умею даже ловить демонических рыб? — хмуро спросила Кесса. Речник отвёл глаза. Во дворе с визгом и воплями катался клубок из тел Вайморов — Гленн и Ангеасса объяснялись между собой так, как было у них заведено.

— И ты опять спас город и ничего за это не получил, — печально продолжила Речница. — Почему они так обращаются с тобой?!

— С кого же, по-твоему, я могу сейчас просить награду? — пожал плечами Речник. — Вайморы ни о чём не просили, а куда я полез — это уже мои трудности.

Гленн вернулся со двора, весь исцарапанный и искусанный, но довольный.

— Я обычно зельями не торгую, но ты мне очень помог, Фрисс. Говори, что из эликсиров тебе нужно? Лечебные, для силы и сноровки, для прочности вещей? Может, для роста деревьев?

— А зелёное масло есть у тебя? — после недолгих колебаний спросил Фрисс. — Зелье, которое лечит ожоги?

Драгоценный пузырёк Речник завернул в несколько слоёв коры и ткани и спрятал подальше. Он был очень доволен наградой — хорошего зелья против ожогов на Реке очень не хватало.

Ангеасса подошла к Речнику после обеда, когда Гленн ушёл в город, а Кесса решила вздремнуть.

— Могу сделать для тебя что-нибудь — извести врага, или правителя заколдовать, чтобы жалование повысил. Я умею колдовать, пусть Гленн не сочиняет! Я, в отличие от него, в Лолите училась!

— Никого изводить не надо, а нужен один совет, — задумчиво сказал Фрисс, вынимая мечи из ножен и укладывая себе на колени. — Посмотри, Ангеасса. Вот оружие. Все заверяют, что оно волшебное. Я заколдовывать его не просил, за магию не платил. Свойств никаких не проявляет, только светится. Есть тут магия?

Ангеасса прищурилась и провела пальцами по гладкой стали, отдельно ощупала знаки огня и молнии на рукояти.

— Чистая магия… Кто их сделал?

— Звигнел, чёрный Алдер. Так что, там в самом деле заклинания?!

— Прямо в металле, — кивнула колдунья. — Чёрные Алдеры это умеют. Но как ты умудрился оружие испортить?!

Речник почесал в затылке, радуясь, что Кесса не видит, а Двухвостка не расскажет.

— Да вот… А снять эту порчу можешь?

— Не могу, — решительно ответила Ангеасса. — Нужен маг Огня либо Лучей, а я их где возьму?! Тебе либо к Алдеру возвращаться, либо спускаться в Тарнавегу, к Гларрхна. Они разберутся…

Гленн уговаривал путников задержаться ещё на пару дней, но Речник видел, что и так много времени потратил в Хессе впустую, а в Кигээле тем временем томились речные мертвецы. Один день Речники погостили у Вайморов, привели в порядок оружие и броню, отмыли Двухвостку от наросшего мха и получили в дар от Ангеассы две связки копчёных лягушек. А потом спустились с платформы — в этот раз стражникам не платили, Гленн и Ангеасса спустили Двухвостку сами — и впятером дошли по вайморской дороге до самого моста через Ую.

Мост был окружён очищающим заклятием, но Фрисс всё равно настоял, чтобы Кесса надела скафандр. Эту переправу строили Вайморы, они соорудили её из камня и осветили яркими церитами. Фрисс с удивлением увидел на мосту небольшую статуэтку из золотистой Тзивы, прямиком из Пещер.

— Всё! Больше в лес не полезем, разве что в самом Кигээле. Теперь дело быстрее пойдёт, — сказал Фрисс, оглядывая со спины Двухвостки обширную равнину и пики гор Уя-Микены, схожие издали с облаками. Здесь снова колыхалась Руула, Минкса и дикий Эммер, отцветали Золотая Чаша и Алай, высыхали старые листья Хелтори. Потянулись поля, пастбища для гигантских бронированных ящеров-анкехьо, для товегов и Двухвосток, добротные каменные дома и целые деревеньки. Здесь жили Арнани, известные строители мостов и кораблей, Фрисс видел небольшую артель Арнаней на Островах — они наводили там новый мост взамен разрушенного обвалом. Но куда больше Речник слышал о другом местном народе, Фаллин-Ри, или Хранителях Рек. Это были существа легендарные, куда там драконам…

— Если в реке нет хранителя, она за два месяца пересохнет. И у нашей Реки он есть — Илменг Алмазная Радуга. Нет, я его не видел. Не заслужил, наверное…

— Кто же, по их мнению, заслужил-то?! — передёрнула плечами Кесса, глядя на горизонт. Быстро, почти бегом, Двухвостка по мощёной дороге продвигалась к огромнейшему городу из всех, которые Фрисс видел тут. Если верить Йудану и его карте, в Лолите было полтора миллиона жителей. Речнику никак не удавалось представить себе такой город…

— Не будем далеко уходить от окраины! Там пропасть легко, как в Старом Городе, — решил наконец Речник.

— А там ещё есть правитель… Король-демон, — прошептала Кесса. — Могущественный Файлин. Интересно, у него есть Речники…

Фрисса немного удивляло, что дорога такая пустынная — всего десяток путников поравнялся с Двухвосткой за всё это время. Он задержал Двухвостку у дорожного столба — лист папоротника с объявлением был приколочен к указателю, но ни одной знакомой буквы Речник не нашёл. Опять местная письменность…

Все дороги сходились пучком к невысокому, но обширному холму, на котором и стоял огромный город, весь изрезанный каналами и вновь сшитый стежками мостов. Всё вокруг было пропитано магией, она же охраняла гигантские ворота Лолиты — ни одного стражника Фрисс не увидел, проезжая мимо тяжеленных каменных створок, украшенных резными рыбами с кусочками бирюзы вместо глаз.

Город был огромен, но тих и нетороплив, и Двухвостка, никому не мешая, брела по улице, а путники выглядывали дом с веткой Тунги или цветком Мекесни на дверях. Рядом в глубоких каналах проплывали бесшумными тенями Хранители Рек, большие и полупрозрачные водяные змеи. Фрисс смотрел на них и гадал, у каждого Фаллин-Ри есть охраняемая река или нет… Речник остановил одного из прохожих и спросил, где найти ночлег, но Ваймор ничем не помог ему — он жил тут давно, а домов с цветком Мекесни не видел. Не видели их и путники, хотя смотрели в шесть глаз.

— Знаешь, похоже, что ночевать мы будем на улице, — сказал Фрисс, когда минул ещё Акен. — Ни одного нужного знака, и обычные жители тоже путников не принимают. Странно.

— Поищем ещё? — неуверенно предложила Кесса.

— Можно, но если не найдём — уйдём до заката. На земле мягче спать, чем на камне, — сказал Речник и направил Двухвостку в переулок.

Шипение, грохот и испуганные крики раздались за его спиной, и он тихо вздохнул, обнажая клинки. "Ну что там у них, дракон бы их сожрал?!"

Ярчайшие, ослепительные сгустки света висели над крышами, и камень под их лучами плавился и стекал по стенам. Арнани обстреливали светящихся тварей дротиками, взрывающимися водяной пылью, Фаллин-Ри испуганно затаились на дне канала, иногда выплёскивая фонтан воды, чтобы погасить тлеющую шерсть Арнаней. Кесса с протяжным криком метнула стеклянный ножик в один из сгустков — и серая пыль осыпалась на крышу. Сгусток погас, стеклянное лезвие обратилось в прах. Фрисс одобряюще кивнул и вылил на другой сгусток бочонок воды.

— Они уходят! — закричал с крыльца Арнань, покрытый ожогами.

Сгустки огня объединились, поднялись высоко над городом и пропали. Речник видел, что взлетали они не только с этой улицы…

— Их всё больше и больше, — заметил Фаллин-Ри, всплывая со дна. — Скорее бы Файлин вернулся!

— Знорки? — обожжённый, но не потерявший духа предводитель Арнаней смотрел на путников. — Это вы уничтожили две звезды? Хорошо! Эти звёзды — сущее проклятие…

— Мы, как я вижу, не вовремя, — сказал Фрисс, убирая мечи. — Не будем мешать вашей войне. Скажите, где найти дом под веткой Тунги, и мы туда уйдём.

Арнани растерянно переглянулись.

— Уже тридцать лет в Лолите нет таких домов. Нигде не найдёшь одинокого, несчастного или изгнанного жителя. Обычно путники живут у правителя, но в его отсутствие это слишком опасно…

— Постой, Коривин, — речной хранитель выглянул из канала. — Странники, вы не откажетесь провести ночь у нас? Народ Фаллин-Ри не лишён гостеприимства, мы будем вам рады.

Фрисс опешил. Дышать под водой он не умел, воспользоваться приглашением хранителя никак не мог. Коривин удивился не меньше и открыл было рот, но Фаллин-Ри сам поспешил объяснить:

— Я говорю о Тени Зикалана. Там сухо, там спокойно, и там вы будете не в меньшей безопасности, чем наша икра.

— Священная Тень! Киен-Каари, ты хорошо подумал? — встревоженно спросил Коривин.

— Такие могучие воины защитят, если что, нашу икру от звёзд, — сказал Киен-Каари и плеснул по воде хвостом. — Идите за мной!

Они ехали вдоль канала, а Киен-Каари вполголоса рассказывал о том, что началось в городе после отъезда великого демона Файлина. "Звёзды", как их называли тут, появлялись часто, разрушали что попало и исчезали снова, хески уничтожали отдельные сгустки, но найти, откуда они возникают, не могли. Коривин правил городом в отсутствие Файлина и справился бы с обычной напастью, но против неведомой магии ничего сделать не сумел и ждал Файлина с надеждой, как и все горожане…

— Скажи, Киен-Каари, маг по имени Саркес не появлялся здесь? — насторожился Речник.

Но Саркес, увы, был вне подозрений — он приехал уже после появления звёзд и быстро покинул город, да и не по плечу ему были такие мощные чары…

Фрисс, Кесса и Флона поселились в небольшой ступенчатой башне, одной из десятков башен, окружающих бездонный омут, в котором бесшумно скользили водяные змеи и колыхались огромные гроздья икры. В башне было сухо и тихо, но холодно и сумрачно. Фрисс отогнал Двухвостку от подстилки из водорослей, которую животное пыталось жевать, снял со стены вяленую рыбину и предложил Кессе.

— Мы поможем этому городу? — спросила Речница, счищая чешую. Фрисс поперхнулся.

— Наших сил тут маловато, — покачал головой он. — Сюда бы Канфена! Завтра поедем дальше. Отдохни, я схожу в соседнюю башню, посмотрю, что там есть.

Кесса подняла было взгляд на Речника, но со вздохом вернулась к рыбине. Бессилие было невыносимо для Речницы…

Фрисс прошёл в высокую башню, не встретив ни охраны, ни любопытных зевак. Там в центре комнаты свивался в клубок морской змей, выкованный из серебра, а у каждой стены стояли каменные плиты, освещённые синими церитами. Большую часть камней покрывали непонятные знаки, но Фрисс нашёл одну на Вейронке — и остолбенел.

"Во имя Уэй Киаукоатля, Великого Змея Небесных Вод! Да не будут забыты имена тех, кто проложил путь чистой воде в сожжённый мир! Мы помним хранителей рек Орина…"

Фрисс помедлил и достал тетрадь из листьев папоротника. Перед ним был список всех Фаллин-Ри, охраняющих реки в Орине, от Великой Реки до безымянных тёмных вод Мвакевени.

"Так я и думал — он живёт у наших родников… Хранитель Канумяэ, Уоллейс Серебряная Спинка… Вот бы встретить его!"

Он перенёс в тетрадь едва ли десятую часть списка, но тусклый свет церитов и вползающая снаружи мгла уже не позволяли различать значки на плите, и Речник с сожалением закрыл дневник. Кесса давно спала, прислонившись к панцирю Двухвостки, а Флона задумчиво доедала подстилку из водорослей. Фрисс махнул рукой и тоже лёг спать.

Шипение и крики боли разбудили его, и он выскочил на улицу, сжимая клинок в руке. Бой шёл совсем рядом — звёзды больше не висели над крышами, они спустились к земле и затянули в огненный вихрь неосторожных Арнаней и Фаллин-Ри. Отовсюду поднимался дым, Речник видел обугленные тела на мостовой.

Речник послал в ближайшую звезду водяной заряд и потянулся за Кьюнном — сейчас дополнительная сила нужна была, как никогда! Кесса — он видел краем глаза — направила в огненный смерч несколько водяных стрел, но пользы это не принесло. Раскалённые сгустки шевельнулись и медленно поплыли к неосторожным магам, и быть бы им в Кигээле раньше срока…

Сильнейший ветер налетел из ниоткуда, он нёс холод, и звёзды попятились от него. Что-то со свистом летело прямо к городу, чёрной полосой растянувшись по небу. Жители бросились врассыпную, а звёзды собрались в огромный сгусток и повисли над Лолитой. Исчезнуть они не успели — летун застал их врасплох.

Это было существо огромной силы, и от его приближения стена закачались, а вода из каналов хлынула на мостовые. Мгновение — и сгустки огня оказались втянуты в серый смерч, из которого посыпались пеплом. Новые звёзды поднимались из подвалов и закоулков и так же бесславно гасли.

— Файлин вернулся!!! — крикнул рядом кто-то из Арнаней, восторженно глядя в небо.

Дождь пепла прекратился, и ни одной звезды больше не было над Лолитой. Серый смерч остановился на миг и послал пучок молний куда-то в переплетение улиц. Жуткий крик заставил Кессу зажать уши, а Двухвостку — встать на дыбы. Чёрный дым поднялся над Лолитой — и развеялся.

С невнятным, но сердитым бормотанием серый смерч собрался в сгусток и рухнул в центр города, прямо на резиденцию Файлина. Стало тихо.

Фрисс помог ближайшему Фаллин-Ри, выкинутому волной на берег, вернуться в канал, и похлопал Кессу по плечу.

— Вот и всё. Можем уезжать с чистой совестью. Быстро же навёл порядок правитель Лолиты…

Дорога до Тарнавеги была, как выяснилось, небезопасна — она поднималась в предгорья Уя-Микены, кишащие скальными змеями, и Фрисс, поколебавшись, нанял проводника-Арнаня с живым оружием — бронированным ящером анкехьо.

Анкехьо глядел на Двухвостку с лёгким презрением, она делала вид, что не замечает его. Аллан, погонщик ящера, ехал молча — дороги предгорий были ненадёжны, тропы вились и переплетались, и нельзя было отвлекаться на болтовню. Фрисс смотрел по сторонам — на скалы, кривые сосны, провалы ущелий, шумные потоки.

Они столкнулись со змеями на второй день путешествия, на широкой террасе между скалами и пропастью. Тихий шелест выдал приближение чудовищ, и Аллан мигом оказался на самом гребне спины анкехьо.

— Скальные змеи! Кто хочет жить — не касайтесь земли!

Змеи соскользнули с горы, неуловимо, как серые реки. Фрисс даже не притронулся к мечу. С этими тварями должен разбираться анкехьо, и Двухвостка ему поможет, но людям лучше не геройствовать…

Кесса, одной рукой держась за шип Двухвостки, метнула нож и попала змее в глаз, но рептилию это не смутило — и она ударила Флону в бок головой, да так, что тяжёлая Двухвостка попятилась. Речник бросил молнию. Змея потеряла направление и свернулась в клубок, и удар хвоста анкехьо добил её. Ящер уже затоптал двоих противников и сейчас выдерживал удары третьего. Змея никак не могла прокусить броню, иначе анкехьо давно бы стал каменной статуей, и пыталась опрокинуть его на спину. Ящер примерялся, как удобнее раздавить врага. Фрисс послал ещё одну молнию и огляделся в поисках других змей. И тут сильнейший удар обрушился на Двухвостку, отбросив её на пять шагов и стряхнув Кессу с её спины.

Речница шагнула в сторону, чтобы не попасть под лапы Двухвостки и хвост анкехьо — и тут издыхающая змея в агонии выпрямилась, отшвыривая Кессу к самому краю пропасти — и чуть-чуть за край.

Она не успела даже вскрикнуть. Когда Фрисс оказался у провала, он не увидел ничего — лишь отвесные скалы и непроглядный мрак на дне. А потом — судя по солнцу, вышедшему в зенит, полдня спустя — увидел совершенно другие скалы вокруг, пыхтящую Двухвостку и убегающего со всех ног анкехьо, и ещё погонщика Аллана, который держал Речника за руки и смотрел на него с большой тревогой.

— Ты уже ей не поможешь, эти пропасти бездонны! — склонил голову хеск. — Пусть Кетт защитит её от Хальмена! Бесполезно спускаться туда, пути на дно нет…

— Аллан, отпусти меня, — попросил Речник, с трудом шевеля губами. — Я не собираюсь кидаться в пропасть.

— Хм-хм… — Аллан далеко не был уверен в его словах. — Твоё горе велико, но искать смерти всё же не следует…

— Никакого горя, — пробормотал Фрисс, задумчиво глядя вдаль. — Только время, силы и удача, чтобы выцарапать Кессу из Кигээла. И я подумаю, как это лучше сделать…

Глава 16.Тарнавега

Аллан неохотно попрощался с Фриссом на границе Тарнавеги. Он до сих пор не был уверен, что Речник в своём уме. Он долго стоял на краю Фалоны и глядел путнику вслед. Фрисс помахал ему рукой, Двухвостка печально фыркнула — и путешествие их продолжилось.

Речник в самом деле был невесел и постоянно чувствовал ледяную руку на своём сердце, но мыслил он ясно. Не было времени на вопли и рыдания, надо было срочно составить какой-нибудь план и претворить его в жизнь. Он легко найдёт Кессу в Кигээле, но как извлечь её оттуда? Прорваться силой в мир живых? Уговорить кого-нибудь из умерших жителей Реки отдать ей свой ключ? Самому отдать Кессе анх и надеяться, что удача выведет его из Кигээла? Что из этого возможно, а что нет, Речник пока не знал и хотел с кем-нибудь посоветоваться — может, Гларрхна, мастера перемещений, подскажут что-нибудь дельное? И заодно помогут вернуть магию его мечам… это пригодится, если Фрисс надумает вырываться из Кигээла силой.

Ничем не вымощенная, но утоптанная до каменной твёрдости дорога вилась в зарослях гигантских папоротников. Шипение и рёв огненных гейзеров Ал-Асеги доносились издалека. Двухвостка на бегу дожёвывала лист папоротника, а Фрисс припоминал, что отец рассказывал ему о народе Гларрхна.

По смутному воспоминанию, семейство Кегиных было в дальнем родстве с Вестниками — так ещё называли этих существ, могучих Лучевых Магов и мастеров телепортации. Фрисс никогда не знал, верить семейной байке или нет — внешность Гларрхна была более чем причудливой, от людей эти хески были дальше, чем Двухвостки. "Ну-ну… Будь у меня чешуя по телу, красная спина и жёлтое брюхо, хвост с клешнёй на конце, шипы по всем суставам и пара длинных рогов — и всё это одновременно — я был бы демоном-Гларрхна, — думал Фрисс, пожимая плечами. — И родовое моё имя звучало бы как Шианга. Но я пока что человек…"

Папоротники расступились. Фрисс вышел в Долину Огненных Гейзеров, на плоскогорье, усеянное невысокими холмами, тёплыми озёрами и грязевыми кратерами. Кратеры давно не извергали огонь, и никто не потревожил хрупкие золотистые венцы серных кристаллов, выросшие по их краям. За потухшими гейзерами начались действующие — глубокие чёрные дыры в камнях, похожие на змеиные норы. В любой момент они могли извергнуть кипяток или пламя, что-то под землёй непрестанно булькало, клокотало, всхлипывало, и Двухвостка тревожно мотала головой, проходя мимо чёрных провалов.

Над другими гейзерами пламя стояло всегда. Несколько искр от высокого фонтана упало на панцирь Флоны, Фрисс быстро погасил их и успокоил Двухвостку. В сердце одного из таких гейзеров что-то шевельнулось, Речник пригляделся и сдавленно вскрикнул — Гларрхна стоял там среди огня, угодив в смертельную ловушку, и, видимо, выбраться уже не мог.

Фрисс тоже едва не попал в эту ловушку — его прыжок сквозь огонь был очень рискованным, и очень повезло Речнику, что он не обуглился заживо, не провалился в жерло, а пролетел через пламя невредимым и вытолкнул оттуда Вестника — прямо в потухший кратер, наполненный грязью.

Чёрная лужа оказалась глубокой. Гларрхна ушёл в неё с головой, но тут же вынырнул, выплюнул грязь, ухватил Речника за шиворот и макнул в эту же лужу. Никакой благодарности сердито шипящее существо не испытывало, и через несколько мгновений Фриссу пришлось схватить его за лапы и наступить на хвост. Он с большим трудом удерживал вырывающегося хеска и боялся, что придётся пустить в ход клинки.

— Отстань от меня, знорк, — сердито сказал Вестник после очередной попытки освободить хвост. — Что ты до меня докопался?!

— Я хотел тебя спасти! — ответил раздосадованный Фрисс. — Не хочешь — иди обратно и обугливайся до костей!

— Хвост отпусти, — почти вежливо попросил Гларрхна. — Сломаешь же!

— Прости, — Речник убрал ногу с хвоста и выпустил хеска, а сам отступил на шаг и осмотрел себя, измазанного в жирной грязи. — Хорошо, что на нас тут смотреть некому.

— Это верно, — Гларрхна стряхнул с себя часть грязи и сокрушённо покачал головой. — Тут есть горячие ключи. Пойдём мыться.

Двухвостка незаметно подошла к луже и задумчиво смотрела на Фрисса, как будто не узнавая его. Речник хмыкнул и пошёл к источникам, радуясь, что не полез в гейзер с сумкой за плечами. А одежду он как-нибудь отмоет.

Гларрхна забрался в самый горячий источник. Ему было проще — вся одежда состояла из десятка браслетов и причудливого ожерелья. Фрисс положил кое-как выстиранные тряпки на скалу сушиться и досуха вытирал броню. Еле заметная царапина всё-таки осталась на пластине, наверное, шип Гларрхна неудачно скользнул по доспеху.

— Вестник! Ты никого из рода Шианга не знаешь? — спросил Фрисс у хеска, покинувшего источник и сохнущего на солнце. Почему бы и не проверить семейную легенду, ведь о серьёзных делах с обиженным демоном говорить бесполезно, и даже дорогу у него спрашивать опасно…

— Шианга?! — Вестник встал в боевую стойку и вскинул хвост, угрожающе раскрыв клешню. — Я Джэйл Шианга. Что ты о нас знаешь?!

— Гевелс Кегин, мой отец, говорил, что вы сильны, но не свирепы, — Речник сохранил спокойствие и посмотрел в светящиеся глаза Вестника. — Так ты мой родич?

— Не может быть… — Гларрхна вглядывался в его лицо. — Хотя, хотя, что-то такое есть… Один из сыновей Иджеса… Витовт Кегин из Серебристой Чешуи — из вашего рода?

Фрисс кивнул, наблюдая, как ярость уходит из глаз хеска.

— Да, это мой прародитель, отважный воин Реки. Я Фриссгейн Кегин, и я очень рад, что встретил одного из Шианга. А Иджес…

— Иджес — мой брат, — склонил голову Джэйл. — Мы — сыновья Хассинельга Шианга и Джейн Фокс. До Применения наши родители покинули Тлаканту, и до Применения Иджес вернулся туда. Иной родни в Орине у Шианга нет. Я тоже рад, Фриссгейн. И жаль, что Хассинельг и Джейн не видят нас.

— Так они ещё живы?! И ты — тебе больше пяти тысячелетий, так?! — запоздало удивился Речник. Он не знал, сколько лет отпущено Вестникам, но существо перед ним выглядело совсем молодым.

— Живы. И я жив. Пойдём в Ал-Асегу, родич, — предложил Шианга, и Фрисс кивнул и помог Вестнику устроиться на панцире Двухвостки.

— Скажи, что ты всё-таки делал в гейзере? — полюбопытствовал Речник, пока Флона выбиралась из пустоши.

— Купался в огне, — помахал хвостом Гларрхна. — Так приобретают устойчивость к огню и благосклонность Кеоса. Твой зверёк не ест ветки Тунги?..

По пути к Ал-Асеге Вестник еле успевал отвечать на приветствия всех Гларрхна. Он был стражем Ал-Асеги в течение нескольких веков, его знали и уважали. И много родни было у него в городе, но жил он один — в небольшом каменном доме под сенью высокой Тунги.

Джэйл и Фрисс сидели на шкурах, постланных на пол из некрашеных досок, ели микрин, прожаренное до хруста мясо и густое варево из сердцевины папоротника и жгучих пряностей, пили местную папоротниковую брагу и говорили — о Тлаканте и славных предках, о бедах Реки и Хесса, о пропавших без вести и о нападающих из ниоткуда. Когда Фрисс заснул, ему виделся странный мир, окутанный сиянием, и до чего спокойно на душе было ему там…

— Мы умеем искать, Фриссгейн. Мы обыщем Дальний Запад и перероем Уя-Микену. Кого бы мы ни нашли, ты узнаешь об этом немедленно, — пообещал Джэйл, заходя в дом. — Я говорил с теми, кто живёт в Ал-Асеге, и я пойду с тобой в Вигею и Ритвин, чтобы начать поиски там. Ты не возражаешь?

— Спасибо тебе, — кивнул Речник и усмехнулся. — Я попросил бы о помощи в одном деле, но ты и так сделал слишком много…

— Ещё одна беда? Говори, я постараюсь помочь, — сказал Гларрхна.

Он долго рассматривал мечи, лежащие на столе. Они уже не слабо светились — каждый клинок сыпал искрами, и Фрисс боялся, что они подожгут столешницу.

— Да, тут заклятия Огня и Молнии, — подтвердил Джэйл и взял мечи в руки. — Можем сейчас сходить в Долину и очистить металл от порчи. Это много времени не займёт…

Двухвостка осталась в городе, а Вестник и Фриссгейн вернулись в Долину. Оставив позади несколько потухших кратеров и клокочущих чёрных провалов, Джэйл остановился невдалеке от неиссякающего огненного гейзера.

— Для тебя там слишком жарко, — сказал он Речнику. — А металлу ничего не будет…

Фрисс с тревогой следил за Вестником, пробирающимся к краю провала под брызгами огня. Гларрхна воткнул клинки в мягкий камень над гейзером и вернулся к Речнику.

— Выждем немного, пусть тлетворное заклятие выгорит, — сказал он.

Мечи медленно накалялись. Клинки налились красным светом, и Фрисс забеспокоился за прочность алдерской стали. Джэйл буркнул что-то успокаивающее, внимательно следя за гейзером. Постепенно клинки побелели, и Фрисс увидел, как чёрные струйки бегут по ним, крупными каплями падая в кратер. Гларрхна метнулся в огонь и с приглушённым воплем выдернул мечи из пемзы и бросил на землю.

— Рукавицы надо было взять! — сокрушённо покачал он головой, пытаясь остудить обожжённые пальцы водой из фляжки Речника. Фрисс наколдовал для него небольшой дождь и полез в сумку за целебным зельем, но Гларрхна отмахнулся.

— Посмотри, твоё оружие теперь светится ярко, — сказал он. — Хорошая сталь, и хорошая магия. Хватит на много веков…

…Двое из рода Шианга ехали в Вигею, и Фрисс глазел по сторонам — на скалы предгорий и непроходимую папоротниковую чащу. Два меча сквозь ножны сияли ровным золотистым и синеватым светом.

— Кажется, ты сделал что-то с дорогой, — заметил Речник, когда прошло пол-Акена, и на горизонте проступили смутные очертания города. — Тут по карте день пути.

— Что-то случилось там, и я это чувствую, — задумчиво сказал Джэйл, помахивая хвостом. — Поэтому тороплюсь. В Вигее мы найдём одного мага, он поднимет всех на поиски Кессы. Там странные ущелья, в этих горах…

— Джэйл! А есть тут маг, знающий, как выбраться из Кигээла? — тихо спросил Речник. — Боюсь, мне нужен именно он…

— Есть и такой, — глаза Вестника потемнели. — Кейси, багровый менн из Ритвина. Отведу тебя к нему, меня он знает.

Они миновали неохраняемые ворота в частоколе, окружающем Вигею, и поехали по широкой улице, окружённой невысокими, но основательными каменными домами. Над городом возвышался Пик Огня, окружённый крылатыми статуями, а напротив, посреди огорода, сплошь засаженного ядовитым грибом Куджагла, стоял дом с изображением костра на двери.

— Касимэс — хороший маг. Ему поручили говорить со мной, когда я впервые прибыл в Тарнавегу. Не скажу, что он в восторге…

Дверь приоткрылась. Из дома выглянул Гларрхна — и отпрянул.

— Силы и славы! — приветливо сказал Джэйл. — Касимэс, ты не узнал меня?

— Джэйл Шианга?! Опять в этом мире?! — судя по голосу, Касимэс рад был бы никогда не видеть этого гостя на своём пороге.

— Уже три года, — Вестник немного удивился такой встрече. — Это Фриссгейн, сын Иджеса, мой родич и друг, и ему нужна твоя помощь.

Маг посмотрел на Фрисса, потом перевёл взгляд на Гларрхна в тщетных поисках сходства между ними.

— Вайнег разберётся в твоих делах! — буркнул он. — Один твой друг уже приходил сюда на днях! Теперь Вигея обзавелась провалом прямо посреди улицы, четыре дома придётся строить заново, а у меня пропала вся чешуя Кетта! Где ты находишь таких друзей?!

Речник удивлённо взглянул на Джэйла, но Вестник тоже был в изумлении.

— Касимэс! Говоришь, житель Ал-Асеги обокрал тебя и напал на горожан?! — спросил он растерянно. Касимэс сердито зашипел и хлестнул хвостом по ступенькам.

— Да нет, такой же знорк, как твой новый приятель. Некромант по имени Саркес…

— Саркес?! Я иду за ним с Гванахэти, он повсюду за собой оставляет разрушения! — Фрисс вмешался в разговор. — Он давно ушёл из Вигеи?

— Четыре дня назад, — ответил Касимэс, глядя на Речника. — Он уверял, что Джэйл послал его ко мне. Жил в моём доме, а потом пошёл в Ритвин. Идёшь за ним? Зачем?

Джэйл громко зашипел, призывая всех к молчанию. Он прислушался к чему-то неуловимому и встревоженно сказал:

— В другой раз мы поговорим, Касимэс. Надо срочно идти в Ритвин. Там дела очень и очень плохи…

Джэйл торопился и сокращал дорогу, как мог. Они вышли в ночь — мгла колыхалась вокруг, и Речник видел, как она течёт и завивается водоворотами.

— Вайнег бы побрал этого Саркеса, — пробормотал Речник, отгоняя липкий холодный ужас. Со стороны Ритвина пахло смертью.

Ночью они вошли в Ритвин и сначала ничего странного не заметили, только Двухвостка тревожно зафыркала и упёрлась всеми лапами в воротах города, и путники оставили её там, привязав к частоколу. Джэйл быстро нашёл дом менна — и остановился перед запертой дверью с надписью, выведенной магическими огненными знаками.

— Кейси пишет, что ушёл к порталу, и предупреждает об охранном заклятии, — хмыкнул Вестник. — Очень и очень неладно в Ритвине…

В центре города, в паре шагов от Пика Огня — каждый шаг там давался с трудом, как будто Речник плыл в вязком ледяном болоте — весь город проваливался в бездонную черноту. Рваные края портала дрожали высоко в небе, и ни проблеска света не было в этом чёрном провале. Фрисс заглянул в темноту — и страшная слабость заставила его опуститься на землю. Джэйл силой заставил его отвернуться.

— Видели?

В неровном свете Пика заблестела красноватая чешуя менна.

— Джэйл, ты понимаешь, что это? — поинтересовался он.

— Запределье… — сумрачно кивнул Вестник. — Кейси, откуда взялся этот кошмар?

Менн поманил путников за собой в переулок, подальше от вытягивающего силы взгляда чёрной бездны.

— Три дня назад, — без лишней спешки начал менн, — знорк-Некромант пришёл ко мне и назвался твоим другом…

Джэйл зашипел.

— Касимэс уже с ним столкнулся. Где он?

— Мне он не понравился, и я не поверил ему, — продолжал Кейси. — Тебя я знаю, и ты с ним не связался бы. Я выпроводил его, и он ушёл, а вскоре в городе стало темнеть. Когда я сюда подоспел, эта дыра уже зияла тут, а Саркес стоял рядом и говорил о своём могуществе. А потом портал расширился, и Запределье поглотило его. Что и неудивительно — никто ещё не покорил себе Запределье, и никто никогда с ним не справится. А нам теперь разбираться с вот этим порталом. Что скажешь, Маг Лучей?

Джэйл выглянул из-за дома и снова посмотрел на портал.

— Моих познаний тут не хватит. Не тот уровень энергий. Пора применить Общий Вызов.

— Я погасил Пик Огня, когда портал открылся, — сказал Кейси, выбираясь из укрытия. — Но разжечь его недолго. Тебе хватит этой энергии?

Фриссу жутко было стоять рядом с порталом в Запределье, а помочь магам он ничем не мог, и Джэйл отправил его к городским воротам — успокаивать и кормить перепуганную Двухвостку. Встав на её панцирь, Речник мог увидеть яркий огненный шар на Пике Огня и лучи, то и дело разлетающиеся от него в разные стороны. Вестник и менн просили о помощи всех, кто был сведущ в магии. Видимо, никто на помощь не спешил — лучи сверкали всю ночь и не погасли даже после рассвета. Фрисс оставил Двухвостку у ворот и пошёл к порталу.

— Нет, что ты, Фриссгейн, — Кейси качнулся на хвосте. — Помощь нам предложили. Многие готовы принять переселенцев, но мы-то переселяться не хотим…

Джэйл поднял руку, призывая к молчанию.

— Маг Олоферн вышел на связь. Говорит, что закроет портал, если его переместят сюда, а потом вернут домой. Я готовлю телепорт…

Маг Олоферн явился в полуразрушенный город через четверть Акена, выйдя из неяркого светящегося облака. Он был невысок ростом, немного похож на кимею с золотистой шерстью, а правую руку ему заменял широкий серебряный серп. Сколько Фрисс ни вглядывался, он так и не понял, это своеобразная перчатка, замена отсечённой руки или природный "коготь"…

— Вестник Джэйл, менн Кейси, я сожалею, что такое случилось с вашим городом, — отрывисто сказал Олоферн. — Какой недоумок открыл этот портал?

— Запределье с ним разобралось, — махнул рукой Джэйл, — а нам осталось разобраться с Запредельем. Какая помощь тебе нужна?

— Передающий луч, пожалуй, — ненадолго задумался Олоферн. — И я, с вашего позволения, приступлю. Во имя Всеогнистого!

Он шагнул в темноту. Два неярких пульсирующих луча, как канаты, тянулись за ним.

Фрисс прикрыл глаза ладонью и сквозь щели меж пальцев заглянул в провал — он надеялся, что так Запределье не сможет разом выпить силу через взгляд. На грани черноты сверкал серебряный серп, и тончайшая светящаяся нить сплеталась следом.

Сам Олоферн был еле заметен, но его оружие и нити горели ярко. Сначала натянутые паутинки рвались и гасли, но потом края провала стали менее рваными, он округлился и начал уменьшаться. Почувствовав слабость, Речник отвёл глаза, а когда снова набрался сил, портал Запределья почти скрылся под решёткой из толстых серебристых прутьев, украшенной замками и печатями. Решётка растягивалась, прутья извивались, иногда их свет тускнел — всепожирающая пустота не хотела отступать!

— К Всеогнистому взываю я! Да будет путь в Запределье закрыт! — негромко, но внятно сказал Олоферн, вскинув руку с серпом, и перечеркнул портал крест-накрест. Вся паутина закружилась, как серебряное колесо, надулась пузырём — и вдруг втянулась в черноту, сжалась в точку и сгинула вместе с провалом. Там, где зияла бездонная пропасть, виднелась пропавшая часть города — развалины, возвращённые из Запределья.

Олоферн "отстегнул" передающие лучи, и они погасли. Менн Кейси уже подполз к магу, с интересом и некоторым сожалением рассматривая руины.

— Джэйл и Олоферн, приглашаю осмотреть город, пока не рассвело, и его не начали сносить…

Джэйл молча пошёл за ним, а Речник поспешил следом. Земля, побывавшая в Запределье, казалась ему столь же опасной, как радиоактивные стены Старого Города. Он смотрел, как легко она крошится под ногами, и думал, где будет отмываться от пыли.

Стены добротных каменных домов не перекосились, не провалились — но казалось, что прикосновение или дуновение ветра оставит от них груду песка. Двери и ставни истлели, на глазах распадались на волокна и ложились на потрескавшуюся землю у подножия окаменевших стволов Тунги. Сухие тёмные кости Гларрхна, захваченных Запредельем вместе с домами, перекатывал ветер. Ничего живого не осталось тут.

— Они не успели ничего понять, — тихо сказал Кейси, отодвинув с дороги кости. — И через миг после открытия портала их уже нельзя было спасти…

Джэйл яростно зашипел, но не на менна. Фрисс остановился вместе с ним и проследил за его взглядом. Кейси медленно кивнул.

— Саркес не ушёл от возмездия, Джэйл. Далеко его забросило из центра…

Человеческий череп лежал в пыли у ног Вестника, потемневший, расколотый и обвитый обрывками серебряной цепочки. Рядом тускло светился лиловый кристалл, медленно превращающийся в стеклянную крошку.

— Хорошо, что мы нашли его, — кивнул Гларрхна. — Идём обратно. Весь город придётся перекопать, пережечь и промыть сквозь сито, прежде чем жизнь вернётся сюда…

У Пика Огня уже собрались жители, и кто-то даже отважился войти в мёртвый город. Фрисс покинул Джэйла, чтобы отвязать от ворот Двухвостку — он услышал издалека её испуганный рёв и удивлённые крики Вестников, которые нашли зверя. В этот раз Двухвостка пошла за Речником охотно, портал в Запределье закрылся и больше не пугал её.

Фрисс разыскивал мясную лавку и думал, что нет смысла оставаться в Ритвине — у Джэйла, Олоферна, Кейси и всех жителей сейчас будет очень много дел, а Фрисс им ничем не поможет…

— Боюсь, что ты прав, — задумчиво сказал Джэйл, отыскавший Речника у лавки и вернувший ему все деньги, хотя Фрисс возражал. — Хотя очень и очень неприятно, что двое родичей не могут спокойно поговорить, чтобы не случилась какая-нибудь ерунда. Как только в Ритвине всё наладится, я выберусь к тебе на Канумяэ. А пока возьми несколько вещей — в Драконии они тебе пригодятся.

Речник взял плоскую бутыль с мутно-лиловой жидкостью. В ней были смешаны сок ягод Кууси, листья Яртиса и малая толика листьев мерфины, и любую еду в Драконии следовало обмакивать в эту жижу, чтобы запах яртиса и мерфины заглушил запахи мяса, хлеба и человеческого тела, чтобы ни хищное растение, ни ящер-падальщик, ни голодный дракон не нашёл Речника по запаху.

— Это против растений, — пояснил Джэйл. — Мелкие драконы полагаются на зрение. Вот тебе защита от них…

Шарик, выточенный из дымчатого кварца, Фрисс повесил на шип Двухвостки — так заклинание "размытого облика" накрывало и зверя, и его груз, и седока. Отойдя на десять шагов, Речник убедился, что заклинание действует, и чуть не потерял Двухвостку. На зрение самой Флоны камешек не повлиял.

— Конечно, против взрослого дракона всё это бесполезно, — сказал менн Кейси, с недоверием глядя на все эти приготовления. — Одна надежда — что ты и твоя Двухвостка не покажетесь им лакомой добычей. Зверёк мелковат, да и ты — не стадо килмов. Если будешь держаться предгорий и идти прямо к озеру Грань, то драконьи гнёзда и земли будут от тебя далеко.

— Ты ключ нашёл? — перебил его Джэйл. Менн неохотно кивнул.

— Да, ключ… Не знаю, что и как ты собираешься делать в Кигээле, и отговаривать не буду. Держи, это действующий анх, на один переход его хватит, — он протянул Речнику старый истёртый ключ из коричневой яшмы, некогда разбитый, но склеенный. — Если вдруг он уцелеет, просто отдай его менну Морнкхо, он найдёт способ передать мне.

Фриссгейн отдал Кейси флейту из пятнистой раковины. Джэйл вовсе ничего от Речника не принял, но пообещал рано или поздно собраться в гости. Фрисс уезжал из Ритвина и не знал, горевать ему или радоваться. Если он сделает всё верно, Кесса вернётся в мир живых. Осталось только миновать Драконию…

Глава 17. Дракония

В Драконии не было дорог — только звериные тропы, протоптанные в густой, но побелевшей и выгоревшей траве стадами анкехьо, товегов и Двухвосток. От границы с Тарнавегой Речник ехал наугад, уворачиваясь от бегущих в панике ящеров, распугивая толстых чёрно-жёлтых змей на каждой кочке и прячась под невысокими, но раскидистыми дубками от мелькающих высоко в небе драконов.

Укрытия находились редко. Голая степь тянулась от границы до границы, очень редко попадались кусты мерфины, несколько дубов или Тунга, окружённая плешью выгоревшей земли. Травы иссохли до неузнаваемости, только драконий цвет, с его узкими стреловидными листьями, бодро зеленел, и Двухвостка фыркала, но упорно жевала его. Помня советы Джэйла, Фрисс завёл Флону в кусты мерфины, и животное неохотно потёрлось о пахучие ветви, чтобы отпугнуть мелких ящеров. Этих тварей вокруг было слишком много, днём Речник сам ловил их, но боялся, что ночью они нападут и объедят и его, и Двухвостку до костей.

Дракония вообще не была безопасной страной, а сейчас, в начале осени, редкий герой отваживался туда сунуться. Множество драконов недавно вылупилось из яиц, встало на крыло и шныряло по окрестностям в поисках еды. Они были слишком глупы, любопытны и голодны, чтобы привычные уловки против драконов защищали от них. Фрисс менее всего хотел стать драконоборцем — мелкие драконы слабы, но человек ещё слабее…

Через три дня горные вершины ушли за горизонт, уже нельзя было отличить их от облаков, а Речнику начали попадаться ручьи в окружении чахлого ивняка. Двухвостка сунулась было к воде, но стадо сородичей с рёвом и топотом прогнало её прочь и едва не затоптало. Фрисс никогда не видел столько Двухвосток в одном месте и не подозревал, что они так свирепы. Он отдал фыркающей Флоне остатки сена и пожалел, что не запасся кормом в Тарнавеге. Трава Драконии была несъедобна даже для Двухвостки…

Так, кормя Флону ветками ивы и ольхи, если не попадался драконий цвет, Фрисс спускался к озеру Грань. Он даже обрадовался, увидев поблизости хищную лозу — в отличие от обычных трав, она была зелёной, сочной. Фрисс порубил её на куски и скормил Двухвостке. Зверь остался доволен и долго крутил головой, высматривая другую лозу.

Сам Фрисс ел солонину, поливая её лиловой жижей, и пропах мерфиной насквозь. Он немного жалел, что не может посмотреть на себя в зеркало чистой воды — чем дальше, тем сильнее Фриссу казалось, что он уже не совсем человек. Он вспоминал по вечерам, как выглядит Река, пахнет тина, кричат чайки, всходит над степью зеленоватое солнце. Иногда прикасался к Верительной Грамоте, но даже она не всегда пробуждала воспоминания. Река была слишком далеко…

Посреди степи Речника застал ливень, и охапка травы, закинутая на спину, от холодной воды не спасла. Двухвостка пыталась втянуть голову в панцирь, жмурилась, но упрямо шла вперёд по примятой траве, мимо луж в низинах и тёмных зарослей белески вокруг. Дождь очистил небо от драконов и падальщиков, Речник заметил это и поторопил Двухвостку. Она проходила опасное место — здесь сходились территории двух драконьих кланов…

Когда выглянуло солнце, ещё два Акена пути оставалось до заводей Грани и спасительных папоротниковых зарослей над озером. Флона почуяла неладное, всхрапнула и припустилась бегом, но огромная чёрная тень уже приближалась, закрывая небо. Фрисс скатился с панциря, выхватил мечи и ещё успел увидеть то, что летело к нему.

Это был Чёрный Дракон, с высоким, но неокрашенным гребнем из переплетённых острых шипов — крупный подросток, разглядевший добычу сквозь иллюзию, но схватить не сумевший. Лапа с острейшими когтями рассекла воздух между Двухвосткой и Речником, Флона подалась в сторону и прижалась к земле, Фрисс развернулся и бросил водяную стрелу, целясь повыше крыльев. Он попал — и дракон "нырнул" в воздухе и сердито рявкнул, когда вода залила ему глаза и ноздри. Речник отправил следом молнию и толкнул Двухвостку в бок, приказывая бежать к мокрым зарослям у озера. В следующее мгновение он сам покатился по сырой траве и лужам, сбивая пламя. Дракон не мог хорошо прицелиться, но край огненного выдоха зацепил Речника.

Фрисс резко поднялся, последние искры сбил рукой, подхватил меч. Дракон кружил невысоко над землёй, разглядывая сожжённую траву. Магия, отводящая взгляд, снова обманула его. Из папоротников опасливо выглянула Флона, и Фрисс очень медленно и осторожно пошёл к ней. Смотрел он только на дракона и водяную стрелу держал наготове.

И стрела понадобилась, когда трава предательски зашуршала под ногой. Дракон вскинулся и повернул голову, раскрывая пасть для очередного извержения пламени. Проглотив водяную стрелу, он взревел и закашлялся, и Фрисс в два прыжка добрался до зарослей и нырнул в них. Огонь подростка слишком слаб, чтобы поджечь такие мокрые папоротники, листья и заклинание спрячут от драконьих глаз, а сидеть в кустах Речник и Двухвостка могут хоть до вечера. Однажды дракону надоест караулить их…

Заросли защитили их, приняв огонь на себя. Листья съёжились и поникли, один язык пламени лизнул панцирь Двухвостки, броня Речника слегка задымилась, и тяжёлая туша с размаху вломилась в кусты и вцепилась когтями в Двухвостку. Один коготь задел шею, но основной удар пришёлся на "воротник" панциря, а потом храп Двухвостки слился с изумлённым рёвом дракона. Флона сомкнула челюсти на лапе врага, да так, что кости захрустели. Увернувшись от перепончатого крыла, бестолково хлопавшего по кустам, Фрисс забрался на спину Двухвостки и вогнал водяную стрелу в драконью пасть.

Когда чудище вернуло себе зрение и способность дышать огнём, его лапа уже была перекушена пополам, крыло отсечено, а хребет перерублен чуть пониже шеи вместе с шипастым гребнем. Двухвостка с низким басовитым гудением топтала и рвала зубами драконий бок и уцелевшее крыло, Фрисс молча отделял голову от туловища. Мечи входили в непрочную чешую легко, неярко вспыхивая при рассекании. Последний фонтан чёрных искр посыпался на папоротники, прожёг Речнику сапог, оставил несколько отметин на панцире Флоны — и бой завершился.

Двухвостка выплюнула кусок чешуи и повернулась к дракону хвостами, всем своим видом выражая презрение. Фрисс осмотрел раны, которые она успела нанести, и подумал, что будет бояться Двухвосток. Он мельком вспомнил, что драконья плоть ядовита, и понадеялся, что Флона её жевала, но не глотала…

Дракон был даже немного крупнее, чем те Белые, которые служили в войске Реки. Фрисс помедлил, рассматривая тушу, покосился на Двухвостку — и рукоятью меча аккуратно выбил драконьи зубы, завернул их в большой лист и спрятал в сумку. У Чёрных Драконов зубы некрупные, но очень острые, и растут в два-три ряда. Свёрток получился большой. "Себе на ожерелье, Кессе на амулет и Гедимину на цацки, — усмехнулся Речник. — Хоть какая-то польза. А теперь пора отсюда исчезать…"

В небе уже тяжело хлопали широкие крылья падальщиков. Ящеры слетались на пир. Фрисс поманил к себе Двухвостку и по краю воды быстро пошёл прочь. Флона тихо поспешила за ним, даже не отвлекаясь на листья папоротников. Движение воды привлекло было зубастого ящера, подстерегающего добычу за кочками, но колючий Озёрный Дракон всплыл, подмигнул Речнику, покосился на ящера — и зубастая тварь испуганно ушла под воду. Фрисс помахал хранителю озера, но стая падальщиков за спиной не позволяла задерживаться. На мёртвого дракона слетятся многие, в том числе и его сородичи, а на суше Озёрный Дракон не сможет защитить путников…

Когда шум крыльев затих вдалеке, а до границы Кигээла оставалось меньше Акена пути, Речник остановился. Руку и бок под бронёй сильно жгло, нога болела сильнее с каждым шагом, и даже терпеливая Флона странно подвывала и мотала головой. Когда Фрисс остановился, она плюхнулась в воду и жадно стала пить. Видимо, драконья кровь обожгла ей пасть…

Речник осмотрел царапину на шее Двухвостки — но нет, тревога оказалась ложной, дракон только порвал кожу. Пока зверь пил, воин смазал рану бальзамом. Флона жалобно посмотрела на него, но даже не шелохнулась.

— Проклятые твари ядовиты, — покачал головой Фрисс, отмывая панцирь от чёрной крови. — Подержи рот открытым, скоро жечь перестанет.

Двухвостка послушно разжала челюсти, и Речник залил внутрь немного зелёного масла — очень осторожно, помня о силе укуса. Флона перевалилась с лапы на лапу и громко чихнула, но подвывать перестала и успокоилась. Когда Фрисс, морщась от боли, обрызгал зелёным маслом свои ожоги и снова оделся, он увидел, что Двухвостка совсем пришла в себя и с жадностью глотает папоротниковые листья.

Фрисс тоже поел, но с меньшей охотой. Перед пересечением последней границы ему было очень неспокойно. Пытаясь отвлечься, он до блеска отполировал броню, мечи, панцирь Двухвостки и даже трофейные драконьи зубы. Проверил, все ли вещи уцелели после беготни по кустам — всё было на месте, и драгоценные ключи, и бочонок тацвы, и путаница верёвок, более не привязывающих никакой груз. На спине Двухвостки почти ничего не осталось, кроме тацвы и пары пустых бочонков, и Речник смотал и спрятал лишние верёвки. Он не стал ни рвать листья, ни черпать воду, помня, что в Кигээле ничего не нужно, а за Кигээлом — тем более. Перерыл сумку в поисках припасов, съел всё, что нашёл, повесил сумку на шип Двухвостки и подошёл к воде, чтобы взглянуть на своё отражение. Вода была тёмной, тина плавала у берега, папоротники скрывали небо — и Речник не увидел себя в мутном озере.

— Флона, как думаешь, я живой? — тихо спросил он, погладив Двухвостку по макушке, и она ткнулась носом ему в ладонь.

Хрупкие папоротники не сплетались намертво, как холги, легко сгибались и отклонялись в сторону, а потом и вовсе расступились. Двухвостка шла по моховому ковру, и туман клубился вокруг, цепляясь за гигантские мхи и гнилые коряги. Фрисс сжал в ладони ключ из красной яшмы, и туман вокруг потёк быстрее и, словно река, выбросил путников к причудливой зыбкой ограде.

Этот вал из мёртвых деревьев, поросших мхом и цветущими лозами, из живого холга, багряного и серебристого, источал туман из каждой щели. От него веяло холодом и гнилью. У самой стены земля ходила ходуном, то проваливаясь, то выпуская из разломов цепкие щупальца и острые шипы. Речник поднял руку и показал стене ключ бессмертных — и тут же туман потёк вспять, подземная дрожь прекратилась, а перед путниками появились ворота — зияющий провал, наполненный клубами зеленоватой мерцающей пыли. Яшмовый талисман неярко светился, и красное сияние текло меж пальцев Речника, согревая руку в ледяном ветре из Кигээла. Двухвостка опустила голову, зажмурилась и побрела к воротам. Фрисс крепко взялся за один из её шипов и стал ждать перехода.

"Сюда я и ехал, в конце-то концов…" — невесело подумал он, стараясь не отворачиваться от ветра и мертвенного сияния.

Глава 18. Кигээл

Вокруг сомкнулась чернота, и только тусклое свечение прядей тумана, медленно выползающих из-под лап Двухвостки, немного разгоняло мглу. Флона висела в пустоте, неуверенно перебирая лапами, и никакой опоры под ней Фрисс не видел. Потом яшмовый ключ в его руке вспыхнул ярким багровым огнём, и из черноты и тумана выглянула чёрная крылатая гиена.

Точнее, это была странная помесь гиены и дракона, с длинным хвостом, усаженным шипами, и яркими золотыми глазами. Речник узнал легендарного Ункойна, демона-разрушителя. Этот Ункойн ничего не разрушал — он просто преградил дорогу путникам и задумчиво смотрел на них, свивая хвост кольцами. Фрисс протянул к нему руку с горящим анхом.

— Я пришёл по делу, страж, и мне разрешили войти, — сказал он, стараясь, чтобы голос звучал уверенно. Ункойн посмотрел на ключ, и камень медленно погас. Несколько мгновений Фрисс не видел ничего, а потом опора из-под ног пропала, и Речник вместе с Двухвосткой полетел куда-то вниз. Часть ключа осыпалась по ладони Фрисса красной пылью — так тают вещи под взглядом Ункойна, и так рано или поздно растает весь анх, но сейчас он открыл для Фрисса врата Кигээла…

Темнота разомкнулась, сменившись тускло-серым с прозеленью светом пасмурного утра, а мгновение спустя Речник свалился в вязкую чёрную жижу, чуть прикрытую сетью серебристого мха. Фонтан грязи поблизости сообщил о том, что Двухвостка тоже мимо Кигээла не пролетела. Ей повезло немного меньше — она упала на плавучий мост, но меньше всех повезло мосту — и он теперь жалобно хрустел и пытался рассыпаться на гнилые ветки и кости. "Топи Костяных Мостов. Вот и прибыли," — подумал Фрисс, выбираясь из жижи на костяной настил. Неведомо кем сооружённая гать всё-таки выдержала и Двухвостку, и Речника.

Проверив, цела ли сумка, Фрисс огляделся по сторонам. Вокруг расстилалось серебристо-чёрное болото, на поверхности которого плавали беспорядочно разбросанные мосты и настилы. Чуть дальше сгущался туман, и он же закрывал тусклое подобие солнца, освещающее странную местность. Холодный ветер свистел в ушах, но разогнать дымку он был не в силах. Если не считать ветра, над болотом стояла мёртвая тишина. Фрисс устроился на спине Двухвостки и посмотрел туда, куда уходил костяной настил. Кто их разберёт, эти дороги мертвецов, куда они ведут…

— И не оглядываться, — еле слышно пробормотал он. В Топях Костяных Мостов всё изменяется, лишь отведёшь взгляд, и бесполезно искать в них верный путь…

Двухвостка брела по костяному настилу, проседающему под её весом, чёрная грязь под паутиной блестящего мха чавкала вокруг, белесое солнце пыталось пробиться сквозь серый туман, но с места не двигалось — и очень скоро Фрисс потерял счёт времени. Ключ бессмертных защищал его от холода, зловония, голода и жажды, которые обычно терзают мёртвых в Топях, но не мог спасти от растерянности и скуки.

Неустанный ветер высушил грязь на одежде Речника и панцире Двухвостки и мелкой пылью унёс её прочь. Фриссу казалось, что ветер полирует его кожу, как пески пустыни истачивают каменные стены. Однажды с неба начали падать крупные капли, и Речник обрадовался, но увидел, подставив руку, что это не вода, а тёмная, на лету густеющая кровь. Он прикрыл лицо, чтобы не выпить ненароком "влагу" кровавого дождя. Вскоре капать перестало, и кровь на одежде путника высохла и стала пылью так же, как грязь чёрного болота.

Вдали Речник видел другие настилы и смутные силуэты существ, медленно идущих по болоту. Однажды такой настил пролёг совсем близко к пути Фриссгейна, и удалось разглядеть странников. Это были фарки — точно такие же, от каких Речник пытался защитить Урана. Фарки не видели живого — в туманах Кигээла никто никого не видит, если ключ бессмертных не освещает дорогу. А живой задумчиво качал головой. Хорошо, что по Кигээлу бредут фарки, а не Речники или жители Реки, но плохо, что война до сих пор не закончена…

Гать приподнялась и повисла на ветвях чёрных деревьев, увешанных гроздьями белых ягод. Двухвостка понюхала ягоды и отошла от них с видимой неохотой. Внизу, под настилом, неспешно плавали болотные грибы, огромные, как щиты, и обросшие белой бахромой. Фрисс тронул один из них носком сапога — гриб шустро отплыл в сторону от гати.

— Пища мертвецов… — пробормотал Речник, с тревогой глядя на мост под ногами. Здесь настил был сильно повреждён и во многих местах прохудился, кости и ветви расплелись, и жижа ползла из открывшихся прорех. А потом мост оборвался вовсе, оставив путников перед чёрной гладью болота с огромными грибами, плавающими по ней.

Фрисс переглянулся с Двухвосткой. Плыть по грязи она не хотела. Речник задумался, можно ли утонуть в мире мёртвых… от размышлений его оторвало сильное сотрясение моста. В оборванный край ткнулся гриб размером с обычную, неуменьшенную Двухвостку. Через несколько мгновений гриб отплыл в сторону и снова налетел на мост у самых ног Речника. Фрисс решил, что это приглашение, и не без опаски ступил на мохнатую шляпку. Флона, фыркая и мотая головой, последовала за ним. Без сомнения, это была очень смелая Двухвостка…

Плавучий гриб довёз путников до следующей костяной гати и скрылся в тумане, и прошло неизвестно сколько времени — может, Акен, а может, трое суток — прежде чем туман начал темнеть и сгущаться. Вскоре Фрисс оказался в плотном сплетении сияющих и чёрных прядей, клубящихся, извивающихся, текущих вокруг. Яшмовый ключ сверкнул в его руке, но ничего не разобрать было в этом свете. Речник шагнул на Границу Туманов, тот предел, из-за которого не возвращаются умершие…

Что-то следило за ним из тумана, чей-то холодный, жестокий и пристальный взгляд. Речнику невольно вспомнилась та ночь, когда Ожерелье Богини окончательно утратило силу, и когти ужаса сомкнулись на сердцах воинов Реки. Вот это существо и было тогда поблизости — Маровит, Туманный Страж, разделяющий миры живых и мёртвых…

Ключ пульсировал в ладони, как живое сердце, и по руке разливалось тепло, но вокруг стоял страшный холод, и одежда не спасала от него. Каждый шаг давался Двухвостке с трудом, она зажмурилась и даже не смела фыркать. Бог-страж был совсем рядом, и его цепкий взгляд тревожил Речника. Во власти Маровита изгнать чужаков-живых…

Фрисс высоко поднял ключ, направляя багряный свет в туманы.

— Боги Смерти дали слово, что граница для меня откроется, — сказал он, надеясь, что Маровит его слышит. — Туманный Страж никогда не нарушал обещаний.

Ключ похолодел, и туман потёк быстрее, обратился в чёрно-белый водоворот — и вдруг растаял. Двухвостка недоверчиво смотрела на выветренную каменную поверхность под своими лапами. Ничего тут не росло, даже мох не прицепился к этому камню, и всё же Фрисс порадовался твёрдой опоре. Граница Туманов осталась позади, но путь ещё был долог…

Флона понюхала воздух, радостно фыркнула и побежала, переваливаясь с боку на бок. Речник усмехнулся. Он тоже услышал плеск воды и почуял запах живых водорослей, рыбы и мокрого мха. Ещё немного — и отвесные скалы, покрытые многоцветным мшистым ковром, расступились перед Фриссом и пропустили его к бездонному озеру.

— Озеро Мшистых Гор, — кивнул Речник. — Не радуйся так, тут тебе придётся плыть!

Двухвостка ничуть не возражала — и тут же свалилась в озеро и нырнула в него с панцирем и бочкой тацвы на спине. Фрисс махнул рукой и разделся, положив вещи на камень. Воздух был тёплым, но не удушливо-жарким, а вода — прохладной, но не ледяной. И здесь было течение, хотя Речник и предположить не мог, какие реки сюда впадают…

Фрисс неохотно выбрался из озера, а Двухвостку вытащить не удалось вовсе — она так и осталась плавать у берега, время от времени оглядываясь на отставшего седока. Речник сидел у воды и видел, как разглаживаются и тают рубцы от старых ран на его теле, становятся едва различимыми… Большой ожог от драконьего огня, донимавший Речника с самой Драконии, пропал бесследно.

— Всё ли хорошо с тобой, пришелец из Орина? — голос, прозвучавший из озера, был негромким, но мох на скалах качнулся, как от сильного ветра. Речник не удивился — он уже долго ждал на берегу, и обитатели озера не могли не забеспокоиться…

— Всё хорошо, не беспокойся, хранитель, — ответил Фрисс и надел броню. — Мы готовы переплыть озеро.

— Вода удержит вас, — пообещал невидимый страж озера.

Фрисс забрался на спину Двухвостки, и она резво поплыла к далёкому берегу. Большая тень мелькнула под её брюхом, а потом Речник заметил, что Флона не перебирает лапами, а просто лежит на спине огромной рыбы, закованной в броню. Рыба-хранитель легко несла путников, а её сородичи скользили в глубине, сопровождая Речника.

— Лёгкого пути и удачного возвращения, — пожелал хранитель озера, вытолкнув Двухвостку на противоположный берег. Фрисс даже не удивился тому, что рыба говорит, а он на суше всё отлично слышит. По легендам ему всегда казалось, что голоса хранителей озера звучат только в мыслях…

— Спасибо, хранитель, — ответил Речник, провожая рыбу взглядом. Жаркий ветер дунул ему в лицо, когда он обернулся к темноте, в которую предстояло войти. Дорога, окружённая разноцветными факелами и фонарями, плавно извивалась перед ним, уходя во мрак. Отсюда начиналась Долина Факелов, над которой солнце не всходит с начала времён.

Ни светящийся анх, ни многоцветные огни вдоль обочины не могли заставить темноту отступить даже на шаг, и Фрисс ехал между двух подвижных стен мрака. То жаром, то холодом веяло из черноты, иногда издалека доносились обрывки слов, шорох и тихий смех, плеск воды и шелест свитков или травы под ветром. Но никто не встречался Речнику, он был один на этой дороге.

Бревенчатый мост дугой выгнулся под ногами, факелы отразились в чёрной воде — и узкая речушка осталась позади. Жаркий ветер прогнал мимо клубок сухой травы. Кто-то в темноте уронил чашу, и она разбилась с жалобным звоном, а следом прозвучал крепкий подзатыльник. Фрисс от неожиданности фыркнул.

— Смешно ему… — обиженно пробормотали во мраке. Речник оглянулся на голос, но, как и следовало ожидать, никого не увидел.

Всё стихло, только ветер свистел над тёмной долиной, и Фрисс ехал в одиночестве, пока с обочины не послышалась приглушённая перебранка, а потом на дорогу не вылетел жутковатый тёмно-фиолетовый демон с пылающими рогами и не встал на пути у Двухвостки, призывно размахивая пучком гигантских грибов.

Это был Шаски, страж и обитатель Кигээла, с гривой из шипящих и шевелящихся змей, облачённый в броню из костей и медных чешуй. Оружие Шаски, медный топорик на коротком древке, болталось за плечом на небрежно накинутом ремне, и в руках демон держал только грибы, похожие на рожки и флейты. Речник не мог понять, скалится Шаски или пытается дружелюбно улыбнуться, но на всякий случай остановился и показал хеску ключ бессмертных.

— Да вижу, что свой, — отмахнулся Шаски. Голос его напоминал вой ветра.

— Знаю, куда едешь. Я не мешать пришёл. Скажи, у тебя соль есть? Или ещё какие-нибудь ваши приправы? Или — ещё лучше — вино или брага?

Фрисс в растерянности заглянул в сумку.

— Соль есть. Ещё есть жижа из ягод Кууси и листьев мерфины. Браги нет.

— Славно! — Шаски схватил бутыль и трубку с солью и отдал кому-то, скрывающемуся в темноте. — Возьми, живой. Не вздумай есть! Вернёшься к себе — увидишь, во что превратится.

Он протянул Фриссу ярко-красный гриб, похожий на горн. Пока Речник в изумлении рассматривал подарок, Шаски пропал во мраке, и снова все звуки затихли. Двухвостка шла себе по дороге, гриб ни во что не превращался, и демоны больше не стремились поговорить с Речником…

Дорога расширилась, а походка Флоны стала очень неуверенной. Двухвостка поднималась на пологий холм, выложенный каменными трубками и медленно поднимающийся и опускающийся. На трубках виднелись чёрные значки неизвестной письменности, а где-то поблизости шелестели разворачиваемые свитки. Речник покинул спину Двухвостки и пошёл рядом с ней. Он входил во владения Флинса, Бога Смерти, и следовало проявить уважение к владыке.

На холме не было факелов, он сам светился изнутри, и чем выше поднимался Фрисс, тем яснее видел, что восходит на спину громадного и очень древнего дракона. Дракон, похоже, привык к мертвецам, забирающимся на его хребет, и даже не шевелился под лапами Двухвостки. Наверху в окружении корзин, набитых свитками, у наклонного стола сидел в резном кресле сам Флинс, Считающий Души, бог-шакал в доспехах из чёрной чешуи. Накидка, украшенная перьями, укрывала его плечи и шелестела при каждом движении. Флинс посмотрел на свиток, лежащий на столе, свернул его и отбросил в сторону. Прокатившись по драконьему боку, тот зацепился за трубки-чешуи и сам окаменел, став одной из них. Бог-шакал взглянул на Речника и горящий ключ в его руке и медленно кивнул.

— Фриссгейн Кегин, сын Гевелса и Айнин, Красный Речник Великой Реки, — произнёс он равнодушно. — Спускайся и иди в Кванду. Малахит укажет путь.

— Благодарю тебя, Считающий Души, — с трудом выговорил Фрисс. Тяжело было смотреть на бога смерти и стоять рядом с ним, ощущение страха и отчаяния накатывало волнами. "Ещё никто не миновал Кигээла…" — прошелестело в голове Фрисса, как сухая мёртвая трава или свитки в руках Считающего Души. Речник помедлил, набираясь храбрости. Флинс, потянувшийся было за очередным свитком, встретился взглядом с пришельцем, отложил свиток и облокотился на стол.

— Спрашивай, — бесцветным голосом сказал он, и Речник невольно вздрогнул.

— Никто, идущий этой дорогой, не миновал тебя! — сказал он, склонив голову. — Скажи, где мне искать Кессу Скенесову? Не так давно она пришла сюда, не в свой срок и в неурочный день…

Речник замолчал, оборвав свою речь на полслове. Взгляд Флинса остался бесстрастным. Повелитель мёртвых покачал головой.

— Кесса Скенесова, дочь Гевелса и Ауны, Чёрная Речница, не проходила этим путём, — сказал он. — Ни в свой черёд, ни в чужой она не приходила в Долину. Здесь её не ищи.

Фрисс открыл в растерянности рот и тут же закрыл. "Река-Праматерь… почему я сразу не спустился в то ущелье?!" — подумал он. "Теперь — только ждать. Так полагаю, она пройдёт Хесс насквозь и вернётся невредимой, что с моей помощью, что без неё. Но почему я не спустился в ущелье, Вайнег меня побери?!"

— Спрашивай дальше, — велел Считающий Души, разворачивая новый свиток и прижимая к столешнице. Живой понял, что надоел божеству — и поспешил задать новый вопрос:

— Славные Речники, Гевелс Кегин и Айнин Кегина из рода Варза — найду ли я их в Кванде?

Флинс заглянул в свиток, неохотно повернулся к Речнику и ответил:

— Эти смелые люди тоже не проходили здесь. Ты пришёл в мир мёртвых, чтобы разыскивать в нём живых? Ступай, займись своими делами в Кигээле — а потом возвращайся к живым и ищи живых среди них…

Речник судорожно вздохнул и поклонился.

— Я… очень благодарен тебе, великий страж. Очень. Прости, что оторвал от счёта душ…

Дракон под ногами человека и лапами Двухвостки лениво поднял крыло и встряхнул его, и путники снова оказались на освещённой факелами дороге посреди бескрайнего мрака. Впереди виднелась развилка, и оба пути сияли зелёным светом — но на одном сияние переливалось, как блики волн на стене, а на другом — горело ровно, неярко и сильно резало глаза. Светильники над первой дорогой были сделаны из красивейшего малахита, над другой вознеслись друзы серебристо-серых кристаллов сингита, ирренциевой руды.

"Значит, все живы, и я найду их. Флинс не станет лгать, ему ни к чему. Кесса обрадуется, если узнает, что он назвал её Чёрной Речницей…" — Фрисс помотал головой, отгоняя лишние мысли, велел Двухвостке остановиться и долго смотрел на два пути. Один определённо вёл в Кванду, оттуда уже долетал свежий речной ветер, пахло тиной, жареной рыбой и печным дымом. Другая дорога дышала сухим жаром и пахла плавленым фрилом и едкими реактивами. Фрисс, щурясь, посмотрел на прямую гладкую ленту рилкара, освещённую радиоактивными кристаллами — и направил Двухвостку по ней. Где-то впереди был загадочный сарматский мир мёртвых, вечносияющие Пустоши Васка, и Речник не мог проехать мимо и не заглянуть туда. "Вот и узнаю, правда ли, что даже в Кигээле у сарматов есть станции!" — подумал он.

У Пустошей Васка не было стен и ворот — лишь силовое поле, схожее с радужной плёнкой, трепетало под горячим ветром, несущим с той стороны клубы светящейся пыли. Фрисс видел серую равнину, земля на которой расплавилась и застыла вновь, силуэты непонятных зданий, разбросанные обломки — и сверкающие сотнями огней ветвистые мачты и полосатые трубы на горизонте. При каждом движении пылевого вихря Пустоши изменялись, и Речник ничего толком не видел, но все эти сооружения могли быть только станциями…

Двухвостка уткнулась носом в силовое поле и приветственно фыркнула. По ту сторону Фрисс увидел нескольких сарматов, облачённых в разноцветные скафандры — как будто излучение или жар ещё могли навредить им. Жутковатое оружие в их руках распыляло какое-то вещество, и клубящийся ирренций постепенно оседал, а из него вырастала громада станции, окрашенной в очень знакомые цвета. Фрисс мог бы поклясться, что это "Скорпион" — вот купола и мачты над двумя альнкитами, вот труба с тёмно-багровыми полосами… Со станцией происходило что-то странное — она то растворялась в ирренциевой пыли и сама превращалась в пыль, то собиралась по частицам и складывалась в единое целое. Сарматы терпеливо рассеивали своё вещество и негромко переговаривались. На скафандре одного из них Фрисс, как ему показалось, разглядел надпись "Скорпион" — и тут же со стыдом вспомнил Фанстона, ограбленного после смерти. "Всё-таки это его дозиметр. Надо вернуть, раз уж повстречались," — понурился Речник и громко окликнул сармата.

— Фанстон! Хаэй, Фанстон! Слышишь меня? Можешь говорить?

Сармат в багровом скафандре обернулся и медленно поднял руку в жесте приветствия. Он крикнул что-то, но свист пылевого ветра заглушил слова. Речник не видел его глаз под щитком шлема, и сам сармат норовил растаять в клубящейся пыли, но Фрисс понадеялся, что Фанстон слышит и понимает его, и поднял над головой дозиметр.

— Это твой прибор, и я пришёл вернуть его! — он шагнул к сармату — и ударился о силовое поле. Оно было прочнее любой стены и не собиралось расступаться перед человеком…

Фанстон крикнул что-то в ответ и отрицательно покачал головой. Он показал на свою руку, опоясанную широким браслетом, и на усатый прибор, встроенный в этот браслет. Фрисс понял — сармат говорит, что ему не нужен дозиметр из мира живых, в Пустошах Васка ему уже выдали новый.

— Ты не обижен на меня? — на всякий случай крикнул Речник. Сармат снова покачал головой, но тут соплеменники опустили оружие и укоризненно посмотрели на него, а потом жестами показали Речнику, чтобы он проходил мимо. Фрисс выкрикнул извинения и хотел спросить, что происходит со станцией, но тут земля под ногами шевельнулась, и Речник опомнился уже на дороге, освещённой малахитовыми фонарями. "Похоже, Флинс на меня разозлился…" — встревоженно подумал он, но не мог не оглядываться на ирренциевую дорогу и невидимые в темноте Пустоши Васка. "Интересно, беспокоят ли Владыку Мёртвых утечки и излучения из Пустошей…" — усмехнулся он про себя.

Впереди уже выступали из темноты затопленные заросли узколистного кустарника, оплетённые лозами и непроходимые, как силовое поле Пустошей, и это была граница Кванды, огромной долины, протянувшейся вдоль берегов Карны. Великая подземная река здесь разливалась широко, превращая Кванду в одну большую заводь с тысячами обычных и плавучих островов. Здесь было тепло и дождливо, сюда попадали те, кто жил и умирал у воды или в воде, и Фрисс был спокоен на пороге Кванды — тут, как он чувствовал, было так же безопасно, как на самой Реке.

Дорога довела Речника до ворот. Арка, сложенная из грубо отёсанного известняка, от древности обросла мхом, и он свисал вниз длинными прядями. Створки, похоже, рассыпались от сырости за прошедшие века, и никто не заменил их. Синекожий Шаски, охраняющий ворота, задумчиво заплетал в косички мох и приветливо улыбнулся Речнику, скользнув равнодушным взглядом по ключу бессмертных.

— Скажи, Шаски, где мне найти Ункойна, который охраняет долину? — спросил Фрисс, не показывая удивления.

— В доме у дороги, под Деревом Ифи, — ответил Шаски, пропуская Речника. — Минуешь кусты — и направо. Его имя Скегг. Удачи!

Гостеприимные стражи Кигээла… Фрисс не ожидал такой встречи и даже поперхнулся. Двухвостка неспешно брела по туннелю из переплетённых ветвей, в заводи квакали лягушки, откуда-то пахло дымом и едой. Микрины-переростки носились меж кустов, как крохотные ракеты, и хватали на лету комаров. Белый лист Дерева Ифи ненадолго преградил путникам дорогу, упав в заросли. Речник столкнул его в болото — и увидел за поредевшими кустами само огромное дерево, широкую утоптанную поляну в тени его ветвей и невысокий, но длинный каменный дом с крышей из белых и жёлтых листьев.

На поляне чадили полуугасшие костры, и в клубах дыма скрывались подвешенные на шестах рыбины, завёрнутые в сухую тину от мошек и голодных микрин. Два десятка Шаски, столпившись вокруг костров, ворошили угли и присматривали за рыбой. Один из хесков пытался разжечь погасшее пламя от огонька на своих рогах. Ещё один Шаски с загадочным видом перемешивал в котле густое варево, запах от которого был столь приятен, что Фрисс сглотнул слюну. Поймав взгляд пришельца, Шаски усмехнулся и поманил его к котлу.

— Скоро сварится, а можешь прямо сейчас попробовать! — сказал хеск и щедро зачерпнул из котла. Фрисс покачал головой, помня, что в Кигээле живому есть нельзя.

— Я не голоден, Шаски. Хочу поговорить с Ункойном Скеггом, стражем Кванды. Здесь он?

Все Шаски перестали рассматривать костры и рыбу и повернулись к Речнику, ему даже стало неуютно под их взглядами.

— Я отведу тебя к Скеггу, если ты знаешь, что делаешь, — сказала после недолгого раздумья женщина-Шаски, такая же крепкая и сильная на вид, как их воины. Фрисс кивнул и показал ей ключ бессмертных.

— Это для немёртвых стражей, — сказала она и указала на крыльцо дома. Речник посмотрел туда — и невольно поёжился. Там стояли воины в стальной броне, но без шлемов, и тёмная высохшая кожа обтягивала их окаменевшие лица, более похожие на черепа, а в глазницах плескался зелёный огонь. Это же пламя стекало по остриям странных ветвистых копий в руках стражей. На поверхности этих мертвецов называли кемитами и боялись больше, чем драконов…

Красный пульсирующий свет дотянулся до лиц кемитов, и нежить зашевелилась, а страж, который стоял ближе всех, протянул костлявую руку за ключом. Стараясь не прикасаться к ледяным пальцам, Фрисс отдал ему анх, и кемиты расступились, освобождая путь. Двухвостка отошла от крыльца и легла на поляне. Шаски-воительница вошла в дом, и Фрисс последовал за ней.

— Скегг, живой пришёл поговорить с тобой, — сказала Шаски, отодвигая тростниковую завесу. В светлой комнате на широком ложе, устланном шкурами, лежал Ункойн и лениво переворачивал листы книги, очень старой и потрёпанной.

— Ну так заходите, — пробормотал он, отодвигая книгу на край кровати. — Привет тебе, путник. Гвенда, могла бы не убегать с такой поспешностью.

Ункойн опоздал — Шаски по имени Гвенда уже давно покинула комнату, спеша на оклики с улицы. Там доварился суп, и хески собирались обедать. Фрисс ещё раз напомнил себе, что в мире мёртвых нельзя есть, и ответил на приветствие Скегга.

— Король Великой Реки отправил меня сюда за нашими воинами и жителями, погибшими не в срок. Боги разрешили им вернуться, и я пришёл, чтобы довезти до Реки их всех, — сказал Фрисс, доставая из сумки драгоценный груз — тростниковые трубки с ключами для мертвецов и Верительную Грамоту, окутанную малахитовым сиянием. Ункойн молча протянул лапу за Грамотой и долго изучал свиток, водя по нему острым когтем. Дочитав до конца, он потянулся и встал с ложа. Грамота растаяла в воздухе. Воин-кемит вышел из-за дверной завесы и вопросительно посмотрел на Скегга.

— Ты отважен, Фриссгейн Кегин, не каждый решился бы отправиться сюда и не каждый смог бы дойти, — сказал Ункойн, положив лапу на сосуд с ключами. — Твой путь завершён. Возьми свой анх и жди на поляне, я приведу к тебе всех, чьи имена записаны здесь. Такова воля Владыки Мёртвых, и я исполню её.

Кемит протянул ключ Речнику. Красная яшма в мёртвой руке погасла и притворилась обычным камнем, но снова вспыхнула, едва к ней прикоснулся живой. Речник, поклонившись Ункойну, вышел на поляну и не узнал её. Она на глазах росла и растягивалась, и костры Шаски удалялись, а десятки немёртвых воинов выстраивались по краю зарослей. Фрисс погладил забеспокоившуюся Двухвостку и сел на край её панциря. Теперь он мог только ждать.

Что-то яркое мелькнуло в кустах, и на поляну выбралась темноволосая женщина, одетая пёстро и странно, как кимея или колдунья. Она махала рукой Речнику и порывалась что-то сказать, но не могла отдышаться.

— Мы победили, Речник! — разобрал он наконец, когда колдунья добралась до него и горячими пальцами вцепилась в его руку. — Много смертей, много, но у них больше! Все сгорели в лучах, ирренций не знает пощады! Счастливый, ты увидишь, как бога-некроманта победила сарматская станция, а я вот не увижу! Скажи…

Кемит схватил её за плечи и вышвырнул за пределы поляны, в заболоченные заросли. Фрисс шагнул к мертвецу, доставая мечи из ножен, и встретился с сомкнутыми светящимися копьями и взглядом, пустым и холодным, как все ледники Хеливы.

— Нет! Речник, пусть его, мне не привыкать! — крикнула колдунья, выбираясь из кустов, и приподнялась над строем нежити, опираясь на плечи кемитов. Воины не возражали и вообще не обращали на неё внимания, вреда ей, похоже, не причинили, и Фрисс немного успокоился и убрал оружие.

— Скажи там — они все в степи, но южнее! Они живы, пусть их заберут оттуда! Скажи Гедимину…

— Что?! — Фрисс охнул от изумления. Откуда колдунья из Кванды знает Древнего Сармата?! И о чём она вообще говорит?

Земля под ногами дрогнула, и женщина, ойкнув, спряталась в зарослях. Ункойн Скегг вернулся на поляну, а следом за ним в окружении кемитов шли те, за кем приехал Фрисс. Четверо Белых Драконов, сдерживая радостный рёв, сели вокруг Двухвостки. Маасы и скайоты, Речники и воины келнениси, олда из Зелёного Отряда и мирные ополченцы — все выходили из клубящейся дымки на поляну, и Фрисс видел радость на их лицах.

— Надеюсь, вам хватит сдержанности, и вы на время отложите возгласы и объятия, — строго сказал Ункойн, обведя холодным взглядом всех собравшихся. — Фриссгейн Кегин, сочти своих соплеменников и скажи, все ли здесь? Вы, желающие выйти из Кигээла, назовите свои имена и покажите, что в ваших руках есть ключи. У меня ни одного ключа не осталось.

Прошло много времени, прежде чем Фриссгейн нашёл и сосчитал всех, кому предстояло вернуться к жизни. Двухвостка разглядывала эту толпу с тихим ужасом в круглых глазах, Ункойн был невозмутим, как и стражи-кемиты.

— Все наши здесь, и у всех есть ключи, — сказал Речник, повернувшись к Скеггу. — Теперь Туманы Пограничья пропустят нас? Долина Кванда красива и гостеприимна, но мир живых заждался нас всех!

— И я вас не задержу, — Ункойн расправил крылья и взлетел над поляной. — Соберитесь вместе! Оседлайте Двухвостку и смело идите сквозь туманы, и ваш мир снова примет вас живыми и невредимыми. В свой черёд каждый вернётся в Кигээл, и я хорошо встречу всех, кто придёт в Кванду, но сейчас — прощайте, живущие на Реке. Прощай и ты, герой, победитель смерти!

Фрисс открыл рот, чтобы возразить, но Скегг уже исчез в тумане вместе с кемитами, каменным домом, зарослями и поляной. Холодная светящаяся дымка сгущалась и заволакивала всё вокруг, но не смела поглотить жителей Реки и землю, на которой они стояли. Фрисс быстро залез на панцирь Двухвостки и попросил всех подождать, помолчать и немного расступиться.

— Ничего, я не дам им тебя расплющить! — прошептал Речник и влил Двухвостке в пасть зелье увеличения. — Надеюсь, маги ничего не перепутали…

Флона тяжело вздохнула — и Фрисс не успел опомниться, как Двухвостка заняла собой всю поляну и поднялась над людьми, как колючий холм. Бочка с тацвой, привязанная к шипу, одиноко болталась где-то на вершине этого холма.

— Речник Фрисс, это не Двухвостка, а целая живая гора! — с некоторой робостью сказал Римин Санъюг, выбираясь из толпы, и тут же взобрался на панцирь. Все, и люди, и хески, рассаживались на спине Флоны, кто-то держался за шипы, кто-то — за соседей. Тут было шесть сотен существ, и всем хватило там места — кроме Фрисса, который после недолгих колебаний сел на шею Двухвостки. Флона тихо фыркнула и помотала головой, напрашиваясь на ласку. Речник виновато вздохнул и погладил её по макушке.

— Никого не забыли? — крикнул он, обращаясь к сидящим на панцире. Туман уже подступил к лапам Двухвостки, а ключ в ладони Речника стал таким горячим, что едва можно было держать его. Фрисс поднял руку с анхом над головой, и Флона шагнула в текучий туман.

С каждым мгновением, с каждым шагом холод Кигээла рассеивался. Фрисс прикрыл глаза, слушая, как часто и громко стучит в ушах кровь. Он не мог дождаться, когда увидит Реку, и жалел о двух вещах — что не спустился в ущелье за Кессой и что не взял с собой в мир живых колдунью из Кванды…

Глава 19. Увидеть свет

Мерцающий туман таял медленно, и долго ещё серебристое сияние окружало пришельцев, разгоняя пещерный полумрак. Когда вспышки перед глазами померкли, Фриссгейн узнал это подземелье — Туманы Пограничья расступились в Энергине, в пустынной долине Сито, в двух шагах от поверхности. Фрисс опасался засады, но никого не было вокруг — ни фарков, ни Квайет, только бурые скалы и жалкие островки бесцветной травы.

Речник спустился на землю Энергина и обернулся к тем, кого вывез из Кигээла. Они покинули мир мёртвых не прозрачными тенями — обычные люди и хески сидели на спине Двухвостки, а у Речников и келнениси даже было в руках оружие. Двухвостка вздохнула и уменьшилась вдвое, и все ожившие поспешили с неё слезть. Уже нечего было бояться, и все загалдели и бросились друг к другу. Фрисс улыбнулся и сел на землю. Ему казалось, что он втащил на вершину холма огромный мешок. Флона ткнулась носом в его плечо, и так он сидел в полудрёме… впрочем, недолго.

— Наверху нас ждут, — негромко сказал Фрисс, когда все угомонились и тихо устроились рядом с Двухвосткой, строя планы на остаток года. Рядом с Речником стоял командир Фларн.

— Да, и там сотня Речников, если не больше, — кивнул он. — Совсем недавно здесь стоял отряд Джезигейна Китса, я нашёл кое-какие следы. Они предупредили, что отходят за Диту, и что с ними отряд Идэвага…

Фрисс посмотрел на Старшего Речника с уважением. Секретные знаки-предупреждения он ещё не изучал, потому что командовать отрядом не собирался. Услышав о воинах Идэвага, зашевелились Маасы, но гордость не позволяла им так просто сбежать. Фрисс отпустил их, сказав, что не будет второй раз вытаскивать их из Кигээла, если они сцепятся с Инальтеками. Хески ушли в родные пещеры, а Речники переглянулись.

— Им проще, — сказал Фрисс. — Фларн, могу я попросить тебя защищать жителей? Сначала я пойду наверх один, чтобы Джезигейн не посчитал нас врагами или мороком. В этом году живые мертвецы были на Реке…

Фларн кивнул и позвал к себе Речников из своего отряда.

— Не беспокойся, мы за ними присмотрим.

До выхода из пещеры Фрисс, как ему показалось, добирался целую вечность. Снаружи тянуло прохладным ветром, свет был ослепительно-ярким, и несколько жёлтых листьев лежали на дороге. Шёл первый месяц осени.

С поверхности доносились голоса, и Фрисс замедлил шаг и прислушался.

— Спуститесь и проверьте, но осторожно. Что не так — сразу вызывайте подмогу! А то выйдет, как в прошлый раз…

— Спустимся и вернёмся, — ответил, судя по голосу, Инальтек, и Речник поспешил выйти из пещеры — он не был уверен, что Фларн с Инальтеками разойдётся мирно.

— Ваак, Речник Джезигейн, — негромко сказал он, щурясь от дневного света. — Вижу, война этого года ещё продолжается… Служитель Янси тоже с вами?

Фрисс стоял в кольце Речников и Инальтеков, многочисленные шатры пестрели в тростниках, и в отдалении притаилась сигнаса, прочно привязанная к земле. Кажется, Речника тут ещё ждали.

Командир отряда смотрел на пришельца изумлённо и почти испуганно, и все вокруг невольно потянулись к оружию. Настороженные взгляды скользили по Фриссу.

— Значит, ты тот самый Мёртвый Речник, которого всё ждёт Янси, — сказал наконец один из Инальтеков, опуская оружие. — Речник, отправленный в мир мёртвых. А я уже думал, что он не в своём уме…

— Фриссгейн?! — Старший Речник опомнился и дал знак всем убрать мечи. — Это точно ты? Канфен предупреждал, что ты можешь тут появиться, но… И тогда с тобой…

— Со мной шестьсот человек и четыре дракона, и всем нужна вода, еда, кров и скорейшее возвращение домой, — сказал Фрисс, оглядывая растерянных Речников. — Там Речник Фларн. Джезигейн, может, с ним вы договоритесь быстрее?

Когда Речники опомнились и взялись за дело, Фриссу осталось только проследить, чтобы никого не забыли в Энергине, да вывести из пещеры голодную Двухвостку, тут же набросившуюся на тростник и листья Зелы. Самому Речнику дали флягу кислухи, большого Листовика и плошку цакунвы и попросили ни во что не вмешиваться.

Джезигейн и Фларн собрали с окрестных участков всю еду, послали драконов и все найденные хиндиксы за припасами на другой берег и усадили весь участок плести циновки и навесы и ловить рыбу вместе с ожившими Речниками и жителями. Над десятками костров закипели огромные котлы с мавой. Тот, кто не поел в мире живых, ещё не полностью вернулся из Кигээла — и Старшие Речники спешили накормить всех воскресших. И сами выходцы из Кигээла торопились подойти к Реке и выпить её воды, и Фрисс видел, как у них появляются тени. Он сам с каждым куском Листовика и глотком кислухи чувствовал себя всё более живым. Жители Фейра сначала толпились вокруг него, но он отправил их к Реке и наслаждался тишиной. Двухвостка, вернувшая себе настоящие размеры, ела так, будто её год не кормили.

— Сигнаса тебя не поднимет, — вполголоса сказал ей Фрисс, но Флона даже не фыркнула в его сторону. Зато с радостным криком вылетел из тростника и схватил Речника за руку служитель Янси. Фрисс узнал его сразу, хоть и вздрогнул от вопля.

— Янси, ты зачем назвал меня мертвецом? — мирно спросил Речник, похлопав служителя по плечу. Тот яростно замотал головой.

— Это Инальтеки всё перепутали! Ты — победитель смерти, освобождающий от её оков! Сами Боги Кигээла не посмели тебе препятствовать…

— Ты, наверное, видел Считающего Души… — вставил слово земляной сиригн из команды летающего корабля, тихо выйдя из-за спины Янси.

— Видел, — кивнул Речник сиригну. — Мимо него трудно проехать. Янси, погоди рассказывать байки! Скажи лучше, что творится на Реке? Фарки всё ещё не унялись?

Янси и сиригн знали немного, но могли сказать определённо — война близится к концу. Отряд Речника Джезигейна перекрыл пещеру Дита в тот же день, когда Фрисс столкнулся в Энергине с нашествием фарков. Илларгон и его клан подошли на помощь из Пещер, и вражеское войско было уничтожено. Телепорты открывались снова и снова, но никого из врагов Речники и Инальтеки на поверхность не выпустили. Наверху тоже воевали… Янси закатал рукав и показал шрам от глубоко вонзившегося дротика — даже мирному служителю пришлось драться! Но сейчас все эти страсти позади, и он слышал, что четыре отряда Речников заперли остатки фарков в долине Ирдиш и вот-вот покончат с ними. Речник Скавен Зиглас ведёт эту армию в бой, а он-то уж не выпустит злобных тварей из западни!

Фрисс обречённо ждал шквала вопросов о Хессе и Кигээле, но его спас Джезигейн, сердито окликнув служителя. Янси неохотно пошёл варить маву, сиригн поклонился Речнику и ушёл к кораблю, а Фрисс по шатким мосткам подошёл к Реке и посмотрел на своё отражение.

Неудивительно, что все смотрят на него с удивлением и опаской! Подземное солнце опалило кожу, и она стала серовато-смуглой, красно-чёрные узоры намертво въелись в руки, мельчайшая пыль Кигээла припорошила волосы и впиталась в одежду, а глаза светились, как кристаллы сингита. Речник сбросил одежду и нырнул в Реку с головой.

Выбрался на берег он в полной темноте и только к утру убедился, что снова похож на человека. Долго выбивал пыль из одежды и сумки, полировал броню и зачарованные мечи, перебирал трофеи и задумчиво смотрел на кольцо Урана, запертое в ипроновой тюрьме. Среди прочих вещей из сумки выпала дудка длиной с локоть, как будто сделанная из тёмно-красного переливающегося стекла. Фрисс глядел на неё с изумлением, пока не вспомнил Долину Факелов и Шаски, подарившего ему красный гриб. "Отдам Канфену, пусть думает, что это, — махнул он рукой. — Мне-то дудка ни к чему!"

Янси принёс Речнику тарелку горячей мавы и большой ломоть ирхека, а Фрисс угостил его подземным мёдом — тацвой. Пришёл Джезигейн, спросил, нужна ли Речнику помощь, и сказал, что одолжит у него сигнасу на пару дней. Олда и ополченцы, вернувшиеся к жизни, спешили по домам, надо было развезти их по участкам. Даже сигнаса не могла поднять всех разом, и Речники собрали все хиндиксы, которые нашлись поблизости, и даже привлекли оживших драконов. Почти все воины Астанена присоединились к войску, охраняющему Диту, и теперь тут стояло два отряда — Джезигейна и Фларна. Они дожидались известий о конце войны и королевского приказа. Келнениси тоже хотели остаться, но Джезигейн боялся драк между ними и союзниками-Идэвага и собирался отправить их на Хьяктамлон, как только сигнаса вернётся.

Фриссгейн провёл три дня в покое, прикидывая, что расскажет магам, и приводя мысли в порядок. Он жадно ловил все слухи с низовий, но до Диты ничего не долетало. Судя по всему, война завершилась, фарки на Реку больше не нападали, но подробностей не знал даже Джезигейн.

Потом вернулась сигнаса и принесла вести о победе Скавена Зигласа и разгроме фарков, и Фрисс ещё на сутки задержался у Диты — Речники праздновали победу вместе с Инальтеками и всеми окрестными участками. На пиру, небогатом, но шумном, он услышал отголоски баек о сражениях драконов, о стаях Клоа, преследующих врагов в небе, о беспощадных воинах келнениси и хитрых ловушках магов. Где правда, а где вымысел, Речник пока не знал, да и забыл половину услышанного к тому времени, когда проспался после выпитой кислухи. В этот же день Джезигейн Китс отправил его, Двухвостку, всех келнениси и нескольких Речников и жителей на север. Фрисс десять раз проверил ремни, которыми Флону привязали к кораблю, и понадеялся, что сиригнам не хватило кислухи, или что они пили в меру. Служителю Янси, увы, хватило, и он сидел на корме, сочинял песни о походе в Кигээл и тут же пел их на всю Реку, вводя в смущение и Фрисса, и всех, кто эти песни слышал. Потом келнениси стали подпевать, и Фрисс махнул рукой и устроился у борта, глядя на Реку и думая о пещере на истоках Канумяэ. Туда-то фарки не добрались?.. Он даже был рад, что Кесса ещё не вернулась — зато она не наткнулась на этих опасных тварей, и её не заставили воевать…

Речник встал с места, когда башни Замка показались вдали, и смотрел на них, не отрываясь. Он не думал, что так соскучится по этому месту… Под брюхом корабля радостно взревела Двухвостка — Замок ей не был виден, зато она издалека услышала гулкие голоса сородичей, пасущихся в степи. Корабль ненадолго свернул к пастбищам Двухвосток — он не мог сесть, пока Флона висит под килем, а отвязывать её на причале Замка было бы неудобно и для неё, и для служителей. Двухвостку передали с рук на руки гвелу-пастуху, и Янси даже успел рассказать ему, куда и зачем летало это существо. Гвел, судя по его лицу, не поверил ни единому слову, но собирался передавать услышанное всем, кто подвернётся. Фрисс погладил Двухвостку на прощание и долго провожал взглядом яркий панцирь, хорошо заметный в желтеющей степной траве. Кажется, Флона тоже глядела на корабль, пока он не улетел слишком далеко…

— Это существо загрызло дракона, который хотел нас сожрать, — неохотно сказал Фрисс, заметив удивлённые взгляды келнениси. — Будут деньги — выкуплю. Такого защитника и помощника ещё поискать…

Странное чёрное пятно у Замка было видно издалека, но Фрисс думал, как лучше выкупить Двухвостку, и почти ничего не замечал. На причале было пусто, всего пара кораблей болталась на ветру над каменными кольцами. Сиригны затрубили в рог, вызывая на причал служителей, и сбросили прибежавшим четыре каната, которыми сигнасу нужно было прикрепить к экхам. Обычно сигнасу привязывали на восемь колец, но Янси ещё предстояло отвезти воинов Хьяктамлона на родину, у Замка высаживался только Фрисс. Он сказал сиригнам, что ни к чему так низко спускаться, по верёвочной лестнице соскользнул на землю и пожелал Янси чистого неба, подумав про себя, что служитель на корабле очень хорошо смотрится, особенно если не поёт. Сигнаса тяжело развернулась, подбирая канаты, и набрала высоту, а Фрисс остался на причале с бочонком тацвы под мышкой.

— Будь добр, отдай это на Склад — от Фрисса Кегина, — попросил он служителя Ира, пока тот глазел на Речника и подбирал слова, чтобы выразить удивление. Ир кивнул, бочонок отправился на Склад, а Фрисс ненадолго ускользнул от расспросов. И тут, наконец, он осмотрелся — и его сердце немедленно провалилось в пятки, а кровь похолодела.

У входа в Замок в окружении траурных флагов медленно колыхалось на ветру незнакомое полосатое знамя — чёрное, белое и тёмно-алое, отмеченное яркой Звездой Урана. И та же Звезда горела на боках и крыльях летающего корабля сарматов, окрашенного в чёрный и оплетённого ломаными зелёными линиями, издали похожими на светящиеся трещины. От корабля исходила какая-то холодная жуть, даже смотреть на него было тяжело, и Фрисс перевёл взгляд на существо, неподвижно ожидающее кого-то у открытого люка. Это был сармат в таком же тяжёлом скафандре, как у Гедимина. Речник вспомнил весну, посещение Старого Города, сарматов со станции "Идис" — и имя того, кто стоял сейчас у корабля.

— Кейденс! — окликнул он сармата и сделал несколько шагов навстречу. — Кейденс, что со станцией? Случилось что-то? На "Идис" беда? Что с Гедимином?

Кейденс резко повернулся к Речнику. Хмурый взгляд из-под прозрачного щитка смягчился после вопроса о станции, но ненамного.

— Ликвидатор Фриссгейн? Помню, — сармат на миг склонил голову. — Не на "Идис". Взрыв на "Скорпионе", станция полностью уничтожена. Гедимин там, на расчистке…

— Речник Фриссгейн! — голос с Изумрудной Лестницы заставил Кейденса замолчать, а Фрисса — обернуться. Астанен, облачённый в доспехи, быстро спускался к причалу. Правитель был хмур и даже не скрывал терзающую его тревогу. Фрисс пытался осознать то, что услышал от сармата, и только чуть-чуть удивился, когда Астанен крепко обнял его.

— Хвала богам, хоть кто-то с хорошей вестью! — жалобно воскликнул правитель, выпуская Речника из объятий. — Знаю уже, Фриссгейн, ты выполнил задание, преодолел оковы смерти и Туманы Пограничья. Жаль только, что смерть взяла своё в этом году и за каждого возвращённого забрала двоих живых… Но не думай об этом сейчас, иди в "Кошатник", отдыхай, ешь и пей вдоволь! Награда тебя ждёт, а я вернусь, как только помогу Канфену и Ондису. Это взрыв "Скорпиона", Фриссгейн… столько уже умерло, столько обожжено, и люди, и сарматы…

— Король Астанен, Гедимин ждёт корабля, — напомнил о себе хмурый Кейденс. Правитель виновато кивнул и коснулся плеча Речника.

— Дождись меня, Фриссгейн. Мы ещё отпразднуем твою победу! Прости, благородный сармат, я готов к полёту…

— Я могу помочь там, у станции? — быстро спросил Речник.

— Нет, Фриссгейн, там нужны маги и целители, — вздохнул Астанен, в последний раз выглянув из люка. Речник растерянно глядел вслед кораблю и пытался осознать то, что услышал. Взрыв целой станции… О таком ужасе на Реке и легенд не рассказывали…

Никого не было на причале. Непривычная тишина окутывала Замок. Фрисс в задумчивости пошёл, куда глаза глядят. Ненадолго задумался — может, зайти в Подвал Ракушек или на Склад? Потом решил, что спешить некуда. Опомнился, когда перешагнул порог пустынной столовой и устало опустился на лавку. В голове крутились обрывки рассказов Халана, Иригина и Речников о том, что бывает при взрывах на сарматских станциях. "Как это вышло, боги великие?! Вроде не весна уже…" — думал Речник, глядя перед собой невидящим взглядом, и заметил менна Морнкхо лишь после того, как тот поставил на стол кружку отвара, остро пахнущего травой Яртис.

— Морнкхо! — немного оживился Фрисс и нащупал в кармане анх из коричневой яшмы. — Менн Кейси из Ритвина передаёт тебе привет. Говорят, вы, менны, находите друг друга повсюду… когда увидишь Кейси, отдай ему этот ключ. Скажи — не пригодился.

— Хорошо, Фриссгейн, — менн сжал ключ в ладони. — Спросил бы тебя о многом, но по лицу вижу, что тебе не до Кейси и не до меня. Выпей отвар, станет легче. И я не знаю, чем тебя кормили в Хессе, но у меня есть запечённый Листовик, ещё горячий, и есть икеу из ракушек. Будешь?

Глотнув зеленоватого отвара, Речник поперхнулся, но в голове мигом прояснилось, и станция, вырастающая из клубов светящейся пыли, перестала застить глаза.

— Икемену! Ты приготовил икемену?! Вот это кстати, — он с благодарностью посмотрел на Морнкхо. Менн заметно повеселел и ускользнул в сторону кухни.

— Даже боюсь предположить, для чего тебе нужен был запасной анх, — тихий голос Некроманта Йудана раздался над ухом, и Речник вздрогнул. Маг сел на пустую скамью, с интересом глядя на Фриссгейна.

— Я могу ошибаться, но ты стал похож на чародея, — сказал он, не дождавшись ответа Речника. — Не приходилось убивать с помощью магии? Странно себя потом чувствуешь, не так ли?

— Того колдуна убить было просто необходимо, — нахмурился Речник, вспоминая город Ойти и встречу с работорговцем. — Тут говорят, что я преодолел оковы смерти, а ведь это не моя, а твоя заслуга. Астанен наградил тебя?

— За меня не беспокойся, Фриссгейн, — усмехнулся Йудан. — Я, изумрудник, полуэльфы — все были награждены по заслугам. Как тебе Кигээл и Туманы Пограничья?

— Более чем интересно, но возвращаться не спешу, — ответил Фрисс, выкладывая на стол свёрток с помявшимися картами и яшмовый ключ, давно переставший светиться и прикинувшийся обычным камнем. — Вот твои вещи, Йудан, и спасибо тебе за них.

— Совершенно не за что, — покачал головой Некромант и спрятал карты и анх под одеждой. — А вот и наша еда…

Морнкхо поставил перед Речником два огромных блюда, одно с ломтями икемену, другое с ракушками, и снова наполнил кружку отваром Яртиса, смерил Йудана подозрительным взглядом и уполз на крыльцо. Фрисс хмыкнул, прикинув, на скольких Речников хватит этой еды, и поставил блюдо между собой и Некромантом.

— Морнкхо перестарался, или я совсем похож на скелет, — задумчиво сказал он и отправил кусок Листовика в рот.

— Ещё не похож. Но поесть тебе надо, — прошептал Йудан и сделал то же самое. Они молчали, пока не доели последнюю ракушку и не почувствовали, что мир не так уж плох. Фрисс на миг пожалел, что нет кислухи, но потом вспомнил, сколько выпил в лагере Джезигейна, и ограничился травяным отваром.

— Йудан, почему Астанен не взял тебя с собой? — запоздало удивился Речник, отодвинув пустую кружку. Некромант пожал плечами.

— Из меня дрянной целитель. Тут был Речник, обожжённый Квайей, Вотан Игза, и я колдовал над ним. А теперь моя помощь не нужна ему, и я жду, привезут ещё кого-нибудь или нет. А облучение — не по моей части.

— А что там вообще случилось? Ты слышал что-нибудь? — спросил Речник с надеждой.

— Не в подробностях, — ответил Йудан и слегка нахмурился. — Мне хватало работы с теми, кого помяла нежить и пожгла Квайя, но кое-какие слухи и до меня доходили. Уверен, что не хочешь спать? Глаза у тебя странные… Ладно, слушай. Война всерьёз началась после твоего ухода, фарки полезли из каждой щели, и ладно бы одни фарки… Все, от Астанена до последнего ополченца, метались над Рекой, отлавливая драконов и нежить. А больше всего фарков отчего-то вылезало в среднем течении, там, где сарматские станции. Если точнее — под станциями.

Он подозрительно посмотрел на притихшего Речника, проверяя, не заснул ли тот.

— Да, под станциями, даже и в Старом Городе. Не знаю, чем им там было намазано, однако станции просто тонули в море фарков и нежити. Как будто все они, с притоков и из Дельты, сбегались туда по приглашению. Особенно драконы и улхи. У сарматов, конечно, оружие — нашему не чета, но Астанен за них боялся. А у нас еле хватало сил на притоки, некого было послать им на помощь. Но они справлялись, и так справлялись, что Река чернела от жирного пепла. А Старый Город, наверное, пожрал больше фарков, чем мы все перебили в верховьях. Как бездонный провал…

"Старый Город — он такой! — ухмыльнулся Речник. — Но что там забыли фарки?! А на станциях, под плазмой и лучами?! У них что, вовсе нет разума?!"

Некромант посмотрел на его злорадную ухмылку и тихо рассмеялся.

— Да, приятно было посмотреть, как сарматы защищают станции и всю Реку! Никто не ждал от них такой помощи… Но, видимо, сил у них не хватило. Мне тогда пришлось срочно лететь в Замок и лечить раненых, но говорят, что фарки будто обезумели в тот день. Окружили станцию "Скорпион" и рвались к воротам, сарматы сначала отстреливались, а потом, наверное, что-то поломалось — и они перестали, а ворота открылись. Вся эта орда туда вломилась, а потом была яркая вспышка, грохот и столб дыма до небес. Речники помчались туда, но уже не было станции, одни обломки и радужные купола над ними. И сарматы в чёрной броне — они ставили щит на пути излучения. Говорят, там осталось одно крошево камня и металла, и множество трупов.

Йудан замолчал.

— Что с жителями? — тихо спросил Фрисс. — Что лучи с ними сделали?

— Два участка выжгло напрочь, остальных сарматы велели вывозить и спасать. Говорят, даже дали флоний и ещё какие-то зелья, — склонил голову Некромант. — Фарки сгорели все, последних окружили в Ирдише… слышал, что там их и добили. Астанен — милосердный владыка…

— Сарматы "Скорпиона"… хоть кто-нибудь выжил? — спросил Речник, хотя понимал, что вопрос не имеет смысла. В таком взрыве, оставляющем от прочных сарматских сооружений каменное крошево, никто выжить не мог.

— Слышал, что их ищут, — Некромант пожал плечами. — Надеяться не запретишь. Астанен объявил траур по "Скорпиону" и всем погибшим, обожжённых пытаются вылечить. Даже тот, кто затеял эту войну, уже извинялся и виру заплатил. Правда, не нам, а сарматам, ну и Вайнег с ним…

— Да? Теперь известно, кто это?! — вскинулся Речник и чуть не сбросил со стола всё, что там стояло. — Кто?!

— Стыдно сказать — Некромант, — понурился Йудан. — Бог-некромант, Идмин, Чёрный Властитель. Всегда был разумнейшим из бессмертных, что за бредовая затея с этими фарками?! Теперь уверяет, что станцию взрывать не собирался. Конечно, заплатишь тут виру, когда в тебя направлены сарматские ракеты… Сарматы — благородный народ — чуть не всё отдали нам, Астанен даже брать не хотел, но командир "Идис" настоял. Он сам тогда прилетел в Замок и привёз виру… много железа, бронзы, даже священный тлиннгил! Ты, наверное, даже видел корабль "Идис", сарматы назвали его "кораблём ликвидаторов" — чёрный и пропахший смертью…

Фрисс слушал, ошеломлённый, и думал, что слишком многое пропустил в Хессе.

— Гедимин сам прилетал сюда и говорил с Астаненом? — переспросил он. Фрисс помнил, как сармат избегал людей, и как "тепло" встретили его Халан и Канфен после победы над Инальтеками. Поэтому словам Йудана он верил с трудом.

— Астанен удивился, наверное, больше всех, — кивнул Некромант. — Командир "Идис" привёз металл и флоний. Я так понял, он сейчас главный на "Скорпионе" — там сарматы со всех станций, а он направляет их… Кажется, он спрашивал о тебе и даже беспокоился. Это Древний Сармат, твой друг?

Фрисс молча кивнул, и его лицо посветлело. Скверная вышла история, но если там Гедимин, то хотя бы жизнь на сожжённый берег вернётся. И всё-таки странно, что фарки смогли взорвать станцию, и никто не помешал им…

— Насколько помню я, никто из их народа не входил в этот замок со дня его постройки, — задумчиво сказал Морнкхо, незаметно присоединившийся к собеседникам. — Как будто возвращаются времена Короля-Речника… Фриссгейн, тебе сейчас не до того, но я запас для тебя пряности — восемь видов, даже тулаци и яртис. Ну и по мелочи — соль, сок Кууси и сахар. Не забудь забрать, когда полетишь домой.

Фрисс поблагодарил и потянулся к сумке, чтобы достать кошель, но неожиданная мысль остановила его.

— Морнкхо, — нерешительно начал он, — а тебе ни на что не нужен бочонок подземного мёда — тацвы? Хорошая тацва, но зачем мне столько — я не знаю!

Менн от изумления привстал на кончике хвоста, и все трое пошли на Склад проверять, действительно ли в бочонке тацва. Все попробовали мёд, и Морнкхо, всё ещё недоверчиво качаясь на хвосте, сказал, что в этом и в следующем году Фрисс может брать пряности и соль бесплатно. А если у него есть ещё что-нибудь из хесской снеди…

У Фрисса ничего не было, рыбу из Геланга он приберёг для магов, а дудка менну не нужна была. Даже Йудан от неё отказался, заметив, что вещь, полученную от Шаски, надо держать подальше от любопытных глаз и длинных рук…

Сумерки окутали Замок, и Фрисс, почти уже не терзаемый тревогами, пошёл в "Кошатник". Не задерживаясь в пустом общем зале, он поднялся на второй этаж — и встретил там скучающего Вотана Игзу.

— А вот Речник, который был в лапах Владыки Мёртвых и вышел невредимым. А мы не были, и всё равно огребли, — вздохнул Вотан, осторожно обнимая Фрисса. У Старшего Речника было обожжено плечо, шея, рука и весь бок, зелья Йудана не позволили ему сгнить заживо, и всё-таки ожог о себе иногда напоминал.

— Хорошо, что Фларн снова среди нас, и весь его отряд тоже, но смерть своё всё-таки берёт, цепкости у неё не отнимешь, — сказал Вотан, присев на застеленное ложе. — Драконы и нежить многих убили. Я вот попал в ловушку под Ясенем, но я-то живой… И ещё эта станция, угораздило же сарматов открыть ворота…

Вотану было что рассказать о войне — о битвах драконов, о магах и нежити, о союзниках-Инальтеках и о летучих отрядах келнениси. Фрисс полночи слушал его и казался себе дезертиром из речной армии. А с утра ему самому пришлось рассказывать — Вотан, Йудан, Морнкхо и бездельничающие служители окружили его в столовой и потребовали повестей и жутких легенд о Хессе и Кигээле. К вечеру Фрисс так устал от разговоров, что уснул прямо за столом. Сквозь сон он успел услышать, что служители скинулись и купили для него три кувшина хумики. Морнкхо спрятал вино в погребе, всё равно до зимы Речнику оно не понадобится…

Утром Фрисс постоял в задумчивости на пороге "Кошатника", закинул сумку на плечо и пошёл к Морнкхо за дорожными припасами. Он улетал на юг.

— Отвезу моих жителей в Фейр, а то они упрямые — так и будут ждать меня у Диты, — сказал он менну, складывая в сумку ломти ирхека и куски вяленого Листовика. — А по дороге загляну к Воину-Коту. У тебя осталось ещё немного икемену? Хочу принести хорошую жертву, чтобы Аойген порадовался…

— Думаешь, повелителю случая понравится моя стряпня? — менн выглядел польщённым и добавил к икемену флягу с хумикой — в дар Аойгену.

Пока служители вытаскивали во двор части хиндиксы и собирали её воедино, Фрисс сидел на причале и думал, что поступил правильно — не стал рассказывать менну всё и сразу. Жители жителями, но летел Фрисс к Гедимину, на лучащиеся развалины "Скорпиона", и далеко не был уверен, что его пустят к Древнему Сармату. Хотелось как-то помочь там, на руинах, но как…

Хиндикса летела над Рекой быстро и уверенно, будто знала, куда направляется. С тех пор, как сармат вправил ей плавник, она даже не пыталась рыскать и проваливаться в воздухе. Фрисс только подбрасывал в печь сухую траву и глядел на Реку и её берега, повсюду замечая следы войны.

На первый взгляд всё было так, как и должно быть в начале осени, когда семена Акканы уже улетели к морю, и все жители срезают и сушат Усатку, выкапывают огромные луковицы Хелтори и пытаются извлечь с верхушки высоченного стебля семена Униви. Хиндиксы и халги реяли над степью, а у пещер висели связки луковиц и пучки трав. Но между ними Фрисс видел узкие траурные ленты, а у обрыва чернели недавние кострища, окружённые плетёной оградой — так обозначали места сожжения мёртвых. Печальные знаки висели над опустевшими пещерами, и жители только начали разбирать песчаные валы и вытаскивать из берега колья — ненадёжную защиту от фаркской орды.

Ничего не изменилось только на пустом берегу у Огненной Кручи. Трава поднималась по выщербленным стенам заброшенного храма, в стенах зияли проломы, внутри навстречу Речнику полыхнули потрескавшиеся цериты, и ровным жёлтым огнём горела изнутри статуя гигантского кота. В храме было тепло и спокойно. Фриссу на миг померещились чьи-то следы на пыльном полу, но и их прикрыла пыль, и разобрать ничего было нельзя. Речник выкинул из храма сор, положил на алтарь кусок икемену, завёрнутый в свежий лист, и наполнил чашу хумикой.

— Силы и славы Коту-Воину! От Пещер до берегов Карны ты провожал меня и дарил мне удачу, — склонил голову Речник. — И невозможное было совершено, и невероятный план осуществился… Лишь одно печалит меня, повелитель случая. Здесь сарматы сражались на стороне Реки, их оружие защищало нас… как же вышло, что в такой миг ты оставил их, о Аойген…

Свет церитов качнулся, как от дуновения ветра качнулось бы пламя свеч. Кто-то еле слышно вздохнул, и горячее дыхание коснулось лица Речника.

Приближаясь к Дите, Фрисс видел, что шатров на берегу почти не осталось. Война окончилась, и Джезигейн Китс свернул лагерь и с Речниками отправился в Замок. Шатёр среди тростников, окружённый хлипкими навесами, принадлежал Речнику Фларну, командир ждал Фрисса и был рад его прилёту.

— Забери своих юнцов, — сказал он, едва Речник ступил на землю. — Если они будут в речном войске, надеюсь, что в своём отряде их не увижу. Янси три раза предлагал отвезти их по домам!

— Речник Фларн, не надо злиться, — примиряюще сказала Эмма Аддакьюсова, выбираясь из-под навеса. — Речник Фрисс, мы все готовы лететь. А где твоё существо?..

Им всем хватило места на борту "Остролиста", и хиндикса уверенно держалась над водой, не падая в Реку. Только спать на корабле было тесно, и жители норовили заменить сон пением и расспросами Фрисса о подземных приключениях. Речник рад был снова видеть их живыми — и даже не унимал, хотя о Хессе рассказывал неохотно, особенно по ночам.

Из-под облаков он смотрел на Фейр с тревогой, и в груди кольнуло, когда увидел траурную полосу у пещеры семьи Эса-Юг и кострище над обрывом. Ополченцы столпились на левом борту — им не терпелось увидеть Фейр — но при виде ленты они все замолчали, и "Остролист" шёл на снижение в полной тишине.

— Речник Фриссгейн! — Конен Мейн подхватил брошенный канат и привязал хиндиксу к кольцу, и не успели ополченцы сойти на берег, как их окружили жители Фейра. Фрисс отошёл в сторонку и следил за встречей живых и оживших издали, в одиночестве, пока Ингейн не коснулся его плеча.

— Пришлось воевать? — тихо спросил Речник, глядя на свежие рубцы на броне хеска. — Эмма жива?

— Жива! — усмехнулся Ингейн и кивнул в сторону пещеры Фирлисов. Эмма стояла на пороге и утирала слёзы, глядя на встречу у корабля.

— Злобные твари эти фарки, — вздохнул хеск. — Злобные, но слабые, и мы оказались сильнее. Двое улхов было с ними, этих убить сложно. Одного уложил Речник Айому с Хельгом, другого — мы с Коненом. И все мы живы, только Онг Эса-Юг упал с вала, вот его убили…

Ингейн ещё раз вздохнул.

— Речник Фриссгейн! — Сьютар Скенес выбрался из толпы и подошёл к Ингейну. Фрисс удивился, но ни одного косого взгляда не заметил со стороны Скенеса-старшего.

— У нас тесная пещера, скудная еда и дрянная кислуха, но мы хотели бы видеть тебя в гостях. Тебя, победителя смерти, вернувшего наших родичей из тёмной долины…

Речник смутился и думал отказаться, но не успел — жители уже устремились к пещере Скенесов и утащили его за собой. Как видел Фрисс, всем места внутри не хватило, и часть гостей уселась снаружи на циновках, а ела с листьев. Зато еды и кислухи хватило на всех — Ауна и Арома еле успевали вылавливать из бочонка Листовиков и поливать их цакунвой. Сьютар Скенес налил и торжественно поднёс Фриссу чашу кислухи, и даже Йор получил несколько глотков, хотя ему ещё по возрасту пить со взрослыми не полагалось. Праздновали возвращение Фрисса и воскрешение ополченцев, поминали Онга Эса-Юга и сарматскую станцию. После чаши кислухи Речник захмелел, но не настолько, чтобы не заметить Ингейна и Эмму, угощающихся наравне со всеми.

— Мы с тобой опоздали, Сьютар, — тихо сказал Речник Скенесу-старшему. — Кесса теперь Чёрная Речница, и все, даже боги, это признали. Когда она вернётся… наверное, мне самому нужно будет готовить свадьбу, самому и на своей земле. Если к тому времени Кесса не решит, что такой никчёмный Речник ей даром не нужен…

Сьютар качал головой, не зная, верить или нет…

Фрисс проснулся на заре, вышел из пещеры и нырнул в тёплую Реку. Все жители ещё спали после вчерашнего, только Эмма Фирлисова, напевая под нос, устанавливала котелок у порога пещеры. Она подобрала одежду Фрисса с песка и переложила на огромную корягу.

— Я припас для тебя одну вещь, — сказал Речник, одеваясь и разыскивая что-то по карманам. — Раз вы с Ингейном защищаете Фейр, она вам пригодится больше, чем мне-бродяге. Она делает облик расплывчатым, скрывает от вражеских глаз. А ты найдёшь, как спрятать в её магии весь участок…

— Это из Кигээла, да? — шёпотом спросила Эмма, заглядывая в глубины дымчатого кварца. Холодный шарик лежал на её ладони и источал еле заметный дым.

— Из местечка Ал-Асега, где земля извергает огонь, — хмыкнул Речник. — Подарок моего родича, Джэйла из народа Гларрхна. Пользуйся…

Когда жители проснулись и потянулись к пещере Скенесов, надеясь на продолжение пира, Сьютар отвёл Фрисса к нише в обрыве у пещеры, где висели ожерелья из луковиц Хелтори и пучки семян Униви.

— Мешок того и мешок другого, Речник Фриссгейн, — пообещал Скенес. — И не вздумай отказаться!

Фрисс пожал плечами и протянул Сьютару кусок тацвы, завёрнутый в листья.

— А это для твоего семейства. Мёд из Хесса. Спасёт от холода и уныния.

Трофеев в сумке Речника оставалось всё меньше, и ещё два отдал он Конену Мейну и Хельгу Айвину, пока жители продолжали пир у пещеры Скенесов.

— Я слышал, что вы победили чудовище, улха. А меня хотел сожрать Чёрный Дракон, но сил у него не хватило. Сделайте амулеты из его зубов, таким воинам, как вы, они будут к лицу!

— А как же ты, Речник Фрисс? У тебя не будет амулета? — растерянно спросил Хельг, сжимая в кулаке драконий зуб.

— Себе я оставил, не бойся, — махнул рукой Фриссгейн. — Хорошо, что вы удержались в этих сражениях, и воевали так достойно…

Фрисс не знал, сколько ещё Листовиков и кислухи в запасе у Сьютара Скенеса, но на всякий случай встал на рассвете и стал собираться к отлёту. Хелтори и Униви он пока оставил в нише, чтобы забрать на обратном пути. Жители Фейра отпустили его неохотно и просили в другой раз задержаться хотя бы на пять дней…

"Остролист" летел на юг, и хиндиксы Речников всё чаще попадались навстречу, а однажды мимо промчался чёрный сарматский корабль. Остался позади "Эджин" в тройном кольце стен, вырастивший себе десятки дополнительных мачт и окрасивший купола альнкитов в серо-зелёный цвет с чёрными зигзагами — наверное, так у сарматов выглядела траурная раскраска. Вокруг точно так же окрашенного "Флана" толпились его рабочие, заталкивая лишние стены обратно под землю и разбирая лучемётные установки. Фрисс повернул к Старому Городу, но "Идис" растворилась в руинах, и Речник не нашёл её, зато увидел на улице собрание крыс во главе с белыми гигантами и решил в город не заглядывать. Никто, кроме Гедимина, ему там не рад, а сармат и все его помощники в развалины вернутся нескоро…

На восточном берегу Дзельты пестрели шатры и обширные навесы лагеря целителей. Пролетая над Рекой, Фрисс видел над становьем знамёна Астанена, Халана, Канфена и Ондиса. Хиндикса перелетела приток и поплыла над владениями Халана — и там, где вдоль обрыва полегла и побелела трава, Фрисс увидел пустые пещеры и багровый песок.

Речник помнил, что до станции ещё далеко — но даже здесь кончики листьев почернели, и даже здесь не осталось ничего живого. От Реки до обрыва и от участка к участку тянулась широкая лента песка, будто залитого кровью. Речник опустил хиндиксу к самой воде, почуял знакомый резкий запах веществ, которыми смывают ирренциевую пыль, а потом узнал и красное вещество, покрывшее берега блестящим полотном. Это была мея — самое едкое и въедающееся из таких веществ, но и самое сильное. Фрисс видел мею в тот раз, когда Речники принудили сарматов "Флана" убрать следы утечки. Тогда весь берег под станцией был залит этим веществом и полмесяца багровел, пугая жителей и путешественников, но мея забрала весь ирренций, и больше опасности не было. Неужели Живой Металл разлетелся так далеко от "Скорпиона"?..

Потом кровавая полоса расширилась и захватила обрыв. Хиндикса летела вдоль багряной стены, и мёртвые пещеры, затянутые переливчатыми плёнками защитных полей, казались окнами в бездну. Брошенные хиндиксы лежали на песке с выломанными плавниками, обугленные занавеси не колыхались на ветру, и некому было повесить знак траура над пещерами, в которых остались одни мертвецы. Фрисс знал, что все погибли, ему для этого не нужно было входить под защитное поле — и так ледяной жутью веяло от выжженных участков. Один… два… длинная полоса безлюдных земель и огромный полупрозрачный купол, переливающийся зеленью и багрянцем. Фрисс поглядел на поле над руинами станции, приземлился у покинутого причала и привязал хиндиксу к каменному кольцу у мёртвой пещеры. Мея блестела на кольце, Речнику показалось, что оно мокрое, но на ощупь красная плёнка была сухой, хоть и скользкой. Фрисс склонил голову перед входом в опустевшее жилище и пожелал мертвецам лёгкого пути в Кигээл. Их призраки не уведут корабль, а живых тут нет, и "Остролист" остался реять над вымершим участком, а Фрисс пошёл по кровавому песку, вдыхая вязкий воздух, пропахший гарью, меей и оплавленным фрилом.

Речнику показалось, что опустевших участков очень много, но на самом деле он прошёл всего два, а потом потянулись владения станции, где и до взрыва никто не жил. Отсюда уже видно было, как огромен прочнейший купол, скрывший обломки, и как много сарматов здесь — в цветных скафандрах трёх станций и в тяжёлой чёрной броне. Фрисс остановился и тоже надел скафандр.

Сквозь прозрачный щиток он ясно видел теперь, что сарматы в лёгкой броне держатся от куполов поодаль. Одни распыляли вдоль берега мею из ярко раскрашенных фриловых бочек, другие заталкивали в чёрный корабль полотна и свёртки меи, уже снятой с песка, вместе с галькой, тиной, ирренцием и всем, что ещё на неё налипло. А сарматы в чёрных скафандрах бродили по крошеву рилкара и фрила, оставшемуся от "Скорпиона", и оттаскивали какие-то обломки к прочной стене поля. Видимо, они работали, сменяя друг друга — и сейчас половина их разбирала руины, а вторая сидела на поваленном и залитом меей Дереве Ифи за пределами купола. Речник привстал на цыпочки, выглядывая огромного Древнего Сармата, и очень быстро нашёл его — Гедимин сидел на песке, открыв экран дозиметра, и прощупывал усами прибора толстый слой меи на берегу. Кажется, увиденное не слишком нравилось ему…

Сарматы на дереве заметили Фрисса в ярком синем скафандре. Один указал на него другим, потом кто-то — судя по знакам на груди, это был Хиу — окликнул Гедимина. Древний Сармат поднялся и нашёл взглядом Речника. Тот приветственно помахал руками.

— Уран и торий! Гедимин, я тебя отвлеку ненадолго, ладно?

— Фриссгейн! Стой, где стоишь, я сам к тебе подойду! — крикнул в ответ сармат. Речник остановился, с опаской глядя на купол над "Скорпионом", но успел заметить, что командир "Идис" рад ему…

— Слишком сильное излучение, — пояснил Гедимин, отойдя подальше от обломков. — Выберусь к "Идис" — подкину энергии, укреплю поле. А пока там опасно.

— Даже представить не могу, что там творится… — Фрисс сокрушённо покачал головой. — И ты был под куполом?

— Был. Не бойся, я отмылся — не засветишься, — усмехнулся Гедимин, положив тяжёлую руку на плечо Речника. Фрисс крепко сжал его вторую ладонь, скрытую под чёрной бронёй.

— А кипящее облако вокруг тебя сгущается с каждым днём, — негромко сказал сармат, с интересом рассматривая Речника. — И опять ты где-то облучился, Фриссгейн, даже не буду спрашивать, где. Возьми вот…

— Это в Хессе, наверное. Пришлось там повозиться с излучением, — смущённо сказал Речник и бережно спрятал в карман сумки ампулу с флонием. — А тебе самому хватит? Мне сказали, что ты отдал весь флоний для жителей…

— Я? У меня столько нет, Фриссгейн. Мы выгребли запасы со всех трёх станций, себе оставили чуть-чуть, и Гвеннон заказал ещё, но транспорт прибудет только весной, — вздохнул Гедимин. — Тем, кому не хватит, придётся выживать самим. Не знаю, как ваши лекари справятся с ЭМИА-облучением…

— Они будут стараться, — коротко сказал Речник. — Очень благородно и щедро с вашей стороны так помогать нам… и во время войны, и с этим взрывом… Астанен не забыл про вас, не оставил вас без награды?

— Странно было бы требовать награды, причинив вашей стране такой вред, — Гедимин кивнул на развалины. — Хотя Астанен предлагал, и мы, признаться, согласились. Единственное, что полезного сделал я — это вытряс компенсацию из некоего Идмина-Некроманта. Это, оказывается, были его фарки. Интересно… он сам явился к куполу сразу после взрыва, сам предложил заплатить, ну а цену уже установили мы. Кажется, Астанен был рад получить металл…

— Конечно, — кивнул Фрисс. — Этот Идмин — один из богов… Вас и ваших станций боятся даже боги! И вы не причинили никакого вреда, напротив, очищаете и исцеляете от ран нашу Реку! Скажи, Гедимин…

Он замялся, оглядываясь на развалины, поле, трепещущее под натиском излучения, и кроваво-красный берег.

— Скажи, сколько веков ещё не вырастет трава вокруг "Скорпиона"? Тут никогда уже нельзя будет жить?

— Почему? — удивился Гедимин, проследив за его взглядом. — Берег и пещеры очистятся за месяц, а весной уже можно будет заселить их без малейшей угрозы для себя. Можно вычистить и быстрее, если Астанен торопится.

Он пожал плечами.

— А вообще в этом году мы успеем немного — поставить тут защитные поля, вывезти трупы и, если повезёт, отследить пылевой след. Повезло, что пыль недалеко разлетелась — мы вовремя успели, ещё немного, и она накрыла бы пол-Реки…

Фрисс зацепился за слово "трупы" и поёжился. Он видел, как сарматы под куполом нашли среди обломков что-то тёмно-багровое, почти чёрное от сажи, и осторожно перенесли находку к стене. Гедимин посмотрел на них и нахмурился.

— Тут всё было в дохлых фарках. Даже станцию из-под них было не видно! А теперь мы находим сарматов. А было их там больше двухсот, и Хельдис похоронил там всех, и свою станцию впридачу. "Идис" металась в ужасе перед взрывом, а ведь она только слышала всё это издалека… что было с хранителем "Скорпиона", я не хочу знать. Хельдис убил и его, и своих сарматов, но зачем…

Гедимин тяжело вздохнул и уткнулся взглядом в красный песок. Фрисс глядел на него с изумлением и ужасом.

— Так… ты говоришь…

— Я ведь могу доверять тебе, Фриссгейн? — ладонь сармата сжала плечо Речника так, что тот чуть не закричал. — Ты сохранишь это в тайне? Я ликвидатор, и я видел много аварий. То, что произошло здесь — типичный самоподрыв. Никаких злоумышленников-фарков, никаких драконьих плевков, никаких несчастных случаев. Так разнести альнкиты можно только специально, и то нужно несколько дней на подготовку. Хельдис постарался, это уж точно… Я одного не могу понять — почему он не позволил спастись сарматам?! Любая станция приняла бы их, и любая станция прислала бы ему подмогу, если бы он только вышел на связь! Но мы даже не знали ничего, пока не заволновалась "Идис"…

Фрисс осторожно освободил плечо из железной хватки сармата.

— Страшная беда… Но, может, они сами успели бежать? У вас же есть всякие устройства, телепорты, в конце концов!

— Может, — Гедимин не стал спорить. — Мы пробиваемся к подвалам "Скорпиона". Есть надежда, что кто-то скрылся там и уцелел. Но пока — ничего живого…

Сарматы, работавшие под куполом, выбрались наружу, и на их место вошли те, кто сидел на дереве. Они помахали Гедимину, тот отрицательно покачал головой. Фрисс заметил этот безмолвный разговор и огорчился — всё-таки он мешал сарматам…

— Хватит о станциях, — сказал Гедимин, отвернувшись от развалин. — Где ты был, знорк-ликвидатор? Астанен рассказывал что-то очень странное — кажется, о Пустошах Васка…

Фрисс попытался улыбнуться, но не вышло.

— Да, такое у меня было задание — живым войти туда, где обитают мёртвые. И Пустоши я тоже видел… и "Скорпион", вырастающий у их границы из ирренциевой пыли. Ваши станции живые… они тоже попадают в мир мёртвых, да?

Гедимин кивнул, задумчиво глядя на Речника.

— Дозиметр не пригодился? — спросил он с интересом.

— Ещё как пригодился! — оживился Фрисс. — Мы с одним воином целый город спасли с помощью этой штуки! А жаль, что тебя не было со мной в Хессе. Тебе интересно было бы — там даже есть кристаллы, дающие энергию, как ваши альнкиты! Хотел прихватить один для тебя, но излучение…

Фрисс развёл руками.

— Хм… Я нечто подобное видел в Третью Сарматскую — тогда ещё ходили разговоры о выращивании стержней из кристаллов сингита, — припомнил сармат. — Но у кристаллических альнкитов плохо с управляемостью, и проект быстро свернули. Да, пожалуй, я много интересного пропустил, когда остался в городе…

— Зато ты видел, как станция сражается с драконами, — вздохнул Речник. — А я бы многое отдал, чтобы на это посмотреть!

— Фриссгейн, ты в себе? — поинтересовался Гедимин с лёгким раздражением в голосе. — Кто с кем сражался?! Думаешь, я могу подпустить летающих тварей к "Идис" ближе чем на тысячу шагов?! Естественно, мы выжгли всю погань ещё на подлёте. Крысы расставили плазмомёты по крышам, а хранитель стрелял. Никто даже в тень трубы не залетел. Какие ещё сражения?!

У Фрисса наконец получилась улыбка, хоть и перекошенная. Он достал из сумки свёрток и протянул Гедимину.

— Тогда это нужно разделить между всеми, кто расставлял и стрелял. Это драконьи зубы, я их из Хесса привёз. Может, пригодятся для твоих сарматских украшений?

— Фриссгейн, ты что, своими ножиками прирезал дракона?! — Гедимин высыпал зубы на ладонь, оценивая длину и остроту. — Как ты выживаешь, знорк-ликвидатор?.. Когда будет время, я сделаю тебе какую-нибудь цацку, вот только…

Передатчик на его руке сердито рявкнул. Сармат покосился на экран и виновато вздохнул.

— Пойду работать. Хорошо, что прилетел к нам, Фриссгейн. Прилетай ещё, я буду рад.

Сарматы под куполом нетерпеливо махали ему и указывали на что-то, неразличимое среди обломков. Речник, вспомнив кое-что, окликнул Гедимина и тихо сказал:

— Это, наверное, не имеет смысла, но меня просили передать — они все живы, они в степи, но южнее. Заберите их оттуда. Я подумал, что это важно.

Гедимин посмотрел на Речника так, будто пытался увидеть его кости, долго и пристально, однако ничего не сказал, а молча пошёл к куполу. Фрисс не двигался с места, пока сармат не скрылся под защитным полем, и долго следил за ликвидаторами, расчищающими путь к подземельям "Скорпиона", а когда на него начали коситься, развернулся и пошёл обратно.

Багровый берег теперь казался Речнику не столь жутким, и он надеялся, что Гедимин прав, и весной тут вырастет трава. Но пока ничего живого не было под обрывом, и стояла мёртвая тишина — даже галька, склеенная меей, не шуршала под ногами.

Хиндикса неохотно поднялась в воздух, Речник втянул причальный канат на борт — и тут заметил, что верёвка побагровела, будто намокла в крови. Мея пропитала её насквозь, и она же покрыла красными пятнами сапоги Речника и его перчатки. Он долго оттирал скафандр от краски, прежде чем спрятать в сумку, и решил сменить канат, едва прилетит в Замок…

Ненадолго он заглянул в Фейр — забрал связки луковиц Хелтори и семена Униви, показал руку, распухшую и покрасневшую от флония, и посетовал, что не может пировать с жителями, а потому желает им мирной зимы и удачного пробуждения весной и улетает в родную пещеру.

Красные ленты свисали с ветвей Липы, и печальны были песнопения в храме Макехса — окрестности Ладин-Кема тоже попали под удар фарков, но Илс Раа, Танекс Натаи и Фиос Хагет были живы, и Фрисс нагрузил корабль дровами и Листовиками так, что еле нашёл место, где устроиться самому. Заглянув в древесный город, он добавил к грузу мешок сухих грибов на зимнюю похлёбку и свёрток зеленоватого лиственного мыла, которое варили скайоты Липы. От Ладин-Кема хиндикса летела тяжело, медленно, над самой водой, и Фрисс больше нигде не останавливался до самого Замка.

Над Зелёной Рекой он разминулся с чёрным кораблём сарматов, и тревога снова овладела им, но развеялась, когда вдалеке показались башни Замка. Над причалом висели в воздухе сотни хиндикс, и, насколько было видно, на Острове Аста тоже не найти было места для приземления. Замок был полон Речниками, магами, Инальтеками, Белые и Серые Драконы бок о бок парили над степью, и Фриссгейн тихо присвистнул, окинув взглядом дворы. Теперь в "Кошатнике" точно нет свободных комнат — ни в "Кошатнике", ни в храме, ни даже на Острове Аста. Может, Астанен разрешит переночевать в коридоре Замка?..

— Фрисс! Ну наконец-то! Я разминулась с тобой на день, — пожаловалась Речница Сигюн, обнимая Фриссгейна. Речник крепко прижал её к себе. Его хиндиксу привязали к экхе вместе с тремя другими, положили на землю, и сейчас служители носили бочки с Листовиками на Склад. Фрисс и Сигюн отошли к стене, чтобы не мешать им.

— Что ты там рассказываешь?! Кого ты бросил в беде?! — фыркнула Речница в ответ на оправдания Фриссгейна. — Не было ещё врага, с которым не справилась бы Река. И это твоими стараниями нам помогают сарматы! Не спорь, им ещё тысячу лет не было бы до нас дела, если бы ты не помог этому Гедимину… Короче, ищи Канфена — если он раньше тебя не найдёт — собирайся с мыслями и лети на Асту. Я буду там, и я надеюсь услышать рассказ о твоих путешествиях от первого слова до последнего! И я не знаю никого, кто собирается этот рассказ пропустить, так что не подведи нас!

— Лучше бы позвали Йудана и Домейда, это они договаривались с Богами Смерти, — проворчал Речник. — Погоди, неужели Канфен согнал на Асту всех Речников?! И Вайринхенг там тоже будет? Надо бы вернуть ему сумку…

Сигюн, помрачнев, отстранилась от него и пристально посмотрела ему в глаза.

— Тебе разве не сказали ещё? Я первая?.. Вайринхенга убили в Ирдише, в день твоего возвращения. И в тот же день он был погребён в огне. И… я думаю, он был бы рад, что его сумка тебе пригодилась.

— Прокляни меня Река… Боги Смерти своего не упускают… — прошептал Фрисс, глядя в пустоту. — Никогда не упускают…

— Это была славная смерть, и попасть он мог только в Чертоги Кетта, а никак не в Кигээл, — уверенно сказала Сигюн, глядя на Речника с большой тревогой. — Вайнег побери, и почему кто-нибудь не сказал тебе об этом раньше?! Кто-нибудь из тех, кто умеет утешать…

Фрисс сжал руку Речницы и криво усмехнулся.

— Силы и славы ему в новом воплощении! Ты не знаешь, где сейчас Канфен?

Сигюн огляделась и махнула рукой в сторону лестницы. Канфен стоял наверху и беседовал с Инальтеком из клана Амсанейю. Речница хотела что-то сказать, но тут разговор закончился, хеск прижал руку к груди в знак уважения и ушёл в Замок, а правитель Канумяэ заметил Речников и в то же мгновение оказался рядом с ними.

— Речник Фрисс, хочешь ты или не хочешь, но на Острове Аста тебя ждут, — сказал он вместо приветствия. — После кошмаров этого года нам нужен хотя бы намёк на надежду. Ты можешь сейчас говорить?

— Фрисс, я пойду, на Асте встретимся, — поспешно сказала Сигюн и скрылась в толпе служителей. Речник кивнул и тихо спросил:

— Что с облучёнными?

Канфен склонил голову в печали.

— Сарматский флоний силён, и наша магия не слабее, но многие умирают, и им не увидеть весну. Я только что с Дзельты… Наша работа завершена, и теперь мы можем только ждать и взывать к богам. Пойдём в Подвал Ракушек, я отдам тебе деньги за Огненный Лист…

— А с кем из Инальтеков ты говорил? — спросил Речник по пути, припомнив, что у хеска были украшения, которые носят только вожди кланов.

— Теккен, новый вождь Амсанейю. Канис погиб, нежить раздавила его в Теггарском доле, — ответил Канфен и покачал головой. — Инальтеки тоже хотят на Остров Аста, придётся поколдовать, чтобы всем хватило места…

— Постарайся, чародей Канфен, — усмехнулся Фрисс. — А о моих новичках ничего не слышно? Они-то живы?

— А! Тарвис Хална стал Старшим Речником, — ответил правитель после недолгих раздумий. — Отлично проявил себя, защищая Дзельту. Остальные живы, но такой славы не достигли. Итак, за листья Маа я должен тебе…

Фрисс отдал Канфену обе склянки с зельями и прозрачную дудку из Кигээла. Почти ничего не осталось у него из трофеев — несколько драконьих зубов, необработанный гранат, фонарь с церитом на носу хиндиксы, лёгкие фляжки из плодов Кими и тяжёлое серебряное кольцо на пальце.

— Самородное серебро наносит нежити страшные раны, просто сжигает немёртвую плоть, — сказал Канфен, осмотрев трофеи. — Храни как зеницу ока! При твоей-то жизни… А гранат дай сюда. Отнесу Эрсегу, пусть делает амулет. Этот камешек оберегает от ран и останавливает кровь. Хоть не будешь выглядеть так, будто тебя дракон жевал…

— Ты очень щедр, — Речник посмотрел на Канфена и не стал спорить.

— Наверное, драконьи зубы к гранату пойдут, — задумчиво сказал маг и забрал у Фрисса свёрток. — Вернёшься с Асты — амулет будет тебя ждать. А теперь иди в столовую, пока там всё не съели!

Многим гостям менна Морнкхо пришлось сидеть на полу, и служители с трудом пробирались между Речниками, разнося еду, но кусок икеу и кружка кислухи нашлись для каждого, а сверх того были квашеные листья Стрякавы и густая жгучая мава. Поговорить с менном не удалось, ему было некогда, но по обмолвкам Фрисс узнал, что весной кто-то из соплеменников приедет в гости к Морнкхо, и менн этому очень рад. Фрисс задумался, не Кейси ли это, но размышления прервал Халан, быстро идущий по залу и чуть не споткнувшийся о Речника.

— А вот и ты, Фриссгейн, и как только успел вернуться со "Скорпиона"?! Привет тебе от Гедимина Кета. А ещё он передаёт, что один из альнкитов "Идис" с этого дня принадлежит тебе. И ты очень обидишь и его, и станцию, если откажешься!

— Что?! — Фрисс едва не уронил тарелку от изумления. Довольный Халан хмыкнул и сел рядом.

— Он очень благодарен тебе, Фриссгейн. По твоей подсказке чёрный корабль нашёл сарматов "Скорпиона", они все были там, в степи, две сотни сарматов, и все они живы. Даже не облучились. Но, конечно, — Халан покачал головой с удручённым видом, — разум их сейчас под угрозой. Гедимин забрал их на свою станцию, но он сам не знает, когда они выйдут из оцепенения. Да ещё столько дней без воды и Би-плазмы… Хельдис просто выкинул их в степь, но хорошо и то, что не похоронил под обломками.

— Это… это хорошо, — медленно проговорил Речник и улыбнулся. — Гедимин им поможет. Халан, так как мне отказаться от альнкита и не обидеть никого? Я же в установках ничего не смыслю…

— Не вздумай отказываться, Фриссгейн, потом сам себя проклянёшь, — пристально посмотрел на него Халан. — Зимой подумай, что будешь делать со своим альнкитом. Вещь полезнейшая…

— Если бы я был сарматом… — вздохнул Фрисс и спохватился:

— А что с подвалами станции? Гедимин открыл их, там был кто-то живой? И… что с духом-хранителем "Скорпиона"? Он погиб, наверное…

— О хранителе спроси у Гедимина, меня в такие тайны не посвящают, — с сожалением ответил Халан. — А подвалы вскрыли. Командир "Идис" спускался туда сам, нашёл одного сармата, почти мёртвого. И не от излучения, Фриссгейн. В него стреляли, хорошо, что лучами, а не плазмой. Вроде как он хотел остановить Хельдиса, но не вышло. Надеюсь, он поправится… И ещё пятнадцать мёртвых сарматов под развалинами, если верить этому спасённому. Они помогали Хельдису готовить взрыв… Не знаю, Фриссгейн, что должно случиться с сарматом, чтобы он взорвал свою станцию. Не знаю…

— Ужас и отчаяние лишили их разума, — прошептал Речник и сам смутился. — Какой-то проклятый год…

— Год Квэнгина — сумрак, отчаяние и тревожные дни, — пожал плечами Халан. — Всё как положено… Фриссгейн, так на что ты намерен потратить награду? И когда свадьба, на которую ты меня приглашал?

— Ох… Халан, я женюсь на Чёрной Речнице, — поделился Фрисс, оглядевшись по сторонам и понизив голос до еле слышного шёпота. — Если она не передумает и вернётся из Хесса. Срок известен одним богам! А награду… Скажи, ты не знаешь, сколько Астанен может запросить за Двухвостку? Хочу весной выкупить одну. Очень полезный зверь!

— Двухвостку?! Ты меня удивил, Речник, — хмыкнул Халан. — Очень удивил. Не советую. У меня, как знаешь, есть отряд с Двухвостками. Зверь полезный, но медлительный, строптивый и прожорливый. В одиночку не прокормишь, это надо только и делать, что искать для неё еду. Лучше купи Фагиту, они тоже полезные…

— Халан! Повелитель Халан! — крикнул от двери столовой Домейд Араск, и Фрисс заметил, как нехорошо посмотрели на "изумрудника" все присутствующие маги. Правитель Дзельты кивнул Речнику на прощание и пошёл к выходу. Фрисс доел остывшую маву и задумчиво посмотрел на дальнюю стену. До завтра надо собраться с мыслями — и с утра лететь на Остров Аста. Жить Фрисс будет там, а в свободное время выберется на Синдалию и купит соленья на зиму. И где-то надо раздобыть мешок-другой зерна, и выяснить, много ли рыбы поймал Инмес, и сколько ещё нужно купить. Впереди ещё долгая, тяжёлая зима, и не все доживут до весны…

"Намёк на надежду… Не знаю, о чём говорит Канфен! — Фрисс с досадой пожал плечами. — Он думает, байки о Хессе могут утешить кого-то после войны и страшной аварии?! Ну, я тоже хотел бы так думать…"

Он подобрал сумку и побрёл к двери, осторожно обходя тех, кто сидел на полу. На причале холодный ветер раскачивал корабли и трепал пожелтевшую траву, обрывки туч скользили по небу, и Река была темна и печальна.

Оглавление

  • Токацин Подземные тропы
  • Пролог
  • Глава 01. Пробуждение
  • Глава 02. Замок Астанена
  • Глава 03. Тревожная весна
  • Глава 04. Джерин Алга
  • Глава 05. Ушла и не вернулась
  • Глава 06. Очень тёмный путь
  • Глава 07. Энергин
  • Глава 08. Пещеры
  • Глава 09. Кваргоэйя
  • Глава 10. Царство Сиркеса
  • Глава 11. Мэйсин
  • Глава 12. Ойтисса
  • Глава 13. Гванахэти
  • Глава 14. Кархейм
  • Глава 15. Фалона
  • Глава 16.Тарнавега
  • Глава 17. Дракония
  • Глава 18. Кигээл
  • Глава 19. Увидеть свет X Имя пользователя * Пароль * Запомнить меня
  • Регистрация
  • Забыли пароль?