«Дорога на Регалат»

- 2 -

Раскрылся люк, и в тропическую ночь выпрыгнула высокая гибкая фигура, затянутая в черную кожу. В темноте виднелось только бледное лицо. По движениям и пластике, по росту и цвету кожи можно было догадаться, что это орий. Он отошел от освещенного фонарем проема и хрипло сказал:

— Шту сафтра на этом ше мессте. (2)

Из гондолы приглушенно отозвались:

— Слушаюсь, господин. В это же время?

— Расумеется. Я уше кофорил, сащем спрашифать?

Черный орий захлопнул крышку люка и, проворчав: "Послала ш Нэре итиотов…", метнулся в темноту под развесистыми вершинами папоротников и растаял. На дирижабле принялись травить концы, подымаясь, и, совершив нехитрый маневр, один за другим отцепили якоря.

Под гондолой показался вымпел Рипена. Отлетев от острова на изрядное расстояние, дирижабль поднялся еще выше, поймал нужный воздушный поток и сменил вымпел Рипена на флаг почтовой службы Регалата. Теперь, когда он отлетел уже достаточно далеко, чтобы никто на острове не услышал, его паровые машины заработали на полную мощность. Дирижабль уходил на Запад, в сторону континента Зилябра. Из-за горизонта вынырнула молочно-белая луна…

Черный орий, тем временем, пробрался к дороге, под папоротниками переоделся в костюм горнорабочего и, уже спокойно выйдя на брусчатку, дождался проходившего парового транспорта, что собирал рабочих. Многие горняки шли на рудник пешком, поэтому никого не удивила фигура незнакомца, вышедшего из зарослей. Ории мало общаются друг с другом. Он ловко вскочил на подножку проползавшего паровика и придал лицу скучающее выражение, как и у большинства голубокожих существ. Пассажиры не отреагировали. Кто зевал, кто читал флюоресцирующую газетку "Рабочий Орий". Новоприбывший обратил внимание на большой заголовок: "Найдены дневники Хольста! Проблема ориев скоро будет решена!". В глазах его промелькнула ярость. Он уже видел эту статью, она-то и заставила его прилететь на остров. Действовать нужно было очень быстро.

От рудника уже доносились взрывы, редкие, ухающие… потом наступила тишина… и опять раздался грохот, масса серо-голубой породы взметнулась в ночной воздух и осела крошевом. Ории лопатами нагружали породу в вагонетки и на руках откатывали к желобу. Вагонетки одна за другой опрокидывались, порода скользила в жерло обогатительной фабрики… Оттуда день и ночь отвозили в порт ящики серого песка — ориона. Уже на материке материал спрессуют в тяжелые черные шары — тепловые элементы.

- 2 -