«Уязвимая точка»

- 6 -

Но Мейс боялся узнать цену этому успеху.

– Но не может быть, что она просто пропала или… - пробормотал он. Тень скользнула по его лбу, когда он осознал, что размышляет вслух. Мейс почувствовал взгляд Йоды, по-прежнему изучающего его, и пожал плечами, словно извиняясь:

– Я просто подумал, что, если бы ее схватили или… или убили, никто не стал бы делать из этого тайны…

Морщины вокруг рта Йоды стали немного глубже, и он издал тот самый тихий звук мягкого неодобрения, который сразу бы узнал любой джедай.

– Бессмысленны предположения, терпение же все откроет.

Мейс молча согласился. Никто не спорил с мастером Йодой: в Храме джедаев к этому привыкали еще в детстве. И ни один из джедаев не избавлялся от этой привычки.

– Это… злит, учитель. Если бы только… Я имею в виду, десять лет тому назад мы могли просто…

– Цепляться за прошлое джедаю не следует, - строго оборвал Иода Мейса. Взгляд его зеленых глаз напомнил джедаю о том, что не следует говорить о тени, застилающей джедайское восприятие Силы, Это не обсуждалось вне Храма. Даже здесь.

– Член Совета она. Могущественный джедай. Прекрасный воин…

– Лучше бы это действительно было так, - Мейс попытался улыбнуться. - Я ее обучал.

– Но беспокоишься ты. Слишком сильно. Не только о Депе, но и о других джедаях. Со времен Джеонозиса,

Улыбнуться никак не получалось. Мейс перестал пытаться:

– Я не хочу говорить о Джеонозисе.

– Это знаю я, - Йода снова дотронулся до него тростью, и Мейс поднял взгляд. Старый мастер наклонился к нему: уши изогнулись вперед, словно прислушиваясь, а огромные зеленые глаза, казалось, слегка светились изнутри.

– Но когда наконец поговорить об этом захочешь ты… выслушаю я.

Мейс лишь слегка качнул головой. Он никогда не сомневался в этом. Но пока что он предпочел бы обсудить что-нибудь иное.

Что угодно.

– Посмотрите вокруг, - пробормотал Мейс, кивнув головой - в центр кабинета Верховного канцлера. - Даже после десяти лет разница между Палпатином и Вэлорумом… Каким офис был в те дни…

Йода покачал головой:

– Хорошо Финиса Вэлорума помню я. Последним из цепи великих он был, - его взгляд словно пытался охватить нечто огромное: возможно, он смотрел назад, на все те девятьсот лет, что прожил джедаем.

- 6 -