«Потому что мир пуст, а я коснулся небес»

- 1 -

Кирк знал, что Боунс Мак-Кой был одинок. То, что он пошел служить после серьезной личной трагедии, Кирк подозревал. Чего он не понимал, так это болезненной гордости Мак-Коя, которая накладывала табу молчания практически на все случаи, когда речь шла о внутренних неурядицах. Тем более Кирк был удивлен его бурной реакцией на нарушение сестрой Чапел границ того, что Мак-Кой называл ее "профессиональной властью".

Войдя в лазарет, Кирк нашел ее готовой расплакаться.

– Звать капитана – не ваше дело! – бушевал Мак-Кой. – Вы можете идти! Идите в свою каюту.

Она высморкалась.

– Я, во-первых, сестра, доктор, и член команды "Энтерпрайза", во-вторых, – сказала она, упрямо выкатив подбородок и опустив покрасневшие глаза.

– Я сказал, вы можете идти, сестра!

Кристин сглотнула. В ее лице читалась откровенная боль. Она снова высморкалась, глядя на Кирка, и Мак-Кой резко сказал:

– Кристин, прошу тебя. Ради Бога, перестань плакать. Я представлю капитану полный отчет, я обещаю.

Она выбежала, и Кирк сказал:

– Да, это была драматическая сценка.

Мак-Кой распрямил плечи.

– Я закончил стандартное обследование всего экипажа.

– Хорошо, – сказал Кирк.

– Команда в порядке. Я не обнаружил ничего необычного – за одним исключением.

– Серьезный случай?

– Смертельный.

Пораженный Кирк спросил:

– Ты уверен?

- 1 -