«Вампир для истинной королевы»

- 3 -
* * *

В этот же день  – но уже далеко от имения маркиза де Лив – произошло еще одно, незначительное на первый взгляд событие. Началось оно с того, что владыка объединенного королевства людей, Людовик Единственный и Неповторимый, принялся распекать своего советника во вопросам шпионажа.

Людовик – молодой, красивый и подающий надежды король – стоял у окна (таким образом, чтобы нежаркие лучи полуденного солнца золотили тщательно завитые кудри и играли на шитье камзола).

Советник – старенький, в напудренном парике и скромном темно-синем сюртуке, краснел у порога роскошного кабинета – и был, в общем-то, рад тому, что Людовик занят созерцанием открывающейся из окна панорамы. Да-да, советнику было стыдно! Он готов был провалиться сквозь землю, прямиком к демонам Бездны – но, увы, продолжал выслушивать упреки юного правителя.

– Почему копия договора до сих пор не легла мне на стол? – тем временем сердито вопрошал монарх,  – отчего, скажите, я до сих пор не знаю, какую сделку заключили Светлый лес и Некрополис? Почему ваши люди, сударь, до сих пор не разнюхали, чего добивается этот, как его... Ну, их верховный кровосос? Почему, ась?!!

Советнику стало совсем не по себе. Более того, внезапно подкралась духота, и он потянулся к шелковому шейному платку.

– Сир, мы делаем все возможное, – забубнил он, с трудом переводя дыхание, – к сожалению, мои люди так и не обнаружили договора... Но мы подозреваем, что эльфы заключили с Полуночным царством исключительно торговое соглашение.

– На поставку моих подданных в качестве пищи этим монстрам? – король резко крутнулся на каблуках и пронзил пальцем воздух в направлении несчастного советника.

– Я требую, слышите? Требую, чтобы в течение месяца копия договора легла мне на стол, сударь! – в голосе монарха перекатывалась гроза, – иначе вы первый отправитесь в Некрополис... В качестве обеда для Мессира! А теперь извольте убраться с глаз моих. Пошел вон, короче говоря!

Советник откланялся и зашаркал прочь, тяжело хватая ртом воздух. Ему в самом деле было нехорошо: то под лопаткой кольнет, то словно железный обруч на сердце сожмется.

«Так и помереть недолго», – подумал он, ковыляя к себе в кабинет, – «проклятый мальчишка!..»

- 3 -