«Изменник»

ЗВЁЗДНЫЕ ВОЙНЫ. НОВЫЙ ОРДЕН ДЖЕДАЕВ. Книга 13. ИЗМЕННИК. Мэттью Вудринг Стовер.

STAR WARS

THE NEW JEDI ORDER

Book 13

TRAITOR

by Matthew Woodring Stover

Перевод c английского: Ana-Ana

ДЕЙСТВУЩИЕ ЛИЦА:

Ч'Ганг Хул, формовщик (муж., йуужань-вонг)

Ганнер Райсод, рыцарь-джедай (муж., человек)

Джейсен Соло, рыцарь-джедай (муж., человек)

Ном Анор, исполнитель (муж., йуужань-вонг)

Цавонг Ла, мастер войны (муж., йуужань-вонг)

Вержер (жен., фош)

ПРОЛОГ. "ОБЪЯТИЯ БОЛИ"

Нет ничего вне Вселенной. Небытие это называется гиперпространством.

Крошечная частица бытия зависла в небытии. Частица эта называется космическим кораблем.

Частица не знает ни движения, ни неподвижности, ни направления, ибо нет расстояний и направлений в небытии. Она находится там вечно или меньше мгновения, ибо и времени нет в небытии. Время, расстояние, направление имеют значения только внутри частицы; и частица поддерживает их существование лишь благодаря абсолютному отчуждению того, что внутри, от того, что снаружи.

Частица сама по себе и есть вселенная. Нет ничего вне вселенной.

Джейсен Соло висит в белом свечении, впитывая радужные цвета боли. Глубоко в инфракрасном он находит пепел жажды, который сжигает его горло. Выше, в видимой части спектра, сверкают пурпурные провода-щупальца, впивающиеся в его плечи; и суставы в бедрах рассыпаются, как стеклянное крошево, со звуком, напоминающим предсмертные вопли золотых иторианских астрофлор.

Вот зеленый цвет - жадно лижет его оголенные нервы пупырчатыми языками кислоты; и тут же голубые молнии, от разрядов которых его измученное тело сотрясается в конвульсиях. И выше всего, за пределами ультрафиолетового отчаяния, преследующего его и здесь - за пределами предательства, позволившего йуужань-вонгам захватить его; предательства, толкнувшего его в "объятия боли"; предательства Вержер, которой он доверился - Джейсен находит вспышки радиации, беззвучно сыплющие искры в его мозг. Это излучение того же цвета, что и смерть его брата.

Анакин, - стонет он из глубин своей боли. Анакин, как можешь ты умереть?

Были смерти в их семье и раньше: не раз он думал о Джейне, что она погибла, и об отце, и о матери, и о дяде Люке. Он скорбил, оплакивал потерю - но это всегда оказывалось ошибкой, недоразумением, даже преднамеренным обманом...

В конце концов они всегда возвращались к нему.

Но только не Чубакка.

Рухнув на Сернпидал, луна унесла не только жизнь Чубакки, но и волшебные чары, которые, как казалось, всегда охраняли их. Что-то во вселенной сдвинулось, и в реальности появилась брешь; через эту брешь в их семью проникла смерть.

Анакин... Джейсен видел его смерть. Чувствовал его смерть сквозь Силу. Видел его безжизненное тело в руках йуужань-вонгов. Анакин даже не исчез. Он просто умер.

В одно невыносимое мгновение Анакин перестал быть братом, с которым Джейсен играл, которого дразнил, за которым присматривал, которого Джейсен разыгрывал, с которым дрался и вместе тренировался, о котором заботился и любил - и стал... чем?

Предметом.

Останками.

Не человеком, не личностью. Все, что осталось от Анакина - это образ, который Джейсен сохранил в своем сердце. Образ, который Джейсен запретил себе видеть.

Каждое движение Анакина - его самоуверенная усмешка, так похожая на отцовскую; горящий непреклонной волей взгляд, зеркальное отражение взгляда их матери; непринужденная грация воина, совсем как у дяди Люка - теперь лишь всплески радиации, растекающейся по костям Джейсена, сжигающей мозг, пока кипение внутри черепа не начинает угрожать взорвать его. Но когда Джейсен отводит взгляд от Анакина, он не видит ничего, кроме боли.

Джейсен не может вспомнить, на корабле ли он, или все еще на поверхности планеты. Он натыкается на смутное воспоминание о пленении на борту "летающего мира" йуужань-вонгов, но уверенности, случилось ли это с ним или с кем-то другим, нет. Имеет ли какое-нибудь значение - он это или кто-то другой, - Джейсен тоже не может вспомнить.

Ему знакомо лишь белое свечение.

Он вспоминает, что попадал в плен и раньше. Он вспоминает Белкадан и свою напрасную мечту об освобождении рабов, вспоминает непреодолимый ужас от осознания бесполезности воздействия на йуужань-вонгов Силой. Он вспоминает "объятия боли"; вспоминает, как дядя Люк спас его в тот раз.

Мастер Люк.

Мастер Скайуокер.

Джейсен вспоминает Вержер.

За этим следует воспоминание о королеве воксина, от которого память с легкостью, вызванной отчаянием, возвращается к смерти Анакина. Тело Анакина плывет по горящему озеру, и мучения его куда ужасней, чем те, которые обрушились на тело Джейсена.

Джейсен знает - разумом, расчетливо, отстраненно - что когда-то он жил вне белого свечения. Он знает, что когда-то чувствовал счастье, удовольствие, сожаление, гнев и даже любовь. Но все это лишь призраки, тени, шепчущие сквозь вой боли, наполнившей его сущность и все сущности, которыми он когда-либо станет. Тот простой факт, что свечение когда-то началось, не означает, что оно когда-нибудь закончится.

Джейсен существует вне времени. Ему знакомо лишь белое свечение и Сила.

Сила становится воздухом, которым он дышит - прохладным прикосновением разума, нежным бризом из другого, здравого мира - хоть его способность воспользоваться ее мощью не больше способности спрятать в карман ветер. Сила окружает и наполняет его, принимает его страдание и поддерживает его сознание.

Она напоминает, что отчаяние приходит с темной стороны, и что он может черпать волю к жизни из упорного шепота своих воспоминаний. Он чувствует, как где-то вдалеке бриз скручивается в вихрь гнева, черной ярости, боли и отчаяния; сжимается до алмазной твердости и вновь рассыпается в графитовую пыль. Через связь, соединяющую их с рождения, Джейсен чувствует, что его сестра-близнец падает во тьму.

Джейна, - умоляет он, закрыв свое сердце.

Не делай этого.

Джейна, держись...

Но он не позволяет себе прикоснуться к ней сквозь Силу; она не должна узнать его мучений - ее боль и так слишком сильна, и новые страдания только подтолкнут ее к тьме. Теперь и его связь с сестрой становится орудием пытки.

Джейсен стал линзой, вновь и вновь замыкая спектр мучений на чистую сверкающую боль. Белую боль. Словно в вечном слепящем полудне ледяного Хота, Джейсен Соло висит в "объятиях боли". Однажды к его подбородку прикасается рука, и в белое свечение начинает втекать время.

Рука эта не принадлежала ни человеку, ни вуки - никому из семьи или друзей: четыре противопоставленных, костлявых, словно когти хищника, пальца - но прикосновение было теплым, живым, и в какой-то степени дружелюбным. Боль отступала от его сознания, пока он не почувствовал, что снова может думать. Все же она не исчезла совсем, а затаилась где-то на дне, в ожидании. Он знал, что она вернется, и будет течь сквозь него волнами, но пока что...

Потоки боли медленно иссякали, и Джейсен смог открыть глаза. Рука, разрушившая его единение со свечением, принадлежала Вержер. Она стояла внизу и разглядывала его широко раскрытыми нечеловеческими глазами; ее пальцы скользнули по его щеке. Джейсен висел лицом вниз в двух метрах от пола - над сочной поверхностью, состоящей из скрученных гладких волокон зеленого и коричневого цвета, похожих на мышцы и сосуды. Стены были покрыты слоем влажного ила с тяжелым запахом органических выделений: пота банты или помета крылана-осоеда. Из темноты сверху свисали цепкие стебельки с усыпанными пылающими шарами кончиками, которые пялились на Джейсена из паутины, сотканной извивающимися и скручивающимися щупальцами. Он понял: враг наблюдает. Что-то похожее по ощущениям на когти, острые и крепкие, зафиксировало его голову, и Джейсен не мог даже обернуться, чтобы посмотреть, что же его держит.

Его руки были широко раскинуты; вытянуты и выкручены до такой степени, что в плечах трещали суставы. Лодыжки были так крепко сжаты тисками, что кости царапали друг друга.

И тем не менее, самую невыносимую боль Джейсен испытывал, глядя на Вержер и вспоминая, как доверился ей. Вержер убрала руку, и стала сжимать и разжимать пальцы, глядя на них с выражением, которое на человеческом лице могло бы сойти за улыбку - как будто впервые видела это странное устройство, которое могло оказаться и не рукой вовсе, а, скажем, игрушкой.

- Среди наших хозяев, - обыденно произнесла она, словно продолжая дружескую беседу, - для воина в таком положении не считается позором умолять о смерти. Иногда, в награду за выдающуюся храбрость, эти просьбы выполняются. На этом самом корабле некоторые уже шепчутся, что нападением на королеву воксина ты заслужил подобную честь. С другой стороны, мастер войны уже объявил, что он предназначает тебя в жертву Истинным Богам. Это также великая честь. Ты понимаешь это?

Кроме того, как сильна его боль, и как подло его предали, Джейсен не понимал ничего.

- Я...

Это слово оцарапало его горло, как будто он вдохнул осколки транспаристила. Джейсен моргнул, крепко зажмурил глаза, так что перед ними запылали маленькие галактики, и все равно произнес:

- Я доверял тебе.

- Да, доверял, - Вержер раскрыла свою квадратную ладонь, словно собралась поймать падающую слезу, и улыбнулась ему.

- Почему? - Джейсену не хватало дыхания, чтобы дать ответ; что же, он вскоре понял, что ответа от него и не ждут. Она была настолько чужой... Выросший на Корусканте, в центре Галактики, он не мог припомнить ни разу, чтобы там перед его глазами не толпились десятки... сотни, даже тысячи... глубоко различных рас, стоило только выглянуть из фальшивого голографического окна спальни.

Все галактические дороги вели к Корусканту. Каждая разумная раса имела там свое представительство. Фанатизм был незнаком ему; Джейсен так же был не в состоянии испытывать неприязнь или недоверие к кому-то, кто принадлежал к незнакомой расе, как и не в состоянии был дышать метаном. Но Вержер... Гибкое компактное тело; длинные, непривычно подвижные руки, словно обладающие дополнительными суставами; ладонь, в раскрытом виде напоминающая ствол андоанского горного полипа; птичьи колени над ступнями с постоянно растопыренными пальцами... - Джейсен точно, стопроцентно был уверен, что подобных Вержер он раньше не встречал.

Узкие, вытянутые, как капли, яркие глаза; едва заметные усики по бокам широкого, выразительного рта... но насколько выразительного?

Откуда ему знать, что на самом деле означает изгиб ее губ? У человека это можно было бы принять за улыбку, но в Вержер не было ничего человеческого. Что, если представители ее вида использовали для выражения невербальных сигналов гребень переливающихся перьев на голове: как раз сейчас Джейсен смотрел, как поднялись и повернулись перья на затылке ее сплюснутого черепа, сменив звездно-серебристый цвет на красный, словно вспышка бластерного выстрела.

Соответствовало ли это улыбке? Или невозмутимому пожатию плеч? Или демонстрации превосходства хищника? Откуда ему было знать? Как он мог вообще доверять ей?

- Но ты... - просипел он. - Ты спасла Мару.

- Спасла? - безмятежно прощебетала Вержер. - Если и так, то какой смысл ты видишь в этом?

- Я думал, что ты на нашей стороне...

Она приподняла лохматую бровь.

- Нет никакой "нашей стороны", Джейсен Соло.

- Ты помогла мне убить королеву воксина.

- Помогла тебе? Возможно. Возможно, я использовала тебя; может быть, у меня были свои причины желать ей смерти, и ты оказался подходящим орудием. Или все же моя истинная цель - это ты; я отдала свои слезы для Мары... помогла тебе пережить столкновение с королевой воксина... возможно, все это было сделано для того, чтобы ты оказался здесь и окунулся в "объятия боли".

- Что... - заставил себя произнести Джейсен. - Что из перечисленного?

- А ты как думаешь, что?

- Я... Я не знаю... Как я могу знать?

- К чему спрашивать у меня? Или ты ждешь, что я стану просвещать джедая в вопросах познания?

Джейсен напрягся. Несмотря на захват, в котором он находился, он был не настолько сломлен, чтобы не увидеть, когда его дразнят.

- Что тебе нужно от меня? Почему ты это сделала? Зачем ты здесь?

- Хорошие вопросы, Джейсен Соло, - ее перья рассыпались веером, словно шлифованные грани колоды для игры в сабакк в руках опытного дилера.

- Это будет почти что правдой, если я скажу, что я посланец печали - глашатай трагедии, несущий дары, чтобы освободить несчастных. Плакальщик с венками, чтобы украсить могилу. Жрец, исполняющий священные мистерии для мертвых...

У Джейсена закружилась голова.

- О чем ты говоришь? Я не... Я не могу...

Голос подвел его, и Джейсен устало обвис в своих путах.

- Конечно, ты не можешь. Достаточно того, что мертвые принимают предназначенные им страдания, справедливо ли будет требовать, чтобы они к тому же и понимали их?

- Ты говоришь...

Джейсен облизал губы, но язык был таким сухим, что лишь расцарапал их. "Я смогу принять это", сказал он себе.

"Может, я и не был настоящим воином, но умереть, как воин, я могу."

- Ты говоришь, что собираешься убить меня.

- О нет, ни в коем случае. - Мелодичный перезвон, раздавшийся из ее рта, напоминал звучание эндорианских воздушных кристаллов; Джейсен решил, что Вержер так смеется. - Я говорю, что ты и так уже мертв.

Он не отрывал от нее взгляда.

- Ты навсегда потерян для миров, которые ты знал, - продолжила она, совершив плавный непривычный жест, который, скорей всего, означал пожатие плечами. - Твои друзья скорбят, твой отец гневается, а мать плачет. Твоя жизнь разрушена: между тобой и всем, что ты когда-либо знал, проведена черта. Ты видел границу дня и ночи на поверхности какой-нибудь из планет, разделяющую свет и тьму сумерками? Ты пересек эту границу, Джейсен Соло. Ясные дневные пейзажи - навсегда в прошлом.

Но не все, что он знал, было потеряно; не все - пока Джейсен жив. Он джедай. Он открылся, чтобы почувствовать...

- О, Сила, - прощебетала Вержер непринужденно. - Сила - это жизнь, при чем здесь ты?

Страдание и утомление вымыли из его сознания способность удивляться; его не заботило, как Вержер узнала о том, что он делает. Джейсен открылся Силе, позволил ее чистому водопаду пролиться сквозь него, растворяя его боль и тревогу... и наткнулся на некое присутствие в Силе, столь же мощное, как и его собственное. Вержер вся так и искрилась.

Джейсен пробормотал:

- Ты джедай...

Вержер засмеялась.

- Здесь нет джедаев, - сказала она и едва уловимо моргнула. У Джейсена в голове завернулся в воронку поток межзвездного газа, и в глазах его вспыхнула протозвезда. Она росла, набирала энергию и усиливала излучение, пока свечение внутри его черепа не затмило угольный угар помещения, в котором он находился. Сквозь сверкание белого свечения он услышал голос Вержер, бесстрастный и ясный, как свет далекого квазара.

- Я - твой проводник по стране мертвых.

Кроме этого он не услышал и не увидел больше ничего. В мозгу у Джейсена беззвучно взорвалась новая звезда, и вселенная исчезла. Секунды или столетия проносились мимо его забытья. Потом сознание вернулось к нему, и он открыл глаза, чтобы обнаружить, что по-прежнему висит в "объятиях боли", а Вержер по-прежнему стоит под ним. На ее лице было все тот же нечеловеческий отпечаток насмешливости.

Ничего не изменилось. Все изменилось. Вселенная стала пуста... Теперь.

- Что?.. - прохрипел Джейсен. Его горло горело, словно он целыми ночами вопил во сне. - Что ты сделала со мной?

- Ты не имеешь никакого доступа к Силе, так же как она к тебе. Вернуть все, как было? Как бы не так! Это, должно быть, присуще только человеку... Вы, млекопитающие, так импульсивны, так опрометчивы в своих поступках: прямо младенцы, пробующие на зуб бластер. Нет, нет, нет, малыш Соло. Сила детям не игрушка. Это великая мощь, куда более опасная, чем нелепые световые мечи, которыми вы так любите размахивать направо и налево. Так что я отняла ее у тебя.

Пустота вселенной выла в его голове. Ничего не осталось в ней, кроме бескрайнего межзвездного вакуума. Его тренировки, его талант, способности ничего не значили для безгранично равнодушного космоса; Сила стала всего лишь призраком из сна, от которого он только что очнулся. Джейна... Он отчаянно потянулся за контактом, который всегда присутствовал здесь, пытаясь отыскать сестру, своего близнеца; но его ужас и растерянность пролились в зияющую пустоту, которая заняла место их с Джейной связи.

Только тишина. Только пустота. Только сожаление.

Ох, Джейна, Джейна, прости меня... После разрушения их связи в Силе даже Джейна будет думать, что Джейсен мертв. Будет знать, что он мертв.

- Ты... ни за что... это невозможно...

Он едва узнал этот тонкий, потерянный во тьме шепот - его собственный голос.

- Но мне удалось. В самом деле, все эти упражнения с Силой - тебе будет лучше без них. Если ты будешь хорошо себя вести, я верну тебе Силу, когда ты повзрослеешь.

- Но... - Как только может вселенная оказаться такой хрупкой? Как может все, что ему присуще, так легко разрушиться? - Но я джедай...

- Ты был джедаем, - поправила Вержер. - Внимательно ли ты слушал? Что из того, что значит быть мертвым, тебе непонятно?

- Я не... - Джейсен закрыл глаза. На его ресницах копились слезы, и когда он открыл глаза, влага закапала прямо Вержер под ноги. Один из стебельков опустился пониже, чтобы рассмотреть его слезы.

- Я ничего не понимаю... Все потеряло смысл...

Вержер выпрямила свои птичьи ноги и приподнялась на цыпочки, ее широкий усатый рот оказался не более чем в десяти сантиметрах от уха Джейсена.

- Джейсен Соло. Слушай внимательно. - Ее голос был добрым и мягким, а в дыхании чувствовался запах специй, выросших в чужеродной почве. - Все, что я говорю тебе - это ложь. В каждом заданном тебе вопросе - ловушка. Ты не найдешь правды во мне.

Она приблизилась настолько, что ее усики защекотали ухо Джейсена, и прошептала:

- Из всего, чему ты не веришь, это - единственное, чему верить можно.

Джейсен уставился в ее глаза, их чернота была затягивающей, как межзвездное пространство. Он прошептал:

- Кто ты?

- Я Вержер, - просто ответила она. - А кто ты?

Она замерла в терпеливом ожидании, чтобы удостовериться, что у него нет ответа на этот вопрос; потом она отвернулась. Зев прохода раздвинулся - с влажным звуком, словно губы раскрылись для поцелуя - и Вержер покинула его, даже не оглянувшись на прощание. Стены и потолок заскрипели, как стариковские суставы, и "объятия боли" ужесточили хватку.

Джейсена Соло снова охватила агония. Только теперь с ним не было Силы - ни прохладного дыхания живого и разумного, ни присутствия Джейны, ни самой жизни. Там, где Джейсен, осталось только белое свечение.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СПУСК

ГЛАВА ПЕРВАЯ. КОКОН

Небольшой корабль из йорик-коралла вынырнул из небытия в разреженное межзвездное пространство, плотность материи которого измерялась парой атомов на кубический метр. Корабль выписал сложную дугу, изменив тем самым и вектор, и скорость движения, а затем унесся, оставив позади себя прямой, как лазерный луч, ионный след. Точка, из которой он ушел в гиперпрыжок, выбросила поток радиации.

Через неопределенное время, на неизвестном расстоянии, в регионе, неотличимом от первого, безопасном благодаря воздействию параллакса нескольких звездных скоплений, тот же самый корабль выполнил точно такой же маневр.

В этом длительном полете корабль мог врываться в реальное пространство несчетное количество раз, только чтобы еще раз исчезнуть в небытии.

Джейсен Соло висит в белом свечении, думает. Он начинает постигать уроки боли.

Свечение выплевывает его время от времени, словно "объятия боли" каким-то образом понимают его; словно они могут чувствовать пределы его выносливости. Когда лишняя минута в белом свечении начинает угрожать убить его, "объятия боли" раскрываются, и он соскальзывает в реальность этого помещения, этого корабля. Когда жар становится невыносимым, и его истощенные нервы и мозг перестают чувствовать ожоги, "объятия боли" укладывают его на пол, и он даже может поспать, пока остальные устройства - или существа, поскольку он не уверен, в чем же разница, и есть ли она вообще - умывают его и обрабатывают его раны, оставшиеся от царапающего, рвущего, пронзающего захвата "объятий боли". Еще больше устройств-существ ползают по нему, словно прядущие тараканы, вкалывая ему питательные растворы и воду, чтобы поддерживать в нем жизнь.

Даже без помощи Силы его джедайские способности позволяют ему пережить мучения; его разум вновь и вновь проходит сквозь медитативный цикл, который возводит стену самоконтроля между его сознанием и белым свечением. Несмотря на то, что его тело страдает, Джейсен может удерживать свое сознание за пределами боли. Но стена самоконтроля не вечна, а "объятия боли" терпеливы.

Они подтачивают его воображаемые заслоны с невозмутимым упорством морской волны, размывающей утес; скрытое чутье "объятий боли" каким-то образом позволяет им знать, что он защищает себя, и их натиск медленно нарастает, как шторм, превращающийся в ураган, пока стены не падают, и Джейсен не начинает биться в конвульсиях. И только тогда, дойдя до крайних пределов его терпения и перейдя их, обрушив на него целые галактики страданий, "объятия боли" медленно ослабевают.

Джейсену кажется, что белое свечение поглощает его - что "объятия боли" питаются его страданиями, но не так жадно, чтобы он не мог оправиться и перестать кормить их. За ним ухаживают, присматривают, как за блуждающей водорослью с чадианской глубоководной фермы. Его существование измеряется приливными циклами боли, которая накатывает, пока не достигает наивысшей точки, и отступает ровно настолько, чтобы он смог отдышаться. "Объятия боли" заботливы: они не позволяют ему утонуть.

Иногда, когда он выныривает из белого свечения, Вержер ждет его. Бывает, она сидит сбоку от него, и смотрит немигающим взглядом хищного крылана-осоеда; бывает, кружит по комнате, поднимая свои птичьи ноги, как когтистый аист, пробирающийся через болото. Очень часто она необъяснимо добра к нему и лично обрабатывает его раны со странно приятной заботливостью; и Джейсен гадает, не получил бы он, не услышал бы он больше, если бы не постоянное внимание стебельков, свисающих с потолка.

Все же чаще он просто сидит или лежит, и ждет. Он обнажен, и кровь сочится из его запястий и лодыжек. Хуже, чем обнажен - он совершенно лыс. Живые механизмы, ухаживающие за его телом, выщипали все его волосы. Все до единого - с головы, с рук, с ног, с лобка, из подмышек.

Выщипали его брови. Выщипали ресницы.

Однажды Джейсен спросил своим тонким, квакающим голосом:

- Как давно?

В ответ он получил лишь вопросительный взгляд. Он начал снова:

- Как давно я здесь?

Она плавно передернула плечами, что он обычно принимал за пожатие плечами.

- Давно ли ты здесь, неважно, так же, как и то, где это, собственно - здесь? Время и пространство принадлежат живущим, малыш Соло. Но ты к ним не имеешь никакого отношения, так же, как и они к тебе.

И всякий раз он получает подобные ответы на все свои вопросы; в конце концов он перестает спрашивать. Вопросы требуют усилий, на которые он не способен.

- Наши хозяева служат жестоким богам, - сказала Вержер, когда он во второй, или в пятый, или в десятый раз очнулся лишь для того, чтобы увидеть ее рядом с собой. - Истинные Боги постановили, что жизнь - это страдание, и дали нам боль, чтобы мы убеждались в этом все время. Некоторые из наших хозяев добиваются покровительства Истинных Богов, истязая себя; особенно этим славился домен Шаи. Они ныряли в "объятия боли", как ты или я могли бы нырнуть в бассейн. Возможно, они надеялись, что наказывая самих себя, они тем самым предотвращают наказание, которое им назначено Истинными Богами. В этом, надо полагать, они... э, прогадали. Но может быть - как любят шептаться их недоброжелатели - они просто привыкли наслаждаться болью. Боль может стать наркотиком, Джейсен Соло. Теперь ты это понимаешь?

Казалось, Вержер не волновало, ответит ли он; она была совершенно самодостаточна, болтая без умолку на любую произвольную тему, как будто наслаждаясь самим звуком своего голоса - но если его хватало на то, чтобы поднять голову, проквакать ответ или пробормотать вопрос - разговор немедленно переводился на тему о боли.

Им было о чем поговорить, и Джейсен узнал много важных вещей.

В первый раз истинное понимание урока пришло к нему однажды, когда он бился в мучительных конвульсиях на неровном полу. Сучковатые манипуляторы "объятий боли" по-прежнему придерживали его, но не крепко - лишь обозначая контакт, не более.

Они свисали расслабленными спиралями из волокнистых, узловатых связок растительного мускула, перемещавшегося и сокращающегося под кожистым потолком комнаты.

Эти минуты отдыха ранили Джейсена почти так же, как и пытки: его тело медленно, но верно восстанавливало свою форму; суставы становились на места, а растянутые мышцы расслаблялись, и это было болезненно. Когда бесконечные пытки вдруг все-таки прекращались, мысли Джейсена вновь и вновь возвращались к Анакину; к зияющим ранам, которые нанесла его смерть; к тому, как смерть Анакина подействовала на Джейну, подтолкнув ее к тьме; к тому, как, должно быть, страдают их родители, потеряв обоих сыновей...

Скорее чтобы отвлечься от этих мыслей, чем действительно желая поговорить, Джейсен повернулся к Вержер и спросил:

- Зачем ты делаешь это со мной?

- Это? - испытующе разглядывала его Вержер. - А что я делаю?

- Нет... - он закрыл глаза, привел в порядок свои мысли, рассеянные болью, и снова посмотрел на нее. - Нет, я говорю о йуужань-вонгах. Об "объятиях боли". Меня подвергли ломке, - сказал он. - Эта ломка имеет какое-то значение, наверно. Но это...

Его голос сел от отчаяния, но Джейсен взял себя в руки и начал говорить только тогда, когда у него появилась уверенность, что язык снова слушается его. Отчаяние приходит с темной стороны.

- Почему они пытают меня? - спросил он ясно и просто. - Меня даже ни о чем не спрашивают...

- Почему? - это такой вопрос, который всегда сложнее, чем ответ на него, - сказала Вержер. - Возможно, тебе следовало бы лучше спросить - что? Ты говоришь - пытки, ты говоришь - ломка. Для тебя - да. А для наших хозяев? - она наклонила голову, и ее гребень стал оранжевым. - Кто знает?

- Что это, если не пытки? Тебе не помешало бы испробовать их на себе, - сказал Джейсен со слабой улыбкой. - Честно говоря, мне этого очень хочется.

Ее смешок прозвенел подобно связке стеклянных колокольчиков.

- Полагаешь, я не пробовала?

Джейсен непонимающе смотрел на нее.

- Возможно, тебя не пытают, - беззаботно сказала она. - Возможно, тебя учат.

Звук, который издал Джейсен - наполовину кашель, наполовину горький смех - напоминал скрежет ржавой пилы.

- В Новой Республике, - сказал он, - обучение не такое болезненное.

- Не такое? - Она снова наклонила голову, только теперь гребень окрасился зеленым. - Может быть, из-за этого ваши народы и проигрывают эту войну. Йуужань-вонги знают, что ни один урок не может считаться выученным, пока он не закреплен болью.

- О, несомненно. Чему же это научит меня?

- Преподает ли учитель? - возразила она. - Или постигает ученик?

- Какая разница?

Возможно, изгиб ее губ и наклон головы в совокупности составляли некое подобие улыбки.

- Это, в свою очередь, тоже вопрос, достойный размышления, да?

Был и другой разговор... до или после этого, Джейсен не был уверен. Он помнил себя распластанным в выемке кожистой стены, и захваты "объятий боли" осторожно перемещались по его телу мягкими лианами.

Вержер сидела рядом, и когда сознание возвращалось к нему, он мог припомнить, что она уговаривала его выпить из горлышка вытянутой, похожей на тыкву бутылки. Слишком измученный, чтобы спорить, Джейсен попробовал; но жидкость - простая вода, чистая и холодная - ожгла его горло, так что он подавился и все выплюнул. Вержер терпеливо намочила обрывок тряпки и дала Джейсену высосать воду, пока его горло не расслабилось настолько, что он смог снова глотать.

Необъятная пустыня у него во рту впитала влагу в мгновение ока, и Вержер намочила тряпку снова. Так продолжалось достаточно долго.

- Для чего нам дана боль? - пробормотала она некоторое время спустя. - Ты задумывался когда-нибудь об этом, Джейсен Соло? В чем ее значение? Многие из самых набожных наших хозяев верят, что боль - это удар плети Истинных Богов: так через страдание Истинные Боги учат нас презирать комфорт, наши тела, и даже саму жизнь. Я же сказала бы, что боль сама по себе - это божество: жестокий рулевой жизни. Боль хлещет кнутом, и все живое начинает двигаться. Главный инстинкт живого существа - избегать боли. Прятаться от нее. Если идти здесь больно, то даже гранитовый слизняк поползет в другом месте; жить - значит быть зависимым от боли. Быть превыше боли - значить быть мертвым, да?

- Не для меня, - бездумно ответил Джейсен, как только состояние его горла позволило ему заговорить. - Каким бы мертвым, по твоим словам, я ни был, мне по-прежнему больно.

- Ох, ну, в общем, да. То, что мертвые превыше боли - всего лишь вопрос веры, правда? Скажем так, нам нравится верить, что мертвые превыше боли, но есть лишь один способ узнать это наверняка.

Она подмигнула ему с улыбкой.

- Как ты думаешь, может ли боль быть также и главным принципом смерти в таком случае?

- Ничего я не думаю. Я просто хочу прекратить это.

Вержер отвернулась со странным сопящим звуком; на долю секунды Джейсен вообразил даже, что его страдания наконец тронули ее; и задался вопросом, сжалится ли она над ним теперь...

Но когда она обернулась к нему, в ее глазах светилась насмешка, а не сочувствие.

- Что я за дура, - прочирикала она. - Все это время я думала, что разговариваю со взрослым. Ах, самообман - это самый жестокий из обманов, не так ли? Я позволила себе поверить, что когда-то ты был истинным джедаем, а на самом деле ты всего лишь мокрый трясущийся птенец, орущий из-за того, что твоя мать не торопится накормить тебя.

- Ты... ты... - Джейсен запнулся. - Как ты можешь... после всего, что ты сделала...

- Что я сделала? О, нет, нет, нет, малыш из семьи Соло. Теперь речь идет о том, что сделал ты.

- Я ничего не сделал!

Вержер оперлась на стену в метре от него. Она медленно поджала свои птичьи колени, переплела пальцы, поднеся ладони к своему очаровательно усатому рту, и уставилась на него поверх костяшек.

После долгого, долгого молчания, в котором эхо выкрика "Я ничего не сделал!" звенело до тех пор, пока лицо Джейсена не начало пылать, он услышал:

- Именно.

Она склонилась ближе, будто решила поведать неприличный секрет.

- Не так ли ведут себя дети? Вопят, вопят, вопят, сжимают пальцы и колотят пятками... в надежде, что взрослый заметит и среагирует?

Джейсен наклонил голову, борясь с внезапно нахлынувшими горячими слезами.

- Что я могу поделать?

Вержер снова откинулась и засопела.

- В большинстве вариантов - висеть в этой комнате и страдать. И пока ты продолжаешь это делать, знаешь, что происходит?

Джейсен обратил на нее несчастный взгляд:

- Что?

- Ничего, - бодро сказала она и раскинула руки. - О, рано или поздно, я полагаю, ты начнешь сходить с ума. Если повезет. Однажды ты можешь даже умереть.

Ее гребень сложился и стал серым, как ствол бластера.

- В пожилом возрасте.

Джейсен уставился на нее с открытым ртом. Он не смог бы вынести еще одного часа в "объятиях боли", а она говорила о годах. О десятилетиях.

О всей оставшейся жизни.

Он обнял свои колени и уткнулся в них лицом, расплющив свои глазные яблоки о коленные чашечки, как будто хотел через них выдавить из головы весь скопившийся там ужас. Он вспомнил дядю Люка в дверном проеме навеса на Белкадане, вспомнил, каким печальным было у того лицо, когда он прорывался сквозь заслон йуужань-вонгов, захвативших Джейсена; вспомнил, как быстрым уверенным движением Люк сорвал имплантант послушания с его лица своим ненастоящим пальцем.

Он вспомнил, что дядя Люк не придет за ним на этот раз.

Никто не придет.

Потому что Джейсен умер.

- За этим ты все время приходишь сюда? - пробормотал он в свои скрещенные руки. - Чтобы злорадствовать? Унижать побежденного врага?

- Разве я злорадствую? Разве мы враги? - спросила Вержер озадаченным голосом. - И разве ты побежден?

Ее неожиданно искренний тон застал его врасплох; Джейсен поднял голову и увидел, что насмешка исчезла из ее взгляда.

- Я не понимаю.

- Это-то как раз ясно, - вздохнула Вержер. - Я дарю тебе подарок, Джейсен Соло. Освобождаю тебя от надежды на спасение. Разве ты не видишь, как я пытаюсь помочь тебе?

- Помочь? - ожесточенный смех Джейсена обернулся кашлем. - Тебе нужно подучить общегалактический, Вержер. На общегалактическом то, что ты сделала со мной, зовется другими словами.

- Да? Тогда, возможно, ты прав, и у нас всего лишь лингвистические разногласия, - Вержер опять вздохнула и уселась еще основательней, уперев руки в пол перед собой. Она перенесла на них весь свой вес, напоминая при этом больше кошку, чем птицу. Вторичные внутренние веки прикрыли ее глаза.

- Когда я была очень молода... моложе, чем ты, малыш Соло - я нашла куколку призрачной моли в конце цикла ее развития - в коконе, - сказала Вержер отстраненно и как-то грустно. - У меня уже был кое-какой опыт обращения с Силой; и я смогла почувствовать ее боль, панику, клаустрофобию, ее отчаянную борьбу за освобождение из кокона.

Все было так, как будто этот мотылек знал обо мне и взывал к моей помощи. Как я могла отказать? Коконы призрачной моли состоят из полимерных силикатов - очень, очень жестких - а сами мотыльки так хрупки, так прекрасны: нежные существа, чье единственное предназначение - петь в ночном небе. Так что я сделала то, что ты назвал бы помощью - я взяла маленький столовый нож, чтобы разрезать кокон и помочь мотыльку выбраться наружу.

- О нет, ты не сделала этого, да? Пожалуйста, скажи, что ты не сделала этого, - Джейсен закрыл глаза, заранее сожалея о печальном, как он чувствовал, окончании рассказа.

В его коллекции некоторое время была призрачная моль. Джейсен помнил, как наблюдал за ростом личинки, чувствуя благодаря своему дару ее безмятежное удовлетворение от поедания порванной изоляции и раскрошенного дюракрита; он помнил, как мотылек расправлял темные, красиво оттененные крылья по прозрачному полимеру клетки; помнил волнующую трель лунной песни призрачной моли, выпущенной из клетки и летящей в смешанном сиянии четырех лун Корусканта.

Джейсен помнил отчаянную панику, которая изливалась на него сквозь Силу в ту ночь, когда мотылек готовился освободиться из кокона.

Он помнил свое желание помочь беззащитному существу - и помнил, почему он этого не сделал.

- Нельзя помочь призрачной моли, разрезав ее кокон, - сказал он. - Усилия не вредят ей; борясь за освобождение из кокона, она тем самым наполняет сосуды в крыльях ихором. Если разрезать кокон...

- Мотылек будет искалечен, - торжественно закончила за него Вержер. - Да. Это было несчастное существо - не способное летать, не способное присоединиться к другим мотылькам в их ночном танце под лунами. Даже желобки на его крыльях были чахлыми, так что он был таким же немым, как и неподвижным. В то долгое лето через окно моей спальни до нас иногда доносились звуки лунной песни, а от моего мотылька исходила только печаль и горькое сожаление, что ему никогда не подняться к звездам и не исполнить песню. Я заботилась о нем, как могла - но ты же знаешь, у призрачной моли короткая жизнь. Они проводят годы в стадии личинки, копя силы для единственного лета песен и танцев. Я погубила того мотылька, украла его предназначение... потому что я помогла ему.

- Это не было помощью, - сказал Джейсен. - Помощь означает нечто другое.

- Нет? Я видела существо в мучениях, кричащее от ужаса, и я предприняла меры, чтобы унять его боль и страх. Если ты не считаешь это помощью, то моя способность изъясняться на общегалактическом хуже, чем я предполагала.

- Ты не понимала, что происходит.

Вержер пожала плечами.

- Как и мотылек. Но скажи мне вот что, Джейсен Соло: если бы я поняла, что происходит - если бы я знала, что это за личинка, и что ей необходимо сделать, через что пройти, чтобы стать волшебным созданием, которым она так и не стала - что мне надо было сделать, чтобы ты назвал это помощью на своем языке?

Некоторое время Джейсен обдумывал ответ. Его чувствительность к Силе позволяла ему понимать потребности экзотических существ из его коллекции с чрезвычайной глубиной и ясностью; через это понимание он научился уважать мудрость природы.

- Я полагаю, - медленно сказал он. - Лучшая помощь, которую ты могла бы предложить - это поместить кокон в безопасное место. Крыланы-осоеды охотятся на личинок призрачной моли, и они особенно опасны для только что обернувшейся коконом куколки: на этой стадии личинки наиболее питательны. Так что, наверно, лучшей помощью, которую можно было бы предложить - это присматривать за личинкой, чтобы она не стала добычей хищников, и оставить ее один на один со своей судьбой.

- И, возможно, - осторожно добавила Вержер, - оградить ее от внимания других благонамеренных лиц, которые по своему невежеству поспешили бы на помощь со столовыми ножами.

- Да, - сказал Джейсен, а потом у него перехватило дыхание, и он уставился на Вержер, словно у нее выросла вторая голова.

- Эй... - начал он понимать. - Эй...

- И еще, возможно, - продолжала Вержер, - заглядывать время от времени, чтобы отчаянное, страдающее, борющееся существо знало, что оно не одиноко. Что есть кто-то, кто беспокоится. Что его боль не напрасна, а ведет его к его судьбе.

Джейсен едва мог дышать, но все же он нашел силы, чтобы прошептать:

- Да...

- В таком случае, Джейсен Соло, наши определения помощи совпадают, - серьезно сказала Вержер.

Джейсен подался вперед, оперся на колени.

- Мы говорим уже не о личинках призрачной моли, да? - спросил он с громко бьющимся сердцем. - Ты говоришь обо мне...

Она поднялась, ее ноги развернулись, словно подъемные краны.

- О тебе?

- О нас, - надежда на невозможное комком застряла в его горле. - О нас с тобой.

- Мне надо идти; "объятия" устали ждать.

- Вержер, постой!..- сказал он, пытаясь встать на ноги, тогда как захваты "объятий" уже сомкнулись на его запястьях. - Подожди, Вержер, еще немного, поговори со мной... и, и призрачная моль... - он запнулся. - Призрачная моль - эндемичный вид! Ее не экспортируют... она водится только на Корусканте! Как ты могла найти личинку? Если только... так что же, ты... или...

Она поместила руку между губами похожего на большой рот чувствительного сосуда, который находился рядом с зевом прохода, и клапан широко раскрылся.

- Все, что я говорю - это ложь, - сказала Вержер и вышла.

"Объятия боли" окунули его в белое свечение в очередной раз.

* * *

Джейсен Соло висит в белом свечении, размышляет.

В какой-то из бесконечных моментов он непомерно удивляется, что все еще способен думать; свечение сканировало его сознание на протяжении многих дней, или недель, или веков, и теперь ему странно, что он может не просто думать, а думать ясно.

Белая вечность проходит в удивлении.

Потом он начинает понимать уроки боли.

"Вот оно что," думает Джейсен. "Вот о чем говорила Вержер. Это помощь, которую она предлагает мне, а я не знаю, что с ней делать".

Она освободила его от собственной западни: западни детства. Тупикового пути, на котором он всегда ожидал, что кто-то придет. Ожидал отца, мать, дядю Люка, Джейну, Зекка или Лои, или Тенел Ка, или кого бы то ни было, кто не отказал бы ему в помощи.

Но он не беспомощен. Он всего лишь одинок.

А это не одно и то же.

Он не должен просто висеть здесь и страдать. Он в силах кое-что сделать.

Ее рассказ о призрачной моли, может, и был ложью, но за ложью скрывалась правда, которую иначе он не понял бы. Не на это ли она указывала, произнеся слова: все, что я говорю тебе - это ложь?

В этом все дело?

Боль сама по себе - это божество: жестокий рулевой жизни. Боль хлещет кнутом, и все живое начинает двигаться. Жить - значит быть зависимым от боли.

Он знал, что это действительно так, не только по собственному опыту, но и исходя из того, что произошло с отцом и Анакином после смерти Чуи. Он видел, как боль хлестнула отца своим кнутом, и Хэн бежал от этой боли через всю галактику.

Он видел, каким жестким стал Анакин. Видел, как брат стал вести себя, словно был борцом-тяжеловесом, проявляя всю свою силу и скорость, выкладываясь до предела на каждом из заданий - это было его единственным ответом на боль, которую он испытал, став свидетелем смерти того, благодаря кому сам выжил.

Джейсен всегда невольно сравнивал Анакина с дядей Люком и находил у них много общего: его способность обращаться со сложными механизмами, его летные и боевые навыки, его воинская доблесть. Теперь же он видел, что кое в чем существенном Анакин был похож на их отца. Он реагировал на боль, игнорируя ее. Занимаясь чем-нибудь важным, чтобы не замечать своей потери.

Убегая от жестокого рулевого.

Жить - значит быть зависимым от боли.

Но это лишь полуправда; боль также может быть и учителем. Джейсен еще помнит, как его тело часами болело от постоянных упражнений со световым мечом. Он помнит, как изучал новые сложные комбинации, как больно было нагружать непривычные мышцы, чтобы добиться смещения центра тяжести, растяжки бедер, чтобы научиться вращать и пружинить ногами, как песчаная пантера. Джейсен помнит, как дядя Люк говорил, что, если это не больно, значит, ты делаешь что-то не так. Даже каскад жалящих ударов тренировочного дроида... конечно, его цель заключалась в том, чтобы пресечь или отразить удар, но ведь гораздо легче было бы избежать боли, просто отказавшись от обучения.

Иногда боль - это единственный проводник туда, куда тебе нужно попасть.

И худшая боль - это та, от которой нельзя убежать. Он знал историю своей матери настолько хорошо, что эти события иногда снились ему: Лея стоит на мостике Звезды Смерти и смотрит, как боевая станция уничтожает ее родную планету. Он знал об ужасе и отрицании, о горячем, но бессильном гневе, которые она чувствовала в тот момент, и понимал, что именно памяти о миллиардах унесенных жизней посвящено ее неустанное служение делу мира в Галактике.

Так же и дядя Люк: если бы он никогда не узнал боли, которую причинила ему смерть его приемных родителей, жестоко убитых имперскими штурмовиками, он так и остался бы на своей ферме по добыче влаги в песчаных пустошах Татуина, несчастный от несбывшихся грез об опасностях и приключениях - а галактика по сей день стонала бы под гнетом Империи.

Боль может быть также движущей силой. Волей к переменам. Рано или поздно страдания вынуждают нас предпринимать что-то, чтобы все исправить.

Страдание - это топливо в двигателе цивилизации.

Теперь к нему приходит понимание; поскольку боль - это божество, и он был во власти этого жестокого божества с того дня, когда умер Анакин. Но это также и учитель, и проводник. Боль может быть поработителем, одолевшим тебя навсегда, и она может быть волей, которая делает тебя неодолимым. Божество, единое в каждом своем проявлении.

Чем она явится к тебе, зависит от того, кем являешься ты.

Но кто же я? - задается вопросом Джейсен. - Я убегал - как и отец, как и Анакин. Все же я думаю, они перестали бежать: отцу хватило мужества остановиться и принять боль, воспринять от нее силу, подобно тому, как сделали мать и дядя Люк. Анакин в конце концов поступил точно так же. Хватит ли мне сил?

Есть только один способ узнать.

В течение долгих дней, недель, веков белое свечение поглощало его.

Теперь он начинает поглощать белое свечение.

* * *

Исполнитель Ном Анор рассеянно теребил червя-флягу с бульоном, ожидая, пока трутень-формовщик закончит свое сообщение. Он совсем по-человечески уселся на кожистый вырост перед необычно крупным виллипом, которому формовщик монотонным, певучим голосом докладывал полученные от "объятий" данные о поведении молодого джедая, Джейсена Соло.

Ном Анора доклад не занимал. Он знал наперед, что скажет формовщик, потому что лично составлял сообщение. Именно эта отдельно взятая комната "объятий боли" обладала чрезвычайно сложной нервной системой, которая могла уловить электрохимические реакции в нервных окончаниях тела Джейсена Соло вплоть до каждого индивидуального импульса, и оценить степень воздействия болевых раздражителей на головной мозг. Формовщик-трутень все перечислял и перечислял подробности своих наблюдений, и его предельно унылое жужжание было невыносимо...

"Возможно, потому мы и зовем их трутнями," подумал Ном Анор, внутренне улыбнувшись, но не чувствуя веселья. Ни к чему было доводить такого рода мысли до сведения третьего обитателя этого маленького, сырого помещения. Об этом невозможно было пошутить ни на каком из языков, кроме общегалактического, да и не таким уж и смешным был каламбур.

Так что Ном Анор просто сидел, время от времени потягивая бульон из своего червя-фляги, смотрел на виллип и ждал, когда же у мастера войны Цавонга Ла кончится терпение.

Виллип отражал физические особенности головы мастера войны с гибкостью, присущей растущим побегам: выпирающая черепная коробка с вытянутым затылком, страшно острые зубы, торчащие из безгубого рта, и значительное количество шрамов, указывающих на его преданность Истинному пути.

Ном Анор лениво размышлял, как бы неплохо эти сложные рубцы смотрелись на его лице. Не то чтобы он когда-нибудь ступит на Истинный путь - Ном Анор всего лишь использовал его как политический инструмент; опыт подсказывал, что изображение благочестия куда выгоднее, чем истинное благочестие.

Виллип так же подробно передавал и пугающую пристальность фанатичного взгляда Цавонга Ла.

Это сияние веры в его глазах было всего лишь отражением внутренней убежденности, которую Ном Анору было трудно даже вообразить: будто сами Боги стоят за спиной мастера войны и направляют его на Истинном пути. Будто вся правда, вся справедливость, все добро в мире исходят от Истинных Богов, освещая вселенную подобно звездному ветру.

Мастер войны был истинно верующим.

Для Ном Анора вера была излишеством. Он слишком хорошо знал, как легко манипулировать такими вот истинно верующими, если ты из тех, кто не верит ни во что и ни в кого, кроме самих себя.

Это был как раз тот самый случай.

Момент, которого он ждал, наступил во время подробного сравнения межрасовых показателей, полученных у Джейсена Соло и у трех предыдущих подопытных, которые были йуужань-вонгами: по одному из касты воинов, из касты жрецов, и из касты формовщиков. Каждый из них подвергался пыткам в тех же самых "объятиях", в которых теперь висел юный джедай. Передаваемое виллипом изображение Цавонга Ла пылало яростью, нарастающей, словно интенсивность ионных зарядов перед магнитной бурей.

В конце концов его терпение лопнуло.

- Почему я трачу время на этот лепет?

Формовщик напрягся и нервно оглянулся на Ном Анора.

- Эти сведения чрезвычайно важны...

- Не для меня. Я не формовщик. Сухие цифры меня не интересуют - скажите мне, что они значат!

Ном Анор подался вперед.

- Если мастер войны позволит, я буду рад сделать это.

Виллип слегка повернулся, и мастер войны уставился на Ном Анора.

- Ну попробуйте, - сказал Цавонг Ла. - Мое терпение не безгранично, а вы, исполнитель, и так уже слишком часто его испытывали в последнее время. Уклонитесь от главного, Ном Анор, - и последствия будут печальны.

- Мои извинения, мастер войны, - мягко сказал Ном Анор. Движением руки он показал формовщику, что тот свободен. Формовщик поспешно поклонился виллипу, раскрыл зев прохода и удрал.

- Я всего лишь хотел предложить анализ; интерпретация - это моя специальность.

- Ваша специальность - пропаганда и ложь, - отрезал Цавонг Ла.

Как будто это разные вещи. Ном Анор пожал плечами и дружелюбно улыбнулся: он научился этим жестам, когда притворялся человеком. Он обменялся мимолетными взглядами с еще одним обитателем этой комнаты - его партнером по "Проекту Соло " - и снова уставился на виллип.

- Данные, полученные от "объятий", показали следующее: Джейсен Соло стал не только способным выносить пытки, но и увеличивать свою выносливость за счет них. Как мастер войны помнит, я предсказывал такой результат. Он обнаружил в себе те же ресурсы, которые мы находим в наших самых великих воинах.

- И? - прожигал его взглядом мастер войны. - Каково же ваше заключение?

- Это сработает, - просто сказал Ном Анор. - Таково мое заключение. Единственное заключение. Согласно текущим данным, Джейсен Соло неизбежно - при условии, что он выживет - обратится всем сердцем к Истинному пути.

- Такие попытки предпринимались и прежде, - прорычал Цавонг Ла. - Джиидай Вурт Скиддер и джиидай Тахири на Явине 4. Результаты были неудовлетворительными.

- Формовщики, - насмешливо фыркнул Ном Анор.

- Следите за вашим языком, если вы не намерены с ним расставаться. Каста формовщиков посвящена Йун-Йуужаню.

- Конечно, конечно. Естественно, я не подразумевал никакого неуважения. С позволения мастера войны, я только хочу указать, что в случае с Тахири применялся метод грубых физических изменений - может быть, еретический.

Ном Анор сделал упор на последнее слово.

Лицо Цавонга Ла потемнело.

- Они предприняли кощунственную попытку, - продолжал Ном Анор. - Они хотели сделать ее йуужань-вонгом - как будто раб может стать одним из избранных. Это ли не богохульство? Последовавшая за этим резня была милостью по сравнению с тем, что они заслужили, в чем, несомненно, мастер войны со мной согласится.

- Нисколько, - возразил Цавонг Ла. - Это было именно то, что они заслужили. Раз Боги так решили, значит, в этом и заключается справедливость.

- Как скажете, - с легкостью признал Ном Анор. - В "Проекте Соло" такая ересь недопустима. Процесс с Джейсеном Соло будет полностью противоположным: он останется человеком, но при этом признает и провозгласит Истину. Нам не придется изменять или уничтожать его каким-либо образом. Мы просто покажем, а остальное он сделает сам.

Изображение мастера войны застыло - он был занят размышлениями.

- Я до сих пор не понимаю, зачем мне это. Все, что вы сейчас сказали, означает лишь, что он еще более ценная жертва, чем я предполагал. Теперь скажите, почему я должен ждать его обращения. Если он умрет в процессе, я не смогу выполнить клятву, которую дал Истинным Богам: лишу их обещанной жертвы. Истинные Боги не прощают клятвопреступников, Ном Анор.

По мне этого не скажешь - самодовольно подумал Ном Анор, но вслух высказался с предельным уважением.

- Значение Джейсена Соло как символа обращения на Истинный путь не может быть завышено, мастер войны. Во-первых, он - джедай, а джедаи в Новой Республике заняли место богов. К ним относятся как к названным родителям, одаренным фантастическими возможностями, которые молва преувеличивает выше всяких границ; их цель состоит в том, чтобы бороться и умирать за извращенные, обесцененные подобия правды и справедливости, которыми пользуются в Новой Республике. Джейсен Соло уже герой легенд. Его деяния, с тех самых пор, как он был ребенком и подростком, известны по всей галактике; также как и деяния его сестры - сестры-близнеца. Их даже сравнивают с подвигами, которые совершали Йун-Харла и Йун-Йаммка...

- И такие богохульства вы произносите с такой легкостью, - процедил Цавонг Ла.

- Разве? - улыбнулся Ном Анор. - Однако Истинные Боги не поразили меня своим гневом; возможно, то, о чем я говорю - на самом деле не богохульство, и вы в этом убедитесь.

Лицо мастера войны было мрачным, он так и впился в Ном Анора взглядом.

- Джейсен Соло также является старшим сыном правящего клана Галактики. Его мать некоторое время была верховным правителем Новой Республики...

- Некоторое время? Как такое возможно? Почему ее преемник позволил ей жить?

- Желает ли мастер войны выслушать пояснения по извращенной системе управления в Новой Республике? Это связано с нелепой концепцией под названием демократия, согласно которой вся полнота власти достается тому, кто лучше других способен направлять стадные чувства большого количества наиболее невежественных граждан...

- Их политическая система - ваше дело, - нахмурился Цавонг Ла. - Я занимаюсь их военной мощью.

- Эти аспекты, в нашем случае, имеют некую взаимосвязь, которая не видна на первый взгляд. Целую четверть стандартного столетия семья Соло возглавляла все более-менее значительные начинания в этой галактике. Даже джедайский мастер войны есть не кто иной, как дядя Джейсена Соло. Этот дядя, Люк Скайуокер, как полагают, собственноручно создал Новую Республику, разрушив старую, более разумную систему правления, которая называлась Империей. И я должен добавить, что в этом нам повезло, потому что Империя была значительно строже организована, сильна и насквозь милитаризована. Так как в наших рядах нет внутренних разногласий, мы добились успехов в Новой Республике; Империя же, возможно, сокрушила бы наши силы при первом же ударе.

Цавонг Ла ощетинился.

- Истинные Боги никогда бы этого не допустили!

- Здесь мое мнение совпадает с вашим, - проговорил Ном Анор. - Они и не допустили. Люк Скайуокер, Соло и Повстанческий Альянс уничтожили Империю, оставив галактику в состоянии разрухи и политического вакуума, который нам на руку - хотя бы в этом, клан Соло потрудился во славу Истинных Богов!

Впервые, с начала разговора, Цавонг Ла начал проявлять интерес.

- Теперь, представьте, - сказал Ном Анор, почуяв кровь, - что случится с моральным настроем остатков сопротивления в Новой Республике, когда этот джедай, этот герой, отпрыск самого великого клана целой цивилизации объявит всем народам, что они были преданы своими лидерами: что Истинные Боги - единственные боги... Истинный Путь - единственный путь!

Виллип превосходно передал блеск, разгорающийся в глазах у мастера войны.

- Мы нанесли им удар, когда захватили их столицу, но это не сломило их дух, - пробормотал он. - Теперь это было бы гангреной на их ране.

- Да.

- Новая Республика ослабела бы и в конце концов умерла.

- Да.

- Вы уверены, что сможете заставить Джейсена Соло принять истину?

- Мастер войны, - горячо сказал Ном Анор. - Это уже происходит. Джейсен и Джейна Соло - близнецы, мужчина и женщина, взаимодополняющие противоположности. Разве Вы не видите это? Йун-Йаммка и Йун-Харла. Воин и Обманщица. Джейсен Соло станет одним из богов-близнецов - чтобы сражаться во славу самого себя! Он будет живым свидетельством, которое никто в Новой Республике не сможет опровергнуть.

- Это может быть интересным, - признал Цавонг Ла.

- Может? - спросил Ном Анор. - Может? Мастер войны, вы лично совершали каждое жертвоприношение Истинным Богам в надежде на победу... Все эти жертвы предваряли одну...

Искра в глазах мастера войны внезапно запылала как плавильная печь.

- Великая Жертва - вы говорите о жертвоприношении близнецов!

- Да. Даже вы, мастер войны, должно быть, где-то в глубине души, сомневались в обещанной Истинными Богами победе, пока не совершено главное жертвоприношение.

- Истинные Боги не искушают, и они не обещают напрасно, - набожно протянул мастер войны.

- Но они ничего не дают даром, - сказал Ном Анор. - Вам это известно. Они требуют, чтобы мы заслужили их милость: чтобы мы исполнили их пророчества.

- Да.

- И тогда в великий день Джейсен Соло сам захватит свою сестру - своего близнеца - доставит ее к алтарю, и сам лишит жизни в великом жертвоприношении близнецов; и желание Истинных Богов наконец будет исполнено.

- Исполнится воля Истинных Богов! - прогремел Цавонг Ла.

- Исполнится воля Истинных Богов, - согласился Ном Анор.

- Вы сделаете это.

- Да, мастер войны.

- Вы меня не подведете.

- Все, что в моих силах, мастер войны...

- Нет, - сказал Цавонг Ла. - Вы не понимаете. Я говорю вам, Ном Анор, что вы меня не подведете. Истинных Богов не дразнят. Если бы Джейсен Соло не был желанной жертвой, они не дали бы вам дыхания даже для шепота, и даже намека на это не появилось бы в ваших мыслях. Тому, кого зовут Ном Анор, нужна только победа; если же победы не будет, то в жертву Истинным Богам будет принесено существо, лишенное имени.

Ном Анор сглотнул.

- Ах ...мастер войны?..

Цавонг Ла был непреклонен.

- Все, кто вдохнул воздух этих идей, умрут, вопя, безымянными; и их кости будут выброшены в открытый космос. Именем Истинных Богов, это - мое слово.

Виллип резко вернулся к неактивному состоянию, с хлюпающими шлепками сворачиваясь в комок, похожий на кусок сырого мяса.

Ном Анор снова сел и понял, что дрожит. Он не ожидал такого поворота. С фанатиками всегда так, подумал он. Ими легко управлять, но они почему-то все воспринимают слишком буквально.

Он жадно глотнул из червя-фляги, о котором совсем забыл во время разговора, и повернулся ко второму обитателю этой маленькой комнаты.

- Ну что ж, теперь мы и в самом деле партнеры: вместе нам предстоит либо добиться полной победы, либо погибнуть, - тяжело сказал Ном Анор. - Мы, как говорят кореллианцы, самые верные кандидаты на вылет.

Его партнер, сидящий за неподвижным виллипом, спокойно смотрел ему в глаза немигающим птичьим взглядом.

- Хорошее начало, - невозмутимо сказала Вержер, - половина дела.

ГЛАВА ВТОРАЯ. ДЕТСКАЯ

Где-то в бескрайнем космосе над плоскостью галактической эклиптики - в россыпи бархатистых искр, таких далеких от любой звездной системы, что это место, строго говоря, и местом-то не считалось - а так, всего лишь статистической подборкой векторов и скоростей - вынырнул в реальное пространство маленький корабль из йорик-коралла. Это произошло настолько далеко от любой известной точки начала отсчета координат, что его движение было практически несоотносимо ни к одной из них. Если начинать отсчет с Оброа-скай, корабль уносился прочь на приличной скорости; по отношению к Татуину он ушел в длинный, вялый поворот, а по отношению к Корусканту он просто падал, увеличивая ускорение.

Его сдвоенный довин-тягун пульсировал, настраивая гравитационное поле; и через довольно-таки продолжительное время зарегистрировал ответные волны смещения времени-пространства.

Корабль был не один.

Это ответное смещение дало направление. Довин-тягун маленького корабля был достаточно мощным, чтобы уловить разницу в миллиардные доли микросекунды, которые прошли с момента, когда первый довин-тягун зарегистрировал колебание времени-пространства, до момента, когда эти колебания достигли его пары.

Маленький корабль из йорик-коралла изменил курс.

Объект, к которому он направился, оказался сферой необычной конструкции, в сотни тысяч раз превышающей размеры маленького корабля. Она находилась под ненавязчивой защитой множества черных плавников, которые опоясывали ее, местами пересекаясь, словно горные цепи на луне без атмосферы. Плавники мощно излучали инфракрасное свечение, сбрасывая в пустоту излишки тепла.

Корабль из йорик-коралла замедлил скорость, чтобы состыковаться со сферой, и повернул к одной из гладких плотных площадок между горячими плавниками. Пока он преодолевал последние несколько метров, из его носа выдвинулся стыковочный коготь, похожий на хелицеры прядущего паука, и зацепился за слегка упругую поверхность. Еще несколько мгновений понадобилось на то, чтобы довины-тягуны сверили данные о пространстве-времени. Результаты обмена сигналами были расшифрованы специальной разновидностью виллипов, которые передали информацию существам, руководящим всеми процессами в этих двух живых структурах: формовщикам йуужань-вонгов.

Гладкая поверхность, к которой пристыковался корабль, вдруг оказалась рельефной - спазматически открывшимся кратером, окружность которого все расширялась и расширялась. В ста метрах от брюшка кораллового корабля окружность стала губами, а кратер - ртом, который сомкнулся вокруг судна - осторожно выталкивая вакуум - охватывая каждый выступ и изгиб корабля.

Сфера проглотила корабль.

Всего за несколько секунд то место, где только что был корабль, снова превратилось в широкую, гладкую поверхность упругой плоти, ничем не покрытой, но горячей.

* * *

Джейсен открыл глаза и увидел, что зев прохода раскрылся. Снаружи стояла Вержер. Заходить она, похоже, не собиралась.

- Хорошо выглядишь.

Он пожал плечами и сел, а потом потер свежие шрамы на запястьях. "Объятия боли" содрали с них кожу, и последнюю корку счистили всего два сна назад.

- Давно не виделись, - сказал Джейсен.

- Да, - гребень Вержер распушился в вопросительном, зеленом цвете. - Как ты провел свободное от "объятий боли" время? Я смотрю, твои запястья зажили. Как твои плечи? Бедра, лодыжки? Ты можешь идти?

Джейсен снова пожал плечами, опустив глаза. Он потерял счет своим провалам и пробуждениям с тех пор, как "объятия боли" освободили его. Тело его все еще было словно завязано узлом, и он не мог решиться на большее, чем мимолетный взгляд на захваты, щупальца и сенсорные шары "объятий боли". Они по-прежнему висели под потолком, переплетясь - точь-в-точь какой-нибудь садок для угрей - и потихоньку сокращались. Он не знал, почему они выпустили его.

К тому же он боялся, что, если задержит на них взгляд, они вспомнят о нем.

Вержер протянула руку.

- Вставай, Джейсен Соло. Вставай, и пошли.

Он уставился на нее, удивленно моргая.

- Это правда? - спросил Джейсен. - Ты забираешь меня отсюда? Правда?

Плавное пожатие плеч Вержер прокатилось даже по ее руке.

- Это зависит, - безмятежно сказала она, - от того, что ты имеешь в виду, когда говоришь "отсюда". И что ты подразумеваешь, когда говоришь "правда". Но оставаться там, где ты находишься, пока эта комната... полагаю, на общегалактическом правильно говорят - переваривается, да? Тебе не понравится.

- Понравится... Ох, верно. Я и забыл, - пробормотал он. - Я же должен был повеселиться тут.

- Так ты не повеселился? - она бросила в его сторону грубо скроенную рубашку, материя которой, как казалось, была соткана из жесткого, некрашеного волокна. - Давай посмотрим; может, найдем место, где ты сможешь развлечься по-настоящему.

Джейсен заставил себя встать и стал натягивать одежду через голову.

Рубашка была теплой на ощупь; она легко поддавалась, пока он протискивался в нее - волокна собирались и распускались, как сонные черви. Одеваться было больно - в отличие от кожи его плечи и бедра приходили в норму не так быстро. В суставах словно застряли обломки дюракрита, но Джейсен даже не поморщился.

Это была всего лишь боль - он не придавал ей значения.

Вержер что-то держала в руке: пожелтевшую от воздействия солнца кость с крючковатым наростом - длинную, изогнутую, острую.

Джейсен остановился.

- Что это?

- Что - что?

- У тебя в руке. Это что, оружие?

Ее гребень сложился и распустился вновь; на этот раз зеленый мерцал желтыми бликами.

- Зачем мне оружие? Разве я в опасности?

- Я... - Джейсен потер глаза: ее кулак окружало всего лишь размытое пятно. Видел ли он вообще что-нибудь?

- Должно быть, игра света, - сказала Вержер. - Забудь об этом. Пойдем.

Он переступил через зев прохода люка. Коридор каким-то образом изменился; вместо отполированного смолами йорик-коралла, который Джейсен мог видеть, когда Вержер входила к нему и выходила, сейчас он стоял в начале тоннеля. Пол был теплым, мягким, его плоть едва заметно пульсировала под босыми ступнями Джейсена.

Снаружи стояли двое высоких, бесстрастных йуужань-вонгских воинов в полной вондуун-крабовой броне. У каждого на правой руке было утолщение - скрученный амфижезл.

- Не обращай на них внимания, - спокойно сказала Вержер. - Они не говорят на общегалактическом, а тизовирмов для перевода у них с собой нет. И они понятия не имеют, кто ты такой. Просто таким образом обеспечивается гарантия, что ты никому и ничему не нанесешь ущерба. Не вынуждай их причинять тебе вред.

Джейсен только пожал плечами. Он заглянул еще раз в закрывающийся зев прохода.

В той комнате он оставил много боли.

И много боли он уносил с собой.

Анакин... Каждый раз, моргая, он мог видеть мертвое тело своего брата, как будто это изображение было нанесено на внутреннюю поверхность его век. Это все еще ранило. Джейсен не исключал, что это будет ранить всегда.

Но боль не имела теперь над ним власти.

Он поспешил вслед за Вержер, которая удалялась по теплой оболочке тоннеля, который, словно вена, то и дело перекрывался клапанами.

Воины шагали следом.

Джейсен забыл о кривой кости.

Вероятно, это была всего лишь игра света.

* * *

Джейсен не мог определить направления пути, по которому они шли; так же как он не мог определить системы в бесконечной путанице плотных переплетений, которые, казалось, вырастали, скручивались и завязывались в полном беспорядке. Снаружи проникал свет, и сквозь прозрачную кожу труб просвечивала сетка кровеносных сосудов. Клапаны на их пути открывались, повинуясь прикосновениям Вержер; клапаны же позади них закрывались самостоятельно.

Иногда проходы сужались настолько, что Джейсену приходилось идти, ссутулившись, а воины складывались почти пополам.

Иногда они шли по широким тоннелям, которые сокращались и пульсировали, как будто накачивали воздух; непрекращающийся ветер, похожий на пыхтение сытого хищника-одиночки подталкивал их в спины.

Стенки постоянно вибрировали как гигантская провисшая мембрана, заставляя воздух гудеть и завывать - иногда настолько низко, что Джейсен мог почувствовать звук только рукой, прикасаясь к поверхности; а иногда - громче, выше, пока не поднималась волна из тысяч стенающих, вопящих и страдающих голосов.

Зачастую они проходили мимо зевов, похожих на тот, что закрыл проход в "объятий боли". Иногда они были открыты, являя комнаты с поросшим травой болотистым полом, со стволами деревьев, перекинутых через коричневатый навоз. Были там и круглые глотки, обвешанные коконами неопознанных созданий, болтающихся на ниточках. Были и глубокие темные пещеры, в которых крошечные искорки алого, зеленого, желтого или тусклого, почти невидимого фиолетового цвета мигали, словно глаза хищников, проводящих ночь в ожидании, что добыча сама заглянет на огонек.

Совсем редко Джейсену удавалось мельком увидеть йуужань-вонгов: по большей части воинов, чьи чистые лица и немодифицированные конечности свидетельствовали о низком статусе. Один или два раза попадались даже несколько низкорослых, коренастых йуужань-вонгов, на головах которых красовались некие подвижные головные уборы, похожие на гребень Вержер. Скорее всего, это были формовщики. Джейсену вспомнился рассказ Анакина о базе формовщиков на Явине 4.

- Что это за место?

Джейсен бывал на кораблях йуужань-вонгов и раньше, и он видел их околопланетные сооружения на Белкадане: естественно, там все было органическим, выращенным, а не выстроенным, но тогда, по крайней мере, он во всем смог разобраться.

- Это корабль? Космическая станция? Какое-то существо?

- Все это и еще кое-что. Йуужань-вонги называют этот - корабль, станцию, существо, что угодно - корабль-сеятель. Я полагаю, биолог мог бы определить его как экосферическую скорлупу, - Вержер притянула его к себе и понизила голос, словно решила поведать смешной секрет. - Это яйцо, из которого родится целый мир.

У Джейсена на лице появилось такое выражение, как будто он проглотил что-то отвратительное.

- Мир йуужань-вонгов.

- Конечно.

- Я был на Белкадане. И на Дуро. Там не было ничего подобного. Проводя свою - как ты это называешь? Вонг-формовку - они просто распылили генетически измененные бактерии в атмосфере...

- Белкадан и Дуро - это просто индустриальные базы, - сказала Вержер. - Это верфи для создания вооружения. После того, как их ресурсы исчерпают, их оставят. А мир, созданный кораблем-сеятелем - это дом.

Джейсену стало не по себе.

- Дом?

- Почему планета не может быть единым организмом, живым существом со скелетом из камня и сердцем из цельной скалы? Все виды, населяющие планету - как растения, так и животные, от микроскопического до колоссального - это органы существа, внутренние симбионты или паразиты. Этот корабль-сеятель состоит главным образом из стволовых клеток, которые разовьются в живущие механизмы, а те, в свою очередь, создадут целую планету с живой природой, которая будет воспроизводиться с высокой скоростью. Животные будут достигать зрелости за несколько стандартных дней; леса будут вырастать за недели. Всего через несколько месяцев после засева в новом мире сложится полноценная, динамически устойчивая экосистема: точная копия экосистемы планеты, которая мертва уже столько тысяч лет, что о ней едва помнят.

- Их дом, - пробормотал Джейсен. - Йуужань-вонгов. Они строят для себя новый мир. Вот что это такое.

- Можно сказать и так.

Вержер остановилась и подозвала воинов. Она указала место на стенке тоннеля, и один из воинов вышел вперед и встряхнул рукой. Его амфижезл развернулся в клинок, который рассек стенку длинным неровным разрезом. Из краев раны засочилась белесая жидкость. Вержер оттянула один из краев, словно портьеру, и слегка поклонилась, приглашая Джейсена войти.

- Но я бы назвала это творчеством в процессе, - сказала она. - Совсем как тебя.

Мрачно вдохнув жаркий, плотный, пахнущий дымом туман, выплывающий из трубы, Джейсен фыркнул:

- Запахи что в казарменном туалете после прорыва канализации. И чему это меня научит?

- Есть только один способ узнать.

Джейсен пролез через разрез и окунулся в удушливый, плотный от гнили, испарений и горячей влажной почвы воздух. Пот заструился по его коже. Молочная жидкость - кровь из разреза - бледными липкими нитями потянулась за его волосами и руками. Он пытался счистить эти нити краешком рубашки, но молочку его кожа нравилась больше, чем ткань.

Впрочем, когда он огляделся вокруг, он тут же забыл о молочке.

Это было то самое место, откуда доносились крики.

Он вошел в мир, вывернутый наизнанку.

Узловатый, как варикозная вена, тоннель приподнимался за его спиной, повторяя очертания некоего холма. На этом возвышении Джейсен был недосягаем для бурлящего болота и джунглей, протянувшихся от подножья до самого горизонта.

Только здесь не было горизонта.

Джейсен смотрел, как сквозь завихрения удушливого тумана все выше и выше возносились сферы пенящихся водоемов и зловонных булькающих болот, пока его взгляд не уперся в слабо оформленную точку бело-голубого цвета, которая была солнцем этого мира. Потом туман еще расступился, и он увидел то, что находилось по ту сторону солнца: другие болота, и джунгли, и низкие холмы, закрывающие все небо. Полускрытые вновь густеющим туманом, на той стороне виднелись гигантские существа, которые бродили по холмам неуправляемыми толпами. Но потом туман рассеялся еще раз, и местность приобрела истинный вид.

Эти существа не были гигантскими - они были обыкновенными людьми.

Кроме людей там были также мон каламари, и ботаны, тви'леки, и множество иных жителей Новой Республики.

Те холмы были всего в клике от того, на котором он стоял... может быть, в полутора. "Солнце", должно быть, было каким-то искусственным источником света, едва превышающим по размерам кулак Джейсена. Он согласился сам с собой: владея знаниями, позволяющими довинам-тягунам управлять гравитацией, не так уж сложно поддерживать такой вот источник света и тепла.

Хотя отражение смертельной радиации все-таки оставалось для него загадкой. Он не мог понять, как йуужань-вонги защищались от нее без экранирования. Джейсен не очень хорошо разбирался в технике, его дар был - воздействовать на животных. С техническими же вопросами всегда можно было обратиться к Джейне или Анакину...

Джейсен встряхнулся и стиснул зубы, чтобы унять эту боль.

Теперь он мог различить и йуужань-вонгов между группами. Несколько воинов - не очень много - зато сотни и сотни тех, кого Джейсен принял за формовщиков: медленно и целенаправленно ходят по дорожкам, собирают образцы воды и почвы, листья, полоски коры с деревьев и стебли растений, вытаскивают из воды водоросли, не обращая никакого внимания на стада существ, которые сначала показались ему гигантскими.

Эти стада...

Если бы Сила по-прежнему была с ним, он бы сразу понял.

Это были рабы.

- Великолепно, не правда ли? - Вержер остановилась сбоку от него.

Джейсен покачал головой.

- Безумие, - ответил он. - В самом деле, посмотри на все это...

Он махнул рукой в сторону ближайшей трясины. У ее края одна бригада остервенело размахивала неудобными лопатами, с воем разбрасывая во все стороны навоз, грязь и растительность в попытке вырыть нечто, что могло бы служить дренажным стоком, тогда как другая бригада с точно таким же воем и не менее остервенело засыпала вырытую канаву. Немного дальше кучка кричащих и ругающихся людей втыкала в грязь рассаду, а за ними шли другие люди, которые со слезами и стенаниями вытаптывали ростки.

Вся сфера кипела этим бесплодным трудом: строились и тут же разрушались каменные пирамиды; поле, с одной стороны готовящееся к распашке, с другой стороны уже утрамбовывалось катящимся валуном; молодые растения высаживались и сразу же срубались. Всюду трудились полуголые рабы - кто-то сыпал проклятьями, кто-то рыдал, остальные же только бессловесно мычали, как больные животные.

Даже там, где не было разрушений, рабы метались между заданиями, как будто их преследовали рои невидимых кровососущих насекомых. Человек, роющий яму, мог внезапно содрогнуться, словно дотронулся до оголенной проводки, начать карабкаться на наполовину построенную плотину, потом снова задергаться и убежать, чтобы выпалывать траву из болота и развеивать ее по ветру пучками.

- Все это безумие... - Джейсен обхватил себя за плечи и с трудом сглотнул. У него перехватило дыхание от рвотных спазмов, сотрясавших желудок. - Как можно называть его великолепным?

- Потому что сквозь настоящее здесь проступает будущее, - Вержер коснулась его руки. В ее глазах плясали искорки. - Иди за мной.

Оболочка тоннеля была покрыта узлами сосудов, на которые можно было опереться ногой. Вержер карабкалась от одного к другому с уверенным проворством, и ей пришлось дожидаться, пока Джейсен мучительно перебирал руками и ногами, чтобы присоединиться к ней наверху. Плотный удушливый воздух вызывал у него одышку. Пот так и лился ручьями; Джейсен еле двигался, как если бы он застрял во влажных складках тела тонтона. А охранники поднимались как ни в чем не бывало, бесстрастные и неторопливые.

- Но для чего же это место предназначено? - Джейсен указал рукой на столпотворение. - Какое это имеет отношение к вонг-формовке?

- Это? - Вержер наклонила голову. Джейсен привык считать это движение улыбкой. - Это детская площадка.

- Детская площадка?

- Ну да. Чем, как не местом для изучения правил поведения, являются детские площадки в Новой Республике? Кто-то учится защищаться в драке в песочнице, кто-то оттачивает свои политические таланты в стайках сверстников. На детской площадке мы приобщаемся к коллективному безумию, вязнем в коварном болоте взаимного принуждения, и в конце концов постигаем невероятную, необъяснимую несправедливость этого мира: что одни умнее, а другие сильнее или быстрее; и никакой властью ты не добьешься того, чего можно добиться благодаря своим способностям.

Она обвела рукой всю сферу.

- То, что ты видишь вокруг себя - это деятельность неугомонных, неуправляемых младенцев... испытывающих свои игрушки.

- Это не игрушки, - выпалил Джейсен потрясенно. - Это - живые существа: люди, ботаны...

- Я не стану спорить с тобой о названиях, Джейсен Соло. Зови их как хочешь. Их назначение от этого не изменится.

- Назначение? Какую пользу можно извлечь из этого... из этого бессмысленного страдания?

Вержер жалостливо покачала головой.

- Неужели ты думаешь, что столь сложный процесс, как воссоздание экологии целой планеты может быть предоставлен воле случая? О, нет, нет, нет, Джейсен Соло. Здесь не обойтись без познания. Без обучения. Без проб и ошибок... ошибки случаются, конечно, чаще. И практики. Практики, практики, практики.

Она вытянула руку, как дроид-официант в модном ресторане, приглашающий за столик, и указала на большой водоем неподалеку от подножия холма, на котором они стояли до этого. Посреди водоема возвышался остров, состоящий из солидного нагромождения тонкостенных восковых блоков, похожих на запечатанные соты-инкубаторы кореллианских винных пчел - только каждая из этих сот могла бы вместить в себя "Тысячелетнего Сокола".

Водоем был оцеплен йуужань-вонгскими воинами, которые стояли спиной к острову, с оружием, готовые отразить любое неожиданное нападение. Еще одна цепь воинов выстроилась в прибрежной полосе самого острова. Десятки, если не сотни формовщиков сновали между блоками с узелками, инструментами и мешочками с жидкостью в руках. Время от времени кто-нибудь из формовщиков использовал инструменты, чтобы открыть разъем в каком-нибудь из блоков и просунуть туда узелок либо мешочек с жидкостью. После этого разъем снова запечатывался. Джейсен понял, что сравнение с сотами винных пчел, пришедшее ему на ум, неожиданно оказалось уместным.

В этих огромных шестиугольных блоках должны были находиться какие-то живые существа - очень огромные; возможно - куколки каких-то невообразимых гигантов...

- Что там? - выдохнул он.

- На самом деле вопрос не столько в том, что там такое, сколько в том, чем станет тот единственный, который доживет до зрелости.

Вот она опять улыбнулась, и ее гребень расцвел ярко-оранжевым.

- Как и всем сложноорганизованным существам, живому миру йуужань-вонгов требуется мозг.

* * *

Существа назывались дуриамы.

Родственные йаммоскам, дуриамы были такими же особенными, как и гигантские военные координаторы, но выращивались для исполнения других, более сложных задач. Дуриамы были больше, крепче и значительно мощнее - они были способны объединять на расстоянии гораздо большее количество разрозненных элементов, чем любой, даже самый крупный йаммоск. На дуриамы возлагалась задача управлять действиями вонг-формовочных органомашин. Дуриам считался не подчиненным, а партнером: предельно разумный, предельно компетентный, он был способен принимать самостоятельные решения, основываясь на постоянно обновляющихся данных, поступающих от охватывающей целую планету сети телепатически связанных существ. Дуриам мог безупречно провести преобразование планеты, с надежностью, которой лишены хаотически развивающиеся естественные экологические системы.

Когда Вержер закончила свой рассказ о дуриамах, Джейсен медленно произнес:

- Эти группы рабов - ты говоришь, что ими управляют мысленно?

Вержер кивнула.

- Ты, наверно заметил, что из всех мест здесь охраняется только улей дуриамов. Да и то только затем, чтобы не дать дуриамам поубивать друг друга руками своих рабов.

- Поубивать?

- О, да. Склонности могут быть природными, но навыки нужно постигать. По большей части дуриамы занимаются здесь тем, что учатся играть - почти как пилоты, которые учатся летать на тренажере. Здесь они оттачивают свои навыки мысленного управления и объединения многих несоотносимых жизненных форм, чтобы впоследствии один из них стал планетным мозгом.

- Всего один... - повторил Джейсен.

- Всего один. У этих детей серьезные игры. Они смертельные. Маленькие дуриамы уже знают главную истину этого мира: если ты не выиграешь, ты умрешь.

- Это так... - кулаки Джейсена сжались в беспомощном волнении. - ...Так ужасно.

- Это честно.

Вержер улыбнулась ему дружелюбно и весело, совершенно не тронутая бедствиями, творящимися вокруг.

- Жизнь - это борьба, Джейсен Соло. Так было всегда: нескончаемая яростная битва, с окровавленными зубами и когтями... В этом, возможно, заключается величайшая сила йуужань-вонгов; наши хозяева - в отличие от джедаев, от всей Новой Республики - никогда не обманывают себя. Они никогда не тратят силы впустую, притворяясь, что жизнь устроена по-иному.

- Ты все говоришь "наши хозяева", - у Джейсена побелели костяшки пальцев. - Это твои хозяева. Все это - это извращение - не имеет ко мне никакого отношения.

- Думаю, ты будешь весьма удивлен, когда обнаружишь, как глубоко ты заблуждаешься.

- Нет, - сказал Джейсен, на этот раз твердо. - Нет. Единственный, кому я подчиняюсь - это мастер Скайуокер. Я служу только Силе. Йуужань-вонги могут убить меня, но они не могут заставить меня повиноваться.

- Бедный маленький Соло, - по рукам Вержер снова прокатилась волна - она пожала плечами. - Тебе хоть когда-нибудь бывает стыдно за такие грубые ошибки и упрямство?

Джейсен отвел взгляд.

- Ты впустую тратишь время, Вержер. В этом месте ничему нельзя научиться.

- Вот видишь? Сразу две ошибки: мое время потрачено не впустую, и это тебе не учебная аудитория.

Она подняла руку - от этого движения вокруг появился мерцающий ореол - и охранники за спиной у Джейсена схватили его за руки так крепко, словно сжали металлическими тисками. Мерцание вокруг ее руки сгустилось и оказалось тем самым зловещим костяным наростом.

Сила, подумал он. Паника затопила его сердце. Она укрыла эту кость Силой, а сама носила ее все это время с собой!

- Это - твой новый дом, - сказала Вержер и нанесла ему удар в грудь.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. САД

На самом краю галактического горизонта событий - того порога гравитации, на котором даже бесконечное гиперпространство находит свой предел - корабль-сеятель покинул реальное пространство в последний раз. В последний раз он стал для самого себя целой вселенной.

Эта вселенная-семя, как и та, большая вселенная, которую она покинула, продолжала развиваться. Со временем, которое текло только внутри ее собственного пространства, вселенная-семя разделялась и усложнялась. Плоть между плавниками-радиаторами изменилась, местами стала толще и грубее, а местами - мягче и рыхлее. В специальных репродуктивных системах, которые воспроизводили сами себя под этим тонким покровом реальности, формировались зародыши устройств-существ.

Корабль-сеятель начал свое долгое, долгое, медленное падение к центру галактики через лишенное направлений небытие гиперпространства.

Джейсен видел приближающуюся Вержер: маленький силуэт, мелькнувший в зеленоватых сумерках, которые означали ночь в Детской. Она осторожно пробиралась через водоем с пенящейся люминесцирующей поверхностью, в котором выращивали вондуун-крабов, внимательно глядя под ноги, словно вышла пройтись по приливным лагунам.

Джейсен сжал челюсти.

Он опустил взгляд и вновь занялся раной на животе у раба: длинным неровным разрезом, правда, не очень глубоким. У того была розовая кожа, и это только подчеркивало, насколько ярким алым цветом были окрашены края раны. Раб задрожал, когда Джейсен раздвинул их. Рана была поверхностной, кровь из нее едва сочилась - внутри нее были видны крупицы жира, красные вялые мышцы и перепончатая поверхность кишечника. Джейсен кивнул сам себе.

- Все будет хорошо. Только больше не приближайтесь к растущим амфижезлам.

- Как... как у меня это получится? - заскулил раб. - Разве у меня есть выбор?

- Выбор есть всегда, - пробормотал Джейсен. Он почесал голову: волосы уже настолько отросли, что начали виться. Они слиплись от сальных выделений, и голова чесалась, хотя и не так, как редкая подростковая щетина, которая пучками торчала у него на щеках и шее. Он бросил взгляд на Вержер.

Она была уже ближе, кружа между возвышающимися грибницами молодых углитов. Они расстались в тот день, когда она привела его в Детскую, и больше не виделись. С тех пор прошла, по самым скромным подсчетам, не одна неделя.

Возможно, не один месяц.

Потерев рот толстого червя-фляги, который лежал рядом, Джейсен вынудил его открыться и просунул внутрь руку. Жуки-зажимы, которыми был набит живот червя, яростно вцепились в его кисть. Джейсен подождал, пока штук двадцать-тридцать жуков не сомкнут жвалы на его коже, и только после этого выдернул свою руку и позволил рту червя-фляги закрыться. Жуки-зажимы покрывали его руку неким подобием шипованной инсектильной перчатки. Джейсен воспользовался ею для того, чтобы сшить рану раба. Свободной рукой он щекотал жука в месте соединения головы с туловищем, пока у того не разжимались челюсти; тогда он защеплял края раны. Жвалы жука снова сжимались, и края раны смыкались. Быстрым движением пальцев Джейсен откручивал туловище жука, оставляя вместо стежков головы этих насекомых.

На то, чтобы сшить рану раба, потребовалось двадцать три жука-зажима.

Джейсен осторожно отцепил тех, что остались неиспользованными, и поместил их обратно в червя-флягу. После этого он оторвал от подола кожи-туники раба несколько полос материи, чтобы наложить на рану повязку. Из разрывов сочилось молочко: липкий смолистый секрет, который склеивал повязку и приживлял ее к ране.

- Постарайтесь сохранять ее сухой, - тихо сказал Джейсен рабу. - И не подходите близко к роще амфижезлов, пока рана не заживет. Я совершенно уверен, что они чуют свежие раны. Они изрежут вас на куски.

Эта роща отличалась от той, которые Джейсен видел на "летающем мире" Миркра; те были отформованы, отобраны, одомашнены.

Приручены. Роща в Детской была первозданной, дикой.

Амфижезлы в ней совершенно не были приручены.

Полипы-амфижезлы в этой роще вырастали от одного до трех метров высотой: окостеневшие складки кожисто-мышечных тканей, на каждом - от двух до пяти мускульных выростов, из которых торчали триады молодых амфижезлов.

Полипы-амфижезлы - неподвижные хищники. Молодые амфижезлы служат им и манипуляторами, и орудиями, пронзающими и отравляющими добычу и рассекающими ее на куски, по размеру пригодные для проглатывания маленьким ртом полипа. Они будут убивать и есть любое живое существо.

Только вондуун-краб, единственный естественный враг полипов-амфижезлов, может свободно приблизиться к ним - его защищает покатая поверхность непроницаемого панциря.

- Но... но если меня пошлют, - простонал раб. - Что тогда?

- Отростки имплантанта послушания всего лишь сцеплены с вашими нервными окончаниями. Самое худшее, что они могут причинить - это боль, - сказал Джейсен. - Амфижезлы убьют вас.

- Но боль... боль...

- Я знаю.

- Вы не знаете, - горько сказал раб. - Они никогда не заставляют вас делать что-нибудь.

- Вас они тоже не заставляют делать что-то. Они не могут заставить. Все, что им подвластно - причинить вам боль. А это не то же самое.

- Вам легко говорить! Когда они в последний раз причиняли боль вам?

Джейсен отвернулся, чтобы посмотреть на Вержер.

- Вам нужно хоть немного поспать. Скоро уже включат солнце.

Что-то бормоча, раб поплелся прочь - туда, где находились остальные рабы. Он так и не сказал "спасибо".

Редко кто говорил.

За исключением случаев, когда рабы обращались к Джейсену с увечьями, они вообще мало с ним общались. Его избегали. Он был слишком чужим, слишком непохожим на остальных, и разговаривать с ним было нелегко. Джейсен перемещался среди них в прочной скорлупе одиночества, и никто не хотел с ним связываться. Его боялись. Временами его еще и ненавидели.

Джейсен склонился и смел безголовые туловища жуков в горстку.

Ожидая, пока Вержер приблизится, он разламывал панцири на брюшках жуков - один за одним - между большим и указательным пальцами и выдавливал оттуда бледно-фиолетовую плоть. В ней было много протеина и жиров, а на вкус жуки-зажимы напоминали ледовых лобстеров с Мон Каламари.

Это была самая аппетитная еда, которую ему когда-либо доводилось пробовать.

Вержер прошла мимо спящих рабов. Она подняла глаза и поймала его взгляд, улыбнулась и слегка помахала рукой.

- Ближе не подходи, - сказал Джейсен.

Она остановилась.

- Что, обниматься не будем? Ни одного поцелуя для твоей подруги Вержер?

- Чего ты хочешь?

Вержер улыбнулась мудрой улыбкой, словно собиралась произнести один из своих загадочных не-ответов, но вместо этого просто пожала плечами и вздохнула. Ее улыбка увяла.

- Мне любопытно, - прямо сказала она. - Как ты себя чувствуешь?

Джейсен коснулся кожи-туники поверх его раны.

Разрыв на одежде затянулся еще несколько недель назад. От него не осталось даже кровоподтека. Джейсен подозревал, что кожа-туника живет за счет секретов из желез своих носителей: пота, крови, а также чешуек кожи и крупиц жира. Та, которую носил он, была длинной и здоровой, несмотря на то, что Джейсен постоянно отрывал от нее полосы для того, чтобы сделать повязку себе или кому-то из рабов. Кожа-туника всегда восстанавливалась до своих обычных размеров за день-два.

Тогда как его грудь... Взглянув на Вержер, Джейсен снова пережил это: крючковатый нарост на кости вонзается ему под ребра и изгибается, чтобы добраться до диафрагмы. Его кончик задевает легкие Джейсена и скребет по грудине. В тот раз ледяное вибрирующее онемение лишило Джейсена сил - он повис на руках у воинов, державших его в захвате.

Вержер медленно вытянула кость; крючковатый нарост проскользнул через напряженные мышцы. Она довольно долго разглядывала Джейсена, и ее гребень мерцал переливающейся, необъяснимой радугой.

- Ты уже почувствовал?

Джейсен упрямо смотрел на небольшой потек крови, которая сочилась из раны под ребрами. Отверстие было не больше кончика его мизинца, и он чувствовал нелепое желание сунуть палец в рану подобно тому, как засовывают пробку в бутылку коррелианского виски.

Только тогда Вержер объяснила ему, что костяной нарост привил в его грудной клетке коралловое семя - имплантант послушания.

- Отлично, - одобрительно сказала она своему орудию. - Ступай, займись своими делами.

Крючковатая кость обмякла, на мгновение обвила запястье Вержер, словно нежная змея захотела кого-то обнять, а потом развернулась, скользнула на землю и уползла в сторону ближайшего подлеска.

- Я знаю, что такое случалось с тобой и раньше, - сказала Вержер Джейсену. - На Белкадане, да? Правда, то семя росло слишком медленно, а вырвать его оказалось слишком легко. Так что я создала для тебя другое - лучше и менее... ммм, менее склонное к сотрудничеству.

А эта боль, которая заполнила его сердце...

Семя проросло за секунды, прикрепившись к солнечному сплетению извивающимися, словно винточерви, корнями. Оно заявило о себе, выделив гормоны боли и тем самым вызвав в груди ядерную вспышку, сбившую Джейсена с ног, словно удар дубиной. Он лег на узловатое утолщение на вене и скрючился от боли. Вержер и охранники оставили его. Инструкции и приказания были излишними; имплантант послушания - Джейсен пришел к мысли, что у этой штуки какая-то типично вонговская действенность - давал ему знать, что от него требуется, просто и недвусмысленно. Он причинял боль.

Имплантант послушания был телепатически связан с одним из дуриамов.

Каждый раз, когда Джейсен делал не то, чего хотел дуриам, семя сжигало его нервы болью. Единственный способ избежать ее состоял в том, чтобы угадать желание дуриама: Джейсен пробовал то и это, пока не находил вид деятельности, занятие которой не вызывало боли. Как правило, на это требовалось время. Иногда весьма продолжительное. Здесь, в Детской, солнце ежедневно выключалось приблизительно на треть суток, а фосфоресцирующие мхи и водоросли, растущие повсюду, освещали искусственную ночь вместо луны. При желании теперь можно было вести счет дням, но Джейсену было не до них. Он мог судить о ходе времени по распространению отростков семени, оплетающих его нервы.

Джейсен чувствовал, как оно растет. По мере взросления контроль становился жестче. Посредством с каждым днем усложняющейся системы отростков дуриам мог заставить Джейсена идти вперед, больно ткнув его в спину. Он мог приказать поднять что-то, вызывая боль в пустой руке. В случае необходимости, он мог настолько резко защемлять нервы, что произвольные спазмы перемещали руку или ногу Джейсена в нужном дуриаму направлении.

След от имплантации, оставленный орудием Вержер, воспалился, красная горячая рана была покрыта желтоватым гноем. Джейсен прижал пальцем жесткую повязку из кожи-туники и бесстрастно посмотрел на чужое птицеобразное существо, которое сделало это с ним.

- Как я себя чувствую? - спросил он. - Нормально.

- Дай мне взглянуть.

- Оставь меня в покое.

- Разве мы уже не обсуждали, Джейсен Соло, бессмысленность подобных детских выходок? - она приблизилась к нему проворным прыжком.

- Держись от меня подальше, Вержер. Я тебя предупреждаю.

- Я тебе верю, - ответила она и, ступив на твердую землю, пошла за ним по пятам. - Но что значит твое предупреждение? Как ты избавишься от меня? Убьешь?

Джейсен сжал кулаки и не стал отвечать.

- Искалечишь? Обидишь свою подругу Вержер? Нет? - она протянула ему руку, как будто приглашала на танец. - Давай, сломай ее... если не трудно, то вот здесь - над запястьем. Она срастется достаточно легко, чтобы оказаться всего лишь временным неудобством.

- Вержер...

- Причини боль, - настаивала она. - Выверни мне локоть. Повыдергивай перья из моего гребня. В противном случае, садись и покажи мне свои ребра. Приказы, не подкрепленные силой - это всего лишь предложения, Джейсен Соло.

Вот ее приказы - действительно приказы, подумал он.

Вержер могла собрать здесь целый отряд воинов за считанные минуты, могла при помощи Силы поднять его в воздух и сделать с ним что угодно. Но все же он не двинулся с места. Она насмешливо наклонила голову и приподняла один уголок рта в улыбке.

Потом она собрала свою четырехпалую растопыренную ладонь в горсть и безжалостно, метко ткнула в то место на коже-тунике, под которым находилась инфицированная рана.

Бок пронзила боль. Джейсен даже не моргнул.

- Я же сказал, - произнес он ровно. - Там все в порядке.

Вержер указала вниз, на кучку изорванного мха, на который Джейсен укладывал раба, когда обрабатывал его рану.

- Ложись.

Джейсен не пошевелился.

- Джейсен Соло, - терпеливо сказала она. - Ты знаешь, что со мною Сила. Не думаешь ли ты, что я не чувствую заражения в твоей ране? Или я настолько слепа, что не вижу огня лихорадки в твоих глазах? Или я настолько слаба, что не смогу сбить тебя с ног?

"Может быть, пришло время узнать ответ на последний вопрос", подумал Джейсен.

Но он только вздохнул и опустился на мох. Вержер обеими руками ухватила его за одежду, а потом склонила лицо, чтобы прокусить в коже-тунике отверстие своими маленькими острыми зубами. Она разорвала тунику по всей длине и одним рывком освободила рану от повязки. Свернув повязку, Вержер бесцеремонно соскребла корку из отмирающих тканей с его раны. Джейсен безразлично наблюдал за ее действиями, не реагируя на отрывистые тычки по охваченным жаром ребрам. Она заметила это и подмигнула ему.

- Боль не очень много значит для тебя теперь, да?

- После "объятий"? - Джейсен пожал плечами. - Я не игнорирую ее, если ты об этом.

- Но она не управляет тобой, - ответила Вержер с одобрением. - Кое-кто утверждает, что люди не способны преодолеть своего страха перед болью.

- Возможно, те, кто это говорят, недостаточно знакомы с людьми.

- А может, и знакомы. Возможно, они просто не встречали таких, как ты.

Она склонила голову и закрыла глаза, расправив свернутую повязку на ладони.

Джейсен удивленно наблюдал, как Вержер плачет. Драгоценная влага собиралась в уголках ее глаз и катилась по лицу, мерцая в туманных зеленоватых сумерках.

Слезы Вержер... Джейсен вспомнил маленький флакон со слезами, и чудесное выздоровление Мары от заражения спорами кумб, от которого, как многие втайне полагали, ей предстояло умереть. Вержер собрала слезы с лица застывшей повязкой и снова наложила ее на рану Джейсена. Боль исчезла.

- Прижми крепко, - сказала она, и когда Джейсен накрыл повязку своей ладонью, начала отрывать полосы от подола его кожи-туники. Джейсен не смог удержаться, чтобы не заглянуть под повязку. Ему надо было посмотреть. Жар спал. Кожа вокруг раны была розовая и здоровая, а сама рана была наполнена кровью, которая выглядела и пахла, как нормальная кровь, а не те густые воняющие смертью отходы от борьбы с инфекцией, которые сочились оттуда все эти дни.

- Как? - задохнулся он. - Как тебе удается...

- Разве я не сказала тебе прижать это? - Вержер вдавила повязку обратно и быстро закрепила ее при помощи полос, которые оторвала от кожи-туники Джейсена.

- Эти слезы... что это? - в испуге спросил Джейсен.

- То, чем я решу их сделать.

- Я не понимаю.

- Если бы Сила по-прежнему была с тобой, тебе бы было понятно. У женщин моего вида очень сложное строение слезных желез. Даже те, кто не чувствителен к Силе могут... могли... менять состав своих слез, используя широкий диапазон феромонов и химических веществ для воздействия на мужчин. Сила позволяет контролировать этот процесс с повышенной точностью: я могу настроить молекулярную структуру слез по своему желанию - будь то желание создать универсальное средство для лечения от заражения спорами кумб... или всего лишь подходящий сильно действующий антибиотик с недолговечным стероидным эффектом.

- Ого, - выдохнул Джейсен. В его сердце возникла внезапная надежда. - То есть, ничего себе. Вержер, ты думаешь... я имею в виду, ты не могла бы... ммм... можно мне?

Она не отрывала от него пристального взгляда.

- Спрашивай.

- Здесь у многих... - начал он. - Один раб - ботан, его имя Траск - он сломал лодыжку. Перелом сложный, к тому же началось заражение. Мне придется отнять ногу. Но даже в этом случае он, скорее всего, не выживет. Пиллон Майнер, он человек... был одним из первых, кому довелось узнать, что амфижезлы в той роще уже достаточно зрелые, чтобы атаковать. У него перитонит - он умирает. Я уже осмотрел несколько десятков рабов с ранами и порезами, и у большинства они инфицированы... потому что каждый раз, когда рабы проходят там, амфижезлы нападают на них. Просто удача, что их ядовитые железы еще не созрели, иначе никто из рабов вообще не выжил бы. Опять же, углиты-маскуны, растущие на том холмике, мимо которого ты шла сюда. Два из них закрепились на тви'леке, прямо поперек ее спины, но они тоже еще слишком незрелы и не вырабатывают тех антибактериальных ферментов, которые есть у взрослых. Кто знает, какие микробы внесли в организм их усики, когда проникали в ее поры. Вон она... та, которая стонет. Я ничего не могу для нее сделать. Не думаю, что она доживет до утра.

- Все, что ты сказал - не вопрос и не просьба, - она моргнула, замерла, потом снова моргнула. - Спрашивай.

Джейсен сжал кулаки, потом разжал их и положил одну ладонь на повязку, которую Вержер наложила на его ребра.

- Твои слезы, Вержер. Ты могла бы спасти очень много жизней.

- Да, могла бы.

- Прошу тебя, Вержер. Ты это сделаешь?

- Нет.

- Пожалуйста...

- Нет, Джейсен Соло. Я не буду этого делать. С чего бы? Они - рабы.

- Они - личности...

Вержер пожала плечами.

- Ты помогла мне, - сказал Джейсен. В его голосе слышались растущие отчаяние и гнев. - Почему ты сделала это для меня, но ни для кого из них?

- Почему? - вопрос, который всегда сложнее, чем ответ на него, - она уселась на мшистую землю, и ее гребень улегся таким образом, что повторял очертания черепа. - Скажи мне, Джейсен Соло, что отличает цветок от сорняка?

- Вержер...

- Это не сложно. Цветок от сорняка отличает всего лишь - и исключительно - выбор садовника.

- Я не садовник, - сказал Джейсен, еле сдерживая ярость. Он наклонился к Вержер, и к его лицу прилила кровь. - А они - не сорняки!

Вержер пожала плечами.

- Опять же, у нас, должно быть, лингвистические разногласия. Для меня садовник - это тот, кто выбирает, что выращивать, а что искоренять; тот, кто решает, чьи жизни должны прекратиться для того, чтобы жизни тех, кого он лелеет, были счастливее.

Вержер опустила голову, словно ей овладела робость или смущение, и вздохнула. Она протянула руку к жукам-зажимам, от которых остались лишь панцири.

- Не это ли ты только что сделал?

Оставив попытки сдержать гнев, Джейсен посмотрел ей в глаза.

- Это всего лишь насекомые, Вержер.

- Так же, как и призрачная моль.

- Я говорю о людях...

- Разве жуки были менее живыми, чем рабы? Разве жизнь перестает быть жизнью, какую бы форму она не принимала?

Джейсен опустил голову.

- Ты не заставишь меня признать, что это было неправильно. Это не было неправильно. Он - разумное существо, а эти - просто насекомые.

Ее смех был похож на звенящую в ветре водяную пыль.

- Я не говорила, что это было неправильно, Джейсен Соло. Разве я моралист? Я всего лишь указала, что ты сделал выбор, как настоящий садовник.

Джейсен всегда был упрямым, он не собирался сдаваться.

- Это ты - садовник, - негромко пробормотал он, разглядывая свои руки. - А я просто один из сорняков.

Она положила свою руку на его, и ее длинные гибкие пальцы были такими теплыми и ласковыми, а прикосновение настолько дружелюбным и даже нежным, что на одно мгновение Джейсену показалось, будто к нему вернулись его эмпатические способности. Он знал, абсолютно и без единого сомнения, что Вержер не желает ему зла. Что она переживает за него, и сожалеет о его гневе, и озлобленности, и страдании. Но это не означает, что мы на одной стороне, напомнил он себе.

- Как так вышло, - медленно спросила она, - что ты стал меддроидом для своих товарищей? Как, из всех работ, которые выполняют рабы, именно эта досталась тебе?

- Больше никто не может ей заниматься.

- Никто не может вправить кость? Не может промыть порез? Нет никого, кто может отвернуть голову жуку-зажиму?

Джейсен пожал плечами.

- Нет никого, кто может предложить дуриаму вылететь со звуком через воздушную заслонку.

- Ах, - прозрачные внутренние веки прикрыли ее глаза. - Дуриам не соглашается?

- Скажем так, он требует убедительных доводов.

- Убедительных доводов?

- Да.

Вержер молчала продолжительное время. Возможно, она ждала, что он объяснится; возможно, пыталась догадаться сама, что он сделал. При этом она, возможно, думала о чем-нибудь еще.

- Как же ты сумел убедить его?

Джейсен смотрел сквозь нее, вспоминая свою тайную яростную битву против имплантанта послушания и дуриама, который контролировал его, и жестокие мучения, которые он испытывал изо дня в день. Он гадал, какая часть этой истории уже и так известна Вержер. Джейсен был убежден, что она каким-то образом держала его под наблюдением все это время.

Дуриам был разумным существом, и у него не заняло много времени понять, что заставить Джейсена делать что-либо, причиняя ему боль, невозможно. Но по природе своей дуриамы были настойчивы, к тому же их создавали специально для того, чтобы командовать. Он не привык к неповиновению и не был склонен терпеть такое поведение. После того, как он в течение многих дней подвергал Джейсена непрерывной, простой боли, дуриам воспользовался преимуществами проросшего семени. Больше недели ушло на то, чтобы посредством дистанционного управления по очереди дергать конечности Джейсена, используя имплантант для инициации сокращений и спазмов, которые вынуждали того двигаться, вертясь и раскачиваясь, как какой-нибудь голомонстр под управлением полусгоревшей логической платы. Поворотный момент наступил, когда дуриам осознал, как много энергии и внимания он затратил на борьбу с Джейсеном, из-за чего остальные рабы совсем отбились от рук.

Его участок в Детской пришел в упадок, стал пустошью среди ухоженных участков его родственников-соперников. Дуриам понял, что ломка Джейсена была дорогим приобретением: проектом, стоившим ему всех тех заданий, которые не были выполнены. Кроме того, вскоре он начал убеждаться, что, хоть и не сломленный, Джейсен все равно полезен.

Джейсен использовал каждую передышку, чтобы лечить увечья своих товарищей. Настоящей медицинской подготовки он не получил, зато, собирая коллекцию экзотических жизненных форм, изучил некоторые основы экзобиологии, а в походах с другими юными джедаями набрался знаний о полевой хирургии.

Со временем дуриам понял, что здоровые рабы работают лучше, и тогда его участок снова стал расцветать. Джейсен обнаружил, что дуриам позволит ему заниматься чем угодно, лишь бы это не противоречило его интересам.

"Пожалуй, можно сказать", подумал Джейсен, "я научил дуриама тому, что иногда партнеры нужны больше, чем рабы". Но он промолчал. Он не был обязан отвечать ни на единый ее вопрос.

- Я уже говорил, - упрямо пробормотал он. - Вы можете убить меня, но подчиняться вам я не буду.

Ее внутренние веки раскрылись.

- И потому, Джейсен Соло, ты - единственный цветок среди сорняков.

Он посмотрел в бездонную черноту ее глаз, посмотрел на рабов, расположившихся тут и там посреди вонг-формованной природы Детской, а после этого - на свои руки, на скрюченные кулаки с побелевшими костяшками. Джейсен разжал ладони и снова посмотрел на Вержер. В конце концов, как он ни старался, он не смог придумать причины, чтобы промолчать.

- Ты - ситх, да?

Она ответила очень, очень тихо:

- Разве?

- Я кое-что знаю о темной стороне, Вержер. Вся эта ерунда про цветы и сорняки... Я знаю, о чем на самом деле идет речь. Ты говоришь о вере в то, что ты выше остальных.

- Все, что я говорю тебе...

- Не трудись повторять. Ты попусту тратишь время. Мы с Джейной были в Академии Теней. Они пытались обратить нас обоих на темную сторону. У них ничего не получилось, - Джейсен мимолетом подумал о Джейне и о той тьме, которую он почувствовал, когда в последний раз прикоснулся к сестре при помощи Силы. Его руки снова сжались в кулаки, и он вытряхнул эти воспоминания из своей головы. Он повторил:

- У них ничего не получилось. И у тебя тоже ничего не получится.

Ее единственной реакцией был почти незаметный изгиб в уголках губ.

- Ситх? Джедай? - сказала Вержер. - Третьего не дано? Либо тьма, либо свет; либо добро, либо зло? Есть ли еще что-нибудь в Силе? К чему относится экран, на который свет и тьма отбрасывают свои тени и очертания? Где тот источник, из которого проистекает и добро, и зло?

- Не надо. Я и так уже потратил слишком много времени на размышления над этими вопросами. Годы... Все это ни к чему меня не привело.

Ее глаза загорелись весельем.

- Это привело тебя сюда, да? - взмахом руки Вержер объяла всю Детскую. - Разве здесь нет ничего?

Джейсен встряхнул головой - он устал от всего этого. Он стал подниматься на ноги.

- Все ответы далеки от правды.

- Замечательно! - Вержер захлопала в ладоши и стала подпрыгивать, как марионетка на пружине. - Замечательно, Джейсен Соло. Вопросы более правдивы, чем ответы: это начало мудрости.

- Твоей мудрости...

- А что, есть иная мудрость? Или истина бывает разных пород, совсем как нерфы? - казалось, она ликует; ее била мелкая дрожь, словно Вержер боролась с желанием пуститься в пляс. - Другой вопрос, более легкий, ответ на который не только правдив, но и полезен...

Джейсен встал.

- У меня нет на это времени. Через несколько минут включат солнце.

Он пошел в сторону отдыхающих рабов.

Надо было успеть сменить кое-какие повязки до того, как рабы приступят к своим утренним заданиям.

Вержер проговорила в его удаляющуюся спину:

- Если Сила - это жизнь, как может жизнь существовать без Силы?

- Что? - Джейсен остановился и оглянулся через плечо. - Что?

- Ты рожден садовником, - ответила она. - Помни: это не только твое право отделять цветы от сорняков, это - твоя обязанность. Кто цветок? Кто сорняк? Выбор за тобой.

- Что? - над их головами, с сухим статическим потрескиванием и раскатистым громом, включилось солнце Детской. Джейсен вздрогнул, прикрыв глаза от неожиданной вспышки. А через некоторое время он уже мог видеть, что Вержер достигла болота, где живут вондуун-крабы, и перепрыгивает с кочки на кочку. Джейсен смотрел ей вслед. Если Сила - это жизнь, как может жизнь существовать без Силы?

Джейсен продолжал промывать и сшивать раны, фиксировать переломы, удалять отмирающие ткани. Солнце включалось и выключалось. Некоторые рабы выздоравливали. Некоторые умирали. Все продолжали работать. Участок процветал. Причудливые переплетения разросшихся деревьев были украшены переливающимися вьющимися растениями. Пышные травы на вершинах холмов слегка покачивались в потоках воздуха, который поступал через дыхательные пути. На взгляд Джейсена, земли этого дуриама были лучше обустроены, более ухожены, чем земли его соседей. Когда туманы настолько рассевались, что можно было видеть противоположное полушарие, он начинал думать, что место, где он жил, было самым цветущим во всей Детской. Впрочем, уголком сознания он понимал, что его мнение не может быть полностью объективным; возможно, он просто болел за местную команду.

"Если Сила - это жизнь", сказала она, "как может жизнь существовать без Силы?" Он тосковал по Силе каждый день... каждый час. Каждую минуту. Зияющая пустота в его жизни преследовала его жестоко, непрерывно: напоминала о себе каждый раз, когда ему надо было наложить жгут, каждым стоном и визгом боли, которую он мог бы облегчить при помощи Силы. Напоминала, когда он был вынужден ампутировать ногу Траска амфижезлом, которого он осторожно, методично выманивал из рощи, скармливая полипу части тела мертвого раба, пока тот не сбросил свои амфижезлы, и они не поползли по траве, чтобы найти новую плодородную почву и прорасти там... Напоминала, когда ботан все-таки умер, не приходя в себя, несколько дней назад.

Если Сила - это жизнь, как может жизнь существовать без Силы? Этот вопрос не давал ему покоя. Он пульсировал в глубине сознания Джейсена, как пульсирует очаг воспаления в зубе. Вержер, должно быть, говорила о его жизни: как он может жить без Силы? Ответ, конечно, заключался в том, что он и не мог. Все было иначе.

Сила была рядом. Просто Джейсен ее не чувствовал. Анакин часто говорил, что Сила - это инструмент, вроде молотка. Если Сила - это молоток, решил Джейсен, то он плотник, лишенный рук. Он даже не мог увидеть молоток. Он не мог вспомнить, как тот выглядит. Но... если я происхожу от народа, у которого не было рук, я никогда и не узнаю молоток... и он никогда мне не пригодится, даже если я случайно угадаю, для чего он предназначен. Молоток не будет значить для меня ничего. Как Сила ничего не значит для йуужань-вонгов.

Такова была половина ответа... но и вторая половина где-то ворочалась, перемалывалась в его голове. Потому что Сила - это не просто инструмент. Если бы йуужань-вонги существовали вне ее, тогда она представляла бы собой совсем не то, чему его учили. Меньше, чем он сам изучил. Ибо он знал, непоколебимо, без тени сомнения, что Сила не была меньше, чем его учили. Она была больше. Она была всем. Если Сила только для жизни, как можно использовать ее для того, чтобы поднять камень, или световой меч, или "крестокрыл"? Чтобы переместить что-то, надо чувствовать этот предмет. Безжизненный осколок скалы обозначает свое присутствие в Силе отчетливее, чем живущий йуужань-вонг. Здесь была какая-то загадка, из тех, что неотрывно следуют за тобой.

К счастью, у него было время подумать. Дни сменялись днями, и дуриам, казалось, начал понимать, чем занят Джейсен. Семя проводило слабые, почти нежные сигналы, больше похожие на тычки приятеля, чем на удар кнута рабовладельца - и Джейсен обнаружил, что если следовать туда, куда его направляли этими тычками, то можно найти, скажем, вид мха с иммуностимулирующими свойствами, или выделения вондуун-крабов, которые можно было использовать как натуральный антисептик. Все выглядело так, словно дуриам хотел помогать...

За эти дни его идея о том, что собою представляет дуриам, постепенно изменилась. Поначалу, в те ужасные недели, он думал о дуриаме как об абсолютно чужеродном чудовище, которое проникло в его тело при помощи имплантанта послушания, вытягивая его нервы своим отвратительным прикосновением, от которого никуда не скрыться. Теперь же Джейсен стал замечать, что когда он думает о дуриаме в моменты свободы, он совсем не испытывает ужаса.

"Полагаю, со временем можно привыкнуть к чему угодно", подумал он. Но здесь все было сложнее: Джейсен начал видеть в дуриаме иную жизненную форму, незнакомый вид, опасный, но не обязательно враждебный. Дуриам имел разум, волю и цели; он был способен увидеть, что от Джейсена больше пользы, чем вреда, и явно был склонен к деловому партнерству.

Если бы раса, которая изначально была слепой, встретила бы расу, которая изначально была глухой, как бы они взаимодействовали? Для Джейсена ответ был очевиден: они бы создали язык, основанный на ощущениях, которые доступны им обеим.

Боль стала настоящей формой общения, примитивным языком, который Джейсен начал потихоньку постигать, хоть и не знал пока что, как ответить. Если Сила - это жизнь, как может жизнь существовать без Силы? Осознание пришло не внезапным озарением, а скорее медленным прояснением, постепенным накоплением знаний, так, чтобы в один серый полдень, когда Джейсен смотрел с пригорка на остров-улей дуриамов, он уже знал и понимал это, и не был ни удивлен, ни обеспокоен своим новым знанием.

Вот что он знал и понимал: для йуужань-вонгов ответ был точно таким же, что и для него. Без Силы нет жизни. Человеческий глаз не способен зарегистрировать электромагнитное излучение за пределами узкой полосы спектра, называемой видимым светом - но, несмотря на то, что оно невидимо, это излучение существует. Йуужань-вонги и их создания должны быть замкнуты на ту часть Силы, которая недоступна восприятию джедаев. И всего лишь. Джейсен стоял на пригорке, и думал, глядя вниз на остров, окруженный кольцом охранников: йуужань-вонги не единственные от той части Силы, которая находится вне восприятия джедаев.

То же самое творится со мной. У Джейсена всегда был особый дар заводить дружбу с представителями иных рас. Он привык называть свой дар эмпатическим, но это всегда было большим, чем просто сочувствие чужим эмоциям... Это был импровизированный язык, поддерживаемый той частью Силы, почувствовать которую остальные джедаи, как оказалось, неспособны. И мимолетное прикосновение разума Вержер... он подумал тогда, что это ее рук дело, ее замысел.

А что, если нет? Что, если его эмпатический дар происходит от той части Силы, которую он до сих пор не может почувствовать? Стоя на пригорке под голубовато-белым ядерным шаром, Джейсен начал дыхательные упражнения, которые помогут его сознанию достичь нужного состояния. Он обратился внутрь себя, разыскивая присутствие имплантанта послушания - их с дуриамом связующей нити. Он почувствовал семя, обернувшее свои отростки вокруг его нервов: чужеродная тварь, поселившаяся в его теле.

"Как ты там, малыш", - произнес Джейсен про себя. - "Давай будем друзьями".

* * *

Девять широко расставленных тонких членистых ног, круто выгнутых вверх, с когтистыми кончиками, принадлежали видеопауку. Под его брюшком висел прозрачный мешок, достаточно большой, чтобы в нем поместился вуки. Мешок был до отказа наполнен оптическим желе. В теле-концентраторе, к которому крепились ноги паука, также находился и его мозг, обрабатывающий телепатические сигналы, полученные от различных имплантантов послушания, которые носили обитатели Детской.

Паук объединял эти сигналы в голографическое изображение, которое проецировалось внутри желе при помощи чередующихся электромагнитных импульсов из пучка желез, расположенных в том месте, где мешок с желе крепился к концентратору. Ном Анор изучал это изображение с явным удовлетворением, так же как и Вержер, устроившаяся прямо на полу под брюшком паука.

Не склонный к косному фанатизму, который проявлял, скажем, Цавонг Ла, исполнитель все же признавал, что биоформированные существа йуужань-вонгов превосходят свои механические аналоги из Новой Республики во многих отношениях. Взять того же видеопаука. Не слишком разумный, он все же был способен понять, что от него требуется поддерживать живую картинку с изображением определенного объекта из Детской, и следовать за этим объектом повсюду. Это ему хорошо удавалось. Объектом был Джейсен Соло. Ном Анор приподнялся на носочки, чтобы особым образом потереть брюшко видеопаука, в результате чего изображение Джейсена сжалось, и в поле зрения стало появляться то, что его окружало: рабы, трудящиеся на участках-сегментах вокруг острова-улья дуриамов. Джейсен вроде бы накладывал шину на запястье неудачно упавшего раба, но, на взгляд Ном Анора, внимание Джейсена главным образом было приковано к острову-улью в отдалении.

- Итак, - сказал он. - Ты говоришь, что второй этап завершен? Дуриам успешно завербовал его?

- Или он дуриама, - Вержер выглянула из-за частокола паучьих ног, чтобы посмотреть ему в глаза. - Это одно и то же. Чтобы создать эмпатическую связь, им пришлось отвлечься от разногласий и сосредоточиться на сходствах, что Джейсен и сделал. Да: второй этап завершен.

- Так, - Ном Анор откинулся назад и сцепил на груди свои длинные костлявые пальцы. - В настоящий момент Джейсен Соло пользуется возмутительной степенью свободы.

- Свобода всегда возмутительна, - согласилась Вержер.

- При этом еще более возмутительно то, что он знает об этом. Я все думаю, вдруг Цавонг Ла был излишне самоуверен, когда одобрил эту часть плана.

- Не значит ли это, - сказала Вержер с хитрой полуулыбкой, - что это ты был слишком самоуверен, предложив подобный план?

Ном Анор отмахнулся от ее слов.

- Дать ему простор для деятельности вообще - совсем не то же самое, что дать ему такой простор на этом корабле.

- Полагаешь, он может угрожать кораблю?

- Я не знаю, - Ном Анор склонился вперед и оперся подбородком на костяшки, упершись взглядом в оптическое желе. - Но мне не удалось бы так долго выживать в этой войне, если бы я недооценивал джедаев - в особенности из семейства Соло. Я беспокоюсь. Даже малейшая угроза этому кораблю - слишком великий риск.

Ему не было нужды объясняться; Вержер и так знала, что генетический материал, который пошел на создание корабля-сеятеля, был невосполнимым: образцы хранились на летающих мирах в течение долгих тысячелетних межгалактических странствий йуужань-вонгов. Образцы, взятые в родном мире, исчезнувшем в пыли времен так давно, что даже имени его не сохранилось.

- Успокойся, Ном Анор. Разве предыдущие этапы не были успешными?

Он нахмурился.

- Я не доверяю таким легким победам.

- Но легкие победы - это доказательство поддержки Истинных Богов, - сказала Вержер таким неприятным, звенящим голосом, тон которого мог быть, а мог и не быть заведомо насмешливым. Ном Анор никогда не был способен угадать. - Недоверие к победам отдает богохульством, чтобы не сказать неблагодарностью...

- Не забывай, с кем ты говоришь, - исполнитель махнул рукой, чтобы она молчала. - Оставь меня, и не теряй бдительности. Лучше даже усиль ее. Эти последние дни перед засевом будут особенно опасными. Не рискуй.

- Как скажете, исполнитель, - Вержер отвесила ему выверенный до миллиметра поклон, а потом открыла зев прохода и выбралась наружу.

А Ном Анор, с присущей ему осторожностью и заботой о деталях, начал воплощать в жизнь собственный совет.

Как только Вержер ушла, Ном Анор послал через виллип сообщение для командира особого воинского подразделения. Это подразделение было специально подготовлено и размещено на борту именно на такой вот случай. Ном Анор перечислил короткий список приказов. В конце дня воины в углитах-маскунах должны внедриться во все соседние команды рабов в Детской. Они должны оставаться достаточно далеко от Джейсена Соло, тщательно скрывать свое присутствие и ждать.

До начала засева их число должно быть не меньше сотни. Кроме того, Ном Анор пометил в уме распорядиться, чтобы его кораллолет был накормлен, отмыт и подготовлен к чрезвычайному вылету. Он не собирался рисковать.

Ему не удалось бы так долго выживать в этой войне, если бы недооценивал джедаев.

* * *

Когда умер деваронец, Джейсен подумал: ну что ж, возможно, я был не прав.

Он стал на колени у кромки воды. Вокруг него все прибывала толпа избитых, раненых и просто больных рабов, которые кричали и дергали его за кожу-тунику своими руками, щупальцами и когтями. Прежде чем ему удалось наложить жгут на обрубок руки деваронца, одежда Джейсена впитала очень много крови; эта кровь, содержащая серебро, была тускло-черной и пахла жженой серой. Благодаря своей связи с дуриамом через семя, проросшее в его груди, Джейсен мог чувствовать отпечаток примитивного удовольствия, которое доставил коже-тунике этот необычный запах. По прошествии недель они научились очень точно взаимодействовать друг с другом при помощи имплантанта послушания.

Возможно, так было потому, что дуриам, подобно родственному ему йаммоску, был инстинктивно восприимчив - на ограниченном уровне - даже к людям; а возможно, потому, что Джейсен долгое время оттачивал свои навыки эмпатического и телепатического общения. Возможно также, что ткани имплантанта послушания так тесно переплелись с его нервной системой, что стали практически частью головного мозга. Джейсен не искал причин. Важен был лишь результат. Теперь он мог обмениваться с дуриамом информацией, представленной в форме эмоций и образов. Используя различные комбинации, они создали объемный словарь, доступный обоим; и даже больше. По мере того, как его связь с дуриамом становилась прочнее, Джейсен обнаружил, что ему доступны и ощущения его партнера: сконцентрировавшись, он мог почувствовать любую жизненную форму в Детской так же, как и дуриам.

Чтобы приблизиться к умирающему деваронцу, Джейсену пришлось пробиваться сквозь толпу кричащих, плачущих и дерущихся рабов. У озера их собралось несколько сотен, и каждый надеялся, что Джейсен вылечит их увечья или болезни. Многих прислали их хозяева, стегая по нервным окончаниям обжигающей болью; хотя другие дуриамы и предпринимали попытки завести собственных медиков, но им никогда не удавалось ни найти, ни создать целителя, равного Джейсену. Взаимодействие с имплантантом позволяло ему использовать телепатические связи самого дуриама для того, чтобы оценить характер болезней и скрытых травм, и лечить их с такой эффективностью, которая удивила бы даже бывалого медтеха.

Все же его партнер очень скоро попытался пресечь попытки Джейсена помогать чужим рабам, и они потратили почти целые сутки на возрождение борьбы невыносимого страдания против непоколебимой воли. И все это время сквозь происходящее прорывалось эхо слов, сказанных Вержер. "Кто цветок? Кто сорняк?" - спрашивала она. - "Выбор за тобой". Джейсен выбрал. Никакое страдание, которым дуриам подкрепляет все свои приказы, не заставит Джейсена изменить свой выбор. Здесь нет сорняков. Каждый раб - цветок. Он отдаст все свои силы до последней капли, чтобы спасти жизнь любому из них.

Здесь нет сорняков. Джейсен организовал пункт первой помощи на берегу озера, которое окружало остров-улей дуриамов. Так как участки имели форму сегментов, отделенных друг от друга меридианами, это место было своеобразным полюсом, которого рабы каждого из соперничающих дуриамов могли достичь, минуя наименьшее число враждебных земель. Поддержка его партнера распространялась настолько, что дуриам позволил нескольким рабам время от времени помогать Джейсену со сбором лекарственных мхов и трав, колоний жуков-зажимов и незрелых кож-туник, которые шли на повязки.

Деваронец был одним из таких временных помощников. Джейсен послал его на вершину за связкой злаковых трав, растущих на близлежащем пригорке; когда земля была достаточно питательна, из зерен этих трав можно было получить вещества-коагулянты высокого качества и легкие антибиотики. Деваронец качнул своими маленькими рожками, улыбнулся полным острых, как иглы, зубов ртом и охотно отправился выполнять поручение, не нуждаясь ни в каком толчке со стороны дуриама. Еще до его возвращения кучка израненных рабов превратилась в целую толпу. Тут и там вспыхивали потасовки, так как враждующие дуриамы вынудили своих израненных рабов выступить друг против друга; некоторые из таких потасовок переросли в кровопролитные драки прежде, чем Джейсен успел вмешаться.

Деваронец чуть не попал в одну из таких драк, и все, чего он добился своим шипением и угрожающей демонстрацией острых зубов - это быть вытолкнутым из толпы далеко от цели. Он не мог обороняться, не выпуская из рук связок трав, за которыми его послал Джейсен, а два маленьких рожка, торчавших из его лба, совсем не были устрашающими. Деваронец попробовал обойти толпу, проскользнув вдоль берега, поскольку кольцо воинов йуужань-вонгов не позволяло остальным приближаться туда. Это его и погубило.

Джейсен не знал, споткнулся ли деваронец или поскользнулся на грязных стеблях, покрывавших берег водоема, либо кто-то из толпы нечаянно или даже намеренно подтолкнул его. Все, что ему было известно: деваронец оказался в опасной близости от оцепления.

Джейсен услышал резкую команду, которую пролаял один из воинов, стоявших на краю водоема, и поднял взгляд в тот самый момент, когда взметнувшийся амфижезл пролил фонтан переливающейся черной крови. Он проталкивался, протискивался и прорывался сквозь толпу, пока не добрался до деваронца, лежащего в россыпи принесенных им трав и сжимающего обрубок руки.

Джейсен сделал все, что мог, а это было немного. Он даже не успел перевязать ампутированную конечность, а деваронец уже впал в глубокий шок; смерть последовала лишь минутой или двумя позже. У Джейсена было время, чтобы рассмотреть лицо деваронца: грубую бледную кожу, заостренные зубы за толстыми сухими губами, маленькие рожки на лбу, опоясанные выпуклыми годичными кольцами, которые можно было посчитать наощупь.

У Джейсена было время, чтобы пристально посмотреть в яркие красные глаза деваронца, чтобы прочитать там растерянность и печаль из-за бессмысленной, пустой, неожиданной смерти, которая настигла его.

И тогда Джейсен подумал: "Ну что ж, возможно, я был не прав. Все-таки здесь были и сорняки, судя по всему". Джейсен поднял голову и встретился взглядом с одним из таких сорняков.

Воин, который убил деваронца, невозмутимо смотрел ему в глаза, держа истекающий чернотой амфижезл наготове.

Кто цветок? Кто сорняк? Это не только твое право - отделять цветы от сорняков, но и твоя обязанность. В словах Вержер была истина. Но Джейсен сомневался, что истина, которая открылась ему, была той же самой, которую Вержер вложила в свои слова. Он обнаружил, что ему все равно, что она там вложила. Он сделал выбор. Не проявляя никаких эмоций, Джейсен поднялся на ноги, повернулся к воину спиной и пошел прочь сквозь толпу.

Он отделил сорняки от цветов. "Вы хотите озеленения?" - думал он с ледяным спокойствием. - "Только подождите. Я покажу вам озеленение. Вы только подождите".

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ПО ВОЛЕ БОГОВ

Разоренная, бесплодная планета совершала свой путь вокруг бело-голубой искры ядерного пламени.

Этот мир видел возвышения и падения множества наций, от простых провинциальных государств и планетарных конфедераций до межзвездных империй и галактических республик. Он был полем многих битв, от простых наземных перестрелок до разрушения целых цивилизаций. Он переживал войны и реконструкции, пока остатки первоначальной природы этого мира не оказались скрытыми под бесплодными полярными льдами; это был самый искусственный из всех миров галактической культуры, основывающейся на искусственности. Сама планета стала механизмом. Пришла пора все изменить.

Новые хозяева начали с того, что избавились от ее лун. Сорванные с орбит гравитационным воздействием довинов-тягунов, три маленькие луны были отброшены на далекое расстояние, тогда как четвертая, самая большая, была расколота на мелкие части резонирующим воздействием других довинов-тягунов, объединенных йаммоском. Применение подобных отточенных приемов позволило создать из появившейся таким образом пыли, каменных обломков и глыб застывающей магмы широкое кольцо, которое вращалось вокруг планеты под углом в семнадцать градусов к плоскости эклиптики. Эти события, драматичные сами по себе, были лишь вступлением. Довины-тягуны переместились на поверхность планеты.

Феномен гравитации проще всего описать топографическими понятиями, как различные искривления пространства-времени. Довины-тягуны на поверхности планеты так настроили искривление близлежащего пространства-времени, что орбита планеты, грубо говоря, встала дыбом. Планета замедлила свой ход. Замедлив ход, она стала приближаться к своему солнцу.

Она стала жарче. За время своего долгого медленного падения на солнце она подверглась бомбардировке маленькими метеорами, которые были тщательно подобраны по размеру и углу вхождения в атмосферу, чтобы нагреться до температуры, достаточной для выпаривания основного вещества, преобладающего в их составе, но не для того, чтобы оно распалось на составляющие его молекулы водорода и кислорода. Основное вещество этих маленьких метеоров было твердым лишь в черном холоде межпланетного пространства; к тому времени, когда оно достигло разогретой поверхности, оно лишилось кристаллической структуры и стало просто водой.

Впервые за тысячелетие этот мир омыл настоящий дождь. Как только планета переместилась на свою новую орбиту, довины-тягуны прекратили работу. Три оставшиеся луны были возвращены на места и получили новые, более сложные орбиты. Сила их притяжения должна была со временем стабилизировать неоднородное кольцо обломков, которое опоясывало планету неизменной радужной полосой небесного моста. К тому времени, когда корабль-сеятель вынырнул в реальное пространство и направился к точке стыковки, планета повторяла - в основных чертах: протяженности орбиты, свойствах вращения, лун и колец - навсегда потерянный родной мир йуужань-вонгов.

Теперь осталось только переделать поверхность и принести Жизнь разрушенным остаткам того, что раньше было городом величиной с целую планету, чтобы она соответствовала своему новому имени: Йуужань'тар, Колыбель Бога. Корускант был приготовлен к засеву.

В Детской настал тизо'пил йун'тчилат: день изъявления воли Богов. В эти последние несколько часов перед засевом по участкам дуриамов шагали комиссии формовщиков, которые измеряли, рассчитывали, помечали и оценивали. Каждая комиссия сопровождалась отрядом высоких, сухощавых воинов: крепкая броня, внимательный взгляд сверкающих глаз, тяжелая угрожающая поступь риика в брачный период. Четыре отряда охраняли шрийам'тиз - маленькая, узкоспециализированная разновидность йаммоска, это существо размером со спидер было нужно лишь для того, чтобы издать мощный сигнал, блокирующий телепатическую связь, которую использовали как дуриамы, так и йаммоски.

Охрана внесла бочкообразную шрийам'тиз в Детскую в огромном бассейне, наполненном питательным раствором. Таков был первый ритуал тизо'пил йун'тчилат, поскольку каждый дуриам знал, что пришел день, когда решается, жить ему или умереть. Присутствие шрийам'тиз гарантировало, что ни один из дуриамов не сможет использовать своих рабов для какой-нибудь отчаянной акции саботажа или самозащиты. Все имплантанты послушания были снабжены предохранителями: когда телепатическая связь с дуриамом обрывалась, семя обездвиживало своего носителя, беспощадно пригвождая его к своему стволу, базальному кораллу, с которого оно было сорвано. Вопя от неожиданной и необъяснимой боли, рабы взбирались на эти кораллы, росшие на каждом участке. Только непрерывный физический контакт с базальным кораллом мог унять боль, даже больные и увечные тащились, воя, по камням и болотам. Таким образом рабы организовывались в небольшие аккуратные группы и удерживались вдали, пока не приходила пора избавиться от них. Рабам было все равно, кто из дуриамов победит. Ни один из них не должен был прожить достаточно долго, чтобы узнать это.

* * *

Ном Анор впился взглядом в изображение в оптическом желе видеопаука.

- Почему он ничего не предпринимает?

Вержер плавно пожала плечами и чуть склонилась набок, чтобы ноги паука не мешали смотреть.

- Кое-что он делает. Только не то, что ты ожидал.

- Он знает или нет? Он знает, что рабы будут убиты?

- Знает, - изображение в оптическом желе представляло собой едва ли не тень в туманных сумерках. Заодно со связями дуриамов шрийам'тиз блокировала и каналы видеопаука; чтобы не потерять Джейсена Соло из вида, паук проецировал в оптическое желе призрачную тень, используя чувствительные к инфракрасному излучению глазные ямки неподвижных полипов-амфижезлов из рощи.

- Он просто стоит там.

Ном Анор зарычал. Он подвинулся, с негодованием вглядываясь в изображение.

- Как он может там стоять? Боль...

- Боль, да. Страдание? Может быть. Он многому научился.

- Он прячется? В этом все дело?

Вержер снова пожала плечами.

- Если и так, то он выбрал самое подходящее место.

Силуэт Джейсена Соло виднелся из самой чащи полипов-амфижезлов.

- Полипы не нападают, - пробормотал Ном Анор, рассеянно покусывая костяшку одного из пальцев. - Они без разбора хлестали и резали любого, кто появлялся в пределах их досягаемости: раба ли, воина или формовщика. Но этот Соло... он словно один из этих птиц, как вы их зовете, синальщиков, которые парят себе в полной безопасности меж щупалец беспинского белдона.

- Возможно, он достиг некоего... понимания с полипами.

- Я не нахожу такую перспективу обнадеживающей.

- Нет? А надо бы, исполнитель. Ведь для этого я его и учила, да?

Ном Анор убрал руку от лица и взглянул на нее искоса.

- Для этого?

- Конечно. Здесь, сейчас, в переломный момент, в день вынесения решения, Джейсен Соло не присоединился к таким, как он сам. Несмотря на ужасную боль, которой подвергается его нервная система, он по своему выбору остался среди жизненных форм чужой галактики. Нашей галактики, исполнитель. У него больше общего с хозяевами, чем с рабами, и он начинает осознавать это.

- Ты уверена?

- Он, может быть, уже прошел по Истинному пути достаточно далеко, чтобы судьба рабов не волновала его.

- Я не верю в это, - прорычал Ном Анор. - Не верю ни на наноблип. Ты не знаешь этого джедая так, как я.

- Может, и не знаю, - гребень Вержер расцвел самодовольным бледно-зеленым цветом. - А кто-нибудь знает?

Ном Анор резко выхватил виллип из ниши-пузыря размером с его голову, располагавшейся в стене возле его колена.

- В роще амфижезлов находится один раб, - проговорил он. - Поймайте его. Свяжите и отведите в мой кораллолет.

Виллип прошептал ответ командира замаскировавшихся воинов Ном Анора:

- Слушаю и повинуюсь, исполнитель.

- Если вы почитаете кости вашего отца, вы не должны допустить ни одного промаха. Этот раб - агент джедаев, ему нельзя позволить сорвать тизо'пил йун'тчилат.

- Если он будет сопротивляться?

- Я предпочел бы, чтобы он выжил... но не требую этого. Не рискуйте причинить вред кораблю. Сведите к минимуму возможность любых разрушений.

- Слушаю и повинуюсь, исполнитель.

Ном Анор приказал виллипу свернуться в первоначальное состояние.

- Итак, - обернулся он к Вержер. - Как ты и говоришь - наш "Проект Соло" успешно продвигается. Детская сослужила свою службу. В любом случае мы должны были удалить его отсюда перед началом отправления ритуалов; лучше позаботиться об этом сейчас, а то вдруг у него еще остались какие-нибудь геройские иллюзии. Церемония должна продолжаться без малейшего риска, что кто-то вмешается. Ты, должно быть, планируешь следующий этап его обучения; тебе захочется продолжить, как только он окажется на борту моего кораллотета.

- У моего народа, Ном Анор, - задумчиво сказала Вержер, - есть пословица о тех, кто делит несуществующих глиттермух.

- Что? - нахмурился Ном Анор. - Что это значит?

- Полагаю, - она кивнула в сторону мешка с оптическим желе, - ты скоро это узнаешь.

* * *

Джейсен Соло стоит в роще амфижезлов, наблюдает. Имплантант послушания сжигает огнем каждый нерв его тела: шипит приказание бежать, карабкаться и прижиматься к базальному кораллу, растущему всего в тридцати метрах от него.

Он горит в этом пожаре, но не сгорает. Это огонь из топки, в которой все, чем он является, являлся и будет являться, выгорает и сплавляется в одну вечную мгновенность: так же, как и белое свечение, пламя отключило время. Все времена Джейсена стали единым сейчас, и огонь внутри него питает его силы. Там, за тенями, в бело-голубом свечении неизменного полудня Детской, от базального коралла внезапно отделяются четверо рабов, стряхивая его отростки со своих рук. Они делают это небрежно, мастерски, без спешки и лишних движений, и смотрят в сторону рощи амфижезлов, где Джейсен стоит в густых зарослях.

Похоже, что они не испытывают никакой боли. Это - Джейсен уже знает - потому, что они не настоящие рабы. На мгновение он задается вопросом, те ли это ощущения, которые испытывал Анакин: спокойствие. Готовность. Рассмотрение назначенной цены и решение принять сделку. Там, в бело-голубом полудне, четыре раба сжимают свои носы, и углиты-маскуны отделяются от их кожи. Усики выдергиваются из пор, оставляя кровавые бисеринки, словно это пот. Маскуны слегка сокращаются и покидают воинов, обнаживших свои лица: сползают на землю и, извиваясь, исчезают в траве.

Воины идут к роще амфижезлов. Джейсен закрывает глаза, и на одну секунду семья возвращается к нему: рука отца ерошит его волосы, а теплая рука матери лежит на его плечах, Джейна и Лои хнычут, и Эм Тиди саркастически комментирует очередную попытку Джейсена рассказать Тенел Ка шутку... Но Чубакки там нет. Как и Анакина. Четыре воина останавливаются у самого края зарослей. Юные амфижезлы угрожающе хлещут воздух, а рты полипов широко раскрываются в безмолвном предвкушении рек крови и плоти. Один из воинов выкрикивает на резком, гортанном общегалактическом:

- Джиидай-раб, выходи!

Вместо ответа Джейсен лишь открывает глаза.

- Джиидай-раб! Выходи оттуда!

На них нет брони, а единственные вондуун-крабы в пределах досягаемости - дикие особи, которые живут в трясине за базальным кораллом, и выходят ночью, чтобы питаться полипами с опушки рощи. Незащищенные воины и секунды не проживут в водовороте пляски юных амфижезлов.

Джейсен настраивает себя, приводя в порядок мысли и ритм дыхания, чтобы глубоко внутри своего сознания, за пределами жгучей боли от имплантанта послушания, войти в джедайский транс и вспомнить все, чему он научился благодаря своей мысленной связи с дуриамом: вспомнить так ярко, что это начинает походить на сбывшийся сон.

Теперь и тяжело вооруженные воины, охраняющие шрийам'тиз, начинают обращать на происходящее внимание. Некоторые из них начинают приближаться к роще амфижезлов, а воины возле озера с островом-ульем перестраиваются и держат оружие наизготовку.

- Джиидай-раб! Если нам придется войти, для тебя все будет гораздо хуже!

Джейсен уже в глубоком трансе; он может чувствовать гормональный всплеск в рудиментарных мозгах полипов-амфижезлов, окружающих его. Он может почувствовать их кровожадность, как будто у него самого рот набит сырым мясом. Один из воинов поворачивается и выкрикивает команду на языке йуужань-вонгов.

Еще двое фальшивых рабов отделяются от базального коралла и отпускают своих углитов-маскунов. Обнаружившие себя воины хватают настоящего раба; один из воинов держит его, а другой перерезает горло ударом руки-ножа. Они отстраняются и позволяют рабу упасть, бесстрастно наблюдая, как он корчится в грязи, захлебываясь кровью.

- Джиидай-раб! Выходи, или следующий тоже умрет! Потом еще, и еще, пока ты не останешься один. Спаси их жизни, джиидай! Выходи!

Теперь медитативный сон Джейсена смешался с воспоминанием о другом сне, настоящей мечтой; мечтой о Силе, настолько яркой, что он чувствует запах зародышей кораллов-прыгунов, видит покрытые шрамами лица воинов-охранников и искалеченные кораллами тела рабов. Такая мечта была у него два года назад на Белкадане. В ней он освобождал рабов йуужань-вонгов. Каким изумленным и потерянным он чувствовал себя, когда его мечта не сбылась. Когда его попытка выполнить обещание привела к бедствиям, к крови, смертям и пыткам, он почувствовал, будто сама Сила предала его. Теперь он видит, что не был предан. Он просто был нетерпелив.

- Джиидай-раб! Выходи!

Джейсен вздыхает и выныривает из транса.

- Хорошо, - говорит он спокойно и немного печально. - Если вы настаиваете.

Тень в неподвижном состоянии, в движении он становится заштрихованным силуэтом, бесшумно скользящим через рощу кровожадных полипов. Он останавливается в полутьме, не выходя в бело-голубой полдень. За его спиной амфижезлы закручиваются в смертельные ореолы.

- Вот я.

- Ближе, - командует воин. - Выходи из рощи.

Джейсен протягивает пустые руки.

- Заставьте меня.

Воин слегка поворачивает голову к своим товарищам.

- Убейте еще одного.

- Ты, - говорит Джейсен, - не воин.

Трое других взволнованно переговариваются.

Голова первого откидывается, словно захваченная лучом тральщика.

- Что?

- Воины выигрывают битвы, сражаясь не со слабыми, - голос Джейсена сочит кислоту презрения. - А ты, как и все йуужань-вонги, воюешь только с беспомощными. Ты трус из трусливого народа.

Воин бросается вперед. Его глаза горят безумной, дикой желтизной.

- Ты назвал меня трусом? Ты, джиидай, безвольная тряпка? Ты, дрожащий брензлит, жмущийся в углу своей норы? Ты, раб?

Воин делает выпад и выставляет когти, чтобы вырвать Джейсену глаза. С усталым вздохом Джейсен опрокидывается прежде, чем воин набрасывается на него, и падает на спину - одновременно захватывая протянутые запястья воина и упираясь ногой ему в живот, как в некую точку опоры. Джейсен переворачивается, ударяет ногой, и воин беспомощно крутится в воздухе, падая прямо в шторм раскачивающихся лезвий амфижезлов. На мгновение Джейсен замирает под внезапным фонтаном из йуужань-вонгской крови и кусков плоти.

Он поворачивает голову, чтобы посмотреть, как юные амфижезлы роняют куски плоти воина к истекающим слюной разинутым ртам полипов.

Потом он поднимается. Смотрит на троих оставшихся.

- Ну?

Они обмениваются неуверенными взглядами. У Джейсена за спиной булькают и урчат полипы, а амфижезлы извиваются в нетерпении. Воины не двигаются с места, выкрикивая что-то на своем языке. В ответ на их выкрик два отряда из тех, что охраняют шрийам'тиз, тяжело выступают вперед. Они вооружены собственными амфижезлами, имеют патронташи с ударными жуками и другое, менее знакомое оружие; и полностью облачены в вондуун-крабовую броню. Панцирь вондуун-краба может выдержать удар световым мечом; он может остановить и лезвие амфижезла толщиной всего в один атом. Один из тех троих, что стояли поблизости, оскалил зубы: длинные острые иглы, хищно загнутые вовнутрь.

- Нал'тиккин джиидай хр'злат сор тризмек ш'макк, - выплюнул он. - Тйрокк джан тризмек, джиидай.

Джейсену не надо знать языка, чтобы понять: никакие борцовые качества не помогут одинокому невооруженному человеку против двух отрядов воинов, джедай он или нет. Воин советует ему приготовиться к смерти.

Джейсен улыбается. Это грустная улыбка: меланхоличная и покорная. Он кивает. Частью сознания, отделенной от боли и крови, и от резкого бело-голубого свечения, он чувствует мрачное удовлетворение полипов-амфижезлов, стремительно, почти мгновенно переваривших упавшего к ним воина. Он чувствует их нетерпение и дрожь, когда плоть воина придает им силы для воспроизводства. Полипы-амфижезлы размножаются вегетативно; амфижезлы сами по себе являются почками, способными отделиться от ствола и уползти на другое место, где можно пустить корни и окостенеть.

Посредством своей эмпатической связи Джейсен подсказывает, где им надо закрепиться.

Не сомневаясь в его дружелюбии, амфижезлы принимают совет. Джейсен раскидывает руки. Воины могут только наблюдать в безмолвном ужасе, как полипы сбрасывают амфижезлы со своих узловатых кожистых стволов, и те скользят по траве. Они обвивают лодыжки Джейсена и поднимаются по его телу, словно виноградная лоза, опутавшая заброшенного идола в джунглях. Они закручиваются на его икрах, бедрах, на груди, наматываются по всей длине его рук, обвивают шею и даже укладываются у него на голове.

Приближающиеся тяжеловооруженные воины медлят, не вполне уверенные, как теперь атаковать. Ибо вондуун-краб - не единственное существо, которое может противостоять удару амфижезла.

Джейсен складывает ладони и отвешивает воинам торжественный поклон. Когда он разнимает руки, между ними растягивается зрелый амфижезл, острый и шипастый, наполненный ядом. Точно такой же, как и каждый из тех семнадцати, что составляют его броню.

- Познакомьтесь с моими друзьями, - произносит Джейсен.

* * *

Ном Анор отшвырнул своего червя-флягу. Червь ударился об стену, соскользнул на пол и умер, издав слабый свистящий вздох.

После этого Ном Анор мгновенно успокоился и вытер свой безгубый рот тыльной стороной кисти.

- Вот и все, - мрачно пробормотал он. - Мы провалили дело. Ты провалила, - поправил он сам себя, размышляя, сможет ли на своем кораллолете ускользнуть достаточно далеко, чтобы гнев Цавонга Ла из-за новой неудачи не настиг его, сможет ли сдаться Новой Республике, и есть ли какой-нибудь способ убедить оставшихся джедаев не казнить его на месте.

Он все еще знал много ценных секретов...

Вержер прервала его размышления.

- Исполнитель, пустите меня к нему.

- Это исключено. Я не могу позволить тебе бегать там в разгаре тизо'пил йун'тчилат, ты, глупая зверушка. Ты не помнишь, что наш "Проект Соло" - секретный? Какой же это будет секрет, если ты помчишься в Детскую спасать его никчемную шкуру?

- Совсем не никчемную, исполнитель. Как я уже говорила, его обучение и в самом деле продвигается очень успешно. Хотя я признаю, что прямо сейчас оно может стать вообще потрясающим.

- Потрясающим? - Ном Анор щелкнул запястьем по оптическому мешку видеопаука, в котором тусклый силуэт Джейсена только что вооружился. - Он ничему не научился! Он собирается отдать свою жизнь в бессмысленной схватке. Из-за каких-то рабов! Он слабый, как и все джедаи... даже слабее!

- Он не джедай, - невозмутимо ответила Вержер. - И не о жизни его я беспокоюсь.

- Ты спятила? - Ном Анор неистово бегал вокруг видеопаука, который нервно пританцовывал, чтобы его тонкие ноги не попали под вполне человеческие ботинки исполнителя. - Он не сможет победить в этом сражении! Как он додумался схватиться с двумя отрядами? Даже если он вернется в свое укрытие в роще...

- Победить, - гребень Вержер торжественно распустился серым, словно ствол бластера, - и сражаться - это не одно и то же. Смотри.

Тень внезапно исчезла, и пока видеопаук разыскивал новые источники сигналов, изображение в оптическом мешке переместилось и расплылось.

- Что такое? - поинтересовался Ном Анор, но тщетно. - Он бежит? Бежит, как всегда, не в силах преодолеть свою джедайскую мнительность?

- Исполнитель, - пальцы Вержер, на удивление сильные, сомкнулись на его локте. - У Джейсена Соло больше нет Силы, но это - не единственное оружие, которым он умеет пользоваться. Он - воин от рождения: старший сын и наследник древней воинской династии. Он с рождения тренировался в боевых искусствах. Он был проверен и оценен, ему знаком вид крови, своей и чужой, и он...

- Он всего лишь мальчишка, - Ном Анор пристально посмотрел на нее. - Ты лишилась ума? Я знаю его. Люди не уважают преемственность поколений. Его происхождение ничего не значит. Он сам ничего не значит.

Вержер ответила без малейшего намека на иронию:

- Скажу тебе вот что: хоть ни он, ни его противники до сих пор не знают этого, он - величайший из рыцарей. Джейсен Соло - ожившая мечта джедаев. Даже без Силы, он гораздо опасней, чем ты себе представляешь. Ты должен пустить меня к нему. Его надо удержать.

- Удержать от чего? От потери кожи-туники во время бегства?

- Удержать от срыва тизо'пил йун'тчилат. Вполне вероятно, что и от уничтожения корабля тоже.

Ном Анор открыл рот, но оттуда раздалось лишь сдавленное шипение. Невозмутимое спокойствие взгляда Вержер заставило его замолчать с эффективностью удара по горлу. Ему показалось, что он задыхается.

- От уничтожения корабля? - наконец выдохнул он.

- Разве тебе не ясно, исполнитель? Он не убегает, - она указала на оптический мешок видеопаук, в котором снова появилось изображение одинокой тени, несущейся навстречу приближающимся темным тучам вооруженных отрядов.

- Он нападает, - сказала Вержер.

ГЛАВА ПЯТАЯ. ЗАСЕВ

Джейсен Соло рвется в бой. На бегу он создает мысленную картинку. Амфижезл в его руке принимает предложенный образ, закручивая больше половины своей длины вокруг предплечья Джейсена. Колебания цепочки связанных между собой желез создают энергетическое поле, которое фиксирует полукристаллическую ячеистую структуру в заданной форме: амфижезл торчит из кулака Джейсена на целый метр и оканчивается обоюдоострым лезвием. То же поле, что обеспечивает затвердение амфижезла, расплющивает лишние миллиметры по поверхности клинка, делая его край не толще диаметра одного атома. Так что, когда один из невооруженных воинов бросается наперерез, широко раскинув руки, чтобы схватить Джейсена, лезвие встречает в его плоти и костях лишь слабые отголоски сопротивления. Одна рука лениво переворачивается в воздухе, разбрызгивая капли крови; нога падает в сторону и дергается в траве. Джейсен даже не замедляет бега.

Двое оставшихся решают, что им следует предоставить его своим товарищам, которые лучше экипированы. Вокруг него жужжат ударные жуки, но глаза его амфижезлов чувствительны к инфракрасному излучению - и к движению; он способен объединить их эмпатические реакции в непрерывное поле восприятия, не слишком отличное от самой Силы. И его столько лет тренировали уклоняться от ударов, что он едва замечает жуков.

Дерн раскрывается в алых разрывах, а Джейсен уворачивается, падает и перекатывается, чтобы потом снова вскочить на ноги и продолжить бег. Еще десятки ударных жуков разворачиваются и летят за ним, словно ударные ракеты. Джейсен бросается к приближающемуся отряду тяжеловооруженных воинов. Ближайший из них ударяет Джейсена амфижезлом, словно копьем.

Джейсен уклоняется от острия, переворачивается через плечо и ударяет вверх; его клинок вонзается воину между тазом и бедром. Преследовавшие Джейсена ударные жуки начинают повсеместно взрываться и рассеивают воинов, словно игрушечных солдатиков, отброшенных невидимой рукой гигантского ребенка. Благодаря инерции своего тела Джейсен заканчивает вращение, опираясь на одно колено и выбрасывая лезвие вверх - сквозь пах и внутренности воина к его груди. Только энергетические поля, подобные тому, что окружает Джейсена, способны выдержать удар амфижезла. Панцири вондуун-крабов представляют собой запутанную кристаллическую структуру, укрепленную полем, созданным энергетическими железами, весьма сходными с железами амфижезлов. Но это поле защищает только сам панцирь; под броней крабы мягкие, и когда клинок Джейсена разрезает энергетический нерв краба изнутри, броня становится не прочнее масла из продуктов жизнедеятельности банты.

Залп от детонации разрывных жуков поражает одного из воинов, а клинок Джейсена без труда рассекает его броню и позвоночник, заодно разрезая патронташ с разрывными жуками и показываясь из спины с фонтаном крови. Тяжело падая и ударом ноги освобождаясь от дергающегося трупа, накрывшего его, Джейсен хватает патронташ. Еще мгновение, и он опять на ногах - бежит и спотыкается, оглушенный и слегка ошеломленный взрывами. Позади него переговариваются и перестраиваются воины. Джейсен игнорирует их. Все его внимание, выдержка и воля сконцентрированы на патронташе с разрывными жуками в его руках.

Рассеченные края патронташа истекают кровью; умирая, он желает освободить своих детей - разрывные жуки содержатся в его вытянутом теле, состоящем из шестиугольных ячеек-инкубаторов - чтобы они могли выполнить свое громкое предназначение.

Джейсен чувствует это очень остро. Посредством своего эмпатического дара он выражает обещание полностью удовлетворить его желание, если только патронташ подождет сигнала. Перед ним два оставшихся отряда: они выстраиваются клином, острие которого направлено на Джейсена, а широкое основание загораживает емкость размером с бакта-камеру, в которой находится шрийам'тиз. Вокруг него жужжит все больше и больше разрывных жуков, и Джейсен запускает патронташ, как протонную гранату; тот медленно вращается в высоте неизменного полудня. С помощью эмпатического дара Джейсен проецирует учащенный пульс ожидания, приблизившегося к концу, мощную волну адреналина, которые можно примерно перевести как...

Пора!

Патронташ вспыхивает над основанием клина россыпью звезд, и в тот же самый момент разрывные жуки, преследующие Джейсена, собираются в гудящий рой, поражая и его, и землю, и воинов - всех без разбора. Оглушительные взрывы раскидывают их туда и сюда, так что Джейсен в конце концов оказывается сбитым с ног и описывает в воздухе круто заверченную дугу. Пока вывернутый наизнанку мир кружится во все темнеющем кровавом водовороте, у Джейсена есть время почувствовать, что напряжение в отростках имплантанта послушания спадает, и из последних сил передать через него мысленное приглашение.

Ну что же, мой друг. Теперь твой черед.

Кровавая тьма смыкается над ним прежде, чем он ударяется об землю.

* * *

- Вот видишь? - Ном Анор указал высокомерным кивком на неожиданно яркое изображение в оптическом мешке видеопаука, который показал истекающего кровью Джейсена в его импровизированном боевом облачении, лежащего без сознания на развороченном взрывами торфе Детской. - Твой "величайший из джедаев" преуспел лишь в убийстве пары-тройки воинов. Никчемный, слабый дурак...

- Ты не слушаешь, - прозвенела Вержер. - Я прошу тебя еще раз: пусти меня к нему, пока мы все не погибли.

- Не будь смешной. В нем просто не может быть ничего опасного. Посмотрим на конец этого фарса во всей его красе. Он без чувств; воинам будет легко обездвижить его и доставить куда им приказано.

- Тогда почему они этого не делают?

Ном Анор нахмурился.

- Мне... не совсем ясно...

- Может быть, у воинов появились более неотложные дела, которые надо срочно решить.

- Более неотложные, - тяжело проговорил Ном Анор, - чем мои приказы?

- Исполнитель, исполнитель, - укоризненно ответила Вержер. - Вы смотрите, но не видите.

Оптический мешок видеопаука показал, как изменилось качество освещения в Детской: совершенный бело-голубой полдень был теперь подсвечен красными, золотистыми и желтыми бликами, которые плясали, и играли, и мерцали у Джейсена на волосах и лице, и на его изодранной, пропитанной кровью коже-тунике.

Ном Анор нахмурился, не в силах понять, что происходит, пока в поле зрения не заклубился плотный, сальный на вид дым. Цветные блики появились из-за пожара. Хмурость Ном Анора стала угрюмой гримасой; гнев и отвращение свернулись в ледяной ком в его животе. - Что происходит? - требовательно поинтересовался он. - Вержер, отвечай, что там творится?

Теперь в оптическом мешке показались два воина в крабовой броне, обгоревшие и истекающие кровью из-за множества ранений. Один из них оказался слишком близко от спины Джейсена, и амфижезл, обвившийся вокруг торса человека, судорожно дернувшись, вонзился йуужань-вонгу сбоку в коленный сустав. Второй продолжал бежать, склонив голову и не оглядываясь, и вскоре Ном Анор увидел, кто его преследует: волнующаяся, рычащая, вопящая толпа, вооруженная всякими подручными средствами - от роющих скатов и бронированных существ под названием малледилло, служивших рабам вместо молотов в их повседневном труде, до извивающихся диких амфижезлов, одинаково опасных как для владельца, так и для врага - стекающаяся к зажатому в тиски воину, чтобы избить и изрубить его до смерти в дикой ярости.

- Это же рабы... - выдохнул Ном Анор. - Как им удалось выйти из-под контроля?

Гребень Вержер распустился сверкающим оранжевым, слегка оттененным зеленью.

- Скажи мне вот что, Ном Анор: почему изображение в оптическом мешке видеопаука вдруг стало таким отчетливым?

Он только смотрел на нее, раскрыв рот и тяжело дыша.

- Не воины были его целью, - сказала она, словно предлагая подсказку растерянному ребенку.

В конце концов, хоть и с опозданием, но он понял. Морозные потоки от ледяного кома в его животе достигли даже кончиков пальцев.

- Он убил шрийам'тиз!

- Да.

- Как он мог... почему ты не... он, то есть, ты...

- Ты должен помнить, что я тебя предупреждала.

- Ты... Вержер, ты... Я думал, ты...

Ее черные, бездонные глаза заглянули прямо внутрь него.

- Ты еще не привык, исполнитель, - без выражения произнесла она, - что все, что я говорю тебе - правда?

* * *

Тизо'пил йун'тчилат закончился резней. Каждый дуриам, отлученный шрийам'тиз от своих телепатических соединений, был вынужден ждать, слепой и глухой, булькая в беспорядочном кипении гормонов стресса, сгорая от несбыточной надежды, что следующим ощущением для него может стать возвращение власти и связей, ясное осознание того, что он, единственный из всех, выбран пажкик Йуужань'тар ал'тиррна - планетным мозгом Колыбели Бога. И каждый терзался глубинным, тайным ужасом, что вместо этого он почувствует только движение неумолимого клинка, наполненного всепожирающим огнем яда, призванного лишить его жизни и обречь на вечное страдание, которое Истинные Боги предназначили для недостойных.

Так что, когда патронташ с разрывными жуками взорвался, и десятки пылающих тварей попадали в резервуар - где раствор, питавший шрийам'тиз, усилил ударную волну, подбросив огромную каплю жидкости, крови и клочьев мяса прямо до раскаленной искры, которая служила для Детской солнцем - все дуриамы, кроме одного, не могли даже представить, что произошло.

Все дуриамы, кроме одного, были потрясены, изумлены, растеряны, обнаружив, что все еще связаны со своими рабами. Все, кроме одного, были еще больше потрясены и изумлены - разумы затмились черной паникой - обнаружив, что их родственники тоже восстановили свою чувствительность и связи с рабами в Детской, которая сотрясалась от взрывов и провоняла свежей кровью. Которая была полна испуганных, жмущихся друг к другу формовщиков и тяжеловооруженных воинов, трепещущих перед кровавым безумием.

Лишь один дуриам, который знал, что происходит, не был ни потрясен, ни изумлен, ни напуган до потери памяти. Он был попросту отчаян и безжалостен. Дуриамы - весьма прагматичные существа. Они не понимают, что такое доверие, и им не известно, что такое предательство. Этому дуриаму, как и остальным, давно было ясно, что его жизнь зависит от результатов тизо'пил йун'тчилат, и что у него не больше шансов, чем у дюжины его родственников.

Итак: двенадцать к одному. Двенадцать против одного.

Никто из дуриамов никогда не любил таких соотношений; этот решил покончить с ними. Он вступил в сделку с Джейсеном Соло. Когда телепатическая блокировка шрийам'тиз неожиданно исчезла, дуриам знал не только о том, что происходит, но и о том, кто это натворил и почему. Эхо от взрыва патронташа с разрывными жуками еще звенело в Детской, а дуриам уже послал своих рабов, соскакивающих с базальных кораллов, обследовать бесчисленные холмики с углитами. Прикосновение к нервному узлу, которое вызывает - у отформованных углитов, известных как маскуны - расслабление, вызывало у этих диких особей аналогичную реакцию...

Но то, что эти углиты скрывали, не было их обычным полым каркасом из камня. Этим углитам пришлось замаскировать груды грубого самодельного оружия. За несколько дней на ближайших к базальным кораллам были запасены и спрятаны кое-какие инструменты: главным образом широкие роющие скаты, слишком длинные и тяжелые, чтобы сломаться от работы, и бронированные малледилло высотой с воина, достаточно плотные и твердые, чтобы расколоть камень одним ударом. Еще углиты скрывали множество червей-фляг, до отказа наполненных медом искропчел. Искропчелы являлись сформировавшимся в естественных условиях видом, от которого много лет назад были выведены ударные и разрывные жуки. В полость каждого червя-фляги было также введено небольшое количество пищеварительных ферментов вондуун-крабов.

Используя роющего ската в качестве катапульты, раб мог зашвырнуть такого червя на значительное расстояние. Точность броска была не принципиальна. От удара черви-фляги разрывались, разбрызгивая густой мед во все стороны.

Активизированный ферментом мед искропчел вступал в реакцию со всем, с чем соприкасался; при контакте с воздухом Детской он вспыхивал с громким хлопком. За считанные секунды пламя распространилось повсюду.

Воины, сгорающие заживо в своих бесполезных доспехах, не могли защищаться, и уж тем более не могли защитить формовщиков, которых сопровождали.

Формовщикам, ни в теории, ни на практике не знакомым с военным делом, оставалось только броситься к ближайшему выходу. Многие погибли, настигнутые пламенем, или сраженные ударом малледилло, или зарубленные роющими скатами, которые были столь же опасны, сколь и вибротопоры. И всем дуриамам, кроме одного, пришла одна-единственная мысль: собрать своих рабов, которые служили им глазами и руками. Им было необходимо сбить рабов в кучи около острова-улья, окружить себя живыми стенами. Ни у одного из них не было другого шанса защититься.

Но только не у этого.

Так что, когда рабы, принадлежавшие остальным дуриамам, побежали через всю Детскую под воздействием хлещущей по нервам боли от имплантантов послушания в направлении озера, чтобы опрокинуть двойное оцепление волной дрожащих, корчащихся, окровавленных тел, рабов этого отдельно взятого дуриама среди них не было.

Вместо этого они разделились на группы по пятеро. Одна группа окружила Джейсена Соло и замерла в ожидании, пока он с трудом поднимался на ноги. Истекая кровью из-за множества ранений, Джейсен пошатнулся, словно у него закружилась голова или потемнело в глазах, а потом направился к озеру в окружении этой пятерки. Остальные группы побежали в дыму и пламени, мимо безжизненных тел и скользкой крови, к базальным кораллам; и те за секунды превратились в столпы пламени, поддерживаемого медом искропчел. Рабы не стали ждать, пока огонь завершит свое дело, а принялись безжалостно раскалывать, обстреливать и рубить кораллы.

* * *

Ном Анор разглядывал вселенскую резню в оптическом мешке видеопаука с оцепенелым, недоуменным ужасом.

- Что?.. - тупо бормотал он. - Что?..

- Исполнитель. У нас мало времени.

- Времени? Какого времени? Это... это разорение... Мы погибли, разве непонятно? Цавонг Ла уничтожит нас.

- Все такой же оптимист, - прощебетала Вержер. - Представь себе, этот час мы еще переживем.

Ном Анор безмолвно впился в нее взглядом. И опять ее неожиданно сильная рука сомкнулась на его плече.

- Прикажи воинам, которые стоят снаружи, сопроводить меня до Детской. И свяжись с этим своим командиром, если он еще жив. Мне понадобится кто-нибудь достаточно компетентный, чтобы провести меня мимо охраны к острову-улью - если кто-нибудь из охраны доживет до тех пор.

- Остров-улей? - глупо моргнул Ном Анор. Ему никак не удавалось связать одно с другим. - О чем ты говоришь?

Вержер протянула руку в сторону оптического мешка видеопаука.

- Ты думаешь, на этом он закончил, Ном Анор? Добивался ли наш Близнец во плоти только возникновения беспорядков и резни... или он добивался возникновения беспорядков и резни как способа совершить диверсию?

- Диверсию? Против чего?

Настоящий глаз Ном Анора вытаращился: в оптическом мешке видеопаука он увидел, как Джейсен и те пятеро, что сопровождали его, по грудь в воде, прорываются сквозь толпу окровавленных, мечущихся, сражающихся рабов и воинов. Один из спутников Джейсена упал с пронзенным горлом; другого утянули под воду цепкие руки невооруженных рабов. Трое оставшихся яростно размахивали своими роющими скатами, стараясь не только удержать воинов и рабов у берега, но загасить огни, пылающие на их пути прямо на поверхности озера. Джейсен, почти вплавь, мрачно продвигался вперед, не оглядываясь на рабов, которые защищали его. Любой на его пути, раб или воин, падал, пронзенный или разрубленный одним из двух амфижезлов в руках Джейсена.

Он даже не потрудился вытереть кровь, текущую из глубокой раны на голове и заливающую ему глаза. Он только шел и убивал. Джейсен повернул к середине озера.

К острову-улью.

И продолжил путь.

Ном Анор выдохнул:

- Дуриамы...

- Один из них - мозг этого корабля, исполнитель. Он уже сорвал тизо'пил йун'тчилат, и шансов на бегство у него нет. Какая еще цель стоит того, чтобы отдать за нее жизнь?

- Ты говоришь так, будто гордишься им!

- Даже больше, - прямо сказала она. - Он превзошел все мои самые смелые надежды.

- Если планетный мозг не будет регулировать состав атмосферы, весь корабль будет уничтожен! Он убьет не только себя, но и всех остальных!

Вержер пожала плечами и с улыбкой скрестила руки.

- Вурт Скиддер.

Ном Анора так замутило, что во рту появился привкус крови. Джедай Скиддер отдал жизнь, чтобы убить одного-единственного йаммоска, а дуриамы гораздо более ценны.

Бесценны.

Незаменимы.

- Он не может, - Ном Анор задохнулся от отчаяния. - Не может, жизненные формы на борту этого корабля неповторимы...

- Да. Каждая жизненная форма. Особенно он сам.

- Он не смог бы! Или... смог бы? Сможет?

- Ах, исполнитель, каким бы замечательным местом была эта вселенная, если бы все вопросы так легко находили свои ответы, - прозвенела Вержер, простирая руку в сторону оптического мешка видеопаука.

Они увидели Джейсена Соло на берегу острова-улья. Вонзив один клинок в грудь обезумевшего формовщика, другим клинком Джейсен от ключицы до паха разрубил кого-то, кто мог оказаться и рабом, и замаскировавшимся воином.

Из всех его спутников выжили двое; они развернулись у самого берега, не в силах сдержать толпу потерявших инстинкт самосохранения рабов яростными взмахами роющих скатов. Оттесняемые все дальше, эти двое ступили на твердую землю, пока Джейсен взбирался на ближайшую камеру из окаменевшего коралла, в которой находился дуриам. Наступив на шестиугольную восковую пломбу, которая запечатывала камеру, он замер с простертыми амфижезлами в руках и опять покачнулся, словно сознание оставляло его. Внизу прямоугольные грани роющих скатов разрубали рабов, и Джейсен вздрогнул, словно отпрянув от почти задевшего его выстрела из бластера. По-видимому, он только сейчас вспомнил, где находится, и зачем пришел.

И тогда он вонзил свой сдвоенный амфижезл в пломбу.

- Менее изученный вопрос, как видишь, - сказала Вержер, - заключается в том, можем ли мы остановить его?

Ном Анор напрягся, бессильно сжимая пальцы, словно думал, что сможет проникнуть сквозь оптический мешок видеопаука и схватить Джейсена за горло.

- Он окончательно спятил?

Вместо ответа Вержер только пристально, выжидающе смотрела на него.

Он закрыл лицо руками.

- Ступай, - сказал он слабым, тихим голосом. - Если придется, убей его. Спаси корабль.

Вержер отвесила ему бодрый поклон.

- По вашему приказу, исполнитель.

Он услышал, как люк открылся и закрылся, и тут же отнял руки от лица. Его глаза горели ясным светом холодного расчета. Ном Анор пощекотал виллип, передал распоряжения и отбросил ненужное средство связи. Открыв зев прохода, он быстро огляделся, чтобы убедиться, что путь свободен.

Ном Анор бежал к своему кораллолету, словно его преследовали крайт-драконы. Ему не удалось бы так долго выживать в этой войне, если бы он недооценивал джедаев. Особенно из семейства Соло.

* * *

После того, как погиб первый из дуриамов, расправиться с ними не составило труда. С первым это было убийством - так Джейсен чувствовал. Стоя на пломбе, запечатывающей камеру, на теплом, почти живущем, воске, он ощущал леденящий ужас маленького дуриама, замурованного под его ногами: задыхающегося от клаустрофобии, лишенного надежды убежать или спрятаться, безмолвно кричащего, умоляющего горько и отчаянно. Он ощущал жизнь, которую собирался отнять: сознание, столь же полное надежд, страхов и мечтаний, как и его собственное, сознание, которое он собирался уничтожить взмахом клинка и огнем яда.

Все его инстинкты восстали: вся его подготовка, джедайские идеалы, образ жизни упорно противились убийству беспомощного дрожащего существа. Он покачнулся, вдруг почувствовав головокружение, внезапно осознав, как тяжело он ранен... осознав, что по его лицу течет кровь, а то, что мешает дышать - это сломанные ребра; осознав, что вокруг пореза на бедре все онемело, а он даже не помнит, как получил удар; и что из-за сотрясения ему трудно сфокусировать взгляд. Он прорвался к острову в состоянии, подобном боевому трансу воинов йуужань-вонгов, когда боль и ранения имели так же мало значения, как и цвет неба над головой; он отнимал жизни и у воинов, и у обезумевших формовщиков... возможно, и у тех самых рабов, которых пытался спасти...

Джейсен взглянул на берег. Рядом с формовщиком, которого он убил, лежал еще один труп. Он выглядел совсем как человек. Джейсен не знал, и не мог знать, был ли это замаскированный воин или раб. Это никогда не выяснится. Единственное, что он знал - прежде, чем умереть, этот неизвестный преградил ему путь. Воин? Или раб - невинный, безжалостно подстегиваемый имплантантом послушания, напавший на Джейсена против воли? Почему ему все равно? Это пугало Джейсена больше, чем все смерти. Если это - то, чем я стал, может, даже к лучшему, что мне придется здесь умереть. Пока не убит еще кто-нибудь.

Но каждый раз, когда прикрывающие его товарищи, пытающиеся сдержать натиск рабов, наполняющих берег, поражали кого-то в бок, или в ногу, или в голову своими неподъемными роющими скатами, ему казалось, что рану нанесли ему.

Бесконечный поток рабов уже смел воинов, охраняющих остров-улей; и то, когда дуриамы столкнут своих рабов в кровавой схватке, где победитель забирает все, было лишь вопросом нескольких мгновений. Уже погибли десятки, возможно, сотни рабов, бездумно бросившихся на беспощадных воинов. Как только дуриамы займутся друг другом, счет погибших пойдет на тысячи.

Для дуриама под его ногами все они были лишь инструментами. Автогенными резчиками. Светящимися проводами.

Смерть раба вызовет у дуриама не больше эмоций, чем вызывает у его отца проклятие, оброненное по поводу гидроключа, сломавшегося во время ремонта упрямого гипердвигателя "Сокола".

Джейсен вспомнил слова Вержер, словно она сама прошептала ему в ухо: выбор садовника. Он поднял свой сдвоенный амфижезл, а потом опустился на одно колено и вонзил их в восковую пломбу. Клинки, рассекающие тело маленького дуриама, он ощущал рассекающими его собственный живот; жгучий поток яда, наполнивший сосуды дуриама - растекающимся по его собственным венам. Джейсен выдернул амфижезлы и направился к следующей камере.

Убийство следующего удвоило его боль: дуриам умер не сразу, а после агонии, беззвучно крича от ужаса и мучений. От убийства третьего у Джейсена подкосились колени и перед глазами поплыли алые полосатые облака.

А позади него рабы, доведенные до самоубийственного безумия неустанным огнем боли от имплантанта послушания, начали останавливаться, задыхаясь и щурясь от неожиданности. Начали замирать в изумлении, поворачиваться друг к другу с руками, вытянутыми в предложении и в поиске помощи, а не в стремлении ударить, искалечить или убить. Сначала одна группа, которая держала свой вынужденный путь к берегу, потом другая, и еще одна - по мере того, как дуриамы один за одним умирали: побежденные, трясущиеся, лишенные хрупкой скорлупы своих камер. Джейсен не останавливался. Вокруг него сомкнулся красный туман - кровавая завеса реального дыма, влаги и медного огня, или плод его воображения, или и то, и другое сразу. Остров-улей стал горой из страшного сна, весь в острых камнях, с необходимостью убивать на каждом шагу и взбираться к недосягаемой вершине, которой даже не видно. Сквозь красный туман неясными пятнами проступали толкающиеся, хватающие, размахивающие оружием фигуры. Джейсен бросался на них, бросался сквозь них, убивая, карабкаясь, снова убивая, падая на четвереньки, чтобы в очередной раз вскрыть восковою пломбу, и следующую, и еще одну. Отбрасывая амфижезлы с истощенными ядовитыми железами и вынимая новые из своей брони; брони, которая жила своей собственной жизнью и секла, и хлестала эти размытые тени со смертоносной точностью. Он добрался до верха, почти до самой вершины; он не смог бы сказать, есть ли кто-нибудь рядом, или что его окружает, зато точно знал, что находится на горе, венчает своей фигурой высочайшую вершину галактики - над атмосферой, над лунами, выше, чем звезды.

Джейсен поднял свой последний амфижезл как боевое знамя. Прежде, чем он успел всадить клинок в залитую кровью пломбу под своими изодранными и порезанными ступнями, в его мозгу вспыхнула новая звезда... И сожгла вселенную дотла.

Не осталось ничего.

Кроме белого свечения.

Жадного свечения: пожирающего все, чем он был. Но он окунался в белое свечение и раньше. Он знал ее секреты, и таким способом его не остановить. Под этой шестиугольной крышкой бил ключ, источник, фонтан белого свечения. Джейсен чувствовал его: извивающиеся от ужаса отвратительные щупальца, покрытые слизью. Он может прекратить мучения. Еще один удар - и для них все будет кончено.

Навсегда.

Он поднял свой амфижезл.

- Джейсен, нет! Не делай этого!

Он обернулся в потрясении, задыхающийся, ослепленный белым свечением. Голос принадлежал его брату.

- Анакин?..

- Ты не можешь убить его, Джейсен, - донесся голос Анакина, скрытого свечением. - Это твой друг.

Словно палец, щелкнувший по мензурке с пересыщенным раствором, этот голос вызвал реакцию в голове у Джейсена: свечение заклубилось, осело, посыпалось крупицами, стала тонким, прозрачным...

Невидимым. Боль все еще наполняла его вены, но это его не волновало: она проходила сквозь него неизмененной, подобно лучу света, пересекающему открытый космос. Он снова мог видеть. Видеть ясно. Отчетливо. Он увидел алые лохмотья плоти, которые остались от трех формовщиков, не успевших добраться до выхода на противоположной относительно солнца стороне Детской.

Он видел дымящееся кольцо обугленных базальных кораллов вокруг озера. Он увидел кровь, струящуюся по его рукам и капающую с костяшек пальцев.

Рассеченные и сочащие голубоватую молочную жидкость - кровь дуриамов - пломбы от камер...

Трупы воинов, рабов и формовщиков, лежащие вперемешку...

Вывернутый наизнанку мир, наполненный ужасом, страданиями и смертью...

Это все сделал он. От и до. И - он увидел Вержер. Пытаясь отдышаться, он наблюдал, как она преодолевает последние несколько метров к вершине улья. Еще ниже воины в броне изо всех сил старались удержать толпу кричащих, мечущихся, окровавленных рабов, которых Джейсен чувствовал благодаря связи с дуриамом, находящимся у него под ногами. Он чувствовал, как дуриам подталкивает их, чтобы они шли наверх. Он чувствовал, что дуриам отчетливо приказал рабам убить его. Он услышал низкое, дикое рычание, словно раненного ранкора загнали в самый угол его логова. Рычание раздалось из его собственного горла.

- Это была ты, - резко сказал Джейсен.

Вержер подняла голову. Она остановилась достаточно далеко, чтобы быть вне досягаемости для амфижезла.

- Я слышал его, - сказал Джейсен. Дышать было горячо и больно. - Анакин сказал, чтобы я остановился. Но это был не он. Это была ты.

Гребень Вержер прижался вплотную к сплюснутому черепу, а в ее глазах не было и следа веселья.

- Джейсен, - медленно, грустно сказала она. - Это - лучшее окончание для истории твоей жизни? Об этом ты мечтал?

Мечтал... Он смутно помнил свое намерение спасти рабов, помнил соглашение с дуриамом: тот согласился сохранить рабам жизни и доставить их на поверхность планеты безопасным способом в кораблях-сеятелях в обмен на помощь Джейсена в уничтожении его братьев-соперников. Но в этой бойне, в которую он превратил Детскую, воспоминание стало таким же блеклым, как и его мечта на Белкадане: призрак самообмана, лучик надежды - и прекрасной, и несбыточной.

Ненастоящей.

Настоящим был первобытный хаос крови, боли и смерти, которыми Джейсен наполнил этот перевернутый мир. Безжалостная ясность его сознания осветила все отпечатки действительности: он видел, что уже сделано, и видел, что еще предстоит сделать. Джейсен поднял свой амфижезл над головой, чтобы клинок мог вытянуться во всю длину до самой земли.

- Джейсен, остановись! - Вержер приблизилась на шаг. - Ты убьешь своего друга?

- Это не друг, - проговорил Джейсен сквозь зубы. - Это пришелец. Чудовище.

- А кто тогда ты? Разве он предавал тебя? Кто здесь чудовище - ты или он?

- Сейчас у меня есть шанс убить его. И когда я это сделаю, тем самым я уничтожу и мир йуужань-вонгов.

Амфижезл в его руках сократился, и Джейсену пришлось усилить захват, пока его ладоням не стало горячо.

- Позволить ему жить - вот в чем предательство. Предательство Новой Республики. Всех мужчин и женщин, которых убили йуужань-вонги. Всех павших джедаев... и моего... даже... - его голос затих, он не смог произнести имени Анакина. Не в этот раз.

Но он все еще не нанес удар.

- Значит, ты встал перед выбором, Джейсен Соло. Ты можешь предать свой народ или можешь предать друга.

- Друга? - он снова поднял амфижезл. - Он не знает, что такое дружба.

- Скорей всего, нет, - ее гребень слегка распустился, рассыпая алые блики. Она приблизилась еще на шаг. - Но ты знаешь.

Джейсен пошатнулся, как будто она ударила его. Из его глаз полились слезы.

- Тогда ты скажи мне, что делать! - закричал он. - Скажи, чего от меня ждут?

- Я бы не стала гадать, - терпеливо сказала Вержер, приближаясь еще на шаг. - Скажу тебе только одно: убив этого дуриама, ты убьешь себя. А также всех воинов, формовщиков и отверженных на этом корабле. И всех рабов. Или ты не пытался спасать жизни, Джейсен Соло?

- Откуда... - Джейсен резко тряхнул головой, чтобы высушить слезы. - Откуда я знаю, что ты говоришь правду?

- Ты не знаешь. Но разве твое намерение изменится от того, говорю ли я тебе правду или нет?

- Я... Я не... - его захлестнула волна рокочущего красного гнева. Они столько причинили ему. Он вынес все, не задавая вопросов; и теперь хотел только одного - ответа. И никак иначе.

- Все, - проговорил он сквозь зубы, - все, что ты говоришь мне - ложь.

Вержер развела руками.

- Тогда выбирай - и действуй.

Джейсен выбрал. Он поднял амфижезл, но прежде, чем он успел ударить, Вержер одним прыжком оказалась у него на пути: чтобы убить дуриама, Джейсену пришлось бы пронзить ее. Он замер всего лишь на мгновение, но этого ей хватило, чтобы протянуть руку и погладить его по щеке - совсем как в тот раз, когда ее прикосновение впервые нарушило чистое белое свечение "объятий боли". Ее ладонь была влажной.

Джейсен сказал:

- Что?..

Больше он не смог произнести ничего, потому что язык перестал его слушаться. Он только успел подумать: слезы... слезы Вержер... как паралитический яд, в который они превратились, отключил его сознание, так что и Детская, и дуриамы, и сама Вержер исчезли в поглотившей его персональной вселенной вне времени и пространства.

Она была черной. В ней был мир, которому некогда довелось быть столицей галактики. Он назывался Корускант, и представлял собой город величиной с целую планету, протянувшийся от полюса до полюса и на километры вглубь. Это была холодная планета с четырьмя спутниками, расположенная вдали от своего бело-голубого солнца, окруженная зеркальными платформами, которые перераспределяли свет, чтобы обезопасить ее от замерзания.

Все изменилось.

Нагретый солнечными лучами, жаркий, тропический, этот планетарный город теперь - планетарные развалины с морями, образовавшимися на месте жилых башен и правительственных учреждений. Три луны превратили орбитальное кольцо в радужный мост. А в вышине над этим миром, бывшим столицей, этой столицей, бывшей целым миром, вспыхнул метеор: огромный шар из йорик-коралла ворвался в атмосферу под острым углом, неся планете метеоритный дождь из частиц и обломков самого себя, и расцвел огненным цветом. Ударяясь о землю, обломки укоренялись и начинали расти.

Планета навсегда перестала быть Корускантом; она стала Йуужань'таром. Но столицей галактики она прекратила быть лишь на недолгое время.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПЕЩЕРА

ГЛАВА ШЕСТАЯ. ДОМ

Тысячи лет прошли, прежде чем Джейсен снова открыл глаза. Он провел эти тысячелетия в одном бесконечном клаустрофобном кошмаре: ему снилось, что он схвачен, связан, обернут коконом - неспособный двигаться, неспособный говорить. Он не мог видеть, потому что глаза не слушались его. Он не мог глотать.

Джейсен не мог дышать. Тысячу лет он беспомощно задыхался. Потом он почувствовал, как на его спине дернулся мускул. Он потратил столетие, но отыскал этот мускул, и добился, чтобы тот сократился и расслабился снова.

Десятилетия превратились еще в одну сотню лет, и он обнаружил, что может контролировать остальные мышцы. Потом он смог сжать бедра и напрячь мышцы плеча - и его кошмар стал просто сном, наполненным скорее неопределенностью, чем страхами. И в этом сне он каким-то образом был уверен, что кокон скоро треснет, и в конце концов Джейсен будет способен расправить свои новые крылья и слушать их совершенное звучание, взлетая к небу с четырьмя лунами...

Когда он открыл глаза и понял, что это был всего лишь сон, его захлестнула волна облегчения: на мгновение он подумал, что сном было все - Детская, Объятия Боли, королева воксина, Анакин... Дуро. Белкадан. Все, что случилось на Сернпидале. Либо все это было сном, либо он спит сейчас, потому что боль покинула его. Он лежал на чем-то мягком, закругленном, безумно приятном, похожем на кушетку в антиперегрузочном отсеке, покрытую алым живым мхом, который пахнет цветами и спелыми фруктами. Вокруг гудели невидимые насекомые, скрытые легко покачивающимися папоротниками вдвое выше его роста; по этим папоротникам гирляндой вилась тонкая лоза, усыпанная фантастически нежной россыпью сверкающих желтых, синих и ярко-оранжевых цветов. Вдалеке раздалось эхо долгого, жалобного воя стаи хищников. Где-то над головой невидимое животное возвысило свой голос в волнующей песне, такой же прекрасной, как и песни мануллианских птиц, призывающих друг друга в материнских джунглях Итора.

"Итор", подумал Джейсен со слепым ожесточением. Он вспомнил, что йуужань-вонги сделали с Итором.

"Где, во имя девяти кореллианских преисподних, я нахожусь?" У солнечного света, пробивавшегося сквозь папоротники, был привычный цвет: то, как очертания теней расплывались в красном мареве... ...ммм, вот оно что. Этот свет был точно такого же цвета, что и ядерная искра, которая горела в Детской.

- О, - ошеломленно пробормотал Джейсен. - О. Теперь понятно.

Этого следовало ожидать - конечно, йуужань-вонги настроили излучение искусственного солнца в том же самом спектре, который был присущ естественному, освещающему мир, где предстояло развиваться жизненным формам с корабля-сеятеля.

Он находился на Йуужань'таре. И все же, что-то такое было в этом свете, от чего у него внутри все сжималось. Это было так непохоже на освещение в Детской - возможно, из-за плотных туманов, плававших там, а возможно - из-за насыщенной лиловато-синей глубины этого неба...

Нет двух планет с одинаковым небом; солнечный свет зависит от многих составляющих, начиная от спектра солнечного излучения и заканчивая составом атмосферы. Джейсен не мог побороть чувство, что уже видел это раньше. Или что-то очень похожее. Цвет неба зацепил что-то в его памяти, но этого было недостаточно, чтобы вспомнить название планеты. Джейсен сел прямо и вынужден был подавить стон; он был с головы до пят покрыт воспаленными ранами, и несмотря на то, что его ребра были умело перевязаны, из-за движения возникла острая резь в боку, которая медленно - мучительно медленно - обратилась в ноющую боль, пульсирующую до самой шеи. Так. Все-таки это не сон. Потихоньку, гораздо осторожней на этот раз, он свесил ноги со своей кушетки; было больно, но ни головокружения, ни тошноты не появилось. Через пару секунд он был уже на ногах. Неподалеку лежала заботливо свернутая кожа-туника. Кто бы ни обрабатывал его ребра, этот неизвестный также позаботился и о неком подобии набедренной повязки, подходящем для защиты его скромности.

Он так и оставил кожу-тунику лежать, где лежала. За папоротниками, окружавшими его убежище, он увидел маленький - в два-три его роста - утес, сильно заросший разными мхами. Какое-то растение цеплялось за утес узловатыми древесными когтями, с которых свисали настолько тонкие ростки, что они казались париками, хранящимися на крючочках на стене. Джейсен запустил руки в мох и дернул, пытаясь понять, выдержит ли растение его вес, но то с легкостью отделилось и запачкало его пальцы багряным соком с запахом чая.

А поверхность, от которой оно отделилось... Даже растрескавшийся и залитый соками невиданных растений, этот материал не спутать ни с чем: с его помощью застраивалась целая галактика.

Дюракрит. Это был не утес. Это была стена.

- Ох... - он отступил, бессильно уронив руки. Он не мог дышать, словно опять очутился в своем сне. - О, нет, неправда...

Джейсен прошел несколько метров вдоль стены к тому месту, где сквозь просвет в папоротниках виднелся кусочек чистого неба. Он раздвинул листья и шагнул вперед... И обнаружил, что перед ним простирается целый незнакомый мир.

Он стоял на выступе всего в одном шаге от крутого обрыва, тянущегося больше чем на километр вниз к великолепным многоцветным папоротниковым джунглям, похожим на те, в которых он очнулся. Пятна сверкающего алого цвета превращались в багровые, смешивались с другими пятнами, мерцавшими черным или искрящимся синим, через которые протянулись извилистые переливающиеся полосы, подобные рекам драгоценных металлов. И все это было в движении: колыхалось, сгибалось и перекручивалось, сверкая всеми цветами радуги, а листья, ветви и стебли раскачивались от ветра, которого он не чувствовал. Далеко под его ногами, у самых вершин, порхали летающие существа, которых его глаза, отвыкшие от таких расстояний, не могли рассмотреть.

Эти джунгли простирались вдаль слишком беспорядочно, слишком буйно и бурно, почти нереально; долины были бездонными пропастями, окутанными туманами, окруженными остроконечными горными хребтами, пересечения и распадки которых создавали причудливый рельеф, чуждый любой известной геологии. Вдалеке высились гигантские горы: остроконечные, прямоугольные в сечении башни, увенчанные шпилями, словно никогда не знавшие разрушительной силы ветра и дождя. Некоторые из этих гор имели слишком крутые склоны даже по меркам непроходимых джунглей из папоротников и мха.

Там, где растений не было, Джейсен мог видеть на удивление ровные провалы: каскады геометрически правильных квадратов и прямоугольников, распространяющиеся по горизонтали и вертикали.

Он отвел взгляд и нахмурился: эти провалы были слишком правильно очерченными, чтобы быть естественными; они были математически точны. Нечто подобное он уже видел раньше... Задумавшись, он поднял взгляд вверх... и забыл обо всем, потому что тогда он впервые увидел радужный мост. Начинаясь узкой полосой из крошечной точки на далеком горизонте, над головой растекалась психоделическая река красок. Следуя за ней взглядом, Джейсен все задирал и задирал голову, чтобы увидеть, как каскады голубого и бордового, серебристого и бирюзового цвета заполняют треть неба, чтобы потом снова обратиться в узкую полосу в фиолетовом свечении на противоположной стороне горизонта. Джейсен знал, что это было; не так уж мало миров в Новой Республике имели планетарные кольца. Но также он знал, что ни у одного из тех миров нет колец, подобных этому.

Это должно быть достопримечательностью, легендой; из-за одного только такого зрелища эта планета должна быть известна на всю галактику как туристический рай. И если кольцо было настолько ярким - настолько большим - даже сейчас, когда дневной свет и лиловый цвет неба скрадывал его краски, то каким же оно было по ночам?

Джейсен едва мог представить.

Глядя на мост, он чувствовал, что понял о йуужань-вонгах одну вещь, которая раньше всегда приводила его в замешательство. Не было ничего необычного в том, что примитивные народы с планет, окруженных кольцами, считают эти кольца волшебными мостами богов; даже Джейсен, при том, что он знал природу подобного явления, испытал благоговейный трепет от открывшегося ему вида. Он очень явственно мог представить себя одним из тех, чей народ появился и развился под таким небом: по их понятиям, радужный мост могли сотворить только боги. Невозможно было сомневаться в существовании богов, видя эту дорогу, спускающуюся от их священного дома прямо к земле - несомненно волшебную, ибо, следуя за ней, можно обойти весь мир, но так и не найти ее начала. И так легко было представить, как боги идут по мосту, смотря вниз на свое творение. При такой близости... Если мир наполнен насилием, варварством и страданиями - должно быть, таким они его и задумывали. Теперь ему стало многое понятно в йуужань-вонгах.

- Великолепно, не правда ли? - раздался из-за его плеча голос Вержер. Хоть он и не слышал, как она приблизилась, он был слишком захвачен восхищением и новыми знаниями, чтобы отпрянуть.

И каким-то образом он уже знал, что она будет здесь. Он чувствовал ее присутствие сквозь свой тысячелетний сон. Так или иначе, он знал, что она - все еще часть его жизни.

- Знаешь, - пробормотал Джейсен, по-прежнему не отрывая взгляда от неба. - Точно так же ты сказала, когда привела меня в Детскую. Именно эти слова. Как и сейчас.

- Правда? - ее легкий смех зазвенел вокруг него. - Ты помнишь все, что я тебе говорила?

- Каждое слово, - мрачно ответил Джейсен.

- Что за умный ребенок. Надо ли удивляться, что я так люблю тебя?

Медленно, с усилием, Джейсен опустился на край скалы и свесил ноги прямо к буйным джунглям, простиравшимся в километре от его стоп.

- Полагаю, я был весьма тяжелым случаем. Сильно израненным, - сказал он, прикладывая руку к повязке, стягивающей его ребра. - Ты вылечила меня. Ты и эти твои слезы.

- Да.

Джейсен кивнул, но это было не знаком благодарности, а всего лишь подтверждением слов:

- Я не ожидал пережить все это.

- Конечно. Как бы ты мог этого ожидать и добиться того, чего ты добился? - мягко сказала она. - Ты черпал силу в том, что у тебя не было надежды... и страха. Я очень... Я... очень горжусь тобой.

Джейсен поймал ее взгляд. Он мог видеть свое отражение - темное и искривленное - в блестящей черноте ее глаз.

- Гордишься? Все люди, которые погибли там из-за меня...

- Все люди, которые живут здесь благодаря тебе, - возразила она, не дав ему договорить. Она кратко рассказала ему, что формовщики были вынуждены без промедлений предоставить дуриаму контроль над кораблем, и тот начал деление настолько быстро, что позаботиться о разбежавшихся рабах не было никакой возможности. С помощью имплантантов послушания дуриам сам собрал их в безопасном месте, выполняя свои обязательства перед Джейсеном.

- Да, сотни из них погибли в сражении, но тысячи смогли добраться до поверхности планеты на кораблях-сеятелях: рабы, которые должны были быть казнены в кульминационный момент тизо'пил йун'тчилат. Ты был неподражаем, Джейсен Соло. Истинный герой.

- Я не ощущаю себя героем.

- Нет? - ее гребень развернулся оранжевой стороной. - А как ощущают себя герои?

Джейсен отвел взгляд и молча покачал головой. Она села рядом с ним, свесив ноги в пустоту обрыва и раскачивая пятками, словно маленькая девочка, которая забралась в большущее кресло. Помедлив мгновение, Джейсен вздохнул, снова покачал головой и пожал плечами.

- Полагаю, герои чувствуют, когда они чего-то достигли.

- А ты не достиг? Несколько тысяч рабов будут не согласны.

- Ты не понимаешь, - перед его мысленным взором снова возникло мертвое тело на берегу острова-улья: раб... или воин, до смерти истекший кровью рядом с трупом формовщика, который пытался заслонить маленьких дуриамов от Джейсена, ставшего машиной убийства.

- В Детской... как только я начал убивать, - тихо сказал он. - Я не хотел останавливаться. Это должно быть... Я могу только представить, что такое можно пережить на темной стороне. Я совсем не хотел останавливаться.

- Но ты сделал это.

- Только потому, что ты остановила меня.

- Кто препятствует тебе сейчас?

Джейсен уставился на Вержер. Она раскрыла свою квадратную ладонь, словно хотела предложить ему конфету.

- Ты хочешь убивать? Вокруг тебя столько жизни, Джейсен Соло. Отними ее, если хочешь. Отними мою. У нашей расы позвоночник особенно уязвим в области шеи; просто возьми мою голову в обе руки, и одним поворотом... - она дернула головой вверх и назад, словно получила удар невидимым кулаком, - Ты удовлетворишь свое темное желание.

- Я не хочу убивать тебя, Вержер, - Джейсен ссутулился и упер локти в колени, словно пытался спастись от холода. - Я не хочу убивать никого. Наоборот. Я благодарен. Ты спасла меня. Я потерял контроль...

- Не потерял, - резко сказала Вержер. - Не ищи оправданий.

- Что?

- Потеря контроля - это всего лишь прикрытие для "я не хочу признавать, что я готов совершать подобные вещи". Это ложь.

Он улыбнулся половинкой рта:

- Все, что я говорю тебе - ложь.

Она ответила на его насмешку легким кивком.

- Но все, что ты говоришь себе, должно быть правдой - по крайней мере, к этому нужно стремиться. Ты сделал то, что сделал, потому что ты - тот, кто ты есть. Самообладание, или его отсутствие, здесь ни при чем.

- Самообладание здесь очень даже при чем; в этом смысл джедайского учения.

- Ты, - ответила Вержер, - Не джедай.

Он отвернулся. Воспоминание о том, что она сделала с ним, зажгло в его груди искру, от которой сердце запылало жгучим огнем. Джейсен зарыл пальцы в устилавший выступ пышный мох и сжал их, вырывая растения из земли. Какая-то его часть хотела, чтобы это был не мох, а ее шея. Но годы тренировок научили его справляться с гневом. Когда он разжал кулаки и позволил ветру унести обрывки мха, с тем же ветром улетучился и его гнев.

- Быть джедаем - не обязательно значит использовать Силу, - его голос окреп, на этот раз он знал, о чем говорил. - Это значит - поступать определенным образом... видеть вещи определенным образом. Это значит - ценить жизнь, а не разрушать ее.

- Так же, как и быть садовником.

Оцепенев от воспоминаний, он опустил голову.

- Но я не пытался никого спасти. Конечно, начиналось все с этого - у меня был план - но к тому моменту, когда ты настигла меня на острове-улье, о спасении жизней я уже и не думал. Все, чего я хотел - получить гигантскую дубину, чтобы вышибить йуужань-вонгов из галактики. Все, чего я хотел - нанести им вред.

Она моргнула.

- И это плохо?

- Для меня - да. Это - темная сторона. Это сущность темной стороны. То, от чего ты меня спасла.

- Я спасла твою жизнь, Джейсен Соло. И все. Твои нравственные метания касаются лишь тебя.

Джейсен покачал головой. История его семьи была явным подтверждением того, что темная сторона касается всех вокруг, но он не собирался об этом говорить.

- Ты не понимаешь.

- Возможно, так и есть, - охотно согласилась она. - Похоже, ты пытаешься убедить меня, что то, что ты сделал - неважно. А имеет значение лишь то, почему ты это сделал.

- Совсем не...

- Нет? Тогда скажи мне, Джейсен Соло: если бы ты от начала и до конца преследовал благородную цель спасти тысячи рабов, как это делают настоящие джедаи, что бы ты сделал по-другому? Или ты всего лишь по-другому относился бы к тому, что сделал?

Джейсен нахмурился.

- Я... не совсем это имел в виду...

- Разве то, что ты убил дуриама ради благородной цели, делает его менее мертвым? Или ты думаешь, что для всех погибших дуриамов имеет какое-то значение, убил ли ты их в безудержной ярости или в отрешенном джедайском спокойствии?

- Это имеет значение для меня, - твердо ответил Джейсен.

- Ах, это видно. Пока не теряешь своей джедайской сдержанности, можно делать, что угодно? Пока ты говоришь себе, что это ради жизни? Можно убивать, убивать, убивать, если при этом ты не выходишь из себя? - она покачала головой, удивленно моргая. - Нет ли в этом чего-то нездорового?

- Все эти вопросы давно известны, Вержер. Джедаи задавались ими с самого падения Империи.

- Гораздо дольше. Поверь мне.

- У нас нет по-настоящему правильного ответа...

- У вас никогда его не будет, Джейсен Соло, - она наклонилась и положила руку ему на плечо. И хотя ее прикосновение было теплым и дружественным, в ее глазах можно было увидеть лишь пустоту бесконечного космоса. - Но ты сам можешь быть ответом.

Джейсен помрачнел.

- Это слишком трудно для понимания.

Вержер подняла ладони в беспомощной капитуляции.

- А что легко?

- О, ну да, - вздохнул он. - Я и сам об этом думал.

- Посмотри вокруг, - сказала она. - Посмотри на этот мир: на папоротниковый лес, на неистовые изменения ландшафта, на причудливые краски над головой. Это по-настоящему красиво, правда?

- Я никогда не видел ничего подобного, - честно ответил Джейсен.

- "Понимание" приходит само, да?

- Да. Да, приходит. Иногда, когда я смотрю на звезды, или на дикую природу, у меня появляется чувство, что я могу достигнуть этого понимания... нет, скорее, как ты и сказала, что оно придет само. Как будто оно существует само по себе где-то извне.

- Ты знаешь, что я вижу, когда смотрю на этот мир? Я вижу тебя.

Джейсен замер.

- Меня?

- То, что ты видишь вокруг - плоды твоего гнева, Джейсен Соло. Ты сделал это возможным.

- Это смешно.

- Ты не позволил формовщикам корабля-сеятеля принять решение во время тизо'пил йун'тчилат. Ты сам избрал дуриама, который стал пажкик Йуужань'тар: планетным мозгом. Ты уничтожил его соперников. Ты отдал планету в его власть. Она сформирована в соответствии с его индивидуальностью, а его индивидуальность - это отражение вашей с ним дружбы. Вся эта красота такая, какая она есть - благодаря тебе.

Он тряхнул головой.

- Это в мои планы не входило...

- Но это то, что ты сделал. Думаю, мы договорились, что причины, по которым ты это сделал, волнуют только джедаев.

- Я... Вечно ты все перевернешь с ног на голову, - сказал он. - Делаешь все куда более сложным, чем оно есть на самом деле.

- Напротив: я упрощаю, как только могу. То, что ты видишь вокруг, Джейсен Соло - отражение твоей сущности: искусственная основа из Новой Республики, на которой йуужань-вонги создали нечто новое - нечто, более прекрасное, чем все, что когда-либо существовало в этой галактике.

- То есть как это искусственная основа? - тошнотворная тревога, которая затаилась в его животе, когда он нашел подо мхом дюракрит, снова дала о себе знать. - Где мы находимся?

- На Йуужань'таре, - ответила Вержер. - Или ты так и не понял?

- Нет, я хотел спросить: какой мир это был раньше?

Она вздохнула.

- Ты смотришь, но не видишь. Знаешь, но не хочешь этого знания. Приглядись, и ты найдешь ответ на свой вопрос.

Он хмуро смотрел на папоротниковый лес, на который горы бросали все удлиняющиеся закатные тени. С наступлением сумерек летающих существ там стало больше, и они кругами поднимались все выше и выше, словно охотясь за ночными насекомыми. У них были широкие кожистые крылья и вытянутые тела, заканчивающиеся подвижным рептильным хвостом...

Одно из существ зависло прямо напротив Джейсена, а потом взмыло в темнеющее небо, и не узнать его было невозможно.

Крылан-осоед.

Джейсен произнес:

- Ох.

Теперь он знал также, что за провалы непривычно правильной формы были на далеких горах. И невероятно сложная топография джунглей тоже приобрела свой смысл.

На этот раз его голос прозвучал еще тише:

- Ох. О, нет.

Провалы были окнами. Горы были зданиями. Это место было воплощением кошмара Явина 4: долины и горные хребты были руинами, освоенными инородными формами жизни. Но это случилось не с древним храмовым комплексом на луне газового гиганта - то, что Джейсен рассматривал, было очертаниями целого города величиной с планету, разрушенного до основания и заросшего джунглями.

Так что все, что он мог произнести, было:

- Ох.

Еще долго после того, как Йуужань'тар повернулся к своему солнцу другой стороной, и на джунгли опустилась ночь, Джейсен сидел на мшистом выступе скалы. Под покровом теней, в неровных переплетениях зарослей, играли сине-зеленые и ярко-желтые огоньки. Мост над головой был таким ярким, таким невозможно близким, словно до него можно было дотянуться рукой, и схватиться, и раскачиваться на одном из многоцветных звеньев. Благодаря вращению малых колец, его краски постоянно мерцали и переливались. Ночной пейзаж был подсвечен более насыщенным, более мягким, более рассеянным светом, чем тот, который возникал при любом сочетании четырех лун Корусканта.

Это был самый красивый из миров, которые ему когда-либо доводилось видеть.

Джейсен возненавидел его.

Он возненавидел каждую его песчинку. Даже зажмурившись, он дрожал от гнева, зная, что окружающий его мир никуда не делся. Ему хотелось спалить эту планету. Теперь он знал, что в глубине его души война словно и не начиналась; как будто ничто из того, что произошло после Сернпидаля, не было реальным. У него была тайная - даже от самого себя - уверенность, что однажды все опять будет так, как должно быть... что все будет так, как было всегда.

Что смерть Чубакки окажется какой-то ошибкой.

Что Джейна никогда не обращалась к тьме. Что брак их родителей крепок и надежен.

Что дядя Люк появится в самый подходящий момент, и потом все будут смеяться над тем, какими напуганными они были...

Что тот Анакин, смерть которого он видел, окажется - ну, он не знал... клоном, что ли. Или дроидом; а настоящий Анакин будет где-нибудь на дальнем конце галактики вместе с Чубаккой, но однажды они найдут путь домой, и вся семья снова будет в сборе. И потому он возненавидел мир, простирающийся перед ним. Потому что это место больше никогда не будет их домом.

Даже если Новая Республика каким-то образом переломит ситуацию. Даже если случится чудо, и они снова завоюют Корускант, планета, которую они получат, будет не той планетой, которую они потеряли. Даже если Джейсен найдет дубину настолько большую, что сможет выбить целую расу за пределы галактического горизонта, шрамы, которые они оставили после себя, никуда не денутся. Ничто не излечит его разбитого сердца. Ничто не вернет того Джейсена Соло, который остался только в воспоминаниях: неугомонного Джейсена, гнавшегося за Зекком на нижних уровнях, сердитого Джейсена, в очередной раз провалившего попытку вызвать у Тенел Ка улыбку; Джейсена-ученика, рожденного быть джедаем, но все еще трепещущего не только перед легендой о Люке Скайуокере, но и перед мощью, которую дядино обучение пробуждало в нем; Джейсена-подростка, вытягивающегося под строгим взглядом матери, но все равно задорно перемигивающегося с отцом и сестрой, едва мать отвернется.

"Я потратил слишком много времени, мечтая побыстрее вырасти. Пытаясь вырасти. Пытаясь вести себя, как взрослый...

Теперь все, чего я хочу - это побыть ребенком. Ненадолго. Хотя бы на день. Хоть на час".

Джейсен горько размышлял о том, что, взрослея, мы все больше и больше обращаем внимание на перемены вокруг нас, и начинаем понимать, что эти перемены неизбежны. Что ничто никогда не возвращается к своему первоначальному состоянию. Что вернуться к началу невозможно. Вот что без конца нашептывала ему необычная красота Йуужань'тара: ничто не вечно. Единственное, что постоянно - это смерть. За этими размышлениями проходила ночь. Некоторое время спустя - судя по рисунку созвездий, по-прежнему издевательски узнаваемому в отличие от отчаянно первобытного пейзажа, многие часы прошли незамеченными - он спросил:

- Что теперь?

Вержер ответила из темной папоротниковой чащи. Хотя они не обменялись ни словом с тех пор, как солнце начало закатываться, ее голос был, как всегда, звонким и чистым.

- Я хотела спросить то же самое.

Джейсен тряхнул головой.

- Ты хоть когда-нибудь спишь?

- Пожалуй, я посплю, когда ты заснешь.

Джейсен кивнул. Он уже привык, что все ее ответы были такими. Он подтянул ноги и обнял свои колени, прижатые к груди.

- Ну, так что теперь?

- Ты скажи мне.

- Не надо игр, Вержер. Больше ни одной. И никаких историй о мотыльках, а?

- Неужели то, что произошло - загадка для тебя?

- Я не идиот. Ты тренируешь меня, - нетерпеливым жестом - взмахом кисти - Джейсен словно отбросил от себя что-то отвратительное. - Ты это делала с самого начала. Я выучил больше трюков, чем ящерка-игрунка. Но все равно не пойму, к чему ты меня готовишь.

- Ты свободен делать или не делать что бы то ни было. Ты понимаешь разницу между преподаванием и изучением? Между постижением действия и постижением сущности?

- Значит, в конце концов все свелось к истории о мотыльке.

- Есть другая история, которая тебе нравится больше?

- Я всего лишь хочу знать, какую цель ты преследуешь, понятно? Чего ты хочешь от меня. Я хочу знать, чего мне ожидать.

- От тебя я не желаю ничего. Я желаю только для тебя. И "ожидание" - это слишком абстрактно. Живи настоящим.

- Почему ты просто не объяснишь мне, чему ты пытаешься научить меня?

- Преподает ли учитель... - казалось, сама тьма улыбнулась ему. - Или постигает ученик?

Он вспомнил тот день, когда она спросила у него об этом в первый раз. Он вспомнил, как боль сокрушила его. Он вспомнил, как Вержер поддерживала в нем присутствие духа, благодаря чему он смог измениться; словно сросшаяся кость, он стал крепче в том месте, где раньше был перелом. Джейсен медленно кивнул - больше для себя, чем для нее. Он поднялся на ноги и пошел к покрытой мхом кушетке на самой границе теней, отбрасываемых разрушенными стенами и навесом мягко переливающихся папоротников. Он поднял аккуратно свернутую кожу-тунику и в течение бесконечно долгого момента просто смотрел на нее, а потом пожал плечами и стал натягивать через голову.

- Сколько у нас времени до появления йуужань-вонгов?

- Посмотри вокруг. Они уже здесь.

- Я имею в виду, сколько пройдет времени, прежде чем что-то случится? Сколько еще мы можем оставаться здесь?

- Это зависит от того, - раздался из темноты тихий смех, - Насколько ты измучен жаждой?

- Я не понимаю.

- Мне говорили, что без воды человек может прожить три стандартных дня... четыре или пять, при экономной трате сил. Не будет ли это слишком мнительным с моей стороны - предложить отправиться на поиски воды прежде, чем ты станешь слишком слаб для этого?

Джейсен впился взглядом в темноту.

- Ты говоришь, что я могу сам решать?

- Вот, взгляни на это.

Из тени вылетел бледный, неровный предмет размером с половину кулака Джейсена, подброшенный рукой Вержер. Джейсен инстинктивно поймал его.

В ясном свете радужного моста было видно, что предмет шероховат и неоднороден по структуре, словно обкатанный кусок известняка. На нем были несколько плоских ямок, покрытых черным, смолистым веществом, которые, возможно, были следами от разрыва тканей. Сам по себе этот предмет казался желтовато-белым, как обглоданная кость, но на трещинах и разломах виднелось что-то крошащееся, темное, бурое...

Кровь. Засохшая кровь.

- Что это такое?

Его горло сжал стальной кулак - он уже и так знал, что это такое. Это был имплантант послушания. Зрелое семя. Его имплантант. Вот почему боль ушла. Джейсену следовало бы забросить его в пропасть: прямо в папоротниковые джунгли в километре под обрывом. Ему следовало положить семя на пол и расколотить обломком дюракрита: стереть в порошок. Ему следовало бы ненавидеть это.

Но ничего такого не было. Джейсен уставился на семя с ноющей болью и удивлением, появившимся из-за зияющей пустоты внутри него. Он бездумно задрал кожу-тунику и заглянул под повязку, которой была перевязана его грудь. На том самом месте, куда много недель назад Вержер ударила его, теперь был шрам длиною с его палец - ярко-розовый затянувшийся рубец, излеченный ее слезами, действующими, словно бакта. Он осознал, что ему нужно присесть, и хлопнулся на землю со вздохом, напоминающим звук перегруженных посадочных опор.

- Ты извлекла его из меня?

- Пока ты спал. Ты был без сознания довольно долго, - Вержер медленно выступила из тени и села рядом. - Ты в порядке?

- Я... Я... - Джейсен в растерянности покачал головой. - Я хотел сказать: спасибо. Наверно.

- Разве ты не хотел от него избавиться?

- Конечно... Я имею в виду - конечно, хотел. Я просто... не знаю, - он приподнял имплантант к мерцающему рассеянному свету.

- Оно умерло, да?

Вержер торжественно кивнула.

- Когда семя проникает своими отростками в нервную систему носителя, оно перестает быть отдельным организмом. Это умерло через минуту после удаления.

- Да, - голос Джейсена был чуть громче шепота. - Я просто чувствую... не знаю. Я ненавидел его. Я хотел от него избавиться. Я хотел, чтобы оно умерло... но, ты знаешь, пока оно было во мне... это делало меня причастным к чему-то. Как в Детской. Во время сражения это было похоже на то, будто ко мне вернулась Сила. А теперь...

- Ты чувствуешь себя пустым, - закончила за него Вержер. - Одиноким. Тоскующим. Почти испуганным, но, кроме того, сильным, да?

Он уставился на нее.

- Как?

- То, что ты чувствуешь, - сказала Вержер с осторожной ласковой улыбкой, - Называется свободой.

Джейсен хмыкнул.

- Та еще свобода.

- А чего ты ожидал? Ты свободен, Джейсен Соло, и в этом может быть и одиночество, и пустота, и страх. Но также и сила.

- Ты называешь это свободой? Естественно, я свободен... на разрушенной планете, захваченной врагом. Без друзей, без корабля, без оружия. Даже без Силы.

Он не мог удержаться, чтобы не добавить мысленно: "Даже без имплантанта послушания". Его горящий взгляд остановился на навязчиво мерцающем Мосте.

- Что хорошего для меня в этой свободе?

Вержер улеглась, подогнув под себя руки и ноги, в какой-то кошачьей позе.

- Что ж, - протянула она. - Этот вопрос достоин размышления, да?

- О... - у Джейсена перехватило дыхание. - Так вот о чем ты говорила? Когда я спросил тебя, что теперь?

- Ты свободен, - повторила она. - Иди куда хочешь. Делай что хочешь. Будь кем хочешь.

- А что ты собираешься делать?

Ее улыбка едва заметно дрогнула.

- Что я хочу.

- Так я могу уйти? Просто уйти? Вот этими самыми ногами? Делать все, что захочу - и никто не остановит меня?

- Я не даю никаких обещаний.

- И как, по-твоему, я узнаю, что мне делать?

- Ах... - ее улыбка стала шире, а глаза закрылись. - Вот мы и возвращаемся к вопросам познания.

Джейсен склонил голову. Он уже и забыл, что такое дружеская перебранка. Сидя рядом с Вержер, свободно откинувшейся назад, он понял, что этот выступ, вершина разрушенного здания, был в некотором роде похожим на "объятия боли". Он мог сидеть здесь, пока не рассыплется в прах, наедине со своим страданием - или он мог что-то сделать. Но что именно? Казалось, теперь уже ничто не имеет значения. Любая дорога на этой разоренной планете была не лучше и не хуже остальных. Он не мог сделать ничего полезного - то, что было в его силах, не могло изменить ничьего существования, кроме его собственного.

"С другой стороны, кто сказал, что я должен приносить пользу?" Сидя на этом выступе, он обнаружил, что есть все-таки одна дорога, которая кое-что для него значит. Он поднялся на ноги.

Вержер открыла глаза. Раздвинув папоротники, Джейсен шагнул в ночную тьму и направился к покрытой мхом стене. Он прошел вдоль нее от самого дальнего угла, и за его рукой потянулась длинная полоса мха. Мох отделялся от стены с легкостью, обнажая дюракритовую поверхность. Джейсен оглянулся на Вержер, молча наблюдавшую из-за папоротниковых зарослей. Пожав плечами, он вернулся к углу и пошел вдоль другой стены. В трех шагах от угла в стене показался вертикальный разлом - прямой, как лазерный луч - с металлическими краями; вокруг разлома стена была сделана из дюрастила. Джейсен ощупал стену на уровне своей талии, пока его пальцы не наткнулись на замок. Он повернул его, толкнул, и дюрастиловая дверь с тяжелым стоном раздвинулась.

- Что ты делаешь?

Джейсен не ответил. За дверью был пропахший плесенью коридор, тускло освещенный комками фосфоресцирующего лишайника, с грязным, изъеденным молью покрытием на полу.

С тех пор, как он бродил по нижним уровням с Джейной, Лои, Тенел Ка и Зекком, прошли годы, но запах был по-прежнему узнаваем. Вдоль коридора тянулись пронумерованные двери.

В этом месте когда-то располагались квартиры среднего уровня. В дальнем конце коридора была арка, которая вела к пожарной лестнице. Джейсен кивнул сам себе и направился в сторону лестницы, даже не взглянув на Вержер.

Ее голос отозвался эхом в коридоре.

- Ты куда?

Он не был обязан отвечать ни на единый ее вопрос. Не говоря ни слова, он начал спускаться по лестнице. Лестничная клетка была окружена стенами из помутневшего от времени прозрачного файберпласта и укреплена сетью проводов. Далеко внизу сквозь паутину царапин, трещин и проводов смутно виднелся проход, ведущий к глухой, окрашенной в черный цвет, стене соседнего здания. В середине первого пролета Джейсен остановился и вздохнул.

- Ты идешь, или как?

- Конечно, - Вержер возникла на верхней ступеньке лестницы, широко улыбаясь в свете Моста. - Я только и ждала, когда ты попросишь.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. КРАТЕР

- Это Джейсен Соло? - старший формовщик Ч'Ганг Хул с нескрываемым ужасом уставился на изображение в оптическом мешке карликового видеопаука. Пучок длинных тонких щупалец, имплантированных в уголок его рта, задергался, завязываясь в узлы и развязываясь, прежде чем сплестись со свисающими с головы нитями в подвижный, нервно подрагивающий узор на головном уборе формовщика.

- Тот... тот самый Джейсен Соло, который был на Дуро? Убийца королевы воксина? Джиидай, которого разыскивает Цавонг Ла?

- Тот самый.

- Это джиидай, начавший восстание рабов; тот самый, что устроил разгром корабля-сеятеля? Восстание рабов, в котором погибли сотни членов нашей благородной касты? Восстание, из-за которого моя древняя планета вся покрыта плевками проклятого неверия?

- Ваша планета, мастер формовщик?

- Формовка этого мира - моя привилегия и моя обязанность! - прорычал Ч'Ганг Хул. - Пока работа не завершена, каждая живая тварь в этой звездной системе подчиняется моей воле - даже корабли! Даже планетный мозг! Если я решу называть эту планету своей, кто посмеет спорить? Кто? Вы?

- О, не я, - длинный палец, оканчивающийся загнутым когтем, пощекотал чувствительное место на теле карликового видеопаука, тем самым увеличив изображение Джейсена Соло до такой степени, что в оптическом мешке осталась видна только голова джедая. - Что касается спора, думаю, вам следует испытать его.

- Как так вышло, что он оказался здесь? Как он вообще выжил? Со дня засева прошли недели! Этот опасный джиидай все это время свободно бегал по окрестностям? Где он обитал? Почему меня не поставили в известность?

Исполнитель Ном Анор, сидевший у противоположного бока видеопаука, нацепил на лицо свою невозмутимую иглозубую улыбку.

- Мастер войны приказал, чтобы вы использовали все возможные ресурсы для обучения Джейсена Соло.

- В самом деле, приказал? - головной убор Ч'Ганг Хула непримиримо ощетинился. - Пока он не заполучил этот мир, верховная власть здесь - я. Так что мы еще подумаем над его приказаниями.

- Называйте это предложением, если хотите, - Ном Анор наклонился вперед и выставил открытые ладони, явив собою совершенную картину дружественного увещевания.

- Тем не менее, вы, как и было сказано, несете ответственность за формовку Йуужань'тара. Я только что довел до вашего сведения, что на поверхности планеты находится исключительно опасный джедай; джедай, который в одиночку... как вы сказали? А, вот... устроил разгром корабля-сеятеля. - Ном Анор снова опустился на живую качалку, наслаждаясь тем, как играют мускулы существа, пока оно приспосабливается к его новой позе. "Надо же, у этих формовщиков все такое хорошее... слишком хорошее, чтобы они пользовались этим единолично", подумал он. Возможно, поэтому ему доставляло такое удовольствие выводить из себя этого формовщика.

- Как вы справитесь с этой прямой и явной угрозой - конечно же - целиком зависит от вас.

Ч'Ганг Хул нахмурился.

- Я так и не услышал ни одного разумного объяснения, как этот опасный джиидай вообще оказался на корабле-сеятеле...

- Адресуйте все свои требования к мастеру войны, - без запинки посоветовал Ном Анор. - Я уверен, что он будет рад на время отвлечься от военных действий, чтобы разрешить ваши самые незначительные, самые смехотворные сомнения.

- То, что джиидай, который убил королеву воксина, теперь стал частью нашего родного мира, по-вашему незначительно? - Ч'Ганг Хул потряс перед исполнителем своим восьмипалым кулаком. - Быть встревоженным из-за того, что среди нас постоянно находится главный враг нашего народа, по-вашему, смехотворно?

- Между нами, и еще - видеопауком, раз уж он здесь, - любезно сказал Ном Анор, - что незначительно - так это волнение о воображаемом ударе по вашему авторитету. А что смехотворно, так это беспокойство о том, как Джейсен Соло попал сюда; вы должны гораздо больше волноваться о том, чем он занят прямо сейчас.

Подскочившее кровяное давление придало лицу старшего формовщика голубоватый оттенок.

- Где он? Вы знаете, да?

- Конечно, - Ном Анор снова изобразил свою иглозубую улыбку. - Я всего лишь ждал, когда вы спросите об этом.

* * *

Что-то с этим кратером было не так. Джейсен задержался у выемки в стенке кратера и нахмурился. Вержер, бывшая на несколько шагов впереди, остановилась, почувствовав, что он больше не следует за ней, и посмотрела на него вопросительно. Джейсен встряхнул головой.

- У меня плохое предчувствие.

Внешний склон кратера представлял собой каменистую насыпь из развороченных конструкций, которые раньше были правительственными учреждениями; именно в этой части окружности кратера располагалась несущая стена в несколько километров высотой. Она была покрыта разноцветными мхами и папоротниками, но их корни были слишком слабыми, чтобы надежно удерживать щебень. Джейсену и его спутнице приходилось взбираться наверх с осторожностью; Вержер шла первой. Джейсен не мог угадать, не придется ли его следующий шаг на выломанный кусок дюракрита и не вызовет ли это схода лавины, или не отправит ли его кувыркаться сквозь слой волокнокерамики прямо в какое-нибудь полуразрушенное помещение внизу. Вержер никогда не объясняла, как ей удается находить безопасную дорогу; Джейсен допускал, что она использует для этого свою чувствительность к Силе.

Выемка была когда-то частью транспортного шлюза, возможно - стоянкой аэротакси; фрагменты его укрепленных стен, высотой примерно в три метра, устояли в момент разрушения окружающих зданий. Джейсен вошел под их тень, достаточно плотную, чтобы можно было разглядеть внутренний склон кратера, и уселся на покрытый лишайником обломок, размером примерно со спидер. Этот кратер...

Он был достаточно большим, чтобы в него без следа провалился звездный разрушитель. Достаточно большим, чтобы без последствий поглотить любую попытку засева. Кривая его склона безнадежно ускользала от них и терялась на самом дне в черной тени: тени, созданной клубящимся облачным столбом, который простирался прямо до усеченной вершины.

Чем ниже, тем темнее был этот столб, облако проникало в самую глубину кратера, поражая само себя зазубренными жалами молний. В самом низу грохотал гром, и воздух потрескивал отрицательными зарядами. Джейсен сглотнул.

- У меня плохое предчувствие, - повторил он. - И не говори мне, что ты не чувствуешь то же самое.

Вержер спрыгнула к нему и расположилась на лишайнике по соседству.

- На этой планете нет более опасного места.

- Опасного... - отозвался он эхом. - Откуда ты знаешь?

- Я чувствую это благодаря Силе.

Она сплела пальцы в замок и оперлась на них подбородком, улыбаясь ему.

- Вопрос в том - откуда знаешь ты?

Он скосил глаза, а потом снова мрачно повернулся к кратеру. Откуда он знал? Он сидел в тени разрушенного шлюза и размышлял. За недели перехода его тело приобрело закалку и тренировку, избавившись от всего лишнего, кроме узлов мышц и загорелой кожи. Отросшие волосы вились непослушными завитками, выгоревшими в беспощадном ультрафиолете бело-голубого солнца. Редкая, доставляющая беспокойство, подростковая щетина загрубела и выглядела темнее, чем волосы. Он мог бы отыскать крем для депиляции в какой-нибудь заброшенной душевой, попавшейся на пути, или даже пригодное для бритья лезвие, но это было ни к чему. Щетина защищала его щеки и подбородок от солнечных ожогов. Если бы он захотел, то мог бы найти и какую-нибудь одежду - вроде подобранной им пары жестких ботинок, которые и носил - но никакая обычная одежда не была так же долговечна, или так же полезна, как кожа-туника.

Теплая по ночам, прохладная в течение дня, самоочищающаяся кожа-туника даже заживляла случайные прорехи на своей поверхности. Под нею Джейсен носил повязку, которую сделала для него Вержер. После того, как он нашел ботинки, он сделал из полос, оторванных от кожи-туники, самоочищающиеся неизнашивающиеся портянки. Кожа-туника пригодилась и для других целей: на спине у Джейсена болтался вместительный плетенный ранец. Плетение так срослось, что из него вышел живой мешок, который никогда не порвется и не износится; подобно мышечной ткани, ранец, казалось, становился только крепче от нагрузок. Джейсен все время носил его наполненным едой под самую завязку. Случившееся с ними всего лишь раз трехдневное голодание моментально излечило его от привычки полагаться на удачу.

При известной доле старания отыскать продовольствие не составляло труда: главным образом это были хлеб, различные квасцы в пресервах и протеиновые брикеты сухой заморозки - основные продукты питания обитателей нижних уровней. Возможно, это было не очень вкусно, зато никогда не портилось. В отличие от тех времен, когда планета была Корускантом, вода теперь была в изобилии; редко какой день обходился без проливного дождя, и среди обломков и щебенки всегда можно было найти свежий водоем. Иногда они спускались глубоко во тьму нижних уровней, скользя по ненадежным проходам или коридорам, покрытым следами гранитовых слизняков, будто это по-прежнему была та самая планета, на которой Джейсен вырос. Порой эти уровни неожиданно оборачивались огромными провалами, в которые рухнули гигантские здания, обширными долинами, заселенными чужеродными существами, и тогда они вынуждены были держать свой путь через угрожающе непредсказуемое кишение вонг-формованной жизни.

Несмотря на то, что йуужань-вонги изменили орбиту планеты - солнце, бывшее раньше не крупнее иссушенной точки, теперь выглядело диском размером с ноготь Джейсена - по всей видимости, вращение планеты не претерпело никаких изменений; циркадные ритмы Джейсена, сформированные под влиянием жизни в Галактическом Городе, без труда подстроились под смену дня и ночи на Йуужань'таре.

Казалось, Вержер была безмерно довольна, предоставив Джейсену задавать темп и вообще руководить путешествием. Она больше не интересовалась, куда они идут. Они ели, когда Джейсен чувствовал голод, а отдыхали, когда он уставал; когда он не нуждался ни в том, ни в другом, они просто шли вперед. Если Вержер когда-нибудь и спала, Джейсен этого не замечал. Казалось, время от времени она замыкалась в себе, и в таком состоянии могла часами оставаться неподвижной, но как только он совершал движение или издавал звук, она тут же отзывалась, словно все эти часы непрерывно бодрствовала.

Кроме еды, в ранце у Джейсена лежали еще несколько весьма полезных находок: светящийся провод, электробинокль, упаковка батарей и его сокровище - портативная цифровая консоль. Хоть она была и древней - пятисотой, безнадежно устаревшей, серии - и, похоже, по большей части содержала учебные игры, упрощенные графические генераторы и всякую другую детскую чепуху, там была одна полезная программа: интерактивная карта Корусканта.

Каждые пару-тройку дней Джейсен натыкался на один из неповрежденных одд-терминалов - засыпанный где-нибудь на среднем уровне полуразрушенного здания, или прикрытый плитой упавшей стены; однажды даже - болтающийся на собственном кабеле, закрепленном в одном из искореженных стальных проходов, который оканчивался прямо в воздухе: здание, к которому этот проход вел, было разрушено до основания. Терминалы общественного доступа к данным чрезвычайно долговечны, разработаны с большим запасом прочности - а иначе никак - и некоторые из найденных им терминалов все еще работали, или начинали работать после подключения к паре свободных батарей. Тогда Джейсен мог зафиксировать координаты терминала в опции "Ваше текущее расположение" на цифровой консоли, таким образом отслеживая свой путь.

Что он станет делать, когда доберется до места, Джейсен не знал. Вероятно, там не осталось ничего, кроме обширного завала, подобного тому, по которым они карабкались изо дня в день. Он даже не знал причины, по которой шел туда. У Джейсена не было плана - только конечный пункт назначения.

Достаточно было уже и того, что этот пункт существовал.

Он вытащил из ранца и включил электробинокль. Было что-то в вонг-формованной жизни внутри кратера, что настораживало его. Он не был уверен, что именно, да и не мог быть уверен; даже после всех тех недель, проведенных в Детской, и после недель, проведенных на Йуужань'таре, он был далек от истинного понимания.

Он всеми силами избегал столкновения с вонг-формованной жизнью; как правило, она приносила с собой весьма неприятные явления - например, из-за пахнущего чаем пурпурного сока, которым истекал растущий на дюракрите мох, руки Джейсена три дня были покрыты волдырями. За недели похода, он обнаружил, что вонг-формованная жизнь развивалась по некой системе: она занимала обширные площади, окруженные кольцами абсолютно безжизненных обломков. В центре каждого участка Джейсен обычно мог отличить производящие споры, семена и даже живых существ - экогенерирующие биомашины, которыми корабли-сеятели усыпали поверхность планеты.

Однажды они с Вержер провели большую половину дня, наблюдая, как сотни неведомых животных появляются на свет прямо из похожего на пещеру рта одной из таких биомашин. Медлительные быкообразные шестиноги, эти существа бессмысленно моргали на непривычное солнце и инстинктивно собирались в стада, прежде чем разбрестись и начать объедать траву. Едва они начали есть, сразу же стали расти - настолько быстро, что Джейсен смог увидеть, как они взрослеют, потратив на это всего лишь день. И на каждые пятьдесят-сто быкообразных шестиногов биомашина создавала хищника, от огромных двуногих ящерообразных существ с остро заточенными кончиками головных щупалец вместо зубов, до семейки злобных инсектильных стайных хищников, не превышающих по размеру гупина.

Время от времени Джейсену или Вержер на глаза попадались сами йуужань-вонги, причем не только формовщики, обустраивающие свою новую планету. Воины патрулировали даже средние уровни - вооруженные, дрожащие от отвращения к механизмам, мимо которых они вынуждены были проходить. Какое-то время Джейсен раздумывал, не его ли они ищут, но по мере продвижения они то и дело стали натыкаться на свидетельства того, что он - не единственный беглец, прячущийся в глубоких тенях ниже зоны разрушений: свежие следы в пыли, недавно заполненные тайники с продовольствием, ловко замаскированные обломками потаенные убежища.

Три или четыре раза он даже мельком видел других людей, пугливо перебегающих от укрытия к укрытию - всегда ночью, всегда слишком острожных даже для того, чтобы обнаружить свое присутствие хотя бы при свете Моста.

Они могли бы оказаться беженцами, позабытыми и брошенными в неразберихе эвакуации; могли оказаться пожизненными обитателями средних уровней, инстинктивно избегающими контактов с вышележащими уровнями; могли оказаться рабами, сбежавшими с корабля-сеятеля. Джейсен не знал.

И планировал никогда не выяснять. Он уклонялся от встреч с этими людьми. Они привлекали внимание йуужань-вонгов. Джейсен не знал, используют ли йуужань-вонги рабов в своем родном мире, или казнят любого задержанного прямо на месте. Это было еще кое-что, чего не планировал никогда не выяснять. Вонг-формованная жизнь, укрепившаяся на внутренней поверхности кратера, выглядела не так, как любая другая, с которой он сталкивался раньше. Он менял крайние положения настроек масштаба изображения в электробинокле, то расширяя обзор до панорамного общего вида, то сужая его до предельно сфокусированных изображений отдельных растений. Растительность была неоднородной, странной, и неожиданно редкой - куда бы Джейсен ни направлял бинокль, он видел полосы ржавеющего дюрастила и холмики щебня, словно растения боролись за выживание в слишком враждебной для их существования среде. Мхи, так ярко окрашенные в других местах, здесь были невыразительно серы, коричневы или зелены; папоротники, которые в любом другом месте образовывали высокие навесы в джунглях, здесь были чахлыми, кривыми, беспорядочно закручивающимися, их листья были увядшими и грязными, словно покрытыми пылью.

Вновь обращая свое внимание к великолепию, Джейсен переключился на вертикаль грозового столба, который возвышался из середины кратера. Его серо-черное основание было таким же плоским, как и безупречно белая вершина, а сам столб менял свою форму, медленно вращаясь, словно не решив еще до конца, хочет ли он становиться разрушительным штормом.

Все это выглядело весьма угрожающим, признал Джейсен, но недостаточно угрожающим, чтобы оправдать тот удушливый страх, который сжимал его грудь при одной только мысли о спуске туда.

- Хорошо, я сдаюсь. Что творится в этом месте? Из-за чего оно так опасно?

Вержер коснулась его руки и молча указала на заросли, напоминавшие хвойные кусты - хотя, согласно шкале дальности и искажения электробинокля, самый меньший из этих кустов был более чем десять метров в высоту. На склоне вокруг зарослей маленькая стайка похожих на рептилий копытных животных прыгала по камням, нервно пощипывая редкий мох. Мгновение спустя Джейсен понял, отчего они так нервничали: из зарослей на ошеломительной скорости выскочил двуногий ящерообразный хищник с щупальцами на голове.

Он схватил ближайшую из копытных рептилий мощными передними конечностями, и его заостренные ротовые щупальца начали рвать и крушить, умертвляя и разрезая пойманную жертву на куски, пригодные для проглатывания. И пока стайка рептилий разбегалась в разные стороны, хищник устроился на земле в косых лучах солнечного света, чтобы съесть свою добычу.

- Вот почему это место так опасно, - сказала Вержер с намеком на хитрую улыбку. - Оно заполнено тем, что ты назвал бы темной стороной. Надо сказать: темная сторона здесь очень, очень мощна - гораздо мощнее, чем в любом другом месте на этой планете. Возможно, мощна настолько, что с ней не сравнится ни одно другое место в галактике.

Джейсен, моргая, опустил электробинокль.

- Это не темная сторона, - сказал он. - Хищник охотится, чтобы питаться самому и кормить свою семью. Это естественное явление.

- А темная сторона, значит, к ним не относится? Я думала опасность темной стороны как раз в том, что она естественна: из-за этого она гораздо доступнее, чем свет, да?

- Что ж, да, но...

- Разве то, что ты видел, не образец темной стороны? Не является ли он тем, чего ты так боишься: агрессией, насилием, несдержанностью?

- Хочешь знать, как выглядела бы темная сторона по-настоящему? Этот хищник убил бы всю стайку, только ради забавы. Ради радости убийства.

- Думаешь, он не получил никакой радости от своей успешной охоты?

Джейсен еще раз поднес к глазам электробинокль, наблюдая, как хищник потянулся, похоже, получая удовольствие от еды, и не ответил.

- Убить одного - естественно, убить всех - уже темная сторона? - продолжала Вержер. - Что же, разница между природным явлением и темной стороной зависит от количества смертей? Будет ли это темной стороной, если хищник убьет только половину стайки? Или четвертую часть?

Джейсен снова опустил электробинокль.

- Это будет темная сторона, если он убьет больше, чем нужно для пропитания ему и его семейству, - ответил он, закипая. - Вот в чем разница. В вынужденном убийстве и убийстве без нужды.

Вержер наклонила голову.

И как же ты определяешь потребность? Речь идет о голодании, или всего лишь о недоедании? Относится ли к темной стороне то, что они съедают всего лишь половину убитого животного? Становится ли хищник частью темной стороны, если у кого-то из его семьи несколько килограммов избыточного веса?

- Все не так...

- А как тогда? Мы что, возвращаемся к извечному вопросу - почему? Всегда ли намерение оправдывает поступок? Скажем, для этого хищника уже не будет темной стороной убить всю стайку и оставить тушки гнить, если при этом он будет думать, что сможет съесть их всех?

- Все не так просто, - упрямился Джейсен. - И не всегда можно объяснить в двух словах...

- Но ты сразу узнаешь это, когда видишь, да?

Он упрямо опустил голову.

- Да.

Вержер вытянула пальцы в сторону вымазанного кровью хищника на склоне кратера.

- На этот раз ты не увидел...

Ответ Джейсена потонул в раскате грома - настолько оглушительном, что показалось, будто небо рухнуло. Он вскрикнул и прижался спиной к стене.

По склону покатился и запрыгал щебень; из кратера пролился поток из обломков дюракрита и покореженной арматуры, ударивший по полу в выемке в считанных сантиметрах от колен Джейсена.

Затем в небе прозвучал еще один взрыв, и еще; Джейсен прижался к стене боком и наклонил голову, руками защищая шею от возможного удара обломком. Взрывы еще звучали, но кратер больше не трясся, и Джейсен рискнул поднять взгляд.

- Что это было?

Вержер указала на бездонный пурпур над дугой моста.

- Вон.

- Я ничего не вижу.

- Джейсен... - она повела рукой в сторону электробинокля, который болтался, позабытый, на его шее. Он вздернул прибор к глазам, направив в ту сторону, куда она указала. Автофокус настроил изображение, и с губ Джейсена чуть не сорвалось одно из кореллианских проклятий, которые он слышал от отца. Эти взрывы были вовсе не взрывами, и тем более не громом.

Они были звуковыми ударами. Вокруг кратера выписывали широкие пересекающиеся дуги корабли из йорик-коралла, каждый размером с "Тысячелетний Сокол", совокупно образуя невероятно сложную траекторию движения. И все они нескончаемым потоком сыпали некими выпуклыми объектами, похожими на семенные капсулы; объектами того же пурпурного цвета, что и небо. К этому моменту оболочка одной из таких капсул уже начала раскрываться, как бутон итроианской астрофлоры, распускающейся навстречу солнцу, обнажая спутанные клубки белых нитей, похожих на шелковичник. Шелк стремительно разматывался, расправляя длинные, длинные полотнища белых волокон и освобождая семена ветру на потеху.

Джейсен поменял масштаб изображения - одно из этих семян попало в фокус, и оказалось совсем не семенем. Это был йуужань-вонгский воин. Белые шелковые нити, тянувшиеся за ним, образовывали купол парашюта. Вскоре таким образом распустились все семенные капсулы, отправив в свободное падение десятки воинов... сотни... тысячи...

- Как кстати, - Джейсен опустил электробинокль. - Мы наткнулись на тренировочный лагерь их десантников. Могло бы быть и хуже, а? Все-таки не артиллерийский полигон...

- Джейсен, - в голосе Вержер была холодная, непроницаемая твердость, которой он раньше никогда не слышал.

Он мгновенно замер, оглядываясь: зверь, почуявший запах другого, более крупного, более быстрого хищника. Вержер сказала:

- Это не учения. Они охотятся за тобой.

Джейсен сглотнул.

- Я не вернусь туда, - прохрипел он. - Я провел в "объятиях боли" три жизни...

- О, этого бояться не стоит, - к ней вернулась ее обычная веселая беззаботность, и ее спина выпрямилась, а губы сложились в по-человечески понятную улыбку. - Твоя боль им ни к чему. Это солдаты старшего формовщика. Если они поймают тебя, то сразу убьют. Аккуратно. Незатейливо. Не сходя с места.

Джейсен опять искоса взглянул на небо, на этот раз невооруженным глазом; теперь там можно было разглядеть тысячи и тысячи пурпурных пятнышек.

- Все это? - пробормотал он. - Все это из-за меня?

- Первый намек на то, какое значение ты приобрел.

Он стойко выдержал ее пристальный взгляд.

- Что ж, как бы то ни было, видно, кто-то воспринимает меня всерьез. Есть предложения?

Вержер кивнула и отвернулась, чтобы еще раз взглянуть вверх.

- Похоже, из кратера поднимается восходящий поток; должно быть, это из-за того странного шторма. Он относит десантников в сторону, за пределы кратера.

- И?

- И если тебе суждено скрыться от них, то для этого существует только один путь.

Она снова протянула руку в сторону кратера:

- Вниз.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ВО ТЬМЕ

Над его головой сверкала молния, и гром гремел с такой силой, что дно кратера ходило ходуном. Вздрогнув, Джейсен вжался в покореженный угол некой конструкции, которая раньше была шикарным душем.

По его спине струились ледяные потоки, и градины ранили его кожу.

Джейсен стиснул челюсти, чтобы зубы перестали стучать. Йуужань-вонги приближались. Отряды воинов начали пересекать горловину кратера, когда Джейсен и Вержер не преодолели еще и половины пути по его внутреннему склону. Воины бесстрашно прыгали с плит на камни, а с камней на обломки, стремительно приближаясь к своей цели. Джейсен не смог бы тягаться с ними в скорости; на службе Истинным Богам раны и увечья - даже смерть - заветная мечта каждого воина. Он не знал, сколько времени провел в ожидании, дрожа под ледяным ливнем. Вержер велела ему ждать; сказала, что она может найти запасной выход, но ей нужно время на поиски, и в одиночку она справится с этим быстрее. Хоть она и не произнесла тех самых слов, не просила его о доверии, Джейсен все равно доверял ей.

А какой у него был выбор? "Да, несомненно, я свободен", думал он с досадой.

Та еще свобода. Дождь, град, сильный ветер сами по себе были неприятными. Но еще хуже было ожидание. А самым худшим было то, что он мог чувствовать приближение йуужань-вонгов. В его груди была пустота: полое пространство, в котором когда-то находился имплантант послушания. Меняя ритм своего дыхания, закрывая глаза и размышляя об этой пустоте - концентрируясь на самом ее центре - Джейсен начинал испытывать новое неведомое чувство. Он не мог описать этого; для подобных ощущений просто-напросто не существовало подходящих слов. Отростки семени тянулись по всему его телу, врастали в его нервную систему, пока не стали частью его сущности... но эти отростки пульсировали жизнью, чуждой этой галактике.

Джейсен просто знал... Он мог чувствовать йуужань-вонгов, кишащих на склонах и пробивающихся через грозу в центре кратера. Он чувствовал всплески неведомых гормонов в венах чужаков.

Он чувствовал прерывающееся дыхание воина, скользнувшего к углу, за которым мог скрываться беглый джедай; чувствовал лютый гнев из-за участи товарищей, погибших в Детской, и его сердце откликалось чужой жажде мести. Он чувствовал отвратительное, тошнотворное онемение, охватившее подвернутую на неустойчивом обломке лодыжку; и чувствовал досаду воина, которому приказали задержаться и осмотреть сломанную ногу какого-то неуклюжего брензлита, тогда как ему не терпелось бежать вперед - искать, находить и убивать. Джейсен чувствовал их всех. Будто он был каждым из них, и все они были им. Одновременно.

Более того: он чувствовал, как сминаются под тяжелыми горячими каблуками ботинок хрупкие ветви.

Он чувствовал примитивные переживания мхов, когда половина несчастной колонии была сорвана со сломанной двери, задержавшей одного из воинов.

Он чувствовал панический ужас маленькой семейки норных - едва ли млекопитающих - животных, съежившихся из-за подземных вибраций, рожденных топотом множества ног. Воспринимая чувства воинов, открывшись их эмоциям и ощущениям, Джейсен перестал чувствовать холод: йуужань-вонгский метаболизм, проходящий с более высокой скоростью и температурой, превратил ледяной ливень в освежающе покалывающий душ. Удары градин стали чрезвычайно болезненными, похожими на царапанье по воспаленной коже.

И он больше не боялся... Не то чтобы он когда-то боялся смерти. Он оставил страх смерти на Миркре - но посреди губительной грозы его тело сжималось и вздрагивало, уклоняясь от выпадов воображаемых амфижезлов, уворачиваясь от воображаемых ударных жуков: биологический рефлекс, который не имел ничего общего с храбростью.

Зато теперь... Теперь он чувствовал лишь неудержимый всплеск хищной радости воина, который воздел свой амфижезл и приблизился к маленькому человеку в белой одежде, дрожащему в углу на стыке двух разрушенных стен; и только когда высокая тень воина выступила из пелены дождя прямо перед его лицом, Джейсен осознал, что маленький человек в белом, приговоренный к смерти - это он сам. Где-то в вышине сверкнула молния; Джейсен увернулся, и амфижезл, лишь слегка задев его ребра, глубоко засел в дюракритовой стене за его спиной. В воющей темноте, последовавшей за вспышкой, он стряхнул с плеч ранец и ухватился за лямку; пока воин пытался вытащить амфижезл из стены, Джейсен обеими руками швырнул ранец с пятидесятью килограммами еды и вещей тому в лицо.

Воин отшатнулся, и Джейсен снова прыгнул в его сторону, тяжело приземляясь и подсекая колени воина. Джейсен еще раз поднял ранец, чтобы сбить воина с ног, но тот взмахнул клинком и рассек сумку, раскидав при этом в разные стороны протеиновые брикеты и банки с синтемолоком, аккуратно разрезав электробинокль ровно напополам. Лезвие застряло в электронных внутренностях консоли, вспыхнувших бело-голубыми искрами, которые осветили стену дождя и спалили амфижезл дотла - до самых ладоней воина. Тот гортанно выкрикнул проклятие, непроизвольно дернув руками. Дымящийся скрюченный амфижезл упал к их ногам.

Джейсен скривился от боли, охватившей его собственные руки, поднимающейся все выше к плечам... но это была не его боль. Это болели ожоги воина.

Когда воин наскочил на него снова, Джейсен пресек эту атаку без усилий, уклонившись от удара ботинком всего лишь на сантиметр. Воин поскользнулся, выпрямился и направил в висок Джейсена сокрушительный удар. Джейсен лишь слегка повернул голову, и рука воина всего-навсего задела его волосы.

- Если ты не прекратишь, - сказал он, - Я буду вынужден причинить нам боль.

Воин зарычал и бросился на него со сцепленными в замок кулаками. От первого удара Джейсен уклонился, второй отразил открытой ладонью, шагнув при этом вперед и взмахнув согнутой рукой, так что костяшки пальцев воина врезались прямо в его выставленный вперед локоть. Воин взвыл из-за сломанных суставов, и пламя чужой боли обожгло руку Джейсена: раздробленные кости в разрядах электрического пламени, тянущего на третью степень.

- Я могу продолжать так весь день.

Он и правда мог: воин был все равно что часть тела Джейсена. Он так же был способен отразить любое нападение, как сцепить руки в полной темноте. Он чувствовал всю ту боль, которую сам же и причинял, но что с того? Это была всего лишь боль. А в остальном... Он поддался искушению, легкими и непринужденными движениями отражая любой выпад, словно это были простые, очевидные и предсказуемые приемы, виденные им тысячи раз: это было все равно что тренироваться в паре с Джейной, с которой он, благодаря Силе и родственной связи, становился практически одним целым.

Схватку-танец заметили другие воины, и по воздуху понеслись ударные жуки, а Джейссен буквально почувствовал, что ему не мешало бы извиниться за то, что он изящным обманным приемом лишил воина равновесия и дернул за вытянутую руку, чтобы прикрыться его телом от ударов. Жуки заколотили по воину как молоточки.

Вондуун-крабовая броня спасла ему жизнь, но провоцировала гидростатический удар, достаточный, чтобы его сознание погасло, как отключенный светящийся провод.

Джейсен тоже почувствовал это: мгновенное затемнение, поразившее его зрение. Когда все прояснилось, Джейсена уже окружали трое воинов. Угадывать их действия было бесполезно; никто из живущих не был настолько быстрым, чтобы отразить эту атаку.

Воины взмахивали амфижезлами, удлиняющимися с впечатляющей скоростью. Но ни одно из лезвий не задело Джейсена.

Он не двигался с места. Нервным узлам, которые служили амфижезлам в качестве примитивных мозгов, Джейсен вдруг предстал в виде... маленького, тревожно изуродованного, но все равно узнаваемого... полипа-амфижезла; несчетные тысячелетия эволюции исключали нападение амфижезла на полип.

"Ага, сработало", подумал Джейсен. "Но как только они бросят оружие и возьмутся за меня голыми руками, я готов." Так что он напал первым.

В одно мгновение он сделал три быстрых шага в сторону первого из воинов и взвился в воздух. Автоматическая реакция воина - поднять амфижезл и воткнуть его Джейсену в живот - сослужила плохую службу, потому что амфижезл вяло повис меж его ладоней, оставив воина с раскрытым от удивления ртом. Удар обеих ног Джейсена пришелся воину в грудь и припечатал к полу, словно он был сбит спидером.

Джейсен побежал чуть ли не на лету, и ни разу не оглянулся. Они преследовали его, яростно рыча, словно голодные гундарки. Он вслепую мчался через шторм, перебегал и скользил с опущенной головой, ведомый ощущениями из середины своей собственной груди - туда, где не было йуужань-вонгов. Он чувствовал, как они выслеживают его, чувствовал, как со всех сторон поднимаются волны гнева и дикой кровожадности, едва он, неуловимый, призрачный в пелене дождя и града, попадался на глаза охотникам. Джейсен чувствовал каждую вспышку незамутненной радости, когда они могли видеть его во вспышках бело-голубых молний.

Ударные жуки летели ему вслед и высекали из стен мелкие обломки, разбрасывали лохмотья мокрых мхов. Со всех сторон слышались выкрики: резкий лай с большим количеством согласных, наполовину приглушенные дождем, наполовину поглощенные раскатами грома. Джейсен не знал языка, но все равно понимал. Они окружили его и начали сжимать кольцо. "Вот", подумал он, "как раз подходящий момент для явления Вержер". Словно материализовавшаяся мысль, в его плечо ткнулась невидимая рука, пригибая голову. Прежде чем он мог восстановить равновесие, невидимая веревка опутала его лодыжки, отчего Джейсен ничком упал на пол... который провалился под его весом с унылым звуком расколотой волокнокерамики и не задержал его неуклюжего падения на мокрую каменную поверхность в четырех метрах ниже.

Он так и остался лежать, полуоглушенный, пыхтящий, практически полностью лишившийся дыхания, и наблюдал за неизвестно откуда взявшимися звездочками, которые кружили над его головой, но совершенно не освещали мрак. Часть стены отъехала в сторону, открывая еще одну комнату, освещенную светящимися шарами в энергосберегающем режиме. Этот свет окружал маленький, тонкий прицеобразный силуэт в дверном проеме.

- Джейсен Соло. Самое время укрыться от грозы.

Джейсен поднял взгляд к проломленной им дыре в потолке и подставил лицо под ледяной дождь, чтобы тот загасил звездочки перед его глазами.

- Вержер?

- Да.

Он чувствовал недоумение охотников над своей головой: на ум им приходило только одно - неужели Джейсена смыло?

- Я... это... спасибо...

- Пользуйся.

- Однако...

- Да?

Он медленно поднялся на ноги. Вроде бы кости были целы, но все тело ныло.

- А не могла бы ты, скажем, просто крикнуть: Эй, Джейсен, беги сюда!

Вержер слегка склонила голову, и ее гребень словно осветился ярким оранжевым заревом. Она протянула руку.

- Эй, Джейсен, - произнесла она. - Беги сюда.

Бросив еще один взгляд на черные, посеченные молниями облака в проломе над его головой, Джейсен побежал. В глубь планеты, в глубь темноты...

* * *

Бежать.

Светящиеся шары потухли или едва светят; мелькают комнаты, просторные и пустынные; единственная жизнь - это тонкая листва, оплетающая стены мозаичной паутиной; тяжкое топанье подошв по камням, хриплое дыхание, царапающее набитое пылью горло, песок, скрипящий на зубах...

Бежать.

Пот, заливающий глаза Джейсена, размывал силуэт Вержер; она все неслась вперед, обходя углы, ныряя в дверные проемы, протискиваясь под лестницами, запрыгивая в замершие турболифты, чтобы проскользнуть вдоль них, а он послушно бежал следом...

В глубь планеты. В самое сердце тьмы.

Бежать.

В какой-то момент безмятежная пустота в его груди исчезла, и он больше не ощущал присутствия йуужань-вонгов. Задыхаясь, теряя Вержер из вида и находя ее снова, то и дело останавливаясь, он воображал, что йуужань-вонги обо всем догадались, спускались за их спиной, кружили на их пути. Его воображение наводняло коридоры, лежащие за спиной, толпами неутомимых воинов, но взгляд назад нес с собой риск потерять Вержер из виду навсегда. Каждый шаг отдавался в его легких жарким прикосновением огня. Рваные темные пятна танцевали, росли, сталкивались и вертелись перед его глазами, пока не разрослись настолько, что поглотили его.

Самое сердце тьмы...

* * *

Он очнулся на полу. По его щеке текли капли теплого дождя. С одной ладони была начисто содрана кожа. Одна теплая капля попала на его губы, и Джейсен ощутил привкус крови. Вержер сидела рядом, освещенная слабым янтарным светом светящегося шара из коридора. Она смотрела на него с кошачьей невозмутимостью.

- Пока твоя голова еще не так тверда, как эти плиты, советую тебе не биться ею о них, - сказала она.

- Я... - Джейсен закрыл глаза, а открыть их снова стоило огромного усилия. В голове у него гремел гром, словно он вернулся в грозу. Коридор медленно вращался, и темнота втекала в его сознание.

- Я не могу... отдышаться...

- Нет?

- Я... не могу бежать, как заведенный. Не могу... цепляться за Силу, как это делаешь ты, Вержер, не могу найти... сил...

- Почему это?

- Ты знаешь, почему! - сердце Джейсена затопила черная ярость, кровь бросилась в голову и подняла его на ноги. В два больших шага он оказался около нее.

- Твоих рук дело! Меня тошнит от твоих вопросов!.. Тошнит от тренировок... - он вздернул ее на ноги, и даже выше - в воздух - встряхивая ее и приблизившись настолько, что мог бы вцепиться в нее зубами. - А сильней всего, - прорычал он низким, недобрым голосом, - Меня тошнит от тебя.

- Джейсен, - ее голос звучал на удивление сдавленно и напряженно, а руки беспомощно болтались по бокам... И Джейсен вдруг обнаружил, что его пальцы сомкнулись на ее горле. Ее голос превратился в затихающий свист.

- Сссссвернешь...

"У нашей расы позвоночник особенно уязвим в области шеи..."

Джейсен разжал руки и сделал шаг назад, а потом еще один, и еще один, пока не прижался спиной к влажной каменной стене. Он закрыл лицо руками - кровь с ладони запачкала его лицо, кровь и пот с лица защипали ободранную ладонь. Его грудь наполнилась, но он все равно не мог дышать; на самом деле ему никогда не удавалось справляться с дыханием; силы покинули его вместе со злостью, и Джейсен скорчился у стены, зажмурив прикрытые пальцами глаза.

- Что?.. - пробормотал он, но договорить не смог. "Что со мной?"

Голос Вержер был словно жаркий поцелуй.

- Я говорила тебе: темная сторона здесь очень, очень сильна.

- Темная сторона? - Джейсен поднял голову. Чтобы унять дрожь в руках, он сцепил их и зажал между коленей.

- Я, ох... Вержер, сожалею...

- О чем?

- Я хотел убить тебя. Я почти убил.

- Но не убил же.

По его телу прошла волна мелкой дрожи. Джейсен попробовал выдавить из себя смешок.

- Тебе надо было бросить меня там. Похоже, мне стоит меньше опасаться йуужань-вонгов, и больше - темной стороны.

- О...

- Йуужань-вонги могут всего лишь убить меня. Тогда как темная сторона...

- Что в ней такого, чего надо бояться?

Джейсен отвернулся.

- Мой дед был Владыкой ситхов.

- Кого? Ситхов?

Он снова повернулся и встретил полный изумления взгляд Вержер. Она наклоняла голову то так, то эдак, словно ожидала, что он предстанет перед ней иным человеком, если взглянуть на него под иным углом.

- Я думала, - осторожно сказала Вержер, - Что ты Скайуокер.

- Я Скайуокер, - Джейсен обхватил себя руками, чтобы унять дрожь. Ну почему он все еще не мог отдышаться? - Моим дедом был Анакин Скайуокер. Потом он стал Дартом Вейдером, последним из Владык ситхов.

- Анакин? - Вержер вся сжалась, не скрывая шока и явной, неожиданной печали. - Малютка Анакин? Владыка ситхов? Ох... ох, а разве могло быть иначе? Какая трагедия... какая потеря.

Джейсен не отрывал от нее взгляда, даже рот открыл.

- Ты так говоришь, как будто знала его...

Она покачала головой.

- Скорей - знала о нем. Такие надежды... А ты знаешь, я столкнулась с ним однажды, не более чем в пятистах метрах над этим самым местом, где мы с тобой сейчас сидим? Ему было не больше двенадцати, возможно, тринадцати стандартных лет. Он был... таким оживленным. Он жег...

- Что... что Дарт Вей... я хотел сказать, мой дед... что он делал на Корусканте? Что ты делала на Корусканте? В пятистах метрах над нами? Что там было такое?

- Ты не знаешь? И это ускользнуло от тебя, как остальное?

Вержер поднялась на ноги и протянула ему руку. Она прикоснулась к ближайшей стене, ее пальцы обозначили сложный узор на влажной прямоугольной плите, которая медленно раздвинулась и открыла проход в наполненную мраком комнату.

- Нам сюда, - из комнаты раздалось такое эхо, словно Вержер произнесла свои слова в барабан. Ее взгляд снова стал твердым и бесстрастным, как камни в стене. Джейсен шагнул за ней в темноту, теряясь в догадках.

- Это была наша сторожевая башня: воздвигнутая на тьме крепость, - сказала она.

Проход сузился до тусклой желтой полоски, а потом и вовсе исчез.

- Это был Храм джедаев.

- Это? - трепетный ужас сдавил грудь Джейсена, и он покачнулся; чтобы заговорить, ему пришлось резко втянуть в себя воздух. - Ты... ты - джедай!

- Нет, не джедай. И не ситх.

- Кто же ты, в таком случае?

- Я Вержер. Кто ты?

Казалось, ее голос исходил изо всех уголков этой темноты. Джейсен обернулся, пытаясь понять, где же она.

- Не надо игр, Вержер.

- Это никогда не было игрой, Джейсен Соло.

- Скажи мне правду...

- Я никогда не говорила тебе ничего, кроме правды.

Ее голос прозвучал так близко, что Джейсен потянулся к ней сквозь тьму.

- Я думал - все, что ты говоришь мне, это ложь.

- Да. И правда.

- Что это за правда такая?

- А какую бы ты хотел? К чему спрашивать? Ты не найдешь правды во мне.

На этот раз ее голос раздался из-за его спины; Джейсен крутнулся, взмахнул руками, но они встретили лишь пустоту.

- Никаких игр, - настаивал он.

- Нет ничего в мире, во что нельзя было бы играть. К слову: играть серьезно, бесконечно. До смерти. В игре настолько мрачной, что играть в нее можно только с задорным азартом.

- Но ты сказала...

- Да. Это никогда не было игрой. И всегда было. Так или этак, или никак: чтобы выиграть, надо сыграть.

- Как я могу играть, если ты даже не говоришь мне, каковы правила?

- Нет никаких правил, - быстрые шаги справа - Джейсен молча повернулся в ту сторону. - Зато есть название, - сказала Вержер совсем с другой стороны. - Играем все в ту же игру, в которую играли с самого Миркра: "Кто такой Джейсен Соло?"

Он с тоской вспомнил о светящемся проводе, которого лишился вместе с рассеченным ранцем еще в кратере. Мысль о проводе, ярком золотом свете, исходящим из его кулака, внезапно вызвала ностальгию по световому мечу: по чистому зеленому свечению, наполняющему комнату, вспарывающему тени, проясняющему все вокруг. Его руки горели огнем от тоски.

Создавая этот меч, он создал свою индивидуальность. Он создал себе судьбу. Создал себя.

- Такого рода игру, - сказал он, - Я могу прекратить прямо сейчас. Я знаю, кто я такой, Вержер. Несмотря на все, что ты причинила мне. Несмотря на все новые пытки, которым ты собираешься меня подвергнуть. Даже если Сила навсегда недоступна мне. Ничего из этого не имеет значения. Я знаю.

- Знаешь?

- Да, - твердо ответил он тьме. - Я джедай.

Джейсену показалось, что в долгой, долгой тишине сама комната рождала медленный вздох.

- В самом деле? - Ее голос был грустным. Разочарованным. Настроенным на печаль. - Тогда игра окончена.

- Правда? - осторожно спросил он. - Окончена?

- Да, - вздохнула Вержер. - И ты проиграл.

Комната взорвалась огнями; после всего этого времени в темноте Джейсену показалось, что в глаз ему врезался кусочек солнца. Он вздрогнул, прикрывая глаза рукой. Постепенно зрение прояснилось; комната оказалась больше, чем он думал - десятиметровый потолок, стены, украшенные цветочной мозаикой, освещенные сверкающими шарами размером с кабину "Сокола", которые раскачивались на тройных цепях из покрытой патиной бронзы над плиточным полом...

И она была полна йуужань-вонгов. Джейсен обернулся к Вержер. Она непринужденно стояла внутри кольца воинов рядом с невысоким мужчиной, одетым в длинную, свободную кожу-тунику черного цвета. Они беседовали, но Джейсен не слышал их. В его ушах стоял треск лесного пожара. Йуужань-вонг опять что-то произнес, теперь более резко, но Джейсен ничего не разобрал.

Не смог разобрать. Не стремился разобрать. Джейсен видел этого мужчину и раньше. Видел его на Дуро, с заткнутым за пояс световым мечом Леи. Видел на летающем мире на Миркре.

Джейсен знал имя этого мужчины и попытался произнести его. Попытался произнести...

Но прежде, чем он хотя бы успел открыть рот... По его телу прокатилась горячая красная волна и поглотила мир вокруг. Джейсен не плыл в красном приливе, а несся вместе с ним: ложился на волну, проваливался в водовороты, метался вместе с прибоем. Красный поток иссяк, волны отступили, и Джейсен вынырнул на поверхность. Прилив откатился от его головы, оставив Джейсена пыхтеть на полу. Руки болели. Он посмотрел на них, но не мог их разглядеть, либо он не мог понять, что же он видит; глаза его все никак не могли сфокусироваться. Он уронил правую кисть на мозаичную плиту, недоумевая, как же так - после отступления красного прилива пол остался настолько холодным, настолько сухим.

В воздухе повис запах горелого мяса, как будто отец снова перепутал программы автоповара. Но отец не мог перепутать программы на автоповаре. Не было там никакого автоповара. И отца тоже не было, не могло быть, ни за что на свете... А запах... Бессмыслица какая-то.

Как он упал? Откуда этот столб пыли и дыма? Круглая насыпь из обломков, скрывшая три четверти комнаты - откуда она?

Он так и не нашел ответа. И по-прежнему болели руки. Джейсен поднял левую и хмурился на нее, пока зрение не сфокусировалось. Посреди ладони было круглое пятно - размером с маленькую батарейку - чернеющее, трескающееся, сочащее густую темную кровь. Из трещин поднимались тоненькие дымки.

"Ох," подумал он. "Так вот откуда запах."

- Как... каково это, Джейсен Соло... - Голос был тонким, резким и прерывающимся, слова мешались с кашлем. Знакомый голос. Это был голос Вержер. - Еще раз... прикоснуться к Силе?

Она лежала всего в нескольких метрах - навзничь, внутри сводчатого пролома, окаймленного зазубренными камнями, как будто некая невероятно сильная тварь опрокинула ее, прорываясь сквозь стену.

Разбитый камень осыпался на пол. Одежда на Вержер расползалась и тлела, красные угольки запекались у рваных краев, и обожженная плоть под ними все еще дымилась.

- Вержер! - он так и не понял, как оказался рядом с ней. - Как... Что случилось?

Тошнотворная догадка скрутила его внутренности.

- Это я?..

Голос Джейсена сорвался. Он вспомнил...

Сквозь пелену лихорадочного бреда проступали сочно-красные образы: комната, наполненная йуужань-вонгскими воинами, Вержер, стоящая рядом с Ном Анором, словно они были хорошими знакомыми, даже сотрудниками.

Товарищами. Друзьями. Ном Анор сказал ей что-то, она что-то ответила, но молот предательства своим стуком заглушил все слова.

Джейсен вспомнил долгий жадный вдох: насыщение галактикой ненависти и гнева... И вспомнил, как направил эту галактику гнева в руки и ударил ею Вержер. Вспомнил, как Вержер корчилась в электрических разрядах его ненависти, как потрескивала его собственная кожа, обожженная вырывающимися из нее молниями; как эта боль питала его гнев. И вспомнил, насколько приятно это было.

Ясно. Чисто. Больше никакой борьбы между правильным и ложным, между добром и злом.

Все хитросплетения джедайской этики были разрублены одним разрывающим мозг ударом; как только он перестал усложнять, сразу же обнаружил, насколько все просто. Его ненависть стала единственным законом вселенной. Только гнев имел значение. И единственным ответом на гнев была боль.

Чужая боль. Чья угодно. Даже теперь, придя в себя, встревожившись, давясь собственным ужасом, Джейсен ощущал нежное эхо того чистого, ясного гнева. Мог слышать этот зов. Гнев вертелся внутри него: злостный паразит, вгрызающийся в глубину его сознания.

"Во что я превратился?"

Вержер валялась на полу, как сломанная кукла; ее глаза были унылы, пусты, неподвижны, а в гребне остался только грязно-серый цвет.

- Вержер, - прошептал Джейсен. До чего же легко было ранить ее. До чего же просто. По его щекам покатились слезы. - Я же тебя предупреждал, а? Предупреждал. Темная сторона...

- Не ищи... оправданий... - ее голос был еще слабее, еще прерывистее, сдавленнее.

- Я бы не посмел, - ответил он шепотом. Оправданий не было. Никто не знал опасностей темной стороны лучше него; эти опасности таились где-то в глубинах всю его жизнь... И он так легко попался.

Провалился так глубоко... Насыпь из обломков отгородила большую часть комнаты: беспорядочная свалка кусков дюракрита, обрушивающих несчетные этажи сверху донизу. Единственным освещением в сузившейся комнате был просачивающийся из разрушенного коридора блеск светящихся шаров. Потолок рухнул, вспомнил он; вспомнил вой, треск, пыль и разлетающееся каменное крошево. Нет, постойте, потолок не рухнул... Джейсен обрушил его. Вспомнилось метание внутри красного потока, оставленная без сознания Вержер, поиск новой цели, новой жертвы, пущенная вслед Ном Анору молния...

Вспомнилось, как он не мог найти Ном Анора. Джейсен мог видеть исполнителя, мог слышать, как тот отдает приказы окружившим их воинам, но не мог достать своей молнией. Джейсен все время промахивался: молния, не принося никакого вреда, втыкалась то в пол, то в стену, то возвращалась назад, и тогда тело Вержер снова билось в конвульсиях.

Его гнев создавал разряд между полюсами Силы... Ни Ном Анор, ни его воины никогда не стояли на пути этого потока.

Досада подстегнула злобу; Джейсен вышел из себя в поисках силы, способной причинить вред этим существам...

И гроза из кратера показалась ему подходящей для этого.

Джейсен вспомнил неуемную радость освобождения, когда силы грозы хлынули в него, а потом - сквозь него, превращаясь в безумный водоворот внутри подземной комнаты, подхватывая камни, кирпичи и обломки дюракрита, чтобы закружить и засыпать йуужань-вонгов, избить воинов частицами планеты, которая когда-то была для Джейсена домом. Порыв ветра вдавил йуужань-вонгов в угол, и Джейсен вспомнил злобный смех, перерастающий в победный выкрик, когда он взмахнул рукой и обрушил на них все здание. Ноги его покачнулись, и руки метнулись к лицу.

Возможно ли это? Он заживо похоронил их. Всех до одного. И его это не волновало. Ой, нет: волновало. И так было даже хуже. Он похоронил их заживо, и был счастлив. Темная сторона призывала его: призрачный червячок, который нашептывает соблазнительные обещания, пока сам вгрызается в сердце.

Червячок бормотал о неограниченной свободе, напевал песню о вечности вне сомнений и раскаяния. Джейсен энергично встряхнулся и поднялся на ноги.

- Мне нужно оставить это место.

- Джейсен, - Вержер подняла руку, словно пытаясь остановить его или попросить о помощи.

- Нет, Вержер. Нет. Мне надо уйти... Надо прямо сейчас. Мне жаль, что я ранил тебя; мне так жаль, я...

"Лжец," - прошептал призрачный червячок. "Вот останься, посмотри, и она даст нам повод повторить это снова."

Глаза Вержер будто бы прояснились, и ее губы изогнулись в слабом подобии улыбки.

- Темная сторона?..

- Она... она слишком сильна здесь. Я предупреждал тебя. Я предупреждал, что может случиться...

Вержер еще раз подняла руку, чтобы коснуться его ноги, но Джейсен поспешно отстранился, и ее рука безвольно упала на пол.

- Ты смотришь... - прошептала она, - Но не видишь. Джейсен... стал бы Совет Ордена... строить храм... на вместилище темной стороны?

- Вержер, я... - он сокрушенно покачал головой. - Я пойду. Я пойду, пока... пока... - "не ранил тебя снова", договорил он безмолвно. Он не мог сказать этого вслух. Только не здесь. - У меня нет времени на отгадывание.

- Не надо гадать... - сказала она. - Ответ... прост: не стал бы...

Джейсен притих.

- О чем ты говоришь? Я чувствую темную сторону. Я прикоснулся к ней, и она... она прикоснулась ко мне.

- Нет. Так ты ощущаешь Силу, - медленно, страдальчески, она приподнялась на локтях и поймала его изумленный взгляд. - Вот он, позорнейший секрет джедаев: нет никакой темной стороны.

Как она только могла лгать ему, со все еще курящимися над прорехами в ее одежде дымками, и ожидать, что он поверит?

- Вержер, я сам знаю. Что, по-твоему, только что произошло?

- Сила едина, Джейсен Соло. Сила во всем, и все в Силе. Я уже говорила тебе: Сила не признает никаких сторон. У Силы сторон даже нет.

- Неправда! Это... - Красный поток ворвался в его грудь и стал рваться к сердцу. Все, что говорю тебе - ложь. Всего лишь еще одна ложь. Должна быть. Если нет... Он не мог даже думать об этом. Джейсен затряс головой так, что в ушах зазвенело.

- Это ложь...

- Нет. Спроси свои чувства. Ты знаешь, в чем правда. Сила едина.

Но он же чувствовал темную сторону: он проваливался туда.

- Свет и тьма - всего лишь обозначения: слова, описывающие то, что мы плохо понимаем, - казалось, она черпает силы из его слабости - постепенно ей даже удалось принять сидячее положение. - То, что ты зовешь темной стороной, это грубость и несдержанность самой Силы: ты называешь темной стороной то, что ты получаешь, когда отдаешься Силе без остатка. Быть джедаем значит уметь сдерживать свои страсти... но джедайская сдержанность сдерживает также и мощь. Величие - истинное величие в любом своем проявлении - требует отказа от контроля. Страсть должна быть направлена, а не отброшена. Забудь об ограничениях.

- Но... но темная сторона...

Вержер поднялась, ее тлеющие лохмотья заколыхались в струйках дыма.

- Если угроза плена приводит тебя к убийству, то не потому, что тьма в Силе. А потому, что тьма в тебе.

- Во мне? - Красный поток стал черным, ядовитым, тяжелым, жгущим ребра. - Нет... нет, ты не понимаешь... темная сторона... она... она... разве ты не видишь? Это темная сторона, - отчаянно и безнадежно упрямился Джейсен.

Для той правды, что была внутри него, не находилось слов; как не находилось слов и для охватившего его ужаса, потому что он снова мог чувствовать Силу. Он чувствовал правоту Вержер. "Но это означало бы, что я... означает..." Его колени подломились, и Джейсен покачнулся, чтобы восстановить равновесие, спотыкаясь, побрел к стене - лишь бы ощутить что-нибудь каменное, надежное, определенное; что-нибудь, на что можно опереться, не рискуя провалиться в дым и туман.

Он прошептал:

- Темная сторона...

Вержер подошла к нему, безжалостная и непреклонная.

- Если и бояться темной стороны, Джейсен Соло, то только той, что у тебя в сердце.

И надежность, та определенность, которой он жаждал, нашлась в ее глазах: вечная, неизменная правда, которая, как он надеялся, поддержит его... Его собственное отражение.

Искаженное. Отводящее взгляд. Полуразрушенное. Игра света, ложащегося на кривую поверхность роговицы... над глубинами бесконечной тьмы. Говорят, правда глаза жжет. С губ Джейсена сорвался короткий безумный смех. Легко им говорить... "Объятия боли" по сравнению с этим - не более, чем царапина, имплантант послушания - разболевшийся зуб...

Смех захлебнулся в глухом рыдании. Он оттолкнул Вержер и бросился в коридор.

Бежать.

* * *

Каждый раз, когда Ном Анор оглядывался на стену из обломков, которая запросто могла стать его могилой, его сердце словно разрывала сверкающая рука.

- Ты уверяла, что не будет никакой опасности! - сказал он в четвертый раз.

Он говорил на общегалактическом - чтобы воины не поняли его жалоб - а сам стиснул зубы, сжал ноги и руки, чтобы они еще и его дрожи не увидели.

- Ном Анор, - сказала Вержер со спокойствием, обусловленным ранениями и усталостью. - Ты жив, невредим, и не пострадал от шишек и синяков.

Она уже выплакала целый океан слез, чтобы исцелить свои ожоги.

- Чем ты недоволен?

Ном Анор еще раз взглянул на стену обломков; он все еще не мог избавиться от гнетущего страха оказаться вот так просто, обыденно, почти небрежно сметенным с пути... а потом потолок и вовсе рухнул, и в комнате завыл водоворот, и закипела грязь, и его поглотила непроницаемая ночь...

- Ты должна была предупредить меня, как опасна и неуправляема бывает сила этих "Темных джедаев", - все не успокаивался он.

- Оглянись вокруг. Десяток воинов, ты сам. И я. Все живы. Если бы этой "темной силе", о которой ты хнычешь, Джейсен Соло предпочел бы спокойствие, собранность и световой меч...

Волна, прокатившаяся по ее руке, была красноречивее слов.

- Ты видел, что он натворил в Детской. Там мог бы кто-то выжить, но не ты и не я.

Ном Анор только хмыкнул.

- Еще я не понимаю всего этого джедайского лепета о "темной стороне". К чему было провоцировать подобный кризис? Вот он я, иду у тебя на поводу, лгу господину формовщику, манипулирую его отрядами, сижу в засаде - не говоря уже о том, что подвергаю свою жизнь нешуточной опасности - чтобы вызвать это... а что, собственно? Как это поможет обратить Джейсена Соло на Истинный Путь?

Не переставая заниматься своими ранами, Вержер подняла взгляд.

- Прежде чем познать истину, необходимо разувериться во лжи.

- То есть, нашу истину. Истинный путь, - Ном Анор покосился на нее. - Или нет?

- Нашу истину, исполнитель? - казалось, ее расширенные глаза стали бездонными колодцами непроницаемой тьмы; в них было видно только отражение Ном Анора. - А разве есть иная?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. В ЧРЕВЕ ЧУДОВИЩА

Глубже, темнее, там, где даже воспоминаний о свете не осталось, Джейсен, задыхаясь, спрыгнул с лестничной клетки на позабытые кем-то строительные мостки. Прошли ли часы с тех пор, как он начал бежать? Или дни?

Ноги отказывались повиноваться ему, а причин принуждать себя уже не осталось.

Не имеет значения, как далеко он заберется - от себя все равно не убежишь.

Дряхлые, в силу давности и плохого ухода, мостки не выдержали его веса; в последний момент ухватившись за поросший лишайником поручень, Джейсен повис на одной руке над стометровым провалом. Эта шахта, должно быть, когда-то служила свалкой для сломанных аэротакси: в ней был спрессован искореженный, проржавевший металлический лом, располосованный на острые, как ножи, пластины с торчащими в разные стороны зазубринами.

На мгновение Джейсен замер, представив себе затяжной прыжок, оканчивающийся ударом о лезвия мясорубки, вспышки бесцветного пламени... Может быть, стоит разжать пальцы. Может быть, это единственный достойный ответ темноте, поселившейся в нем. Возможно, он даже не вскрикнет, когда будет падать. Был только один способ проверить это.

Его пальцы ослабли.

- Джейсен! Эй, Джейсен! Посмотри сюда!

Он узнал этот голос. Он уже и не помнил тех времен, когда не знал этого голоса, столь же близкого, как и его собственный. Голос был ловушкой - Джейсен знал, что это ловушка, он уже попадался в нее раньше - но не поддаться было выше его сил. С осторожностью опытного скалолаза он протянул вторую руку и зацепился за поручень, чтобы не сорваться, поворачивая голову. На закопченном балконе, видневшемся с противоположной стороны прохода, стоял Анакин.

Джейсен пробормотал:

- Ты ненастоящий.

- Давай же, Джейсен! - Анакин взмахнул рукой и поманил его. - Сюда! Ну же! Здесь безопасно!

Джейсен прикрыл глаза. Такой вещи, как безопасность, не существовало.

- Ты ненастоящий.

Снова открыв глаза, он увидел, что Анакин, одетый в свободную тунику и штаны по кореллианской моде, с болтающимся у пояса световым мечом, никуда не делся - по-прежнему стоял и манил его пальцем. Вот он опять взмахнул рукой, дрожа от нетерпения.

- Джейсен, ну же! Что с тобой такое? Идем, старший брат, идем скорей!

- Я видел, как ты умер, - сказал Джейсен. Он прикоснулся к пульсирующей вокруг него Силе; по его груди прокатился красный поток, но Джейсен подавил его, сосредоточился, открыл свои чувства...

Дядя Люк иногда упоминал о том, что следовал советам своего умершего к тому моменту учителя, легендарного Оби-Вана Кеноби. Люк говорил, что видел своего учителя, слышал его голос, чувствовал его присутствие в Силе еще очень долгое время после его смерти...

Джейсен видел Анакина. Слышал его голос. Но когда он обратился к брату сквозь Силу, то не почувствовал ничего. Совсем ничего.

- Два шанса из трех, - проговорил Джейсен сквозь зубы. Красный поток ревел в его ушах. Он стиснул зубы, чтобы голос не прорвался сквозь них. - Два шанса из трех, что ты вонг.

- Джейсен! Чего ты ждешь? Давай сюда!

Он мог многое стерпеть. И стерпел. Больше, чем кто-либо на свете заслуживает.

Но йуужань-вонг, переодетый в Анакина... В красном потоке поднялся вал такой силы, что отправил Джейсена в непринужденное сальто прямо над крошащимися мостками. Ступни Джейсена опустились в точности на тонкий, словно канат, поручень, и он даже не раскинул руки, чтобы удержаться. Его мощь предохраняла его от падения.

Призрачный червячок в его груди жаждал крови. Два шанса из трех, что ты сейчас умрешь.

- Хорошо, - сказал призрачный червячок губами Джейсена. - Стой там. Я сейчас.

Он легко и стремительно пробежал по мосткам, жажда убивать, стучащаяся в его сердце, оттесняла все мысли о возможном падении; он достиг края за секунды, но Анакин уже скрылся за балконной дверью. Раскинув руки и полагаясь лишь на силу своей ярости, Джейсен опрокинулся вперед, оттолкнулся от поручня и скользнул в затяжной прыжок. Он приземлился на четвереньки, поскользнулся; левая рука попала в гладкую холодную слизь, покрывающую балкон. Из двери бросились врассыпную крыланы-осоеды, загалдели, заметались, сплетаясь в подвижный клубок кожи, меха и когтей. Джейсен сжал кулак: вокруг него взметнулся ураган, разметавший беспомощно кувыркающихся крыланов-осоедов по темным углам.

Он прыгнул вперед, сокращая расстояние, как песчаная пантера, которая преследует паралопу, и ворвался в непроглядную черноту внутренних помещений, сквозь которую возможно пройти только благодаря Силе. Мельком увиденная ступня в ботинке, исчезнувшая за дверью освещенного шарами коридора, словно дернула его вперед. При помощи Силы Джейсен достиг двери одним длинным прыжком.

Как же так - Анакин оказался в ста метрах от него, издали оглянувшись через плечо.

- Давай, Джейсен! Придется бежать! За мной!

- Можешь не сомневаться, - Джейсен бросился за ним; Сила вырастила крылья на его пятках, делая его нечеловечески быстрым, и еще быстрее... и еще... Он за мгновение ока преодолевал сотню метров, а Анакин по-прежнему был далеко впереди, и оглядывался, и уговаривал, и подгонял.

Джейсен бежал. Преследование превратилось в призрачный полет, прыжки давались без усилий, ноги едва задевали пол. Сила клокотала, красная река несла его вперед, над бесплодными недрами кратера. Река не просто питала силы - она подсказывала разуму очертания зданий, которые он миновал: Джейсен чувствовал углы, повороты и проходы впереди и позади себя, чувствовал, где его путь может преградить завал, а в каком месте под ним может провалиться пол. Сила шептала о решетках и балках, о транспаристиле и дюракрите под все разрастающейся вонг-жизнью; вонг-жизнью во всех ее формах и цветах, волокнистой и плотной, цепляющейся за стены и потолки, покрывающей пол; видимой, осязаемой и обоняемой, но по-прежнему нереальной вонг-жизнью. Не могущей стать реальной - не для Джейсена... и не сейчас - из-за того, что она не вливалась в красный поток. Она не присутствовала в Силе, потому для Джейсена она не существовала.

Ворвавшись в коридор, сузившийся за его спиной, словно утроба космического слизняка, Джейсен остановился. Стены и пол были наполненными живыми концентрическими кольцами, излучавшими неприятный биолюминесцентный зеленый свет. Коридор казался незамкнутым - Джейсен ощущал себя в пустоте посреди открытого космоса - но глазами видел, что коридор с обеих сторон был закрыт откидными створками наподобие мускульных клапанов.

Анакина нигде не было видно. Натужно дыша, Джейсен обратил свой разум к пустоте, оставшейся от имплантанта послушания. Сила покинула его сознание; очертания разрушенных зданий канули в то же небытие, из которого появилась вонг-жизнь - но даже при том, что природа этого коридора прояснилась, Джейсен обнаружил, что по-прежнему не чувствует Анакина. "Может быть, он не существует не только в Силе", подумал Джейсен. Крыланы-осоеды заметались в панике, когда он сам прыгнул на балкон... Почему они не обратили внимания на Анакина? На гладкой холодной слизи, покрывавшей пол, не было отпечатков ног. Чувствуя себя обманутым, он снова открыл свое сознание красному потоку.

"Я попался". Потрескивая хрящами, ближайшее к ротовому отверстию кольцо стало сжиматься, а за ним еще одно, и еще, и еще. Джейсен нахмурился, сопротивляясь с остаточными ощущениями отростков имплантанта: в них не было никакой угрозы, никакой кровожадности, вообще никакой агрессии, а только какое-то радостное удовлетворение, искренняя симпатия - а потом он попал в сокращающиеся кольца, был сбит с ног и отправлен по коридору, словно овощное пюре, приготовленное для употребления в условиях невесомости.

Сокращение колец было не нападением, а всего лишь проявлением перистальтики.

И это был не коридор. Это была глотка. С зажмуренными глазами, дрожа, упираясь ладонями в теплый плотный пол, Джейсен поднялся на колени. Позволив ему протиснуться через себя, второй клапан сомкнулся за его спиной с влажным, сочным звуком. Джейсен пытался не обращать внимания на вопли: "Пожалуйста, кто-нибудь, пожалуйста, пожалуйста, кто-нибудь, ПОМОГИТЕ МНЕ..."

Вопли раздавались из очередной ловушки.

Скорей всего. "Пожалуйста, о, ПОЖАЛУЙСТА, помогите мне, я не хочу, не хочу этого, почему вы мне не ПОМОГАЕТЕ, ПОЖААААЛУЙСТА..."

Это должно было быть ловушкой. Пол был гладким, словно обкатанный водой известняк, весь серо-бурый, покрытый впадинками и червоточинками минеральных вкраплений, растаявших в каплях жидкости, которая сочилась со свисающих сверху, напоминающих сосочки, сталактитов. Некоторые из них переливались мягким сиянием травертина. Редкие комья биолюменесцентной массы, скорее всего - разновидности мха или фосфоресцирующего гриба, давали мягкий желтовато-зеленый свет. На первый взгляд, это место было обычной пещерой из пористого известняка, подточенного исчезнувшей подземной рекой.

И именно потому Джейсен не открывал глаз. Ибо он знал, что на самом деле это не так.

Это место было желудком. Чревом чудовища, которое проглотило его. При открытых глазах несоответствие между тем, что он видел, и тем, что он чувствовал, отозвалось бы ему непреодолимой тошнотой; даже при закрытых глазах, при концентрации сознания на пустоте в груди, неуловимое противоречие выворачивало его наизнанку. Джейсен мог ощущать чудовище и как глотку, и как желудок, и даже как трепетное полуразумное удовольствие от вкуса добычи... так же как мог ощущать свое собственное тело, и ушибы, полученные в хрящеватой глотке, и саднящий локоть, который он ободрал, протискиваясь через клапан пищевода, и боль в распухшем колене, которое он незаметно для себя подвернул, преследуя призрачного Анакина, и собственное обжигающее дыхание, и холодное насыщенное зияние в чреве чудовища, и само чрево чудовища, ибо чудовище и Джейсен были единым целым.

Он проглотил сам себя.

"...Пожалуйста, о, ПОЖАЛУЙСТА, за что, за что, ЗА ЧТОООО, пожалуйста, я не хочу такой смерти, вы должны помочь мне, ПОМОГИТЕ мне, вы должны... ПОМОГИ МНЕЕЕЕ..."

Голос был вполне человеческим. Женским. Хриплым, надрывным, наполненным мучительным ужасом. Звук этого голоса был абсолютно реален. Ровно настолько же, насколько реален был и Анакин. Больше Джейсен не попадется. Многие виды применяют телепатию - начиная c йаммосков и заканчивая виллипами; если верить рассказам, то даже кораллы-прыгуны имели мысленную связь со своими пилотами. Теперь Джейсену стало ясно: это крупное пещерообразное существо было неподвижным хищником, издающим особые телепатические сигналы, чтобы привлечь добычу. Явление Анакина было частным случаем: каждой жертве предлагалось что-то или кто-то безусловно преданный и надежный. За кем пойдут без вопросов и размышлений... и будут схвачены.

Какая горькая насмешка: призрачный червячок, свернувшийся в груди, предохранял его от напрасной надежды, и все же ярость, питающая червячка, привела его прямо в пасть чудовища. "Умирать таким образом отвратительно", подумал Джейсен, впервые после падения во тьму поразмыслив связно.

Зато своевременно. Смерть пришлась бы кстати; он не возражал. Лучше умереть, чем жить, неся в себе тьму. По крайней мере, все закончится. Он мог бы просто скорчиться здесь и подождать...

Но только - в тишине.

"Пожалуйста, помогите мне, пожалуйста, аааААААА..."

Превращение ужаса в неприкрытое страдание словно мазнуло по векам; Джейсен вскочил на ноги. Ловушка или нет, слышать это было превыше его сил. Он слишком много знал о боли.

- Замолчи, - прорычал он, так и не выпустив этих слов из глубины своего горла. - Молчи, молчи, молчи.

Эхо криков раздавалось со стороны сморщенного отверстия, только что сократившегося в нескольких метрах слева: из простирающегося за ним тоннеля, конец которого исчезал в желтовато-зеленом сумраке. Джейсен неуверенно ступил на склон. Крики не прекращались, только теперь они стали нечленораздельными, нечеловеческими, резкими, отчаянными.

Тоннель все не заканчивался - сворачиваясь вокруг самого себя широкой спиралью, он открывал все новые, с каждым разом более широкие пещеры: сырые и темные. Биосвечение, которым была наполнена глотка и полость сверху, теперь только слабо мерцало через раскрывающиеся клапаны тоннелей. Вокруг клубился белый туман...

"Нет, не туман", понял Джейсен, добравшись до очередной пещеры. Дым. Выедающий глаза, удушливый, с привкусом кислот. Пол в этой пещере был ужасно неровным, в рытвинах, словно тонкая кожица, натянутая на емкости, в которые можно было забраться в полный рост; круто закругляющиеся емкости, на дне которых виднелись каменно твердые присоски, похожие на гигантские рты.

Джейсен закашлялся, отгоняя дым от лица, и двинулся в ту сторону, откуда кричали, балансируя на тонких извилистых гранях, которым емкости касались друг друга. В глубине пещеры один из гигантских ртов сомкнул свои губы на человеческой девушке. Джейсен остановился над нею, раскачиваясь на теплом твердом краю емкости. Она выглядела такой же реальной, как и Анакин: реальной от кончиков спутанных волос до дорожек слез на щеках. Из намертво сжавшейся присоски торчала только голова девушки и одна рука; увидев его наверху, девушка дернулась. Ее пальцы беспомощно сжались, а глаза побелели от боли и страха.

- Пожалуйста, кто бы вы ни были, ПОЖАЛУЙСТА, вы должны... ПОМОГИТЕ МНЕ, пожалуйста, оно СЪЕДАЕТ меня, оно... оно... съедает меня ЗАЖИВО...

Наконец он понял, что это за присоски. Пещера сверху на самом деле была ни чем иным, как зобом или глоткой, настоящие же желудки были за этими ртами на дне емкостей. Вот зачем чудовище являло ему девушку. Она была приманкой.

- Замолчи, - прошептал Джейсен. - Ты не настоящая. Замолчи.

Он всего лишь хотел умереть в тишине. Неужели он многого просил? Разве он не заслужил хотя бы этого? Ну почему все должно быть так отвратительно, так ужасно, так невыносимо гадко? Всего лишь спокойно умереть... Вселенная - что, возненавидела его? "Когда вселенная ненавидит тебя, у тебя один лишь только путь", прошептал призрачный червячок. "Возненавидь ее в ответ".

Джейсен именно так и поступил, и это было легко. Он возненавидел вселенную. Он возненавидел все: бессмысленное страдание и напрасную смерть; глупые, бездумные, бесполезные законы природы и пульсирующую, кровожадную, наглую жизнь. Джейсен возненавидел твердую плоть под ногами, и воздух, который вдыхал, и самого себя, и даже свою ненависть - и внезапно усталость и сомнения отступили, все стало легко и просто; все обрело смысл, ибо было ненавистью и ненависть была всем, а самому Джейсену расхотелось умирать.

Ему захотелось искалечить кого-нибудь. Джейсен взглянул на кричащую девушку.

Он ненавидел ее. Она даже не была настоящей. Как во сне. Он мог сделать все что угодно. Что угодно. Сердце глухо стучало, а дыхание было горячим и прерывистым. Что угодно. Силы наполняли его, словно в груди прорвало плотину. Джейсен улыбнулся, вытянул руку и сжал кулак.

Сила подавила ее крики до задыхающегося хрипа. Сквозь Силу Джейсен чувствовал ужас девушки, чувствовал, как неистовое жжение пищеварительных кислот разъедает ее кожу; сквозь Силу он чувствовал мощь, достаточную для того, чтобы расколоть этот череп как яйцо птерозавра, для того, чтобы...

"Постой", взмолился последний клочок здравомыслия. "Постой". Джейсен чувствовал ее... в Силе?

- Ох, - прошептал он. Ноги его подкосились. - Ох, о нет, о, пожалуйста, не надо...

И ненависть, и сила исчезли одновременно. Джейсен подался вперед, ботинки сорвались с края, и он некрасиво шлепнулся прямо возле рта-присоски. Он так бы и лежал там, без сознания или во сне, пока рот не раскрылся бы, чтобы проглотить и его, но рука... настоящая, девичья рука... настоящая рука настоящей девушки вцепилась в кожу-тунику и вытряхнула Джейсена из забытья. Крик девушки оцарапал ему перепонки:

- ПОМОГИ мне, ты должен ПОМОЧЬ МНЕ, ты должен помочь мне...

- Прости, - пробормотал Джейсен, часто моргая, настраивая взгляд, судорожно пытаясь подняться. - Прости, мне жаль, я не знал...

Его зрение наконец прояснилось, и он увидел ее, впервые увидел по-настоящему.

Он увидел под сальной грязью длинные, когда-то мягкие и светлые волосы; увидел голубые глаза на нежно очерченном личике; увидел, что... "Она едва ли старше меня. И если я ПРЯМО СЕЙЧАС ничего не предприму, то она никогда и не вырастет". Джейсен уже не был уверен, что ноги будут держать его; он просто перевернулся и сжал икрами основание рта-присоски, схватив девушку обеими руками за запястье.

Он дергал с такой силой, на какую только был способен - по крайней мере, с достаточной для того, чтобы мольбы девушки захлебнулись в визге боли...

- Ты сломаешь мне РУКУ, пожалуйста, ты должен подняться, ты должен ПОДНЯТЬ меня...

Подняться? У него не было сил стоять на ногах. У него не было сил, чтобы спасти девушку. Его сил хватало только на то, чтобы причинить ей еще больше боли. И чтобы отравить ее последние минуты напрасной надеждой. Едва ли он был способен представить, через что она прошла, отстав от эвакуационных транспортов, пережив бомбардировку Корусканта и вторжение на планету йуужань-вонгов. Пережив трансформацию родной планеты в чужую, в том числе и смещение с орбиты. Неделями и месяцами прячась на нижних уровнях, избегая встреч с захватчиками. А после всего этого пещерообразное чудовище приманило ее к своей пасти...

Сердце несчастной, должно быть, пело от радости и облегчения. Наконец-то она нашла пристанище... И лишь потом обнаружила, что единственным пристанищем для нее будет смерть. И какая смерть: оказаться съеденной заживо, быть переваренной в сознании и при памяти. Но, взглянув наверх, где стоял он, Джейсен, она обрела нежданную надежду. Ведь она не знала, что человек, пришедший на помощь, был сломленным бывшим джедаем, охваченным тьмой, полубезумным от отчаяния. И как он дожил до такой никчемности?

Эта явная несправедливость разозлила Джейсена. Почему именно ему выпало смотреть, как умирает девушка? Он никогда не стремился быть героем. Никогда не стремился получить силу и власть. Но с того самого дня, когда он родился, к нему было приковано внимание целой галактики, ожидающей великих свершений, достойных его прославленных родителей и легендарного дяди.

Он не был достоин даже своей собственной легенды. Такой, какой она была. И многим бы это пришлось по вкусу, ведь так? Где-то должно быть немало злорадных людей, которые тешат свое нездоровое самолюбие тем, что за глаза называют его трусом; и ни один из этих жалких хихикающих негодяев понятия не имеет, каково это - висеть в "объятиях боли", или надрываться ради того, чтобы спасти несколько жизней в Детской, или не по своей воле столкнуться лицом к лицу с непроницаемым безразличием, которое кое-кто называет истинной сущностью вселенной...

Гнев набух, хлынул в Джейсена и унес его с уже привычным красным приливом; только на этот раз Джейсен не сопротивлялся, не расплескивал поток, а отдался его воле.

Джейсен приветствовал это. Во вздымающемся красном потоке он нашел ту силу, что была нужна ему.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. ДОМА И НА СВОБОДЕ

Дом. Квартира семейства Соло, что неподалеку от обрушившейся громадины Имперского Сената, по-прежнему была почти цела. Дом - вот куда Джейсен стремился с того самого дня, когда пришел в себя под радужным мостом. Куда еще ему оставалось идти?

Бывает ли что-нибудь чудеснее, чем наконец найти свой путь к дому? Только об одном Джейсен никогда не задумывался: что будет после того, как он достигнет своей цели? Все эти недели в глубине души он ожидал, что свидание с местом, в котором он вырос, кое-что, да значит: что он обретет там некую безопасность.

Ответы на некие вопросы. Как если бы, заснув и проснувшись в собственной постели, он обнаружил, что весь этот кошмар - потеря семьи, юности, веры - был просто-напросто странной фантазией, обусловленной гормонами и тяжелым ужином. Бывает ли что-нибудь ужаснее, чем наконец завершить свой путь к дому, и обнаружить, что ты все еще блуждаешь? К тому времени, как явился Анакин, Джейсен чувствовал себя потерянным уже не один час. Он сидел на своем месте - на стуле, который всегда занимал в тех редких случаях, когда за обеденным столом собиралась вся семья: слева от мамы, рядом с Джейной, которая всегда садилась по правую руку от отца.

Анакин всегда сидел напротив, рядом с Чубаккой, для которого изготовили специальное кресло. Джейсен пробовал вызвать воспоминания о тех счастливых днях - услышать резкий смех Чубакки, мамину молчаливую реакцию на отцовские не очень правдивые рассказы, тычок под ребра от Джейны или неожиданная плюха от Анакина, решившего пошвыряться кислыми клубнями, пока никто не видит... И не мог.

Эти образы не вязались с комнатой, в которой он сидел. Она стала совсем неузнаваемой. Гладко поблескивающие синевой волокнистые шарики - разновидность гриба - покрыли кресло Чубакки и угол стола; бледно-желтая грибница переплелась с лиственным лиловым кустарником, выросшим на полу. Стол треснул пополам, не выдержав веса кроваво-красного брезент-корня размером с целого хатта, который не только проломил потолок, но и грозил проломить пол. Стены обросли разноцветными вьющимися растениями, в которых поселились различные существа, напоминающие увеличенных, к тому же теплокровных, пауков.

Джейсен был уверен, что они и есть теплокровные; по крайней мере, их когтистые семипальцевые лапки были теплыми, когда они бегали вверх-вниз по его рукам, груди, спине и плечам. Если одно из этих существ забиралось ему на лицо, Джейсен моргал, но большую часть времени он вообще не двигался. Он мог бы пошевелиться, если бы захотел. Просто не находилось поводов. Паукообразные существа выделяли какой-то секрет, комочки густой прозрачной слюны, которая липла ко всему, за что задевала - кроме самих арахноидов. Пока секрет был свежим, существа вытягивали свои лапки и сплетали из него толстые блестящие нити, которые при высыхании становились прозрачными и упругими; и уже половина комнаты была затянута плотной застывшей паутиной.

Джейсен отдавал себе отчет в том, что эта паутина служит для того, чтобы привязать его к стулу - что у арахноидов был смутный полуоформившийся план съесть его. Совсем недавно, пока паутина не застыла, он еще мог освободиться без усилий.

Он этого не сделал. Хотя и сейчас малейший всплеск его гнева мог разметать арахноидов по углам, а их сеть - испепелить в мгновение ока. Но поводов к этому так и не нашлось. Анакин прошел сквозь паутину, словно ее и не было. Он надел темный жилет поверх свободной туники и узкие бриджи в кореллианском стиле. Он заткнул пальцы за широкий кожаный пояс - справа, совсем рядом с тем местом, куда цепляют световой меч - и расплылся в кривой усмешке, настолько похожей на отцовскую, что на глаза Джейсена навернулись слезы.

- Как дела, старший брат?

Один из арахноидов пробежал по нити, протянувшейся по груди Анакина от плеча к ребрам. Ни тот, ни другой не обращали друг на друга ни малейшего внимания. Джейсен долго разглядывал Анакина, затем вздохнул.

- Откуда же ты на этот раз?

- На этот раз?

Джейсен закрыл глаза.

- Помнишь, дядя Люк рассказывал про своего учителя? Как он иногда ощущал присутствие мастера Оби-Вана в Силе, даже после того, как на его глазах Дарт Вейдер... наш дед... убил его на Звезде Смерти? Как он слышал голос мастера Оби-Вана и даже видел своего учителя пару раз?

- А как же. Все об этом помнят.

- Наверно, я надеялся на что-то подобное. То есть, я знаю: ты мне не учитель. И я видел мертвое тело. Видел... что они сделали с тобой. Но все равно... полагаю, я не оставил надежду, понимаешь? Я всего лишь... всего лишь хотел еще раз услышать твой голос. Один раз. Увидеть твою улыбку. И влепить подзатыльник за то, что ты, как дурачок, позволил себя убить.

- Не то чтобы когда-нибудь тебе нужны были для этого причины, а?

Джейсен зажмурил полные слез глаза.

- Да. Один последний раз, понимаешь?

- Конечно.

- Вот почему я попался на этот крючок. Дважды.

- Дважды?

Джейсен наклонил голову, имитируя пожатие плеч.

- Там, в Детской, когда Вержер не позволила мне убить последнего дуриама. С помощью Силы она подделала твой голос, и я...

- Откуда ты знаешь?

Джейсен открыл глаза и помрачнел.

- Что?

- Ты уверен, что голос был поддельным?

Его задорная усмешка ни капли не изменилась.

- Она сделала это при помощи Силы, так? Откуда ты знаешь, не сделала ли это Сила при помощи Вержер?

- Пожалуй, ниоткуда, - нехотя признал Джейсен. - Но по большому счету здесь нет никакой разницы.

- Как скажешь.

- В последний раз ты даже не был спроецирован Силой. Ты был всего лишь телепатической приманкой.

- Может, и так. Ты уверен, что только этим я и был?

Джейсен молча нахмурился.

- Что случилось бы, если бы ты не увидел меня тогда на балконе?

Джейсен опустил голову.

- Я... не знаю. Наверно, я бы... - "сорвался", закончил он мысленно. Он не мог сказать этого вслух. Ведь он действительно сорвался. В пропасть, которая глубже и страшнее, чем смерть.

- Так, значит, благодаря этому ты не лишился жизни, а?

- Да. Наверно. Но то, куда ты меня привел... в смысле, куда эта телепатическая проекция привела...

- Она, я - какая разница. - Анакин махнул рукой. - Мелкие различия не в счет.

- Но там... внутри чудовища, - едкая кислота ожгла Джейсену горло.

- Ты спас девушку, разве нет?

- Ну да, спас. Несомненно, спас, - Джейсен закашлялся, воспоминания отбили охоту говорить. - А остальных...

В чреве чудовища были другие: много народу, пятьдесят, а то и больше, человек. Они заградили выходы из тоннелей-пищеводов всего лишь через мгновение после того, как Джейсен освободил девушку. И ни один из них не был рад. Неукротимая Сила бурлила черными волнами, и Джейсен сумел превратить свои руки в инструмент, способный разжать мертвую хватку рта-присоски. При помощи Силы он чувствовал каждую клеточку тела девушки, так же как и ее ужас, надежду и боль на участках обожженной кожи; и при помощи же Силы он без труда подхватил ее и усадил на край емкости. Одним легким прыжком Сила подняла и его, потом Джейсен просто взял девушку на руки и прыгнул в тоннель-пищевод, из которого пришел сам.

Ее одежда висела лохмотьями, покрасневшая кожа воспалилась, покрылась сукровицей, все еще сжигаемая медленным огнем пищеварительных кислот; Джейсен быстро сорвал с нее остатки одежды и натянул на девушку свою кожу-тунику. "Все хорошо. У тебя все будет хорошо", сказал он. "Кожа-туника исцелит тебя". Одежда не только впитает и нейтрализует остатки кислот, но и употребит отмершие ткани ожогов - тем самым, возможно, предохранив раны от серьезной инфекции, или даже гангрены.

Конечно, об этом он умолчал; несмотря на темный вихрь, охвативший его, он не был настолько жесток, чтобы сказать девушке - после всего, что она перенесла - что ее новая одежда уже принялась поедать ее плоть. И как раз тогда, когда он остался в одной повязке на бедрах, он поднял взгляд и увидел остальных. Жители чудовищной пещеры, пятьдесят или около того. У некоторых были бластеры. Стволы некоторых бластеров были направлены на него.

- Это было так... так мерзко. Я был не в силах поверить, - Джейсен тряхнул головой. - Я не хотел этому верить.

Анакин терпеливо ждал.

- Хуже, чем Бригады мира. Хуже, чем все, что могло прийти мне на ум, - не желая этих воспоминаний, Джейсен зажмурился. - Они там жили.

Пещерообразное чудовище было запасливым: если его телепатическая ловушка приманивала больше животных, чем ему требовалось для еды, жертвы могли жить внутри достаточно долгое время. Влага, постоянно сочившаяся со "сталактитов", на самом деле представляла собой нутряной запас питательных веществ, что-то подобное человеческим жирам и гликогенам, и была предназначена для питания обитателей многочисленных зобов. Пещерообразное чудовище весьма экономно использовало отходы жизнедеятельности, извлекая из экскрементов питательные вещества, а из мочи - воду. А температура тел жертв помогала регулировать собственную температуру пещерообразного чудовища. Когда ему требовалась очередная подпитка, оно сжимало зоб, вынуждая жертвы перебираться поближе к ртам-присоскам.

- По большей части это были обитатели нижних уровней, пропустившие эвакуацию... но были среди них и рабы, сбежавшие с корабля-сеятеля. Йуужань-вонги знают об этих хищниках и не трогают их; я не удивлюсь, если окажется, что это были образцы оригинального вида, от которого были выведены "летающие миры" - как тот, на котором тебя... который был у Миркра.

Джейсен закашлялся, почему-то смутившись.

- Прости.

- Ничего, Джейс. - Анакин тепло и непринужденно улыбнулся. - Не беспокойся. Я не из чувствительных.

Джейсен кивнул.

- Зато, пожалуй, я из таких.

- Тоже не новость. Продолжай.

Джейсен невесело вздохнул, но гнев уже начал одолевать его снова.

- И так вышло, что лучшего укрытия от йуужань-вонгских патрулей и быть не могло. Чудовище прятало их, давало место, еду и воду - иногда оно приманивало животных, которых можно было убить и съесть, или беженца с запасом протеиновых брикетов или еще чего-нибудь. Проблема была только одна. Время от времени оно чувствовало голод. Иногда находилось одно или два животных, которых можно было протолкнуть в рот-присоску, - Джейсен сглотнул и посмотрел на потолок. Сквозь пролом, оставшийся после гигантского брезент-корня, свешивались сверкающие зеленые полосы мха. - А иногда, - голос его вдруг стал глухим, хриплым от ярости. - Иногда не находилось.

Анакин серьезно кивнул.

- Девушка.

- Точно, девушка. У них было правило: кто появился последним, тот идет первым. Первым... прямо туда. Девушка пришла всего лишь на несколько часов раньше, чем я. Но некоторые из них... тех, кто схватил ее... - дышать вдруг стало горячо, а перед глазами появилась красная пелена. - Некоторые прожили там недели. Недели, ты понимаешь? Понимаешь, что там происходило? Сколько... сколько народу... - он замолчал, отдуваясь, пока ярость, вырвавшаяся из глубины, не улеглась.

Анакин бесстрастно наблюдал за ним. В конце концов Джейсен совладал с собой.

- Они даже не умертвили ее, просто ударили по голове и сунули в пасть, - подбородок его напрягся и стал казаться квадратным. Голос истекал ненавистью.

- Полагаю, они не убили ее, потому что никто не хотел брать это на себя.

Анакин пожал плечами.

- Люди что угодно способны рационализировать до абсурда.

- Но она очнулась до того, как оказалась внутри, и даже почти смогла выбраться. Наполовину. По крайней мере настолько, чтобы закричать, - голос Джейсена упал до шепота. - Как раз тогда и появился я.

- Так что же произошло?

- Я уж точно не собирался позволить им отправить ее обратно. И ничего бы не позволил им туда отправить, но все присоски открылись, а зоб подталкивал жителей к пищеводу. Чудовище хотело есть, и если они не накормят его, оно само себя накормит.

- И последним, кто появился...

- Точно, это был я.

- Они пытались скормить тебя пещерообразному чудовищу?

Джейсен ответил:

- До этого не дошло.

- Нет?

- Я изменился, Анакин. Я... У меня нет оправданий. У меня нет даже объяснений. Но ты... ты должен знать...

- Ничего, Джейс. Неважно, что произошло - неважно, что сделал ты или сделали тебе - ты по-прежнему мой старший брат, понимаешь? И всегда им будешь.

- Старший брат, - без выражения повторил Джейсен. Глазам было больно. Он поставил локти на колени и уткнулся лицом в сожженные ладони. - Забавно... последние пару лет мне казалось, что это ты - мой старший брат.

- Ну это никуда не годится.

- Разве? Ты... Анакин, ты был так уверен в себе. Так уверен во всем. Так силен. Я и вправду... вправду смотрел на тебя снизу вверх, Анакин. Ты всегда вел себя так, словно знал, что будет дальше. Тебе все легко давалось.

- Все легко, когда нет никаких сомнений.

- Но это как раз то, чего я хотел. Быть уверенным. Я думал, это и называется быть джедаем.

Он поднял голову, и в его глазах были слезы. Сквозь них Джейсен и рассмеялся.

- Не понимаешь? Ты - это то, чем я мечтал стать, когда вырасту.

- В смысле, мертвым?

- Ты понял, о чем я.

- Я никогда не задавал вопросов, потому что это не мое. Я никогда не раздумывал, в отличие от тебя. Я был, наверно, как дядя Люк: человек-орудие. Направь меня на злодеев и ослабь хватку - я сам разберусь с ними под аплодисменты. Но теперь все изменилось. Если продолжать - так, как я поступал, как поступал дядя Люк - то люди будут умирать и умирать. Взгляни, что случилось со мной. Со всеми нами случилось.

- Лучше так, чем как у меня, - прошептал Джейсен. - Лучше умереть.

- Думаешь?

На Джейсена нахлынуло сожаление, делая тяжесть вины и отвращения к себе и вовсе невыносимой. Он взглянул на свои руки: на обожженную плоть посреди ладоней - следы от молний его гнева.

- Анакин, я стал темным.

- Стал ли?

- Под развалинами старого Храма, когда Вержер собиралась отдать меня Ном Анору... то, что я сделал, было плохо, но в этом не было зла. Была паника, срыв, внезапное обретение Силы, с которой я уже было распрощался. Спасение девушки... Я не сожалею. Я не чувствовал ничего, кроме гнева. И я никого не ранил.

- Кроме себя самого.

- Но так и надо, правда? Разве не в этом служение джедаев - приносить свое благополучие в жертву ради других?

Анакин поднял руку.

- Ты скажи мне.

Джейсен отвел взгляд. Вспоминать было больно. Рассказывать еще больнее. Но промолчать... умолчать о том, что он сделал, логически объяснить это, оправдаться... он обойдется без этого. "Не так низко я пал", подумал Джейсен. "Пока что". Он использовал силу тьмы, позволил ей течь по венам, чтобы быть на ногах и в готовности, когда столкнулся с обитателями пещерообразного чудовища, когда узнал, что они из себя представляют, и что они творят ради спасения своих жизней. Он мог бы сдержаться, если бы на этом все закончилось. То, что они делали - во что они превратились - напугало его, но он не был судьей. Он был джедаем. Он все еще мог бы найти способ помочь им. Даже когда рты-присоски раскрылись повсюду, отравляя воздух кислотными испарениями, когда пещерные жители окружили его, тыча бластерами, прикрывая равнодушие фальшивым сожалением, он все еще мог противостоять своему недоброму стремлению искалечить их. Последней каплей оказался возглас девушки.

"Он последний, последний!" - закричала она. "Хватайте его - его! Он последний!"

- Она обратилась против меня, - тихо произнес Джейсен.

- Ты винишь ее?

Джейсен покачал головой.

- Как можно? Это всего лишь девушка. Девушка, которая знает, каково это - когда тебя переваривают заживо. Которая знала, что если не я, то - она. Снова.

- Наверно, я хотел спросить, винил ли ты ее тогда?

- Тогда все было по-другому, - лицо Джейсена было непроницаемым, как песчаная скала на КирдоIII. - Я винил их всех. Всех их ненавидел. И хотел причинить им боль.

- Правда?

- Я знал, что делаю; знал, что это значит для меня. Я окунулся во тьму. Я хотел этого. Я ликовал. Помню, я смеялся. Рассказывал, во что они только что вляпались. Помню, как почувствовал, что их фальшивое сожаление превращается в настоящий страх. Помню, что мне это понравилось.

Они открыли огонь, красные выстрелы прошили зеленоватый кислотный туман. Джейсен со смехом ловил бластерные выстрелы на ладонь правой руки, без усилий гася их разрушительную энергию.

Щелчком пальцев он вырывал бластеры из рук и швырял в разные стороны.

- Скольких же ты убил?

- Всех, - Джейсен уставился на свои дрожащие руки. Он сжимал ладони, пока из ожогов не начала сочиться кровь. - Ни одного. Какая разница?

В его голове бурлила Сила, а сам он обратился к пустоте, оставшейся после имплантанта послушания, и нашел там зачаточное сознание пещероообразного чудовища.

При помощи Силы Джейсен сотворил иллюзию: и это ненавязчивое убеждение так прочно засело в темном разуме чудовища, что никакими способами нельзя было доказать обратное. Люди ядовиты. Так же, как и любые другие разумные виды жителей Новой Республики.

У чудовища не было механизмов защиты от подобных трюков; оно было лишено даже элементарной возможности сказать себе: "Но я не отравился ни одним из тех, которых успел съесть"... Все, что у него было - это инстинкт самосохранения. Чудовище отрыгнуло. Мощный толчок обратной перистальтики вынес Джейсена, девушку и остальных, а также все иные посторонние предметы, из гигантского брюха, через хрящеватую глотку, прямо на поверхность. Джейсен помнил окружившую его злость и панику, возникшие, как только народ осознал, что за пределами гигантского рта - каждый сам по себе, и что их убежище навсегда захлопнуло свою пасть перед ними. Больше им не платить за свою безопасность от йуужань-вонгов чужими жизнями.

"Ты погубил нас", зарыдал кто-то. "Убил всех нас". Джейсен молча смотрел, величественно застыв на месте. Пока. Что за рыхлые, слабые, отвратительно подлые существа - он не мог представить ничего более мерзкого. Он повернулся к ним спиной. Ушел прочь. Он оставил их на милость йуужань-вонгов, и на милость друг друга.

- Но ты же помог им. Лучше умереть, чем купить себе жизнь ценой невинной крови.

- И что же, потому все вдруг станет правильным и хорошим? Я не пытался им помочь. Я хотел, чтобы они страдали. И темная сторона тут ни при чем - теперь я знаю это. Темная сторона не вынуждала меня поступать так.

- Я знаю. Она воздействует совсем по-другому.

- Это все был я, Анакин. Я поддался своей собственной темной стороне. Я выпустил на свободу свою тьму...

- Ты мог бы убить их всех. У тебя хватило бы сил. Ты мог бы убить чудовище. И на это бы у тебя хватило сил тоже, я уверен. Точно так же, как ты мог бы убить Вержер и Ном Анора. Но ты никого не убил. Вместо этого ты использовал свою силу, чтобы поддержать жизнь. Не такая уж она темная, эта твоя темная сторона, старший брат.

- Это не имеет значения. Ты не можешь победить тьму тьмою.

- Слова дяди Люка. Сражения с тьмой были его призванием. Йуужань-вонги не темные. Они просто другие.

- И я все не могу заставить себя бороться с ними.

- Кто говорит, что ты должен бороться с ними?

Джейсен дернул головой.

- Ты говоришь. Все остальные тоже. Какое еще решение может быть у этой проблемы?

- Почему ты спрашиваешь у меня?

Задорная усмешка исчезла с лица Анакина, а сам он приблизился настолько, что Джейсен мог бы дотронуться до него. Если бы смог заставить себя пошевелить рукой... Если бы было до чего дотрагиваться. Отчаяние, пригвоздившее Джейсена к стулу, превратилось в черную дыру безнадежности, сквозь которую из его груди уходил весь воздух.

- Кого мне еще спросить? Что я могу поделать? Что я должен сделать прямо сейчас? - он поник, дрожа. - Я совершенно запутался, так ведь? Сижу, спорю с галлюцинацией. Ты ведь даже не существуешь!

- Это ли важно сейчас? До тебя так трудно достучаться, старший брат. Приходится использовать все доступные средства.

- Как это не может быть важным? - вдруг выкрикнул Джейсен. - Мне надо... надо... Я уже не знаю, во что верить! Я уже не знаю, что настоящее, а что - нет!

- На корабле-сеятеле я был проекцией Силы. Потом телепатической приманкой. Сейчас я - галлюцинация. Но это не значит, что я - это не я. Почему любая вещь должна быть тем или иным?

- Потому что! Потому что любая вещь это либо то, либо совсем иное! Так заведено! Ты не можешь быть настоящим и поддельным в одно и то же время!

- Почему?

- Потому что... не можешь, и все!

- Сила едина, Джейсен. Она вмещает в себя все противоположности. Правду и ложь, жизнь и смерть, Новую Республику и йуужань-вонгов. Свет и тьму, добро и зло. Все во всем и в каждой вещи. Сила едина.

- Эти слова - ложь!

- Да. И правда тоже.

- Ты не Анакин! - вскрикнул Джейсен. - Не он! Анакин никогда бы не сказал такого! Анакин никогда бы не поверил в это! Ты просто галлюцинация!

- Ну что ж. Я галлюцинация. И это значит, что ты разговариваешь сам с собой. Это значит, что я говорю о том, во что веришь ты.

Джейсену захотелось взвыть, размахнуться, спрыгнуть со стула и вступить в схватку... что-нибудь сделать.

Что угодно. Но черная дыра украла у него и дыхание, и силы, и гнев; она поглотила целую вселенную ненависти, но стала еще ненасытнее, чем была вначале. На месте его надежд, любви и доверия теперь зияла холодная пустота, в которой затаилась бездушная жадность космического вакуума. Джейсен начал проваливаться. У него не было сил даже заплакать.

Он падал в черную дыру. Может, целые эпохи, а может, всего наносекунды. В черной дыре одно от другого неотличимо. В мгновение ока из межгалактического газа рождались звезды, загорались, жили, выделяли тяжелые металлы, а потом сжимались белыми карликами и исчезали. Вечность во тьме. Горизонт событий пропустил информацию: голос. Голос был знакомым, и его нельзя было слушать; но он не просто провалился в черную дыру - он стал черной дырой, и не слушать было невозможно.

- Что реально? Что иллюзорно? Где граница между правдой и ложью? Между хорошим и плохим? До чего же холодно и одиноко, Джейсен Соло, когда ты в пустоте незнания.

Он не отозвался. Черная дыра не умеет отвечать. Горизонт событий замкнут: через него можно проникнуть только вовнутрь, но не наружу. Но голос вызвал в этой дыре квантовый распад. Его персональный горизонт событий в один миг сжался до размеров точки в центре груди.

И Джейсен открыл глаза.

- Вержер, - вяло проговорил он. - Как ты меня нашла?

Она уселась по-кошачьи на обеденном столе семейства Соло, подобрав руки и ноги. И прожигала его темным, как межзвездное пространство, взглядом.

- Я не разделяю предубеждений наших хозяев против технологий. Какие-то фрагменты общепланетной базы данных сохранились в запоминающих устройствах. Разыскать домашний адрес бывшей главы государства не составило труда.

- Но откуда ты знала? Откуда ты знала, что я пойду домой?

- Таков инстинкт всех оседлых животных: смертельно раненные, они ползут в свое логово, чтобы умереть.

- Раненные?

- Опаснейшей для джедая раной: свободой.

Еще одна загадка. У Джейсена не было сил на загадки.

- Я не понимаю.

- Когда ты точно знаешь, что правильно, а что - нет, где здесь свобода? Никто не выбирает плохое, Джейсен Соло. Свободу дает лишь неопределенность.

Джейсен надолго задумался.

- Умереть дома, - пробормотал он. - Тот еще дом. Видала? В комнате Джейны полно каких-то растений, которые хотели съесть меня. Кухня выглядит как коралловый риф. Моя коллекция... - ему оставалось только покачать головой. - Это не мой дом.

- Ну так ты и не собираешься умирать, - бодро ответила Вержер. - Или ты забыл? Ты уже мертв. Был мертвым все эти долгие месяцы; твое путешествие через земли мертвых почти закончено. Настало время не для смерти, а для новой жизни. Ты исцелился, Джейсен Соло. Встань и иди!

Джейсен еще прочнее уселся на стуле, невидяще моргая на разросшуюся паутину.

- С чего бы это?

- С того, что ты можешь. Ради чего еще срываться с места?

- Не знаю, - он опять закрыл глаза. - Не имеет значения, поднимусь я или умру от голода, сидя. Все это неважно. Ничего - не означает ничего.

- И даже смерть твоего брата ничего не означает?

Он вяло пожал плечами. Жизнь, смерть - все едино. Едино с Силой.

- Силе все равно, - сказал Джейсен.

- Но тебе же не все равно?

Он открыл глаза. Ее взгляд был настойчиво, почти вызывающе многозначителен, как когда-то и в "объятиях боли", и в Детской, и в кратере. Но он был слишком измотан и слаб, чтобы ломать голову над тем, что она хотела до него донести.

- Все равно мне, или нет, тоже не означает ничего.

Уголки ее рта дернулись.

- А для тебя, означает?

Он уставился на свои руки. После долгого, долгого молчания, наконец вздохнул.

- Да. Да, означает, - ему никогда не приходило в голову обманывать ее. - Ну и что? Конечно, мне не все равно, но кто я такой?

Она так легко пожала плечами, что это походило на дрожь.

- Это всегда было вопросом из вопросов, да?

- Но у тебя никогда не было ответа...

- У меня всегда был ответ, - мягко сказала она. - Но это мой ответ, а не твой. Ты не найдешь правды во мне.

- Ты все никак не прекратишь, - едкий пепел обиды осел на его горло. - Думаю, я вообще ни в ком не найду правды.

Вержер ответила:

- Именно так.

У Джейсена зазвенело в ушах, словно в его череп пробралась сердитая искропчела и теперь изо всех сил ищет выход.

- И где же тогда мне искать правду? - несвязно произнес он. - Где? Скажи мне, прошу.

Из-за звона в ушах он почти не слышал собственного голоса. Звон превратился в вой.

Вержер склонилась к нему и улыбнулась, и, хотя вой поглотил ее слова, Джейсен прочитал по губам:

- Спроси у себя, где же еще искать.

- Что? - слабо выдохнул он. - Что?

Под этот вой, что штормовым ветром унес все слова и следы чувств из его головы, Вержер собрала свою квадратную четырехпалую ладонь в горсть и легонько ткнула Джейсена в грудь - прямо в центр, туда, где имплантант послушания оставил после себя лишь пустоту, туда, где сейчас находилась критическая масса его собственного горизонта событий.

В этой пустоте было тихо. Оно было спокойно: око шторма внутри Джейсена. Он окунулся в спокойную, молчаливую пустоту и позволил ей охватить себя. Шторм захлебнулся. Черная дыра поглотила саму себя. Он не был одинок в молчаливом спокойствии. С ним была Сила: пульсирующая пуповина, которая связывала его со всем, что существовало, существует и будет существовать. С ним была вонг-жизнь: начиная от смутного удовольствия, испытанного шарообразными грибами от их с Вержер тепла, до делового кишения арахноидов, снующих по своей растущей паутине... до сдержанной готовности к внезапному применению силы двенадцати йуужань-вонгских воинов, ворвавшихся в комнату... И даже захватывающего дух предвкушения триумфа, которое испытывал Ном Анор, следуя за ними по пятам.

Йуужань-вонгские воины. Всего двенадцать. Вооруженные. И Ном Анор. Воины построились длинной дугой. Джейсен безмятежно разглядывал их. Молчаливое спокойствие в его груди не знало ни удивления, ни опасности. Там был только он... и все остальные, и целая вселенная, и каждый из них был ее частичкой.

Джейсен озадаченно посмотрел на Вержер. Теперь он понял - то, чего не понимал раньше.

Она сказала не: "Спроси у себя, где же еще искать".

Она сказала: "Спроси у себя.

Где же еще искать?"

Ном Анор шагнул вперед, сцепив руки прямо внутри широких рукавов длиннополой кожи-туники, настолько черной, что она даже мерцала. Джейсен мог видеть свое искаженное отражение в ее глянцевой поверхности.

"Ном Анор", подумал Джейсен. "Посреди нашей столовой".

- Бессмысленность и отчаяние, от которых ты страдаешь, - шелковым голосом начал Ном Анор, - Это неизбежное следствие вашей ложной религии. Эта ваша Сила, она не имеет приложения. Она такова, что к ней может прицепиться любая ересь, которой наводнена ваша галактика. Полная лжи и иллюзий, мелочной зависти и предательства. Но у вселенной есть цели. Есть причины, чтобы подняться, и ты можешь найти их. Я помогу тебе.

"Он подслушивал", решил Джейсен. "Конечно, это Вержер привела его".

- Настало время, - продолжил Ном Анор, - Оставить эту бесполезную Силу. Время оставить тьму и заблуждения. Время занять свое место в чистом сиянии Истины.

Голос Джейсена разнесся долгим эхом, словно молчаливое спокойствие, из которого этот голос раздавался, был широкой пещерой.

- Чьей истины?

- Твоей истины, Джейсен Соло, - радостно сказал Ном Анор. - Твоей божественной истины!

- Моей божественной?..

Ном Анор выудил из широкого рукава световой меч. Все двенадцать воинов сразу же насторожились, их лица превратились в маски ненависти при виде зажженного клинка. Сверкающая пурпуром энергия рассекла паутину; Джейсен бесстрастно наблюдал, как Ном Анор мастерски разрезает нити, опутывающие стул.

Ном Анор отжал кнопку активации и преклонил колени у ног Джейсена.

Исполнитель покорно склонил голову и на открытых ладонях протянул выключенный меч. Дизайн рукояти был знакомым.

Меч принадлежал Анакину.

Джейсен взглянул на Вержер.

Она решительно выдержала его взгляд.

- Выбирай и действуй.

Со сверхъестественной ясностью Джейсен осознал выбор, который ему предлагают.

Шанс. Меч Анакина. Анакин сам его сделал. Сам им пользовался. Меч изменил Анакина, и Анакин изменил меч. Кристалл в нем был не обычным, а самоцветом вонг-жизни.

"Наполовину джедай. Наполовину йуужань-вонг", подумал Джейсен. "Почти как и я."

Ему предложили то, в чем заключалась жизнь Анакина: его дух, его мастерство, его храбрость.

Его неистовость. Впервые Джейсен дрался на световых мечах, когда ему было три года. Он был прирожденным бойцом. А сейчас он мог чувствовать и йуужань-вонгов. И Сила была с ним. Он мог пойти путем Анакина. Стать истинным воином. Он мог даже превзойти своего брата: с той темной мощью, которой он овладел, ему было по плечу сразиться даже с дядей Люком. Даже с рыцарями-джедаями из легенд. Он мог бы стать непревзойденным острием Силы.

Более того: Джейсен мог отомстить за смерть брата оружием, которое брат сам и создал.

"Я могу взять его сейчас", подумал Джейсен, "И убить их всех. Не в этом ли весь я? Не этим ли я хочу быть?"

Он взглянул на Ном Анора.

Исполнитель произнес:

- Прими проклятое орудие и сражайся... или избери жизнь. Прими Истину. Предложи Истину: раздели ее со своим народом. Позволь твою божественную Истину донести до тебя мне.

Джейсен потянулся за мечом, но не рукою. Казалось, рукоять взмыла в воздух и пронеслась мимо ладоней Ном Анора прямо в сторону Вержер. Вержер с легкостью подхватила меч и положила на стол рядом с собой. Джейсен не отрывал от нее взгляда... и не только от нее - он смотрел на свои отражения на черных глянцевых роговицах ее бездонных глаз. Смотрел молча, бесстрастно, пока не почувствовал, что может сам отражать отражение: он стал гладкой поверхностью, мерцающей над пропастью тьмы. Зеркалом для любого порождения ночи. Джейсен набрался спокойствия; когда его неподвижность позволила ему почувствовать, как вселенная начала свое вращение вокруг клинка, которым он стал - он поднялся на ноги.

Ном Анор самодовольно зашипел.

- Ты станешь звездой, светилом, самим Солнцем - и наполнишь галактику светом Истинного пути.

- Договорились, - сказал Джейсен.

Гладкая, неподвижная поверхность, безупречная благодаря отсутствию слабости, совести и человечности.

- Почему нет?

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВРАТА СМЕРТИ

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. ИЗМЕННИК

Ради общего развития, вообразите невообразимое - соотнесите количество жертв завоевания Корусканта с гигантской шкалой. Представьте десять миллиардов, погибших при бомбардировках... Двадцать миллиардов, погибших в землетрясениях, сопровождавших изменение орбиты планеты... тридцать миллиардов умерших от голода, от рук бойцов йуужань-вонгских карательных отрядов, от ядов и зубов хищников, или иным образом убитых при столкновении с вонг-формованной природой...

Прибавьте к ним сорок миллиардов порабощенных, интернированных и захваченных в плен. Все эти цифры - не что иное, как предположение. Выдумка.

Даже когда база данных Корусканта была в порядке, всеобщая перепись давала весьма приблизительные результаты. В разгар боев подсчитать пропавших и убитых не представлялось возможным. Сто миллиардов - это необоснованно много; вероятно, чудовищно преувеличенно - однако даже если и так... Вычтите данное количество жертв из числа населения Корусканта - вы получите девятьсот миллиардов выживших.

Девятьсот.

Миллиардов.

И выжившие тоже могут быть полезны в бою. Вот уже долгие месяцы то тут, то там из гиперпространства появлялись концентрационные корабли. Когда, или в какой звездной системе это случится - предсказать было невозможно. Концентрационные корабли были обычно километрового диаметра, округлой формы - гигантские махины из беспорядочно скрепленных шестиугольных камер; некоторые - размером с корабельную ступеньку, а некоторые - и с целую посадочную палубу. Возможно, эти корабли были разновидностью какого-то растения, специально выведенной йуужань-вонгами; а, возможно, - нагромождениями экзоскелетов, оставленных гигантскими внеатмосферными животными. Датчики фиксировали следы воздействия довинов-тягунов - вроде, скажем, искривления полей у точек выхода из гиперпространства; и через несколько секунд после появления каждого такого корабля следовало новое возмущение в гравитационном поле.

Некоторые ученые из Новой Республики полагали, что эти вторичные взрывы были ничем иным, как самопроизвольным схлопыванием довинов-тягунов. Другие утверждали, будто вторичные взрывы указывали на то, что некие довинообразные существа, доставившие концентрационный корабль, возвращались к исходной точке через гиперпространство. Ясно было только одно: корабли эти появлялись неожиданно, и зачастую в необитаемых звездных системах. Они не были оборудованы ни продовольственными складами, ни системами жизнеобеспечения, ни соответствующими двигателями. На этих кораблях были только пассажиры. Миллионы пассажиров. Сотни миллионов выживших после завоевания Корусканта. Каждая обитаемая система, нечаянно оказавшаяся пунктом назначения концентрационного корабля, вставала перед суровым выбором: потратить свои по-военному скудные ресурсы на то, чтобы обеспечить беженцев жильем и продовольствием; либо позволить тем умереть от удушья, голода, жажды... возможно, от переохлаждения, а возможно, от чрезмерной жары. Либо оставить эти корабли без внимания - позволить им дрейфовать между планетами застывшими мавзолеями, вечным напоминанием о бездушном, смертоносном пренебрежении к сотням миллионов жизней.

Ни один из миров Новой Республики не был в состоянии взять на себя ответственность подобного масштаба; если бы это было возможно, такой мир заведомо не принадлежал бы к Республике. Никто не знал наверняка, появляются ли концентрационные корабли в необитаемых системах. Никто не хотел даже задумываться о такой возможности.

Кое-кто из джедаев участвовал в поисках, при помощи Силы исследуя обширные скопления межзвездной пыли; но джедаев и так было мало, а тем немногим, что уцелели, нечасто удавалось найти свободное время. Планетарные и системные правительства не снаряжали никаких поисковых команд. Они просто были не в состоянии сделать это.

Правительства не могли обеспечить даже то количество беженцев, которое накопилось в их системах к настоящему моменту; разыскивать новых было не только бесполезно, но и неразумно. Несмотря на отчаянную нехватку сырья и технологий, делалось все, что только возможно. Военное положение исключало вероятность скорого возникновения городов на сотни миллионов жителей, но существовал и иной вариант решения проблемы. Концентрационные корабли были просторными и герметичными. Потому беженцев не спешили снимать с них; а принимающая система брала на себя обеспечение переполненных кораблей водой, канализацией, очищенным воздухом, освещением и продовольствием.

Корабли стали орбитальными лагерями беженцев. Лагерями... как ни крути. Жизнь на лагерном корабле была нелегкой. Даже в процветающих системах продовольствие распределялось так, чтобы едва не умереть с голоду; даже лучшие очистные сооружения не могли избавить воду от следов загрязнения, и, чем дальше - тем хуже. Теснота, грязь, вонь: атмосферные установки еле справлялись с дыханием, кожными испарениями и иными отходами жизнедеятельности тысяч различных рас, сама атмосфера была так насыщена угарным газом, что всех без исключения мучили головные боли... по крайней мере тех, у кого были головы. Даже фотосинтезирующие установки работали на пределе - хоть двуокиси углерода было с избытком, но перерабатывать ее приходилось в тусклом, ненадежном искусственном свете. Плохо было всем, а покинуть корабль разрешалось только в очень, очень редких случаях.

Об истинным причинах, по которым беженцев удерживают на концентрационных кораблях, вслух не говорилось.

Дело же было вот в чем: межпланетное пространство оказалось идеальным санитарным кордоном. По милости йуужань-вонгов многие системы получили помимо неизбежных последствий перенаселения и иные неприятные сюрпризы. Ко всем сообществам беженцев присоединялось неустановленное количество шпионов, саботажников, участников Бригады мира, и всяких разных коллаборационистов...

А иногда бывало и хуже.

* * *

Ганнер Райсод уже не одну неделю следовал за молвой. Этот слух поведал ему навигатор чартерного челнока в таверне на Тейре, тот узнал от служащего грузового космопорта на Ротане, почерпнувшего это из разговора с пилотом фрахтовика на Сайзар Ран, который случайно услышал об этом от таможенного инспектора то ли в системе Севаркос, то ли на Мантуине, может быть - на Алмании; инспектор услышал об этом от флотского приятеля, чей родственник поступил волонтером на концентрационный корабль в системе Ботавуи. Ганнер терпеливо отследил всю цепочку, прошел через сохранившиеся миры Новой Республики, через недели гиперпространственных перелетов, через бесконечные разговоры - "Видели ли вы?.." - со скучающими клерками и мрачными грузчиками, недоверчивыми бюрократами и обозленными беспризорниками. И когда он откинул пронумерованную занавеску, которая обозначала дверь комнаты в гигантском улье концентрационного корабля, он уже так устал, что не помнил, в какой системе находится.

Номер на занавеске состоял из трех частей, которые служили координатами расположения комнаты относительно центра этого неправильной формы шара - концентрационного корабля. На корабле, где не было ничего, что напоминало бы палубы - или вообще хотя бы прямые линии - трехмерные координаты были единственным способом обозначить адрес комнаты. Именно эта отдельно взятая комната располагалась вдалеке, практически в самой глубине корпуса, на стороне, противоположной той, что была обращена к миру, вокруг которого вращался корабль. Она была - как Ганнер смутно заметил про себя, узнав координаты - на темной стороне.

В те дни Ганнер был непохож сам на себя: куда-то исчезла роскошная блуза и узкие кожаные брюки, и сверкание золотого шитья, и до блеска начищенная обувь. Вместо этого, он был одет в бесформенную тунику непередаваемого коричневого цвета и мешковатые серые штаны, из-под которых едва были видны ботинки - обшарпанные и испачканные в грязи десятков миров. Исчезла и неотразимая улыбка, и лихой блеск ясных синих глаз; он даже позволил курчавой щетине скрыть красоту его безупречного подбородка. И это не было маскировкой. Ганнер не скрывал своего имени: наоборот, он использовал свое имя и репутацию как орудие, позволяющее прорваться сквозь бесконечные дебри бюрократической писанины, которая препятствовала его проникновению на концентрационные корабли. Но он изменился настолько, насколько это было возможно. Оставаться все тем же, прежним Ганнером, было невыносимо.

Вот сейчас, например, на пороге этой комнаты: прежний Ганнер с апломбом отдернул бы занавеску и застыл бы в дверном проеме, окруженный сумеречным ореолом.

Он бы сухо представился и задал свои вопросы, рассчитывая лишь на эффектное воздействие своего высокого роста и величественного сияния, своей репутации, и очевидного непреклонного намерения во что бы то ни стало добиться нужных ответов.

Ганнер сел у стены, как будто он был всего лишь одним из беженцев, решившим отдохнуть в коридоре. Опустив голову и закрыв глаза, он проник в комнату при помощи Силы. Там могла оказаться ловушка, а он уже не позволял себе бездумно рисковать.

Осторожность была его девизом, а неприметность - лучшей защитой. Он чувствовал присутствие людей в комнате; вероятно, пятерых - как ему и сказал измотанный клерк, запрашивая их данные в ветхом, перегруженном временном накопителе, что содержал систематизированные добровольными администраторами этого корабля обрывки сведений - но Ганнер не мог соотнести свои ощущения с индивидуальными особенностями этих людей.

Он помрачнел и зажмурился, пытаясь сконцентрироваться. У него появилось чувство, будто в комнате был всего один человек с пятью различными личностями... или все пятеро были частями некого коллективного сознания. Это было несвойственно людям, но вряд ли совсем невозможно. Галактику заполонили десятки, если не сотни, побочных вариаций на гуманоидную тему; Ганнер знал только то, что не смог бы опознать любую из них. А неизвестность - как его научил горький опыт - всегда опасна. Зачастую смертельно.

И маленькая шутка о том, что комната находится на темной стороне, уже не казалась такой смешной. У Ганнера появилось чувство, что его вот-вот убьют.

Он вздохнул, и поднялся на ноги. С самого начала своих поисков, он как будто примерно представлял, чем все это закончится: вот он - одинокий, уязвимый, и никто не знает, где его искать, если он не вернется. Да у него два дня ушло только на то, чтобы добрести до местных трущоб. Никто и не узнает, что с ним. Хотя - кое-кто все же догадается... но вряд ли это взволнует ее. Ганнер не забыл темное пламя, вспыхнувшее в глазах Джейны, когда он заговорил об этом слухе.

- Еще одна глупая выдумка, - сказала она. - А ты идиот, что веришь.

Он попытался объяснить, что на самом деле он не верит; просто подумал, что надо бы проверить рассказ. Попытался объяснить, насколько это важно для морального состояния всех и каждого в Новой Республики.

- Разве ты не понимаешь? Он герой. Это будет как будто... будто он воскрес из мертвых, Джейна! Это будет волшебство... чудо! Это даст нам новую надежду.

- Нам не нужна надежда, - сказала Джейна. Теперь, после Миркра, в ее когда-то нежно округлых чертах сквозил отпечаток мрачной решимости. - Нам нужно больше кораблей. Нужно новое оружие. И нужны джедаи. Мы должны сражаться. А не тратить, по твоей милости, свое время на фантазии.

Ганнер упорствовал.

- А что, если это не фантазия? Твоя мать до сих пор утверждает, что он жив...

- Моя мать, - сказала Джейна, и неторопливая, вневременная тяжесть ее слов показалась слишком большой, слишком взрослой для девушки-подростка, - В один день лишилась обоих сыновей. Она так и не оправилась от этого. И, наверно, никогда не оправится.

- Она имеет право знать...

- Я ведь не спорю с тобой, Ганнер. Просто прими к сведению то, что я говорю. Не болтай своим языком. Я не желаю, чтобы что-то из этого вдруг стало известно маме. Снова дать ей надежду и опять отнять - это сокрушит ее. Если ты не промолчишь, я сокрушу тебя.

- Но... Но, Джейна...

Тогда она приблизилась к нему, и темное пламя в ее глазах было таким жарким, что Ганнер отшатнулся.

- Не надейся, что я передумаю, Ганнер, и не надейся, что мне это не под силу.

Он не ответил. Он верил ей.

Она сказала:

- Вонги оставили Джейсена в живых. Это продолжалось достаточно долго. Они оставили его в живых, чтобы мучить. Я все чувствовала. Но никогда не рассказывала родителям, через что ему пришлось пройти. То, что произошло с Анакином... и то было лучше. Чище, - в ее глазах сверкнули слезы, но голос был тверже транспаристила. - Я почувствовала, как умер Джейсен. В одно мгновение он просто... просто исчез. Выпал из реальности, словно никогда и не существовал. Я все чувствовала. Если бы он был жив, мне бы не понадобилось, чтобы ты сообщал мне об этом! Я бы и так знала!

Она так сжала кулаки, что на пальцах побелели костяшки, прижала руки к бокам, раздвинула губы в оскале.

- И не рассказывай мне об этом... об этом бреде больше никогда. И никому вообще не рассказывай. Ни одной душе. Если я узнаю, что ты разговаривал об этом хотя бы сам с собой, я накажу тебя. Я преподам тебе урок такой боли, какой не следует преподавать никому.

Ганнер молча смотрел, ошеломленный горечью и чистой черной яростью, пульсирующими в Силе. Да что с ней такое? Хотя были слухи...

- Эй, Джейна, все-все-все, - сказал он. - Я никому не скажу, обещаю. Только не злись...

- Я не злюсь. Ты не видел, как бывает, когда злятся. Уповай на то, что и не увидишь.

Она скрестила руки и отвернулась.

- Убирайся с моих глаз.

Ганнер, шатаясь и вздрагивая, пошел прочь. Джейна всегда была такой сдержанной, деловой, уравновешенной, что легко было забыть, что и она потеряла в тот день двух братьев.

Потеряла своего близнеца: брата, который словно был половинкой ее самой.

Позже... намного позже... он сообразил: знаете ли, а ведь я только обещал не рассказывать. Не искать я не обещал.

Именно тогда он и выступил в свой поход.

"Прежний Ганнер тоже мог бы так поступить", размышлял он время от времени с некоторой печальной отстраненностью. Это было бы величественной историей; историей о джедае, которым мечтал стать Ганнер: герой-одиночка, бороздящий галактику в поисках того, о чем нельзя говорить вслух, приветствующий воображаемые опасности и преодолевающий бесчисленные препятствия.

Это был бы сам Ганнер: хладнокровный, невозмутимый, внушающий страх герой, о каких рассказывают только приглушенными в благоговении голосами, и иные подобные юношеские бредни. Тщеславие, вот что это было: чистое тщеславие.

Тщеславие всегда было неодолимой слабостью Ганнера. Нет ничего такого в том, чтобы быть героем... взять хотя бы Хэна Соло или Коррана Хорна. Не зазорно и хотеть стать героем: Люк Скайуокер никогда не скрывал, что в юности мечтал о приключениях, и всем известно, что из этого вышло. Но когда ты пытаешься сделаться героем, ты погружаешься в пучину неприятностей.

Жажда славы может стать напастью: болезнью, которую не вылечить никакой бактой.

И если ты дошел до конца, то не можешь думать уже ни о чем другом. В конце ты уже даже не думаешь о том, чтобы в действительности быть героем. Ты только хочешь, чтобы люди так о тебе думали. Прежний Ганнер Райсод страдал этой болезнью, причем его случай был типичным. И это чуть не убило Ганнера. Хуже того: это чуть не толкнуло его на темную сторону.

В моменты слабости он, бывало, снова предавался этим опасным мечтам. Но теперь подобные мысли вызывали у него дрожь.

Он приглушил свою жажду стороннего признания до тихого, тонкого голоска, который однажды, надеялся Ганнер, замолчит навсегда.

Потому он отправился в свой поход без шумихи. Неприметно. Анонимно.

В уверенности, что история не получит огласки. Ему нужно было знать, что он делает это из искренних побуждений. Что не поддастся вновь болезни тщеславия. Ганнеру нужно было знать, что он следует за слухом, потому что это - правильно. Потому что Новая Республика отчаянно нуждалась хотя бы в проблеске надежды. Потому что и Джейна нуждалась в этом тоже.

Каждый раз, когда он вспоминал темное пламя, за которым не было видно когда-то приветливых карих глаз, он чувствовал новый укол в сердце. Заигрывание с тьмой... конечно, многие джедаи делали это, особенно после начала войны.

Некоторые даже утверждали, что галактике больше и не на что надеяться. На "летающем мире" Миркра они даже всерьез обсуждали это, как один из вариантов.

Но одно дело, скажем, Кип Дюррон, рассуждающий о тьме: он слишком долго был заложником застарелой вражды и самоуничижения... невероятные лишения в детстве, его немыслимые преступления постоянно держали его на той грани, где согласие со светом было делом каждодневной тяжкой битвы с самим собой.

Другое дело - юные джедаи в безвыходной ситуации, обсуждающие возможность обращения к темной стороне. А вот для Джейны Соло смотреть в глаза и угрожать убийством - это было совсем иное. Это ранило его. Ранило сильнее, чем он сам ожидал. Ведь дети из семьи Соло должны были быть неуязвимыми.

Они были новым поколением легенд галактики: чистая, незамутненная надежда всех джедаев. Поступать правильно было для них естественно. Всегда.

Они были, должны были быть, зачарованными воинами Силы: каждый из троих был - даже не особо стараясь - тем самым героем, которым Ганнеру в жизни не стать. Они были рождены для этого.

Но теперь Анакин и Джейсен мертвы, а Джейна... Джейна вдруг напугала Ганнера невысказанным напоминанием, что она все-таки внучка Дарта Вейдера.

И что ранило еще сильнее: он ничего не мог с этим поделать. "Однако ж, нет, это не совсем так," подумал он, медленно поднимаясь на ноги. "Есть одна вещь, которая в моих силах".

Может быть... едва ли, но ведь может... Джейна потеряла только одного брата. Джейсен может оказаться живым. Может быть, Ганнер подтвердит это. Может быть, он даже найдет Джейсена; это не спасет ее, но все же облегчит спасение. А если он потерпит неудачу...

Что же, ничего не изменится. У нее все равно не осталось иллюзий, которые можно разрушить. Ганнер мысленно кивнул и придвинулся к занавеске, которая отделяла комнату от коридора.

- Простите? - вполголоса произнес он. - Эй! Здесь кто-нибудь говорит на общегалактическом?

- Уходите, - голос, раздавшийся из-за занавески, был странно - смутно, неуловимо - знакомым. - Вам здесь нечего делать.

Чувство, что его вот-вот убьют, вдруг превратилось в парализующее предвидение гибели. У Ганнера дрогнули колени, и захотелось убежать из этого коридора... но, хоть он и не был героем, зато обладал достоинством, которое не нуждалось в подтверждении - храбростью. Он глубоко вдохнул. Рука, поднятая к занавеске, чуть-чуть дрожала, и он смотрел на нее, чтобы успокоиться. И только после этого немного отодвинул занавеску.

- Прошу прощения за беспокойство, - сказал он. - Я не займу у вас много времени. У меня всего лишь один вопрос. Один вопрос, и все; и после этого я сразу же уйду.

Крупный мужчина средних лет, находившийся в комнате, смотрел на него с каменным выражением лица.

- Уходите.

- Через минуту я уйду, - извиняющимся тоном сказал Ганнер. - Но, как я понял, кто-то, живущий в этой комнате, утверждает, что видел Джейсена Соло живым, на Корусканте, после вторжения. Могу я поговорить с тем, кто это сказал?

Судя по тому, что можно было увидеть за занавеской, там была всего одна или две маленьких комнаты, и почти никакой обстановки.

На мужчине, который преградил ему путь, была только длинная, бесформенная туника, похожая на широкую робу; остальные - все мужчины - были одеты точно так же. Какое-то религиозное сборище? Ганнер задумался, поскольку у них было нечто вроде совпадающих аур, и схожая манера держаться, и схожие жесты или нечто подобное, что зачастую можно наблюдать у последователей фанатичных учений. Или, возможно, это была всего лишь бедность и отчаяние.

- Я заплачу, - предложил он.

- Вам здесь нечего делать, - повторил мужчина. Один из его спутников подошел ближе и молча указал на световой меч, висящий у Ганнера на поясе. Он что-то произнес на гортанном языке, которого Ганнер не понимал.

- Не каждый, у кого есть световой меч - джедай, - ответил мужчина, не отрывая пустого злобного взгляда от Ганнера. - Не шуми.

И снова Ганнер был поражен до странности знакомым звучанием этого голоса, хоть и знал, что никогда раньше не встречался с этим человеком. Почему-то ему казалось, что голос должен быть выше, звонче, веселее. Ганнер тряхнул головой. Об этом можно и позже подумать. Он, может быть, и не лучший игрок в сабакк этой галактики, но он знал, когда следует открывать карты.

- Я джедай, - тихо сказал он. - Мое имя Ганнер Райсод. Я прибыл, чтобы узнать про Джейсена Соло. Кто из вас видел его живым?

- Вы ошиблись. Никто ничего не видел. Идите-ка лучше.

Один из них выступил вперед и произнес что-то, прозвучавшее как "шинн'л фекк джиидаи тризмек".

- Тихо! - бросил мужчина через плечо. У Ганнера зашевелились волосы, но лицо сохраняло выражение вежливой заинтересованности.

- Пожалуйста, - сказал он. - Расскажите мне о том, что вам известно.

Он воспользовался Силой, чтобы добиться некого понимания от этого человека... и обнаружил себя бегущим по коридору, без единого воспоминания, как он здесь оказался.

"Что?" растерянно подумал он. "Что?" Память возвращалась к нему обрывками, и с головной болью: этот парень в комнате применил Силу - применил умело, словно могучий джедай. Немолодой, ничем не примечательный мужчина отмел в сторону все вопросы и обрушил на Ганнера удар такой силы, что, даже зная, какова природа этого явления, Ганнер все равно не мог остановить своих ног, бегущих прочь от комнаты. Он заставил себя остановиться и привалился, тяжело дыша, к шершавой стене. Страх исчез; он тоже мог бы быть наведен при помощи Силы: смутный и неощущаемый. Сейчас, хоть и было поздно, Ганнер пожалел, что не нарушил обещания, данного Джейне, и не привел с собой с десяток джедаев. Потому что сейчас он чувствовал явное присутствие в Силе.

Присутствие кого-то одного. Остальных четырех Ганнер совсем не ощущал. В его руке оказался световой меч, и клинок ожил. "Ты здесь не один такой - умеешь забавляться с Силой", подумал он, широко улыбаясь и на мгновение уступая привычному азарту, знакомому холодку радостного предвкушения перед лицом внезапной опасности. Как в прежние времена.

"Распрощайся с этим Ганнером навсегда", сказал он себе. Он отжал кнопку, и клинок погас. "Я не такой. Я осторожный. Осторожный и неприметный." Медленно, старательно, он начал отстраняться от Силы: уменьшал свое присутствие в Силе, словно все еще двигался прочь по коридору. Это делало его слепым, но в то же время и невидимым для Силы. Он медленно приполз обратно к комнате, бесшумно скользнув вдоль стены. Надо же: настолько хорошо владеющий Силой человек - и заодно с йуужань-вонгами. Скорее всего, замаскированными.

И этот человек умело пробил защиту Ганнера, обрушив на него свой удар; в считанные минуты он может навсегда раствориться в многомиллионной толпе, населяющей гигантский корабль. Ганнер наслушался историй о Явине 4: он знал, что йуужань-вонги пытались заставить джедаев служить себе. Если они все-таки добились своего, то последствия могут быть буквально неописуемыми.

Он сам себя не понимал. Не понимал совершенно... Но что ему оставалось делать? "Этот парень сильней меня." По его рукам пополз холодок страха, на этот раз настоящего, а не проекции Силы. А в комнате пятеро врагов. "Меня точно вот-вот убьют." Тем не менее Ганнер продолжал скользить вдоль стены, с выключенным мечом в напряженной руке. А как иначе? Он мог живо себе представить, как пытается объясниться со Скайуокером: "ну, ээ, в общем... я ничего не смог поделать с джедаем-изменником и йуужань-вонгскими шпионами, потому что, ээ, поймите меня, из-за того, ээ... что очень стеснялся, как бы люди не подумали, что меня убили при очередной попытке изобразить из себя героя"... Ганнер оборвал мысль; он уже стоял у двери, и через секунду или две его хитрость будет раскрыта.

Времени на раздумья нет. Совсем мало времени на действия. "Только без убийств", сказал он сам себе. "Сначала надо убедиться, что они и вправду вонги." Выдохнув, Ганнер ослабил мысленное напряжение, которое не допускало его к Силе. На него обрушились ощущения, и в этом потоке он почувствовал того человека, сверкающего, словно вращающийся маяк на астероидном кольце. Никаких мыслей, лишь движение - клинок загорается, отсекает крепления занавески, и Ганнер подхватывает ее, чтобы набросить на голову одного из обитателей комнаты, одновременно отшвыривая ногой второго. Притворившись, что собирается сделать подсечку, Ганнер подпрыгнул, ударом рукояти меча по голове опрокинул третьего на колени, а потом воспользовался им как трамплином для прыжка, в котором ударом обеих ног припечатал четвертого, словно выстрелом из арбалета вуки. Он обернулся к первому - тот как раз выпутался из занавески - и встретил его ударом локтя в челюсть. Ганнер ощутил движение за спиной, и при помощи Силы совершил затяжной обратный прыжок, оказавшись в ювелирно рассчитанной позиции - на расстоянии вытянутой руки от немолодого человека, держа острие клинка меньше чем в сантиметре от его горла.

- Никто не погиб, и никто не ранен, - сухо сказал Ганнер, и его голос был таким же ровным, как гудение светового меча. - Но это может измениться. В любой момент. Все зависит от вас.

Четверо невидимых в Силе незнакомцев, раскиданные по маленькой комнате шатающимися, а то и упавшими, замерли. Немолодой мужчина стоял без движения. Ганнер не смог сдержать легкой улыбки. "Я не только хорош в этом деле", невольно подумалось ему, "Я еще и исполняю его в неподражаемом стиле." Он пресек эту мысль, даже не успев додумать. "Ну вот, стоит только вообразить, что добился какого-то прогресса..."

Ганнер облачился в свою осторожность, словно в пластины брони.

- Ну хорошо, - произнес он - спокойно, тихо и медленно. Он встретился глазами с мужчиной и шевельнул мечом; взгляд того, в алых тенях, отбрасываемых свечением клинка, не дрогнул. - Шагай. К двери.

Во взгляде мужчины появилась словно какая-то вновь приобретенная решимость, и он грустно покачал головой.

- Я не блефую, - сказал Ганнер. - Мы с тобой будем разговаривать в коридоре. И постольку, поскольку никто не станет совершать каких-нибудь глупостей, мы все благополучно переживем это. Давай.

Еще один поворот меча, и микрометр кожи сорван с ключицы мужчины... а тот лишь вздохнул.

- Ганнер, ты дурак.

Ганнер облизал губы. "Он говорит так, словно знает меня."

- Ты, кажется, не понял...

- Это ты не понял, - устало ответил мужчина. - За нами наблюдают. Стоит мне сделать хоть шаг за порог, йуужань-вонгский пилот, ведущий наблюдение, запустит довин-тягун, спрятанный неподалеку. Корабль затянет в черную дыру за десять секунд. Сто миллионов жизней будут погублены.

Ганнер раскрыл рот.

- Что... как... в смысле, зачем, с чего бы...

- Потому что они до сих пор не доверяют мне, - печально произнес тот. - Тебе не надо было возвращаться, Ганнер. Теперь ты не покинешь эту комнату живым.

- Я вошел в нее без труда...

- Выйти так же не получится. И даже если ты скроешься, зная то, что ты знаешь...

- Если я скроюсь? У кого из нас в руках световой меч?

- Это не блеф, Ганнер. Хотел бы я, чтобы это был блеф...

В его голосе звучало убеждение, и при помощи Силы Ганнер чувствовал правду, стоящую за этими словами. "Но ведь я знаю, что он сильнее меня. Он может подделать эту правду, а я даже ничего не почувствую." И даже если это было не так, Ганнер все равно ничего не понимал... Он будто не в силах был понять, что происходит, и как ему поступить.

- Я говорю тебе об этом, - продолжал мужчина, - Потому что то же самое случится, если погибну я. На тот случай, если меня замучает совесть, и я решу пожертвовать своей жизнью. Как я уже сказал, они до сих пор не доверяют мне.

- Но... но... - пробормотал Ганнер. Чувство совершенного непонимания самого себя усилилось, захлестнуло его с головой. Вцепившись обеими руками в рукоять меча, чтобы они не тряслись, он попытался снова взять ситуацию под контроль.

- Все, что я хочу, - сказал он почти что печально, - Это услышать, что вам известно о Джейсене Соло. Говори; иначе я не побоюсь проверить, не блефовал ли ты.

Мужчина смотрел на Ганнера так, словно знал его, знал, как облупленного; будто видел его насквозь грустным взглядом усталого родителя. Он снова вздохнул.

- Разговоры ни к чему не приведут.

- У тебя нет выбора.

- Выбор есть всегда, - медленно, неотвратимо, без малейшего намека на грозную быстроту, мужчина поднял руку. Он нажал себе на ноздрю, и его лицо распалось на две половины. Ганнер невольно отступил. Лицо мужчины облезало, словно кожура иторианского линяющего фрукта - отсоединялись толстые мясистые чешуйки, увлекая за собой тонкие длинные волосы, мешки под глазами, косточки, изменившие линию его подбородка. Тончайшие усики высвобождались из кожных пор, сочась кровью. Под маской Ганнер увидел заострившееся, худое, заросшее клочковатой бородой лицо и слипшиеся волосы, которые должно быть, были каштановыми. Даже несмотря на потеки крови и гримасу, вызванную выдергиванием усиков маскуна, Ганнер узнал это лицо... хоть оно и стало столь взрослым, столь невыразительным из-за лишений и боли, с печальными мудрыми глазами, что узнать его было не так-то просто. Ганнер снова раскрыл рот. Пальцы его разжались, и он опустил руки; клинок светового меча погас, и рукоять со стуком упала на пол. Когда он наконец смог заговорить, единственное слово, которое вырвалось с заплетающегося языка, было:

- Джейсен...

- Привет, Ганнер, - устало произнес тот. Он вытряхнул из рукава маленький мешочек, а потом, пощекотав, вывернув на изнанку, надел на руку, словно рукавицу, и достал оттуда маленькую полотняную подушечку. Бросил ее Ганнеру. - Вот, лови.

Ганнер был слишком ошеломлен, и его хватило только на то, чтобы машинально поймать эту штуку.

Подушечка была влажной, и все еще хранила жар тела Джейсена.

- Джейсен? Что происходит? - по его ладони растекалось онемение, поднимаясь все выше по руке. Он мрачно посмотрел на вещицу на своей ладони. - Что это?

- Это слезы моей подруги, - сказал Джейсен. - Яд, впитывающийся через кожу.

- Что? - уставился на него Ганнер. - Ты шутишь, да?

- У меня теперь нет чувства юмора, - Джейсен стянул мешочек с руки и отбросил его в сторону. - Ты потеряешь сознание за пятнадцать секунд.

Рука уже отнялась и повисла безжизненно; онемение достигло груди и, едва проникнув в сердце, тут же распространилась по всему телу. Он упал ничком, не способный даже выставить руку, чтобы смягчить падение; но Джейсен мягко поддержал его и уложил на полу.

- Достаньте виллип, - сказал Джейсен одному из своих спутников - йуужань-вонгскому воину, теперь Ганнер в этом не сомневался. - Скажите Ном Анору, что наша ловушка не сработала. За этим джедаем последуют другие. Нужно возвращаться домой.

"Ном Анор? Возвращаться домой?" недоумевал Ганнер, проваливаясь во тьму.

Они сделали это. Они заполучили Джейсена. Обратили его на свою сторону.

Один из воинов пролаял что-то на своем отрывистом языке. Джейсен покачал головой.

- Нет. Мы заберем его с собой.

Резкий недовольный кашель.

- Потому что я так сказал, - ответил Джейсен. - Хочешь оспорить мое решение?

Последним усилием воли Ганнер потянулся сквозь Силу и захватил свой световой меч, не касаясь, приподнял его и надавил кнопку активации. Один из воинов пролаял предупреждение на своем гортанном языке. Джейсен взмахнул рукой, и Ганнер почувствовал, как воля, сильнее, чем его, перехватила и отняла у него меч. Клинок погас. Рукоять мягко покачивалась в воздухе между Джейсеном и воинами.

- Не оскверняйте себя прикосновением к богохульному оружию, - сказал Джейсен.

Последнее, что увидел Ганнер перед тем, как провалиться во тьму - это амфижезл, скользнувший из рукава Джейсена и рассекший рукоять светового меча ровно пополам.

- Мы заберем эту жалкую пародию на джедая на Йуужань'тар, - сказал Джейсен Соло. - Там и убьем.

* * *

Внутри концентрационного корабля пришла в движение одна комната. Эта комната была создана, выращена специально для этого корабля именно на такой случай. Она казалась всего лишь одной из многих миллионов ячеистых сот... но как раз сейчас она отделилась от коридора и заскользила по корпусу корабля, словно паразит, ищущий выход наружу сквозь кожу зараженного животного. В этой отдельно взятой комнате находилась капсула из йорик-коралла со своим собственным довином-тягуном. Этот довин-тягун был предназначен для двух возможных действий. По одной из команд он мог генерировать гравитационное поле такой силы, что весь концентрационный корабль оказался бы растерт в пыль; но ему была дана иная команда, по которой он отправил капсулу и ее пассажиров в полет через всю галактику.

На оболочке концентрационного корабля появилось небольшое уплотнение. Это случилось на темной стороне. Когда уплотнение разорвалось, оттуда вылетела и тут же унеслась прочь комната-капсула, нырнувшая в гиперпростанство по направлению к Йуужань'тару. В комнате находились четверо йуужань-вонгских воинов, один пилот; и двое людей. Один из людей безмолвно медитировал. Второй лежал парализованный и без сознания, но даже в той темной пустоте, в которой он пребывал, его не оставляла одна мысль. Он не знал, куда его везут, не знал, что его ждет там; он даже не знал, в сущности, кто он сам. Он знал точно только одну вещь.

Этой единственной мысли он отдал последние силы, лишь бы она навечно отпечаталась в его памяти: Джейсен Соло - изменник.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ. СВЕТ ИСТИННОГО ПУТИ

Прямо на земле чужой планеты лежит рыцарь-джедай в забытьи. Организмы, на первый взгляд кажущиеся устройствами, присоединяются к устройствам, кажущимся организмами, чтобы обеспечить жизнедеятельность его тела; глюкоза и соляные растворы впрыскиваются в его кровеносную систему, насыщенную мощными алкалоидами, которые утягивают его сознание в глубокий водоворот сна. Планета, приютившая его, словно рубцами, покрыта участками буйных джунглей поверх останков разрушенного города, а небо пересекает мост, сотканный из радуги. Рыцарю-джедаю снятся йуужань-вонги и другие пришельцы. Ему снятся изменники, бывшие джедаями, и джедаи, бывшие изменниками. И иногда, в самом его сне, изменник поворачивается к нему и говорит:

- Если я не джедай, можно ли считать меня изменником? А если я изменник, можно ли считать меня джедаем?

Вот еще персонаж из сна: тощий йуужань-вонг, чье имя каким-то образом известно рыцарю - это Ном Анор, проповедник с Роммамуля. Ном Анор, бывший на Дуро. На Миркре. Присутствует в этом сне и еще одна фигура: маленькая, гибкая, проворная особь неизвестной расы, с гребнем из перьев на голове; белый фонтан Силы. Рыцарю снится и он сам, лежащий неподвижно - словно мертвый - опутанный сетью из лозы и веток, которая представляется наполовину гамаком, а наполовину - паутиной. Он за пределами своего тела - летит далеко, далеко отсюда по какому-то астральному пути; слишком далеко, чтобы слышать голоса, хоть он и знает, о чем они говорят... слишком далеко, чтобы видеть лица, хоть и знает, как они выглядят... И откуда-то он знает, что они обсуждают, как будут убивать его.

Теперь Ганнер не обращает на это внимания; этот сон снился ему уже много, много раз. Он прокручивается в голове, словно там что-то замкнуло. Начало всегда одно и то же:

- Не то, чтобы я сомневаюсь в истинности твоего обращения, - хитро шепчет фигура, обозначенная как Ном Анор, изменнику, - Но ты должен понимать, как это воспримет, скажем, мастер войны Цавонг Ла. Ему может показаться, что если ты и в самом деле посвятил себя Истинному пути, то без сожаления зарезал бы этого убогого джедая еще на концентрационном корабле, вместо того, чтобы доставлять сюда.

Изменник бесстрастно возражает:

- И лишить Истинных Богов жертвы, принесенной по всем правилам?

Пришелица с гребнем из перьев кивает в знак горячей поддержки, и вскоре проповедник вынужден согласиться.

- Любой из джедаев является ценной добычей, - начинает он. - Мы можем принести его в жертву прямо сегодня. Фактически, - изорванные губы раздвигаются в иглозубой улыбке, - Ты можешь сам это сделать. Уничтожив одного из своих прежних товарищей, тебе будет легче отмести... ээ, сомнения мастера войны.

Разумеется. Изменник кивает в знак согласия, и на этом месте сон рыцаря-джедая превращается в кошмар: снова оказаться заключенным внутри неподвижного, беспомощного и безмолвного тела - все равно что мертвым - и захлебывающимся ужасом. Он пытается при помощи Силы коснуться холодного, лживого сердца изменника... и, к своему удивлению, получает в ответ настоящую теплоту и поддержку, словно изменник вдруг подмигнул ему и пожал руку.

- Но мы можем поступить по-другому. Мы можем устроить репетицию, в которой этот джедай заменит мою сестру.

Следуя по течению сна, рыцарь-джедай вдруг понимает, что он попался в ловушку, предназначенную для Джейны. При этом что-то кажется неправильным - что-то, чего он так и не может вспомнить. Если они и вправду хотели захватить Джейну, то для этого были и иные, куда лучшие, пути, но какие, он не может сообразить. Как всегда, проповедник возражает изменнику: само существование изменника - тщательно оберегаемый секрет. Для репетиции понадобится участие слишком многих - йуужань-вонгов и их рабов - и хранить секрет далее будет невозможно.

- Пора отбросить секретность, - прямолинейно заявляет изменник. - Мое обращение на Истинный путь бессмысленно, если оно будет храниться в тайне. Я возвещу учение Истинных Богов всей галактике в тот день, когда мы схватим сестру - но нужно приготовиться. Чтобы церемония прошла без сбоев, нам нужно практиковаться. Мне нужно практиковаться.

- Практиковаться в чем? - спрашивает проповедник. - Жертвоприношение не такой уж сложный ритуал.

Пришелица вступает в разговор:

- Великая жертва, когда она будет принесена, будет добровольной: другой близнец пойдет на смерть охотно, с высоко поднятой головой и легким сердцем, зная, что несет истину этой галактике.

- Как того желает и этот близнец, - добавляет изменник. - Вот почему вы сделали меня тем, что я есть. Я должен научить этого джедая истине. Научить свету. Он услышит истину, звенящую на кончике моего языка, и увидит божественный свет, сияющий из моих глаз.

Проповедник, кажется, сомневается, но потом говорит:

- Приготовления займут время.

- Не торопись, сделай все, как положено, - отвечает изменник. - Когда все будет готово, я поговорю с этим джедаем.

И, как всегда, рыцарь тянется сквозь Силу к сознанию изменника, чтобы расплющить его тяжестью своего отрицания, а получает в ответ еще одно невидимое подмигивание. Помимо этого изменник никогда не подает виду, что он знает о присутствии сознания рыцаря-джедая при разговоре; и на этом месте он поворачивается к проповеднику...

- В этот день Ганнер Райсод гордо пройдет по моим стопам к Колодцу планетного мозга, где мы вместе преподнесем его смерть во славу Истинных Богов.

В этот момент привычная уже хватка смертельного ужаса утаскивает рыцаря во тьму, где он и находится, пока не вынырнет, чтобы опять увидеть тот же самый сон. Сон повторяется снова и снова, сжигая его разум кислотой психоза. Снова, и снова, и снова, пока вдруг...

* * *

Ганнер Райсод не приходит в себя с громким судорожным вздохом. С сознанием возвращается боль. Кто-то заткнул ему рот его собственной рукой, засунув ее туда до самого локтя, и пальцы растопырились в бронхах; а теперь они медленно высвобождаются - сухие, твердые, грубые, словно корки, царапающие горло давящегося рвотой, пытающегося откашляться Ганнера. И тут же от его вен, нервных окончаний и просто из воспаленной кожи начинают отделяться трубочки, провода и иглы...

Ганнер Райсод, пробудись! Встань и иди! Это приказ! Он знал, что это сон, и знал, что уже проснулся, но сон стряхнуть все не удавалось.

Видения вертелись вокруг него, липкие, неотвязные, обволакивая тонкими ускользающими нитями, словно следами невообразимых вещей: дикими фантазиями, что он в плену у десяти йуужань-вонгских воинов, которые все выглядят, как Джейсен Соло, безумные картины жертвоприношений и пришельцев, образы Джейны и того самого Ном Анора...

Поднять веки было все равно что раскрыть проржавевший люк. Рука, вытащенная из глотки, была больше похожа не на руку, а на ветку, покрытую кровянистой слизью. Трубки, что были выдернуты из его вен, походили на яйцеклады гигантских раздутых ос, которые облепили чахлые деревья по бокам от него. Он лежал в гамаке, который, казалось, был свит из лозы - но лоза сокращала мускулы, извиваясь и сжимаясь под ним, словно клубок змей.

Еще несколько свисало с потолка - длинные витые стебли, с узлами и петлями - но это были не лозы, а какие-то щупальца, поскольку лозы не могут сматываться и разматываться, развязываться и завязываться в невозможно сложные узлы... вот только и щупальца не могут иметь на своих кончиках огромных круглых красных глаз, которые смотрят неотрывно и не мигая, несмотря на постоянное движение...

"Наркотики", вяло решил Ганнер. "Они накачали меня наркотиками. У меня галлюцинации."

- Пробудись, Ганнер Райсод! Пробудись для Истины!

Это должно было быть галлюцинацией - просто должно, потому что, когда он повернул голову набок, чтобы поймать своим полуслепым взглядом, кто это дает ему такие напыщенные, идиотские приказы, то увидел парня, выглядевшего точь-в-точь как Джейсен Соло.

Ганнер моргнул и поднял руку, чтобы протереть глаза - и оказалось, что он не парализован и даже не связан.

Но от этого было ни капли не легче: алкалоиды, все еще не выведенные из кровеносной системы, словно придали его руке тяжести лишь на несколько грамм меньше, чем весил разрушитель солнц. И когда Ганнер взглянул снова, на этот раз чуть более прояснившимся взором, это по-прежнему был Джейсен.

Но он больше не был тем мальчиком, который запомнился Ганнеру. Джейсен стал выше и шире в плечах. Его каштановые волосы выгорели на солнце до золотистого цвета, а на подбородке росла жесткая борода.

Лицо его стало тоньше; черты - резче и яснее: Джейсен лишился того озорного очарования, игривой плутоватости, что делали его похожим на отца, и приобрел ледяное, твердое, словно дюрастил, выражение, которое напоминало о Лее, когда она разоблачает продажного сенатора с трибуны главы государства. На нем была длинная, струящаяся одежда такого черного цвета, что в ее складках скрывалась настоящая ночь. По рукавам тянулся сложный узор, лучащийся собственным светом, окрашенный красным и голубовато-зеленым, словно сеть внешних артерий, в которых вместо крови течет свет.

На его плечах была накидка мерцающего белого цвета, вполне подходящая по размеру, но со странными, непонятными письменами, сверкающими позолотой.

Ганнер только открыл рот, чтобы спросить, какой это костюмированный бал Джейсен решил поразить таким нелепым нарядом, но прежде, чем его онемевшие губы смогли выразить эту мысль словами, он вспомнил: Джейсен Соло - изменник.

- Не надо бояться, Ганнер Райсод, - сказал Джейсен странным глухим голосом, словно в безуспешной попытке имитировать какого-нибудь гипнотизера. - Возрадуйся! Настал день твоего благословенного освобождения!

- Что... - Ганнеру пришлось вытолкнуть призрак многодневного безмолвия из своего горла. - Что это... ты меня отпускаешь?

- Истинные Боги дают нам три вещи, - слова падали, словно камни в колодец. - Жизнь дана нам, чтобы мы могли служить их славе: это меньший из даров. Боль дана нам, чтобы мы могли понять, что ценность жизни лишь в служении богам: это средний дар. А величайший из божественных даров - это смерть: освобождение от бремени боли и от проклятия жизни. Это божественная награда, их благословение, их милость, дарованная даже недостойным и неверным.

Загнанный. Отравленный. Беспомощный. На пороге смерти. "Эх, хорошо, что я был так осторожен и неприметен," язвительно подумал Ганнер. "Не то страшно подумать, во что бы я вляпался."

- Эм... да... знаешь, - сказал он со слабым смешком, - Эти дурацкие боги... Думаю, они хотели как лучше, но просто не знали, где остановиться. Они слишком щедры. Я, пожалуй, удовольствуюсь самым малым из даров. Насчет двух других... эй, ты знаешь, я могу и подождать...

- Молчать! - приказал Джейсен, вытягивая руки - ладонями вверх, пальцы сжаты - словно он обращался к толпе с возвышения. - Не трать дыхания на болтовню! Слушай учение об Истинном пути!

Ганнер молча смотрел на него, но вместо того, чтобы продолжить, Джейсен закрыл глаза. И покачнулся, будто перед обмороком.

- Джейсен?

Тот сжал кулак, потом вытянул указательный палец: жди.

- Джейсен, что они с тобой сделали? Как бы там ни было, все это можно поправить. Ты должен вернуться со мной, Джейсен. Ты не знаешь, что там случилось. Джейна...

Джейсен открыл глаза и медленно, непонятно подмигнул левым глазом.

Ганнер неожиданно замолчал. Джейсен снова закрыл глаза. А затем медленно, по одному, то же самое сделали глаза на кончиках щупалец-лоз, свисающих с потолка: как только каждый из красных шаров гас, его прикрывала пара вертикальных век, а щупальца-лозы потихоньку расслаблялись и переставали двигаться.

Джейсен опустил руки и открыл глаза. Его лицо несло на себе отпечаток глубочайшего утомления, невыносимого для человека.

- Как ты себя чувствуешь? Силы вернулись? Думаешь, ты сможешь идти? - он опять заговорил как подросток... но подросток, переросший свои года. Слишком... взрослый... вот что отчасти было с ним не так. Что-то в его глазах: какая-то древняя, беспристрастная мудрость, выстраданное знание жестоких истин, словно он и не Соло вовсе.

- Что это ты... что происходит? Джейсен...

- Сейчас мы можем говорить, но это ненадолго. Я погрузил все существа, наблюдающие за нами, в сон.

- Существа? Наблюдающие? Я не...

- Они наблюдают за нами. Потому и весь этот дурацкий "нерф-и-вуки" концерт. Йуужань-вонги решили, что я воплощение одного из их богов-близнецов.

Ганнер молчал. Его жизнь вдруг превратилась в череду необъяснимых странностей.

- Мне снилось... снилось жертвоприношение... ты собирался убить меня, а потом найти Джейну и ее убить тоже... Это ведь был сон, или нет? - он сглотнул. - Нет?

Джейсен вытряхнул из рукава мешочек, похожий на тот, в котором он носил подушечку с ядом на концентрационном корабле; в этом мешочке тоже лежал комочек влажной ткани, который Джейсен приложил прямо к кровоточащим ранам, оставленным на коже Ганнера трубками.

- Сейчас они не видят и не слышат нас. Но очень скоро кто-нибудь придет проверить, почему так. Мы должны быть готовы уходить, когда они появятся.

- Уходить? Куда? Где мы, Джейсен? Что... эй, что ты делаешь со мной? Что это за штука?

Везде, где влага касалась кожи, кровотечение останавливалось. Отравленным мышцам возвращалась сила.

- Мы на Йуужань'таре, - Джейсен продолжал обтирать Ганнера. - На родной планете йуужань-вонгов.

Ганнер слышал это название от беженцев на лагерных кораблях.

- Ты хочешь сказать - на Корусканте.

- Нет. Не хочу.

- Смена имени не означает...

- Йуужань-вонги изменяют все, к чему прикасаются, - Джейсен опустил руку, и его взгляд стал темнее и глубже, и шире целой комнаты. - И речь идет не об именах. Мое - по-прежнему Джейсен Соло.

Ганнер помрачнел. Но мгновение спустя Джейсен словно опомнился. Он бросил ткань на пол и достал длинную, струящуюся робу белого цвета.

- Давай-ка, садись. Надень это.

К своему удивлению, Ганнер понял, что может двигаться без какого-то ни было дискомфорта. Он сел и свесил ноги из гамака. Йуужань-вонги оставили ему ботинки и штаны, но он все равно был благодарен Джейсену за одежду: оставаться полуголым почему-то было весьма неловко. Это делало его уязвимым.

Он поднялся и надел робу, отметив, насколько это оказалось приятным. Быть одетым. Держаться на ногах. Он никогда не мог представить, какую радость можно получить от подобных маленьких удовольствий. Какое-то движение привлекло его взгляд, и Ганнер оглядел себя. На его робе были такие же узоры, как на одежде Джейсена, свет тек по сосудам на рукавах, на груди и на полах, только цвета были - черный и зеленый на белом.

Он нахмурился.

- Что это?

- Это твое жертвенное убранство. Для процессии к Колодцу планетного мозга.

Ганнер молча смотрел на Джейсена. Его сон возвращался к нему. "В этот день Ганнер Райсод гордо пройдет по моим стопам к Колодцу планетного мозга, где мы вместе преподнесем его смерть во славу Истинных Богов."

- Ох, нет, ты не станешь, - сказал он и начал стаскивать робу через голову.

- Ох, да, еще как стану.

- Это какой-то трюк, - не был ли один из йуужань-вонгских богов-близнецов обманщиком или чем-то подобным? Насколько правдивыми были слова Джейсена? - Это какой-то трюк. Ты лжешь мне.

- В общем, так и есть. Лгу.

Ганнер перестал дергаться и уставился на Джейсена поверх ворота, из которого уже выбрался наполовину. Джейсен изогнул губы в неподражаемой полуулыбке, присущей всем Соло.

- Все, что я говорю тебе - ложь.

- Что?

- Послушай, загвоздка в том, что все, сказанное когда-либо - это ложь. Правда такова, что ее не объять словами.

- Я так и знал! Это все-таки трюк!

- Да. Но не в отношении тебя.

Ганнер молча покачал головой. Он не мог представить этого Джейсена Соло веселым темноволосым мальчишкой, которого знал раньше. На одно мгновение он даже пожелал, чтобы Джейсен оказался не Джейсеном: может быть, изменник, обещавший убить его, был всего лишь самозванцем, или клоном, существом, выращенным йуужань-вонгами в пробирке...

- Ээ... Джейсен? Ты - это ты, правда?.. - Ганнер скривился. "До чего же глупо, даже для моего уровня."

- Нет, - ответил человек, который выглядел как погрустневший, выросший Джейсен Соло. - Теперь - нет. Но раньше я был.

- Я не понимаю.

Джейсен вздохнул.

- Думая обо мне как о Джейсене Соло, - сказал он отстраненно, - Ты все усложняешь. Я был тем мальчиком, которого ты знал, Ганнер, но теперь перестал им быть.

- Но ты жив, - Ганнер потянул робу обратно и расправил ее. - И это главное. Я нашел тебя. Столько времени прошло... Вот что важно - ты жив.

- Нет.

- Да, - настаивал Ганнер. - Ты даже не представляешь, насколько важно... Не представляешь, что значит для Новой Республики то, что ты жив! Что станет с Джейной...

- Но я не жив.

Ганнер моргнул. Джейсен выглядел печальным.

- Я не понимаю, - сказал Ганнер.

- Ничем не могу помочь.

- Но... но, но... Джейсен, не будь смешным...

Его взгляд провалился в темную глубину.

- Все эти месяцы я был мертв, Ганнер. Я умер почти сразу после Миркра. И всего лишь пока не нашел, где мне упокоиться.

У Ганнера по спине пробежали мурашки.

- Ты что... мертв?

- Точно, - ответил Джейсен. - Так же, как и ты.

Некоторые из намеков Джейсена вдруг обрели смысл. Искусственно созданные слухи, ведущие в ловушку на концентрационном корабле, в действительности не должны были обмануть никого; таким образом Джейсен хотел выиграть время. Так как недели за неделями тянулись без каких-либо результатов, он надеялся, что Ном Анор потеряет терпение и прикажет им уходить с корабля. Если бы он действительно хотел заманить Джейну, все, что ему надо было сделать - это восстановить связь, которая присутствовала там с самого их рождения. И тогда ничто в галактике не остановило бы ее.

- Ничто в галактике не может удержать Джейну почти от любого действия, которое она решила предпринять. Так что я вынужден был не открываться все это время. Если она узнает, что я жив, то сразу же явится за мной... и тоже будет убита. Как Анакин. И я, - на его лице снова появилась та странная печаль. - И ты.

Ганнер обдумал это. Было ясно, что Джейсен чего-то недоговаривает - и после того, через что он, должно быть, прошел, трудно было винить его.

- А что, если бы она все-таки явилась на концентрационный корабль?

Джейсен закрыл и снова открыл глаза, и это движение было слишком медленным и нарочитым, чтобы считать его морганием.

- Тогда я вел бы эту беседу с ней. А ты бы воспользовался своим шансом дожить до преклонного возраста.

Джейсен почувствовал приближение Ганнера за много дней до того, как тот в действительности нашел его, и сделал все, что мог - в данных обстоятельствах - чтобы Ганнер повернул назад.

Ледяной страх, растущая уверенность, что он близок к смерти, и наконец даже явное принуждение повернуться и бежать - это все было результатом воздействия Джейсеном на Ганнера при помощи Силы.

- Но ничего не вышло.

Джейсен вздохнул и покачал головой.

- Если б ты не был так зверски храбр, ты бы пережил все это.

- Э... ага. Точно. Наверно, - неуверенно начал Ганнер. - Но... эмм, Джейсен? Ты ведь понимаешь, что на самом деле я не мертв, правда?

- Это ты должен понимать, Ганнер. Ты мертв. Ты вернулся в ту комнату на концентрационном корабле, и это погубило тебя, - Джейсен устало осел у стены и потер воспаленные глаза. - Воины, бывшие при мне, собирались зарубить тебя на том же самом месте. Скрыться ты мог бы лишь только с моей помощью... и если бы я это сделал, если бы показал, что я все еще верен идеалам джедаев... пилот подал бы команду, и довин-тягун уничтожил бы корабль.

- И их самих вместе с остальными?

- Самоубийственные задания в почете у йуужань-вонгов. Вся эта ерунда о благословенном освобождении? Это не просто догма. Многие искренне верят в него.

И эта унылая, глубокая тьма в его взгляде вызвала у Ганнера недоумение: а сам-то Джейсен, не верит ли и он в это немного?

- Мы оба уже давно мертвы, Ганнер. А сегодня... - у Джейсена словно появились новые силы. Он оттолкнулся от стены и выпрямился - совсем как человек, который об усталости знает только понаслышке. - Сегодня мы просто прекратим дышать.

Ганнер ткнул ногтями себе в лицо, словно таким образом он мог втереть понимание под кожу.

- В таком случае почему ты не позволил им просто убить меня?

- Потому что ты мне нужен. Я могу использовать тебя. Потому что мы можем сделать так, чтобы наши смерти послужили нашим целям.

Джейсен объяснил, что подготовленное им "жертвоприношение" было обманом. Ничем иным, как предлогом для того, чтобы попасть в некое место, которое он называл Колодцем планетного мозга.

Ганнер понял, что "планетный мозг" был чем-то вроде органического всепланетного компьютера, выведенного йуужань-вонгами специально для того, чтобы управлять экологией их воссозданного мира. Джейсен неделями ломал голову над тем, как попасть в Колодец, который был все равно что укрепленный бункер, или, если на то пошло - непроницаемой черепной коробкой, предохраняющей планетный мозг от любых возможных повреждений. Йуужань-вонги - а особенно Ном Анор, бывший куратором Джейсена - не позволяли ему и близко подходить к Колодцу.

Они так до конца и не поверили, что Джейсен и вправду "обратился".

Ганнер мог их понять. Он вот до конца не поверил, что Джейсен не сделал этого.

- Я так долго ждал шанса хоть на десять минут получить доступ к планетному мозгу. Ты, Ганнер... это жертвоприношение... ты мой ключ к той двери. Все, что мне нужно - это попасть внутрь.

- Что такого важного в этом планетном мозге? Что ты собираешься делать там, внутри?

Джейсен замер; на его лице появилась несгибаемая дюрастиловая решимость, выдающая настоящего Скайуокера.

- Я, - сказал он с тихой, непоколебимой уверенностью, - собираюсь показать йуужань-вонгам, как на самом деле устроена вселенная.

Ганнер почувствовал, как по его коже пробежали мурашки, словно в Силу проникла какая-то холодная тень.

- Я не понимаю.

- Тебе и ни к чему. Повторяй за мной: я увидел свет Истинного пути, и иду к богам с радостью в моем сердце, полном благодарности за третий дар.

- Ты, должно быть, спятил.

Джейсен глубокомысленно кивнул, словно он уже потратил некоторое время, обдумывая такую возможность, и пришел к выводу, что и этого нельзя сбрасывать со счетов.

- Почему ты думаешь, что я буду помогать тебе в этом?

Джейсен впился в Ганнера своим дюрастиловым взглядом.

- Я не прошу, Ганнер. Я предлагаю. Мне не нужна твоя помощь. Через десять минут после того, как я доберусь до Колодца, мы оба будем мертвы, независимо от того, согласишься ты мне помогать, или нет.

- Ну и почему я должен?..

Джейсен пожал плечами:

- А почему ты не должен?

- Откуда я знаю, можно ли тебе доверять? Откуда я знаю, не стоит ли наброситься на тебя прямо сейчас? - Ганнер напряг подушечки ступней, становясь в позицию, из которой он мог прыгнуть в любую сторону. - Я знаю, что ты теперь сильнее, Джейсен - сильнее, чем я когда-либо был. Я почувствовал это на концентрационном корабле. Я знаю, что ты можешь убить меня, если захочешь. Но я могу вынудить тебя убить меня здесь.

Джейсен развел руками. На его лице было бесстрастное ожидание.

- Выбирай, и действуй.

- Выбирай? Что это значит: выбирай?

- Выбирай: умереть здесь ни за что, или умереть в Колодце планетного мозга, и тогда твоя смерть сможет изменить галактику.

Ганнер облизал губы.

- Но как, по-твоему, я должен решить? Откуда мне знать, можно ли тебе доверять?

- Ниоткуда, - выражение лица Джейсена снова смягчилось, и на губах промелькнул след характерной полуулыбки Соло. - Доверие, Ганнер, оно и происходит от слова "верить".

- Легко тебе говорить!

- Пожалуй. Хочешь знать, насколько я сам доверяю тебе? - он порылся в складках своей одежды. Когда его рука вынырнула, Джейсен протянул ее Ганнеру в открытом жесте. - Вот.

На его ладони покачивался световой меч. Ганнер моргнул. Протер глаза. Взглянул еще раз: меч никуда не делся.

- Возьми, - сказал Джейсен. - Найди ему применение, если иначе нельзя. Даже если ты решишь применить его против меня.

- Ты отдаешь мне свой световой меч?

Джейсен встряхнул головой.

- Это не мой, - он поднял руку. - Ну, давай же. Возьми.

- Тогда что же это? Подделка? Еще один трюк? Он что, должен взорваться в моей руке?

- Это не подделка, - сказал Джейсен с такой глубокой печалью, что она могла быть выражена только путем тихой, бесцветной лаконичности. - И не трюк.

И он в третий раз протянул световой меч Ганнеру.

- Он принадлежал Анакину.

- Анакину! - резкий, горячий удар сотряс все тело Ганнера, словно рядом с ним только что воткнулась молния. - Откуда у тебя световой меч Анакина?

- Друг сохранил его для меня, - Джейсен закатил глаза, словно сам удивился словам, вырвавшимся из его рта - и кивнул, нехотя соглашаясь с ними. - Друг.

Ганнер мог только смотреть, открыв рот. Хлопая глазами. Испугавшись.

- И ты хочешь отдать его мне?

- Тебе, должно быть, пригодится. Твой-то я уничтожил.

Дрожащей рукой Ганнер принял меч. Рукоять была теплой - из-за тепла тела Джейсена - гладкой и блестящей. Ганнер чувствовал меч в Силе, чувствовал, как тщательно подогнаны детали, чувствовал индивидуальность, которая делала этот меч принадлежащим исключительно Анакину. Словно он держал Анакина за руку. И еще он чувствовал провал: в том месте, где в его собственном мече находилась драгоценная "Коруска", у этого была лишь пустота, ощутимая при помощи Силы... а глаза видели сверкающий аметист, наполненный собственным внутренним светом. Ганнер нажал кнопку, и клинок развернулся в полную силу - сверкающий, ослепляющий, гудящий на такой частоте, что заныли зубы. Он осветил всю комнату ярким, неестественным пурпурным жаром.

- А ты? Где твой меч?

Джейсен покачал головой.

- Я не видел его с самого Миркра. И для того, что я собираюсь сделать, оружие не имеет значения.

- Но... но...

Глухой стук сотряс одну из стен, скрытую за огромным наростом, похожим на сморщенный рот с деревянными губами. Снаружи проникали тихие отзвуки голосов, рычащих что-то на гортанном наречии йуужань-вонгов.

- Вот и они, - сказал Джейсен. Он указал на световой меч, который Ганнер сжимал в руке. - Лучше спрячь его. Если они найдут его у тебя, то убьют нас обоих, - легкая ироничная улыбка появилась на его губах. - Я имею в виду, они убьют нас обоих раньше времени.

Ганнер медлил, оглушенный нереальностью происходящего. Его сон был куда как осмысленнее пробуждения. Он качнул мечом Анакина, словно забыл, что это за вещь.

- Ты должен помочь мне разобраться!..

- Просто запомни: я увидел свет Истинного пути, - повторил Джейсен - твердо, со значением, - И иду к богам с радостью в моем сердце, полном благодарности за третий дар.

Пока Ганнер стоял, беспомощно раскрыв рот, сморщенный зев на стене вдруг распахнулся в сторону обширного сводчатого зала. Ганнер дернулся, чуть не уронив меч Анакина в попытке отключить его и спрятать в одном из просторных рукавов своей белой одежды. В зале было полно покрытых шрамами йуужань-вонгских воинов, в настороженной готовности, обязательно с каким-нибудь орудием убийства в каждой руке. Прямо у проема стояла пара нервничающих, потеющих йуужань-вонгов из касты, которую Ганнер не мог распознать. Оба держали на поводу рептилеобразных существ размером с банту; эти существа присели на задние лапы, в то время как их когтистые лапы царапали зев прохода, чтобы он раскрылся пошире.

Несколькими шагами далее десяток или даже больше удивительно наряженных йуужань-вонгов, одежда которых сияла, переливалась и менялась в нескончаемом движении самой жизни, выстроились полукругом рядом с двумя примечательными личностями. Один из этих йуужань-вонгов носил гигантский шипастый головной убор, который, как Ганнер слышал, полагалось носить старшему формовщику; второй - улыбающийся безгубой, иглозубой улыбкой, знакомую Ганнеру из снов - был одет в длинную черную одежду.

Ном Анор.

Джейсен повернулся к ним без малейшей тени тревоги.

- Что означает это вторжение? - протянул он, снова придав голосу рокочущее звучание грозовых раскатов, присущее богу во плоти. - Как вы смеете беспокоить приносящего Свет?

Ном Анор протиснулся вперед и склонился к Джейсену, неожиданно прошептав:

- Очень хорошо, Джейсен Соло. Словно всю жизнь носил эту мантию, - потом он отступил на шаг и произнес чуть громче, чтобы было слышно тем, кто стоял рядом. - Существа-датчики внезапно лишились чувств. Мы обеспокоились. Все ли в порядке?

- Ваше беспокойство оскорбительно, - рявкнул Джейсен с замечательным высокомерием.

Брови Ном Анора подпрыгнули, словно он пытался скрыть улыбку, но старший формовщик и строй разодетых йуужань-вонгов - из касты жрецов, как предполагал Ганнер - похоже, восприняли все это вполне серьезно.

Некоторые явно вздрогнули.

- Ничто не совершается помимо моей воли. Если эти существа заснули, значит, это я так сделал!

Ганнер моргнул. "Надо же", подумалось ему, "Как он может взять да и выдать чистую правду за ложь." Джейсен величественно обратился к Ганнеру:

- Расскажи этим неверующим слабакам, что только что произошло в этой комнате.

Ганнер опять моргнул.

- Я, ээ... я... ээ, значит...

- Говори! Ибо я так велю! - он снова подмигнул - незаметно для всех, кто стоял в зале - и Ганнер пережил момент совершеннейшего просветления. Ему не надо было знать. Ему надо было лишь принять решение. Смерть ждала его в любом случае. Вопрос был не в том, умрет он или нет. Вопрос был в том, как он умрет.

- Я увидел свет Истинного Пути! - раздался на удивление сильный голос, учитывая, что в груди у него все трепетало, а живот чуть не прохватило. Спрятав ладони в рукавах, Ганнер сжимал меч Анакина, словно талисман, который мог поделиться своей силой. - И я... ээ... иду к богам с радостью в моем сердце... ээ... полном благодарности за третий дар!

- Так ли это? - беззвучно произнес Ном Анор, и в его глазах появился нехороший блеск, словно он ни на миг не поверил Ганнеру; но один из жрецов выкрикнул, чуть ли не подражая звуку рожка аэротакси:

- Тчурокк сен хаттазз ал'Йун! Тчурокк'тиз!

Воины дружно грянули в ответ:

- ТЧУРОКК!

"Прямо какие-то маленькие восторженные болваны, нет?", подумал Ганнер в смятении.

Их выкрик звучал как приветствие. Ганнер тихо прошептал Джейсену:

- Чего это они?

- Они предлагают мне жалкое подобие надлежащего уважения, - с королевским достоинством ответил Джейсен. - Слова означают: "Созерцай воплощение божества".

- Тчурокк сен джиидай Ганнер! Тчурокк'тиз!

- ТЧУРОКК!

- И я... это... им тоже нравлюсь, а?

- Не нравишься ты им, - подал голос Ном Анор, неугомонный в своей злобе, как какой-нибудь откормленный хатт. - Ты никому не нравишься; они просто воздают почести твоему добровольному пожертвованию во славу Истинных Богов.

- Да. Мое... эмм... добровольное пожертвование. Истинным Богам. Точно. Ну так... чего мы ждем?

- А ничего, - ответил Ном Анор. - Начнем, пожалуй, или как?

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ. БОЛЕЗНЬ ТЩЕСЛАВИЯ

Ганнер шел следом за Джейсеном, держась в одном шаге за его левым плечом и стараясь выглядеть торжественно и величаво, лишь бы не выказать страха. Он заставлял себя думать о чем-нибудь другом. О чем угодно. Если он не перестанет думать о том, насколько плачевны его дела, то прямо здесь рухнет на колени и вывернет наизнанку свои внутренности. Йуужань-вонги - которые, как он справедливо полагал, выкрикивали приветствия в его честь в том сводчатом зале - окружили его широким кольцом, держась на почтительном расстоянии порядка десяти метров от Ганнера.

Впереди, окруженные точно таким же кольцом почетной стражи, шагали Ном Анор и формовщик, бывший с ним в зале: крупный уродливый болван с пучком щупалец, растущих прямо из уголка рта. Процессию сопровождал строй воинов с разными причудливыми увечьями, несущих с собой всяческих существ всех мыслимых размеров и немыслимых форм; существ, которых воины похлопывали, стискивали и вертели на протяжении всего перехода, тем самым извлекая некий ритм из этих криков боли.

А позади жрецов, окружавших Ганнера и Джейсена, шагала парадная шеренга выстроившихся в строгом соответствии с рангом воинов, которые несли свои знамена - некие гибкие существа, на верхушках которых извивались многоцветные реснички, все разные, легко отличимые, сплетающие узоры, от которых тошнота Ганнера становилась еще невыносимее. Но было еще кое-что похуже.

Вся эта история подавляла его все больше и больше. И Ганнер ненавидел это.

Джейсен не замолкал ни на миг, делясь обрывками наблюдений о культуре и биотехнологиях йуужань-вонгов - тихим, почти шепчущим голосом, едва двигая губами, чтобы никто из их эскорта не заметил, что он говорит. Ганнер был способен понять едва ли половину из сказанного; и он не был уверен, что запомнил хоть половину из того, что понял. Он не мог сконцентрироваться на том, что Джейсен собирался ему поведать, а больше внимания уделял тому, чтобы не позволить трясущимся подкашивающимся ногам сбиться с шага. Да и какая разница, что он запомнил, а что - нет? В этой жизни он уже никому об этом не расскажет. Нет, не из-за страха ему было так плохо. Несомненно, он боялся смерти, однако он переживал это чувство и раньше... и без сбивающей с ног тошноты.

Ганнер стиснул рукоять меча Анакина в глубине рукава; и только ощущение гладкой надежной поверхности помогало ему сохранять лицо и не забрызгать рвотой полы одежды. Возможно, сама эта планета отчасти была причиной его подавленности. Он думал, что приготовился увидеть новый облик Корусканта; пока вел расследование, он слышал от беженцев на концентрационных кораблях десятки историй. Слышал о безумно разрастающихся джунглях, покрывших руины планетарного города. Ему рассказывали о великолепных орбитальных кольцах, которые кто-то из беженцев назвал "Мостом". Он знал, что йуужань-вонги изменили орбиту Корусканта, чтобы планета была ближе к своему солнцу. Но знать все это - совсем не то же самое, что и выйти из прохладной тени в бело-голубой полдень - режущий глаза, жаркий до того, что прошибает пот. Пот затекал в рот, в уши, тек рекой по спине; из-за него мокрые брюки липли к ногам.

Воздух был влажен, как дыхание приапулина, а пах так, словно целая планета была норой ящерки-игрунки; причем наполнена эта нора была гниющими цветами-медоносами. Процессия тянулась спиралью через гигантский лабиринт, который все разрастался вокруг них и умножал число разветвлений, мимо высоких изогнутых стен, сплетенных из ветвей с острыми, как иглы, шипами разной длины - от половины сантиметра до равной длине руки Ганнера. Тысячи йуужань-вонгов незнакомой ему касты карабкались вверх и вниз по этим стенам, украшая их блестяще окрашенными растениями и цветочными гирляндами, развешивая клетки и корзины с множеством удивительных существ, настолько чужеродных, что Ганнер даже не мог их толком разглядеть. Его глаза упрямо хотели распознать в этих существах насекомых либо рептилий, грызунов или кошачьих, или еще каких-нибудь привычных животных, тогда как на самом деле они таковыми не являлись.

Он воспринял от Джейсена кое-какую информацию - о том, что этот лабиринт может служить двум целям: не только для церемониального хода, но и для защиты бесценного планетного мозга от живой силы противника в случае вторжения. У зрелого существа-лабиринта шипы срастаются на высоте двадцати метров, образуя тоннель тридцатиметровой ширины; и его стены становятся несгораемыми, твердыми, как дюрастил, и достаточно эластичными, чтобы противостоять ударной волне... а в шипах появится нейротоксин такой силы, что малейший укол может разрушить нервную систему того несчастного, что к ним прикоснется. Пешие захватчики будут вынуждены пройти по тому же пути, что и процессия, только на их пути будет множество ловушек.

Время от времени Ганнер мельком видел сквозь проемы в незрелых стенках лабиринта то место, куда они все направлялись. Колодец планетного мозга располагался в покатой впадине диаметром около двух километров в центре горы из йорик-коралла.

Даже скрытая, форма, что лежала в основе этой коралловой горы, была легко узнаваема для каждого, кто когда-либо посещал Корускант. Ганнер точно знал, чем это было раньше. И это тоже отчасти могло быть причиной его подавленности. Колодец планетного мозга когда-то был Галактическим Сенатом. Сенат пережил планетарную бомбардировку с минимальными повреждениями, его первый проектировщик еще тысячу лет назад уверял, что любое оружие, способное уничтожить Галактический Сенат, заодно разнесет и всю планету. И хоть в этом заявлении было хвастовства без меры, сомнений в том, что Сенат был одним из прочнейших зданий в истории строительства, не возникало. Даже полное уничтожение Сенатской Залы десять лет назад не привело к повреждению структуры здания: новая Палата Верховного Собрания Республики была отстроена прямо на остове старой. Конструкция этого ячеистого здания придавала его структуре неимоверную прочность, сравнимую - в инженерном смысле - с самим йорик-кораллом. Повредить ячейки могли только прицельные удары, а переборки, которыми изобиловал интерьер, не позволяли ударной волне распространяться.

Джейсен объяснил: как только йорик-коралл разложит при помощи энзимов дюракрит и транспаристил и приспособит эти материалы для укрепления собственной скелетной ткани, йуужань-вонги превратят хвастовство давно забытого проектировщика в сбывшееся пророчество. Любое оружие, способное нанести ущерб Колодцу планетного мозга, разрушит вместе с ним и планету. Но им и этого было мало: они заодно поселили во впадине множество довинов-тягунов. Даже если Новая Республика каким-то образом решит отыграться за потерю планеты, Колодец отделится от поверхности как полноценный корабль, унося на своем борту планетный мозг со всеми его невосполнимыми генетическими образцами и непревзойденными умениями. Но пока что формирование коралла не завершено. В его структуре еще сохранялись слабые звенья, например - там, где сохранились следы взрыва протонной бомбы, сработавшей в офисе Борска Фей'лиа.

- Кто-то разбомбил офис Фей'лиа? - пробормотал Ганнер в затылок Джейсену. - До или после вторжения?

Короткий смешок, который Джейсен издал в ответ, был суше таттуинского лета. Джейсен кивнул в сторону утопающих в джунглях развалин императорского дворца, в очертаниях которого еще можно было угадать полукилометровый провал, который остался после взрыва.

- Говорят, Фей'лиа сам заложил бомбу. И еще, что вместе с ним погибло около двадцати пяти тысяч первоклассных воинов и кучка высокопоставленных вонговских офицеров - включая командующего операцией.

- Кто? Кто это говорит?

- Йуужань-вонги и говорят. Они ценят такие вещи. Фей'лиа для них теперь - что-то вроде местного героя.

- А. Они знали его не так хорошо, как мы.

Плечи Джейсена дернулись в движении, которое могло бы показаться небрежным пожатием.

- Может быть, и мы знали его не так хорошо, как следовало бы.

Ганнер встряхнул головой. Этот разговор не прибавил ему сил, а как раз наоборот.

- Откуда ты знаешь, что это все не проверка? - спросил он. - Откуда ты знаешь, что у Колодца не ждет толпа воинов, которым приказано убить нас, если им покажется, что что-то идет не так?

- Я не знаю. Но мне сказали, что такую "проверку" расценивают как кощунство. Воинам никогда не может быть позволено залечь в засаде у Колодца.

- Сказали? Кто сказал?

- Мой... один друг. По имени Вержер.

Ганнер нахмурился, вспомнив пришелицу из своего сна.

- Та самая Вержер? Которая была домашней любимицей подосланной йуужань-вонгами убийцы?

- Та самая, кто исцелил Мару при помощи своих слез. Та самая, чьи слезы исцелили тебя.

- И которая превратила тебя в йуужань-вонга, - Ганнеру совсем не понравилось, как это звучит. - Ты уверен, что она на нашей стороне?

- На нашей стороне? - отстраненно переспросил Джейсен. - Ты хочешь сказать - на стороне Новой Республики? Сомневаюсь.

Неожиданно Ганнера охватило невыносимое желание заглянуть ему в лицо; было что-то такое у Джейсена в повороте головы...

- Не могу сказать с уверенностью, на чьей она стороне, - продолжил Джейсен. - Не уверен, что она вообще на чьей либо стороне. Не уверен, что она вообще признает какие-либо стороны.

- Но ты ведь рассказал ей о том, что планируешь? Как ты можешь ей доверять?

- Потому что я решил верить в то, что она не предаст меня.

В голове у Ганнера пронеслось эхо: доверие происходит от слова "верить". И ком набухающей тошноты становился тяжелее с каждым шагом. Мир обволакивал его, как медленный желатиновый водоворот. Лабиринт с шипами внезапно оборвался; за ним открылся огромный клинообразный тротуар, покрытый, похоже, аккуратно переплетенными древесными стволами бледного цвета голой кости; побеги с листьями тянулись к солнцу по обе стороны прохода. Там, где тротуар начинался, ширина его была не меньше ста метров. По мере их продвижения тротуар все сужался, образуя похожий на треугольную стрелку скат, с острием, упирающимся в парадные ворота Галактического Сената: в двойную пластину дюрастила, по толщине сравнимую с броней звездного разрушителя, с выгравированной на ней большой галактической Печатью в окружении печатей тысяч миров.

Йорик-коралл выращивали специально, чтобы пресечь доступ; периметр ворот охватывал зев прохода невероятного размера - и это при том, что к тому моменту он вырос лишь наполовину - а сами ворота виднелись лишь на одну треть. Как только авангард процессии ступил на тротуар, выкрики стали более протяжными, глубокими, звонкими, словно бравый военный марш превращался в религиозное песнопение. И эта смена мелодии, казалось, лишила Ганнера последних сил; колени его подогнулись, и он упал прямо на тротуар, скорчившись в позе зародыша и тем самым словно обвиваясь вокруг невидимого кулака тошноты, что врезался в его живот.

Рот наполнился слюной, ребра ходили ходуном. Чтобы его не вырвало, Ганнер зажмурился.

- Ганнер? Ганнер, что с тобой? - голос Джейсена, приглушенный и встревоженный, раздался откуда-то сверху. - Давай, Ганнер, ты должен подняться!

Ганнер не мог подняться. Он не мог ответить. Он даже не мог открыть глаза. Гладкие твердые стволы, которыми был вымощен тротуар, были холодными - не то, что солнце, припекавшее сверху - и все, чего Ганнер хотел - это умереть.

Вот здесь. Прямо сейчас. Если бы он только мог умереть... Где-то послышалась отрывистая йуужань-вонгская речь; два голоса - презрительно-властный и елейно-покорный - спорили о чем-то.

Мгновение спустя Ганнер услышал неподалеку, как Ном Анор рявкнул на общегалактическом:

- Господин старший формовщик спрашивает, почему джедай жмется, как брензлит. Я солгал ему, Джейсен Соло. Сказал, что таким образом люди проявляют свое уважение Истинным Богам. Заставь его подняться. Заставь эту трясущуюся, жалкую пародию на джедая достойно пройти через обряд - пока господин старший формовщик не догадался, что я солгал ему.

- Он всего лишь человек, - услышал Ганнер ответ Джейсена. - Нельзя ожидать от человека, который неделями сидел на седативных препаратах, что он будет бодро маршировать под музыку. Он трясется, потому что болен.

От стыда Ганнера бросило в жар: вот и Джейсену пришлось лгать ради него.

Слабость, которая свалила его с ног, была не физической. И от того, что Джейсен был вынужден оправдываться за него, было еще хуже. "Всем приходится лгать ради меня", подумал Ганнер. "Всем приходится притворяться, что я не так жалок и бесполезен, как это есть на самом деле. Но вот я-то не могу больше притворяться. Не могу".

Презрение к себе до тошноты сдавило Ганнеру горло, и из глаз брызнули жгучие, едкие слезы. Кончик большого пальца нащупал в складках рукава световой меч Анакина; не осознавая до конца, что он делает, Ганнер прижал кристалл к своему боку. Одно быстрое нажатие, и пурпурный сноп чистой энергии доставит забвение через кости и мягкие ткани прямо к его трусливому сердцу...

- Ну же, Ганнер, мы уже почти пришли, - прошептал Джейсен. - Не порть дело перед самым завершением.

- ...жаль... не могу сделать... - только и смог выдавить Ганнер с глухим обреченным стоном. Он обхватил себя руками, стиснул ребра, скрестил руки на животе - тот единственный еще проявлял признаки тошнотворной непокорности. - ...не могу сделать этого, Джейсен... прости... подвел тебя...

Палец Ганнера сильнее надавил на кнопку активации меча... И невидимые руки подхватили его за подмышки и рывком поставили на ноги. Он вяло обвис, но процессия все равно тут же двинулась вперед, к воротам. Ноги Ганнера шагали против его воли, и выглядело это так, будто он идет сам по себе. Тело покалывало от прикосновений Силы - Ганнера нес Джейсен.

- Вот видишь? - спросил Джейсен у Ном Анора. - Он в порядке. Вернись в строй и успокой господина старшего формовщика.

Ганнер болтался в невидимом захвате, который Джейсен поддерживал при помощи Силы, и захлебывался своим унижением, глядя, как Ном Анор быстрым шагом уходит прочь. Если бы только он мог умереть... вот бы тротуар под его ногами разверзся, как бездонная прорва и проглотил бы его... Всю свою жизнь он мечтал только об одном.

Он просто хотел быть героем. Вот и все. Даже не так... не героем вовсе... не по-настоящему. Все, чего он хотел - это пройти по зале, полной незнакомцев и услышать, как то-то произнесет: "Вот идет Ганнер Райсод. Это человек, который всегда добивается своего."

Да, своего я добился. А себя прямо-таки добил. Тоже мне герой. Скорее уж девица в опасности. И в этом было дело - вот что угнетало его все это время. Он сам. Противно было быть Ганнером Райсодом. Противно от попыток стать героем. Противно от попыток не становиться героем. Противно, что он был дрянным джедаем, посредственным пилотом и крайне паршивым предводителем.

Противно быть пародией. Просто противно.

Достигнув ворот, те, кто были в авангарде процессии, разделились и построились в две шеренги по обе стороны тротуара, а их выкрики достигли триумфальных высот. Воины, что сопровождали Ном Анора и господина старшего формовщика, выстроились еще в одну шеренгу. Жрецы, окружавшие Ганнера и Джейсена, опустились на колени и склонили лбы к полу. Джейсен без колебаний шагал вперед, не проявляя никаких признаков усталости, ни малейшего намека на усилие, никакой зацепки, которая указала бы собравшимся здесь тысячам йуужань-вонгов, что он несет Ганнера, как дитя, в невидимых руках Силы. Он остановился только у парадных ворот и придвинул Ганнера к себе. Отсюда было видно раскинувшийся внизу город йуужань-вонгов и обширные дремучие заросли всех мыслимых цветов и форм, выросшие на основе из дюракрита и транспаристила.

- Ганнер, ты можешь сам стоять? - тихо спросил Джейсен. - Идти не надо. Просто стой. Мне нужно заняться кое-чем другим.

Ганнер по каплям собирал свою волю, чтобы побороть растущую волну стыда и отвращения к себе. Сила помогла ему стоять прямо и говорить твердо.

- Да. Да, начинай. Я в порядке, Джейсен, - соврал он и немного спустя добавил. - Спасибо.

И увидел на лице Джейсена мимолетную улыбку.

- Ты бы сделал для меня то же самое.

"Как будто у меня когда-нибудь будет такой шанс", подумал Ганнер, но промолчал. Лицо Джейсена снова скрылось за маской торжественного лицемерия. Он повернулся к пришедшим и поднял руки.

- Я Джейсен Соло! Я человек! Я был джедаем.

Слова выстреливали, как артиллерийский огонь, и эхо приносило отзвуки йуужань-вонгской речи:

- Никк прйозз Джейсен Соло! Никк прйозз человек! Никк пр'ззйо джиидаи!

- Теперь я служитель Истины! - услышав, как это было произнесено, Ганнер нахмурился; для того, кто всего лишь играл роль, Джейсен был слишком убедителен... Мимо него вдруг пронеслась волна - в Силе произошло какое-то возмущение.

Ворота открылись, и стало видно плохо освещенное пространство парадного дворика - атриума и похожие на пещеры рты на стенках Сенатской Залы. Джейсен повернул руки ладонями вверх, словно обращаясь к причудливой дуге невероятных оттенков, какой предстал их взглядам Мост.

- ВНИМАЙТЕ! - прогремел голос Джейсена.

Эхо отозвалось: Тчурокк!

- ВНИМАЙТЕ ВОЛЕ БОГОВ!

Еще до того, как умолкло эхо голосов, приветствовавших Тчурокк Йун'тчилат, Джейсен повернулся и бодро зашагал в ворота; и водоворот Силы потянул Ганнера следом. Ном Анор и господин старший формовщик двинулись было за ними, вместе со всем эскортом, но едва Ганнер шагнул в проход, Джейсен незаметно шевельнул рукой, и Ганнер воспринял этот жест как еще один поворот, невероятной мощности волну в Силе. Ворота захлопнулись наглухо.

Эхо исчезло. Атриум стал просто просторной пещерой из йорик-коралла. Гигантские статуи, изображавшие различные расы Новой Республики, превратились в непонятные, деформированные столбы, словно облепленные застывшей лавой. Огромные плотные тени скрывали каждый изгиб коралла, и в проходах Сенатской Залы зияла бездонная чернота; единственный свет - прерывистое мерцание красного и желтого - проникал в атриум из сводчатого прохода на противоположной воротам стороне.

- Откуда этот свет? И... и... стой... - проговорил Ганнер. - Я не помню, чтобы там была дверь... там был, ээ, офис информационной службы, так?

- Ты мог и заметить уже: все изменилось, - Джейсен уже несся к сводчатому проходу. - Давай за мной. У нас мало времени.

Ганнер бросился за ним. За аркой открывался тоннель из йорик-коралла примерно в полкилометра длиной. Стенки и свод образовывали неправильный полукруг, чуть меньше пяти метров в ширину и высоту.

В дальнем конце тоннеля был виден пульсирующий красно-оранжевый свет, который время от времени становился ослепительно желтым.

- Как ты? - спросил Джейсен, замедляя бег; Ганнер тяжело дышал и еле успевал за ним. - Держишься? Тебе еще нужна помощь?

- Я... я...

"Не собираюсь испоганить все дело ", поклялся Ганнер сам себе.

- ...В порядке. Я в порядке. Куда ты, туда и я.

Тоннель закончился, открывая обширное помещение, подсвеченное красноватым светом; пол стал выдвижным мостом, который вел к круглой платформе десяти метров в диаметре. Платформа висела без всякой поддержки посреди огромных клочьев сернистого тумана, который обжигал Ганнеру легкие и до слез резал глаза.

- Что это за место?

- Оглядись, - мрачно сказал Джейсен. Если опаляющий жар и испарения самородной серы и доставляли ему какое-то неудобство, по нему было незаметно. Казалось, он к чему-то прислушивается.

- Дай мне минуту. Мне нужно сконцентрироваться.

Ганнер едва расслышал его. Он не мог сдержать жадного зевания, медленно, потерянно кружа на месте. Это место когда-то было Палатой Верховного Собрания Республики.

В сотне метров под ногами - там, где раньше было основание трибуны главы государства - теперь бурлила кипящая слизь; огромные пузыри поднимались к поверхности, лопаясь с алыми и желтыми, как астрофлоры, вспышками... вот откуда исходило красно-желтое свечение.

Вокруг этого водоема возвышались гигантская чаша из йорик-коралла, слой за слоем покрывающего сенаторские платформы вплоть до малоразличимого, скрытого тенями свода потолка. И посреди этой кипящей слизи плавал крупный мясистый комок, то приподнимаясь над поверхностью гладким черным бугорком, то снова исчезая в глубине.

Ганнер судорожно отпрыгнул от края платформы.

- Аййй!.. Джейсен, там что-то есть!

- Да, - Джейсен подошел к самому краю платформы. - Не беспокойся. Это мой друг.

- Друг? - снова Ганнер заглянул в водоем - и снова над поверхностью показалось существо: черная, раздутая, вывернутая наизнанку утроба, исполненная угрозы. На них смотрел горящий желтый глаз размером с "крестокрыл", мигающий тремя прозрачными веками, которые закрывались под разными углами и тем самым эффективно очищали глаз от слизи. Затем стал виден и второй глаз: моргнул и уставился на них, словно рассчитывая расстояние удара.

Над поверхностью поднялся веер щупалец. Ганнер отшатнулся, когда эти щупальца - невозможно подвижные отростки мускульной ткани, двигающиеся столь быстро, что трудно даже назвать их точное число - рассекли туман рядом с ним. Чуть не сбив Ганнера с ног, щупальца ударили поперек платформы, и во все стороны посыпались обломки йорик-коралла размером с человеческую голову.

Джейсен даже не пошевелился.

- Этот... ээ, твой друг, - нервно сказал Ганнер, - Не очень-то он рад тебя видеть...

- Да, пожалуй, не могу сказать, что я удивлен. Когда мы виделись с ним последний раз, я пытался убить его.

- Убить... ээ, своего друга? - Ганнер попытался рассмеяться, гладя вниз с непреодолимым отвращением; смех получился визгливым, натужным, почти истерическим. - Как же ты поступаешь с врагами?

Джейсен склонил голову, и взгляд его карих глаз внезапно стал задумчивым; но он только пожал плечами:

- У меня нет врагов.

- Что?

Джейсен махнул рукой в сторону противоположной стены.

- Видишь вон ту платформу, которая торчит из-под коралла? Это платформа для представителей Кашиика. Они предпочитают двери с ручным управлением. Ты далеко не так силен, как вуки, но при помощи Силы ты сможешь открыть эту дверь.

- Вон там? - напрягся Ганнер. - Ты хочешь, чтобы я пошел туда?

- Слушай: прямо по правую руку будет личный кабинет кашиикского сенатора. Рядом с его столом ты найдешь потайную дверь, за которой расположена шахта турболифта. Просто спустись вниз по шахте: она приведет тебя прямо в тоннели.

Тоннели? Секретная шахта? С каких это пор Джейсен пришел в себя?

- К чему вуки секретные турболифты?

- Думаю, эти лифты были в каждом офисе: они доставляют пассажиров в скрытые тоннели, в которых полно изолированных помещений для секретных совещаний и других подобных дел. Они даже соединены с офисами Фей'лиа в императорском дворце.

- Откуда тебе все это известно?

- Ганнер, - холодно сказал Джейсен. - Эти офисы когда-то принадлежали моей матери.

- А, ну да.

- Если ты доберешься до тоннелей, то, по крайней мере, найдешь место, где можно переждать. Возможно, ты проживешь еще несколько дней. Возможно, тебе даже удастся убежать.

Ганнер похолодел.

- О чем ты говоришь?

- О небольшой пробежке, Ганнер. Не упускай этот шанс.

- О, нет, нет, нет, - Ганнер попятился, качая головой. - О, нет, ты не собираешься...

- У нас не больше двух минут до того, как Ном Анор решит, что больше не может притворяться, будто так и было задумано. Еще через две минуты они вышибут ворота. И еще через тридцать секунд они убьют меня.

- Что такого ты можешь здесь устроить, за что можно отдать жизнь?

- У меня нет времени объяснять. И я даже не уверен, что для этого есть подходящие слова.

- Ты полагаешь, что я побегу и оставлю тебя умирать? Ради некой цели, которую ты даже не можешь объяснить словами? Или ты идешь со мной, или я не двинусь с места!

- По-прежнему играешь в героя, Ганнер?

Ганнер моргнул - вопрос был, что называется, не в бровь, а в глаз - но продолжал упорствовать:

- Нет. Я так, рядом постою. Это ты герой, Джейсен. Нам нужны такие, как ты. Вот почему я отправился на поиски. Ты нужен Новой Республике, - он приглушил голос. - Ты нужен Джейне. Если есть хоть малейший шанс выжить, ты должен использовать его, Джейсен. По крайней мере, ты должен попытаться!

Джейсен покачал головой. Лицо его снова стало дюрастиловой маской.

- Нет, не должен. Единственное, что мне следует делать - это быть тем, кто я есть.

- О чем ты говоришь?

- У Анакина был свой путь. У Джейны свой, - Джейсен развел руками, словно показывая всю тщетность попыток спорить с судьбой. - У меня - свой.

- Меня не волнует какой-то там дурацкий путь! - резко сказал Ганнер. - Они вышибут дверь в любую секунду... нам надо уходить!

- Нет. Тебе нужно уходить. Мне надо... Ганнер, послушай. Мне важно, чтобы ты понял. Единственное, что в моей власти - единственное, что во власти любого из нас - это быть теми, кто мы есть на самом деле. Вот что я собираюсь сделать здесь. Быть собою.

- Ты несешь какой-то бред! Сколько тебе? Семнадцать? Восемнадцать? Ты даже и не знаешь, кто ты на самом деле!

- Мне не обязательно знать. Все, что нужно - это решить, - прямо ответил Джейсен. - Сделать выбор, и действовать.

- Я не собираюсь оставлять тебя тут!

- Как хочешь.

- Как долго это продлится, Джейсен? Сколько? - Ганнер шагнул ближе. - Что, если они убьют тебя первым?

Джейсен пожал плечами.

- Значит, я проиграл. Когда становишься самим собой, первое, чему ты учишься - нет ничего, чего следует бояться.

Прерывистый вой ударной волны заглушил ответ, а мост так резко тряхнуло, что это движение отдалось в ступнях Ганнера, и он покачнулся. Крутнувшись на пятках, он увидел, что изо рта-прохода вырываются клочья вонючего, как болотный газ, дыма.

- С воротами покончено, - отстраненно произнес Джейсен. - Времени не осталось. Похоже, мы оба проиграли.

Ганнер замер без движения. В его мозгу вспыхнуло свечение, и все стало на свои места. Он понял, о чем Джейсен говорил ему. Нет ничего, чего следует бояться. Он понял, каково это - когда в твоей власти быть тем, кто ты есть на самом деле. Ему даже ни к чему было знать, кто он есть. Он мог сам это решать. Он мог выбирать, и действовать. Внезапно его жизнь наполнилась смыслом. Она стала историей притворства, игры в героя.

"Хорошо", подумал он. "Так тому и быть".

Тошнота перестала мучить его. От нее не осталось даже воспоминания. Ни слабости. Ни сомнений.

Сомнения и страх исчезли вместе с тошнотой. Ганнер поднял световой меч Анакина.

- Мы оба проиграли, если только... - медленно сказал он. - ...Если только кто-нибудь не станет у них на пути.

- Тебе так нужно изображать героя, - печально сказал Джейсен. - Даже когда это тебя убивает.

Ганнер активировал клинок и пристально всмотрелся в искрящийся пурпур. Вот оружие героя. Настоящего героя. Не лицедея. Не бутафорского персонажа, каким всегда был он сам. Но сейчас это оружие было в руке Ганнера. "Мне не обязательно быть настоящим героем", подумал он. Ослепительная, такая привычная улыбка - "забудь-о-последствиях-и-дай-себе-волю" - осветила его лицо. Ганнер встряхнулся, и груз многочисленных лет спал с его плеч; глаза загорелись, как будто в красноватом жаре заплясали искорки. Он чувствовал себя начищенным до блеска не хуже новенького боевого дроида, и крепким, как парочка таких дроидов.

"Мне ни к чему быть героем", безмолвно изумился Ганнер. "Надо всего лишь притвориться".

- Я же сказал, что постою рядом, - беззаботно сказал он. - Моя задача - сделать так, чтобы настоящий герой прожил столько, сколько нужно для выполнения его задачи. Все это "стремление быть героем" всегда было моей величайшей слабостью.

Джейсен смотрел на него - в него, сквозь него - словно знал все его потаенные мысли и желания, а потом кивнул.

- Но ты должен понять, что это может также быть и твоим величайшим достоинством. Позволь себе использовать эту силу, Ганнер. Пригодится.

- Да, - Ганнер заглядывал в светящийся клинок, словно в аметистовом свечении можно было прочитать будущее. Он улыбался тому, что видел. - Знаешь, а ты мне никогда не нравился, Джейсен. Я считал тебя неженкой. Слюнтяем. Мнительным занудой.

- Мне ты тоже не нравился.

Ганнер обернулся и увидел, что на его улыбку Джейсен отвечает своей, мягкой и понимающей.

- Я считал, что ты всего лишь позер. Лицемерный охотник за славой, который больше думает о том, чтобы хорошо выглядеть, чем о том, чтобы хорошо поступать.

Ганнер расхохотался.

- Ты не ошибся во мне.

- Как и ты, - Джейсен протянул открытую ладонь. - Так что же: у нас появился шанс показать йуужань-вонгам, на что способны позер и мнительный зануда.

Ганнер принял протянутую руку и крепко сжал.

- Мы им так покажем, что они никогда не забудут.

Джейсен отступил на шаг, и пульсация алого и зеленого в артериях на его одежде синхронизировалась с прерывистым свечением кипящей слизи под их ногами. Через край платформы к нему потянулись извивающиеся щупальца, и, роняя яркую слизь, нависли высоко над головой неким подобием подвижной короны: фигура Джейсена стала похожа на размытый крест в светящихся крупицах.

- Джейсен!.. - выдохнул Ганнер. - У тебя за спиной!

- Я знаю, - Джейсен посмотрел вверх. Щупальца слегка переместились, чтобы прикоснуться к нему, и он опустил руки, чтобы мерцающие изгибы удобнее улеглись на его плечах. - Не бойся. Это все часть плана.

Щупальца охватили Джейсена и сняли его с платформы, мягко - почти любовно - покачивая и утягивая в пузырящуюся слизь, но огромные желтые глаза по-прежнему были полны нечеловеческой угрозы.

- Выиграй для меня десять минут, - попросил Джейсен. - Этого будет достаточно.

Из тоннеля раздался топот. Ганнер задержался еще на мгновение, наблюдая, как Джейсена затягивает в слизь. Он почувствовал возмущение в Силе, толчок из глубины, некий импульс: ступай.

Ганнер сгреб подол своей одежды в горсть и стянул с себя робу. Горящие темным огнем артерии сократились, распространяя вокруг себя черноту. Ганнер уронил одежду на платформу.

И выступил.

* * *

Ном Анор заглянул сбоку в клубы дыма, которые вырывались из разорванного отверстия, что было раньше воротами. Отряд за отрядом без остановки скользил мимо искореженного дюрастила, который гудел и скрежетал, остывая. Воины исчезали в наполненном дымом и тенями атриуме, с оружием наизготовку, внимательно следя за любым намеком на появление врагов. Один отряд сразу же помчался по тоннелю к Колодцу - на разведку.

Вот уже пять минут прошло. Ни один из них не вернулся. Ном Анор поспешил к выходу. Ему не удалось бы так долго выживать в этой войне, если бы он недооценивал джедаев. Под свод прорывалось красно-золотистое свечение. Потом под этим сводом появилась фигура: лениво бредущий сквозь дым силуэт в отблесках света.

Силуэт человека. Вкрадчиво опасный: песчаная пантера, вышедшая на охоту. Мягкий, но упругий. Собранный. Хищный. Холодок суеверного ужаса пробежал по спине Ном Анора. Рядовых воинов словно порывом ветра отнесло назад, офицеры оглядывались на своих командиров, которые, в свою очередь, смотрели на Ном Анора.

- Вопрос вашей компетенции, исполнитель. Что прикажете делать нам?

- Ты! Эй, ты! - нервно выкрикнул Ном Анор на общегалактическом. - Что ты там делаешь?

Ответом ему было глухое, насмешливо веселое урчание.

- Разве это не очевидно? Стою на вашем пути.

Ганнер Райсод. Ном Анор было расслабился; это был всего лишь Ганнер Райсод, слабак, который не мог даже ровно пройти по тротуару. Ганнер Райсод, которого остальные джедаи ни во что не ставили.

Позер, лицедей. Шут. Ном Анор фыркнул. Ему стоит только приказать, чтобы этот дурак сдался... но в голосе Ганнера не было больше ни слабости, ни дурачества. И куда все-таки делся пропавший разведотряд?

И хотел ли Ном Анор брать на себя ответственность за сражение у Колодца планетного мозга? Он с такой силой укусил себя за губу, что выступила кровь.

- Посторонись! Тысячи воинов уже на подходе! Не надеешься же ты остановить нас!

- Мне не нужно вас останавливать. Все, что мне нужно - это задержать вас.

Услышав резкое искрящее гудение, Ном Анор буквально подпрыгнул. В руке у призрака ярко сверкнуло аметистовое острие.

- Хотите, чтобы я посторонился? - призрак взмахнул светящимся клинком. - Подходите, отодвигайте.

Дым постепенно рассеивался, и оказалось, что человек, стоящий под сводом, выглядит совсем не таким, каким запомнил его Ном Анор. На этом Ганнере были только линялые коричневые штаны и изношенные кожаные ботинки. Этот Ганнер был высок, широкоплеч, и свечение его меча бросало отблески на скульптурные мышцы обнаженной груди.

Клинок в его руке был крепок, как скала, но не из-за этого Ном Анор медлил, нервно водя тонким желтым языком по кончикам острых зубов. Горящие глаза Ганнера - вот из-за чего он нервничал. Ганнер выглядел счастливым.

- Тысячи воинов уже на подходе, - повторил Ном Анор, беспомощно потрясая кулаком. - А ты один, человек.

- Один... джедай.

- Ты безумец!

Ответом был легкий и громкий смех, полный ощущения радости и свободы.

- Нет. Я - Ганнер, - сверкающий клинок начертил в воздухе серию великолепных фигур, осветив весь свод и словно окружив полное безудержной звериной грации тело Ганнера радужным ореолом. - Этот порог, - заявил он с радостной улыбкой, - мой. Я требую его в безраздельное владение. Давайте сюда ваши тысячи; поодиночке, или всех сразу. Мне плевать, - закончив вращение, клинок покачнулся у груди Ганнера, и в темноте сверкнул его белозубый оскал. - Ни один не пройдет.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. ДОРОГОЙ СУДЬБЫ

Они приближаются поодиночке - бесконечным потоком - воин за воином сменяют друг друга в благородном поединке. Затем они начинают вступать в схватку по двое.

К тому моменту, когда они начинают нападать более многочисленными группами, им приходится перебираться через тела своих мертвых товарищей, чтобы приблизиться к нему. Гора трупов. Гора, которая становится стеной, потом валом. Ганнер Райсод строит крепость из мертвых тел. С безопасного расстояния - спрятавшись за искореженным полотном дюрастила, которое когда-то было воротами - за ним с невольным восхищением наблюдал Ном Анор. Все, что можно было рассмотреть в дыму и за спинами воинов, которые рвались вперед, чтобы отвлечь безумного джедая, были сверкающие пурпурные вспышки, порою освещавшие и самого джедая, который прыгал и кружился - все время в движении, в бесконечной атаке, ломающий и крушащий, усыпающий пол атриума трупами и отсеченными конечностями.

- Это безумие! - повернулся Ном Анор к командиру воинов, стоявшему рядом с ним. - Нельзя просто взорвать его? Отравить газом? Что-нибудь вроде этого?

- Нет, - шрамы на лице командира воинов вмиг приняли голубоватый оттенок. - Он встретил нас с честью. Хотите, чтобы йуужань-вонгские воины проявили меньшее благородство, чем неверный джиидай?

- В черную дыру ваше благородство! Разве вы не понимаете? В Колодце планетного мозга сейчас находится джедай... и этот джедай - Джейсен Соло! - он произнес это имя так, словно оно могло привлечь какую-нибудь нечисть... возможно, так и было. Только дьявол мог уничтожить королеву воксина. Только дьявол мог убить дуриамов, формовщиков и воинов в Детской, и все же найти извилистую дорожку к доверию самого Ном Анора. К той самой черте, на которой он - он, Ном Анор, собственноручно - подтолкнул этого смертельно опасного джедая к единственному месту на Йуужань'таре, где одним махом можно уничтожить всю планету!

- Джейсен Соло наедине с планетным мозгом...

- Планетный мозг вполне в состоянии защитить себя сам.

По другую сторону от Ном Анора стоял господин старший формовщик Ч'Ганг Хул.

- Оставив соображения благородства в стороне, мы все равно не можем использовать ни сверхмощной взрывчатки, ни отравляющих газов. Планетный мозг больше пострадает от неуклюжей попытки спасения, чем от одного-единственного джиидая.

- Это вам не обыкновенный джедай! - в сердцах воскликнул Ном Анор. - Вы понятия не имеете, на что он способен! Нам нужно пройти внутрь! Нужно остановить его!

Командир воинов выкрикнул несколько приказов, и к своду отправился отряд тяжеловооруженной пехоты. Многослойная вондуун-крабовая броня, покрывавшая их с ног до головы, мерцала в свечении слизи. Командир воинов обернулся к Ном Анору.

- Очень скоро мы будем внутри. Сохраняйте спокойствие, исполнитель.

- Спокойствие ваше в черную дыру - тоже!

- Мне кажется, вы немного... мм, не в себе, - тихо сказал Ч'Ганг Хул. Щупальца у его рта дернулись. - Можно подумать, будто вы чувствуете, в некотором роде... мм, ответственность за происходящее?

Ном Анор открыл рот, вдохнул, начал что-то говорить, передумал, начал говорить другое... и замолчал. Щупальца у рта старшего формовщика сплелись в нечто почти что непристойное. Ном Анор отвел взгляд. Еще чуть-чуть, и он бы выдрал эти нелепые щупальца и съел бы прямо на глазах у самодовольно ухмыляющегося бюрократа...

Немного ниже по тротуару, в быстро редеющей толпе жрецов и воинов, Ном Анор увидел Вержер. Она поймала его взгляд и движением головы показала направление, куда он должен следовать за ней. О, он последует - решил Ном Анор, извинившись перед господином старшим формовщиком за уход и направившись за Вержер.

Она вышла к свету бело-голубого солнца и остановилась, держа в одной руке покрытую листьями ветвь с придорожного куста. Когда Ном Анор приблизился к ней, он прямо-таки рычал от злости.

- Ты знаешь, что натворил твой "ученик"? Этот жалкий изменник предал нас... и виновата в этом ты!

- Возможно, так и есть, - ее голос был, как всегда, звонким и радостным. - Но давай-ка проясним все связанные с виной вопросы; а, исполнитель? Важно не то, кто виноват на самом деле; важно то, кого предпочтет обвинить Цавонг Ла, да?

Ном Анор прикрыл зубы-иглы изорванными губами. Он очень хорошо представлял себе, что предпримет Цавонг Ла, едва новости о бедствии достигнут ушей этого фанатика.

- И что тебе нужно от меня теперь?

- Ты должен взять меня с собой.

Ном Анор застыл на месте.

- Взять тебя с собой? - произнес он, старательно изображая недоумение.

- Я тебе пригожусь. Я спасла жизнь жены Люка Скайуокера. В моем сопровождении, никто из Новой Республики не пристрелит тебя, едва увидев.

Про себя Ном Анор признал, что она права, но на лице его ничего не отразилось.

- Ты думаешь, у меня есть нечто... вроде плана побега?

- Прошу тебя, исполнитель, - с упреком сказала Вержер. - У тебя всегда есть план побега. А на этот раз у тебя есть даже кое-что получше: секретный кораллолет, выращенный на уровнях, которые расположены еще ниже, чем Колодец.

- Я... нет... нет у меня ничего такого!

Откуда ей это может быть известно? Скрытый проход у дальнего борта Колодца - и открывался он только для Ном Анора - вел к кораллолету, который несколько месяцев назад, на начальной стадии превращения Галактического Сената в Колодец планетного мозга, был создан там подкупленным формовщиком.

- Исполнитель, снова: прошу тебя. Ты разве единственный, кто может подкупить формовщика? И вся эта забота и беспокойство о спрятанном кораллолете, пока он рос...

- Тссс! Хватит! - Ном Анор оглянулся на тех, кто стоял выше по тротуару. Командир воинов отвернулся, чтобы посмотреть на битву, но Ч'Ганг Хул по-прежнему изучающее рассматривал Ном Анора. Уйди он сейчас, это вызвало бы лишние подозрения - и тогда побег станет вовсе невозможен.

Вержер словно прочитала его мысли.

- Исполнитель, если мы не улетаем сейчас, то никакого полета вообще не будет. И корабля не будет, - она приподнялась на кончиках пальцев и прошептала. - Джейсен Соло украдет его.

* * *

Слизь смыкается над Джейсеном, словно теплые губы.

Но он не чувствует этого. Узловатые щупальца растягивают в стороны его руки, крепко обвивают ноги и сжимают горло. Их грубая хватка до крови царапает кожу - до крови, следы которой не растворяются в слизи, а зависают там неподвижной тройной спиралью. Щупальца вертят, скручивают и ломают его, увлекая на глубину водоема со слизью, которая светится алым и золотисто-желтым. Цвета меняются от жара его тела и переливаются в такт его движениям. Но и этого он не видит. На самой глубине водоема щупальца поворачивают его лицом вверх, укладывая на кольцо острых обломков; эти обломки были когда-то основанием трибуны главы государства, с которой так часто выступала его мать.

Щупальца притягивают его и отбрасывают, прижимают к крупному подвижному телу: черные бугорки плоти между прозрачными зеленоватыми покровами и вытянутыми внутренностями. Щупальца тянутся от мясистого утолщения, окружающего разинутый жадный рот, и по обе стороны от этой впустую жующей утробы горят злобой огромные желтые глаза. Джейсен этого не замечает. Его внимание полностью приковано к пустоте в груди. Эта пустота звенит от гнева, враждебности и алчного триумфа: эмоции планетного мозга, которому его бывший друг и неудавшийся убийца попался в щупальца. Бывший друг, которому доверяли, и который предал доверие. Из мускульных бугорков окруженного щупальцами рта показываются выдвижные зубы-мечи, и начинают клацать и перекрещиваться, словно множество острых языков. Джейсен может ответить на это лишь грустью и сожалением.

"Да. Я предал тебя. Я научил тебя доверять, и я научил тебя, что значит доверять предателю". А вот прощению он научить не может. Он сам еще этому не научился: слишком многого не сможет простить никогда.

Щупальца сокращаются, проталкивая его в голодную утробу, и зубы-мечи касаются его кожи. Он не извивается от страха. Не сопротивляется. Не борется.

Вместо того, он открывается. Из самой потайной глубины, из бездны, которая однажды стоила ему невероятной боли, он раскрывает объятия. Из пустоты в груди он изливает сострадание. Абсолютную эмпатию. Совершенное понимание. Он принимает боль, которую причинил дуриаму своим предательством; и разделяет боль, которую это предательство причинило ему. Он разделяет с дуриамом все воспоминания о многоцветье жизни: непередаваемая белизна страдания, красный прилив ярости, черная дыра отчаяния, ослепляющее излучение невосполнимой утраты... и пышная зелень молодых растений, серые оттенки камней и дюракрита, блеск самоцветов и транспаристила, бело-голубой жар полуденного солнца и неповторимое его отражение в клинке светового меча.

Он открывает, насколько сильно он любит все это, ибо все эти явления суть одно: боль и радость, расставание и воссоединение, жизнь и смерть. Любить что-то означает любить все сразу, ибо ни одна вещь не может существовать сама по себе, а только вместе со всеми остальными. Всеобъемлющая вселенная. Сила. Все в одном. Йуужань-вонги и жители Новой Республики. Джейсен Соло и планетный мозг.

"Предав тебя, я предал и себя. Убив твоих братьев, я убил часть себя. Ты можешь убить меня сам, но я буду продолжать жить в тебе. Мы едины".

И Джейсен не уверен, обращается ли он к планетному мозгу с этими словами, или планетный мозг к нему, ибо и Джейсен, и планетный мозг - оба лишь разные проявлениями одной и той же вещи. Назовите это всеобъемлющей вселенной, или Силой, или бытием: это всего лишь слова. Они правдивы только наполовину. Даже менее - они лживы. Правда такова, что ее не объять словами.

* * *

Удар световым клинком по амфижезлу, невидимая петля, с разрушительной энергией хлещущая по коже между большим и указательным пальцем йуужань-вонга - там, где рука охватывает оружие...

Смерч лихо закрученного сальто над головами двух сражающихся бок о бок воинов... и их беспомощное падение, когда световой меч одним ударом рассекает основания их шей и отрубает конечности... Изумленное мигание глаз воина, когда аметистовое острие вонзается в его открытый рот, прожигая твердое нёбо до самых костей черепа... В этих кратких вспышках - смерть, которую несет Ганнер Райсод... Резкий запах подгорелого молока - это йуужань-вонгская кровь, свертывающаяся из-за жара клинка... бахрома обжигающего льда - полоски его плоти, иссеченные амфижезлами... холодное пламя яда, отравляющего нервные окончания... Это всего лишь слабые помехи в симфонии Силы, которую исполняет Ганнер Райсод... Сила не только поддерживает его, не только поднимает и уносит его: Сила втекает в вены, чтобы его сердце билось в одном ритме с ритмом вселенной. Он стал Силой, и Сила стала им. Он и не подозревает о неотвратимости смерти: причины и следствия исчезли вместе со страхом, и сомнениями, и болью в ту самую нескончаемую секунду, когда он сознательно лишил себя самообладания.

Стоя под сводом арки, ожидая йуужань-вонгов, Ганнер осознал, что вот это - прямо здесь, прямо сейчас - и есть то самое, ради чего он прожил жизнь. Его ноги ступили на этот путь в тот день, когда он родился; любой успех или трагедия, любая дурацкая выходка и унижение, каждый необъяснимый поворот жестокой судьбы добавлял каплю к тому потоку внутри него, который копился за барьерами самодисциплины. Эти барьеры были созданы родителями, пытавшимися сгладить острые углы его высокомерия; безжалостными шутками приятелей, высмеивающих его попытки впечатлить их; и даже обучением у Люка Скайуокера...

"Джедай ничего не строит из себя, Ганнер. Сражение - это не игра. Для джедая схватка - это заведомый проигрыш. Трагедия. Если необходимо пролить кровь, джедай делает это быстро, хирургически точно, со всем подобающим почтением. Со скорбью". Ганнер так долго, так натужно пытался быть тем, кем все хотели его видеть; пытался сдерживать свою склонность к драматизму, к красивости, грации, артистизму; пытался быть хорошим сыном, хорошим другом, скромным человеком, настоящим джедаем... Но под сводом этой арки попыткам пришел конец. Нет причины и дальше отрицать правду о себе. Игра в героя не просто допустима... она необходима. Чтобы удержать этот порог, недостаточно ранить и убивать, недостаточно быть сдержанным, хирургически точным, и скорбящим. Чтобы удержать порог, он должен не просто разить, а разить без усилия, без опасения, со смехом.

С радостью. Чтобы удержать порог, он должен танцевать, кружить и прыгать, увлекая своих противников. Жертв. Он должен вынудить их помедлить перед тем, как выступить против него. Должен заставить их бояться. Он произнес слова: волшебное заклинание, разрушившее барьеры и освободившее бурный поток.

Ни один не пройдет. В его руках клинок павшего героя, но теперь он сам герой, и падать не ему. Он возносится. Сила гремит в нем, и он гремит в Силе. Сняв запреты, оставив в стороне все сознательные мысли, прислушиваясь только к своей страсти и радости, он обретает мощь, о которой и не мечтал. Он сам стал схваткой. Он не знает об усыпавших пол тоннеля трупах, которые его ноги проворно минуют сами по себе. Он не знает об искореженных пластинах дюрастила, которые сам же и оторвал от обломков ворот, поднимающихся и вращающихся вокруг него, чтобы отразить ударных жуков и защитить его с боков. Не знает о покрытых кораллами статуях из атриума, которые Сила увлекла в танец; о гигантских фигурах всех рас Новой Республики, которые словно ожили и выступили на его стороне, гремя, вертясь и падая, подминая под себя десятки и сотни врагов, и превращая атриум в какую-то бойню.

И уж совсем его не заботят очертания коралловых стен, освещение, или число нападающих.

Десяток? Сотня? Скольких перенесли в безопасные места после получения несмертельных ран? Сколько лежат мертвыми в клубах серных испарений? Он не помнит, ибо памяти не существует как таковой. Нет прошлого. Нет будущего. Он даже не осознает себя. Не осознает йуужань-вонгов. Он стал воинами, с которыми сражается, истекая кровью вместе с каждым, кто падает от его ударов. Нет больше Ганнера Райсода; нет йуужань-вонгов, нет джедаев. Есть только танцоры и танец. В этом танце все сущее: от вращения кварков до медленного обращения галактик, все в движении. Все в танце. Все в сущем.

* * *

Ном Анор махнул Вержер, чтобы она подождала, пока он еще раз оглядится напоследок. Прямо перед ним возвышалась коралловая гора Колодца. Позади оставался незаконченный лабиринт, покинутый формовщиками - они, скорее всего, потянулись к Колодцу на шум сражения. Отдаленные взрывы, звучавшие в непредсказуемо рваном ритме, сопровождались слабыми выкриками. Довольный, что никто за ними не наблюдает, Ном Анор отодвинул тонкую, похожую на мох, пластину из фальшивого коралла, под которой находились сенсоры зева прохода. Он ткнул рукой в рыльце, все еще нервно оглядываясь по сторонам, пока сенсоры изучали энзимы его кожи. Через секунду его опознали, и большое полотно из фальшивого коралла неожиданно втянулось в средних размеров скрытый люк.

Ном Анор безмолвно подозвал Вержер, и шагнул внутрь. Йорик-коралл уступил место покрытому застарелой грязью дюракриту; коридор превратился в лабиринт. Ведя Вержер по развилкам, Ном Анор поздравлял себя с удачным планом побега. С тех пор, как началось преобразование Сената в Колодец планетного мозга, никто не входил сюда, кроме старших формовщиков и их помощников; никто не хотел испытывать на себе смертоносный гнев Ч'Ганг Хула... кроме одного формовщика, чья жадность пересилила его же трусость. Из всех йуужань-вонгов только этот формовщик и сам Ном Анор знали, что под вместилищем планетного мозга можно найти обширные палаты, бывшие раньше офисами канцлера Старой Республики. Эти палаты были взорваны и разрушены. Пришедшие в негодность во время разрушения Сената, они так никогда и не были отремонтированы. Проводя Вержер через руины, Ном Анор держал свой путь через насыпи щебня и непроходимые завалы искореженного дюрастила и вырванных проводов. Некоторые из светящихся шаров еще работали; они не были уничтожены, как еретические устройства, потому что лишь Ном Анор и прикормленный им формовщик знали об их существовании. Ном Анор поднялся на угловую балку, и их взглядам предстал он: вытянутый и гладкий, словно вылепленный для полетов в атмосфере, с двумя довинами-тягунами - один для движения, второй для обороны - поверхности очерчены так, чтобы можно было уклониться от датчиков, плоский материал иллюминаторов черен, на нем не бывает бликов, и его невозможно засечь обычным зрением.

Формовщик, вырастивший его, гарантировал, что этот кораллолет не уступит в скорости ни одному из подобных судов во флоте йуужань-вонгов. Ном Анор несколько раз пользовался потайным люком, чтобы скрытно навещать свой кораблик, пока тот рос, так что навигационному мозгу был знаком ментальный импринт Ном Анора. Во время этих визитов Ном Анор часто восхищался собой и тем новым назначением, которое он нашел для палат легендарного Палпатина...

Оборонительный довин-тягун мог с одинаковой легкостью проделать тоннель как в дюракрите, так и в йорик-коралле, открывая тем самым некие ворота в небо. Навигационному мозгу были заданы все необходимые для преодоления планетного кордона опознавательные коды и координаты для прыжка в ту часть галактики, которую контролировала Новая Республика.

Едва Ном Анор окажется внутри корабля, происходящее перестанет его касаться. Едва Ном Анор окажется внутри корабля, он будет спасен.

- Красота, ведь правда же? - проговорил он, положив ладонь на рыльце кораллолета. Мгновенно среагировав, корабль распахнул посадочный люк. - И это возможно, Вержер, благодаря предвидению всех неожиданностей. Я никогда не полагаюсь на удачу. И именно поэтому мне всегда удается выжить. У меня всегда есть запасной план, чтобы избежать любых неприятностей...

- Всегда? - было в ее голосе что-то такое, от чего Ном Анор застыл на месте. - Любых неприятностей?

Он даже не успел набрать воздуха в легкие, чтобы спросить, о чем это она; его невысказанный вопрос был разрешен до тошноты знакомым звуком... щелчком... шипением... гулом.

Медленно, грациозно, опасаясь увидеть то, от чего он не в силах был бы отвести взгляд, Ном Анор повернулся к новому источнику света в этом разрушенном офисе: свету, который сам искрился зеленью, и отбрасывал беловатые блики на изгибы его черного кораллолета. И обнаружил, что смотрит на острие светового меча всего в сантиметре от кончика своего носа.

- Световой меч - весьма интересное изобретение, - дружелюбно произнесла Вержер. - За всю военную историю не было создано ничего подобного. Парадоксальное оружие, сродни джедаям, которые им пользуются: мирные воины, убивающие во имя жизни. Ты когда-нибудь замечал? Клинок округлый, у него нет режущего края. Но это световой меч - и сам по себе является ни чем иным, как режущим краем. Как ни поверни клинок, он всегда наносит порез. Любопытно, да? Можно даже сказать, символично.

- Что? - Ном Анор открыл рот, закрыл, снова открыл. Он хотел спросить, что она делает. Хотел спросить, откуда у нее световой меч. Хотел задать еще множество вопросов, но все, что он смог произнести, было, - Что?

И снова, Вержер будто прочла его мысли.

- Это вещь Джейсена, - весело прозвенела она. - Я думаю, ему захочется вернуть меч себе, а ты?

- Ты не можешь...

- Еще как могу, - она указала кивком на густой сумрак позади кораллолета. - Мне не составит труда прорубить себе путь к Колодцу.

- Если ты убьешь меня... - обреченно произнес Ном Анор.

- Убью тебя? Не смеши.

Провисшие переплетения проводов вдруг ожили, метнувшись, словно хлысты, к рукам и ногам Ном Анора. Эти провода стянули его достаточно крепко, чтобы выдавить воздух из легких, и тут же сплелись в невероятно сложные узлы. Вержер наблюдала за происходящим - подстроила происходящее, догадался Ном Анор - с забавным выражением на лице, сверкая ярким оранжевым гребнем.

- Если бы я хотела, чтобы ты умер, я бы просто оставила тебя здесь. Цавонг Ла позаботился бы об остальном.

- Но ты не можешь оставить меня, - сказал Ном Анор. К нему потихоньку возвращалось самообладание. - Ты не сможешь управлять моим кораллолетом. Он замкнут на меня! Только я могу...

- Может быть, и так, - согласилась она. - Но я сомневаюсь. В конце концов, твой кораллолет - это всего лишь живое существо, а у Джейсена - если ты успел заметить - определено есть дар заводить себе друзей.

- Ты... он... ты спятила! Не будет этого!

- Исполнитель, - сурово произнесла Вержер, призывая его к тишине поворотом светящегося клинка. - Говорила я, что Джейсен Соло украдет твой корабль?

Ном Анор только разинул рот.

- Когда ты привыкнешь, - спросила она, качая головой в притворном расстройстве, - Что все, что я говорю тебе - правда?

* * *

Внезапно танец комкается, ломается, начинает прерываться паузами. Сражаться больше не с кем. Ганнер покачнулся, слабея, теряя сознание из-за яда, проникшего в многочисленные раны. Пол под его ступнями и стены вокруг обагрены его кровью. Он держится прямо только благодаря Силе. Он слышит грохочущую поступь, и вскоре в поле зрения появляется источник этого звука, причина мелкой дрожи, которая сотрясает пол: что-то темное и большое, перебирающее ножками со множеством суставов, небрежно вонзающее когти в попадающиеся на пути трупы йуужань-вонгов. Тело существа защищено широкими роговыми пластинами, и голова медленно поворачивается из стороны в сторону, подобно кабине шагохода AT-AT в режиме выслеживания и уничтожения.

С массивных челюстей капает огненная жидкость. По бокам существа продвигаются воины. "Полагаю, это было неизбежно с самого начала", думает Ганнер в приступе меланхолии. "Рано или поздно плохие парни всегда достают свое супероружие". Все подходит к завершению; он не может противостоять такому чудовищу, да еще сопровождаемому пехотинцами... и все же Сила приберегла для него еще один, последний, ход.

Хоть Сила и не воспринимает ни воинов, ни массивного чудовища, которое они привели, ни коралла, окружающего их, но где-то в глубинах Ганнер чувствует дюракритовый каркас, на котором сформировалась структура Колодца; чувствует, что тоннель был проложен прямо через несущие стены... что дюракрит уже наполовину разрушен, изношен перегрузками, и проседает под невообразимой тяжестью коралла, покрывающего его. Ганнер улыбается. Чудовище с ревом выплевывает сгусток едкой кислоты; при помощи Силы Ганнер поворачивает обломок ворот так, чтобы этот дюрастиловый щит отразил плевок и направил его на стену.

Умирающий коралл, дымясь, немедленно стекает вниз. Обломок ворот начинает распадаться. Воины мечут разрывных жуков, и распадающийся щит, словно в танце, отражает жуков все в ту же стену. Размякший коралл и осколки дюракрита летят во все стороны. Где-то в верху здания рождается громкий стон. Воины вздрагивают и, внезапно испугавшись, поднимают головы. Чудовище издает вой.

Ганнер смеется. С ним Сила, и он снова стал танцором.

Он стал танцем. При помощи Силы он вонзает невидимые каблуки в дюракрит и начинает движение.

* * *

Жизнь не только преподносит сюрпризы, но и сама может быть преподнесена, как сюрприз. Зубы планетного мозга не раздавили Джейсена.

Щупальца не содрали плоть с его костей. И он не провалился в водоем со слизью, захлебываясь в липком свечении. Поблизости не толпились йуужань-вонгские воины, которые могли вытащить его из слизи и пронзить амфижезлами.

Вместо этого, он погрузился в пузырь из воздуха, и щупальца подняли его, словно спящего ребенка, а зубы-мечи скрылись за мягкими губами, которые осторожно коснулись его. Потому что он был планетным мозгом, а планетный мозг был им; и все было всем и чем-то иным. И Джейсену было известно, что можно познавать болезненную необъяснимость вселенной - а это равнозначно тому, чтобы познавать себя - со страхом, ненавистью и отчаянием. Или можно сделать это с любовью. Джейсен сделал свой выбор.

И все равно, он был ошеломлен, поняв, что вселенная тоже любит его.

Где-то на дальнем рубеже бесконечности - и в то же время совсем рядом - Джейсен ощутил водоворот Силы, меж звезд исполняющий сильнейшие аккорды симфонии радости; и одновременно пустота в его груди отозвалась на ярость, боль и жестокость жаркой схватки, и ему открылась еще одна причина, по которой он жив.

Ганнер... Джейсен открылся для ощущений и стал черпать силы из самой вселенной. Щупальца соскользнули с его рук и ног, и воздушный пузырь лопнул. Джейсен коснулся кончиками пальцев кожи планетного мозга: попрощался с другом. Затем Джейсен Соло взвился над поверхностью водоема, словно снаряд из торпедной установки. Он нырнул в гущу сернистого дыма, роняя со светящейся одежды сверкающие капли слизи, похожие на проносящиеся во тьме кометы; пронесся к самому краю водоема, где коралл соприкасался с обнаженным дюрастилом. Он задрал голову, уцепившись взглядом за выдвижной мост, который торчал, словно высунутый язык... высунутый изо рта, плюющегося дымом, алым пламенем и аметистовыми вспышками. И оттуда раздавался человеческий голос. Джейсен не мог разобрать слов, но интонация, с которой они были произнесены, была неподражаема.

Ганнер смеялся. При помощи Силы Джейсен ухватился за край моста. Одно плавное движение - и он станет с Ганнером плечом к плечу, чтобы присоединиться к битве с йуужань-вонгами...

- Джейсен, постой.

Слова были произнесены не громко, но настолько отчетливо, что прозвенели в его ушах, будто говорившая находилась у него под боком. Можно сказать, так и было: при помощи Силы Джейсен почувствовал невидимую руку, схватившую его за плечо. Он кивнул, словно соглашаясь с собой.

- Я должен был догадаться. Должен был сообразить, что ты будешь здесь.

Вержер стояла всего в нескольких метрах на покрытом кораллом возвышении, которое раньше было сенатской платформой кашиикской делегации.

- Идем, Джейсен. Твое пребывание в стране мертвых подошло к концу. Настало время снова пройтись по светлым просторам.

Вместо ответа Джейсен отвернулся к мосту, и тогда Вержер еще сильнее сжала его плечо.

- Ты не можешь спасти его, Джейсен. Все, чего ты добьешься - это умереть вместе с ним. Он выбрал свой путь. И ты не сможешь предложить ему никакой поддержки, кроме уважения к его выбору. Ты стоишь в воротах смерти; перед тобой простирается жизнь. Но если ты сейчас оглянешься - хотя бы на мгновение - ты пропал.

- Чего ты хочешь от меня? Я не оставлю его! Не оставлю!

Джейсен повернулся к Вержер. По его телу пронеслась и затихла где-то в кончиках пальцев волна мелкой дрожи.

- Я не позволю другим по-прежнему отдавать жизнь за меня!

- Он не отдает свою жизнь за тебя. Он дает твою жизнь - тебе. Или дар умирающего останется непринятым?

- Я не могу... Вержер, я так не могу...

- Это - лучшее окончание для истории твоей жизни?

Он применил Силу и рывком вывернулся из ее захвата.

- Я не оставлю его.

Вержер пожала плечами.

- В таком случае тебе пригодится вот это.

Она бросила Джейсену какой-то предмет. Этот предмет лениво перекувыркнулся в воздухе, рассыпая вокруг серебристые блики; Джейсен подхватил его инстинктивно.

Это был световой меч. Его собственный. Непривычный для руки. Странный. Чужой. Джейсен не видел его с того самого момента, как сразил королеву воксина. В тот раз, сжимая в руке этот меч, он был кем-то другим. Мальчиком. Несчастным, потерянным мальчиком, отчаянно желающим надежности и определенности - хотя бы умереть за явное ничто, а не жить, как непонятное нечто.

Вержер произнесла:

- Выбирай, и действуй.

Джейсен взглянул на отблеск сражения у себя над головой. Он жаждал пойти туда, просто умирал от желания быть там, найти в себе истинную свободу, космическую музыку, которая аккомпанирует Ганнеру... но...

Он оглянулся на Вержер.

- Всегда, когда ты говоришь эти слова - это ловушка.

- Этот раз - не исключение, - согласилась она. - Но ловушка в другом. В первый раз ты был всего лишь мальчишкой. Ты и не понимал тогда, что ты так небрежно отбрасываешь. Во второй раз ты заблудился во тьме, и нуждался в кремнии и кресале, чтобы высечь искру. Сейчас же... сейчас, кто ты есть, Джейсен Соло?

В одно мгновение перед его глазами пронеслись все образы, начиная с Сернпидаля и Белкадана, к Дуро и Миркру, заканчивая "объятиями боли", Детской, Храмом джедаев и пещерообразным чудовищем...

Он не был воином, это уж точно. В этом ему не сравниться ни с Джейной, ни с Анакином. Так же как не сравниться в героизме с дядей Люком или отцом; в политических талантах - с матерью, а в военном деле - с адмиралом Акбаром. Или в учености - с Данни Куи... И тогда он вспомнил, что не обязательно знать, кто ты есть. Нужно просто решить это для себя.

- Я... наверно... - медленно сказал он, хмуро разглядывая оружие в своей руке. - Всего лишь... ученик.

- Скорее всего, - кивнула Вержер. - И в то же время ты учитель, ибо два становятся одним. Но чтобы быть всем этим, тебе нужно учиться и нужно учить. Нужно жить.

Она была права. Он знал, что она была права. Он чувствовал это с не меньшей ясностью, чем и все остальное, когда бы то ни было.

Но Ганнер... Взглянув наверх, Джейсен смотрел, как в глубине тоннеля рождается новое солнце - смотрел на желтое пламя, превращающееся в слепящую белизну - пока ему не пришлось прикрыть глаза рукой и отвернуться. Колодец тряхнуло, и Джейсен ощутил, как запаниковал планетный мозг, когда выдвижной мост и платформа обрушились и, после стометрового падения, исчезли в водоеме со слизью, и сам мир при этом, казалось, затрясся и перевернулся, а из тоннеля вырвался смерч из дыма и пыли...

- Что... - задохнулся Джейсен, пытаясь кашлем очистить легкие от пыли, которая пахла свернувшейся от жара кровью и оплавленным дюракритом. - ...Что?.. Это Ганнер? Что это было?

- Возможно, это Ганнер. Возможно - орудия йуужань-вонгов. Не имеет значения. Твой выбор не изменился: либо ты остаешься, либо уходишь.

Свечение угасло в лавинах пыли, выброшенных грохочущим землетрясением, и когда Джейсен снова потянулся к Ганнеру сквозь Силу, того больше не было. Так же, как и воинов, которые сражались против него. Джейсен не мог оторвать взгляд от входа в тоннель. Теперь было хорошо видно, что проход заполнен обломками. Потом платформы начали оседать, рушиться и сползать в водоем со слизью. Даже окутанный мраком потолок словно приблизился, и тогда Джейсен ощутил теплую ладонь на своем плече и услышал шепот, обжегший ухо: ступай.

Словно услышал Ганнера. Джейсен хмуро взглянул на Вержер. Она как ни в чем не бывало уставилась в ответ. Он никогда не узнает, что произошло в тоннеле. Так же, как никогда не узнает, был ли это шепот Ганнера или еще одна из уловок Вержер. Он никогда не получит - да и не сможет получить - универсального знания. Истина все время ускользает, а в вопросах больше практической ценности, чем в ответах.

Но он знал вот что: для жизни важнее выбор, чем знание. Он может не знать, куда приведет его путь, но он всегда может выбирать, в каком направлении шагать.

Джейсен сделал выбор.

- Ты вроде бы была моим проводником по стране мертвых, так? - спросил он. - Ну что ж, заканчивай свое дело. И веди меня к выходу.

Вержер ласково улыбнулась.

- Конечно, - сказала она. - Я только ждала, когда ты попросишь.

ЭПИЛОГ. УРОКИ

Не отрывая взгляда от обширной пустоты гиперпространства в идеально очерченном окуляре кораллолета, Джейсен откинулся на живой кушетке в грузовом отсеке. Вержер по-кошачьи свернулась неподалеку. Возможно, она задремала, но Джейсен сомневался в этом. Он так ни разу и не увидел ее спящей. При каждом взгляде в ее сторону он вспоминал, как пришел к спрятанному кораллолету, как нашел связанного, словно заполеванный нерф, Ном Анора. Как йуужань-вонгский исполнитель умолял, чтобы его забрали с собой.

- Оставлять меня здесь... все равно, что хладнокровно убить!

Джейсен повернулся к нему спиной и с каменным лицом шагнул внутрь корабля.

- Не называй это убийством, - ответил он оттуда. - Называй это благословенным освобождением.

Едва Ном Анор уразумел, что мольбы здесь не помогут - сразу же перешел к проклятьям. Он утверждал, что только его покровительство позволило им всем дожить до настоящего дня.

- Забирай ее собой - а как же! - ты, мерзкий маленький изменник, - выкрикнул он. - В этом вы стоите друг друга.

Вержер довольно произнесла:

- А чего же ты ожидал? Как бы я научила предательству, если бы в свое время сама не научилась этому?

Однако же, стоило признать, что "изменник" было самым подходящим словом. И Джейсен, и Вержер - оба лгали, вводили в заблуждение и завоевывали доверие ради собственных замыслов. Странно, как присутствие Вержер превращало даже такие однозначные понятия, как предательство, в нечто трудноопределимое.

Время от времени Джейсен делал глоток травяного отвара из червя-фляги или не глядя разламывал панцирь жука-зажима. При этом он вяло раздумывал, как его желудок отреагирует на привычный синтетический стейк или клубни.

Джейсен не мог вспомнить вкуса этой еды. Он гадал, что бы Джейна могла есть прямо сейчас, и на мгновение даже решился возобновить связь с нею... Но не стал. Просто не смог. Время еще не настало. Джейсен был не готов к этому.

Как бы он смог объясниться с ней? Как мысленно обозначить - хотя бы намеком - того, кем он стал? Более того: он боялся обнаружить, что и она стала кем-то другим. Джейсен понятия не имел, что откроет жителям Новой Республики, когда вернется.

Он не мог представить встречу с матерью. Или с отцом. Или с дядей Люком. Не мог представить, как рассказать о смерти Ганнера Райсода. В первые дни после побега мысли его не обращались к Ганнеру практически ни разу. Просто не мог сопоставить этого напыщенного, высокомерного, где-то даже нелепого Ганнера, с которым был знаком чуть ли не всю жизнь, и ту непревзойденную мощь и искреннюю радость, которую чувствовал в Силе.

Как можно дойти до такого? Это было противоестественно. Джейсен даже не мог до конца понять, почему Ганнер решил принести себя в жертву.

- Никогда я ему не нравился, - признался Джейсен Вержер. - Как и он мне.

Вержер взглянула на него искоса.

- Если любишь кого-то, не обязательно, чтобы он тебе нравился. Любовь - это ни что иное, как осознание двоих одним целым. Всего мира... одним целым.

Джейсен сразу же подумал о дуриаме, который стал планетным мозгом, и кивнул.

- В самом конце Ганнер понял это - понял даже лучше, чем ты, - сказала Вержер. - И в этом знании - ростки величия.

Джейсен грустно улыбнулся и покачал головой.

- Я до сих пор с трудом могу соединить "величие" и "Ганнера Райсода" в одном предложении.

- Ему суждено стать легендой.

- Может быть, - вздохнул Джейсен. - Последняя битва Ганнера. Жаль, никто этого не видел.

- Никто? Ты хочешь сказать, никто из Новой Республики. Позволь, я расскажу об одном из своих видений, - сказала Вержер. - Образ отдаленного будущего. Сила явила его мне уже давно, но только сейчас мне стало ясно, что же я увидела. Новую фигуру в мифологии йуужань-вонгов. Не бог, не демон, а непобедимый великан Ганнер.

- Ты шутишь, да?

- Ни в коем случае. Это еще будет: они станут верить, что Ганнер, джедай-великан - это страж, охраняющий ворота в мир мертвых. Именно Ганнер... в его руках сверкающий клинок из чистого света... вечно стоит на страже, чтобы тени не покидали страну мертвых и не беспокоили живущих. А самое любопытное, - Вержер усмехнулась, - Если только уже это само по себе не любопытно - это слова, высеченные на воротах, над самой головой великана. Слова на общегалактическом языке.

- На общегалактическом? Почему так?

- Да кто ж знает? Эти видения загадочны, и редко когда идут с субтитрами.

- А что за слова?

Вержер развела руками, изобразив тем самым жест беспомощного недоумения.

- Там было высечено печатными буквами: НИ ОДИН НЕ ПРОЙДЕТ.

* * *

Дни шли, незаметно сменяя друг друга. У Джейсена было полно времени для размышлений. Он думал о том, каково это - быть учеником. Каково быть учителем. Быть джедаем. Быть изменником. Быть призрачной молью.

В какой-то из дней он заговорил об этом с Вержер.

- Можешь теперь мне сказать, чего ты добивалась все это время? Кем ты хотела, чтобы я был?

- Конечно, - немедленно ответила она. - Я хотела, чтобы ты был собою.

- Не очень-то вразумительный ответ.

- Тем не менее - единственно возможный.

- Но кто этот "я"?.. Нет, не надо, ничего не говори, я и так знаю: "Это всегда было вопросом из вопросов, да?" Если б ты только знала, до чего угнетающим это становится со временем...

- Прости мне мое любопытство, - перебила она в явном намерении сменить тему разговора, - Но я все гадаю: что же ты делал в Колодце планетного мозга?

Джейсен весь сжался, а потом передвинулся, чтобы устроиться поудобнее.

- А что, по-твоему, я мог там делать?

Гребень на голове у Вержер засиял зеленым.

- Мы так хорошо знаем друг друга - ты и я. Ну хорошо, признаюсь: я понятия не имею, что ты мог там делать. Я могла только предположить, что ты решил убить либо планетный мозг, либо себя. Третий вариант - что ты провел бы церемонию до конца и совершил жертвоприношение... я всерьез не обдумывала.

- Но допускала.

- Да, - ответила она. - Допускала.

- Я выбрал совсем иной вариант, - сказал Джейсен. - Я переманил его.

Гребень Вержер засверкал оранжевым.

- В самом деле?

- При помощи дуриама я преподам йуужань-вонгам урок. Всего лишь урок. Вроде того, которые преподавала мне ты, - Джейсен улыбнулся, но улыбка его была жесткой - холодной, подсвечивающей лед в глазах. - Теперь планетный мозг на нашей стороне.

- Он вступит во вражду с йуужань-вонгами? Будет работать на благо Новой Республики? - с сомнением спросила Вержер. - Двойной агент от генной инженерии?

- Нет. Не на стороне Новой Республики. На нашей. На твоей и моей.

- О, - она снова приняла кошачью позу, и в черных глазах появился глянцевый блеск. - У нас появилась своя собственная сторона, а?

- Пожалуй, - ответил Джейсен. - Дуриам не будет враждовать с ними. Йуужань-вонги - фанатики. Для них все в мире делится на хорошее и плохое, доброе или злое, на истину или ересь. Сражаясь с этой категоричностью, каждым своим поступком ты только укрепляешь фанатизм. Вместо того мой друг планетный мозг научит их кое-чему, - Джейсен выпрямился. - Скоро они обнаружат, что вонг-формовка на Йуужань'таре идет не по плану. Фактически - чем дальше, тем сильней каждая мелочь будет чуточку отличаться от задуманного. Вне зависимости от приложенных усилий, ни одна вещь не будет такой, какой они хотят ее видеть.

По гребню Вержер пробежали мерцающие огоньки - она усмехнулась.

- И чему же это их научит?

- Из этого фанатизма, - сказал Джейсен, - Происходят все недостатки йуужань-вонгов. Вместо того, чтобы воспринимать существующие вещи и явления, они упорно перекраивают все и вся по своему образцу. На Йуужань'таре все будет по-другому. Им придется либо убить дуриама и начать с нуля - для чего у них нет ни времени, ни ресурсов - либо научиться находить компромиссы. Ясно?

- Ясно, - одобрительно произнесла Вержер. - Это достойнейший урок, которому можно научить фанатика: что фанатизм саморазрушителен.

- Да, - Джейсен снова обратил взгляд к окуляру кораллолета, за которым простиралось небытие гиперпространства. - Мне на ум приходят имена нескольких джедаев, которым тоже не мешало бы этому поучиться.

Вержер неожиданно оказалась на ногах, и Джейсен вдруг оказался в ее необычайно крепких объятиях. Когда она отпрянула, ее глаза блестели - но не от привычной насмешки, а от слез.

- Джейсен, я так горжусь тобой, - прошептала Вержер. - Это величайший момент в жизни любого учителя: когда ученик превосходит его.

Сам Джейсен старательно моргал, чтобы скрыть собственные слезы.

- Так вот ты кто, в конце-то концов? Мой учитель?

- И ученик, ибо два становятся одним.

Джейсен опустил голову. В груди пульсировал прохладный, плотный комок, который не позволял взглянуть ей в глаза.

- Жестокие уроки.

- Эта вселенная вообще жестока, - отозвалась Вержер, устроившись рядом. - Ни один урок не может считаться выученным, пока он не закреплен болью.

- Может быть, ты права, - вздохнул Джейсен. - Но должен быть и иной, более легкий способ.

Вержер тоже уставилась в темноту вселенной, которая была видна сквозь окуляр.

- Возможно, он есть, - сказала она после долгого молчания. - Возможно, именно этому тебе предстоит научить меня.

* * *

Крошечная частица бытия зависла в небытии. Частица эта называется космическим кораблем.

Частица не знает ни движения, ни неподвижности, ни направления, ибо нет расстояний и направлений в небытии. Она находится там вечно или меньше мгновения, ибо и времени нет в небытии. Время, расстояние, направление имеют значения только внутри частицы; и частица поддерживает их существование лишь благодаря абсолютному отчуждению того, что внутри, от того, что снаружи.

Частица сама по себе и есть вселенная. Крошечная вселенная для двух изменников: один из них ученик... и учитель; другой же - учитель... и ученик.

Кто-то из этих двоих - садовник.

Эта частица проваливается в другую - огромную - вселенную: во вселенную-сад...

Которая по-прежнему полна сорняков.

Оглавление

  • ПРОЛОГ. "ОБЪЯТИЯ БОЛИ"
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СПУСК
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ. КОКОН
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ. ДЕТСКАЯ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ. САД
  •   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ПО ВОЛЕ БОГОВ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ. ЗАСЕВ
  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПЕЩЕРА
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ. ДОМ
  •   ГЛАВА СЕДЬМАЯ. КРАТЕР
  •   ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ВО ТЬМЕ
  •   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. В ЧРЕВЕ ЧУДОВИЩА
  •   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. ДОМА И НА СВОБОДЕ
  • ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВРАТА СМЕРТИ
  •   ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. ИЗМЕННИК
  •   ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ. СВЕТ ИСТИННОГО ПУТИ
  •   ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ. БОЛЕЗНЬ ТЩЕСЛАВИЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. ДОРОГОЙ СУДЬБЫ
  • ЭПИЛОГ. УРОКИ