«Стажировка юной магини»

Harry Games

Пригожина Мария Стажировка юной магини

Большой Взрыв породил Вселенную. Что это было? И что было до? Может быть, то же самое: непрекращающаяся борьба, кипение страстей, всепоглощающая любовь? Но ненависть захлестнула через незримый край, и мир рухнул. И вот мы начинаем все сначала. И снова любим, ненавидим, созидаем, разрушаем. Куда мы придем?..

Предисловие

Уже темнело, когда мы с Ризэллой, наконец, вышли из избушки. Накрапывал дождик, и с растопыренных ветвей высоченных деревьев на нас порой стекали целые струи воды. Вряд ли прохладный душ нравился голубкам, но они смиренно сидели в своей клетке и выглядели такими же невозмутимо спокойными и счастливыми, какими мы впервые увидели их в магазине. Зато золотая рыбка то и дело ныряла в банку и тут же снова всплывала, чтобы выразить нам свое недовольство. При этом она вопила так громко, что ее звонкий властный голосок разносился, казалось, по всему лесу:

— Ну вот, опять куда-то тащат! Нравится же некоторым шататься невесть где в самую скверную погоду! И чего людям не сидится на месте?

Запыхавшись больше от справедливого возмущения, чем от беспрерывного ныряния и всплывания, она вновь опустилась на дно дорожного аквариума, но задержалась там ненадолго, торопливо поднялась на поверхность и немедленно продолжила перечислять людские пороки:

— Молчите? Конечно, конечно, сказать-то нечего! Людям всегда нечего сказать. Небось, желания заготовили! Каждому человеку непременно надо, чтобы исполнялись какие-то его желания. Неважно, какие, лишь бы что-нибудь заполучить, ничего не делая. Делает пусть, мол, кто-то другой. А подумать об этом другом? Например, такая обыденная вещь как корм. Почему бы вовремя не позаботиться о запасах питания? Ну, разумеется, зачем беспокоиться о столь маловажном предмете!

Как нужно отвечать в подобных случаях, я не знала. Не хотелось ссориться с дотошной рыбкой в первый же день знакомства, да и тяжеловато было. Мы волокли тюки с покупками по не очень удобной лесной тропинке, а тут еще дождь начался, и теплый летний день сменился на сумрачный вечер.

— Она что, забыла? — спросила я шепотом, когда разговорчивая рыба в очередной раз скрылась под водой. — Мы же показали ей все, что для нее купили! И вроде бы она была довольна…

— Не нервничай и не отвечай, а то замучаешься спорить, — так же тихо ответила Ризэлла. — Привыкай, у всех волшебных животных и вещей своеобразные характеры.

Ризэлла — моя старшая сестра. Живет она очень далеко, в волшебной галактике, а на Землю прилетела, чтобы помочь мне собраться в дорогу. Очередной Совет Гильдии Волшебников постановил отправить меня на стажировку в одно из чудесных мест, где готовили великих магов и магинь. Что ж, я не возражала, надо, так надо. Даже интересно, чему там учат. И все бы хорошо — люблю дорожные сборы с присущим им щемящим предвкушением неизвестности, — но впечатление напрочь испортило вмешательство вездесущих родственников. Как они переполошились, как серьезно взялись за свои надуманные обязанности! Потому Ризэлла и примчалась.

Путешествие мне предстояло неопасное, но дальнее, и кое-какие приспособления иметь не мешало. У нас дома чердак ломился от всевозможных волшебных вещей. Кроме самых главных. И сестра повела меня в Домик На Курьих Ножках за покупками.

В сказочной избе мы набрали столько всего, что еле унесли, хоть поначалу собирались взять совсем немного. Волшебная палочка да воздушный змей, больше ничего и не требовалось, к тому же столь полезные вещи не обременили бы и самого взыскательного мага. Мой летательный аппарат складывался в тонкую пластинку, которая умещалась на ладони, а волшебная палочка оказалась легкой как пушинка. Ну о чем еще мечтать? Эх, если бы, если бы… Если бы все остальное осталось на полках! Но нет, приспичило же!

О золотой рыбке, исполнявшей желания, я и сама мечтала, но о пернатых спутницах, да еще в таких количествах, даже не помышляла. Уж не знаю, зачем Ризэлле понадобилось дарить мне белую почтовую голубку. Едва сестра о том заикнулась, сразу выяснилось, что птичка продавалась не одна, а с подружкой, такой же белоснежной почтальоншей, да к ним прилагался еще целый комплект — клетка, кормушка, поилка, жердочка и прочая чепуха. Все известные мне великие маги уже давным-давно перешли на телепатию, что гораздо надежнее и удобнее. Ведь содержать крылатых письмоносцев дело хлопотное, а в дороге и подавно почти невыполнимое. Куда проще переговорить мысленно, и никаких проблем с кормежкой и уборкой. Но пришлось уступить, мою сестру не переспоришь… Потом меня убедили, будто без волшебной птицы ну никак не обойтись. Ее мы тоже забрали и, понятно, с жилищем. Непонятно, правда, зачем. Корзина, заботливо устланная тростниковыми стеблями, которые высовывались в зазоры между прутьями и за короткое время успели исколоть нам все руки, была пуста!

Самая большая наша пернатая покупка с неблагозвучным именем Зюзя оказалась слишком самостоятельной особой. Как только мы вышли из лесного магазина, она взвилась в сумеречные выси и мгновенно исчезла за вершинами елей-великанш. Обидно… Все-таки ее мне купили, но гордячка как будто о том и знать не желала. У нее, видать, были свои планы на будущее, отдельные от моих. В общем-то, не очень и надо! Подумаешь, не феникс и не павлин даже, а какая-то выпь, болотная птица! Ни золотых перьев, ни чудесного голоса, вообще ничего примечательного, что могло бы приблизить ее к достойным представителям птичьего рода. Невзрачное и неуклюжее существо, странно, что летать умела. Интересно, кому пришло в голову назвать это чудо волшебной птицей? Когда я услышала, с трудом сдержалась, чтоб не расхохотаться.

— Не переживай, прилетит, — стряхнув с волос сосновые иголки, Ризэлла улыбнулась. — Опять же, волшебный характер. Но птица она мудрая и знает, что делает.

Сестра торопилась, ей пора было возвращаться, а она со мной возилась. И что я расстроилась? Да какая мне разница, пусть себе летает, где хочет, никакие птицы мне не нужны, ни почтовые, ни волшебные. Ризэлле захотелось, чтоб были? Так пусть будут — и все счастливы! Главное, у меня воздушный змей теперь был. И волшебная палочка. И куртка с потайными карманами. И два клубочка, вместо одного. Явное излишество… Но об этом позже.

— Знаешь, а голубки просто чудесные! — сказала я искренне. — Такие они добродушные, такие милые! И неразлучные…

— Как вы с Силоной.

Ах да, Силона… Совсем я про нее забыла. Как занялась сборами, так почти и не вспоминала, потому что мысленно уж была в дороге — высоко в небе, на своем новом воздушном змее — и стремительно неслась навстречу мечте, позабыв обо всем на свете. Даже о Силоне. И моя бедная подруга переживала в одиночестве, чего, конечно, нельзя было допускать. Маленькие глупые пташки, и те не захотели расстаться, а мы… Мы расставались на все лето, и ничего с тем нельзя было поделать.

— Придумала! — сказала я, отбросив грустные мысли. — Голубок нельзя разделять, ведь они подруги. Как мы с Силоной, правильно? Так пусть же у них будет одно имя на двоих. Назову их обеих… скажем, Маргаритками. Как тебе?

— Не совсем. Запутаешься. Лучше раздели имя на двоих.

— Отлично придумано! Так и сделаю. Марго и Ритка — две неразлучные подружки, а значит, должны полететь вместе.

Дождь пошел сильнее, застучал по веткам, защелкал крупными каплями по земле, и я накрыла клетку с голубками своей новой курткой. Ничего, не сахарная, не растаю! Ризэлла остановилась на секунду и внимательно на меня посмотрела:

— Пожалуй, так все и произойдет. Ведь ты получила не просто птичек, а зашифрованное предсказание…

ЧАСТЬ 1 ЗАГАДОЧНЫЕ КАМНИ

Раз есть злые волшебники, то пусть и добрые будут.

Гл. 1. Зеркальные терзания Силоны

"Мы все еще летим, делая иногда короткие остановки. У меня прекрасный воздушный змей, хоть и примитивной конструкции — с перепончатыми крыльями и большими ушами-локаторами, — но зато сильный и красивый. Зюзя куда-то запропастилась и не показывается уже несколько дней. Вероятно тоже понятия не имеет, для чего может мне понадобиться. О том знают только мои заботливые родственники. У всех известных магов и магинь — благородные совы, а у меня — не поймешь кто! Где ж такое видано, вместо волшебной птицы подсунули неуклюжую выпь! А лягушачья шкурка? Срамота! Надо будет запихнуть ее поглубже, на дно сундука, чтоб наставница не заметила".

Это строчки из дневника, который я вела в дороге. Потом, перечитывая через много лет, сама над собой смеялась: какая ж наивная девочка их писала! А тогда… Тогда все казалось иным — простым и понятным. Что ж, так и напишу обо всем, как представляла когда-то, ничего не приукрашивая и не скрывая своих заблуждений и досадных ошибок.

Я не задумалась над словами сестры, просто не восприняла их всерьез. Хватало, о чем думать. И о подруге, как бы ее утешить, и о золотой рыбке, которую не устраивало абсолютно все, и о том, что багаж разросся до неимоверных размеров, и о подслушанном разговоре… Но нет, не буду забегать вперед, а расскажу по порядку.

Началось все очень обыденно. Старейшины волшебного сообщества, посовещавшись между собой, решили, что я доросла до стажировки. То есть мне предстояло отправиться в дальнее путешествие в какое-нибудь волшебное место и начать там, вдали от добровольных подсказчиков, самостоятельно приобретать навыки волшебства. Почти самостоятельно. А на самом деле все равно под присмотром. Зачем? Ведь давно известно, научиться магии нельзя, хоть куда посылай, — или тебе дано творить, или нет. Но и если дано, то и это не значит, что добьешься успеха, надо еще уметь воспользоваться своими способностями. Для того и существуют наставники — бывалые волшебники, которым по непонятной причине обязательно надо, ну просто необходимо поделиться своим мастерством с кем-нибудь еще. Почему-то все, кого я знала из великих мэтров, оказывались отшельниками и забирались в самую глушь. К одной из таких старожил, знаменитой фее, меня и направили.

Жила она в прекрасном месте, в Долине Фей. Побывать там я мечтала с детства, да и не я одна. И вот мне посчастливилось. Но беда — Силона оставалась одна на все летние каникулы.

Мы не виделись всего дня два, пока я ходила с сестрой в Домик На Курьих Ножках да спорила с родителями, отвоевывая свободное пространство на воздушном змее. Мне и вспомнить-то о подруге было некогда. Несчастной стажерке надумали сплавить весь хлам, накопленный столетиями! Якобы вещи необходимые, неважно, что старинные, зато добротные, не раз испытанные. Я их брать не собиралась, у меня уже была волшебная палочка, которая могла сотворить все что угодно за один миг. Но меня огорчила маленькая оговорка, прилагавшаяся к инструкции. Если верить хозяйке лесного магазина, волшебные палочки новичков не слушались, и всем начинающим предлагалось для начала пройти стажировку, и лишь потом творить чудеса самостоятельно. Поэтому я и согласилась тащить с собой столько старья.

Честно говоря, меня не особенно-то и спрашивали. И мама, и папа, и прочие мои родственники, все, разумеется, великие маги и магини, были уверены, будто знают, что берут с собой, отправляясь на стажировку. А берут обязательно волшебные вещи, по возможности все имеющиеся, будь они хоть трижды старыми и излохмаченными.

— Лалинта, ты где? — разносилось по дому.

— Лалинта, не забудь положить вон то! — вторила маме тетушка.

— Лалинта, возьми еще и это! — спешила не отстать от нее другая.

— Лалинта, как же ты неаккуратно кладешь! — снова вмешивалась мама. — Лучше уж я сама. Даже утрамбовать нормально не можешь.

— Ох, Лалинта, Лалинта, куда ты опять подевалась? — кричали все они хором.

Лалинта — это, понятно, я. И имя мне мое всегда нравилось, но за время сборов я его почти возненавидела. Да положила двадцать пятую дивную лучину! Только зачем они нужны? Ведь дивная лучина — просто одноразовая волшебная палочка. Исполнила желание и — пых, нет ее, сгорела. И желания-то простенькие, несерьезные, так, потешиться. Конфетку можно заказать или чтобы дождь кончился. Одним словом, игрушки. После того как Ризэлла купила мне настоящую волшебную палочку на остальное и смотреть не хотелось.

И, улучив удобный момент, я улизнула к Силоне. Давно пора было ее проведать, а утрамбовывают пускай те, у кого это лучше получается!

Застала я хорошо знакомую мне картину — подруга тосковала перед любимым трюмо. Со стороны могло показаться, будто и ничего особенного. Ну стоит девушка перед зеркалом, поворачивается туда-сюда, что ж тут такого? Но я-то знала: Силона страдала. Каждый раз, глядя на свое отражение, она убеждалась, что ноги у нее короткие, лицо круглое, как луна, и вообще, она невероятно, просто до безобразия толстая! И чем дольше глядела, тем больше убеждалась. Да уж, нельзя было оставлять Силону на целых два дня.

Такая у меня подруга. Синеглазая красавица с золотыми волосами до пояса. Полновата чуть-чуть, но совсем немного, мне даже нравится. А ей нет. Мечтает она стать очень-очень худенькой, да никак не получается. Потому что Силона сладкоежка, булочки сдобные обожает, конфеты, и не может отказаться от своего любимейшего лакомства — чая с медом и лимоном.

Что ж, надо было подругу срочно спасать, и я даже знала, как. Заговорить, объяснить, как она мне нужна, и увести куда-нибудь, желательно туда, где нет зеркал. Зеркала действовали на нее однозначно плохо. Есть зеркало — проблема, нет — все в полном порядке. Но как уведешь и, тем более, растолкуешь, какая мне в ней надобность, если я собиралась в скором времени умотать в дальние края, где друзья вовсе не нужны, ведь стажировка штука индивидуальная. Никто там не должен помогать, никаких подсказок и дружеских поддержек. В общем-то, Силона так боялась волшебства, что и сама не захотела бы туда отправиться. Разве только ради меня, но того и не требовалось.

— Ты уезжаешь, — горько вздохнула она, не отрывая глаз от отражения в зеркале, — а я остаюсь. А ведь так ждали каникул! Собирались вместе гулять, в кино ходить, на выставки…

Ни на какие выставки мы не собирались, но пойти, конечно, можно было, если б попалась подходящая, и возражать я не стала. В остальном все было верно, летние каникулы мы планировали провести по-другому, но мой неожиданный отлет нарушил наши планы. И если меня ждали увлекательные занятия по управлению сверхъестественными явлениями, то подруга оставалась скучать в одиночестве.

И тут я придумала маленькую хитрость:

— Да ты не представляешь, мне каково! Видела б, сколько старья они накидали, кучу чемоданов, сумок, котомок каких-то допотопных. И все это я должна волочить с собой на стажировку! Стыд и позор! Что скажет наставница, когда увидит! А еще золотая рыбка… Замучила меня своими претензиями. Все время чего-то требует. То вода непрозрачная, то водоросли не буро-малиновые, не с теми листьями и растут не в ту сторону. И заладила, будто мы с сестрой не тот корм купили, ей, мол, только какие-то пурпурные хлопья подходят и ничто иное. Раньше, в магазине, молчала, а теперь вдруг очнулась!

— А что говорит Ризэлла?

— Она уж умчалась в волшебную галактику. У нее там планета. То есть пока еще не совсем готовая, наполовину только. Здорово быть великой магиней, можно какой хочешь мир сотворить. Мне до такого далеко, надо сначала стажировку пройти. Придется пока в этом колупаться. А тут рыбка. Такая взбалмошная оказалась, кошмар!

Силона всегда забывала о собственных проблемах, когда слышала о моих. На то я и уповала, расписывая домашний произвол. А уж с каким трепетом подруга относилась к животным! Они ж такие миленькие, такие лапочки. Вот и вперед, в Домик На Курьих Ножках, за кормом. Не тащиться же мне в лесной магазин одной!

Мой ловкий маневр удался, и меньше чем через час подруга отвернулась от трюмо. А вскоре мы уже шли по улице и вспоминали, чем кормят рыб и какие растения разводят в аквариумах. И вдруг мимо нас, прикрыв лицо капюшоном замызганной куртки, пронесся какой-то мальчишка. Силона ухватила его за рукав, но он вырвался и стремглав влетел в подъезд, хлопнув дверью.

— Кто такой? — спросила я.

— Мой младший брат. Двоюродный. Временно у нас живет. Тетя с дядей в экспедиции, на полгода уехали. А его к нам пока.

— Он что, никогда не здоровается?

— Ха, здороваться! Видишь, наоборот, прячется, думает, я его не узнаю. Опять куда-то из дому убегал вместо того чтобы уроки делать. Интересно, куда. Наверняка за новыми дисками. Только и знает, что в игры играть. Разгильдяй и все тут!

Нежданная встреча вновь расстроила Силону, и я поспешила напомнить ей о бедняжке рыбке, мечтавшей о пурпурном корме. В конце концов, за нерадивым юношей было кому присмотреть, а у нас и без него дел хватало.

Гл. 2. Причуды Ядвиги

Моя верная подруга решилась на подвиг. Для нее просто пойти в волшебный магазин действительно было настоящим подвигом, так Силона боялась магии. Она меня предупредила, что лишь войдет в сказочное здание, посмотрит, что там и как и сразу же выйдет, а если я задержусь с кормом, подождет за дверью. Но одно дело сказать, а другое…

И это другое, то есть выполнить свое же условие, у Силоны не получилось. Потому что как только мы вошли в избушку, тут же окунулись в мир волшебства.

Домик На Курьих Ножках — лишь снаружи маленькая неказистая избенка. А внутри у него множество огромных залов, соединенных между собой коридорами с широкими каменными лестницами и просторными холлами. Ничего удивительного, в волшебных домах такое встречается. Заходишь в убогую лачугу и словно попадаешь на мистическое представление в театре.

И вокруг нас творилось нечто подобное. Многоэтажные стеллажи вдоль стен буквально ломились от волшебных вещей. Наливные яблоки в серебряных блюдцах рисовали замысловатые пейзажи, неисчерпаемый кошелек на глазах наполнялся червонцами, которые тут же таяли, словно льдинки в печке, в бронзовых кубках поблескивала мертвая, а в золотых живая вода. Большой, раздувшийся от бальных платьев гардероб приплясывал, подпевая себе хриплым голосом. Ему вторили гитары, слепленные из лунных бликов. Они жалобно поскуливали, покачиваясь на крюках, на которых висели, почти невидимые из-за ярко светившегося потолка — он затмевал все остальные излучения. И я никак не могла разобрать, кто же там, наверху, так отчаянно стрекотал и хлопал.

— На фотоаппарат похоже, — предположила Силона, которая тоже пыталась разгадать эту загадку.

— На камеру скорее.

— И можно ее купить?

— Конечно. Здесь все продается. Но зачем оно, все, нужно? Главное, волшебная палочка. У меня уже есть, а остальное так, для интереса.

Почему-то мне показалось, будто Ядвига, хозяйка лесного магазина, нас ждала, хоть виду и не подавала. Никто не предупреждал ее о моем возвращении, да еще и с подругой, но она сама как-то догадалась. Тогда я ни над чем таким не задумывалась, по сторонам смотрела. После того как мы с сестрой тут побывали, мне очень хотелось заглянуть в чудесный домик еще разок, столько в нем всего интересного было.

Вскоре нашелся и рыбий корм, те самые пурпурные хлопья, которые потребовала моя золотая привереда. И баночка красивая, перламутровая, что тоже немаловажно для таких настойчивых краль. Можно было уходить, но… Очень хотелось прояснить некоторую несуразность.

Дубовая дверь в одном из холлов явно вела себя бессовестно. Именно вела, потому что все в лесном магазине живое, даже он сам. И дверь та по неизвестной причине решила над нами посмеяться. Постоянно она маячила перед глазами, пока мы бродили по одному и тому же коридору, доходили до нее и шли дальше. И я все думала, зачем тут дверь, куда ведет и надо бы открыть и посмотреть, что за ней.

— Давай, снова вернемся и откроем вон ту дверь.

— Да сколько ж можно! Уж раз десять прошли.

И точно, вроде бы ничего не стоило остановиться и открыть, но почему-то мы всякий раз проходили мимо. Наконец, мне надоело и, повторяя без конца "дверь, дверь, дверь", я все же ее поймала и решительно ухватилась за латунную ручку. И тут же засомневалась:

"Не зря все это, наверняка заперто".

— Ну же, смелее! — раздался насмешливый голос за моей спиной.

Вздрогнув от неожиданности, я оглянулась. Ядвига загадочно улыбалась, но смотрела не на меня, а в маленькое оконце, выходившее в лес. Странный способ общения.

Массивная, словно вырубленная из целого баобаба дверь отворилась на удивление легко, но ступить за порог нам не удалось. Да и был ли порог, тоже не совсем ясно, потому что, сколько я ни шарила по стене, выключатель так и не нащупала. Зато из темноты выпрыгнул какой-то предмет и со всего размаху наскочил на меня. Оказалось, веник. Рыжий и пушистый, сильно смахивавший на лисий хвост, он резво перекувырнулся и откатился в коридор.

— Может, не будем туда заходить? — попросила Силона, поморщившись. — На подсобку похоже. Пошли, а то еще половая тряпка выскочит!

Я с укоризной взглянула на хозяйку магазина, но та все еще не отрывалась от окна. Вероятно, кого-то поджидала и разглядывала лесную тропинку так внимательно, что вроде бы даже не заметила, какой конфуз с нами произошел. Что ж, мне тоже расхотелось изучать темный чулан, хоть он и привлекал меня необъяснимой, но очень слабой силой. Я прекрасно знала, что это за сила.

Она звалась волшебной интуицией или шестым чувством и была главной помощницей магов в нелегком деле чародейского мастерства. И, конечно, стоило бы заглянуть в загадочное помещение, что-то там имелось необычное, таинственное, но меня снова отвлек веник. Как оказалось, он никуда не убежал, а поджидал рядышком. Подкатившись на кончике хвоста, хитрый лис попросил его купить.

— Нет, нет, спасибо. Веники мне не нужны, я лечу на воздушном змее. В небе заметать следы не надо.

Мой вежливый отказ ничего не изменил. Приставала снова и снова просил, хныкал как ребенок, жаловался на скуку и умолял дать ему несколько монеток на чай. Зачем чай веникам, я не представляла, но деньги отдала. Чтобы отвязаться от попрошайки, мы с подругой решили пойти в соседний зал, но и это не помогло. Нытик следовал за нами по пятам, повторяя свои бесконечные просьбы — он, видите ли, и палубу прибирать умел, и снег расчистить мог, и прогнать, ежели кого понадобится, тоже был горазд. Вот пристал! Мне снова пришлось рассказывать, какие у воздушных змеев длинные уши и как они ими прекрасно управляются без всяких веников. Наконец зануде надоели мои скучные разъяснения, и он поплелся в дальний угол, где еще долго позвякивал вытянутой у меня мелочью.

Силона вздохнула с облегчением. Не настолько уж она восхищалась волшебными товарами, чтобы забыть о своей панической боязни магии, к прилавкам не приближалась и наблюдала за происходящим издали. А тут какой-то рыжий попрошайка взял, да и запросто сам подошел!

— Как думаешь, зачем он уговаривал нас, чтобы мы его купили? — спросила я.

— Каждому хочется свой дом иметь, — предположила подруга.

— Еще неизвестно, к кому попадешь. Хозяева всякие бывают, а тут, в сказочной избе, тепло и уют. Живи себе да радуйся.

Силона не возразила. А что здесь возразишь? И все-таки он хотел. Да и не только он, все остальные обитатели многочисленных полок старались нам понравиться, несмотря на комфортность бытовых условий. Кружились и отплясывали дивные лучины, гудел охотничий рог, вспыхивали магические спички. Все вокруг пело, играло и завлекало, словно говоря: "Купи меня, купи, купи!" Так и хотелось спросить у владелицы чудесного заведения: "Что ж ваши подопечные так стремятся от вас избавиться?". Но ведь не спросишь же…

Ядвига в узком кругу своих старых знакомых звалась просто Ягой и представлялась мне добродушной, домовитой женщиной, расчетливой, но душевной. Не бизнес-вумэн, а скорее домашняяхозяйка, опытная и толковая, у которой все расписано и рассчитано на много лет вперед. И в то же время она была загадочна, туманна, необъяснима, с мудростью столетий и с хитрецой, скрывавшейся в вечно смеющихся глазах. Во всяком случае, злой ее никак нельзя было назвать. Возможно, Силона и права.

Долго ломать голову над новой загадкой я не стала. Нам пора было возвращаться, оставалось только заплатить за пурпурные хлопья. Однако моя подруга почему-то не спешила покидать сказочное здание, в котором совсем недавно не собиралась задерживаться. Наоборот, она теперь уже не трепетала от страха перед магией Домика На Курьих Ножках, а подозрительно радостно улыбалась.

И тут до меня дошло, что случилось. Ядвига незаметно распылила свою любимую туалетную воду, так называемую настойку от всех бед. Дом погрузился в густой и тягучий лазурный туман, в котором расплывались и тонули не только беды и печали. Чудотворное действие благородного состава проявлялось в том, что на душе вкушавшего напиток или вдыхавшего волшебные пары становилось слишком уж безмятежно. Настолько безмятежно, что напрочь забывалось все, и плохое, и хорошее. У меня был некоторый опыт, что давало возможность продержаться несколько минут, а у Силоны, разумеется, нет.

Итак, я поняла: кое-кто хотел покупателей охмурить и еще какую-нибудь чудо-птичку всучить! А это означало лишь одно — нам не просто уходить надо было, а прямо-таки удирать со всех ног.

Чуть не забыв про баночку с пурпурными хлопьями, я все же о ней вспомнила и сняла ее с витрины, а затем схватила подругу за руку и довольно бесцеремонно поволокла в центр зала, где на тумбочке красовались большие старинные счеты с разноцветными костяшками. Яга вроде направилась туда же, но почему-то не дошла до кассы, а свернула в коридор, в тот самый, с чуланом. Мы бросились за ней.

— Пожалуйста, рассчитайте нас, — попросила я, не выпуская руку Силоны, которая продолжала блаженно улыбаться.

В холле чудодейственных паров не было, и подруга быстро пришла в себя. Хозяйка магазина словно только того и ждала. Она распахнула дубовую дверь, и я невольно отпрянула, памятуя предупреждение Силоны о половой тряпке. Но нет, никто больше из чулана не выскочил, да и сам он преобразился. Теперь узенькую каморку, до сих пор затемненную, заливал яркий свет.

То, что мы посчитали подсобкой, оказалось даже не комнатой, а встроенным в стену высоким буфетом. Нижняя его полка пустовала — видимо, она принадлежала рыжему попрошайке. Остальные места занимала всевозможная позолоченная, посеребренная и граненая кухонная и столовая утварь. Мерно покачиваясь, ослепительно блестели котелки, кружились, гулко чокаясь и переливаясь всеми цветами радуги, фужеры, чинно выступали, выставляя напоказ свои резные бока, пузатые чаши. Все они тоже очень хотели нам понравиться, что собственно удалось им без особого труда. Мы обе стояли как завороженные, не отрывая глаз от колыхавшегося моря блеска и звона. Загляденье!

Вскоре, впрочем, мне надоело рассматривать сверкающую роскошь. Ядвига вновь отошла к окошку, и я решила, что пора завершать экскурсию. Слишком уж она затянулась. Вот еще и дорогущей посудой соблазняли, того и гляди, Силона захочет тут что-нибудь купить. Мои опасения не были напрасными, подруга не отводила взгляда от золоченых плошек. Словно прилипла к буфету, не оторвешь!

— Нашелся… Надо же, нашелся!

— Кто?

— Он.

— Да кто?

— Да он!

Только теперь я заметила, что Силона смотрела вовсе не на расписные танцующие миски, а на скромно притулившийся в уголочке весьма невзрачный предмет. И, похоже, ничего, кроме него, не видела.

Гл. 3. Явление глиняного горшочка

Силона подошла поближе и сняла с полки испещренный многочисленными царапинами глиняный горшочек. Это уж было слишком!

— Ты что… не боишься?

— А чего мне бояться, если он мой?

— Как твой? Его же еще даже не продали!

— Сама посмотри.

Подруга перевернула горшок и показала мне две затертые, чуть поблескивавшие остатками былой позолоты буквы, едва различимые на щербатом донышке.

— ДС, — прочитала я. — Ну и что? Наверное, инициалы мастера.

— Они были на моем горшочке. Мне его подарили.

— И кто же тебе такой… старый горшок презентовал?

— Не понимаешь ты! Не старый, а старинный. Такие, чем старее, тем лучше. Новых везде полно. К тому же он не волшебный. Магическая посуда вон какая — яркая, сияющая. А подарил его мне продавец один. В антикварной лавке.

Я задумалась. Удивительно как-то все получалось, неправильно. Силона в антикварном магазине, пусть даже и в маленьком — нонсенс! Кому как не мне знать, в какие торговые заведения могла забрести моя подруга, ведь вместе мы по магазинам ходили. А тут она одна зачем-то зашла в дорогой салон старинных вещей, да еще и подарок получила…

— И как же тебя занесло в антикварную лавку?

Силона охотно принялась объяснять, какой был пасмурный день, как ей было тоскливо без меня, и она просто проходила мимо того неизвестного магазинчика и увидела в оконной витрине этот горшочек.

— Не собиралась я его покупать, — убеждала меня раскрасневшаяся подруга, — всего лишь зашла посмотреть. А продавец такой необычный, и глаза у него… Не знаю, как объяснить. Только понял он, что мне нужно, и так запросто сказал… Забирайте, мол, горшок, раз нравится.

— И ты забрала?

— Конечно. Я в нем мясо запекаю… то есть запекала. И грибочки. Очень, между прочим, вкусно получалось.

Я взглянула на горшочек. И как только эдакий замухрышка попал в столь блестящую компанию? Вероятно так же, как и древний хлам в мои чемоданы — тоже с чьих-то чердаков. Не волшебный, какже! Яга чего попало не держала.

— Так, может, твой и остался у тебя дома, куда ему деться? А буквы могли совпасть. Например, один и тот же мастер сделал обе посудины.

Силона возмутилась:

— Почему ты мне не веришь? Сегодня он исчез. Еще утром в шкафу стоял, а потом куда-то пропал. Ты сбоку посмотри.

Я посмотрела. И сразу поверила в неправдоподобную историю, рассказанную подругой. Потому что на боку горшочка красовалась потешная кривоватая рожица с куцыми косичками, нацарапанная чем-то острым. Явно художество того самого "разгильдяя", с которым мы сегодня заочно познакомились.

— Видишь? Брат ножом вырезал. Только на минутку отвернулась, так сразу и испортил!

У Силоны в глазах блестели слезы, ей все еще казалось, что меня не переубедить.

— Послушай, — сказала я. — Горшок, конечно, твой, но не можем же мы забрать его просто так. И потом, не бывает здесь обыкновенных вещей, все — волшебные. Кто-то их делает и Ядвиге приносит. Не знаю, кто и откуда, но уж никак не из гончарной мастерской.

— В этот раз известно, откуда, из моей квартиры. Только кто воришка, непонятно.

Ну, заладила! Так боялась магии, а тут… Вот-вот зарыдает. В общем, мне стало ясно: без горшочка Силона отсюда не уйдет.

— Пойми, наконец, волшебный он. И почему его подарили, загадка, и почему украли, тоже. Опасно с такими штуками связываться. Но если уж ты так хочешь, можем купить. У Ядвиги свои методы проверки, и все, что через ее руки проходит, становится безопасным. Надеюсь, горшок не исключение.

Хозяйка лесного магазина не замедлила явиться, словно услышала, что о ней говорили. Она неожиданно вынырнула откуда-то сзади и сразу же затараторила, расхваливая свой потрепанный глиняный товар на все лады. Чего только мы ни узнали о старинных вещах! И надежнее они, и проще в управлении, и испортить их невозможно, раз даже само время не смогло, и никто не украдет за невзрачный вид. А ежели нам красивости хочется, так то легче легкого, умельцы имеются. Могут и позолотить в тридцать три слоя, и глазурью покрыть. Обжигание на месте, не отходя от кассы.

Яга мастерица зубы заговаривать! Я не стала спорить и доказывать, что старые горшки все-таки иногда крадут, но от украшений сразу отказалась. Наслышана была, кто глазурным обжигом заведовал — обжигальщик со стажем и непритязательным отчеством Горыныч. Хоть Силона и удивила меня сегодня, но его ей точно видеть не следовало.

Подумав так, я достала кошелек, чтобы расплатиться за горшочек, но моя подруга запротестовала. Она решила сама купить свою неожиданную находку, и мы вновь заспорили. И тут же выяснилось, что зря, горшок отдавали нам бесплатно, причем с огромным удовольствием. Казалось, будто все продавцы только и мечтали о том, чтобы избавиться от неказистого глиняного изделия. Что ж, их можно было понять, если б я не знала Ядвигу.

А она, такая расчетливая и сноровистая, продолжала какую-то непонятную игру. Что стоило завернуть в пергамент один небольшой горшочек? Раз, два и готово! Хозяйка лесного магазина заворачивала его так долго и тщательно, словно паковала хрустальную чашу. Да еще без конца отвлекалась, посматривая на окна. Скорей бы уж явился тот, кого она с таким нетерпением ожидала! Странный выдался денек. В прошлый раз, когда мы приходили сюда с Ризэллой, ни рыжих веников, ни магической посуды будто бы и не существовало, обошлись и без усыпляющих бдительность благовоний, и без дарения горшочков.

— Все, — шепнула я Силоне на ухо, когда Яга вновь уткнулась в оконное стекло, — закрывай глаза. Берем горшок и быстро уходим!

Мне лишь хотелось, чтобы подруга не смотрела по сторонам — мало ли что еще подвернется, — но она восприняла мои слова буквально. И вдруг избушка поехала, медленно, но неуклонно поворачиваясь. Я успела схватить Силону за руку.

— Что такое? Почему мы едем?

— Забыла, как заходили? Привыкай!

Да уж, не каждый магазин превращается в карусель по требованию очередного посетителя.

Гл. 4. Несуразный маг

Новый покупатель выглядел необычно.

"Надо же, какой чудной тип заявился, — подумала я, разглядывая громадного молодого человека. — Вроде и не старый, а такой… объемный".

Интерьер Домика На Курьих Ножках соответствовал сказочному стилю, но маги приходили самые обыкновенные. Этот же показался мне даже не чудаковатым, а попросту нелепым. Тучный, в бесформенной куртке и в огромных очках, напоминавших маску для подводного плавания, он походил на помятый в боях тяжелый крейсер, по ошибке ворвавшийся в тихую мирную гавань. За толстыми матовыми стеклами с трудом различались расплывчатые очертания глаз. Едва войдя, незнакомец поскользнулся на стеклянном полу в прихожей и чуть не упал. Ничего себе волшебник! Слепой недотепа.

Вошедший явно не был стажером, вроде меня, и вел себя уверенно. Я даже сказала бы, бесцеремонно. Все-таки удержавшись на ногах, он быстро проследовал к прилавкам и сразу же начал перебирать магический товар, весьма невежливо расшвыривая вещи. Силона, и та поразилась: ни дать ни взять расшалившийся ребенок, куда уж ее брату-разгильдяю!

Хозяйка лесного магазина, однако, сохраняла поразительное спокойствие. На ее глазах портили волшебные вещи, многие из которых не подлежали восстановлению, а она умиленно улыбалась! К дорогущим колбам — каждая в целое состояние — я и притронуться-то боялась, чтоб не разбить ненароком. А невоспитанный юноша отнесся к ним крайне непочтительно — надувал, словно мыльные пузыри, и пускал полетать под потолком. Золотые котлы он выворачивал наизнанку, а из душещипательных фужеров выжимал забытые слезы. И как Ядвига выдерживала подобные безобразия? Запихнуть драгоценные капли обратно пока еще никому не удавалось. Так же как настоящие — выплакал и все, назад не вернешь.

Беспечному незнакомцу удалось… Жемчужные струйки послушно стекли на дно стакана, из которого их только что безжалостно выплеснули, и с готовностью застыли, словно ожидая новых указаний. Виртуоз, что и говорить. Впрочем, фокусник еще не маг. Подумаешь, научился нескольким приемам, а собственное зрение исправить не смог, очками пользовался! Просто смешно. И что он в результате выбрал? Отбросил в сторону волшебную палочку, отодвинул стопку прекрасных воздушных змеев, а павлиний хвост с всевидящими глазами Аргуса пренебрежительно зашвырнул в угол. Раскидав еще кучу полезных вещей, толстяк, наконец, добрался до громоздкой конструкции, эдакой здоровенной бандуры-раскоряки с торчавшими во все стороны бесчисленными трубочками, колпачками и воронками.

Ядвига с той же сияющей улыбкой на устах бережно завернула непонятное устройство в хрустящую пергаментную бумагу. Сверток получился внушительный, размером не меньше чем сам новый хозяин раскоряки, но маг-виртуоз умудрился запихнуть его в карман куртки, чем снова удивил нас с Силоной. Очень хотелось узнать, как ему это удалось без волшебной палочки. Но мне было совершенно ясно: самоуверенный юноша, проделывая бессмысленные фокусы, только того и добивался, чтобы я начала его расспрашивать. Небось надеялся, что, сгорая от любопытства, глупенькая девочка заведет разговор первой. А уж он тогда начнет хвалиться и насмехаться над пурпурными хлопьями и ободранным горшком.

Нет уж, не дождешься, не доставлю тебе такого удовольствия!

Вероятно до незнакомца дошло: покрасоваться перед неумелыми девицами не удастся, и он направился к секретеру с книгами. Хозяйка лесного магазина тоже успокоилась — на окна не оглядывалась и коварные ароматы не распыляла. И чего добивалась?

Глиняный горшочек и баночка с рыбьим кормом мгновенно упаковались и были вручены нам без лишних разговоров. Мы попрощались с Ягой, беспрепятственно вышли из магазина и немного понаблюдали за тем как старинная избушка, кряхтя и скрипя облезлыми ставнями, тяжело развернулась и наконец встала, как положено, к лесу передом.

* * *

Жилище Ядвиги расположилось на самом краю заповедной пущи. Однако это был не тот край, после которого начинается пшеничное поле или сверкает наезженная магистраль. За крутым обрывом текла Огненная река, а на ее противоположном берегу паслись разношерстные кобылицы. Через лес шла только одна нормальная тропа, по которой маги уж сотни лет ходили в Домик На Курьих Ножках за покупками. Остальные стежки-дорожки, заросшие травой и путаные, могли завести лишь в глухую чащу. Правильное направление указывали хитроумные значки на деревьях, но их надо было уметь находить. Я подобными глупостями голову не забивала, и в лесной магазин нас привел клубочек. И теперь передо мной снова стоял выбор: возвращаться тем же способом или самой разыскивать секретную дорогу по еле заметным закорючкам. Не долго думая, я бросила на тропинку пушистый комочек — не зря же Ризэлла его покупала!

Едва выйдя из волшебной избушки, Силона спросила:

— Он что, подводным плаванием занимается?

Я сразу поняла, кого она имела в виду.

— Откуда мне знать? Сама первый раз его вижу. Нет, вряд ли плаванием. Он ведь даже в магазине очки не снял.

— Такие, небось, ни в один футляр не влезут. Вот чудак!

— Не то слово! Вообще психованный! Видела, как он поскользнулся, когда входил? Уж, небось, не первый раз у Ядвиги, должен бы знать, что пол в прихожей стеклянный.

— А зачем, кстати?

Подруга вечно заставляла меня задумываться. Такая уж она дотошная, все ей прояснить надо, все уточнить.

— Ну… наверное, чтоб успеть разглядеть, кто войдет. Лес, конечно, волшебный и охраняется, но мало ли какие жулики случайно забредут.

Мы еще долго обсуждали несуразного незнакомца. Наматывая нитку, тянувшуюся от клубочка, на специальный, прилагавшийся к нему посошок, я распекала толстяка, как могла. Чудак? Слишком мягко сказано! Не чудак он, а дикарь, и трюки у него дурацкие. Еще и на комплименты набивался! А сам делал вид, будто не замечал никого вокруг. Или и впрямь не замечал, попросту не видел. Тоже мне, великий маг! Правильно очки подобрать не сумел, не то что зрение исправить. И купил такую ерунду!

— А как Ядвига улыбалась, аж сияла вся! Любимчик, видать, ее. Только никак не могу понять, зачем ей понадобилось, чтобы мы с ним встретились.

— Понадобилось? С чего ты взяла?

— Сама вспомни. Ведь она нас усиленно задерживала. Сначала веник подослала, потом духи распылила. А когда поняла, что мы все-таки уходим, подсунула посуду. И так долго горшок заворачивала, да за это время можно было весь магазин упаковать!

Силона засомневалась:

— Ты действительно так думаешь? Ничего ведь не произошло, она нас с тем типом даже не познакомила.

— Неважно. Ядвига никогда ничего прямо не говорит и не делает. Но мне-то, поверь, известны ее закавыки. Не произошло, говоришь? Вот увидишь, произойдет еще.

И так меня позабавило мое внезапное открытие, что я и не заметила, как мы перешли на другую, неизвестную тропинку.

Гл. 5. Происки таинственных врагов

Как-то незаметно стало темнеть, но мы продолжали беседовать.

— Ты не права, мой горшочек не волшебный, — самозабвенно говорила подруга, поглаживая пергаментную упаковку, — иначе я боялась бы его. А я совсем не боюсь! Но что-то в нем есть такое, необычное. Помнишь, какие у него изящные ручки? А какой он весь гладенький и аккуратненький!

Это об исцарапанном и ободранном глиняном горшке! Неужели Силону приворожили? Но кто? Несомненно, продавец антикварной лавки. Однако что-то мне подсказывало, что и Яга была причастна к необычной истории. Непонятно, как, но причастна. Вслух свои подозрения я высказывать не стала, лишь намекнула, что подарок Ядвиги надо бы припрятать, причем понадежнее. И чем надежнее, тем лучше. По крайней мере, до моего возвращения, а там видно будет. И не разворачивать, пусть так, упакованный, и лежит. Силона согласилась и пообещала спрятать бесценный антиквариат. Даже поклялась, что запекать в нем ничего не будет, а засунет его подальше, в самое надежное место. И уж точно больше никогда не потеряет.

Лес, на окраине которого примостился Домик На Курьих Ножках, относился к разряду непроходимых. Но на главной тропинке не должны были расти колючие кустарники, и пней тут никогда раньше не было. Во всяком случае, по дороге к магазину мы ничего подобного не встретили. Теперь же, на обратном пути, нам пришлось без конца пролезать через всевозможные препятствия. Получалось, нас повели другой тропой. Но какой же другой, если все прочие, кроме одной, заканчивались в глухой чаще?

Поначалу я не особенно тревожилась. О том, что волшебные клубочки всегда выбирали самую безопасную дорогу, мне твердили неоднократно — хочешь не хочешь, а запомнишь. А у Яги все товары проверенные, с гарантией на ближайший триллион лет. И только когда зеленые кроны над нашими головами полностью сомкнулись, и стало совсем темно, я засомневалась: не попался ли мне случайно бракованный клубок?

Заросшая травой узенькая тропка исчезла из виду. Лишь по слабому сиянию золотистой нити можно было догадаться, что нас еще куда-то вели. Наконец впереди замаячил слабый свет, и, с трудом преодолев целое семейство репейников, мы уперлись в частокол из толстенных деревьев.

Раньше я и не подозревала, что они способны расти так скученно. Но, нащупав мощные стволы и не найдя между ними никаких щелей, убедилась — да, способны. На том месте, где нас остановила живая стена, горел фонарь. Он висел очень высоко, и сноп тусклого света падал на землю у наших ног. Не ахти какое освещение, но все вокруг и вовсе было погружено во тьму, поэтому проверять, насколько простиралась влево и вправо лесная изгородь мы не стали. Меня волновал только один вопрос: что же нам теперь делать? Клубочек, вероятно, не знал ответа. Он покрутился возле какого-то хилого растеньица, чудом выросшего в почти полной темноте, и завязал на нем тугую сияющую петлю.

— Луговой колокольчик, — сказала я машинально.

— Что-что? — не поняла Силона.

— Колокольчик, говорю, растет. Цветок такой. Видишь, бутончик синий? Стебелек у него тоненький и длинный, потому что света маловато. Клубок, он как лошадка, при остановке должен к чему-нибудь прикрепиться. А тут, кроме колокольчика, больше не к чему.

— Да бог с ним, с колокольчиком, — отмахнулась подруга. — Меня больше интересует, как из леса выйти. Почему клубочек здесь остановился? Передохнуть, что ли решил, или он так шутит?..

Да нет, просто дорога кончилась. Вот мой безмолвный поводырь и показывает: задание, мол, выполнено. Уж простите, безопасных мест в данной окрестности не наблюдается…

На самом деле я не ответила на вопрос, только мысленно проговорила, но Силона и сама неглупая, догадалась. Потому и умолкла на полуслове.

* * *

Серж появился неожиданно, как всегда, свалившись откуда-то, видимо с верхотуры живой изгороди. Подмигнув мне и отвесив элегантный поклон Силоне, он бережно распутал клубок.

— Набезобразничали тут сегодня! — посетовал он. — А кто, не пойму. Попадутся хулиганы, уши оторву!

Лесной сторож ободряюще улыбался, видимо, чтобы нас успокоить, но улыбка на его лице никак не могла удержаться дольше секунды, и он то и дело сбивался на звериный оскал. Долголетняя привычка…

— И кто додумался? — спросил Серж у колокольчика. — Среди наших таковских нет, правда? А чего не позвонили?

Последний вопрос адресовался уже нам с Силоной, но мы молчали, как и цветок, освобожденный от шерстяных пут.

— Кто ж так озорничает? — снова поинтересовался лесник, теперь уж и вовсе непонятно у кого, и гримаса передернула его лицо. — Подбросить гадюк на главную дорогу! Расползлись, мерзкие твари, проходу никому не дают! Как будто всех поймал. Не видали, случайно?

— Н-нет, — пролепетала я чуть слышно, еще не совсем оправившись от пережитого страха.

— Правильно. Клубочек не поведет опасным путем, верно? — снова улыбнулся Серж, участливо глядя на меня горящими глазами. — А вы, смотрю, испугались. Зря, зря.

Мой старый знакомый взял нас за руки и повел в дом.

Вскоре мы уже сидели в просторной бревенчатой сторожке и пили горячий чай, приправленный ароматными дикими травами. Слава богу, на сей раз лесной сторож предстал перед нами в облике человека, а не леопарда, волка или какого-нибудь жуткого чудища. С него станется! Потому-то полностью избавиться от навязчивых повадок он не мог, слишком уж часто приходилось ему возвращаться в одну из звериных или еще похуже шкур. Излюбленный образ — упырь с клыкастой пастью и кровавыми глазами навыкате. Такова работа в лесу. Но Серж старался. Понимал, что Силона не привыкла ко всяким жутким превращениям. То есть, общаясь со мной, она, конечно, много чего слышала, но одно дело просто знать, и совсем иное — видеть воочию.

На столе перед нами стоял большой стеклянный террариум. В его прозрачные стенки тыкались тупыми мордами какие-то тонкие длинные существа, извивавшиеся подобно гадюкам. Впрочем, на том сходство и заканчивалось. Пленников скорее можно было бы сравнить со светящимися неоновыми трубочками, чем со змеями.

— Клубочек не поведет опасным путем, — опять повторил лесник, словно пытаясь вдолбить в мою голову эту радостную истину.

Вероятно вид у меня был не очень нормальный. Решив, что от страха я перестала что-либо воспринимать, Серж очередной раз вернул улыбку на лицо и даже задержал ее дольше обычного.

— Гадюки, как видите, не совсем обычные, — объяснял он, подливая нам чаю. — На Земле такие не водятся. Сразу видно, из космоса прибыли. Да магам они и ни к чему — зачем? Пользы от них никакой, одна морока. Примитивные больно. Правда, юркие, ничего не скажешь. Пришлось побегать. Сначала вокруг сторожки ловил, затем дальше пошел, за остальными. Клубочек привел вас в расчищенное мной место. Ух, выяснить бы, кто набезобразничал, я бы тому не только уши оторвал!

Когда Серж злился, он и без шкуры мог напугать кого угодно, и я тихонечко наступила ему на ногу под столом. Лесник опомнился, смутился и отправился на кухню, якобы наполнять чайник.

— Как же мы с тобой не догадались! — завела я разговор, чтобы отвлечь Силону от созерцания спины хозяина сторожки. — Представляешь, ведь правильно пришли и подошли чуть ли не к самому крыльцу, а ничего не поняли. Деревья — живая изгородь вокруг дома лесничего. Там даже колокольчик есть, помнишь? Цветок такой, прямо у забора торчит. Мне бы сообразить, да за него дернуть. То есть позвонить. Лес-то волшебный, в нем ничего просто так не растет.

Вернулся Серж, с наполненным чайником и уже вполне мирный, улыбающийся. Глядя на него, я подумала, что напрасно испугалась там, у деревянной стены. Лесной сторож всегда начеку, и ничто не смогло бы спрятаться от его зорких глаз.

Однако Силона так и не успокоилась и без конца с опаской поглядывала на хозяина дома. Улучив момент, когда он снова вспылил и ретировался на кухню, заслонив лицо чайником, она взволнованно зашептала мне в самое ухо:

— Я его узнала! Это он, тот продавец… Ну, который горшочек подарил.

— Не может быть! — изумилась я. — Наверное, просто похож.

— Да нет, наоборот, совсем не похож. Уж и не пойму, как, но я его узнала. Кое-что, видно, и волшебникам неподвластно. Манеры что ли, взгляд, походка… Точно-точно, он в той лавке был!

Так я ей и поверила! Стал бы Серж торговать глиняными горшками, пусть даже и волшебными! А отдавать товар даром? Да ему такое и в голову не пришло бы — тот еще махинатор, если что, своего не упустит. Правда, меня несколько смущала уверенность подруги, но ошибиться ведь всякий мог.

Гл. 6. Непредвиденное происшествие

После чаепития Серж благополучно вывел нас из леса. Я проводила Силону и пошла домой — посмотреть, как там багаж собирается. Ничего утешительного меня не ожидало. Волшебные вещи запихнули в здоровенный кофр, и он возвышался над кучей сумок помельче, расставив свои широкие длинные ручки, словно победитель на поле битвы над поверженными врагами. Голубки дремали в клетке, а рядом сиротливо ютилась корзина исчезнувшей Зюзи. На самом виду лежала тетрадь, исписанная мелким маминым почерком. То были "Инструкции по пользованию волшебными принадлежностями", дополненные бесчисленными нравоучениями. Мне следовало их тщательно изучить, чтобы, не дай бог, не перепутать платок с полотенцем или хусточку с гребенкой!

Я открыла сундук, чтобы проверить, на месте ли моя тайная помощница, заштопанная в сорока местах скатерть-самобранка. Да, она никуда не делась и не развернулась, и хоть это меня порадовало. Несмотря на то что волшебные лохмотья втискивали и утрамбовали крупные специалисты, мне удалось незаметно завернуть в нее одну очень ценную фотографию в золоченой рамочке.

Вчера я опрометчиво пообещала маме выучить наизусть все инструкции и теперь с сожалением пролистала несколько первых страниц. Хусточка — кусок холста, многократного пользования. Взмахнул раз, появилось озеро, взмахнул снова — еще одно. Сколько угодно можно озер наделать, хоть миллион. Тоже мне, невидаль! Как будто все только и мечтали о том, чтобы переплывать бесконечные озера. А вот еще одно водопроизводящее устройство — полотенце. Только из него не озеро, а река получалась, и всего-навсего один раз. Платок, наоборот, выстраивал мост, так что путать их, понятно, не стоило. Какая скука! Зачем мне все это запоминать, когда есть простая и единственно необходимая вещь — волшебная палочка? Нет, натолкали целый сундук барахла!

Я знала, почему в нашем доме столько ненужных вещей скопилось, но до последней минуты надеялась, что большая их часть так и останется в закромах. Моя мама, известная перестраховщица, хранила такие древности, о существовании которых все уж давно забыли. Намаявшись с котлами и амулетами, уважающие себя маги и магини перешли на современные средства, то есть, не мудрствуя лукаво, стали пользоваться волшебными палочками. Времена заклинаний и зелий канули в Лету — слишком долго и не очень эффективно. И уж конечно ни одному нормальному волшебнику не пришло бы в голову штопать полуобгоревшее тряпье! Это я о лягушачьей коже, когда-то добытой прямо из печи.

Не собиралась я всем этим пользоваться и рассчитывала, что волшебные древности преспокойно пролежат в каком-нибудь укромном уголочке на моем воздушном змее до окончания стажировки. Волновало лишь одно обстоятельство. До взлетной площадки не так-то просто было добраться. От помощи родственников я наотрез отказалась — в кои веки вырвалась из дому, так еще не хватало и по дороге нотации выслушивать! Согласилась только, чтобы Серж перевез меня через бурную реку.

* * *

Силона не могла упустить такой случай и, когда на следующее утро я собралась выходить из дома, подруга напросилась в провожатые.

— И где находится твоя воздушная гавань? — спросила она небрежно, словно речь шла о прогулке в соседний парк.

— Ты даже не представляешь как далеко. Загородом, а там еще на поезде ехать, плыть на плоту и идти пешком по затерянным тропам. И на высоченную гору взбираться. С баулами и клетками…

— На плоту, это интересно! По горе, конечно, не так, но неважно. Что нести?

— Мне лесник поможет. А тебе могу доверить что-нибудь одно. Хочешь, клетку с голубками или банку с золотой рыбкой? На выбор.

Подруга только усмехнулась и выбрала то и другое. И самую маленькую сумочку на плечо. И побольше на другое. Вот так всегда!

Однако жертв не потребовалось, потому что вскоре выяснилось, что до места старта меня собрались сопровождать человек примерно сорок. Явился весь мой класс. Сами пришли, без приглашения. Даже удивительно, ведь не со всеми однокашниками у меня были ровные отношения (не секрет, волшебников не любят). Однако посмотреть, как взлетает воздушный змей, захотели даже мои явные недруги. Я кое-как распределила вещи — по одной на троих-четверых — и наша большая пестрая компания двинулась в путь.

Доехав на электричке до заросшего высокой травой покосившегося перрона, мы спустились к реке. На берегу в облике благообразного старика-паромщика уже ждал Серж. Перетащив вещи на плот, он и нам помог туда перебраться. Далее наше скромное суденышко так быстро понесло в нужном направлении, что я даже испугалась, не покажется ли это странным моим одноклассникам. Но нет — лесник, лишь изредка орудуя шестом, виртуозно сыпал шутками-прибаутками, и веселый смех благодарных слушателей не смолкал ни на минуту. Никто и не заметил, что мы плыли против течения.

Я заранее попросила Сержа не увлекаться излюбленными штучками типа рева в ночных джунглях или крокодильим плачем — не поймут. И все-таки мне пришлось всю дорогу следить за ретивым магом, ни на секунду не спуская с него глаз.

И вот, наконец, впереди замаячила долгожданная гора. Не очень высокая, как оказалось. Взобраться по ее покатым склонам, не составило особого труда, и мы вскоре очутились на стартовой площадке, которая также не могла похвастаться размерами. Воздушный змей занял добрую ее половину, после чего для всех остальных едва хватило места. Но, несмотря на незначительные неудобства, мои провожатые остались довольны — увидели, потрогали и сфотографировали все, что хотели. Самые недоверчивые смогли воочию убедиться: под атласной тканью, которой был обтянут корпус летучего корабля, не спрятан ни вертолет, ни планер. Только Силона ни к чему не прикасалась и стояла в сторонке, тяжко вздыхая.

— Ты чего?

Вроде бы ее настроение повысилось после экскурсии в Домик На Курьих Ножках, и вдруг опять… Однако выяснилось, что причина грусти подруги до смешного проста — она, оказывается, "всю жизнь мечтала погладить белую голубку". Да ради бога, хоть обеих!

— Кстати, можешь их накормить и напоить. Только золотую рыбку не беспокой, эта мымра, как обычно, не в духе.

Силона была счастлива. Птички радостно потянулись к ней, и она, умилившись, взялась за поилку.

Польщенная всеобщим вниманием, я гордо восседала в пилотском кресле. Настолько гордо, что не заметила одной важной мелочи. Воздушный змей, почувствовав присутствие пассажирки, втихарярасправил крылья. Вслед за тем без всякого предупреждения он сорвался со скалы и взмыл в небо. Моей специальной команды, видите ли, вовсе и не требовалось!

Я успела поймать клетку, в которую судорожно вцепилась Силона, и гибкие прутья послушно обвили мою ладонь. Тяжело не было — птичий домик умел летать. Удобно, конечно, кто бы спорил. Спасибо Ядвиге, мне и в голову не пришло бы попросить такое. Не предполагала, что понадобится…

Пилотское кресло надежно удерживало меня, окружив мягкими, но цепкими тяжами. Так мы и летели, ухватившись за решетку птичьей клетки с двух сторон. Ветер свистел в ушах, змей поднимался все выше, и маленькая стайка крохотных человечков, сгрудившихся на небольшой площадке плоскогорья, стремительно уменьшалась. Надо было срочно что-то предпринять и, чем быстрее, тем лучше. Но что? И вдруг каким-то чудом мне удалось втащить на палубу побелевшую от страха подругу. Как, я и сама не поняла, так мгновенно все произошло. Просто потянула за клетку, и Силона влетела вместе с ней.

Некоторое время мы сидели молча. Отдышавшись, моя невольная попутчица спросила:

— Почему не предупредила, что взлетаешь?

Так как я молчала, она продолжила недовольным тоном:

— Предупреждать надо. Страшно все-таки… И где ты меня высадишь? Если не очень спешишь, может быть, сразу повернем обратно?

Мое упорное молчание, видимо, разъяснило ситуацию лучше всяких правильных фраз. И Силона все поняла. И наконец, поставила на место птичью поилку, которую до сих пор все еще сжимала в руке. И уточнила лишь на всякий случай:

— Ты, конечно, можешь отвезти меня домой?..

И тогда мне пришлось открыть страшную тайну, до сих пор тщательно от всех скрываемую: я не умела управлять летательными аппаратами. И великолепный умный змей, на котором мы так неожиданно стартовали, был настроен вовсе не мной, а Ризэллой и устремлен ею же в Западную Европу, в ту ее часть, где еще сохранились потайные владения рассеянного по мирам зыбкого сообщества волшебников. Перед отъездом Серж немного потренировал мое судно, заодно покатал и меня. Ничего так поплавали на воздушных потоках, весело. Если, конечно, упустить нудные рассуждения лесника о полезности электродов и датчиков, набитых в деревянную голову воздушного змея. Панели там у него какие-то эмоции воспринимают, да не всякие, а исключительно сильные, яркие то есть. Делать мне нечего, только с сенсорным управлением разбираться! Некоторым что электроника, что магия — все едино. Я же не собиралась ломать голову из-за какой-то ерунды, ведь у меня была волшебная палочка!

— Как же мама, папа?.. Я еще пообещала им, что в каникулы с братом позанимаюсь…

Ну вот… А так переживала из-за нашего расставания!

— Не волнуйся, — успокоила я вконец опечалившуюся подругу, — ты вернешься домой сразу же, как только мы прибудем в Долину Фей. К сожалению, раньше мне не разрешили пользоваться волшебной палочкой.

Гл. 7. В полете

Мы мчались вперед к намеченной цели. О возвращении не могло быть и речи. Воздушный змей стремительно пронесся мимо всех цивилизованных мест без остановки. Проигнорировав города и села, он направлялся в неизведанные глухие края, и только моя сестра знала, куда нас занесет — на дно океана или в кратер вулкана. Имелись, конечно, инструкции, план путешествия, всякие указания и прочая тягомотина, но… Опять чего-то учить, едва отбыв из дома? Скукота!

Корабль мне нравился. На нем можно было лететь куда угодно, ничего не опасаясь — все предусмотрено, включая маскировку. С земли если взглянуть, кажется, будто летит обыкновенный воздушный змей, каких немало запускают. Отсюда и название. Никому и в голову не придет, что на самом деле это летучий корабль со всеми удобствами. Даже уши у моего змея особенные, они и эхолокаторы, и гигрометры, и барометры, и обогреватели, и метелки. Их и пощупать-то приятно — большие и мягкие, в холод теплые, в жару прохладные. Палуба обычно открытая, но при полете над громадными горами она укрывалась прозрачным герметичным куполом. А для обычных высот хватало шатра отдохновения. Это такая походная комната отдыха, сооруженная из говорящих ковриков, которым не страшны любые непогоды. В ней мы и проводили почти все свободное время — а его у нас было с избытком, — днем слушали смешные истории, а вечером сказки и колыбельные песни. На ночь я заносила сюда Зюзину корзину, клетку с голубками и банку с рыбкой. Утром все снова переправлялось на палубу, ведь там было достаточно тепло, несмотря на то, что поднялись мы очень высоко и двигались довольно быстро, обгоняя птиц.

В общем, нормально мы летели. Если б не полная неизвестность. Два дня прошли незаметно, а на третий мне все же захотелось хоть как-то прояснить ситуацию. Я достала из сундука мамину тетрадку и пролистала ее с конца, чтобы снова не наткнуться на инструкции. Но и во второй части навязанного мне свода правил ничего веселого не нашлось — бесконечные советы и нудные напоминания о том, как вести себя в абсолютно нереальных ситуациях. Ладно, проехали… Примеры из жизни великих магов я тоже пропустила. И, наконец, мне попался раздел "Расписание мероприятий в пути".

— Вот здорово! До прибытия в Долину Фей нам надо навестить обитателей непроходимых лесов и неприступных гор.

— Кто такие?

— Мифические существа — эльфы и гномы.

Силону подобная перспектива не обрадовала. Во-первых, она побаивалась и тех и других, а во-вторых, откладывалось ее возвращение домой.

— Но зачем? Тебя же в Долину Фей направили.

— Ну, как… Положено. Передать всяческие приветы и поздравления с очередными тысячелетиями. И вообще, надо познакомиться с бытом и все такое. Потом, когда я пройду стажировку и стану великой магиней, отправлюсь в волшебную галактику. В ту самую, в которой Ризэлла планету создает. Там каждый может свой мир сотворить. И эльфы с гномами почти все туда перебрались, их там полно, а на Земле мало, и те, прячутся. Вот и приходится момент ловить.

— То есть в волшебной галактике все вперемежку живут? И маги, и гномы, и прочие?

— Не вперемежку, а каждый в своем мире, кому какой нравится. А здесь так не получается, потому они и скрываются, чтобы их излюбленные мирки не нарушили.

— Не вижу особой разницы, — заявила Силона. — Что тут по углам, что там по планетам. И везде одинаково, надо думать — эльфы в лесах, гномы в горах. Так?

— Ну, примерно…

— Значит, и нам придется. В тех же условиях.

Мне тоже не хотелось ни в землянки, ни в пещеры, в которых обожали селиться мифические существа, но как иначе узнать о них побольше? Чтоб совсем не расстроить подругу, я не стала посвящать ее в подробности. Ведь по плану в каждом из своеобразных жилищ мы должны были провести около суток. И, стало быть, с ночевками. Оставалась надежда, что удастся как-нибудь отвертеться — днем знакомиться, а на ночь уходить на корабль, в шатер.

— И с кого же мы начнем? — хмуро поинтересовалась Силона.

— С эльфов. Да чего ты куксишься? Неужели тебе не хочется посмотреть на красавца-эльфа?

— Я уж на него насмотрелась. В кино.

— В кино совсем не то! Тут настоящего, живого, увидишь. Эльфы, они ведь такие, особенные. Духи леса, в общем. Ты только представь: высокие, стройные, смелые, с мелодичными голосами. И без промаха стреляют из лука. Чего их бояться?

— А к людям они как относятся?

Вот ведь подруга у меня какая — настырная! Да откуда я знаю? Можно подумать, только с эльфами и общалась, живя с ней в одном городе.

— Хорошо, очень даже доброжелательно относятся. Во всех книжках написано.

— Ладно, эльфы так эльфы, — вздохнув, согласилась Силона.

Гл. 8. У эльфов

Первую остановку воздушный змей сделал в глухой чаще леса, возле покосившейся хибарки. Вокруг убогого дома, однако, разместился роскошный яблоневый сад, из тенистых глубин которого доносился несмолкаемый галдеж. Я бы назвала его пением птиц, если б они так самозабвенно не орали. Видимо, пернатых в том саду водилось многовато, потому что не было никакой возможности различить отдельные голоса — они сливались в единый громогласный ансамбль.

Нам навстречу вышли двое пожилых эльфов, муж и жена. Они с трудом передвигались, опираясь на палки. Ни луков, ни стрел у них, естественно, не имелось. Хорошо хоть, в густом лесу было темновато… Я не смогла скрыть разочарования. Утешало лишь одно: Силона облегченно вздохнула — добродетельная на вид супружеская пара внушала ей доверие.

Хозяева хибарки радушно напоили гостей птичьим молоком. От молодильных яблок мы вежливо отказались, а падевый мед все же попробовали. Горьковат, но ничего, терпимо.

Вскоре я поняла, что "отвертеться" не удастся. Нас просто засыпали вопросами, и мы засиделись на увитой виноградной лозой террасе до глубокой ночи. Хозяев, скучавших в глуши, интересовало все: куда мы ходим, как одеваемся и вообще, какие там, у нас, у городских, чудеса происходят. Узнав, что магазин магов тоже находится в лесу, они искренне удивились.

Из вежливости и мы поинтересовались житьем эльфов, но старики ни с кем, кроме редких путешественников, не встречались и смогли рассказать лишь очень давнюю историю. Я слушала вполуха, почтительно кивая время от времени, а Силона и вовсе клевала носом.

Что-то там случилось, кто-то кого-то боялся — ну, как обычно. Ничего интересного, сплошные сплетни. Потом кому-то приспичило расколоть Мироздание…

Тут я словно очнулась и стала слушать внимательнее. Мне повезло: рассказчики на ходу забывали о том, о чем уже говорили, без конца повторялись и поправляли друг друга, так что худо-бедно удалось восстановить пропущенное. Получалось, того, кто устроил страшную заваруху с разделом мира, звали Властелином Черных Чар. По всей видимости, он не был особо могущественным чародеем, несмотря на грозное имя, потому что опасался других волшебников. И, чтобы разъединить своих врагов, сей вредный тип не придумал ничего лучшего, чем раздробить Мироздание на части и отделить их друг от друга преградами.

Так вот как, оказывается, появилась волшебная галактика! А я-то думала, что ее маги сделали. А на самом деле они там потом обосновались, а сначала она служила тюрьмой для мифических существ. Слуги черного повелителя согнали туда эльфов, гномов и фей и заколдовали все выходы. Однако свершенное зло обернулось против самого Властелина Черных Чар.

К сожалению, я прослушала очень важный момент. Что-то произошло в остальной части мира, пока старые эльфы вместе с другими такими же горемыками сидели взаперти. Почему-то и сам устроитель неимоверного безобразия, и его приспешники исчезли. Скорее всего, погибли. Так или иначе, но чары злого властелина рухнули, и мифические существа смогли, наконец, покинуть ненавистную темницу. Правда, ушли не все, многие предпочли остаться — после исчезновения тирана им не так уж плохо жилось в волшебной галактике. А наши знакомые эльфы сразу же побежали домой, но почему-то не нашли свою родную планету, на которой жили раньше. Тогда они выбрали похожую на нее, Землю, где и остались.

— Куда же делась ваша? — спросила я, надеясь, что хозяева в очередной раз не вспомнят, объясняли ли они странный феномен.

— И-и, — ответила старая эльфийка, — кто знает! Старик мой слыхал, будто бы исчезла она вместе со злым властелином. А почему, не ведомо сие нам.

— Да, было дело, — подтвердил старый эльф. — Слыхивал я от магов ваших ту байку. Вон как опасно мир дробить и преградами разделять! И то повезло нам, что планета нашлась, будто вылитая наша. В те давние времена она не очень красивой была, но мы трудились. Деревья сажали, птичек и пчел разводили. Эдак-то и живем до сих пор.

Все-таки не напрасно мы к старикам заехали, историю Мироздания узнали. Зачем, правда, она нужна, история эта, я не совсем ясно представляла. Слишком все давно было и закончилось хорошо — плохие погибли, хорошие остались живы. Ну и прекрасно, так и должно быть. Ладно, зато я первый пункт плана выполнила, навестила эльфов. Жаль только, что они оказались не такими, какими их рисовало мое воображение.

Перебираться на летучий корабль ради нескольких часов сна в шатре не имело никакого смысла. Нас уложили в довольно приличные кровати, но я долго не могла заснуть. Теперь уж подруга меня успокаивала:

— Еще встретишь своих красивых молодых эльфов, — сказала она, зевая. — Ты ведь собиралась в волшебную галактику. Там на них и налюбуешься.

"И то верно, — подумала я. — Может, даже хорошо, что для меня выбрали, кого попроще. Силона права, надо сначала великой магиней стать, а уж потом с лучниками встречаться. А то ведь невзначай могут и стрелой заехать…"

Утром, с первыми лучами солнца, пробившимися каким-то непостижимым образом сквозь густые еловые заросли, мы приготовились к полету. На прощание я подарила эльфам дивные лучины, которых в моем здоровенном кофре штук двадцать пять валялось, не меньше. Хоть проку от них и мало, ни для какого серьезного дела они не годились, но ничего лучшего у меня не было. Кроме, конечно, настоящей волшебной палочки, но ее я, разумеется, никому отдать не могла. Все-таки небольшие желания одноразовые лучины исполняли, жаль, ломались сразу же после использования. Однако бедные лесные жители никогда ничего подобного не видели и бросились меня благодарить. Мне даже стыдно стало, ведь Ядвига эту дребедень очень дешево продавала, а постоянным покупателям и вовсе бесплатно раздавала.

Я уже знала, что садиться в пилотское кресло надо в самый последний момент, и не спешила. Подруга тоже не ушла в шатер, который полюбила с первого же дня путешествия, и ждала. Стоя на палубе воздушного змея, мы обе медлили, поглядывая на шептавшихся хозяев. Супруги явно хотели что-то еще сказать, но не решались и только мялись и подталкивали друг друга. Наконец, жена вытолкнула мужа вперед.

— Тут вот какое дело, — обратился старый эльф ко мне. — Моя старуха уж пятьсот лет думает, не продать ли нам птичек и яблони и не купить ли корову… С золотыми рогами и серебряными копытами, — уточнил он, заметив недоумение в глазах Силоны. — У нее молоко особенное, от всех болезней лечит. Мы и сами подлечились бы, а то набрали болячек за века, да и еще кого осчастливили бы. У нас иногда путники останавливаются, маги ваши. А они не все великие, есть и не очень. Мы им чудесное молоко продавали бы. Недорого, нам на старости-то лет много не надо.

Я знала ту корову. Скверная она скотинка была. Так лягалась и бодалась своими драгоценными атрибутами, что никакого молока не захочешь! Ее один маг-шутник сотворил. Что он ни делал, все с подвохом. Наши новые знакомые, хоть и жили на отшибе, не могли о том не знать, слава о волшебной буренке далеко простиралась. Потому и сомневались они, стоит ли покупать строптивую корову. Яблоневый сад и птичий двор — только это у них и было. Но и то, и другое требовало ухода, а пожилые хозяева уже плохо справлялись с работой. Волшебным молоком торговать, конечно, легче. Но в результате они могли остаться ни с чем.

Старики смотрели на меня. Для них я была не просто начинающей магиней, а всемогущей волшебницей, явившейся из большого мира, щедрого и богатого на разные чудеса и премудрости, но далекого и недоступного. То есть мне, как они полагали, положено было ведать обо всем на свете.

А я молчала, опустив голову. Понимала, что рушу последнюю надежду несчастных старых эльфов, но не знала, что им посоветовать. Как же несправедливо все устроено! Вот когда стану великой магиней, тогда…

В тот день в моем дневнике появилась новая запись.

Гл. 9. О чем поведала Ядвига

Мы летели уже несколько дней и успели обсудить все возможные и невозможные темы. Каждый вечер Силона спешила в шатер, так ей нравились разговорчивые коврики. И в тот раз, наспех разделавшись с ужином, она сразу же отправилась дослушивать вчерашние сказки. Я тоже, было, последовала ее примеру, но, как ни старалась, вникнуть в смысл затейливой истории так и не смогла, несмотря на все ухищрения красноречивых завес. Кое-какие воспоминания отвлекали…

Это случилось недавно, когда я в сопровождении старшей сестры первый раз в жизни переступила порог Домика На Курьих Ножках. Все тут казалось мне необычным — и светящийся потолок, и танцующий гардероб, и, конечно же, сами волшебные товары. Да и на хозяйку сказочной избушки стоило посмотреть.

Мусоля пальцы, Ядвига суетливо перебирала какие-то карточки, похожие на игральные карты. На них были изображены незнакомые мне люди.

— Куда ж тебя, красавицу, отправить? — приговаривала она. — Есть у меня всякие, ан неподходящие больно. Маг-шутник, к примеру. Не надобен тебе он, зубоскал старый! А повелительница воды, как смотришь? Да-да, паче и не сыщешь. В Долину Фей полетишь, чуешь?

Выбрав для меня достойную наставницу, Яга выгрузила на стол кучу желтых шерстяных клубочков:

— На-ка, голуба, выбирай. Который на тебя, ненаглядную, смотрит?

— Не знаю… Все они одинаковые.

— А ты приглядись-ка.

И действительно, или показалось, но один из клубочков явно ко мне благоволил. Когда я забрала его, Ризэлла сказала:

— Мама просила взять два. На всякий случай.

Ядвиге-то что, ей хоть десять покупайте, вам расплачиваться! Пришлось снова выбирать, и опять, как ни странно, нашелся еще один неравнодушный ко мне тип.

Затем меня услали в Примерочную, забитую до отказа волшебной одеждой. Вероятно рассчитывали, что, занявшись нарядами, ветреная девица забудет обо всем остальном. Конечно, полюбоваться на себя в разных образах занятие приятное, но не до такой же степени! Я прекрасно понимала, что не зря меня спровадили, и, тихонько шурша шелками, заодно прислушивалась. Иными словами, прильнула ухом к двери, жадно ловя каждое долетавшее слово. К сожалению, то были лишь обрывки фраз, настолько мудреных, что получалась полная белиберда:

— Пойдешь туда, незнамо куда… — нараспев вещала Ядвига, — катись клубочек через лесочек… чур меня, чур… ага, вон оно где!.. Вижу, вижу… жуткие дела творятся… затаился под личиной лжи… а камушек серенький, неприметный, да опасный, не остановишь, не поворотишь… Он всем нам угроза ужасная…

— Любишь ты, Яга, стращать! — довольно громко произнесла сестра, которой, видимо, наскучила вся эта галиматья. — Лучше подскажи, что ж теперь делать.

— За старой картой идти… — охотно откликнулась хозяйка лесного магазина. И добавила значительно тише: — Детям выпадает… По ней в антимир проникнуть надобно…

— Ни в коем случае! Я сама туда пойду, — возмущенно зашептала Ризэлла.

Некоторое время она пыталась убедить Ядвигу, но та, похоже, не воспринимала ее доводы всерьез и долдонила свое:

— Не нам решать, кому что дастся… Детям выпало, стало быть, детям и идти должно… Зрю, грядет будущее в серебряном тумане… все-все в серебре… И сыплется, и сыплется серебряная крупа с небес…а на камушек серенький есть камушек беленький… катись-катись клубочек… отыщешь то, невесть, что…

Из разрозненных слов складывалась малопонятная картина. Детям поручалось найти карту антимира и с ее помощью идти неизвестно куда, туда, где все окутано чем-то серебряным. И, разумеется, не просто так бродить, а искать загадочные камни, серый и белый. Причем, от серенького камушка исходила какая-то неясная угроза, а беленький должен был ее преодолеть. Да уж, не много мне удалось узнать!

Зато, когда я вышла из Примерочной с одной лишь курткой с потайными карманами, вытянувшееся лицо Ядвиги меня порадовало. И белоснежное лебединое оперение, и чешуйчатый драконий панцирь, и иные экзотические одеяния остались висеть на вешалках. И не потому что они мне не понравились. Просто я здраво рассудила: куда как приятнее лететь на прекрасном самоходном лайнере, чем превращаться в птицу или в ползающее по горам чудовище.

* * *

Но вернемся к событиям, последовавшим вскоре после этого.

Подруга уже давно спала, а я рылась в кофре — узнала из маминой тетрадки, что на самом дне сундука лежит волшебная книга.

Таинственные камешки, скрывавшиеся в неведомом антимире, не выходили у меня из головы. Серенький и беленький, один опасный, другой спасательный. И дети должны были с ними разобраться, а заодно и с картой, серебряной крупой и чьими-то злостными происками. Сплошные загадки! И что означало "всем нам угроза ужасная"? Кому всем — волшебникам, мирам?

Я себя к детям не причисляла, но Яга, несомненно, считала по-другому, иначе не отослала бы меня в самый ответственный момент примерять карнавальные костюмы. Она никогда понапрасну не болтала, а значит, опасность действительно была велика. Удивительно, что никто не догадался, как легко ее предотвратить. Один взмах волшебной палочкой — и готово!

Конечно, в глубине души я понимала: если б все было так просто, обошлись бы и без моих услуг. Поэтому и решила выяснить про антимир. Все равно пользоваться волшебной палочкой до приезда в Долину Фей мне не советовали. Иное дело, волшебная книга — обычный справочник.

Она действительно лежала там, такая же древняя и потрепанная, как и остальное содержимое неподъемного сундука. Мне достаточно было мысленно задать вопрос или попросить открыть нужную страницу. Никакого шума, даже малейшего шороха. Все же я решила выйти на палубу, чтобы ненароком не разбудить Силону.

При смешанном свете луны и корабельных лампочек волшебная книга выглядела не так отвратительно, как днем. Когда-то очень-очень давно ее бархатную обложку позолотили и украсили цветастыми барельефами, но за долгие годы переплет поистрепался. В полутьме же огрехи скрадывались и даже придавали старинному фолианту особый шарм. Воодушевившись, я устроилась в пилотском кресле и скомандовала:

"Антимир, но не любой, а усыпанный серебряной крупой!"

Волшебная книга блеснула потрескавшимся золотым корешком и изрекла как-то слишком задумчиво:

"Звездные аномалии, сумасшедшие астероиды, рождение комет…"

— Чего? Какие еще аномалии?..

Хорошо, что я не осталась в шатре! Не удержалась, вскрикнула от удивления. Ожидала любого замысловатого ответа, каких-нибудь загадок, недоказанности, необъяснимости, но не полного маразма. Увы, бессвязный набор слов, который выдала моя древняя помощница, говорил сам за себя. Было совершенно ясно, в чем дело: на дурацкий вопрос и ответ соответствующий. Ведь я и сама толком не представляла, что мне, собственно, нужно. Как добраться непонятно куда, разыскав попутно древнюю карту неизвестно чего? А куда именно-то? Или — где там у нас камешки завалялись, серенький с беленьким? Да везде!

Хоть корабль и обогревался, ночью на палубе было прохладно, и я предусмотрительно накинула на плечи плед из шерсти кота Баюна. В общем-то, он предназначался для убаюкивания, но меня такими штучками не возьмешь, даже шустрые шатровые коврики с трудом со мной справлялись. Куда уж старой драной кошке!

"Ладно, пусть будет просто антимир. Обыкновенный, без крупы".

Видимо, с обыкновенными антимирами бестолковую бумажную подшивку тоже не познакомили. Я согласилась на самый простой антимир вообще без всяких уточнений, и опять ничего! Вернее, набор белиберды. Типа "анти, то есть его, как будто бы и нет, а если есть, то не здесь". В таком вот духе! И тогда мне пришлось пойти на хитрость:

"Хорошо. Как попасть в антимир?"

Волшебная книга оживилась. Оказалось, путей в несуществующий или непонятно где находившийся антимир навалом. Туда вели и потайные космические порталы, и коридоры в волшебной галактике, и самые обыкновенные черные дыры. Я предпочла последний вариант, как наименее мудреный. Далеко и ходить не надо, этих пресловутых дырок в нашей многострадальной Вселенной жуть сколько. И, вне всякого сомнения, они прямо для того и предназначены, чтобы по ним в антимир пробираться. Торжествуя, я уже представляла себе радостную картину: ошеломленная Ризэлла, принимающая от меня бесценные каменные трофеи.

Ночь выдалась холодная, и мне пришлось полностью завернуться в кошачий плед. На душе стало легко и покойно. Я даже начала дремать, почти в реальности наслаждаясь восхищением родственников. И вдруг внезапная мысль словно открыла мне глаза: "А ведь не зря Ядвига говорила о детях. И летающую клетку подсунула. И голубки только обе вместе продавались. Все сходится! Несомненно, она заранее знала, что я отправлюсь за камешками не одна".

Но тогда само собой получалось, что мне нарочно дали подслушать якобы секретную беседу.

"Ах так? Умники! Что ж, не нужна мне ваша стажировка, как-нибудь сама справлюсь. Завтра же достану из сундука волшебную палочку и сразу же найду камни. Назло всем. А заодно и собственные желания исполню. Вернее, сначала их, как наиболее важные. И Силону домой отправлю… чуть позже".

Я не успела окончательно определить, что следовало сделать в первую очередь. Сладкая незримая волна, словно большая пушистая кошка, подкравшись исподтишка, подхватила меня, завертела разноцветным волчком, и увела далеко-далеко, в свое сонное царство.

"Пойдешь туда, незнамо куда…"

Гл. 10. Привередливость волшебной палочки

Зато утром я проснулась полная решимости, быстро расстелила на палубе скатерть-самобранку и разбудила Силону. Мне не терпелось позавтракать как можно раньше, чтобы поскорее приступить косуществлению ночного плана.

Полусонная подруга нехотя вышла из шатра. Ее бы воля, то и вовсе не вылезала б оттуда. Уж очень ей говорливый ковровый домик нравился. Сказки, которые он рассказывал, никогда не заканчивались. То и понятно, загрузка по старинной традиции, на тысячу и одну ночь. Но не торчать же там сутками!

Каждый раз, разворачивая скатерть, я доставала заветную фотографию в золоченой рамочке и любовалась мужественным лицом с решительным взглядом. Как же мне повезло! Величайший из магов отметил меня, проводил со мной редкие свободные вечера, а потом признался в любви. Наверное, я счастливая! Как и Ризэлла, мой возлюбленный отправился создавать чудесный мир. Не совсем так, по-другому, но в том нет ничего плохого, каждый творит по-своему. И наши встречи прервались. Временно. Да мне и самой хотелось сначала сотворить что-то свое, тоже особенное, неповторимое. Зачем? Чтобы он понял… Нет, не для того. Чтобы доказать не ему, а себе — мои мечты вовсе не ворох витающих в небесах воздушных замков, как кое-кто думал! И мы стали бы навещать друг друга в наших мирах или даже…

Впрочем, до того счастливого момента было еще далеко, ведь я пока ничего стоящего не сделала и ничего никому не доказала. Однако в тот день все могло измениться.

Наконец, с завтраком было покончено. Мы свернули скатерть-самобранку вместе с фотографией и мысленно приготовились к чуду. У меня это получилось лучше, чем у Силоны. Хоть я не раз объясняла ей, что все приобретенные у Ядвиги вещи надежно защищены от несчастных случаев, подруга упорно продолжала бояться.

— Может, не надо, а? — робко попросила она. — Тебе же не разрешили.

— Я не совсем точно выразилась. Просто не рекомендовали. А так — ничего страшного. Вот, читай сама.

На инструкциях по пользованию волшебными вещами стояла большая узорчатая печать Яги, на которой она собственноручно начеркала своим витиеватым почерком: "Безвредность гарантируется двенадцатью головами".

Чьими головами распоряжалась хозяйка Домика На Курьих Ножках я уточнять не стала, чтобы не отпугнуть Силону, и, пока она в замешательстве разглядывала отпечаток старинного герба, быстро надела бархатную мантию и взмахнула волшебной палочкой.

Ничего не изменилось. Совсем ничего. Мы летели с той же скоростью и в ту же сторону, на палубе не объявился второй шатер отдохновения с новым набором увеселительно-успокоительных баек, и никакие камни, ни серые, ни белые, с неба не посыпались. Все загаданные мною желания были попросту проигнорированы. Я подбросила и поймала красивый прутик, повертела им туда-сюда, подула на него, а потом сделала круглые глаза и несколько раз высоко подпрыгнула, раскинув руки в стороны. Что-то подобное вытворяли знакомые волшебники. У них получалось… А у меня нет. Несмотря на мантию, необходимый атрибут волшебства. Ее черная ткань эффектно раздувалась и трепетала на ветру, звезды, вышитые на ней синим люрексом, сверкали и словно кружились вместе со мной в магическом танце, но все было без толку, чудо так и не произошло. Да уж, не зря опытные маги не советовали пользоваться волшебной палочкой до приезда в Долину Фей!

Силона, несмотря на некоторые заморочки, настоящий друг. Видя мое огорчение, она забывала даже про свой панический страх перед волшебством. Вот и теперь подруга осторожно взяла палочку двумя пальцами, подвигала ею, помахала и скромно попросила сладкого чаю с лимоном и одной шоколадной конфеткой. Но и у нее ничего не вышло.

— Надо знать заклинания, — уверенно заявила Силона, отложив бесполезную вещь в сторону.

— Зачем же тогда волшебная палочка?

— Ну, не знаю… Может, ее активировать нужно. Помнишь, лампу Алладина надо было немного потереть?

Что только мы не делали! Терли волшебную палочку руками, носовыми платками и ушами воздушного змея, катали по палубе, засовывали в шатер, постукивали и похлопывали. Ни одного полезного действия, даже намека на чудеса нам так и не удалось из нее извлечь. Лишь редкие искры, зловеще шипя, выскакивали из наглого лакированного древка и тут же гасли, не оставляя и следа.

Наконец я сдалась. Стало ясно, что ничего у меня без стажировки не получится и придется все делать, как положено — сначала Долина Фей, потом камни и прочее. Зато Силона пока оставалась со мной, и никто в том не был повинен…

Лишь спустя годы после неудачного общения с волшебной палочкой я поняла, почему она меня не слушалась. У нее, как и предупреждала Ризэлла, был "волшебный характер", не лучше, чем у золотой рыбки и Зюзи. И кому попало легендарная зазнайка служить не собиралась. Ей, видите ли, сначала требовалось выяснить, кто я такая, великая магиня или не очень, могла обойтись без нее или нет. И зачем, спрашивается, она в таком случае нужна? Так только, для важности. Мол, у меня тоже есть!

Но тогда, в день, когда рухнули мои надежды, я еще не познала основ магии.

Гл. 11. Зюзина загадка

— Пожалуй, доспать не мешало бы, — заявила Силона и решительно направилась в любимый шатер.

Я подумала, повздыхала и тоже туда же пошла. В конце концов, подруга была права.

Однако "доспать" не получилось. Только мы задремали, как тут же проснулись от громкого мычания. Нет, коровы на воздушном змее не завелись, то был приветственный глас моей заблудшей выпи.

Кто хоть когда-нибудь видел цаплю на коротких ножках, меня поймет… Вот именно! Гениальность подобного существа, как ни превозноси его таланты, кажется весьма сомнительной. Между тем Ядвига расхваливала Зюзю минут пятнадцать: и то-то она умела, и так-то могла! И привезли ее не откуда-нибудь, а из волшебной галактики, где она родилась на какой-то необыкновенной планете. И прочее, и прочее. Я благополучно пропустила мимо ушей россказни хитрой торговки, но Ризэлла почему-то уверилась, будто для моей безопасности прямо-таки необходима именно эта волшебная птица. Постоянного ее присутствия, мол, и не требовалось. Достаточно, чтобы защитница появлялась в нужный момент, то есть обладала интуицией.

В то утро, не иначе как подтверждая слова сестры, Зюзанна вдруг заявилась. И чего ради? Вроде бы на нас никто не нападал, могла бы и еще погулять. Однако она зачем-то принеслась, взъерошенная и возмущенная, и подняла страшный гвалт. Мы с Силоной выскочили из шатра и сразу же о том пожалели — выпь кружила над кораблем, не переставая самозабвенно вопить. Я и раньше знала, что ее голос похож на рев быка, но тогда мне показалось, будто вокруг носилось целое стадо разъяренных буйволов.

— Чего случилось-то?

Я догадалась, о чем спросила подруга лишь по выражению ее лица, такой ор стоял, и лишь пожала плечами. Отвечать было бесполезно. Пташки из сада старых эльфов выглядели бы теперь скромными тихонями.

Не прекращая дико орать, так называемая волшебная птица подлетала то ко мне, то к Силоне и трясла каким-то предметом неопределенного цвета, который сжимала цепкими лапами. Что именно, мы разобрать не смогли, потому что ненормальная выпь носилась с невероятной скоростью. Честно говоря, нас и не особо интересовало, что она там притащила. Видимо отчаявшись привлечь к своей великолепной находке наше внимание, Зюзя наконец бросила ее в корзину, но, вместо того чтобы успокоиться, завопила еще громче.

Мы с подругой кинулись спасаться обратно в шатер. Но выпь и туда втиснулась, продолжая истошно реветь. Тогда я попыталась заткнуть ей рот хлебными крошками, которые специально для нее сохранила. Все птицы любят белый хлеб. Кроме одной…

Что тут началось! В шатре великолепная акустика, никакие уши не выдержали бы. Нам пришлось снова вернуться на палубу, но Зюзя от нас не отставала. Она выла и лопотала, уже не так оглушительно, но ничуть не более понятно.

— Ну не знаю я птичьего языка! Ну не знаю!

А выпь, разумеется, не говорила по-человечьи и на мой отчаянный крик никак не отреагировала. И только когда мы с подругой демонстративно легли на деревянный пол палубы и прижали ладони к ушам, она рявкнула напоследок что-то явно неодобрительное, резко развернулась и умчалась куда-то по своим неведомым делам.

* * *

Солнце поднялось довольно высоко, а нам так и не удалось выспаться из-за фортелей волшебной птицы. Что ж, у всего есть положительные стороны. В маминой тетрадке значилось, будто вот-вот покажутся скандинавские плоскогорья, где запланирована следующая остановка, теперь в государстве гномов. Мы уже завтракали, но решили перекусить еще раз, так как не были уверены, удастся ли пообедать. Второпях я совсем забыла о находке выпи, которую она столь старательно нам демонстрировала. Мои мысли крутились только вокруг таинственных камней, ведь о них наверняка знали маленькие бородатые жители гор. Захотят ли они поделиться со мной своими богатствами? — только это меня и занимало.

Чтобы не сидеть постоянно в шатре, мы обычно расстилали скатерть на палубе, предпочитая теплее одеваться и дышать свежим воздухом. Я уже заказала наши любимые кушанья и ждала Силону, но она задерживалась. Моя сердобольная подруга уговаривала золотую рыбку отведать пурпурных хлопьев — тех самых, специально купленных по ее требованию. Та же изображала из себя отощавшую замученную падчерицу. Видите ли, ее очень обидели! Отвергнутые Зюзей хлебные крошки мгновенно склевали голубки, и говорящей привереде ничего не досталось. Не потому что мы о ней не заботились, просто рыбам хлеб вреден. Она о том прекрасно знала и, тем не менее, демонстративно ползала по дну, рылась в разноцветном грунте и упрямо отказывалась от своего любимого корма. Силона, однако, не собиралась уступать и продолжала ласково подзывать золотую рыбку. И процесс сей обещал быть долгим.

— В чем дело? — крикнула я. — Подлетаем, поесть не успеем. И твой знаменитый напиток стынет.

Последние слова подействовали. Силона, обожавшая чай с медом и лимоном, наконец-то пошла ко мне.

— А-а! Лалинта! Иди скорей сюда!

Подруга так взвизгнула, что я стремглав к ней подбежала. Она стояла возле корзины выпи, уставившись в одну точку. И я тоже туда заглянула…

Ой, мамочки! Задрав к небу лапы, там лежала огромная дохлая крыса.

Ну, крыса и крыса. Великовата, правда, словно мутант какой-то. Кошкокрыса. Или даже собакокрыса. Похоже, Зюзя не зря скандалила — раз уж тут лошадиные крысы бегают, почему бы и еще кому-нибудь ни быть? Но это еще ладно, не в размерах дело было. Все бы ничего, если бы не…

Громадная крыса с оскаленной пастью и когтями невероятной длины была обряжена в самую настоящую сбрую. Полное "обмундирование" — уздечка, хомут и обрывки кожаных ремешков, явно когда-то служивших вожжами.

Интересно, кто додумался запрячь крысу? Гигантскую крысу…

Гл. 12. Ненормальный ураган

Как только Силона отстала от рыбки, та сразу же втихаря слопала все пурпурное угощение. Мы тоже полакомились уже ставшими привычными деликатесами. Молча. Ни мне, ни подруге не хотелось говорить о крысе, а о другом просто не получалось. Все мысли возвращались к одному. Теперь я понимала, о чем пыталась рассказать нам Зюзя, но толку от моего понимания не прибавилось. И в голову лезли разные домыслы вроде: не летят ли следом за кораблем, скрываясь в тени деревьев, страшные чудовища, которые рано или поздно нас догонят?

То и дело я подходила к борту и, обвязавшись страховочным канатом, осматривала окрестности. Внизу все выглядело мирно, мрачные леса остались позади, и вместо них тянулись веселые луга и поля. Там уж и спрятаться-то было негде, но тревожное чувство почему-то не исчезало.

Так мы и сидели на палубе у самых перил и ждали, когда же, наконец, появятся горы. "Вот-вот" несколько затягивалось, а мне теперь, как никогда, хотелось поскорей укрыться в подземелье. Я надеялась на гномов, уж они-то сумеют нас защитить, а заодно и объяснят, почему здешние крысы вырастают размером с бульдогов и экипированы, как заправские скакуны.

Первой не выдержала Силона. Сделав безразличное лицо, она спросила:

— Думаешь эту… Ну, знаешь кого… Зюзя сама поймала?

— Вряд ли. Она ж размером больше нее! Нет, выпь точно на такое не способна. Наверное, подобрала где-нибудь.

— Значит… Значит, кто-то еще. Как думаешь, зачем крыс запрягают?

Я не знала, да то и неважно было, ведь Силона хотела спросить о другом. Ее, как и меня интересовало, кто ездил на необычной лошадке. Может быть, бывшего хозяина гигантской крысы тоже убили? Или хвостатая великанша сама померла, а он все еще где-то бродил… Либо, например, они оба погибли в неравном бою. С кем?.. В общем, после короткого разговора стало еще страшнее.

Воздушный змей сообщил, что ветер усилился. Самым правильным в таком случае было бы, не мешкая, отправиться под спасительный покров шатра отдохновения. Однако я опасалась, что пропущу чудовищ, и они набросятся на нас внезапно. О том, как мы будем обороняться в случае нападения неизвестных врагов на открытом пространстве, не хотелось и думать.

— Нет уж, лучше здесь подождем, — остановила я подругу, которая поглядывала в сторону любимой палатки. — Опасность надо встречать лицом к лицу.

— Скажи лучше "к морде"! — Силона скорчила недовольную мину. — А что ты сможешь сделать? Волшебная палочка не работает…

— У меня магические карандаши есть. И куча всякого разного добра. Правда, еще разобраться надо, как всем этим пользоваться.

— Ну так разбирайся скорей!

Я сбегала в шатер за маминой тетрадкой. Заодно притащила и кофр со всем содержимым, чтобы сразу и потренироваться, и приступила к изучению инструкций. Силона пристроилась рядышком и без конца спрашивала:

— Ну как, есть что-нибудь подходящее?

— Да есть. Не мешай, сбиваешь!

Страх подгонял, и за короткое время мне удалось одолеть несколько первых листов. Перевернув очередную страницу, я наткнулась на странную надпись на полях: "Не читай на ветру!" Светящиеся буквы то разбегались в разные стороны, то снова складывались в слова.

— Как здорово! — восхитилась Силона, заглянув в тетрадку через мое плечо. — Танцующие слова!

— Сестра приписала, ее почерк. Не знаю, зачем. Дался им всем этот ветер! Над горами всегда ветрено, а они уж близко.

Как будто прислушавшись к моим словам, воздушный корабль начал набирать высоту, и над нашими головами растянулся прозрачный купол. Хоть он и не выглядел слишком надежным, мы почувствовали огромное облегчение. Но радостное настроение продержалось недолго. В следующую же секунду произошло совершенно невозможное.

Ухая, бахая и сверкая, на нас обрушился дождь, но не простой, а огненный. С неба посыпались копья и кинжалы, словно раскаленные докрасна в пылающем горне. Змей ловко отбрасывал их своими длинными ушами, но все же кое-где в защитном куполе появились прожженные дырки, края которых быстро расширялись. Солнце почти полностью скрылось за мохнатыми черными тучами, невесть откуда взявшимися, все вокруг горело, стучало и рвалось, а ветер тащил корабль к земле, на острые скалы. Грохот и звон раздавались со всех сторон, напоминая раскаты грома, но лишь отдаленно. Очень отдаленно… Кто-то там, наверху, хрипел и сопел как простудившийся боров. Меня охватило странное чувство: будто мы попали на театральную постановку низкого качества.

Впрочем, раздумывать было некогда. Нас ужасно трясло, и перегруженный кофр ездил от кормы к хвосту и обратно, цепляясь за попадавшиеся на пути препятствия. Корзину с крысой отбросило к борту, клетка с голубками то и дело взлетала, а сами они кричали и хлопали крыльями. Золотая рыбка тоже выражала недовольство, но ее никто не слышал. Мы с Силоной, прихватив перепуганных животных, с трудом балансировали на накренившейся палубе, пытаясь пробраться к шатру отдохновения. По дороге я отловила жилище Зюзи и потащила его, стараясь не рассматривать содержимое, а затем не менее ловко поймала и сундук. Он и довез нас до спасительного укрытия.

Откидывая полог шатра, мы обе облегченно вздохнули. И вдруг резкий порыв ветра вырвал у меня из рук тетрадь с инструкциями, и она, крутясь и извиваясь, полетела за борт, угодив точно в самую большую дыру нашего прозрачного укрытия.

— Ах! — только и произнесла я, увидев, как громадный черно-бурый беркут ухватил мамино произведение своим изогнутым клювом.

Больше и сказать было нечего. Похититель очень быстро пропал из виду, скрывшись в черных тучах.

— Что ж нам теперь делать, без инструкций? — чуть не плача, спросила Силона.

— Не волнуйся, я много прочитала. Сначала всегда самое главное идет, а в конце всякая мелочь.

Так я сказала, чтоб успокоить подругу, а на самом деле не бог весть сколько успела осилить. И про себя радовалась неожиданной свободе, ведь больше никто не мог заставить меня штудировать нудные наставления. Так уж распорядились обстоятельства! А вскоре стало ясно, что можно было и вовсе ничего не читать. Как только беркут исчез, огненный дождь прекратился, тучи разлетелись, и показалось солнце. С его яркими лучами, осветившими разруху на палубе, ощущение тревожности исчезло. Ветер тоже унялся. Осмелев, я снова подошла к перилам и посмотрела вниз. Ничего особенного. Там, на земле, красочные картины все так же сменяли одна другую. Леса и поля закончились, и пошли горы со сверкающими водопадами и прозрачными озерами. Все вокруг отражало полнейшее спокойствие, словно только что не случилось нечто неординарное. И никакие чудовища за нами не гнались. А если и гнались раньше, то, видать, отстали. А значит, и обороняться было не от кого.

Подруга, тем не менее, не угомонилась:

— Что это было? Ураган — не ураган… Может, космическая гроза?

— Ты когда-нибудь о чем-нибудь подобном слышала? Какая еще космическая гроза? Конечно, нет. И на ураган не похоже. То есть на нормальный. Скорее паранормальное явление. Портал что ль открылся?

— Чего-чего открылось?

Воздушный змей начал потихоньку снижаться — несмотря ни на что, мы добрались-таки до владений гномов. Но Силона, напуганная не на шутку, на всякий случай втащила меня в шатер.

Гл. 13. Первое черное озеро

Ага! Стало быть, все-таки в кратере вулкана. Во всяком случае, посадочная площадка очень его напоминала. Спасибо, хоть не на дне океана! Ведь у меня была всего одна лягушачья кожа, и та заштопанная, на двоих не натянешь.

Когда я искала антимир в волшебной книге, заодно разузнала, какие опасности могли встретиться нам по пути в Долину Фей. На Скандинавском полуострове, где жили гномы, вулканов не нашлось. Ни одного. Тем не менее, мы очутились в весьма характерной вмятине. Значит, возможно, когда-то и был какой-нибудь затюканный вулканишко, о котором никто не знал.

— Даже волшебная книга?

Силона уже достала меня своей дотошностью!

— А почему волшебная книга должна знать обо всем? Если бы вулкан существовал с доисторических времен, тогда знала бы. Но, положим, он недавно появился…

— Недавно тем более. О нем уже все газеты написали бы, а твоя волшебная книга не в курсе!

— А может, он специально в тайне содержится?

Точно! Споря с подругой, я вдруг и сама поняла: конечно, в тайне. Раз нас здесь высадили, значит, вулкан принадлежал гномам, то есть они его и сделали. В неприступных горах все что угодно можно спрятать. А давно ли, недавно, не суть важно. Главное, мы наконец-то попали в одно из потайных мест, где волшебники безнаказанно творили чудеса, не считаясь с общепринятыми правилами.

— Послушай, старые эльфы не в счет, они, видимо, всю свою силу за века растеряли. А гномы настоящие волшебники. Подумаешь, соорудили себе небольшой вулканчик! Что ж тут такого? Каждый имеет право на собственный вкус. Если кому-то нравится жить в доме, это не значит, что и все остальные обязаны томиться в четырех стенах.

— А он не заработает?

— Не должен. Из него даже дым не идет. Да и как бы тут гномы жили, если б вулкан был действующим? Смотри, вон сколько лестниц! Они все наверх, в горы, ведут.

И в самом деле, вокруг нас в покатых стенах кратера, на дне которого мы стояли, виднелось множество маленьких выемок, напоминавших ступеньки. А в центре гигантской воронки, у самых наших ног, красовались массивные металлические ворота. Солнечные лучи щедро освещали изображенные на них замысловатые вензеля, загадочные эмблемы и прочие, совсем уж непонятные символы. В маминой тетрадке, которую я успела немного почитать до того как ее похитили, имелась похожая картинка. Подпись под ней гласила: "Пещерия — подземное государство". И маленькая приписка: "Всегда открыто".

Информация явно устарела. Не найдя ни кнопок, ни ручек, ни колокольчиков, я постучала каблуком по блестящей створке. Откуда-то снизу отозвалось гулкое эхо. Да, глубина здесь, как видно, приличная!

— Бесполезно. Входная дверь заперта, — уверенно заявила Силона.

— Или мы просто не знаем, как она открывается.

— Да что тут знать? Заварено же.

Я только сейчас заметила неровный черный шов. На схеме в тетради его не было! Интересно, откуда в затерянных горах Скандинавии взялся сварщик? Или вулкан все-таки действующий?

Вдруг позади нас прозвучало певучее "Оу", и, разом повернувшись, мы увидели косматую бороду. Голова, которой она принадлежала, торчала из небольшого отверстия в стене кратера. Одна за другой со всех сторон отворялись маленькие дверки. Оказалось, они были замаскированы в углублениях, которые я приняла за ступеньки. И отовсюду высовывались любопытные бородачи в разноцветных колпаках. С удивлением глядя на нас, они щелкали языками, подмигивали и окликали друг друга.

Два гнома, кряхтя и бормоча непонятные слова, с трудом выбрались наружу. И не мудрено: их длиннющие бороды волочились следом за ними. Да уж, с эдакими украшениями не очень-то полазаешь по горам!

— Зачем вы заварили главный вход? — сразу же спросил владелец самой большой и белой, как снег, бороды, едва приблизившись к запертым воротам.

Ощупывая корявый черный шов, он недоверчиво на нас поглядывал. Подобного упрека я никак не ожидала и растерянно произнесла:

— Мы тут ни при чем… У нас сварочной аппаратуры нет!

По всей видимости, старец, вступивший в разговор с нами, был здесь старший и вел себя соответственно. Силона, никогда прежде не встречавшая гномов, оробела и молча наблюдала за происходящим. Собственно, она и при всем своем желании не смогла бы участвовать в беседе, потому что мы говорили на абсолютно разных языках. Понимать подземных жителей мне помогало знание основ телепатии.

— Тогда кто же, а? — продолжал допрос упрямый старикан. — Здесь больше никого нет. Горы у нас неприступные, даже дикие звери и птицы стараются не приближаться к ним. Деревья и кустарники, и те предпочитают расти в иных местах. И непогоды обходят нас стороной. Верно я говорю, Старый?

— Да, Старейший, поистине, твоя правда, — подхватил второй гном, борода которого была чуть короче и лишь слегка отливала серебром пробивавшейся седины. — Я никого не вижу на сотни верст вокруг. А глаза у меня самые зоркие во Вселенной.

Наверное, для того, чтобы придать словам больше убедительности, он оглянулся по сторонам, приложив ладонь ко лбу, и недоуменно пожал плечами.

— Может, ураган? — предположила я.

— Какой такой ураган? Никаких ураганов здесь не бывает. Никогда!

Стало ясно, что дальнейшие расспросы о паранормальном явлении, которое настигло нас в пути, бесполезны. С воротами разобраться бы… Раньше мне тоже не приходилось иметь дело с гномами. Их прямолинейность шокировала, а обвинения обижали.

— Вы бы получше следили за своими входами! — сказала я. — Особенно те, у кого такое чудесное зрение!

Старцы посовещались между собой замысловатым, только им понятным языком говорящих прикосновений, выработанным веками жизни в полутемных помещениях. Никакая телепатия не помогла бы уловить их мысли в тот момент. Затем предводители гномов махнули остальным, и все они тут же исчезли, так же быстро, как и появились. Будто сквозь гору провалились! Неужели обиделись и бросили нас?

Силона с укором посмотрела на меня. Она, хоть и не поняла ничего из сказанного, но догадалась по моему резкому тону, что я была не очень-то вежлива с хозяевами гор.

— Зачем ты так с ними? Куда ж нам теперь идти — обратно, на корабль?

— Ну и что? Ты же не хотела к гномам.

— А теперь хочу. Они хорошие, добрые, сразу ж видно. Вдруг опять чудовища, портал или еще что-нибудь?

Я думала о том же, и потому промолчала.

* * *

Вскоре выяснилось, что пещерным жителям не свойственно обижаться. Вероятно потому они и собственные упреки не считали обидными. Уже через минуту маленькие бородачи снова показались на поверхности и заполнили округу разноголосыми "Оу". Они тащили ломики и другие, похожие на палицы, "инструменты", весело распевая что-то вроде торжественного марша. Видимо, столь радостное настроение вызвало у них предвкушение работы. Не прерывая песни, гномы принялись дружно разбивать свои ворота. Слаженный труд увенчался успехом — громадные створки были раздолбаны и проход в подземелье освобожден.

Нашим взорам предстала узкая каменная лестница, конец которой терялся где-то далеко внизу в кромешной тьме. Ступеньки изящного приспособления оказались так малы, что мы с Силоной вынуждены были передвигаться боком, держась за низкие и скользкие перильца. Когда опасный спуск закончился, нас повели по холодным, погруженным во мрак коридорам Пещерии. От высоченных потолков и увешанных сосульками стен веяло ледяным дыханием. Гномы шли впереди, они несли факелы, которые больше походили на зажженные спички. К сожалению, скромные язычки пламени не могли ни осветить, ни согреть длинные переходы. Хорошо, что мы догадались надеть теплые куртки.

— Настоящая пещера! — шепнула потрясенная Силона.

Подруге очень понравилось медленно брести по горному лабиринту за его бесхитростными хозяевами, она то и дело восхищалась переливавшимися в слабых отблесках света драгоценными каменьями, которые встречались кое-где на нашем пути. Меня же не покидало смутное предчувствие какой-то опасности. Я наконец-то попала туда, куда так стремилась, в спасительное подземелье, но тревожные ощущения, казалось, исчезнувшие вместе с ураганом, вдруг нахлынули с новой силой. Может быть, причина моего смятения крылась в том, что гномы не выставили караул у разрушенных ворот? Или из-за беспросветной темени, следовавшей за нами по пятам? Я гнала прочь глупые страхи. Ну темновато, так под землей же! Жителям Пещерии не нужно много света, они привыкли к своим исконно темным владениям, и ничего ужасного в том не было.

Поначалу драгоценных камней попадалось не очень много, но по мере нашего продвижения их становилось все больше и больше. Были и такие, которые светились сами, без факелов. Самоцветы завлекли и меня, помогли на время избавиться от ничем не обоснованной тревоги. Наблюдая за их чудесным свечением, я стала думать о совсем других камешках, возможно менее красивых, но гораздо более важных, и надежда найти их в государстве гномов укреплялась с каждым шагом.

Извилистый коридор вывел нас в большой пещерный зал, почти полностью занятый подземным озером. Мы шли по узкой дорожке возле стены, усеянной мелкими и круглыми, как капельки, сосульками, и волнение, с которым я уже худо-бедно распрощалась, неожиданно вернулось вновь. Силона по-прежнему высматривала самоцветы и прошла мимо, не заинтересовавшись черным водоемом. А меня что-то остановило. Что-то невидимое, затаившееся под неподвижной и гладкой до зеркальности поверхностью. Это недосягаемое что-то неотступно влекло, не давая уйти. Но что? В темной воде не плескались рыбы и не росли водоросли, и, тем не менее, там кто-то был. Откуда я о том знала? Откуда-то…

Снова неведомая сила овладела мной. Еле заметная, она, тем не менее, не отпускала. И я стояла, понимая всю бессмысленность ожидания, но почему-то не уходила. Какая глупость! Ведь ничего ж не было, совсем ничего, так только, слабый голосок моей волшебной интуиции.

И вдруг сквозь глубину громадного черного зеркала пробились два ярких пучка света. Очень ярких, ослепительно ярких. Они сверкнули лишь на мгновение, высветив кристально чистую поверхность озера, щербатые стены подземелья и такой же корявый кривой потолок, и сразу же погасли. Словно любопытные глаза неведомого пугливого зверя мельком взглянули на меня, и пучина тотчас поглотила их.

Вернулась темень, даже, казалось, стало еще темнее после ярчайшей вспышки света, тем более что гномы со своими крохотными факелами ушли достаточно далеко. Лишь самоцветы играли с сосульками и свежими каплями воды, покрывшими каменные своды пещеры. Я стояла, слегка ослепленная и пораженная удивительным явлением. Закрывала и открывала глаза в надежде увидеть все то же самое еще раз, но больше никто не нарушил безмятежного спокойствия подземного озера.

— Лалинта, ты где?

Встревоженная моим отсутствием подруга, не дождавшись ответа, вернулась, взяла меня за руку и потащила вперед.

— Да что с тобой?

— Тут был… свет… нет, горящие глаза.

— Где?

Силона, не заметившая яркой вспышки, с удивлением прослушала мои объяснения и оглянулась на озеро. Она сомневалась, да и я уже стала думать, не померещилось ли мне. Мало ли что волшебная интуиция нафантазирует! Все-таки место не совсем обычное.

Но как такое могло померещиться? Я же чуть не ослепла! Глаза подобные фарам автомобиля осветили огромный пещерный зал, да так, что различались мельчайшие камешки и трещинки! Столь приметные глазищи имелись только у одного животного на свете. Вернее, у нескольких. Мне о них Ризэлла рассказывала. И водились эти удивительные создания в единственном месте — в стране магов. Не на Земле, естественно.

Гл. 14. В подземном государстве

Оказалось, что наверху, у входа, мы встретили не самых старых гномов. В большом, хорошо освещенном зале, куда нас привели, на высеченном из камня сиденье восседал еще более древний старец. Гордая осанка выдавала в нем правителя подземного государства. Его неимоверно длинную белоснежную бороду, откинутую в сторону, поддерживали сразу несколько гномов-пажей, которые время от времени сменяли друг друга. Глядя на эту потешную картину, я забыла о черном озере и сверкавших в нем глазах. Вскоре мы узнали и имя важного господина, столь же нехитрое, как и у его относительно молодых сограждан, — Самый Старый Старейший. Чуть длинновато, но вполне логично и без затей.

Владелец внушительной бороды долго изучал мои рекомендательные письма, то и дело окидывая нас обеих оценивающим взглядом. Пощелкав языком и обменявшись многозначительными подмигиваниями с двумя уже знакомыми нам бородачами, Самый Старый Старейший вновь принимался за чтение. Прочитанные бумаги он передавал Старейшему, тот Старому, а затем они попадали ко всем остальным, строго по возрастной иерархии. Казалось, данной процедуре не будет конца, но она все-таки благополучно завершилась, и мало-помалу мои документы, каждый лист отдельно, прошествовав через весь тронный зал, вернулись ко мне. В волнении теребя драгоценные свидетельства, я вопросительно посмотрела на главного гнома.

— Что ж, мы уверились, что вы нам не враги, — произнес Самый Старый Старейший торжественным тоном, и его подданные согласно закивали головами. — Но нынче приключилось невообразимое, бессовестное, я бы даже сказал, вызывающе дерзкое событие. Кто-то замуровал нас в собственном доме!

Повелитель маленьких бородачей возмущенно насупился, и его лицо стало похоже на сморщенную картофелину. Тягостное молчание длилось несколько долгих минут. Остальные терпеливо ждали и мы, конечно, тоже. Весь вид подземного правителя говорил о том, что он полностью погрузился в собственные думы и больше не произнесет ни слова, не позволит вновь обмануть себя, не унизится до общения с авантюристками. Однако, видимо преодолев неимоверными усилиями свою недоверчивость, самый старый гном опять заговорил:

— Некие происшествия натолкнули меня на мысль о создании резервных путей сообщения с Верхней Землей. Мало ли что может произойти, подумал я, когда в мире неспокойно! Но разработанные мною ходы длительное время не пригождались. Столетиями мы использовали их по-иному — созерцали нетленные небеса, читали звездные сложения и так постигали тайны Мироздания. И никто из моих доблестных сограждан не подозревал, что придет нынешняя ужасная пора, и потаенные двери будут употреблены по первоначальному назначению.

Старший гном снова умолк, испытующе глядя на меня. О чем он? В мире неспокойно… Что-то я ничего такого не заметила. Правда, миров много, кроме нашего, есть куча разных других, созданных магами в волшебной галактике, антимир и еще какие-то. Может, в них? Но нет, правитель Пещерии словно объединял их все в один, единый мир, ничуть не считаясь с реальностью. Будто и не заметил, что Мироздание давным-давно раскололи! Стало быть, неспокойно было везде и у нас в том числе. Ерунда, в общем! Яга, впрочем, тоже вещала об угрозе, пугала Ризэллу, но ничего конкретного не сказала, всего лишь камешки велела найти. Ураган вот только… Так ведь и сами гномы в него не поверили. Да и мне раньше не приходилось летать в небесах. Вполне возможно, огненный дождь там — обычное дело. А крыса могла и из цирка сбежать.

Почмокав губами и снова зачем-то перемигнувшись с другими старейшинами, повелитель маленьких бородачей, продолжил:

— До сих пор мы и только мы затворяли проходы, ведущие в глубочайшие недра Земли, в Нижнее Подземелье. Там, под коренным ярусом Пещерии, — он указал пальцем в пол, — с первозданных времен таятся чудовища, от которых наш род оберегает всех прочих обитателей планеты. А нынче безвестный злодей запер нас! Как ты полагаешь, мудрый Старейший, кто свершил данное деяние?

Мне вопрос правителя показался малозначительным, гораздо больше взволновало сообщение о чудовищах. Мы ожидали их нападения, когда летели на корабле, и все мои мысли тогда были об одном — поскорее долететь, скрыться за крепкими и надежными каменными стенами горного государства. А получалось, что зря я на него надеялась. Опасность таилась именно здесь, причем совсем близко, чуть ли не под нашими ногами, в каком-то жутком Нижнем Подземелье.

Между тем настырный гном, который недавно допрашивал нас у входа в Пещерию, выступил вперед. Погладив бороду и распрямив усы, он начал, было, ответную речь:

— О, самый великий, самый достойный, самый…

Старик на троне нетерпеливо махнул рукой, и Старейший продолжил, но уже по существу:

— Нам не ведомо, ни кто учинил немыслимое злодеяние, ни из коих побуждений оно исполнено, но осмелюсь предположить, что сие скверное действо произведено в связи с появлением юных красавиц, прибывших по воздуху…

Сотни глаз словно пронзили меня насквозь. Я еще ни разу в жизни не находилась в центре внимания такой большой группы зрителей и чувствовала себя, мягко выражаясь, неуютно. Вообще вся эта процедура с выяснением кто мы и зачем явились, действовала удручающе. Мало того, Нижнее Подземелье — куда ж ниже-то? — заваренные ворота, неизвестный главарь шайки, так еще и нас в чем-то подозревали! Силоне, впрочем, было гораздо хуже, чем мне, ведь она и вовсе ничего не понимала.

И тут Старейший неожиданно заговорил совсем по-другому:

— Младые девицы намеревались повидаться с нами, и оное утверждение отчетливо изложено в рекомендательных письмах прославленных магов, коим мы не вправе не доверять. Стало быть, без всякого сомнения, не наши дорогие гостьи произвели преступное деяние, ибо сие действо явилось бы в данном конкретном случае поступком неразумным, лишенным какого бы то ни было здравого смысла. Тем не менее, нельзя отрицать и свершившийся факт: таинственный враг заблокировал главные врата Пещерии. Но также следует учесть и некое немаловажное обстоятельство, а именно, вредительский акт произведен непосредственно в день прибытия к нам очаровательной юной магини и ее прелестной подруги. Что же из всего упомянутого следует? А вот что. Беспорядок учинил кто-то незнаемый, и содеял он сие безобразие не для того, чтобы навредить гномам. Злоумышленник преследовал иные цели. По неведомым причинам безвестный злодей не желал пустить к нам юных путешественниц. Так я мыслю.

Гл. 15. Веселое застолье

Я почувствовала значительное облегчение от длинного, витиеватого и несколько мудреного, но вполне логичного утверждения. Смущало лишь одно. Оказалось, что не только Яге и Ризэлле, но и всем остальным, кроме меня и Силоны, заранее было известно, что мы прибудем в подземное государство вдвоем. Информация о том имелась в моих же рекомендательных письмах, а их составляла целая депутация знаменитых магов и магинь! Жаль, не знала я абракадабрского языка гномов, а то бы еще дома обо всем догадалась: нас действительно специально направили с определенной миссией. Мне уже приходили в голову подобные мысли, но теперь они окончательно подтвердились.

Подругу я не стала посвящать в подробности и лишь вкратце пересказала ей, о чем говорилось на совещании старейшин. Гномы признали нашу невиновность, и теперь мы могли спокойно ознакомиться с Пещерией. Времени хватало — остаток дня и вся ночь. Старт воздушного змея был запланирован на утро. Из этических соображений. Лететь оставалось недолго, чуть более суток, а прибыть в Долину Фей мы должны были к обеду. Заявляться к наставнице чересчур рано или слишком поздно моя сестра считала неприличным.

— Из-за такой ерунды ночевать в каменном склепе? — ужаснулась Силона, которая уже и не мыслила сна вне сказочного шатра. — И это после намеков на дополнительное подземелье под подземельем с какими-то там запертыми проходами непонятно куда!

Я и сама думала о том же. Горное государство никак не походило на убежище. Наоборот, ни черное озеро, ни Нижнее Подземелье не внушали доверия. К тому же главный вход остался открытым. Никто и не подумал хоть как-то его перегородить и не позаботился об охране. Поэтому мы решили: на ночь в Пещерии не оставаться, а перебраться на летучий корабль. Ведь он сумел защитить нас от ненормального урагана, значит, и от других опасностей убережет. Порванный купол как-нибудь залатаем, он и не очень-то нужен, шатра достаточно, тем более Зюзя летала туда-сюда и без конца откидывала прозрачное укрытие.

Гномы, казалось, забыли о недавнем происшествии. Более того, выяснять, кто все-таки заблокировал ворота, они вроде бы и не собирались. Как только собрание закончилось, слушатели разбрелись по своим делам, и в тронном зале остались лишь древние старики и любопытные младшие гномы Роб и Боб. Малыши посматривали на нас с опасением, но вполне дружелюбно.

Самый Старый Старейший ничего из нашего шушуканья не понял и распорядился, чтобы дорогим гостьям выделили комнаты для отдыха. Дудки! Я тут же вежливо отказалась: извините, мол, пожалуйста, не захватили с собой зубную пасту. Ах, у вас есть целое месторождение зубных порошков… А зубные щетки здесь не растут? Ну и прекрасно… Они ведь, знаете ли, сугубо индивидуальны, уж не обижайтесь… И потом еще расчески, носовые платки и прочие мелочи. Вот немного погостим да отправимся ночевать восвояси.

Договориться-то я договорилась — хорошо, что гномы необидчивы, — зато на поиск камней оставалось не так уж много времени. Хозяева Пещерии слишком долго тянули с всякими глупыми выяснениями, и теперь, когда они, наконец-то, успокоились, я не осмеливалась приставать с расспросами к недоверчивому правителю. А между тем день клонился к вечеру. Но мне повезло: нас пригласили к столу.

Государство, выстроенное в горе, оказалось не таким уж угрюмым, каким представлялось, когда мы пробирались по сумрачным подземным коридорам. Просторные залы, а их тут имелось великое множество, выглядели на удивление светлыми и теплыми. По замысловатому лабиринту нас провели в один из них, огромный, с высоченным потолком, служивший столовой. Однако, несмотря на вместительность трапезной, гномам пришлось потесниться, потому что мы с Силоной заняли сразу несколько сидений, выточенных из каменных глыб. Выстроившись длинной вереницей, гостеприимные бородачи подносили разнообразную снедь, передавая друг другу кушанья на миниатюрных тарелочках и напитки в малюсеньких графинчиках.

— Кажется, радушные хозяева не остановятся, пока не опустошат свои необъятные закрома, — смеясь, шепнула мне подруга.

Этого, конечно, нельзя было допустить. Тут-то и пригодилась моя чудо-скатерка — я прихватила ее с собой, так как понятия не имела, чем питаются гномы. Раздвинув микроскопическую посуду, мы расстелили на столешнице разноцветное полотно. Жители горных трущоб, держась поодаль, следили за нашими манипуляциями, и в их глазах угадывались и любопытство, и страх одновременно.

— Подходите, не бойтесь! — зазывала Силона маленьких бородачей, а я переводила на телепатический язык. — Попросите все, что угодно, хоть самые свои любимые яства.

Однако застенчивые граждане Пещерии медлили, цокая языками и робко усмехаясь в усы. Они, как и эльфы, веками вели отшельническую жизнь и не знали о существовании многих чудесных вещей. Все же любопытство взяло верх, и гномы, один за другим, начали подсаживаться к столу и заказывать диковинные разносолы. Названий многих из них я раньше никогда и не слышала, но скатерть-самобранку ничего не смущало, она без устали производила требуемую провизию и расфасовывала ее по порциям.

После сытного обеда все заметно повеселели. Никто больше не чувствовал себя скованно. А мы приобрели новых друзей — сидевшие рядом Роб и Боб изо всех сил старались угодить нам. И тогда я рассказала им об удивительной вспышке света в озере:

— Вполне возможно, как раз там и притаился враг, о котором говорил ваш предводитель.

Гномы слушали меня, казалось, очень внимательно и пообещали все тщательно проверить.

— А они плавать-то умеют? — поинтересовалась Силона.

Я перевела. Выяснилось, что никто из обитателей Пещерии даже и не представлял, как это делается. Лодок в подземелье тоже не было.

— Но если он выскочит, ему точно не поздоровится! — заверил нас Роб, сжимая маленькие кулачки. — А в воде пусть себе сидит, раз нравится.

— Уж лучше вы предупредите старейшин. Скажите, чтобы они установили круглосуточное дежурство на берегу озера. И у входа в Пещерию тоже.

Малыши соглашались со всем, о чем мы говорили, и, хоть обещание, данное нам Робом, прозвучало не слишком убедительно, оставалась надежда на главного гнома — уж он-то придумает что-нибудь посущественней. Я попросила наших маленьких друзей передать ему мое предупреждение. Пусть распорядится осмотреть не только озеро, но и все неосвещенные коридоры, ведь в бесконечных темных закоулках подземного государства запросто могло спрятаться целое войско!

Гл. 16. Тайники Пещерии

Робу и Бобу вскоре наскучили мои нудные наставления:

— Да чего там, не волнуйтесь, никто сюда не пролезет, — заявили они в один голос. — Лучше пойдемте, мы вам столько всего покажем!

Предложение гномов провести нас по своим владениям пришлось очень кстати. Мне хотелось поскорее узнать, где прячутся загадочные камешки, о которых вещала Ядвига, но о них я не рассказала даже подруге. Почему? Да просто… Не так уж приятно признаваться, что подслушивала у дверей, а потом еще и объяснять, что нас обеих хитрым образом услали за этими непонятными камнями. Ведь никто не поинтересовался, желала ли того Силона.

Следуя за новыми друзьями, мы спустились глубоко под землю. Вряд ли до коренного яруса Пещерии, о котором упоминал правитель, но все равно достаточно низко. Крохотный фитилек, который захватили гномы, еле теплился. К счастью, наши провожатые прекрасно ориентировались в темных ветвистых коридорах. И все равно идти пришлось долго. За каждым поворотом мне чудился то серый, то белый камень, они и оказывались таковыми, но явно не представляли вселенской ценности.

"Ну когда же, — думала я, — когда гномы приведут нас в свой самый главный тайник?"

Почему-то я была уверена, что оба заветных камня преспокойно пребывали в Пещерии, а весь этот бред с антимиром и серебряной крупой лишь плод фантазии увлекшейся Яги. Ведь не секрет, что она всегда выражалась иносказательно.

— Ох, чего сейчас покажем, чего покажем! — загадочно бормотал Роб, иногда подпрыгивая от нетерпения.

Более серьезный Боб то и дело его одергивал.

И опять я размечталась — почему-то решила, будто нам непременно подарят чудесные камешки. Даже немного заволновалась, ведь мне никто не объяснил, что с ними делать. Самый Старый Старейший, по всей видимости, знал об опасности, грозившей "всем нам", недаром твердил, будто в мире неспокойно. Но в таком случае предводитель наверняка уже предпринял соответствующие меры, и тогда мне оставалось лишь поблагодарить его. Но могло быть и иначе.

"Пожалуй, — рассуждала я, — не стоит везти домой серый камень. Оставлю этот подозрительный дар в Пещерии и попрошу гномов закопать его поглубже. Еще и булыжниками завалить не мешало бы. Ничего, уж с такой работой подземные строители справятся".

Преодолев очередной длинный переход, мы уперлись в тупик. Перед нами высились массивные двери, укрепленные толстыми металлическими решетками. Судя по висячим замкам довольно внушительного вида, все они были надежно заперты.

— Там драконы, — сказал Роб, почему-то шепотом, хотя никого, кроме нас, в коридоре не было.

— Огнедышащие, — уточнил Боб.

— Надо же! — вежливо восхитилась я, все еще думая о камнях.

Силона промолчала, потому что ничего не поняла.

— Мы их туда засадили! Поймали в Нижнем Подземелье и заперли, — радостно подхватил Роб, воодушевленный одобрительным тоном моего голоса.

— Не мы, а старейшины, — поправил его ответственный приятель.

— Я и говорю, мы, то есть они, то есть гномы…

Воспользовавшись паузой в разговоре, я прислушалась. Ничего не было слышно. Прекрасная звукоизоляция! Ведь такие страшные чудовища не могли не производить хоть какого-нибудь шума, даже если спали. Специфических запахов тоже не чувствовалось. Как видно, стены были очень толстыми, а двери покрыты специальным непроницаемым материалом. Особенно неприступной казалась одна из них, облицованная мрамором и снабженная неимоверным количеством крючков и задвижек.

— Но сейчас драконов там нет, — сообщил Боб.

— Что?! А куда же они подевались?

Маленькие бородачи пожали плечами. Роб даже почесал в затылке.

— А кто их знает, куда. Наверное, умерли, — предположил он.

— Как? Драконы просто так, сами, не умирают. Их только убить можно, — вспомнила я.

— Значит, убили, — сразу же согласились наши смешные друзья.

— Нам ведь не сообщают подробностей, — пояснил Боб. — Мудрейшие сказали, раз никаких звуков не слышно, стало быть, их больше там и нет.

Роб немного подумал и добавил:

— Но раньше точно были, я сам видел, как их туда загоняли! А потом уж и убили… Хотя кто мог убить? Никто туда не входил. И запоры целы.

Чтобы убедить нас в прочности подземных дверей, он потряс ту, возле которой мы остановились. Тотчас все многочисленные запирающие приспособления, а также металлические прутья мощных на вид решеток с громким звоном рухнули на пол.

— Ой! Наверное, здесь все проржавело!

Младшие гномы в недоумении потирали лбы — откуда сюда могла просочиться вода? Темницу разместили в самом сухом месте подземелья. Специально выбирали, чтобы драконам было комфортнее. И они, кстати, не жаловались. Раньше, до того, как их убили… Ну, и после, конечно, но уже по другой причине…

Дверь со скрипом растворилась. За ней обнаружился довольно большой будуар, захламленный и чуть отдающий гарью. По всей видимости, тут когда-то действительно томился огнедышащий пленник. А потом таинственным образом исчез. Когда именно, очень давно или совсем недавно, трудно было сказать. Я так поняла: никто из гномов о том не знал.

Остальные темницы тоже оказались ложно-запертыми и, соответственно, нежилыми. Кто-то, несомненно, здесь побывал, выкрал всех драконов, может быть, и впрямь убил, а потом приставил сломанные замки и решетки к нужным местам. Наверняка не обошлось без магии. Однако беспечных гномов ничего не смущало. Если бы не мы, хозяева никогда бы и не вспомнили о поверженных врагах, так неожиданно и загадочно исчезнувших. Пропали и пропали.

Только одна дверь, мраморная, осталась нетронутой. Все ее решетки и запоры пребывали в первозданном виде, потому что никогда не запирались.

— И там никого нет?

— Никого, — Боб удрученно покачал головой. — Там никого и не было. Эту темницу подготовили для самого ужасного дракона, но старейшины не смогли его поймать.

— Он такой неуловимый, просто жуть! — подхватил Роб и снова подпрыгнул, теперь от переполнявшего его негодования.

— Неудержимый, — снова поправил приятеля Боб. — Потому и поймать его нельзя. Сколько угодно лови, все равно не удержишь.

Я заглянула за мраморную дверь. Помещение для неудержимого дракона было отделано самым тщательным образом. Груды камней выложили так, чтобы они напоминали горы. Потолок имитировал небо. Имелись даже специальные бассейны, засыпанные песком вместо воды.

— И что же, он до сих пор в вашем Нижнем Подземелье бродит? — спросила я.

— Нет, не бродит. Сам куда-то делся…

Фу-у, слава богу! Больше драконы меня не интересовали. И раньше-то не очень — столько о них всего было известно, столько их склоняли, аж надоели. А сюда мы пошли из вежливости. И вообще я надеялась найти совсем другое, что вряд ли хранили бы в заброшенных тупиках.

Роб и Боб снова повели нас по закоулкам Пещерии. Теперь они догадались поинтересоваться, что хотели бы увидеть мы. Силона, которая уже успела разузнать у меня о пропаже огнедышащих чудовищ, попросила "куда-нибудь, где посветлее".

— И, хорошо бы, поближе к чему-нибудь каменному, — добавила я. — Только, пожалуйста, чтобы оно там было!

Гл. 17. В Каменной зале

Роб и Боб поняли меня по-своему. Видимо, гномы были уверены, что людей интересуют исключительно сокровища. На сей раз, они почти не ошиблись, но я-то хотела найти не драгоценные, а те самые камни, вероятно, и вовсе бесценные. Так или иначе, но нас привели в главную кладовую Пещерии, именуемую Каменной залой.

Стены очень светлого помещения, в которое мы вошли, были выложены мозаичными узорами, а со сводчатого потолка свисали пестрые соляные косички. Повсюду на невысоких плоских валунах, стояли изумрудные кубки, до краев наполненные маленькими камешками всевозможных форм и расцветок, а в центре красовалась гигантская витражная колонна, сложенная из кусочков вулканического стекла. Внутри нее сиял яркий факел. Такой яркий, что глаза слезились, когда я на него смотрела, а вся огромная зала утопала в разноцветных пятнах. Они кружились и играли, словно солнечные зайчики, прыгали по чашам с камнями, сверкали на многоцветной мозаике, расцвечивая рисунки и озаряя их радужным светом. Красота! Роб и Боб объяснили, что мы видим не просто светильник, а охранный талисман их рода. Добыл его в незапамятные времена Самый Старый Старейший. Ему пришлось лезть за ним глубоко под землю, туда, где полыхает неугасаемое пламя. Огонь вырвался наружу в образе вулкана и выбросил потоки лавы, но правитель сумел усмирить его. С тех пор чудесный амулет верно служил гномам, оберегая их от гибели.

Только теперь до меня дошло: вот почему подземные строители ни о чем не беспокоились — ни о светящихся глазах в озере, ни о пропаже драконов. Даже запертый вход не так уж сильно их взволновал, больше возмутил. У маленьких бородачей была надежная защита. Во всяком случае, до тех пор пока они владели вечным огнем.

Вокруг, не обращая на нас никакого внимания, деловито суетились гномы. Они перетаскивали тяжеленные мешки, наполняли водой прозрачные сосуды, терли, полировали и перемешивали. Откуда-то из глубин подземелья доносились знакомые окрики "Оу!" и позывные горна. Похоже, все жители Пещерии были вовлечены в одно важное, но непонятное дело. Кто-то приносил камни, кто-то разбирал и сортировал, остальные мыли и раскладывали по нужным местам. Порой над нашими головами со свистом пролетали целые булыжники — маленькие бородачи бросали их друг другу и всякий раз очень ловко ловили, никого не задев.

Роб и Боб словно окунулись в свою родную стихию. Самозабвенно тараторя и то и дело перебивая и поправляя друг друга, они рассказывали нам о том, как следует ухаживать за камнями. Мы узнали, что разноцветных подопечных ежедневно промывали кристально чистой водой, натирали ароматическими маслами, пересчитывали и заносили сведения о каждом в толстые гроссбухи. Наблюдая за творившейся в зале суматохой, я рассеянно слушала научно-познавательную лекцию и, вежливо кивая головой, переводила ее Силоне. Наконец мне надоело отвечать на один и тот же вопрос, который подруга задавала чуть ли не после каждой моей фразы:

— Да зачем все это нужно?

И тогда, воспользовавшись случайной паузой в бесконечном повествовании, я спросила:

— А где тут у вас спрятаны два небольших камешка — серый и белый? Один из них угрожает миру. Или мирам. Или всем нам, не знаю точно. А другой способен предотвратить несчастье.

Меня явно не поняли. Оба гнома озадаченно молчали.

— Ну, — робко начал Боб, пытаясь мне угодить, — нам, конечно, известно, где какие камни есть. И для чего они предназначены, тоже. Ведь все камни Земли — наши! А здесь хранятся лучшие из них…

Роб поддержал друга, вернее, прервал:

— Да, точно, камни повсюду, а мы ходим по горным пещерам и проверяем, все ли на месте. А зачем вам серый и белый? Возьмите лучше цветные.

— Да нет же, те камни особенные и связаны с какой-то страшной тайной. И мне нужны только они.

Гномы недоуменно смотрели на меня, и я, хоть уже ни на что не надеялась, растерянно промямлила:

— Может, поищете где-нибудь? Или вспомните, где такие могут быть… Вы должны знать о них, раз уж владеете всеми камнями на свете.

— Всеми камнями на Земле, — уточнил Боб и огорченно вздохнул, — Мы ведь не собираем камни, а сами их делаем. Уж много столетий как трудимся. Изготовим камешек и закладываем в гору. Потом следующий так же. И много-много камней получается. Гномы народ мирный, строительный. Зачем же нам создавать камень, грозящий миру?

— Да-да! — обрадовано подтвердил Роб, который слишком долго молчал, в нетерпении переминаясь с ноги на ногу. — Все камни Земли созданы нашими руками. А других и не бывает. Иногда мы придаем им какие-нибудь свойства. Получаются талисманные, надежные, способные, путаные, целебные и всякие иные. Но проще всего делать охранные, потому что камни молчаливы, как им и положено.

— Эх, здорово сказал! Только говорящих-то у нас и нет, — с усмешкой подхватил Боб, которому уже наскучила роль слушателя, — А кому они нужны, говорящие? Зато всех остальных сколько угодно! Если бы хоть один из них скрывал тайну, мы бы ее знали.

Гл. 18. Бумажный самолетик

Так, в один миг, и рассыпались мои надежды. Что, впрочем, и следовало ожидать. Ядвига ведь ясно указала: "Пойдешь туда, незнамо куда". Точнее, в антимир, там и искать надо. С помощью некой старинной карты. В серебряном тумане. Да уж…

Я лежала в шатре отдохновения и мысленно перебирала все свои неурядицы. Волшебная палочка себя не оправдала, от Зюзи вообще никакого толку, а подземные строители, как ни усердствовали, ничем не смогли помочь. Хоть Силона, наконец-то, угомонилась! Полночи возмущалась. Настоящей подруге, мол, давно следовало рассказать о загадочных камешках. Она, пусть и невольно, но ехала на том же транспорте и имела право знать, зачем. И угораздило ж меня проговориться, когда я переводила ей последний разговор с гномами! А как было не проговориться, если только о камнях и шла речь?

"Нет, хватит!" — подумала я и повернулась на другой бок, полная намерения уснуть.

Мудрые маги учили меня не поддаваться дурным мыслям, а гнать их прочь. И то верно, кроме неприятностей, произошли и иные события. Все-таки в Пещерии побывали, с подземными жителями подружились, выяснили, откуда взялись камни — их, как оказалось, гномы делали. Ах, только говорящих у них нет! Шутники. Что там еще хорошего? Узнали о Нижнем Подземелье. Нет, опять не очень…

Странно, но кроме воспоминаний, меня тревожило что-то еще. Словно где-то совсем близко находился кто-то… Кто-то незримый. И необычное, щемящее чувство не отпускало, прогоняя сон лучше чудовищ из неведомого Нижнего Подземелья. Наконец поняв, что все равно не усну, я достала дневник, вышла на палубу и устроилась в пилотском кресле.

Ночь выдалась теплой, или мне так казалось, ведь корабельные обогреватели работали исправно. Света тоже хватало: и луна светила, и лампочки на бортиках. Воздушный змей парил над кратером Пещерии, и палуба плавно покачивалась.

"Стажировка называется! Услали, ничего толком не объяснив! Что-то не припомню, чтобы кто-нибудь из моих знакомых проходил магическую практику подобным образом!"

Поставив третий восклицательный знак, я перелистала несколько страниц назад. Вот они, мои заветные желания. Много, да. А почему их должно быть мало? Все до одного очень важны, и вовсе не похожи на "ворох витающих в небесах воздушных замков"… Придумать же такое словосочетание!

Итак, перво-наперво — он. Перечитав строки, написанные перед отъездом, я сама себе удивилась. Надо же, надеялась, что мой великий друг заявится ко мне в Долину Фей или даже еще раньше! И вот, полетав немного, поняла — не заявится. Ни сейчас, ни позже. Никогда. И зачем тогда желать… такого? Все же мне не хотелось уничтожать все желание целиком, и я зачеркнула только часть его, приписав: "в будущем он поймет". Подумала и добавила: "и полюбит по-настоящему".

Вторым номером шла Силона. "Пускай, наконец, станет такой, какой хочет, эдакой щепкой на длинных ножках, и прекратит постоянно страдать у зеркала". Что ж, это я одобрила и оставила без изменений.

Следующим по значимости мероприятием был поиск камней. Все-таки мне доверили, хоть и очень странным образом. Да и миры спасти не мешало. Какие-то. Или только наш, что тоже немаловажно. Ну, а далее перечислялись многочисленные задумки типа: "сотворить планету счастья для всех людей", "вылечить неизлечимых больных", "добыть волшебную корову для старых эльфов" и разное другое в том же духе. В общем, много чего. Однако возникли непредвиденные препятствия.

Когда я узнала, что волшебной палочкой сразу воспользоваться не удастся, все мои чаяния обратились на золотую рыбку. Казалось бы, о чем еще мечтать — загадывай себе желания да радуйся! И ритуал несложный: три раза закинуть сачок, выловить рыбку и изложить ей свою просьбу. Можно и мысленно попросить, ведь телепатия — обычная вещь для всех волшебников, включая и водоплавающих. Однако очень скоро выяснилось, что моя привереда установила таксу на желания, а именно, три штуки на человека. Мол, чем больше людям помогаешь, тем им же хуже делается. Она, видите ли, уже имела некоторый негативный опыт в прошлом и повторять свои ошибки не намерена! У меня же было далеко не три, а гораздо больше желаний. И все неотложные, суперважные. Попробуй-ка, выбери три самых-самых! Ну не нахальство?

В общем, характер у золотой рыбки был настоящий волшебный, тут она дала фору всем моим остальным чудотворным приобретениям. С мифическими существами владычица морская беседовать отказывалась, как мне показалось, просто боялась. Раньше она никогда не имела с ними дела и опасалась непредвиденных последствий. Вот почему ни эльфам, мечтавшим о спокойной старости, ни гномам, ненароком потерявшим огнедышащих драконов, не пришлось воспользоваться ее услугами.

Исправив "для всех людей" на "для тех, кто захочет", я добавила новую запись: "найти драконов для гномов" и отложила дневник. Тревожное ощущение чьего-то присутствия не проходило, не давая сосредоточиться. Невидимка находился где-то рядом. Но где? Не среди звезд же! Совсем нервы расшалились. Эх, Лалинта, Лалинта…

"Лалинта!.."

— Кто здесь? — испуганно пролепетала я, оглядываясь по сторонам и уже сообразив, что голос звучал у меня в голове.

Нет, на телепатические позывные он не был похож. И вообще ни на что не походил. Никто не вызывал меня на связь, никто не произносил моего имени. Но кто-то явно пытался это сделать. И намерения у неизвестного были добрые, и что-то он хотел сказать, что-то очень важное, но почему-то у него ничего не получалось. Я встала и прошлась по палубе. Ночь, лунная и тихая, казалось, застыла вокруг меня огромным мрачным колпаком.

И там, на темном фоне неба, у самого борта вдруг замаячил светлый предмет. Маленький и легкий, он трепыхался, борясь с ветром, то исчезая за перилами, то появляясь вновь. Бумажный самолетик! Как он мог сюда прилететь?

Воздушный змей поймал его своим длинным ухом, повертел, пощупал и, не обнаружив ничего опасного, бросил к моим ногам. Самолетик оказался самым обычным, сложенным из газеты — таких мальчишки любят запускать. Наверняка письмо. Почему-то нисколько в том не сомневаясь, я взяла в руки бумажную игрушку, развернула ее и внимательно рассмотрела, но… не нашла никаких особых знаков. Только типографский текст — обрывки заурядных статей о новостях и погоде, несомненно, случайных. В ушах все так же звенело, словно кто-то продолжал настойчиво звать меня и говорил, говорил, говорил… Разобрать бессмысленный лепет не получалось, и мне ничего другого не оставалось, как засунуть самолетик в один из потайных карманов в надежде когда-нибудь прояснить эту загадку.

В потайном кармане не поговоришь! Специально выбирала такую куртку, чтобы прятать в ней все, даже голоса волшебных вещей. И некто незримый исчез. Снова со мной была только ночь, внезапно напомнив об одиночестве. Удивительно… Как будто только что я стояла на палубе не одна.

Впрочем, я и так была не одна, а с Силоной, с самой верной своей подругой. И даже любовь путешествовала вместе со мной, пусть пока и в виде фотографии в золоченой рамочке. И, в то же время, чего-то не хватало. Чего-то огромного…

* * *

Я не пошла в шатер, а осталась в пилотском кресле. Ничто больше меня не тревожило, кроме одной моей маленькой тайны. Дело в том, что золотая рыбка, хоть и исполняла всего три желания, но принимала их от всех людей без исключения, лишь бы человек был, а не какой-нибудь непредсказуемый герой эпоса. Поэтому не только я, но и Силона могла что-либо загадать, а значит, ей ничего не стоило вернуться домой в любой момент. Если бы она знала…

Но она о том и не подозревала. Не очень хорошо по отношению к подруге, и я собиралась раскрыть ей свой секрет, но позже. И не из-за эгоизма. Конечно, мне хотелось, чтобы подруга оставалась со мной как можно дольше, но главное было в другом. Меня останавливала моя волшебная интуиция, вернее, интуиция Яги. Хозяйка лесного магазина никогда ничего просто так не делала, а значит, имелась очень и очень серьезная причина ее необычного поступка. Антимир — не какой-нибудь простенький мирок вроде тех, что понаделали в волшебной галактике. Как я понимала, в нем, в антимире этом, все перевернуто, все противоположно нормальному Мирозданию, и надо еще суметь приспособиться вниз головой камни выискивать! Наверняка одной разгуливать в подобных условиях рискованно. Вот вместе со мной и отрядили Силону. А ничего толком не объяснили, потому что задание было слишком опасным. И мне предоставили возможность решить самой, выполнять его или нет. То есть решать мне приходилось за двоих…

Так я думала, уже засыпая в пилотском кресле, почти смирившись с мыслью о своем великом предназначении. И, нащупав самолетик в кармане, почему-то вдруг пообещала своему несостоявшемуся собеседнику: сначала добуду камни, а все остальное потом. Даже если за ними придется лезть в черную дыру. А куда же еще?

Одна незадача — я не знала, как туда залезают. Да и как добраться до черной дыры, тоже. Воздушный змей в таком деле не помощник, а космического корабля у меня, понятно, не было. Тут как раз и пригодилась бы помощь рыбки, но мне хотелось сохранить три желания для более важных дел. Недаром же весь дневник ими исписала!

А бумажный самолетик, словно почувствовав мою руку, опять заговорил, так же беззвучно и непонятно. Удивительный посланник неизвестно кого. И что он пытался мне сказать?

Откуда берутся в неприступных горах бумажные самолетики? Вряд ли они забираются сюда сами по себе. Но в Пещерии кроме гномов никого не было, а они, как известно, никогда не выписывали газет. И все-таки мой самолетик откуда-то взялся.

Его мог послать только маг.

Гл. 19. Секреты магических птиц

Я проснулась оттого, что мой любимый плед, шипя и фыркая, упорно сползал в сторону. Добродушная мордочка с ярко-желтыми глазами смотрела на меня. Зюзя! Из ее длинного клюва торчала мамина тетрадка, изодранная и пожеванная. Кто-то явно пытался полакомиться бесценной рукописью, но не успел — лишь одного листа недоставало. Ну, спасибо, дорогая: хоть на две страницы меньше учить!

Вид у замечательнейшей из выпей был неважный: хвост заметно поредел, а на спине зияла плешь, но Зюзанна так и светилась от гордости. Промычав мне что-то в самое ухо и, естественно, не получив ответа, моя бестолковая телохранительница снова нас покинула, разбросав по палубе клочки чьих-то черно-бурых перьев.

— Чего это она? — спросила Силона, выглядывая из шатра и щурясь спросонья.

— А ну ее! Тетрадь притащила. Ту, которую беркут во время урагана уволок. С инструкциями к волшебным вещам и прочими наставлениями. Помнишь?

Подруга вяло покивала и опустила полог.

Оказалось, мы уже летели. Корабль стартовал точно по плану Ризэллы. Я позорно проспала прощание с гномами и уже никак не могла узнать, нашли ли они кого-нибудь в озере. К сожалению, телепатировать на расстоянии маленькие бородачи не умели. На душе у меня было неспокойно — не очень-то верилось в надежность их обещаний. Если никто не заметил, как уводили пышущих пламенем гигантских пленников, то кто ж обратит внимание на какие-то светящиеся глаза? Оставалось лишь надеяться на силу вечного факела.

Утро выдалось погожим, и яркие лучи солнца заливали горные пейзажи, над которыми мы летели. Силона, с трудом уговорив золотую рыбку съесть "опять все то же самое", рискнула подойти к бортику и послушно обвязалась страховочным канатом, который ей тут же выбросил воздушный змей. А я ушла в шатер, где только и можно было дышать нормально на такой высоте. Кое-как залатанный купол то и дело рвался на ветру, и вскоре нам надоело с ним возиться. Мы сняли бесполезную оболочку и нарезали ее на небольшие лоскуты — узнали из инструкций, что уткнувшись в волшебную тряпочку носом, можно сколько-то продержаться в разреженном воздухе. Не очень долго и не совсем комфортно, но хоть как-то. Ничего, Долина Фей уж близко, а там никакие премудрости не понадобятся, ведь моя волшебная палочка, наконец, заработает.

Чтобы скоротать время, я занялась тетрадкой, исписанной докучливыми инструкциями, и искоса поглядывала на часы — ну когда уже, когда? По доносившимся с палубы восторженным возгласам подруги — "какие милые барашки пасутся" и "сколько же их понатыкано, этих уморительных пушистиков" — было ясно, что мы все еще тащились над горами. И вдруг идиллия закончилась.

— Лалинта, смотри! Скорей! — заорала Силона не своим голосом. — Там палатки! А вон и туристы. Ну почему бы нам здесь не остановиться? Они помогли бы мне вернуться домой. Ведь родители, небось, с ума сходят!

Я не успела увидеть людей, хоть и подбежала почти сразу. Внизу уже опять мелькали только "пушистики", оказавшиеся обычными кустарниками, но Силону они больше не волновали. А корабль упрямо летел вперед, размеренно махая перепончатыми крыльями. Даже как будто увеличил скорость, и вот мы уже снова неслись над горным лесом, потом пошли вересковые поляны и опять лес, лес, горы и лес…

— Ну прошу тебя, перестань! Не плачь, пожалуйста! — уговаривала я подругу. — У нас теперь инструкции есть. Ты же из-за них так переживала. Ради тебя все их выучу, обещаю! Подожди еще чуть-чуть, скоро уж будем в Долине Фей, и все решится. А хочешь, прямо сейчас напишем письмо моей маме и отправим его с голубкой? Спросим, как найти старшую сестру Ядвиги. Она там же, недалеко живет и, если вдруг что-то не заладится, непременно нам поможет.

На самом деле я понятия не имела, где жила сестра хозяйки лесного магазина. Перед отбытием на свою обожаемую планету, Ризэлла сказала:

— В случае необходимости разыщи Заламею, старшую сестру Ядвиги.

Вот и все. Разумеется, я тогда считала, что ничья помощь мне не потребуется, и не расспросила как следует, где искать эту достойную даму. Да и теперь только для успокоения подруги предложила запасной вариант, уверенная, что он не пригодится. Ведь мы летели к великой фее, и думать еще о ком-то было просто смешно. Всего-то требовалось отладить волшебную палочку, с чем повелительница воды, несомненно, справилась бы, и надобность в родственниках Яги отпала бы сама собой.

Мои слова подействовали, и мы сразу же написали письмо маме, но пока не отослали. Во что бы то ни стало, надо было дотянуть до встречи с наставницей и выяснить у нее про антимир. И я придумала достойное объяснение:

— Отправим из Долины Фей. А то как голубка найдет обратную дорогу?

Силона согласилась. Откуда ей, бедняжке, было знать, что магическая птичка всегда возвращалась к своей подружке, где бы та ни находилась?..

Зато и мне пришлось выполнять обещание. И я снова взялась за инструкции, хоть и понятия не имела, зачем они нужны теперь, когда до чудесной Долины Фей оставалось всего ничего — меньше суток лету.

Гл. 20. Второе черное озеро

Успокоившись, Силона снова уставилась на горные хребты. Я немного постояла рядом с ней, чтобы окончательно удостовериться, что она забыла о туристах. Сначала под нами неспешно скользилизаболоченные холмы, а кое-где по каменным ступенькам плоскогорий, огибая пригорки, бежали голубые речушки. Но вскоре ландшафт изменился, и поплыли остроконечные скалы, совершенно голые, без какой-либо растительности. Ради подобной "красоты" страдать, вдыхая разреженный воздух, уж точно не стоило. Посоветовав подруге последовать моему примеру, я вернулась в шатер — зубрить инструкции.

— Ой! Лалинта, иди сюда! Что там такое чернеет?

В тот же момент воздушный змей отчаянно замахал крыльями, словно борясь с невидимым препятствием, резко сбросил скорость и начал снижаться. Предчувствуя еще одну неприятность, я проверила по плану в тетради — нет, рановато для посадки, — затем быстро подошла к перилам и, обвязавшись канатом, посмотрела вниз. В горной котловине, окруженное отвесными скалами, сверкало черное пятно. Мне послышался не то шелест, не то шепот, исходивший из него.

— Вроде озеро. Только почему-то черное. Прямо, как в подземелье! Но там было темно… И, по-моему, оно что-то говорит!

Некоторое время мы обе старательно прислушивались, но в ушах свистел только ветер.

— А почему мы спускаемся? — опять спросила Силона. — На Долину Фей не очень-то похоже!

Летучий корабль неистово колотил крыльями по воздуху, будто пытаясь подняться. Действительно странно. В маминой тетрадке я не нашла ничего, что объяснило бы задержку. Там предлагалось лишь внимательно следить за дорогой.

— Наверное, специально, чтобы озеро поближе увидеть. Надо присматриваться к тому, что попадается. Так в инструкциях написано.

Черное чудо, встретившееся нам, несомненно того стоило. Оно блестело в каменной лунке, похожее на огромную жирную кляксу, случайно поставленную на залитой солнцем картине. Даже в соседстве с угрюмыми бесцветными горами новое озеро выделялось какой-то необъяснимой отчужденностью. Отгородившись от мира скалистыми зубцами, оно, казалось, жило иной, внутренней жизнью. Мы уже снизились настолько, что чуть не протаранили днищем корабля верхушку одного из утесов, и я увидела на гладкой, словно отполированной поверхности воды наши блеклые отражения, но только мое и Силоны. Воздушного змея со всем содержимым словно и не существовало. Надо же, какое необычное зеркало! Черное.

Мы спускались все ниже и ниже, и все отчетливее становился тихий шуршащий звук — озеро и впрямь что-то говорило. Когда вокруг нас сгрудились каменные стены, я, наконец, услышала, что:

"Дружба смешна… любовь обманчива… — журчал вкрадчивый голос. — Повсюду злоба… безысходность… мрак… ужас… и больше ничего… ничего…"

Эхо повторяло каждое слово, усиливая его, искажая и перемежая с остальными, так что получалась полная неразбериха, но, как ни странно, все было понятно. Затем пошла сплошная тарабарщина, бессмысленный набор шипящих и свистящих звуков, и опять объяснений не требовалось. Я и сама знала, что впереди меня ждали лишь кошмары и неприятности. И вдруг с удивлением и ужасом подумала: зачем же куда-то несусь, да еще и подругу тащу за собой?

"Пойдешь туда, незнамо куда…"

А мне совсем, совсем туда не хотелось! И я закричала:

— Не хочу, не хочу, не хочу!

Испуганный взгляд Силоны говорил сам за себя: она испытывала те же чувства, что и я. Мы обе желали только одного — немедленно вернуться домой.

— Ну же, ты, ушастый, разворачивайся, мы возвращаемся!

Если б я умела управлять летательным аппаратом, на том наше путешествие и закончилось бы. Но я не умела. И воздушный змей, вдруг зависнув над черной водой, остановился, словно в нерешительности. Неужели до него чего-то дошло?

— Давай, давай же, быстро! Туда, назад!

Однако глупое судно продолжало парить над озером, не спускаясь и не поднимаясь. Видно было, с каким трудом корабль удерживался на весу, что-то будто придавливало его, заставляя трепыхаться, подобно попавшей в сеть птице. И мы, как завороженные, не отрывали взглядов от беспросветной бездны. И, чем дольше я в нее смотрела, тем яснее понимала, что только к ней и стремилась всю жизнь. Все остальное теперь казалось пустым и ненастоящим. Все меня предали — и любимый, и родственники. Им безразлично, что будет со мной, а мне и подавно… Незачем жить, раз никому не нужна. Только черному зеркальному озеру…

"Эх, магические карандашики что ли туда запустить? — блеснула в голове слабая мысль. — Нельзя, я же еще не успела прочитать, как ими пользуются. Нет, все равно брошу! Все равно…"

И то была моя последняя попытка как-то изменить ситуацию — мне становилось все хуже и хуже. Я уже ничего не смогла бы сделать, потому что совершенно не владела собой. Скрытая в глубинах озера жуткая силища не отпускала ни на секунду. Вот уже и никаких мыслей у меня не осталось, даже мрачных, все высосала коварная бездна, неустанно тянувшая нас в свою холодную пучину.

Воздушный змей снова начал медленно снижаться, уже почти не сопротивляясь. Зацепившись длинным ухом за острый край скалы, он беспомощно повис на ней. В глубине души мелькали остатки сознания: надо что-то делать, как-то бороться, еще несколько мгновений, и случится ужасное… Лицо подруги стало подобно белой маске, но сил противиться злой напасти, исходившей из приближавшейся черной глади воды, не было ни у нее, ни у меня. Я отбросила в сторону страховочный канат — зачем он мне? Силона тоже освободилась от ненужных пут. Полное безразличие ко всему на свете овладело нами, и, перегнувшись через борт летучего корабля, мы обе тупо смотрели в непроглядную черноту, а палуба кренилась все больше и больше.

Внезапно откуда-то вынырнула Зюзя. Распластав крылья у нас перед глазами, она закрыла своим телом озеро. Я, как ошпаренная, отпрянула от бортика и облегченно вздохнули. Силона упала рядом, а выпь, огласив округу победным ревом, многократно отраженным скалами, вновь унеслась в неизвестном направлении. Корабль сразу же взвился в вышину.

Лежа на теплом деревянном полу и приходя в себя, я снова обрела способность думать. И все мои новые мысли крутились вокруг одного. Что же такое случилось, почему мы обе потеряли контроль над собой? Да ладно, обе — я потеряла! Я, будущая великая магиня, позволила какой-то черной лужице овладеть моим сознанием, и она чуть не погубила нас обеих. Жуткое озеро, как видно, пожирало все, что могло поймать. Подобно гигантской губке оно поглощало свет и даже каким-то непостижимым образом впитывало мысли! И при том, как ни парадоксально, умудрялось быть еще и зеркалом — я ведь видела наши отражения в черной воде.

Ну просто какое-то зеркало наоборот. Антизеркало. Антимир?..

Гл. 21. В мире неспокойно…

Силона тряслась в беззвучных рыданиях, и я отвела ее в шатер. Тоненькие голосочки тут же затараторили, зазывая усталых путников на ночлег. Мало-помалу подруга успокоилась и задремала.

Мне тоже не мешало бы хоть ненадолго забыться, но уснуть никак не удавалось. Озерный шок заставил по-новому взглянуть на неурядицы, которые то и дело сыпались на нас. Раньше я не придавала им большого значения, но теперь призадумалась. Догадки сменяли друг друга, складываясь в некое подобие гармоничной картины. Казалось, еще чуть-чуть и до меня дойдет самое главное, некое связующее звено. Однако отдельные нестыковки, выпиравшие то там, то сям, снова все портили. И космические гадюки, которых поймал Серж в абсолютно безопасном лесу, и гигантская крыса в конской упряжке, и ненормальный ураган, швырявшийся огненным оружием, и вовремя подоспевший беркут, унесший инструкции, и бумажный самолетик, о чем-то говоривший, — все эти события словно существовали сами по себе, без какой-либо цели и видимой взаимосвязи.

И вот к предыдущей неразберихе добавилось черное озеро, чуть не убившее нас. Второе черное озеро, одновременно и похожее, и непохожее на первое. Нет, конечно, мне уже не казалось, будто мы столкнулись с антимиром. Какие еще антимиры на Земле? Они ведь там, в космосе. Значит, колдовство, но кому понадобилось накладывать чары на затерянный в горах водоем? Тем не менее, мы обе слышали магическую тарабарщину, исходившую из воды. Меня никогда не интересовало старомодное волшебство, но почему-то я не сомневалась, что нас обворожили очень древними заклинаниями.

В мире действительно было неспокойно — о том знали маленькие бородачи. Но они ни о чем не тревожились, уповая на силу вечного факела. А ведь два черных озера находились недалеко друг от друга и могли быть связаны подземной речкой. И если так, тогда… неведомому шептуну, зазывавшему нас в беспросветную пучину, ничего не стоило забраться в жилище гномов. И я даже знала, с помощью кого. Потому что не существовало на свете других живых существ с прожекторами вместо глаз, кроме тех, которые водились в стране магов. А она, эта страна, ой, как далеко была! И, надо же, оказалось, никуда и ехать не требовалось, все тут, под боком, имелось. Кто бы мог подумать!

Моя подруга безмятежно улыбалась во сне — никак, видела далекий дом, где в самом надежном месте был спрятан распрекрасный глиняный горшочек. Или родителей, которых она столь внезапно покинула. Небось, вовсю уговаривали свою пропавшую дочь полетать подольше и о них не беспокоиться. Рачительные коврики постарались на славу, применив специальные успокоительные грезы.

Вот еще забота! Проще простого было бы телепатировать маме или Ризэлле и узнать у них, нужно ли и дальше тащить Силону за собой, подвергая ее новым опасностям. Но сначала мне хотелось выяснить поточнее, почему подруга улетела со мной. Ей я так и не сказала о главном. Она до сих пор считала, будто случайно ухватилась за птичью клетку ровно в тот момент, когда воздушному змею вдруг вздумалось взлететь. Чтобы прояснить ситуацию, надо было связаться с Ядвигой. Однако хитрая Яга подстроила все таким образом, будто она тут ни при чем. Не признаваться же мне, что подслушивала под дверью! Потому-то я и тянула время, как могла, в надежде на помощь повелительницы воды.

Воздушный змей постепенно набрал высоту и уже давно летел ровно. Снова и снова прокручивая в голове недавний кошмар, я поняла, почему мы чуть не угодили в заколдованное озеро. Недаром Серж так настойчиво твердил мне об управлении яркими эмоциями. Корабль сбросил скорость и начал снижаться как раз тогда, когда Силона увидела темное пятно в горах. Он послушался ее, потому что под действием древних чар, подруга слишком рьяно потянулась к черному зеркалу. Потом мы вместе с ней смотрели на озеро, а оно высасывало наши мысли. Хорошие покинули нас в первую очередь — видимо, они оказались менее стойкими, чем дурные. Именно тогда я почувствовала страх, а потом и горечь измен, по большей части вымышленных. Но затем и тяжелые ощущения ушли в пучину, и наступило полное безразличие ко всему на свете. Мы непременно вывалились бы за борт, потому что отбросили страховочные канаты, когда летучий корабль повис над черной бездной. Он, хоть сам не отражался в озере, но — удивительное дело! — зависел от эмоциональных переживаний своих умных пассажирок. В какой-то момент мне даже удалось остановить спуск, но ненадолго. Сдвинуть с места волшебное судно я не смогла — не настолько хорошо владела эмоциями, чтобы суметь направить их силу в нужную сторону. Для этого требовалась тренировка. А у нас обеих оставалось лишь одно желание — погрузиться в прохладную спасительную пучину. И это желание было столь велико, что мы, несомненно, туда окунулись бы, но Зюзя прервала роковой контакт, и воздушный змей вырвался из страшных пут.

Я проворочалась до ночи, но и тогда не смогла заснуть и вышла на палубу. Опять, как недавно, вокруг было только бескрайнее и тихое звездное небо. Где-то там, далеко-далеко, в своем особенном мире, творил он, мой любимый. Конечно, волшебную галактику так просто не увидишь, ее только почувствовать можно, но для телепатической связи нет преград. Мне было страшно и грустно, и я обратилась к нему. К нему, моему другу и великому магу. А к кому же еще?

Тщетно неслись в пространство слабые позывные. Да я и не ожидала ответа. Знала: мой исчезнувший возлюбленный не откликнется, не оторвется от своего расчудесного мира, кроме которого ему ничего, совсем ничего не было нужно. Зачем же тогда звала? Надеялась на чудо…

Гл. 22. В преддверии мечты

Утром подруга вышла из шатра в почти нормальном состоянии. Чтобы окончательно ее развеселить, я затеяла разборку одежды. Тем более что наши дорожные наряды порядком поистрепались, а мне хотелось явиться к наставнице в приличном виде. К тому же нам обеим ужасно надоели теплые кофты, которые теперь, наконец-то, отправлялись в чемодан. Мы поделили два моих лучших платья — посвободнее Силоне, поуже мне.

— Ой, какой милый сарафанчик! Жаль, дальше головы не налезает.

— Ты лучше туфли померяй. Не в валенках же пойдешь.

Казалось бы, глупее занятия, чем перебирать тряпки и радоваться каждой пришедшейся впору, не найти, а как повышает настроение! Единственная загвоздка — зеркал на летучем корабле не водилось. Зато мы избежали еще одной неприятности: моя подруга не увидела своего отражения и не пожалела о том, что скатерть-самобранка беспрекословно выполняла все ее сладкие капризы.

Вскоре от наших переживаний не осталось и следа, и мы говорили только о Долине Фей. Никаких других остановок больше не намечалось, и мне даже было немного жаль, что путешествие так быстро закончилось. Конечно, оставался еще антимир, но воздушный змей вряд ли смог бы туда добраться. А после кошмарного случая в горах летать на нем стало намного интереснее. Ведь черное озеро, стремившееся нас погубить, оказало нам неоценимую услугу — я поняла, что могу управлять кораблем! И, как ни странно, Силона тоже.

Приодевшись, мы снова подошли к перилам и, разумеется, обвязались страховочными канатами. День опять выдался ясный, безоблачный, и лишь легкий ветерок теребил атласные ленточки корабельного хвоста. Змей летел гораздо ниже, потому что горы закончились, и потянулись непроницаемые кроны деревьев, примкнувшие друг к другу слишком уж тесно для обычного, даже и очень густого, леса. В глубинах огромной чащи, окруженная плотным зеленым кольцом, пряталась долгожданная Долина Фей. Когда-то давно, в детстве, я мечтала здесь побывать. И вот, наконец-то, хоть одна моя мечта сбывалась.

Ризэлла рассказывала, что здешние земли передавались от одной волшебницы другой.

— Куда ж девались прежние феи? — спрашивала я.

— Наверное, как и маги, отправлялись в вечное странствие, — отвечала сестра, — но, возможно, у них имеются и иные пристанища. Феи не такие как мы, у них все по-другому. Но куда-то они, несомненно, деваются, иначе не забирали бы с собой свои роскошные замки.

Да уж! Зачем нужен дом, если его негде поставить? Получалось, феи, немного пожив в своей вотчине, причем всегда по очереди, поодиночке, не исчезали насовсем, а улетали в какое-то иное место, но в какое именно, я так и не выяснила. И где обретались раньше, тоже. Маги знали только о том, что очередная волшебница прибывала в Долину Фей, сооружала себе жилище по вкусу и сразу же приступала к обычным делам — разведению цветников и строительству гор. Последнее, надо сказать, занятие не для утонченных дам. Но вряд ли феи, подобно суетливым гномам, бегали с лопатами и ведрами — у них, в отличие от меня, с волшебными палочками все было в порядке. А потому и цветы вырастали не простые, а чудодейственные, и горы сами складывались из драгоценных кирпичиков.

Пока мы летели над лесом, я пересказывала все известные мне сведения Силоне. Воздушный змей постепенно снижался, но Долина Фей еще не показалась.

— Скоро ее увидишь, не переживай! — подбадривала я подругу. — И не волнуйся, здесь никаких кошмаров не будет, моя наставница не допустит.

— А она очень могущественная фея?

— Конечно! Иначе меня к ней не послали бы. А ты, я смотрю, перестала бояться волшебников!

— Ну нет, знаешь, не совсем… — Силона с тоской смотрела на верхушки деревьев, проплывавшие под нами. — Я так подумала: раз есть злые волшебники, то пусть и добрые будут.

Да уж, коварное черное озеро много нам дало!

Дремучие лесные гущи все тянулись и тянулись. Казалось, им не будет конца. Подруге они вскоре наскучили, ей больше нравились горы. Я же не отрывала взгляда от темно-зеленых зарослей.

— Чего ты так внимательно высматриваешь? Сплошной лес под нами!

— Подлетаем. Боюсь пропустить цветочный ковер. Может, что-нибудь удастся прочитать с высоты…

— Прочитать? Как это?

— Да цветы там такие. Я ж тебе говорила, что они необыкновенные. Каждый означает какое-нибудь слово. И все вместе складываются в текст, описание судеб.

Силона даже ахнула от изумления. В ее унылом взгляде мелькнула заинтересованность.

— Неужто судеб?

— А ты что думала? Феи все-таки те цветы сажали, не кто-нибудь! А фея на латинском означает "богиня судьбы". Вот они и расписали множество судеб разных людей. Про нас с тобой тоже есть.

Некоторое время мы уже обе пересчитывали зеленые кроны, но чудесный ковер из Долины Фей все не появлялся.

— И как тот гобелен читают?

— Ты в икебанах и пиктограммах разбираешься?

— Немного…

— Значит, прочитаешь.

Тут я заметила вдали сверкавшую на солнце вершину.

— Смотри, вон, видишь, блестит? Это Золотая гора. Она самая большая в Долине Фей. Раз ее верхушка показалась, значит, скоро мы полетим над равниной. По ней бежит Золотой ручей. Он впадает в Золотое озеро, которое возле той горы устроено.

— Ну прямо все золотое!

— Не все. Есть и разное другое.

Я снова и снова рассказывала. В чудесной Долине Фей столько всего имелось! Кроме Золотой, были еще Серебряная, Изумрудная, Жемчужная и прочие горы, одна другой меньше, и каждая дополнялась ручьем и озером с соответствующей водой.

— Что, хочешь сказать, в том, во втором, расплавленное серебро течет? — не поверила Силона. — Для этого ж бешеная температура нужна! А чтобы камень расплавить, тем более.

— Да нет, конечно. Только горы драгоценные, а у воды просто цвет такой — золотистый, серебристый и разный другой. Для красоты так сделали.

— А почему горы разного размера — тоже для красоты?

— Ну уж! Какая в том красота? Ризэлла говорила, что самую большую, золотую, построила первая фея. Потом другая сотворила серебряную, ее преемница изумрудную и так далее. Но для каждой следующей горы все меньше места оставалось, вот и приходилось ограничивать размеры. Не заставишь ведь все горами! А к ним еще и озера, и ручьи нужны.

— Зачем?

Силона, как всегда, искала во всем рациональное зерно. Ну может же быть хоть что-то просто красивым! Вон лес под нами для чего? То есть он-то, понятно, для чего, он Долину Фей прятал, но обычная природа точно сама по себе, а не для чего-то или кого-то. А феи… Кто ж их разберет, какие у них причуды и зачем они свои непонятные творения создавали! Ни зачем.

— Не знаю. И никто не знает… Наверное, чтобы название оправдать. Ведь долина всегда среди гор или вдоль реки бывает. Поэтому и делали, хотя бы маленькие, но горки, а все прочее уж к ним для комплекта.

— А я думаю, раз горы из настоящих драгоценных камней сделаны, твои феи просто поскупились. Ведь им приходилось оставлять все для кого-то следующего.

— Возможно и так. Только феи вовсе и не мои, они от магов очень даже отличаются.

Мы все-таки выбрались из леса и полетели над широкой равниной, по которой бежал золотистый ручеек. Воздушный змей все снижался и снижался. Земля была уже совсем близко, и до палубы порой долетали золотые брызги.

"Интересно, — подумала я, — какая у воды повелительница — такая же шустрая и беззаботная, как эта веселая речушка?"

Летучий корабль поднырнул под висевшие прямо в воздухе разноцветные ворота, и они тут же, на наших глазах распались на небольшие кусочки, оказавшиеся бабочками. Бойко махая блестящими крылышками, насекомые разлетелись в разные стороны, но, не прошло и минуты, как, обогнав нас, снова выстроились в цветистую арку. Когда мы пролетали под ней, Силона попыталась поймать одну из крылатых проказниц, но с удивлением обнаружила на ладошке лишь янтарную капельку влаги.

— Ну и ручей, всю меня обрызгал! — расстроилась она. — Но куда же мотылек подевался? Будто испарился…

И вдруг в моей голове зазвучали чьи-то телепатические позывные.

Гл. 23. Настырный абонент

Странные они были какие-то, те позывные, путаные, ничего не разобрать. И одновременно со звуками у меня перед глазами возникла объемная цветная картинка — маленькая полянка с крохотными горками, озерцами, с такими же миниатюрными сломанными деревцами и упавшими фонарями. Несмотря на жуткий разгром, я сразу узнала эту полянку.

Она находилась где-то на окраине Долины Фей и называлась уменьшительно — Долинка. Мне про нее Ядвига рассказывала. И не просто рассказывала, а все уши прожужжала! Глянь, мол, прежде чем к наставнице идти, все ли в порядке у маленькой феечки, не приключилась ли с ней какая беда. А я и не возражала, надо так надо, посмотрим. Хоть и не помнила, зачем. Ведь меня и тогда, и сейчас другие, более важные, проблемы волновали. Запоминать всякую ерунду было недосуг. И вот, пожалуйста, напомнили…

"Долинка. Ну и что? — возмутилась я. — Сама знаю, что на нее посмотреть надо! Зачем-то…"

Ответом было то же жужжание в ушах. И ничего более. Увидеть лицо незнакомца, связавшегося со мной, не удалось, лишь за полянкой замаячил расплывчатый силуэт. И тогда я поняла, почему не могу разобрать слов. Так уж устроена телепатия, с ее помощью переговариваются люди, хорошо друг друга знающие. А этот абонент был мне незнаком, а потому и невидим, и неслышим. И ярешительно прервала связь.

Золотая гора приближалась, и на гладких желтых склонах уже можно было разглядеть отдельные кирпичики. Вершину венчала сверкающая хрустальная корона. Смотрелось довольно красиво, хоть и вычурно чуть-чуть. Самую большую из гор поставили на дальнем краю Долины Фей. Перед ней и должен был благоухать знаменитый цветочный ковер судеб, однако, мы его не увидели. От чудодейственных цветов остался только запах. И здесь меня ждало разочарование!

Долину Фей устилал совсем другой ковер, сотканный из множества водяных пузырьков, сиявших подобно крохотным разноцветным лампочкам. И эти переливавшиеся всеми цветами радуги полупрозрачные шарики запорошили всю округу. Они лежали на склонах драгоценных горок, плавали в ручьях и озерах и окутывали цветы, скрывая наши судьбы. Когда-то я мельком слышала о волшебной светящейся росе, но видела ее впервые. Рассказывали, будто она рождалась из тумана чар и могла завуалировать все что угодно. Мое сердце отчаянно забилось — а вдруг?.. Но, увы, Яга вещала о серебряной крупе, а здешняя была разноцветной.

— Волшебная роса, — хмуро сообщила я и добавила: — светящаяся.

— Да-а, — разочарованно протянула Силона. — Как видно, мы тут ничего не прочитаем. А что у тебя с головой?

Я невольно прижала ладони к ушам, в которых вновь нестерпимо гудело. Объяснять подруге, что встречаются не только телефонные хулиганы, не хотелось. Все равно она ничем не могла мне помочь.

— Вспомнила кое-что… Ядвига говорила, надо какую-то маленькую Долинку найти.

— Еще и маленькую?

— Угу. Не помню, зачем, но обязательно.

— Разглядишь ее здесь, как же! И большой-то не видать. Все сверкает, будто иллюминация. Только вершины гор и торчат!

"Действительно, — подумала я, — ничего не поймешь, где тут чего. Пожалуй, не будем зря время тратить".

Никто не предупредил меня о том, что Долина Фей завернута в волшебную светящуюся росу, словно младенец в одеяло. Вряд ли мои заботливые родственники умолчали умышленно, надо полагать, новшество появилось недавно, вместе с новой феей. Ведь недаром она была повелительницей воды.

— А там что за приспособления?

И опять я не смогла ответить. С облаков свисали разноцветные шелковые канаты с колечками и кисточками на концах, тоже упакованные в полупрозрачные водные оболочки.

— Может… по ним на небо взбираются?

Изображение разрушенной в пух и прах Долинки маячило в моей голове, словно заблудившееся сновидение, перепутавшее сон с явью, не давая сосредоточиться на более интересных вещах. Я стала вспоминать, больше чтоб отвязаться от нахала. Вроде бы в маленькой долине все было устроено по тому же принципу, что и в большой, но уменьшено во много раз. И в миниатюрной копии в обязательном порядке повторялись основные события, происходившие в Долине Фей. Силона права, и для чего столько сложностей?

"Как же, так тебе и поверили!" — передала я куда-то в пространство.

Скорее всего, незнакомец меня не услышал, и телепатические позывные растаяли в воздухе. К сожалению, мне никак не удавалось разглядеть своего мучителя, а то я рассмеялась бы ему прямо в лицо. Надо же, быть таким бестолковым! Ведь из слов Ядвиги следовало, что состояние Долинки зависело от Долины Фей, а в ней — мы же видели! — все было в порядке. Никаких упавших фонарей и поломанных деревьев. Просто и растения, и строения бережно прикрыли красивым блестящим кружевом. Но из-за настырного расплывчатого типа мне приходилось лицезреть полную чушь. Избавиться от хулигана никак не получалось, слишком уж умелый попался, прорывал все мои преграды и подключался вновь и вновь. Поняв, что бороться с ним бесполезно, я лишь приглушила звук. Пусть себе бубнит, пока не надоест, быстрее отстанет!

Проскочив через целую аркаду из бабочек, мы увидели замок, окруженный, как крепостными стенами, такими же покрывалами, свитыми из маленьких светящихся шариков. И здесь везде висели те же удивительные толстые веревки всевозможного окраса.

— А что, волшебные росинки никогда не испаряются? — снова спросила Силона.

— Да нет, почему же? Испаряются, как и обыкновенные. Просто тут холодно… Солнце спряталось за облаками, вот и…

"А откуда они-то взялись, — недоумевала я, — да еще и с шелковыми хвостиками, неизвестно для чего к ним привязанными? Никаких облаков здесь не должно быть!"

Меня уверяли, будто в Долине Фей всегда тепло и ясно, а тут, как оказалось, было довольно-таки прохладно. Хорошо, что я не очень далеко убрала куртки. А ведь хотела, уверенная в том, что дожди и снегопады обходят чудесное место стороной. Зато кофты и валенки упрятала основательно. Пожалуй, не стоило торопиться…

"Да уж, многое здесь изменилось с приходом новой феи", — подумала я и, не найдя другого объяснения, полезла за куртками.

Пока мы их натягивали, одновременно обсуждая странности обновленной Долины Фей, воздушный змей, ловко лавируя между канатами, плавно опустился на живописную лужайку перед замком, украшенным пестрыми башнями и резными колоннами. Силона тут же забыла о волшебной росе и переключилась на созерцание прекрасного здания. Я тоже с удовольствием к ней присоединилась бы, если б не подлый тип, прицепившийся ко мне — все впечатление портил!

Гл. 24. В холодном замке

Безобразная картинка в моей голове то исчезала, то вновь появлялась, разворачиваясь в разные стороны. Теперь передо мной маячил маленький замок, но в сравнении с тем, который мы видели на самом деле, он казался слишком убогим. Кто-то явно пытался испортить мне настроение. Но не на такую напал!

Силона уже тянула за длинные ручки неподъемный сундук, и я ей помогла. Затем мы вытащили остальные наши пожитки — несколько пузатых сумок, клетку с голубками, банку с золотой рыбкой и Зюзину корзину, в которой теперь одиноко валялись лишь обрывки былых ремешков. Почему-то выпь их оставила. Как видно, еще не потеряла надежду что-то втолковать непонятливой хозяйке.

Мы сложили змея и запихнули его в набитый до отказа кофр. Тоненькая пластинка, в которую превратился огромный летучий корабль, почти не занимала места. Но кто о том знал? Мало ли, столько вещей, все могли и не поместиться… И я вытащила футляр с волшебной палочкой и понесла его отдельно. Очень уж хотелось похвастаться своим чудесным приобретением при первом же удобном случае.

И вот, волоча за собой многочисленную поклажу, мы с немалыми усилиями поплелись к дверям замка, тоже, как нетрудно догадаться, обрамленным блистающими гирляндами. Жалкое изображение Долинки сразу же исчезло, никак устыдилось собственной глупости. Я облегченно вздохнула.

— Как красиво! — воскликнула подруга, осторожно раздвигая шелковые канаты, коих тут имелось неимоверное количество.

Витиеватое строение, к которому мы подошли, больше походило на праздничный торт с кремом, чем на жилой дом. Само здание было небольшим, всего два этажа и крыша, но бусы волшебной росы, уложенные в несколько ярусов, создавали впечатление чего-то неимоверно грандиозного. Нас никто не встречал, но я ясно чувствовала чей-то настороженный взгляд. Прозрачным холодным дымком он просачивался сквозь наглухо закрытые ставни окон. Очень неприятное ощущение, когда тебя видят, а ты нет и ничего не можешь с этим поделать, только стоишь и глупо хлопаешь глазами. Похлопаешь так чуть-чуть и вдруг понимаешь, что никакого замка на самом деле и вовсе нет, и он лишь мерещится нам обеим…

И что за наваждение! Зачем могущественной волшебнице возводить несуществующее здание и подглядывать в щелку? Она и так, при желании, могла сделать с нами все, что угодно. Ну, или почти все.

Только я худо-бедно договорилась сама с собой, как в голове вновь загудело, и знакомая картина разгромленной Долинки заняла свое привычное место. Мне было явно не до нее, но настырный незнакомец, вероятно, считал по-другому. Так и хотелось ответить наглецу:

"Ну куда мы сейчас попремся, кто бы ты ни был? Тут хотя бы до какого-нибудь стула доползти!"

Стоило нам приблизиться к узорчатым дверям, как они радушно распахнулись, будто только и ждали нашего появления. Проходя под гроздьями лучезарных шариков волшебной росы, скрывавших, по крайней мере, половину замысловатой резьбы, я ощутила их нежную прохладу.

Внутри было так же холодно и светло, как снаружи, и здесь тоже везде висели блестящие гирлянды. Мы оказались в большом зале, заполненном ими, словно новогодней мишурой, и остановились в замешательстве, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь сквозь оживленно переливавшиеся блики света. Постепенно глаза привыкли к беспрерывному мельканию, и нам удалось увидеть многое. Даже слишком многое…

— Музей тут у вас что ли? — удивилась Силона.

— Почему у нас? Сама первый раз вижу.

Похоже, моя мечта о стуле сбывалась. И не об одном, их тут хватило бы на толпу стажерок. Да и прочей мебели тоже. Вот только можно ли было сидеть на изящных изделиях, расставленных с явным перебором? Резные креслица и диванчики, обитые шелком, маленькие столики с тонюсенькими изогнутыми ножками и миниатюрные стеклянные шкафчики, — все имело довольно хрупкий вид, но, тем не менее, было безжалостно завалено игрушками, ювелирными изделиями и посудой. Мы стояли, поеживаясь в не очень-то теплых куртках, впопыхах накинутых на летние платья, и лишь вертели головами, пораженные обилием самых разных, но абсолютно бесполезных предметов. И, что самое удивительное, сразу за мебельными скоплениями виднелся парк с фонтанами и скульптурами, а за ним сверкала увенчанная хрусталем Золотая гора. У диковинного здания будто не существовало стен! Мы видели всю Долину Фей, с ее неповторимыми горными и озерными украшениями. Разумеется, насколько позволяло вездесущее светящееся покрывало.

И снова ко мне вернулись сомнения в реальности замка, и я опять их решительно отбросила. Дом моей необыкновенной наставницы и не мог быть заурядным. Он оказался прозрачным, и что с того? Не снаружи ведь, а только, если смотреть изнутри. Ничего особенного, любое стекло можно превратить в одностороннее зеркало, покрыв его тонким слоем металла и осветив с одной стороны. А если с обеих… ведь светящаяся роса была везде. Тогда, наверное, ничего не получится…

Силона внимательно прослушала мое научное объяснение и не обратила внимания на парадокс со светом. Я не стала ее разубеждать. Мало ли как фея преодолела незначительные несоответствия, на то у нее и волшебная палочка!

Несмотря на некоторые излишества, мелькание бесчисленных росинок и пронизывающий холод, чудесный замок мне нравился. Несколько необычно, зато весело и красиво. И лишь потолок оставался мрачным, потому что в небе застыли, словно привязанные за свои непонятные веревочки, скучные серые облака. Что ж, великая повелительница воды имела право устроить свое жилище по собственному вкусу. И неплохо устроила — сам воздух вокруг нас сиял и играл, лаская взор и обещая скорое счастливое будущее.

Наконец-то я попала туда, куда нужно!

Гл. 25. Повелительница воды

Изображение Долинки померкло и растаяло. Никак расплывчатый тип сообразил, что проиграл нашу невидимую войну, и оставил свою затею. Я снова обрела свободу и смогла, хоть и не без труда, но все же нормально осмотреть окружавшую нас красоту. Обилие кукол и побрякушек уже не казалось чрезмерным, да и прикрытые полупрозрачной светящейся тканью они приобретали особый, таинственный вид. Было в разнообразии вещей и кое-что от уюта. На столах стояли вазы с цветами, а на подоконниках неваляшки, которые при дуновении ветерка покачивались и мелодично позванивали. Прищурившись, я разглядела в центре зала трон с восседавшей на нем феей. Красавица, одетая, казалось, в сплошные ожерелья и браслеты, отражавшие всю известную палитру красок, улыбалась из-под большой кисти светящейся росы. Это и была моя наставница. Вокруг нее сновали маленькие птички колибри, золотые и серебряные стрекозы и уже знакомые нам бабочки-шалуньи. Молодец Ядвига, подыскала подходящую кандидатуру, не какую-нибудь старую ворчунью, а молодую приветливую девицу. С такой наверняка не соскучишься!

Повелительница воды чинно сошла с трона и направилась к нам. Казалось, она не шла, а летела, окутанная со всех сторон пузырьками-блестками, сплетенными в искрящуюся мантию. И трудно было отличить, где волшебная роса, а где бусы, кольца и подвески, позвякивавшие с каждым шагом прекрасной феи. За ней, хлопая крыльями, неслась ее разноцветная свита. Насекомые беспорядочно кружились, свистели, жужжали и стрекотали, и только колибри выполняли хоть какое-то полезное дело — они несли шлейф из сверкающих росинок.

— О-о, как я рада видеть вас, мои дорогие! А-ах, вы же не знаете, меня зовут Фавея!

Голос у повелительницы воды был очень даже подходящим: он звенел заливистым ручейком, завораживая и унося куда-то далеко, в неведомые края, но не мог скрыть еле уловимый иностранный акцент. Что и позволило нам тут же не уснуть под сладостное монотонное журчание.

— О-ох, какие ужасные тяжеленные баулы! — воскликнула фея. — Еще и футляр, такой длинный и неудобный… А-ах, давайте его скорее сюда!

И почему мне вдруг так не захотелось выпускать из рук волшебную палочку? Я ведь мечтала о том, чтобы ее починили, и столько времени ждала этого счастливого момента. И вот он наступил, но, вместо того чтобы с радостью передать футляр наставнице, глупая стажерка прижала его к груди и промямлила срывавшимся голосом:

— Волшебная… палочка… легкая…

Я и сама понимала всю несуразность прозвучавшей реплики, ведь знаменитая фея не могла не знать о свойствах самого главного чудотворного предмета. Даже Силона неодобрительно покачала головой — мол, вцепилась в свое сломанное сокровище, будто кто-то собирался его отнять! А никто ничего не отнимал. Владелица Долины Фей лишь с удивлением и очень внимательно на меня посмотрела, будто только сейчас заметив, и тут же постаралась сгладить наступившее неловкое молчание:

— А-ах, вам, конечно же, надо переодеться с дороги! — спохватилась она. — Какие платья желаете — чопорные, бальные или стильные? О-о! И обязательно примерьте комплекты с браслетами и кольцами. Рекомендую жемчуг или янтарь, но можно и то, и другое.

Силона открыла, было, рот, но я ее опередила:

— Спасибо, мы пока не будем… В своем нам удобнее.

Лишь теперь, вблизи, мне удалось, наконец, рассмотреть свою наставницу. Была она тоненькой, словно тростиночка, белокурые локоны обрамляли хорошенькое личико, а глаза, большие и ясные, напоминали голубые озера в безоблачный день. Такая красивая фея, и зачем-то навешала на себя столько блестящих железок и стекляшек! Неужели не понимала, что они делали ее смешной?

— О-о! Странные вы какие-то! — наставница скривила маленькие губки. — Обычно девушки грезят о нарядах и украшениях.

Уж о чем никогда не мечтала, так это превращаться в новогоднюю елку!

— О-ох! Ну, как знаете, а я переоденусь.

В руках у феи заискрилась тончайшая волшебная палочка. Грациозный взмах и — воздушное одеяние мгновенно преобразилось в строгий деловой костюм черного цвета. Вот что значит быть настоящей волшебницей! Однако… Фавея снова выглядела несколько курьезно, ее опять подвела безудержная страсть к бижутерии. Бусы сменились на колье и цепочки, а браслеты на подвески с ракушками и кораллами. Вся эта блестящая бренчавшая дребедень уж совсем не подходила к новому образу бизнес-леди.

Моя наставница, видимо, была лишена чувства меры и с упоением погружалась в бесконечные разноцветные шарики и блестки. Она "переоделась" еще не один раз, демонстрируя нам то многослойные средневековые костюмы, то футуристические вечерние туалеты. Насмотревшись на кружева и рюши, я вскоре смирилась с избытком тех и других — ко всему привыкаешь. Даже к серьгам, свисавшим чуть ли не до земли. Даже к брошкам в виде слепней и каракатиц.

Но только не к надоедливым насекомым, без конца сновавшим перед глазами!

По сверкающей хрустальной лестнице мы поднялись на второй этаж, и хозяйка замка указала нам наши комнаты. Мое настроение, поначалу слегка испорченное, улучшалось с каждой минутой. Несмотря на холодную погоду и беспрестанное мелькание летающей живности все складывалось не так уж и плохо. Меня ожидало столько чудесного! Стажироваться в прекраснейшем из дворцов, узнать свою судьбу, овладеть строптивой волшебной палочкой и затем свершить с ее помощью множество великих деяний, — это ли не счастье?

Моя спальня, как и прочие помещения, была напичкана куклами, безделушками и лампочками-росинками. Силона вошла туда следом за мной, за неимением поклажи ей все равно нечем было заняться в своей комнате до наступления ночи. Первым делом я распаковала чемоданы и достала теплые вещи. Облачившись в шерстяные свитеры и рейтузы, мы хоть чуть-чуть согрелись.

— Надо же, в доме холоднее, чем на улице! — сокрушалась подруга. — Не выпить ли по стаканчику горячего чая?

— Давай, сначала письмо отправим, а потом пригласим наставницу и устроим пир, как у гномов.

Я честно дотянула до Долины Фей и в скором времени собиралась выяснить у Фавеи, следует ли возвращать Силону домой, или ее присутствие здесь крайне необходимо. Но и мнение мамы обо всем произошедшем тоже не мешало узнать, а заодно и адрес старшей сестры Ядвиги — почему бы и ни навестить старушку? Антимир уже казался мне близким и доступным. Оставалось лишь определиться, куда, собственно, идти нужно. Ну, и конечно, починить волшебную палочку — как глупо было не отдать ее наставнице сразу же!

Вручив Марго записку для родителей, я отворила окно. Однако непонятливая птица его проигнорировала и со всего размаху ткнулась клювом в прозрачную стену. Испугаться мы не успели… Через секунду белая голубка уже летела через парк и вскоре исчезла из виду, погрузившись в вездесущий сияющий кисель.

— К-как она… смогла?

Силона ошеломленно заморгала: Марго просочилась сквозь стену! Я и сама не сразу сообразила, что произошло, и растерялась. Мне бы вовремя опомниться и удержать подругу от опрометчивого поступка… И приспичило же ей попробовать повторить птичий трюк и проткнуть пальцем потолок! Он легко поддался, но лишь в одном направлении. Бедняжке пришлось вылезти на крышу, сползти по ее скользкому скату и снова зайти через балконную дверь. Проходимость дома, так же как и его прозрачность, оказалась односторонней.

Гл. 26. Странности Фавеи

Мы не успели пригласить фею на чай, она первая предложила нам отобедать вместе с ней в парадном зале. Спустившись на первый этаж, я заметила, что там все изменилось. Миниатюрная мебель исчезла, и ее место заняли длинный мраморный стол и перламутровые скамейки. У стен выстроились ели в снежных шапках, шарики волшебной росы превратились в снежинки, и помещение, усыпанное ими, походило на заснеженный сквер. Наставница тоже поменяла образ. Теперь она щеголяла в длинном платье серебряного цвета с высоким складчатым воротником и таких же серебряных туфельках на каблуках-шпильках. Белая корона с вкраплениями кристалликов льда почти сливалась с пепельными локонами волос, а на ноготках волшебницы горело самое настоящее Полярное сияние. Новый наряд повелительницы воды опять показался мне неуместным — до Снежной Королевы Фавея явно не дотягивала, слишком уж худа была.

Вскоре и Силона присоединилась к нам. Она немного задержалась, выдвигая свою кровать на середину спальни. Подальше от стены… Так, на всякий случай, чтобы ночью не скакать по балконам. Увидев преобразившуюся фею, моя подруга, восхищенно ахнула — утопавшая в бесчисленных шелковых складках худенькая фигурка показалась ей верхом совершенства. Обрадованная хозяйка любезно предложила нам два пушистых манто, и мы на сей раз не отказались.

Как ни потешно выглядела порой прекрасная повелительница воды, все же приходилось признать: могущество ее было очень велико. Окруженная роскошными вещами, она могла позволить себе некоторые слабости. Мне же, с моим облезлым сундуком, набитым старыми тряпками, конечно, следовало вести себя поскромнее. Потому-то, поглядев на инкрустацию столового гарнитура, я передумала устраивать чаепитие на латанной-перелатанной скатерти-самобранке. Тем более деликатесов, которые прямо-таки таяли во рту, хватало. Рачительная хозяйка не скупилась и без конца подкладывала нам новые лакомства.

— Что-то шуба совсем не греет, — пожаловалась Силона, улучив момент, когда назойливые стрекозы и птички, следовавшие за Фавеей буквально по пятам, подняли страшный гвалт из-за очередной порции янтарного крема.

— А ты ешь побольше, — посоветовала я, — это помогает.

Моя подруга, славившаяся любовью к десерту, тут же подналегла на многочисленные пирожные, конфеты и прочие сладости. Я от нее не отставала, хоть особого разнообразия и не заметила — все блюда обладали нежным и приятным, но одним и тем же вкусом. Возможно, виной тому был проникавший сквозь шикарные меха холод. Даже закончив с едой, мы, как ни странно, ничуть не согрелись и, что самое удивительное, остались голодными.

"Недаром Фавея так тонка, наверное, специально готовит малопитательную пищу, чтобы не поправляться, — думала я. — И все ее изысканные яства холодные. Как тут согреешься?"

Нетрудно было догадаться, почему моя наставница упорно стремилась все охладить. Укрыв облаками свои владения, она добилась того, что в Долине Фей, известной теплым мягким климатом, установилась пасмурная осенняя погода, а в замок и вовсе стужу напустила. Вряд ли могущественная фея боялась тепла. Но его боялись волшебные росинки, а их повелительница воды обожала и оберегала от малейшего перегрева.

— Самое время выпить чашечку горячего чая! — вдруг заявила ничего не подозревавшая Силона. — Он там… в чемодане… Самовар, то есть… Ну, вроде того…

Никакого самовара у нас, понятное дело, не было, и моя вконец замерзшая подруга, конечно же, имела в виду другое. Как только мы сели за стол, я потихоньку попросила ее не рассказывать о скатерти-самобранке и прочем неприлично дряхлом содержимом "ужасных баулов". И вот, забывшись, она чуть не проговорилась и замолчала, виновато глядя на меня. Наступила неловкая пауза.

Фавея наполняла наши бокалы неистово благоухавшим нектаром и, услышав о горячем чае, очень испугалась. Вздрогнув от неожиданности, она пролила несколько ароматных капель, и полярное сияние, ослепительно сверкавшее на ее ноготках, задергалось и потухло. Значит, было ненастоящим… Как-то уж совсем неудобно получилось.

— Нет-нет, что ты! — поспешила я нарушить наступившую гнетущую тишину. — Такую вкуснятину нельзя запивать обыкновенным чаем!

Подруга всегда понимала меня с полуслова. И мы единодушно заявили, что никакого чая, тем более горячего, нам вовсе и не хочется. Зачем огорчать приветливую хозяйку?

* * *

После обеда Фавея пожелала взглянуть на мою волшебную палочку. Под радостное щебетание колибри мы снова поднялись на второй этаж и вошли в мою спальню. Силона отправилась к себе, примерять обновку — повелительница воды подарила ей меховой спальник, чтобы она не замерзла ночью. У меня-то был плед из шерсти кота Баюна, который я по известной причине не могла отдать подруге. Некоторые котики слишком ретивы.

Фея, уже успевшая облачиться в ажурное пончо, присела на мягкую прозрачную софу, под которой я не очень успешно попыталась спрятать громоздкие сумки. Маленькие пичужки, словно крошечные пропеллеры, неутомимо жужжали, гудели и попискивали, зависнув в воздухе за нашими спинами.

— О-о! Зачем возить с собой столько нарядов, если их можно сотворить? — спросила наставница, снисходительно улыбаясь.

Видимо, фея-модница и представить себе не могла, что в женском багаже иногда встречаются какие-то иные вещи, кроме одежды и украшений. Ну, а меня ее заблуждение вполне устраивало. О том, что самый большой "ридикюль" доверху наполнен доморощенной магической утварью, я, естественно, умолчала.

— Моя волшебная палочка… Она не работает.

— А-ах, — спохватилась наставница, — совсем забыла! Ты же пока не можешь творить. Но ничего, не переживай, милая! О-о, скоро у тебя все будет, потому что твоя волшебная палочка одна из лучших на свете. Давай, прямо сейчас ее и посмотрим…

Казалось бы, слова повелительницы воды должны были меня обрадовать. Добродушная фея не обиделась из-за моей бестактности и вновь предлагала помощь. Отчего же тогда мне вдруг стало так грустно? Будто волна какая-то накатилась, и я словно впервые увидела холодный замок, заваленный бесполезными предметами. Все здесь было чужим — и неваляшки, и тонконогие тумбочки, и кипы безделушек. Даже прозрачные стены таили опасность — Силона чуть не вывалилась! И зачем великой волшебнице столько кукол, разодетых в пышные платьица с воланами? Да и я сама тут вроде бы ни к чему. Похоже, мне не так уж и повезло…

Вероятно на моем лице отразилось что-то необычное, встревожившее повелительницу воды. В ее голубых глазах-озерах, обрамленных лесом густых ресниц, блеснули еле заметные огоньки, и она снова запела своим журчащим голоском, уводя меня от надуманных невзгод. И то верно, ведь я прилетела сюда не для того, чтобы обсуждать прихоти Фавеи! Мне следовало разобраться с волшебной палочкой, которую мои непослушные пальцы почему-то все еще крепко сжимали, выяснить насчет Силоны и отправиться в антимир за чудесными камешками, с ней или без нее. Ну, а затем, со спокойной душой можно было приступить к исполнению желаний, записанных в дневнике, попутно стажируясь в прекрасной Долине Фей. Нет… в другом порядке… Сначала камни, а потом уж остальное. Путаясь в собственных мыслях, я доложила все это наставнице, и она тут же пообещала:

— О-о! Вечером мы пойдем к Золотой горе. А-ах! То не простая гора, а заветная шкатулка самой первой из нас, фей. В ней запрятаны секреты глубин Земли. Ты найдешь там все, что ищешь.

— И те камешки?

— А-ах, конечно! Они внутри. Шкатулка полна сокровищ!

— А как же антимир?

— О-о, и он там, поверь!

Узнав о таком невероятном везении, я даже не стала спрашивать, как быть с подругой. Раз камни так быстро отыщутся, она сможет сразу же вернуться домой. Вот и славно! Как легко и просто все разрешилось.

Голос повелительницы воды продолжал размеренно литься, успокаивая и смиряя, и вскоре, упоенная счастьем, я думала только о том, как выполню все задуманное, спасу миры и стану, наконец, настоящей великой магиней. А золотой ручеек, озорной и сияющий, убегал вдаль, одновременно оставаясь на месте, но то был уже совсем другой ручеек, и он не мог отвечать за того, который обещал мне волшебные камни. Но зато его переливистые рулады несли спасительное забвение и манили за собой, к лазурному горизонту, обещая снова и снова. И ни о чем не надо было беспокоиться, все тревоги унеслись и растаяли в сияющей дали, не в силах удержаться под натиском прохладного потока. Наверное, я так и уснула бы под его монотонное урчание, если б у меня перед глазами внезапно не возникла Долинка, все такая же порушенная и возмущенно гудевшая.

"Когда ж это издевательство кончится?!"

Очнувшись, я встретилась с настороженным взглядом феи.

Конечно, сомнения у меня появились — не мудрено, если тебе беспрерывно тычут одну и ту же чушь. А вдруг и правда? Тем более, и Яга чего-то такое говорила. Но не бежать же прямо сейчас разыскивать эту противную Долинку! Даже неудобно как-то получалось перед наставницей, вроде мы ей не доверяли. И я постаралась улыбнуться как можно приветливее, чтобы успокоить фею — все прекрасно!

А волшебная палочка… Ну, как-нибудь потом… Как только отыщем камни. Первым делом камни, все остальное потом. Ведь я обещала… непонятно кому. Бумажному самолетику…

Гл. 27. В чудесном парке

Почему так поздно, вечером? Я прямо сейчас и отправилась бы, но, видимо, такой уж тут порядок заведен — к Золотой горе ходить только вечером. И то верно, в пещерах все равно всегда темно, а днем можно и еще чем-нибудь заняться.

И мы просто гуляли в великолепном парке, на тенистые аллеи которого уже заглядывались через прозрачные стены замка. Здесь было немного теплее, чем в доме, но вылезать из меховых манто, надетых прямо на куртки, не хотелось — и без того никак не могли согреться. Даже Силона, поначалу не пожелавшая натягивать капюшон — видите ли, он ей не к лицу! — смирилась и нахлобучила "отвратительное уродство" на голову.

Я взяла с собой на прогулку банку с золотой рыбкой. Несчастная так замерзла в заснеженном помещении, что даже почти не жаловалась. Если б не волшебные стенки дорожного аквариума, она уже давно превратилась бы в льдинку.

Фавея, не спеша, вела нас мимо фруктовых деревьев и многоликих статуй, возле которых клокотали сияющие водопады. На повелительнице воды была скромная мохеровая туника с бахромой и помпонами. Обтягивающие брючки, на зависть Силоне, подчеркивали излишнюю, на мой взгляд, стройность фигуры. В новом наряде да с голубыми косичками с вплетенными в них алыми ленточками фея смотрелась почти как девочка. Впрочем, не обошлось и без бижутерии — сверкали стеклянные ожерелья, звякали металлические цепочки. Ну и, разумеется, за нами, как обычно, летел разноперый рой неугомонных пташек-букашек, самозабвенно жужжавших и без умолку щебетавших.

В парке тоже было полно насекомых, и каждое словно витало в маленьком светящемся воздушном шарике. Кроме бабочек и стрекоз попадались и комары, и мухи, и жуки, и кузнечики, и муравьи, и даже просто перышки и пушинки с очаровательными мордочками. Всех их, очевидно, устраивала прохладная погода. Во всяком случае, нескончаемый беззаботный писк доносился со всех сторон, сливаясь в единое жизнерадостное верещание. Хоть не кусались, и за то спасибо!

В воздухе стоял смешанный сладко-пряный аромат, но чудодейственных цветов по-прежнему не было видно, они затаились под толстым слоем волшебной росы. И почему фея так тщательно их упрятала? Ведь мы не стали бы без ее разрешения разглядывать живые письмена, чтобы случайно не подсмотреть чьи-нибудь секреты. Зачем они нам, чужие? Прочитать бы ту часть цветочных прописей, которая касалась непосредственно нас. Однако хозяйка Долины Фей не спешила раскрывать тайны будущего, а я пока не решалась ее о том попросить. Сама уперлась, что сначала камни…

Зато другие растения, не менее удивительные, не давали нам проходу. Через дорожки, посыпанные волшебной росой, то и дело перелетали крылатые кустики, усеянные леденцами. Они выскакивали из земли, махали ветками, облепленными необычными плодами, толкались и будто специально усаживались в самых неподходящих местах, порой прямо на дороге.

Пока мы так весело прохаживались, фея рассказывала о чудесах, которые она устроила в своих владениях, и время от времени ненавязчиво упоминала о правилах поведения. Например, нам не следовало трогать шелковые канаты, развешанные повсюду. Заодно выяснилось, что никто по ним на небо не взбирался. С их помощью моя наставница задергивала облака, словно обычные занавески. Я, наоборот, раздвинула бы лишнее затемнение — люблю, когда светит солнце. Но ради сомнительной красоты волшебной росы приходилось мириться и с этим неудобством.

В центре звенящего, стрекочущего и поющего всеобщего веселья раскинулся огромный пруд. По его прозрачной поверхности грациозно прохаживались изумрудные водяные пауки, а в лазурной глубине суетилась стайка маленьких рыбок. Безмолвные обитатели шумного заповедника резвились и играли в отблесках вездесущего сияния волшебной росы. Само собой разумеется, и сами они тоже горели словно разноцветные огоньки, потому что, как нетрудно догадаться, все без исключения были упакованы в цветные бусинки.

Ничто не предвещало какой-либо опасности, и я, недолго думая, выпустила в сверкающую воду золотую рыбку. Конечно, глупо было ожидать благодарности от чешуйчатой привереды, но отчебучить такое! С громкими воплями "Караул! Помогите! Убивают!" она прыгнула обратно в свою банку, опустилась на дно и демонстративно зарылась в грунт. Вот выдумщица! Я очень внимательно проверила — никаких акул и других хищников в лазурном пруду не было. К счастью, диких криков рыбки фея не услышала, их заглушило несмолкаемое стрекотание крылатой свиты, но непристойное бегство золотой обманщицы не могла не заметить и поспешила меня успокоить:

— О-о, не огорчайся! Все домашние рыбки такие впечатлительные! А-ах, пусть себе живет в аквариуме, в водоеме она может погибнуть. О-ох, какой ужас!

В водоеме… погибнуть?.. Я была поражена. Повелительница воды не знала о существовании владычицы морской и приняла ее за обыкновенную комнатную рыбку! А ведь моя капризуля раньше жила в самом настоящем море. До того как Серж ее оттуда выловил и наобещал всяческих почетных титулов за службу на благотворительном поприще. Золотая рыбка сразу же "клюнула" — ее хлебом не корми, дай только в лучах славы покрасоваться.

Блики светящейся росы падали на неожиданно позеленевшие кудри наставницы, которые струились изумрудными волнами по бесчисленным шифоновым оборкам и кашемировым буфам. Как и вода, которой она повелевала, очаровательная волшебница беспрерывно и неустанно обновлялась. Я не стала ее разубеждать. Пожалуй, пусть так и останется в неведении. Великой фее лучше и не знать о том, что моя рыбка не простая, а говорящая. Ведь всего три желания… Просто смешно!

Вероятно, чтобы окончательно меня утешить, Фавея увела нас подальше от пруда, к зарослям леденцовых кустиков и разрешила сколько угодно лакомиться их сладкими плодами. Мы быстро научились отлавливать крылатых непосед, они и сами к тому стремились, весьма невежливо отталкивая друг друга. К сожалению, прозрачные конфетки мгновенно таяли во рту, не успевая поделиться с нами своим изысканным вкусом.

— Вода и вода! — негромко посетовала Силона. — Как и вся остальная здешняя еда.

— Ладно, не переживай, — так же тихо сказала я. — Подожди немного. Сходим вечером к Золотой горе, а когда вернемся, наедимся вволю! Я даже не буду убирать скатерть в сундук, спрячу ее под подушкой, чтоб достать побыстрее. Только, пожалуйста, прошу тебя, не проговорись опять.

Очень уж мне не хотелось, чтобы фея узнала, какие старые потрепанные вещи заставили меня тащить. Залатанные и заклеенные, они совсем не походили на волшебные. Если кому-нибудь вдруг довелось бы ненароком заглянуть в мой дорожный сундук, бедняге и в голову не пришло бы, что подобные лохмотья могли обладать хоть какой-то магической силой. Скорее он принял бы меня за барахольщицу, которая собирала всякий хлам по помойкам.

Мне повезло. Оказалось, не одна я так думала…

Гл. 28. Дорожные перипетии

Фавея наметила экскурсию к Золотой горе на поздний вечер, и, как видно, не собиралась отступать от своего решения. Нарвав кучу свежих цветов, она заставила вазочками с букетами все подоконники, на которых раньше красовались неваляшки. Что-то ее все время не устраивало: снежинки сменились на старинные подсвечники, а на стенах зажглись витиеватые бра, вскоре преображенные в холодные бенгальские огни. Но и они просуществовали недолго, по потолку побежали искрящиеся гирлянды, а со стен свесились толстые плети, свитые из колосьев, листьев и водорослей вперемешку с теми же лампочками-росинками.

— А-ах! Правда, красиво? — спросила наставница, указывая на махровые розы, разбросанные по полу.

Поймав мой кислый взгляд, она мотнула головой в сторону Силоны:

— О-о! А твоей подруге нравится.

И что хорошего в срезанных цветах? Пусть бы лучше росли. Узнав, из-за чего мне грустно, наставница очень удивилась и опять решила меня утешить. По-своему.

— О-ох! — вздохнула она. — Напрасно ты их жалеешь. Растения для того и предназначены, чтоб украшать комнаты. А-ах, этот мир быстротечен как бурная река, в нем нельзя держаться за старое. Долой прошедшее, пусть уходит безвозвратно!

Силона больше ни разу не проговорилась, и фея не догадывалась о содержимом моего неподъемного кофра, а то поразилась бы намного больше. Я и сама собиралась избавиться от волшебных обносков как можно быстрее, но почему-то сейчас подумала о них не с презрением, а с нежностью. Старые вещи, как и старые друзья, верные и любимые. Они, к сожалению, уходят, но что-то и остается. Повелительнице воды, так стремительно спешившей в будущее, никогда того не понять.

Само собой разумеется, Фавея тоже без конца наряжалась в новые платья, перекрашивалась, меняла прическу, маникюр, побрякушки и духи. И все на ней сияло, звенело и благоухало. Но чего-то не хватало… Пожалуй, гармонии или хоть какого-то соответствия. Однако, чтобы больше не огорчать хозяйку, я старалась казаться веселой. Ну, нравится без конца переодеваться, что ж в том плохого? В конце концов, каждому свое — кто-то, как Ризэлла, создает планеты, а кто-то занимается исключительно собственной персоной. Жаль только, что пропадала масса свободного времени, но не тащитьже наставницу из дому насильно!

Еще и золотая рыбка устроила новую истерику. Заявила, будто бы мы все, сговорившись, пытались убить ее во время прогулки в парке. Надо же такое придумать! Впрочем, очередная выходка золотой привереды не особенно меня расстроила — сама заимела эту скандалистку на свою же голову, никто не заставлял.

В общем, я еле дождалась вечера. Но вот солнце, наконец, приблизилось к горизонту, о чем можно было лишь догадываться, потому что волшебная роса в Долине Фей засветилась ярче, и неугомонная волшебница, очередной раз преобразившись, повела нас к Золотой горе.

* * *

Мы пробирались вроде бы по тем же местам, по которым гуляли днем, но в то же время и по совсем другим. От прежнего сияющего парка не осталось ничего, что напоминало бы о счастье и благополучии населявшей его живности. Сначала наставница вела нас по тропинкам, петлявшим вокруг расколовшихся статуй и заиндевевших фруктовых деревьев. Затем мы углубились в заросли угрюмых крылатых кустиков, почему-то сменивших леденцы на колючки. Ноги проваливались в какое-то подобие песка из мелких серых пузырьков, и я не сразу заметила, что прохожу мимо бурой лужи с пожухлыми кувшинками. И только позже вспомнила: здесь же был лазурный пруд с рыбками!

Наконец, мы вышли на открытое пространство, где между двумя рядами гор росли чудодейственные цветы. Их, конечно, никто из нас не увидел — светящееся покрывало и здесь не прерывалось. Наверное, мне ужасно надоело однообразно блиставшее полотно, а может быть, перемены в парке так удручающе подействовали, но в голову почему-то лезли дурацкие вопросы. Ради чего надо терпеть жуткий холод? Зачем фее понадобилось утопить в водяных блестках великолепное имение? Не видеть солнца, не пить чай… Кстати, а при чем тут чай? Ну, горячий, ну, закипит вода. Росинки растают, но ведь их можно снова сделать! Тоже мне, проблема для повелительницы воды, которая не любила ничего постоянного. Ничего, кроме искрящихся разноцветных чехольчиков, в которые она засунула буквально все — от полупрозрачного замка до пугливых рыбок. То есть кувшинок. Я обернулась: в луже плавал какой-то мусор.

И только тут до меня дошло, как непривычно безмолвно стало вокруг — и в помрачневшем парке, оставшемся позади, и в долине, на которую мы ступили. Насекомые куда-то попрятались, как видно, насквозь промерзнув. Остались лишь те, что неотступно следовали за Фавеей подобно королевской свите, но и они словно сникли и только изредка слабо попискивали. Колибри, которые недавно тарахтели как пропеллеры, и вовсе не было слышно — маленькие птички, еле шевеля крыльями, тихо несли шлейф из сухих осенних листьев. Силона тоже куксилась, ежась от холода.

— Да ладно тебе, — подбодрила я то ли ее, то ли саму себя. — Зато интересно!

Никакого интереса в новом, хмуром маскараде, разумеется, не было. Уж лучше бы фея поскорее снова переоделась и сменила пейзаж на более веселый. Однако почему-то она на удивление долго оставалась в одном и том же наряде.

И тут мне вдруг почудилось невероятное… Хозяйка Долины Фей тоже была недовольна мрачными переменами, но ничего не могла изменить! Странная мысль, неправильная какая-то.

В довершение всего — здравствуйте-пожалуйста, давно не виделись! — зазвучали знакомые позывные, и перед глазами встала Долинка во всей своей невзрачной красе. Теперь она выглядела даже более четкой, чем прежде, и можно было различить мельчайшие подробности разбоя. И все тот же расплывчатый тип так же безуспешно жестикулировал и столь же нудно и противно гудел.

Пожалуй, я знала, как избавиться от незваного гостя:

— А где тут у вас маленькая Долинка? — из-за жужжания в голове мой вопрос, вероятно, прозвучал слишком громко. — Ядвига велела ее найти и рассмотреть.

— А-ах, нет! — как обычно, нараспев, ответила наставница и огорченно всплеснула тоненькими ручками. — Там ужасно, там жутко! О-о, бывшая хозяйка Долинки куда-то убежала и не вернется никогда. Она так быстро умчалась, что впопыхах забыла замок. О-о, такое немыслимо для феи! Брошенное здание заросло травой. О-ох, верно, оно заколдовано… Жуки и муравьи обходят его стороной. А-ах, не ходите туда, умоляю!

Я знала, что у здешних фей почему-то не принято оставлять свои дома. Почему, другой вопрос, главное, не принято и все. А маленькая феечка, улетев навсегда, оставила. И, значит, действительно случилось что-то ужасное. Великая повелительница воды, несомненно, разбиралась в заколдованных замках и наверняка сама проверила Долинку. Неужели туда забрался злой колдун? Может, даже тот самый, из черного озера. Не сумев поймать нас, он бродил по окрестностям, выжидая удобного момента, и вредил Фавее. Возможно, и помрачневший парк, прежде блиставший фантастической красотой, работа злобного чародея. Но в таком случае подходить к микроскопическому строению опасно. Что ж Яга-то?

Во время моего первого посещения Домика На Курьих Ножках меня усиленно обрабатывали, вдалбливая несусветную чушь:

— Перво-наперво разгадай подобное, — твердила наша великая прорицательница, мусоля засаленные карточки и искоса поглядывая на меня. — А тогда уж и далее ступай. Да смотри, Золотую гору стороной обходи, снаружи на нее любуйся, а вовнутрь не лезь.

Ну все шиворот-навыворот! Ризэлла ее поддержала — слушай, мол, внимательно, и поступай, как Ядвига скажет. Даже если она полную бессмыслицу несет. Даже если нам кажется, что все надо сделать с точностью до наоборот. Во как! И хозяйка волшебного магазина, ободренная лестными словами, опять и опять долдонила свое. Одно и то же и без конца, будто я уж совсем бестолковая. Любят некоторые поболтать ни о чем! И новый мой учитель-мучитель, новоявленный связист-киношник, стало быть, не просто заурядный хулиган, а прямо-таки бандит какой-то!

Словно в ответ на мои трезвые мысли в голове загудело еще громче. С некоторых пор я возненавидела и Долинку, и неведомого нахала. Противный мальчишка с легкостью разгадывал все мои трюки, и мне уже не удавалось приглушать звук.

Наставница внимательно смотрела на меня, видимо, усиленно пытаясь понять, что со мной такое невероятное происходило.

— О-о! Не стоит глядеться в Зеркальце-малютку, — наконец снова заговорила она и нахмурилась. — А-ах, может случиться ужасное!

И тут меня осенило. По словам самой же Ядвиги, у Долины Фей было подобие — Долинка, которая оказалась попросту зеркалом, причем уменьшительным. И к тому же неправильным. Где такое видано, чтобы отражение вело себя столь независимо? Ведь ему положено отображать все творившееся в главной из долин, а в том, какая из них главенствующая, а какая лишь уменьшенная копия, я нисколько не сомневалась. На деле же происходило совсем иное. Хозяйка крошечного поместья исчезла, в то время как наша фея никуда отлучаться не собиралась, несмотря на все происки злобного колдуна.

В голове все еще гудело, но я уже не обращала внимания на хулиганские выходки. Гуди, гуди, ни к какой Долинке мы не пойдем, раз там так опасно. Да и Силоне совершенно незачем лишний раз в зеркала заглядывать. А раз ей нельзя, то и я обойдусь.

Как ни странно, связь прервалась. Никак меня услышали! Вот и ладненько.

Гл. 29. Шкатулка первой феи

Мы приближались к Золотой горе, по пути любуясь другими драгоценными горками, их озерцами и ручейками. Мне больше всего понравились малахитовые комплекты, а Силоне жемчужные. Увы, все они оказались слишком малы и наполовину упрятаны под светящимся покрывалом. Впрочем, рассматривать их все равно было некогда — неотвратимо надвигалась ночь, а нам вовсе не хотелось провести ее здесь.

Фавея, наконец, переоделась и шла впереди в длинном золотом платье, ослепительно сверкавшем в чарующем свете волшебной росы. Иссиня-черные локоны волос прикрывал прозрачный шлейф, который все так же исправно несли молчаливые колибри. Наставница постаралась соответствовать грядущему событию — в ушах у нее поблескивали бриллиантовые серьги, на запястьях горели лазуритовые браслеты, на шее позвякивали сапфировыми подвесками янтарные бусы. Никакой бижутерии, только настоящие драгоценные камни.

Идти пришлось гуськом, так как повсюду висели канаты с кольцами и кисточками на концах, и к ним, конечно же, нельзя было прикасаться, дабы ненароком не нарушить прохладный микроклимат. Перешагивая через ручейки, напоминавшие блестящие нити, и обходя холмики-горки, похожие на куличики, я думала о феях, которые когда-то все это сотворили. О чем они мечтали, чего хотели достичь? Наверное, того же, чего и все мы. И потому возводили отвесные скалы, прокладывали извилистые русла рек, заливали прозрачные озера. Все больше и больше. И все мельче и мельче. Лишь бы оставить хоть какую-то память о себе, хотя бы слабый отголосок былого величия.

Следуя за повелительницей воды, мы пробирались по цветочной поляне, топча прекрасные бутоны. Никаких тропинок предусмотрено не было, и чудодейственные цветы, недовольные таким скверным обхождением, то и дело вылезали из-под светящегося покрывала, хватали нас за ноги и тянули вниз, к земле. Фея быстро расправлялась с бунтарями. Все они угодили в корзинку, которую она прихватила с собой.

Неожиданно объявившаяся Зюзя отправилась вслед за нами и летела необычайно низко, не выпуская меня из виду. Вряд ли своенравную выпь интересовали горные пещеры, даже золотые — она любила только болота. Никак решила поработать телохранителем, для чего ее, собственно, и брали! Поздно, дорогуша! Теперь мы под защитой опытной волшебницы. Ну вот, какая неловкая птица, задела-таки один из шелковых шнуров! Да еще и запуталась в нем, да так, что умудрилась за него дернуть… На миг мы увидели краешек солнца, перепуганные колибри подняли ужасный гвалт, и повелительница воды, погрозив неуклюжей Зюзанне пальцем, тут же задвинула свои любимые занавески. Стыда не оберешься!

Наконец, благополучно преодолев цветочные капканы и шелковый частокол, мы приблизились к цели запоздалого похода. Где-то здесь, на окраине большой долины, по словам Ядвиги, примостилась и малая. Я оглянулась украдкой — вдруг увижу? Но нет, ничего похожего, повсюду только светящиеся росинки. А жаль. Мой настырный абонент что-то давно не объявлялся. Может, опасность миновала, и хулиган потерял ко мне интерес? Тогда самое время найти неправильное зеркальце.

Однако зрелище, открывшееся нашим взорам, заставило меня забыть о Долинке. Да и обо всем остальном тоже. Пусть бы даже нахальный расплывчатый тип явился мне в тот момент, я его и не заметила бы.

Мы подошли к Золотой горе и, не сговариваясь, остановились, любуясь ее ослепительной красотой. Наше крылатое сопровождение вновь приободрилось, колибри затарахтели, а букашки заверещали и пустились в пляс. Я моментально забыла обо всех неприятностях, и даже Силона улыбнулась, глядя на новое чудо. И только Зюзю нисколько не тронуло грандиозное сооружение, представшее перед нами. Она лишь презрительно фыркнула и уселась у входа в пещеру.

Золотая гора, сложенная из больших слитков золота и залитая матовым светом хрустальной короны, действительно чем-то напоминала шкатулку. Точеные гладкие склоны так блистали, как будто над ними поработал искуснейший ювелир. Неужели там, внутри, и впрямь хранились секреты глубин Земли, на которые намекала Фавея? Что ж, вскроем и посмотрим!

У подножия золотого гиганта раскинулось большое озеро, обрамленное бордюром из крупных самоцветов. Еще одно зеркало? Почему бы и нет, раз уж их тут столько, словно они сыплются из рога изобилия! Прозрачная водная гладь, подобно всему прочему вокруг, искрилась и переливалась многоцветными бликами. Однако, как ни удивительно, никаких волшебных росинок здесь не было. И Золотая гора, и Золотое озеро, и вливавшийся в него такой же золотой ручеек каким-то образом обходились без светящихся покрывал.

К моему великому сожалению, фея не пошла к воде, а направилась к черному отверстию, возле которого пристроилась выпь. А мне так хотелось заглянуть в зеркальное озеро! И для Силоны можно было сделать исключение — в золотистом цвете она, возможно, наконец-то понравилась бы самой себе. Хотя… нет, к чему-нибудь да придралась бы. Так или иначе, но вместо того чтобы любоваться на свои золотые отражения, нам пришлось последовать за наставницей и вновь спуститься в подземелье, благо, на сей раз неглубокое. Насекомые и птички не отставали, не переставая неистово галдеть. Лишь Зюзя так и не сдвинулась с места, застыв у входа, словно часовой почетного караула.

Внутренности горы встретили нас темнотой и сыростью. Благодаря слабому сиянию, исходившему от бесполезных полушубков, мы смогли кое-как преодолеть несколько скользких разбитых ступеней. Хозяйка Долины Фей спустилась первой и, взмахнув своей миниатюрной палочкой, тут же сотворила на щербатом потолке целый канделябр из водяных пузырьков.

Тусклый свет залил помещение. В его разноцветных отблесках вырисовывались груды камней, разбросанных в полном беспорядке. Сразу было видно: если тут когда-нибудь в далеком прошлом и обретались гномы, то давно покинули угрюмое место — они не потерпели бы подобного безобразия. Теперь я знала, что все камни Земли сделаны подземными строителями, а значит, и здешние тоже. Так почему же маленькие бородачи, такие ответственные и заботливые, вопреки собственным незыблемым правилам бросили без присмотра столько своих чудесных изделий?

Ответа на этот вопрос я не смогла придумать, а вскоре мне и вовсе стало не до него. Моя беспечная наставница, невнятно пробормотав о каких-то неотложных делах, вдруг стремительно выскользнула из пещеры. Завернувшись в черную шаль, усыпанную серебряными звездами, она скрылась в ночи. Вслед за ней улетел и весь ее непоседливый эскорт.

Тем не менее, тише не стало. Мы услышали новые звуки, ранее заглушаемые ором колибри и писком насекомых. Силона сразу же затряслась от страха, да и я не на шутку испугалась.

В мрачном подземелье, в котором нас так неожиданно оставила Фавея, кто-то перешептывался. Их было много, каких-то невидимых существ, и приглушенные голоса, напоминавшие скрежет зубов, раздавались отовсюду. Неизвестные обитатели пещеры переговаривались между собой, то громче, то тише, перебивая друг друга и не умолкая ни на минуту.

Мы стояли в полутьме под жуткими сводами, боясь пошевельнуться, и лишь боязливо оглядывались по сторонам. Ну, и надо было тянуть время до вечера, чтобы тут же нас бросить! Какие же безотлагательные дела заставили нашу покровительницу стремглав унестись в неизвестном направлении? А еще говорила об опасности, подстерегавшей в Долинке! Злой колдун, который бродил где-то рядом, запросто мог заявиться сюда на ночевку. А невидимые шептуны, возможно, были его преданными слугами. Но, несмотря ни на что, беззаботная фея исчезла. Интересно, куда она направилась? Вряд ли воевать с неизвестным врагом. Скорее всего, полетела обратно в замок — срочно расставить по вазочкам очередные красивые цветочки!

Разумеется, вслух я ничего такого не сказала и, как могла, успокаивала подругу.

Гл. 30. В пещере Золотой горы

Внутренний облик горы резко отличался от ее внешнего вида. Никаких золотых стен, как можно было бы ожидать, не имелось. До встречи с повелительницей воды я фей никогда и в глаза не видела. Только из рассказов Ризэллы и знала, какие они утонченные и жизнерадостные и как любят окружать себя красивыми изящными вещицами. А потому маловероятно, что хоть одной из них пришло в голову создать что-либо подобное. Пещера, в которую мы попали, скорее, походила на творение совсем иных, грубых и угрюмых тварей.

Впрочем, наставница не рассказывала, кто именно сотворил Золотую гору, а лишь называла ее драгоценной шкатулкой, принадлежавшей самой первой фее, и утверждала, будто та запрятала здесь секреты глубин Земли. Запрятала… Иначе говоря, укрыла, обложив снаружи золотыми плитками. Словно отгородилась от кого-то. Интересно бы узнать, от кого.

Довольно долго простояв на одном месте и послушав невидимых шептунов, мы немного осмелели. Злой колдун все не являлся, и никто на нас не нападал, и я уж стала подумывать, что зря так сильно испугалась. По крайней мере, ничего не мешало нам хотя бы осмотреться, выяснить, что и где тут находилось. Все-таки повелительница воды уверяла, будто в пещере Золотой горы хранились заветные камни. И антимир, по ее словам, тоже здесь же был.

Стараясь не шуметь и не слишком удаляться от освещенной площадки, мы походили мимо потрескавшихся пещерных стен, с интересом рассматривая каменные груды. В основном встречались небольшие, очень красивые камешки, и не только на полу. Однотонные и разноцветные, прозрачные и мутные, гладкие и шершавые, чуть больше горошины и совсем крохотные, они скрипели под ногами и время от времени падали с облупившегося потолка прямо нам в руки. Поймав одного из прыгунов, я сразу поняла, кто шептался в пещерных потемках. Говорящие камни!

Да-да, те самые, которых не смогли сделать гномы. И они, как видно, даже не подозревали о существовании таких уникальных камешков. Выходило, маленькие бородачи ошибались, отнюдь не все камни Земли были сделаны ими.

Выяснив, кто шушукался в пещере, мы окончательно успокоились. Даже подтрунивали над собой: вот трусихи, камней испугались! А ведь нас сюда привела наставница и спокойно здесь оставила, значит, ничего опасного тут в принципе быть не могло. Лучше бы делом занялись, ради которого пришли. Чем быстрее нужные нам камни найдутся, тем скорее Силона отправится домой.

И, совсем уж осмелев, мы свернули в самый темный коридор. Судя по мраку, который его заполнял, именно он и вел в антимир или, по крайней мере, в один из сокровенных тайников Золотой горы. Полная решимости дойти хотя бы до какого-нибудь из этих чудесных мест, я уверенно шла вперед, несмотря на сгущавшуюся темень. Однако Силона снова испугалась, схватила меня за руку и потащила прочь.

— Ты что, не видела?

— Чего?

— Глаза… На фонари похожи. Желтые такие. Они аж горели.

Некоторое время я пыталась притворяться. Мало ли что кому привидится в кромешной тьме! Но обеим померещиться одно и то же не могло, а подруга очень точно описала два янтарных круга, которые тускло поблескивали вдали. И мне пришлось признаться.

— Давай, тоже уйдем, а?

— Из-за фонарей? А может, там такое освещение.

Силона засомневалась:

— Вряд ли. Зачем тогда два рядом?

— Ладно, раз уж ты так волнуешься, сегодня туда не пойдем, — согласилась я. — Но завтра обязательно! Попросим фею, чтобы она нас больше не бросала, тогда все вместе и пойдем. А тут нечего бояться. Уж столько стояли и всюду бродили, и никто на нас не напал. Надо хотя бы говорящих камешков набрать. Не уходить же с пустыми руками!

Кое-как договорившись с подругой, я стала собирать камни. Она помогала мне, но без особой охоты и то и дело оглядывалась. Худо-бедно мы набрали небольшую кучку разноцветных балаболок, даже начали сортировать их по размеру и цвету и раскладывать по карманам, как вдруг раздался протяжный вой, тихий и далекий. Поначалу из-за несмолкаемого ропота говорящих камней мне показалось, что это ветер гудит наверху у выхода из пещеры, но новые звуки слышались все отчетливее. Вскоре стало ясно: они доносились из того темного коридора, из которого мы так позорно бежали. Неведомые существа нудно рыдали в пещерных глубинах, словно жалуясь кому-то на свою незавидную судьбу.

— Ты слышала? — спросила Силона, мгновенно побледнев.

— Слышала. Ну и пусть себе, нам-то что? Подумай сама, ведь мы не просто так, сами сюда пришли. Фавее лучше знать, где опасно, а где нет. От Долинки она нас отговорила, а здесь, значит, ничего страшного… Или не здесь… Иначе бы она… не привела… или не она…

Завывания превратились в громкие вопли — неизвестные горные обитатели были уже где-то совсем близко. И без того хилый светильник вдруг начал тускнеть, казалось, даже сам воздух сгустился, сделался тяжелым и смрадным. Забыв, кто и зачем привел нас в пещеру, я хотела сказать, что неважно, мол, и кто, и зачем, ведь удрать можно в случае чего, но горло сжали невидимые тиски, а губы сами раздвинулись в дурацкой улыбке. Подруга тоже неожиданно повеселела. И мы обе, завороженные душераздирающими причитаниями, вместо того чтобы бежать, стояли, не шелохнувшись, не в силах сдвинуться с места, и лишь похихикивали, глядя друг на друга.

И тут каменную стену пробила стрела. Объятая белым пламенем, она со свистом влетела в пещеру и, очертив вокруг нас замкнутую кривую линию, упала к моим ногам и исчезла. Вой сразу же прекратился. Воздух словно опять поредел, и стало легче дышать. Я очнулась.

— Что это было, а? — Силона, опомнившись, запаниковала.

— Ну было и было, нет же. Все. Закончилось. Забудь.

— А то… которое прилетело?

— Магический карандаш, огненное орудие магов. Помнишь, мы собирались такими же чудовищ расстреливать, когда летели на корабле? У меня в сундуке их полно. Между прочим, убойной силищей обладают! Маги обожают всякие такие штучки стреляющие. Наверное, и у наставницы есть… Вот она один и прислала. На всякий случай. Не заходи за черту и все.

Откуда он у нее? Феи никогда ничем подобным не пользовались… Им волшебной палочки достаточно.

— Да уж, мрачноватое местечко, — несмело произнесла Силона, с надеждой взглянув на меня.

— Нормальное… — придав голосу максимум уверенности, я все же постаралась не встречаться глазами с подругой.

Эх, понять бы, кто здесь хозяйничал, и внутри, и снаружи! И, главное, кому мы обязаны своим чудесным спасением.

Гл. 31. Зюзя взбесилась!

Больше нас никто не тревожил, и мы могли спокойно продолжить собирательство. Настроение, конечно, было несколько испорчено. Теперь и я тоже без конца поглядывала, не вылезает ли кто-нибудь из темного коридора, а Силона и вовсе не отрывала глаз от зияющего черного отверстия. Не много так насобираешь!

— Может, лучше все-таки уйдем?

— А говорящие камешки? Бросить?

Скорее для собственного успокоения я добавила:

— Теперь уж точно бояться нечего. Через линию, очерченную карандашом магов, ни одно чудовище не просочится.

Не просочится-то оно, понятно, не просочится, но и просто увидеть тех типов, которые только что так ужасно выли, пусть даже и беснующихся в бессильной ярости за спасительной чертой, мне тоже не хотелось. Но вероятно и они сообразили, что незваные гости вдруг стали неуязвимы, и убрались восвояси. Время шло, никто из темного коридора не показывался, не выл, не рыдал и не заставлял нас глупо улыбаться. Мало-помалу мы перестали волноваться и вскоре уже громко обсуждали чудесные находки. Меня не огорчило даже то, что тех камней, о которых вещала Ядвига, среди говорящих не оказалось. Слабый голос волшебной интуиции настойчиво твердил: "Не те, не те, и опять не те!". Нельзя сказать, что я очень ему верила, но понимала, что "те" ждали меня в антимире, который пока не нашелся. По всей видимости, его охраняли жуткие существа, обитавшие в темных глубинах пещеры, но встречаться с ними без Фавеи было бы слишком опрометчиво.

— А говорящие камешки обладают всякими свойствами? — поинтересовалась Силона. — Ну там охранными, например, или целебными? Как те, у гномов.

— Выясним у наставницы. Может, чем и обладают. На что-нибудь наверняка сгодятся. Пока возьмем побольше, потом разберемся.

Зачем нам говорящие камни, я и сама не знала. Уж точно не для охраны, ведь болтун и охранник понятия несовместимые. Тем более, мне и Зюзи хватало. Правда, караулила она почему-то снаружи, хоть опасность затаилась внутри горы. Да и караулила ли или снова куда-нибудь смоталась? Глупая трусливая птица!

"Ничего, обойдемся, — думала я, отбирая камни. — Зато таких, говорящих, больше ни у кого нет".

Теперь мне стало понятно, почему Фавея ушла — нас смущать не хотела, чтобы мы могли набрать сколько угодно волшебных камешков. И я уже корила себя за то что совсем недавно на нее злилась.

Разгребать неожиданно обретенное богатство оказалось не так-то легко. У нас обеих было такое ощущение, будто мы вовсе ничего не ели весь прошедший день. Карманы курток быстро заполнились, а нежные полушубки я боялась испортить, и нам пришлось складывать свои трофеи прямо на полу. Разноцветные кучки росли, их становилось все больше, но вновь и вновь находились новые камни, непохожие на предыдущие. И кто знал, какими свойствами они обладали!

— Заберем те, которые хоть чем-то отличаются, а завтра вернемся сюда с двумя большими сумками, — сказала я и, заметив в глазах Силоны сомнение, добавила: — Ну сколько можно тебе повторять? Запомни уж, наконец! Магический карандаш надежная штука. Неважно, что он только один раз пролетел. След от него останется навсегда. К тому же с нами будет наставница, уж я позабочусь.

Каким образом отбирают говорящие камни? Понятное дело — смотря для чего. А так как мы обе не имели ни малейшего понятия, для чего они нужны, то и действовали по проверенному женскому принципу: всяких разных да покрасивее. Главное, что у нас было то, чего не имели даже гномы. Ошибались ли они, полагая, будто владели всеми земными камнями? С одной стороны, говорящие камешки могли прибыть из космоса, а маленькие бородачи подчеркивали свою власть лишь над недрами нашей планеты. Однако, с другой стороны, повелительница воды утверждала, будто в Золотой горе хранились секреты глубин Земли. Кто же из них был прав?

Силона, внимательно следя за тем, чтобы случайно не переступить светящуюся черту, собирала и приносила камни, а я их сортировала и определяла, какие следовало взять сейчас, а за какими можно было прийти завтра. Не уместившиеся в карманах уже заполонили всю освещенную светильником площадку.

— Чтобы все это унести, не один раз придется сюда вернуться! — посетовала запыхавшаяся от беготни взад-вперед подруга. — А нужно ли столько?

— Спросим у наставницы. Может, и не нужно. Пока просто отложим то, что нам нравится. Потом решим, надо ли за ними возвращаться.

В моей куртке с потайными карманами уже хранился бумажный самолетик, безуспешно пытавшийся сообщить мне о чем-то очень важном. С некоторых пор он молчал, не в силах пробить волшебную броню. Теперь к нему присоединились самые красивые из болтливых камней, которые — поразительное дело! — продолжали так же громко перешептываться, как и в обыкновенной куртке Силоны. Я как раз размышляла над этим феноменом, удивляясь силе говорящих камешков, когда в пещеру с шумом влетела взъерошенная Зюзя. Только ее мне не хватало! Хотелось поскорее завершить нелегкий труд и вернуться в замок, однако взбалмошную птицу не смутила занятость хозяйки. Выпь словно сошла с ума. Яростно хлопая крыльями и громко вопя, она обхватила меня цепкими лапами и потащила к выходу. Почему-то раньше, когда мы помирали от страха, прислушиваясь к жуткому вою, ее не было, а теперь вдруг опомнилась, когда опасность миновала!

Честно говоря, поведение Зюзи все же меня смутило, ведь недавно она так же истошно вопила, пытаясь рассказать нам про крысу. Впрочем, шуму тогда много было, но никакие чудовища так и не появились. Вот и сейчас под надежной защитой магического карандаша мы могли ни о чем не беспокоиться. Зачем же устраивать дикую истерику?

— Как думаешь, что с ней такое?

Подруга лишь пожала плечами.

С трудом отбившись от назойливой телохранительницы, мы попробовали продолжить наше занятие. Не тут-то было! Зюзанна налетала, словно вихрь, разбрасывала каменные кучи, трепала волосы, рвала одежду. И за что ж такое наказание?! Мой опыт общения с пернатыми, к несчастью, был чрезвычайно мал. Силона гораздо чаще имела с ними дело, правда, лишь с представителями куриного племени, и потому ничем не могла мне помочь.

— Нам все равно не перебрать всех этих завалов сегодня, — здраво рассудила она. — Предлагаю оставить остальную работу на завтра. Кстати, и спать когда-то надо. И поесть неплохо бы.

Я согласилась с трезвыми доводами подруги, тем более что нас обеих нестерпимо мучил голод. Да и проверить на всякий случай, не случилось ли чего с наставницей, тоже не мешало.

Гл. 32. Ночная стихия

Всю дорогу взбесившаяся Зюзанна летела рядом, не давая нам ни минуты передышки. Не удалось ни заглянуть в Золотое озеро, ни рассмотреть что-либо во вновь изменившемся парке. Я лишь отметила, что лужа, когда-то бывшая лазурным прудом, покрылась корочкой разноцветного льда. Увертываясь от рассвирепевшей выпи, мы неслись изо всех сил. Силона, которая набегалась еще в пещере, еле поспевала, но Зюзя — противная птица! — сочла гонки недостаточно быстрыми. Подлетая сзади, она то и дело норовила подтолкнуть то меня, то мою подругу своим мерзким клювом.

А вокруг бушевала стихия, и было непривычно темно. Свет волшебной росы потускнел и еле освещал силуэты огромных пустых чаш, заменивших былые фонтаны. Ветви деревьев, более не отягощенные ни фруктами, ни листьями, полностью заледенели. Ветер раскачивал их, и они цеплялись за одежду, мешая бежать, и рвали немногочисленные оставшиеся канаты, опуская облака все ниже. Да вроде уже и не облака, а черные тучи. И я все больше и больше убеждалась, что случилась какая-то беда. Никак, злобный колдун совсем распоясался.

Однако когда мы стремглав вбежали в парадную залу, то ничего криминального не заметили. Замок почти не изменился, только приобрел подобающий вид, окрасившись в мягкие пастельные тона. На тумбочках стояли настольные лампы, облепленные слабо светившимися росинками, прозрачные стены прикрывали жалюзи, по которым струились легкие усыпляющие благовония, а Фавея, закутавшись в красочное лоскутное одеяло, сотканное из стрекоз, мошек и бабочек, безмятежно витала в краю чарующих снов. По-видимому, там и ожидали ее те самые срочные дела, вынудившие мою наставницу так скоро нас оставить. Ну да и ладно, я не обижалась, ведь она придумала эту отговорку нарочно, чтобы не мешать нам опустошать золотой ларец Долины Фей.

Мы обе облегченно вздохнули. Мне даже смешно стало. Надо же, чего только не надумала по дороге! А на самом деле великой повелительнице воды никакой колдун не страшен. И вовсе не он, а она по своему обыкновению в очередной раз изменила пейзаж на более угрюмый. Ночь все-таки! И как я могла представить себе что-то другое? Ни фее, ни нам ничего не грозило здесь, в чудесном замке.

Неутомимые колибри поддерживали балдахин над роскошной тахтой, в которую превратился бывший трон. Каким-то образом им удавалось удерживаться в воздухе, хоть они едва шевелили крыльями, вероятно, боясь разбудить Фавею. Даже говорящие камни, брюзжавшие в тесных карманах наших курток, казалось, приумолкли, поддавшись общему умиротворению. Одна моя невоспитанная выпь продолжала отчаянно мычать — как видно она не была знакома с общепринятыми правилами поведения. Я приложила палец к губам и зашикала на нее, но наглая птица заревела еще громче, а затем и вовсе бесцеремонно ухватила меня за капюшон и потащила к новоявленной опочивальне наставницы.

С большим трудом мне удалось вырваться, пожертвовав курткой вместе с полушубком. После такого со мной обращения я не на шутку разозлилась и решительно направилась к спальне. Силонапоследовала моему примеру.

Мы поднялись наверх и, захлопнув дверь перед самым клювом сумасбродки, жадно набросились на ужин, наскоро состряпанный скатертью-самобранкой. Заказывали все подряд, лишь бы посытнее да погорячее. Я даже фотографию любимого отложила в сторонку, чтоб не мешал наслаждаться. А то так сверлил глазищами — не поешь спокойно.

— И как только фея не проснулась? — изумлялась сразу повеселевшая подруга, смешивая чай с медом. — Такой ор стоял, кошмар!

Погрузив в дымящийся напиток толстый ломтик сочного лимона, она с благоговением вдохнула кисло-сладкий аромат. И тут я увидела, что выпь пытается протиснуться в крохотную форточку, специально оставленную открытой для Марго. Мы уже опустошили тарелки, так как жутко проголодались и поглощали продукты с неимоверной скоростью. И лишь Силона не успела допить четвертую порцию чая с медом и лимоном.

— Беги! — крикнула я.

— Что, думаешь, пролезет? А как же ты?..

— Эта — пролезет! А обо мне не беспокойся, у меня есть плед из шерсти кота Баюна.

— Так она ж его запросто изорвет!

— Пусть рвет. На нем все дырки мгновенно зарастают. Потому-то он и целенький такой, не в пример остальным волшебным шмоткам… Поторопись же!

Все вышло так, как я и ожидала: Зюзя умудрилась просочиться в комнату и лишь немного замешкалась, выплевывая на пол мою несчастную куртку. Полушубок она где-то потеряла, а может быть, и выбросила в сердцах. Подруга не стала ждать, кого из нас изберет злосчастная птица для следующей атаки, и поспешно удалилась, впопыхах забыв чашку с чаем у изголовья моей кровати.

У меня не осталось никаких сил драться с ненормальной птицей, и, юркнув в постель, я накрылась с головой видавшим виды пледом, рассчитывая вовсе не на его уникальные способности. И снова оказалась права. Зюзя не стала испытывать на прочность мяукающее одеяло, а лишь выдернула из него несколько отчаянно шипевших клочков и унесла в свою корзину, где еще долго копошилась и недовольно бубнила. Мы обе с ней знали: ее купили для моей охраны, и она не могла причинить мне серьезного вреда. Так только, по мелочи, типа изодранного пледа.

Засыпая под убаюкивающий шорох камней, я слышала, как влетела голубка, вернувшаяся с ответным посланием от мамы, но веки не разомкнула, лишь машинально сунула конверт в карман, — мне уже снилось Золотое озеро у подножия Золотой горы.

Гл. 33. Пробуждение

Неприятное ощущение чего-то липкого на лице прогнало сладкие сновидения, и, открыв глаза, я увидела звездное небо.

Это меня нисколько не удивило, ведь замок так и был устроен, чтобы его щепетильная хозяйка могла наблюдать за происходящим снаружи, а в случае необходимости, и проскользнуть сквозь полупрозрачные стены. И все-таки что-то смущало. Звезды… Их я никак не ожидала увидеть. Поэтому первой моей мыслью было: "Неужто Зюзя раздвинула облака? Достанется же ей от феи!" А второй: "Какие странные сны бывают, прямо настоящие галлюцинации!"

Сон и в самом деле удивлял своей вопиющей осязаемостью. Что-то твердое упиралось в спину, а на носу и вовсе уселась медуза. И почему-то мне было жарко под шерстяным пледом. Я приподняла голову. Вдалеке в полутьме виднелись очертания деревьев. Вроде бы самый обыкновенный лес, а не мрачный ночной парк с пустыми чашами вместо фонтанов и заледеневшей лужей, как следовало бы ожидать. И уж тем более не чудесный сад, вновь преображенный Фавеей. Неужели фантазия моей наставницы настолько истощилась, что она решила вернуть Долине Фей натуральный вид? Но такое уж точно только присниться и могло!

Мне никак не удавалось найти удобное положение. Поразительно: мягчайшая софа давила и колола, словно походный рюкзак, набитый как попало. И противная слизистая тварь, похоже, не собиралась слезать с моего лица. Подняв руку, я сняла с носа кусочек лимона.

Нет, пожалуй, это не сон… Но в таком случае вокруг меня явно не хватало очень важных деталей!

Я села и огляделась. Скульптуры, многоликие или разбитые, фонтаны, или то, что от них осталось, крылатые кустики, пусть и с колючками вместо леденцов, пруд-лужа с чем-нибудь — куда все подевалось? И, главное, светящаяся роса. Ее тоже не было, даже и потускневшей, что уж и вовсе не укладывалось ни в какие рамки. Но ладно, роса, я сама неизвестно где находилась. Словно уже и не на втором этаже, а скорее на первом. Если вообще в доме… Спящая Силона, банка с золотой рыбкой, клетка с голубками, корзина с нахохлившейся Зюзей и наша одежда, валявшаяся повсюду, — вот и все, что меня окружало. Заснув в своих спальнях, мы почему-то вдруг очутились на поляне, а от великолепного парка, усеянного разноцветными пузырьками, не осталось и следа.

Моей подруге повезло больше, чем мне, она лежала на мягкой траве среди благоухающих цветников и, беззаботно улыбалась во сне, не ведая о случившемся. В том числе и о том, что ее любимый чай с медом и лимоном бесцеремонно расползался по моему лицу! А я сидела на собственном дорожном сундуке, набитом волшебными ошметками. Кровати тоже не было. Да что там, кровати, не было замка! Прекрасное строение, как и все прочее, исчезло, будто растворившись в воздухе.

Может быть, пока я спала, кто-то похитил прекрасную фею? Утащил вместе с ее жилищем и всем прочим… Попытка связаться с наставницей с помощью телепатии ни к чему не привела, все мои усилия оказались напрасными. Вероятно таинственный злодей о том позаботился.

Знакомый шорох напомнил о говорящих камнях. Они преспокойно шептались себе в карманах — наверное, еще с тех пор, как Зюзя швырнула мою куртку на пол. Который теперь каким-то образом преобразовался в цветущее поле…

Очень хотелось умыться. Неприятно, когда тебе на лицо выливается полчашки сладкого чая с лимоном. Только где найти воду, если все куда-то сгинуло? Водопады и гейзеры как сквозь землю провалились. Исчезла даже грязная лужа, в которую превратился лазурный пруд.

Тем не менее, мы находились, пусть и в опустошенной, но все же в Долине Фей, в чем я почему-то не сомневалась, а в ней воды хватало. Да и не просто воды, а кристально чистой! Теплый ветерок доносил шаловливый плеск — где-то там, вдали, журчал веселый ручеек, впадавший в золотой бассейн, выложенный самоцветами. Горы тоже сохранились. Они больше не прятались под блестящим покрывалом, а сверкали в полумраке всеми своими драгоценными каменьями.

"Не настолько все плохо! — подумала я. — Но теперь уж точно придется разыскивать старшую сестру Ядвиги. Знать бы еще, где она обретается…"

Вроде бы родственница Яги, некая Заламея, жила не слишком далеко. И хоть ее адреса у меня не было, оставалась надежда на какие-нибудь тайные указатели, вроде тех, которые вели к Домику На Курьих Ножках. Только вот как их распознать? И тут я вспомнила о письме, которое принесла Марго. Ура! Мама, несомненно, подробно расписала весь путь от Долины Фей до нужного пункта.

Не тут-то было! Мне опять не повезло. Шелковые канаты исчезли вместе с облачными занавесками, но ночь, как назло, выдалась безлунная. А родителям о том и невдомек, они, как оказалось, решили сэкономить на светящихся чернилах. Правильно, откуда ж им знать, что на родине фей отключили свет? Ведь до волшебной росы тут наверняка имелось другое освещение, может быть и не хуже. Теперь же, почти в полной темноте виднелась только бегающая по незримому маршруту мерцающая стрелочка. Делать нечего, чтобы выяснить, в какую сторону идти, пришлось телепатировать Ризэлле и признаваться в своем хроническом невезении.

Ответ пришел незамедлительно: "Используй клубочек". Моя гениальная сестра была, как всегда, лаконична. Так просто! И почему я сама не догадалась? Конечно, лететь на корабле куда как приятнее, чем ходить пешком. Но, во всяком случае, наметился хоть какой-то план действий, и я тут же приступила к его исполнению.

* * *

Задерживаться в опустевшей Долине Фей мне не хотелось, но Силона никак не желала просыпаться. Я безжалостно ее растолкала, прослушав о себе множество таких сведений, о которых раньше и не подозревала. Когда подруга, наконец, приняла вертикальное положение и, смущаясь, вежливо поинтересовалась, не слишком ли резко реагировала на внезапное пробуждение, мы отправились к Золотой горе, переговариваясь вполголоса.

— Где моя шуба?

— А нужна она тебе? Не чувствуешь, как потеплело?

— Так ночь ведь!

— Ну и что? В Долине Фей всегда тепло. Не знала?

Мы бережно обошли цветочные клумбы — оказалось, дорожки между ними все-таки были — и перешагнули через искореженные фонарные столбы. Они лежали на земле, там, где совсем недавно валялись расколовшиеся статуи. Жалкое зрелище — лампы разбиты, провода порваны. Вот оно, прежнее освещение, ранее скрываемое волшебным покрывалом. Но почему, если Фавее так не нравились примитивные фонари, она их не уничтожила, а сломала и спрятала?

Я и Зюзю позвала с собой. Не зря она вчера скандалила. Правда проку от того не было никакого, моя бесполезная защитница лепетала чего-то на птичьем языке, который людям понять не дано. И зачем мне выдали такую помощницу? То ли дело золотая рыбка! Хотя… тоже не очень удачное приобретение. Оставалось одно: наблюдать за поведением выпи, а не игнорировать ее, как вчера. Что стоило, например, подойти к спящей Фавее и посмотреть, не притаился ли кто рядышком?

Подлетев к Золотому озеру, мудрая птица кинулась купаться и пить воду. Следуя ее примеру, мы тоже рискнули умыться и попробовали золотистую жидкость на вкус. Нежный аромат показался на удивление знакомым. Что-то такое мне уже где-то встречалось… Но где?

Прохладные струйки приятно освежали, смывая усталость. Видимо в озере текла не простая вода, а целебная. К сожалению, у нас не было ни бутылки, ни фляжки, чтобы захватить напиток с собой. Пока мы умывались и утоляли жажду, шорох, доносившийся из курток, явно усилился, превратившись в сплошной требовательный гул. Хорошо, что я не склонна к фантазиям, а то подумала бы, будто наши несмолкаемые балаболки просили пить. Проверять мое смехотворное предчувствие мы не стали. Тащить на себе еще и мокрые камни, это уж слишком!

Силона долго рассматривала себя в зеркальной глади озера, прикидывая, полнит ее золотистый цвет или не очень, и, наконец, пришла к выводу, что если и не полнит, то все равно не идет, так как сливается с волосами. Хорошо, что освещения явно не хватало, и она вздыхала не слишком горестно. Я даже рискнула оставить ее на несколько минут и заглянула в пещеру Золотой горы, но заходить не стала — там опять было темно. Канделябр, сотворенный Фавеей из пузырьков волшебной росы, исчез. Кому он-то понадобился? Только волнистая замкнутая линия на полу все так же ярко сверкала, но она ничего не освещала. Мне вспомнились вчерашние события. Как опрометчиво мы шли по черному коридору, как увидели вдали два фосфоресцирующих янтарных круга, и почему-то решили, будто там светились чьи-то глаза. Как Силона потащила меня обратно, а какой-то неизвестный благодетель бросил магический карандаш. К сожалению, Фавею это не спасло.

Дорога, до озера и обратно, не доставила нам хлопот. Мы лишь ненадолго задержались возле нескольких цветочных клумб, потому что Силоне именно сейчас приспичило разбираться в их сложных узорах.

— Ну где же о наших судьбах? — возмущалась она. — Все какие-то не те.

— Да не до них нам, как ты не понимаешь! — пыталась я объяснить. — Пойми, уходить надо отсюда. И, чем быстрее, тем лучше. Вдруг колдун вернется? К тому же темно, плохо видно.

— И что, так и уйдем, ничего не прочитав?

— В другой раз. Как-нибудь потом. Может быть, Заламея нас сюда проводит.

Мне тоже очень хотелось узнать свое будущее, хотя бы ближайшее, но не оставаться же тут до утра! Обидно, конечно, тем более что чудодейственные цветы вели себя на удивление дружелюбно. Они не буянили, как нынешним вечером, а наоборот, кивали бутонами, словно приглашая гостей в свой особый, загадочный мир. Исчезновение строгой хозяйки их как будто нисколько не расстроило. И то верно: или любовь, или порядок, третьего не дано.

Гл. 34. Прощание

Все-таки осознав опасность, подруга поддалась моим уговорам. Мы вернулись на поляну, на которой проснулись, и начали собирать разбросанные вещи. Они валялись повсюду, раскатившись на огромные расстояния. Не иначе как колдун, напавший на Фавею, был великаном, и, прежде чем уворовать замок, основательно его потряс, нагло вывалив все, что только могло выпасть. По странному стечению обстоятельств это оказались мы с Силоной и наше немногочисленное имущество, включая остаток чая с медом и лимоном. Прочее содержимое дивного здания, принадлежавшее повелительнице воды, каким-то образом удержалось и было унесено в неведомом направлении. Удивительная разборчивость!

Вокруг роскошных клумб росли простенькие вьюнки, которые уже начали обживать мои жалкие пожитки, вероятно полагая, будто именно они должны участвовать в чьих-нибудь судьбах. Я ползала по мокрой траве между цветниками, и, стараясь не нарушить изначальный узор, укладывала упрямые стебли на их исконные места, а Силона распихивала вещи по сумкам. Нас обеих подгонял страх перед возможным возвращением злобного чернокнижника.

И вот, когда все было собрано, я вдруг обнаружила еще одну пропажу. Волшебная палочка, лежавшая отдельно, исчезла вместе с футляром.

Ну, разумеется, похититель знал что брать! Громадный кофр, стараниями моих великих родственников набитый несусветным барахлом, остался в целости и сохранности. Никто не польстился на доморощенный антиквариат, а великолепную новенькую волшебную палочку умыкнули! Многочисленные секретные замочки гигантского сундука были безжалостно искорежены и вскрыты — кто-то явно интересовался магическим содержимым, так и не признав его таковым. Как и следовало ожидать, собственно. Чтобы не расстраивать маму, я честно волокла за собой всю эту дребедень. Пока, понятно, летела на корабле. Однако обстоятельства изменились. Клубочки, увы, не летают по воздуху.

Зюзя словно почувствовала мою грусть и притащила откуда-то большой земляничный куст, усыпанный спелыми ягодами. Ну и ушлая птица! Интересно, где она эдакое чудо раздобыла? Мы с Силоной сразу же забыли о неприятностях и принялись с аппетитом уплетать сладкие плоды. Давно ничего подобного не ели! Заказанные у скатерти-самобранки, фрукты и ягоды не так вкусны — она их слишком тщательно стерилизует.

Но на душе у меня все равно было тоскливо. Опять неопределенность! Неизвестны ни судьба наставницы, ни наше собственное положение. Камни тоже так и не нашлись, не говоря уж об антимире. И великолепная волшебная палочка пропала, не успев свершить ни одного грандиозного дела. Еще и замок… Прекрасный сверкающий чертог вовсе не был мне настолько уж необходим. Просто вместе с ним исчезла милая наивная сказка моей детской мечты. И где же я теперь буду стажироваться?

Силона, напротив, искренне радовалась тому, что замка больше нет — она его немного опасалась.

Мы наскоро перекусили в полутьме, мысленно поблагодарив неизвестного грабителя за его некомпетентность в вопросах, касавшихся старых скатертей. Ее тоже рассматривали — теперь я вспомнила, что вчера нашла ее не под подушкой, где оставила, а на кровати, причем скомканную, видимо брошенную туда впопыхах. Нашу помощницу спасли многочисленные заплатки и потертости.

В этот раз я не убрала заветную фотографию в золоченой рамочке, а поставила перед собой и все смотрела на своего далекого друга и смотрела. Чуть презрительный взгляд, небрежная прическа, а сколько целеустремленности и самоуверенности! Как раз то, чего мне самой сейчас катастрофически не хватало.

Однако нам следовало поторопиться, и не только из-за колдуна. Я понятия не имела, где жила Заламея и как долго предстояло идти пешком с тяжеленной поклажей. Так как Зюзя первой пустилась в путь и мгновенно скрылась за деревьями дремучего леса, я уложила в ее опустевшую корзину клетку с голубками и банку с рыбкой. Распределив поклажу, мы отправились на поиски старшей сестры Ядвиги.

На краю Долины Фей нам неожиданно попалась Долинка. Я улыбнулась ей, как старой знакомой, так она мне примелькалась! Маленькое зеркальце предстало точно в таком же разгромленном виде, в каком изображалось на картинках, любезно предоставленных мне нахальным абонентом. Впрочем, после всего случившегося, я и о нем стала думать иначе. И почему все, кто знал о грозившей нам опасности, не смогли произнести ни слова, как ни старались? Ну, выпь, положим, птица. Бумажный самолетик тоже не человек, но этот-то, "киношник", мог бы и поразборчивее изъясняться! Кстати, что-то давно не выходил на связь, даже скучно как-то.

Склонившись почти до самой земли, мы рассматривали Долинку. Порушенная, она все равно выглядела довольно мило. И крошечный садик, и горки с озерцами и ручейками — все копировало большую Долину Фей. Почти. Вроде бы то же самое, но и не совсем. Даже парк имелся, вернее, то, что от него осталось. Фонтаны не работали, дорожки растрескались. Примерно так же выглядели владения Фавеи, когда мы бежали в замок, подгоняемые Зюзей. Старинные витиеватые фонари попадали, но, словно специально ради нас, один из них продолжал слабо освещать крохотную площадку. На клумбе валялась белокурая кукла, очевидно, забытая в спешке. Грустное, унылое зрелище! И — никаких волшебных палочек, даже одноразовых лучин, вообще ничего стоящего. Понятно, колдун унес.

— Лалинта, смотри, — воскликнула подруга, — какие прудики малюсенькие! Словно капельки воды. Как смешно! А речушек почти и не видно.

Фавея не показала нам Долинку и, возможно, оттого пострадала. Эх, не надо было ее слушать! Сделала бы все, как Яга велела, и, может статься, мы все сейчас спокойно спали бы в своих кроватях.

Замок маленькой феечки и впрямь скрывался за густой травой. Силона раздвинула зеленые заросли — ничего особенного, просто маленький домик с круглой остроконечной крышей. Его я тоже уже видела… Кое-кто постарался, показывая мне неприметное строение со всех сторон. Ну да, дошло с десятого раза, не похож он на иллюзорный замок повелительницы воды. Так ведь и зеркало неправильное! Взять хотя бы карету без лошадей, которая стояла во дворе. Красивая, ничего не скажешь, расписная, с окошками, занавесками и бубенчиками, но у Фавеи ничего такого не было.

— А где кони? — спросила Силона, которая тоже заметила карету.

— Колдуна испугались и разбежались, — пошутила я. — Подумай сама, нужны они феям? Видишь крылья по бокам?

— Слушай! А ведь на твоего змея смахивает!

Мне такое сравнение показалось далеко не точным, но подруга смотрела на крылатую карету со смешанным чувством удивления и страха.

— Что, ты снова стала бояться волшебных вещей? Лучше сюда посмотри. Какая хорошенькая неваляшка! У меня дома такая же есть. Побольше, правда, раз в сто.

Она стояла на миниатюрном подоконнике скромного жилища, покачиваясь и позванивая от легкого дуновения нашего дыхания. Где-то сейчас ее хозяйка?

Силона взглянула на пластмассовую куколку, но как-то слишком задумчиво:

— Столько всего непохожего, а тут совпадения. Почему?

— Да какие совпадения? Крылатая карета совсем не такая как летучий корабль. Где у нее уши-локаторы, где шатер, лампочки, страховочные канаты, атласные ленточки на хвосте? Просто для парадного вылета предназначена, только и всего. Феи без всяких специальных приспособлений летать умеют.

— Ладно, пусть. Но куклы… Они на нас с тобой чем-то похожи.

— Скажешь тоже, похожи! Да и какая нам разница? Пошли. И так задержались.

И вдруг моя подруга, которая, как оказалось, полностью не избавилась от страха перед волшебством, выдала самое невероятное из всех возможных объяснений:

— Знаешь, что я думаю? — заявила она трагическим голосом. — Это же наши отражения! Нельзя их здесь оставлять.

— Как отражения? С чего ты взяла?

— Фавея называла Долинку Зеркальцем-малюткой, правильно?

— Ну да…

— А в зеркале что бывает? Вот.

Я никогда не страдала суеверием. Магия — другое дело, а всякие глупости меня не трогали. К тому же неизвестный похититель ничего не испортил, только все разбросал и погнул. Даже сломать как следует не сумел. Выходило, он не захотел или попросту не смог навредить нам. И все-таки волнения нынешней ночи не пропали даром, и мне на какой-то миг показалось, что в словах подруги есть доля правды. И я осторожно, двумя пальцами, взяла неваляшку и положила ее в карман. Последний раз звякнув, она тут же встала — маленькая упрямая кукла! Силона права, чем-то мы с ней действительно были похожи.

— На обратном пути верну, если тут кто-нибудь объявится.

Подруга, не задумываясь, забрала белокурую куклу.

* * *

Перед тем как войти в лес, я оглянулась и мысленно попрощалась с чудесной Долиной Фей, которую нам так и не удалось толком рассмотреть. Почему-то теперь она показалась мне своей, родной, будто бы знакомой с детства или, может быть, еще раньше. Светящуюся завесу повелительницы воды сменил полумрак ночи, и мы опять почти ничего не увидели. Честно говоря, нам и самим хотелось только одного — поскорее отсюда убраться.

"Стало быть, все здесь лишь красиво, но бесполезно, даже Золотая гора! — подумала я, с грустью глядя на сияющую хрустальную корону. — Она освещает только саму себя и ничем мне не поможет. И придется-таки идти "незнамо куда", как предсказывала Ядвига!"

И тут вдруг что-то сверкнуло в волшебных лучах — что-то мимолетно печальное и в то же время неуловимо ликующее. И по золотым склонам побежали пестрые блики, а в зарослях чудодейственных бутонов тихо запели невидимые флейты. И вся Долина Фей будто преобразилась, заколыхалась и зашуршала. Словно давно ушедшие феи, некогда складывавшие золотые кубики и слагавшие цветочные судьбы, слали мне свой обнадеживающий привет.

ЧАСТЬ 2 НОВЫЕ ДРУЗЬЯ

Но ведь это — самое главное в магии…

Гл. 1. Ночь в лесу

Клубочек, наверное, чересчур залежался. Он так быстро набрал скорость, что мы едва за ним поспевали. Пока наш путь пролегал через опушку, было еще терпимо, но поначалу реденький лесочек незаметно превратился в глухую чащу. В полумраке я с трудом различала стволы деревьев, между которыми петляла хилая тропинка. То и дело она пропадала в траве, но тонкая золотистая нить безотказно светилась, указывая дорогу.

Снова мы брели неведомо куда, надеясь лишь на волшебного поводыря, однако, на сей раз, волочили за собой тяжеленный груз. Огромный сундук я, естественно, не бросила, а повесила себе на спину, благо у него имелись длинные ручки. Сумки с моими личными вещами, которые с некоторых пор поневоле стали нашими общими, взяла подруга. Ей пришлось нести и корзину со всем остальным запиханным туда добром, потому что мои руки были заняты наматыванием нитки на посошок.

Ноша с животными доставляла особые хлопоты. Голубки тревожно ворковали и хлопали крыльями, а уж как вопила золотая рыбка, и передать трудно! Она просто-таки орала:

— Нет, вы только подумайте! Среди ночи, вместо того, чтобы мирно почивать в кроватях, вскакивают и несутся в несусветную глушь! Скажите на милость, чего ради? У меня, между прочим, слабая нервная система, и я требую немедленных объяснений!

Мне было не до нервов чешуйчатой привереды — на плечи давил злополучный мамин кофр, а карманы оттягивали камни. К тому же мы то и дело проваливались в глубокие ямы, каждый раз недоумевая, откуда они здесь взялись. Я ныряла в них первой, так как тропинка оказалась слишком узкой, и нам приходилось идти друг за другом. Поэтому золотая рыбка не дождалась ответа, но, как ни в чем не бывало, продолжала высказывать свои бесконечные претензии:

— И кому доверились? Безмозглому мотку сученой пряжи! А хоть кто-нибудь подумал об опасностях, подстерегающих на каждом шагу? Кто-нибудь предпринял против них какие-то меры? Вот-вот, можете не отвечать, сказать-то все равно нечего. И я, владычица морская, вынуждена участвовать в таком безобразии! Так вот, уважаемая э… Лалинта! Довожу до вашего сведения: пока мне не будут предоставлены мало-мальски сносные условия существования, ни о каких желаниях и не заикайтесь!

Силона, нагруженная до предела, шагала сзади и тяжко вздыхала в промежутках между воплями разгневанной рыбки. Я ничем не могла помочь подруге, не в силах даже остановиться — неугомонный клубочек на всех парах несся к незримой цели. Зюзи не было видно, волшебная птица резвилась где-то высоко над сомкнутыми кронами, совмещая прогулку с ловлей зазевавшихся насекомых, а возможно и кого-то покрупнее. Время от времени сверху раздавались то грозное "Му-у", то восторженное "Ха-хау!" Оставалось лишь надеяться, что в пылу охотничьего азарта выпь нас не потеряет.

— А говорят, коровы не летают… — пошутила Силона, выбираясь из очередного земляного обвала, однако, веселее ни ей, ни мне не стало.

Так мы и шли. Шуршали камни, вскрикивала выпь, клокотали голубки, ругалась золотая рыбка. И когда она, в который уж раз окончательно предупредила меня о том, что дорожные катаклизмы плохо сказываются на ее исключительных способностях, послышались новые, весьма странные звуки.

Почему странные? Да не к месту они были. Чужеродные какие-то. Глухие удары, не очень громкие, но от того не менее жуткие. И, что самое ужасное, мы неминуемо к ним приближались.

Золотая рыбка тоже услышала стук. На миг умолкнув, она разразилась новой порцией справедливых упреков. Голубки от страха забились в истерике, я чувствовала, как встревожена моя бедная подруга, да и сама здорово перепугалась. Но о том, чтобы остановиться или хотя бы свернуть в сторону, не могло быть и речи.

"Клубочек не поведет опасным путем!"

Я мысленно повторяла заученную фразу, но так и не смогла убедить саму себя в справедливости данной версии.

Тут клубок перепрыгнул через глубокую яму, и мы с Силоной, чудом не переломав ноги, выскочили следом за ним на широкую поляну. Местечко оказалось не совсем мрачным, а даже худо-бедно освещенным — повсюду на кустах висели маленькие ручные фонарики. Смущало лишь одно обстоятельство. Возле свежевырытой ямы стоял некто с лопатой. Человек-не человек, звероподобный тип какой-то. Вроде бы и с руками, и с ногами, и всем прочим, в брюках и в рубашке с засученными рукавами, но… уши длинноваты, на ослиные здорово смахивали. Да и лицо. Такое только в кошмарном сне могло привидеться — косматые брови, горящие глаза, нос крючком, а изо рта, который незнакомец открыл, глядя на нас, торчали два желтых клыка. И уставился же как оглушенный, страшилище несусветное!

"Ну, копай же, копай себе дальше, урод, — чуть не вслух крикнула я, — стучи своей лопаткой, разбивай корни, их тут хватает. Нечего на прохожих таращиться!"

Видимо страх затмил мне разум. Вступать в перепалку со свирепым землекопом было бы, по меньшей мере, опрометчиво. К счастью этот полоумный продолжал сверлить нас своими пылающими глазищами, стоя в той же позе и с тем же тупым выражением на безобразном лице. Из чего я заключила, что он понятия не имел о телепатической связи. Да и смотрел скорее с удивлением, чем с угрозой. Мы, наверное, и впрямь выглядели необычно: две запыхавшиеся девицы, с множеством сумок и корзиной, наполненной зверьем, беспокойно воркующим и яростно вопящим, во весь дух пронеслись мимо незнакомца, держась за ниточку сумасшедшего клубочка.

"Сам хорош! — подумала я уже больше с обидой, чем со страхом. — Взрослый мужчина, хоть и с ослиными ушами, а копается в земле ночью в чаще леса!"

Пробежав чуть ли не перед самым носом диковинного землекопа, мы скрылись в спасительной тени деревьев настолько быстро, что не успели даже как следует испугаться. Человек-зверь так и не сдвинулся с места. Словно оцепенев, он не заметил, как выронил лопату. Она упала в яму и громко звякнула, вероятно, ударившись обо что-то металлическое.

* * *

Не давая нам ни минуты отдыха, клубочек мчался только вперед, к одному ему известному убежищу. Возможно, он и обходил опасные участки, но я того не заметила. Вскоре нас вновь вынесло на поляну, еще более широкую и очень светлую. К счастью, шерстяной поводырь, наконец, остановился и обвязался вокруг толстого пня, на котором было установлено осветительное устройство.

Мы с удовольствием и сами на пень присели бы, но не нашли свободного места и кое-как пристроились рядом, на моем сундуке. Поерзав на его колдобинах и отдышавшись, я снова невольно взглянула на лесной светильник, а потом еще и еще. Ничего особенного, хоть и знакомый как будто предмет… Поляны что ли такими штуками положено освещать? Правда, я никогда раньше не слышала о том, чтобы в лесу устраивали иллюминацию. И тем не менее… Из тысяч тоненьких трубочек струились и разбегались в разных направлениях дребезжащие лунные дорожки. Матовые полоски света исчеркали все вокруг, каждая травинка утопала в них и, казалось, была напоена покоем и миролюбием. Забыв недавние страхи, мы удивленно оглядывались, любуясь молочно-зелеными тонами пейзажа.

— Как такое получается? — спросила Силона.

— Видишь вон те удлиненные лампочки под колпачками? Абажуры у них такие, воронки напоминают. Они колеблются и… Ну, в общем…

Колпачки, воронки, беспорядочное нагромождение невесть чего… Что-то очень знакомое. Я ошарашено смотрела на здоровенную бандуру-раскоряку, раскинувшую витые трубочки как дерево ветви. И вдруг в памяти всплыла ясная картина: Яга заворачивает невероятную конструкцию в пергаментную бумагу, а чудаковатый толстяк запросто засовывает огромный сверток в карман. Ну конечно же! Перед нами стояло то самое нелепое устройство. Именно его купил несуразный маг в огромных роговых очках, которого мы встретили в Домике На Курьих Ножках.

Да уж, только этого еще и не хватало для полного удовольствия!

Гл. 2. Пристанище

Поляна, которую избрал клубочек, была значительно просторнее той, предыдущей, на которой мы чуть не столкнулись со страшным копателем. В зыбких лучах осветительного прибора вырисовывались нечеткие контуры приземистого строения. Сначала я приняла его за берлогу, но, присмотревшись, решила: нет, пожалуй, человеческое жилище. Через круглые окна лесной лачуги пробивались пятнышки света, а прямо на покатой крыше росли земляничные кустики, сплошь усыпанные красными ягодами. Среди плотных грядок зияла внушительная проплешина… Никак моя пронырливая выпь здесь уже побывала!

Мы приволокли кофр и остальную поклажу, свалили все в кучу у входа и постучались в обросшую мхом дверь. Ответа не последовало. Я заглянула в окошко, но не увидела ничего, кроме кружевных занавесок, но и того было достаточно: мне улыбались вышитые шелком сказочные птицы и звери, отважные царевичи, прекрасные царевны и прочие любимцы Яги. Приятно увидеть что-то родное так далеко от дома! Осмелев, я надавила на дверь, и она легко поддалась. За ней оказалась небольшая, но уютная комната.

Мы замерли на пороге, не решаясь войти. Занавески занавесками, но хозяев-то не было! И тут над нашими головами пронесся перьевой вихрь — невесть откуда взявшаяся Зюзя пулей влетела в логово и важно уселась на подлокотнике широкого старинного кресла.

— Похоже, нам сюда…

Силона отнюдь не разделяла моей убежденности и с опасением оглядывалась по сторонам:

— Я туда ни за что не войду! — заявила она. — А вдруг владельцем избушки окажется тот жуткий хмырь с лопатой?

— Ну и что? Даже если и хмырь. Лучше посмотри на выпь. Она чувствует себя здесь, как дома. Стало быть, и нам бояться нечего.

— А золотая рыбка, слышишь? Все еще возмущается.

— Нашла, кого слушать! — сказала я насмешливо, на всякий случай прикрыв банку ладонью. — Вспомни как она из лазурного пруда, словно ошпаренная, выскочила, а потом весь вечер вопила, будто бы мы на ее драгоценную жизнь покушались. А выпь уже была здесь, землянику с крыши воровала. И ничего, никто ее за то не убил.

Чуть не падая от усталости, моя упрямая подруга стояла на своем:

— Пусть даже и так, но нехорошо входить в дом без приглашения хозяев.

— Зюзя все равно уже вошла! Да ты сама посмотри, видно же, что нас ждали. Дверь не заперта, и свет горит.

У Силоны не осталось доводов в свою пользу, и она покорилась обстоятельствам. Втащив свои многочисленные пожитки, мы сразу направились к креслу, на котором уже дремала выпь, и с облегчением плюхнулись на мягкие подушки. Почувствовав тепло и уют лесной хижины, голубки успокоились, и лишь золотая рыбка еще некоторое время причитала, но больше для проформы. Вскоре и она затихла, и тишину нарушал только ставший давно привычным скрипучий шепот говорящих камней.

Приютившая нас каморка напоминала то ли гостиную, то ли прихожую. Возле двери из стены сиротливо выглядывала суковатая палка, похожая на вешалку для одежды. На ней, однако, ничего не висело — неудивительно, раз хозяева куда-то отлучились. В углу примостилась закопченная печурка. Перед нами стоял невысокий стол, накрытый расписной скатертью, а вокруг него расположились такие же низенькие пуфики. В полу имелась еще одна дверь, круглая, как и окна дома. Под ней наверняка что-то было — какое-нибудь помещение типа подпола. А иначе, для чего дверь?

— Откроем, если не заперто?

— Зачем? — Силона снова затряслась от страха.

— Надо же знать, вдруг там кто-нибудь притаился.

— Ну и пусть себе сидит, лучше не лезть. Может, тогда и он… или оно нас не тронет.

— А если оно ждет, чтобы мы уснули?

— Я здесь точно не усну!

— Я тоже… точно.

Договорившись бодрствовать до прихода хозяев, мы успокоились. Я вспомнила о письме от родителей и вскрыла помятый конверт. Чтоб мама не написала в подробностях обо всех возможных и невозможных опасностях, какие только можно было предположить с большой натяжкой? Быть такого не могло! И действительно, на большом листе бумаги была нарисована Долина Фей со всеми горными и водными угодьями, а рядом лес с извилистой тропинкой и полянка, на которой стоял человечек с большими ушами и лопатой. Но, самое главное, на схеме имелась похожая на берлогу хибарка с земляничными грядками на крыше. Отчаянно мигавшая стрелочка-челнок бегала по маршруту, который мы только что отпахали, упиралась в обросшую мхом дверь и возвращалась обратно, повторяя все снова и снова.

— Ну, слава богу, хоть пришли, куда надо!

Силона, отгоняя сон, внимательно рассматривала картинку вместе со мной и одновременно следила краем глаза за круглой дверью в полу, но, несмотря на все предосторожности, довольно быстро задремала. Я тут же решила, что хотя бы одна из нас должна бодрствовать, и перевернула лист на другую сторону. Там меня ждали многочисленные наставления — а как же иначе! От уже известных по тетрадке с инструкциями они мало чем отличались. И клубочку известны все на свете дороги, и волшебная птица предупреждает об опасностях, и надо присматриваться к ее поведению, особенно, если оно, это поведение, вдруг покажется необычным, и клубочков у меня на всякий случай не один, а два. И так далее, и тому подобное. И зачем отсылала письмо, а не телепатировала? Зря надеялась избежать нотаций!

"Эх, что-то непременно случится", — подумала я, засыпая где-то на середине пространных маминых излияний.

Гл. 3. Знакомый незнакомец

Меня разбудили булькающие звуки — рядом закипала вода в чайнике. Однако то, что я увидела, открыв глаза, уж никак не походило на чайник, а скорее на самовар, но и то слишком экзотический. На столе перед нами стояло абсолютно неудобоваримое сооружение, и в его нутре, в бесчисленных матовых трубочках пенились горные потоки, бурлили речные пороги и низвергались многоступенчатые водопады. Когда водная стихия полностью перемешалась с воздушной, по бокам устройства открылись четыре конуса. Из них в подставленные чашки полилась горячая душистая жидкость, да так стремительно, что в какой-то момент мне показалось, что напиток вот-вот потечет на скатерть. Но нет: дзинь, колпачки резво прыгнули на воронки, и все стихло. И только тут до меня дошло, откуда взялся невероятный самовар. То была все та же бандура-раскоряка. Почему-то ей надоело освещать поляну, и она перебралась в комнату с твердым намерением напоить нас чаем.

Впрочем, искусственное освещение уже и не требовалось. Наступило утро, и в маленькие круглые оконца логова сквозь задернутые занавески проникал солнечный свет. Силона тоже проснулась и с изумлением наблюдала за процессом разливания чая. Вдруг ее глаза радостно заблестели: она заметила толстую бадейку, до краев наполненную медом, и большое блюдо с лимонными дольками. Обе посудины, словно поняв немой намек, сразу же направились в нашу сторону. Неуклюже переваливаясь и чуть не опрокинув все свое содержимое на расписную скатерть, они кое-как приковыляли на ножках-колесиках и с готовностью застыли неподалеку. Настроение подруги изменилось.

— Зачем… эти… ко мне подошли?

— Не только к тебе. К нам обеим.

— Ко мне ближе!

— Наверное, догадались, что ты к ним хорошо относишься.

Силону мое объяснение не обрадовало. Она недовольно поежилась:

— Пусть бы лучше на прежнем месте оставались.

А меня, наоборот, услужливые до умиления плошки успокоили, напомнив подопечных Ядвиги, таких же невинно приставучих. И ко мне наконец-то пришло ощущение полной безопасности. Но отчего? Вроде никаких крепостных стен не наблюдалось. И, тем не менее, чувство защищенности было.

Не хватало только самой Заламеи, на помощь которой я очень надеялась.

* * *

Мы сидели все в том же кресле, на тех же мягких подушках, так коварно усыпивших нас ночью. Сидели и не знали, что же нам делать дальше. Не мешало бы позавтракать, но две лишние чашки… Они ведь для кого-то предназначались. Я даже догадывалась, для кого. Зюзя уже куда-то унеслась, голубки, которым надоело ждать, когда же их, наконец, покормят, занялись чисткой оперения, изрядно посеревшего в дороге. Даже золотая рыбка молчала, видимо опасаясь, что нам вдруг снова приспичит покинуть гостеприимное жилье. И только говорящие камни не прекращали шушукаться о чем-то своем, непонятном.

— Гав! — торжественно произнесла палка, которую я приняла за вешалку.

Дверь тихо скрипнула. На пороге, освещенный ярким дневным солнцем, с двумя большими мисками в руках стоял тот самый незнакомец, с которым мы повстречались в Домике На Курьих Ножках. Почему-то сейчас он не показался мне ни тучным, ни жалким. Более того, я узнала настырного хулигана, недавно прозвонившего мне все уши! Расплывчатое ранее изображение приобрело четкость, хоть глаза по-прежнему затмевали туманные стекла уродливых очков. Нам улыбался высокий и стройный молодой человек. Давно не стриженные светло-каштановые волосы весьма безалаберно развевались на ветру. Очень изменившийся, все-таки это был он, тот самый нелепый покупатель, которого так ждала Ядвига, старательно задерживая нас. Зачем-то ей было нужно, чтобы мы друг друга увидели.

— Доброе утро! — обратился к нам юноша, войдя в дом. — Давайте знакомиться. Меня зовут Андрис. Как насчет чая?

Мы закивали головами. Назвав имя подруги, я застряла на первой букве своего: почувствовала, что зря стараюсь — как нас зовут, ему уже давно откуда-то известно.

Наш старый-новый знакомый вошел, присел на пуфик и поставил на стол миски. Одна была наполнена лесными ягодами и орехами, другая самыми тривиальными домашними пирожками. Следующие минут двадцать мы наслаждались всей этой снедью, удивляясь ее обыденному вкусу, так отличавшемуся от моментально таявших во рту разносолов Фавеи. Теперь, когда выяснилось, кто слал мне бесконечные позывные в Долину Фей, я поняла, почему не смогла разобрать слов. Ужасные очки, похожие на маску для подводного плавания, в них-то и было все дело. Мне так ни разу и не пришлось увидеть самое главное, что нужно для телепатической связи, — глаза молодого мага без матовой пелены толстых линз. Неужели он не знал простых вещей? Да и вообще, сам на себя не похож стал… Или, наоборот, тогда, в магазин черт знает, в каком виде заявился.

Словно уловив мои мысли, Андрис вдруг сказал:

— Куртка у меня такая, объемная, с бездонными карманами. В ней за покупками ходить сподручнее.

— Что, действительно с бездонными?

— С надувными секциями. И надувать их можно до бесконечности. Удобно. Мало ли чего прикупишь, а сумки я не люблю, с ними руки заняты. Рюкзак тоже мешается. Надо ж вещь рассмотреть, прикинуть, на что она годится.

Смерив взглядом "самовар", я мысленно согласилась с доводами молодого мага — такая громадина даже в мой кофр не поместилась бы.

— Вид в той куртке, конечно, экстравагантный, — виновато добавил Андрис, — но я же не знал, что вас встречу. Яга хитра, ничего толком не разъяснила. Все лишь намеками да загадками… Я в тот день уже был в магазине, а она второй раз зазвала.

Он снова улыбнулся. И от его улыбки мне стало как-то не по себе. Не то чтобы плохо, но неуютно. Да и чересчур точное совпадение наших мыслей несколько озадачивало. Я уж начала подозревать, что кое-кто чересчур много знал и не просто так о куртке вспомнил. Ведь никакой телепатической связи не было! Или из-за перешептывания камней я не расслышала позывные?

— Болтунов надо бы залить животворным эликсиром, — изрек Андрис.

— Кого залить?

— Болтунов, камни ваши.

Нет, это уж слишком!

— Тебя что-то смущает?

Я молчала, потупившись. Да, меня смущало! Телепатия взаимна, и невозможно услышать мысли другого человека, не поймав тонкую ниточку хрупкой безмолвной связи. И если кому-то с кем-то общаться не хочется, он просто отключает связь… Впрочем, мне уже все объяснили еще в Долине Фей. Никак мой настырный абонент владел какой-то тайной, неким магическим ключом, благодаря которому мог беспардонно влезать в чужие головы без всякой телепатии. Но подобное поведение просто бестактно!

Животворным эликсиром оказалась вода из Золотого озера. Она хранилась в большой бутыли, которую Андрис достал из подпола. Оттуда же он притащил хрустальную чашу, и мы высыпали в нее говорящие камешки, а затем залили их сияющей золотистой жидкостью. Болтуны сразу же замолчали, и разговаривать стало гораздо приятнее. Да уж… А ведь и я совсем недавно подумала о том же! Волшебная интуиция у меня, несомненно, имелась, но… надо было к ней прислушаться.

Мы покормили животных. Голубки умяли по целому пирожку с рисом, а золотая рыбка на удивление послушно и, главное, молча, позавтракала пурпурными хлопьями. Я кивнула в сторону ожившей "вешалки", усердно вилявшей сучком-хвостиком:

— Сторожевой пес?

— Привратник. Он совсем не злой, но свое дело знает.

— Почему же не выступал, когда мы вошли?

— Чтобы вас не пугать.

— А что за страшилище такое по лесу ходит, с лопатой? — Силона, наконец-то, убедилась, что никто здесь не собирался на нее нападать, осмелела и решила поддержать беседу.

— Так то Дрын, вечный кладоискатель.

— Ясно… И нашел что-нибудь?

— По мелочи, а в сущности ничего. Мечтает отрыть старинный сундук, набитый сокровищами. У него где-то семья есть — жена, дети. Кажется, четверо. Поначалу он ради них из дому уехал, чтоб разбогатеть, а потом и забыл обо всем на свете. Как начал искать клад много лет тому назад, так и копается. Прожигает человек свою жизнь зазря.

Мы помолчали. Я взглянула на хрустальную чашу и поразилась. Воды в ней стало намного меньше, камни поглощали ее с невероятной скоростью. Молодой маг потянулся за эликсиром.

— А дети у него тоже, как он, ну… с ослиными ушами? — снова спросила Силона.

— Не, уши просто маскировка, — усмехнулся Андрис, подливая воду в чашу. — И все остальное тоже. Такое лицо я ему сделал. По его просьбе. Временно, но получилось, что навсегда. Хочет выглядеть пострашнее, а то ходят здесь всякие. Боюсь, он никогда уж не перестанет копаться в земле, даже если и найдет клад.

— Зачем же тогда искать? — изумилась моя расчетливая подруга.

— Как сказать… Просто он этим живет.

— Ну и ладно, бог с ним, — вставила я, опасаясь, что тема ночного диггера неисчерпаема. — Нам Заламею найти надо, старшую сестру Ядвиги. Она ведь здесь живет? Судя по занавескам.

Молодой маг посмотрел на меня сквозь матовые стекла своих нелепых роговых очков. Удивительный, пронзительный, прожигающий взгляд! Так смотрит лампочка, ватт эдак в триста, не меньше, да, пожалуй, еще рентгеновский аппарат… Или мне померещилось будто через мою несчастную голову только что пропустили небольшой поток лучистой энергии?

— Бабуля отлучилась ненадолго.

— Ты ее родственник?

— Не совсем. Видите ли, у Заламеи никого нет, она всех потеряла. Так ведь нельзя жить, верно? Вот я и стал навещать ее вместо внука.

— А заодно здесь стажируешься?

Наш собеседник казался удивленным:

— Зачем?

— Принято же. Все маги должны проходить стажировку. Впрочем, как знаешь… Нам Заламея нужна. Для очень важного дела. Пропала моя наставница…

— И только-то? Это бабуле раз плюнуть. А для другого важного дела она тебе не нужна? — спросил молодой маг с улыбкой.

Меня такая вопиющая осведомленность снова не обрадовала. Неужели ему известно и о тайном задании, которым нагрузили нас с Силоной? Но откуда? Ризэлла не сболтнула бы лишнего. Может, Яга? Опять же, не ее стиль. Насупившись, я рассеянно рассматривала рисунки на скатерти. Они были не менее чудными, чем все остальное в лесном логове, — диковинные животные, разноцветные горы, а дома… Да дома ли?

— Дома, не сомневайся, — подтвердил Андрис, проследив за движением моих глаз. — В них маги живут.

— Понятно. Так это и есть та самая карта?

"Ну-ну, посмотрим, насколько тебя проинформировали!" — подумала я не без злорадства.

— Нет, что ты! — нареченный внук Заламеи лишь чуть призадумался. — Вовсе не та. Здесь Волшебная страна изображена, ее маги на Феерии построили.

Видя, что его не понимают, Андрис пояснил:

— Думаю, Ядвига имела в виду карту всей Феерии. Планета такая есть. Там, кстати, Зюзя родилась.

Я не успела выяснить, откуда ему известна история рождения моей выпи. Раздался стук в дверь, и привратник вновь подобострастно тявкнул. Вошел Дрын, вечный кладоискатель, которого мы недавно так сильно испугались. Он кивнул Андрису и опасливо покосился на нас с Силоной.

— Все в порядке, Дрын, садись завтракать, — пригласил его молодой маг и представил гостей друг другу.

Гл. 4. Предание о древней карте

Кладоискатель тяжело опустился на свободный пуфик, поставил локти на стол и уперся подбородком в мозолистые ладони. На его руках красовались бесчисленные ссадины, длинные ослиные уши опустились вниз, полосатая рубашка, сшитая из грубого полотна, была во многих местах порвана и небрежно заштопана, — вид, мягко выражаясь, невзрачный. Тяжко вздохнув, он придвинул к себе самую большую чашку. До сих пор никто из нас не пожелал ею воспользоваться, именно по причине очень уж солидного объема.

— Всю округу, кажется, это самое, перерыл то есть. А теперь вот, как план получил, узнал, что не там копал. Только сегодня и узнал. Сразу как бы и начал все заново.

Голос у страшноватого землекопа оказался на удивление приятным, хоть и говорил он с трудом и путано — наверное, редко с людьми общался.

— А тут еще осыпалась порода. Пришлось укреплять и потом уж ход как бы это, прокладывать. Так вот.

— И что, нашел?

— Какое там! Можно сказать, ничего не нашел. Но то я самые маленькие, как их там, крестики проверял. Надо было сразу, в общем, за большие браться, да то место сложное, гористое, не успеть за утро. Решил вот перерыв сделать. После завтрака то есть и начну.

— Да брось, — махнул рукой Андрис, — на плане что-то другое.

— А клад в земле, что ль останется? Нет, так не пойдет. Не другое, а то самое. Посмотришь на чертеж, и сразу как бы видно. Золотыми, как их там, крестиками то есть, помечено, где клады запрятаны. Я за этот план все старинные монеты отдал. Все-все до единой, что ночью отрыл. В кои веки повезло как бы, и вдруг бросить?

Молодой маг нахмурился:

— Сам подумай: золотые крестики что угодно означать могут. Мало ли кто чего прячет! Нет здесь никаких сокровищ. Во всей округе нет, уж поверь!

— Ты и раньше говорил, будто нет, а вот нашлись же! Хоть и немного как бы, а нашлись монетки-то. Настоящие, старинные то есть.

Андрис подлил еще немного воды в чашу с камнями и произнес как-то очень задумчиво, словно и сам не особенно вникал в смысл сказанного:

— Бывает, феи очаровывают клады. Тогда их не найти, сколько ни копай. Твой ночной из того же разряда, из очарованных. Но тебе почему-то отдали. Еще неизвестно, почему. Разобраться бы надо.

Уж не знаю, дошло ли до Дрына, но я точно ничего не поняла, А он, если и понял, никак не отреагировал на слова молодого мага, лишь шумно отхлебнул чай из своей гигантской чашки. Из загадочной беседы двух приятелей мне удалось уловить лишь то, что кладоискатель нашел прошедшей ночью сундук со старинными монетами. Мы с Силоной как раз пробегали мимо, даже слышали стук лопаты о металлический предмет. Зачем же Дрын отдал клад, который так долго искал, за какой-то план с крестиками? Мне очень хотелось узнать, за какой. Видать, он того стоил. Скорее всего, указывал места, где были спрятаны несметные сокровища. Они меня не интересовали, но среди них могли оказаться и камни. Те самые, понятно. К сожалению, заядлый ночной землекоп, в отличие от Андриса, не отличался способностью ловить мысли на лету и продолжал спокойно поглощать пирожки, густо намазывая их медом и сдабривая лимонными дольками. Неожиданно он произнес без всякого вступления:

— На этой, как ее там, на Феерии то есть, наверняка что-нибудь есть. Вот бы ту, древнюю карту, добыть!

— Мы как раз о ней говорили, когда ты вошел. Лалинта тоже ее разыскивает.

Дрын вновь посмотрел на меня. Его звероподобное лицо выражало явное неодобрение.

— Да нет, клады ей не нужны, — поспешил вмешаться молодой маг.

Взгляд нашего чудаковатого собеседника заметно потеплел:

— Ну, тогда ладно… Глюкос, вот, кто нам нужен. Слыхал я про него одно, как бы это сказать, ну, предание что ли. По рассказам выходит, будто бы он, Глюкос то есть, прячет древнюю карту, на которой тайный маршрут начерчен, что по этой, по планете Феерии то есть, проходит. Да уж так бережет, из виду как бы совсем не выпускает. Много веков ее хранит и никому, даже своим же этим, как их там, вассалам, в общем, не то, что взглянуть, а и дотронуться до нее не дает.

— Глюкос… Никогда не слышала этого имени. Кто он такой? — спросила я.

— Ну, вроде главный дух, король там у них, у духов этих, — кладоискатель безучастно разглядывал остаток чая на дне гигантской чашки, — опаснейшее, в общем, привидение, повелитель страны Безумия. То есть повелевает он этими, такими же духами, которые в ней водятся. Но не совсем как бы такими, как все духи, а необычными что ли. Их еще называют странными призраками.

— И где же та страна находится?

— Ну, известно, где, в этих, в фиолетовых горах Феерии то есть. Сам-то я не был там никогда. Феерия, она же в этой, как ее там, в общем, в волшебной галактике. Некогда мне туда мотаться, работы много. А человек, которого Глюкос как бы принял, вернулся и…

— А разве был такой? — искренне удивился Андрис.

— Рассказывают, будто был. А то как бы я о древней карте узнал? Ну вот, тот, кто ее у Глюкоса видел, другим вроде бы как поведал, а те еще кому-то. Так и до меня дошло. По преданию, карту ту кто-то как бы это, ну, подарил что ли Глюкосу. А духи, они любят все припрятывать что ли да охранять. Может, потому ему и дали. Вот так все, в общем, и происходило.

Дрын замолчал. Видимо длинный разговор вконец его утомил, и он отрешенно уставился на золотистые пузырьки, струившиеся вверх по хрустальной чаше, вновь наполовину опустевшей. Болтуны все так же усердно поглощали водные запасы молодого мага.

— Что ж, — непринужденно произнесла я, — хоть мне в волшебную галактику пока и не нужно, как-нибудь при случае туда загляну, выясню, что за карта такая хитрая. Горы нам с моим змеем — дело привычное, пусть хоть фиолетовые, хоть бордовые! Где там обитает этот ваш непонятно чей повелитель, в каком конкретно месте?

— Ха! Кто ж его знает! Говорят, королевский дворец все время вроде бы как движется куда-то, места меняет. Хозяин тоже без конца где-то это самое, ну, блуждает что ли. Их, духов, разве поймешь? Может, он и ее, карту то есть, за собой как бы это, таскает. Глюкос, тот вам еще Глюкос! — повторил кладоискатель и снова умолк.

Не так уж много удалось мне вытянуть из землекопа. Как добраться до неведомой планеты Феерии, да залезть в фиолетовые горы, да разыскать короля странных призраков, который, похоже, ни с кем встречаться не собирался, так и осталось неизвестным. Из сбивчивого повествования мало что прояснилось, больше запуталось. Может, Зюзя знала? Если, конечно, она действительно там родилась. Но у нее, понятно, ничего не выяснишь. Да я нисколько и не расстроилась. Эка невидаль — волшебная галактика с волшебной же, естественно, планетой, пусть даже и самой замечательной! Волшебства везде хватает. И карта вашей расчудесной Феерии мне не нужна. Ядвига нас с Силоной в антимир послала.

Молодой маг явно был не в курсе, при всей своей напускной осведомленности. Глядя мне прямо в глаза, он медленно, чуть ли не по слогам, проговорил:

— Так вот где она, древняя карта Феерии! Во дворце короля страны Безумия.

* * *

Вечный кладоискатель допил чай и встал из-за стола:

— Спасибо за угощение. Пойду еще это самое, поработаю.

Я поняла, что больше ничего от него не добьюсь.

У самых дверей Дрын остановился и, словно вспомнив что-то важное, обернулся и спросил:

— А куда это Фавея как бы это, спешила что ли, не знаете случайно? Пролетела надо мной ночью до того быстро! — он удрученно покачал головой. — Еле заметил в этом, ну, зеленом таком вроде бы как балахоне.

Андрис, погруженный в раздумья, молчал.

— Ее же похитили! — спохватилась я. — Вы видели? Кто-то нес мою фею?

— Да нет. Одна она как бы была.

— А колибри, стрекозы и все прочее?

Кладоискатель рассмеялся:

— Какие еще там эти, стрекозы ночью? Ничего такого не было. Только ее, в общем, одну я и видел. И то мельком. Так спешила, даже это, не поздоровалась то есть. Пронеслась, словно вихрь! А я хотел поблагодарить ее, спасибо как бы сказать за подсказку, да куда там! Ладно уж, сегодня зайду.

— Некуда заходить, — очнулся молодой маг. — Замка нет. Не вернется фея.

— Жаль, — кладоискатель опять вздохнул. — А замок я и не заметил. То есть, чтоб при ней он как бы был, не увидел. Пропустил вроде как. Да и шут с ним, с замком этим. Хорошая была фея, заботливая. Указала мне местечко на поляне. В общем, как обычно они это делают, молнией как бы пометила. Вскопал я там землю, гляжу, и впрямь этот, тайник что ли. Какой-то чудак зарыл под сосной сундучок с этими, как их там, — он забавно повел ослиными ушами, — с золотыми монетами. Радости-то с того как бы и немного было, этих, денег то есть, уж совсем мало оказалось, в основном всякие письма и прочие бумажки бесполезные. Только и хватило, что купить план.

— Раз птичек и насекомых не было, значит, не она над вами пролетала! — уверенно заявила я. — Вы, наверное, какую-нибудь другую фею за нее приняли, ведь Фавея все время преображается.

Очень уж мне не хотелось верить тому, что напрашивалось само собой, но Андрис нисколько не засомневался в сообщении Дрына:

— Ее любой узнает, — с усмешкой произнес он. — Сколько ни переодевается, а все как на корове седло.

Ой, какие все мальчишки противные!

Молодой маг, глядя на меня, нахально улыбался. В ответ я изобразила на лице столько негодования, столько решимости до конца отстаивать честь несчастной повелительницы воды, что не требовалось даже воровать мысли, чтобы о том догадаться.

— Правильно, не будем об отсутствующих, — согласился Андрис.

— Как-то мы с ней вроде бы заболтались что ли о том, о сем, — продолжал Дрын. — Она мне как бы и поведала это самое, о хозяине того сундучка то есть. Что-то такое, в общем, мудреное, говорила, да не понял я ничего.

— Скажите, пожалуйста, — обратилась я к Дрыну, прервав никому не нужные объяснения, — кто-нибудь преследовал Фавею?

— Да нет же. Говорю ж я вам, одна она была, да пролетела как бы больно быстро. Видать, это самое, торопилась что ль куда. Небось, по делу, потому что какой-то длинный этот, как его там, футляр несла. Ну, и, в общем, больше никого я и не видел тогда. То есть до вашего как бы появления.

Гл. 5. Прогулка в прошлое

Наверное, у меня был очень удрученный вид. Я изо всех сил старалась изобразить безразличие и даже занялась уборкой Зюзиного гнезда, чего никогда прежде не делала по причине полной бесполезности, но мое притворство быстро раскусили. Молодой маг смотрел на меня как-то слишком уж сочувственно, даже матовые стекла уродливых очков не могли скрыть его огорчения. Силона поглядывала исподлобья и быстро опускала глаза, встречаясь со мной взглядом. Она-то знала, что жалость не лучшее утешение для будущей великой магини. Вероятно поэтому они оба довольно быстро "спелись" и о чем-то перешептывались. Мне же не хотелось ни с кем разговаривать.

Дрын давно ушел, а я все никак не могла свыкнуться с мыслью о том, что меня просто-напросто банально обокрали. Гораздо легче было бы поверить в козни злых волшебников. Тем не менее, произошло то, что произошло: Фавея скрылась в неизвестном направлении, прихватив с собой единственно стоящую вещь из всего набора магических приспособлений, который на меня навьючили рачительные родственники. И никто из них не смог того предугадать. А еще мнили себя непревзойденными ветеранами магии! Конечно, я сама была виновата, не разыскала Долинку, но все равно злилась на Ягу, уславшую нас к наставнице-воровке, и на Андриса за беспардонное чтение мыслей.

Молодой маг полез на крышу за новой порцией земляники. Оставшись наедине с подругой, я тут же выложила ей все свои обиды.

— Да как ты не понимаешь! — воскликнула Силона. — Не нахал он, а… Например, если зрячий человек придет к слепым, что ж ему, глаза закрыть?

Ничего себе! Мы с ней, значит, слепые, а нахальный внук Заламеи зрячий! Положим, она поняла его лучше меня, и все же… Нет, что-то надо было срочно делать с моим испорченным настроением. И, как только наш новый друг вернулся с полной миской спелой земляники, я набросилась на сочные ягоды. Это помогло на какое-то время. А потом еще на какое-то. Молодой маг наведывался на крышу не один раз, и, в конце концов, жизнь стала казаться не такой уж скверной.

Мы наелись земляникой до отвала, и, когда Андрис вызвался принести еще, дружно отказались. Вот если б пирожки так быстро не закончились… Но от них остались лишь ошметки — вечный кладоискатель постарался.

— Тогда идемте гулять, — предложил молодой маг.

Силона его поддержала. Нетрудно было догадаться, что заботливые друзья заранее договорились о прогулке. Хотела я им подсказать, что великие магини не нуждаются в утешениях, но, подумав, решила промолчать. Все-таки великой мне еще только предстояло стать, а обыкновенным магиням иногда и проветриться невредно. Тем более что Заламея где-то задерживалась, и никто меня не обязывал дожидаться ее появления, сидя на одном месте.

Перед уходом мы снова покормили животных и долили золотую воду в чашу с камнями.

— А хватит?

— Хватит. Они только поначалу много выхлебали. Теперь насытились, меньше будут пить.

Андрис собрал крошки, оставшиеся от завтрака, и открутил от торшера-самовара трубчатую лампочку. День был в самом разгаре, ясный, солнечный. В общем, света хватало…

— Как думаешь, — спросила я тихонько у Силоны, пока мы дожидались молодого мага, скучая у дверей, — зачем ему эта штука? Чаепитие вроде закончилось.

— Так ведь она ж не только греет, но еще и освещает.

— Понятно, что и освещает, но солнце-то как шпарит! В какую же глушь он собирается нас завести?

Однако, вопреки моим опасениям, мы все время шли по широкой тропе и в темные заросли не сворачивали. Часть леса, через которую повел нас молодой маг, была очень светлой. Снопы солнечных лучей падали на траву сквозь радужную сетку веток, выхватывая и расцвечивая изумрудные лоскуты. От наших ночных страхов не осталось и следа. Забыв о трубчатой лампочке, я вдыхала ароматы пышной зелени и наслаждалась птичьими трелями.

— Хотите, расскажу о Феерии? — спросил Андрис.

Давай, валяй! Одна из планет волшебной галактики. Небось, любимая тема молодого мага. Возможно, Феерия и впрямь стоила того, чтобы узнать о ней. Все-таки Зюзина родина. И магов чем-то привлекла, раз они сотворили на ней свое государство. Ризэлла туда не поехала, захотела свой мир создать, но Волшебную страну все хвалили. Каждый уважающий себя маг хоть раз там побывал, а некоторые оставались навсегда. Мои познания о волшебной галактике на том и заканчивались. Я собиралась в те края, но как-нибудь потом, позже, а пока мне предстояли более важные дела. И по-настоящему интересовало лишь одно место на свете — антимир.

— Тогда начнем с Земли, — сказал наш новый друг и улыбнулся в ответ на мой безмолвный вопрос: — Заглянем в ее далекое прошлое, и вы скоро поймете, почему.

Его улыбка… Опять она не дала мне сосредоточиться. Силона могла думать об Андрисе все что угодно, я же не могла позволить бессовестному надменному мальчишке вмешиваться в мои планы. Подумаешь, вешалка у него живая дом охраняет! Интересно, что еще там окажется не тем, чем представляется. Пока остальные предметы вели себя пристойно — стол не рычал, стулья не мяукали. Но почему-то не очень верилось, что они так и останутся молчаливыми свидетелями нашего присутствия в лесной хижине.

Поэтому я никак не ожидала, что мне захочется слушать молодого мага. И даже очень понравится. Но, к моему удивлению, у него оказалась необычная манера рассказывать: о чем бы он ни говорил, мы видели все, словно воочию. И не только видели, но и слышали, и ощущали, словно сами участвовали в воображаемых событиях.

— В давние времена Земля выглядела совершенно по-иному, — начал Андрис, и передо мной вдруг возникли древние пейзажи.

* * *

Я пронеслась над кривыми буграми грязно-серого цвета. Ни лесов, ни рек, ни морей, ни гор не было и в помине. И всего остального тоже. Только унылые каменистые пустыни. Да и камни ли это? Что-то не очень похоже… Кое-где копошились гномы, встречались эльфы, летали феи. И повсюду бродили целые полчища драконов всех мастей. Зато нигде не было видно ни людей, ни даже самых обыкновенных животных.

— Они еще не появились, — послышался знакомый голос рядом со мной.

И тут же я снова ненадолго очутилась в лесу, по которому, как оказалось, мы все еще шли, и услышала шум деревьев и пение птиц. И увидела, как крохотная птаха поспешно склевала хлебные крошки с ладони Андриса. Через мгновение она взмыла вверх и скрылась в густой листве.

— Однажды, — продолжал наш друг, — известный вам Самый Старый Старейший, как всегда, торчал в обсерватории. Гномы народ дотошный. Если за что возьмутся, колупаются и колупаются, не жалея ни времени, ни сил. Правитель их, естественно, такой же, потому и сидел сиднем сотни лет подряд, не отрывая глаз от телескопа. И стал свидетелем необыкновенного явления.

Мне не понравилось, как пренебрежительно отозвался молодой маг о маленьких бородачах. Их трудолюбие вызывало у меня лишь симпатию. Шутка ли, столько камней понаделать! Увлеченность гномов любимым делом, порой, действительно доходила до фанатизма, но в хорошем смысле слова…

"Не бывает такого! Фанатизм он и есть фанатизм. И доходит только до маразма". — "Это почему же? Да ты… Да они…"

Пока я размышляла, как бы покруче ответить на наглое телепатическое вторжение, произошла смена декораций. Лес снова исчез, и мы оказались неизвестно где, в полной темноте. Сырой холодный воздух — вот и все ощущения. Похоже, мои недавние опасения насчет глухомани подтверждались. Как-то сразу расхотелось о чем-либо спорить. Главное, не было понятно, с кем.

— Ой! — раздался голос подруги за моей спиной, — Жуть, какая темень! И, надо заметить, несколько прохладно.

Слабый свет матовой трубочки осветил склизкие стены, и стало тепло. Оглянувшись по сторонам, я поняла, что мы в Пещерии. Так как нас занесло в далекое прошлое, когда подземное государство только начали строить, то и все здесь выглядело иным — коридоры короткие, потолки низкие, и стояла необычайная тишина. Тем не менее, сомнений у меня не оставалось: совсем недавно мы с Силоной в сопровождении маленьких бородачей пробирались где-то здесь по холодному лабиринту. Тогда гномов было много, они несли факелы, и отовсюду слышались веселые песни и звуки горна.

Молодой маг приложил палец к губам и повел нас вглубь пещеры. Светлый кружок выхватывал из кромешной тьмы кусочки неровного пола и покатых стен, и казалось, будто мы карабкаемся по склонам гор, и то были самые первые каменные сооружения. После поворота впереди засияло зарево. Я не решилась спросить вслух, что там такое, а безмолвной речью не воспользоваласьпринципиально, чтобы не давать кое-кому повода думать, будто меня устраивало беспардонное чтение мыслей.

Становилось все светлее и светлее. Вскоре надобность в лампе отпала, и молодой маг ее выключил. Он остановился перед распахнутой настежь дверью и знаком пригласил нас войти. Едва ступив на порог небольшого помещения, я зажмурилась, такой яркий свет полоснул по глазам. Силона закрыла лицо руками.

— Тут что, первозданное солнце прячут? — спросила она шепотом.

Из-за слишком мощного освещения мы ничего не видели, и пришлось довольствоваться объяснениями Андриса. Выяснилось, что в пылающей каморке горел немеркнущий факел. Охранный талисман гномов, словно скромный одинокий цветок, торчал из некоего подобия вазы, которая стояла на полу. Ни витражной колонны, ни мозаики на стенах, ни соляных косичек на потолке не было. Их тоже еще не сделали.

Мы двинулись дальше, но почему-то на цыпочках и, снова погружаясь в темноту, прокрались к следующему закутку, где и притаились перед еще одной таинственной комнатушкой, у которой и вовсе не было двери. Как видно хозяева, если, конечно, таковые имелись, не считали нужным от кого-либо прятаться.

"Не от кого", — прожужжало в ушах, но я сделала вид, будто нечестные телепатические приемы меня не касались.

Молодой маг включил осветительную трубочку, но опустил ее очень низко, да вдобавок прикрыл рукой, так что свету почти не прибавилось. От кого мы скрывались? Ведь окружающее было просто рассказом. Ну, или кинофильмом.

Новая комната оказалась темной и к тому же узкой и вытянутой ввысь. Мы не вошли в нее, а только заглянули. Почти все свободное пространство занимал какой-то громоздкий прибор. Его длинная труба тянулась вверх и терялась из виду, пропадая в беспроглядном мраке тесного пещерного свода.

"Обсерватория", — снова промелькнуло у меня в голове.

Это сообщение я тоже проигнорировала — и сама, без подсказки, догадалась, ведь Андрис уже упоминал о телескопе. Правда, то, что мы увидели, больше походило на изрубленную каменную глыбу, но откуда мне знать, как выглядели древние астрономические приборы! На округлом валуне буквально в обнимку с трубой сидел гном в колпаке и робе, перепоясанной широким ремнем. Несмотря на сумеречное освещение, узнать прилежного астронома не составило особого труда — Самый Старый Старейший нисколько не изменился за сотни веков, разве что борода была чуть короче.

И тут у меня вдруг возникло странное чувство: если я сейчас поздороваюсь, мне ответят. От неожиданной догадки даже закружилась голова — мы не простые зрители, нас тоже можно увидеть и услышать! То есть все вокруг было настоящим, молодой маг действительно затащил нас в далекое прошлое… И в то же время — кто б сомневался? — мы шли по лесной тропинке, а он просто рассказывал. Необычно, красочно, но рассказывал. И в таком случае окружающее могло быть лишь иллюзией.

"Не то и не другое, — донесся до меня немой ответ. — Не реальность и не кино, а воссозданные образы. Они настолько натуральны, что реагируют на малейший шум".

Подземный ученый муж не отрывал глаз от окуляра и время от времени озадаченно похмыкивал.

"Чему он удивляется?"

Я сама задала безмолвный вопрос, не сомневаясь, что меня услышат. И тут же невидимой волной нас вынесло из пещеры.

Гл. 6. Зеркала Вселенной

Мы плавно опустились в какой-то глубокий колодец и, стоя на мокром полу, увидели, как наверху за нами захлопнулась крышка. Вновь все погрузилось во тьму, и мне опять стало немного страшно. Хоть я и уговаривала себя, что просто слушаю увлекательный рассказ, или, вернее, присутствую на своеобразном спектакле, но уж очень все было натурально. Подруга схватила меня за руку, вероятнотоже от страха.

"Почему он не включает свою трубку?" — подумала я с некоторой толикой раздражения, и в то же мгновение потолок над нами осветился, и мы увидели звезды.

— Еще одна обсерватория?

— Планетарий. Он не на Земле, а на Феерии, в потаенном месте. Здесь находится осколок одного из Зеркал Вселенной.

— Каких зеркал?

— Зеркал Вселенной. Они разбросаны по галактикам и запоминают все, что в них происходит. С запозданием, но точно. Отыскать Зеркало сложно, зато тот, кто его найдет, становится свидетелем событий, когда-либо происходивших, хоть миллионы лет назад. Изображение можно прокручивать словно кинопленку.

— Надо же, и тут зеркала!

— А что в том плохого? По-моему, удобно.

Я мысленно прикинула, сколько же всяких волшебных зеркал повстречалось на нашем пути. Получилось не так уж и много, всего-то три — черное, золотое и малютка. Теперь к ним добавилось еще одно, правда, почему-то не целиком, а всего лишь осколок. В общем-то, он мне понравился. Силоне тоже, судя по ее восхищенному взгляду. А посмотреть было на что! Наверху, на потолке Планетария сияли причудливые созвездия. Они поблескивали, словно живые огоньки, кружились и водили хороводы.

— Хороши, да? Таких сейчас уж нет.

Я промолчала, потому что к своему стыду не особенно преуспела в астрономии. Только о том и знала, что нашла в волшебной книге, но она выдала мне полную белиберду про какие-то сумасшедшие астероиды и рождение комет. Подруга тоже не поддержала разговор и, видимо, по той же причине. Андрис улыбнулся:

— Заметьте, нет в волшебной галактике, то есть там, где находится Феерия. Ваши знания тут ни при чем, ведь вы никогда не были в той части Вселенной и вряд ли могли достать атласы.

Молодой маг смотрел на меня, и с его лица не сходила въедливая улыбочка, в колдовской силе которой мог усомниться только полный профан. Сглотнув кислый комок, застрявший в горле, я спросила:

— Выходит, каждое Зеркало показывает прошлое той галактики, в которой запрятано?

— Именно. Но, к сожалению, Зеркало волшебной галактики кем-то разбито. Пока нашелся только один осколок, в него мы сейчас и смотрим. Поэтому многого не увидим. Вот если найти и собрать воедино все мельчайшие кусочки, можно узнать намного больше.

— И все-таки в этом обломке отразилось прошлое волшебной галактики, так?

— Да, но не полностью. На осколке осталось только несколько событий. Представь, что будет, если отрезать кусок кинопленки. Почти так же и здесь. Но хоть что-то. Например, гибель звезд. Если не боитесь, посмотрим, как все происходило.

Я возмутилась. Подумаешь, испугал! И с улыбкой твоей вредоносной худо-бедно справилась, а уж с каким-то кинофильмом на обрывке вселенской пленки и подавно разберусь! Силона ничего не сказала — ни за, ни против.

— Тогда смотрим.

Мы снова подняли головы. Я ожидала увидеть звездные войны, взрывы сверхновых или еще что-нибудь в том же духе, но в Зеркале проявилось какое-то черное пятно с щупальцами. Больше всего оно напоминало гигантскую амебу. И это недоразумение со страшным ревом носилось по древнему небосводу, хватало кривыми ложноножками звезды и отправляло их в свою прожорливую пасть. Там же исчезали планеты и всякая мелочь типа астероидов. Черное пятно разрасталось, а танцующих созвездий становилось все меньше и меньше. И в колодце, на дне которого мы притаились, сгущалась тьма.

— Оратуз, самая большая черная дыра волшебной галактики, — пояснил Андрис.

Затемнение в Планетарии действовало мне на нервы ничуть не хуже, чем улыбка молодого мага. И ничего интересного в сумрачном кино я не находила.

— Она что, так все и поглотит?

— Не все. Скоро подавится.

Что-то мне в такой финал не верилось, так лихо расправлялась Оратуз с небесными кушаньями.

— Никогда бы не подумала, что черные дыры могут так бегать, — сказала Силона. — Бойкая она была!

— Была. А теперь растолстела до безобразия, с места сдвинуться не в состоянии. И приходится ей довольствоваться космическими песчинками, которые иногда пролетают мимо.

— Чего-чего? Ты хочешь сказать, что эта ужасная Оратуз и в наше время существует?

— Куда ж она денется?

Мы примолкли. Я подумала, что, пожалуй, вряд ли теперь кто-нибудь когда-нибудь затащит меня в волшебную галактику. Даже в Волшебную страну. Кстати, как она там?

— Пока нормально. Оратуз и повернуться-то сложно, не то что бегать.

В ожидании обещанных изменений мы не отрывали глаз от небосвода. И вдруг черная амеба, заглотнув очередную светящуюся жертву, задрожала и задергалась. Чудовищу было явно не по себе и становилось все хуже и хуже. Оратуз билась в конвульсиях, исходя волнами, а затем вывернулась чуть ли не наизнанку и изрыгнула какой-то округлый предмет, окутанный облачной дымкой. И то, что она выплюнула, грациозно поплыло в сияющий остатками созвездий космос.

— Так родилась Феерия, — сказал молодой маг и добавил: — Дикая планета.

— Откуда она взялась? — изумилась Силона. — Черная дыра проглотила звезду. Точно, я видела!

— Никто не знает. Что-то случилось в утробе Оратуз, и с тех пор она хворает. Думаю, бывшая звезда отхватила у нее немалый куш магии, потому и превратилась в планету. Потом уж, позже, ее нарекли Феерией.

— Красивое имя. А почему ты назвал ее дикой?

— Не приручили пока!

— Все же маги построили там свою страну.

Андрис задумался. Я осторожно взглянула на него. Слава богу, он уже не улыбался, а наоборот, выглядел очень серьезным, даже как будто удрученным.

— Волшебная страна… — наконец выговорил молодой маг. — Она слишком мала. Жалкая точка среди необъятных первобытных лесов, непроходимых болот и еще много чего непонятного. Такая планета неизведанная. Ее рождение и наблюдал наш дорогой гном.

Теперь и я удивилась:

— Как ему удалось? Его обсерватория на Земле, а Феерия в волшебной галактике. И между ними преграды, ты сам говорил!

— В те времена, когда происходило все, что мы видели, чары рухнули, и Вселенная на какое-то время вновь стала единой. Потому мифическим существам и удалось бежать из резервации. Жаль, преграды вскоре восстановились, кто-то, видать, постарался.

— Фу, правильно! Вспомнила. Нам о том же старые эльфы рассказывали. Ну и прекрасно, что восстановились! По крайней мере, к нам эта прожорливая дыра не заявится!

Мне как-то сразу расхотелось и в антимир тоже. Во всяком случае, я решила, что через Оратуз туда не полезу. Пускай и дальше сидит себе в своей волшебной галактике, где уж и звезд-то, небось, не осталось. У нас и собственных, нормальных черных дырок хватает!

— Как знать… — молодой маг все так же грустил. — Миры соприкасаются, между ними есть порталы, туннели, врата и прочие переходы. Некоторые из них перекрыты, но не все. И запертые иногда открываются.

— Чего бояться? — рассмеялась Силона. — Оратуз тяжело больна, и с перемещением у нее проблемы. По причине пережорства!

Андрис решил нас доконать:

— Перемещаются и не сдвигаясь с места… А Оратуз не так уж бессильна. Черной магии в ее утробе не меряно.

Подруга как-то сразу приуныла.

— Раньше я знала только о двух мирах, — сказала она. — Об антимире и нашем, обыкновенном. Потом Лалинта рассказала мне о волшебной галактике, где вроде бы полным-полно разных миров — кто хочет, может свой сделать. А по твоим словам получается, будто их намного больше.

— Я бы не назвал наш мир обыкновенным. Просто мы к нему привыкли.

— Хорошо, пусть так. И все-таки, сколько их, миров этих?

— Один, — Андрис опять улыбнулся. — Сложный, переменчивый, перегороженный на множество разнообразных миров, но все равно один. Мирозданием называется.

Гл. 7. Тени неизвестности

Мы шли по лужайке, залитой ярким солнечным светом, но все еще находились под впечатлением от увиденного. Прожорливая Оратуз из далекой волшебной галактики словно следовала за нами по пятам. Ничего особенного в ее облике не было, просто черная клякса вроде того мерзкого озера, которое чуть не засосало нас в свои глубины. Но их сходство поражало. Силона молчала, наверное, вспоминая о том же. А у меня из головы не выходили слова молодого мага, будто бы Оратуз могла каким-то образом протиснуться сюда к нам. Вряд ли он шутил.

Просторная тропа превратилась в узкую стежку. Неожиданно сворачивая то в одну, то в другую сторону, она виляла вокруг многочисленных ям, вырытых вечным кладоискателем, и в какой-то момент мне померещилось, что, кроме него, в них побывал еще и кто-то другой. Смешное предположение, навеянное страшными рассказами! Ну кому придет в голову копаться здесь после Дрына? Он явно не производил впечатления человека, способного оставить что-либо ценное.

Вдруг путь нам перегородила огромная ямища. Мы с Силоной разом остановились и посмотрели вниз. Со дна тянуло холодом и сыростью, а по склизким стенам словно витали невидимые тени, чуждые и враждебные. И эта зияющая дыра с неровными краями походила на Оратуз ничуть не меньше, чем колдовское озеро. А раз так показалось мне, почему бы и еще кому-нибудь их неперепутать? Андрис нахмурился, а моя вмиг помрачневшая подруга, стараясь не показать и виду, как она напугана, заявила безразличным тоном:

— Ух ты, какая махина! Мост будем строить или по деревьям попрыгаем?

Молодой маг быстро преодолел препятствие и помог сделать то же самое нам. Опираясь на сильную руку нового друга, я вдруг почувствовала, что стала легкой, как пушинка или, пожалуй, еще легче, и плавно перелетела на другую сторону. Мы двинулись дальше, и я еще не раз ощутила незнакомое прежде чувство невесомости. Жаль, все заканчивалось слишком быстро — мгновенный подъем над пропастью, и тут же посадка. Останавливаясь у края очередной ямы, Андрис замолкал, и причудливые декорации послушно растворялись в воздухе. И всякий раз, после того как мы приземлялись, они вновь благополучно возвращались, ничуть от того не пострадав.

Полеты отвлекли меня от тревожных мыслей, но полностью избавиться от вновь нахлынувшего чувства опасности не получалось. Моя бедная голова была напичкана разрозненными сведениями опрожорливой Оратуз, дикой планете Феерии и Зеркалах Вселенной. Каким-то боком сюда же прилагалось раздробленное кем-то Мироздание с порталами и прочими переходами. Кстати, абсолютно бесполезными, потому что, если верить Андрису, вполне возможно и перемещение без движения. Вроде пора было увязать все в стройную картину!

— Когда мы останавливались на ночлег у эльфов, они рассказывали нам о Властелине Черных Чар, — начала я издалека. — Будто это он разделил мир на части, чтобы разобщить непокорных магов. Вроде бы тогда сила их уменьшится.

— Правильно, так и было, — охотно отозвался наш друг. — Но вышло все наоборот. Тем магам пришлось в одиночку сражаться с врагами, и они не ослабли, а стали сильнее. К сожалению, ни один из них не дожил до наших дней.

— Черный властелин тоже погиб?

— Так думают эльфы. Вместе с другими мифическими существами они сидели в резервации в волшебной галактике. Их туда согнали, чтоб не мешались. Потому и не знали, что делалось в остальнойВселенной. И никто до сих пор не знает. Можно лишь догадываться, что Властелин Черных Чар бился с магами.

Я была разочарована — надеялась все прояснить, но услышала лишь повторение рассказа двух милых стариков-эльфов, мечтавших о волшебной корове.

— Эльфы говорили, что не нашли свою планету и поселились на Земле.

— Да, я тоже слышал. Они помнят другой мир, но не знают, куда и почему он исчез. По их словам, Вселенная изменилась.

— Полагаешь, они все придумали?

— Ни в коем случае! Эльфы очень честны и к фантазиям не склонны.

Андрис задумался. Я его не прерывала, все равно он ничего не знал.

— Вопросов много, — вздохнул молодой маг. — А ответы в утерянных осколках Зеркала, поэтому его и разбили. Если б не наяды, мы никогда ни о чем не догадались бы.

— Наяды, нимфы рек и ручьев? Так и что они? — нетерпеливо спросила я, потому что Андрис снова погрузился в раздумья.

Лес тут же исчез, и вокруг нас зажглись звезды. Мы уже не шли, а летели, словно три космических корабля, а вдали пылали кометы, сияли туманности и сверкали квазары.

— Что там так красиво светится? Какие-то синие шары и полосы мелькают.

— Нимфы, только не тех рек, о которых ты подумала, а космических. Наяды, самые неугомонные создания. Они подобны молниям и снуют повсюду. Одна из них видела, как Властелин Черных Чар в сопровождении своих головорезов скрылся в чреве Оратуз.

И мы тоже это увидели! Почему-то сразу стало понятно, кто пронесся мимо нас первым, закутанный в темный плащ. За ним спешили другие. Их было немного, всего человек пять или шесть. Они промелькнули так быстро, через мгновение слившись с огромным черным пятном, что точно подсчитать я не успела. Зато хорошо разглядела кривые щупальца Оратуз и невольно от нее отшатнулась.

— Вот и прекрасно! — засмеялась Силона, которая опять, было, затосковала. — Она их слопала!

— Многие на то надеялись, но оказалось, Оратуз их приняла.

— Значит, они теперь в антимире?

— Да нет же! Просто Оратуз приняла их почему-то. Очень на нее непохоже. Обычно она только заглатывает все подряд без разбору. Как видно, главарь шайки что-то ей пообещал. Поначалу он, вероятно, пытался скрыться в волшебной галактике. Но там неудачливого бандита ждали друзья магов — феи, эльфы и прочие его заклятые враги, которых он сам же туда и засадил. И ему пришлосьспасаться в черной дыре.

Я подумала, что наш новый друг зря отказался от стажировки. Хоть какие-нибудь умные книжки почитал бы! Ведь каждому ясно, для чего существуют черные дыры. А молодой маг, похоже, и понятия не имел, что они ведут прямиком в антимир.

— Спасаться, говоришь? И, конечно, опять никто не знает, что сталось с Властелином Черных Чар и его спутниками в антимире? Проникнуть туда они сумели, а как выбраться, не разобрались, ведь там все наоборот перевернуто.

Молодой маг снова улыбнулся, но я почти не пострадала — и без того хватало развлечений.

— Так. Значит, вы их не видели.

— Кого?

— Я мог рассказать проще, но специально подвел вас к осколку Зеркала. Когда старый гном наблюдал рождение Феерии, он заметил, как вслед за планетой из черной дыры вылезли некие существа. Очень внешне похожие на Властелина Черных Чар и его приспешников, только прозрачные. Обычные люди не в состоянии такое разглядеть, да и не каждый маг может, но у гномов зрение по-иному устроено. Прозрачные полетели за новой планетой. Возможно хотели вернуть Феерию в чрево черной дыры, не знаю. Что-то она оттуда прихватила, не без того. Старикан поведал об освобождении бывших врагов только старейшинам, и произошедшее долго оставалось тайной.

— Тогда откуда же ты узнал?

— Из того же осколка, в Планетарии.

— У тебя тоже зрение по-иному устроено?

— А ты этого еще не заметила?

* * *

Неутомимый Дрын поработал на славу. Ямы были повсюду, и наша беседа без конца прерывалась. Поэтому мы с Андрисом могли еще долго спорить о том, по какой причине обесцветились злодеи. Я не сомневалась, что виною тому был антимир, а молодой маг в ответ смеялся и сыпал непонятными терминами. Словно сговорился с моей волшебной книгой! Из его слов получалось, будто антимир вовсе не таков, каким мне представлялся, и выжить там невозможно.

— Давайте сменим тему, — взмолилась Силона. — Оставим пока антимир и Властелина Черных Чар с его загадочным исчезновением и появлением в новом образе в покое. Меня больше интересует Волшебная страна. Почему ее построили именно на Феерии?

— То была идея одного моего знакомого, — охотно подхватил наш друг. — Он изучал жизнь мифических существ, интересовался камнями и многим другим. Несколько лет тот ученый муж прожил в Пещерии, познавая науку неугомонных трудяг, и так подружился со старейшинами, что те доверили ему тайну рождения дикой планеты. Тогда-то ему и пришла в голову мысль построить на ней прекрасную страну, где всем будет хорошо. По его понятиям, конечно. Феерия как раз для того подходила. О ее существовании почти никто не знал, и находилась она далеко от остальных, "испорченных" миров.

Как я понимала того, незнакомого мне человека! Ведь и моей мечтой было сотворить такую страну. И тоже по своим понятиям. А как же иначе? Но в отличие от подруги меня больше всего интересовало именно удивительное превращение грозного властелина. Мне, во что бы то ни стало, надо было попасть в антимир, но совсем не хотелось обесцвечиваться и превращаться в прозрачное подобие человека.

— Просто ученый, пусть даже и гениальный, и построил Волшебную страну? — изумилась Силона.

— И что? Магов тогда не было, все они погибли. А новым откуда взяться? Мой знакомый теперь старый стал и чуть ленивый. А тогда прямо-таки горы воротил. Конечно, в одиночку он не справился бы, ему помогли друзья, которые тоже загорелись его идеей. Никто из них понятия не имел, как попасть в волшебную галактику. И, чтобы осуществить свою мечту, им пришлось постичь магию.

— Как у тебя все просто! Взяли да постигли!

— Если чего-то очень захотеть, то вполне возможно. Теперь тот ученый большая знаменитость в волшебном сообществе, профессор магии хаоса. Его друзья тоже стали великими магами. Все они живут на Феерии, в Волшебной стране.

— Выходит, первыми магами, ну, после тех, прежних, которые погибли, были самые обыкновенные люди? — снова спросила Силона.

— Мы и сейчас ими остаемся, — засмеялся Андрис. — Видишь ли, разных волшебников много — феи, эльфы, гномы и прочие. А маги только люди.

— Здорово!

— Не очень, — наш рассказчик снова стал серьезным. — Нас не понимают, а то и ненавидят. И многие великие предпочитают уединяться или отправляются в дальние края. Например, в ту же Волшебную страну. Ее для того и создали, чтобы снова объединить магов, но вышло иначе. Жалко их.

Тут уж я решила вмешаться:

— Кого ты жалеешь? Все у них отлично. Ризэлла там бывала и не раз, друзей навещала. Им неплохо живется, никто не собирается возвращаться. А если кому вдруг наскучит сытая жизнь, в его распоряжении вся дикая планета.

— Думаешь? — молодой маг опять улыбнулся. — Что-то охотников путешествовать по ней маловато.

И почему я терялась и сразу же умолкала, когда он улыбался… так?

Гл. 8. Загадки Феерии

— Исследован только Север, — наш друг снова рассказывал, а мы слушали, удивленно озираясь по сторонам. — Пустыня, царство вечной мерзлоты. Примечательного здесь мало, кругом лишь сверкающие льды.

— Знаю, — прервала я Андриса, мчась над ледяными просторами. — Мои родители как-то залетали сюда и привезли мне в подарок вечную сосульку.

— Их тут полно! — небрежно обронил молодой маг. — Кое-кто экспериментировал. Когда-то на северном полюсе Феерии не было ни снега, ни льда. Холодное безжизненное пространство и все. Как-то два чудака раздобыли ледышку. Выудили ее на Земле, в Северном Ледовитом океане и притащили сюда. А она вдруг стала вечной. Они и не ожидали такого чуда. Тогда те же парни еще льда приволокли, и весь он превратился в такой же вечный. Но и что с того? Север дикой планеты похорошел, да и только. Одним словом, баловство!

Вокруг нас раскинулось необозримое снежно-ледяное поле. Жаль, крупа с небес не сыпалась, и никакого тумана, хоть и все было в серебре. Но я и не надеялась увидеть здесь заветные камни, ведь Андрис показывал нам Феерию, а она находилась в волшебной галактике, где антимир можно было отыскать разве что все в той же психованной Оратуз.

— Сколько ж надо льдинок понатаскать, чтоб такое получилось! — изумлялась Силона. — Может, прихватим несколько штучек? Привезем домой, покажем друзьям, тоже кому-нибудь подарим.

— Ты забыла? Я ведь просто рассказываю, — улыбнулся Андрис. — Да и кому они нужны, ледышки эти? Есть кое-что поинтереснее!

— Разве? — от обиды, что моя чудесная сосулька не произвела на высокомерного мага никакого впечатления, я почти не заметила обаяния его магической улыбки. — Ты же сам сказал, будто Феерия неизведанна. Бедненькие жители Волшебной страны! От тоски, небось, совсем зачахли.

— Их такое состояние вполне устраивает, шевелиться не надо. Я ж говорил, жалкие бедолаги. Не все, есть надежда на юное поколение. Но и им не так-то просто по дикой планете разгуливать. Здесь повсюду ловушки расставлены. Чтобы нормально путешествовать, древняя карта нужна.

— Та, которую Глюкос прячет? Значит, он и устроил ловушки!

— Или прозрачные. Мы же не знаем, какой они силой обладают и зачем вслед за Феерией полетели. Да и сама планета недаром дикой прозвана. Пойдешь от Волшебной страны на запад, наткнешься на Болото. Я его вам не покажу, мне и самому мало что о нем известно, и узнать не у кого. Там же и Слепое Побережье недалеко, тот еще подарок! На восток двинешься — горы, южнее — Неизведанные Земли, через которые пока никому не удалось пройти. Болото тоже непроходимое, а горы неприступные, — уточнил Андрис, заглянув мне в глаза. — Вон они.

Мы уже увидели вдали череду голых ярко-фиолетовых скал. Над ними тянулась к небу тонкая черно-белая струйка дыма. И, хоть была она очень далеко от нас, я почувствовала неприятный едкий запах и поморщилась. Где-то там, за многократным заслоном молчаливо сиявших гигантов, скрывался дворец Глюкоса, повелителя призраков, которых нарекли странными.

— Почему их так назвали?

— Ведут они себя странно, не как призраки, а как люди.

Смрад усилился — мы уже парили у самых стен скалистой крепости. Закашлявшись, я указала на струившиеся вверх двухцветные зловония:

— Что там дымит?

— Своеобразный маяк. Приглашает "на огонек".

— А почему черный дым перемешан с белым? — робко поинтересовалась Силона.

— Цвета такие у Глюкоса в фаворе — белый, черный да фиолетовый.

Мы повернули на юг. Андрис объяснил, что нам все равно не удастся пробраться в королевские апартаменты. Ему самому не пришлось там побывать, потому и рассказать он ничего не сможет.

— Ты был на Феерии и не перелетел через какие-то горы? — спросила я с усмешкой. — Для этого летучие корабли существуют.

У нашего друга было иное мнение:

— Те же чудаки, что с сосульками забавлялись, тоже так думали. Они отправились в путешествие по дикой планете и полагали, будто все им по силам. Сунулись и к Глюкосу, но, едва повстречавшись с его стражами, сразу же драпанули прочь.

Тут я заметила вдалеке двоих смельчаков на воздушных змеях. Они улепетывали в противоположную от фиолетовых скал сторону. Лиц парней разглядеть не удалось, их словно заволокло густым туманом. Судя по всему, Андрис не был с ними знаком и понятия не имел, как выглядели "чудаки".

Проводив их грустным взглядом, молодой маг удрученно вздохнул. Силона снова спросила:

— Почему они убегали? Ведь за ними никто не гнался.

— А то и не нужно. Достаточно разозлить странных призраков, тогда и до потери рассудка недалеко.

— Значит, те парни вовсе не трусы, какими ты их представляешь!

Андрис, казалось, пропустил мою реплику мимо ушей:

— Единственно, что их оправдывает — сказал он, — они не знали, что у короля странных призраков хранится древняя карта Феерии. Ради нее можно было бы и рискнуть. Карта уникальная, на ней изображены все расставленные по планете ловушки. Включая те, которые перегораживают проход к таинственному южному полюсу.

— И что ж в нем такого таинственного? Мы тоже хотим посмотреть.

— Ничего не выйдет. Я могу рассказать только о том, о чем мне самому известно. В уцелевшем осколке Зеркала Вселенной он выглядит таким, каким был миллионы лет назад, при рождении планеты. Смотришь — просто пустыня, вроде Севера, покрыта льдами. Но есть подозрение: либо с тех давних пор кое-что изменилось, либо мы не замечаем главного. Слишком уж южный полюс хорошо охраняется. Чтобы его увидеть, надо для начала перебраться через Пустой океан. Есть тут такой бассейн огромный. Вот на него, если хотите, можете полюбоваться, он сейчас как раз под нами.

Мы уже парили над необозримыми водами, безликими и монотонными. Андрис что-то рассказывал, но мне сразу стало скучно. Словно нам читали книжку без картинок, я с детства такие не люблю. Наверное, все, что сейчас изображал молодой маг, он тоже никогда не видел собственными глазами, а лишь слышал от кого-то. Возможно от тех отчаянных путешественников, над которыми насмехался. Если, конечно, они все-таки были знакомы.

— Чего только ни попадается в Пустом океане, — долдонил наш гид. — Есть там и чудовища, и каменные люди, и опасные течения. Может, и еще что-то. Не пролезть незаметно. Добавьте к тому и бури, они тут на редкость неистовые. И что дальше к югу, неизвестно. Может, материк, может, другой океан. Но, несомненно, непроходимый.

— А те двое разве не пытались разгадать тайну южного полюса? Раз уж они такие любознательные.

— Пытались, но их запала хватило только до середины Пустого океана. Там горе-путешественники повстречались с неудержимым драконом и снова позорно бежали. А ведь до цели оставалось совсем немного, дикая планета невелика.

— И на Феерии есть неудержимый дракон? — удивилась я.

— Теперь есть.

— Какие отважные юноши! — с уважением произнесла моя подруга, словно не заметив пренебрежительного тона рассказчика. — Нам гномы рассказывали о неудержимом драконе. Если здешний такой же, то с ним никто не сможет справиться.

Молодой маг ничего не сказал, лишь усмехнулся. Но Силона не унималась:

— Да они же герои, те двое смельчаков! — продолжала она, строго взглянув на нашего надменного друга. — Ведь никто, кроме них, не решился отправиться к южному полюсу. И к Глюкосу прорывались, и еще куда-нибудь, да?

Я понимала подругу. Самонадеянность Андриса и меня раздражала. Он критиковал двух смелых парней, дерзнувших проникнуть в такие страшные места, а сам-то ничего подобного даже и не попытался совершить! Ладно уж вечная мерзлота, предположим, мальчики просто развлекались. Но все остальное заслуживало лишь похвалы.

— Куда только они не совались! — молодой маг не оставил насмешливый тон. — Как-то раз чуть не увязли в Болоте. Разгуливали и по пустыням, и по океанам. А что толку? Ничего особенного не добились. Пожалуй, только одно и сделали: у них не было древней карты, и они решили составить свою.

— И как, получилось?

— Начеркали чего-то. Не ахти что, но все же. Больше всего там белых пятен и вопросительных знаков. В результате, вместо одной получилось несколько разрозненных карт.

— Ты их видел? Небось, и с ребятами беседовал?

— Пришлось как-то, — уклончиво ответил молодой маг.

Я так злилась, что решила "добить" его до конца:

— Прекрасно! Тогда показывай нам половину Пустого океана. Те пареньки ведь до его середины дошагали, не так ли?

— И вместе с неудержимым драконом, — добавила подруга.

Гл. 9. Драконьи овраги

Может, мы и застали Андриса врасплох, но, скорее всего, он умышленно подвел нас к заветной черте. Ему наверняка и самому не терпелось рассказать о страшном чудовище, но таким образом, чтобы инициатива исходила от нас. Так или иначе, но я добилась своего, и вскоре почувствовала, что мои ноги обдало жаром. Из-за дыма видимость была плохой, но мне все же удалось разглядеть потоки пламени, изрезавшие синюю гладь воды. Океан горел!

— Что это? — воскликнула перепуганная Силона. — Разве такое бывает?

— Драконьи овраги, — ответил наш друг. — Вам гномы о своих подвигах рассказывали? Как они поймали и заперли в темницах драконов. Всех, кроме неудержимого. Потом чудовища странным образом исчезли. Так вот, они появились здесь, на Феерии, и сразу же принялись уничтожать воду. До недавнего времени Пустой океан был буквально испещрен огненными ямами. Собственно, за то его и прозвали Пустым.

— Огнедышащие существа должны, наверное, испытывать сильную жажду.

— Им совсем пить не нужно. Они жили на Земле в те времена, когда воды еще не было и в помине. Просто она им не нравится, потому что тушит огонь.

Андрис почти кричал, но мы все равно еле различали слова, так шумело пламя. Вокруг каждого из костров, разбросанных по океанским просторам, неподвижно стояли высокие стены воды. Они были похожи на огромные круговые водопады, вдруг застывшие, словно заколдованные таинственным чародеем. Вода с них не стекала и не боролась с пламенем, а пламя не пожирало воду, — или так только казалось? Невидимая война, растянутая во времени… Кто кого? Похоже, проигрывал великий океан.

— Маленькие бородачи уверены, что драконов кто-то убил. А они, стало быть, сбежали?

— Такие громилы незамеченными не убегают. Представьте, выходят драконы из темниц. И что же они в первую очередь делают? Поливают огнем всю округу на сотни верст. А насчет того, будто их кто-то убил, — молодой маг усмехнулся, — тут гномы в точку попали. Парни, которые через Пустой океан пробирались, всех их перебили. Кроме одного, самого главного.

Андрис лишь мельком показал нам битву. Расплывчатые силуэты смельчаков и огромных огнедышащих чудовищ, с которыми они сражались, мы едва заметили за несколько секунд. И тут же только что полыхавшие в океане драконьи овраги прямо на наших глазах потухли и почернели. Вопреки моим ожиданиям, водяные стены не обрушились, а продолжали громоздиться вокруг пепелищ. Молодой маг заверил нас, что вода опустится, но не скоро, так как она действительно заколдована.

"Ну и ладно, — подумала я, — опустится ведь когда-нибудь".

— Океан это не спасет.

По всей видимости, оставался еще один пылающий овраг, на что и намекал рассказчик. Но мне почему-то казалось, что бесстрашные друзья обязательно вернутся и разделаются с чудовищем. Все-таки с одним драконом легче справиться, чем со многими. Моя подруга считала так же:

— Ну вот, смотри, какие молодцы! Ты несправедливо к ним относишься. Да они просто подвиг совершили!

Силона аж раскраснелась, защищая смелых парней, лиц которых мы, к сожалению, снова не увидели. Андриса, однако, ее тирада будто и не касалась:

— Позже горе-путешественники поняли свою ошибку. Нет никакого смысла убивать обыкновенных драконов, оставив неудержимого. Вон, любуйтесь.

Мы пронеслись вперед и зависли гораздо южнее, где-то на середине Пустого океана. Здесь стоял такой нестерпимый жар, что нам пришлось вознестись чуть ли не к облакам, но и оттуда я не увидела краев огромного огненного котлована, вклинившегося в водную гладь. Середина его уже не горела, и дно покрывала серая дымка, видимо пепел. Возможно, там и еще что-то оставалось, по крайней мере, оплавленные камни, но с такой высоты разглядеть их не удалось. Нетрудно было догадаться, откуда взялся самый большой драконий овраг. Его чудовищного хозяина мы не заметили, но не расстроились. Как-то расхотелось встречаться с ним, даже и с поддельным.

— Вот так нынче выглядит Пустой океан. С одним драконом. И нет силы, способной его остановить. Неудержимый монстр уничтожил всю воду от Слепого Побережья на западе до Неизведанных Земель на востоке и теперь уминает остатки океана на севере и юге. Огонь неминуемо приближается к южному полюсу. Уж не знаю, сможет ли он его сожрать, но перегородит основательно.

Я, не отрываясь, смотрела на бушевавшее далеко внизу пламя. Талантливый маг представлял любые зрелища так натурально, что сомнений в их реальности не оставалось. Он словно воссоздавал подлинные картины, и они жили своей, пусть короткой, но самой настоящей жизнью. А ведь где-то там, на загадочной Феерии, в объятом пламенем логове без устали поглощало воду самое настоящее огнедышащее чудовище, которое наш друг решил нам не показывать. Видимо, слишком уж страшным и огромным был неудержимый дракон. Намного страшнее и больше тех, которых мы видели. Интересно, закрывал ли он крыльями небо, когда летел? Вполне возможно, учитывая размеры оврага.

— И кому помешала обыкновенная вода? — спросила Силона.

Ей никто не ответил.

Гл. 10. Дорога в страну магов

— А теперь о перемещении без движения, — скомандовала я.

Рассказ Андриса не поколебал моей решимости выяснить все до конца, тем более что вокруг уже снова шумели деревья и пели птицы.

— Нелишнее искусство, — улыбнулся молодой маг. — На космическом корабле в волшебную галактику не прилетишь, только магический переход и годится. Да и в другие отдаленные места по нему перенестись удобнее. Ничего особенного делать не надо, просто закрываешь глаза, прижимаешь веки пальцами и напряженно всматриваешься. Вскоре перед тобой начнут крутиться разные цветные картинки. Если хорошо приглядишься, увидишь, что они связаны тонкими извилистыми канальцами. Это мировой лабиринт. Он полон перекрестков, тупиков, ложных разметок и прочих "удовольствий". К тому же и многомерный. Понадобится предельная внимательность, чтобы в такой запутанной сети отыскать путь, который приведет в нужную часть Вселенной. Самое сложное — распознать его, а дальше все произойдет само собой. Течение мысли подхватит тебя и понесет по назначению. Лишь кое-где дорожки могут переплетаться, а бывает, они завязываются в узлы. Нообычно все справляются.

— Вернуться так же легко? — поинтересовалась за меня Силона, которая всегда очень осторожно относилась к разного рода авантюрам.

— Гораздо проще. Повторяешь все то же самое, и находишь дорогу домой. Ее-то уж ни с чем не спутаешь.

Мы миновали цветущую лужайку и вошли в молодую рощу. В эти места Дрын, видимо, не успел добраться, или они не были помечены золотыми крестиками на его чудесном плане, — нам не встретилось ни одной ямы. Солнечные лучи свободно проникали сквозь рыхлые кроны и падали на извилистую тропу. С деревьев по-прежнему слетали птицы — подкормиться остатками наших пирожков. Мимо прошмыгнул и сразу же исчез в траве какой-то трусливый полосатый зверек. Казалось, на всем белом свете так же ладно и покойно. Картины гибнущих звезд и горящего океана потускнели и представлялись неправдоподобными. Может быть, Андрис все это насочинял?

Однако, как ни убеждала я себя в обратном, думала теперь только об одном — о тайне, запрятанной на южном полюсе дикой планеты. Не зря он так хорошо охранялся, не зря, молодой маг прав. И почему бы ни воспользоваться магическим переходом и ни заглянуть туда на часок-другой? Просто так, для интереса. Для этого вовсе не надо тащиться через полпланеты над пылающим океаном и встречаться с неудержимым драконом, можно сразу очутиться на южном полюсе, достаточно только определить нужную дорожку в мировом лабиринте.

— Ничего у тебя не выйдет! — Андрис снова совершил набег на мои мысли. — Высадиться на южном полюсе невозможно, все доступные врата Феерии перекрыты. Свободными оставили только самые опасные. Одни балансируют в Болоте, но туда лезть не советую. Другие, разодранные на мелкие части, повисли над владениями Глюкоса. Да то и неважно, его горы все равно непроходимы. Остается единственный путь, через Волшебную страну.

Можно было и самой догадаться. Победители драконов тоже владели искусством перемещения без движения, иначе они не попали бы на Феерию, и все-таки они выбрали долгий и трудный путь через Пустой океан, напичканный ловушками и чудовищами.

— Жаль. И кто же все это устроил? Твой ученый маг постарался?

— Да нет, зачем же? Феерия околдована кем-то другим, а он, наоборот, сделал все возможное, чтобы освободить проход хотя бы в свое государство.

— Ну, тогда Глюкос. Но ты, конечно, считаешь, что Властелин Черных Чар.

— Как раз и нет. Не производит он впечатления сильного волшебника. Думаю, кто-то из его свиты.

— Ладно, неважно. Все равно отпадает.

Я огорчилась, но не очень. Недосуг мне было разгуливать где попало для собственного удовольствия, Яга меня в антимир отправила.

— Я что-то не поняла, — вмешалась в нашу перепалку Силона. — О чем вы? Кто-то собрался в Волшебную страну? А я как будто и ни при чем! А меня, между прочим, больше вас обоих она интересует.

— Ты все неправильно поняла, — успокоила я подругу. — Как раз никто туда и не собирается. Мне хотелось заглянуть на южный полюс Феерии, но оказалось, что сразу там оказаться нельзя. А пробираться через кучу препятствий мне некогда, сама знаешь, камни искать надо. Да и тебя побыстрее домой вернуть.

Силону мое объяснение как будто не обрадовало. Что-то с ней случилось в последнее время, даже о шатре отдохновения почти не вспоминала. Я уж не раз замечала: с некоторых пор не торопилась моя подруга возвращаться. Изменения начались после происков второго черного озера, результат которых оказался неожиданным — мы с ней научились управлять летучим кораблем. А затем она уже довольно сносно выдержала разочарование Долиной Фей и стойко перенесла гонку с препятствиями по ночному лесу. Ее родители, конечно, волновались, но им, по крайней мере, передали. Любимый горшочек был надежно упрятан. Что там еще — брат-разгильдяй? Так каникулы же.

— Жаль… — вздохнула Силона. — Интересно чем страна магов от обычных государств отличается.

Я предложила:

— Если хочешь, могу пересказать то, что от Ризэллы узнала.

Подруга согласно кивнула, и, погладив очередную храбрую птичку, я начала:

— Главное в Волшебной стране — всякие диковинки. О фонтанах с живой и мертвой водой да разбросанных повсюду дивных лучинах — ну, помнишь, это такие одноразовые волшебные палочки — обо всем таком и говорить не стоит. Только о самом-самом. Все там устроено для удобства людей. Например, сидишь дома на диване, хоть всю жизнь никуда не выходишь, а то, что тебе нужно, само собой является. Или, скажем, устраиваешь свое житье-бытье, как пожелаешь, и ни с кем ничего не надо согласовывать. И все остальные так же поступают. Даже если их понятия о бытие прямо противоположны твоим, все равно никто никому не помешает. Ну и, само собой разумеется, деньги тамошним жителям не нужны, все бесплатно, и продукты, и напитки с неба, словно осадки, выпадают.

Андрис молча слушал и лишь кивал головой, из чего я заключила, что хотя бы в этом вопросе он осведомлен не лучше меня.

— Хотелось бы мне посмотреть на последнее, — сказала Силона, выражение лица которой уже достигло предела изумления. — Никогда не видела, как еда падает. А вдруг кому-нибудь на голову шмякнется?

— А… ты, когда дождь идет, зонтик раскрываешь? Вот и там так же.

Тут я немного сфантазировала, потому что сама не догадалась спросить у Ризэллы, как спасаются жители Волшебной страны от подобных сюрпризов. Мне вот тоже недавно довелось испытать нечто подобное. Проснуться с лимоном на носу — то еще впечатление!

Моя импровизация вроде удалась. Молодой маг снова промолчал и даже не улыбнулся. Не ожидая подвоха, я продолжала перечислять диковинки. Далеко не все, но некоторые из них понравились Силоне, и она, уже не надеясь когда-нибудь воочию увидеть вожделенную страну, требовала новых и новых подробностей. И вот, в самый разгар обсуждения, Андрис вдруг заявил:

— Опасные они, диковинки те. Как думаете, почему маги, уехавшие жить в свое расчудесное государство, никогда не возвращаются домой? Волшебная страна их не выпускает. Более того, они перестают быть магами.

С минуту я не могла вымолвить ни слова, а затем выпалила с негодованием:

— Неправда! Моя сестра вернулась! Значит, можно выбраться. И она по-прежнему великая магиня.

— Наверное, я неточно выразился. Насильно никого не удерживают. Они сами остаются, когда понимают, что потеряли чудотворную силу. Где им тогда еще жить, как не в Волшебной стране? А тот, кто не поддается мании диковинок, надежно от них защищен.

Силона тоже недоумевала:

— Как же так? Чудеса, наоборот, должны делать магов более могущественными.

— Диковинки обладают тайным свойством. Они незаметно высасывают из своих хозяев магическую силу. Только очень сильный волшебник способен им противостоять. Я знаю лишь одного такого. Великий маг, который придумал Волшебную страну, живет там уже много лет и все еще достаточно силен. Без конца что-то изобретает, изменяет, совершенствует. Чего нельзя сказать о его друзьях. Нет, они не плохие, но… Только благодаря ему все и держится.

Дорога пошла чуть вверх, все чаще стали попадаться сосны и кедры. Я подумала, что, наверное, горы недалеко, а там Дрын собирался устроить свои главные раскопки. Интересно, нашел ли он, наконец-то, настоящие старинные сокровища?

— Что-то расхотелось мне в вашу Волшебную страну, — сказала Силона. — Лучше уж в антимир податься. Будем с Лалинтой камни искать.

А я-то думала-гадала, как ей об этом помягче сообщить!

Гл. 11. Сумасбродная кукушка

Подруга знала только о том, что я ищу волшебные камешки. Ну, а она якобы оказалась на летучем корабле по чистой случайности и пока не могла вернуться. И, конечно, ей не приходило в голову, что нас не зря услали вместе из-за той самой угрозы "всем нам", о которой вещала Ядвига. Правда, это было лишь моей догадкой, но прояснить ситуацию у наставницы не получилось, и все пока оставалось по-прежнему.

И вот Силона сама изъявила желание составить мне компанию в сложном и опасном мероприятии. А ведь слышала, как Андрис заявил, будто бы в антимире выжить невозможно, и знала, в каких жалких существ превратились бывшие могущественные маги, разделившие Мироздание. Если уж они пострадали, что же ожидало нас?

"Пожалуй, прогулка затянулась, — подумала я. — Пора бы уж вернуться и хотя бы волшебную книгу еще раз полистать. Может, что в ней и отыщется".

Андрис, по обыкновению подслушавший мои мысли, с опасением произнес:

— Надо посоветоваться с Заламеей.

До него, наконец-то, дошло, что мои намерения серьезны. И, чтобы отвлечь меня, он даже пошел на хитрость:

— Хотите взглянуть на Сумасбродную кукушку?

Не дожидаясь ответа, молодой маг круто свернул в сторону. Мы помчались за ним, боясь потерять его из виду. Кто бы спорил! Мне и самой хотелось посоветоваться с опытной волшебницей. Затем сюда и пришла.

Бежали мы не очень долго, до соседней лужайки. Здесь, на высоком дереве, сидела самая обыкновенная на вид кукушка и, как и положено особям ее вида, куковала. Наш друг объяснил, что прозвище свое она получила за своенравный характер. Вроде бы с готовностью отвечала на вопросы, но пользы от того было немного, а то и никакой. Например, захотелось кому-то узнать, сколько он проживет, пожалуйста — свой век. Что, как известно, понятие растяжимое. Нужно выяснить расстояние или вес, тоже можно, в метрах и в килограммах соответственно. Годы, сантиметры, граммы и тому подобные мелочи Сумасбродная кукушка не признавала, и о столь незначительных дополнениях каждому приходилось догадываться самому.

Откуда Андрис обо всем этом знал? Просто он понимал птичий язык. Да, просто… Чего мне никак не давалось. И волшебный характер лесной прорицательницы молодой маг использовал по-своему. На ее беду… Подсовывал ей предметы, которые весили несколько граммов, заставлял рассчитывать глубину бездонного озера или задавал философские вопросы.

Вот и теперь наш друг приготовил каверзу "на злобу дня": возможно ли добраться до южного полюса Феерии и остаться в живых. Мы стояли возле дерева, на ветке которого сидела Сумасбродная кукушка, и старались уловить хотя бы интонацию ее голоса. Кроме "ку-ку" ни мне, ни Силоне ничего не удалось услышать, и пришлось поверить на слово знатоку. Ответ меня озадачил. По мнению кукушки, путешествие к южному полюсу было равносильно самоубийству, но отказ от него приводил к тому же результату. Вот уж точно — сумасбродка!

— Может быть, ей известны наши судьбы, записанные в Долине Фей?

И на этот вопрос мы получили ответ и снова ничего не поняли. Кукушка заявила будто чудесный цветочный ковер непостоянен. Он, мол, слишком быстро обновлялся. Одни цветы отцветали, другие расцветали, а вместе с ними менялось и будущее.

— Так что ж получается, — огорчилась Силона, — мы напрасно разыскивали клумбы с нашими судьбами?

— Конечно! — Андрис широко улыбался. — Тем более с вашими. Сами же все перевернули. Долинку не искали, в Золотую гору полезли. Зачем? Я ведь напоминал.

Подруга удивленно взглянула на меня:

— Когда?

Я опустила глаза, но молодой маг пришел мне на помощь. Он вдруг стал увлеченно рассказывать, какой незаменимой помощницей считал Дрын Сумасбродную кукушку. Используя Андриса в качестве переводчика, он то и дело выяснял у нее расстояние до бесценного клада. Естественно, возникали некоторые неточности. Потому-то бедняга и перерыл всю округу, надеясь хоть где-то напороться на недостающие миллиметры. Дрын не сомневался: старинных кованых сундуков, доверху заполненных драгоценностями и золотыми монетами, повсюду закопано немало, надо лишь места знать. И находил… алюминиевые консервные банки, дырявые медные котелки, обугленную фольгу и другие подобные "ценности". Кукушка всерьез считала их сокровищами, он же был уверен, что находки оставлены более расторопными кладоискателями, очередной раз его опередившими.

— Узнай у нее про антимир, — попросила я.

Прослушав монотонную трескотню, молодой маг выдал:

— Дорога туда идет через Волшебную страну. И далее где-то по Феерии. Трудно перевести точнее.

— Да антимир мне нужен, как вы все не понимаете! — расстроилась я. — Антимир, а не волшебная галактика!

Сумасбродная кукушка удивленно таращила на меня круглые желтые глазки и упрямо молчала. Похоже, мы ей порядком надоели.

Гл. 12. Порождения Тьмы

Я предложила оставить Сумасбродную кукушку в покое — сколько можно издеваться над животным! Андрис согласился, но возвращаться в хижину и не думал и продолжал развлекать нас новыми видео-постановками. И чего опасался? В конце концов, не ему, а нам с Силоной предстояло лезть в черную дыру!

И тогда я решила хотя бы выяснить, на что могут сгодиться говорящие камешки:

— Мы так много Болтунов отобрали, но стоит ли за ними возвращаться, не знаем. Они лежат в пещере Золотой горы.

— Ты хочешь снова туда спуститься?

Я мотнула головой — ну что за вопрос! Не зря же старались. Если б наставница не сбежала, мы обязательно вернулись бы за нашими Болтунами.

— Разве тебя не предупредили? Нельзя залезать в недра Золотой горы. Особенно по ночам. Тот, кто завел вас туда, надеялся, что вы никогда оттуда не выйдете. Возможно, не знал, но вряд ли.

Вряд ли? Конечно, не знал. Я даже сказала бы "не знала".

Слова Андриса меня ошеломили. Из памяти еще не стерлись ни тягучий заунывный вой, ни фосфоресцирующие янтарные глаза в глубине черного коридора. Жутковатые воспоминания… Но был еще и магический карандаш, пресекший нападки неведомых существ.

— А что такого? Там вовсе и не страшно. Так только, в первый момент.

— До того как мой карандашик стену пробил?

Так вот кто нашим благодетелем оказался!

— Значит, стрелял ты?!

— Да. Потому вам и разрешили.

— Кто, что разрешил? И вообще, откуда тебе всегда все известно, в конце концов?

Моему возмущению не было предела, но приходилось признать — молодой маг спас нас. И мне очень хотелось знать, от чего.

— Ну… — Андрис замялся. — Когда я понял, что ты мои предостережения то ли не слышишь, то ли не желаешь слушать, решил действовать. Тут как раз и ваша Зюзя принеслась, вся взъерошенная. Я и швырнул карандаш, чтобы хтоноров приструнить.

— Хто… Кого приструнить?

— Ты никогда их не видела? И не надо. Расскажу, не показывая. Хтоноры — подземные чудовища, уродливые и беспощадные. Как и гномы, они живут под землей, в пещерах и разломах, но ничего не строят, только разрушают. Воруют волшебные вещи, прячут и ревностно охраняют. И того, кто позарится на их добро, утаскивают под землю. Прекрасно владеют гипнозом и так заманивают жертв. Боятся солнечного света, и днем не вылезают, только по ночам промышляют.

Мы долго шли молча. Я вспоминала недавние события. Как Фавея убеждала меня будто в "драгоценной шкатулке" найдется все — и антимир, и заветные камешки. Как она тянула время до позднего вечера и только тогда повела нас к Золотой горе. И как затем неожиданно и быстро убежала. Чудесные камни действительно нашлись, хоть и не те, но на том исполнение обещаний и закончилось. Нас ждало кое-что иное… Вот, значит, какие секреты глубин Земли хранила шкатулка первой феи!

— Первоначально вход в пещеру был перекрыт, — снова заговорил молодой маг, — но потом кто-то снял преграды. Нет, не повелительница воды, — опередил Андрис мой вопрос. — Ни одна фея не способна уничтожить сделанное ее предшественницей. Так только, слегка изменить и подпортить может, но не более того.

Возвращались мы другой, короткой дорогой. Солнце светило по-прежнему ярко, и, хоть крошки от пирожков закончились, маленькие пташки не отставали от молодого мага. Они садились ему на плечи и беспрерывно о чем-то щебетали, видимо сообщали последние лесные новости. Хорошо знать птичий язык!

— А как же Дрын? — вдруг спохватилась я. — Ему грозит опасность?

— Нет, он драгоценности ищет. А хтоноры ценят только волшебные вещи. Болтунов, например.

Силона с укором посмотрела на меня. Все было ясно без слов, ведь тогда, в пещере, она предлагала уйти, а я уговорила ее остаться и собирать этих самых Болтунов! И мы их собирали, легкомысленно расхаживая у самого логова жутких чудовищ.

— Кто ж они такие… хтоноры ваши? — спросила подруга дрожащим голосом.

— Порождения Тьмы.

— Да и что с того! — нарочито засмеялась я. — Они ведь даже не вылезли. След магического карандаша никогда не стирается. Мы можем спокойно туда вернуться, ничего нам больше не грозит.

Молодой маг рассматривал и покусывал сосновую иголку, которую притащила в клювике маленькая птичка, и, казалось, не слушал. Но возразить не преминул:

— Хтоноры слизывают защитную черту. Не сразу, за какое-то время.

— А маленькие бородачи в курсе?

— Ты же знаешь, — Андрис продолжал теребить сосновую иголку, — они рассчитывают на неугасаемое пламя. И, в данном случае, правы. Почти. Хтоноры никогда не забираются слишком глубоко, потому что жар Земли губителен для них. И в Пещерию не суются, из-за факела. Но выслеживают и вынюхивают, а значит, всегда существует опасность, что передадут информацию кому-нибудь другому. Еще вопросы имеются?

Наш друг радостно улыбался. Как будто веселые байки рассказывал! И как же мне надоела эта сосновая колючка, которую он совсем уж измочалил!

— Имеются. Бумажный самолетик тоже твоя работа?

— Мне показалось… Тебе ведь было грустно? Думал, может, ты умеешь читать мысли.

— Конечно, умею. При нормальной телепатической связи, взаимной.

— Нет, — Андрис, казалось, не понял мой намек. — Мне не удалось вызвать тебя на обычную связь, и я оставил свои мысли на крыльях самолетика.

— Значит, все-таки письмо. Но там ничего не было!

— Видишь ли, можно читать не только по отпечаткам букв, но и по следам мыслей.

Я промолчала, не зная, что и сказать. По следам мыслей он читает! То есть просто смотрит на бумагу и думает. И писать ничего не надо. Послал другу такое письмо, и всякие неумехи ничего не разберут. Удобно. Все хорошо, кроме одного… Я тоже к неумехам относилась.

— Ладно, пусть. А почему хтоноры так плохо спрятали говорящие камешки? Кто захочет, войдет в пещеру, очертит защитную линию и заберет их.

Андрис переломил то, что осталось от иголки, пополам, зачем-то понюхал вконец истерзанные обломки и снова пожевал.

— С точки зрения человека, может, и плохо, а для хтоноров в самый раз. Да я вас совсем запугал! Лучше расскажу о моем старом знакомом, профессоре магии хаоса. Ведь именно он сотворил Болтунов, когда постигал древнее волшебство. Вот и посмотрим, как это происходило.

Гл. 13. История говорящих камешков

Я поняла, что время еще раз сдвинулось назад. Не так далеко, как тогда, когда мы наблюдали рождение дикой планеты, а всего лишь на несколько десятков лет. А может быть, сотен. Сумасбродная кукушка в чем-то права, порой подобные тонкости не различишь. Мы снова очутились в Пещерии, но теперь превратились в серых мышей и прошмыгнули мимо чьих-то огромных ног. Забившись в щель между каменными плитами, я посмотрела наверх и поняла, кого приняла за великанов. То были маленькие бородачи. Они привычно трудились — перетаскивали с места на место мешки и сортировали камни. Под сводами гудело эхо, подхватывая разноголосые оклики гномов и скрежет каких-то недюжинных инструментов.

— Поднимите головы повыше, — пропищал мышь-Андрис, — увидите профессора.

Я не сразу смогла разглядеть человека гигантского роста, на которого указывал наш друг. Ощущение было такое, словно сидишь в первом ряду кинотеатра, у самого экрана, но все же мне удалось различить черты лица исполина, явно кого-то напоминавшего. Рядом с нами над грудой блестящих камней склонился не почтенный, удрученный годами мэтр, как можно было бы ожидать, а жизнерадостный юнец. Его красивое лицо лишь немного портил чуть толстоватый нос. Поглощенный каким-то важным делом, юный маг не обращал внимания на суетившихся вокруг гномов и без конца дергал себя за начавшую пробиваться бородку — тоже знакомая смешная привычка. В руках он держал… Нет, не волшебную палочку, а самую обыкновенную кисточку. Будущий профессор магии хаоса раскрашивал камни! И они словно оживали под его руками.

Хоть он и предстал перед нами совсем юным, я узнала этого человека.

Его звали Модерст. Он был другом моих родителей и раньше частенько навещал нас. А потом куда-то исчез. В последний свой визит старый маг, тогда еще молодой, показался мне странным, и грустным, и веселым одновременно. Он без конца со всеми прощался, словно собирался отправиться в вечное странствие. Впоследствии выяснилось — всего-то в Волшебную страну.

— Профессор познакомился с твоими родителями уже в более зрелом возрасте, — сообщил Андрис. — А сейчас он еще совсем юн, живет в Пещерии, изучает быт неугомонных трудяг и творит Болтунов. Точнее, придает новые свойства обычным камням. Тогда Модестр мечтал сделать Землю доброй. По его замыслу говорящие камешки должны были поведать людям все ее секреты. Скажем, где ценные минералы запрятаны, как предотвратить катастрофы и так далее. Вовремя одумался. И дал Болтунам особый язык. С тех пор они нас понимают, а мы их нет.

— Добрая планета, — запищала Силона, — то есть которая без землетрясений, торнадо и всего подобного? И что ж в том плохого?

— Не может она такой быть.

— Почему же?

— Земля не одна во Вселенной. Чтобы нам выжить, постоянная встряска нужна. Кое-кто, гномы, например, думают, будто мир стабилен и ничего в нем не менялось со времен оных. Великие наблюдатели! Все подмечают, оценивают, обсуждают, но с места не сдвигаются.

Поспорить я не успела, мы уже перенеслись в Золотое озеро, перевоплотившись в крохотных рыбок, и ползали по дну, устланному Болтунами. Совсем как моя золотая привереда! Она, когда обижалась, всегда рылась в грунте своего дорожного аквариума. Мне не пришлось долго пробыть в ее чешуйчатой шкурке, нас вскоре вынесло на поверхность, и, обернувшись кузнечиками, мы прыгнули в траву.

— Почему говорящие камешки в озере? — сразу же застрекотала Силона.

— Их там спрятал профессор. Думал, в воде они будут молчать, и никто ни о чем не догадается. Он и гномам ничего не рассказал. На всякий случай, ведь, чем больше посвященных в тайну, тем меньше у нее шансов таковой остаться. Только мне признался, но позже, когда я потерю обнаружил. Но смотрим дальше и не шумим.

Взобравшись на высокий цветок, мы внимательно следили за тропинкой.

— Не туда, выше. И наблюдайте за озером.

В нашу сторону действительно кто-то летел. Я разглядела стройную девичью фигурку, завернутую в разноцветное сари. Она приближалась, и вскоре стали видны многоярусные бусы и браслеты. Только сережек не было, их место заняли миниатюрные наушники.

"Это ж моя наставница!"

Удивительно, я не увидела ни канатов, ни светящейся росы, ни колибри, ни насекомых! Фавея опустилась у бордюра и взмахнула волшебной палочкой. Болтуны тут же выпрыгнули из озера. Повелительница воды подняла один из камешков и довольно долго его рассматривала. А потом вдруг заговорила… сама с собой. Голос у нее тоже был другим, не таким, к которому я успела привыкнуть, а самым обыкновенным, не журчал и не убаюкивал.

— Волшебный? — спросила фея.

В ответ лишь прогудел ветер.

— Вероятно. Но что он может?

И снова молчание.

— Хорошо, я проверю.

Видимо успокоив саму себя, повелительница воды положила несколько камешков в корзинку, а на дно озера набросала драгоценных каменьев. Затем она удалилась, не забыв переодеться в костюм королевского пажа.

Мы не последовали за феей в замок, но что-то мне подсказывало, что и он не был похож на известный нам с Силоной. Скорее всего, настоящее жилище моей несостоявшейся наставницы походило на дом маленькой феечки, некогда жившей в Долинке.

Так как больше, по словам Андриса, ничего интересного не должно было произойти, мы спокойно очнулись на лесной тропе.

— Она догадалась, что камни необычные?

— Не сразу. Подсохнув, Болтуны заговорили, но, как использовать их чудесный дар, Фавея не додумалась. Собрала все остальные камни и отдала им.

— Хтонорам?

— Нет, их она боится, — молодой маг вздохнул. — Надо было следить за озером, я же говорил, а вы искали стрекоз и канаты. И снова пропустили самое интересное. Повелительница воды беседовала с Властелином Черных Чар.

Гл. 14. Охранная диадема

— Я подсмотрел этот эпизод случайно, незадолго до вашего прибытия. Хотел проверить, к кому направили Лалинту. И застал такую картину. Фавея встречалась с Властелином Черных Чар. У прозрачных, в отличие от призраков, есть тела, но увидеть можно только их отражения в воде. Зеркала, как вы поняли, не всем помогают…

— Постой, — прервала Андриса Силона. — Понятно, что мы не смотрели в озеро и потому того типа не увидели. Но почему не услышали?

— По той же причине. Люди, побывавшие в утробе Оратуз, многое потеряли. Они, хоть и отлично слышат, но не могут нормально разговаривать и общаются с помощью Ушей. У прозрачных еще осталась возможность телепатировать своим, древнейшим способом, но феи, как и гномы, не сильны в телепатии.

Я догадалась, что Ушами молодой маг назвал наушники, которые напялила на голову повелительница воды. Удобный приборчик, бесспорно, но нам с Силоной он не понадобится. Так же как и знание древнейшей телепатии. Уж кто-кто, а прозрачные меня не волновали, будь они хоть все властелинами чар любого цвета. Моя дорога лежала известно куда — в антимир, откуда этих типов, по всей видимости, изгнали. Зато меня очень заинтересовало, о каком свойстве Болтунов не догадалась Фавея, и я ждала, что Андрис о нем расскажет. Конечно, о возвращении в пещеру Золотой горы не могло быть и речи, хватит с нас и того, что успели унести. Но хотелось все-таки знать, что делать с говорящими камешками, за обладание которыми мы чуть не поплатились жизнями.

И почему меня отправили именно к повелительнице воды? Яга часто поступала нелогично и, тем не менее, по неведомой причине всегда оказывалась права. Но в моем случае явно напортачила! Вот, если бы Фавея не была воровкой, если бы она не связалась с прозрачными, если бы я стажировалась в Долине Фей, если бы… Да, но тогда, подобно гномам, не сдвинулась бы с места! Тут, пожалуй, молодой маг прав.

Мы так много всего обсуждали, что до загадочного свойства Болтунов никак не могли добраться. И меня, и Силону гораздо сильнее волновали черные дыры, ведь в одну из них нам предстояло в скором времени забраться. Правда, сначала надо было найти ее, такую безвредную и доступную. Спрашивать Андриса, который забраковал мою идею, было бесполезно, но молодой маг мог хотя бы подсказать, годится ли для того мировой лабиринт.

Наш способный друг, вне всякого сомнения, прослушал мои мысли, но, хоть и шел рядом, почему-то весьма непочтительно отвернулся. Когда я коснулась его руки, чтобы напомнить о себе, он вздрогнул, обернулся и удивленно взглянул на меня своим особенным, насквозь проникающим взглядом. Крайне неприятное ощущение, будто все ясно и без слов, и мы оба прекрасно понимаем, что ни в какую черную дыру мне не залезть. Нет, это уж слишком! Выудить самые сокровенные мысли, в которых я и самой себе не признавалась… Проклятые очищи! И что за устройство такое коварное, никуда от его всевидящих лучей не спрячешься! Теперь и я отвернулась, чуть не плача от обиды.

— Прости, — сказал молодой маг, — не хотел, чтобы тебе было неприятно. Очки тут ни при чем. Видишь ли, у меня слишком стремительные глаза. Порой я не успеваю их обуздать — посмотрел, значит, увидел. Старался не смотреть, но не вышло. Хочешь, соорудим тебе защиту?

— То есть?

— То есть я отвечаю на твой вопрос о свойстве Болтунов. Они лучшие в мире охранники и будут защищать тебя, но только от нападения людей. Прозрачные, как ты понимаешь, в эту категорию не входят, но твои мысли им украсть не удастся. И никому другому тоже.

Я вспомнила черное озеро, которое чуть не довело нас до самоубийства, высосав все мысли, но вслух говорить ничего не стала. Зачем? Андрис и так уже узнал…

— Ну и ну! — поразилась Силона. — Балаболки Болтуны и вдруг охранники!

— А почему бы и нет? Они все-таки камни и молчат, если их напоить. Подойдет любая волшебная вода, а не только животворный эликсир. Так что берем Болтунов и мастерим из них, скажем…диадему. Как вам?

Перед нами плавно проплыли ювелирные изделия. Кокошники, короны, колье, ожерелья и прочая бижутерия подобно манекенщицам на подиуме по очереди появлялись, кружились и растворялись в воздухе. Маленькая тоненькая диадема понравилась мне больше всего. Однако кое-что все же смущало:

— Без конца поливать себя водой и ходить с мокрыми камнями на голове?

— Мы прикрепим к ним капсулы, и ни одна капля на тебя не упадет. Но придется эликсир регулярно подливать. Потренируешься в искусстве скрывания мыслей и сможешь обходиться без помощи диадемы.

— Здорово! А почему бы ни сделать два охранных устройства, для меня и Силоны? Камней хватит.

Моя подруга испуганно замахала руками:

— Уж спасибо, не надо! Мне скрывать нечего.

Надо же! Оказалось, она до сих пор побаивалась волшебных вещей. Что ж, а мои мысли очень даже нуждались в сокрытии. В основном, от излишне способного мага. Пусть Болтуны послужат благому делу! А то получилось как-то совсем уж нехорошо — профессор сделал их с добрыми намерениями, а завладели ими отнюдь не дружелюбные личности.

— И все-таки, — не унималась Силона, — если Фавея отдала Болтунов прозрачным, то почему они оказались у хтоноров?

— Мне тоже не все тут ясно, — признался наш друг.

* * *

Мы почти дошли до дома Заламеи, и Андрис доканывал то, что осталось от еловой иголки.

— Еще один вопрос, — сказала я ему. — Мы кое-что забрали из маленькой Долинки. Возможно, наши отражения. Как думаешь, надо их вернуть на обратном пути?

Доставать из кармана и показывать неваляшку не потребовалось — она тихонько звякнула, словно тоже почувствовала пронзительный взгляд молодого мага. Но моя подруга, которая нисколько не сомневалась в том, что возвращать якобы безобидные игрушки нельзя, вытащила белокурую куклу:

— Смотри, как похожа!

— Небольшое сходство есть, — согласился Андрис. — Не вижу ничего страшного в отражениях, но ваши давно исчезли, задолго до того, как вы подошли к опережающему зеркальцу.

— Куда мы подошли?

— Зеркальце-малютка предугадывает главные события в Долине Фей. Но мелочи могут отличаться. Например, все феи обожают кукол, но творят их каждая по своему вкусу.

— Выходит, Долинка там главная, а Долина Фей от нее зависит?

— Именно так.

— Ну и зеркала у вас, у волшебников, — подивилась Силона. — Что-то отражают, что-то нет. Какие раньше времени, какие позже. Запутаешься!

Тут мы, наконец, вышли на знакомую поляну и сразу же почувствовали соблазнительные ароматы.

— Никак Заламея вернулась и уже успела приготовить обед, — обрадовалась я.

— Да она никуда и не отлучалась.

— Как? Ты нас обманул?

Андрис смущенно смотрел на меня:

— Перед встречей с бабулей надо было вас немного подготовить.

— Это еще зачем?

— Затем… Как ты относишься к змеям?

— Ну, по-разному. Стараюсь, конечно, близко не подходить.

Молодой маг повернулся к Силоне:

— А ты?

— Не знаю. Я их только в зоопарке и видела, за двойным стеклом.

— Так вот, моя нареченная бабка — змея.

Мы стояли, буквально раскрыв рты. Никто из моих дорогих родственников, без сомнения, осведомленных о внешнем облике Заламеи, даже не посчитал нужным сообщить мне столь любопытные сведения. Старшая сестра Ядвиги оказалась змеей! Нам предстояло встретиться с ней прямо сейчас, сидеть рядом, говорить, советоваться. Ну и дела…

Гл. 15. Завеса тайн приподнимается

Андрис первый вошел в избушку-логово. Я с опаской проследовала за ним. Суковатая палка на сей раз весело поприветствовала нас троих по очереди, и молодой маг ласково потрепал привратника по загривку. Силона тоже зашла, но очень уж осторожно, стараясь держаться позади всех.

В большом кресле, в котором мы так беспечно проспали остаток суматошной ночи, свернулась клубком огромная черно-зеленая кобра с желтым брюхом. Ее голова была приподнята, и блестящие сапфировые глаза внимательно смотрели прямо на меня. Вокруг гигантской кастрюли, стоявшей на столе, обвился кончик полосатого хвоста. Видимо Заламея использовала его вместо руки. Странно, но я не почувствовала ни капельки страха, наверное потому что у настоящих змей таких глаз не бывает, а может быть потому что они были добрыми и печальными. Моя подруга, напротив, продолжала прятаться за нашими спинами.

— Не бойся, деточка, зубы у меня волшебные, но не ядовитые, — произнесла змея низким мелодичным голосом, оглядывая вошедших, и мне показалось, что при этих словах она грустно улыбнулась. — Давайте-ка, пообедаем, а потом уж и расскажете о своих злоключениях.

Молодой маг придвинул к столу три пуфика, и мы сели. Обед оказался отменным: щи, жареное мясо с картофельным пюре, салат и ягодный компот. Все перечисленное я поглотила в один момент, остальные тоже не отставали. Только Заламея ела мало, больше ухаживая за нами, и лишь пила чай, чашку за чашкой. Посматривая на изголодавшихся повелителей магии, она неустанно подкладывала и подливала, каким-то непостижимым образом догадываясь о наших желаниях, тщательно скрываемых под масками приличия. Гостеприимство хозяйки лесного логова сдабривалось причитаниями о "детках", малых и несмышленых, но почему-то, произнесенные устами старой волшебницы, они не воспринимались как обидные. Наверное, виной тому была слишком большая разница в возрасте — Заламея была старше даже самой Ядвиги!

После обеда Андрис пригласил Силону ознакомиться с его коллекцией окаменелостей, и они спустились в подземную часть логова, куда вела круглая дверь в полу. Всем было ясно, что нам с Заламеей надо поговорить. Мне тоже хотелось полюбоваться на редкостные экспонаты, но я понимала: дело прежде всего.

Едва дверь за моими друзьями захлопнулась, старшая сестра Ядвиги принялась расспрашивать меня обо всех безрадостных эпизодах предыдущих дней. Неприятности, то и дело настигавшие нас в пути, нисколько ее не удивили. Казалось даже, что она давно о них знала и теперь лишь уточняла подробности. Выслушав мой спутанный рассказ, Заламея предложила свою версию событий.

По ее словам выходило, что Фавея соткала замок, его утварь и многочисленную живность из мельчайших капелек воды Золотого озера. Мы с Силоной думали, будто все предметы и насекомые окутаны гирляндами волшебной росы, теперь же выяснилось иное — они сами были просто-напросто водой. Лазурный пруд, в который я так опрометчиво выпустила золотую рыбку, почти целиком состоял из пузырьков воздуха, и моя подопечная запросто могла погибнуть. Настоящими оставались только цветы, горы с озерами и ручьями, ну и, разумеется, опережающее зеркальце Долинка.

Предугадав коварный план повелительницы воды, маленькая феечка собралась улетать, что должно было указать мне на скорый побег хозяйки Долины Фей. И тогда обманщица сделала все возможное, чтобы скрыть улики — на тот случай, если я все-таки разыщу Долинку. По утверждению Андриса, ни одна фея не способна уничтожить творение своей предшественницы, но может его испортить. Так и поступила Фавея.

Когда мы приземлились, повелительница воды следила за моей реакцией из-за полупроницаемых стен специально для нас сотворенного дома, готовая в любую минуту исчезнуть, если я вдруг что-нибудь заподозрю. Без ее ведома нам не удалось бы проникнуть в хитро устроенное здание. Надо же, могущественная волшебница опасалась меня! И стремилась как можно надежнее заморочить головы двум восторженным девицам, для того и придумала разнообразные чудеса-однодневки. Светящиеся пузырьки, мелькавшие перед глазами насекомые и беспрерывно поющие птички искусно маскировали мнимое изобилие, мешая мне прислушиваться к голосу интуиции. Тающие во рту фрукты, прохладные напитки и прочие шедевры волшебной стряпни, которыми Фавея нас старательно потчевала, также представляли собой смесь воздуха с водой. Животворный эликсир помог нам продержаться без еды и тепла целый день. Хорошо, хоть переодевания избежали, а то в чем бы проснулись после исчезновения замка?..

Лишь Золотая гора не поддалась чарам собственного озера, и Фавея смогла сотворить светильник из волшебной росы только в мрачной пещере хтоноров.

Однако времени у моей несостоявшейся наставницы было не так уж и много, ведь опережающее зеркальце, даже порушенное, диктовало свои условия. Да и изделия из чудодейственной воды недолговечны и сохраняли форму лишь в прохладном климате. Малейшая оплошность, и кто-нибудь из гостей мог ненароком нарушить тщательно выстроенную иллюзию. Потому-то фея-обманщица позаботилась о том, чтобы облачные шторы не разлетались, и упорно не желала разогревать пищу.

Водянистая броня искусно скрывала цветочные композиции, по которым можно было легко разгадать замысел Фавеи. Когда мы шли к Золотой горе, чудодейственные цветы пытались предупредить нас об опасности, но сделать это им не позволили. Именно тогда я впервые заметила, как светлая и беззаботная Долина Фей постепенно превращалась в темную и мрачную. Мне даже показалось, будто фея тоже недовольна поблекшим пейзажем, но не в силах что-либо изменить. В ночь бегства наставницы ее волшебство настолько ослабело, что парк начал рушиться подобно строениям в маленькой Долинке. Роса таяла, канаты исчезали один за другим, и вскоре ветер разогнал облака. Повелительница воды спешила, и ей было уже не до фонтанов и скульптур. Все свои силы она положила на сохранение эфемерного замка, и он продержался бы, возможно, до утренней зари, но горячий чай его доконал. Нам с Силоной приспичило напиться им перед сном, и нежное сооружение не выдержало и испарилось.

Я молча слушала старшую сестру Ядвиги. Она уверяла, будто колдун тоже был, но черным озером он не ограничился. Таинственный незнакомец подбросил ядовитых космических гадюк к ДомикуНа Курьих Ножках, устроил ненормальный ураган, заблокировал вход в Пещерию и каким-то образом договорился с Фавеей. Наш враг строил планы новых козней — вот почему клубочек так стремительно несся по ночному лесу. Хозяйка логова не захотела назвать имя колдуна, чтоб не запугать меня окончательно. Но тут она просчиталась… Не так уж и трудно было догадаться, столько раз ее нареченный внук твердил мне об ужасном Властелине Черных Чар.

Моя знаменитая собеседница, несомненно, знала и о том, где прятались заветные камешки, но я не решалась ее о них расспрашивать. По известной причине… Ведь тогда пришлось бы признаваться, каким путем добыты секретные сведения. Хорошенькое впечатление произвела бы на почтенную волшебницу неприглядная картина: будущая великая магиня, подслушивающая у дверей!

— Камешки, говоришь? — вдруг изрекла змея, рассматривая кривой потолок логова.

Я растерялась, не зная, что и сказать. Ничего себе, все они здесь что ли читали мысли без всякой зримой связи с собеседником? Общение с Андрисом и его "бабулей" разбило мои представления о телепатии в пух и прах.

— Мало ты еще можешь, — продолжала между тем Заламея, — да в одиночку и не справиться. Придется твоей подруге остаться.

Я с изумлением смотрела на громадную змею — вот она, передо мной, старейшая и мудрейшая полномочная представительница Гильдии Волшебников, отправляет меня за чудесными камешками. Необходимость совершать подвиги условно-секретно отпала, мне уже не тайно, а вполне определенно дано ответственное поручение. Приятно, когда тебя наконец-то признают взрослой и способной. Однако остался открытым все тот же вопрос о Силоне. Так ли уж велика опасность, чтобы и далее задерживать подругу? И как быть с ее родителями, которые беспокоились о дочери, но вряд ли всерьез задумывались о судьбе мира?

— Ситуация сложилась необычная, — откликнулась хозяйка лесной хижины, — и ныне не в моих силах что-либо менять. Фавея, и та покорилась могущественному покровителю. Поверить трудно… Великая повелительница воды предпочла превратиться в жалкую служанку! Яга ее хорошо знала. Небось, такого и представить себе не могла, иначе обязательно посоветовала бы найти Долинку.

Я потупила взор. Чего уж теперь, все равно догадается…

Наша беседа затянулась, но кое-что так и осталось неясным. Каждое лето мои сверстники спокойно отправлялись на стажировку, и никому до того не было никакого дела. Чем же мы с подругой помешали прозрачному типу?

— Ядвига замахнулась на страшные силы, — тихо промолвила Заламея. — Боюсь, тяжко будет, да нельзя отступать. Нужно беленький камушек искать, серенький-то уже летит…

— Вы знаете, где он? — обрадовалась я.

Змея посмотрела на меня, и мне снова привиделась ее мимолетная улыбка, сверкнувшая на миг золотыми искрами волшебных зубов и сразу же погасшая в пучине какой-то непостижимо великой вселенской печали. Во взгляде добрых сапфировых глаз осталось лишь недоумение:

— Мы с сестрой любим выражаться образно, — сказала Заламея. — Фамильная привычка. Серый камень велик, очень велик! Камень тот — астероид, брошенный из волшебной галактики великаном Бобоа. Швырять камни его любимое развлечение. Некоторые из них иногда проникают сквозь порталы. Нам стало известно об одном таком. Огромная глыба разрушительной силы направляется сюда. Если астероид не остановить, не избежать катастрофы. И тогда никто не сумеет предугадать судьбу Земли. Когда-то, миллионы лет тому назад, уже происходило подобное. Многие тогда пострадали.

Змея замолчала и вновь уставилась в полукруглый потолок, как будто только там и могло отыскаться желанное спасение от злобного исполина. Ничего себе, какими монстрами населена волшебная галактика! А мне-то казалось, что самой страшной была Оратуз.

— Никогда бы не подумала, — прошептала я, — что великан может причинить столько вреда. Будь он хоть с многоэтажный дом, хоть с гору…

— С гору, говоришь? — Заламея опять улыбнулась, и я уже хорошо разглядела сверкающие волшебные зубы. — Эх, детки, малые детки! Бобоа больше. Намного больше. Бобоа — планета. И астероид для него — всего лишь небольшой мячик.

Гл. 16. Таланты молодого мага

Все утро следующего дня мы занимались важным делом: мастерили корабль для Силоны. Раз уж ей предписано и дальше меня сопровождать, пусть летит со всеми удобствами. Узнав содержание беседы со старшей сестрой Ядвиги, подруга преисполнилась энтузиазма и без конца выпытывала подробности. Вскоре обнаружилось, что мне не так уж и много известно. Например, я понятия не имела, как попасть в антимир. Молодой маг заявил, что перемещение без движения тут не поможет, оно якобы рассчитано только на нормальные миры.

— Но это же самое первое, что следовало выяснить!

— А что я могу поделать? Даже Яга, и та в сомнениях, с ней уже связались. Что-то где-то увидела, чего-то почувствовала. Знаешь, как это бывает? И все, ничего конкретного. Заламея в замешательстве. Обещала посоветоваться со своими старыми друзьями.

А между тем, медлить было нельзя, ведь серый "камень" уже летел. И хоть теперь нам оставалось добыть всего-навсего один, беленький "камешек", его предполагаемые размеры смущали. Искать подобную махину в пещере горы, даже Золотой, просто смешно. И кто знал, каких еще сюрпризов можно было ожидать от Бобоа, этого неуемного великанища, которого даже трудно представить себе в полный рост? Такой не остановится, потерпев неудачу.

Честно говоря, летучим кораблем занимался только Андрис, а мы с Силоной лишь наблюдали. Он же приладил шатер отдохновения, но ради экономии времени загрузил его копиями музыкальных сказок, которые нашлись в моем запаснике. Благодаря Ризэлле, их там хватало — слушать, не переслушать. Герметичный купол молодой маг устанавливать не стал, так как сам никогда его не использовал, считая малодейственным.

— Не переживай из-за Бобоа, — успокаивал меня наш друг. — Подумаешь, кинул тупой исполин мячик и попал в отворенные кем-то врата. Все образуется, вот увидишь.

— Астероид из волшебной галактики чем-нибудь отличается от обычного? — спросила я.

— Разумеется. Он обладает магической силой, но не в руках такого увальня, как Бобоа. Подобные типы не любят разбираться с премудростями. Им бы что попроще. Метнуть, раздолбить — самое для них оно! Тем легче будет с ним совладать.

Меня интересовало и еще кое-что:

— У Заламеи тоже такие же стремительные глаза, как у тебя?

— Нет, она телепатирует по другой причине. Змеи не слышат, а осязают языком. Вот бабуле и приходится ловить мысли во время беседы. Для непосвященных такое поведение выглядит некорректным.

Да уж, точно — по другой… Старшая сестра Ядвиги узнавала лишь о том, о чем думала я, Андрису же каким-то образом удавалось выяснять больше, гораздо больше!

Поддержка молодого мага одновременно и приободрила и возмутила меня. Опять ему стало известно обо всем, о чем я говорить не собиралась. Он, как и обещал, смастерил для меня охранную диадему, но к новой защите еще надо было привыкнуть и не забывать вовремя подливать воду в капсулы. Одно успокаивало: необходимость скрывать мысли в скором времени отпадала, не сегодня-завтра мы с подругой намеревались распрощаться с талантливым юношей и отчалить. А за свои самые сокровенные мечты я не волновалась. Хоть в дневнике, несомненно, имелись следы мыслей, он был надежно спрятан в моем дорожном сундуке. Его запоры оказались не слишком надежными, но Андрис не стал бы подобно Фавее взламывать замочки и рыться в чужих вещах.

Покончив с воздушным змеем и перекусив, мы решили напоследок снова прогуляться по лесу. Заламея отправилась советоваться с друзьями, и нам пока все равно нечем было заняться.

По дороге я молчала, знала уже: стоило только задать вопрос, и на тебя обрушивался шквал рассуждений об известных и неизвестных научных, магических, житейских, высоких и не очень материях. А пытаться угнаться за неистовым потоком многогранных мыслей молодого мага все равно что сплавляться в хилой лодочке по бурной реке — опрокинет, вытряхнет и утащит за собой, как ни старайся удержаться самостоятельно.

Силона начала было выяснять, мог ли белый камень затаиться в какой-нибудь черной дыре, но я не поддалась на провокации. И Андрис, сразив мою подругу очередными аргументами, сразу же перешел на другую тему. Вероятно чтобы поднять нам настроение перед предстоящими тяжелыми испытаниями, он рассказывал о своих повседневных развлечениях, заменявших ему стажировку. Например, как-то ему пришло в голову сотворить бесконечно светящуюся краску и выкрасить ею хвосты хищников во всей округе. С тех пор бедным животным приходилось поджимать эту часть тела во время охоты, чтобы не обнаружить раньше времени своего присутствия. Как ни удивительно, но рядом с бесчисленными изобретательскими талантами молодого мага в нем прекрасно уживалась отчаянно беспечная, почти детская неугомонность.

Раз десять, не меньше, мы бегали проведать Сумасбродную кукушку. Наш веселый друг что-то у нее спрашивал и подсовывал ей остатки изжеванной сосновой иголки, которую, как оказалось, он так и не выбросил. После беседы, состоявшей сплошь из однотипных "ку-ку", нас повели на поляну, где мы с подругой повстречались ночью с землекопом. Никакого желания туда возвращаться и опять ощущать тени неизвестных, рыскавших в ямах Дрына, я не испытывала, но не хотелось спорить с Андрисом перед скорым с ним расставанием. К тому же мне все больше и больше нравился этот умный жизнерадостный юноша. С ним было весело и интересно, я многое узнала и за многое была ему благодарна. А теперь даже могла скрывать от него свои мысли. И в то же время… Хорошо ему рассуждать о природе антимира и о том, насколько опасен громила с астероидом в руках! Нам же с Силоной предстояло как-то отбиваться от сумасшедшей планеты.

А ведь поначалу мне и в голову не приходило, что придется спасать Землю. Я собиралась сделать совершенно другое — создать чудесную страну для всех несчастных, калек и обездоленных, для тех, кому просто не повезло в жизни. В общем, осчастливить мир. Но необузданный великан Бобоа неожиданно встал на моем пути.

Гл. 17. Раскопки вечного кладоискателя

Из глубин леса донеслись короткие лающие звуки:

— Кьяк-кьяк!

Кто-то словно предупредил об опасности и сразу же замолчал. Потом еще и еще, и снова жуткое молчание.

— Беркут, — поспешил сообщить молодой маг.

— Тогда понятно, — подруга вздохнула с облегчением. — Территорию охраняет, чужаков отпугивает.

— Возможно, и так…

Мы вышли на знакомую поляну, и я увидела, как большой черно-бурый беркут взлетел и уселся на ветке сосны, искореженной молнией.

— Не улетает, — удивилась Силона. — Наверное, дрессированный, с людьми когда-нибудь жил.

— Думается, этот жил с кем-то другим. Дерганый больно.

Меня не тронула оценка Андриса, и вообще, интерес к птице мгновенно пропал, настолько вопиющей была представшая перед нами картина разрухи. Когда мы с подругой пробегали здесь в полутьме, я ничего особенного не заметила в слабом свете ручных фонариков, которые Дрын развесил на ветках. Тем более что следила исключительно за кладоискателем и думала лишь об одном — как бы побыстрее смыться от звероподобного диггера, пока он не очухался. Теперь же воочию увидела, как феи помечают клады. Огромная обугленная сосна накренилась и застряла, упершись верхушкой в другое дерево. За землю она держалась двумя-тремя корешками, остальные торчали наружу. Почерневший ствол раскололся, а пожухлая трава вокруг него была усеяна сухими иглами.

Рядом с пострадавшей от молнии сосной, на краю глубокой ямы сверкал ржавыми петлями небольшой сундучок с откинутой крышкой — видимо тот самый, когда-то наполненный стариннымимонетами. Кладоискатель отдал их за план с золотыми крестиками, которые якобы отмечали места, где были зарыты ломившиеся от несметных сокровищ клады. Я, как и Андрис, в том сильно сомневалась, но все могло быть…

Содержимое сундучка представляло собой кучу полуистлевших бумаг, кем-то уже разворошенных. Теперь я знала, кем, и со смехом вспоминала свои недавние страхи, вызванные смутным ощущением присутствия в ямах незнакомцев. А в них, как оказалось, рылись звери и птицы, возможно, даже и тот самый беркут, что внимательно наблюдал сейчас за нами с ветки поверженного дерева.

Мы склонились над находкой. Вечный кладоискатель оказался прав — пожелтевшие клочки чьих-то старых записей с расплывшимися чернилами вряд ли могли представлять какой-то интерес. Что бы ни было на них написано, никому уж о том не узнать. Разумеется, Дрын забрал самое ценное.

Молодой маг увлеченно ворошил бумажную груду. Он что-то искал, и мы вежливо стояли рядом. От нечего делать я рассматривала беркута. Очень большой, с загнутым крючком клювом и огромными крыльями, черно-бурые перья которых растопырились веером подобно холеным пальцам. Голову и шею красавчика венчало золотое оперение. Ну прямо птичий король! Или, по крайней мере, вельможа из венценосной свиты. Точно такой же украл у меня тетрадь с инструкциями. Потом, наверное, обронил, а Зюзя подобрала, и мое имущество возвратилось ко мне, лишившись лишь одного листочка. Впрочем, все беркуты были для меня "на одно лицо", и нынешний — не исключение.

— Как тебе коллекция окаменелостей? — спросила я у скучающей подруги.

— Интригующая, — ответила она неопределенно.

Андрис, наконец, вытащил почти целый лист бумаги с жалкими остатками былого письма, и грозная птица, следившая за нами, осуждающе вскрикнула. Я прекрасно понимала беркута. В кои веки найдешь столько мягкой подстилки для благоустройства гнезда, а тут на тебе — пришли и мешают! Наш друг, казалось, не обратил на птицу никакого внимания, он задумался, уткнувшись в несуществующие записи. Тут я вспомнила о следах мыслей и спросила:

— И что там?

— Послание кому-то.

— Кому?

— Вроде нам.

— Как?

— Предназначено тому, кто найдет. Так тут написано.

Силона, приподнявшись на цыпочках, заглянула через плечо увлеченного чтением юноши, но увидела только блеклые закорючки.

— Везет тебе! — вздохнула она. — Можешь любое письмо прочитать, даже если буквы стерлись.

— Гораздо больше, ведь человек пишет не обо всем, о чем при этом думает.

Мрачный конвоир долго сопровождал нас и, перелетая с ветки на ветку, недовольно косился на желтый листочек, который люди нахально уносили с собой. Мы, конечно, поступили как бессовестные воришки, но и он хорош, крохобор пернатый, в сундучке еще столько всего осталось!

Наконец, беркут отстал, разочарованно протявкав понятные только одному из нас демарши. По-видимому, дошло: у Андриса не отнимешь.

* * *

Всю дорогу к дому Заламеи меня распирало любопытство. Что же там такое важное было когда-то написано на полуистлевшем листке бумаги? Мы с Силоной тоже попробовали прочитать загадочные следы мыслей, вертели и щупали послание, адресованное нам, но так ничего и не обнаружили. Следы кого только я ни нашла — и лап давешнего беркута, и птичек поменьше, и всевозможной ползающей и летающей мелюзги. Ну и, разумеется, там повсюду маячили отпечатки пальцев, наших и Дрына вперемешку. Впечатление создавалось такое, словно на старинном послании побывали все, кому не лень, но только не мысли.

Молодой маг улыбнулся, и я поспешно удобрила диадему золотой водой, которую с некоторых пор повсюду таскала за собой в маленькой бутылочке. Смешно ему, видите ли! Подумаешь, высмотрел какие-то сомнительные следы мыслей. Зато у меня была волшебная книга, а она куда как интереснее. Правда, сведения, вытянутые из нее чуть ли не клещами, оказались полной галиматьей, но я и не собиралась показывать кому-либо старинный фолиант с облетевшей позолотой. А вот намекнуть на то, что и у меня имелось кое-что уникальное, очень хотелось.

— Как только узнаем у Заламеи, что посоветовали ее друзья, достанем волшебную книгу и выясним, в какой черной дыре искать антимир. Не возражаешь?

Я обращалась к подруге, но откликнулся Андрис:

— Ты ведь уже все выяснила однажды. Тогда еще, на корабле. И что изрек сказочный том?

И откуда догадался? Интересно бы знать, где прятался! Разве что на Луне. И все-таки меня порадовало, что молодой маг каким-то непостижимым образом подсмотревший, чем я занималась как-то ночью на палубе, не слышал ответов волшебной книги. Далековато, видать, сидел.

Наш друг не улыбался. Убедившись, что он, по крайней мере, не собирался надо мной насмехаться, я призналась:

— Волшебная книга очень старая и, наверное, не поняла вопроса. Ей про антимир, а она про звездные аномалии, сумасшедшие астероиды и рождение комет. Ерунда какая-то.

— Все правильно она ответила. По крайней мере, один не вполне нормальный астероид мы уже имеем. И строптивую звезду тоже.

Да, пожалуй, кое-что совпало… Как же я сама не догадалась! И о чудесном превращении звезды в планету, и о происках великана Бобоа — все необходимое мне, оказывается, давно сообщили. Ну неужели нельзя изъясняться попонятнее! Уж эти примитивные старинные волшебные вещи! Вроде бы все скажут и сделают, но ты еще пойди, сообрази, что к чему!

— А насчет черных дыр… — продолжал наш друг после некоторого раздумья. — Вы ведь видели одну такую. Забраться в нее не проблема, боюсь, выбраться будет нелегко. Все равно что залезть вмясорубку. В антимиры ведут другие пути, так называемые Переходы. Но и они нам недоступны. В них абсолютная Тьма, в которой нет места жизни. Никто еще не проходил по ним. Но тебе и не надо их разыскивать, потому как имелось в виду иное. Ядвига, и сама того не осознавая, говорила о дикой планете.

— Но она в волшебной галактике!

Сколько можно повторять! Нам с подругой волшебная галактика не нужна. К сожалению, но не нужна. Магия, чудеса, парадоксы — обычные дела. Это вам не мудреный антимир, где все наоборот или, по представлениям молодого мага, даже еще хуже. И хоть с Оратуз и Бобоа мне не хотелось встречаться, но таинственная Феерия вполне меня устраивала, тем более что я уже выяснила, как на нее попасть. И почему Ядвигу зациклило на антимире?

— А древняя карта? — напомнил Андрис. — Она и о ней вещала.

— Да мало ли карт на свете! Та, которая у короля странных призраков, просто чертеж поверхности дикой планеты и все. Ядвига ясно сказала: "в антимир проникнуть надобно".

— Послушай, Феерия уже проделала за тебя половину твоей работы — побывала в пекле, в котором погребены обломки многих миров и антимира в том числе.

И как я не подумала о такой возможности! А все потому, что снова не прислушалась к голосу интуиции. И почему он такой слабый? Ведь хотелось мне на Феерию, и даже очень!

— И карту Глюкос хранит. Два совпадения — уже много. К тому же что-то спрятано на южном полюсе. Чего ж тебе еще-то не хватает?

— Значит, считаешь, надо искать белый камень там?

— А где же еще? Путь один — через страну магов на дикую планету, затем в фиолетовые горы за картой, а потом уж и далее.

— Кладоискатель говорил, будто дворец все время движется, — вспомнила Силона, которая до сих пор молча шла рядом, но, услышав про Волшебную Страну, оживилась. — И Глюкос постоянно куда-то уходит. Наверняка с картой.

Андрис улыбнулся:

— Дрына не интересуют нюансы, ему лишь бы клад отыскать. Никто никуда не убегает. И призраки не таскают за собой свое добро. Дворец ходит по кругу и повелитель страны Безумия там же сидит. Одновременно странный король бродит, где ему вздумается. Он может находиться в нескольких местах сразу, но, разгуливая по мирам, всегда остается и в главной резиденции тоже, потому как должен охранять заветную карту.

Мы уже дошли до лесного логова и просто стояли у входа и беседовали. Из круглого окошка высунулась черно-зеленая голова с сапфировыми глазами:

— И к кому ж ты их посылаешь? Мании безумия опаснее драконов и каменных людей!

Сварливое высказывание "бабули" Андрис понял по-своему:

— Вот и я говорю, вместе нам надо туда лететь. Мой змей всегда наготове!

Такого поворота событий не ожидала, похоже, даже сама Заламея при всей своей проницательности. Ничего не ответив, она убралась обратно в избу, откуда послышалось невнятное бормотание:

"Уж чего-нибудь да придумает! И, как всегда, прав… Досталось на старости лет… Эх, детки, малые детки!"

Молодой маг попросил нас подождать, и один вошел в дом своей нареченной змеиной родственницы. Некоторое время оттуда доносились неясные возгласы, но вскоре все стихло.

— Полный порядок! — сказал сияющий Андрис, выглянув из-за двери, и мы с Силоной тоже прошли в логово.

Гл. 18. Послание

Молодой маг пообещал прочитать вслух добытое им таинственное письмо. Однако сначала пришлось пообедать, против чего, впрочем, никто не возражал. Затем мы спустились в подпол.

Нижняя часть логова была прямо-таки напичкана небольшими комнатушками. Одну из них вероятно уже давно переделали в рабочий кабинет для Андриса. Другая предназначалась Заламее, две отвели нам с Силоной. Об остальных помещениях — а их еще оставалось предостаточно — хозяйка не рассказывала, а мы учтиво не спрашивали, хоть и слегка побаивались. Одного взгляда на плотно закрытые двери было достаточно, чтобы понять: никакими ключами их не отопрешь. Может быть, и здесь держали взаперти драконов?

Наш друг развеял необоснованные страхи. Оказалось, что в запретных комнатах раньше жили родственники волшебной змеи, которых она безвременно потеряла. И Заламея хотела, чтобы все там оставалось так, как было прежде. Больше мы этой темы не касались, ведь вряд ли расспросы доставили бы удовольствие старой волшебнице. Она и без того выглядела плоховато — расстроилась после переговоров с неведомыми друзьями. Никто из них не смог посоветовать ничего существенного.

Когда мы вошли в апартаменты молодого мага, из воздуха материализовались три стула, на вид вполне устойчивые. Силона уселась первой. Она уже побывала здесь до меня и успела освоиться. Заметив мою нерешительность, Андрис улыбнулся. Как-то сразу появление мебели показалось вполне обыденным делом, и я тоже присела, забыв о зловредности магической улыбки. Любопытство пересиливало все остальные ощущения, но хозяин кабинета не спешил. Из стены вылезла невероятно разбухшая конструкция, предположительно шкаф. Молодой маг достал из него большую черную коробку, водрузил ее на стол, столь же неожиданно выросший из пола, и открыл крышку.

— Ой, что это?

— Окаменелости.

Чего только я не увидела! Зуб циклопа, золотые семена сицилийского бессмертника, застывшая капля древней смолы с погребенным в ней строптивым духом и множество других подобных редкостей, может быть, и могли кого-то восхитить, но у меня вызвали только неприятное покалывание в горле. Доисторические останки смотрели на нас из обшитых бархатистой тканью ячеек, зло посверкивая, словно маленькие уродливые глазки, и мне почудился их злорадный немой глас: "Сейчас нас, а потом и вас!"

Уловив, какое впечатление произвела на меня его коллекция, Андрис быстро засунул угрюмые экспонаты обратно в шкаф, который тут же убрался, по всей видимости, туда же, откуда заявился, закрыв за собой безропотную стену. Сразу стало легче дышать.

Затем нам показали Уши — такие же маленькие аккуратные наушники, какие мы видели на повелительнице воды. Молодой маг успел соорудить их между делом, на случай, если встретим прозрачных, и по своему обыкновению несколько усовершенствовал. Модернизированные Уши не только позволяли общаться обычным образом, но и улавливали скрытые мысли собеседника. Примеряя и рассматривая изящное изделие, я радовалась, что предусмотрительно спрятала все свое неприглядное волшебное добро в сундуке. Старинный кофр с непроницаемыми стенками, хоть и тоже не блистал элегантностью, все же был понадежнее головы и дневника. По крайней мере, мыслями не разбрасывался.

* * *

Дожидаясь, когда, наконец, дойдет очередь до таинственного послания, я успела несколько раз оглядеть комнату, которую до сих пор толком и не рассмотрела. Светящийся потолок, точно такой же как в Домике На Курьих Ножках, мягко освещал небольшое помещение, напоминая о незримой связи двух великих сестер. Со стен свисали и изгибались во все стороны длинные стебли с листьями и иголками. Вели они себя совсем не так смиренно, как "привратник", пихались и то и дело пытались испортить мою прическу.

— Почему твои растения пристают ко мне? — возмутилась я. — У Силоны волос не меньше!

— Зато у меня на голове нет капсул с золотой водой, — догадалась подруга.

Андрис кивнул. Он, похоже, обрадовался, что можно еще потянуть время, открыл одну из бутылей с животворным эликсиром и вылил ее содержимое прямо на пол. Комната наполнилась золотистым туманом, и воздух вокруг нас заискрился. Зеленые воришки, посягавшие на мою диадему, вдруг тихо запели. Пели они по-своему, подражая то шуму деревьев, раскачиваемых ветром, то хрусту веток под ногами, и казалось, будто мы снова шли по лесной тропинке, увлекаемые рассказами молодого мага.

И тогда Андрис, поглядывая на нас исподлобья, начал читать.

Некоторое время мы слушали, ничего не понимая. Потом Силона прошептала:

— Да там о каких-то убийствах…

— Что-что? — опешила я, все еще находясь под влиянием растительной музыки. — Начни сначала, пожалуйста.

Наконец, и до меня начал доходить смысл послания.

— "Люди убивали друг друга и сами себя…", — прочитал молодой маг и добавил: — Далее описывается как, кто и кого… Думаю, пропустим кое-что…

Мы промолчали.

"…Жители деревни сошли с ума, и наш отряд прислали их утихомирить. Нам досталась сложная работа — связывать несчастных, дабы они не причинили вред себе и оставшимся в живых соседям, но безумцы супротивились. Им повсюду виделись призраки, весьма странные призраки. Оборотившись к пустоте, бедняги говорили с неведомыми созданиями, коих никто, кроме них, не видел. Из путаных реплик мы поняли, что горемыки чаяли себя избранниками короля по имени Глюкос, но один господь ведает, кто он такой и коим государством правит. Безвестный монарх якобы приказал людям умереть во имя высших целей, недоступных человеческому разуму, и посулил счастливцам, согласившимся добровольно уйти из жизни, беззаботное существование. Яко станут они его подданными, иначе говоря, призраками. Тем же, кои воспротивятся воле жестокого венценосца, в равной мере предстояла кончина, но их жалким теням были уготованы вечные скитания по мирам, без надежды обрести пристанище.

Нормальному человеку того никак не понять. Я выбрал бы побродить по свету, поглядеть, что там да как, а не служить взбалмошному тирану. Некоторые солдаты думают, будто в безумцев вселились бесы, другие винят дурное снадобье. Я же теряюсь в догадках. Слыхал, вроде есть где-то диковинный колдовской напиток, сдвинутым зельем зовется. Тому, кто его отведает, являютсяпризраки, но не те, что обитают в старых замках, а иные. Да правду ли болтают?

Эти сведения и свои небольшие сбережения я сохраняю для потомков. Кто-нибудь, даст Бог, сыщет мой сундучок и сумеет разобраться в том, что нам неведомо…"

Гл. 19. Колдовские штучки

Андрис отложил в сторону пожелтевший листок, но мы молчали, потрясенные услышанным. Казалось, зловещие странные призраки витали вокруг нас в насыщенном золотыми пузырьками воздухе, незаметные и от того еще более страшные.

Человек, написавший послание, как видно, не был лишен чувства юмора, и я прониклась симпатией к этому незнакомому очевидцу кошмарных событий, который наверняка давно умер. Осуществилась ли его мечта побродить по свету или ему пришлось подчиниться разъяренному тирану и стать одним из подданных Глюкоса? Во всяком случае, незнакомец боролся, как мог, и сделал все возможное для разгадки тайны. Но из единственной странички его к нам обращения мы почти ничего не узнали.

Что же произошло много лет назад? Сундучок, после того как его отрыл невезучий кладоискатель, простоял в лесу долгое время без всякого присмотра. Кто угодно мог утащить документы с более важными сведениями. Наверное, Силона думала о том же. Она робко напомнила:

— В сундучке еще немало всего осталось. Может быть, там?..

Андрис махнул рукой:

— Все остальное пересказы, фотографии, способы общения с духами и прочая чепуха.

— Это должно быть интересно!

— Ну что ты! Автор письма добросовестно собрал все сведения, имевшие маломальское отношение к событиям, и детально описал пустые домыслы. Но, к сожалению, ничего стоящего. Да он и сам сомневался, видно же.

Я рассеянно слушала друзей. Мне не давало покоя ощущение удивительного несоответствия: призраки такими не бывают. Не бывают и все! Моя сестра не раз встречалась с ними и кое-что рассказывала. Ничего страшного, кстати. Наоборот, Ризэлла смеялась: попробуйте-ка, мол, поймайте бесплотные тени! Обычно они проявляли полное безразличие к земным проблемам. Бывали, конечно, исключения. Время от времени какие-нибудь неприкаянные привидения пытались выжить новых владельцев из своих фамильных замков, пугая их заунывными воплями или нахально прохаживаясь туда-сюда, закутавшись в саваны. Однако тем, как правило, и ограничивалось все их злодейство. Судя же по содержанию послания, странные призраки вели себя совсем не так. Онидаже не убивали, а заставляли убивать. Да такое не пришло бы в голову ни одному нормальному призраку! А вот человеку, да, запросто.

Впрочем, призраки, о которых шла речь в послании, не были нормальными. По словам молодого мага, их поведение как раз и напоминало человеческое.

— Автор почти нащупал разгадку, — заметил молодой маг. — Сдвинутое зелье, иначе ненормальное… Вероятно прозрачные опоили им тех людей, и они потеряли рассудок.

Предположение друга показалось мне смешным. Подозревать каких-то жалких существ, неспособных даже разговаривать, когда есть грозный Глюкос, которого опасалась сама Заламея!

— То, что зелье ненормальное, и так понятно. Написано же, что за эпизодом стоит король страны Безумия. Зачем же приплетать сюда еще кого-то?

Андрис смотрел непонятно куда, не иначе как сквозь стену, и молчал. Вместо ответа он лишь неопределенно покачал головой. Силона забрала у него послание и так внимательно разглядывалажелтый листок, будто надеялась найти что-то еще, скрытое даже от нашего выдающегося друга. Все мы думали об одном и том же, но не осмеливались высказаться вслух. И тогда я решилась, раз уж больше некому было:

— Теперь ясно, от кого исходит главное зло. В фиолетовых горах затаились действительно очень странные призраки, и их жестокий король крайне опасен. Он околдовал Феерию и расставил на ней ловушки. И крестьян травил своим убийственным пойлом тоже он. Хоть мы и не знаем, чего добивается Глюкос, но последствия могут быть ужасными. Только подумайте, ему ничего не стоит заставить умереть всех людей на свете! Мы должны, нет, обязаны заставить его рассказать правду о событиях, о которых только что узнали. А заодно и обо всех остальных злодеяниях. У него наверняка их немало. Никто не возражает?

— Спросить стоит, — сосредоточенно глядя все в ту же сторону, откликнулся молодой маг. — Зелье, несомненно, принадлежит Глюкосу, но использовать его мог кто угодно.

— Да кто же еще, как не он? То есть, конечно, и другие странные призраки участвовали, ведь о них в послании тоже написано. Но приказы отдавал, разумеется, король.

Андрис не возразил. Он снял очки, устало потер покрасневшие веки и, наконец-то, взглянул и на меня. Я впервые увидела его глаза — прекрасные, пылающие, страдающие и сияющие внутренним светом. Одного их взгляда оказалось достаточно, чтобы заставить меня позабыть обо всем на свете, в том числе и о вредном характере Глюкоса. Неописуемый вихрь смешанных ощущений подхватил все мои шесть чувств, закружил и потащил куда-то, в сладкую бездонную глубину. А молодой маг смотрел и радостно улыбался. Ему, видите ли, весело было!

Что меня и разозлило. И помогло довольно быстро выбраться из пропасти, в которую я столь безотчетно рухнула. Подумаешь, магический взгляд! И не с такими справлялись. Мне вообще безразличны твои стремительные глаза!

Я обо всем этом подумала без диадемы — специально сняла, как Андрис очки. Играть, так на равных. Не возьмешь меня колдовскими штучками, хоть лучезарно улыбайся, хоть сверли энергетическим взглядом!

— Точно ты подметила, — сказал молодой маг, улыбнувшись, но улыбка у него получилась грустная и потому почти совсем безобидная. — Очки моя защита. У меня необычные глаза. Они видят сквозь стены и землю, читают мысли и многое другое, но почти совсем не переносят света. Солнечные лучи для них и вовсе погибель. Только здесь, в подвале, и могу без отражателя обходиться.

Что-то подобное я когда-то слышала. Великие волшебники, перед которыми трепетали миры, опасались самых невинных вещей.

— Но почему?.. — спросила я виноватым тоном, уже сожалея о своих глупых фантазиях. — И ничего с этим нельзя поделать?

— У магов всегда что-нибудь не в порядке. Известная истина: "нет в мире совершенства". Разве ты не замечала у себя чего-нибудь эдакого?

— Пока нет… Наверное, я не очень хорошая магиня?

— Если хочешь знать мое мнение, прекрасная! Просто тебе немного не повезло из-за серого камня.

Я уже не сердилась на Андриса — не он виноват в том, что его глаза подействовали на меня таким необычным образом. Вполне возможно, в том и состоял дефект, который обязана иметь всякая великая магиня. Вот у Силоны, например, ничего подобного не имелось. Она не падала в бездну, а спокойно сидела, все еще рассматривая загадочное послание из прошлого, и чарующий взор молодого мага нисколько ее не взволновал. Подруга, даже как будто и не поняла, что творилось в моей душе, и продолжала размышлять о содержании письма.

И все же он улыбался…

А мне, так вовсе было не до смеха. Видит сквозь стены! Не слишком ли? Пропала последняя надежда что-либо утаить от излишне талантливого юноши. Ну, положим, скрывать мысли я в скором времени научилась бы, но дневник уже не чаяла спрятать даже в сундуке. Как и все остальное его нищенское содержимое, которое мне совсем не хотелось выносить на всеобщее обозрение.

И тогда я решила: раз скрывать что-либо бесполезно, наоборот, открою! Вытащу фотографию, завернутую в скатерть-самобранку, и положу ее на самый верх кофра — пусть молодой маг глазеет на красивого и преуспевающего мужчину. Наткнется на него, и разглядывать остальное содержимое авось и расхочется.

Гл. 20. Отчаяние Дрына

В тот же вечер я связалась с Ризэллой. Просто так, захотелось поделиться некоторыми мыслями. О любви, например. Мы и раньше говорили с сестрой о подобных вещах. У нее-то с любовью все было в порядке — со своим мужем она расставалась всего лишь один раз, и то ненадолго, когда меня отправляли в Долину Фей. Тогда он не смог составить ей компанию и страдал в одиночестве, поджидая любимую супругу. В результате наше с ней общение сводилось к прерывистым коротким репликам, и мне оставалось лишь изнывать от скуки, пока милые наслаждались нескончаемыми позывными.

"Я так полагаю: идеальных людей нет, — мои трезвые рассуждения неслись по телепатическим проводам, радуя своей четкостью и правильностью, — у всех свои недостатки. И любить человека, значит, мириться с некоторыми из них. Есть, конечно, недостатки, с которыми ну никак не смиришься. Тогда такой тип не подойдет, лучше и не начинать его любить, прочного союза все равно не получится. Но бывают и незначительные недостатки, и их можно терпеть. Скажем, твой избранник занят очень важным делом. Очень-очень важным и нужным делом. И ему пока нельзя мешать, но потом, когда он… В общем… А ты как считаешь?"

Я вдруг так ясно представила себе, как улыбнулась Ризэлла, словно она находилась где-то рядом. Умеют же некоторые пересылать улыбку на огромные расстояния!

"Когда любят, недостатками умиляются".

Моя сестра, как всегда, была немногословна.

* * *

— Как выглядело озеро? — спросил молодой маг.

— Какое озеро?

— Второе черное. В которое вы чуть не врезались, если б Зюзя не вмешалась. Слава богу, успела.

Уже наступило утро, и мы стояли на поляне перед тремя приготовленными к полету воздушными змеями и обсуждали детали грядущего мероприятия.

— Так ты и это видел?

— Да, и представить не мог, что ты не умеешь управлять кораблем.

Наверное, я должна была умилиться: за нами нахально подглядывали! Интересно, с какого момента, уж не с самого ли начала путешествия? Во всяком случае, молодой маг был осведомлен о двух черных водоемах, один из которых находился глубоко под землей, в жилище гномов.

— Обыкновенное озеро. Не лучше и не хуже первого.

— То, которое в Пещерии, я почти не видел. Слишком много преград, — признался Андрис. — Да и второе не очень отчетливо, из-за того же.

"Ага, значит, и на тебя управа имеется!" — подумала я не без злорадства.

— Меня не только озеро интересует, но и его окрестности. Есть идея.

Мы насторожились, так как, памятуя Сумасбродную кукушку и светящуюся краску, не ждали ничего хорошего от фантазий преуспевшего во многих начинаниях мага.

— Под черным озером должен быть склад волшебных вещей. Дрын его открыл, но так расстроился, что начисто забыл туда дорогу. Помните, он купил план с золотыми крестиками? Ими, как оказалось, помечены входы в засекреченное хранилище, и самый большой, главный, и есть озеро. Заколдованное, если кладоискатель не ошибся. Вроде бы кто-то применил древнейшие заклинания, и получилась почти настоящая черная дыра.

— Но там колдун! — вспомнила я объяснения Заламеи.

— Подозреваю, что он прозрачный, — усмехнулся наш друг, — но надо уточнить. Дотошный землекоп забрался туда и видел семимильные сапоги.

Ну и сдались они нам! Правда, озеро действительно оказалось черной дырой. На всякий случай заглянуть в нее не мешало бы, ведь полной уверенности в том, что антимир ждал нас на Феерии, отнюдь не было. Но я вовсе не горела желанием снова встретиться с "зеркалом наоборот" и, особенно, с колдуном, который в нем сидел.

— А зачем тебе семимильные сапоги? Мы же летим на кораблях!

— Надо в Гренландию смотаться…

— Куда?!

— В Гренландию, — спокойно повторил Андрис. — Прихватим с собой одного парнишку. На воздушных змеях туда недели две тащиться будем.

— А это обязательно? — вмешалась Силона. — Может, не стоит тратить время?

Моя подруга буквально спала и видела, как мы разгуливаем по Волшебной стране, о которой она столько слышала и так долго и безнадежно мечтала. И всякие непонятные задержки ее отнюдь не радовали.

— В таком серьезном деле подмога не помешает. А за парня ручаюсь. Это мой лучший друг, Владар.

"Интересно, у кого можно стажироваться в ледяной пустыне?" — подумала я.

— А ни у кого. Он там сам по себе.

Мне как будто удалось изобразить взгляд Мантикоры, вознамерившейся позавтракать.

— Извини, но тренируйся! — засмеялся молодой маг.

Поправляя диадему, съехавшую набок, я почувствовала что-то вроде умиления, но относилось оно не к Андрису — мои подопечные Болтуны, подсохнув на солнце, ворчливо перешептывались.

— У Владара большой опыт работы в условиях Крайнего Севера, — продолжал между тем наш друг.

— Ты забыл, мы собираемся на юг дикой планеты.

— На ее южный полюс, — улыбнулся молодой маг. — А там довольно-таки прохладно.

Чтобы снова не попасть впросак, я решила помолчать и сосредоточилась на диадеме.

— Красть нехорошо, — Силона продолжала сражаться в одиночестве.

— Не красть, а одолжить. Слетаем туда и обратно и вернем сапоги на место. Хотя… думаю, не стоит их возвращать. Вещи явно ворованные.

— Хранилище открыл кладоискатель, значит, он и должен им распоряжаться!

— Ему все равно, кто воспользуется плодами его трудов. Дрын теперь в таком отчаянии, что и передать трудно. Который уж раз вместо сокровищ находит всякое непотребное барахло! От расстройства он там же, возле склада, и план бросил. Так и сказал: ищите, мол, его сами и делайте и с ним, и с хранилищем вашим все, что пожелаете.

Как я и предполагала, спорить с Андрисом оказалось абсолютно бесполезным занятием. Одно успокаивало: молодой маг не знал точно, где находилось озеро, да и над ним ли пролетали мы с подругой или над похожим. Мало ли озер в горах! А у меня и сомнений не было. Слишком хорошо помнила, как погружалась в пучину безразличия и безуспешно боролась с ней за остатки сознания.

И, опять забыв, что, находясь рядом с нашим новым другом, надо постоянно быть начеку, я задумалась и не заметила, как недовольно зашептались говорящие камешки. Жарковатый выдался денек, и они снова подсохли с одного бока. Андрис не преминул тут же воспользоваться моей очередной оплошностью:

— Черное и излучающее древнейшие заклинания? И вы видели свои блеклые отражения. Значит, зеркало, — проговорил он, глядя куда-то вдаль. — В горной котловине недалеко от Пещерии. Вполнеподходит под описание Дрына.

На сей раз, молодой маг не соизволил извиниться и сразу же бросился к своему змею. Нам с Силоной не оставалось ничего другого, как последовать его примеру.

"Когда любят, недостатками умиляются".

Но я-то не любила! Почему же? Почему?!

* * *

Наши летучие корабли быстро разыскали черное озеро. Всю дорогу рядом летела Зюзя, и я была ей за это благодарна.

— Хороша птичка! — Андрис притормозил перед посадкой, провожая взглядом выпь, взвившуюся в поднебесье.

— Ну уж! Не Феникс и не жар-птица. Так, не поймешь кто.

— Не скажи!

Молодой маг замолчал, потому что мы уже приземлились в котловине на берегу опасного водоема. Со всех сторон нас окружали скалы, и знакомый шуршащий оркестр заунывно исполнял, казалось бы, бессмысленное рокотание. Все те же ощущения неприятия мира, уже испытанные нами однажды, с новыми силами набросились на незваных гостей.

— Зеркало Безразличия, — чуть слышно прошептал Андрис. — Оно недавно появилось, раньше я его здесь не видел. Да и вообще на Земле таких никогда не было.

— А где были? — так же тихо спросила я.

Молодой маг приложил палец к губам, да у меня и у самой уже пропало желание что-либо выяснять. В голове гудело, а в воде в такт сумбурной музыке беспомощно трепыхались три наших блеклых отражения. Я уже могла недолго обходиться без чудесных камней и, едва прибыв на место, сразу же отдала диадему подруге. Но зловещее озеро не сдавалось, и мне становилось все хуже и хуже. Андрис, напротив, казалось, не испытывал никаких неудобств. Ему как будто даже доставляла удовольствие борьба с неведомыми чарами. Лучше всех устроилась Зюзя — парила высоко в небе. Хотя, как знать, мой змей тоже когда-то летел примерно на той же высоте. Тем не менее, нас и там достали.

Мы с Силоной постояли некоторое время возле черного зеркала, то и дело передавая друг другу спасительный головной убор, но вскоре, не выдержав, отошли подальше и прикрылись чахлым кустарником, каким-то чудом примостившимся на голых камнях. Вот когда моя подруга пожалела, что отказалась от второй диадемы!

Оставшись в одиночестве, Андрис подошел поближе к воде, присел и принял облик точно такого же кустика, за которым притаились мы. Наблюдая за его опрометчивыми действиями, я замерла от страха, но промолчала — давно поняла, какое это неблагодарное занятие возражать моему новому другу. В любой ситуации он находил веские доводы в свою пользу.

Пришлось набраться терпения. Неподвижная черная поверхность озера чуть поблескивала под лучами солнца, но ничто не прерывало гнетущей тарабарщины, многократно отражавшейся глухим эхом от скалистых стен. Вдруг раздался плеск, водная гладь замутилась, и на берег выскочило хорошо знакомое мне водоплавающее животное.

"Полая выдра! — протелепатировал Андрис. — Очень интересно… Эту живность завел в волшебной стране Модерст. Кто ж притащил сюда магическую лодочку? Прекрасно, используем ее по назначению!"

Догадавшись, что сейчас произойдет, я крикнула, забыв про осторожность:

— Ни в коем случае! Мы же не знаем, что там, внизу.

— Вот и узнаем!

Мои отчаянные протесты ничего не дали. Молодой маг схватил выдру за хвост, развернул ее, словно рулон бумаги и забрался внутрь. Живая плоскость мгновенно свернулась, и концы цилиндрического тела сомкнулись. Раздался слабый щелчок, глаза полой выдры зажглись подобно фарам автомобиля, и в следующую секунду, изящно изогнувшись, она прыгнула в воду.

— Да, бедовый молодой человек, — задумчиво произнесла Силона, провожая взглядом осваивавшую новые фигуры пилотажа Зюзю. — Тяжело тебе с ним придется…

— Это как понимать, мне с ним? — возмутилась я. — На что ты намекаешь?

— Ни на что. Просто прекрасно видно, что вы оба без ума друг от друга. Как говорится, от судьбы не уйдешь. И придется тебе терпеть его выходки.

— Знаешь что? — я решительно прервала бесцеремонные разглагольствования подруги. — Мне нравится другой человек, и тебе о том хорошо известно. Можешь при случае заглянуть в сундук и полюбоваться на фотографию в золоченой рамочке. Да знаю! Ты считаешь его самовлюбленным эгоистом. А он такой… такой… В общем, особенный! Ну, уехал… пока. Некоторых надо уметь понимать. И принимать такими, какие они есть. И он еще изменится, вот увидишь! Доделает свой мир и вспомнит о любви. Ладно-ладно, не хмыкай, мы еще посмотрим, каким окажется Владар!

— А при чем здесь он? — Силона в недоумении широко раскрыла свои и без того огромные глазищи. — Мы его даже еще и не видели.

— Неважно, — уверенно заключила я. — У волшебников ничего просто так не происходит. А два плюс два равно четыре, и с этим не поспоришь!

Гл. 21. Склад волшебных вещей

Пока мы столь мило переговаривались, вода в озере вновь помутнела, и на берег выпрыгнула полая выдра. На сей раз что-то сильно отбросило ее в сторону, и несчастное животное со всего размаху плюхнулось на камни неподалеку от нас. Живой рулон развернулся, и молодой маг, сгибаясь под тяжестью четырех пар громадных сапог, вылез наружу.

— Неплохое транспортное средство придумал Модерст! — прошептал он, мотнув головой в сторону выдры, которая, опасаясь нового нападения, торопливо отползала к озеру.

Мы постарались как можно быстрее убраться из мрачной котловины. Я теперь знала: чтобы оторваться от Зеркала Безразличия, надо на него не смотреть, и легко справилась с управлением. Подруга тоже не оплошала, но Андрис подстраховал нас на всякий случай. Стремительно снявшись с места и развив порядочную скорость, наши змеи без труда преодолели несколько горных хребтов. Вскоре они уже парили на любимой Зюзиной высоте — чуть ниже облаков — и безропотно ждали, пока молодой маг определял площадку, наиболее подходящую для старта в Гренландию на похищенной спецобуви.

На мой взгляд, таковых было полным-полно вокруг и даже более удобных, но нам понадобился остроконечный как шпиль сторожевой башни утес. Для полного соответствия не хватало только развивавшегося на ветру флага. Пришлось приземляться на крутом горном склоне, сворачивать змеев и взбираться на вершину. Вынужденное восхождение отняло у нас немало сил и времени. Когда же мы, наконец, присели, чудом разместившись на почти идеально остром штыре, Андрис объяснил свой выбор:

— Вид отсюда отличный. От прозрачных не спасет, но если выдра всплывет, заметим.

Что ж, я уже начала привыкать к фортелям нового друга и почти не удивилась тому, что площадки бывают похожими на пирамиды. Хорошо, хоть видимость устраивала только его одного, а от нормальных глаз черное озеро надежно загораживали ближайшие скалы.

— Кто такой Модерст? — спросила Силона, отдышавшись.

— Профессор магии хаоса, великий маг, придумавший Волшебную страну, в которую ты так хочешь попасть, — ответила я и добавила: — Помнишь, мы видели его у гномов? Он камни раскрашивал, Болтунов творил. Давно, правда. Теперь ему уж много лет, старый совсем.

— Понятно. А почему он профессор? Потому что раньше был ученым или какой-то магический университет закончил?

— Наоборот, проигнорировал все магические каноны, — пояснил Андрис. — И завел соответствующие порядки в Волшебной стране, которой, впрочем, неплохо правит. Правда, правитель там — кто-то вроде дворника. Но у него еще куча других званий. Он и укротитель элементалей, и созидатель сервиторов, и специалист по фамильярам, и много еще кто.

Разобравшись с Модерстом, наш друг, наконец, рассказал о том, что видел.

Как я и предположила когда-то, Зеркало Безразличия было связано с подземным озером, которое находилось в Пещерии. Выдра перенесла молодого мага в жилище гномов, но самих хозяев он там не застал. Маленькие бородачи исчезли, а на месте их бывшего пребывания кто-то устроил хранилище волшебных вещей. Оно занимало все опустевшее горное государство и простиралось глубоко под землю, где ветвилось и разделялось на ярусы. Наш разведчик обнаружил множество входов, которые охраняли хтоноры, и ему пришлось потратить немало магических карандашей.

— Как же попал туда Дрын? — удивилась я.

В моем сознании никак не укладывался образ кладоискателя, ныряющего в омут или сражающегося с чудовищами.

— Разумеется, он не воспользовался Зеркалом Безразличия, а прорыл туннель где-то неподалеку от него.

— Значит, теперь у склада появился еще один вход?

— Да, причем свободно проходимый. Пока… Хорошо бы его найти. На плане он не обозначен, крестиками отмечены только охраняемые проходы. Но есть надежда на следы мыслей землекопа. И конечно, остается Зеркало Безразличия. Меня никто не задержал, видимо его чары считаются непреодолимыми.

— Сапоги уже у нас, — вмешалась Силона. — И никакие входы больше не нужны.

Андрис засмеялся:

— Ты бы видела, сколько там еще всего! Стоило бы выяснить, кто и зачем прячет столько добра. Вернее, уточнить. Кое-какие предположения у меня есть. Ладно, как-нибудь потом.

Несмотря на способность молодого мага видеть сквозь стены бесчисленные коридоры гигантской кладовой, разделенные многократными заслонами, не позволили ему рассмотреть все подземелье, включая подкоп Дрына. В нижних ярусах хранилища хтоноров не было — слишком глубоко для них. Тем не менее, наш друг туда не спустился. Он спешил, боясь быть обнаруженным.

— Кем?

Вопреки своему обыкновению, Андрис не показывал нам склад, а только рассказывал, так же нудно и неинтересно, как о Пустом океане. И я потребовала подробностей:

— Ты что-то не договариваешь! От маленьких бородачей мы узнали о каком-то Нижнем Подземелье под коренным ярусом. Проходы туда затворяли и охраняли гномы. Понятно, не от хтоноров, раз они боятся глубины. И вряд ли от драконов, которых уже поймали. Ну, по крайней мере… И вот теперь, когда сторожить подвалы Пещерии некому, неизвестные чудовища могли вырваться на свободу. Не о них ли речь?

— О них, — признался молодой маг. — С одной лишь поправкой. Не очень-то хорошие охранники твои любимые бородачи. Чудовища не разгуливали на свободе по другой причине. Они были скованы древней магией Земли, но их освободили, причем давно. А гномы того и не заметили. За небесами наблюдали, а у себя под носом ничего не видели. За что и поплатились.

— Кто же освободил, опять прозрачные? — спросила я с усмешкой. — А Глюкоса ты вообще игнорируешь? Властелин Черных Чар у тебя единственный злодей!

— Не только у меня, у Заламеи тоже. И теперь выгонять гномов ему помогали подземные чудовища. Вряд ли из благодарности, им такие чувства незнакомы. Скорее расчет, что говорит о взаимном доверии. Бородачи вели записи чуть ли не до последней минуты, и обрывки их мыслей сохранились в папирусах. Бумаги разодраны на мелкие клочки, но мне хватило. Надо признать, гномы храбро сражались, даже не ожидал от них. Но силы оказались неравны.

Хоть молодой маг опять ничего не показал, представить картину трагедии, разыгравшейся в горном государстве, не составило труда. Наши маленькие смелые друзья, которых недооценил Андрис, боролись как герои. На них напали не только неведомые чудовища из Нижнего Подземелья, но и еще более жуткие невидимые существа. Вот только какие из них? Я не сомневалась, что то были слуги Глюкоса.

— Неужели все гномы погибли?

— Нет, ушли в горы, в неизвестном направлении.

Не самый худший вариант. Может быть, Глюкос убивал только людей? Или вечный огонь, на который так полагались маленькие бородачи, действительно помог? В любом случае, с этим зарвавшимся королем надо было что-то делать.

— Глюкос не уймется, если его не остановить. И чего ему не сидится в своих фиолетовых горах? И не улыбайся, знаю, у тебя другое мнение. Как всегда.

— Да ты подумай сама. Помнишь, Зюзя раздобыла крысу в упряжке? Вход в жилище гномов оказался запертым, а потом ты заметила полую выдру в подземном озере. Мало? Прозрачные уже тогда вовсю хозяйничали в Пещерии. Лишь ваше прибытие несколько отсрочило изгнание бородачей. Вероятно кое-кто забеспокоился, не зная, чего можно от вас ожидать. И когда мы шли по лесу, разве не явно чувствовали, будто какие-то неизвестные обследовали ямы Дрына? Никак искали волшебные вещи, чтобы пополнить ими хранилище. Кладоискатель не причисляет их к разряду драгоценных ивполне мог что-нибудь оставить.

Может быть, ощущения молодого мага и впрямь были такими уж ясными. Я, так еле-еле их улавливала. Правда, и мне казалось, будто кто-то рыскал в ямах, а самая большая из них здорово смахивала на черную дыру, но чего не померещится после рассказов об Оратуз! И как раз напрашивался совсем другой вывод.

— Клады! В них-то и дело. Кому они нужны как не Глюкосу? Призраки иногда охраняют сокровища, которые спрятали при жизни.

— Бывает. Только вход в Пещерию был не просто заперт, а заварен. Жаль, я тогда не смотрел в сторону ворот. За вами следил, Зюзе помогал. Но призраки, даже и странные, такими методами не действуют. Зато у черного властелина в распоряжении космические лучи.

С подобным доводом трудно было не согласиться. О призраках, орудовавших сварочными аппаратами, я никогда не слышала. Да и полая выдра бестелесным созданиям вроде бы ни к чему. А прозрачные, если верить Андрису, обладали телами, хоть и невидимыми, которые отражались в воде и в Зеркалах Вселенной.

— Постой, а почему Дрын ничего не нашел? — я вдруг ясно представила себе подземные коридоры, по которым вели нас маленькие бородачи. — Мы же видели самоцветы.

— Точно, точно! — подхватила подруга. — Прямо в стенах. Их там полно было! И других драгоценных каменьев навалом. В изумрудных кубках, между прочим.

— Разве всего этого недостаточно?

— Все забрали чудовища из Нижнего Подземелья. Они считают минералы достоянием Земли. Так что Дрыну опять ничего не досталось.

— Бедные бородачи! Как долго и тщательно они делали камни!

Что ж, так или иначе, нам оставалось лишь надеяться, что с бывшими хозяевами Пещерии не приключилось ничего более страшного, чем просто изгнание. Все-таки у них был волшебный факел.

Гл. 22. Ощущение счастья

Лицо подруги вытянулось и побелело сразу же, как только она поняла, что жуткие обитатели Нижнего Подземелья уже давно безнаказанно шастали по окрестностям. И чем дольше она об этом размышляла, тем больше мрачнела.

— Помнишь ту крысу, которую притащила Зюзя? — приставала она ко мне со своими страхами. — В упряжке, как у лошади. Ужас какая громадина! Я еще тогда подумала, что таких не бывает. Так и оказалось, что из Нижнего Подземелья. Кто на ней ездил, как думаешь?

— Откуда я знаю? Только тот жуткий всадник уж точно не больше собаки. Да, великовата крыса попалась, но и не так уж. Рядом с вулканами какие только не встречаются.

— Так ведь тот, что у гномов, не работает. А других там нет!

Андрис очень просто разрешил наш спор:

— Надо начать действовать как можно быстрее, — сказал он. — Разберемся с астероидом, глядишь, и остальное прояснится.

Кто бы возражал, но некоторым приспичило в Гренландию! Мне же, после того как молодой маг так легко преодолел заклинания коварного озера, казалось, что начинать нужно с него.

— Ты ведь не просто так назвал Зеркало Безразличия черной дырой? — спросила я. — Значит, в нем и антимир есть?

— И не надейся. Сходство чисто внешнее и поддерживается силой древнейшей магии. Более древней, чем та, которая усмиряла чудовищ в Нижнем Подземелье. Я даже не представляю, как защищаться от таких старых чар. Если мы найдем на них управу, подобие на черную дыру рассеется как дым.

Может, уничтожить опасную ловушку и впрямь не мешало бы, но меня больше устраивало именно наличие черной дыры с антимиром и белым камнем где-то там внутри. И, хоть нам с подругой пришлось худо, но Андрис, что бы он ни говорил о своей беспомощности, прекрасно справлялся с древнейшими чарами. Как я хотела тому же научиться!

— Шутишь? Мы и с помощью охранной диадемы еле боролись с озером, а ты прекрасно с ним управлялся!

— А, это? Ничего особенного. Вспомни, что происходило тогда, когда вас чуть не засосало в пучину. За плохие мысли ты держалась до последнего, зато хорошие отдала с легкостью! Почему?

— Ну, не знаю… Наверное, они слабее. То есть менее стойкие. Вообще-то я всегда стараюсь удерживать хорошие мысли, но там, у Зеркала Безразличия, ничего не получается. Оно их поглощает.

— Все правильно, почти. Надо не защищаться, а наступать — известный принцип для победы. Например, вызвать ощущение счастья. Насильно, даже если не хочется. Сначала потренируйся вдали от озера, вспомни какие-нибудь счастливые моменты, например из детства. Что ты тогда чувствовала? Вот и воссоздай такое же ощущение и не отпускай его, несмотря ни на что. В самых тяжелых ситуациях не отпускай. Если научишься, тебе и диадема не понадобится.

Мы беседовали, уже примеряя серебристые панцири — очередное изобретение молодого мага. Я сразу же приступила к тренировкам, чтобы на обратном пути быть в форме и успеть до отлета на Феерию нырнуть в черное озеро. Проверить наличие антимира в нем все же не мешало — а вдруг?

Поначалу мне никак не удавалось выбрать нужное ощущение. Впечатление от прекрасного замка Фавеи, лопнувшего, словно мыльный пузырь, очень напоминало счастье, но, к сожалению, оно оказалось фальшивым. Заветная фотография в золоченой рамочке тоже ничем не помогла, и все, что удалось вызвать при воспоминании о ней, было лишь глубоким разочарованием. В конце концов, я, по совету Андриса, представила картинки ярких детских воспоминаний: какую-то мимолетную листву, стучавшую в окно, встречи и праздники, просто солнечный день. Вроде получилось.

Имелась, впрочем, и еще одна загвоздка, о которой мне пока не хотелось думать. Преодолев озеро, я оказалась бы все в той же Пещерии. Никакого белого камня там раньше не было и антимира с серебряной крупой тоже, и если б они вдруг появились теперь, после захвата подземелья неизвестными, молодой маг это непременно почувствовал бы. Да и полая выдра проделывала тот же путь неоднократно и, как видно, никуда, кроме хранилища, не попадала. Во всяком случае, прозрачной она не сделалась.

* * *

Вскоре выяснилось, что Андрис не признавал не только сумки, но и все остальные емкости, имевшие ручки. Рюкзак у него все-таки был, но летающий, вроде моей птичьей клетки. Молодой маг уложил в него воздушных змеев и пару сапог для лучшего друга. Мы натянули на ноги чудо-обувь и помчались, что называется, "с ветерком".

Золотая рыбка, почтовые голубки и почти все мои вещи остались у Заламеи, но не пожелавшая на сей раз расставаться Зюзя, путешествовала с нами, забравшись в рюкзак нашего предводителя. Ее любопытная голова время от времени выглядывала и осматривала окрестные пейзажи, мелькавшие с молниеносной быстротой.

Семимильные сапоги оказались изумительным приобретением. Они неслись вперед до того стремительно, что без защитных костюмов нам пришлось бы довольно туго. Серебристые панцири, изготовленные Андрисом, которые он выдал мне и Силоне, не пропускали ни холода, ни ветра, а карманы у них были такие же бездонные, как на памятной куртке молодого мага, в которой он заявился в волшебный магазин.

Новая одежда не понравилась Силоне, и я знала, почему: она уверена, что капюшоны ей не идут. У нее якобы лицо круглое.

— Ну что тут может идти или не идти? Все равно голова целиком закрыта, лишь глаза видны! И то через специальную матовую вставку.

После долгих уговоров, подруга все-таки согласилась "напялить полное уродство" и "только ради вас".

Так мы и летели, неуязвимые и всевидящие, обгоняя самых быстрых птиц. И это тоже было ощущением счастья, и я тренировалась и тренировалась. Сапоги поднялись не очень высоко, но из-за скорости разглядеть что-либо никак не удавалось. Под нами блестели необъятные просторы океана, освещенные щедрыми лучами солнца. Острова, изредка проносившиеся мимо, моментально исчезали. Бешеная гонка продолжалась недолго, и вскоре показались высокие заснеженные горы и скалы, усеянные кричащими полчищами птиц — нас приветствовал восточный берег Гренландии.

Мы приземлились, вернее, приледнились, потому что угодили на скользкое ледяное плато. Молодой маг резко затормозил. Не удержав слишком резвые сапоги, мы с подругой проехали далеко вперед. Оглянувшись, я увидела, что моя верная Зюзя, ловко выбравшись из рюкзака, уже мчалась к нам.

— Андрис задумал покататься на катке, — посетовала Силона. — Во всяком случае, другого объяснения не видно.

И в самом деле, все пространство вокруг нас состояло из гор, снега и льда — ни малейшего намека на человеческое жилье.

Откинув капюшоны, мы поплелись назад, навстречу нашему другу, который замешкался, запихивая в рюкзак разбросанные выпью вещи. Сапоги так и норовили снова взлететь, и их приходилось придерживать за специальные поводки. Чтобы не упасть, подруга наклонилась вперед и внимательно смотрела под ноги. Я перемещалась таким же образом, скользя по безупречно гладкой площадке и стараясь удерживать равновесие, а заодно и ощущение счастья. Очень мешала не вовремя подоспевшая Зюзя. Никак от радости встречи она выдирала своим острым клювом серебристые чешуйки из моего чудесного панциря. Однако, несмотря на бурное проявление птичьей любви, мне все же удалось сохранить эйфорию — не зря столько времени тренировалась!

Вдруг Силона замерла на месте, тупо уставившись себе под ноги. Я тоже посмотрела в том же направлении и обомлела. Прямо под нами, во льду, словно манекен за стеклянной витриной магазина, неподвижно лежал юноша. Его бледное красивое лицо с закрытыми глазами было обращено к нам. Длинные черные волосы разметались и застыли в ледяном плену.

— Наверное, замерз, — пролепетала подруга, еле шевеля губами от ужаса.

Ситуация для тренировки была самая подходящая, но как ни пыталась я удержать ослабевшее ощущение счастья, оно мгновенно улетучилось.

Гл. 23. В летнем домике

Мы простояли в одном положении, боясь пошевельнуться, до тех пор, пока не подошел наш гениальный спутник. Зюзанна, которой наскучило потрошить мою одежду, изучала окрестности, полностью игнорируя происходящее. Приблизившись к страшному месту, молодой маг сначала с удивлением на нас взглянул, а затем расхохотался. Такое поведение показалось мне верхом неприличия, от негодования я даже не смогла найти нужных слов. Зато Силона возмущенно воскликнула:

— Тут такое! Человек замурован, а ты!

Ничего не говоря, наш друг опустился на колени и приложил ладонь к прозрачной ледяной тюрьме над головой незнакомца. Я невольно зажмурилась: из-под рук молодого мага поднялся столб водяной пыли. Какое-то время ничего не было видно, кроме искрящихся в солнечных лучах капель. Затем пар рассеялся, рассыпавшись жемчужным градом, а незнакомец, которого мы посчитали погребенным в льдине, сел и протер глаза.

— Владар, — представил его Андрис.

— Да, он самый, — сонным голосом подтвердил неожиданно оттаявший юноша.

Мы назвали свои имена и по очереди пожали ему руку. Она оказалась на удивление теплой. Воскресший молодой маг смотрел то на меня, то на Силону с нескрываемым изумлением. Вероятно наши белые от ужаса лица говорили ему о многом.

— Не ждал вас так скоро. Сообщение получил, но думал, успею… — произнес он виноватым голосом. — Жалко. Хотелось встретить гостей по-хозяйски, да вот, незадача, две недели не спал! Пришлось тут побегать…

Владар не рассказал, за кем так долго гонялся, а мы не спросили, потому что еще не совсем очухались от знакомства с лучшим другом Андриса.

Молодые люди минут пять обсуждали преимущества семимильных сапог перед воздушными змеями и феномен появления полой выдры на Земле. Потом нас повели в апартаменты хозяина снежных просторов.

Это был самый потрясающий дом из всех, какие мне когда-либо довелось видеть. Наш новый знакомый устроил жилище в обширном гроте, высеченном в скале. Дверью служило тщательно отполированное ледяное зеркало. Когда мы с Силоной подошли к нему, оно ворчливо зашипело и воспроизвело только два наших отражения. Остальные его как видно не заинтересовали и остались без внимания. Отворялась дверь тем же способом, которым Андрис разбудил своего приятеля, и так же легко воссоздавалась и затворялась — одним движением руки.

Мы вошли в довольно прохладное даже для этих суровых мест помещение и остановились, пораженные представшим зрелищем. Потолок и стены, покрытые толстым слоем льда, вряд ли могли обеспечить уют необыкновенной обители. Пол был засыпан снегом, и узорчатые снежинки сверкали и переливались ликующими холодными огоньками. Прямо перед нами высился огромный обледенелый валун, а около него громоздились горбатыми сугробами груды не менее обмерзших камней разных размеров. Ну и друг у Андриса, даже Фавею переплюнул!

Владару, видимо, мое мысленное сравнение не понравилось, и он поспешил дотронуться до одной из длиннющих сосулек, свисавших с потолка. Она тут же вспыхнула ярким пламенем, стало светло и тепло, и уже знакомые нам жемчужины, искрясь, посыпались со всех сторон.

Когда драгоценные осадки благополучно растаяли, мы с удивлением обнаружили, что ледяная пещера превратилась в большую светлую комнату. На полу лежал пушистый ковер, на потолке светилась люстра, валун переформировался в стол, покрытый скатертью, которая почему-то оказалась цветной. Да и все остальные вещи — стулья, кресла и диван, расставленные кое-как — не были белыми. Яркие расцветки радовали глаз, одновременно ошарашивая полным несоответствием друг другу. Повсюду в жутком беспорядке возлежали стопки книг, валялись инструменты, в углу сверкал невероятным количеством носиков погнутый металлический чайник, на стене висел сложенный воздушный змей. Несколько внутренних стеклянных дверей, как я легко догадалась, вели в соседние ответвления грота.

— Вот и моя скромная халупа, — оправдывался сконфуженный владелец несусветного скарба, разгребая завалы, чтобы гости смогли присесть. — Временное жилье. Летний домик.

Мы уже не удивлялись, когда на наших глазах небольшие снежки и ледяные кубики начали превращаться в продукты питания. Они и близко не напоминали обеды, приготовленными Заламеей, так как представляли собой самые разнообразные, но совершенно не совмещаемые съестные припасы. Закадычный друг Андриса питался чипсами, конфетами, жвачками, фруктовыми коктейлями и минеральной водой. К сожалению, на сей раз, у меня не было с собой скатерти, и нам пришлось довериться вкусам хозяина.

За трапезой мы узнали, что предмет, который я приняла за чайник, обладал множеством полезных свойств и был особо уважаем своим владельцем. Он одновременно являлся дрелью, телескопом, прожектором, орудием моментальной защиты и пылесосом. Я долго переворачивала его и восхищалась, наблюдая за тем, как многочисленные носики чудного прибора то удлинялись, то укорачивались, в зависимости от того, какое из его волшебных качеств меня интересовало.

Владар предупредительно отворил для нас все имевшиеся в доме двери. Пока мы с Силоной изучали соседние помещения "халупы", заполненные подобным же барахлом, два друга беседовали.

— С чего вдруг Бесцветному вздумалось устроить склад? — донеслось до моих ушей. — Никак, воевать собрался!

Говорил Андрис. Его слова прозвучали столь непринужденно, словно обсуждались права вздорного соседа, установившего гараж на общественной детской площадке.

— Дед сказал, будто им велено красть волшебные вещи, — последовал ответ.

— Зачем? Они и без того достаточно преуспели в искусстве колдовства.

— А лишить магов силы? Чтоб никто не смог противостоять замыслу бесцветного придурка? Не расспросил я Деда как следует, не до того было. Как раз подоспел охотничий сезон на хищных и ящериц. Видел? Изловил вот…

— А Дед знает, что замыслил Бесцветный?

— Чего-то знает, о чем-то догадывается.

— Думаешь, ему можно доверять?

И, после паузы:

— Предполагаю, да… Другого выхода у нас все равно нет.

— Не аргумент.

— Ну, хорошо. Можно доверять.

Некоторое время было тихо, затем Андрис сказал:

— Во времена, когда Бесцветный числился Властелином Черных Чар, он признавал только магическое оружие, а все остальное и в расчет не ставил. Видать, изменился не только внешне.

Тут уж я решила вернуться и присела рядом с собеседниками. Силона с сожалением отложила склеенное из множества мельчайших осколков зеркальце и последовала моему примеру. Молодые маги продолжали рассуждать о том же, но называли теперь обесцветившегося властелина бездарным императором. Послушав немного и ничего не поняв, я потребовала:

— Может, объясните, что к чему?

Владар, как будто только того и ждал. Он сразу же стал рассказывать.

Гл. 24. Притязания Бесцветного Императора

— А речь вот о чем, — начал хозяин дома, разложив на столе очередную порцию сластей. — Живет здесь неподалеку один старик. Мы зовем его Дедом. Так уж повелось. Стар он, очень стар. Трудно и представить-то, как стар. Знал он Властелина Черных Чар еще в те времена, когда тот был нормальным человеком. И даже служил ему, и в утробу Оратуз с ним нырял. Не по своей воле, по принуждению. Расскажу как-нибудь, почему. Сейчас важно, что у Деда можно многое узнать, а нам, прежде чем на Феерию отправляться, информация нужна. Вы, конечно, помните, что случилось после того как прозрачные покинули черную дыру? Все же повторюсь для ясности. Феи, эльфы и гномы, которые на нашу планету переселились, уже вовсю на ней орудовали, красоту наводили. По своему, ясное дело, разумению. Порой у них не совсем то получалось, я бы даже сказал, глупость одна выходила. Взять хотя бы Долину Фей…

При этих словах мы мгновенно перенеслись на древнюю Землю. Все там происходило примерно так же, как у Андриса, но окружающее предстало перед нами в ином ракурсе. Повествование нашего нового друга напоминало черно-белое кино, причем персонажи были набросаны весьма небрежно, у иных явно не хватало кое-каких важных частей тела, а некоторые и вовсе удостоились лишь нескольких штрихов. Зато кадры мелькали с неимоверной скоростью, заменяясь следующими, не успев толком и начаться. Порой казалось, будто мифические существа охотились друг на друга, сражаясь за место под доисторическим солнцем. В итоге, общая картина складывалась весьма впечатляющая, а иногда и комичная. Вот одна из фей попыталась, было, посадить цветок, но не смогла — на лужайке, которую она облюбовала, выросла гора, и правитель Пещерии заглянул в трубу телескопа. Однако и он ничего не успел там увидеть, так как мы уже сидели в колодце, уставившись в осколок Зеркала Вселенной.

Как ни странно, сжатость повествования помогла мне, позволив охватить всю историю событий. И я вдруг заметила важное несоответствие, которое раньше, из-за разрозненности и отрывочности сведений, благополучно от меня ускользало…

— Короче, — комментировал рассказчик, — Властелин Черных Чар вылез из Оратуз в очень непрезентабельном виде. Его и прежде-то никто за мага не принимал, а теперь и подавно. Все же ему худо-бедно удалось восстановить преграды между мирами. Не без помощи, ясно. Ну а он, разумеется, все заслуги себе приписывал и вздумал именоваться, ни много ни мало, как императором. Видать, такая у него мечта была издавна. А государство-то где взять, преданные народы и все прочее? Подданных — раз, два и обчелся. Да еще и мифические существа под ногами мешаются!

Я увидела маленьких бородачей. Они мастерили каменные темницы и тут же заталкивали в них драконов, а рядом феи заливали водой огненные реки.

— Вон как усердствуют! Все потушили. А сколько воды сотворили! О-го-го! И потекли другие речки… Ах да, Лалинта правильно подсказывает, — подмигнул мне Владар, — не все потушили. Один огненный ручеек оставили под присмотром Ядвиги. Но я вот чего хочу сказать. Новоявленный самодержец наш — а его сразу же прозвали Бесцветным Императором, так и прилепилась к нему эта кличка — приступил к исполнению некоего плана. И есть подозрения, что по договоренности с Оратуз. Деду известно лишь одно условие: уничтожить все живое на Земле. Обесцветившемуся монарху такое пришлось как раз на руку. Он ведь теперь, после купания в черной дыре, в новом статусе пребывал, и цветущая планета ему и самому была не по нраву. Так-то оно так, но оружие, которое помогло победить древнейших магов, исчезло вместе с оными, а другого такого же еще не сделали. Потому-то господин бывший властелин и задумал привлечь Бобоа…

Владар снова посмотрел на меня, уже более внимательно, но продолжил свой рассказ.

"Как же так? — думала я. — Властелин Черных Чар боролся с древнейшими магами и, по-видимому, победил. То есть всех их убил… Тем не менее, он и его слуги зачем-то побежали прятаться в волшебную галактику. От кого? Ну, предположим, нашлось, от кого. Но, кроме предводителя гномов, никто не видел, как затем прозрачные покидали Оратуз. И все потому, что людей еще не было, а значит и магов тоже. Нигде не было, ни на каких планетах. Мифические существа, пожелавшие обосноваться на Земле, только начали ее облагораживать. Откуда же те, древнейшие, маги вообще взялись?"

— Подожди, подожди… — прервала я увлекшегося рассказчика. — Ты что-то путаешь! Не рановато ли Властелин Черных Чар войну затеял? Ведь она не могла даже и начаться! По той простой причине, что никаких магов не было.

Оба друга смотрели на меня с виновато-кислыми минами на лицах и молчали.

— Вы что, не понимаете? — возмутилась я. — В те доисторические времена на Земле не было ни воды, ни растений, ни тем более людей. Мы только что видели, как феи творили реки и заливали лаву, а гномы бились с драконами. На других планетах и вообще во всей Вселенной — только космические наяды, мифические и им подобные существа. О каких же магах можно говорить?

— О тех, которые жили до всего этого.

— До всего этого был Большой Взрыв!

— Вот до Большого Взрыва они и жили.

* * *

Владар улыбнулся: слишком уж у меня было лицо несчастное.

— Да, Большой Взрыв — не только начало, но и конец. В той, первой, Вселенной свои планеты имелись. Одна очень Землю напоминала. На ней люди жили. Ну и маги, ясное дело, среди них были. Величайшие маги, сильнейшие. Колоссального мастерства достигли. И, конечно же, враждовали, боролись за власть. Все, как у нас… Самые могущественные объединились в некий блок. Мы называем его Первым Кланом. Так получилось, что организацию возглавил человек, которого лишь с большой натяжкой можно признать волшебником. Поднаторел в некоторых простеньких заклинаниях, научился варить кое-какие зелья, и только-то. Властелин Черных Чар — высокопарное звание, не правда ли? Им же придуманное. Но какое там чернокнижие! Он совсем ничего не мог. Почему его выбрали? Между великими магами шла скрытая борьба за власть. Кто только не стремился возглавить блок, но силы были равны. И решили избрать самого никчемного. Каждый надеялся, что сумеет повлиять на решения главного мага. А он, хитрый, изворотливый, умело вел интриги…

Владар уже почти не говорил, только показывал. Огонь, резня, кровь… Первый Клан постоянно воевал с одинокими магами, не пожелавшими вступить в объединение и подчиниться Властелину Черных Чар. Их объявляли энерговампирами, обвиняли в порче, сглазе и высасывании жизненной силы. И мы воочию наблюдали беспощадные бои, но насколько мощное оружие было в них задействовано, могли только догадываться. Наверное, если бы рассказывал Андрис, все выглядело бы намного натуральнее и страшнее, но в интерпретации хозяина летнего домика даже Большой Взрыв походил на новогодний фейерверк. Может, то и к лучшему…

…Жестокие баталии охватили всю планету. Убивали не только противников, но и тех, кто не дрался на стороне сурового властелина. Поэтому даже не желавшие воевать люди не смогли избежать схваток и тоже гибли. Противостояние накалялось, Первому Клану требовалось все более мощное оружие, и маги его творили. Некоторые из них понимали, что война зашла в тупик, и пора ее заканчивать, но с ними расправлялись как с предателями. Оставшиеся в живых снова и снова совершенствовались в силе волшебства. И вот, наконец, она достигла предела, и Мироздание не удержалось, обрушилось под натиском сверхмощной магии. Так произошел Большой Взрыв. Все погибли, лишь главарю и нескольким его приближенным удалось спрятаться в волшебном убежище…

Гл. 25. Нечто

Пока мы слушали, Андрис невозмутимо подкреплялся переслащенными карамельными петушками, больше напоминавшими павлинов, от которых наотрез отказалась даже сладкоежка Силона. Он словно не замечал пресыщенности десерта, явно думая о чем-то своем.

— Почему Оратуз такое странное соглашение заключила, — рассуждал Владар, — чем ей жизнь помешала? Мы с Дедом так прикинули: она волшебников боится и больше всего магов, то есть нас, людей. Надеется, как видно, похудеть когда-нибудь и снова на охоту двинуть. А мы помешать ей можем. Мифических существ бывший властелин "прохлопал", но тут он не виноват, они уж были. Но вдруг Бобоа перестал швырять камни на Землю. Кто-то припугнул его, а кто, неизвестно. И великан отказался участвовать в замыслах черной дыры. Она бесновалась и грозила поглотить ослушника, как только сумеет сдвинуться с места, но ничего не помогло. И, пока с ним волынились, новые маги появились. Оратуз, видать, того новоявленному императору простить не может.

Владар засыпал стол шоколадными пирожными, и я не устояла, так аппетитно они выглядели. И сразу же поплатилась за неосторожность — новые кулинарные изделия ничуть не уступали предыдущим по содержанию сахара. Сам хозяин дома, вероятно, считал их верхом кондитерского искусства и, довольный, вернулся к прерванному повествованию:

— Бесцветного Императора могу так охарактеризовать. Своенравный, мстительный, любитель театрализованных представлений типа: посмотрите, какой я несчастный, как меня все предают и обижают! А я, мол, хочу лишь блага непонятливым глупцам. И при том он еще и трус, каких поискать. Открыто действовать боится, прячется да выжидает подходящего случая, обманывает и юлит. А если что и вытворит, то исподтишка, чужими руками. Потому и запрятал эльфов и прочих в резервацию, чтоб не мешались. Собирался позже, после магов, с ними разделаться да не успел. Ну, и без помощи Бобоа ему, конечно, не удалось предотвратить появление людей. А теперь, когда уж мы есть, он задумал уничтожить воду. Без нее, ясное дело, жизни нет. Прозрачные похитили драконов прямо из-под носа правителя Пещерии. Легко похитили, силой древнейшей магии Первого Клана, о которой гномы и понятия не имеют. Потом чудовищ перетащили на Феерию. Ха! Где, как известно, им и конец пришел. Кроме одного, как вы знаете.

Наверное, только мы с Силоной ощутили жар драконьего оврага, единственного, но огромного. Хорошо, что он был далеко, на Феерии.

— Вот-вот, — подтвердил Владар, — проба пера. Затем все то же самое планируется перенести на Землю. Но, что говорить, время упущено, феи и маги могут заново воду сотворить. И Бесцветный — не стану я его больше Императором называть, чести много — все силы положил, чтоб дознаться о причине неповиновения Бобоа.

…Слуги рыскали повсюду, подслушивали, подсматривали, выпытывали. В ход шли любые методы. Ходили слухи, будто кто-то крепко поколотил великана, да так здорово, что насмерть его перепугал. Преступников, посмевших пойти наперекор воли Оратуз, поймать не удалось, но властелину донесли — они использовали Нечто. Император потирал руки. Жаль, он не выяснил всего и не наказал мерзких тварей, но зато и Бобоа больше нечего опасаться, и с ним можно будет заключить новое соглашение. И астероид, который великан зашвырнет на Землю, положит конец ненавистной жизни…

Только я собралась прервать Владара, чтобы выяснить, что еще за Нечто такое, но меня опередил Андрис. К моему сожалению, заговорил он совершенно не о том:

— Хтоноры падки на волшебные вещи и готовы вечно хранить их в пещерах, — вдруг изрек он отрешенным голосом, словно высказывая мысли вслух. — И как Бесцветный с ними договорился, мне понятно. Драконы и сами ненавидят воду, здесь тоже все сходится. А вот почему ему согласились служить чудовища Нижнего Подземелья? Загадка. Наверняка у Оратуз было и другое условие, с ними как-то связанное. И очевидно оно касалось Феерии. Недаром прозрачные, едва выбравшись из черной дыры, бросились вдогонку за дикой планетой. Эх, если б знать все пункты договора!

— Поподробнее, пожалуйста, о тех, которые под землей водятся, — попросила Силона не менее безучастным тоном.

Мне сразу стало ясно: она так и не забыла об обитателях Нижнего Подземелья. Даже мое предположение, что всадники, скачущие на крысах, отнюдь не большого роста, ее нисколько не успокоило. Однако молодые маги не спешили знакомить нас с чудовищами, как с подземными, так и со всеми остальными, и постарались увести разговор в иное русло:

— Главное не в них. Они всегда там были и никого не трогали. И не тронут, если к ним не лезть. Вопрос в том, почему самые опасные и независимые из творений стихий согласились помогать кому-то. Неважно, кому. Не свойственно им такое поведение. И если мы ту загадку разгадаем, узнаем еще одно условие Оратуз. А его, несомненно, надо узнать.

— У них цель одна, против нас, — уверенно заявила я. — Глюкос тоже, точно, в той же шайке.

Мои слова убедили разве что Силону. Оба молодых мага остались при своем мнении.

— Не верится мне, чтобы Глюкос кому-либо прислуживал, — все так же задумчиво произнес Андрис. — Два самодержца сразу — чересчур много.

Честно говоря, новая информация о чудовищах Нижнего Подземелья и меня не оставила равнодушной. Творения стихий… Мысль о них дошла до самых глубин моего сознания и всколыхнула какие-то первобытные страхи. Я даже отложила на время расспросы о неведомом Нечто. Драконы, хоть и страшны, но как-то привычны. Хтоноров — вообще проехали, пусть они и были порождением самой госпожи Тьмы, ведь мы больше не собирались спускаться в пещеру Золотой горы. Подземных чудовищ Андрис считал более серьезными противниками, чем всех остальных наших врагов, а для меня его мнение уже кое-что значило. Забыв о вкусовых ощущениях, я запивала переслащенную конфету таким же беспредельно насыщенным сиропом и слушала продолжение повествования с еще большим вниманием.

* * *

Хватило меня ненадолго, уж слишком сладко было. Владар, не замечая, что гости начали бессовестно отворачиваться от угощения, выложил на стол следующую горсть шоколадно-карамельного изобилия, но даже Силона, известная любительница сладостей, больше не смогла съесть ни одной самой маленькой конфетки. Оба закадычных приятеля, напротив, будто бы и не замечали пресыщенности десерта и уминали все подряд. Я попробовала апельсиновый сок, заманчиво сиявший в хрустальном стаканчике, однако и он оказался не в меру сладким. Пришлось довольствоваться минеральной водой.

— Без древней карты не пройти дальше середины Пустого океана, — говорил между тем Владар, — а в страну Безумия и подавно не пролезть, сам знаешь!

— Прибудем на Феерию, посоветуемся с друзьями. Глядишь, и на Глюкоса управа отыщется. Зато теперь мне ясно, почему Бесцветный вредит Лалинте всю дорогу. Он опасается, что кто-либо разгадает тайну его первого поражения, найдет и отнимет Нечто. Если, конечно, оно у него.

— Но она ищет белый камень.

— Думаю, Нечто как-то с ним связано.

Радетельный хозяин не возразил и лишь пополнил слегка похудевшую кучку на столе разноцветными леденцами. Я с трепетом взглянула на бутылку с минералкой, уже почти опорожненную. Она была единственной моей спасительницей в борьбе с кулинарными творениями еще одного очень способного мага. И что же будет со всеми нами, если вся вода на Земле исчезнет? Доживем ли, пока новая появится? Да и вряд ли ее много сотворят, той новой воды.

К сожалению, рассказ Владара породил лишь вопросы. Спасительный камешек еще не нашелся, а к нему уже прибавилось загадочное и очень важное Нечто. И, стало быть, его следовало отобрать у наших врагов. Но что же мне искать? Что испугало злобного колосса Бобоа много миллионов лет назад, да так сильно, что он веками не осмеливался вступить в драку, несмотря на гнев черной дыры? И почему Оратуз послала своих бывших пленников вслед за Феерией? Может быть, Нечто там? Или белый камень? А возможно, и то, и другое, раз уж они связаны. Иначе говоря, мне ничего не было известно, совсем ничего!

Я с надеждой посмотрела на Владара, но он рассуждал о чем угодно, только не о Нечто:

— Обычно кланом называют родственное объединение. Но маги Первого Клана не родственники, а последние представители людей той Вселенной. А мы, получается, Второй Клан. Наверное… Кто ж знает, сколько их всего было.

— Слушай, давай, вернемся к тайне, до которой дознался Бесцветный Император.

— Так о ней уже все. Больше и рассказать не о чем. Дед не знает. И, что удивительно, прозрачный тип тоже.

Тут уж я совсем запуталась.

— Как? Ты же только что утверждал, будто бы он выяснил причину своего поражения!

Хозяин летнего домика с сожалением окинул взглядом нетронутую гору цветастых сладостей — наконец и Андрис отказался от новой порции сахарных творений друга — и вместо ответа предложил:

— А не навестить ли нам Деда? Пусть сам все и объясняет.

Гл. 26. Тайна южного полюса

Мы опустились перед довольно странным круглым сооружением. Я ожидала увидеть скромную хибарку старого эскимоса вроде бревенчатой хижины, обложенной камнями и дерном. Но дом, в котором жил знакомый Владара, больше походил на блокгауз. Перед нами высились глухие бетонные стены с маленькими окошками-амбразурами. Только что пулеметы не торчали! Ну и Дед, прямо генералиссимус какой-то!

Зюзя не пожелала последовать за нами в оборонительную башню и с важным видом бывалого сторожа уселась на моем змее.

Внутри было темно, и я еле различала силуэты друзей. Смешанный запах сухой травы и соленой рыбы свидетельствовал о том, что хозяин не всегда воевал и иногда занимался собственным бытом. Тем не менее, мною завладели тревожные ощущения. Словно я попала в чужой дом. Он и был таковым, этот наглухо закрытый дом — что ж в том особенного? И все же… совсем чужой. Силона тоже приуныла.

Постепенно глаза привыкли к слабому освещению, и мы увидели Деда. Нет, не старика, а лишь какой-то чуть подсвеченный контур, напоминавший человека. Он неподвижно сидел на низенькой скамеечке и смотрел прямо на нас, не мигая и плотно сжав губы, будто находился во власти скрытых от постороннего взора оков.

Владар втащил в дом обтесанное чьей-то умелой рукой бревно и накинул сверху шкуру тюленя. Получился неплохой диван, удобный и вместительный. Мы с подругой сели и вопросительно посмотрели на своих спутников, не зная как приступить к процедуре знакомства.

По дороге сюда нас предупредили:

— С Дедом придется беседовать на его волне.

Раньше я и не представляла, что существуют разные способы телепатии, и уж конечно не различала нужные частоты. Меня тут же уверили, будто в том нет ничего сложного, надо только научиться пользоваться своими же способностями. Хорошо хоть Силона сразу же простодушно заявила, что она-то уж точно полностью бездарна и никогда не сумеет уловить ни одной мысли. Благодаря этим ее словам, мне было не очень стыдно.

Промучившись некоторое время, я не продвинулась ни на йоту. Тишину нарушали лишь грозные окрики Зюзи за стеной — за неимением похитителей, выпь предупреждала о своем присутствии бескрайние ледяные просторы. К сожалению, Уши остались у Заламеи, мы не предполагали, что они понадобятся нам так скоро.

"Ты настроена на одну волну, а их много. Ищи", — услышала я Андриса.

Легко сказать! А где и как? В общем, пришлось поискать, куда деваться… И вдруг до меня донеслись мысли Деда:

"Как поживают старые эльфы? Знавал я их… до всего".

Оказалось, беседа уже вовсю шла. Причем с участием Силоны, у которой появился личный переводчик. Владар охотно пересказал воспоминания моей подруги о нашей ночевке в лесной хибарке и даже довольно смешно поморщился, пытаясь передать горьковатый привкус падевого меда.

"Молодильные яблоки растят? Молодцы, молодцы. Старой закалки ребята!"

Я не стала вмешиваться и описывать бедственное положение двух пожилых эльфов. И об их несбыточной мечте, корове с золотыми рогами и серебряными копытами, тоже ничего не сказала. Впрочем, Дед явно не был любителем болтать попусту, и очень скоро мы перешли к разговору по существу. К сожалению, загадочное Нечто, которое больше всего меня интересовало, так и не прояснилось:

"Оно из рода незримых вещей и доступно лишь ощущениям. Все мы, ныне прозрачные, лишены интуиции".

"Но ведь это — самое главное в магии!" — подумала я.

Слава богу, на своей волне подумала…

"Выходит, склад устроен с единственной целью — найти и спрятать Нечто?" — спросил Андрис. — "Так и есть. Возможно оно уже там, но Императору не дано определить его". — "Почему же тогда Бобоа осмелел и принялся за старое?" — "Властелин великий обманщик и самонадеян без меры. Ему донесли, что и людям неведомо предназначение Нечто".

Далее мы узнали, где искать белый камень. Этим своеобразным прозвищем, опять-таки по наитию, Ядвига нарекла комету. Нам следовало всего-навсего запустить ее таким образом, чтобы она отвела от Земли астероид, брошенный великаном, а заодно попала и в самого метателя. Именно так все и происходило однажды, в те давние времена, о которых рассказывали Заламея и Владар.

Ну да, конечно… О том, что комета как-то связана с сумасшедшим астероидом и Феерией, мне уже было известно. Причем давно, из волшебной книги… Но почему она говорила о рождении комет?

"Кто же добился наказания вселенского хулигана?" — "То давняя история… Очень давняя".

…На дикую планету явились древние жители Земли. Мы не стали допытываться, кто они такие, так уклончиво упомянул о них хозяин блокгауза. Но уж точно не маги — в те времена людей еще не было, если не считать оставшихся в живых немногочисленных представителей Первого Клана. Волшебную страну, естественно, тоже еще не построили, и, как проникли на околдованную Феерию наши таинственные земляки, осталось неизвестным. Дед знал лишь, что направились они на юг и во время своего длительного пути составляли карту дикой планеты, рисовали и подробно описывали препятствия, расставленные прозрачным властелином. Спасатели добрались до южного полюса, где один раз в год, с наступлением полярного дня открывались двери Вселенной, и крошечные как мушки крылатые ваятели комет слетались отдохнуть на ледяном острове.

Космические кузнецы, узнав о деяниях Бобоа, послали к нему комету, и она его здорово поколотила. После хорошей взбучки злобный великан отказался от дальнейших покушений. Свершив благое дело, древние спасатели почему-то отдали карту Глюкосу. Она и сейчас хранилась в его дворце. Нам повезло, на южном полюсе дикой планеты как раз заканчивалась полярная ночь, то есть близилось время прилета мушек-кузнецов. Но отдыхали они недолго, всего несколько часов, а затем возвращались в свое родное Облако, где ковали кометы из космической пыли и рассылали их по мирам. И если мы успеем попасть на остров вовремя, Земля снова будет спасена, а великан наказан…

"Может, стоит поискать тех мушек в облаках?" — обратилась я к Андрису, уже ловко маневрируя телепатическими волнами. — "Речь не о простом облаке, а о галактическом скопище звездных осколков и разных других обломков. Там рождаются кометы", — пояснил молодой маг.

Ну, понятно, не зря же волшебная книга твердила о рождении комет.

Все бы хорошо, но Дед никогда не общался с небесными кузнецами и понятия не имел, согласятся ли они помогать нам.

"Однажды кто-то сумел уговорить их".

Вот и весь сказ. Найти незримое Нечто, отобрать карту у злобного Глюкоса, сразиться с неудержимым драконом и договориться с ваятелями комет. Только-то и всего!

* * *

Едва мы покинули необыкновенного собеседника, я спросила:

— Так значит, прозрачных все же можно увидеть без всякого отражения в воде или зеркале?

Андрис улыбнулся:

— Лишь одного из них. Дед сотворил волшебный светящийся состав, специально для бесед с людьми. Никому из его соплеменников такое не под силу, а он смог. Помните разбитое Зеркало Вселенной? Оказалось, тоже его работа.

— Недаром Бесцветный крепко заарканил старика и без конца использует в своих целях! — подхватил Владар.

— Интересно, как можно заарканить такого могущественного мага?

— Можно. Кого угодно можно при желании.

— Ну и как же Бесцветный исхитрился?

— Он украл его дочь.

— У Деда есть дочь?! И ее тоже можно увидеть? Хотя бы с подсветкой…

— Даже и без.

— Да? И как она выглядит — красивая?

Силоне никто не ответил, оба мага молчали, потупив взоры. Опять недомолвки, как же они мне надоели!

— Не совсем обычно она выглядит, — все-таки заговорил Владар. — Вроде даже не слишком-то красиво…

— Скажи уж, уродливо! — помог другу Андрис.

— Придется объяснить…

Что ж, к объяснениям нам не привыкать. Объяснения куда лучше, чем новые загадки, которых и без того уже предостаточно.

Гл. 27. Батта — дочь Деда

Вот каким оказался Властелин Черных Чар — вовсе и не страшным! Тем более показывал его Владар, составивший лишь приблизительный портрет со слов Деда. С виду обыкновенный человек, ничем не примечательный, не высокий и не маленький, не толстый и не худой, не красивый и не безобразный, а так, средненький. Впервые я увидела его в каком-то блеклом балахоне, спешившим на очередное собрание Первого Клана в окружении заискивающей свиты, и отметила, что походка у главного мага тоже не соответствовала сану. Властелин семенил, суетливо оглядываясь, кому-то кивая и выборочно отвечая на комплименты неостроумными шуточками.

…Собрание проходило в здании, как две капли воды походившем на блокгауз нашего нового знакомого. Военное положение обязывало, никто и не мысли строить иные дома. Мы не услышали ни выступлений оппонентов, ни жарких прений — их просто не было. Единственный оратор, Властелин Черных Чар, говорил долго, выразительно жестикулируя и призывая в свидетели чуть ли не весь мир. Его речь, эмоциональная и проникновенная, на что указывали отрывистые, но достаточно колоритные картинки, которые нам представили, видимо, глубоко тронула слушателей. Солидные мужи посидели, покивали головами и, перед тем как разойтись приняли судьбоносное постановление. А относилось оно вот к чему.

Властелину нужны были только слуги. Он не признавал само понятие любви, считал ее надуманной глупостью, а потому женщин и детей рассматривал как обузу. Воины из них получались никудышные, лакеи слабоватые. Одним словом, балласт. Маги Первого Клана владели эликсиром вечной молодости, поэтому не старели, не болели и вполне могли обойтись без потомства. И было решено избавиться от лишних людей. Жестокий маг не пощадил и собственных детей. Более того, опасаясь предательства, он их первыми отправил на тот свет.

Несмотря на все предосторожности, Властелин Черных Чар все же проиграл войну и устроил Большой Взрыв. Спасаясь, он взял с собой в убежище только нескольких самых надежных приспешников. В том числе и Деда, хоть тот и не отличался раболепием, но зато владел высшей магией, недоступной оставшимся в живых пособникам воинствующего предводителя.

Главный маг полагал, что расправился со всеми женщинами и детьми, но осталась одна маленькая девочка по имени Батта — Дед успел спрятать свою дочь. Никто не знал о ее существовании. Она росла взаперти в блокгаузе, еще более закрытом и укрепленном, чем тот, в котором мы только что побывали. Росла, не видя дневного света, не встречаясь ни с какими людьми, кроме отца. Предвидя, что придется скрываться в черной дыре, Дед обратил Батту в гусеницу, поместил ее в магический Кокон и засунул в волшебный Кристалл, составленный из нескольких камней, обладавших чудесным свойством — они отталкивали темную энергию. Под такой защитой маленькая затворница могла пережить мясорубку Оратуз и не превратиться в прозрачное существо. Чтобы вернуться к человеческому облику, ей предстояло повторно родиться в обновленной Вселенной — стать бабочкой, а затем, сбросив крылья, снова девочкой.

Главарь все-таки узнал об обмане и сначала хотел убить Батту. Однако вовремя одумался. Что ждало их там, внутри, не представлял никто. Никто, кроме Деда. Расчет оказался верным, они выжили и даже договорились с черной дырой. Но надо было исполнять условия договора, и обесцветившийся властелин надеялся на дальнейшую помощь великого мага. Чтобы держать его в страхе и заставлять работать на себя, предводитель Первого Клана использовал все свое умение вести интриги и, заручившись поддержкой Оратуз, завладел Кристаллом.

Покинув черную дыру и оказавшись на Феерии, Бесцветный Император пристроил добычу в надежном месте — в Каменном Мешке, который обнаружил на дикой планете на побережье огромного океана. В том мрачном форте, зажатом среди серых скал, жили каменные люди-великаны, и властелин грозился оставить Батту навсегда в ее кристаллической тюрьме под охраной злобных изваяний, если Дед вдруг откажется помогать ему…

— Она и теперь там?

— Да, спит в куколке, но скоро превратится в бабочку, а потом… Бесцветному наплевать на последствия, Кристалл для него только возможность манипулировать Дедом.

Мы собирались возвращаться обратно тем же способом и, сидя на высокой горе, натягивали семимильные сапоги и подсчитывали, когда примерно наступит полярный день на дикой планете. Однако услышанное не давало покоя Силоне, и она снова и снова возвращалась к судьбе несчастного Первого Клана:

— Ну и маги тогда были! — сокрушалась подруга. — Всех поубивали, детей, и тех не пожалели и превратили мир в маленький шарик! А ваш хваленый Дед во всем этом участвовал, значит, того же хотел. И чего же он ожидал? Мне только девочку и жалко, она ни в чем не виновата.

Андрис вступился за Деда:

— Да, именно он и сотворил ту роковую бомбу, но насчет хотел… Где-то хотел, а где-то не смог. Никто никогда ничего не делает для себя, разве что ненадолго и то редко. К сожалению, о том часто забывают, и плодами трудов гения пользуются другие. Любая вещь, созданная человеком, даже если тот величайший из магов, начинает жить собственной жизнью, по законам Мироздания. И, порой, управляет своим же незадачливым создателем. Ну а потом, в последний момент, Дед сделал все, что мог, ради спасения дочери, и мы не можем осуждать его за это. И, уж точно, не желал он гибели мира.

…Совсем не того хотел Дед. Считалось, что никто не рискнет воспользоваться сверхмощным оружием, и война прекратится. Но великие маги не доверяли друг другу и единодушно передали управление супербомбой Властелину Черных Чар. Никто и не представлял, что никчемный волшебник сумеет разобраться в магической системе управления. Как потом оказалось, она была устроено гениально просто — пожелал и все. Он и пожелал. Конечно, только ради уничтожения противников, не осознав всей силы разрушения…

Пока мы летели над океаном, я продолжала выяснять у Андриса подробности о девочке-бабочке. Она и меня, как и Силону, волновала больше всего остального. Объяснялись мы на своей волне. Древнейший метод телепатии был более удобным, он позволял различать цвета, запахи, оттенки голосов и эмоции. Однако молодые маги старались не использовать его без крайней нужды, ведь прозрачные в любой момент могли подслушать нас.

Что ж, меня интересовала только конкретная информация, без дополнительных нюансов. Я узнала, что Батта превратится вовсе не в прекрасную бабочку, а в некое ее подобие с длинными рожками-антеннами, магнитными иглами и прочими выростами, явно не красившими бедняжку. Все эти пристройки и теперь у нее имелись — они понадобились Деду для связи с дочерью в черной дыре. Кристалл со временем должен был распасться на составлявшие его камни, чтобы облегчить выход девочки на свободу.

"Сначала на его стенках появятся трещины, — объяснял мой друг, — которые будут медленно расширяться, а затем бабочка вылетит. Едва взмахнув крыльями, она погибнет. Деду нужно получить Кристалл до того как он расколется". — "И когда это случится?"

Молодой маг вздохнул. Я уж, было, подумала, что мой друг не знал, или вообще никто не знал, включая Деда. Как расколется, так, мол, и расколется. Но, несмотря на возможный грустный финал, мне почему-то в него не верилось. Вероятно из-за того что солнце ярко светило и отражалось серебряными бликами в рябой синеве, бежавшей под нами. Ощущение счастья, уже полузабытое, и вызывать не требовалось. Оно вернулось само собой, вопреки всем услышанным и увиденным ужасам.

"Тянуть можно до полярного дня, не дольше", — почувствовала я мысли Андриса.

"Мы еще не вернемся, даже если у нас получится…" — "Дед кое-что предпринял. Недалеко от Каменного Мешка, на жемчужных скалах, живут белые каменные птицы. Одна из них обещала помочь. Она выкрадет Кристалл и передаст его нам. Дед дал мне точно такой же, но новый, чтобы перенести в него Батту". — "Ты сумеешь?" — "Не уверен, слишком сильная магия в тех камнях. Но есть запасной вариант. Нужно исхитриться и каким-то образом удержать каменные стенки старого Кристалла, не дать им раздвинуться. Но если мы не доберемся до южного полюса, ничего и вовсе не потребуется…"

— Мы доберемся! Обязательно доберемся, вот увидите! — крикнула я седым барашкам, сновавшим по океану.

Мой друг улыбнулся, а Силона удивленно оглянулась, словно услышала. Или почувствовала?..

* * *

Наконец, нас вынесло на опушку знакомого леса. Здесь мы пересели на летучие корабли, так как не были уверены, что сапоги опустятся точно перед дверью жилища Заламеи, а не пронесутся далее на лишние два-три километра. Зюзя, презрительно фыркнув, полетела самостоятельно. Я помахала ей рукой. Чисто символически — зазнайка даже не взглянула на меня.

Все были настроены на решительные действия. Кроме одного человека, у которого, как всегда, имелось свое, особенное мнение. И, тоже как обычно, всем остальным пришлось с ним согласиться:

— Прежде чем отбыть на Феерию, заглянем на склад и найдем Нечто. Надеюсь, оно там. Наши волшебные вещи тоже с собой возьмем. Пригодятся.

Понятно, без неведомого Нечто на ледяной остров и соваться нечего. Но зачем тащить все остальное? В моем кофре уж точно не хранилось ничего такого, что могло бы подкупить ваятелей комет. Другое дело, новый дом для Батты, его, конечно, стоило захватить ради крохотной надежды на спасение девочки-бабочки.

Я взяла в руки Кристалл. Он был похож на маленький гладкий камешек, будто отполированный морскими волнами, и своей формой напоминал куклу-неваляшку. Никаких дверок или окошек, даже запертых. Недаром мой способный друг, и тот сомневался, сумеет ли перенести сюда Батту. К сожалению, ее отец не мог отправиться вместе с нами — за ним следили слуги Бесцветного Императора.

— Жаль, выдра нам не поможет, — вздохнул Андрис. — Вход через Зеркало Безразличия взят под усиленную охрану.

Значит, у нас оставалась единственная возможность проникнуть в хранилище — туннель Дрына. Если еще не поздно. Новость, однако, никого, кроме меня, не встревожила. Подруга обсуждала с Владаром как долго можно прогуливаться по Волшебной стране, прежде чем стартовать к ледяному острову. Похоже, их интересовали исключительно развлечения! А между тем оперативности наших врагов можно было лишь подивиться. Они времени зря не теряли. Только Глюкоса проблемы магии не волновали, по крайней мере до того пока мы не заявились к нему во дворец со своими требованиями. Андрис, наконец-то, добился своего, убедил меня.

Так что нам предстояло отбиваться всего-навсего от властелина Первого Клана, по приказу которого в бывшее жилище гномов стаскивали весь магический скарб подряд, уповая на то, что в общую кучу случайно попадет и незримое Нечто. Тяжелое и неблагодарное дело.

И я мысленно пожелала удачи прозрачным работягам.

Гл. 28. Зюзя находит вход в туннель

Мы вернулись к Заламее уже вчетвером и первым делом, естественно, поужинали, а затем сбегали проведать Сумасбродную кукушку. Заодно зашли и к Дрыну.

Вечный кладоискатель жил на опушке леса в походной палатке. Он пребывал в весьма дурном настроении, о чем нас уже предупредил Андрис. Вожделенные сокровища не поджидали невезучего старателя ни в одном из пунктов, помеченных золотыми крестиками на бесполезном плане. Казалось, деньги хозяина старинного сундучка пропали даром.

Как ни усердствовали мы, расспрашивая несчастного, Дрын так и не смог вспомнить, в каком месте вырыл проход в злополучное подземелье. До того ли ему? Понимать надо, он не просто так сидел, а размышлял, где теперь землю копать. А маги и магини, чем глупостями заниматься, могли бы и местечко подсказать!

Потратив время впустую, мы решили пуститься на поиски наугад, полагаясь на всевидящие глаза Андриса. Не самый лучший вариант, но выбирать не приходилось. До открытия дверей Вселенной оставалось не более недели. "Смотаться" в Гренландию быстро не получилось, день все-таки ушел. Надо признать, прошел он небесполезно, но сил на новые достижения ни у кого не было. Поэтому добывание Нечто пришлось отложить до утра.

Силона отправилась в свою комнату, я в свою, но уже через пять минут подруга явилась ко мне. Проболтали мы до поздней ночи. Известно о чем — о любви.

Утром, покопавшись в кабинете, Андрис вынес оттуда несколько бутылей с золотой водой, трубчатую лампочку и какой-то музыкальный инструмент с неимоверным количеством струн разной толщины. С Кристаллом мой друг и так не расставался. И все, больше он ничего не взял. Громоздкий агрегат с колпачками и воронками оставался у Заламеи. Но почему? Ах, якобы она, бедненькая, не могла обойтись без чаепития! Я прекрасно понимала, что истинная причина крылась в слишком большом размере осветительно-нагревательного устройства, и молодой маг попросту не захотел с ним таскаться.

Другие члены экспедиции тоже не перегрузились. У моей подруги кроме абсолютно не волшебной белокурой куклы просто ничего не было. В карманах панциря Владара легко поместились всего две вещи — многофункциональный "чайник" да пятнистая шкурка неведомого хищника, того самого, за которым он гонялся две недели. Еще наш новый друг прихватил склеенное из кусочков зеркальце, которое очень понравилось Силоне, и тут же его ей и подарил. Ужасно опрометчивый поступок!

Итак, все они быстро управились, и подошла моя очередь доставать неподъемные сумки. Габариты кофра ничуть не смутили Андриса. Я неуверенно намекнула:

— Не великоват?

— В самый раз!

— Он тяжеленный.

— Ничего, змеи довезут.

Пока мой друг волочил огромный баул, заполненный старинным барахлом, я по-настоящему страдала. Если бы молодой маг пожелал заглянуть вовнутрь своим проникающим взглядом, можно было бы сразу провалиться сквозь землю. Но, слава богу, он смотрел только вперед, потому что тащил еще клетку с голубками, банку с золотой рыбкой и Зюзину корзину вместе с кучей серебристых чешуек, которые выпь безжалостно повыдергивала из моего панциря. И для чего нам все это на Феерии? Ни Марго, ни Ритка не способны к перемещению без движения и не смогут доставлять письма из волшебной галактики на Землю и обратно! Или, может быть, их понесет по мировому лабиринту сила птичьей мысли?

"Лучше бы свою нелепую бандуру-раскоряку взял, — думала я. — Хоть чай пили бы. А то ведь придется костер разводить. Скатерть ни за что не достану! Силона меня поймет…"

Наконец все было уложено. Не особенно надеясь на удачу, мы привязали змеев друг к другу, чтобы лететь слаженно, и отправились в горы. Красивая, наверное, получилась картина: целый кортеж летучих кораблей с развивавшимися на ветру атласными ленточками плыл в ясном голубом небе. Однако любоваться ею могла одна только Заламея, которая смотрела нам вслед, грустно покачивая головой и утирая скупые слезы кончиком хвоста.

* * *

Со слов Дрына мы знали, что туннель он вырыл где-то неподалеку от черного озера. Чтобы не наткнуться на охрану, было решено сначала обследовать окрестности вдали от Зеркала Безразличия.

Вечно отсутствовавшая Зюзя, как ни странно, пристроилась поблизости. Вскоре лес остался позади, и начались горы. Мой друг внимательно их просматривал и одновременно управлял общим полетом, но пока не находил ничего, напоминавшее вход в туннель. Ему снова мешали многочисленные заслоны, что теперь меня отнюдь не радовало. Мы все собрались на его палубе, и стоя у бортика, я смотрела вниз. Просто так смотрела, не надеясь разглядеть с такой высоты небольшой лаз в одном из горных склонов. Зато вид отсюда, с краю кортежа, был отличный. Мимо проплывали то сопки, покрытые буйной растительностью, то голые каменистые скалы. Солнце по-прежнему ярко светило, и расцвеченные им горы отражались в зеркально чистых озерах. Силона, поглощенная изучением собственного зеркальца, по сторонам не смотрела и природой не восхищалась. Необычное для нее состояние! И я думала лишь о том, под каким бы благовидным предлогом забрать опасный предмет из рук подруги. Владар сидел рядом, что мне очень мешало.

— Как ты познакомился с Дедом? — спросила у него Силона, не отрываясь от зеркальца.

— Представь комплекс старика, пережившего всех, кто был его моложе. И дочь отняли. С кем ему общаться? Все вокруг чужое, даже сама жизнь. Вот я и стал у него поверенным.

— Да уж, не позавидуешь такому долгожительству!

Подруга лишь ненадолго нахмурилась, но вскоре снова повеселела. Удивительно… Силона смотрелась в зеркало и улыбалась!

— Дай взглянуть, — попросила я. — Что-то в глаз попало…

Ах вот в чем дело — говорящее сказочное зеркальце. Владар склеил его из крохотных кусочков. Отражение то еще получалось! Зато милый вкрадчивый голосок беспрерывно нашептывал одну и ту жеслащавую скороговорку: "Ты на свете всех милее, всех румяней, и белее…" Вероятно, после несчастья, случившегося с ним в далеком прошлом, поумневшее стекло ублажало теперь не кого попало, а исключительно свою персональную владелицу. Ну наконец-то моя подруга заимела правильное зеркало!

Успокоившись, я отдала Силоне ее игрушку и села рядом с Андрисом.

— Жемчужные скалы ты нам не показывал.

— Они много дальше середины Пустого океана.

Понятно, значит, до них не добрались даже смелые знакомые молодого мага. Нам же надо было каким-то образом туда добрести. И не только туда.

— Представляю, как летят белые каменные птицы! — мечтательно произнесла Силона. — Наверное, красиво, да?

Владар только пожал плечами, и ответил Андрис:

— Они гордые и свободолюбивые. А насчет красоты… Не знаю. Как кому, думаю.

— И почему же они, такие независимые, согласились помогать Деду?

— Каменные люди их убивают. Отрывают от скал огромные глыбы и швыряют в них. Хотят занять все побережье. Да и птиц не любят. И вряд ли кого-нибудь любят. Друг с другом и то не ладят, живут поодаль поодиночке. Потому-то им и тесно в Каменном Мешке.

— Какой все-таки ушлый Бесцветный Император! — поморщилась подруга. — Даже с такими необщительными злобными существами сумел договориться, заставил их Кристалл охранять! И как ему все удается?

Я думала о том же. Кто только не служил прозрачному самодержцу — и Фавея, и хтоноры, и неудержимый дракон, и чудовища из Нижнего Подземелья, и каменные люди. Действительно странно, особенно если учесть, что все они явно превосходили его по силе магии.

— У исполинов имеется одна серьезная проблема, — пояснил Андрис. — Они сродни троллям и не могут двигаться при ярком свете. Их каменные тела оживают, лишь когда наступают сумерки. А у Феерии есть своя звезда, вроде нашего Солнца. И шпарит она о-ой как! Бесцветный пообещал великанам привести к ним туда черную дыру, которая якобы проглотит бессовестное светило. И, естественно, умолчал о том, что Оратуз, эта ненасытная прореха Вселенной, если уж припрется в те края, сожрет заодно и дикую планету вместе со всем ее населением.

Теперь я, кажется, поняла, откуда у императора-самозванца столько могущественных слуг. Наверняка он и остальным тоже что-то подобное наобещал. И верили ведь, вот что поражало!

Беседуя, мы уже довольно долго осматривали горы, заглядывая в каждую лощинку, и успели несколько раз облететь вокруг черного озера, постепенно к нему приближаясь. Такую тактику придумал Андрис после того как дальнее обследование ничего не дало. Однако поиски затягивались, а туннеля все не было.

"Что-то Зюзя опять куда-то запропастилась", — подумала я.

И тут она появилась, но не одна.

— Кьяк!

— Му-у!

— Клюх!

Ох, нет, только не это!

— Зюзя, ты что?! — заорала я, забыв что выпь меня не понимает. — Улетай скорее, спасайся!

На нас посыпался ворох черно-бурых и золотых перьев, и огромный беркут тяжело плюхнулся на соседнюю горную вершину. А выпь безмятежно спланировала Андрису на плечо. Несколько минут они радостно переговаривались. Свист ветра заглушал голоса, но по оживленному поведению своенравной птицы было видно как она довольна — нашелся-таки человек, который ее понимал. Мне стало ужасно обидно: все же это моя Зюзя!

Ну почему так? Кому-то все — и чудесное зрение, и следы мыслей, и птичий язык. А кому-то ничего…

"Твоя Зюзя нашла план. Везет тебе — и волшебная книга, и чудо-птица! Что бы мы без нее делали?"

Я согласно кивнула. Слишком согласно, опустив голову как можно ниже. Никто кроме говорящих камешков не должен был узнать, что и у магинь глаза иногда оказываются на мокром месте. Но слезы быстро высохли, толком и не появившись, ведь вход в туннель нашел не кто-нибудь, а Зюзя. Моя Зюзя!

Выпь уверенно летела вперед. Она обогнула черное озеро и направилась к крутому склону, покрытому редкой растительностью. И я невольно вздохнула, попрощавшись с мифом об антимире, который еще совсем недавно лелеяла. Эх, только зря тренировалась, вызывая чувство счастья…

Возможно, на горе, на вершину которой привела нас Зюзя, когда-то росли зеленые травы и кустарники, но теперь повсюду зияли внушительные ямы — вечный кладоискатель изрядно поработал в этих местах. Выпь опустилась на груду вывороченной земли, а мы сели поблизости на относительно ровной площадке. Я окинула взглядом оскудевший пейзаж, но ни плана, ни, тем более, туннеля не увидела.

Опять помогла Зюзанна. Она ткнула клювом большой валун, из-под которого торчал уголок белой бумаги. Общими усилиями нам удалось сдвинуть громадный камень, и мы достали скомканный лист пергамента. По-видимому, Дрын оставил его тут временно, но затем, после великого разочарования, и думать о нем забыл.

Схема залегания несуществующих кладов выглядела впечатляюще. Она напоминала поле, усеянное золотыми крестиками. Один из них, самый большой, был аккуратно обведен в кружочек.

— Зеркало Безразличия, — пояснил Андрис, — главный вход в хранилище. Туннель где-то поблизости. Да вот же он!

— Где? — удивилась Силона. — На плане его нет.

— А следы мыслей, забыла? Дрын собирался копать вон в том ущелье.

Мы спустились по склону, поднялись на вершину соседней горы и подошли к краю обрыва. Я заглянула вниз. Ущелье оказалось настолько узким, что с первого же взгляда стало ясно: летучим кораблям здесь не пролезть. Стены отвесных скал выглядели идеально вертикальными и безупречно гладкими, словно их специально для нас обтесывали и полировали. У самого дна пропасти, чернела дыра — вход в туннель, прорытый кладоискателем.

— Дрын не так прост, как кажется, — усмехнулся Владар. — выбрал самое недоступное место из всех возможных. Скалы его надежно прикрывают.

— Так и что с того? — разочарованно произнесла Силона. — Ни один змей сюда не протиснется. Летать будем, как над ямами в лесу?

— Тесновато, — возразил Андрис. — Можем не вписаться. Есть более простой способ.

Гл. 29. Похищенные вещи

— Ясное дело, — сказал Владар, — вход в туннель остался незамеченным, но, пожалуй, не мешает проверить его на предмет каких-нибудь колдовских уловок. Сбегаю-ка я на разведку.

Так как никто ему не возразил, он достал из кармана пятнистую шкурку и накинул ее себе на плечи. Перед нами вдруг возникло неизвестное науке животное — конгломерат сервала, варана и голубого песца Немыслимое существо, разноглазое, разношерстое и кривобокое, с мощным чешуйчатым носом и когтистыми лапами, проворно юркнуло в расщелину и быстро побежало вниз по отвесной стене, помахивая пушистым хвостиком.

— Что за чудо такое? — спросила Силона у Андриса. — Неужто оно в Гренландии водится?

— В самых разных концах света, в лесах, горах и пустынях, — ответил мой друг, наблюдая за тем, как ловкий зверек, зависнув над входом в туннель, прощупывал его своим раздвоенным языком. — Для изготовления магического облачения одного животного маловато, минимум три-четыре требуется. И желательно из отряда хищных. Ящерицы тоже подходят, но только как дополнение.

Диковинному зверьку понадобилось на "разведку" всего несколько секунд. Затем он так же ловко выскочил из ущелья и сбросил шкурку. Перед нами снова стоял Владар.

— Все в порядке, можно заходить, — сообщил он.

Силона долго разглядывала волшебную одежду, но надеть ее все же не решилась. А я мучилась сомнениями, ведь в моем неподъемном кофре среди прочего убогого хлама лежала лягушачья кожа. И мне тоже ничего не стоило так же лихо… Впрочем, не так, конечно. Ведь мое магическое облачение всего из одного животного и далеко не хищного. И даже не из ящерицы. Возможно по болоту старинная квакушка еще и прошлепала бы с горем пополам, но по гладкой вертикальной стене вряд ли. Припомнив к тому же, в каком она состоянии, я и вовсе оставила эту мысль. Пришлось вместе с остальными воспользоваться обыкновенной альпинистской веревкой.

Спустившись в ложбину, мы подошли к черному отверстию и заглянули вовнутрь. Там не было ничего, кроме беспросветной темени, но мне почудился чей-то тяжелый взгляд. Словно кто-то невидимый, явившийся из недр самой Оратуз, смотрел на меня равнодушными пустыми глазницами. Примерно такое же ощущение исходило от ям Дрына после того как в них побывали неизвестные, но нынешнее было во сто крат сильнее. Наверное, только теперь, перед входом в подземелье, я по-настоящему поняла, куда мы лезли — во владения прозрачных существ, посланников зловещей космической ловушки, которую Андрис очень метко обозвал прорехой Вселенной.

Тем не менее, никому из нас не захотелось остаться, чтобы охранять вход, и ответственный пост по обыкновению заняла Зюзя. Первым, по молчаливому уговору, в туннель проник Андрис, как самый зрячий. За ним проследовала я, а за мной Силона. Замыкал вторжение Владар, с "чайником" наготове.

Проложенный Дрыном путь не отличался удобством и больше всего напоминал узкую одиночную катакомбу. Мы ползли по ней в кромешной темноте, стараясь не задевать за непрочные стенки, осыпавшиеся при каждом прикосновении. По мере нашего продвижения становилось все прохладнее, о чем я лишь интуитивно догадывалась — холод совершенно не чувствовался благодаря чудесным панцирям.

В конце концов, узкий проход закончился, и мы очутились в бывшем государстве гномов, но в другой, незнакомой его части. Мой друг запустил магический карандаш, который, пройдясь по стенам, описал вокруг нас светящуюся линию. И все-таки откуда-то из глубин подземелья раздался протяжный вой — тот самый…

— Там хтоноры, да? Они что, предыдущие следы уже слизали? Андрис вчера тут был!

Силона, к сожалению, не отличалась тугоухостью, хоть это, порой, ей только вредило.

— Ничего страшного — успокоил ее Владар. — Им удаются подобные фокусы, но не очень быстро. Успеем слинять.

Едва войдя, мы чуть не задохнулись, таким тяжелым оказался воздух подземелья. Никак новые хозяева теперь уже законопатили не только главные ворота гномов, но и все остальные входы и выходы, включая и вентиляционные отверстия прежних владельцев. Прозрачные, свободно перемещавшиеся по космосу, конечно же, нисколько не беспокоились о том, что кому-то необходимо постоянно дышать. Поэтому мы немного задержались — наш запасливый предводитель объяснил как пользоваться кислородными баллончиками, которые он предусмотрительно прикрепил к внутренним карманам панцирей.

Вокруг было так же темно, как в туннеле, потому что ярко сверкавший след от магического карандаша ничего, кроме самого себя, не освещал. Андрис включил трубчатую лампочку — специально для нас, сам-то он прекрасно обошелся бы и вовсе без освещения.

Понемногу отдышавшись и привыкнув к полутьме, я начала различать очертания каких-то предметов, свисавших со стен и потолка. От бывшей милой доброй Пещерии не осталось и следа, она действительно превратилась в склад. Не только залы, но и коридоры были заставлены ящиками и мешками. Осуществилось желание Силоны: мы снова то и дело летали, как недавно в лесу, только теперь парами — она со своим другом, а я со своим.

Преодолевая завалы, Андрис тащил меня куда-то дальше по запутанным переходам, повсюду оставляя магические следы. Силона и Владар покорно следовали за нами. Я старалась не прислушиваться к жуткому вою, не прекращавшемуся ни на минуту, но порой невольно вздрагивала и оборачивалась, когда сзади из темноты раздавался особенно громкий и жалостливый стон. Тогда молодой маг чуть сильнее сжимал мою руку. И страх уходил.

Пройдя таким образом множество переходов, заваленных непонятно чем, мы вошли в огромное помещение, своими облупившимися, но по-прежнему разноцветными стенами напомнившее мне наше первое посещение подземного государства. Здесь тоже господствовала разруха. Пол был усыпан осколками мозаики, кое-где валялись разодранные гроссбухи. Со сводчатого потолка, как и прежде, свисали пестрые соляные косички — единственно, что осталось от былого великолепия. Я с трудом узнала Каменную залу. По-видимому, именно в ней прошла главная битва гномов с подземными чудовищами. Сам Бесцветный Император вряд ли воевал в открытую, скорее использовал своих страшных прислужников.

На больших плоских валунах, на которых еще совсем недавно покоились драгоценные чаши, наполненные камнями, восседали громадные тюки, набитые под завязку чем-то угловатым и острым. И повсюду вокруг висели на стенах, витали под потолком или просто валялись на полу какие-то причудливые фигуры. Некоторые медленно двигались и в полутьме казались живыми существами. Андрис поднял лампочку повыше, и мы их увидели… Чего здесь только не оказалось!

Летающие метлы, ковры-самолеты, зеркала путешествий, огненные колесницы, крылатые сандалии, всевозможные магические мантии, шкафы, сундуки, кубки, дырявые кружки, маховики времении еще много-много всякого. Они медленно кружились и плыли в слабом дрожащем свете матовой трубочки, и оттого зрелище представлялось нереальным, словно лишь слегка намеченным кистью художника-фантазера. Несметное количество волшебных вещей, казалось, собрали со всего света! Да уж, то действительно был настоящий клад, неоцененный Дрыном.

Пока мы обходили Каменную залу, осторожно протискиваясь вдоль рядов неимоверного богатства, я призывала всю свою волшебную интуицию, но никак не могла определить, что же следовало забрать в первую очередь. Унести за один раз все магические вещи, запрятанные только в этом помещении, а тем более в подземелье, нам, конечно, было не по силам, а вот взять всего одну из них ничего не стоило. Но какую? Возможно, в ящиках и тюках хранилось что-то особенное, но о том мог знать только Андрис. А он проходил мимо, не оглядываясь и как будто ничем не интересуясь. У меня даже возникло подозрение, тут ли чудесное Нечто. Ведь Дед уверял нас, будто Бесцветный Император не сможет его определить.

Молодой маг и здесь не пожалел карандашей, потому что хтоноры совершенно обнаглели. Казалось, еще немного, и они, забыв о защитной линии, попрут прямо на нас. Их голоса раздавались со всех сторон одновременно, а в дальних углах мелькали знакомые фосфоресцирующие янтарные круги. Если бы в зале было чуть больше света, мы наверняка увидели бы и самих чудовищ, но, слава богу, темень нас не покидала.

Обойдя огромное помещение, я так ничего и не выбрала. Да и остальные лишь тупо восхищались достоинствами краденых вещей. Пещерия велика, можно было и в других местах поискать, однако Каменная зала, помрачневшая, но каким-то чудом сохранившая свою притягательность, почему-то меня не отпускала.

— Не смотри внимательно, — подсказал Андрис. — Просто подойди и возьми.

— А что взять-то?

— Тебе виднее.

В самом центре, где раньше возвышалась витражная колонна, зияла широкая черная воронка, а рядом с ней на полу блестел маленький цветной осколок. Я подошла, подняла его, вытерла налипшую грязь и спрятала находку в карман. Зачем, и сама не знала. Вполне зримая вещь. Зато больше меня здесь ничего не держало.

Гл. 30. Похождения глиняного горшочка

Все произошло как-то само собой. В потемках Пещерии наша дружная компания невольно распалась на пары. Мы с Андрисом намного опередили Силону и Владара. Уж не знаю, чем они там занимались под покровом темноты, до нас доносились лишь отрывочные фразы и смешки. Нашли, где веселиться! Хтоноры словно их уже и не касались, а между тем, вой только усиливался. Мне было совсем не до смеха, наоборот, я предпочла бы не шуметь. Повсюду сновали неведомые предметы, некоторые из них свободно перелетали с места на место, другие медленно ползли по пещерным залам. Кто угодно мог спрятаться за любым из блуждавших тюков и, возможно, преодолеть таким образом защитную линию.

Оба молодых мага игнорировали многоголосое созерцание из тьмы. Возможно, опасность и впрямь была невелика, но гнетущая неизвестность давила всей тяжестью горных лабиринтов, окружавших нас и нависавших над нашими головами. И мне хотелось лишь одного — поскорее найти Нечто и покинуть мрачный склад.

— Самое время вызвать чувство счастья, — посоветовал Андрис. — Прекрасное место для тренировок.

Заботливый друг, конечно же, понимал мое состояние. Нехитрую технику скрывания мыслей в каменных бусинках диадемы я уже освоила, но о чувстве счастья не могла и думать. И тогда всевидящий маг попытался отвлечь меня другим способом. Как уж умел… Пришлось ему напомнить, для чего, собственно, мы сюда явились.

Вдруг Андрис остановился. Некоторое время он напряженно всматривался в темноту и, дождавшись, когда подошли наши друзья, прошептал:

— Удивительно.

— Ты что-то увидел? — догадался Владар.

— Глиняный горшочек. Он в коренном ярусе, но, пожалуй, мы туда не пойдем. Не стоит рисковать.

— Надо же, — удивилась Силона, — и здесь глиняный горшочек! Но уж, небось, не лучше моего.

— Не лучше и не хуже, — усмехнулся Андрис. — Тот же самый.

— Как тот же самый? Мой у меня дома, в очень надежном месте спрятан.

— Даже интересно, что за место такое надежное?

— Ну… Достаточно надежное. Под кроватью стоит. Я сама его туда поставила.

Некоторое время все молчали. Молодые маги явно перекидывались мыслями, решая, как лучше поступить. И опять без нас решали!

— А с чего ты взял, что горшочек именно тот? — обратилась я к Андрису, наверное, излишне громко. — В Домике На Курьих Ножках никого вокруг не замечал, а какой-то горшок разглядел!

— Ты же знаешь, я хорошо вижу, — улыбнулся мой друг. — Можешь не сомневаться, тот, со всеми царапинами и рисунком на боку. Потешная рожица с косичками перочинным ножом вырезана, а на донышке две буквы, Д и С.

— Нет, постойте! — не унималась Силона. — Не мог горшочек второй раз пропасть. У меня уже однажды его украли, а теперь, что же, снова? Это уж слишком!

Вот уж точно, слишком. Все последнее время мы с подругой о нем не вспоминали. Не до него было. А он успел исчезнуть повторно и неожиданно объявиться в самом неподходящем для того месте.

— В первый раз понятно, как он пропал, — пояснил Андрис. — Ядвига купила горшок у одного парня. Его Серж привел. В тот же день, перед вами. Помню, белобрысый такой мальчишка был и весь в наушниках.

— Это мой брат! — почти крикнула Силона, забыв про осторожность. — Вспомнила! Ему позарез понадобилась очередная компьютерная игра. И он, значит, вон чего устроил! Знала, что разгильдяй, но не представляла, что до кражи докатится.

Я задумалась. Удивительные дела… Сначала продавец антикварной лавки, а подруга с самого начала не сомневалась в том, что то был Серж, подарил ей невзрачную глиняную посудину. Потом он повел себя еще более странно: разыскал ее брата — маленький "разгильдяй", при всей любви к электронным играм, никогда в жизни не нашел бы лесника — и выкупил у него горшочек, который сам же недавно отдал даром. Ядвига приняла никчемный предмет, поставила среди волшебных товаров и, когда пришли мы с подругой, нам снова подарили тот же горшок. Далее, впрочем, все было вполне объяснимо. Как видно, хозяйка лесного магазина своим загадочным поведением ввела Бесцветного Императора в заблуждение, и, решив, что вещь волшебная, он приказал ее выкрасть.

— Может быть, мой горшочек незримый, потому и пропадает все время? — спросила Силона, с какой-то туманной надеждой глядя то на меня, то на молодых магов.

Андрис был неумолим:

— Как же ты в нем мясо с грибами запекала, на ощупь?

Наши голоса гулко отдавались от каменных стен, и в какой-то момент мне вдруг снова стало страшно.

— Кое-что не сходится, — сказала я, пытаясь заглушить внезапно нахлынувшее тревожное чувство. — Почему прозрачные не утащили горшочек прямо из магазина, а нас дожидались?

— У Яги? Утащить? Да ты что! Не каждый и купить-то может. Она же хитрая бестия, продает или дарит лишь тому, кому хочет, и только то, что сама пожелает. А из обыкновенного дома украсть несложно, владея древнейшей магией. Даже из самого надежного места… Вспомни как незаметно похитили драконов. Но меня другой вопрос интересует. Отчего такую суматоху развели вокруг какого-то ничтожного…

— Нормальный горшок, — перебил приятеля Владар. — Уверяю тебя, при случае он не подведет.

— Риск слишком велик, можем нарваться на неприятности.

— Мы должны восстановить справедливость. Нечестно лишать Силону ее собственности. Волшебной.

— Ну, уж и!

— Спорим?

Андрис рассмеялся. И только тогда я поняла, в чем дело. И тоже поддержала подругу, ведь ей так хотелось, чтобы ее горшочек оказался волшебным! Если и не тянул на Нечто, то, по крайней мере, просто был бы самой обыкновенной волшебной вещью. Раньше Силона всего такого опасалась, но то раньше, теперь же — другое дело.

— Ладно, так и быть, рискнем, — согласился мой друг.

Больше никто не произнес ни слова. Мы понимали, что слишком расшумелись, и, направляясь в коренной ярус, сохраняли тишину. Многослойные светящиеся линии сверкали повсюду, защищая нас от хтоноров, и им оставалось только настырно выть. Но внизу могли затаиться еще более страшные чудовища, порождения стихий, которые так тревожили мое воображение. Впрочем, по словам Андриса, ранее запертые монстры давно свободно разгуливали по горам.

"Ты их увидишь, если что?" — спросила я мысленно у нашего зоркого проводника. — "Мы не полезем ниже коренного яруса". — "Как туда пробраться?" — "Здесь есть лестница".

Все снова пошли за Андрисом. Одна Силона не поняла, почему он свернул в самый узкий коридор, но подчинилась общему безмолвному решению и не нарушила молчания.

* * *

Лестница оказалась не короче той, по которой мы с подругой когда-то впервые спускались в Пещерию, и такая же мокрая и скользкая. Единственное отличие — прежняя состояла из множества маленьких ступенек, теперешняя же всего из одной, большой и покатой. Проще сказать, у данного приспособления, которое назвать лестницей можно было, лишь имея непомерно богатое воображение, ступенек и вовсе не имелось. Мы по очереди скатились вниз по крутому склону. Юноши съехали первыми, чтобы подстраховать нас с Силоной. Андрис поймал меня, ухватив за руки, и наши взгляды встретились. В темных лабиринтах подземелья он обходился без защитных очков. Наверное, я чересчур поспешно отвела глаза в сторону и очень уж пристально уставилась в абсолютно непроницаемую пещерную стену.

"Что-нибудь обнаружила?" — спросил всевидящий маг.

Оказалось, мне все еще страшно заглянуть в бездонную глубину его сияющих глаз. Зато не требовалось и смотреть, чтобы почувствовать лучезарную улыбку друга. Вероятно, в другом месте… Но обстановка была далека от романтичной, и, высвободив руки, я ответила:

"Ничего, кроме черной космической пучины".

И, действительно, мы очутились в маленьком сыром помещении с низким потолком. Кромешный мрак словно пожирал исходивший из трубчатой лампочки тощий лучик света, и лишь узенькая его полоска смогла пробиться к щербатым камням коренного яруса. Здесь, в почти полностью замкнутом пространстве, как нигде в другой части подземелья, ощущалось хладное дыхание Оратуз. И мне вдруг отчетливо представилось, будто прозрачные существа вовсе не бывшие люди и не древнейшие маги Первого Клана, а ее длинные уродливые щупальца, дотянувшиеся до Земли.

Чего-то не хватало. Вскоре я поняла, чего — мы больше не слышали душераздирающего воя. По словам Андриса, хтоноры на такую глубину не забирались, поэтому карандашом он не воспользовался. Как будто, кроме них, других чудовищ не было! Из Нижнего Подземелья, например, которое, если мне не изменяла память, находилось прямо под нами.

Как и в прошлый раз, Силона сразу нашла свое любимое глиняное изделие в огромной свалке таких же старых и потертых котлов, тазов, казанов и прочих магических кастрюль. Пока она радовалась и показывала Владару пометки на стенках и днище горшочка, я рассматривала остальные предметы, освещенные скупыми лучами света. В самую темную каморку свалили, казалось, всякий хлам. А может быть, и наоборот, наиболее ценное с точки зрения прозрачного властелина. В общую кучу попали дощечки проклятий, амулеты, серебряные мечи, жезлы, камни, кольца, монеты и даже сухие шкурки летучих мышей. И здесь тоже как будто не было ничего незримого.

Андрис не искал Нечто, а как-то очень уж напряженно смотрел на люк в каменном полу. Впервые за последнее время я видела своего друга серьезным.

"Что там?" — поинтересовался Владар, оторвавшись от глиняного шедевра. — "Не заперто". — "Ну и ладно, мы уже уходим". — "Ладно бы ладно, но к нам ползет Земляной Червь".

Оба молодых мага выглядели такими озабоченными, что мне стало смешно:

"Вы испугались дождевого червяка?"

Вместо ответа Андрис снова схватил меня за руку и потащил обратно, к "лестнице":

"Он уже близко". — "Кто?" — мне тоже передалось волнение друга. — "Чудовищный червяк. С ним еще и Крысандра". — "Мы успеем?" — "Должны. Земляной Червь длинный и с трудом разворачивается в узких проходах". — "А та, другая?" — "Она запрягает своих пещерных лошадок и не так скоро вылезет".

Я не спросила, почему молодые маги не вспомнили ни о магических карандашах, которых у нас еще оставалось предостаточно, ни о "чайнике" с его моментальной защитой. Мы спешили покинуть ставшую негостеприимной Пещерию. И надо было устраивать балаган из-за никчемного глиняного горшочка, когда нам доверили судьбы миллионов! Теперь участь Земли зависела от того, удастся ли ее беспечным спасателям удрать от неповоротливых чудовищ.

По пути Андрис прихватил в одном из коридоров шапку-невидимку, а Владар перо жар-птицы.

"Иногда интуиция срабатывает в критический момент", — объяснил мой друг.

Ага, значит, и у меня должна сработать! И, воодушевившись, я осматривала на бегу укромные уголки. Без сомнения, Нечто было особенным и как-то дало бы о себе знать. Но кое-что мне здорово мешало… Очень хотелось найти свою волшебную палочку, которая тоже где-то тут хранилась, ведь повелительница воды наверняка похитила ее по приказу Бесцветного Императора.

Однако в огромной подземной кладовой оказалось слишком много волшебных палочек. Андрис видел их в ящиках, которыми заставили чуть ли не все подземелье. Я попробовала вскрыть один из них, но молодой маг махнул рукой:

"Не трать зря время, она тебе не нужна".

Наверх мы снова поднимались по веревке.

Гл. 31. Слуги прозрачного властелина

В наши планы, безусловно, не входили ни встречи, ни тем более сражения с чудовищами. Мы собирались отлететь от опасного места как можно дальше и спокойно заняться перемещением в Волшебную страну. Но, к сожалению, все без исключения воздушные змеи, даже магические, ужасно капризны и не любят взлетать, откуда попало. Им, чтобы сразу набрать большую скорость, видите ли, требуются крутые скалы! А нам надо было сразу и побыстрее. Поэтому молодые маги подтащили летучие корабли к самому краю отвесной скалы, за которой начиналась обширная низменность. Осталось лишь покидать в сумки вещи, похищенные из хранилища, и можно было стартовать. За тем и застал нас Земляной Червь.

Первой его заметила Силона, позеленевшее лицо которой вынудило меня прекратить бесполезное занятие по заталкиванию Зюзи в корзину и оглянуться. На краю глубокой расщелины, из которой мы только что вылезли, показалась огромная голова с раскрытой круглой пастью. Имелись ли у чудища глаза, нос или уши я не разглядела, потому что видела лишь ужасное разверзнутое ротовое отверстие.

Было что-то мучительно притягательное в его черной бездне. Все мои попытки избавиться от навязчивого чувства ни к чему не привели, и оно овладевало мною все сильнее и сильнее. Губы расплылись в дурацкой улыбке, как недавно в пещере Золотой горы.

— Ерунда! Подземный гипноз, — небрежно бросил Андрис, и сразу все прошло.

Однако страшилище не собиралось сдаваться. Жуткая пасть с шумом втянула в себя воздух, и нам стоило немалых усилий удержаться на месте. К счастью, мы уже успели пристегнуться, а перегруженные воздушные змеи, заваленные походным снаряжением, были плотно прижаты к горному плато. С ходу сдвинуть всю эту махину даже и порождению стихий оказалось невмоготу. Правда, и наши корабли никак не могли покинуть взлетную площадку. А молодые маги ничего не предпринимали. Совсем ничего!

— Магические карандаши! — крикнула я. — Скорее! Или чайник ваш. Он же для защиты вроде бы…

— Бесполезно, — откликнулся Андрис. — От чудовищ Нижнего Подземелья такими слабыми средствами не отделаешься.

Ничего себе! Уж ладно непонятное изобретение Владара, но главное оружие магов слабое средство? А между тем Земляной Червь, забыв про выдох, продолжал свой нескончаемый вдох. Мощность вихря все увеличивалась. В огромную пасть полетели комья разворошенной Дрыном земли и мелкие камни. Теперь я поняла, как подземным чудовищам удалось утащить из Пещерии все самоцветы — этот бешеный шланг их просто-напросто засосал.

"У тебя в сундуке гребенка!" — услышала я мысли Андриса.

Ах так, подглядывать! Мои надежды на то, что дотошный маг не поинтересуется содержимым старинного кофра, не оправдались, но времени на обиды и выяснения не было — ненасытный пещерный пылесборник тарахтел без устали. Ни на что не надеясь, я все-таки достала волшебный гребень и бросила его в сторону расщелины. В ту же секунду перед нами возник частокол из стометровых елей, и сразу стало тихо.

"Вперед!" — скомандовал наш предводитель, и воздушный кортеж послушно рванул со скалистого склона.

Некоторое время мы летели спокойно, но неожиданно за нашими спинами раздался громкий хруст. Посмотрев назад, я увидела, как из леса, выращенного старой маминой расческой, высунулась огромная уродливая морда, чем-то напоминавшая крысиную. В следующую минуту показалась и сама ее обладательница, гигантская тварь, лязгавшая зубами, каждый из которых мог бы соперничать размерами с небольшой скалой.

Вторая подземная фурия вряд ли умела перемещаться самостоятельно, о чем говорили ее непомерно короткие лапы, и, видимо, поэтому ехала в повозке, в которую были впряжены не менее сотни гигантских крыс. Мы с Силоной сразу узнали "пещерных лошадок" — вдоволь налюбовались одной такой благодаря Зюзе. Теперь нам, наконец, довелось увидеть и самого всадника. То есть всадницу, вернее возницу, которая оказалась явно больше собаки.

— О, — изумленно воскликнул Владар, — знакомые крысята! Их ведь Модерст выращивал. Для себя, как будто… Или я чего-то недопонимаю?

— В первый раз что ли? — ответил Андрис вопросом на вопрос. — Вспомни выдру и Болтунов.

Мы с подругой ничего не поняли из короткого разговора молодых магов, но не до понимания было. Я вдруг ощутила такую тяжесть, словно меня придавило каменной глыбой. Движения давались с трудом, стало трудно дышать. Остальные чувствовали себя не лучше, а корабли летели все медленнее и опускались все ниже. Чудовищная пассажирка стегала несчастных животных пучком тонких хлыстиков, и довольно быстро нас догоняла. И с ее приближением громадина, навалившаяся на меня, тяжелела.

— У гребенки, небось, зубчиков недоставало. Вот Крысандра и прогрызла ограду.

Я с трудом мотнула головой, кое-как вздохнула и еле выговорила:

— Поднимемся… как можно выше… там давление ниже…

— Не поможет, сюда уже спешит Земляной Червь.

И в самом деле, в образовавшемся отверстии показалась круглая пасть свирепого "пылесоса".

— Доставай полотенце, — снова подсказал мой друг.

Крышка сундука показалась мне стопудовой. С помощью Андриса я приподняла ее, вытащила расшитый разноцветными крестиками рушник и сбросила вниз. Послышался отчаянный крысиный писк — на месте падения полотенца потекла широкая река.

Мы неспешно удалялись, с удовольствием ощущая вернувшуюся легкость. Под ударами хлыстиков своей подземной повелительницы длиннохвостые кобылки, визжа от страха, забрались в воду и поплыли. Но речка оказалась не простой, а бездонной, да еще и с соответствующим всем волшебным вещам характером — бушевала, пенилась и закручивалась водоворотами. Вскоре тяжелая телега с Крысандрой потащила всю процессию вниз. Слишком уж быстро поглотив наших преследователей, река стихла и лишь разочарованно урчала у берегов.

Земляной Червь, длинное тело которого уже полностью вылезло из разрушенного частокола, как видно не отличался большим умом. Не задумываясь, он тут же отправился вслед за своей подружкой.

— Не надейтесь, что они утонут, — остудил наш пыл Андрис, когда мы опустились на небольшой полянке. — Порождения стихий выживают в любых условиях, им не нужен воздух и не страшен огонь.

— Так я и знала! — воскликнула Силона. — Не надо было к ним лезть, вы же сами говорили. А теперь они выплывут и догонят нас.

Неуязвимость подземных чудовищ и меня не радовала. Так все волшебные вещи растеряешь безрезультатно. Владар нас успокоил:

— А что, кто-то собирается их дожидаться? Мы вроде бы куда-то отбываем. Благодаря Лалинте, кстати! — добавил он, многозначительно взглянув на друга.

— А я и не спорю, — откликнулся тот. — Иначе нам туго пришлось бы. Просто предупреждаю, что убить подземных чудовищ в принципе невозможно.

Мне было приятно слушать их маленькую перепалку. Даже осечка с гребенкой выглядела уже не столь скверно, и она сыграла свою роль — мы успели отлететь от входа в хранилище и не затопили его вместе с уникальным магическим содержимым. Оказалось, не такие уж плохие вещи волокла я за собой все это время!

— Помнится, профессор и правитель Волшебной страны, некий Модерст, — сказала Силона. — Нельзя ли побыстрее очутиться рядом с ним? А то вдруг чудовищам надоест купаться.

— Не волнуйся, — заверил ее Андрис, — им еще не скоро удастся выбраться. Жаль, я один вижу, как они кувыркаются. Бездонное творение Лалинты петляет и, видимо, проходит через центр планеты. Крысы уже сдохли, остались только двое наших красавчиков. По моим расчетам, река выбросит их на поверхность где-нибудь в прериях Америки, и им еще придется добраться до ближайших гор. Так что на какое-то время они останутся на том полушарии.

— Вот уж подарочек кому-то! — Владар скорчил виноватую мину.

— Ненадолго. Бесцветный вернет своих стражей обратно.

"Интересно, — думала я, — во что же превращается бездонная река, протекая через раскаленное нутро Земли? Или расплавленное?"

Даже Андрис не знал правильного ответа, опять же из-за множества преград. И все равно мне стало смешно — я представила себе, какие катаклизмы ожидали чудовищ во время незапланированного круиза. Пусть им и не страшна огненная баня, но так ли уж приятна?

Беседа затянулась. После всего пережитого нам хотелось немного отдохнуть перед стартом. Тем более преследователи уплыли на другой континент. И отправила их туда я, что было особенно приятно. Смущало лишь одно обстоятельство: уютную полянку, на которой мы пристроились, кто-то изрезал огромным ножом. Или совсем недавно тут прошло землетрясение, но такое предположение казалось еще более неправдоподобным. Так или иначе, но громадные кривые трещины испещрили всю округу. Молодые маги не заинтересовались пробоинами, и я вскоре про них забыла.

Гл. 32. Порождения Тьмы

Лежа на теплой палубе, я думала о том, что шапка-невидимка вполне годилась на роль незримой вещи, но и только. Мало ли всякого незримого на свете! А Нечто одно. Неужели с помощью старомодного приспособления, годного разве что для детской игры в прятки, мой друг собирался воздействовать на ваятелей комет? В то же время, ничего иного, более подходящего, пока не нашлось.

— Как же шапка туда попала?

— Случайно, как мы и предполагали. Вместе с другими украденными вещами.

— А космическим кузнецам она зачем?

— Не знаю… На месте надо смотреть.

На своем воздушном змее мне отдохнуть не удалось: выдержав очередную серию попреков золотой рыбки, которая от пережитых страхов даже начала заикаться, я попыталась ее утешить. Мол, скоро "весь этот маразм" закончится, и мы благополучно перенесемся в волшебную галактику. А там уж, бесспорно, все будет нормально. Но куда там! Мои обещания чешуйчатая привереда не слушала и не переставала перечислять перенесенные потрясения:

— Н-нет, подумайте, до чего до-дошло! Мало того, что но-носятся туда-сюда, невесть ради какой на-надобности, так чуть в утробу чудовища не за-залезли! Из-за какого-то ста-старого горшка и пера жа-жар-птицы! Да кто она такая, эта жа-жар-птица, кому ее отрепья нужны? Ими только подушки на-набивать, и то не годится — ночью светиться будут! Или, мо-может быть, они исполняют желания? Ха-ха-ха!

В конце концов, негодующая владычица морская объявила голодовку, опустилась на дно банки и затихла. У Силоны лучше получалось ее урезонивать, но с некоторых пор подруга предпочитала проводить досуг с Владаром. Поэтому, повоевав с рыбкой и ничего не добившись, я высыпала в кормушку горсть пурпурных хлопьев и перебралась на корабль Андриса.

— Хорошо, хоть хтоноры за нами не побежали!

— Они активны только по ночам, не выносят солнце. Им бы мои очки, — усмехнулся молодой маг. Нет, пожалуй, еще и панцири.

— Значит, опасаться нечего?

— Как сказать… — мой друг махнул головой куда-то в сторону. — За нами следят, но напасть, думаю, не решатся, слишком светло еще. Если только…

Наши с Силоной воздушные змеи располагались в центре кортежа, а корабли молодых магов прикрывали нас по бокам. Поначалу, издалека, я лишь обратила внимание на сомнительные трещины в земле, теперь же, сидя рядом с Андрисом, увидела их совсем близко. Так близко, что взгляд невольно задержался на одной из них. И оттуда на меня смотрели огромные фосфоресцирующие янтарные глазищи.

— Что, если только? — спросила я, стараясь сдержать дрожь в голосе.

— Вроде бы мы не успели совершить ничего такого, чтобы стоило доносить на нас прозрачному властелину. Кстати, интересно, кто у них этим занимается? Только не порождения Тьмы. Слишком замкнутые они существа. Наверное, он сам к ним приходит. Или кого-нибудь посылает.

— По-моему, не столь важно, кто кому и о чем докладывает. Главное, нападут на нас хтоноры прямо сейчас или нет.

— Без помощи Бесцветного не нападут, у них судороги от солнечных лучей. А до него еще добежать надо. Но зачем? Глиняный горшок порождениям Тьмы и задаром не нужен, шапку-невидимку они, как и прозрачные, не заметили, на утопленных чудищ им наплевать. Что там еще — перо жар-птицы? Ну, может быть, да и то…

— А осколок витражной колонны?

Молодой маг не успел ответить — наступила ночь.

Конечно, день был еще в самом разгаре, но небо вдруг заслонили черные мохнатые тучи, да так быстро, будто кто-то задернул гигантскую занавеску. Стало темно, впору снова включать осветительную трубочку, но Андрис почему-то медлил. Он схватил меня за руку и потащил в свой шатер. Туда уже бежали и Силона с Владаром.

— Посветил бы лампочкой! — споткнувшись, я поняла, что меня уже несут на руках.

— Пожалуйста! Фонарей, сколько угодно. Они еще и поют!

И действительно, все свободное пространство вокруг летучих кораблей пестрело фосфоресцирующими янтарными кругами, а уши заложило от жуткого воя.

Хтоноры полезли, казалось, отовсюду. Я впервые их увидела, правда, не очень отчетливо, в тусклом сумрачном свете. "Фонари" фосфоресцировали, но проку от того было мало. Впрочем, мне вполне хватило… Порождения Тьмы походили на длинные скелеты, покрытые острыми шипами словно щетиной, и передвигались на крючках-конечностях, ритмично покачивая узкими мордами с такими же роговыми выростами. Полянка теперь напоминала огромную колышущуюся щетку, но все новые и новые клешни высовывались из земляных щелей. Членистые тела окружили наш кортеж, подступая все ближе и высвечивая янтарными глазницами каждую травинку. Подползая, чудовища повисали на бортах палуб, и воздушные змеи то и дело смахивали их оттуда, орудуя ушами, словно метлами. Однако количество подземных стражей увеличивалось, и задние теснили передних, выдавливая их из общей массы.

— Ага, значит, Бесцветному все-таки донесли! И мы, никак, ему поперек горла встали! Это радует.

Нашел повод для веселья! У меня, между прочим, животные на корабле остались. Зюзя, положим, улетит, и клетка с голубками тоже. А как же золотая рыбка? Она, хоть и вредненькая, но все равно моя. А стало быть, я была за нее в ответе. Единственно, что меня немного утешало — совершенно не чувствовалось никакого гипноза. С тех пор как мой друг высказался о нем пренебрежительным тоном, он перестал действовать.

— Что-то жалко мне карандашей на такую ораву, — сказал Андрис — Включай прожектор.

Владар поднял "чайник". Один из носиков многопрофильного орудия вытянулся, и из него словно потекло молоко. Яркий белый свет залил поляну. Что тут началось! С жуткими воплями, от которых закладывало уши, хтоноры ныряли в щели и исчезали в земле. Зюзанна им помогала — торжествующе мыча, она клевала страшных тварей во всевозможные части их щетинистых тел.

Гл. 33. Долгие сборы

Когда вокруг, наконец, воцарилась тишина, а на небе показалось солнце, Силона сказала:

— Нет, все, пора отправляться пока кто-нибудь еще на нас не напал! Давайте-ка, вещички сложим и в путь.

И то было очень кстати — последние несколько часов летучие корабли трясло, как в хорошую бурю, и некоторые вещи вывалились. В том числе и фотография в золоченой рамочке.

Никто, кроме меня, не обратил внимания на валявшуюся на палубе фотокарточку, а Андрис и вовсе чуть на нее не наступил. Вот неловкий какой! Словно снова превратился в того нелепого покупателя, с которым мы повстречались в Домике На Курьих Ножках. Тогда он тоже поскользнулся и едва не упал. Странная какая-то неуклюжесть у преуспевающего мага! Возникала она крайне редко, за все время нашего знакомства всего два раза, зато действовала безотказно.

Выхватив буквально из-под ног друга свою драгоценность, я задумалась. Ну и рожа! Наглая до предела. Мой бывший возлюбленный обожал фотографироваться, но чего мне-то приспичило таскать за собой его портрет?

Я отнесла в шатер банку с золотой рыбкой, которая, забыв об объявленной голодовке, благополучно умяла пурпурный корм. Моя привереда вновь перестала заикаться — новый приступ страха помог — и, естественно, сразу же высказала все, что думала обо мне и моих, "таких же безалаберных", друзьях. Ну и славно, не так уж и сложно пропускать мимо ушей ее занудство. Главное, чтоб жива была. Вслед за рыбкой под покров шатровых ковриков отправились и голубки. Обрамленное золотом фото разместилось на самом дне кофра, лицом вниз. Я завалила его шмотками — не выбрасывать же, подарок все-таки! Ну, кажется, готово. Осталось только найти выпь, она опять исчезла.

Однако Андрис, похоже, никуда не торопился. И такой довольный ходил! Наверняка предвидел нападение хтоноров. Более того, не исключено, сам же его и спровоцировал. Лично мне эксперименты веселого друга порядком поднадоели. Хотелось бы хоть иногда как-то их контролировать…

— Ах, вот ты где, красавица моя!

Я застала свою телохранительницу за увлекательным занятием: она пыталась выудить из земляной щели зазевавшегося хтонора, что ей никак не удавалось — клюв был занят крысой, которую выпь успела отловить в новоявленной речке. Чудовищный еж, освещенный яркими лучами солнца, громко выл, его тело сотрясалось в судорогах, но цепкие лапы волшебной птицы не выпускали добычу. Уж не знаю, по какой причине, но почему-то теперь подземный страж не показался мне страшным, скорее жалким.

— Оставь, сдался он тебе!

Зюзанна и сама, видать, поняла бесполезность своей затеи и отпустила пленника, мгновенно скрывшегося в родных катакомбах. А выпь взмыла на вершину ели, откуда сразу же послышались звуки борьбы — рев бешеного быка перекрывал отчаянное хриплое карканье. Подвиги моей отважной защитницы уже меня не удивляли, и я не сомневалась в исходе битвы. Не прошло и минуты как посыпались черно-бурые и золотые перья, и противник Зюзи, тяжело хлопая крыльями, поднялся в небо и вскоре скрылся из виду.

— Пожалуйста, вот вам и связной! — сказал подоспевший Владар.

Подбежали остальные, они тоже слышали гвалт, устроенный птицами.

— Ябедничать полетел! — Андрис пнул ногой золотое перо.

— Кто, куда полетел? — не поняла Силона.

— Беркут, к Бесцветному, так называемому, Императору.

— И он тоже ему служит? Но ведь это самая обыкновенная птица! И вода ему нужна, и все прочее.

— Но тетрадь у Лалинты украл. Потому что глупый и злой. Надеется тоже стать королем. Птичьим, естественно. А о том, что и сам погибнет вместе с остальными землянами, не догадывается. Вернее, рассчитывает на помощь хозяина, и зря.

— Украл? — не поверила я. — Да просто поймал. В гнездо, наверное, унес. Зачем ему магические инструкции, он что, читать умеет?

— Именно украл. По заданию своего прозрачного властителя. Потом твоя чудо-выпь отобрала, но кое-что пропало. Один лист, если помнишь. Неокрашенный господин получил его в очень непрезентабельном виде. Птицы, пока дрались, разодрали. Уж и не знаю, что Бесцветный там прочитает. Следы мыслей из области интуитивных ощущений и ему неподвластны.

Мне уже давно стало ясно, что мой друг наблюдал за нами с самого начала путешествия. И теперь мы услышали еще одно тому подтверждение. Некоторым магам явно нечего делать!

— Хорошо хоть послание незнакомца не успел унести.

— Или специально оставил.

— Это еще зачем?

— Чтобы направить нас по ложному следу.

— Нелогично. Бесцветному неизвестно содержание послания. Ты же сказал, что он не различает следы мыслей.

— Но наверняка присутствовал при тех событиях и знал, о чем мог написать владелец сундучка, — парировал Андрис.

Я не стала спорить. Во всей этой истории больше всего меня озадачило другое. Повелителю Первого Клана, а может быть, и самой Оратуз для чего-то понадобилась мамина тетрадка. Не волшебные вещи из моего кофра, что было бы вполне логично, а именно невзрачная тонкая ученическая тетрадь в линеечку, исписанная инструкциями, рекомендациями и наставлениями. Неужто прозрачный властелин решил понабраться уму-разуму? Вряд ли, судя по тому, что мы о нем узнали. Тогда, возможно, он хотел уточнить, тащу ли я чего-нибудь стоящее? Фавее предписывалось похитить у меня все, имевшее отношение к магии. Казалось бы, проще украсть сундук, не разбираясь, что там в нем и зачем, но Бесцветный Император, так и не завладев инструкциями, понадеялся на повелительницу воды. Она же признала за волшебную лишь одну вещь во всем моем огромном багаже, а остальные посчитала никчемными тряпками. Вполне логичное объяснение. Не совсем гладкое, но хоть какое-то. Только одно непонятно…

Тот исчезнувший листочек.

— А если незримое Нечто — разодранный птицами тетрадный лист? Ведь его как будто и нет. В то же время, на нем остались следы мыслей.

— Не исключено… — Андрис был сама неопределенность. — Не знаю, как насчет Нечто, но чувствую, что пропавший листок здесь как-то замешан.

Однако беркут улетел, кому бы он ни служил, и нам тоже пора было улепетывать. Прозрачный преследователь отстал от нас на некоторое время, но надолго ли, никто не мог предугадать. Да и полярная ночь на Феерии не бесконечна. Но об угрозе опоздания, казалось, беспокоилась только я одна.

Владар, лежа на траве, веселил Силону. Словно невзначай он прикасался пальцами к золотым перьям, разбросанным вокруг, и те мгновенно покрывались тонкой корочкой льда. Подруга, обычно достаточно серьезная, беззаботно смеялась. Поразительно! Никто никуда не торопился. Напротив, молодые маги еще и завели беседу:

— Если мы вернем Батту ее отцу, Бесцветный лишится своей самой мощной поддержки.

— Не думаю, что Оратуз не снабдила своего посланника черной магией, — возразил другу Андрис. — Правда, устраивая космический шторм, он почему-то не использовал ее лучи.

— Ничего удивительного, вполне в духе маломощного мага.

— Да, примитивная игра. И, как ни странно, на многих действует.

Мой друг, несомненно, имел в виду ненормальный ураган, который напал на нас с Силоной, когда мы летели в Долину Фей. Тогда он и мне показался низкопробным представлением, но не из-за того же мы задерживались, чтобы рассуждать о живучести обмана! Наверняка у Андриса имелись на то другие, более веские причины. Но он, переговариваясь с Владаром, вроде бы бесцельно прохаживался. И вдруг я почувствовала загадочную фразу:

"И что же мы им скажем? И как?"

— Ты про кого?

— Про космических кузнецов. Надо решить, как с ними общаться.

— А Уши? Ты же их для чего-то делал.

— Чтобы подслушивать мысли прозрачных. Для людей тоже годится, но подозреваю, что вселенские мушки устроены иначе и вряд ли воспринимают обычную телепатию. Я составил текст, но очень приблизительный. Надо бы его отредактировать и выучить наизусть. Всем. Объясниться с ваятелями комет должен суметь каждый из нас. Мало ли как разложится… Так что задержимся немного.

Что ж, мы задержались. Но не немного, а долго и нудно разбирались с многочисленными методами телепатии. Заодно выудили у Андриса секрет чтения писем по следам мыслей. Выяснилось, не такой уж он особенный — читай себе между строк и все! Только птичий язык я оставила на потом, чтобы не забивать голову трелями и пересвистами. Как ни странно, Силона без особых затруднений освоила магическое общение. И тут Андрис заявил:

— В общем-то, нужен только универсальный межгалактический язык. Он самый элементарный и понятный всякому. Думаю, и волшебным насекомым подойдет.

Да уж, так называемый "элементарный" дался нам несколько сложнее всех предыдущих вместе взятых. Настраиваться на какую-либо волну было бесполезно. Зато, когда мы поняли, что от нас требовалось, все пошло, как по маслу. Универсальный межгалактический язык действительно оказался до примитивности простым, он обходился без премудростей типа слов и эмоций, которыми люди обычно пытаются описать увиденное. Мы лишь передавали друг другу готовые образы, точно так же, как молодые маги, когда рассказывали нам историю мира.

Оставалось еще одно дело, самое главное и трудное — текст, предназначенный для космических кузнецов. Мы правили его много раз. О том, что он должен был собой представлять, никто из нас не знал. Всевозможные доводы, выраженные в ярких образах, казались неубедительными, а картины гибнущей жизни нереальными.

— И с какой стати они будут нам помогать?

Силона, отчаявшись, демонстративно уселась в свое пилотское кресло:

— Уж лучше поедем скорей. Ночь уж скоро! Пусть этот ваш Модерст придумывает. Все-таки он профессор какой-то там магии…

— Хаоса, — напомнила я.

Молодые маги только усмехнулись и промолчали, но мне, умудренной новыми знаниями, ничего не стоило поймать витавшие в воздухе мысли:

"Станет он придумывать, как же! Хорошо, если вообще поверит".

В конце концов, у нас все-таки что-то получилось — что-то, слегка наивное и немного громоздкое, но вполне приемлемое. Когда сгустились сумерки, текст послания стал нравиться даже Андрису, а это уже было хорошим признаком. Больше нас ничего не задерживало, разве что отсутствие Зюзи, которая в очередной раз пропала. Но, памятуя слова Ризэллы: "мудрая птица знает, что делает", я не очень-то волновалась.

Гл. 34. Три желания Дрына

Старт в Волшебную страну пришлось отложить на утро, так затянулась подготовка. Зато все чувствовали себя намного увереннее. Выучив наизусть свое многочасовое творение, мы вдруг вспомнили, что с утра ничего не ели. Владар предложил, было, свои услуги, но ни конфет, ни чипсов никому не захотелось. Тут уж опять наступило время моего триумфа, и я торжественно развернула скатерть-самобранку.

Фотографии там уже не было — валялась где-то на дне кофра. Надоел мне самодовольный тип, которого я почему-то считала другом. По крайней мере, другом. А ведь виделись мы всего лишь несколько раз, но за короткое время он успел наговорить и наобещать мне кучу всякого разного. Вот глупенькая девчонка и возомнила, будто у нас с ним любовь. А мой герой спокойно отправился созидать свой особый мир. Так с тех пор и созидал. Даже ни разу не удосужился поинтересоваться, как дела у бывшей возлюбленной.

За ужином нас снова развлекал Андрис — объяснял, как стихии порождают неуязвимых монстров, способных пролезать в узкие щели и нырять в бурлящую лаву. И что спастись от них можно, только чем-то или даже кем-то пожертвовав. В нашем случае мы обошлись малым — потеряли волшебные вещи, как раз по одной на каждое чудовище. Но бывают, мол, и значительно худшие ситуации. Иллюстрировать страшный рассказ молодой маг не стал, и нам, наверное, пришлось бы прослушать скучную лекцию до самого конца, но тут из-за деревьев показался человек.

По длинным ушам и сутулой осанке я узнала Дрына. Подойдя к нашему временному лагерю, он остановился в нерешительности, видимо не зная, с чего начать разговор. Его перепачканное землей страшноватое лицо уже давно меня не пугало. Наоборот, вкупе с разбитыми ладонями, вызывало жалость.

— Теперь что же, это… ну… на ту сторону не перебраться что ли? — наконец, спросил кладоискатель, обращаясь почему-то ко мне.

Я растерянно посмотрела на Андриса, и он опять меня выручил:

— Платок!

К счастью, я давно изучила мамины инструкции. Волшебный платок не требовалось бросать, надо было лишь махнуть им в нужном направлении. Раз — и большой красивый мост с резными блестящими перилами перекинулся через реку.

Новшество, казалось, не обрадовало Дрына. Он сразу перешел к следующей теме:

— Вы уж это, ну… Если карту как бы отыщете, про меня не забудьте. Сам-то я не могу это самое… ну, отлучаться вроде как пока. Дел много.

Вдохновленная предыдущими успехами, я предложила:

— Послушайте, Дрын, у меня есть золотая рыбка. Она исполняет желания.

Землекоп смотрел с недоверием и улыбался.

— Не смейтесь! Исполняет, — моя убежденность, кажется, подействовала, и в глазах Дрына промелькнула заинтересованность. — Просто поймайте рыбку и загадайте три желания, например, клад, любовь и здоровье. Вот увидите, все сбудется.

— Ладно, — согласился вечный кладоискатель и смешно тряхнул ослиными ушами. — Загадаю. Тогда и посмотрим на что ваша рыбка как бы это самое, способна, что ли.

Я подала ему волшебный сачок, и он довольно ловко зачерпнул им воду из банки — три раза, как положено. Попавшись, естественно, на последней попытке, золотая рыбка быстро произнесла дежурную фразу и, презрительно прыснув, нырнула на дно. Очень уж она не любила работать!

Полосатая рубашка Дрына некоторое время мелькала за деревьями. Потом он исчез из виду, и вскоре послышался знакомый стук лопаты.

— Спорим, он загадал найти три клада? — спросил Андрис.

— Но зачем? — удивились мы с Силоной.

— Ему больше ничего не нужно.

Что ж, пусть и так, я сделала для Дрына все, что могла. Мне нравился этот угловатый невезучий ямокопатель. Очень хотелось помочь ему стать хоть чуточку счастливей. Мой необыкновенный друг мог и ошибаться — бывают же чудеса на свете! И тогда, найдя несметные сокровища, Дрын непременно повезет их домой. Получив то, что хотел, он перестанет копаться в земле и останется со своей семьей навсегда.

"Увидим, кто окажется прав!"

Догадываясь, что меня, как обычно просвечивали слишком стремительные глаза, я не воспользовалась охранной диадемой. В общем-то, нам с Андрисом уже и нечего было скрывать друг от друга.

* * *

Сигналом к отправлению послужила Зюзя. Она опустилась на палубу как раз в тот момент, когда я почти смирилась с мыслью о неизбежности разлуки. Выпь устроилась как королева, ее корзина сверкала и переливалась под лучами солнца, потому что с некоторых пор была заполнена не соломой, как прежде, а серебристыми чешуйками. Среди этих драгоценностей посверкивали и другие, хорошо мне знакомые, но полузабытые — к предыдущим жертвам волшебной птицы добавились длинные и тонкие неоновые трубочки.

— Космические гадюки, — подтвердил мой друг. — Те же, которых Серж ловил, помнишь? Бесцветный не дремлет.

Перемещение в Волшебную страну и далее по ней все снова единодушно доверили Андрису, полагаясь на его безотказную интуицию. Наш воздушный кортеж взвился вверх и повис, паря над лесной поляной. Мы с Силоной удивленно переглянулись: ничего себе перемещение без движения!

— Избавляемся от балласта, — объяснил Владар. — Не тащить же лишний груз на Феерию.

Мы подошли к борту и посмотрели, что за балласт такой. На земле поблескивали те же змейки. И все новые и новые неоновые трубочки отрывались от днищ кораблей и летели вниз. Вскоре поляна покрылась сверкающим алым ковром.

— Чего ж они не расползаются? Дохлые что ли?

— Заледенелые, — Андрис мотнул головой в сторону друга. — Большой специалист по замораживанию разных тварей! Жаль, эффект недолог. Как оттают, разбегутся. Но далеко им не уйти. Уж Заламея с ними разберется!

Наш капитан снял очки, закрыл глаза и прижал к ним пальцы.

Мы с Силоной притихли и напряженно ждали, что будет дальше. Наверное, страх отразился на наших застывших лицах — все-таки не каждый день стартовали в волшебную галактику! Андрис, поглощенный поиском магической стези, ничего не замечал.

— Ну что, к главному уборщику Волшебной страны? — подмигнул нам Владар, и мы нырнули в мировой лабиринт.

ЧАСТЬ 3 ТАЙНЫ ДИКОЙ ПЛАНЕТЫ

Чудеса иногда встречаются там, где их совсем не ждешь.

Гл. 1. Прибыли!

— Ой, какое Солнце!

Яркий свет ослепил меня, и я зажмурилась.

— Не Солнце, а Лика. В общем-то, они похожи.

Предыдущие уроки типа острых площадок и лестниц без ступенек не пропали даром. И я лишь усмехнулась — жара стояла невыносимая, и было так нестерпимо светло, как будто не одна Лика, а тысячи ярчайших звезд пробовали дикую планету на прочность. Да уж, защитные очки и мне, пожалуй, не помешали бы!

Андрис и тут не удержался от реплики — оказывается, моим глазам ничего не угрожало. Однако я пока еще не привыкла к здешнему освещению и не очень-то поверила словам друга.

Феерия, закаленная в неравной борьбе с внутренностями черной дыры, видимо, не испытывала ни малейшего дискомфорта, чего нельзя было сказать о нас с Силоной. Мы нахлобучили на головы большие махровые листья какого-то незнакомого растения, над которыми немного поработал Владар. "Головные уборы" приятно холодили, но не могли полностью избавить от ослепительных лучей добросовестно палящего светила, и приходилось все время щуриться или загораживать глаза рукой. Даже Андрис прикрылся сложенной из газеты самодельной шапочкой.

— Я думала, здесь и звезд-то не осталось, Оратуз сожрала.

— Не забывай, что ты в волшебной галактике. Любой маг может понаделать их сколько угодно.

Ну, положим, не любой… Я, например, вряд ли. Впрочем, сейчас мне того и не хотелось, одной хватало.

Несмотря на возникшие трудности, мы решили пока не доставать спасительные панцири, так как не собирались долго задерживаться на стоянке. Молодые маги заверили нас, что в гостях у Модерста защитная одежда не понадобится.

Мы выпили по глоточку золотого эликсира. Немного полегчало, и я огляделась. Летучие корабли расположились на небольшой лесной лужайке. Деревья на первый взгляд ничем не отличались от своих земных собратьев. Трава тоже выглядела вполне обыкновенной, и только цветы, прорывавшиеся кое-где сквозь сплошной зеленый ковер, резко выделялись на фоне монотонного пейзажа. С огромными налитыми бутонами и ярко-зелеными узорчатыми листьями, они казались нарисованными восторженным романтиком. Неподалеку я заметила цветок с лепестками разного цвета.

— Цветик-семицветик, — сказал Андрис, поймав мой взгляд, невольно задержавшийся на пестром бутоне, почему-то плотно закрытом, наперекор ясному дню. — Ждет хозяйку.

— Так он что, из сказки?

— Произведение местного любителя сказок. Еще увидите другие его творения. Тут ведь каждый живет, как хочет. И созидает, что хочет.

Молодые маги решили оставить змеев в лесу. Спрятать их среди кустов и деревьев и погрузить в сон рыбку и голубок не составило особого труда.

— Неужели вы собираетесь ходить пешком в такую-то невероятную жарищу? — недовольно спросила Силона.

— Время от времени, — ответил Владар и интригующе улыбнулся. — Туземный транспорт ничуть не хуже.

Мы пошли по лесной тропинке. Зюзя немного покружила над брошенным лагерем, но скоро сообразила, насколько это бесполезное занятие охранять кусты и деревья. Летучие корабли приняли соответствующий вид и теперь отличались от обступавших их со всех сторон зеленых соседей лишь строптивым нравом. При приближении непрошеных гостей наши замаскированные пожитки были готовы кусаться, царапаться, щипаться и колоться. Убедившись в защищенности волшебного имущества, моя распрекрасная выпь тут же исчезла — вероятно, отправилась в гости к собственным друзьям, которых когда-то оставила на родине.

Лес встретил нас приятной прохладой и переливистым пением птиц. То и дело попадались большие и маленькие кустики, увешанные сочными ягодами, и мы останавливались, чтобы перекусить. Правда, некоторые из них меня смущали, на их ветках росли маринованные, соленые, копченые, засахаренные и прочие разносолы. Прямо живая скатерть-самобранка! Припомнив леденцы, которыми нас потчевала в фиктивном саду повелительница воды, я все же не решилась отведать диковинные плоды. А моя осторожная подруга, как ни странно, не только решилась, но и перепробовала все произраставшие вокруг нас сладости.

— Ну, и? Вкусно?

— Не передать! И не переслащено, как у некоторых…

Ничего, мне хватило и обычного салата. Так здесь называли удивительные фрукты, внешне похожие на мандарины. Каждая долька имела собственный вкус — земляничный, черничный, арбузный, яблочный и всевозможный иной.

Вдруг Владар и Силона, безмятежно шагавшие впереди, исчезли. Даже не успев испугаться, я вопросительно посмотрела на друга.

— Местный сервис, — ответил молодой маг на мой безмолвный вопрос. — В Волшебной стране можно мгновенно очутиться в любом ее месте, в каком только пожелаешь. Для того чтобы попасть туда вдвоем, — добавил он, глядя мне прямо в глаза, — придется держать друг друга, ну, хотя бы за руки…

Мы стояли под большим кустом, усыпанным мелкими грибочками.

— Еще не совсем просолились, — посетовал Андрис, попробовав один из них. — Света маловато.

Так и не рискнув последовать его примеру, я спросила:

— Куда отправимся?

Было ясно, что выбирать все равно будет он.

Тут на тропинку выбежали дети и остановились, увидев нас. По их губам, окрашенным в разные цвета, и любопытным взглядам светившихся озорством глаз я поняла, что они уже насытились гостинцами волшебного леса и теперь искали приключений. Детей было пятеро — три мальчика и две девочки. Трое старших держали младших за руки. Словно в пику жаре, ощущавшейся даже в тени деревьев, все они были одеты в длинные строгие одежды темных тонов.

Неожиданно маленькая девочка заплакала и потянула остальных в сторону леса.

"Не бойся, мы ваши гости с Земли…"

Улыбаясь как можно приветливее, я пошла навстречу детворе.

Мои старания не увенчались успехом — малышка не переставала громко рыдать. Так как ее спутники не собирались от нас спасаться, она выдернула руки и, пятясь, медленно отступала к деревьям. Беглянку, впрочем, быстро поймали, но ей начал вторить такой же малолетний мальчуган. Я с сожалением подумала, что у меня нет для них никакого подарка, кроме неваляшки из Долинки. Только вряд ли им понравилась бы крохотная куколка — у пугливых маленьких плакс из Волшебной страны наверняка и без нее имелось предостаточно игрушек.

И вдруг над моей головой пронеслось что-то белое. Опять бумажный самолетик! В него превратилась самодельная шапка Андриса. Малыши разом замолчали и внимательно следили за полетом необычной птички. Стало тихо.

Летающая газета упала прямо в руки только что скандалившей малютки, и она засмеялась. Как хорошо, что настроение у детей так быстро меняется! Мальчуган тоже улыбнулся, да и старшие ребята и девочка заинтересованно рассматривали новую забаву. Молодой маг подошел и показал им, как надо запускать самолетик. Через минуту все они уже весело бегали по траве, ловя и снова забрасывая вверх нашего бумажного спасителя. И, конечно же, мой друг носился быстрее всех. А кто бы сомневался?..

Гл. 2. Экскурсия по Волшебной стране

Мы оставили самолетик детям и отправились дальше. По дороге молодой маг перечислял местные достопримечательности. Я узнала, что в Волшебной стране есть три большие реки — Желаний, Надежды и Счастья — и множество мелких речушек, а также два моря — Любви и Исцеляющее. У границ раскинулись равнины — Вересковая, Колосистая и Травянистая. Между ними пристроились пустыни. Одна звалась Апельсиновой, другая Сахарной, а третья, самая большая, с Круглой Беседкой посередине, Соленой. Мне везде хотелось побывать, но пришлось довольствоваться короткими образными картинками, ведь мы не могли долго задерживаться. Из городов Андрис наметил для посещения лишь столицу, так называемый Идеальный город, построенный на двух берегах Молочной речки.

— Они у нее кисельные?

— Мраморные, — засмеялся мой гид, — но зато два течения — молочное и кисельное. Ее сказочник сотворил, тот же, который и цветами занимался. Думал он сделать кисельные берега, да передумал. Кто бы тогда там купался? Все утонули бы, не дойдя до воды. То есть до молока. Молочная речка говорливая, всем подряд предлагает отведать кисельку с молочком. Но слушать ее ни в коем случае нельзя, ничего она не даст, только дурачит. И, чуть что, накрывает непонятливых с головой.

Андрис, как обычно, говорил беспрерывно, и я, не стесняясь, постоянно его перебивала. При всем том, рассказ получился захватывающе увлекательным. Все в Волшебной стране имело особенный вид и смысл, все предназначалось для удобства и располагало к творчеству. Даже горы здесь были разноцветные — красные, синие, желтые…

— А фиолетовые где?

— Далеко за пределами Волшебной страны, на востоке Феерии. Скоро туда отправимся.

— Еще вопрос. Зачем в пустыне беседка?

— Вход в туннель времени. Хочешь взглянуть?

Моя рука буквально утонула в огромной ручище Андриса, и по этой причине я чувствовала себя крайне неуютно… Мы очутились в безбрежной белой пустыне, а вокруг нас на сотни километров раскинулось море соли. Мелкие пылинки, подобно снежинкам, витали в воздухе. Я сразу же до щиколоток погрузилась в сыпучую массу и продолжала бы опускаться и далее, если бы молодой маг не разъяснил, как следует удерживаться на поверхности.

Круглая Беседка оказалась полукруглой — крайние ее колонны неожиданно обрывались в пустоте, будто срезанные гигантским ножом. Меня ничуть не удивил внешний вид таинственного сооружения, ведь я уже почти привыкла к своеобразному мышлению своего необыкновенного друга. Однако оказалось, что на этот раз все было нормально, просто одна половина строения существовала в настоящем времени, а другая преспокойно пребывала в прошлом.

Издали Беседка напоминала развалины. Покосившиеся каменные колонны, местами выщербленные и облезлые, навевали угрюмые мысли о бренности и одиночестве в бесконечно чужом враждебном мире. Когда мы приблизились к патетическому сооружению, я увидела тонкую линию-змейку. Она светилась и переливалась металлическими оттенками. Молодой маг предупредил, что переступать роковую черту без специальной подготовки не стоит, и я, на всякий случай, не полезла за ним даже в реальную половину Беседки. Мой друг в одиночестве прошелся туда и обратно вдоль облупившейся балюстрады и спрыгнул вниз.

Синие горы встретили нас покоем и безразличием. Желтые весело блистали под лучами Лики, но и они демонстрировали полное пренебрежение к людскому племени. Больше всего мне понравились красные гиганты. От них веяло теплом и благодушием, но Андрис заверил меня, что впечатление обманчиво. В общем-то, я и сама не особенно восторгалась раскрашенными в разные цвета горами — знала по опыту, что внутри они могут оказаться совершенно иными. И не ошиблась: в алых недрах мы обнаружили довольно мрачные пещеры, населенные всевозможной живностью, в основном мышами и ящерицами невероятных размеров.

— Были еще крысята, но, как ты уже, наверное, догадалась, их украли.

— Зачем они тут? — подивилась я.

— Для защиты. Не поверишь, от кого! От порождений стихий. Потому что выдерживают любые перегрузки. Своего рода биологическое оружие.

— Ну, и если его крадут…

— Все верно!

Оказалось, здесь было полным-полно говорящих камней. И не только говорящих, но и поющих, бегающих и прыгающих. Частенько они даже нарушали законы тяготения, падая снизу вверх и наискосок. В одной из пещер мы задержались и послушали хор самоцветов.

— Ну прямо концерт светомузыки!

Мой друг меня разочаровал:

— Они только тут, под присмотром Модерста, такие смирные. За пределами Волшебной страны все не так красиво выглядит.

На поверхность мы выбирались молча — ни о чем не хотелось говорить. Лишь яркие лучи Лики немного рассеяли удрученное настроение.

Зато в Апельсиновой пустыне оказалось гораздо веселее. Там уже забавлялись наши внезапно потерявшиеся друзья. Силона вместо приветствия, смеясь, посоветовала мне не увлекаться фруктовым соком. Однако осуществить ее рекомендацию оказалось не так-то легко — нас буквально заливало розоватым кисло-сладким дождем. Я напилась им против воли, но успела уклониться от апельсиновых долек, которые тоже падали с неба. Ими в изобилии было устлано все обширное пространство замечательной пустыни. Спасибо Андрису — он схватил меня за руку, и мы мгновенно перенеслись в Вересковую равнину.

Гл. 3. Река Желаний

Кое-как стряхнув с волос остатки липкого апельсинового сока, я присела на согретую лучами Лики траву. Мой друг разлегся рядом и мечтательно произнес:

— Лучше бы придумали, чтобы грибы быстрее поспевали, чем поливать людей перекисшей жижей!

Наслаждаясь нежным медовым ароматом, мы смотрели на редкие облака, проплывавшие высоко в небе.

— Приглядись к ним, — предложил Андрис. — Увидишь старых знакомых и узнаешь, чем они занимаются прямо сейчас.

И точно, в затуманенном изображении я вдруг заметила сидевшую у печи Заламею. Она помешивала какое-то варево. Затем мы увидели Роба и Боба, уныло бредущих по подземным коридорам вслед за другими, такими же печальными собратьями. Гномы еле плелись, сгорбившись под тяжестью огромных тюков. По всей видимости, в них были камни. Самый Старый Старейший, возглавлявший угрюмое шествие, сжимал в вытянутых вперед руках вечный факел. Его пажи, освобожденные от других нош, бережно поддерживали длинную бороду своего предводителя.

К сожалению, узнать, где именно находились наши друзья, мы не могли, но порадовались тому, что они хотя бы живы.

— Раз неугасаемое пламя с ними, не погибнут, — сказал молодой маг.

В следующем облаке проявились глухая чаща леса и Дрын с неизменной лопатой. Кладоискатель тщательно утрамбовывал землю и аккуратно прикрывал ее зеленым дерном.

— Что он делает? — удивилась я. — Первый раз вижу, чтобы Дрын приводил в порядок раскопанную территорию!

— Перепрятывает клады, которые ты ему подарила, — ответил мой друг.

— Как… перепрятывает? Зачем?

— Чтоб никто не нашел. Домой везти опасно, разбойники могут отобрать. В палатке хранить тоже нехорошо, спокойно не поспишь с эдаким-то соседством.

Я отвернулась, скрывая разочарование. Охранная диадема осталась на стоянке. Мне все чаще удавалось обходиться без нее — и Болтуны, и тренировки по вызыванию ощущения счастья помогли. Но почему-то иногда у меня ничего не получалось…

— Не переживай! Может, что-нибудь еще и изменится. Не полностью он пропащий человек, этот Дрын.

Ободряющие слова друга прозвучали не очень убедительно, и я продолжала грустить, но очередное кудрявое облако мгновенно развеяло мою меланхолию. Силона и Владар смывали апельсиновые излишества, плескаясь в Молочной речке и одновременно сражаясь с ее непредсказуемым нравом. Рядом с ними наслаждались обществом друг друга две огромные полые выдры. Белые и розовые брызги, понятно, летели во все стороны, так что нашим друзьям не было скучно.

— Не пора ли и нам туда? — спросила я, распутывая слипшиеся волосы.

— Разве ты не хочешь увидеть реку Желаний?

Что ж, Андрис, как всегда, был прав.

Я снова чувствовала прикосновение большой теплой ладони. Мгновенно очутившись в нужном месте, мы могли и не держаться за руки, но на берегу, на который нас вынесло, так было гораздо спокойнее. Перед нами катила воды необузданная река Желаний. Она больше походила на море, бурное и непредсказуемое. То здесь, то там вздымались волны, что-то шумело и кружилось, замирало и вновь вскипало. И где-то далеко, наверное, посередине необъятных волнующихся просторов, вдруг взметался вверх водяной столб и тут же падал с шумом, явно нехотя сливаясь с общей клокочущей массой.

— Можно что-нибудь пожелать? — робко спросила я, так и не высвободив руку.

— Конечно…

Предчувствуя подвох, я добавила:

— А сбудется?

— Только в том редчайшем случае, если твои желания совпадут с течением реки. Остальные она просто-напросто поглотит.

— И какой же смысл?

— Никакого. Почти.

Так я и знала! У меня было полно желаний, несколько листов в дневнике исписала. Но кто мог гарантировать, что хоть какие-то из них сольются с движением строптивой стихии?

— Проучить Бобоа она наверняка захочет.

— Не думаю. Ей все равно.

Вот, значит, как бывает! Можно стоять на берегу самой реки Желаний, но от того твои мечты не станут доступнее. Что же тогда пожелать? Что-то такое, что совпадет… Но зачем? Течение и так бежит, без моих жалких помыслов. Я торопливо вспоминала многочисленные пункты своей обширной программы всемирного счастья "для тех, кто захочет", но все они казались мне теперь по-детски наивными. Даже Силона больше не нуждалась в моей помощи. А ведь прошло совсем немного времени…

— А сироты?.. — мой вопрос прозвучал неуверенно. — Я хотела бы, чтобы у них появились родители. И чтобы все больные выздоровели. И бездомные животные обрели хозяев. И…

— Исполняются только личные желания. Каждый должен желать сам.

— А как же калеки, которые не могут дойти?

— Ты забыла? Сюда не приходят, а прилетают на крыльях мысли. И я желаю, чтобы эта возможность никогда не исчезла.

Наверное, кому-то там, в центре реки, слова молодого мага не понравились. Громадный водяной великан в мгновение ока поднялся чуть ли не до неба и со страшным рокотом покатился к берегу, на котором стояли мы, крепко сцепившись онемевшими пальцами. Ударившись о прибрежные скалы, он в бессильной ярости рассыпался на мириады ослепительно сверкавших брызг, и до наших ног, быстро стихая, докатились лишь ничтожные подтеки. Вряд ли они смогли бы причинить нам вред, тем не менее, Андрис чуть сильнее сжал мою руку. Я чувствовала его дыхание и слышала стук сердца. И даже сквозь непроницаемые защитные очки видела сияние чудесных глаз.

И тогда я вдруг поняла, что мне совершенно нечего желать.

Гл. 4. В Идеальном городе

Вот оно, то истинное ощущение счастья, которое мне никак не удавалось вызвать! Все, что было до сих пор — так, жалкое подобие. Но, наконец, я нашла, ухватила его! И запомнила. И теперь никакое черное озеро, со всеми его бедами и разочарованиями, не встало бы на моем пути. Только… разве для того я отправилась в путешествие, чтобы любовь крутить? Конечно, нет! Земля была в опасности, и лишь о том следовало думать. Насмотрелись на диковинки и ладно, пора и на южный полюс.

Так-то так, но не все были со мной согласны:

— Сначала посоветуемся с местными магами насчет Глюкоса. Интересно, что скажет Модерст. Покажу ему письмо незнакомца из сундучка Дрына. Да и как быть с Баттой надо решить.

Андрис опять был прав. Мы перенеслись на берег Молочной речки, чтобы встретиться с друзьями и продолжить путь вместе. Моя подруга, узнав, что знакомство с Волшебной страной еще не закончилось, очень обрадовалась. Даже перспектива нудной лекции профессора магии хаоса ее не расстроила:

— Надо же, изучать какую-то первозданную пустоту! Он, наверное, немножко того, да?

— Вполне даже нормальный. Просто не приемлет догм и полагается только на себя. К сожалению, не всегда успешно.

— А что, лучше слушаться великих и мудрых учителей?

Похоже, Силона не просто так выясняла, как следовало вести себя магам, а кое-что задумала. Успехи в изучении безмолвного общения укрепили ее уверенность в своем новом предназначении, о котором она узнала от старшей сестры Ядвиги.

— Нет никакого критерия, кроме волшебной интуиции, — ответил Андрис. — И в каждой ситуации придется думать заново. Порой бывает, что и великих послушать не помешает.

Рассуждая, мы шли по прямому, как струна, проспекту Идеального города. Здесь, в столице Волшебной страны, почему-то совсем не ощущалось жары. Повсюду встречались плодовые деревья и кусты, ничем не отличавшиеся от лесных, да еще и со стен домов свисали лианы с огромными зелеными листьями и гроздьями ягод ярко-синего цвета, но и Лика находила множество свободных пространств, чтобы напомнить нам о своем существовании. Однако лучи щедрого светила не обжигали и не ослепляли.

На каждом углу были установлены вазы с дивными лучинами, и тут же, рядом, бездонные урны поглощали оставшиеся от них ошметки. Фонтаны разбрызгивали живую и мертвую воду, а очень отдаленно напоминавшие печи устройства неустанно выпекали вычурные торты. Разноцветные кремовые розочки склевывали птицы, коих тут пребывало невероятное количество, — шедевры кондитерской кулинарии больше никого не привлекали.

Иначе говоря, все и в самом деле было устроено для удобства жителей. Хотя им вроде бы так не казалось. Может быть, местные маги просто привыкли утопать в роскоши, и она им порядком приелась? Это единственное объяснение пришло мне в голову при встрече с первыми же прохожими, которые, бросив на нас неодобрительные взгляды, сразу исчезли. Выглядели они крайне скромно — никаких излишеств, лишь строгие темные одеяния, подобные тем, которые мы видели на детях в лесу. Наши наряды, безалаберные и, возможно, даже экстравагантные по здешним меркам, вероятно, вызывали у горожан чувство отчуждения.

Если же отбросить незначительные неприятные ощущения, пройтись по улицам столицы Волшебной страны было все-таки приятно. Поэтому мы и выбрали обычный способ передвижения.

— А ваш главный уборщик ничего, неплохо справляется, — заметила Силона. — По крайней мере, в столице. Но почему люди здесь так мрачно одеваются?

— Они добровольные затворники, — ответил Владар, — философствующие на отшибе мыслители. Для размышлений настрой определенный нужен, а цветные тряпки отвлекают.

— Ну уж! — возразил Андрис. — Все гораздо проще. Здешние маги живут для себя. Красивые наряды способствуют общению, а оно им ни к чему.

Я промолчала. Мне больше нравилась первая точка зрения. Пусть уж лучше жители Волшебной страны оказались бы задумчивыми отшельниками и проводили досуг в рассуждениях о высоких материях. Для чего же еще уединяться от остального мира?

Другие города и поселки, о которых по ходу дела поведали нам наши друзья, мы посетить не успевали. Кроме одного — Ордена Огненных Рыцарей, обитатели которого боролись с Глюкосом. Забросив насущные дела, смелые воины задались единственной целью — найти и уничтожить всех странных призраков и, главное, их коварного главаря. Почему-то область поисков ограничивалась территорией рыцарского замка, что меня удивило.

— Разве они не знают, что Глюкос обитает в фиолетовых горах?

— А кто их пустит в фиолетовые горы? — засмеялся Андрис. — Но в одном славные рыцари правы — в их владения попала Неправильная Сфера.

Меня смутил иронический тон молодого мага, и я решила пока воздержаться от вопросов, но мою подругу заинтересовало необычное название:

— Что еще за неправильная сфера? Сфера — она и есть сфера. Ровненькая такая штука!

— Тамошняя искривлена во времени и пространстве. Своеобразный односторонний портал, ведет лишь в одну сторону, в страну Безумия. И только странные призраки могут ходить через него и туда, и обратно, но чаще используют для передачи посланий. Замок построили на подступах к владениям Глюкоса, в зоне его влияния. Сфера там уже была, ее лишь огородили крепостными стенами. Но в Ордене мы не задержимся. Зайдем ненадолго на всякий случай и двинемся дальше.

— Почему? Разве рыцари не помогут нам?

— У них свои понятия…

— Точно, — подтвердил Владар, — свои. Мы уже обращались к ним, но бесполезно.

— Как? — удивилась Силона. — Я думала, никто и не помышлял встречаться с Глюкосом. Кроме двоих смельчаков, о которых мы узнали от Андриса. Что же вы делали у рыцарей?

— Да так, заходили как-то…

Мой друг свернул в узкую улочку, и остальные привычно пошли следом за ним. Пройдя мимо ряда аккуратных домиков, похожих на раскрашенные пряники, мы попали в еще более тесный проулок, и, перепрыгнув через канаву с застоявшейся грязной водой, буквально уткнулись в невзрачное строение.

Большой дом своей изогнутой по кривой спирали формой и бурым цветом немного смахивал на раковину улитки и казался бесформенным и угрюмым. Впечатление усиливалось уже знакомыми нам лианами, обвившими и без того перекошенное здание лишь с одной стороны. Влажные стены пахли плесенью. Как видно, щепетильная Лика не заглядывала сюда ни разу.

Открыв тяжелую скрипучую дверь, мы не без труда вскарабкались по винтовой лестнице, пролет которой с каждым витком сужался. Разбитые каменные ступени, отполированные временем, кое-где и вовсе отсутствовали. В тот момент, когда Силона шепнула мне, что на следующем этаже она непременно застрянет, подъем закончился, и мы очутились на небольшой площадке, освещенной лишь одной тусклой лампочкой, глядевшей на нас с облупленного потолка. Я с удивлением увидела затемненную кабину, запертую в железной клетке на большой висячий замок. На прутьях мрачного сооружения косо висела табличка с надписью: "Лифт не работает".

"Кто же тут обитает?" — "О, очень важный человек!" — "А я-то думала, улитка". — "Угадала!" — "Что, действительно?" — "Нет, конечно, шучу. Я ж говорю, здесь каждый живет, как хочет".

Гл. 5. Профессор магии хаоса

Еще одна неподатливая певучая дверь, и мы — в почти светлой комнате с плотно зашторенными окнами. Войдя в нее, я сразу почувствовала, что нашего прибытия ожидали, причем давно.

За большим письменным столом сидел хорошо знакомый мне маг. Мои родители дружили с ним с молодости, и когда-то он часто бывал у нас в гостях. А потом я видела его в Пещерии, совсем юного и энергичного, вернее, наблюдала за ним во время рассказа Андриса. Теперь же профессор предстал перед нами в другом виде. С седой всклокоченной бородой и задумчивым взглядом усталых глаз, он казался угрюмым и скучным. Однако лицо мэтра, с тем же массивным носом, который придавал ему слегка насупленное выражение, осталось на удивление молодым и красивым. Одежда правителя явно противоречила обычаям его собственной страны. Мятая холщевая рубашка с короткими рукавами была застегнута на одну-единственную сохранившуюся пуговицу, и то, вероятно, только ради нас. Светло коричневые домашние брюки с протертыми коленками плотно облегали обширную фигуру хозяина ракушечного дома.

Привстав при нашем появлении, он, в качестве приветствия, пожал сам себе обе руки и радушно улыбнулся:

— А я все сижу и думаю, м-да… сижу и думаю, когда же вы и обо мне вспомните. Вспомните обо мне, м-да.

— Небольшая экскурсия. Девушки никогда не были в Волшебной стране, — ответил за всех Владар.

— Конечно, надо приобщаться к прекрасному, надо. Мне, признаться, давно все приелось… м-да, давно приелось… — он чуть нахмурился и тут же встрепенулся, боясь показаться невежливым. — Но друзья всегда в радость, всегда, м-да. Всегда в радость! Да познакомьте же нас, наконец!

Выйдя из-за стола, старый маг подошел к нам, уже снова широко улыбаясь. Представился он сам:

— Профессор магии хаоса, Модерст э… м-да, просто Модерст, если не возражаете.

Пожимая протянутую руку, я все больше убеждалась — этот человек совсем не изменился. Просто очень устал. Почему-то вдруг вспомнился давний курьезный случай. Меня собирали в первый класс, и все вокруг считали своим долгом одаривать ученицу редкостными магическими штучками типа самопишущих грифелей и говорящих линеек, предметами для обычной школы абсолютно бесполезными. А он принес просто-напросто волшебную палочку. Так как родители посчитали подарок преждевременным, Ризэлла переделала ее в дудочку, исполнявшую по моему желанию любую мелодию.

Старый маг тоже узнал меня и, еще более оживившись, принялся вспоминать события тех далеких дней. Мы прослушали множество хорошо известных мне историй, в том числе, конечно же, и о волшебной палочке, превращенной в музыкальный инструмент. Профессор говорил, в общем-то, гладко, но без конца повторял слова, вероятно стремясь подчеркнуть таким образом важность того или иного факта. Беседа затянулась, и через пятнадцать довольно веселых минут мой друг решил, что пора перевести разговор в иное русло:

— Мы собираемся в фиолетовые горы, к Глюкосу.

От неожиданности хозяин дома чуть не сел на пол, но, все же удержавшись на ногах, дошел до массивного, обтянутого гобеленом дивана, и тяжело опустился на цветастые подушки.

— Вы с ума сошли! С ума сошли… Извините за каламбур, но оттуда возвращаются только сумасшедшими! М-да… Только сумасшедшими.

— Дрын слышал, будто Глюкос принял кого-то и отпустил. Да у нас и нет другого выхода. Король страны Безумия владеет единственным экземпляром карты, а без нее не дойти до южного полюса.

— Так вы и туда?.. Нет, нет, все это не поддается никакому здравому смыслу, м-да. Никакому здравому смыслу!

Андрис вкратце пересказал события, подвигнувшие нас на опасное путешествие.

— Вы, как я посмотрю, совершенно не представляете… Да-да, абсолютно не представляете, сколь велико влияние Глюкоса. Властителем душ его называют, м-да… А я бы назвал губителем. Губителем душ. Отпустил, м-да… Так ли уж насовсем и отпустил? Нет-нет, не бывает такого. Не бывает. Кто хоть раз попался в шельмовские сети, поражен. И никто из вас не имеет ни малейшего понятия, да-да, никакого понятия об опасности общения со странными призраками. Они, именно они посеяли семена безумия во всем мире. Во всем мире! М-да… Лишь здесь, в Волшебной стране, спасаемся мы от той жуткой напасти.

— А прозрачные?

Мы с Силоной выслушали еще один рассказ о происках бывшего Властелина Черных Чар. Оказалось, Модерсту многое уже было известно — молодые маги неоднократно общались с ним ранее. Ноубедить его им так и не удалось.

— Что могут ваши прозрачные, что они могут? У них не осталось никакой силы. Разведчики, не более того. М-да, не более того. Посмотрите, что творится в мире. Ужас, что творится! Люди убивают друг друга. Да-да, убивают. И всему виной странные, очень-очень странные, необычайно странные призраки! И Глюкос, м-да. Глюкос в первую очередь. Он же у них там главный, даже возомнил себя королем. Ни больше, ни меньше чем королем! М-да…

Беспорядочно взъерошенная борода старого мага вздыбилась еще колоритнее, так как, волнуясь, профессор все время дергал себя за волосы. Я взглянула на Андриса и поняла: он передумал показывать Модерсту письмо незнакомца.

— Разве не сами люди виноваты в убийствах? — спросила Силона.

Правитель Волшебной страны посмотрел на нее с нескрываемым интересом:

— Люди по натуре не злые, нет, не злые. Они просто сошли с ума, м-да. Сошли с ума! Глюкос владеет страшными снадобьями. Страшными снадобьями! С их п