«Республика»

Майкл Ян Фридман Республика

MY brother’s keeper #1

Глава 1

Джим Кирк выбрался из огромной станции по крекингу лития, и бросил взгляд на нагроможденный серый пейзаж перед ним. Вид тела Ли Келсо был все еще безжалостно свеж в его памяти.

Крутые пики гор возносились вверх словно неограненные драгоценные камни в какой-то гигантской короне, и пронзали низкие сине-серые облака. Завывающий словно от боли ветер, нес с собой пыль и резкий запах каких-то руд.

Гэри где-то поблизости, сказал себе капитан. И Динер тоже. И ответственным за все это был только он. Он один.

Ведь всего несколько дней назад именно он принял решение попытаться проникнуть через мерцающий барьер на краю галактики. И эта попытка закончилась откровенным провалом. Хуже того, она унесла жизни девяти членов его экипажа, чуть было не вывела из строя двигатели Энтерпрайза, и превратила двух его офицеров в живые фейерверки.

Одним из этих людей оказался Гэри Митчелл – его старый друг еще со времен учебы в Академии, который не раз спасал Кирку жизнь. Другим стала Элизабет Динер, хрупкий молодой психиатр, изучающий реакцию его команды на экстремальные условия.

Вскоре Динер получила представление, насколько экстремальной может оказаться ситуация, участницей которой она стала – появление существа, которое могло отключить любые системы корабля с такой же легкостью, с какой могло блокировать собственные признаки жизни… Рождение столь огромной, столь ужасающей силы, которая могла уничтожить жизнь целого населенного мира с такой же легкостью, с какой придушило Келсо.

И вот теперь Диннер была там среди камней на милости Гэри, его заложницей… или, возможно, его добровольной спутницей. Но в любом случае женщина была в невероятной опастности.

Спокойно закрепив фазерную винтовку на сгибе локтя, капитан пересек периметр станции и направился через окружающую ее открытое пространство. Ветер хлестал вокруг него, швыряя ему в лицо землю и мелкие камни, но Кирк едва ли замечал это. Его разум был слишком сосредоточен на монументальной заомки.равился гкостью, с какой отняло дыхание у Келсо.

ась – появление даче.

Я мог бы избежать этого, думал он с сожалением. Я должен был заметить, что что-то происходит. Но все начиналось так невинно…

После бурной реакции на энергетический барьер и Гэри и Динер были обследованы начальником медицинской службы Марком Пайпером, который решил, что жертвы получили только одно – талант к экстрасенсорному восприятию. Показатель экстрасенсорного восприятия Динер был впечатляющим – 89, в то время как у Гэри он оказался еще выше – 91.

Маленькое различие, говоря статстически, но тем не менее различие, судя по результатам. В то время как организм Динер не дал никаких особенных изменений после того, через что она прошла, изменения в Гэри игнорировать было трудно.

Например, его глаза вместо карих стали поразительного серебрянного цвета, а голос стал более экспансивным и время от времени отдавался эхом. Он даже начал читать со скоростью, в которую даже Спок мог поверить с трудом. Правда ничего из этого не давало повода опасаться этого человека. К тому же капитан всегда слепо доверял своему другу не взирая ни на что.

Но в характере Гэри появилось кое-что еще. Высокомерие, презрение к окружающим его людям. Именно это заставило Кирка посадить его под арест. Это и тревожный компьютерный журнал Валианта, последнего корабля, который попытался пересечь барьер на краю галактики.

Сначала сообщение об усилении экстрасенсорного восприятия. А позже и приказ о самоликвидации, отданный капитаном Валианта, который должно быть столкнулся с действительно реальной угрозой, раз решился отдать такой приказ. Но даже тогда капитан не смог заставить себя поверить, что Гэри представляет какую-либо угрозу. А Динер верила в это еще меньше.

Я был дураком, размышлял Кирк. Трижды дураком.

Когда он добрался до края песчаной области и вошел в расщелину между двумя высокими скалами, он переложил тяжелую фазерную винтовку в руки. После пронзительно воющего на равнине ветра под защитой камней было тихо. Смертельно тихо, подумал он. Но Гэри мог быть где-то далеко впереди. Да где угодно. Однако чувство тревоги подгоняло капитана.

По крайней мере другие будут в безопасности, уверял он себя. Спок, Пайпер, Олден… Никто из них не погибнет, как бедный Келсо. Если бы он обратил немного больше внимания на предупреждения Спока, Келсо мог бы быть еще жив… и Динер тоже была бы в безопасности на «Энтерпрайзе».

Кирк вспомнил то, что сказал ему вулканец на совещании – теперь казалось это было так давно.

Скоро мы станем для него не просто бесполезными. Мы станем источником раздражения. Через месяц у него будет с нами не больше общего чем у нас с лабораторными мышами.

Но капитан не хотел этого слышать. Он набросился на вулканца, сказав Споку что ему нужны рекомендации, а не туманные предостережения. И его первый офицер оказался на высоте. Рекомендация первая: в нескольких световых днях от этого места есть планета Дельта Вега. Это единственный возможный способ убрать Митчелла с корабля.

Кирк оставил эту идею без внимания, сказав что не станет этого делать. Он не оставит своего друга на безлюдной планете, где даже рудовозы появляются раз в двадцать лет.

Но Спок упорствовал. Тогда у вас есть только один выход: убейте Митчелла пока вы еще в состоянии это сделать. Капитан отклонил и этот выбор. Он велел вулканцу убираться ко всем чертям. Но Спок продолжал настаивать. Это ваш единственный выход. Примите его пока у вас все еще есть время.

Хотя бы действуйте так, словно у вас есть сердце, бросил ему в ответ Кирк. Мы говорим о Гэри, Спок.

Вулканец нахмурился. Капитан «Валианта» возможно чувствовал тоже самое, зловеще добавил он.

Только после этого напоминания Кирк наконец сдался. Глубоко вздохнув, он поставил долг превыше дружбы и разрешил Споку рассчитать курс на Дельту Веги…

Приблизившись концу прохода между скалами, капитан остановился и тщательно изучил окрестности. Никаких признаков Гэри или Динер. Только песчаный уступ, который наклонно возносился вверх к высокой гряде скал.

Кирк осторожно выбрался из укрытия. Хотя он не был уверен, что что-либо могло скрыть его от глаз того, кем стал Гэри, или оградить его, если Гэри решит положить всему конец. Он осторожно приблизился к уступу. Потом с не меньшей осторожностью начал на него взбираться.

Внезапно валун на его пути покачнулся и скатился по скале вниз совсем рядом. Капитан остановился и огляделся. Сердце готово было выскочить из груди, но фазерная винтовка была наготове. Он не мог видеть Гэри, но все равно был уверен, что именно Гэри столкнул этот валун. Кирк услышал в шуме ветра смех Митчелла. Он почти видел улыбку своего друга в кружащейся пыли.

Гэри дразнил капитана, играл с ним. Он давал ему понять, что его приближение не ускользнуло от его внимания. И, возможно, предупреждал. Предлагал ему вернуться. Скрипнув зубами Кирк пошел дальше.

Он вспомнил кое-что, что сказал ему Гэри в медотсеке на ?Энтерпрайзе?, когда он сидел возле его кровати.

Я чувствую себя как человек, который был слеп всю свою жизнь, а потом внезапно прозрел. Иногда мне кажется, что на свете нет ничего что я не смог бы сделать. Некоторые думают, что это делает меня монстром, Джим?

Именно тогда капитан понял, что Гэри может читать их мысли. И теперь он задавался вопросом, а не происходит ли сейчас тоже самое. Если его старый друг читает мысли Кирка, возможно он даже находит их забавными.

Но это не имело значения. Капитан должен был найти Динер, и спасти ее если сможет. Но кроме этого он должен уничтожить своего старого сокурсника, какой бы силой тот ни обладал. И снова он вспомнил слова Гэри в медотсеке.

Я чувствую твое беспокойство, Джим… за безопасность твоего корабля.

Кирк пристально уставился на своего друга.

А что бы ты сделал на моем месте? почти небрежно спросил он.

Гэри улыбнулся.

Вероятно тоже самое, о чем сейчас думает мистер Спок: убил бы себя… пока еще в состоянии это сделать.

Больше не было никакой потребности притворяться. Этим последним замечанием Гэри отдернул завесу. Кирк попытался добраться до него прежде чем тот сможет пустить в ход свою силу, но его друг протянул руку и пронзил капитана невероятно болезненным энергетическим разрядом. Когда Кирк пошатнулся, Спок метнулся к Гэри, чтобы отразить удар. И тогда Гэри вышел из себя.

Я знаю что мы на орбите Дельта Веги, Джим. Я не могу позволить вам оставить меня там. Я не хочу покидать корабль… не сейчас. Мне нужно в другое место. Он улыбнулся с предельной уверенностью. Я еще не решил какой мир я смогу использовать.

Динер уставилась на него. Использовать? дрогнувшим голосом спросила она.

Гэри начал подниматься с кровати.

Я пока еще не все понимаю. Но если я продолжу расти, становиться сильнее… ведь я могу делать вещи… которые может делать только бог…

Но прежде чем он успел закончить, пока он был сосредоточен на своем видении будущего, капитан локтем приложил своего друга в бок. Спок бросился на помощь, и Кирк уложил Митчелла поперек кровати хуком справа.

Воспользовавшись оглушенным состоянием Гэри, они гипоспреем ввели ему успокоительное. Потом как можно быстрее они перенесли его в транспортаторную и отправили вниз на станцию крекинга дилития.

Келсо и его команда уже были там. Лейтенант поморщился при виде Гэри, которого затащили через вход в станцию и заперли за силовыми полями. Но если у Келсо и были какие-то возражения, он оставил их при себе. Все таки он знал, что Гэри стал опасен. Но к сожалению не знал насколько. Никто из них не знал. В противном случае Келсо возможно остался бы жив и вернулся на корабль.

Вот так размышляя над происшедшим, капитан добрался до конца песчаного склона и уставился на гребень, который преграждал ему путь среди скал. Все еще никаких признаков его старого приятеля. Но Гэри был там, он почти ощущал его присутствие.

Кирк добрался до подножия и взял винтовку в руки. Это было тяжелое оружие, и с каждым моментом оно становилось все тяжелее. К тому же его изобретатели не предназначали это оружие для переноса на дальние расстояния.

Именно Спок приказал транспортировать винтовку после того как он увидел, что Гэри пытается сбежать из своей окруженной энергетической стеной тюрьмы на станции – и становится с каждой попыткой все сильнее и сильнее. Но оружие их не спасло. Когда капитан, Спок и Динер собрались уходить, Гэри окликнул Кирка по имени.

Ты должен был убить меня, пока у тебя была такая возможность, сказал он. Долг и сострадание дурацкая смесь.

А потом Гэри поразил своего друга еще одним энергетическим разрядом, словно между ними не существовало мощного барьера. На этот раз разряд не только заставил капитана пошатнуться, но и накоротко замкнул его мозг, погрузив его в глубокую головокружительную темноту.

Когда Кирк очнулся, он увидел лицо Пайпера. Было похоже, что главного медика тоже на какое-то время нокаутировало. Также как и Спока, который все еще лежал на полу без сознания. Естественно Гэри исчез. И Динер тоже.

Келсо мертв, сказал Пайпер. Задушен.

Именно тогда капитан принял решение идти за Гэри в одиночку. Все-таки это по его вине Гэри зашел так далеко. Если бы он действовал быстрее, предпринял менее сострадательные меры…

Кирк вскочил на ноги и вырвал винтовку из бесчувственных пальцев Спока.

Когда мистер Спок очнется, сказал он, вы оба немедленно вернетесь на «Энтерпрайз»… И если через двенадцать часов не получите от меня сигнал, то отправитесь на максимальной варп скорости к ближайшей земной базе с моими рекомендациями подвергнуть всю эту планету смертельной концентрации нейтронного облучения.

А потом он бросился преследовать своего старого приятеля. И теперь, почти час спустя, капитан все еще занимался этим.

Прижавшись спиной к утесу под громкое завывание ветра в ушах, он шел по тропе, понимая насколько невелики его шансы застать Гэри врасплох. Но он все равно собирался попытаться.

Обойдя внешнюю сторону утеса, Кирк повернул за угол и направился по тропе между двумя валунами, которые, казалось, формировали портал – вход. Голос Гэри зазвучал где-то на грани сознания капитана. Он успокаивал, почти подбадривал.

Ты меня слышишь, Джеймс? Ты не можешь меня увидеть, меня там нет. Но ты следуешь правильной дорогой, Джеймс… Скоро ты меня найдешь.

Кирк резко обернулся. Всего в нескольких шагах от него стояла Динер. И ее глаза…

Мой бог, подумал капитан, и его сердце сжалось. Ее глаза светились также как у Гэри.

Глава 2

Кирк внезапно осознал, что стоит с открытым ртом. Он закрыл его.

?Да,? сказала женщина, если конечно ее все еще можно было назвать женщиной. ?Потребовалось немного больше времени, чтобы это случилось и со мной.?

Динер приблизилась к нему. Инстинктивно Кирк отступил – только теперь он понял как был неправ, отправившись за ней. Теперь она была похожа одновременно и на него и на Гэри; она словно на мгновение задержалась в своем перерождении между человеком и богом. Капитан огляделся по сторонам в поисках ее компаньона, держа винтовку наготове, но так и не заметил Гэри. По крайней мере пока.

?Вы должны помочь мне,? сказал он Динер. Он снова повернулся к ней. ?Прежде чем он зайдет слишком далеко.?

Она улыбнулась почти блаженной улыбкой, и обратилась к нему так, как если бы говорила с ребенком.

?То что он делает – правильно. Для него… и для меня.?

Кирк шагнул мимо нее, беспокоясь о настоящем противнике.

?А для человечества? Вы все еще человек…?

?Нет,? возразила Динер. ?Я…?

?По крайней мере частично вы человек!? настаивал он. ?В противном случае вы бы не стали со мной разговаривать.?

Капитан снова обошел ее, специально повернувшись к ней спиной, и показывая этим, что он ее не боится, и не чувствует между нимим никакого барьера.

?На самом деле Земля не важна,? сказала она ему, совершенно уверенная в том что говорила. ?Скоро мы станем тем, на что человечеству понадабятся миллионы лет познания…?

Кирк развернулся к ней. Кровь стучала у него в висках.

?А разве Митчелл познал это? Разве он знает, что делать со своей силой? Хватит ли у него здравого смысла??

Динер отвернулась, не желая ничего слышать.

?Пожалуйста,? сказала она, ?возвращайтесь пока еще можете.?

Но капитан не собирался возвращаться.

?Вы слышали, как он смеялся над состраданием?? спросил он. Он повернулся к небу, словно ожидая, что Гэри спустится вниз с серо-синих облаков. ?Прежде всего,? выкрикнул он, ?бог нуждается в сострадании!?

Он почти чувствовал покалывание в воздухе. Оно вызывало в нем ответный трепет, как вибрации проходящие сквозь камертон.

?Митчелл!? проревел он, и его голос пробился сквозь завывание ветра.

Он бросил вызов, но этот вызов остался без ответа. Кирк снова повернулся к Динер. Когда он заговорил с ней, его голос был более спокойным, он призывал к благоразумию.

?Элизабет…?

?А что вы знаете о богах?? надменно спросила она.

?Тогда давайте поговорим о людях,? сказал он, воспользовавшись ее словами. ?Давайте поговорим о нашей хрупкости. Каким бы могущественным он ни был, это все еще в нем.?

Динер отвела взгляд.

?Возвращайтесь!? сказала она.

Но капитан отказался. Он схватил ее за руку, успокаивая вспышку раздражения.

?Когда-то вы были психиатром,? напомнил он ей. ?Вы знаете, какие гадкие варварские вещи мы храним в себе: то что никто из нас не смеет выставить напоказ. Но он посмеет!?

Динер промолчала. Но она едва заметно вздрогнула, и Кирк понял, что попал в точку.

?Кто остановит его?? настаивал он. ?В нем больше нет сострадания! Побудьте хоть немного психиатром! Вы видели, что с ним случилось? Каков ваш прогноз, доктор??

Внезапно взгляд Динер стал самосозерцательным.

?Он приближается,? тихо сказала она, скорее предупреждая нежели констатируя факт.

Капитан поднял винтовку и огляделся. Нервы были на пределе.

?Тогда проследите за ним,? посоветовал он Динер. ?Хотя бы ненадолго останьтесь человеком.?

Едва он произнес эти слова, как раздался голос Гэри: но на этот раз не в голове, а эхом повторяющийся среди камней.

?Я в тебе разочаровался.?

Имел ли он в виду, что разочаровался в Кирке? Или в Динер, вестнице его воли? Не было времени, чтобы поразмыслить над этим. Потому что мгновение спустя Гэри появился на скалистом уступе всего в нескольких метрах от них. Его виски стали седыми, но не от возраста. Пожалуй он источал даже больше энергии чем тогда, когда капитан видел его в последний раз.

Кирк перекатился на колено и выстрелил. Рубиново красный луч пронзил грудь Гэри. Но не убил его, а расплескался по сторонам, не причинив ему ни малейшего вреда. Ничего не сказав, внешне спокойный Гэри взмахнул рукой, и… винтовка капитана вылетела из его рук. Гэри уставился на Кирка своими ледяными глазами.

?Я увижу смерть старого друга,? сказал он. Он посмотрел на огромный, деформированный валун, торчащий из поверхности скалы, прямо над Кирком. ?По крайней мере он заслуживает приличных похорон.?

Капитану не пришлось думать слишком долго, чтобы понять, о каком старом друге говорит его противник. Внезапно Гэри взмахнул рукой, и в песчаной земле разверзлась могила. Еще один жест, и над могилой материализовался надгробный камень с выгравированным именем: Джеймс Р. Кирк. Капитан понял намек. Ведь его второе имя было Тиберий. А «Р» было их старой шуткой – одной из многих.

Но прежде чем он успел что-либо сказать, Гэри снова взмахнул рукой, и набросил невидимый силовой луч на валун наверху. Он рванул его, выбивая грунт и обломки. Скала зашаталась, как если бы собралась упасть, но зависла на месте, бросая вызов законам гравитации.

?Гэри, прекрати,? крикнула Динер.

Гэри услышал ее, но не снизошел даже до взгляда. Его странные, серебряные глаза были сосредоточены на одном капитане.

?Правила хороши для людей, а не для богов,? сказал он рассудительно.

Капитан поднялся на ноги.

?Бог,? скзал он насмешливо, обращаясь к Гэри. ?Тебя все еще подводит человеческая непрочность.? Он повернулся к Динер. ?Вам нравится то, что вы видите??

Она помрачнела. Очевидно Гэри не понравилось, что его игнорируют. Он снова произнес своим экспансивным, отдающимся эхом голосом.

?Время молиться, капитан.?

С этими словами он поманил рукой, притягивая спотыкающегося Кирка к себе.

?Молиться тебе?? спросил капитан. ?Не вам обоим??

Гэри повернул ладонь вниз, и Кирк почувствовал, как сокрушительная сила швырнула его на колени. Он охнул от боли.

?Проси легкой смерти,? приказал ему бывший друг и коллега.

Еще одним движением ладони он застаил капитана протянуть руки вперед. Кирк попытался вывернуться, но напрасно. Краем глаза он заметил выражение лица Динер. Она видела, что происходило, и та ее часть, которая все еще была человеческой, была напугана.

?Ты же был одним из нас,? произнес капитан.

Пальцы Гэри сжались в кулак – ладони Кирка схлопнулись вместе. Потом Митчелл повернул руку, и ладони Кирка сжались еще сильнее – настолько, что он почувствовал как хрустят его кости. Капитан заговорил сквозь сжатые зубы, терпя невыносимую боль.

?Какой-то… завистливый… божок,? прохрипел он. ?Разве это сделает тебя богом… или есть что-то еще??

Его друг наклонил голову, словно задаваясь вопросом, а сколько еще боли сможет вынести Кирк.

?Это твой последний шанс, Кирк.?

Капитан знал, чего хотел Гэри, что ему было нужно. Признание – вера в то, что он действительно был тем кем казался. И по мнению Гэри Кирк был единственным, кто мог дать ему это признание. Но капитан не собирался уступать, даже если бы Гэри раздробил его руки до окровавленных культяп.

?Вам нравится то что вы видите?? с трудом выдохнул он, пристально глядя на своего мучителя только потому что был вынужден делать это, но на самом деле обращаясь к Динер. ?Абсолютная власть,? простонал он, ?развращает абсолютно.?

Видимо Гэри этого было достаточно. Он поднял подбородок, словно раздумывая над тем, каким способом убить Кирка. Но прежде чем он принял решение, его опередила Динер. Подняв руки она послала в него поток сверкающей белой энергии, заставив его отскочить и вспыхнуть от ярости. Потом она сделала это снова.

Гэри стрельнул в ее сторону удивленным взглядом, который быстро стал гневным, и послал ей назад такой же обжигающе белый энергетический разряд. Динер зашаталась от этой атаки. Он напал на нее во второй раз и в третий, пока ее ноги не подкосились и она не рухнула на землю. Но к удивлению капитана Динер была не готова признать поражение. Она снова протянула руку и нанесла еще один удар, прошедший через тело Гэри. Когда он справился с этим, выражение его лица изменилось с разъяренного на обиженное, что воодушевило Динер на новое нападение.

Он снова пошатнулся, затем опять поразил ее разрядом. Этот удар швырнул ее на живот, но она все равно не оставила своих попыток. Казалось она чувствовала, что победа у нее в руках. Прищурившись, Динер швырнула в его сторону самую сильную волну энергии. Гэри упал рядом с выходом скальных пород и перекатился в сидячее положение. И пока он сидел там с пораженным беспомощным взглядом на лице, Динер снова и снова пронзала его лучами смертоносной энергии.

Постепенно Гэри изменился. Его виски потеряли седину. Выражение лица стало невинным и расстроенным. И свет в его глазах потускнел, сделав их опять человеческими. Глаза Динер тоже погасли.

?Спешите,? прошептала она. Ее силы явно иссякли, и голос едва слышался сквозь завывание ветра. ?У вас не слишком много времени.?

Кирк последовал ее совету. Шагнув к Гэри, который пытался собраться с силами, капитан приложил своего друга справа в челюсть. Потом он повторил это слева и нанес ему обеими руками удар по шее.

Капитан старался не думать о том, что он избивает своего лучшего приятеля. Он пытался убедить себя, что убивает монстра, что эта штука перед ним больше не Гэри Митчелл и никогда не будет им снова.

Но это было не так то легко. Прямо перед ним был его друг, внешне освободившийся от странной энергии, которая превратила его во что-то смертельно и невообразимо могущественное. Глаза, глядевшие на него с обидой и возмущением, были глазами Гэри – темными и бесспорно человеческими.

Каким-то образом Гэри умудрился подняться. Но Кирк был беспощаден. Он засадил своему старому другу кулаком в солнечное сплетение. Потом рубанул по нервному узлу справа на шее Гэри. Когда на Митчелла это не подействовало, он повторил этот же маневр с другой стороны.

Нормальный человек давно бы потерял сознание. Но всего несколько секунд назад тело Гэри было вместилищем огромной мощи. Казалось что часть ее задержалась там, наделив его большей выносливостью, чем обычно.

Отчаявшись вырубить своего противника, Кирк швырнул Гэри через бедро в направлении зияющей могилы. Но Гэри все равно сумел не свалиться в яму, хотя в процессе этого он потерял равновесие, и ударился о скалистый уступ за ней.

Перепрыгнув через могилу, капитан набросился на Гэри. Но тот был еще не побежден. Вскочив на ноги, он сбил Кирка ударом в челюсть и снова поразил его ударом справа. Гэри занес кулак для третьего удара, но капитан сумел его блокировать. И в то же мгновение они сцепились, ища удобного момента. Потом Кирк увидел яму, и воспользовавшись случаем, заставил своего друга пошатнуться жестким ударом в челюсть.

Когда Гэри упал навзничь, капитан прыгнул на него верхом, пригвоздив его к земле. Одновременно он заметил камень размером вдвое большим чем его голова, и достаточно большим, чтобы пробить череп человека. Схватив его обеими руками, Кирк поднял его над головой. Потом он посмотрел на своего друга… и замер.

?Гэри,? сказал он, ?прости меня.?

Потом он опустил камень, метясь в голову Гэри. Но прежде чем удар достиг своей цели, его приятель вскинул руки и остановил камень. Капитан попытался силой опустить его, но он не смог сдвинуть эту штуку ни на дюйм. Сила быстро возвращалась к Гэри. Внезапно до Кирка дошло нечто ужасное: он увидел, что глаза его друга снова начали пылать тем же самым сверхъестественным серебряным светом.

У капитана упало сердце. Я ждал слишком долго, подумал он. И теперь уже слишком поздно… для всех. В конце концов способности Гэри не позволят ему остаться на Дельте Веги. Во всяком случае на достаточно долгое время. Он найдет способ бежать с планеты и вернуться в пространство Федерации.

Вскоре Гэри станет правителем всего обозримого – деспотом, который может уничтожить любого. Кирк прикусил губу. Разве тираны когда-нибудь заботились о жизни и смерти, когда держали их в своих руках?

Гэри улыбнулся ему. Это была едва заметная улыбка, лишенная юмора и человечности. Когда он заговорил, казалось, что его голос идет отовсюду.

?Всего мгновение, Джеймс… и оно исчезает.?

С пугающей силой он отшвырнул капитана и камень проду.

чь. Кирк ударился о землю, развернулся, и одним движением вскочил на ноги. Хотя он и надеялся на мгновенную передышку, чтобы подумать, он ее не получил. Прежде чем он успел перевести дух, на него набросился Гэри.

Капитан попытался выработать стратегию. Именно этому его учили с самых первых дней в Академии. Но какой может быть стратегия против существа с такими невероятными способностями?

Пытаясь выиграть немного времени, он отступил к дальней стороне могилы. Но Гэри последовал за ним след в след, видимо не чувствуя смысла откладывать дело на потом. Он даже не обратил внимания на Динер, когда прошел от нее всего в нескольких дюймах.

Кирк отступал снова и снова, пока не почувствовал за спиной твердую реальность утеса, и понял, что отступать больше некуда. Выбора не было, и капитан сделал единственное, что ему оставалось. Он ударил Гэри по лицу.

Кирк надеялся, что этим застанет мстителя врасплох. Но это ничего не дало. Поджав губы Гэри сгреб своего друга и отшвырнул в сторону. Затем Гэри поднял валун, который не смогли бы поднять и двадцать мужчин, и повернувшись к капитану, прицелился в него.

Почему и нет? подумал Кирк, пытаясь подняться. Ведь в этом была некая справедливость, разве нет? Он пытался проломить Гэри череп камнем, так что его друг возвращал ему должок.

Скрипнув зубами капитан метнулся через пространство между ними. Это был шаг, рожденный отчаянием. На самом деле он не думал, что чего-нибудь этим добьется. И все же он сумел ухватить Гэри за колени и заставить его оступиться. И прежде чем он понял что произошло, они вместе грохнулись в разрытую могилу, а валун безобидно покатился по очищенной поверхности.

Рот Гэри скривился, пока они распутывались. Без сомнения он был раздосадован унижением того что произошло. Он впился в Кирка взглядом, и поднял руку, послав ему очередную энергетическую молнию…

Но Кирк зашел так далеко не для того чтобы теперь пасть жертвой своего приятеля. Каким-то образом он нашел в себе силы уклониться от молнии, а затем выскочить из могилы. Пока он это делал, он заметил свою фазерную винтовку. Она была всего в нескольких метрах от него у основания скалистого склона. Бросившись вниз по склону, с сердцем отчаянно стучащим в ребра, капитан ухватился за ствол оружия. Пальцы сомкнулись вокруг него. Нашли спусковой механизм. И крутанули.

В этот момент Гэри только начал подниматься из могилы. Выражение его лица было кровожадным, и Кирк понял, что для такого существа едва ли было какое-то различие между мыслью и делом. Он поразил Гэри фазерным лучом. Безрезультатно. Какая польза от того, если капитан выстрелит в него еще раз? Он просто рассмеется и продолжит приближаться.

Думай, убеждал себя Кирк. Думай так, как если бы от этого зависила твоя жизнь.

Внезапно у него возникла идея. Прицелившись винтовкой в валун неправильной формы, который Гэри трогал раньше, капитан нажал на спусковой механизм. Когда рубиново красный луч фазера ударил в большой кусок скалы, он разбил все связи, которые все еще поддерживали камень.

И валун загрохотал вниз по склону утеса, сотрясая поверхность, на которой на коленях стоял Кирк. И при этом капитан был не единственным, кто почувствовал сотрясение. Встревоженный этим, или возможно просто отвлеченный, Гэри ослабил свою хватку на крае могилы, и снова упал внутрь.

Кирк зачарованно проследил, как надгробный камень с его именем так же упал внутрь. А потом и валун – тот, который Гэри сам отделил от скалы – с оглушительным грохотом упал на край могилы, и придавил все, что было там внутри. Вокруг валуна поднялось облако пыли, словно последний выдох умирающего первобытного бога. Капитан нстороженно смотрел на него, готовый выстрелить при малейшем признаке движения. Но ничего не произошло.

Тяжело дыша, с мускулами, ноющими от напряженных усилий, капитан наблюдал, как ветер рассеивает облако пыли. Он поглаживал указательным пальцем спусковой механизм своей винтовки, ожидая что валун взорвется на миллион частей и покажет Гэри во всем его убийственном блеске.

Но невероятно, чудом, этого не произошло. Казалось, что под валуном ничего не движется. Вообще ничего. Кирк немного приподнялся, едва способный поверить своим глазам. Возможно ли что Гэри уничтожен? Да и возможно ли такое?

Понемногу он убедился, что это так. Понемногу он пришел к удивительному заключению: Гэри Митчелл мертв так же как и эти камни, которые взгромоздились вокруг него. Наконец его поразило. Его друг, Гэри…

Гэри мертв. Он забрал жизнь человека, которого любил как брата. Он убил офицера, который много раз спасал ему жизнь. Настолько много, что капитан уже сбился со счета. Но если это так, то эта сверхчеловеческая сущность, которая угрожала Федерации, тоже умерла. Цивилизованные миры, которые Кирк поклялся защищать, снова в безопасности. Они так и не узнали как близко они были к тому, чтобы стать игрушками одержимого жаждой власти бога.

Вздохнув, он направился к Динер. Она лежала на животе и все еще дышала, но с трудом. Он опустился на землю и заглянул в ее глаза. Они были удивительно синими. Капитан спросил себя, почему он не замечал этого прежде.

?Я сожалею,? сказала Динер.

Но в этом не было необходимости. Она более чем искупила свою вину. Но Кирк не стал этого говорить, потому что женщина выглядела так, словно жить ей осталось недолго, и она казалось хотела сказать что-то еще.

?Вы не можете знать,? тихо простонала Динер, ?на что это похоже… быть почти… богом.?

Потом ее голова резко откинулась, глаза закрылись, и капитан понял, что она тоже умерла. Он прикоснулся к ее плечу, благодарный ей за все, что она сделала – не только для него, но и для целой галактики. К сожалению он больше не мог сказать ей об этом.

Сделав глубокий вздох он отпустил ее, и только теперь понял насколько серьезно пострадал сам. Щека кровоточила, туника была порвана, и он похоже сломал руку. Облокотившись о скалистый уступ, он отложил винтовку, достал коммуникатор, и щелчком открыл его.

?Капитан Кирк Энтерпрайзу. Отзовитесь,? устало произнес он.

Мгновение спустя он услышал долгожданный голос своего первого офицера.

?Это Энтерпрайз,? ответил Спок, с легким намеком на беспокойство, пробивающееся из-под поверхности его вулканской невозмутимости. ?Как вы??

?Жить буду,? ответил ему капитан.

?А Митчелл?? спросил Спок.

Кирк посмотрел на валун, который Гэри вырвал из утеса. Он все еще не мог поверить в то, что сделал… все еще не мог поверить, что этот кошмар окончен. Или же это только начало его личного кошмара.

?Гэри Митчелл мертв,? ровным голосом ответил он, несмотря на ощущение, которое засело в его горле. ?Доктор Динер тоже.? Он запнулся. ?Она тоже начала превращаться в мутанта.?

Вулканец не выразил ни печали, ни тревоги. Он просто спросил.

?Мне проследить за вашей транспортацией??

Капитан бросил взгляд на могилу друга.

?Дайте мне еще несколько минут,? сказал он.

?Да, сэр,? пришел ответ.

?Кирк закончил.?

Отказавшись признать чувство усталости, он шагнул к валуну, закрывшему могилу Гэри и присел рядом. Потом, в уединении своего разума, он повторил информацию, которой поделился со Споком:, заставляя себя поверить в это, принять это.

Гэри Митчелл мертв.

Глава 3

Спок, который занимал капитанское кресло с момента своего возвращения на ?Энтерпрайз? – то есть чуть больше часа – разглядывал лица офицеров, присутствующих на мостике. Пайпер – седоволосый начальник медслужбы. Скот – талантливый инженер. Олден – исполняющий обязанности рулевого. Дезаго – офицер связист. И конечно же вездесущая Йомен Смит.

Они все слышали краткое сообщение капитана Кирка. Все они знали, что коммандер Митчелл и доктор Динер погибли на Дельте Веги, на бесплодной планете, на орбите которой последние часы находился Энтерпрайз.

И это знание, казалось, вызывало у них смешанные чувства. Несомненно чувство сожаления: ведь Митчелл и Динер были их товарищами. Но так же и чувства благодарности и облегчения, потому что Митчелл начал изменяться в нечто такое, что они едва ли могли понять.

А что вызвало это сообщение у вулканца, который всю свою жизнь отрицал собственные эмоции, и приучил себя к тяжелым спартанским дисциплинам великого Сурака? Что он почувствовал узнав о смерти своих коллег? Разумеется он вообще ничего не почувствовал. Ведь эмоции не служили практической цели. Они разбивались о блоки, как часто подчеркивал отец Спока.

Если ты желаешь избрать истину, говорил ему Сарек, найди самый ровный, самый прямой путь. Он не будет загроможден любовью и ненавистью, он свободен от зависти, страха и обид.

Путь логики.

Но только теперь вулканец впервые пожалел, что не может нарушить эту традицию. Он сожалел, что не может почувствовать то, что чувствовали другие. Не из природного любопытства или научного интереса, а потому что он был первым офицером на этом корабле, и поклялся помогать своему капитану любыми способами.

Именно это он делал раньше, когда порекомендовал Кирку в самых убедительных возможных выражениях отправиться на Дельту Веги и оставить там своего друга. Именно это он делал, когда приказал транспортировать на станцию по переработке лития фазерную винтовку незадолго до побега Митчелла.

И именно это он хотел бы сделать теперь. Проще говоря, он хотел быть полезным своему командиру. Но впервые в своей жизни он задался вопросом, а подходит ли он для этой задачи. Спок порывисто встал и посмотрел на Олдена.

?Лейтенант,? сказал он. ?Мостик ваш.?

?Есть, сэр,? последовал ответ Олдена.

Потом первый офицер повернулся к старшему медику.

?Доктор Пайпер, вы за мной.?

Пайпер, широкоплечий мужчина с возрастными пятнами на руках, ничего не сказал в ответ. Он только кивнул, явно весьма озабоченный физическим состоянием капитана. Спок и его коллега вместе вошли в турболифт и направились к комнате транспортации.

Когда Кирк материализовался на платформе транспортатора ?Энтерпрайза?, Спок и Пайпер уже его ждали. Доктор содрогнулся при виде своего командира, и капитан не мог осуждать его за это. Кирк знал, что с его порванной рубашкой, кровоточащими губами и руками, одервеневшими от напряжения, он выглядит даже хуже чем чувствует себя. Пайпер встряхнул головой.

?Идемте,? сказал он своим скрипучим голосом. ?Я забираю вас в лазарет.?

В прошлом капитан старался избегать этого места. Но на этот раз спорить не стал. У него просто не осталось на это сил; схватка с Гэри отняла последние.

?Как скажете,? сказал он доктору глухим голосом, в котором все еще звучал отголосок того ужаса, что он видел и сделал.

Когда Кирк спускался с платформы, его взгляд встретился со взглядом Спока. Если вулканец и был обеспокоен состоянием капитана, этого он не показал. Даже казалось, что Спок изучает человека так, словно Кирк был какой-то новой формой жизни, которую он обнаружил под микроскопом.

Капитана это не удивило. Хотя Спок и не показывал собственных чувств, вулканец часто выказывал острый интерес к эмоциям других видов. А сейчас эмоции капитана были похожи на рану: кровоточащую и болезненную.

Часть его возмущалась этим исследованием. В другое время он возможно что-нибудь сказал бы об этом. Но не на этот раз. Вместо этого он протянул Споку фазерную винтовку. Оружие было выщерблено и исцарапано в нескольких местах, и было покрыто толстым слоем пыли, но капитан больше ничего не должен этой чертовой штуке.

?Позаботьтесь об этом,? сказал он своему первому офицеру.

Спок взял оружие и снова испытующе посмотрел на капитана.

?Как пожелаете, сэр,? ответил он.

И ничего больше. А чего ждал Кирк? Даже после года службы в качестве капитана, вулканец никогда не обсуждал с ним ничего кроме вопросов действий корабля и курса. Ближе всего они взаимодействовали друг с другом во время игры в трехмерные шахматы. Но даже это было молчаливым, почти официальным, лишенными волнения или любых других эмоций действом.

?Благодарю,? сказал ему Кирк.

?Капитан…? окликнул его Пайпер.

?Уже иду,? заверил его капитан.

Оставив своего первого офицера с фазерной винтовкой в руках, Кирк в сопровождении Пайпера вышел из транспортаторной. Двери с шорохом открылись перед ними, открыв им доступ к коридору снаружи.

Почему-то теперь все здесь кажется странным – странным и непривычным, подумал капитан, хотя с тех пор, как они со Споком протащили по этому коридору усыпленного Гэри, прошло всего несколько часов. Несколько часов, повторил Кирк. Совсем немного. Но тогда мир был другим: на моих руках не было крови. И Гэри был жив.

В этот момент из-за поворота коридора показались несколько членов его команды. Проходя мимо капитана, они смотрели на него со смесью беспокойства и любопытства, и Кирк знал, что их беспокоило не только его физическое состояние.

Наверняка они что-то слышали, и о чем-то догадывались. И теперь они словно спрашивали взглядами: Вы в порядке? Вы все еще тот командир, с которым мы работали раньше? Он кивнул им, прогоняя подавленность, которая грозила овладеть им; отказался признать вину. С облегчением люди кивнули в ответ.

?Доброе утро, сэр.?

?Доброе утро.?

Он отправился дальше. Несколько секунд спустя Кирк и доктор добрались до турболифта. Пайпер нажал на кнопку на переборке, и дюраниумные двери скользнули в стороны, пропуская их. Они вошли внутрь. Когда двери закрылись и лифт начал двигаться, Пайпер повернулся к капитану. Его взгляд отражал боль Кирка.

?Джим… Я знаю, что для тебя это было непросто,? сказал он. ?Я имею в виду то, что ты сделал там. Ведь Митчел был твоим другом.?

Кирк бросил на него мимолетный взгляд. Похоже что пожилой мужчина на самом деле пытался спросить, не хочет ли капитан поговорить о трагедии, произошедшей на Дельте Веги. Ведь доктор Динер тоже погибла, а Пайпер был очень привязан к корабельному психологу. К тому же доктору нравился Кирк. Это было трудно не заметить. За тот год, что Пайпер и капитан прослужили вместе, доктор привык относиться к Кирку как на сыну.

Но нагружать его своим личным горем… Кирк не чувствовал себя настолько близким к доктору, чтобы сделать это. На самом деле он не чувствовал себя настолько близко ни к кому на ?Энтерпрайзе?.

?Он был моим другом,? скованно повторил капитан, надеясь, что этот ответ его удовлетворит.

Пайпер задумался. Он почувствовал нежелание Кирка обсуждать этот вопрос – и он был слишком профессионален, чтобы давить на капитана.

?Митчел был и моим другом,? наконец сказал доктор только потому, что должен был что-то сказать.

Потом двери открылись и они вышли из лифта.

Спок стоял за своей научной станцией, и сканировал поверхность Дельта Веги, чтобы убедиться, что Гэри Митчелл действительно мертв, как сказал капитан Кирк. Не то чтобы вулканец не доверял наблюдательности капитана. Скорее наоборот. Однако прежде никто из них никогда не сталкивался ни с чем подобным вроде Митчелла. И они не знали, мог ли он переродиться некоторое время спустя.

Казалось маловероятным, что Митчелл или кто-либо еще может вернуться с того света как Лазарь. Но в прошлом имели место и более странные события. Поэтому в такой ситуации Спок был вынужден быть настолько скурпулезным, насколько это было возможно.

Внезапно двери турболифта скользнули в стороны. Подняв глаза вулканец увидел, как на мостик входит капитан. Его рука была закреплена на гибкой шине, которая давала возможность его сломанным костям срастись. Лица всех на мостике повернулись к Кирку. Капитан ответил им признательным взглядом и устроился в пустующем центральном кресле.

?Курс на звездную базу тридцать три,? сказал он.

?Есть, сэр,? ответил навигатор, проводя необходимую настройку.

?Уводите нас с орбиты, мистер Олден.?

Рулевой сделал так, как сказал капитан. В тот же момент на переднем обзорном экране изогнутая серая поверхность Дельта Веги нырнула вниз, и наконец исчезла из поля зрения. Кирк нахмурился. Здоровой рукой он настроил рекордер, встроенный в его кресло и активировал его.

?Журнал капитана,? произнес он, ?звездная дата 1313.8. Добавить к официальным потерям доктора Элизабет Динер. Примечание: она отдала свою жизнь при исполнении служебных обязанностей.?

Заинтригованный Спок подошел поближе и встал рядом с капитаном. В конце концов он еще не слышал ниодной подробности о смерти Динер.

?Лейтенант коммандер Гэри Митчелл,? продолжал капитан безжизненным, лишенным модуляции голосом, ?то же примечание.?

Вулканец выгнул бровь, заинтригованный недостатком информации. Кирк заметил это.

?Я хочу, чтобы его служебные записи заканчивались именно так,? объяснил человек. ?Он не просил о том, что с ним произошло.?

Верно, подумал Спок. Не просил. Он стал такой же жертвой этой силы, как Келсо и Динер.

Капитан повернулся к видовому экрану, по которому теперь, когда они покинули Дельта Вегу на полном импульсе проносились звезды. Вулканец тоже внимательно посмотрел на экран. Как и прежде он хотел бы хоть немного подержать Кирка в это страшное для него время. Он хотел быть полезным. Однако, как Спок уже заметил ранее, он мало подходил для этого. Кирк сам сказал ему об этом всего несколько дней назад, когда они спорили по вариантам в отношении Митчелла.

Попытайтесь хоть на мгновение почувствовать! потребовал у него капитан. Хотя бы действуйте так, словно у вас есть сердце!

К сожалению он не мог этого сделать. Как вулканец он обладал очень многими способностями и талантами, но способность к сочувствию определенно не была одной из них.

Однако, думал первый офицер, ради дела… разве не может он действовать так, словно способен сострадать? Разве не может он предложить это, хотя бы ради капитана Кирка?

Разумеется может.

?Мне тоже его жаль,? внезапно сказал Спок, имея ввиду Митчелла.

Капитан удивленно повернулся к нему. Он был почти шокирован. Когда же он заговорил, в его голосе сквозило оживление, которого вулканец не слышал с тех пор, как капитан вернулся с Дельта Веги.

?Полагаю,? удивленно заметил Кирк, ? вы все же не так уж безнадежны, мистер Спок.?

Вулканец почувствовал в этой фразе скрытый смысл. Капитан явно чего-то ждал. Однако Спок не знал что сказать, не знал как ответить. Он сожалел, что не продумал свои действия до конца, и оказался слишком импульсивен в своем желании помочь.

Но что сделано то сделано, подумал вулканец. Сказанного уже не вернуть.

Логика диктовала только один путь действий. Раз ему не известно, во что должен перейти дальнейший диалог, значит лучше вообще воздержатся от ответа. Выражение лица Кирка изменилось. Его определенно разочаровало молчание первого офицера. И чем больше Спок молчал, тем больше, казалось, разочаровывался капитан.

?Хотя с другой стороны…? он вздохнул.

Кирк снова повернулся лицом к переднему видовому экрану, оставив вулканца с ощущением того, что он упустил удобный момент… словно он подвел Кирка, потеряв молекулы капитана в буфере транспортатора. Как бы там ни было, вероятно в ближайшем будущем он снова столкнется с такой возможностью.

Спок сожалел о том, как повернулся этот инцидент. И все же он был в полном недоумении, что же такого он сказал или сделал. Он чувствовал себя настолько неловко в этой области… настолько неадекватно. Нахмурившись, вулканец отошел от кресла капитана и вернулся к своей научной станции.

Кирк сидел в кресле в своих апартаментах уставившись на пустой экран монитора перед собой также, как пялился на эту чертову штуку последние двадцать пять минут. Потом он резко наклонился вперед, и вдавил кнопку, активируя записывающий модуль рабочей станции.

?Мистер и миссис Митчелл,? произнес он, пристально глядя на экран, словно действительно смотрел на родителей Гэри. ?Боюсь уменя плохие… плохие…?

Он не смог закончить.

?Компьютер,? сказал он, ?стереть последнее сообщение.?

?Сообщение стерто,? пришел ответ.

Капитан вздохнул и откинулся в своем кресле, задаваясь вопросом, как он собирается справиться с этим. Всегда было трудно сообщать людям, что близкий им человек погиб. Когда же знаешь этих людей, как Кирк знал семью Гэри, это было трудно вдвойне. А если ты сам оказался палачом их ребенка, это было и вовсе невозможно.

Никто не требовал, чтобы Кирк делал это лично. Согласно инструкциям, уведомление ближайших родственников покойного было не его делом. Это была работа командования Звездного флота. И он был бы вправе позволить руководству сделать эту грязную работу. Но Гэри был не только его офицером и коллегой. Этот человек был его лучшим другом. Его семья заслуживала больше, нежели официальное уведомление от незнакомца на их домашнем компьютере.

Чтож, попытаемся еще раз, сказал себе капитан. Он во второй раз наклонился вперед, вдавил кнопку на рабочей станции и начал запись.

?Мистер и миссис Митчелл,? сказал он. ?Я должен сообщить вам нечто ужасное. Гэри… он погиб в ходе… рокового…?

Кирк проклиная себя встряхнул головой. Все бесполезно. Он никак не мог найти нужные слова. Внезапно он услышал серию звуковых сигналов – знак того, что кто-то стоит в коридоре за его дверью. Он почувствовал облегчение от того, что может заняться чем-то помимо этого сообщения.

?Войдите,? ответил он.

Двери скользнули в стороны, открыв Монтгомери Скотта. Главный инженер ?Энтерпрайза? был худощавым, гибким человеком, который почему-то выглядел более прилично, когда его лицо стягивало от напряжения или беспокойства. Его и теперь стягивало что-то, но что-то другое.

?Мне жаль вас беспокоить, сэр,? сказал Скотт.

Капитан отклонил его извинение взмахом руки.

?Ничего, Скотти. Я просто… да ладно, не бери это в голову. Что я могу для вас сделать??

?Это насчет похорон Келсо,? сказал инженер. ?Я сделал все, как вы и просили. Они назначены завтра в полдень.?

Кирк одобрительно кивнул.

?Хорошая работа.?

?Я не хотел бы делать какие-либо предположения,? заметил Скотт. ?Я имею в виду церемонию. Но традиция…?

Капитан почувствовал острую боль.

?Вы можете рассчитывать на несколько слов от меня,? заверил он инженера. ?Ли Келсо был прекрасным человеком и отличным офицером. Это самое меньшее, что я могу для него сделать.?

Скотт отважился улыбнуться, хотя и немного грустно.

?Спасибо, сэр. Это все. Полагаю теперь я могу идти.?

Он ушел, выскользнув из дверей как призрак. Обычно шотландец не был человеком, который не мог поставить вопрос ребром. И он был столь же умелым собеседником, каким был инженером.

Кирк откинулся в кресле, вспомнив, что Гэри был не единственным его другом и коллегой, потерю которого он оплакивал. К счастью для капитана, у Келсо не было ни семьи ни близких родственников, которых нужно было проинформировать о его смерти. Этот мужчина осиротел в раннем возрасте; у него не было ни братьев ни сестер.

С другой стороны, на Энтерпрайзе у него было множество знакомых, множество людей, которые любили его, восхищались им, и наслаждались теплом его теплой и зачастую бесшабашной компании. Даже без близких родственников у Келсо не было недостатка в горюющих об его уходе.

Кирк вернул свое внимание к экрану монитора. Он все еще не знал, как лучше всего рассказать родителям Гэри о его смерти. Возможно такого способа и не было.

?Компьютер,? сказал он. ?Стереть предыдущее сообщение.?

?Сообщение стерто.?

Капитан наклонился вперед, успокаивая себя. Он глубоко вздохнул, потом нажал на кнопку и начал снова.

?Мистер и миссис Митчелл, это Джим. Я желал всем сердцем, чтобы мне не пришлось рассказывать вам такие новости…?

Он продолжил с этого места.

Глава 4

Кирк выпрямившись сидел на кровати в медотсеке; слабая пульсация биосенсоров была единственным звуком в комнате. Перед ним на механической подставке стоял монитор, установленный так, чтобы он мог читать содержимое прямо с экрана.

Но с экраном творилось что-то странное. Изображение на нем менялось несколько раз в секунду, показывая одну научную монографию за другой с невероятной скоростью. И это было еще не самое странное. При такой скорости смены изображения на экране, при скорости, с которой одна монография сменяла другую, Кирк мог следить за ними без малейших проблем. И не только следить… но и поглощать их. Понимать их и даже экстраполировать данные, содержащиеся в них.

Что происходит? спрашивал он себя. Что с ним случилось? Он потянулся к контрольной панели на основании дежателя монитора, и очистил экран. Теперь в его гладкой прямоугольной поверхности он мог видеть свое лицо.

Почему-то оно выглядело другим. Незнакомым. Кирк наклонился немного ближе, и увидел почему. Его глаза. Они мерцали странным серебристым светом. Он напрягся. Он видел такие глаза и раньше. Но прежде чем он смог вспомнить где, он услышал тихое дуновение воздуха, которое сопровождало открытие дверей. Кто-то вошел в лазарет. И он знал кто это еще до того, как обернулся, чтобы увидеть это. Это был его друг Гэри Митчелл. Капитан Гэри Митчелл. Не только его приятель с академии, но также и его командир.

?Гэри,? сказал Кирк.

?Как себя чувствуешь?? спросил Митчелл.

?Со мной что-то произошло,? сказал ему Кирк внезапно пересохшими губами. ?Я думаю… что-то плохое. Я хочу сказать, я могу делать вещи, которые никогда не делал прежде, но…? Он сглотнул. ?Черт возьми, я боюсь.?

Гэри мрачно кивнул.

?Я знаю, Джим.?

Кирк протянул руку.

?Ради бога, ты же мой друг. Ты должен мне помочь,? умолял он.

Но он больше не говорил нормально. Его голос стал настолько мощным, настолько экспансивным, что он эхом отразился от переборок как раскат грома в небе. Кирк снова пораженно посмотрел на свое отражение в экране монитора. Что такого с ним произошло, что он может говорить таким голосом? Во имя всех звезд и планет, чем же он стал? Он снова повернулся к капитану.

?Гэри… пожалуйста…?

Капитан прикусил губу, явно разделяя боль своего друга. Но он не взял протянутую руку Кирка.

?Послушай,? сказал он, ?я не хотел этого делать, Джим. Ты должен понять. Если бы у меня был другой выбор…?

Кирк не понимал.

?Что ты имеешь ввиду?? спросил он, а его голос – густой и тягучий – волнами отражался от стен вокруг него.

Гэри не ответил на вопрос. Он просто стоял с виноватым выражением на лице, словно говорил, что сожалеет о чем-то, что пока еще не случилось. Потом внезапно он исчез. Фактически исчез весь лазарет. И Кирк обнаружил себя парящим в бесконечном, усеянном звездами пространстве. Руки и ноги скрутило, а кожа болела от крошечных холодных булавочных уколов. Мысленно чертыхнувшись, он задержал дыхание… или то что от него осталось.

Он огляделся вокруг и увидел, что находится в сотне метров от знакомого силуэта Энтерпрайза. Корабль заманчиво сверкал в свете далекого солнца, но у Кирка не было никаких средств передвижения… вообще никакого способа добраться до него.

И он не мог все время сдерживать дыхание – даже в этом измененном, более могущественном состоянии. Он мог прожить в вакууме без помощи и защиты всего несколько минут. Потом он умрет, как и любой другой человек.

Но медленно паря в пустоте он начал понимать. Он начал понимать, что он увидел в глазах своего друга: страх, до глубины мозга и костей, который преобладал над всеми остальными эмоциями. Но Гэри боялся вовсе не за себя. Это был страх за его корабль и команду.

Именно поэтому Кирка транспортировали с Энтерпрайза. Именно поэтому теперь он дрейфовал в бесконечности пространства, отрезанный от малейшей надежды на выживание. Потому что он стал монстром – явной и непосредственной угрозой четыремстам другим мужчинам и женщинам, служащим на Энтерпрайзе. Потому что он стал проблемой, которую Гэри не мог игнорировать – даже если это означало пожертвовать жизнью своего лучшего друга.

Кирк мог бы возненавидеть его за это. Но он не стал. Более того, он почувствовал уважение к своему другу за то, что он сделал. В конце концов Гэри был капитаном. Он должен был принимать трудные решения. Если бы они поменялись ролями, если бы Кирк был капитаном, он сделал бы такой же трудный выбор… такую же нежеланную жертву. По крайней мере он очень хотел в это верить.

Это была последняя мысль, охватившая его разум, когда он начал задыхаться в космическом вакууме…

Внезапно Кирк, обливаясь холодным липким потом сел на своей кровати. Он силился вдохнуть, втягивая в свои легкие воздух большимим, жадными, обжигающими глотками. Потребовалось некоторое время, прежде чем он понял что не задыхается в холодном безвоздушном пространстве. Что он находится в своих апартаментах на Энтерпрайзе, где воздуха было в достатке. Не в космосе. Не в вакууме. В своей комнате… в безопасности.

Встряхнув головой, чтобы избавиться от паники, охватившей его, Кирк вспомнил кое-что еще. Гэри Митчелл не был капитаном Энтерпрайза. И никогда не будет. Теперь, когда Гэри мертв, он вообще не будет капитаном какого-либо корабля.

Внезапно он почувствовал невыразимую печаль. Сожаление накатило на него как холодный тяжелый прибой. Гэри никогда не станет ни для кого никем… кроме воспоминания. Потому что его убил его друг. Его лучший приятель. Я.

Отбросив в сторону покрывало, как оковы, Кирк спустил ноги с кровати. Потом он некоторое время сидел на краю, вспоминая то, что он сделал, и пытаясь овладеть собой. Он убеждал себя, что у него не было выбора. Или Гэри или остальные. Разве в его сне Гэри не пришел к такому же решению? Потому что это было единственное возможное решение.

И все же, думал он. И все же.

Как первый офицер, Спок часто принимал командование на Энтерпрайзе в ночные часы – или по крайней мере в то время, что корабельный компьютер называл «ночью», потому что они парили в темноте вакуума.

Как и большинство ночей, эта была спокойной. И у вулканца было достаточно времени, чтобы обдумать события предыдущего дня, снова и снова прокручивая их в уме, рассматривая с разных точек зрения. Но ничто из этого не объясняло то, что он хотел знать.

У него возникли вопросы, на которые невозможно было ответить опираясь на его собственный опыт. Только поговорив с кем-то, обладающим с большим знанием предмета он мог получить знание, которое искал.

Спок как раз пытался решить, к кому бы обратиться с вопросами, когда двери турболифта открылись, пропуская кого-то на мостик. Развернувшись вместе с креслом, он увидел Йомен Смит с компьютерным падом в руке.

Смит была высокой блондинкой с голубыми глазами… из тех кого люди несомненно называют привлекательными. К тому же, подумал первый офицер, она весьма квалифицированна. По его оценке она прекрасно справлялась со своей работой.

?Мистер Спок?? сказала женщина, приближаясь к нему.

Он посмотрел на нее.

?Йомен??

?У меня заявка из инженерного,? сказала она ему. ?Мистер Скотт запрашивает резервные запчасти на тот случай, если мы когда-нибудь столкнемся с еще одним явлением вроде того, что парализовало нас на днях.?

Было маловероятно, что они снова приблизятся к краю галактики после того что они узнали. Однако вулканец взял падд и просмотрел список, который включал множество компонентов силовых узлов. Кажется все в порядке.

Кроме того, подумал он, мистер Скотт не имел привычку делать пустячные запросы. Введя свой офицерский код, Спок подписал заявку. Потом он вернул падд Смит. Она кивнула.

?Спасибо, сэр.?

Она уже развернулась, чтобы уйти, но в этот момент вулканцу пришло в голову, что Смит может обладать знанием, которое он искал. Разумеется это стоило проверить.

?Йомен?? окликнул он.

Смит оглянулась.

?Да, сэр??

Он окинул взглядом мостик, убедившись, что никто не подслушивает их беседу. К счастью те немногие из действующих офицеров в это время были заняты своими задачами.

?У меня есть вопрос,? наконец сказал Спок.

Йомен пожала плечами.

?Если я могу вам помочь, сэр…?

?Полагаю что можете.? Он тщательно обдумал вопрос, чтобы избежать недоразумений. ?Я заметил, что когда люди оплакивают уход товарища, они распространяют друг на друга устные соболезнования.?

Смит понадобилось всего лишь мгновение, чтобы понять, что от нее требуют только подтверждения.

?Да, это правда,? сказала она ему.

?Вулканцы делают тоже самое,? продолжил он, ?хотя и в более бесстрастной манере. Однако я чувствую, что в человеческом ритуале траура есть нечто большее – что-то более тонкое – что я неспособен идентифицировать.?

?Что-то большее?? повторила Йомен.

?Верно.?

Она на мгновение задумалась.

?Ну, еще мы делимся историями о покойном. Обычно это истории, поднимающие настроение. Полагаю, это наш способ закрепить его или ее в наших воспоминаниях.?

Спок кивнул. Теперь, когда Смит упомянула об этом, он вспомнил такую форму поведения с момента гибели Келсо и Митчелла.

?Кроме этого,? продолжила Смит, ?я не могу припомнить ничего характерного. Главным образом мы составляем друг другу компанию до тех пор, пока не переживем самые трудные времена.?

?Составляете… компанию?? поинтересовался он.

?Ага. Сидим и слушаем друг друга. Или сидим и вообще ничего не делаем. Даже это заставляет нас чувствовать себя лучше. Не такими одиноким.?

Вулканец поднял бровь, размышляя над этой идеей. Среди его народа одиночество было тем, что искали, что высоко ценили – особенно в трудные времена.

?Очаровательно,? сказал он.

Йомен улыбнулась.

?Как скажете, сэр. Могу я еще чем-нибудь вам помочь??

Спок задумался, а затем покачал головой.

?Не уверен. Вы и так были весьма полезны,? сказал он ей.

Когда Смит направилась к лифту с падом в руке, первый офицер снова задумался над тем, что она сказала… и решил действовать.

С волосами все еще влажными от душа, с полотенцем, обернутым вокруг его талии, Кирк босяком выбрался из душевой и протопал в спальню. Бодрящая холодная вода рассеяла его смятение, но глаза все еще болели от недостатка сна, и он проголодался. Конечно он мог снова лечь в кровать, чтобы пялиться в потолок, мечтая провалиться в лимбо без сноведений, но такую перспективу он находил мало привлекательной.

Уж лучше провести день в заботах, сказал он себе. Заняться делами. Попытаться жить дальше.

Капитан окинул взглядом комнату, изучая окружение с отстраненностью человека, разум которого жил отдельно от тела. Возле дальней стены он заметил свеже выстиранную униформу, висящую на металлической решетке: там куда прошлой ночью ее положила Йомен Смит.

Он несколько мгновений рассматривал совершенно новую рубашку – золотистая ткань командирской формы казалась более яркой, а капитанские нашивки на рукавах и эмблема на груди слева блестели золотом. На ней не осталось ни дыр, ни следов крови, ничего.

Видя эту чистую опрятную форму, можно было бы представить, что он никогда не был на Дельта Веге… что никогда не пытался оставить там Гэри, и не был вынужден в конце концов убить там своего друга. И все же это было. Его кошмар был напоминанием этого… словно он нуждался в напоминании. Он убил своего друга, и это воспоминание будет посещать его до конца его дней.

С этой мрачной мыслью Кирк начал одеваться. Сначала он натянул брюки, потом рубашку, носки и ботинки. Он был раздражен и чувствовал боль в доброй дюжине мест, да и рука все еще не сгибалась и немного опухла несмотря на лекарства, которыми напичкал его Пайпер. Вздохнув капитан разорвал пластиковую повязку, зная что доктор отчитает его за то, что он сделал это сам.

Обычно он использовал утреннее время, чтобы спланировать свой день – напоминал себе о целях, которые ему придется достигнуть, о задачах, которые нужно выполнить, о сроках выполнения. Он мысленно представлял себе все затруднения, каждый шаг, и составлял план действий. Но не сегодня.

Сегодня Кирк не мог найти в себе сил, чтобы думать о чем-то за пределами существующего мгновения. Он занимался своими обязанностями командующего офицера в порядке очередности, отложив все, что не требовало его непосредственного внимания. Он опирался на своих подчиненных везде где мог, зная что все будет в порядке, и надеясь, что этого вполне достаточно.

Шагнув к своей рабочей станции, он вывел записи отчетов предыдущей ночи, которую обновили всего несколько минут назад. Капитан заметил, что эта смена прошла без особых событий. Только обычные записи астрономических явлений и преиодическая детализация курса. Обычные дела.

Кирк заметил про себя, что все шло просто отлично. Но в свете того, чем он и его команда занимались последние дни, в свете их отчаянной борьбы за выживание… нормальные отчеты не могли не казаться немного странными.

В конце концов они уничтожили растущего бога. Они похоронили силу природы. Звезды должны были вздрогнуть, планеты должны были врезаться друг в друга, а Млечный Путь вскрикнуть от боли и удивления. Но по сведениям Кирка ничто в небесах не отметило смерти Гэри Митчелла. Только краткая запись в журнале.

Вздохнув он закрыл файл и открыл другой – запись капитана, в которой он сообщал о смерти своего друга. Хотя никто больше в его апартаментах не мог этого услышать, он прочел вслух:

?Лейтенант коммандер Гэри Митчелл… то же примечание.?

Кирк вздрогнул. Я должен поработать над этим, сказал он себе. Более тщательно. В конце концов он этого заслуживает.

Внезапно он услышал знакомую трель. Повернувшись к двери, он поинтересовался, кто мог заявиться к нему в столь ранний час… кто мог заметить, что он проснулся настолько, чтобы получить доступ к ночным записям.

Очевидно, подумал капитнан, кому-то чертовски не терпелось с ним поговорить. Возможно это снова Скотти хочет в последнюю минуту уладить какую-то деталь в похоронной церемонии.

?Войдите,? сказал он.

Дверь скользнула в сторону, открыв обозрению высокую стройную фигуру первого офицера. Спок стоял скрустив руки за спиной с тем же безразличным видом, что и всегда. Кирк был потрясен. Вулканец был его первым офицером больше года, и все же он никогда не делал попыток посетить капитана в его каюте.

Из- за чего такая смена настроения, задумался Кирк, если конечно слово «настроение» можно было применить к вулканцу? Потом он вспомнил высказывание Спока на мостике днем раньше.

?Я тоже сочувствую,? сказал он.

Тогда капитан тоже удивился. Он даже посмел надеяться, что вулканец имел в виду именно это. Но потом он увидел выражение лица Спока – или скорее отсутствие оного – и понял, что это была всего лишь любезность. Его теперешнее появление без сомнения тоже было простой любезностью.

?Ну же,? сказал Кирк. ?Не стойте там.?

Вулканец нерешительно шагнул в комнату. С тихим шипением за ним закрылись двери.

?Все в порядке?? спросил у него капитан.

?Да,? подтвердил Спок, оглядываясь вокруг. ?В настоящий момент на мостике командует лейтенант Олден.?

Кирк ждал, что его офицер скажет что-нибудь еще, но Спок просто стоял. Если для его посещения и была причина, казалось он не хотел – или был неспособен – объяснить ее.

?Слушайте,? сказал капитан, ?если есть что-то, что я могу…?

?Я хотел бы принести извинения,? выпалил вулканец.

Кирк уставился на него.

?Принести извинения??

?Да. Вчера на мостике я отреагировал… неадекватно на ваше эмоциональное смятение. Я хотел бы исправить свою оплошность.?

Капитан откинулся в кресле.

?Не думаю что понимаю, что вы имеете ввиду, мистер Спок.?

?Когда люди скорбят о ком-то, им нужна компания их коллег и…? первый офицер немного запнулся на следующем слове, ?… друзей. Вчера я видел, что вы скорбели о смерти коммандера Митчелла, но я оказался не в состоянии обеспечить вам такую компанию. Я хотел бы сделать это теперь.?

Кирк не смог сдержать улыбки.

?Я ценю вашу заботу, Спок, но в этом нет необходимости.?

Первый офицер прищурился.

?Значит вы больше не испытываете печали из-за смерти вашего друга??

?Испытываю,? ответил капитан, ?но это не значит…?

?И разве разговор о ваших чувствах не помог бы вам??

Кирк вздохнул.

?Полагаю что помог бы. Но…?

Спок выгнул бровь.

?Но я не тот человек, с кем вы бы хотели это обсуждать.?

По крайней мере в душе капитан был готов с этим согласиться, когда он вдруг понял, что из всех людей на Энтерпрайзе вулканец мог бы стать ему хорошим другом. Это было похоже на удар. Ведь на самом деле он не очень хорошо знал Спока. В большинстве случаев первый офицер был очень скрытен. Но между ними всегда было взаимное уважение…

Нет, решил Кирк. Все же в их отношениях было нечто большее. Он также уважал и Пайпера, но не был склонен довериться этому человеку. Так что же заставляло его чувствовать себя более уютно рядом со Споком, несмотря на то что он вулканец? Капитан заглянул себе в душу, чтобы найти ответ, но не нашел.

?Сэр?? подтолкнул его Спок.

?Фактически,? сказал Кирк, ?я могу свободно обсуждать это с вами так же, как с любым другим. Только я не уверен…?

?Расскажите мне о коммандере Митчелле,? предложил вулканец.

Капитана это застало врасплох.

?Прошу прощения??

?Командер Митчелл. Расскажите мне о нем.?

Кирк понял, что его первый офицер не уйдет, не получив ответа. К тому же у него был еще час до того, как его присутствие потребуется на мостике… Капитан жестом показал на кресло. Спок покорно занял его.

?Что именно вы хотите знать?? спросил Кирк.

Глаза вулканца сузились.

?Я прослужил с коммандером Митчеллом тринадцать месяцев и двенадцать дней,? заметил он. ?Однако я никогда не углублялся в его личную историю… Я мало что знаю о нем. Я не знаю откуда он прибыл, как стал офицером звездного флота. И я буду рад, если вы сможете заполнить эти пробелы в моих знаниях. Ведь вы были его другом.?

Кирк поморщился.

?Откуда он родом и как стал офицером… Это уже полтора рассказа, Спок.?

Вулканец уставился на него с выражением, очень похожим на бесконечное терпение.

?Меня не ждут в другом месте,? ответил он.

Капитан понял, что Спок говорит всерьез. Это оставляло ему мало выбора.

?Хорошо,? сдался Кирк.

Воспоминания всплыли в памяти без его согласия, хорошие и плохие, возвращая его в более доброе, но не менее сложное время. Время возможностей и неизвестности, надежд и страхов.

?Это было похоже…?

Глава 5

Восемнадцатилетний Джим Кирк шел по гулкому коридору к своему новому офису. Его руки были настолько забиты учебными лентами, что они упирались в подбородок. Вокруг сновали кадеты всех курсов, стараясь не слишком открыто пялиться на него. Но все равно пялились.

Конечно Кирк мог бы заявиться к охране университетского городка, и потребовать тележку антиграв, как делали все новые преподаватели. Но он отличался от них.

В то время как они были ветеранами Звездного флота, ему было только восемнадцать. Они зарабатывали свои звания в ходе миссий, от подвига к подвигу. Он же получил звание лейтенанта в значительной степени за свой поступок во время переговоров, которые принесли мир Аксанару, и за который он получил медаль и похвалу командира.

Конечно Пальмовая Ветвь Аксанара была лишь заключительным штрихом. В первый год обучения Кирк показал готовность к упорному труду. Одни профессора описывали его как ?лучшего кандидата в капитаны за последние десять лет?, а другие как ?молодого человека с практически неограниченным потенциалом?.

Отсюда и положение преподавателя, и соответствующее рвение. Предшественник Кирка забрал последнее свое личное имущество меньше получаса назад, и теперь лейтенант был готов затребовать свой новый офис с решимостью коммандера клингона, захватывающего планету.

Ну и что, что потребуется пересечь весь университетский городок, или что офис еще не освободили. Кирк двигался вперед с необузданным энтузиазмом. Вот только за последние минуты он успел о нем пожалеть. Стопка пленок была настолько тяжелой и громоздкой, что его мускулы начало сводить судорогой. Кирку закралось предчувствие, что он не сможет проделать весь путь к месту назначения не разбросав свои материалы по полу.

У него возникло дикое желание избавиться от этой тяжести, признать, что он оказался глупцом, пытаясь дотащить их самостоятельно, и наконец-то вызвать тележку. Спору нет, это было бы разумно. Но Кирк не мог осуществить этот разумный выбор. Академия оказала ему большое доверие – чтобы он не только поделился своими знаниями и умениями с другими кадетами, но и чтобы подтвердил свое звание. Если он потерпит неудачу в конце своей маленькой экспедиции, руководство об этом узнает.

И Кирка это беспокоило. Его губы непроизвольно скривились. Он ненавидел, когда его смущали. Одному богу известно, как часто он краснел год назад, когда его осаждал Финнеган. Этот старшекурсник сделал его жизнь в академии настоящим адом.

Но Финнеган уже закончил обучение – из последних сил – и был откомандирован на звездолет, направляющийся к ромуланской границе. В эту минуту он находился за много световых лет от Земли, и вероятно был слишком занят, считывая показания сенсоров, чтобы думать о первокурснике, которого он мучал на каждом шагу.

Кирк решил, что в этом году он больше не позволит себя третировать. Он будет холодным, невозмутимым… живым воплощением самообладания. Если конечно не рассыпет все пленки по полу.

Но едва лейтенант об этом подумал, до его слуха донеслась насмешка, сопровождаемая приглушенным смехом. Бросив взгляд налево, он заметил парочку кадетов первогодков в черно-золотых туниках академии.

Один из кадетов был высоким, худощавым пареньком с длинным веснушчатым лицом и непослушной копной рыжих волос. Другой был нормального телосложения с темными волосами и глазами. Второй кадет смотрел на него уверенно, даже дерзко, подумал лейтенант, и это выделяло его среди других первокурсников. Это также предполагало, что замечание отпустил именно он. Кирк остановился и обратился к нему.

?Прошу прощения??

Выражение лица кадета стало более подобающим.

?Сэр??

?Я вас правильно расслышал??

?Это кое от чего зависит,? сказал кадет.

?От чего??

Кадет вскинул свой подбородок.

?От того, что именно вы слышали, сэр.?

Руки Кирка болели безумно, но он не собирался уходить пока не получит сатисфакций.

?Я слышал,? сказал он без интонации, ?что выгляжу как стопка книг с ногами.?

Темные глаза кадета мигнули.

?Верно, сэр. То есть да, я это сказал. Но вы действительно напоминаете стопку книг с ногами.? Он бесстрастно пожал плечами. ?Естественно я не собирался проявлять неуважение.?

?Разумеется,? повторил за ним лейтенант. ?Скажите… как ваше имя, кадет.?

Паренек на мгновение замялся – примитивная и не неожиданная реакция.

?Митчел, сэр. Гэри Митчелл.?

Кирк смерил кадета с ног до головы.

?Увидимся на занятиях, мистер Митчелл.?

Курсант уставился на него, неспособный скрыть свое замешательство.

?На занятиях, сэр??

?Верно,? сказал ему Кирк. ?По история Федерации.?

Кадет наклонил голову.

?Я думаю вы ошибаетесь, сэр. Я в классе коммандера Чиарелло.?

Теперь, несмотря на нестерпимые ощущения в руках, настала очередь лейтенанта улыбаться.

?Вы были в классе коммандера Чиарелло. Теперь будете в моем,? сказал он. ?Я иду договариваться о вашем переводе, мистер Митчелл. Так что мы с вами сможем познакомиться получше.?

Паренек казалось не знал, что ответить. Наконец он пробормотал.

?Спасибо, сэр.?

?Всегда пожалуйста,? обнадежил его Кирк. ?И прежде чем мы закончим, вы обнаружите, что тоже станете стопкой книг с ногами.?

Митчелл насупился гораздо сильнее.

?Отставить,? добавил лейтенант.

Потом он возобновил свое продвижение по коридору. Мускулы просто завязались болезненным узлом. Он внимательно прислушивался, не захочет ли кадет произнести еще одно замечание теперь, когда он повернулся к нему спиной. К счастью для Митчелла, Кирк ничего не услышал.

Для Кирка это тоже было большой удачей. Его руки не смогли бы перенести дальнейший разговор. Как бы там ни было, он очутился внутри своего офиса прежде, чем стало невмоготу и стопка пленок низверглась из его рук.

?Спасибо,? сказал он, ни к кому в сущности не обращаясь, прикрыв глаза и ликуя от чувства облегчения.

Позволив створкам двери сомкнуться, лейтенант рухнул в кресло. Его руки, онемевшие и бесполезные, бессильно поникли на коленях, но хотя бы это испытание подошло к концу. После того как боль начала утихать, Кирк направился к рабочей сотпустить замечание, едва он повернется к ним спиной. танции на столе, вывел список кадетов первогодков, и затребовал перевод Митчелла.

Семнадцатилетний Гэри Митчелл подождал пока заносчивый лейтенант повернет за угол. Потом он посмотрел на Карла Вильяма Брандхорста, своего рыжеволосого соседа по комнате и друга первокурсника.

?В чем его проблема?? вслух осведомился Митчелл.

?Разве ты не знаешь кто это?? спросил Брандхорст.

Митчел пожал плечами.

?А я должен??

?Имя Кирк тебе ничего не говорит? Джеймс Т. Кирк??

Митчел тряхнул головой.

?Ничего.?

Брандхорст закатил свой бледно-голубые глаза.

?Ну же, Гэри. Кирк здесь самая большая знаменитость со времен Гарта с Изара. Командование Звездного Флота не может дождаться, чтобы запихнуть его в большое удобное капитанское кресло.?

Митчелл уставился на кадета, задаваясь вопросом, не подшучивает ли над ним Брандхорст. Очевидно что нет.

?И чем же он так знаменит?? спросил он.

Рыжий фыркнул.

?Из того что я слышал, почти всем. Он умнее чем кто-либо другой, кого они когда-либо видели. Он работает вдвое усерднее, чем кто-либо еще. И у него такой важный вид… ну, ты же сам это видел. Похоже он рожден чтобы командовать.?

Митчел задумался.

?Пусть так,? наконец сказал он. ?Но он не был рожден, чтобы командовать мной.?

Брандхорст уставился на него.

?На твоем месте я бы поостерегся от таких разговоров. Кирк уже положил на тебя глаз. Последнее что тебе нужно, так это продолжать гладить его против шерсти.?

Митчелл рассмеялся и хлопнул своего рыжеволосого компаньона по спине.

?Знаешь что, Карл? Расслабься. Ты принимаешь весь этот материал Академии слишком серьезно.?

Второй кадет нахмурился.

?Тебе тоже пора начать относиться к этому серьезно, дружище, иначе они дадут тебе пинок в твой жалкий зад. Есть список тысячи кандидатов, имеющих непреодолимое желание занять твое место.?

Митчелл знал, что Брандхорст не преувеличивает. Доступ в академию Звездного Флота был исключительной привилегией. Только чрезвычайно малый процент тех, кто сдавал экзамены, получали диплом.

Не то чтобы Митчелл был не рад оказаться здесь, или что он не ценил преимущества будущего в Звездном Флоте. Он хотел увидеть звезды так же, как и любой из его товарищей кадетов, и он знал, что должен закончить академию, если надеется сделать это.

Просто он не чувствовал потребности волноваться о занятиях, или о мнении преподавателей о нем самом. Потому что он помнил, что попал сюда в силу естетственных причин. И поэтому он не видел никакого резона изменять теперь свою стратегию.

?Пусть и не мечтают,? наконец ответил Митчелл. ?Я здесь надолго.?

?Надеюсь что ты прав,? сказал Брандхорст.

?Ставлю на это ферму,? заверил его сосед по комнате.

Кирк нажал кнопку на своей контрольной панели, и за его спиной ожил огромных размеров экран, на котором появилось изображение блестящей, серебристо-серой ромуланской Хищной Птицы девяностодвухлетней давности.

По существу корабль представлял собой цилиндр с сигарообразными гондолами по обе стороны в кормовой части. Нижняя часть фюзеляжа была похожа на горделивого крылатого хищника – предположительно обитателя небес Ромула, хотя никто в Федерации никогда не знал этого наверняка.

?Это,? сказал лейтенант, поворачиваясь к амфитеатру классной комнаты и своему классу из двадцати двух кадетов первогодков, ?корабль, который ромуланцы использовали в войне против Земли. Эта война началась в 2156 году, продолжалась до 2160, унесла десятки тысяч жизней с обеих сторон, и завершилась решительной победой землян в сражении при Чероне.?

Его студенты рассматривали экран и любопытный корабль, изображенный на нем. Все кроме одного, заметил Кирк. Гэри Митчелл бегло взглянул на изображение ромуланского корабля, когда оно только появилось, но потом продемонстрировал незначительный интерес к предмету. Казалось он предпочел пялиться в выходящее на запад окно на застланное облаками небо над Тихим океаном.

?Фазеры, дисрапторы, фотонные торпеды… тогда еще не было изобретено этих технологий,? заметил лейтенант. ?Обе стороны были вынуждены использовать атомное оружие, которое чаще взрывалось в своих пусковых камерах, нежели где-либо еще.?

Он заметил, что Митчелл начал разглядывать свои ногти.

?Более того,? сказал Кирк, ?флот Земли овладел скоростью деформации, в то время как ромуланцы были вынуждены полагаться на простые импульсные двигатели. Но если задуматься, это различие не было подавляющим стратегическим преимуществом, как могло бы показаться.? Он сделал паузу. ?Кто-нибудь хочет объяснить почему??

Множество рук взлетели вверх. Но среди них не было Митчелла.

?Мистер Сантанджело?? сказал лейтенант.

Сантанджело, маленький паренек, говорил на удивление глубоким, мелодичным голосом.

?Многие сражения происходили в пределах солнечных систем, где планетарные гравитационные колодцы не позволяли использовать скорости выше скорости света.?

?Это одна из причин,? согласился Кирк. ?А другая?? Он посмотрел на студентов, поднявших руки. ?Мистер Эйснер??

У Эйснера был высокий лоб и большие уши.

?Как вы упоминали, сэр, у обоих сторон было примитивное оружие. Любой, кто подумывал об нанесении удара, был вынужден открывать огонь на импульсных скоростях.?

Лейтенант кивнул.

?Отлично.?

Он снова прикоснулся к управлению, и изображение на экране изменилось. Вместо единственного ромуланского корабля, он теперь показывал целый флот.

?Однажды,? сказал Кирк своему классу, ?силы ромулан приблизились к Земле гораздо ближе, чем могут вспомнить люди. Это соседство, это ощущение хищника у наших дверей, произвело неизгладимое впечатление… не только на население, которое осталось в тылу на человеческих мирах, но и на корабли Земли и их команды.?

Все кадеты в комнате закивали, когда он или она пытались представить себе то, на что это было похоже. И снова Митчелл был единственным исключением. Он снова пялился в окно.

?Как вы полагаете, какой могла быть их реакция?? спросил лейтенант своих студентов.

Как и прежде он увидел несколько поднятых рук. Руки Гэри Митчелла среди них не было.

?Мистер Митчелл?? сказал он.

Кадет повернулся к нему. Если он был смущен или удивлен, он этого не показал. Он только уставился на Кирка с мрачным выражением на лице.

?Их реакция?? переспросил Митчелл.

?Таков был вопрос,? подтвердил лейтенант.

?На Земле или среди защитников в космосе??

?Давайте начнем с защитников.?

Кадет продолжал глазеть на Кирка. Его брови немного сошлись.

?Что-то непредвиденное,? сказал он наконец. ?Не страх… слишком привлекательная мысль. Нет, защитники не боялись. Они стали решительней как загнанные в угол животные. Присутствие за спиной укреплений заставило их сражаться еще яростнее.?

Настал черед лейтенанта пялиться.

?Совершенно верно,? сказал он, впечатленный уровнем проницательности Митчелла. ?Команды на кораблях сражались как дикари, защищающие свои пещеры. И прежде чем они это поняли, они начали вытеснять захватчиков.?

Кадет улыбнулся, явно довольный собой. Кирк не вернул ему улыбку. Вместо этого он продолжил свой урок. Он рассказал о том, на что была похожа жизнь на Земле во время войны. Он рассказал о сражениях, случившихся между враждующими сторонами. И он говорил о самих ромуланцах – или скорее о том немногом, что было о них известно.

Естественно по ходу дела он задавал вопросы, заставляя студентов задумываться над тем, о чем они не задумывались прежде. И каждый раз, когда он думал, что застанет Митчелла врасплох, он задавал самый трудный вопрос, который требовал серьезных размышлений.

Но кадет безупречно отвечал на каждый из них. Вскоре лейтенанту стало ясно, что Митчелл был сильнее, чем казался на первый взгляд. Наконец раздался звонок, сигнализирующий об окончании урока Кирка.

?Я хочу чтобы вы все прочитали доклад Дендриджа об битве при Чероне,? сказал он, пока студенты сохраняли свои записи и собирали падды. ?В следующий раз мы рассмотрим ее более подробно. Свободны.?

Кадеты встали. Митчелл был последним, кто поднялся, и последним, кто прошествовал мимо лейтенанта.

?Мистер Митчелл,? окликнул его Кирк.

Курсант остановился.

?Сэр??

?Я хотел бы с вами поговорить.?

?О чем, сэр?? спросил Митчелл.

Лейтенант нахмурился.

?Это будет личный разговор. Не между старшекурсником и первогодком. Не между преподавателем и студентом. Только между вами и мной.?

Кадет кивнул.

?Понимаю.?

Кирк подождал, пока двери с шипением закрылись. Затем он повернулся к Митчеллу.

?Скажите, как вы это делаете?? сказал он.

?Что это?? спросил первокурсник.

?Вы отвечали на вопросы не моргнув глазом,? сказал лейтенант, ?хотя было ясно, что вы меньше всего заинтересованы предметом.?

Митчелл загадочно улыбнулся, задевая любопытство Кирка еще больше.

?Вы не обратите мои слова против меня, сэр??

?Даю слово,? сказал старшекурсник.

Курсант пожал плечами.

?Просто у меня бывают… вспышки озарения. Думаю вы бы их назвали именно так. Они были у меня всю мою жизнь.?

?Вспышки озарения?? переспросил Кирк. ?Вы имеете ввиду, что можете сказать что творится у меня в голове??

?Нет,? сказал Митчелл. ?Не совсем так. Но я могу сказать, что вы чувствуете по отношению к чему-либо. И большую часть времени я могу объединить это с некоторыми репликами и представить картинку.?

Живя в Айове Кирк слышал о таких людях. Просто он никогда не сталкивался с ними лично.

?Заметьте, я не вулканец,? сказал Митчелл. ?Но зачастую я могу догадаться, о чем думают люди.?

Лейтенанту были нужны доказательства.

?Хорошо,? сказал он. ?Тогда о чем я думаю прямо сейчас??

Кадет изучил выражение лица Кирка.

?Вы думаете, что я только наполовину тот болван, каким вы меня считали.?

Старшекурсник понял, что у него отвисла челюсть. Сознательным усилием он вернул ее на место.

?Достаточно близко?? спросил Митчелл.

?Достаточно близко,? признал Кирк.

?Именно по этой причине я поступил в Академию,? признался кадет. ?То есть я не был образцовым студентом в других отношениях. Но когда я понял в чем дело… когда я можно сказать разгадал людей… я оказался среди сливок общества.?

Лейтенант тряхнул головой.

?Но вы же учитесь,? настаивал он, отказываясь верить в обратное.

Первокурсник пожал плечами.

?Я учу то, что хочу изучать. Например конструкцию варп двигателя. Или звездную навигацию. Мне не хватает этого материала. Но когда приходит время истории, философии, сравнительной социологии… мне надоедает это довольно быстро.?

Кирк содрогнулся от этого признания. За все время, что он провел в Академии, он не слышал, чтобы кто-нибудь рассказывал нечто подобное. К тому же он не знал как отнестись к человеку, который достигает всего только благодаря интуиции. Это было несправедливо по отношению к другим кадетам.

?Знаю,? сказал Митчелл, ?вы думаете что я обманываю. Вы думаете, что я должен отступить, и отдать свое место более достойному человеку – кому-то, кто подготовлен немного лучше.?

Лейтенант почувствовал, что пошел красными пятнами.

?Я этого не говорил,? защищаясь сказал он.

?Нет,? напомнил ему Митчелл. ?Помните, вспышки озарения??

Кирк нахмурился.

?Ладно,? признался он. ?Возможно я на самом деле подумал, что эту возможность мог бы больше оценить кто-нибудь другой.?

?Тогда вы были бы не правы,? сказал Митчелл. ?Никто не хочет к звездам больше, чем я.?

Лейтенант уставился на него пристальным взглядом.

?И вы думаете, что доберетесь туда с такими салонными трюками?ным взглядом.

ь адетам.

ой интуиции. удь рассказывал нечто вроде этого. ?

Кадет немного напрягся.

?Вы хотите сказать, что интуиция ничего не стоит, лейтенант? Или что нам далеко до понимания того, с чем мы прежде не сталкивались??

Кирк не мог этого сказать. Насколько ему было известно, интуиция считалась ценным качеством. Но ему казалось неправильным, что Митчелл может легко добиваться своего, в то время как его товарищи первокурсники должны все заучивать.

?Мне нужно идти на следующий урок,? сказал кадет.

Неспособный ничего добавить к своему протесту, лейтенант кивнул.

?Вы свободны, мистер Митчелл.?

Кадет посмотрел на него.

?И вы не будете распространяться об этом? Я имею в виду мой талант??

Кирк пожалел, что не может сделать этого.

?Как я уже сказал, даю вам слово.?

?Хорошо. Увидимся завтра… сэр.?

С этими словами кадет покинул класс. Кирк некоторое время стоял там, и злился на Митчелла от имени каждого, кто когда-либо засиживался до полуночи, пытаясь справиться с учебным планом первого года. Но он также был вынужден признать, что немного завидует этому человеку.

В конце концов Митчелл и в самом деле понимал людей, а это была область, над которой лейтенанту еще предстояло поработать.

Глава 6

Гэри Митчелл лежал на своей кровати в нижнем белье, мысленно возвращаясь к событиям дня, и подбрасывал в воздух синий резиновый мячик для ракетбола. Поймав его на излете он сказал.

?Я тебе не мешаю??

Долговязый Карл-Вильгельм Брандхорст, согнувшийся над своим столом в другом конце комнаты, фыркнул и стрельнул в него взглядом.

?А если да??

Митчелл пожал плечами.

?Думаю я нашел бы другое место для свободного времени. Конечно будет затруднительно сказать, где находится это место. Академия явно не рассадник для чувственных стимулов в это время ночи.?

?По вполне серьезной причине,? сказал ему сосед по комнате. ?Большинство людей занимаются. А кто нет, тот спит.?

Митчелл снова подбросил мячик в воздух и поймал его.

?Знаешь,? размышлял он вслух, ?Кирк сегодня заставил меня задуматься.?

Брандхорст изобразил притворное удивление.

?Ты думаешь? То есть я хочу сказать в дополнение ко всем другим твоим талантам??

Митчелл улыбнулся про себя и не оскорбился.

?Имей ввиду, я ни за что не признаюсь в этом лейтенанту, но его урок был не самой скучной вещью, какую я когда-либо слышал. Там было несколько интересных моментов, когда я на самом деле его слушал.?

Брандхорст фыркнул.

?В твоих устах это настоящий комплимент.?

?Да,? сказал Митчелл, признавая точность этого замечания. ?Это комплимент.?

Он запустил мячик вверх, пытаясь рассмотреть насколько высоко он подлетит не коснувшись при этом потолка. Мяч достиг максимума за несколько дюймов до белой гладкой поверхности, прежде чем гравитация взяла свое и заставила его упасть на землю. В этот момент внимание Митчелла переключилось.

?Ты кажется говорил, что лейтенант Кирк здешняя знаменитость?? спросил он.

?Так мне говорили,? ответил Брандхорст.

?В нем что-то есть,? согласился Митчелл, рассматривая различные стороны личности лейтенанта так, как кто-нибудь еще мог бы рассматривать грани алмаза или электронные орбиты в молекуле дюраниума. ?Знаешь что не так? Этот парень может далеко пойти… если конечно получит немного помощи от нужных людей.?

Рыжеволосый уставился на него.

?Извиняюсь за вопрос… но черт возьми, о чем ты говоришь??

Митчелл подкинул мяч вверх и проследил как он на волосок не достиг потолка. Потом, движением запястья он подхватил его на лету по пути вниз.

?Я имею ввиду,? сказал он, ?что Кирк здесь в забавном положении. Он слишком молод, чтобы дружить с другими профессорами, и слишком высокомерен, чтобы протирать локти со своими товарищами кадетами.?

?И?? подтолкнул его Брандхорст.

?Так что я собираюсь взять этого парня под свое крыло,? сухо ответил Митчелл. ?Я собираюсь сделать его своим личным проектом.?

Его сосед по комнате закатил глаза к потолку и снова вернулся к своим занятиям.

?Ты кадет первогодок, который едва может утром найти свои ботинки. И ты собираешься взять под свое крыло лейтенанта? Человека, который рожден чтобы командовать??

Митчелл пожал плечами.

?Разве я не об этом говорил??

Брандхорст вздохнул.

?Если честно, Гэри… иногда я не знаю с какой планеты ты свалился.?

Митчелл уставился на него с непроницаемой миной.

?Ну и дела, Карл-Вильгельм. Может быть тебе нужно еще позаниматься.?

Потом, наметив курс действий, он отложил мяч и отправился спать.

Кирк зачерпнул немного белого порошкового мела из подноса перед собой, растер его между ладонями, и занял позицию под турником. Подпрыгнув, он ухватился за перекладину руками и почувствовал, как вес отозвался в плечевом суставе.

Его руки все еще болели после вчерашнего переезда, но не настолько чтобы удержать его от этих упражнений. Кроме того он чувствовал, что будет полезно растянуть и разработать каждый мускул в его теле от кончиков пальцев до паха.

Мгновение лейтенант просто висел, делая глубокие вдохи, чтобы подготовить себя к значительным нагрузкам, которые его ожидали. Потом он выгнулся, и начал раскачиваться; сначала осторожно, но с постоянно увеличивающейся амплитудой.

На четвертом взмахе Кирк подтянул ноги ближе к телу и просунул их их под перекладину. После головокружительного момента он остановился. Проверив хватку, он сделал пару глубоких вдохов и бросил свое тело в сальто вперед.

Он снова начал раскачиваться. Он раскачивался взад и вперед с определенной грацией, пока наконец не достиг почти вертикального положения при взмахе назад. Потом он двинулся вперед со всей силой, какую смог собрать.

Наконец на вершине взмаха он отпустил перекладину и прижал колени к груди. Он чувствовал, как гимнастический зал вращается вокруг него… Первый раз, второй, наконец третий. Кровь стучала в ушах. Как только он почувствовал, что закончил третий оборот, лейтенант выпрямил ноги, держа колени слегка согнутыми. Долю секунды спустя, он вытянул руки для баланса, и почувствовал как пятки ударились обо что-то твердое.

Когда ощущения стабилизировались, он увидел, что стоит на одном из гимнастических матов, в метре от гимнастического снаряда. Он усмехнулся и сжал пальцы в кулаки.

Есть, подумал он. Он впервые выполнил тройное сальто. И ему было жаль, что его брат Сэм не видел этого. Как бы он хотел…

Внезапно шестое чувство подсказало Кирку, что в комнате он не один. Обернувшись он заметил двух своих коллег педагогов, стоящих в дверном проеме. Одним был Майар-Перт, ксенобиолог. Вторым – Ааронсон, который преподавал третьему курсу субпространственную механику.

Оба секунду смотрели на лейтенанта. Потом развернулись, и вышли тем же путем каким и прибыли, хотя их одежда явно говорила о том, что они планировали заняться гимнастикой. Кирк вздохнул.

Год назад Ааронсон и Майар-Перт не ушли бы. Они бы вошли и воспользовались параллельными брусьями или гимнастическим конем, и по ходу дела поделились бы с ним какими-нибудь забавными историями – и это несмотря на то что он был кадетом, а они его преподавателями.

Но это было раньше. До того как он посчитал нужным сдать Бена Финнея.

Митчелл завтракал с Брандхорстом и несколькими другими кадетами первогодками, обмениваясь историями о своих занятиях, когда в общую столовую вошел Кирк. Лейтенант взял из щели автомата поднос с едой. Потом, окинув внимательным взглядом окрестности, немного нахмурился и занял место в углу комнаты. Приступив к еде он сосредосточил свой взгляд на содержимом своего подноса.

Один из кадетов, сидящих с Митчеллом – парень по имени Ковалески – встряхнул головой.

?Я бы сказал, что так ему и надо.?

Митчелл посмотрел на него.

?Кому? Кирку??

?Именно.?

?За что так ему и надо?? спросил Брандхорст.

Ковалески мрачно ухмыльнулся.

?За то что случилось на Республике.?

?Похоже вы об этом не слышали,? сказал Чен, четвертый, обедающий за их столом.

Митчелл посмотрел на Брандхорста, которому он доверил отслеживать все сплетни академии.

?Ты знаешь о чем говорят эти парни??

Брандхорст покачал головой.

?Без понятия. Это имеет какое-то отношение к битве при Аксанаре??

?Даже не приближается,? сказал Ковалески. ?Это было потом.? Он наклонился к своим товарищам кадетам поближе. ?Каждый год мы отправляемся в учебную миссию на звездолете куда-нибудь в пространство Федерации. Республика – один из кораблей, относящихся к учебным судам.?

?Ну,? сказал Митчелл. ?Это даже я слышал. И как это связано с Кирком??

Чен тоже наклонился ближе.

?В прошлом году он побывал в паре таких миссий. Судно, на котором он отправился, и было Республикой. Вместе с ним отправился и один из инструкторов – парень по имени Бен Финней.?

Это имя Митчеллу было незнакомо.

?Я должен его знать?? спросил он.

?Кирк его знал,? сказал Ковалески. ?Он и Финней были друзьями. Видишь ли, Финней был здесь самым молодым инструктором, а Кирк был вроде как одаренным парнем. Они поладили.?

?Как бы то ни было,? сказал Чен, ?они оба оказались на Республике, и Финнею досталось первое ночное дежурство. Кирк был назначен на второе. Но когда Кирк пришел, чтобы сменить своего приятеля, он обнаружил, что канал импульсного двигателя Республики открыт.?

Митчелл мало что знал об импульсных двигателях, но слова ?открытый канал? звучали довольно таки опасно. Выражение лица Чена это подтверждало.

?Если бы его не закрыли вовремя,? сказал Ковалески, ?корабль мог взорваться. Так что Кирк закрыл его.?

?И в чем же проблема?? спросил Брандхорст.

?Ни в чем,? ответил Ковалески. ?Кроме того, что Кирк на этом не остановился. Он сообщил об инциденте капитану.?

Чен кивнул.

?Не считаясь с тем, в каком свете это выставит Финнея. Когда все выяснилось, Финней получил выговор. И что еще хуже, его переместили в конец списка продвижения по службе.?

Ковалески уставился на Кирка в другом конце комнаты.

?Именно это добрый лейтенант сделал своему другу – парню, который ему нравился. Вообразите что он может сделать тому, кого не выносит.?

?Именно поэтому другие инструкторы избегают его,? объяснил Чен. Он улыбнулся. ?И в частности Финней.?

Митчелл тоже уставился на Кирка.

?Понятно.?

Он воображал, что только возраст Кирка мешал его тесным отношениям с другими преподавателями. Теперь он знал правду. Чен поднялся на ноги и взял свой поднос.

?Мне пора двигать. Звездная картография ждет.?

?Меня тоже,? сказал Ковалески, тоже вставая. ?А вы, парни??

Брандхорст заявил, что отправится в зал для самостоятельных занятий. Кажется ему нужно было что-то почитать перед занятием по металлургии. Только Митчелл решил остаться в столовой. В конце концов ему было что сказать Джеймсу Т. Кирку, и он хотел сделать это с глазу на глаз.

К счастью для Митчелла, лейтенанту не понадобилось много времени, чтобы закончить свою трапезу. Ни с кем не разговаривая, он казалось не горел желанием задерживаться здесь. Он разделался со своим завтраком за считанные минуты. Митчелл проследил, как Кирк отнес поднос к репликатору, и вставил его в щель. Потом, вытерев руки, лейтенант направился к выходу.

Несколько преподавателей смотрели ему вслед, но ниодин из них ничего ему не сказал. Они только обменялись многозначительными взглядами. Мгновение спустя они уже вернулись к тому, что обсуждали.

Именно тогда Митчелл встал, позаботился о своем подносе как и Кирк, и вышел из комнаты. Он двигался быстро, так чтобы не дать лейтенанту слишком много форы. Все-таки здание академии было пронизано сотами коридоров, и он не хотел потерять из виду свою цель.

Кирк завернул за дальний угол, когда Митчелл вышел из столовой. Увидев это, кадет рванул вперед, силясь догнать лейтенанта. Он преуспел в своем преследовании, завернув за угол. И в этот момент он почувствовал, как что-то ударило его по лицу с силой фазера, установленного на тяжелое оглушение.

У не готового к такому повороту дел Митчелла на пару секунд потемнело в глазах. Его колени дрогнули, а во рту появился металлический вкус. Когда сознание немного прояснилось, он обнаружил себя сидящим на полу с вытянутыми вперед ногами.

С холодными как сталь глазами над ним стоял Кирк; его губы были сжаты вместе в прямую, сердитую линию. Старшекурсник протягивал ему свою правую руку, суставы на которой покраснели и были содраны – словно он только что использовал их на ни о чем не подозревающем кадете.

Митчелл признательно кивнул, опершись на руку.

?Хороший удар,? признал он, вытирая кровь с губ тыльной стороной ладони, и подтягивая под себя ноги.

Потом он сам бросился на старшекурсника с быстротой, которая прекрасно выручала его на улицах его родного города. На этот раз среагировать не успел Кирк. Они сцепились в путанице рук и ног. Митчелл отвел кулак, и отправил потрясающий удар в челюсть Кирку. Потом еще один. Но как оказалось, лейтенант был не так то прост. Пока он и Митчелл катались по полу, он воспользовался рычажной силой, чтобы оказаться наверху.

?Ну,? прохрипел он, одной рукой схватившись за рубашку Митчелла, а другую с побелевшими кив одной рукой часть рубашки Митчелла, а другой чала его на улицах его родного города.остяшками занося над его головой. ?Полагаю теперь вы скажете зачем вы меня преследуете.?

Митчелл недоверчиво уставился на старшекурсника, а потом разразился смехом. Почему бы и нет? Это была самая забавная вещь, которую он слышал с тех пор как попал в академию.

?Преследовал вас?? повторил он. ?Должно быть вы шутите. Я просто хотел вас догнать. Поговорить с вами.?

Глаза Кирка сузились.

?О чем??

?О Бене Финнее,? ответил Митчелл. ?И о том, как вы сообщили, что он не заметил того открытого канала.?

Лицо лейтенанта потемнело от гнева и смятения.

?Это не доставило мне удовольствия.?

?Разумется нет,? сказал ему первокурсник. ?В этом то и соль. Финней был вашим другом, но вы все же подставили его. Все что я хотел сказать, что вы проявили определенную силу воли.?

Кирк явно не ожидал услышать такое. Он отпустил рубашку Митчелла и встал с него. Потом, после минутного колебания, лейтенант наклонился и помог кадету подняться на ноги.

?Благодарю,? сказал курсант. Он снова вытер губы. ?Это в Небраске вас научили так драться??

Кирк уставился на него.

?В Айове. Но как…??

Митчелл пожал плечами.

?Внешность румяного наглого паренька с фермы. Айова была вторым моим предположением.?

Глаза лейтенанта прищурились.

?Неплохо,? сказал он с завистью.

?Я угадал. Теперь догадайтесь вы. Скажите, откуда я родом.?

Кирк покачал головой.

?У меня нет интуиции.?

?Предположите,? сказал ему Митчелл.

Лейтенант пожал плечами.

?Чикаго или Детройт.?

?Нью-Йорк. Достаточно близко. Вы угадали большой город.? Митчелл одернул сперди свою рубашку, расправляя ее. ?Городская мышь, деревенская мышь… как думаете, мне по силам расширить ваши горизонты??

Лейтенант уставился на него так, словно Митчелл отрастил вторую пару ушей.

?Расширить мои горизонты…?? переспросил он.

?Ага. Поверьте, вам это нужно.?

Кирк неодобрительно уставился на него.

?Если вы не возражаете, объясните мне… о чем черт возьми вы говорите??

?Похоже вы выросли слишком защищенным, лейтенант. Вы должны отпустить поводья, отпустить волосы, и начать рисковать. И знаете что? Я тот парень, который покажет вам как это сделать.?

Вдруг поза Кирка изменилась. Словно он внезапно вспомнил, кем он был и с кем разговаривал. Когда он заговорил, его голос наполнился командным тембром.

?Послушайте,? сказал он. ?Я оценил вашу мысль, кадет, но это по меньшей мере неуместно. Если кто-то и будет давать здесь уроки, так это буду я. Понимаете??

Митчелл ухитрился улыбнуться.

?Да, сэр.?

?Я преподаватель,? напомнил ему Кирк. ?Вы студент.?

?Да конечно. Все что вы скажете, сэр.?

?Постарайтесь это запомнить,? сказал Кирк.

?Постараюсь,? пообещал ему первокурсник, хотя не имел ввиду ничего подобного.

Кирк потратил несколько мгновений, пытаясь понять Митчелла, но похоже так ничего не добился. Чтож, подумал старшекурсник, более умные люди пытались сделать это и терпели неудачу.

?Увидимся на занятиях,? сказал наконец Кирк.

?На занятиях,? повторил Митчелл. ?Да, сэр.?

Нахмурившись лейтенант ушел.

По- видимому, размышлял Митчелл, Кирк оказался более непробиваемым, чем он думал. Взять этого парня под свое крыло будет не так то легко. Но все в порядке. На свете не было ничего, что Митчелл не любил бы больше, чем сложные задачи.

Глава 7

Кирк прошел полпути по коридору, прежде чем понял, какой смешной и глупый трюк он только что выкинул. Все чего хотел Гэри Митчелл, немного подбодрить его. И с какой же безграничной мудростью он, хладнокровный старшекурсник, ответил на это? Как он вознаградил это искреннее и спонтанное выражение восхищения курсанта? Он избил парня.

Хорошенькое дело, сказал себе Кирк. Это будет прекрасно смотреться в моей характеристике. Кандидат в командиры без всякой причины набросился на ничего не подозревающего курсанта в здании Академии.

Но все же не запись в характеристике заставила лейтенанта вернуться в коридор в поисках кадета, а его совесть. Он должен принести извинения, и будь он проклят, он это сделает.

Прохаживаясь по коридорам в поисках Митчелла, Кирк притягивал взгляды как кадетов, так и преподавателей. К тому же у него на лице был по крайней мере один явный болезненный кровоподтек, и вероятно несколько менее заметных.

Кирк вздохнул. Ну почему с ним всегда происходят такие вещи? Столь выделяющийся своими академическими успехами, столь впечатливший командира своими действиями на Аксанаре, он потерпел полный провал в личных взаимоотношениях.

Все действия, которые он пытался предпринять, казались ему правильными. Он пытался действовать справедливо и ответственно. И что же он получил? В случае с Беном Финнеем потерял друга. А в случае с Финнеганом…

Внезапно он заметил Митчелла. Первокурсник покинул здание через одну из дверей, которая тут же за ним закрылись. Твердо решив поговорить с ним, лейтенант пошел следом. Снаружи необъятное темно-синее небо отражалось в сотнях крошечных прудиков. Экзотическая смесь кустов и деревьев, растущих среди водоемов, низко пригибались под натиском океанского бриза, и только некоторые из них попадали в тень поднимающегося ввысь здания Академии.

Хотя стояла середина лета, воздух был холодным и влажным. Кирк ощутил запах морской воды и чего-то приторно сладкого, чего именно он никак не мог определить.

?Митчелл!? крикнул он, прикрыв глаза.

Паренек остановился и оглянулся; его волосы взъерошились от ветра. Он ничего не сказал, но выглядел несколько удивленным. Лейтенант догнал его.

?Я хотел бы с вами поговорить.?

?Второй раунд?? насмешливо спросил Митчелл, щурясь от ослепительно яркого солнечного света.

Кирк тряхнул головой.

?Ничего подобного. Просто сделайте мне одолжение и уделите несколько минут. Хорошо??

Юноша пожал плечами.

?Давайте.?

Они вместе двинулись по одной из мощеных дорожек, которые окружали пестрые прудики сада. Лейтенанту потребовалось некоторое время, чтобы собраться с мыслями, но Митчелл был терпелив.

?Я должен принести вам свои извинения,? наконец сказал Кирк.

Митчелл фыркнул.

?Да вы что!?

?Я серьезно,? чересчур горячо выпалил лейтенант.

?Я знаю,? ответил кадет. ?Мой дар, помните??

Митчелл делал так, что об этом было трудно забыть.

?Наверное вам показалось довольно таки странно, когда я вас ударил,? сказал Кирк.

?Ну,? ответил первокурсник, ?признаюсь, от старшего офицера я такого не ожидал.?

И снова лейтенант задался вопросом, а не насмехается ли над ним кадет. Но Митчелл улыбнулся ему, словно уверяя своего собеседника, что его замечание было вполне добродушным.

?Я тоже этого не ожидал,? признался Кирк. ?Но такое происходило почти каждый день в мой первый год обучения в академии.?

?Каждый день…??

Лейтенант содрогнулся от воспоминаний.

?Полагаю вы не слышали обо мне и Финнегане??

Митчелл покачал головой.

?А кто это??

Они вошли в тень здания академии, и воздух стал еще холоднее. И ветер пробирал здесь немного сильнее.

?Мой личный демон,? объяснил Кирк. ?Старшекурсник, который по непонятным мне причинам, не выносил меня. И он настойчиво давал мне это понять при каждой возможности.?

Он стиснул челюсти. Как же он ненавидел Финнегана.

?Он имел обыкновение подкрадываться ко мне когда никто не видел,? сказал лейтенант, сознательно мешая своим рукам сжаться в кулаки, ?и избивал до полусмерти. Заметьте, я говорю не об одном или двух ударах, хотя бог знает, что даже это недопустимо. Я имею ввиду серьезное избиение.?

Митчелл уставился на него.

?Почему же вы никому не рассказали??

Кирк фыркнул.

?Побежать к командиру? Я так не думаю.?

?Этот человек заслужил дисциплинарное взыскание,? возразил курсант.

?Возможно,? признался лейтенант. ?Но там откуда я родом, мы не жаловались своим родителям, а сами отстаивали свои интересы. Так что все, что я мог сделать – сопротивляться по мере сил. К сожалению Финнеган был гораздо лучшим драчуном чем я, так что мне всегда доставалось.?

Они миновали край тени и снова вышли на солнце.

?Занимательно,? сказал Митчелл.

?Что именно??

?Парень, который выдает своего друга и прикрывает своего врага.?

Лейтенант почувствовал растущий внутри гнев.

?Небрежность Финнея могла убить всех на том корабле,? отчеканил он. ?И я не хотел чтобы это когда-нибудь повторилось.? Он посмотрел на курсанта. ?Кстати, я думал вы одобряете мой поступок.?

?Одобряю,? подтвердил Митчелл. ?Фактически я одобряю как вы обошлись с ними обоими. Я знаю немного людей, которые в этом случае сделали бы то же, что сделали вы.?

?Если вы пытаетесь подлизаться к преподавателю…?

Первокурсник встряхнул головой.

?Это не мой стиль.?

Кирк поверил ему.

?Как бы то ни было,? сказал он, ?когда вы последовали за мной в коридор, все что я мог подумать, что это Финнеган снова крадется за мной со своей маниакальной усмешкой. Я просто… отреагировал.?

?Иррационально,? предположил Митчелл.

Лейтенант согласился.

?Иррационально.?

?Обычно,? сказал кадет, ?небольшая иррациональность это совсем неплохо. То есть если вы сможете заставить это качество работать на себя.?

Кирк понимающе усмехнулся.

?В самом деле.?

Вопреки его первому впечатлению от Митчелла, парень начал расти в его глазах. Если бы они не были настолько разными, лейтенант мог бы представить, что когда-нибудь они могут стать друзьями.

?Эй,? сказал Митчелл, оценивающе наклонив голову, ?а вы случайно не играете в ракетболл?? [ракетболл – теннис от стенки]

?Шутите?? ответил Кирк. ?Ракетболл мое второе имя. Я прошел в финал округа в Соукс Сити несколько лет назад.?

?Впечатляюще,? сказал первокурсник. ?Раз вы такой эксперт, может быть мне удастся убедить вас дать мне несколько уроков… скажем сегодня вечером после занятий??

Лейтенант явно загорелся этой идеей.

?Буду рад,? сказал он юноше. ?То есть, если это не помешает вашей учебе.?

?Моей учебе?? повторил Митчелл.

Он не ответил лейтенанту. Он только рассмеялся.

Кадет Гэри Митчелл позволил старшему офицеру первым войти на ярко освещенный красно-белый корт ракетбола.

?Помните,? казал первокурсник, проследив как за ними закрылась дверь в стене, ?вы обещали мне не усердствовать.?

Кирк бросил взгляд через плечо.

?Разве обещал??

?Ну хорошо, не обещали,? жалобным тоном произнес Митчелл, ?но должны пообещать. Вы играли в финале округа, помните? В Нью-Йорке не было никаких финалов округа. Черт, я даже не уверен, что у нас был округ.?

Лейтенант фыркнул на это высказывание.

?Знаете, Митчелл, я вам почти поверил. Но только почти.?

?Зовите меня Митч,? сказал кадет. ?По крайней мере на корте. Так меня зовут дома.?

Кирк осторожно посмотрел на него.

?Ладно, Митч. Но только пока мы будем на корте.?

?А как мне называть вас?? спросил Митчелл.

Кирк пожал плечами.

?Полагаю Джимом. Во всяком случае именно так меня называли дома.?

Первокурсник с ложным изумлением встряхнул головой.

?Ох уж эти чудаки из Айовы. Никогда не знаешь, что они сделают потом.?

Мысленно приняв это замечание как и было задуманно, лейтенант подбросил синий резиновый мяч и сильно ударил по нему. Мяч отскочил от стенки корта и вернулся.

?Кстати,? сказал Кирк, ?я заметил что сегодня на занятиях вы были более внимательны.?

?Разве?? спросил Митчелл, возвращая удар.

?Совершенно верно,? сказал Кирк, отбивая мяч назад.

?Разрешите говорить свободно?? спросил первокурсник.

?Разрешаю,? сказал ему лейтенант.

?Если я и был сегодня более внимателен,? честно сказал Митчелл, ?то только потому, что ваша лекция была чуть более интересной.?

Кирк посмотрел на него.

?Вы сделали мне одолжение, не так ли??

?А как вы думаете??

?Напомните мне не разрешать вам больше говорить свободно.?

Митчелл рассмеялся.

?Постараюсь запомнить.?

?Готовы к игре?? спросил лейтенант.

?Готов как никогда.?

Кирк перебросил Митчеллу мяч.

?Подавайте.?

Митчелл с улыбкой вернул его назад.

?Нет вы. Я настаиваю.?

Улыбнувшись, лейтенант занял позицию на линии подачи на полпути между передней и задней стенками. Согнув колени и спину, Кирк взял ракетку в правую руку, а левой невысоко по руку и линии подачи на полпути между дкинул мяч. Митчелл старательно изучал своего противника, оценивая его.

Чтож, посмотрим, думал он. Если этот парень так же серьезен на корте как и везде, он окажется трудным противником – тем, кто вкладывает все в каждый свой удар.

Как оказалось, эта оценка была правильной. Мяч Кирка превратился в размытое пятно на линии движения. Он ударился о стену на высоте примерно в шесть дюймов, и опустился, когда приблизился к противоположной стене. Митчеллу досталась сложная подача. Он был вынужден отбить мяч ударом слева, который и в половину не был так хорош, как удар справа.

Едва мяч снова ударился о переднюю стенку, Кирк бросился к нему, и отправил его в угол, где стена встречалась с полом. Оттуда мяч уже не отскочил, а выкатился, не оставив Митчеллу никаких шансов подхватить его налету.

Первый гол в пользу лейтенанта, подумал он. Но теперь, когда его представление о Кирке подтвердилось, можно начинать другую игру. Митчелл знал, как играть с таким противником. Когда Кирк подал снова, первокурсник не попытался отбить мяч, как делал его противник. Он просто перенаправил его, используя силу удара Кирка так, чтобы мяч отскочил от потолка.

Мяч срикошетировал от передней стены, ударился в пол, и подпрыгнул высоко в воздух – так высоко, что у Кирка не оставалось выбора, кроме как попытаться загнать его в самое крайнее положение. А это, насколько знал Митчелл, был левый верхний угол корта.

К чести Кирка, он отбил мяч именно туда. Но когда мяч оказался на месте, обнаружилось что в углу нет достаточно места для отскока. В результате мяч упал и затих, оставив старшекурсника потеть от огорчения. Митчелл поднял мяч.

?Удачный удар,? сказал он, балансируя мячом на ракетке. ?Такое больше не получится и за миллион лет.?

Кирк скептически посмотрел на него, но ничего не сказал. Он только отступил к задней стене корта, и присел в ожидании. Когда Митчелл встал на линию подачи, он бросил взгляд на Кирка. Старшекурсник крутил в руке ракетку, нетерпеливо ожидая подачи противника.

Это будет так легко, подумал Митчелл.

Без сомнения Кирк ожидает прямую подачу, как начинал сам. Но Митчелл собирался дать ему нечто особенное. Потому что эта игра как и многие другие, зависела не от ки многие другие, олличества пота, который в нее вкладывали. Она зависела от способности к адаптации. От того, куда вас вели ваши инстинкты. И в этот момент инстинкт Митчелла подсказывал ему забросить мяч высоко в угол – точно также, как он сделал это несколькими мгновениями ранее.

И он это сделал. Его мяч высоко ударился о переднюю стену, и отлетел назад в левый угол. Более того, он оставался вне досягаемости Кирка до самой последней доли секунды. А потом он камнем упал вниз.

Идеально, подумал Митчелл.

К несчастью для него, Кирк тоже умел приспосабливаться. Вместо того, чтобы броситься к углу, он остановился не доходя до него, и подождал пока упадет мяч. Потом быстрым, экономным движением ракетки Кирк послал мяч скользить по стене. Мяч ударился высоко о фронтальную стену, и вернулся в то самое место, которое для него выбрал Митчелл.

Теперь настала его очередь выкапывать его. Подача Кирка застала его врасплох, и юноша двигался недостаточно быстро. Мяч попал в угол и больше оттуда не вышел. Митчелл покачал головой. Его одурачили. А он очень не любил, когда его дурачили.

?Удачный удар,? сказал Кирк.

Первокурсник фыркнул.

?Подавайте.?

Это продолжалось еще какое-то время: высоко подброшенный мяч Митчелла против приема Кирка. Потом лейтенант разнообразил свою игру, и первокурсник ответил тем же. Прежде чем Митчелл это понял, он накрыл линию движения, и Кирк снова сделал высокую подачу. Но независимо от того, к какой бы тактике они прибегали, независимо от уловок, они шли ноздря в ноздрю. За час им так и не удалось закончить первую игру.

?Достаточно?? спросил Кирк. Его стандартного образца серая футболка совершенно промокла от пота.

Митчелл широко улыбнулся, несмотря на усталость.

?Забавно, я только что собирался задать вам тот же самый вопрос.?

?Хорошо, я оставлю вас в покое,? сказал старшекурсник.

?Вы же прошли в финал округа,? напомнил ему его противник.

?Никто в округе не играл так, как это делаете вы.?

?Вообще-то,? сказал Митчелл, вытирая пот со лба тыльной стороной ладони, ?в городе тоже никто не играл так как я.?

Мгновение спустя на лице Кирка расцвело понимание.

?Гэри Митчелл, с ума можно сойти! Ну конечно же.? Он хлопнул себя ладонью по лбу. ?Как я мог быть таким тупым??

?Если меня собираются сделать так прямолинейно,? ответил юноша, ?я в конце концов внужден идти на обман.?

?Вы же выиграли Нью-Йоркский государственный чемпионат в одиночной игре в прошлом году.?

Митчелл с сожалением покачал головой.

?На самом деле пролетел. Но…? он поднял руку, и свел большой и указательный пальцы на расстояние меньше полудюйма. ?Я был вот так близок к этому.?

Кирк с сожалением улыбнулся.

?Мне следовало знать.?

Внезапно Митчелл услышал стук от задней стены, в которую было встроено прозрачное окно. Из него на них смотрело лицо девушки. Она была очень привлекательна – среднеземноморский тип с длинными темными волосами, заплетенные в толстую косу. Она руками сделала знак Т, обозначающий тайм-аут.

Кадет двинулся к двери в стене. Она скользнула в сторону при его приближении, открыв не одну девушку, а двух. Обе были людьми, кадетами, высокими, стройными и красивыми. И их внешность подчеркивалась открытым снаряжением для ракетболла.

?Что я могу для вас сделать?? вежливо спросил первокурсник.

?Время вышло,? сказал средиземноморский тип.

Митчелл был разочарован услышать это. Он на самом деле неплохо провел время.

?Справедливость есть справедливость,? тем не менее ответил он. ?И вы, леди,? с нажимом заметил он, ?столь же справедливы, как и прекрасны.?

Девушки улыбнулись и посмотрели друг на друга.

?Ну,? сказала вторая: огненно-рыжая и веснушчатая, ?а вы льстец.?

?Это было бы лестью, если бы не было правдой,? заметил кадет. ?А в вашем случае это я сказал бы, в высшей степени правда.?

Темноволосая девушка усмехнулась.

?Вы, безусловно льстец. Но должна вам сказать… нам все еще нужен корт.?

Митчелл галантно кивнул.

?И вы его получите.? Не глядя на Кирка он махнул лейтенанту. ?Идем, Джим. Похоже мы здесь не нужны.?

?Предположим у меня есть идея получше,? сказала рыжеволосая, останавливая курсантов. Она повернулась к своей постанавливая курсантов. друге. ?Почему бы нам не бросить вызов этим ребятам в парной игре? Проигравшие угощают обедом.?

Средиземноморский тип ненадолго задумалась, потом кивнула.

?Думаю это было бы забавно.? Она посмотрела на Митчелла игривым взглядом. ?Естественно если они не слишком устали бегая по кругу.?

Митчелл улыбнулся. Он не слышал лучшего предложения с момента поступления в Академию.

?Думаю что смогу набрать сил для пары геймов. А ты Джим??

Он с надеждой повернулся к Кирку. Но выражение лица лейтенанта изменилось. Митчелу потребовалось всего мгновение, чтобы понять, что парень покраснел.

?Джим?? повторил кадет.

Кирк прочистил горло.

?Я думаю пора заканчивать это дело.?

Митчелл был ошеломлен. Должно быть парень шутит? Должно быть он дразнит его.

?Ну же, давай,? сказал первокурсник. ?Нам бросили вызов, Джим. Ты ведь не хочешь отказаться от вызова, не так ли??

Лейтенант сглотнул.

?Я должен идти,? сказал он.

Натянуто кивнув девушкаим, он миновал их и покинул корт.

Парень спятил, подумал Митчелл, ошеломленный тем что увидел. Я решил помочь сумасшедшему.

?Ну ладно,? сказала рыжеволосая с затаенным чувством подлинного разочарования в голосе.

?Как-нибудь в другой раз,? сказал ей Митчелл. ?Мы сделаем это в другой раз, я обещаю.?

Потом он удалился вслед за Кирком. Он нашел старшекурсника в ближайшей раздевалке, где тот начал снимать потемневшую от пота футболку. Кирк посмотрел на него, но ничего не сказал. Видя что они в комнате одни, Митчелл приблизился к нему.

?При всем моем уважении, лейтенант… вы выжили из ума? Те две девушки явно хотели познакомиться поближе, а вы… вы демонстративно их покинули!?

Парень пожал плечами и потянулся к открытому шкафчику.

?Я не думаю что это уместно.?

?Играть с ними в ракетболл?? удивленно спросил Митчелл.

Кирк кивнул, вытаскивая полотенце.

?Они кадеты.?

?Но вы же играли со мной,? напомнил ему первокурсник.

?Это другое,? сказал ему Кирк.

?Что другое?? надавил первокурсник.

Лейтенант стрельнул в него измученным взглядом.

?Я думал вы знаете.?

На этот раз эмоции Кирка были слишком запутанными, чтобы Митчелл смог их точно прочитать. Поэтому он нанес удар наугад.

?Вы чувствуете себя неуютно рядом с девушками??

Лейтенант тряхнул головой.

?Я чувствую себя с ними вполне уютно. Дома некоторое время у меня даже была постоянная подруга. Но… Я не знаю. Кажется это девушкам неуютно рядом со мной.?

Митчелл попытался спокойно подумать над этим.

?Чтож,? сказал он, ?полагаю мы не должны этому удивляться. Со всеми этими важными, придирчивыми хмурыми взглядами вы вполне можете сойти за ходячий морозильник.?

Кирк уставился на него.

?Морозильник??

?Именно,? сказал ему первокурсник, настаивая на своем. ?Если бы рядом с вами сидела девушка, она наверняка получила бы обморожение.?

Лейтенант прикусил губу.

?Может быть вы правы. Возможно я немного… Ну не знаю, слишком серьезен.?

?Чертовски верно,? ответил Митчелл.

Кирк обернул полотенце вокруг шеи и сел на скамью рядом со своим шкафчиком.

?Но есть…? Он пожал плечаи.

?Есть что??

?Для этого есть причины,? сказал лейтенант.

?Умираю от желания услышать их,? ответил первокурсник.

?Это длинная история,? предупредил его Кирк.

?Никаких проблем. Я никуда не должен идти,? сказал Митчелл, ?и у меня уйма времени, чтобы туда добраться.?

Лейтенант глубоко вздохнул.

?Тогда ладно. Вы сами напросились. Видите ли в средней школе я был похож на любого – правильный парень, немного выше обычного студента. Но еще не материал для Академии.?

Это звучало странно.

?Вы? Не материал для Академии??

?Можете верить или нет.?

?Но вы же отличник из отличников,? напомнил ему Митчелл. ?Люди говорят о ваших оценках с уважением в голосе.?

?Мои оценки в Академии вполне велики,? признал старшекурсник. ?Но прежде они такими не были.?

?Ладно,? сказал первокурсник, покамест решив принять эту информацию. ?Так что же изменилось??

Кирк вздохнул.

?Несколько важных людей нашли способ добиться для меня этого места. Можно сказать они поставили на это свою репутацию, и я пообещал, что не подведу их.?

?Важные люди.?

?Верно,? подтвердил лейтенант.

Митчелл задался было вопросом, кем могли быть эти люди, но остановился. Если бы Кирк хотел назвать их, он бы это сделал.

?Значит,? сказал он, ?если я вас правильно понял, вы получаете высшие оценки потому что боитесь их подвести??

Лейтенант на несколько секунд задумался над этим выводом.

?Это ваши слова,? сказал он, ?а не мои.?

?Но они верны, не так ли??

Кирк пожал плечами.

?Можно и так сказать.?

Первокурсник тряхнул головой.

?Если вы меня спросите, это чертовски серьезная причина.?

Лейтенант снова пожал плечами.

?Догадываюсь.?

Митчелл смотрел на Кирка. Ссутуленный, с полотенцем, накинутым на плечи, лейтенант выглядел несчасным несмотря на все, что он для него сделал. Несчасным и потерянным. Каждый раз разговаривая с этим парнем, Митчелл обнаруживал, что взялся за весьма трудное дело, за очень трудную задачу. Но он не увиливал. Он вызвался перевоспитать Кирка, и не собирался теперь разочаровываться в своем проекте.

Просто за один раз надо сосредоточиться на одной проблеме. И он хотел сосредоточиться на самой близкой и наиболее дорогой для него проблеме. Другими словами на девушках.

?Знаешь что, Кирк,? объявил первокурсник. ?Под этими лейтенантскими нашивками ты хороший парень. Ты тот парень, с которым была бы рада выйти любая девушка, как только вылечила бы обморожение и увидела каков ты на самом деле.? Он глубокомысленно поглади свой подбородок. ?Проблема лишь в том, чтобы убедить ее дать тебе этот шанс.?

Кирк уставился на него.

?Что ты имеешь ввиду??

?Оставь это мне,? сказал Митчелл.

Кирк был поражен.

?Ты ведь говоришь не о свидании с незнакомками? Потому что ты можешь об этом забыть – я не хожу на свидания с незнакомками.?

Первокурсник нахмурился.

?Я не могу тебе помочь,? заметил он, ?если ты не позволишь мне этого.?

?Тогда не помогай,? сказал ему Кирк, явно отклоняя это предложение.

?Ты уверен?? спросил Митчелл. ?Это могло бы изменить всю твою жизнь.?

?Уверен,? настаивал старшекурсник.

Митчелл видел, что Кирк весьма серьезен. Первокурсник пожал плечами.

?Поступай как хочешь,? сказал он. Но мысленно он уже думал о возможных сомнениях, которые он мог бы заронить в Кирка.

Глава 8

Когда Митчелл занял свое место в группе Кирка по истории Федерации вместе с другими кадетами, он заметил лейтенанта, стоящего перед классом, и читающего какие-то заметки на падде. Несколько мгновенй спустя преподаватель поднял взгляд, воплощение авторитетности. Митчеллу было трудно совместить этого Кирка с тем, который покраснев ретировался с корта ракетболла.

?У кого-нибудь есть вопросы о сражении при Чероне?? резко спросил лейтенант. ?О тактике сил Земли или причинах, почему они ее использовали??

Очевидно ни у кого вопросов не было.

?Хорошо,? ответил Кирк. ?Тогда переходим к следующей теме – последствия сражения. Как вы узнали, силы Земли одержали при Чероне решающую победу. Если бы мы захотели, мы могли бы отбросить ромуланцев к их родному миру. Но мы отказались сделать это.?

Он посмотрел прямо на Митчелла.

?Есть идеи почему??

Митчелл был удивлен, если не сказать больше. Он думал что он и лейтенант заключили мир по поводу его поведения в классе. В конце концов вчера он был внимателен, или по крайней мере приложил чертовские усилия, чтобы казаться внимательным. Теперь же этот парень поставил его в тупик самым первым вопросом дня. Кадету это не показалось совпадением.

Однако ему нужно было придумать какой-то ответ. Отложив свое негодование, он задумался над вопросом. И конечно же стал изучать лицо Кирка в поисках путеводной нити.

?Почему мы не отбросили ромуланцев к их родному миру…?

Лейтенант кивнул.

?Именно об этом я и спрашивал, мистер Митчелл.?

Но прежде чем курсант смог чего-либо от него дбиться, Кирк отвернулся, и с возобновленным интересом уставился в падд, оставленный им на столе. Все что мог видеть Митчелл, так это спину лейтенанта.

Это не было случайностью. Первокурсник знал это так же, как знал свое имя. Кирк пытался заставить его ответить на вопрос не прибегая к интуиции. Это оставило Митчелла только с одним инструментом: со здравым смыслом. И он применил его так хорошо как мог в сложившихся обстоятельствах.

?Этим бы мы ничего не выиграли,? ответил он.

Кирк не смотрел на него. Вместо этого он продолжал пристально пялиться на падд.

?Вообще ничего, кадет? Даже разрушив вражеские кораблестроительные заводы??

Митчелл не подумал об этом.

?Полагаю это могло бы быть заслуживающей внимание целью. Но ромуланцы могли бы в любое время построить новые верфи.?

?Верно,? признал Кирк, все еще сосредоточенный на своем падде. ?Но мы могли бы уничтожить машины, которые создавали новые кораблестроительные заводы. И все же мы этого не сделали… почему??

Кадет почувствовал, как сводит мускулы его челюсти.

?Потому что это слишком дорого обошлось бы с точки зрения человееских жизней.?

?К тому моменту мы уже потеряли много человеческих жизней,? мрачно заметил лейтенант. ?Так почему бы не потратить еще немногих, чтобы ромуланцы больше никогда не смогли нас снова потревожить??

Митчелл вздохнул. Он не позволит Кирку вот так добить себя. Ни за что.

?Миры ромулан были слишком далеко??

?Нет,? сказал лейтенант, продолжая изучать свой падд. ?Вспомните, наши двигательные системы превосходили их, а они почти добрались до Земли. Так почему же мы не прогнали ромулан к их логовищу, как они прогнали нас??

Кадет заставлял работать свой мозг сверх сил, но не мог придумать никаких других возможностей. Наконец слегка ироничным тоном, каким не намеревался, он ответил.

?Я не знаю, сэр?

Кирк повернулся к нему.

?Не знаете?? повторил он.

Митчелл чувствовал любопытные взгляды других кадетов. Ему не нравилось, когда его сбивали с толку, особенно когда он думал думал, что не заслуживает этого.

?Верно,? ответил он.

?Вижу,? сказал лейтенант. Он повернулся к другому студенту, стройной девушке с длинными черными волосами, которую Митчелл находил довольно таки привлекательной. ?Кадет Ишида… почему мы решили не атаковать родной мир ромулан??

?Потому что мы не знали, сможем ли мы его захватить,? ответила Ишида. ?Мы, люди, окопались, когда они приблизились к Земле; было более чем вероятно, что ромулане защищали бы свой мир с тем же пылом.?

Кирк одобрительно кивнул.

?Это одна из причин – неуверенность в выполнении поставленной цели. Вы можете придумать другую… мистер Хаген??

Хаген был белокурым пареньком.

?Даже если бы мы смогли захватить их мир, сэр, мы не смогли бы удержать его. Ромулане в конечном счете слишком бы на нас обиделись.?

?Хорошая мысль,? заметил лейтенант. ?С научной точки зрения слаборазвитые популяции можно держать под контролем достаточно продолжительное время – спросите клингонов – но не людей столь продвинутых в технологии как ромулан.? Он сделал паузу. ?С другой стороны, мистер Хаген, нам не нужно было оккупировать ромулан, чтобы уничтожить их возможности к ведению войны. Разве не так… мисс Хилтон??

Хилтон, крепкая девушка с короткими каштановыми волосами, решительно ответила.

?Да, сэр. Согласно Торриенту, причиной по которой мы не вторглись в Ромул и Рэм – мы сами не захотели делать этого.?

?Сами… каким образом?? спросил лейтенант.

Да, подумал Митчелл, скажите нам, мисс Хилтон.

?Ромулане гордый народ, сэр,? заметила девушка. ?Для нас это было очевидно. Если бы мы нанесли им оскорбительное поражение, они запомнили бы это. Они затаили бы это против нас. И как только бы они оправились, они напали бы на нас с новыми силами.?

?Можете привести пример??

Хилтон прикусила губу.

?Германия,? сказала она мгновение спустя. ?После Первой Мировой Войны на Земле немцы были столь унижены своим поражением, что потратили следующие двадцать лет готовя месть.?

Кирк улыбнулся.

?Немного мелодраматично, но весьма верно. Унизьте врага, и все что вы сделаете – отложите военные действия, пока они не перевооружатся. Но если вы достаточно милосердны чтобы оставить его с чувствовм собственного достоинства… кто знает? Возможно вам больше не придется с ним сражаться.?

Кадет по имени Ибрагим поднял руку. Кирк заметил его.

?Да, кадет??

?Разве эта стратегия не имела неприятных последствий?? спросил Ибрагим. ?Разве ромулане не могли усмотреть в нашей сдержанности признак слабости??

?Могли,? допустил Кирк. ?Но это все было бы неправдоподобно, учитывая все то что мы о них узнали. Ведь и сами ромулане несколько раз проявляли сдержанность там, где агрессия ни к чему не приводила.?

?А если бы это были не ромулане?? рискнул Ибраим. ?Что если бы мы оказались в состоянии войны с видом столь воинственным, столь неподатливым, что единственный способ гарантировать наше выживание – уничтожить не только их вооружение, но и сам вид??

Кирк охладел.

?Уничтожение живой процветающей цивилизации не выход, по крайней мере по моему мнению. Всегда есть другой путь, мистер Ибрагим. Его только нужно найти.?

Кадеты проглотили это. И Митчелл тоже. Но его увлекла не эта дискуссия. А та, которую он планировал провести с Кирком после занятий.

Когда занятия закончились, Кирк подождал, пока его студенты гуськом выйдут из комнаты. Но Митчелл остался на своем месте, молчаливый и неподвижный, с заметным воинственным выражением на лице. Лейтенант не мог сказать, что его это удивило. Он понимал, что первокурсник будет немного озадачен его поведением. Фактически он на это рассчитывал.

?Разрешите говорить свободно,? сказал Митчелл.

?Я уже вам сказал,? ответил Кирк, ?что больше не дам вам такое разрешение.? Он сделал паузу. ?Но в данном случае я сделаю исключение.?

?Благодарю. Тогда, если вас это не слишком затруднит, может быть вы объясните мне, почему вы подняли меня на смех.?

?Я этого не делал,? сказал Кирк. ?Я задал вам вопрос, точно так же как задавал вопросы Ишиде, Хагену и Хилтон. Разница в том, что они дали мне ответы, а вы забавное предположение.?

?Вы повернулись ко мне спиной.?

?Чертовски верно, я повернулся к вам спиной,? сказал ему Кирк. ?Вы находитесь в этом классе не для того чтобы выдвигать разумные предположения, используя таланты, которых у других нет, и которые они не могут использовать в своих интересах. Вы должны учиться.?

Митчелл некоторое время молчал. Наконец он произнес.

?Будьте со мной честным. Это имеет какое-то отношение к тому, что вчера случилось на корте? Возможно вы отдаляетесь, чтобы вам больше не пришлось беспокоиться об этом во второй раз??

Кирк встряхнул головой.

?Это не имеет никакого отношения к моему… поведению.?

?Вы лжете,? выпалил кадет.

Лейтенант улыбнулся, обдумывая это обвинение.

?Нет. Я говорю правду. Похоже даже ваша интуиция время от времени подводит.?

Глаза Митчелла сузились.

?Тогда почему для вас так важно, чтобы я придерживался правил? То есть какая вам разница, чего я добиваюсь своими так называемыми умными предположениями??

Кирк посмотрел на него.

?Помните Бена Финнея??

Первокурсник нахмурился.

?А что с ним??

?Он подверг опасности жизни своих товарищей по экипажу. И если кто-нибудь не заставит вас работать теперь, что вы будете делать потом. Однажды вы попадете в ситуацию, в который не будете знать что делать…?

?Потому что я не делал домашнюю работу на занятиях по истории Федерации Джима Кирка??

Реакция Митчелла была по большей части инстинктивной, нежели аргументированной, больше защитной нежели связным ответом.

?Может быть и нет,? спокойно ответил лейтенант. ?Но я готов держать пари, что это не единственные занятия, на которых вы не учились.?

Это было правдой. Он видел это по реакции первокурсника. Митчелл двигался по инерции на своих занятиях также, как он двигался по инерции всю свою жизнь в зависимости от своих так называемых вспышек озарения. Но он не думал, что это кому-нибудь может повредить. Он не думал об этом на примере Финнея.

Теперь же, благодаря замечанию Кирка, он не смог перестать об этом думать. И чем больше он об этом размышлял, тем меньше… тем меньше он хотел быть похожим на себя. По крайней мере таков был план лейтенанта.

?Скажите себе вот что,? добавил Кирк до кучи. ?Я буду учиться. У меня хватит наглости преуспеть на ваших занятиях, не используя свою интуицию. Вам ведь нравятся сложные задачи, не так ли? Чтож, я бросаю перчатку. Посмотрим, хватит ли у вас смелости поднять ее.?

Митчелл на какое-то время задумался. Так надолго, что лейтенант задался вопросом, не зашел ли он слишком далеко.

?Знаете,? наконец сказал первокурсник, ?было время, когда я делал то, что не хотел делать. Но никто не предлагал мне сделать то, чего я не могу.?

Кирк улыбнулся.

?Значит вы принимаете мой вызов??

Митчелл медленно кивнул.

?Безусловно. Почему бы и нет??

?Хорошо,? лейтенант прочистил горло. ?И может быть в следующий раз я не сбегу с корта при первом признаке противоположного пола.?

Первокурсник казалось был удивлен.

?Вы хотите сказать что пересмотрели мое предложение познакомить вас кое с кем??

Кирк фыркнул.

?Давайте не будем торопиться. Хорошо??

Когда Митчелл вернулся в свою комнату, он застал там Брандхорста, ссутулившегося над своим рабочим местом. Не удивительно, подумал он.

?Для тебя есть сообщение,? сказал рыжеволосый.

Митчелл посмотрел на свой монитор. И действительно: в верхнем правом углу экрана мигал красным значок Звездного Флота. Сев перед монитором, он вывел список сообщений. Сообщение было только одно – от коменданта Академии адмирала Персона Эверетта.

Он провел в Академии меньше месяца. Никто кроме Кирка и Брандхорста не знал, как мало он занимался… и насколько ему было известно, никто не видел его схватку с лейтенантом. Должно быть командир обратился к нему с чем-то еще. Заинтригованный, Митчелл открыл сообщение. Пока он читал его, у него возникло странное чувство, что оно было предназначено для кого-то другого.

?Что там?? спросил Брандхорст. Он оторвал взгляд от своей работы, видимо сам заинтригованный не меньше. ?Письма от поклонниц??

Митчелл откинулся в кресле и усмехнулся про себя.

?Нет. На самом деле это приглашение.?

Его сосед по комнате повернулся к нему лицом вместе с креслом.

?В самом деле??

?Ага. На ?Республику?, где я буду служить под началом капитана Бэннока. Я должен заявиться в транспортаторную академии завтра к 0800.? Он посмотрел на Брандхорста. ?Это шутка??

Рыжий был ошеломлен.

?Минутку. Тебя посылают на ?Республику?? Тебя, парня, который никогда не садится за свой рабочий стол… разве для того чтобы изучить график занятий девушек по гипергравитационной аэробике? А меня – самого прилежного кадета в классе – оставляют дома??

Митчелл пожал плечами.

?Карл-Вильгельм, я знаю твои усилия. Поверь, я тоже не могу себе такое представить.?

Брандхорст уставился на него.

?Если только…?

Внезапно Митчеллу пришла в голову таже мысль.

?Кирк??

?Это единственно возможное объяснение.?

Митчелл снова повернулся к монитору, и улыбнулся.

?Этот парень действует таинственным образом,? пробормотал он.

?Что ты сказал?? спросил Брандхорст.

Митчелл покачал головой.

?Ничего. Вообще ничего.?

Глава 9

Кирк уже стоял на круглой площадке транспортатора с тремя другими кадетами, когда Митчелл вошел в комнату.

?Собрались немного опоздать?? спросил старшекурсник.

Митчелл невозмутимо пожал плечами.

?Я предпочитаю думать об этом как о синхронизации в доли секунды, сэр.?

Оператор транспортера, стоящий за пультом управления, сверился со своими данными.

?Пятьдесят пять секунд до транспортации,? объявил он.

?Вот видите?? сказал Митчелл, занимая свое место на платформе рядом с Кирком. ?У меня есть немного времени, чтобы полить растения.?

?У вас нет никаких растений,? заметил лейтенант.

?Это детали,? ответил кадет. Потом выдохнув он сказал, ?расскажите мне об этом капитане Бэнноке.?

Кирк улыбнулся.

?Он один из моих героев.?

?Нет, не может быть,? сказал первокурсник.

?Я серьезно,? заверил его лейтенант. ?Восемь лет назад, когда Роллин Бэннок был капитаном ?Экскалибура?, он изобрел и применил фланговый маневр, который стоил клингонам сражения при Донату 5.?

?Впечатляет,? сказал первокурсник.

?В самом деле?? осторжно спросил лейтенант.

?Ну хорошо… нет.?

?А должно бы,? сказал ему Кирк.

?Почему это??

?Стратегию Бэннока при Донату 5,? сказал старшекурсник, ?считают одним из самых блестящих гамбитов в современной военной истории. К тому же, если вам интересно, Бэннок убедил аксаннарцев в прошлом году подписать с Федерацией договор, заработав для себя и нескольких членов своей команды Пальмовую Ветвь Аксанара.?

Митчелл уставился на него.

?Для нескольких членов команды… включая и некого лейтенанта Кирка. Могу поспорить.?

?Это было бы хорошее пари,? сказал лейтенант. ?Но это ко мне не имеет ниакого отношения. Я просто преклоняюсь перед тем, как Бэннок справился с аксанарцами. Надеюсь, я стану хотя бы наполовину таким посредником, когда получу возможность командовать.?

?Приготовтесь к транспортировке,? сообщил оператор.

?Готовы,? ответил Кирк, как старший по званию.

?Заряжаю,? сообщил оператор.

?Чтож, если кадеты так носятся вокруг этого Бэннока,? сказал Митчелл, ?вероятно он что-то вроде папаши… да??

Лейтенант вздохнул, вспомнив поведение Бэннока.

?Вам еще многому нужно научиться, кадет.?

Внезапно они исчезли из просторной транспортаторной академии. Они стояли на похожей платформе в значительно меньшей комнате транспортации звездолета. В добавок к корабельному оператору транспортера, перед ними стояли два офицера. Один был могучим парнем с оливковой кожей в красной рубашке с золотыми нашивками шефа службы безопасности. Второй – жилистым мужчиной с морщинистым лицом и копной густых седых волос, чей тяжелый взгляд исподлобья мог порезать дюраний.

?Лейтенант Кирк,? сказал старший мужчина, который был одет в золотистую рубашку командира, ?рад вас снова видеть.?

Кирк позволил себе улыбнуться.

?Я тожк рад вас видеть, капитан Бэннок. И вас тоже, коммандер Родайнос.?

Офицер СБ склонил голову.

?Добро пожаловать назад.?

Глаза капитана, которые были бледными льдисто-голубыми, скользнули в направлении других кадетов.

?Вы привели мне еще одну партию пушечного мяса, Кирк??

?Да, сэр,? ответил лейтенант, привыкший к странному чувству юмора Бэннока. ?Я уже уведомил их ближайших родственников.?

Капитан бесстрастно хмыкнул.

?Пока я командую, здесь я отпускаю шутки, мистер Кирк.?

Лейтенант кивнул.

?Конечно, сэр,? ответил он.

Бэннок внимательно осмотрел лица кадетов на платформе транспортатора.

?Я капитан Бэннок,? сказал он им. ?Этот парень,? сказал он, кивая в сторону офицера безопасности, ?лейтенант коммандер Родайнос, мой шеф службы безопасности. Он тот, перед кем вы должны будете ответить, если вы не являетесь теми кто вы есть. Понятно??

?Да, сэр,? в один голос ответили кадеты.

Капитан одобрительно кивнул.

?Из вас получится хороший хор. А теперь, если вы больше не собираетесь никуда транспортироваться, то на вашем месте я бы сошел с этой чертовой платформы.?

Кадеты тут же спустились с платформы. Естественно, как заметил Кирк, последним на предложение Бэннока откликнулся Митчелл. Казалось капитан тоже это заметил, но не пожелал комментировать.

?Я наметил совещание в комнате отдыха,? продолжил он. ?Палуба три через полчаса. Вопросы есть??

Вопросов не было.

?Хорошо,? сказал Бэннок. ?Мне нравится группа, которая умеет слушать.? Потом он указал пальцем через свое плечо. ?Так чего же вы ждете? Марш отсюда.?

Кирк первым вышел из транспортаторной в коридор. Когда Митчелл догнал его, старшекурсник поморщился.

?Этот парень точно знает, как раскатать дорожку с надписью ?добро пожаловать?.?

?Считайте что вам повезло,? сказал ему лейтенант. ?Вы застали капитана в хорошем настроении.?

Пока Митчелл пытался представить, на что же похоже плохое настроение Бэннока, Кирк показывал кадетам их комнаты.

Митчелл старался не отставать от Кирка, который одолевал изгибающиеся кт Кирка, который орридоры ?Республики? с легкой непринужденностью. Первокурсник никогда прежде не был в космосе, тем более на звездолетах, и что еще больше на звездолетах такого размера. Казалось что корабль класса Конституция растянулся во всех направлениях, презентуя им один роскошный серебристо-голубой проход за другим.

К счастью ?Республика? могла похвастаться современными турболифтами, способными доставить человека с любого места на корабле в любое другое место – и все это не больше чем за несколько секунд. Все что нужно было сделать: задать место назначения, а остальное делал сам лифт. Благодаря турболифтам даже вновьприбывший мог добраться туда куда хотел. Именно поэтому настояние Кирка провести их по всему кораблю казалась несколько ненужным.

?Знаешь,? сказал Митчелл, ?наверное я смог бы добраться на совещание самостоятельно. Тебе не стоило предоставлять мне персональный экскорт.?

?Знаю,? сказал лейтенант. ?Но это единственный способ удостовериться в том, что ты доберешься туда вовремя.?

?С каких это пор ты стал моим хранителем?? осведомился курсант.

Кирк посмотрел на него.

?С тех пор как ты стал моим.?

У Митчелла едва ли была возможность обдумать это замечание, когда он заметил вход в комнату отдыха корабля. Проследовав за своим другом, он увидел, что пара дюжин кадетов уже разместилась внутри вокруг столов. Некоторые выглядели знакомыми, другие весьма смутно.

Но только один из них действительно проявил к ним интерес – синекожая андорианка с длинными ногами, большими черными глазами, и волосами подобными жидкому серебру. Из ее макушки тонкими стебельками высовывались антенны.

?Мамма мия,? благодарно пробормотал Митчелл.

Потом он посмотрел на Кирка и увидел, что лейтенант тоже заметил андорианку. Но в отличие от Митчелла, который продолжал идти, Кирк застыл на месте с полуоткрытым ртом.

?Полегче, чемпион,? сказал Митчелл настолько тихо чтобы его больше никто не мог услышать. ?Только дыши, окей??

?Окей,? пробормотал Кирк.

?Вот и хорошо,? добавил первокурсник. ?не останавливайся.?

Он взял лейтенанта за руку и провел его в зал. Выбрав столик как можно подальше от андорианки, он сел и дернул Кирка за рукав на соседний стул. К счастью никто не заметил замешательства лейтенанта, потому что в этот момент в зал вошли командующие офицеры ?Республики?. Когда офицеры заняли свои места в дальнем конце комнаты, Митчелл разглядел среди них Бэннока.

Родайнос отсутствовал. Однако, задумался Митчелл, против всех правил оставлять мостик пустым даже на земной орбите. Даже он это знал.

?Благодарю компанию за прибытие,? сказал капитан собравшимся кадетам. Его тон был несколько язвительным. ?Для общей пользы я попытаюсь быть как можно более кратким. Вы все встречались со мной и с шефом службы безопасности Родайносом, к вашей досаде. Теперь вы встретитесь с остальными моими офицерами.?

Первой он представил дружелюбную, пышную женщину с седеющими каштановыми волосами, собранными сзади в узел. Он сказал, что ее зовут Эллен Мэнджиони. Она была его первым офицером с тех пор как он принял командование над ?Республикой?.

?В этом случае,? отметил Банок, ?близкое знакомство переросло в уважение. Постарайтесь относиться к коммандеру как и я с таким же уважением.?

Следующим был вобилит по имени Миуко Тарш, доктор корабля. У Тарша была пятнистая красная кожа и торчащие наружу клыки, типичные для мужчин его вида, но его желтоватая поросль на белом спинном хребте говорила о том, что он уже в возрасте.

Офицер по науке лорд Горфинкель был третьим в командной цепочке. Поджарый человек с орлиными чертами и вьющимися каштановыми волосами, Горфинкль, когда его представили, несколько неловко кивнул кадетам.

Последним назвали Хогана Брауна, главного инженера ?Республики?. Браун был чернокожим мужчиной со светло-зелеными глазами и густой темной бородой. Когда он улыбнулся, то показал все свои зубы.

?Остальной части команды,? заметил капитан, ?позволили спуститься на Землю. Они будут наслаждаться пропитанными историей городами и экзотическими странами, пока я и мои офицеры будут холить будущее флота. Если вы еще не поняли, то это вы.?

?Наш рейс,? добавил Бэннок, ?будет простым. Мы должны провести двухнедельную зачистку федеральной стороны клингонской нейтральной зоны, по ходу которой вы поможите обновить планетарные исследования. Разумеется к концу нашей миссии мы обогнем сектор, не востребованный ни клингонами ни Федерацией, но у нас нет никаких планов по его исследованию. Это работа для более опытной команды.?

Митчелл посмотрел на Кирка. Лейтенант сумел закрыть рот и направить свое внимание на капитана, но он не смог удержаться, чтобы тайком время от времени не смотреть на андорианку.

?У нас изрядный опыт с тренировочными полетами,? сказал Бэннок, ?так что мы знаем на какие поступки способны многообещающие юноши и девушки. Так что мы постараемся закрывать на них глаза.?

Вы слишком заботливы, подумал Митчелл.

?Но,? добавил капитан, ?если вы сохраните свои носы чистыми и сделаете свою работу, то покинете ?Республику? с массой опыта и новым пониманием вашей учебы.?

Один из кадетов, девушка с длинными русыми вделаете свою работу, то олосами, подняла руку. Бэннок заметил ее.

?У нас будет возможность выразить свои предпочтения в отношении наших обязанностей?? спросила она.

Волна смеха прокатилась по рядам офицеров. В уголках глаз капитана пролегли морщинки, но он воздержался от улыбки.

?У нас в файлах есть вся информация,? сказал он кадету. ?Если у нас возникнут вопросы, мы знаем где вас найти.?

Похоже, подумал Митчелл, не на этот ответ надеялся кадет. Тем не менее ей придется с этим жить.

?Если нет других вопросов,? сухо сказал Бэннок, ?вы сможете свериться со списком ваших обязанностей. Хорошего вам дня и удачи.?

Когда капитан и его офицеры откланялись, Митчелл повернулся к Кирку.

?Звучит захватывающе,? сказал он, не делая никаких усилий скрыть сарказм в своем голосе.

?Не совсем,? подтвердил лейтенант. Неспособный справиться с собой, он следил как андорианка пересекает зал. ?Но это необходимый шаг, если вы потом хотите получить место на звездолете.?

Митчелл улыбнулся.

?А вы хотите??

Кирк, выведенный из равновесия, повернулся к нему.

?Что??

?Я спросил, что вы будете делать потом, лейтенант. Хотя не утруждайте себя ответом – думаю это я уже знаю.?

Кирк нахмурился. Потом он поглядел на уходящую андорианку.

?Ты имеешь ввиду ее?? спросил он. ?Она всего лишь кадет.?

?Ага,? сказал Митчелл. ?А война с ромуланцами была простой перепалкой. Ты хочешь эту девушку и знаешь об этом.?

Лейтенант покосился на первокурсника.

?Только не надо никаких идей, хорошо??

?Что ты хочешь этим сказать?? невинно спросил Митчелл.

?Я уже говорил тебе раньше, что не хочу чтобы ты сталкивал меня с кем-либо, и меньше всего с ней.?

?Почему бы и нет?? с нажимом спросил первокурсник.

?Потому что она инопланетянка,? заметил Кирк. ?У меня хватает проблем с земными женщинами.?

Парень, подумал Митчелл. Похоже ты малость переучился.

?В них нет ничего такого,? сказал он лейтенанту. ?Инопланетянки ничем не отличаются от других женщин.?

?Откуда ты знаешь?? спросил Кирк.

Действительно, откуда, подумал кадет.

?Прошу прощения,? сказал он, ?но если ты помнишь, мы провели в Академии почти месяц прежде чем выплыла эта миссия. Надеюсь ты не думаешь, что я игнорировал свои занятия просто так.?

Старшекурсник скептически уставился на него.

?Нет…?

?О да. И должен тебе сказать, что в этом нет никакого фокуса. Ты открываешься им и они открываются тебе точно так же как это делает любая земная женщина.? Он наклонился к другу поближе. ?Ну так что скажешь??

Кирк решительно замотал головой из стороны в сторону.

?Я не хочу ничьей помощи.?

Митчелл усмехнулся.

?Даже немного??

?Теперь я должен идти,? сказал лейтенант, ?чтобы посмотреть свое задание. И если ты такой умный, то сделаешь тоже самое.?

Митчелл вздохнул.

?Ты отказываешься от шанса всей своей жизни.?

Кирк покраснел.

?Даже не думай об этом,? предупредил он кадета. Потом он поднялся и направился к выходу.

?Эй!? окликнул его Митчелл.

Лейтенант остановился.

?Встретимся в гимнастичском зале после первой смены, хорошо?? предложил первокурсник.

Кирк на мгновение задумался, словно пытаясь предсказать, в какой угол сейчас сыграет его друг. Наконец он кивнул. Потом снова повернулся и вышел. Митчелл удивленно покачал головой. А ты трудный орешек, Джеймс Т. Кирк.

Глава 10

Кирк уставился на монитор в своей комнате и улыбнулся. Он вызвал список дежурств на ?Республике? и увидел, что ему доверили корабельный штурвал – и не частично, как это было в прошлом году. На этот раз место был полностью его. Разумеется он не мог управлять кораблем весь день и всю ночь, как бы он этого ни хотел. Но он вплотную подступил к тому, чтобы принять должность и при данных обстоятельсвах.

Это была большая ответственность для кадета. Даже для того, кто получил офицерские нашивки. Но капитан Бэннок верил в него. Это можно было прочитать по его лицу.

Похоже это задание станет более захватывающим, подумал лейтенант. Поднявшись из-за своего рабочего стола, он покинул комнату и вышел в коридор. Затем добрался до ближайшего турболифта. Двери разъехались в стороны при его приближении, показав пустую кабинку. Он вошел.

Когда двери снова за ним закрылись, Кирк подумал о предложении Митчелла. Вопреки тому что он сказал в зале, андорианка была для него не просто другим кадетом. На самом деле он считал ее весьма привлекательной. Если бы Митчелл мог гарантировать, что это влечение было взаимным, он может быть и позволил бы кадету устроить свидание. Черт, может быть он даже попросил бы его об этом.

Но лейтенант знал себя слишком хорошо. Он больше не был беспечным Джимом Кирком, который покинул Айову. И ниодна женщина не пойдойдет к человеку, который стал… как его там назвал Митчелл? Ходячим морозильником.

Возможно когда-нибудь, думал Кирк, у него появится возможность учиться меньше и брать от жизни больше. Возможно когда-нибудь он сможет сосредоточиться на чем-то помимо учебы.

Но каждый раз, когда он думал о капитане Эприле или адмирале Меллори – о людях, которые поставили свою репутацию, чтобы ввести его в академию – он чувствовал, что должен доказать им, что они приняли верное решение.

Как только Кирк закончил свою мысль, двери лифта снова разъехались, выпуская его на мостик ?Республики?. Он порывисто обошел кресло капитана, которое в настоящее время пустовало, и добрался до гладкой изонутой навигационно-рулевой консоли. В настоящее время за ним сидел шеф Родайнос, выполняя обе функции.

Понятно, подумал лейтенант, мне придется делать тоже самое.

?Мистер Кирк,? сказал Родайнос, поворачиваясь в своем кресле. Он улыбнулся. ?Думаете вы сможете справиться с этим??

Лейтенант улыбнулся в ответ.

?Думаю мы скоро это увидим, сэр.?

?Думаю да,? добродушно согласился офицер СБ.

Встав он повернул консоль Кирку и направился к станции безопасности, явно чтобы заняться большей частью диагностических систем. Смакуя момент, лейтенант сел и занял место Родайноса у руля. Управление и мониторы выглядели знакомо, словно он видел их несколько дней назад, хотя с тех пор как он в последний раз был на ?Республике?, прошли месяцы.

Быстрый просмотр консоли сказал ему, что все в порядке. Внешние сенсоры дальнего и ближнего радиуса действия действовали прекрасно. Так же как и навигационные дефлекторы, оружейные системы и оба двигателя.

Кирк уже собрался проверить плоттер отклонения от курса, когда изображение на мониторе варп-двигателя изменилось, привлекая его внимание. Каким-то образом черно-зеленый график, который описывал степень выхода плазмы, уступил место чему-то другому… чему-то неожиданному… Человеческому лицу.

И не простому человеческому лицу, понял лейтенант. Оно было ему знакомо, хотя в этот момент он хотел, чтобы это было не так. Хуже того, лицо усмехалось ему, искоса глядя на него так, словно только что услышало самую большую в измениелось, привлекая его внимао вселенной шутку.

Кирк чертыхнулся про себя и бросил через плечо взгляд на шефа Родайноса. К счастью могучий офицер безопасности не смотрел на него со своей станции мостика. Лейтенант снова повернулся к монитору. Лицо все еще было там и все еще ухмылялось как очумелое. Задумавшись над этим, Кирк решил, что «очумелое» может быть было самым уместным словом.

?Митчелл,? прошипел он сквозь стиснутые зубы.

?К твоим услугам,? сказал кадет. ?Я подумал тебе там понадобится небольшая компания.?

Кирк наклонился поближе к звуковому приемнику на своем пульте управления.

?Ты не знаешь чем заняться??

?Наверное,? пришел ответ. ?Но что может быть важнее, чем визит к моему другу Джимми Кирку? Мы все еще встречаемся в гимнастическом зале? Насколько я помню в сто часов??

?Черт побери, Митчелл… Знаешь что они с тобой сделают, если поймают за взломом навигационного управления??

?Не знаю… наверное поздравят за инициативность? Повесят медаль, если смогут найти моего размера??

Кирк скрипнул зубами.

?Ты идиот.?

Кадет с сомнением посмотрел на него.

?Разве ты обучен делать такие выводы, лейтенант??

Бесполезно. Этот парень неисправим.

?Выходи оттуда,? сказал он Митчеллу. ?Немедленно. Это приказ.?

Внезапно у Кирка возникло станное чувство, словно кто-то стоял прямо за ним. Кто-то смотрел через его плечо. Он развернулся вместе с креслом и оказался лицом к лицу с холодным обликом капитана Бэннока.

?Что там?? спросил Митчелл, неспособный видеть то, что видел лейтенант. ?Я упускаю что-то хорошее??

Капитан окинул Кирка мимолетным взглядом; линии вокруг его рта углубились, и он угрожающе нахмурился. Капитан наклонился мимо кадета и обратился к изображению Митчелла на мониторе.

?Кажется лейтенант отдал вам приказ,? сказал он первокурснику. ?Посмотрим, склонны ли вы последовать его приказу больше нежели моему.?

Кирк видел, как удивленно откинулся его приятель.

?Да, ? ответил Митчелл. ?То есть да сэр. Я последую его приказу, сэр.?

Мгновение спустя первокурсник исчез, и на экране восстановился график плазменного выхода. Бэннок повернулся к лейтенанту.

?Какая бы проблема ни возникла с вашим монитором,? сказал он, ?уверен я устранил ее для вас.?

Кирк не знал что ему сказать. Наконец он просто кивнул. Капитан фыркнул.

?И не говорите.?

Меньше чем через пять минут после того, как его обнаружили на мониторе его друга, Митчелл получил вызов от капитана Бэннока.

Проклятье, подумал он. И что теперь?

Покинув инженерный отсек, где ему полагалось заниматься стандартной программой диагностики, вместо того чтобы вламываться туда куда не нужно, кадет добрался до зала инструктажа ?Республики?. Когда он там оказался, двери перед ним открылись, и он увидел, что капитан уже внутри.

Бэннок изучал двухсторонний монитор в центре стола. На нем отражался личный файл. Митчеллу не нужно было видеть заголовок, сопровождающий текст, чтобы узнать чей это файл.

?Сэр,? сказал кадет, когда за его спиной закрылись двери.

Капитан через минуту закончил чтение. Потом он поднял глаза, и яркий свет монитора осветил его угловатые черты. Он не предложил Митчеллу сесть.

Плохой признак, подумал кадет. Очень плохой признак.

?Интересный файл,? сказал Бэннок. ?В Нью-Йорке вы были весьма изобретательным молодым человеком.?

?Спасибо, сэр.?

?Да,? сказал капитан, растягивая слова. ?Очень изобретательным. Настоящая находка для учебного заведения, которое вы посещали.?

Митчелл кивнул.

?Еще раз спасибо, сэр.?

Бэннок уставился на него.

?На улицах Нью-Йорка, кадет, вы может быть и были кем-то. Наверное вы были царем горы. Но вы больше не на улицах Нью-Йорка, не так ли??

И что отсюда следует, подумал первокурсник.

?Да, сэр. Да.?

?Теперь вы зачислены в академию Звездного флота. И в академии вы не можете пробиваться только на одной сообразительности.?

Митчелл кивнул.

?Я буду помнить об этом, сэр.?

Глаза капитана сузились. Он явно задавался вопросом, а не говорит ли кадет так только чтобы его успокоить. Нахмурившись он произнес.

?Скажите мне кадет, где бы вы хотели оказаться через десять лет??

Митчелл об этом не думал.

?Десять лет, сэр??

?Верно.?

Первокурсник задумался над этим вопросом.

?На звездолете,? наконец ответил он, не способный придумать лучший ответ.

?В качестве кого?? спросил Бэннок. ?Капитана? Первого офицера??

Митчелл пожал плечами.

?Кого угодно, сэр. Я просто хочу быть частью всего этого.?

?Частью этого??

?Приключения, сэр.?

Бэннок фыркнул.

?Приключение,? протянул он, и покачал головой. ?Именно этого я и боялся.?

Митчелл не понимал. Ему не понравился тон голоса капитана, но он сдержал это при себе.

?Послушайте,? сказал ему Бэннок. ?Нет ничего плохого в простом желании внести свой вклад. Не у каждого есть способности приобрести квалификацию командира. Но кое у кого в академии такие способности есть. И Джим Кирк один из них.?

Митчелл почувствовал волну негодования, но проглотил ее.

?Я могу также сказать,? продолжил капитан, ?что парень вроде вас не окажет положительного влияния на жизнь Джима Кирка. Это не относится к достоинствам в отношении карьеры Джима Кирка.? Он наклонился вперед и его глаза стали буравить кадета. ?Должен ли я обстоятельно все объяснять, мистер Митчелл? Или же вы умеете читать между строк??

Митчелл стиснул челюсти.

?Прекрасно умею,? ответил он самым спокойным тоном, как мог.

?Хорошо,? сказал Бэннок. ?Тогда запомните этот разговор, потому что я не хотел бы его повторять.?

?Да, сэр.?

?До свиданья мистер Митчелл. Можете идти.?

?Разрешите говорить свободно, сэр,? сказал кадет.

Капитан вскинул бровь.

?Разрешаю, хотя у меня такое чувство, что вы решили говорить свободно независимо от моего разрешения.?

На мгновение Митчелл задумался, а не бывают ли у этого человека вспышки озарения. Потом он вернул свои мысли на прежий курс.

?Я ценю ваш совет в отношении лейтенанта Кирка,? сказал он. ?Я тоже думаю что у него большой потенциал. Но должен вам сказат, капитан… Я не собираюсь держаться от него на расстоянии независимо от того что вы думаете о ситуации.?

Мускулы на скулах Бэннока опасно напряглись.

?Вот как?? проскрипел он, и его взгляд потяжелел.

?Да, так. Если вы хотите вытряхнуть меня из академии,? продолжил Митчелл, ?думаю это ваше право и я ничего не смогу с этим поделать. Но я не собираюсь разрывать дружбу только потому, что так велит мне какая-то высокопоставленная шишка.?

Капитан резко побледнел.

?Это все??

?Да,? сказал кадет. Он выпрямился, чувствуя что все снова возвращается на официальный лад. ?Это все сэр.?

Бэннок с гневом и презрением смерил его взглядом.

?Жаль что я не могу приказать вам оставить Кирка в покое,? прхрипел он. ?Черт, мне жаль что я не могу отправить вас в Нью-Йорк с поджатым хвостом. К сожалению это не так легко. Но я сделаю все что в моей власти, чтобы вбить клин между вами и Кирком. Это понятно, кадет??

?Понятно,? заверил его Митчелл.

Глаза капитана сверкнули адской яростью.

?Понятно… что??

Чувствуя что его щеки пылают как пара звезд, первокурсник вскинул подбородок.

?Понятно, сэр.?

Бэннок заставил его стоять еще пару секунд, как напоминание о том, что он провинился. Потом низким голосом сказал.

?Свободны.?

Митчелл развернулся и вышел из комнаты; дверь с шепотом открылась перед ним, потом так же закрылась. Только когда он очутился в коридоре, он остановился, обернулся и пробормотал длинное сложное ругательство. Он внезапно понял, как должно быть выглядит со стороны, ругая двери зала совещаний… и рассмеялся над собой.

Кирку стоило бы меня увидеть, подумал он. Ему бы это понравилось. То есть, подумал он, только после того как он устроит мне разнос за тот фокус, который я выкинул. К сожалению мне придется слушать это довольно долго.

Все еще хихикая Митчелл направился обратно в инженерный.

Глава 11

К тому времени когда Кирк добрался до гимнастического зала ?Республики?, он уже зарядился и был готов к борьбе. Похоже этим фокусом Митчелл собирался проверить терпение свежеиспеченного лейтенанта. И Кирк вполне допускал это. Но демонстрировать полное, абсолютное презрение к власти кого-либо вроде капитана Бэннока? Это было совершенно другое.

Без сомнения капитан уже нагрузил Митчелла за это. Но лейтенант беспокоился, что что бы ни сказал ему Бэннок, этого было недостаточно. У него тоже было несколько отборных слов для своего друга.

Как соучастнику нарушения правил Кирку повезло, что его на месте не лишили звания. И если снова случится что-либо подобное, Бэннок не будет таким снисходительным. Об этом у лейтенанта не было никаких иллюзий.

Он посмотрел как раздвинулись двери гимнастического зала и прошел внутрь. Но когда Кирк вошел в комнату, он оказался наедине с тренажерами. Митчелла там еще не было. Глубоко вздохнув, лейтенант изо всех сил постарался прогнать свое разочарование. Самое меньшее, что мог сделать парень, добраться сюда вовремя. Но нет… он отказал Кирку даже в этом маленьком удовлетворении.

Старшекурсник тщательно обследовал высокие брусья в центре зала. Нет смысла стоять и ждать, сказал он себе. Я мог бы воспользоваться этим временем для своего удовольствия.

Приблизившись к подносу, стоящему сбоку от гимнастического снаряда, Кирк взял немного порошкового мела и натер им руки. Потом он занял положение под брусьями, прыгнул и схватился за них.

Как обычно лейтенант повисел там пару секунд, чувствуя натяжение мускулов, насыщая свою кровь кисородом медленными глубокими вдохами. Потом он начал раскачиваться. На этот раз он не собирался пробовать никаких мудреных маневров. Его мысли все еще концентрировались на его приятеле Митчелле, и он не собирался делать тройное сальто, когда его внимание было таким рассеянным. Это был надежный путь заработать травму.

Вместо этого Кирк решил, что попытается сделать несколько простых упражнений. Раскачиваясь все сильнее и выше он сделал стойку на руках, затем изменил захват, чтобы повернуться лицом в другую сторону. Снова раскачавшись, он опять сделал стойку на руках. Снова изменил захват на перекладине, и стал раскачиваться в другом направлении.

Его руки устали, и лейтенант сделал выбор в пользу необходимого, но довольно простого соскока. Раскачиваясь взад и вперед под брусом он набрал импульс. Потом на третьем замахе назад, он вытянул ноги с и вытолкнул себя вперед над брусом, чувствуя будто его выстрелили из катапульты.

Когда это произошло, Кирк выполнил движение не очень удачно. Он едва не задел переладину, когда взлетел над ней. А приземляясь на мат слегка потерял равновесие. Однако заработал вежливую порцию аплодисментов откуда-то сзади.

Ну наконец-то он здесь, подумал лейтенант. Все еще тяжело дыша, он с гневом развернулся чтобы увидеть Митчелла. Но это был не Гэри Митчелл. Это была андорианка, которую он видел ранее в зале отдыха ?Республики?… та самая с нежной кожей, большими черными глазами, и волосами, которые напоминали ему пряди платины.

Кирк попытался ей хоть что-то сказать… но не смог. Во рту внезапно пересохло как в пустыне. Он сумел пошевелить губами, но ничего не вышло. Из всех людей, которых он мог здесь встретить, подумал он. Из всех идеально красивых, очаровательных индивидов, которые могли появиться здесь…

Потом ему пришло в голову, что это не могло быть простым совпадением. Должно быть кто-то спланировал это. Кто-то с яростным желанием столкнуть его с привлекательной девушкой. Он скрипнул зубами. Митчелл.

?Привет,? сказала андорианка. Она шагнула вперед и протянула ему тонкую руку, а ее антенны изогнулись в направлении лейтенанта. ?Меня зовут Фелана. Фелана Юдрин.?

Было слишком поздно бежать, как он это сделал на днях на корте. Попав в западню, он пожал руку кадета и обнаружил, что ее кожа была гораздо мягче чем выглядела.

?Кирк,? произнес он, хотя для него самого это прозвучало не больше чем ворчание.

?Кирк?? повторила она. ?Это ваше имя??

?Нет,? ответил он. ?Джим.?

Фелана улыбнулась.

?Кирк Джим? Или Джим Кирк??

Он попытался улыбнуться в ответ.

?Да… то есть Джим Кирк.?

Она наморщила брови.

?Вы в порядке??

?Хм… все прекрасно,? справился он.

Это было существенное улучшение. Может быть скоро он выдаст более сложные фразы.

?Надеюсь вы не закончили?? заметила андорианка.

?Закончил?? недоуменно повторил Кирк.

?Ваш номер,? сказала ему Фелана. Она тонким подбородком указала ему на снаряд. ?Сильный номер. Я хочу сказать, что нечасто видела такое.?

Он рассмеялся.

?Благодарю,? сказал он, хотя внутренне проклинал себя.

?Я хотела бы увидеть еще кое что,? сказала Фелана. ?То есть если вы еще не устали.?

Несмотря на косноязычные ответы, казалось ей не было с ним скучно или неловко. К тому же она на самом деле ему очень нравилась.

?Нет,? ответил он, ?не устал. Нисколько.?

Она отстранилась и скрестила руки на груди. Казалось она говорила: разрешаю, удивите меня. Кирк знал, что будет разумнее немного отдохнуть. В конце концов он все же вымотался от своего последнего виража на перекладине, и все еще пытался отдышаться. Но когда красивая женщина просит мужчину похвастаться, есть ли у него выбор в этом вопросе?

Митчелл был уверен, что Кирк его убьет. Словно ему было недостаточно того, что он пробудил гнев у капитана Бэннока, он еще вдобавок опаздывал на встречу в спортзале. К счастью на этот раз у него было оправдание. Когда кадет собрался покинуть инженерный отсек, усмехающийся шеф Браун настоял на том, чтобы он перемодулировал щиты корабля. Митчелл не видел для этого никакой причины, но он едва ли мог спорить с этим человеком.

Все что он мог сделать, работать настолько быстро, насколько это было возможно, заставить Брауна одобрить свою работу, и улизнуть из инженерного. Теперь он медленно двигался по коридору, который вел к его комнате, надеясь переодеться и прийти в спортзал пока еще не прошло слишком много времени.

Но когда он преодолел изгиб коридора, то увидел мускулистую фигуру шефа Родайноса, приближающегося с другой стороны. У него внезапно возникло чувство, что Родайнос искал там его.

Нет, это ошибка, сказал себе Митчелл. Я только что закончил свою смену. Зачам шефу Родайносу искать меня? Но как только он об этом подумал, начальник службы безопасности остановился перед ним.

?Мистер Митчелл,? сказал он, ?я вас искал. У меня есть для вас задание.?

Внезапно все встало на свои места. Кадет понял, это было делом рук Бэннока. Теперь когда он подумал об этом, он спрашивал себя, а не была ли перемодуляция щитов тоже идеей Бэннока.

?Не проще ли вам запереть меня в карцере??

Родайнос уставился на него.

?В карцер??

?Знаете ли,? сказал Митчелл, ?из-з того что я друг лейтенанта Кирка. Кажется здесь это наказуемое правонарушение.?

Рослый начальник службы безопасности покачал головой.

?Я не знаю о чем вы говорите, мистер, и по правде говоря и знать не хочу. А теперь если все в порядке, в зале отдыха корабля назначена встреча кадетов.?

?Без сомнения по предложению капитана.?

Родайнос сощурился.

?Я был бы рад обсудить это с вами, кадет, если бы считал что это хотя бы отдаленно ваше дело.?

Митчелл вздохнул. Очевидно Бэннок с успехом воплотил свое желание держать держать их с Кирком подальше друг от друга. Но по крайней мере в этот момент он ничего не мог с этим поделать.

?Что нибудь еще?? спросил начальник службы безопасноти.

Митчелл тряхнул головой.

?Ничего, сэр.?

Они вместе направились к залу отдыха ?Республики?.

Раскачиваясь взад вперед со всей центробежной силой какую смог собрать, Кирк думал о том, что его руки вот вот вырвутся из суставов. По правде говоря ему стоило прекратить это еще тридцать секунд назад. Но он чувствовал, что восхищение его аудитории растет с каждым его маневром, и он не мог представить себе лучшую аудиторию, даже если бы и попытался. Зная это было трудно остановиться.

А теперь он снова собирался попробовать тройное сальто. Если бы у лейтенанта хватило ума, он наверное признался бы себе, что слишком запыхался, слишком устал, чтобы пробовать сделать что-нибудь такое сложное. Но его здравый смысл улетучился в тот самый момент, когда он обернулся и увидел Фелану.

В высшей точке взмаха он отпустил руки и подтянул коление точно так же, как делал на днях в академии. Как он и рассчитывал, спортзал начал вращаться вокруг него. Раз. Другой… внезапно Кирк почувствовал, что не сможет закончить третий переворот. Схватив колени, он прижал их к груди и отклонился назад.

Но даже в этом случае его ноги не ударились об пол плашмя. Он приземлился на носки и наклонился вперед, вытянув руки, чтобы не дать себе упасть. Так случилось, что он ударился о мат плечом, и схватился за него, причинив себе совсем немного боли. Но в целом он не мог жаловаться. Он не переломал себе кости, и шею в том числе.

Когда он перевернулся, то удивленно уставился в лицо синекожего, платиноволосого ангела. Фелана с беспокойством, очевидным в каждой тонкой черте ее лица, опустилась рядом с ним. Казалось даже ее антенны дрожали.

?Вы в порядке?? спросила она.

Лейтенант кивнул, хотя его плечо чертовски болело.

?Я в порядке,? сказал он ей, неспособный не заметить насколько хорошо она пахла. Но женщины Андорры всегда были известны своими чарующими ферромонами.

Фелана протянула ему руку и он взял ее. Общими усилиями они подняли его с гимнастического мата. Хотя девушка все еще казалась немного взволнованной.

?Вы уверены что все в порядке??

Он собрался было повторить свой ответ, но затем оговорился.

?На самом деле… боюсь что-то случилось с моим плечом.?

?Вам нужно в изолятор??

Кирк крутанул рукой в суставе.

?Не думаю. Наверное все что потребуется – небольшой отдых.?

?Хорошо,? пожала плечами андорианка. ?Я не хотела бы думать, что вы повредили его из-за меня.?

?Это не ваша вина,? настаивал он. ?Я все равно собирался попробовать эти трюки.?

Фелана с сомнением посмотрела на него.

?Ну хорошо,? неожиданно признался он, ?возможно и нет.?

Лейтенанту пришло в голову, что Митчелл был прав. В конце концов андорианки не так сильно отличаются от земных женщин. Фактически он чувствовал себя рядом с нею как дома.

?Это просто выплескивалось из вас,? заметила она. ?Я имею ввиду эту демонстрацию для меня. Очень приятно.?

Кирк сделал бы для нее намного больше если бы у него была такая возможность. Он готов был сделать кое-что еще, но не думал что это хорошая идея. Фелана улыбнулась ему, но не искренне. В ее улыбке было что-то сдрживающее, и он понял, что не сможет прикоснуться к ней и пальцем. Наконец она сказала.

?Я должна вам кое в чем признаться.?

?Признаться?? повторил он.

?Да,? казалось ее антенны отшатнулись. ?Видите ли, я кое-что слышала о вас от кадетов второкурсников. Они говорили что вы…?

?Что я?? подтолкнул ее лейтенант.

Адорианка нахмурилась.

?Полагаю термин был ?сопляк всезнайка?…?

Это поразило его как удар в живот.

?Вот как.?

?Естественно это были их слова, а не мои,? быстро добавила она.

?Я понимаю,? заверил он ее.

Кирк был расстроен этим намного больше чем показывал. Так вот что мои однокурсники думают обо мне – или по крайней мере некоторые из них. Чтож, сказал он сам себе, мне не стоит удивляться. Должно быть они немного ревнуют его к его успеху, и несколько обижены на его стремительное повышение по службе. Это было естественно.

?Как бы то ни было,? продолжала Фелана, ?я вообще не думаю что вы сопляк. На самом деле я думаю… что вы весьма симпатичный.?

Лейтенант почувствовал что краснеет. Он был готов отвернуться, извиниться и отступить в безопасность своей комнаты. Но он этого не сделал. Он просто стоял и краснел.

?Спасибо,? сказал он. ?И…?

Кирк обнаружил как трудно выдложить все остальное, но андорианка терпеливо ждала когда он закончит. Казалось она говорила: у вас есть время которое вам нужно.

?… и я думаю что вы тоже очень симпатичная,? закончил он наконец.

Она сверкнула глазами.

?Да. Симпатичная и возбужденная.?

Кирк уставился на нее.

?Вы? То есть… чем??

Фелана пожала плечами.

?На самом деле всем. Это моя первая миссия, и по правде сказать… я боюсь трудностей.?

Он улыбнулся, очарованный ее уязвимостью.

?Я тоже был возбужден в свой первый раз. Но на самом деле здесь не о чем беспокоиться. Мы здесь для того, чтобы чему-нибудь научиться…?

Внезапно он осознал, что они стоят очень близко.

?… чтобы…?

Настолько близко что он мог бы протянуться и погладить ее по щеке. Настолько близко, что он мог бы обхватить руками ее талию, зарыться лицом в ее шею и упиваться ее ароматом.

?… оценить себя,? рассеянно закончил он.

Часть лейтенанта хотела отпрянуть, боясь что скажет Фелана, если он все это сделает. ведь девушка ему доверилась, и он чувствовал, что собирается разрушить это доверие. Но часть его чувствовала уверенность, что она ощущает тоже самое. И в конце концов эта часть победила.

Глава 12

Кирк больше не злился на Гэри Митчелла. На самом деле он думал о нем меньше всего. Лейтенант пристально смотрел на Фелану, которая лежала рядом с ним, с покрывалом, натянутым до самойго чарующего изгиба ее ключицы, а ее серебряные волосы разметались веером по подушке. Она спала, но он не мог присоединиться к ней. Он был слишком возбужден ее близостью, слишком поражен поворотом событий, которые привели ее в его постель.

Теперь сон не для меня, размышлял он.

Словно внезапно поняв, что Кирк уставился на нее, черные как смоль глаза Феланы открылись и сфокусировались на нем, а ее антенны наклонились в его направлении.

?Уже почти утро,? тихо сказала она ему.

?И что.?

?Ты должен немного отдохнуть.?

Он признательно тихо покачал головой.

?Нет, не должен.?

Андорианка улыбнулась.

?Нет должен. Ты же рулевой??

?Я могу управлять этим кораблем с закрытыми глазами.?

?Не сомневаюсь,? ответила Фелана. ?Но думаю что говорю за всех, если скажу что предпочла бы чтобы ты этого никогда не делал.?

Лейтенант тоже улыбнулся.

?Тогда ладно,? сказал он, проводя кончиком пальца по ее скуле, очарованный тем как в ответ затрепетали ее ресницы. ?Я…?

Его усмешка была прервана звуком женского голоса, протрубившего по системе внутренней связи.

?Это коммандер Мэнджиони,? произнес голос с явной настойчивостью. ?Все кадеты должны немедленно явиться в свои каюты, и оставаться там до особого распоряжения.?

Кирк посмотрел на свою спутницу. Ее брови нахмурились, а антенны выдавали явные признаки того, что она была столь же удивленна и растеряна этим приказом, как и он.

?Повторяю,? сказала первый офицер. ?Все кадеты должны немедленно явиться в свои каюты, и оставаться там до особого распоряжения. Мэнджиони закончила.?

?Что происходит?? спросила Фелана.

?Черт меня побери, если я знаю,? сказал ей лейтенант. ?Я никогда не слышал, чтобы Мэнджиони отдавала такого рода команды.?

Внезапно из интеркома послышался другой голос.

?Джим?? сказал он. ?Ты не спишь??

Кирк прикусил губу. Из всех людей прямо сейчас меньше всего он хотел выслушивать… Фелана посмотрела на него.

?Кто…??

?Кадет Митчелл,? сказал он ей шепотом. Потом повысил голос. ?В чем дело??

Но Митчелл не ответил на его вопрос.

?Я слышал ты с кем-то говорил?? спросил он.

Кирк нахмурился.

?Это не твое дело и ты это знаешь. Ну так что я могу для тебя сделать??

?Там с тобой кто-то есть,? ликующим голосом заключил первокурсник. ?Тебе будет полезно, старый ты лис.?

Лейтенант с извинением посмотрел на Фелану.

?Последняя попытка, кадет. О чем ты хотел поговорить??

?Ты должно быть шутишь. Ты что не слышал приказа Мэнджиони??

?Слышал,? подтвердил Кирк.

?И тебе нисколько не любопытно?? осведомился Митчелл.

?Разумеется,? ответил старшекурсник, ?это для общей пользы. Если бы Бэннок хотел, чтобы мы знали что произошло, будь уверен он бы сообщил нам.?

?Ради бога, ведь ты же лейтенант. Этот человек в конечном счете должен допускать тебя к таким делам.?

?Для тебя,? сказал Кирк, ?я лейтенант. А для Бэннока я просто еще один скромный кадет.?

?Поверить не могу,? сказал Митчелл.

Лейтенант вздохнул.

?Он запрятал меня в мою каюту, не так ли? Точно так же как и других??

Возникла пауза.

?И ты собираешься принять это? Собираешься делать вид словно ничего не случилось??

?Вероятно это не настолько великое дело,? сказал ему Кирк. Более того, он был в этом уверен. ?Какие-нибудь маневры или еще что-то. На твоем месте я бы отправился спать.?

?Тебе легко говорить, приятель. Тебя есть кому согреть.?

Лейтенант почувствовал, как его щеки вспыхнули от смущения.

?Спать, Митчелл. Это приказ.?

Он услышал слабый щелчок разъединения интеркома. Покачав головой он повернулся к Фелане.

?Прошу прощения за все это,? сказал он ей.

Она пожала плечами.

?Это не твоя вина.?

Пока она пристально смотрела на него, ее глаза казалось потеряли фокус.

?Что?? спросил Кирк, чувствуя что ее что-то беспокоит.

Черт возьми, подумал он, если Митчелл погубит меня…

Андорианка нахмурилась.

?Знаешь, я не виню твоего друга. Меня тоже интересует то, что произошло со мной сегодня вечером.?

Лейтенант наклонился к ней поближе, упиваясь запахом ее кожи и платиновых волос.

?Думаю я ничего не смогу сделать, чтобы отвлечь тебя от этих мыслей.?

Фелана шутливо усмехнулась.

?Не уверена, что могу сказать так…?

Митчеллу показалось, что только начал скатываться в сон, когда услышал, как голос первого офицера снова наполнил его комнату.

?Это коммандер Мэнджиони,? сказала женщина. ?Все кадеты могут перемещаться по кораблю и возобновить свои дежурства. Повторяю… все кадеты могут перемещаться по кораблю и возобновить свои дежурства. Мэнджиони закончила.?

Большое спасибо, мрачно подумал Митчелл.

В детстве он всегда ненавидел детей, которые имели от других тайны – и в частности от него. Теперь Бэннок и его офицеры делали тоже самое. Он отправился в академию потому что мог проникнуть в самые глубокие тайны вселенной, а не оставаться прикованным к своей кровати. И вот Звездный флот добавил к ним и свои собственные тайны.

Хуже всего, он был не в том состоянии чтобы спать. Будучи разбуженным дважды, его тело было слишком бодрым для третьем попытки. Признав этот факт он спустил ноги с кровати и сел. Бросив взгляд на часы он понял, что сейчас позднее чем он думал.

Чтож, размышлял он, я все равно проснулся бы через несколько минут. Тогда почему я чувствую себя так паршиво? спросил он себя. Может быть потому что я шевырялся и ворочался с тех пор, как Мэнджиони сделала свое объявление? Может быть потому что мой мозг всю ночь гудел, изо всех сил стараясь выяснить, что делал Бэннок? Да, думал он, отвечая на собственный вопрос. Уверен что так.

Встав, кадет отправился в ванную. Добравшись туда, он принял душ и побрился. Потом набросил свежую черно-золотую форму, и вышел в коридор, надеясь найти ключ к тому, что происходило ночью.

Выйдя из своей каюты, он увидел андорианку, которая так восхитила его вчера. Но это была не ее дверь, и он понял это. Это была дверь Кирка… Кирка? Как только курсант понял это, андорианка посмотрела через плечо, и заметила его. На мгновение их глаза встретились, и они уставились друг на друга, словно желая знать и что же дальше.

Похоже она знала, что он был другом Кирка, и теперь он тоже знал, что у нее были на Кирка свои планы. Митчелл улыбнулся ей, учитывая ситуацию. После секундного колебания девушка улыбнулась ему в ответ. Потом она отвернулась и удалилась, направившись к месту назначения, которое капитан счел нужным ей дать.

Чудеса никогда не кончаются, одобрительно размышлял первокурсник. Мало того, этот черт Джим Кирк заполучил подругу, подхватив самую красивую девушку на корабле.

Как только он закончил мысль, сам лейтенант появился из своей каюты… и уставился на друга, искоса смотрящего на него. Он покраснел, затем подошел к Митчеллу и по секрету, так чтобы не слышали другие кадеты, снующие во всех направлениях, обратился к ему.

?Что бы ты не думал,? шепотом сказал он, ? какие бы нечистые комментарии не вызревали в выгребной яме твоего мозга, я буду благодарен, если ты удержишь их при себе.?

Митчелл притворился оскорбленным.

?Так вот что ты обо мне думаешь? И это после всего через что мы прошли вместе??

Кирк уставился на него.

?Если я ничего не пропустил, мы ни через что не проходили вместе. И у нас не будет возможности пройти через что-либо, если ты разрушишь мои отношения с Феланой, потому что я убью тебя при первой же возможности.?

Первокурсник кивнул.

?Верю. Значит это серьезно??

?Возможно.?

Митчелл мог только посочувствовать.

?Хорошо. В моей природе во все вмешиваться, но ради тебя я постараюсь не встревать. И возможно взамен ты можешь сделать кое-что для меня.?

Похоже у лейтенанта возникла идея, что это могло быть.

?Ты хочешь чтобы я узнал, что произошло прошлой ночью??

?Точно.?

?Но я уже говорил тебе,? ответил Кирк, ?я не могу.?

Первокурсник покачал головой.

?Ты сказал, что Бэннок тебе этого не скажет. Но есть и другие способы узнать это.?

Лейтенант покосился на него.

?Типа??

?Оставь это мне,? ответил ему Митчелл.

?Мне не нравится как это звучит.?

?А мне не нравится оставаться в неведении,? сказал первокурсник. ?Увидимся после первой смены.?

Оставив хмурого Кирка стоять в коридоре, Митчелл удалился. Он был уже на полпути к переднему оружейному центру, где ему предстояло работать весь день, когда в его голове начал формироваться план. Он усмехнулся про себя, подумав об этом.

***

Кирк уставился на своего друга Митчелла.

?Ты спятил?? спросил он прямо.

Они стояли в прихожей каюты Митчелла там, где никто снаружи из коридора не смог бы их подслушать. Однако лейтенант не хотел повышать голос больше, чем уже сделал. Первокурсник пожал плечами.

?Я думал что мы давным-давно установили этот факт.?

?Я серьезно,? сказал Кирк не настроенный шутить.

?Я тоже,? ответил его друг. ?И если мы сделаем это правильно, никто об этом не узнает.?

Лейтенант решительно тряхнул головой.

?До тебя не доходит? Мы говорим не об еще одной шутке вроде той, которую ты выкинул с рулевым монитором.?

?Мы говорим о действии с потенциально серьезными последствиями,? выпалил Митчелл. ?Думаешь я об этом не знаю??

?Можно и так подумать,? заметил Кирк.

?Черт возьми,? сказал первокурсник, ?да я рискую. Риск в жизни это все, Джим. Выходить в космос в металлическом снаряде – это тоже риск.?

?Это другое,? сказал Кирк.

?Разве?? спросил Митчелл. ?Если ты не научишься рисковать теперь, ты никогда этому не научишься. Ты закончишь в кресле первого офицера, и будешь все время играть в безопасность, и никогда не станешь достойным всего того потенциала, который как все говорят, у тебя есть.?

Лейтенант почувствовал укол от этого последнего замечания – без сомнения именно этого добивался его друг. Однако он твердо стоял на своем.

?Быть капитаном не азартная игра,? заметил он. ?Это логичное, рациональное принятие решений.?

?Когда ты удачлив,? парировал Митчелл. ?Но что делать, когда нет никаких рациональных решений? Что делать, когда ниодин из выходов не безопасен??

Кирк пожал плечами на этот вопрос.

?Думаю я пересеку этот мост, когда подойду к нему.?

?Наверное тоже самое сказал генерал Корргар перед своим поражением при Донату 5.?

Это застало лейтенанта врасплох.

?Кто??

?Корргар, главнокомандующий сил клингонов. Он проклял свою неспособность импровизировать на поле боя, приписав это твердым принципам, которые преподавали ему его военные инструкторы.?

Первокурсник был прав. Корргар признался в этом… прежде чем отдал приказ о самоликвидации, который уничтожил его корабль и команду. Но как подмечено…?

?Я читал наперед,? полпути к тоящеы.ит.о.не скажет. ой ночью? не встревать. признался Митчелл. ?Не смотри так удивленно. Ведь те, кто не учит историю, обречены на трудности на занятиях своего инструктора.?

Все еще рассерженный, Кирк почувствовал желание улыбнуться. Он подавил этот импульс.

?Рад что произвел на тебя впечатление.?

?Да,? сказал его приятель, ?но спрашивается… а я произвел на тебя впечатление??

К своему удивлению лейтенант немного дрогнул. Это его испугало. Без сомнения, слова Корргара были мощным аргументом в пользу риска. Но клингон говорил о жизни и смерти. А Митчелл просто хотел удовлетворить свое любопытство.

?Ты привел хороший аргумент,? сказал наконец Кирк. ?Но это не Донату 5. Все что лежит на чаше весов – немного привелигированной информации, которая наверное все равно не заинтересовала бы нас.?

Ноздри первокурсника затрепетали.

?И ты не можешь оправдать этот риск своей карьерой,? добавил он.

?В двух словах – нет.?

Митчелл кивнул.

?Хорошо. Жаль что я поднял этот вопрос.?

Лейтенант с подозрением уставился на него.

?И все?? спросил он, ожидая другой реакции.

?Вот именно, приятель. Я нанес свой лучший удар, и ты мне отказал. Время, конец истории.?

Кирк нервно ухмыльнулся.

?Я так не думаю,? сказал он. ?Ты все еще думаешь об этом, не так ли??

Митчелл вернул ему пристальный взгляд.

?Разве это твое дело??

?Ты сделал это моим делом.?

?А если я планирую сделать это? Что ты сделаешь… сообщишь об этом Бэнноку??

Лейтенант сглотнул. Он не был уверен что готов предать своего друга. Но если он позволит Митчеллу действовать по его плану в одиночку, его почти наверняка поймают… а разве это не было другой формой предательства? Разумеется для него был третий выход. Спсоб, который гарантировал, что его друга не поймают. В самом начале это было похоже на самый обременительный курс действий, путь, по которому Кирк был не готов идти.

Но чем больше он об этом думал… тем больше признавал, что Митчелл сделал бы на его месте прямо противоположное… и это казалось ему более чем оправданным.

?Ну?? окликнул его первокурсник.

?Не шуми,? сказал Кирк, предоставив себя своей судьбе. ?Я пытаюсь спланировать наши передвижения.?

Митчелл несколько секунд смотрел на него, а потом улыбнулся.

?Добро пожаловать на борт, лейтенант. Это будет адской поездкой.?

Опершись затылком о стену лифта, Митчелл почувствовал настойчивую боль за переносицей. Но он и так знал, что пропустил слишком много сна. Прошлой ночью командор Мэнджиони разбудила его своим объявлением о том, что все кадеты должны оставаться в своих каютах. Естественно что после этого он не смог впасть в глубокий сон.

Но первокурсник не мог возложить ответственность за этот недостаток ночного сна на Мэнджиони. Это была полностью его идея… это раннее пробуждение, чтобы тайком прокрасться в коридор и проскользнуть в пустой турболифт, который сможет доставить его до места назначения.

Ведь для успеха их миссии было важно, чтобы большая часть команды разошлась по кроватям. Митчелл думал об этом с самого начала, и его сообщник, участвующий в заговоре, думал также. Внезапно двери лифта открылись. Кадет очнулся и выглянул. Коридор был пуст. Он повернулся к своему сообщнику.

?Готов??

Кирк вздохнул.

?Готов.?

Они вместе вышли из турболифта, повернули налево, и последовали за изгибом коридора. Этот слишком длинный коридор привел их к паре раздвижных дверей. Надпись на одной из них определяла помещение за нимим как комнату управления сенсорами. Митчелл осмотрелся. В поле зрения не было никого, кто мог бы расспросить их или удивиться, что они тут делают. Как он и рассчитывал.

?Здесь никого,? сказал он.

Первокурсник приблизился к дверям, глядя как они открываются. Они открыли пространство комнаты примерно четырех метров с верхним освещением, которое давали крощечные радужные шары в дюраниумных переборках.

В комнате было только одно устройство – большая серая панель управления, которая неопределенно напоминала пульт транспортатора, но фактически управлляла сенсорами корабля. В некотором смысле это немного разочаровывало. Митчелл ожидал чего-то более внушительного, более впечатляющего с учетом того что эта штука управляла всем сенсорным оборудованием ?Республики?.

?Идем,? сказал первокурсник и проследовал внутрь.

Кирк в последний раз огляделся, убедившись в отсутствии свидетелей, и последовал за Митчеллом. Мгновение спустя двери за нимим закрылись.

Действуя как можно быстрее, Митчелл поднял записи сенсоров прошлой ночи, понимая, что придется пройти длинный путь к сообщению, которое они хотели узнать. В тоже самое время Кирк запустил цикл экрана безопасности, который моментально скрыл их следы, гарантируя что никто на мостике не узнает об их вторжении.

Если бы кто-нибудь случайно запустил диагностику, они смогли бы обнаружить всплеск шума в системе, но они не заподозрили бы, что это два кадета суют свои носы в дела Звездного флота. А к тому времени когда они сюда доберутся, Митчелл и Кирк уже уйдут. Таким был их план.

?Что так долго?? спросил лейтенант.

Первокурсник бросил на него взгляд.

?Ничего. Я доберусь до этого.?

?Добирайся быстрее,? настаивал Кирк.

?Твое желание для меня закон,? сказал Митчелл. Он повернулся к синему экрану около центральной консоли. ?Мы входим.?

Мгновение спустя экран загорелся. Но к удивлению первокурсника на нем ничего не было. Никаких графиков, никакого текста… вообще никакой информации. Он ошарашенно уставился на монитор.

?Я ничего не вижу.?

?Наверное ты сделал что-то не так,? сказал ему лейтенант.

Митчелл тряхнул головой.

?Я так не думаю. Если только…?

Альтернатива дошла до обоих одновременно.

?Они стерли записи,? сказал Кирк.

Это была чрезвычайная мера – мера, которую Бэннок и его офицеры никогда не предприняли бы, если бы не скрывали что-то настолько жизненно важное, настолько засекреченное, что они не могли оставить ни малейшего шанса для кого-либо это обнаружить.

Митчелл сглотнул. Этого он не ожидал. Резко выдохнув, он отключил монитор так быстро как мог. Потом повернулся к своему спутнику.

?Двигаем,? сказал он. ?Давай выбираться из этого ада.?

Кирк не ответил, но на его лице отразилось отчаяние. Он явно хотел выбраться отсюда не меньше Митчелла. Возможно даже больше, с учетом того что он мог потерять, если их поймают. Естественно дверям понадобилась вечность, чтобы открыться перед ними. Наконец они заскользили в сторону, давая кадетам доступ к проходу за ними. Не в состоянии больше ждать, они боком проскользнули в отверстие.

Но прежде чем они смогли куда-нибудь уйти, даже прежде чем они смогли перевести дыхание, они поняли что в коридоре они не одни. Более того, подумал первокурсник, они были окружены.

Бочкообразный коммандер Родайнос блокировал коридор справа от них, в то время как выглядевший необычайно внушительным шеф Браун занимал коридор слева. Секунду или две никто не произнес ни слова. Да никто и не хотел. Было ясно, что Митчелл и его друг попались совершенно точно, без надежды скрыть этот факт. Наконец Родайнос нарушил тишину.

?Полагаю капитан Бэннок хочет поговорить с вами двумя,? сказал он.

Глава 13

Митчелл стоял рядом со своим другом Кирком в зале совещаний ?Республики?, вздернув подбородок, и терпя металлический взгляд Бэннока. Мужчина стоял напротив них, а его жесткое лицо потемнело и предвещало бурю.

?Честно говоря,? сказал Бэннок напряженным от негодования голосом, ?я ожидал такого неповиновения от мистера Митчелла.?

Благодарю, мысленно сказал кадет. Я вас тоже очень люблю.

Капитан повернулся к другому кадету, и его глаза стали как ледышки.

?Но не от вас, лейтенант.?

Кирк немного вздрогнул. Он выглядел так, словно его ударили плеткой.

?Что вы можете сказать в свое оправдание?? спросил Бэннок, игнорируя Митчелла.

Челюсть лейтенанта слегка дрогнула.

?У меня… нет никаких оправданий моим действиям, сэр.?

Митчелл мысленно улыбнулся. У Кирка был шанс свалить вину на первокурсника, но он этого не сделал.

?Никаких оправданий?? прогрохотал капитан, пронзая взглядом Митчелла. ?и никаких объяснений??

Кирк пожал плечами.

?Я принял неверное решение, сэр. Я позволил своему любопытству взять над собой верх, и я сожалею об этом.?

Бэннок посмотрел на Митчелла, все еще обращаясь к лейтенанту.

?Как я это вижу, мистер Кирк, вы пытались помочь другу. Это верная оценка ситуации??

Митчелл нахмурился. Капитан двал старшекурснику вторую возможность отклонить обвинение – вторую возможность уйти с незапятнанной характеристикой. Но насколько он знал Кирка, этот парень будет твердо стоять на своем. Мгновение спустя лейтенант покачал головой.

?Нисколько, сэр,? сказал он. ?Я действовал по своей собственно воле.?

Молодец, мысленно обрадовался первокурсник. Покажи этому ублюдку, из чего ты сделан.

Капитан повернулся к Кирку и некоторое время внимательно его разглядывал. Потом он неодобрительно хмыкнул.

?На самом деле, лейтенант – и мы все это знаем – вы пытались помочь другу. И все еще пытаетесь помочь. Но должен вам сказать, мистер Кирк, что в этом случае ваша лояльность… неуместна.?

Бэннок бросил взгляд на первокурсника, который буквально таял.

?Кадет Митчелл,? сказал он, ?вам не друг. Он первокурсник, и при том весьма безответственный. Чем больше времени вы проводите с этим человеком, тем больше вы нахватаетесь от него, и отдалитесь от капитанского кресла, которого вы, кажется, так жаждете.?

Это задело, подумал Митчелл. Он мог скаать это по тому, как сузились глаза Кирка, и как сжались его губы. Однако лейтенант не сдался. Он по прежнему молча сносил замечания Бэннока.

?Ничего не хотите сказать?? спросил капитан.

Третий шанс, заметил Митчелл. Было ясно, что капитан отчаянно хотел снять Кирка с крючка. Но как и прежде лейтенант казалось не стремился сотрудничать.

?Вообще ничего?? подтолкнул его Бэннок.

?Ничего кроме того, что я уже сказал, сэр,? ответил Кирк.

В его голосе не было ни злобы, ни дерзости. Только непоколебимая решимость. Бэннок откинулся в своем кресле, и застучал пальцами по столу.

?Вам известно,? сказал он лейтенанту, ?что я должен послать сообщение вашему командиру и рассказать ему что вы сделали. Фактически это положит конец всем надеждам, которые вы имели в отношении своей карьеры.?

Сердце Митчелла затопило сочувствие. Он мог только представить, через что проходит его друг.

?Но,? продолжил капитан тем же тоном, ?я решил этого не делать. По некоторым причинам, которые я не могу представить, я склонен дать вам второй шанс.?

Кирк посмотрел на него с благодарностью.

?Посмотрим, не упустите ли вы его,? сказал Бэннок.

Лейтенант кивнул.

?Не упущу, сэр.?

?Спасибо, сэр,? добавил Митчелл.

Капитан посмотрел на него.

?Вы обязаны благодарить меня, кадет. Обязаны от всего сердца.?

Но курсант не чувствовал ни малейшей благодарности. Он знал, что если бы его поймали в комнате управления сенсорами одного, его карьера закончилась бы раньше, чем началась. Что его спасло, так это участие в инциденте Кирка. Бэннок не мог сломать Митчелла, не сломив при этом лейтенанта. А этого он явно не хотел.

Капитан несколько секунд рассматривал кадетов. Потом сказал.

?Свободны. Оба.?

Митчелл развернулся кругом с большим рвением, поэтому он добрался до дверей быстрее. Мгновение спустя Кирк последовал за ним, и дверь с шипением за ними закрылась. Глубоко вздохнув, Митчелл посмотрел на своего друга.

?Спасибо что заступился за меня там.?

Кирк уставился на него.

?Заступился за тебя??

?Ну знаешь,? сказал первокурсник, ?разделил вину… проигнорировал приглашение Бэннока отделаться от меня.?

Выражение лица лейтенанта изменилось.

?Знаешь,? сказал он, ?Я не совсем уверен, что капитан был не прав.?

Митчелл уставился на него.

?Что??

?То что мы сделали было глупо,? сказал Кирк, его глаза стали холодными и сердитыми. ?Это было хуже чем глупость. Это было ребячество. Если Бэннок не хотел, чтобы мы о чем-то знали, мы должны были понять этот намек.?

Митчелл озадаченно тряхнул головой.

?Ты это серьезно??

Лейтенант кивнул.

?Чертовски серьезно. К тому же ты знаешь, что когда-нибудь я действительно хочу стать капитаном. Я хочу командовать точно таким же звездолетом. Именно поэтому я не могу позволить себе чего-либо… или кого-либо… кто может сбить меня с этого курса.?

?Имеешь ввиду меня?? осведомился первокурсник.

Рот Кирка скривился.

?Тебя.?

Не говоря ни слова, лейтенант повернулся спиной и ушел, оставив Митчелла стоять в коридоре в полном одиночестве. Первокурсник почувствовал, как к горлу подступил комок. Он уже считал Джима Кирка другом и наперсником. Очевидно он переоценил этого человека – слишком переоценил.

Кирк лежал на спине, засунув руки под голову, и заново проигрывал в уме сцену возле зала совещаний. Он видел самого себя, уставившегося на Митчелла, сердитого за то, что позволил втянуть себя в планы другого человека.

То что мы сделали было глупо, услышал он свои слова. Это было хуже чем глупость – это было ребячество.

Лежащая рядом с ним Фелана водила тонким ногтем по его обнаженной груди. При других обстоятельствах, подумал Кирк, ощущения были весьма приятными. Сейчас же он был слишком мрачен для подобных развлечений.

И как ты уже знаешь, услышал себя старшекурсник, когда-нибудь я хочу стать капитаном. Я хочу командовать звездолетом таким же как этот. Именно поэтому я не могу позволить, чтобы что-либо… или кто-либо… мог сбить меня с этого курса.

Это были тяжелые слова. Возможно даже жестокие. Но тогда он и хотел, чтобы они были жестокими. Он хотел оттолкнуть от себя своего друга окончательно и бесповоротно.

?Когда-нибудь он поймет,? мягко сказала Фелана. ?Он увидит, что так лучше для всех.?

Кирк встряхнул головой.

?Нет, он не поймет.?

?Ну же,? настаивала она. ?Мы все здесь для того чтобы сделать карьеру в Звездном флоте. Никто не хочет с позором вернуться домой.?

Лейтенант вздохнул.

?Митчелл другой. Он не станет проклинать то, что с ним случится.?

Его спутница искоса посмотрела на него.

?У него нет никаких амбиций? Никакого желания когда-нибудь командовать звездолетом??

?Нет,? сказал Кирк. ?Он не честолюбив. Он пошел в Звездный флот только ради забавы.?

Фелана неуверенно улыбнулась.

?Ты должно быть шутишь??

Он покачал головой.

?Вовсе нет.?

Андорианка задумалась над его словами, и ее антенны изогнулись вперед.

?Тогда возможно он не подходит Звездному флоту.?

Кирк посмотрел на нее, готовый доказать обратное. Но потом он увидел в ее словах здравый смысл.

?Возможно и не подходит,? согласился он.

За последующие несколько дней Митчелл видел Кирка только однажды. На корабле размера класса Конституция, которое было сооружено, чтобы вмещать сотни членов экипажа и при этом имеющее несколько зон отдыха, для него это не стало неожиданностью.

Потом корабль вошел в диапазон действия сенсоров Альфа Варангис, первой звездной с сенсоров ха, для него это не стало удивлением.истемы на их пути исследования. Митчелл и Кирк были назначены на научную станцию на мостике – и пока они работали в разных сменах, они видели друг друга каждый день, когда приходили и уходили.

Но это ничего не меняло. Лейтенант не разговаривал с первокурсником, и первокурсник не разговаривал с лейтенантом. Казалось словно они не узнавали друг друга… казалось что все идет так, как хотел Кирк.

Митчеллу не нравилась мысль что они с лейтенантом никогда больше не станут друзьями, но он смирился с этим. Он знал, что такова жизнь. Что-то теряешь, что-то находишь. Однако его долг Кирку был выше простой дружбы. Он принял ответственность за усовершенствование личности старшекурсника, как бы легкомысленно это ни было поначалу, и его раздражало, что напыщенное ничтожество вроде Бэннока помешало ему выполнить его миссию.

Митчеллу не хотелось ничего, кроме как посмеяться последним над своим командиром. Если бы он увидел возможность сделать это, сказал он себе, он бы ей воспользовался… в одно мгновение. К сожалению такого шанса так и не выпало за время их трехдневного изучения Альфы Варангис. Каждый занимался своим делом, и все шло по плану. Только когда они собрались покинуть систему, Бэннок все изменил неожиданным объявлением.

?У нас новый приказ,? сказал он кадетам и командующим офицерам, стоя перед ними в корабельной комнате отдыха.

?Какого рода?? спросила Мэнджиони.

?Предполагалось,? сказал капитан, ?что капитан Накамура и его корабль должен был представлять Федерацию в дипломатической миссии. Однако ?Каролина? получила назначение кое-куда, описанное мне как ?более рискованное место?, и оставила задание представления Федерации, догадайтесь кому.?

?Нам?? бесстрастно ответил Родайнос.

?Вы угадали,? ответил Бэннок также. Он окинул кадетов одним взглядом. ?Не сомневаюсь, что для вас было бы полезнее продолжить наши исследования, но в этом вопросе у нас нет выбора.?

?Куда мы направляемся?? спросил Горфинкель, повторяя мысленный вопрос Митчелла.

?В место под названием Хейр’тзен,? ответил ему капитан. ?Это в системе Бета Боры. Возможно вы о ней слышали.?

Браун на мгновение пригладил свою бородку.

?Планета, член Федерации? Недавно втупивший??

Бэннок кивнул.

?Вместе с планетой сестрой Хейр’оча.?

?Как удобно,? сказал инженер, улыбаясь от уха до уха.

Капитан уставился на него.

?На самом деле, лейтенант, там нет ничего удобного. У этих двух миров своя история.?

Горфинкель фыркнул.

?Как я понимаю, не слишком приятная.?

?Вообще не приятная,? согласился Бэннок. ?Некогда на Хейр’тзен существовало две группы хайранцев. Но немногим больше двухсот лет назад обе группы решили, что больше не могут выносить компанию друг друга. Одна фракция – та что назвала себя хейр’оч – покинула родную планету и поселилась на соседней.?

?Это был Хейр’оча?? спросил Хоган.

?Да,? сказал капитан. ?На первый взгляд отъезд хейр’оч был только на пользу другой фракции, которая называла себя хейр’тза. Ведь в конце концов у них осталась их планета, внезапно освободившаяся от препирательств. Но вскоре хейр’оч и хейр’тза нашли новые причины для столкновений… экономические, культурные, и даже религиозные.?

?Несмотря на расстояние между ними, ситуация становилась все более нестабильной, более шумной. В конечном счете она вылилась в межпланетную войну, которая продолжалась на протяжении почти ста лет. Кровавая, варварская, насколько я понимаю.?

И что же? задумался Митчелл, но воздержался от изложения вопроса вслух.

?Даже после того как было объявлено перемирие,? продолжил Бэннок, ?плохие отношения преобладали на протяжении многих десятилетий. Кровная месть требовала жертву за жертвой, разжигая новую вражду. И обе планеты оставались вооруженными лагерями, готовыми взорваться при первом признаке измены.?

?Прошло еще пятьдесят лет или что-то вроде этого, и члены обоих фракций снова начали попытки примирения своих народов.? Капитан нахмурился. ?К сожалению их усилия подрывала ненависть и недоверие. Они делали шаг вперед и два назад.?

?Я раньше видел такой танец,? сказал Тарш, и его слова прозвучали нечленораздельно и искаженно из-за наличия его вобилиттских клыков. ?На это не очень приятно смотреть.?

?Да, неприятно,? согласился капитан. ?В конце концов даже самые твердые сторонники примирения хейранцев начали думать, что их усилия ни к чему не приведут.?

?Я не удивлен,? сказал Горфинкель.

?А потом,? продолжил Бэннок, ?кто-то нашел решение проблемы. Решение было в хейранских генах. Видите ли, в каждом поколении расы хейранцев рождается один или два мощных телепата.?

Это привлекло внимание Митчелла. В конце концов его вспышки озарения были отдаленным кузеном телепатии. По крайней мере в это он всегда верил.

?Такой человек,? сказал Бэннок, ?мог помочь своей фракции преодолеть недоверие. Он мог читать мысли другой стороны и получать ощущение их намерений. К сожалению это помогло бы только той фракции, к которой принадлежал телепат. Другой пришлось бы работать в полной темноте.?

?Если только обе фракции не породили телепата,? предположила Мэнджиони.

?Точно,? ответил капитан. ?Два телепата гарантировали бы честные отношения между хейр’оч и хейр’тза – и примирение было бы не за горами. И теория сработала. Три поколения назад хайранцы наконец смогли воплотить свою теорию на практике. У каждой из сторон родился полноценный телепат. Уважаемые личности среди хейр’оч и хейр’тза сказали, что пришло время их народам снова объединиться.?

Тарш наклонил голову.

?Звучит скептически.?

Бэннок пожал плечами.

?Честно говоря, доктор, это не мое дело – являются ли телепаты решением проблемы или нет. Моя работа – и ваша тоже – применить некоторые знания Звездного флота к этим событиям.?

?Какие именно вы еще должны описать,? напомнил ему Родайнос.

Капитан наградил его морщинками в уголках рта. Это было самое близкое выражение к настоящей улыбке, которую Митчелл когда-либо видел у капитана.

?Я доберусь и до этого,? пообещал Бэннок. ?Итак, из того что говорят нам хейранцы, этот способ должен сработать…?

Согласно старой традиции хейранцев, объяснил Бэннок, все подписавшиеся под важным договором, должны были доказывать свои добрые намерения, показывая их публично. В соответствии с этой традицией, два телепата должны появиться на Хейр’тзане, в оживленной столице Хейр’ат.

?В городе есть два древних храма,? сказал капитан. ?Каждый телепат будет ждать в одном из них. Потом, в назначенное время, они снимут обувь и приблизятся друг к другу по главному проспекту города, позволив всем увидеть это.?

?В конечном счете,? заметил Бэннок, ?телепаты объединятся в здании правительства Хейр’тзана. Так как это место равноудалено от двух храмов, они должны прибыть туда одновременно. А остальное, как говорится, будет историей.?

Браун пожал плечами.

?Звучит просто.?

Митчелл подумал так же.

?А кровная месть,? напомнила им Мэнджиони.

?Точно,? сказал капитан. ?Как мне рассказывали, некоторые люди захотят пролить кровь, чтобы придушить церемонию в зародыше. А при архаичной склонности хейранцев и жестком характере их церемонии, у них вероятно будет немало таких возможностей.?

Родайнос наклонился вперед в своем кресле.

?Расскажите поподробнее.?

?Слова достойные офицера службы безопасности,? сказал Бэннок. Он потер ладони вместе, что Митчелл нашел смутно раздражающим. ?По всей видимости оба храма находятся на расстоянии больше километра от здания правительства. Это оставляет наших телепатов в уязвимом положении на довольно долгое время. Во-первых, столица густо населенна, и толпа будет еще больше из-за такого исторического события, так что можно забыть о любых попытках контролировать толпу.?

?Надо думать, ? заметила Мэнджиони.

?Проблему осложняет и то,? заметил капитан, ?что храмы нельзя закрыть для молящихся в любое время, поэтому телепаты до начала церемонии будут спрятаны в другом месте. Будет выбрано несколько охраняемых мест – хотя на самом деле в качестве убежища будут использоваться только два. Остальные будут служить приманками.?

Браун покачал головой.

?Все труднее и труднее.?

?Наконец,? сказал им Бэннок, ?из-за хейранской традиции никому в городе не разрешено пользоваться современными технологиями – даже людям, обязанным охранять телепатов. Это означает никаких фазеров, никакой транспортации.?

Восцарила тишина. Именно Кирк нарушил ее.

?Не захотят ли хейр’тза – или если на то пошло хейр’оч – причинить вред телепату своей фракции?? спросил он.

?Хороший вопрос,? сказал Бэннок. ?Мне сказали, что они заикались о причинении телесных повреждений телепату их фракции… но они не справятся с проблемой похищения.?

?Это было бы несколько затруднительно в таких обстоятельствах,? рассудительно отметил Родайнос.

Капитан кивнул.

?Говоря по правде, меня это не волнует. Наша команда там не для такого задания. У нас нет ни знаний ни опыта. Однако командование меня убедило, что на нас ляжет только часть обязанностей по безопасности. Большая часть падет на наших хозяев хейр’тза.?

?Так что именно мы будем делать?? спросил Горфинкель.

И Бэннок сказал им. И конечно же Митчелл не обратил особого внимания на то что говорил капитан, пока не прозвучало его имя.

?Кадетам Кирку, Юдрин и Митчеллу,? сказал капитан, ?поручено помогать в булочной.?

Первокурсник был неуверен, что расслышал Бэннока правильно.

?Прошу прощения, сэр??

Капитан уставился на него.

?В булочной, мистер Митчелл. Полагаю вы знаете, что такое булочная??

Кадет почувствовал как вспыхнули его щеки.

?Да, сэр,? ответил он как можно спокойнее. ?Думаю что знаю.?

?Хорошо,? сказал Бэннок. ?Булочная в данном случае – древнее строение неподалеку от одного из храмов. Это так же одно из мест, где до начала церемонии может быть спрятан один из телепатов.? Он посмотрел сначала на Кирка, потом на Фелану, а потом на Митчелла. ?Надеюсь вы все понимаете важность поддержания безопасности в этом здании??

?Да, сэр,? ответил Кирк.

?Абсолютно, сэр,? сказала Фелана.

Митчеллу не нравилось, когда к нему относились как к ребенку.

?Там же может быть спрятан телепат, сэр. Как вы только что сказали, сэр.?

Бэннок впился в него взглядом, но не заглотил приманку.

?Мне сказали, что и внутри и в окрестностях будет немало охранников из хейр’тза. Но не позволяйте им делать всю работу. Внесите и свой вклад.?

?А если возникнут проблемы?? спросила Мэнджинони.

Капитан фыркнул.

?Вы обязаны подчиняться действующему офицеру службы безопастности хейр’тза. И ни в коем случае ни при каких обстоятельствах вы не должны покидать пекарню. Ясно??

?Ясно, сэр,? ответил Кирк.

?Очень ясно, сэр,? ответила Фелана.

Митчелл колебался.

?Ни в коем случае, сэр??

?Верно,? сказал Бэннок.

Первокурсник сомневался в благоразумии такого приказа.

?Даже если от этого будет зависить успех или неудача нашей миссии??

Рот капитана стал тонкой прямой линией.

?Вы хотите испытать мое терпение, кадет??

?Нет, сэр,? честно ответил Митчелл. ?Я просто пытаюсь понять ваши распоряжения, сэр.?

?В таком случае я скажу это снова. Ни в коем случае вы не должны удяляться от пекарни. Вообще ни при каких обстоятельствах. Теперь вы понимаете мой приказ, кадет??

Митчелл хотел сказать капитану, как мало его волнует его интонация. Однако он сумел сдержать свои чувства.

?Понимаю, сэр.?

?Вы уверены?? спросил Бэннок.

?Уверен, сэр,? сказал первокурсник.

?Хорошо,? сказал капитан, одергивая перед своей туники. ?Я буду спать гораздо лучше, зная об этом.?

Кирк задержался возле зала совещаний, пока не вышел Митчелл. Когда кадет увидел, что он стоит там, он пошел прямо, словно забыв о существовании лейтенанта. Старшекурсника это не удивило. В конце концов он и Митчелл не разговаривали почти неделю – и именно Кирк был ответственен за такое состояние дел. Но нравится ему это или нет, но теперь они должны поговорить.

?Митчелл,? позвал лейтенант.

Кадет остановился и повернулся к нему с выражением затаенной обиды на лице.

?Да, сэр??

Кирк нахмурился.

?Послушай,? сказал он, ?я знаю почему капитан столкнул нас вместе не больше твоего. Но что я действительно знаю – что мы должны выполить задание. Это должно быть на первом месте. Задание, а не то что было между нами.?

Митчелл ехидно усмехнулся.

?Хорошо. Считай я купился на это.?

Лейтенант кивнул.

?Значит мы понимаем друг друга.?

?Именно это мы и делаем,? сказал юноша. Потом с обвиняющим видом удалился.

Кирк выругался. Он не хотел отвергать Митчелла как старую обувь. Он не хотел задевать его чувства. Но что стало бы с его карьерой, если бы он продолжил дружбу с первокурсником. Это означало бы разочарование не только для самого себя, но и для капитана Эприла и адмирала Мэллори. А он пообещал себе, что не смотря ни на что не сделает этого.

?Джим?? произнес женский голос.

Лейтенант увидел, что Фелана присоединилась к нему.

?Ммм??

?Все хорошо?? спросила она.

Он посмотрел как Митчелл преодолел изгиб коридора и исчез из вида.

?Все прекрасно,? сказал он. ?Просто прекрасно.?

Глава 14

Кирку столица Хейр’тза показалась сказочным королевством, которое было выдернуто из книги Арабских Ночей, которую его мать читала ему, когда он был ребенком. Стоя около высокого узкого окна, лейтенант глазел на великолепные очертания зданий Хейр’ата. Было утро, всего несколько часов после рассвета, и высокие, узкие башни города и каплеобразные крыши неистово сверкали в бронзовом свете солнца.

Легкие голубые и зеленые вымпелы трепетали на высоких сводчатых уличных фонарях. Воздушные шары, окрашенные в радужные цвета, возвышались из утяжеленных корзин на каждом углу. Алые и серебряные знамена, протянутые от окна к окну, объявляли о начале эры доверия и гармонии.

Для хейр’тза – этих чешуйчатых, бронзовокожих обитателей, и их равно чешуйчатых собратьев хейр’оч – настало время величайшего оптимизма. Члены обеих фракций украсили себя пышными украшениями для праздника воссоединения их народов.

Кирк видел их со своей выгодной позиции со второго этажа пекарни – очевидно одного из самых старых зданий Хейр’ата. Хейране на улице под ним выглядели так роскошно, так празднично, что было трудно представить, что среди этих людей могли оказаться диссиденты, безжалостные и хладнокровные настолько, чтобы совершить убийство, лишь бы помешать церемонии примирения телепатов.

Естественно, если бы диссиденты могли бы сейчас чувствовать тоже, что чувствовал в настоящее время Кирк, они бы совершенно забыли о церемонии. Фактически они могли бы забыть даже свои имена.

Ведь печь в подвале двумя этажами ниже работала сверхурочно, чтобы удовлетворить праздничные потребности Хейр’тза, заполняя остальную часть здания сытными, маслянистыми ароматами пирожных, изрожных маслянистыми ароматами ния здничные потребности убийствоь, что среди этих людей могли оказаться немогающих на горячих камнях. От одной мысли об этом у Кирка заурчало в животе. Фелана наклонилась к нему поближе.

?Я знаю, что один из телепатов может быть спрятан внизу,? вполголоса прокомментировала она, ?но здесь будет трудно сконцентрироваться на чем-либо еще кроме этого запаха.?

?Уже трудно,? сказал ей он.

Очевидно ароматы пекарни возымели подобный эффект и на оперативников службы безопасности Хейр’тза, которые делили с ними конференцзал. Их желтые глаза сузились до щелок, а остроконечные уши были прижаты к их удлиненным лысым черепам.

Митчелл похоже тоже наслаждался запахами. Но от ничего об этом не сказал. Фактически он вообще ничего не сказал с тех пор, как три кадета транспортировались с ?Республики? на поверхность планеты полчаса назад.

Лейтенант вздохнул, жалея что все не повернулось по другому, и что они с первокурсником не смогли остаться друзьями. С одной стороны это сделало бы их миссию более комфортной для них. И для Феланы тоже. В отличие от Кирка она едва знала Митчелла, но первокурсник не разговаривал и с ней. Наказание за близость, подумал лейтенант.

Как только это мысль пришла ему на ум, в комнату вошел Ар Бинтор. Второй министр службы безопасности Хейр’тза был приземистым кривоногим парнем с толстыми, мускулистыми руками и ногами, и надбровным гребнем, каким мог бы гордиться любой хейранин.

Сборище оперативников службы безопасности тут же обратили на своего коллегу безраздельное внимание. Несмотря на очарование запахов, доносящихся снизу, Кирк изо всех сил постарался сделать тоже самое.

?Я знаю что вас проинформировали заранее,? сказал Бинтор, ?но позвольте мне снова сказать вам насколько важна эта операция. То что произойдет сегодня на улицах Хейр’ата, может привести к миру, о котором наши преди могли только мечтать, или столь же легко может привести к войне и кровопролитию. Результат зависит от нас.?

Ропот согласия прокатился по рядам хейр’тза. Кирк и его товарищи кадеты только кивнули.

?Некоторые из вас почувствуют соблазн расслабиться,? продолжал министр. ?Ведь никто из нас не знает, где спрятаны телепаты, потому что это только одно из нескольких возможных мест. Тем не менее я требую от вас предельной бдительности – на тот случай если один из телепатов спрятан здесь. Если мы позволим схватить его или убить, нас заклеймят преступниками на много лет вперед.?

В этом Кирк не сомневался. К тому же он не намеревался, чтобы его клеймили преступником, особенно если его поступки на Хейр’тзане отразятся на всей Федерации.

?Все слышали свои задания?? спросил Бинтор. Он выглядел убийственно серьезным; его уши втали торчком, а глаза стали шире и округлились.

Кирк не слышал. Он поднял руку, чтобы высказаться.

?Прошу прощения, второй министр,? сказал он, ?но я и мои коллеги еще не получили назначения.?

Бинтор окинул взглядом трех кадетов.

?Верно, лейтенант. Я исправлю эту оплошность немедленно.? Казалось он несколько задумался. ?Вы устроитесь на противоположной стороне улицы от северной стены пекарни.?

?Все трое?? спросил Митчелл.

?Все трое,? подтверил министр.

Потом, словно решив что это все что должны знать кадеты, он снова повернулся к своим коллегам хейр’тзанам.

?Прошу прощения,? сказал Кирк во второй раз, ?но не возможно ли найти нам лучшее применение??

Бинтор уставился на него.

?То есть??

?Ну не знаю,? ответил лейтенант. ?У вас на северной стене уже развернуты две команды.?

Подбородок чина из службы безопасности вздернулся.

?У меня по две команды на каждой стене.?

?Тем больше причин,? настаивал Кирк, ?переместить нас на другую позицию. Например ближе к маршруту телепатов.?

Широкие ноздри Бинтора стали еще шире.

?Мои партнеры, третий и четвертый министры, обратили на это внимание. Фактически мы обратили внимание на все необходимые планы.?

?Но сэр…? начал лейтенант.

?Откровенно говоря,? продолжил хейр’тза, повышая голос на возражающего человека, ?я смотрю на ваше присутствие здесь как на простой жест со стороны вашей Федерации. Разве вас не проинформировали об этом??

Кирк нахмурился.

?Нет, министр. Нам сказали, что мы должны будем выполнить свою часть работы… На самом деле я думал, что мы могли бы…?

?Вам не нужно думать,? сказал ему Бинтор, и его глаза на чешуйчатом бронзовом лице вспыхнули. Он широко улыбнулся, но улыбка, обнажившая маленькие изогнутые клыки, была ненатуральной. ?Вам нужно только повиноваться.?

Лейтенант не оценил эту мысль. С другой стороны Бэннок велел ему следовать директивам хейр’тза. Согнав улыбку министр безопасности медленно повернулся к своим местным оперативникам.

?Ну,? сказал он, ?у кого-нибудь еще есть вопросы о его или ее назначении??

Ни у кого не было.

?В таком случае,? сказал им Бинтор, ?можете расходиться и доложить со своих назначенных позиций.?

Оперативники хейр’тза гуськом двинули из комнаты, сопровождаемые самим министром безопасности. Они оставили трех кадетов глядящих друг на друга. Митчелл и Фелана выглядели расстроенными. Кирк тоже был расстроен, но… Он пожал плечами, словно говоря что ничего не может поделать. Фелана казалось поняла это. Но не Митчелл. Он стрельнул в лейтенанта недовольным взглядом.

?Вы слышали что сказал Бинтор,? объявил лейтенант. ?Что касается нас, мы всего лишь украшение витрины.?

?Эй, это вообще не проблема,? сказал первокурсник с оттенком сарказма в голосе. ?Насколько я понимаю, улица на той стороне от северной стены в это время года очень хороша.?

И он отправился вслед за хейр’тза. Кирк прикусил губу. Черт его подери, подумал он.

?Митчелл не собирается облегчать тебе жизнь,? заметила Фелана.

?Думаю да,? сказал лейтенант.

Митчелл стоял рядом со своими товарищами кадетами на узкой улочке напротив старинной пекарни. Смешанная толпа хейр’тза и хейр’оч текла мимо них подобно большой, лучезарной реке, сверкающей одним кричащим цветом за другим в ярком свете полуденного солнца.

?Вы можете объяснить в чем различия между фракциями?? спросила Фелана.

Кирк встряхнул головой.

?Сомневаюсь что сами хайране сейчас смогут определить эти различия.?

Митчелл был вынужден согласиться с его суждением. Все-таки эти люди принадлежали одной расе, одному виду с общим наследием и общими предками. И только убеждения раскололи их напополам.

Также как убеждения Кирка раскололи их дружбу. Но курсант не высказал это сравнение вслух. Он отложил это и занялся своими обязанностями, рассматривая толпу на предмет чего-нибудь подзрительного.

Не то чтобы мы и в самом деле сможем что-нибудь увидеть, размышлял он. Мы слишком близко к толпе, чтобы на самом деле увидеть, что происходит.

В таком же положении были и команды стражников хейр’тзан, расставленные вдоль улицы выше и ниже их. Они делали вид, что контролируют ситуацию, но это было не так. Если и случится что-то плохое, им будет трудно заметить что-либо.

?Это не сработает,? внезапно сказал Кирк.

Митчелл повернулся к нему. Его удивило не то, насколько близки были мысли лейтенанта к его собственным. В конце концов, кто угодно обладающий минимумом ума мог бы прийти к тому же самому выводу. Что действительно удивило его, так это готовность Кирка выразить эту мысль вслух.

?Мне послышался голос инакомыслия?? спросил первокурсник ни к кому в сущности не обращаясь.

Краем глаза он видел, что лейтенант метнул в него взглядом.

?Это всего лишь наблюдение,? сказал ему Кирк.

?С которым я совершенно согласен,? ответил Митчелл.

И тогда старшекурсник удивил его снова.

?Полагаю вы не подумали об альтернативе??

Митчелл не подумал. Но когда Кирк задал свой вопрос, он огляделся и нашел выход прямо под рукой.

?Как насчет этого здания?? спросил он, ткнув пальцем через плечо в строение позади них.

Фелана выглядела заинтересованной, когда проследила за его жестом. Ее антенны вытянулись вперед, словно пытаясь сорваться с ее головы. Но ответил ему лейтенант.

?Что насчет этого??

Митчелл пожал плечами.

?Место выглядит пустым, не так ли? Возможно даже заброшенным. Если мы сможем подняться на крышу, то получим гораздо лучшее представление о том, что происходит.?

В этот момент обеспокоенность андорианки переросла в сопротивление.

?Давайте не будем забывать, что министр безопасности назначил нас конкретно на это место. И капитан Бэннок велел нам следовать распоряжениям министра. Не думаю что будет разумно не повиноваться кому-либо из них.?

Митчелл уставился на Кирка. Старшекурсник не отклонил точку зрения Феланы, но и не согласился с ней.

?Бэннок действительно приказал нам следовать распоряжениям хейр’тза,? признал Кирк, ?но он также сказал нам, что мы должны быть полезными. А положение вещей теперь такое, что мы всего лишь декорация.? Он изучил здание, на которое указал Митчелл. ?Конечно если мы останемся здесь, и что-нибудь случится с одним из телепатов, никто нас не обвинит.?

Первокурсник вздохнул. Ну вот так всегда. В очередной раз лейтенант выбрал самую легкую часть доблести.

?С другой стороны,? сказал Кирк, все еще вытягивая шею, чтобы рассмотреть здание, ?я сам обвиню нас.?

Фелана пораженно уставилась на него.

?Что ты такое говоришь??

?Я говорю, что мы должны что-то сделать,? ответил он. ?Мы должны внести свой вклад. Иначе какой нам смысл вообще быть здесь??

И без лишних слов он потрусил вдоль переполненной улицы.

?Куда ты направляешься?? спросила андорианка.

?Хочу найти путь на крышу,? ответил лейтенант.

Фелана тряхнула головой, и ее антенны изогнулись назад.

?Ты не должен этого делать. Это прямое нарушение приказа.?

?Здесь я офицер,? напомнил ей Кирк. ?Если понадобится на кого-то это спихнуть, можете сказать, что я потребовал чтобы вы пошли со мной.?

Андорианка семенила в нескольких шагах позади него.

?А как же ты? Джим, подумай о своей карьере. После того что случилось на ?Республике?, за это тебя могут вышибить из флота.?

Удачный выстрел, подумал Митчелл.

?Возможно,? допустил лейтенант, ?а возможно и нет. Сейчас у меня нет времени беспокоиться об этом. Я должен следовать за своей интуицией.? Он указал на здание рядом с собой. ?А моя интуиция говорит мне, что я должен подняться на крышу.?

До этого момента Митчелл молчал, ошеломленный поведением старшекурсника. Он привык к святоше Кирку, правильному Кирку, к осторожному Кирку. А это был Кирк, которого он никогда прежде не видел.

?Кто ты,? окликнул он лейтенанта, ?и что ты сделал с нашим товарищем кадетом??

Старшекурсник не ответил. Он только стрельнул в Митчелла неодобрительным взглядом, и продолжил свой путь вдоль здания, словно этого ответа было достаточно. Андорианка некоторое время колебалась несмотря на зов Кирка. Очевидно она разрывалась между привязанностью и долгом. В конце концов она выбрала привязанность, и пристроилась к лейтенанту. Митчелл был всего на шаг позади нее.

Спустя некоторое время Кирк нашел дверь в фасаде здания. Поскольку в Хейр’ате не допускались прогрессивные технологии, он взялся за ручку и попытался ее повернуть. Дверь открылась.

Толкнув ее внутрь, он увидел, что внутри здания было пыльно и темно. Но не настолько темно или пыльно, чтобы он не смог разглядеть в нескольких метрах в конце короткого коридора витую лестницу.

Он шагнул внутрь. Здание отозвалось эхом на его шаркающие шаги по простому деревянному полу. Как Митчелл и предполагал, здание было пустым. Кирк понял это прежде, чем его глаза привыкли к темноте. Не было никаких звуков, и никто не остановил лейтенанта, пока он пробирался к лестнице, и преодолевал один этаж за другим.

Наконец он добрался до двери наверху. Открыв ее, он на мгновение ослеп от потоков яркого света. Было похоже, что он достиг своей цели. Он очутился на крыше. И он был рад, увидев, что его товарищи последовали за ним. Как и Кирк они вздрогнули от яркого света после темноты внутри. Наконец они добрались до края крыши.

Оттуда лейтенант увидел под собой весь Хейр’ат, протянувшийся в элегантном геометрическом порядке, каждый квартал, легко отличимый от прочих. Поток хейран волновался, кружился, перемешивался на всем пути через площади города и оживленные улицы, выглядя для Кирка как живая мозаика. Бронзовые лучи солнца отражались от металлических головных уборов и диадем, от их металлических воротников, брошей и причудливых металлических нагрудников.

?А это красиво,? сказала Фелана, очевидно уже забывшая свои возражениях против подъема.

Кирк думал о том же. Но что существенно, с высоты пятого яруса он и его товарищи кадеты могли видеть все, что происходило внизу. Этот факт заставил еаставил гого задуматься, почему хейр’тза сами не выбрали такую тактику.

?И в самом деле красиво,? согласился Митчелл. ?Если еще упомянуть, что этот чертов вид менее пахучий чем тот, где мы были прежде. Ничего вроде разгоряченной, потеющей толпы хейран, стремящейся к просторной открытой площади.?

Андорианка повернулась к нему и черты ее лица сморщились от отвращения.

?Так ли это было необходимо??

Первокурсник пожал плечами.

?Я только говорю то, что вижу, кадет Юдрин. Или в данном случае я…?

?Давайте не забывать что мы здесь делаем,? вставил лейтенант, перебив их. ?Нам стоит поменьше говорить и побольше наблюдать.?

?Да, сэр,? сказал Митчелл. ?Все что вы…?

Внезапно он замолчал. Он нахмурился и уставился на что-то внизу.

?Что там?? спросил Кирк, пытаясь выяснить, что привлекло внимание курсанта.

Митчел кивнул.

?Смотрите!?

Лейтенант проследил за его жестом и увидел лежащее в открытом дверном проеме пекарни тело хейранца. Судя по зеленым пятнам на его тунике, он истекал кровью. В толпе казалось никто этого не заметил. И прежде чем лейтенант смог ответить, тело втащили обратно в здание.

?Боже мой,? сказал Кирк, с колотящимся в груди сердцем.

?Они пришли за телепатом,? объявила Фелана.

?И они не примут отказа,? заметил Митчелл.

Лейтенант наклонился через край крыши, надеясь подать сигнал одному из офицеров охраны. Найдя парочку он махнул им.

?Эй!? проревел он на полную силу своих легких. ?Послушайте! Пекарня – они пробрались внутрь!?

?Это бесполезно,? сказала Фелана голосом напряженным от беспокойства. ?Они тебя не слышат.?

?А видеть то, что творится возле двери, им мешает толпа,? добавил Митчелл. ?Они уверены что все идет как надо.?

Это плохо, подумал Кирк, жалея что законы Хейр’ата не позволили им захватить свои коммуникаторы. Очень плохо. Мы должны спуститься на уровень улицы и объявить тревогу людям Ар Бинтора.

Но прежде чем он смог двинуться, он увидел как дверь пекарни снова открылась. Оттуда вышел празднично одетый хейранец. Бросив быстрый взгляд вокруг, он подал знак кому-то позади себя.

?Что происходит?? спросила Фелана.

Мгновение спустя к первому хейранцу присоединилась полудюжена других. Они выходили из здания один за другим, и каждый был одет в точно такой же церемониальный наряд. Двое хейран делили вес чего-то перекинутого через их плечи. Это напоминало красочный, мудреный тканый ковер, свернутый чтобы было легче его переносить. Но лейтенанту показалось, что в нем было что-то еще. Что-то имеющее форму человеческого тела.

?Один из телепатов,? прохрипел Митчелл. ?Он в том ковре.?

Фелана уставилась на него.

?Вы уверены??

Митчелл вернул ей взгляд.

?Не думаю, что они напали на того охранника, чтобы убежать с ковром.?

?Он прав,? сказал Кирк, удивленный тем как ровно прозвучал его голос. ?Это один из телепатов.?

Мгновение назад он был в ужасе, пытаясь придумать способ как остановить это похищение. Но теперь, когда похищение стало свершившимся фактом, он почувствовал себя спокойнее, и увереннее. Телохранители внизу все еще понятия не имели о том, что произошло. В сущности они были бесполезны. Только у кадетов была возможность помешать и без того плохой ситуации ухудшиться еще больше.

?Мы должны их остановить,? сказал Кирк.

?Мы?? повторила Фелана. ?Но приказ капитана…?

?Не включал эту ситуацию,? сказал ей Митчелл.

Лейтенант и сам уже пришел к такому выводу. Он смотрел, как похитители пробираются сквозь толпу. К сожалению это происходило на четыре пролета ниже на уровне улицы.

?Если мы пойдем по лестнице,? сказал он, ?то потеряем их из виду.?

?И они получат слишком большое преимущество,? добавил Митчелл. Он повернулся к Кирку. ?Есть только один способ поймать их.?

И снова лейтенант с ним согласился.

?Единственный путь,? повторил он, и мрачно уставившись на землю под ними.

Глаза андорианки расширились, когда она поняла о чем они говорят.

?Нет, вы не сделаете это,? возразила она.

Кирк посмотрел на нее.

?Нет сделаем.?

?Вы не сможете,? настаивала она, умоляюще глядя на лейтенанта большими темными глазами. ?Вы переломаете себе ноги.?

?Нет, если будем осторожны,? парировал Митчелл, хотя сам и не был в этом уверен.

Кирк нахмурился.

?Идешь с нами,? сказал он Фелане.

Она встряхнула головой.

?Я не могу, Джим.?

Он колебался долю секунды, не желая делать это без нее. Но он должен был сделать выбор.

?Я с тобой,? заявил Митчелл. Но на самом деле он имел в виду ?ты со мной??

Лейтенант кивнул.

?Идем.?

Скрипнув зубами он посмотрел на улицу под ними, которая была относительно свободна от хейран. Первокурсник, стоя рядом с ним, сконцентрировался на том же месте.

?На три,? сказал Кирк. ?Один… два…?

Он собрался с духом.

?Три!? крикнул он.

Вместе с Митчеллом они шагнули к краю крыши и бросились в воздух. Дергая ногами и руками для равновесия, они, казалось, на мгновение воспарили в солнечном свете Хейр’тзана подобно двум большим неуклюжим птицам.

Потом улица метнулась к ним, чтобы встретить их с ускорением, которое вышибло из лейтенанта дух. В последний момент он согнул колени и попытался удержать свой вес. Удар при приземлении потряс его кости от лодыжек до основания черепа, и заставил его споткнуться прямо в грязь. Но когда он собрал себя, то обнаружил, что ничего не сломано. Фактически он был в гораздо лучшей форме чем должен был быть.

Потом он повернулся, чтобы посмотреть как поживает Митчелл. Первокурсник сидел рядом с ним с выражением удивления на лице. Внезапно он начал смеяться.

?С тобой все в порядке?? спросил Кирк, протягивая ему руку.

Митчелл принял ее и поднялся.

?Шутишь?? выкрикнул он. ?Да я дождаться не могу чтобы повторить этот трюк еще раз!?

Окружавшие их хейранцы с удивлением смотрели на двух спятивших инопланетян. Один из очевидцев даже предложил им помощь на тот случай если они поранились, но лейтенант отверг его помощь.

Потом он развернулся и посмотрел на Фелану. Она стояла на руках и коленях на краю крыши, наклонившись чтобы увидеть как поживают ее товарищи. На ее лице застыло выражение облегчения.

Последняя попытка, подал ей знак Кирк. Пожалуйста, беззвучно умолял он. Пока не слишком поздно.

Но андорианка решительно покачала головой из стороны в сторону. Я останусь здесь, казалось говорила она. Если ты чувствуешь что нужен, продолжай без меня.

Лейтенант прикусил губу. Потом, дернув Митчелла за собой, погрузился в толпу в направлении в котором как он видел удалились похитители. Во второй раз оглядываться он не стал.

Глава 15

У Митчелла возникло чувство, что ему еще придется пожалеть о том, что он сделал. Хуже того, у него было чувство что и Кирк пожалеет об этом. Но как бы то ни было, они зашли слишком далеко, чтобы теперь отступить.

Пробиваясь через толпу, и навлекая на себя сердитые взгляды тех, кого они толкали чтобы пройти, они отчаянно пытались разглядеть похитителей телепата. Наконец Кирк указал на что-то впереди.

?Я их вижу,? объявил он.

?Где?? спросил Митчелл.

?Примерно в двадцати метрах перед нами. Рядом с парнем в прическе украшенной перьями.?

Первокурсник проследил за жестом Кирка и увидел ковер, в который закатали телепата.

?Вижу.?

Мгновение спустя он заметил и похитителей. Все семеро были на виду – трое впереди, двое сзади, а два самых крупных субьекта несли телепата. Если они заметили кадетов, преследующих их, они не подали виду. Казалось они даже не спешили. Они двигались в темпе толпы, прикидываясь такими как все.

?Мы поймаем их в мгновение ока,? заметил Митчелл.

Лейтенант повернулся к нему.

?Могли бы, но что потом??

И в самом деле, что потом, подумал первокурсник.

?Если мы обвиним их публично, они могут запаниковать и кого-нибудь убить.?

Кирк кивнул.

?Может быть даже телепата.?

?Ну и что мы сделаем?? спросил Митчелл.

Кирк на мгновение задумался.

?У них должна быть на уме какая-то цель… место, куда они планируют доставить своего пленника. Мы можем последовать за ними, а потом известить об этом власти.?

Кадет смотрел как похитители прокладывают себе путь через толпу, таща свой живой груз.

?По рукам,? сказал он наконец, неспособный придумать лучший план.

Поскольку время церемонии приближалось, они последовали за телепатом и его похитителями от одной улицы до другой, надеясь, что они сделали правильный выбор.

Кирк не удивился, когда похитители добрались до окраин города. В конце концов они должны были забраться от места проведения церемонии примирения как можно дальше. Хотя диссиденты время от времени оглядывались, казалось что они не ожидали никакого преследования. И все таки кадеты постарались эффективно замаскироваться, ныряя в переулки и дверные проемы, прячась за лестницами при малейшей возможности.

Со временем они оставили более оживленные окрестности Хейр’ата позади, и оказались в районе складов – старейшем раййоне, где улицы извивались как змеи, из-за чего Кирку стало труднее держать похитителей в поле зрения.

Однако они все равно шли по следу понимая, что стали единственной надеждой телепата – и возможно хейран тоже. Они не признали это вслух, но оба кадета слишком хорошо это понимали.

Наконец они прибыли к большому не украшенному зданию цвета молодой пшеницы, фасад которого был в некоторых местах так протерт, что показывал серые кирпичи. Лейтенант и его спутник остановились возле просторной открытой площади и смотрели, как их добыча исчезает внутри.

По крайней мере именно так это выглядело поначалу. Потом один из похитителей вышел снова, и сел на бочонок возле двери, словно для того чтобы скоротать время. На самом деле его наверняка отправили в качестве наблюдателя. Кирк сразу же вник в ситуацию, затем отошел за декоративную часть стены.

?Выглядит так, словно они собираются где-то отсидеться,? заметил он.

Митчелл задумался.

?Я бы не удивился.?

?Нам нужно идти за помощью,? сказал лейтенант.

?Таков был план,? согласился первокурсник.

Но теперь, когда они уже собирались претворить его в жизнь, его настроение изменилось. Казалось у него возникли сомнения.

?Что еще?? спросил Кирк.

Митчелл тряхнул головой.

?Чем больше я думаю об этом,? сказал он, ?тем меньше верю, что люди Ар Бинтора обучены иметь дело с ситуациями с заложниками.?

Лейтенант уставился на него. Конечно парень прав.

?Они окружат близлежайшие строения…?

?А к тому времени похитители либо дождутся своего времени…?

?Или убъют телепата,? допустил Кирк.

?Любой из путей,? сказал Митчелл, ?нарушит церемонию.?

Лейтенант глубокомысленно кивнул.

?Следовательно дело за нами.?

?Снова.?

Кирку хватило минуты, чтобы просчитать их следующий шаг. Одно ему было ясно – им нужно было больше информации.

?Я бы сказал, маленькая разведка то что надо,? сказал он.

?Я бы сказал что ты прав,? ответил Митчелл.

?Ты разведай окрестности с левой стороны, а я с правой. Встретимся здесь.?

?Понял,? сказал курсант.

Несколько минут спустя они вернулись к декоративной стене. Митчелл выглядел так, будто не нашел ничего особо обнадеживающего. Но не лейтенант Кирк.

?Единственный легкий путь,? заметил лейтенант, ?через переднюю дверь. Но я думаю что у хейранца, сидящего на бочке, будет что сказать по этому поводу.?

Митчелл фыркнул.

?Ты так думаешь??

?С другой стороны,? продолжил Кирк, проигнорировав его замечание, ?я видел несколько окон на третьем этаже с моей стороны здания. Они выглядели достаточно большими, чтобы через них можно было забраться… если найдется способ добраться до них.?

Первокурсник выглядел заинтересованным.

?А я нашел водосточную трубу с другой стороны здания. Но там нет никаких окон, и улица ведет в тупик. Но…?

Лейтенант понял, куда клонит Митчелл.

?Если мы сможем подняться по водосточной трубе, а потом спуститься на другую сторону крыши…?

?… то доберемся до окон, которые ты нашел.? Первокурсник нахмурился. ?Но чтобы добраться до водосточной трубы, нам все еще нужно миновать охранника. Если он поднимет тревогу, все пропало.?

?Значит мы вернулись туда откуда начали,? сказал Кирк.

Старшекурсник чертыхнулся. Должен же быть способ добраться до той тупиковой улицы.

Если бы на площади была толпа, размышлял он, они смогли бы пробиться через нее незамеченными и добрались бы до проулка. Однако площадь была почти пустой, и только несколько запоздалых пешеходов шли на праздник в центре города. Митчелл вздохнул.

?Уверен, если бы тот охранник понимал глубину нашей проблемы, он бы выглядел по другому.?

?Не сомневаюсь,? вернул ему колкость лейтенант. ?С другой стороны, он мог подумать, что слишком примитивно заявиться вот так. Он и его друзья похитили кое-кого важного. Наверное они хотят сначала устроить поудобнее своего пленника, прежде чем начать думать об интересных посетителях.?

Первокурсник уставился на него с притворным удивлением.

?Кажется это была шутка??

Кирк фыркнул.

?Боже, помоги мне, думаю да.?

?Похоже мое присутствие отразилось на тебе.?

?Случайно,? сказал лейтенант.

Они еще некоторое время обдумывали проблему. К сожалению это ни к чему не привело.

?Знаешь,? сказал Митчелл, ?если мы будем ждать слишком долго, даже спасение телепата не спасет церемонию.?

?Я об этом уже думал,? сказал Кирк.

?Но мы так и не выяснили, как перебраться через площадь незамеченными. А мы должны сделать это побыстрее.?

?Легко,? саркастически ответил лейтенант.

?Не сомневаюсь,? сказал Митчелл. ?Мы два тренированных кадета Звездного флота. Нет ничего, что мы не можем сделать, если приложим к делу наши умы.?

?Ничего,? иронически повторил Кирк.

Они некоторое время молчали.

?Ну,? спросил Митчелл, ?у тебя что-то есть??

?Ничего,? ответил лейтенант.

?У меня тоже.?

?Но я продолжаю над этим работать,? заверил его Кирк.

В этот момент старшекурсник услышал позади них какой-то звук… отдаленный грохот, который прокатился эхом по узкой улочке. Развернувшись чтобы найти источник звука, он увидел на холме большой вместительный фургон. Он катился по направлению к ним, подпрыгивая на булыжниках.

В соответствии со строгим осуждением Хейр’ата современных технологий, эту штуку тянули два вьючных животных – бледные, гладкокожие, с треугольными головами, шестью тяжелыми ногами и комплектом изогнутых рогов, растущих из его плеч. Груз хранился в задней части фургона под толстым слоем шкур. Внезапно его озарило.

?У меня идея,? сказал своему спутнику Кирк.

?Как добраться до водосточной трубы?? спросил Митчелл.

?Угу.? Лейтенант указал на фургон. ?Вот как.?

Митчелл уставился на него.

?Собираешься вырубить возницу? Или воспользуешься случаем и попробуешь подкупить его чем-нибудь??

?Ничего подобного,? сказал Кирк. ?Если мы правильно разыграем нашу карту, он никогда не узнает, что стал ключом к нашему плану.?

Курсант выглядел настроенным скептически.

?Как скажешь.?

Естественно шансы были пятьдесят на пятьдесят на то, что план лейтенанта даст им доступ к водосточной трубе, при условии что фургон повернет в ту или в другую сторону, когда окажется на площади. Но по мнению Кирка пятьдесят процентов было лучше чем ничего.

?Двигаем,? сказал он. ?Транспорт подан.?

Он повел Митчелла по наклонной улице, оставаясь в тени восточных стен зданий. Им потребовалось всего несколько минут, чтобы миновать фургон и ничего не подозревающего возницу, который бросил на них любопытный взгляд, когда они прошли мимо.

?Я думал что это наш транспорт,? прошептал первокурсник.

?Это он,? подтвердил лейтенант.

Убедившись что возница ничего не заметил, он развернулся и догнал фургон. Потом он развязал один из шнуров, которые удерживали груз на месте, и подозвал Митчелла. Первокурсник не колебался. Он последовал за Кирком, забрался под покрытие, и придержал его, давая своему спутнику возможность сделать тоже самое. Лейтенант присоединился к нему мгновение спустя. Когда они очутились в безопасности в задней части фургона, Кирк снова привязал кожаный шнурок скользящим узлом, и обосновался в темноте.

Некоторое время они сидели там в тишине, раскачиваясь вверх и вниз вместе с фургоном. Потом Митчелл издал звук искреннего отвращения.

?Боже мой!? прохрипел он. ?Это отвратительно!?

?Умерь свой голос,? предупредил его лейтенант, прекрасно понимающий на что жаловался курсант.

?Но эти мешки под нами. Они полны…?

?Удобрений,? сказал Кирк. ?Я знаю.?

?Знаешь?? недоверчиво спросил первокурсник.

?Я знал об этом еще до того как мы залезли в фургон,? сказал ему лейтенант.

?И ты все еще думаешь что это была хорошая идея??

?Я вырос в Айове, помнишь? На действующей ферме,? сказал Кирк, ?привыкаешь к запаху удобрений.?

?Великолепно. Но в Нью Йорке нет действующих ферм. Мне надо выйти пока я еще не задохнулся.?

?Ты никуда не пойдешь,? сказал ему лейтенант.

?Но я не могу…?

Кирк оставался непоколебимым.

?Это приказ, мистер. Если я могу это терпеть, значит и ты сможешь.?

Митчелл издал звук, словно его тошнило. Но как бы то ни было, он сумел сдержаться. С каждым мгновением, как бы медленно оно ни тянулось, они все ближе подъезжали к своей цели. Наконец старшекурсник почувствовал, что фургон замедлился. Кажется они собирались поворачивать. Но в какую сторону?

?Налево,? прошептал Кирк, словно мог направлять движение только силой своего желания. ?Поверни налево.?

?Расслабься,? прошептал ему в о твет Митчелл. ?Мы направляемся к водосточной трубе.?

Лейтенант посмотрел на него, хотя и не мог видеть под покровом темноты.

?Откуда ты знаешь?? спросил он.

?И ты еще спрашиваешь??

Кирку захотелось хлопнуть себя ладонью по лбу. Вспышки озарения Митчелла, подумал он. Они действительно иногда приходили в нужный момент. Достаточно уверенно фургон наклонился вправо, а затем тяжело повернулся влево. Как и предсказал Митчелл, они направились по улице слева от склада.

Пока, подумал лейтенант, удача благоволила его спутнику.

Но они все еще были в опасном положении для такого рискованного предприятия. Кадетам еще нужно было выбраться из фургона, не привлекая внимания наблюдателя похитителей. А потом им оставалось уповать на то, что водосточная труба Митчелла выдержит их вес.

Кирк сосчитал до десяти, затем развязал скользящий узел, удерживающий на месте их прикрытие. Приподняв край, он посмотрел в том направлении, где по его расчетам находился охранник. Первокурсник тоже выглянул.

Летенант видел похитителя. В настоящий момент хейранец смотрел в другую сторону, отвлеченный чем-то. А их фургон поворачивал на тупиковую улицу.

?Приготовься,? сказал он своему спутнику. ?Через несколько секунд. Хорошо… давай…?

?Нет!? прохрипел Митчелл.

Лейтенант остановился и уставился на него, пытаясь разглядеть в темноте.

?В чем дело??

?Природа зовет,? сказал первокурсник со странной уверенностью. ?Наш приятель наблюдатель собирается войти здание и попросить, чтобы кто-нибудь подменил его на некоторое время.?

На сей раз Кирк не стал спрашивать откуда он это узнал. Ему оставалось только обуздать свое нетерпение и ждать. Мгновение спустя он порадовался, что послушал Митчелла, потому что охранник встал и зашел в склад. На протяжении некоторого времени дверь в здание осталась без присмотра.

Удивительно, подумал Кирк. Сила интуиции курсанта была больше, чем он мог себе представить. Интересно, насколько больше.

Правда пока у лейтенанта на уме была более безотлагательная цель. Он испытал соблазн последовать за охранником внутрь и попытаться усмирить его быстро и без большого шума. В этом случае, если ему повезет, он и Митчелл могли бы попробовать спасти телепата.

Конечно можно было привести множество доводов в пользу элемента неожиданности. Это была одна из первых премудростей, которую Кирк впитал на командно-тактических занятиях в первый год обучения.

С другой стороны, он не знал, с чем им придется столкнуться внутри. Лучший выход – следовать их первоначальному плану, выждать время и надеяться на более удобный момент.

В конце концов, сказал он себе, у них была только одна попытка. И они должны использовать ее как можно лучше.

Выскочив из-под полога, Кирк припал к земле и проскользнул на тупиковую ук земле и лучше.адеяться на более удобный момент. лицу. Он видел, что Митчелл шел сразу следом за ним. Фургон заскрипел и дернулся из-за уменьшевшегося груза, но возница заметил их уход не больше, чем их прибытие.

Удовлетворенный тем, что они не привлекли внимания, лейтенант изучил водосточную трубу, которую заметил ранее. К счастью она была в хорошем состоянии. Более того, труба выглядела практически новой. И это было хорошо с учетом того, что это было слабое место в их плане.

Кирк начал подниматься первым, используя скобы, которые прикрепляли трубу к стене как точки опоры. Бросив взгляд через плечо, он убедился, что Митчелл следует за ним. Лейтенант был всего лишь в одном шаге от края крыши, когда услышал, как чертыхнулся его спутник. Задавшись вопросом, что случилось, Кирк снова посмотрел вниз и увидел проблему Митчелла.

?Они идут!? прошептал первокурсник.

Подгоняемый настойчивостью в голосе Митчелла, лейтенант стал карабкаться намного быстрее. Он выбрался на крышу, лег плашмя и потянулся через край к своему спутнику. Митчелл не принял руку помощи. В действительности, насколько понял Кирк, он вообще прекратил подниматься. Проклиная себя, лейтенант выглянул через край крыши, чтобы увидеть почему, хотя у него было чувство, что он уже знал это.

И его опасения оправдались, когда он увидел внизу пару хейранцев, одетых в праздничные одежды. Они заглядывали в тупик с площади – очевидно что-то высматривая. Но что было еще хуже, Кирк узнал их. Это были те два высоких, крепких субъекта, которые вынесли телепата в ковре на своих плечах. Судя по рукам, спрятанным внутри их праздничных одежд, там они прятали оружие.

Со своего места похитители не видели, что Митчелл цепляется за водосточную трубу всего в паре футов от края крыши. Но если они случайно посмотрят вверх…

?Ты уверен?? спросил один из них.

Второй пожал плечами.

?Думаю да.?

?Возможно это был мусорщик.?

?Возможно,? согласился второй.

Хейранец, вытянув шею, еще раз осмотрел тупик. Потом, не найдя ничего, он ушел. Второй похититель не споря последовал за ним. Как только они ушли, Митчелл вздохнул и преодолел остаток пути.

?Я был уверен, что они используют меня в качестве мишени,? сказал он, перекатываясь на крышу.

?Нам повезло,? согласился Кирк.

Курсант встряхнул головой.

?Не мне. Если бы мне повезло, я оказался бы на крыше раньше, чем они добрались сюда.?

В этом был смысл, признал лейтенант – но только про себя. Потом он встал и осторожно направился на другую сторону крыши, стараясь не производить слишком много шума. Мгновение спустя Митчелл последовал за ним.

Крыша к середине приподнималась, но не настолько круто, чтобы кадеты рисковали потерять опору. Они преодолели гребень и без проблем добрались до противоположного края. Потом они опустились на четвереньки, чтобы посмотреть вниз.

Окна, о которых упоминал Кирк, были прямо под ними – и на их счастье были широко распахнуты. Так что кадетам не составляло труда спуститься туда и запрыгнуть внутрь. С другой стороны они не знали, в какой ситуации они могут там очутиться, или какими будут обстоятельства. Так Кирк и сказал.

?Кажется у нас не слишком много выбора,? ответил Митчелл.

?Тогда приготовься ко всему,? посоветовал ему лейтенант.

Он взял инициативу в свои руки, перевернулся, и схватился за скат крыши. Бросив последний взгляд на своего компаньона, он спрыгнул, и забросил себе через оконный проем.

Глава 16

Приземление Кирка внутрь здания прошло безупречно. Расставив ноги на ширине плеч, он равномерно распределил свой вес. Окажись внутри кто-нибудь из похитителей телепата, он был к этому готов настолько, насколько мог быть готов невооруженный человек.

Как бы то нибыло, он очутился в пустой комнате, начисто лишенной непосредственной угрозы для его жизни. Фактически, единственной компанией ему были несколько деревянных коробок и пол, припорошенный пылью. Но все изменилось, когда мгновение спустя Митчелл очутился рядом с ним.

Первокурсник быстро осмотрелся, и пришел к тому же выводу что и Кирк. Повернувшись к лейтенанту, Митчелл прошептал.

?И никакого добро пожаловать? Я разочарован.?

Кирк не удостоил его ответом. Вместо этого он указал на единственную дверь. Вместе с Митчеллом они приблизились к ней и прислушались. Они услышали голоса, причем некоторые звучали громче остальных. Время от времени один из диссидентов за дверью смеялся.

А почему бы и нет? подумал лейтенат. Они достигли своей цели.

Теперь кадетам оставалось сделать тоже самое. Медленно и спокойно Кирк взялся за дверную ручку и потянул ее на себя. Не сильно – чтобы не привлечь никакого внимания. Потом он украдкой выглянул в коридор.

Он увидел, что два хейранца бездельничают на лестничной площадке недалеко от лестничного марша. Они обменивались грубыми шутками и передавали друг другу темный кожаный бурдюк, и их желтые глаза на грубых бронзовых лицах светились ликованием. До сего момента похитители, казалось, не осознавали, что кто-то вторгся в их цитадель.

Выдернув голову, Кирк повернулся к Митчеллу. Он поднял два пальца, показывая число противников. Кадет улыбнулся и демонстративно помассировал костяшки. Лейтенант нахмурился. К сожалению это была не учебная тренировка. Это было реально, с реальными противниками и реальной кровью. Но если они вдвоем этого не сделают, расплачиваться за это будут люди этого мира.

И все же Митчелла это не впечатлило. Для него то что произошло, было просто еще одной шумной игрой. Фактически все это было сплошной игрой. Улыбка первокурсника стала еще шире, словно он понял о чем подумал Кирк.

?Соблазнительно,? прошептал он.

Лейтенант снова выглянул через дверь. Двое похитителей все еще не заметили, что что-то пошло не так. Пожалуй они были поглощены своими историями еще больше, чем прежде.

Все нужно проделать быстро, сказал себе Кирк. И закончить раньше чем хейранцы поймут что их поразило, или прежде чем их приятели прибегут наверх и протянут им руку помощи.

Он вздохнул. Потом распахнул дверь, сделал несколько широких шагов и прыгнул. Он приземлился на голову одного из хейран, который не смог даже позвать на помощь прежде чем лейтенант прижал ладонь к его чешуйчатом рту.

Похититель и кадет вместе ударились о перила и повалились на пол. К счастью Кирк приземлился на своего противника, что позволило ему использовать вес своего тела в качестве дополнительного преимущества.

Краем глаза лейтенант видел, что Митчелл занялся другим похитителем, но он не мог позволить себе роскоши ждать, чтобы увидеть чем закончится их борьба. Он был слишком занят своей собственной.

Хейранец, с которым сцепился Кирк, был силен как и большинство людей его вида, но лейтенант оказался быстрее. Зажав левой рукой рот похитителя, правой он отразил удар тяжелого бронзового кулака. Потом он отвел руку, и ударил ладонью по переносице хейранца. Это оглушило диссидента, оставив его без защиты. Вторым ударом Кирк отправил его в полный нокаут.

Вскочив на ноги, лейтенант приготовился помочь Митчеллу. Но оказалось, что курсант держал ситуацию под контролем. Его цель распласталась на полу; глаза противника были закрыты, а из носа бежала тонкая струйка зеленой крови.

?Хорошая работа,? выдохнул Кирк.

?И не говори,? последовал нескромный ответ. ?Ну и что будем делать теперь?? спросил Митчелл.

Лейтенант не знал, где держат телепата, или сколько похитителей присутствует на складе. Но если ему и Митчеллу придется вести поиски в своих униформах, далеко они не зайдут. Он посмотрел на бессознательных хайранцев, на их длинные просторные одежды, и внушительные капюшоны. В такой одежде, скрыв свое обличье, Кирк и его приятель могли пройти по зданию не рискуя быть обнаруженными. То есть если их враги не увидят их со слишком близкого расстояния.

?Ну?? подтолкнул его первокурсник.

В ответ на вопрос Митчелла Кирк указал на двух беспамятных похитителей. Потом он ткнул пальцем в направлении комнаты, из которой они только что вышли.

?Быстрее,? добавил он.

Первокурсник мгновение пялился на него. Потом его озарило и он улыбнулся. Без особой суматохи они втащили свои жертвы в пыльную комнату с коробками. Сняв хейранские одежды и капюшоны кадеты одели их поверх униформы.

?Класс,? сказал Митчелл, поглаживая свою новую одежду. ?Хотя они могли бы подогнать ее получше…?

?Мы достанем тебе портного потом,? пообещал лейтенант. ?После того как вытащим отсюда телепата.?

Внезапно выражение лица первокурсника изменилось. Он сунул руку в карман на одежде. Потом вынул что-то и протянул так, чтобы Кирк мог это рассмотреть. Это было нечто маленькое, необычной формы, но не оставляло ни малейшего сомнения относительно своей функции. Это устройство было энергетическим оружием – вид технологии, запрещенный на Хейр’ате.

?Похоже,? сказал Митчелл, кивая в направлении своей жертвы, ?мой приятель относится к традиции иначе чем мы.?

Лейтенант обшарил собственные карманы и в одном из них нашел устройство того же типа.

?Я сказал бы что он не единственный,? заметил он, рассматривая эту штуку.

Это поворачивало ситуацию в прямо противоположном направлении. Кадеты были намного опаснее с энергетическим оружием. Как и диссиденты. Но их было намного больше. Кирк установил регулятор на уровень оглушения. Такова была политика Звездного флота. С неохотой Митчелл сделал тоже самое.

?Пошли,? сказал лейтенант.

?Я за тобой,? ответил его спутник.

И они начали поиски телепата.

Митчелл последовал за Кирком вниз по лестнице. Его рука была погружена в карман, так что он мог тайно придерживать оружие, но его сердце сердце колотилось так сильно, что ему казалось невозможным, что похитители этого не слышат.

Где- то внизу на одном из этажей склада кадеты вскоре будут рисковать своими жизнями, чтобы спасти существо, с которым они никогда не встречались, от того, что могло оказаться армией инопланетных фанатиков.

Они могли потерпеть неудачу. Хуже того, они могли погибнуть. Но Митчелл не мог заставить себя задуматься над этим. Все о чем он мог думать в настоящее время только то, насколько все это было забавно.

Он пошел в Звездный флот, чтобы прикоснуться к звездам, чтобы идти туда, куда прежде не ступала нога человека. Но это ощущение интриги и приключений… эти прыжки с крыши и карабкание на стены… все это возбуждало его так, как он никогда не мог себе представить – до самой глубины его души.

Что же касается Кирка… кто знает? Этот парень все еще казался ходячим морозильникм, серьезным как никогда. Но он тоже рисковал… и недавно даже попытался пошутить. Митчелл обнаружил, что с каждым разом его все легче растормошить.

Вряд ли они когда-нибудь снова станут друзьями – не после решительного заявления лейтенанта об обратном. Но если первокурсник сможет заставить Кирка расслабиться еще немного, если он сможет выкопать этого парня из-под груды учебников и пленок, этого будет достаточно.

Внезапно лейтенант поднял руку вверх – сигнал, что он увидел кого-то или что-то внизу. Выглянув за перила, Митчелл увидел открытую дверь и мелькающие за ней красочные одежды. Там разговаривали. Не шутливо, как те двое, которых они повязали, а более трезво. Когда Митчелл попытался прислушаться, он услышал еще один голос.

Но он слышал его не ушами, как остальные. Этот голос был у него в голове. Он говорил не словами, а чувствами, эмоциями, отношениями

Может быть мне это только показалось? подумал он.

Однако все это показалось ему абсолютно несомненным, настолько несомненным, что он готов был поспорить на свою жизнь. Телепат, которого они пришли спасти, находился в комнате с открытой дверью. Возбужденный своим открытием, первокурсник постучал Кирка по плечу. Теперь, когда телепат вошел с ними в контакт, пришло время договориться о способе как выручить оттуда бедного парня.

Но когда лейтенант обернулся, выражение его лица было не таким, каким ожидал Митчелл. Кирк казался удивленным и выжидающим – словно ждал от курсанта какую-то крайне необходимую новую тактическую информацию. Словно Кирк вообще не слышал зова телепата.

Митчелл ткнул ему в висок. Но Кирк тряхнул головой, и сморщил переносицу. Было похоже что у него нет ни малейшей идеи о том, на что ссылался Митчелл.

Интересно, подумал курсант. Похоже что бы ни передавал телепат, получаю это я один.

Он всегда подозревал, что его вспышки озарения были только верхней частью айсберга. Что его мозг был гораздо чувствительнее к телепатическому сигналу нежели у среднего человека. Похоже теперь он получил этому доказательство. К сожалению этот вопрос пришлось отложить на другое время. В этот момент их главным беспокойством должна была быть их миссия.

Кирк пожал плечами, особо не задумываясь о том, почему Митчелл привлек его внимание. Первокурсник нахмурился и показал своему компаньону на открытую дверь, и изрек.

?Телепат. Он там.?

Лейтенант повернулся и уставился на кадета. Он на секунду задумался, откуда Митчелл мог это узнать. Потом просто принял к сведению.

?Что будем делать?? шепотом спросил первокурсник.

Ведь телепат не дал ему никаких инструкций. Лейтенант нахмурился и посмотрел через перила на то, что он смог увидеть со второго этажа, и наконец снова повернулся к своему товарищу.

?Взорвем,? изрек он.

Так они и сделали. Кадеты осторожно спустились с лестницы, спрятав оружие в карманах на тот случай если кто-то из диссидентов их заметит, и чтобы они не заподозрили что что-то не так. Потом они небрежно ввалились в комнату, и воспользовались секундным замешательством, чтобы оценить обстановку.

Митчелл увидел пять фигур. Четверо стояли повернув головы в сторону вошедших. У всех в руках было оружие, похожее на то что позаимствовали кадеты, хотя держали они его высокомерно, почти небрежно. Было ясно, что они не ожидали, что их обнаружат так быстро.

Пятый сидел привязанный к стулу. Это был высокий худощавый хейранец средних лет в простой белой одежде с темно синей отделкой, и казался нимало не удивленным внешностью людей. Митчеллу даже показалось, что он их ждал.

Один из похитителей начал говорить – возможно хотел спросить вновь прибывших о причинах их появления. Но прежде чем он смог закончить вопрос, Кирк вытащил оружие и окатил хейранца потоком темно-синей энергии. Одновременно Митчелл уложил еще одного из приятелей похитителя.

Прежде чем тела их противников, потерявших сознание, скользили по стене позади них, кадеты прицелились в двух оставшихся диссидентов. К сожалению к тому времени хейранцы тоже подняли оружие и успели прицелиться.

Четыре сапфировых луча раасекли воздух. Два в цель не попали, хотя один из них прошел настолько близко от Митчелл, что прожег дыру в его одеждах. Два других луча нашли свои цели, попав в похитителей.

Все это заняло несколько секунд. К тому времени, когда сердце курсанта снова забилось, все уже было кончено. Бой прошел быстро и тихо, с минимумом неприятных моментов, как и надеялся Кирк. И как надеялись кадеты, они победили.

Бронзовокожий парень на стуле посмотрел на то как они убирают оружие – сначала на Кирка, потом на Митчелла. Его желтые глаза уперлись в первокурсника.

?Вы восприимчивы,? сказал он.

?Думаю да,? ответил Митчелл.

Замечание хейранца подтвердило его подозрение. Глаза телепата сузились до щелок.

?Вы редкость,? заметил он. ?Также как и я.?

?Если можно так сказать,? сказал курсант.

Кирк перевел взгляд с одного на другого. Потом он подошел к телепату и начал освобождать его от пут.

?Чтож, раз вы уже познакомились друг с другом,? заявил он, ?может быть подумаем как нам выбраться отсюда.?

?Давайте вернемся также как и вошли,? предложил Митчелл.

Это был самый очевидный маршрут. Врядли там они встретятся с сопротивлением, да и спуск по водосточной трубе будет легче подъема.

?Звучит неплохо,? сказал Кирк.

Но прежде чем они успели выйти, раздался громкий голос кого-то, кто поднимался по лестнице. Он выкрикивал имя. Кадеты посмотрели друг на друга. Пока лейтенант торопливо освобождал телепата, Митчелл направился к двери и закрыл ее. Снова голос, немного приглушенный дверью. Ответа не последовало. И Митчелл знал почему.

?Они идут к нам,? решил он, снова вынимая оружие. ?Должно быть наши приятели сверху должны смениться или еще что-то.?

?Возможно,? ответил Кирк.

Решительным рывком он разорвал последнюю веревку, стягивающую запястья телепата. Потом он встал на колени, и занялся путами на лодыжках хейранца. Внезапно он услышал топот ног вверх по лестнице. На мгновение Митчелл подумал, что дверь в их комнату вот вот откроется. Но этого не произошло. Суета обошла их стороной.

?Мы не сможем воспользоваться этим путем,? заметил Митчелл, стараясь оставаться спокойным.

Но это было нелегко. У курсанта по лопаткам стекал холодный пот, сердце билось с такой силой, что ему казалось, что его ребра вот вот расколются. Внезапно ему в голову пришло, что их гамбит больше не похож на забаву.

?Нам придется выходить через парадную дверь,? ответил Кирк.

?Но она охраняется,? напомнил ему Митчелл.

Лейтенант стиснул челюсти и порвал последнюю веревку.

?Нищим не приходится выбирать.?

Великолепно, подумал первокурсник, пока телепат неуверенно вставал на ноги. Все что нам нужно в момент опасности – банальность от профессора. Но у Кирка на уме было нечто большее чем банальность. Он снял с одного из хейранцев, которых они оглушили, просторные красочные одежды, и протянул их телепату.

?Наденьте это,? сказал он.

Телепат сделал как ему сказали. После этого он натянул на голову капюшон.

?Следуйте за мной,? сказал им лейтенант.

Потом он вынул оружие, открыл дверь и посмотрел в обе стороны. Удовлетворенный тем, что путь чист, он отправился к лестнице. Митчеллу и телепату оставалось только одно – пристроиться сзади.

Когда они начали спуск, курсант увидел то что их ожидало. Первый этаж склада был одной большой комнатой, предназначенной для хранения того, что могло войти через переднюю дверь. Но в настоящее время там были только диссиденты.

Там было по крайней мере десять-двенадцать человек; точнее сразу сказать было сложно. Но было ясно, что они превосходили кадетов численностью. В перестрелке шанса у них не было. Даже с натянутыми капюшонами они не смогли бы одурачить похитителей больше, чем на несколько секунд. Стоит только одному из врагов раскусить их маскировку, и им конец.

Похоже Кирк пришел к тому же выводу. Однако лейтенант продолжал бесстрастно спускаться по лестнице, словно и склад и все что было в нем принадлежало ему. Внезапно без предупреждения Кирк развернулся, и нацелил оружие в лицо Митчелла. По крайней мере так показалось кадету. Ему понадобилась доля секунды чтобы понять, что Кирк целится мимо, во что-то наверху лестницы. Он обернулся, чтобы посмотреть что там такое.

Но там ничего не было. Пока Митчелл пытался сообразить что происходит, лейтенант нажал на спусковой крючок. Его оружие выплюнуло сгусток темно-синего огня, и пробило отверстие в потолке второго этажа.

?Они пытаются сбежать!? проревел он настолько громко, что его можно было бы услышать в пекарне на другом конце города.

Потом он выстрелил во второй раз, пробив второе отверстие в потолке рядом с первым. Это привлекло внимание хейранцев, собравшихся на первом этаже. Выхватив свое оружие, они бросились на лестницу. В своих праздничных одеждах они напоминали многоцветную реку, которая решила бросить вызов гравитации, и плавно текла вверх.

Митчелл наблюдал за потоком хейран вокруг себя, словно сам он был скалой в бушующем потоке. Кирк был с одной стороны от него, телепат с другой. Прежде чем он понял в чем дело, диссиденты оставили их одних. Путь к парадной двери был свободен.

Курсант на мгновение – но только на мгновение – остановился, чтобы оценить то чего достиг лейтенант, и спросил себя, почему он сам до этого не додумался. Потом он схватил телепата за руку, и держал его весь остаток пути вниз по лестнице.

Глава 17

Успех вскружил голову Джиму Кирку. Он обвел вокруг пальца целую толпу инопланетных похитителей. Более того, он сделал это под влиянием момента, без осторожного неторопливого планирования, которым он обычно так гордился.

Это был урок. Нет, больше чем урок. Это было открытие. Многое говорило в пользу того, чтобы действовать импульсивно, следуя своим инстинктам, когда шансы против тебя. Доказательство тому находилось справа на другой стороне комнаты. Парадная дверь склада была незащищенной и бесспорной, оставлена похитителями, которые инстинктивно последовали за уловкой Кирка.

Улыбаясь про себя, лейтенант приблизился к двери и потянулся к ручке. Однако прежде чем он успел ее повернуть, он услышал голос, прозвучавший подобно грому.

?Остановите их! У них телепат!?

Это было почти тоже самое, что он кричал несколько минут назад. Но на этот раз это была правда. Обернувшись Кирк определил источник тревоги – высокого широкоплечего хейранца с уродливым шрамом на переносице и оружием, которым он угрожающе тыкал в их направлении. Не колеблясь лейтенант поднял собственное оружие. Митчелл, который стоял рядом с ним, сделал тоже самое.

Все трое выстрелили одновременно. Было неясно, попали ли кадеты в цель оба или это сделал один из них. Несомненно было одно: что хейранец промахнулся, и что он мгновение спустя отлетел к стене.

Лейтенант не стал ждать, чтобы увидеть как похититель кувыркается вниз по лестнице. Он не стал ждать, когда на крик хейранца появятся его приятели и бросятся вслед за ними. Он просто повернул ручку на двери, распахнул ее, и выскочил.

Но прежде чем он приземлился на булыжную мостовую, он увидел что он и его товарищи все еще были в опасности. Вместо единственного стража, который сидел на бочке снаружи склада, Кирк увидел группу хейран, сгруппировавшихся по обе стороны от ступеней.

Их было шесть или семь – и лейтенант ни на миг не поверил, что это было всего лишь светское сборище. Что-то пробудило подозрения похитителей и заставило их усилить охрану. Конечно если они и ожидали неприятностей, то только с внешней стороны площади, но не от склада. Так что когда появился Кирк, стража была слишком удивленна, чтобы отреагировать сразу же. Они колебались долю секунды, и это оказалось для них фатальным.

Перекувыркнувшись, лейтенант приземлился на колени и выстрелил. При том как плотно сгруппировались хейранцы было неудивительным что он попал в одного из них. Когда Кирк свалил второго диссидента, из здания появились Митчелл и телепат. Однако их казалось не удивил размер сборища. Все выглядело так, словно они этого ожидали.

К этому времени несколько хейран вытащили свое оружие и начали стрелять в человека. Остальные, поняв что случилось, набросились на Митчелла и телепата. К сожалению Кирк не мог помочь им. Теперь для него лучшая стратегия была в том, чтобы вырубить как можно больше диссидентов. Он прицелился и выстрелил в третий раз.

Несколько секунд спустя на площади восцарил хаос. Несколько ни в чем не повинных людей с криками бросились прочь, спасая свои жизни. Темно-синие лучи мелькали там и тут, рикошетировали от древних стен и попадали в тела. Как бы то нибыло, лейтенант не стал таким телом.

А потом как по волшебству целей не осталось, и никто больше не стрелял ему в ответ. Все кроме двух противников были повержены. С одним из двух, оставшихся на ногах, обменивался ударами Митчелл. Другой боролся с телепатом, но эти пары были слишком близко, чтобы Кирк мог взять похитителя на прицел.

Чертыхнувшись, он убрал оружие и бросился на помощь телепату. Но прежде чем лейтенант успел добраться до драки, одно из двух самых важных существ на Хейр’тза отпрянул назад и засадил пяткой по корпусу своего врага. Диссидент скрючился, и телепат рубанул его по шее. А мгновение спустя похититель бесформенной грудой свалился на землю.

Одновременно Митчелл провел комбинацию со своим собственным противником – справа в челюсть и слева в висок. Когда его противник рухнул, потеряв сознание, кадет огляделся в поисках нового. Но естественно никого из похитителей не осталось. Все вместе они их укатали.

У лейтенанта возникло странное желание поапладировать проделанной работе. Он обменялся со своим товарищем кадетом гордыми взглядами от осознания того, чего добились они вдвоем.

Возможно слова выразили бы это чувство намного лучше. По крайней мере так казалось Кирку. Однако момент прошел, и лейтенант повернулся к телепату, который массировал свои костяшки, разбитые во время драки.

?Они не говорили нам, что вы можете так драться,? сказал он хейранцу.

Телепат улыбнулся, выставляя на показ длинные белые клыки.

?Мне не часто выпадает такая возможность,? заметил он.

Внезапно изнутри склада они услышали голоса. Сердитые голоса. И топот ног на витой лестнице.

?Двигаем,? сказал Кирк, подтолкнул телепата и снова выхватил оружие. ?Нам нужно отсюда выбираться.?

В конце концов им еще нужно было попасть на церемонию. После всего того через что они прошли, жалко будет опоздать.

Так уж получилось, что Митчелл и его друзья успели пересечь площадь и затеряться на улицах Хейр’ата прежде чем оставшиеся похитители успели их догнать.

?Мы сделали это,? выпалил курсант, бросая взгляд через плечо на длинную изыпалил курсант, бросая взгляд через плечо на длинную гибающуюся улицу.

?Ещу нет,? ответил Кирк. ?Нам все еще предстоит долгий путь, прежде чем мы доберемся до храма.? Он повернулся к телепату. ?А кстати, куда мы направимся??

?В Восточный храм,? сказал ему хейранец. ?К счастью он находится ближе.?

?Тогда в Восточный храм,? сказал лейтенант. ?Только не отставайте от меня и держите глаза открытыми.?

?Постараюсь сделать и то и другое,? заверил его телепат.

Кирк пошел впереди, бдительный как никогда, а Митчелл последовал рядом с хейранцем.

?У вас есть имя?? спросил он.

Желтые глаза телепата сузились от улыбки, и он кивнул.

?Естественно. Меня зовут Перрис. Перрис Нодарх.?

?Приятно познакомиться. Я Гэри Митчелл. А наш приятель первопроходец вон там – Джим Кирк.?

?Имена, которые я буду помнить,? сказал ему хейранец. ?Все на Хейр’оч и Хейр’тза обязаны будут помнить эти имена, когда все это закончится.?

Эта мысль заинтересовала Митчелла. Она взволновала его. Быть героем, получить почести от инопланетных школьников… ни одна из этих привилегий не приходила ему на ум, когда он сдавал экзамены на поступление в академию. А это было только начало.

?Нам говорили что один из телепатов выйдет из Восточного храма,? сказал он хейранцу, ?но честно говоря, не припомню, чтобы они говорили что-то еще.?

?И вы желаете знать какую из фракций я представляю??

Казалось телепата позабавила прямолинейность кадета. Митчелл застенчиво кивнул.

?Наверное именно это я и хотел спросить таким неуклюжим способом.?

?Я хейр’оча,? сказал Перррис Нодарх.

?Значит ваши похитители были с Хейр’тза??

?Нет.? Телепат тряхнул чешуйчатой головой. ?Они тоже были хейр’оча, судя по тому что я смог понять из их разговоров. Они схватили меня потому, что они выступают против примирения.?

?Свои,? сказал Митчелл.

?Да,? ответил хейранец. ?И тем не менее я с нетерпением жду дня, когда весь мой народ станет единым.?

Некоторое время они продвигались медленно и осторожно. Кирк заставил их прятаться в узких закоулках и скользить от одного укрытия до другого, прокладывая путь к центру города со скоростью, которой устыдилась бы даже коробчатая черепаха из Центрального Парка.

Митчелл становился все более нетерпеливым. Он был уверен, что нужно увеличить скорость и мчаться кратчайшим путем к храму, из которого должен был появиться телепат, и к черту осторожность. Но он обуздал этот импульс и держал рот закрытым, потому что нравилось ему это или нет, но он знал, что подход лейтенанта был правильным. Если они ускорят темп и столкнуться с одним из врагов, все будет кончено. А этого никто не хотел.

Так что они придерживались обходного маршрута до улиц, которые стали более менее заполненными хейр’тза и хайр’оч, и они смогли смешаться с общим потоком празднующих. Но даже тогда они двигались медленнее чем им хотелось бы: кратчайшие пути города были заполнены необычайно плотным движением.

Наконец они вышли на широкий проспект и увидели Восточный храм. Возвышавшийся над блестящим морем хейранцев, храм оказался пятиэтажным зданием с роскошной золотой крышей и стройными каменными башнями, поднимающимися из каждого угла.

?Мы почти на месте,? заметил Митчелл.

Телепат кивнул.

?Благодаря вам и вашему товарищу.?

Кирк ничего не сказал. Он был слишком занят, высматривая в округе что-нибудь подозрительное. Чтож, подумал курсант, меньшего от этого парня он и не ождал.

Последние несколько сотен метров были самыми тяжелыми, потому что они прокладывали путь через самую плотную часть толпы, окружившей храм. Но тем не менее они не увидели ни малейшего признака присутствия похитителей телепата.

По мнению Митчелла в этом не было ничего странного. Ведь они получили неплохую фору. И потом при такой толпе на своем пути похитители просто не сумели бы ликвидировать свое отставание.

Наконец они достигли изъеденных каменных ступеней храма. Хотя здание было открыто для любого кто пожелал войти и помолиться, как требовала древняя традиция, единственные кто в настоящий момент стояли на ступенях, была полудюжина субъектов в красно-булых униформах службы безопасности.

Кирк прорвался через первый ряд зрителей, проложив путь для Митчелла и телепата. Потом, бросив на толпу настороженный взгляд, он повел их к входу в храм. За всю дорогу сквозь толпу никто из стоящих вокруг не пожелал заглянуть под их капюшоны, так же как никто не заметил, что кадеты не были хейранцами. По-видимому охранники вокруг храма были более проницательными. За секунду пара старших офицеров приблизилась к Митчеллу и его компаньонам.

?Вы инопланетяне,? прямо заметил один из них, и его глаза под надбровным выступом сузились.

?Мы из Звездного флота,? сказал Кирк.

Охранники выглядели настроенными скептически, если не сказать больше.

?Что вы здесь делаете?? спросил второй.

?Нам было поручено защищать телепата хейр’оча,? сказал им курсант. Он ткнул большим пальцем себе через плечо. ?Его.?

Хейранцы уставились мимо него на Перриса Нодарха. Телепат откинул капюшон, чтобы они смогли увидеть его лицо.

?Телепат хейр’оча,? повторил первый охранник.

Эта фраза прозвучала не менее скептически.

?Верно,? произнес Перрис Нодарх.

?Это вы так говорите,? заметил второй охранник, и его глаза стали как щелки. ?Но все что мы знаем, что вы можете оказаться террористом хейр’оча в белых одеждах.?

?Мы пришли из пекарни,? с надеждой заметил Кирк.

Хейранец пожал плечами.

?Нам это ни о чем не говорит.?

?Там прятали телепата,? настаивал лейтенант.

?Или это вы так говорите,? последовал ответ.

Митчелл вздохнул. Он то ждал что это будет самой легкой частью дела.

?Разве вы не можете связаться с министром Бинтором?? спросил он. ?Он прояснит все за…?

Он остановился. Из-за ограничения современных технологий на Хейр’ате, Ар Бинтор мог бы с тем же успехом находиться на другом краю галактики. Они могли с ним связаться не быстрее чем с Землей. Курсант решил сменить тактику.

?Наверняка,? сказал он, ?в храме есть кто-то кто знает телепата в лицо? Может быть человек ответственный за все это дело??

Первый хейранец повернулся к нему.

?Вы хотели бы войти в храм, не так ли??

Кирк тряхнул головой, по видимому столь же расстроенный как и курсант.

?Но если вы не знаете телепата в лицо или откуда он должен прибыть, как бы вы его узнали??

Охранники посмотрели друг на друга, словно пытались решить, стоит ли разглашать это. Наконец второй произнес.

?Его должен был экскортировать сюда Тев Неллор, второй в команде министра Бинтора. Но если мое зрение меня не покинуло, Тева Неллора нигде не видно.?

?Должно быть он вернулся в пекарню,? заявил Митчелл, ?пытаясь выяснить что случилось с телепатом, которого он должен был охранять.? Кое что пришло ему в голову. ?Если только…?

?Если что?? спросил первый охранник.

?Если только его не убили,? закончил Митчелл.

Брови офицеров службы безопасности взмыли вверх.

?Убили?? повторил первый голосом, напряженным от волнения.

?Да,? сказал лейтенант. ?Было нападение. Телепата похители, а мы его спасли.?

Второй офицер насмешливо фыркнул. Но он не смог скрыть свою нервозность, по крайней мере от Митчелла. Курсант прикусил губу. Все-таки они это сделали, они рисковали, и он подумать не мог, что они остановятся на ступенях храма всего в нескольких метрах от конечной цели.

К тому же ему не нравилась идея оставаться на открытом не защищенном от оружейого залпа месте. Ведь похитители телепата уже продемонстрировали свою готовность использовать такое оружие. И в эту минуту они наверняка приближались к храму.

?Посмотрим,? сказал он охраннику, ?сможем ли мы доказать что этот человек тот, кем себя называет.?

Первый офицер мрачно улыбнулся.

?Он мог бы прочитать мои мысли. Это было бы доказательством.?

Телепат покачал головой.

?Я не могу вступить в контакт с обычным разумом. Я могу говорить только с другим телепатом.?

Внезапно у Митчелла возникла идея.

?Тогда поговорите со мной,? сказал он.

Кирк уставился на него.

?С тобой? Но ты…?

?Я восприимчив,? напомнил ему курсант. ?По крайней мере так это называет наш друг.?

Лейтенант кивнул.

?Конечно.?

?О чем это вы?? спросил второй охранник.

Митчелл повернулся к нему.

?Один из вас скажет мне что-нибудь, чего еще никто не знает. Потом я отвернусь, а телепат повторит вам в точности то, что вы сказали мне.?

?Другими словами,? сказал Кирк, пытаясь объяснить это выражение офицерам службы безопасности, ?он воспользуется телепатией чтобы вытащить эту мысль из твоей головы??

?Именно,? подтвердил Митчелл.

Старшекурсник повернулся к Перрису Нодарху.

?Вы уверенны что сможете это сделать??

?Думаю да,? сказал телепат.

Он говорил не совсем уверенно. Да и как он мог быть уверен? Здесь не было других абсолютных телепатов хейр’оча, а его попытка связаться с курсантом была ограничена единственным инцидентом на складе. Однако попытаться стоило. ь эту мысль из твоей головы?.ь такое оружие. и диться на другом краю галактики.йранцами

?Согласны?? спросил Митчелл у охранников.

Хейранцы задумались. Они насторожились.

?Это может быть ловушкой,? сказал второй.

?Теряем время,? заметил Кирк. ?А если это телепат хейр’оча, хотите ли вы стать самой известной парочкой, которая помешала великому примирению?? Он указал на толпу. ?Желаете объясняться с ними??

Судя по выражению лиц охранников, они оценили проблему в новом св, они чкой, которая помешала примирениювете. Наконец первый показал что сдается.

?Давай посмотрим, что они могут сделать,? сказал он.

Второй соглашаясь кивнул.

?Давай.?

?Отлично,? ответил Митчелл. Он положил руку на плечо первого оделать,хранника, словно они были старыми друзьями. Потом предложил хейранцу ухо. ?Давай, я слушаю.?

Офицер на мгновение задумался. Потом прошептал.

?Мой сад был растоптан толпами.?

Первокурсник кивнул, затем повернулся к телепату спиной.

?Ну,? сказал он, ?О чем я думаю, Перрис.?

Он сконцентрировался на жалобе охранника, исключив остальные мысли.

Мой сад был растоптан толпами, думал он. Мой сад был растоптан толпами…

Долгое время ответа не было. Был только гул и перешептывания собравшихся зрителей, которые должно быть лихорадочно пытались понять, что же там происходит.

Ну же, беззвучно поощрил телепата Митчелл. Ты можешь это сделать. Только сконцентрируйся.Мой сад был растоптан толпами… Мой сад был растоптан толпами…

Внезапно Перрис заговорил.

?Мне жаль это слышать,? сочувственно произнес он. ?Но эту потерю можно исправить. Когда закнчится праздник, я буду рад вам помочь посадить новый.?

Митчелл повернулся и увидел взгляд офицера. Желтые глаза хейранца под надбровными выступами были распахнуты от изумления, а его скептицизм исчез без следа.

?Все правильно,? пробормотал он.

?Что правильно?? спросил второй охранник.

?Не бери в голову,? сказал первый. ?Мы должны отвести этих троих в храм. Быстрее.?

Митчелл не мог с этим не согласиться.

Глава 18

?Благодарю вас еще раз,? сказал Широд Ленна, первый министр службы безопасности Хейр’ата. ?Ваше вмешательство в этом вопросе было весьма своевременным, лейтенант Кирк.?

Кадет кивнул.

?Благодарю, сэр.?

Их голоса отозвались эхом в главном зале Восточного храма – огромном помещении с высокими сводчатыми потолками, заполненным маленькими летающими существами, напоминающих колибри. Великие события истории Хейр’ата были изображены на великолепных фресках, покрывающих все стены.

Высокие стрельчатые окна зала были сделаны из свинцового стекла, которое преобразовывало солнечный свет в длинные столбы различных оттенков. Они освещали выступающую платформу из розового мрамора, а так же несколько рядов деревянных скамеек, установленных вокруг нее.

В настоящий момент платформу занимал босой Перрис Нодарх и несколько смиренных слуг, которые одевали телепата в новые белые одежды с синей отделкой. Хорошо что у служителей храма под рукой оказался запас таких одежд. Ведь старая одежда Перриса испачкалась и порвалась во время схватки на складе, а потом измялась во время их путешествия через Хейр’ат. Не пристало ему носить эти лохмотья в такой великий празник, как примирение.

С другой стороны на Кирке до сих пор был наряд, который он позаимствовал у похитителей телепата. Конечно костюм был немного потрепанный… но вряд ли в толпе это кто-либо заметит.

?То что произошло в пекарне, очень тревожно,? продолжил Ленна. ?Ар Бинтор мой близкий друг. А одна из племянниц моей жены была там охранницей.?

Лейтенант прикусил губу. Он не знал что и сказать. Не то чтобы он никогда не сталкивался с трагедиями. Будучи невинным подростком он стал свидетелем резни почти четырех тысяч колонистов на Тарсусе IV. Случай, который наградил губернатора колонии Кодоса прозвищем Кодос Палач.

Но даже тогда это не коснулось его настолько близко. Его друзья и родственники на Тарсусе IV и в других местах остались невредимыми. К счастью, подумал он, это было довольно давно.

?Я не видел Ар Бинтора, когда мы покинули пекарню,? сказал наконец Кирк, предлагая хоть немного надежды. ?Может быть он выжил после всего этого.?

Министр, высокий хейранец с узким костистым лицом, тихо проворчал.

?Надеюсь что вы правы, лейтенант. И надеюсь, что кое-кто из тех похитителей решит задержаться на складе, и мы сможем арестовать их и осудить за их преступления.?

В этом Кирк сомневался. Однако он решил промолчать. Не его дело говорить хейранскому министру безопасности о вероятности поймать диссидентов в его собственном городе. Уши министра прижались к его лысому бронзовому черепу, и Ленна тряхнул головой.

?К счастью или к сожалению, мы живем во времена великих перемен… а за перемены нужно платить.?

?Тев Бедрис говорит, что он готов,? раздался вдруг нетерпеливый голос.

Он диким непочтительным эхом отозвался в пещеристом интерьере храма. Кирк повернулся к выходу и увидел Митчелла. Курсант поднял руки, и его красочная одежда знакомо зашелестела.

?Ну же?? спросил он. ?Время, течение и все такое прочее.?

Телепат возможно и не был знаком с цитатой, но видимо он понял ее смысл.

?Я готов друг мой,? сказал он Митчеллу, и его голос так же повторило эхо.

?Замечательно,? ответил курсант, и натянул капюшон. Он повернулся к лейтенанту. ?Нам пора двигать.?

?Да,? согласился Кирк. ?Пора.?

?Вы уверены, что не хотите помочь?? спросил Ленна.

Министр предложил кадетам занять позицию вдоль церемониального маршрута. Разумеется в его распоряжении было пятьдесят офицеров службы юезопасности, смешавшихся с толпой. Этого было вполне достаточно. Но после нападения на пекарню, Ленна хотел перестраховаться.

?Уверены,? заверил его Кирк. ?То есть мы и так зашли слишком далеко. Мы хотели бы увидеть чем закончится эта миссия.?

?Похвально,? сказал министр. ?Я буду рекомендовать вас вашему командиру.?

Лейтенант судорожно сглотнул. Он старался не слишком задумываться о реакции на их действия капитана Бэннока. Ведь он особо подчеркнул, что кадеты не должны были покидать пекарню. Ни при каких обстоятельствах.

Конечно если бы Кирк и Митчелл повиновались этому приказу, Перрис Нодарх был бы все еще в руках своих похитителей, а возможность примирения хейран была бы перечеркнута. Но для Бэннока это не имело значения.

Независимо от результата, кадеты не повиновались прямому приказу своего командира. Ни капитан, ни кто-либо еще в Звездном флоте на станут смотреть на это сквозь пальцы.

?Конечно,? продолжил Ленна, ?я должен сообщить вашему капитану и о том, что вы использовали в Хейр’ате энергетическое оружие. Но думаю при сложившихся обстоятельствах, об этой детали можно забыть.?

?Как вам угодно, сэр,? ответил Кирк. ?Но я в любом случае обязан буду включить это в мой отчет.?

Хейр’тза посмотрел на него с улыбкой, коснувшейся уголков его рта.

?Вы очень сознательный молодой человек, лейтенант Кирк. Возможно даже слишком сознательный.?

Кирк с сожалением улыбнулся.

?Я не могу поступить иначе, первый министр. Но все равно спасибо.?

Митчелл снова поднял руки в жесте нетерпения. Лейтенант показал через плечо, чтобы напомнить Ленне о присутствии у входа курсанта.

?Мы опаздываем,? сказал Кирк.

?Можете идти,? ответил министр. ?И пусть фортуна улыбнется вам, лейтенант Кирк.?

?Всем нам, сэр,? ответил лейтенант.

Потом он натянул капюшон и присоединился к своему приятелю.

?Мне очень жаль, что вы не можете идти рядом со мной,? окликнул Кирка Перрис Нодарх, когда человек проходил мимо центральной платформы храма. ?Вы сделали хорошее дело, проводив меня к этому месту, и мне очень жаль говорить теперь вам и кадету Митчеллу прощай.?

?Мы еще проследим за вами,? пообещал телепату лейтенант. ?Только другим образом.?

Перрис улыбнулся.

?Тогда я спокоен.?

Кирк улыбнулся в ответ. Потом он пересек зал и вывел Митчелла на улицу.

Митчеллу и его товарищу понадобилось больше двадцати минут, чтобы пройти по церемониальному маршруту до середины пути между Восточным храмом и Домом Правительства. Но даже теперь от места действия их отделяли несколько рядов зрителей.

Однако курсант не возражал против неудачной позиции для наблюдения или давления тел хейран. Он даже не возражал против высокой церемониальной шляпы на голове крупной женщины, стоявшей перед ним.

В конце концов высоко в небе светило солнце, и стяги, свисающие из окон домов, были красочными и оптимитическими. А с практической точки зрения, красно-белые охранники Ленны казалось были повсюду вдоль пути Перриса Нодарха.

?Все хорошо,? сказал Митчелл.

?Думаю да,? ответил Кирк, оглядывая толпу.

?Трудности позади, можно и повеселиться.?

?Посмотрим,? пробормотал лейтенант, хотя его тон говорил, что он ни на минуту в это не поверил.

?Видишь проблемы?? спросил Митчелл.

?Пока нет,? ответил Кирк.

?Но ты ждешь их.?

Лейтенант пожал плечами.

?Это вполне возможно.?

?Солнце тоже может взорваться. Это тоже возможность.?

?Конечно,? уступил лейтенант.

Курсант вздохнул.

?Ты когда-нибудь расслабляешься??

?Естественно,? ответил Кирк, глядя по сторонам, а не на своего партнера. ?Но только после окончания миссии.?

Митчелл пораженно уставился на него.

?Но после одной миссии будет другая. Потом еще и еще. Это никогда не прекратится.?

Лейтенант иронически ухмыльнулся.

?А разве не для этого идут в Звездный флот??

?Чтобы всегда действовать?? спросил Митчелл.

?Чтобы всегда бросать вызов.?

Курсант обдумал этот вопрос с точки зрения человека, который его произнес.

?Для некоторых людей думаю да.?

?А для других?? спросил Кирк, по прежнему бдительно осматривающий всех и вся.

Митчелл пожал плечами.

?Пришло время расслабиться и обдумать то что сделано. Особенно когда дело сделано так хорошо, как это получилось у нас.?

Лейтенант не ответил. Но не потому что слова курсанта поставили его в тупик – Митчелл был в этом абсолютно уверен. Он не ответил потому, что не хотел отвлекаться. Курсант посмотрел на море хейран, которые их окружали.

Он был согласен, что где-то в этой толпе могли находиться похитители Перриса Нодарха, надеясь закончить начатое дело. Но министр Ленна расставил среди зрителей столько охранников, что эта опасность казалась маловероятной.

В этот момент хейранцы, стоящие ближе к ступеням храма разразились приветственными криками. Очевидно оттуда только что появился телепат.

?Он выходит,? сказал он Кирку, чувствуя трепет предчувствия.

Лейтенант заворчал.

?Телепат Хейр’оча начинает свой исторический путь.?

Снова ворчание.

?Через несколько минут,? заметил Митчелл, ?Перрис достигнет Дома Правительства. Потом он и телепат из Хейр’ата обменяются рукопожатием и шутливыми замечаниями, и мы все сможем наконец-то отправиться по домам.?

На этот раз курсант получил укоризненный взгляд.

?Ты нарочно хочешь нарушить мою концентрацию??

Митчелл улыбнулся про себя.

?Кто? Я??

?Знаешь,? напомнил ему Кирк, ?я могу приказать тебе заткнуться.?

Курсант вздохнул.

?Слушаюсь,? сказал он. ?Ты так и не научился этому??

?Не научился?? повторил лейтенант.

?Верно,? сказал ему Митчелл. ?Ты должен научиться расслабляться, если когда-нибудь собираешься…?

Внезапно кое-что попало в поле зрения кадета. Лицо. Лицо, которое он узнал. Схватив Кирка за плечо, он дернул головой в направление этого лица.

?Взгляни туда,? прохрипел он.

Лейтенант проследил за его жестом. Мгновение спустя его глаза сузились.

?Это же…??

?Один из похитителей Перриса,? закончил за него Митчелл. ?Парень со шрамом на лице.?

Когда они в прошлый раз видели этого человека, его размазало по стене силой темно-синего энергетического луча. Похоже хейранец полностью пришел в себя. Как и кадеты, похититель был всего в нескольких рядах от места, расчищенного для телепатов. Но он был достаточно близко для того, чтобы достать из кармана оружие, и оглушить Перриса, когда он будет проходить мимо… или даже убить его.

Похититель пока не заметил инопланетян. Он был слишком поглощен церемониальной процессией. Митчелл повернулся к Восточному храму. Он не мог видеть телепата, но реакция толпы подсказала ему, что Перрис был от них на расстоянии всего нескольких минут. Кирк чертыхнулся.

?Еще один.?

Курсант посмотрел на него, потом в толпу.

?Где??

Лейтенант поднял руку, показывая на что-то скрытое между ними.

?Вон там.?

Митчеллу хватило минуты, чтобы найти искомого хейранца. Это был один из похитителей, которых они обнаружили в комнате вместе с Перрисом.

?И еще один,? повторил Кирк.

Курсант тоже его обнаружил. К тому времени его сердце колотилось как отбойный молоток.

?Что будем делать?? спросил он.

Это был не столько вопрос, сколько способ подстегнуть мыслительный процесс. И все же лейтенант ответил.

?Только спокойно,? сказал он. ?Мы… Секундочку. Что он делает??

Кирк смотрел в направлении хейранца со шрамом. Казалось что похититель подает кому-то сигнал, но кому из своих сообщников, курсанты не видели. Нет, этот кто-то был гораздо ближе к церемониальному маршруту…

Потом Митчелл увидел его – хейранца, который ответил на сигнал похитителя. Но это был не просто человек из толпы. Это был один из офицеров Ленны! Красно-белая униформа этого человека не оставляла сомнений.

?Проклятье,? сказал Кирк.

?Ты это тоже видел?? ответил курсант.

?Жаль что я это видел.?

?Тот охранник в союзе с диссидентами. Это усложняет дело,? заметил Митчелл.

?И даже очень,? ответил лейтенант, и мускулы на его челюсти дрогнули.

Ведь приказы говорили, что они в случае возникновения проблемы должны поставить в известность ближайшего охранника. Но раз самая близкая охрана была в сговоре с врагом, это был не выход.

?Мы должны их остановить,? сказал Кирк.

Митчелл кивнул.

?И не поднимая шума. Иначе мы ускорим их расписание.?

?Или помешаем церемонии примирения,? добавил лейтенант, ?создав атмосферу недоверия.?

?Что тоже послужит на руку диссидентам,? согласился курсант.

Он расстроено покачал головой. Они не могли позвать на помощь. Традиции хейран запретили им взять с собой коммуникаторы.

?Вот что,? мрачно произнес Кирк. ?Я займусь парнем со шрамом, а потом охранником. Ты возьми двух других.?

Митчелл соглашаясь кивнул. На споры не было времени.

?А если мы столкнемся на пути с другими проблемами??

Лейтенант посмотрел на него так, словно проглотил что-то гнилое.

?Мы пересечем этот мостик, когда придет время. ?

?Ты босс,? ответил курсант.

Потом он направился в сторону ближайшего похитителя, отчаянно надеясь, что доберется туда вовремя.

Глава 19

К счастью Кирка, хайранец со шрамом был слишком поглощен своей целью, чтобы заметить что кадет кружит позади него. Когда же похититель наконец заметил, что что-то не так, было уже слишком поздно что-либо делать.

Первый удар Кирка угодил диссиденту выше пояса справа – если бы это был человек, то удар отшиб бы ему почку. Это и так было весьма скверно. Но у хейранцев в этой области находился еще более важный орган, который отвечал за вентилирование крови в теле. Этот удар был таким, как если бы ударить человека под дых; он на мгновение останавливал поставку кислорода к мозгу похитителя.

Это воздействие должно было оглушить хейранца, вывести его из равновесия. Второй удар лейтенанта безжалостно впечатался в скопление нервов на шее похитителя. Кирк увидел, что глаза мужчины закатились – верный признак того, что человек потерял сознание.

Если бы толпа вокруг похитителя была менее плотной, он упал бы на землю. Но в этом случае его голова упала на бок, и он просто резко осел на празднующих рядом с ним. Сделав свое дело, лейтенант поискал в толпе Митчелла. Он обнаружил курсанта метрах в тридцати рядом с первой его целью.

Как и парень со шрамом, цель Митчелла выглядела бессознательной. И в его случае тоже никто из соседей не заметил ничего подозрительного.

Пока все хорошо, подумал Кирк.

Он повернулся в сторону церемониального маршрута. Все еще невозможно было увидеть Перриса Нодарха, но по волнению толпы было понятно, что телепат приближается. К сожалению было неизвестно как долго охранник изменник будет ждать прежде чем начать действовать. Скрипнув зубами, лейтенант направился к нему, протискиваясь боком между двумя крупными зрителями.

?Ну и куда вы направляетесь?? спросил один из них, а его глаза сверкнули явным раздражением.

?Да, куда?? спросил второй хейранец. ?Разве ваши приемные родители не научили вас хорошим манерам??

Кирк понял намек. На Хейр’тза традиционно детей отдавали на воспитание дядям и тетям, полагая что кровные родители были склонны слишком баловать свое потомство. Но у него не было времени объяснять, что он вырос не в этом мире, или что он человек и офицер Звездного флота, или даже что на чаше весов лежит жизнь телепата. Да вообще не было времени давать какой-либо ответ. Поэтому лейтенант проигнорировал замечание и продолжил протискиваться через толпу.

На своем пути он провоцировал недовольство, но по его собственному мнению по крайней мере, это было неважно. Поэтому он продолжал. Кирка гораздо больше интересовал Перрис Нодарх, которого он теперь мог время от времени видеть над головами зрителей.

Телепат был уже в ста метрах от предателя. Если бы охранник хотел, он уже мог вынуть оружие и подстрелить Перриса. Но он предпочел ждать.

Более чем вероятно, размышлял лейтенант, он очень волновался за то чтобы не провалить свое задание. А чем ближе была цель, тем меньше вероятность промахнуться.

Внезапно Кирк почувствовал как его схватила и повернула пара мощных рук. Он уставился в чешуйчатое бронзовое лицо и пару разгневанных глаз.

?Я стоял здесь весь день,? пожаловался зритель. ?Кто вы такой, чтобы проталкиваться вперед??

Лейтенант не ответил на вызов, по крайней мере словами. Вместо этого он с такой силой наступил хейранцу на ногу, что на мгновение заставил этого приятеля забыть о себе. И прежде чем его успели задержать, Кирк встрял между двумя другими зрителями.

Делаю успехи, подумал он про себя, но достаточно ли быстро? Вытерев пот со лба, он нашел еще одно место и втиснулся туда. Бросив взгляд в направлении телепата, лейтенант увидел, что Перрис находится в шестидесяти метрах от предателя. Он чертыхнулся и снова начал протискиваться вперед еще настойчивей.

Это было похоже на бег через бушующий прибой. Но несмотря на это, Кирк продвигался вперед, используя ноги, чтобы двигаться и руки, чтобы отталкивать с пути ничего не подозревающих зрителей.

Когда телепат был в пятидесяти метрах, Кирк проскользнул между двумя хейранками. Когда телепат был на расстоянии в сорок метров, он споткнулся о чью-то ногу и чуть было не упал, но удержался и нырнул дальше. Когда телепат был на расстоянии в тридцать метров, он чуть было не уронил от поспешности человека.

Но и этого было недостаточно. Лейтенант видел это с убийственной ясностью. Как бы он ни торопился, как бы отчаянно он ни пытался напирать грудью на море зрителей, он приближался к охраннику не так быстро как телепат.

Потом произошла вещь, которую он очень боялся и пытался предотвратить. Перед испуганными глазами Кирка предатель потянулся к карману и вынул оружие. Никто этого не видел, потому что никто не обращал на него внимания. Все в толпе были сосредоточены на Перрисе Нодархе, незаурядном телепате хейр’оча, надежде двух миров. Когда перед тобой разворачивается история, кто станет обращать внимание на охранника, спокойно стояще вдоль пути следования церемонии с оружием, спрятанным в его ладони?

Только Кирк. Он должен был остановить предателя точно также как Митчелл должен был остановить двух других. Но между лейтенантом и его целью было еще четыре или пять рядов хейран. При такой скорости ему понадобится минута если не больше, чтобы добраться до предателя.

К тому времени Перрис Нодарх уже будет лежать на земле, а церемония сорвется. Люди начнут кричать и метаться, и обязательно растопчут хейранца в замешательстве. Но что было важнее, примирение между Хейр’тза и Хейр’оча умерло бы едва родившись.

Кирк пробовал кричать, пробовал предупредить других охранников о том что происходит. Но толпа была слишком громогласной. Он не смог бы заставить их услышать себя даже если бы ревел весь день.

Ну и что собираешься делать? спросил сам у себя лейтенант. Там кое-что происходит… как всегда. Разве это не то чему ты учишь своих студентов? Разве это не то, чему учили тебя твои профессора?

Думай о том, что сделали бы в подобной ситуации другие. Строй параллели и аналогии. Позаимствуй идеи у своих предгииы в подобной ситуации другие день.анников о том что происходит. шественников. Но разве кто-либо из его предшественников когда-либо оказывался в подобной ситуации? Никто о ком он знал. Кирк остался в одиночестве, отказался от истории Звездного флота, и остался наедине со своей собственной изобретательностью.

Пока его мысли бежали наперегонки, телепат приблизился к предателю. Мужчина спокойно поднял оружие, и также спокойно приготовился стрелять.

Ну и что собираешься делать? снова спросил себя лейтенант. Как собираешься положить конец этому безумию? Как?

И тогда из ниоткуда ему пришел новый вопрос: а что бы сделал Митчелл? Внезапно Кирк двинулся. Он не подумал об этом. Он не думал о последствиях. Он просто схватил хейранца, стоящего перед ним, и толкнул его со всей силы, и продолжал толкать до тех пор, пока парень не свалился на человека перед ним, который в свою очередь упал на зрителя перед ним… и так далее и так далее по цепочке.

Они падали как домино один за другим почти комичной, непрерывно нарастающей волной. Перед тем как волна достигла предателя, он должно быть краем глаза что-то заметил, потому что повернул голову. Но было уже слишком поздно. Падающее домино достигло конечной цели – и этой целью был он сам. Когда высокий несуразный хейранец упал под ноги охранника, тот вскрикнул и повалился в кучу… Его оружие так и не выстрелило.

Внезапно, стоя над лежащими друг на друге людьми, лейтенант понял, что получил расчищенную дорогу к предателю. Рванув вперед по телам упавших зрителей, он увидел, что охранник возится со своим оружием, пытаясь стабилизировать его и берет на прицел пораженного Перриса Нодарха.

Перепрыгув через последнего зрителя на своем пути, Кирк набросился на предателя. Одной рукой он съездил хейранцу в подбородок, а другой схватился за оружие. Охранник был ошеломлен и был весь в крови, но он не собирался так легко расставаться с оружием. К тому же он оказался сильнее чем выглядел. Мгновение, и лейтенант сцепился с ним в борьбе за оружие хейранца. Затем он направил удар в горло своего противника.

Выдохнув он нокаутировал его. Колени предателя подкосились, и он отпустил оружие. К этому времени другие охранники заметили волнение, и обрушились на него. Не зная деталей, один из них оттащил Кирка, а другой выхватил у него оружие.

?Нет,? раздался голос. ?Не его. Охранника.?

Лейтенант обернулся, и понял, что говорил телепат. Телохранители поглядели на своего товарища, лежащего на земле и едва дышащего. Потом перевели взгляд на Кирка. Должно быть им было трудно идти против своих инстинктов, независимо от того, кто им приказывал. Лейтенант смотрел на их лица, пытаясь понять, к чему они склоняются.

?Отпустите его,? настаивал Перрис.

Все кто наблюдал за телепатом, теперь уставились на охранников, в ожидании того как они поступят. Исполнят ли они приказ Перриса Нодарха, или же бросят ему вызов? Но в конечном счете у них не было выбора – либо повиноваться приказу телепата, либо рискнуть и опрокинуть церемониальную тележку с яблоками. Нахмурившись, они взяли под стражу своего своевольного приятеля.

Лейтенант отряхнулся, и уставился на Перриса Нодарха. Телепат выглядел потрясенным этим вызовом – в некотором смысле даже более потрясенным чем тогда, когда кадеты обнаружили его в логове похитителей.

Но пока Кирк смотрел на него, телепат успокоился. Он нашел некий внутренний центр, островок спокойствия, в котором и остановился. Потом он возобновил свое шествие. Пару секунд толпа по обе стороны от дороги молчала. Но вскоре некоторые хейранцы начали хлопать Перрису Нодарху – не только за то кем он был, но и за его мужество и решимость перед лицом опасности.

Постепенно раздались другие аплодисменты, и они понеслись над толпой как огонь на высохшем поле, подумал лейтенант. Телепат сделал знак, что принимает это, и толпа одобрительно взревела еще громче.

Хейранцы любили его, все до последнего мужчины, женщины или ребенка, и теперь они делали все, чтобы показать это. Это было нечто невиданное для чужаков. Фактически Кирк и сам стал впадать в эйфорию. Несмотря на свою склонность ожидать неприятностей, у него внезапно возникло чувство, что дальше церемония пройдет более гладко.

?Парень,? произнес за его спиной голос, ?на мгновение мне показалось, что мы влипли в неприятности.?

Лейтенанту не нужно было оборачиваться, чтобы понять что комментарий последовал от Митчелла. Он улыбнулся про себя.

?Больше не будет никаких неприятностей,? сказал кадету Кирк. ?Похоже мы справились с проблемой?

Митчелл фыркнул.

?Ага. Или нам повезло.?

Лейтенант на мгновение задумался.

?Или повезло,? вынужден был признать он.

Гэри Митчелл еще никогда прежде не бывал на параде. Правда дома, в Нью-Йорке, парады бывали почти каждое воскресение; праздновали то одно то другое. Но он всегда был зрителем, смотрел на это снаружи.

Но сегодня на чужой планете в нескольких световых годах от Земли все было по другому. Впервые в своей жизни курсант из Большого Города смотрел на все изнутри. Конечно ни он ни Кирк не хотели привлекать вимания, и поэтому они разгуливали по краю дороги а не по ее середине. К тому же они твердо двигались вперед всего в двадцати метрах от Перриса Нодарха.

Ведь в конце концов тысячи хайранцев с двух миров собрались здесь не для того чтобы смотреть на двух уставших, потных кадетов Звездного флота. Они жаждали хотя бы мельком увидеть телепатов, в руках которых находились надежды их народов, а Митчелл и его друг были весьма рады оставаться на заднем плане.

Только охранники министра Ленны обращали на них внимание – и это было хорошо. Подобно приезжим сановникам они кивали каждой красно-белой фигуре, и получали взамен такой же кивок.

Не раз по ходу дела Митчелл и Кирк говорили друг другу, что они просто обеспечивают Перрису Нодарху дополнительную охрану. Но по правде говоря, курсанты просто хотели посмотреть как телепат встретится со своим коллегой с Хейр’тза в центральном здании Хейр’ата, которое уже маячило перед ними во всем своем сводчатом, бронзовом великолепии. И несмотря на протесты Кирка было очевидно, что его интересовало тоже самое.

К счастью никаких инцидентов больше не было. Не было даже намека на это. Через несколько минут телепат добрался до места назначения. Он взошел по нескольким широким пологим ступеням, босяком вступил в древний Правительственный Дом, и приблизился к открытому церемониальному залу. Одновременно с ним с западной стороны приблизилась другая фигура – хейранка в белых одеждах с красной отделкой.

Второй телепат, подумал Митчелл.

Она была стройной, миниатюрной… почти еще ребенок. И все же ее соотечественники хейр’тза сочли необходимым возложить на ее хрупкие плечи такую ответственность. Кадет понадеялся, что они приняли верное решение.

Когда телепаты заметили друг друга, они улыбнулись. Было очевидно, что никто из них прежде никогда не занимался такими вещами, а теперь когда они столкнулись с этим, казалось они почувствовали себя несколько неловко.

Кроме них в зале присутствовали и другие хейранцы – лидеры и корифеи, представляющие Хейр’тза и Хейр’оча, одетые в мрачные служебные одежды. Но Митчелл даже не задержал на них внимания, и ему показалось, что они сделали тоже самое.

Это были люди о которых заботились телепаты. К счастью или к несчастью, но это были те, кто определял будущее своих народов, кто определял курс действий своего общества на многие десятилетия.

Перрис и его коллега некоторое время собирались с духом. Потом они шагнули навстречу друг другу, и пристально посмотрели друг другу в глаза. Митчелл внезапно обнаружил, что затаил дыхание. Точно также как и все присутствующие хуйр’тза и хейр’оча. И это продолжалось довольно таки долгое время.

В этом свете кадет, интуитивно или нет, не мог даже и мечтать сравниться с тем, как телепаты обменивались обещаниями. Они ручались за намерения своих народов и своих лидеров. Они предлагали договоры, давали зарок, предоставляли гарантии… и они делали это на единственном языке, который на самом деле значил для них обоих очень многое.

На языке разума. Митчелл не мог «слышать», что происходило между Перрисом и девочкой. Но наблюдая за выражением их лиц, он открывал их для себя, он мог чувствовать интонацию их беседы. И к его радсти, тон был более чем радушный. Ему казалось, что телепаты были старыми друзьями.

?Получается,? пробормотал он.

Кирк повернулся к нему.

?Откуда ты…? Внезапно он прервался. ?То есть… приятно это слышать.?

Кадеты увидели, как телепаты снова улыбнулись. Но на этот раз в их улыбках не было ни смятения, ни чувства неловкости. Это было выражение восторга и завершения, величину которого ниодин из них прежде не знал.

И они были не единственными, кто засвидетельствовал это. Множество хейран, которые собрались вокруг здания правительства, видели выражение лиц телепатов и их ликование, и радостные возгласы и аплодисменты распространились концентрическими волнами, подобно эху от камня, брошенного в спокойный водоем.

За считанные секунды ликование заполнило все улицы, окружающие здания. А немного спустя вышло за пределы. И насколько мог сказать Митчелл, это ликование продолжало нарастать – эта волна казалось вознамерилась обежать весь город, дотянуться до самых отдаленных окрестностей.

Несмотря на все усилия похитителей, телепаты добились того, чего хотели. Они обеспечили мир и единство. Если повезет, хейранцы полюбят с этого момента другие общества. Кирк повернулся к курсанту.

?Все хорошо что хорошо кончается??

Митчелл кивнул.

?Думаю да.?

Лейтенант продолжал на него смотреть.

?Знаешь,? сказал он, ?я должен перед тобой извиниться.?

?Разве?? повторил курсант.

?Я был эгоистом,? признал Кирк. ?Я думал что моя карьера, самая важная вещь в галактике.?

?И?? спросил Митчелл.

?Это не так.?

?Черт,? весело ответил курсант, ?я мог бы и сам сказать тебе это. Все что тебе нужно было сделать, так это спросить.?

Кирк нахмурился в ответ.

?Черт возьми, я пытаюсь извиниться.?

?А я пытаюсь принять извинения,? ответил Митчелл.

Лейтенант тяжко вздохнул.

?Ты никогда не дашь мне забыть об этом, не так ли??

?Никогда,? подтвердил курсант.

?Ого,? сказал Кирк, глядя на что-то в отдалении.

?Что там?? спросил Митчелл, проследив за пристальным взглядом своего друга, и ожидая увидеть новую угрозу.

?Это плохо,? сказал ему Кирк. ?Очень плохо.?

?Что плохо?? настаивал курсант, а его сердце забилось от предчувствия.

Лейтенант наклонил голову набок и произнес всего одно слово.

?Бэннок.?

Митчелл уставился на него.

?Бэннок??

?Да,? подтвердил Кирк.

Курсант с облегчением вздохнул – не то чтобы присутствие капитана было благословением, но это была совсем не та угроза, которую он ждал.

?Где он??

?Сейчас снаружи здания правительства,? сказал лейтенант. ?С другой стороны.?

Мгновение спустя курсант обнаружил Бэннока среди сановников, столпившихся возле телепатов. К сожалению капитан казалось тоже их заметил. Он уставился прямо на кадетов, и его глаза были потрясающе синими в ярком свете дня.

?Он нас заметил,? сказал Митчелл.

?И не говори.?

?И мы не в пекарне,? заметил курсант.

?Совершенно верно,? ответил Кирк.

?У нас будут неприятности?? сказал Митчелл.

Лейтенант фыркнул.

?Тебе кто-нибудь говорил что у тебя талант все преуменьшать??

При нормальных обстоятельствах курсант придумал бы в ответ тонкое смешное замечание. Но при сложившихся обстоятельствах он не чувствовал себя способным на это.

Глава 20

Кирк был уверен, что добрался до зала заседания ?Республики? на несколько минут раньше необходимого. Он также удостоверился, что его друг Митчелл прибыл туда вместе с ним. Войдя в зал, кадеты заняли место в одном конце зала. Потом они скрестили руки за спиной, и вздохнув стали ждать решение своей судьбы.

Пока они стояли там, лейтенант не мог не вспомнить инструкции капитана. К сожалению они были достаточно определенными. Фактически, если его не подвела память, он нарушил приказ дважды.

Ни в коем лучае несмотря ни на что, вы не должны уходить из пекарни. Ни при каких обстоятельствах, сказал им Бэннок. Не смотря ни на что. Это оставляло не слишком много простора для толкования.

?О чем думаешь?? спросил Митчелл.

?Я думаю, что предпочел бы столкнуться с толпой похитителей хейранцев, нежели стоять здесь и ждать капитана Бэннока.? После некоторого раздумья Кирк решил, что это было не совсем правильно. ?Нет, даже с толпой клингонских головорезов… в самом дурном настроении. В очень дурном.?

Курсант кивнул.

?Я чувствую тоже самое, приятель. Но что сделано, то сделано. И чтобы не случилось теперь, все в руках всевышнего.?

Лейтенант повернулся к своему другу.

?В руках кого??

Митчелл пожал плечами.

?Ну знаешь, всевышний, в руках судьбы. Que sera, sera и все такое прочее.?

?Ты хочешь сказать, что это уже не в нашей власти??

?Именно, не в нашей власти,? подтвердил курсант.

?Значит нет смысла волноваться,? закончил лейтенант.

?Верно.?

Кирк фыркнул.

?Но я то волнуюсь.?

?Ты не должен,? настаивал Митчелл.

?А я все равно волнуюсь,? настаивал старшекурсник.

Он так и не узнал, каким был ответ его приятеля, потому что в этот момент дверь с тихим свистом скользнула в сторону. Мгновение спустя в комнату вошел Бэннок. Бросив на Кирка и Митчелла ледяной взгляд, он сел. Он откинулся на спинку стула, скрестил руки на груди, и с ничего не выражающим видом начал изучать кадетов.

Кирк ждал пока капитан что-нибудь скажет, но тот молчал. Он просто сверлил их взглядом. Наконец капитан прочистил горло, подавая знак, что наконец собрался заговорить.

?Вы знаете что вы сделали сегодня?? спросил их Бэннок ужасающе спокойным голосом.

Кирк приготовился все кратко изложить.

?Нет,? настаивал Бэннок, жестом призывая его к тишине. ?Ничего не говорите. Я вам сам скажу.?

Лейтеннат сглотнул. Это прозвучало не слишком хорошо. Он наблюдал как капитан отмечает своим пальцем первый пункт.

?Во- первых,? сказал Бэннок, ?воспользовавшись энергетическим оружием в пределах границ Хейр’ата, вы нарушили один из самых старых и священных законов инопланетной культуры.?

С этим невозможно было спорить. Конечно первый министр Ленна простил кадетам их неосмотрительность, но они не знали заранее, что министр окажется настолько щедр.

?Во- вторых,? продолжил капитан, отметив на пальцах пункт номер два, ?вы сознательно и преднамеренно проигнорировали мои распоряжения, покинув район пекарни и начали действовать самостоятельно.?

Кирк вздрогнул. Тоже верно, подумал он, хотя и надеялся на небольшую свободу действий в этом вопросе.

?Наконец,? сказал Бэннок, отмечая на пальцах пункт номер три, ?как будно одного этого вам было недостаточно, вы своим упрямым и необдуманным безрассудством поставили под угрозу население двух планет.?

Лейтенант представил как рушится его карьера в Звездном флоте. Может быть я смогу получить работу на грузовом корабле, подумал он. Или на пассажирском транспортнике. Это не то на что я рассчитывал, но по крайней мере я буду в космосе.

Кирк подумал об адмирале Мэллори и капитане Эприле. Он подумал о том, что они поручились за него, а он в конечном счете подвел их. Для него это было самое худшее – знать что он не оправдал доверия, которое они на него возлагали.

?В целом,? закончил Бэннок, ?можно сказать что у вас двоих был весьма насыщенный день. Если бы он продолжался немного дольше, возможно вы бы начали боевые действия против ромулян или переслали бы на наш корабляь замыслы клингонского Верховного Совета.?

Лейтенант промолчал. У него не было оправданий. Да и потом, они не принесли бы пользы ни ему, ни его другу. Он только вздернул подбородок, утешая себя осознанием того, что речь капитана не может длиться бесконечно. Но Митчелл оказался неспособен к такой сдержанности.

?Разрешите говорить свободно, сэр,? сказал он.

Бэннок уставился на него.

?Не разрешаю.?

?Но сэр,? упорствовал курсант, ?ни в чем из того что произошло там нет вины Джима. Я…?

?Достаточно,? прорычал капитан.

?Но сэр…?

?Ни слова, мистер Митчелл.?

Бэннок наклонился вперед. У него был такой вид, словно он готов выстрелить в курсанта.

?Вы одинаково виноваты,? сказал капитан. ?Вы одинаково ошибались.?

Ноздри Митчелла затрепетали, а губы сжались в прямую линию, но он наконец прекратил спорить. Очевидно, подумал Кирк, даже курсант понял, что бесполезно говорить здесь о чем бы то ни было.

Однако Бэннок еще не закончил.

?Вы двое продемонстрировали неспособность подчиняться приказам, проявили недостаточное уважение к нравам других цивилизаций, и чрезмерное рвение к неоправданному риску. Как вы думаете, разве эти качества воспитывает Звездный флота, а мистер Кирк??

Старшекурсник не мог не нахмуриться.

?Нет сэр,? неохотно ответил он. ?Не эти.?

?И разве не будет благоразумно выгнать вас обоих за это из академии??

Кирк сглотнул.

?Да, сэр,? снова ответил он.

Лицо Бэннока потемнело.

?Особенно если учесть то, что случилось центре управения сенсорами прошлой ночью. В свете всего этого было бы более чем благоразумно освободить академию от вашего присутствия, и расчистить дорогу для юношей и девушек, которые могут повиноваться простому приказу. Разве это не верно, лейтенант??

Кирк пристально посмотрел на него.

?Да, сэр,? спокойно ответил он.

Капитан снова откинулся на спинку кресла. Наконец то это тяжкое испытание окончено, подумал лейтенант. Он и его друг наконец то смогут вернуться в свои каюты и попытаться собрать оставшуюся часть своей жизни.

Внезапно капитан сделал вещь, которую Кирк ожидал от него меньше всего. Он улыбнулся.

?С другой стороны,? заметил Бэннок почти благоприятным тоном, ?любому – в том числе и мне – было бы трудно стоять и просто наблюдать как похищают телепата.?

Лейтенанту показалось что он ослышался.

?Сэр??

?Разве вы не расслышали, мистер Кирк? Я сказал, что возможно тоже не стал бы стоять и смотреть как похищают телепата.?

?Да, сэр,? осторожно ответил старшекурсник, спрашивая себя, а не играет ли с ним капитан в какую-то странную игру.

?Значит вы слышали,? сказал Бэннок. ?Это хорошо, лейтенант.? Он погладил подбородок. ?В свете серьезности ситуации и положительных результатов, которых вы достигли, с моей стороны будет верхом глупости выдвинуть против вас обвинения. Вместо этого я собираюсь вынести вам благодарность за выказанную вами инициативу, мужество и ум перед лицом серьезных обстоятельств.?

Кирк почувствовал легкое головокружение.

?Нам??

?Конечно нам,? сказал Митчелл, бросая на него косой взгляд.

Лейтенант быстро приходил в себя.

?Ммм… да сэр.?

?Если бы не вы двое,? отметил капитан, ?возможно хейранские фракции так бы и не объединились. И теперь Хейр’тза и Хейр’оча задолжали вам долг благодарности. А что касается меня… Я горжусь вами. Горжусь вами обоими.? он повернулся к курсанту, и в его глазах сверкнул мальчишеский озорной огонек. ?Это включает и вас так же, мистер Митчелл.?

Курсант ответил ему задорной улыбкой.

?Ну, спасибо вам, сэр. Я рад что мы получили возможность быть полезными.?

Бэннок хмыкнул.

?Не передергивайте, кадет.?

Митчелл выпрямился.

?Не волнуйтесь, сэр. Я не буду.?

?Вот и хорошо.? Глаза мужчины сузились. ?Знаете, я возможно слишком легко сержусь на малейшее неповиновение. Но после того что вы показали на Хейр’тза, я вынужден смотреть на все в новом свете.?

Капитан посмотрел на Кирка, словно ждал от него ответа. Но лейтенант не знал что ему сказать.

?Это была шутка, сынок,? сказал Бэннок. Он повернулся к другому кадету. ?А разве нет, мистер Митчелл??

Улыбка Митчелла стала еще шире.

?Конечно была, сэр.?

?Знаете,? сказал ему капитан, принимая конфиденциальный тон, ? иногда я не знаю что мне делать с лейтенантом Кирком. Этот парень не чувствует юмора.?

?Да сэр,? сказал курсант. ?Но если хотите, я мог бы помочь ему в этом отношении.?

Бэннок повернулся к Кирку и одобрительно кивнул.

?Да, думаю что хотел бы этого,? сказал он. ?То есть, если вы считаете, что он исправим.?

?Да, сэр.?

?В таком случае,? сказал ему капитан, ?попытайтесь. Считайтое что это приказ.?

Лейтенант вздохнул.

?Прошу прощения, сэр, но могу я высказаться??

Бэннок повернулся к нему и решительно покачал головой.

?Конечно нет.?

Кирк прикусил губу. Ему больше нравилось когда у Митчелла и капитана были разногласия.

?Чтож, тогда думаю мы здесь закончили,? капитан встал со своего места, одернул рубашку, и сказал. ?Свободны, господа.?

И после этого с довольным смехом покинул зал заседаний. Митчелл повернулся к старшекурснику.

?Вот видишь? Даже Бэннок считает, что тебе нужно расслабиться.?

?Прекрати,? предупредил его Кирк.

?Разве в Айове не шутят? Может быть в их рационе слишком много зера? Или ты думаешь что это генетическая проблема??

Лейтенант смерил его предупреждающим взглядом.

?Я сказал прекрати…?

В тот день Митчелл Кирка больше не видель. Курсант провел большую часть своего времени в инженерном, изучая некоторые специфические приемы шефа Хогана. А лейтенант в свою очередь проводил время удобно устроившись на своем любимом месте – за рулевым управлением ?Республики?.

Но этим же вечером за ужином кадеты воссоединильсь. Митчелл, войдя в общую столовую, увидел, что Кирк сидит за столом в полном одиночестве, точно также как и в академии. Курсант задавался вопросом, почему это происходит. Ведь у этого парня здесь были друзья, и Бэннок был в их числе. Не было никакой причины ему есть в одиночестве.

Захватив поднос и кое-что смутно напоминающее съедобное итальянское блюдо, Митчелл решил присоединиться к своему товарищу. Заметив его приближение, лейтенант уставился в свою тарелку. Он не выглядел особо счастливым.

?В чем дело?? спросил курсант, садясь напротив Кирка.

Лейтенант тряхнул головой.

?Ни в чем.?

?Ты уверен?? спросил Митчелл.

?Уверен,? сказал Кирк. Он бесцельно перемещал по воей тарелке спагетти болоньез. ?Кстати,? заметил он, ?у меня состоялся еще один разговор с капитаном Бэнноком.?

Митчелл заинтересовался.

?Относительно чего??

?Я хотел знать почему он объединил нас на Хейр’тза в одну команду, если учесть его обещание вбить между нами клин.?

?И?? спросил курсант.

?Когда я пришел в его каюту, он разговаривал с хtйранскими лидерами,? лейтенант фыркнул. ?Ты будешь рад узнать что на Хейр’тза все прошло без помех. Телепаты проделали большую работу; примирение идет полным ходом. Да… и Ар Бинтор тоже пережил то похищение. Сейчас он в госпитале в Хейр’ате.?

Митчелл кивнул.

?Это хорошо. Я имею ввиду это потрясающе, замечательно. Но что ответил Бэннок?? спросил он с любопытством. ?Ты узнал почему он объединил нас??

Кирк продолжал наматывать свою пасту на вилку.

?Он сказал что хотел проверить мое решение. Он хотел удостовериться, что я смогу сопротивляться твоему дурному влиянию, даже если мы работаем плечом к плечу.?

Чтож, это имело смысл.

?И конечно же он не ожидал никаких неприятностей.?

?Ага. Это был идеальный момент для его эксперимента.?

?Который ты естественно провалил,? заметил Митчелл.

?Причем с блеском,? ответил лейтенант.

Он улыбнулся – совсем немного. А потом, словно вспомнив что-то, снова помрачнел.

?Знаешь,? сказал Митчелл, ?сейчас ты снова воплощенное олицетворение ходячего морозильника.?

?Знаю,? признал Кирк.

??Капитан не хотел этого,? напомнил ему курсант.

?Не хотел,? допустил лейтенант.

Но это, по-видимому, было все о чем он хотел сказать. Митчелл пожал плечами.

?Поступай как знаешь. Но если тебе нужно расслабиться, держу пари, что было бы лучше сделать это вместе с Феланой.?

Лейтенант вздрогнул.

?Ну что еще?? спросил курсант, не нуждаясь в приступах озарения, чтобы понять, что попал в больное место.

?Я с ней расстался,? ответил Кирк прямо.

Внезапно Митчеллу стало понятно состояние его друга.

?И что заставило тебя это сделать?? спросил он.

Лейтенант пожал плечами.

?Я должен был.?

?Должен?? повторил курсант.

Кирк кивнул.

?Она не прыгнула.?

Митчелл собрался было спросить что его приятель имеет ввиду, но внезапно все встало на свои места. Между лейтенантом и Феланой была связь – признание того что они встали на один жизненный путь, с одинаковыми намерениями и решимостью. Когда андорианка сказала Кирку, что он должен спрыгнуть с той крыши без нее, тем самым она признавала, что этой связи больше нет. Лейтенант вздохнул, и продолжил маневры со своим ужином.

?Я думал что Фелана особенная.?

?Они все особенные,? сказал Митчелл. ?Все они удивительные существа, причем каждая по своему. Но в этом то и прелесь, не так ли??

?В чем?? спросил его Кирк.

Курсант наклонился вперед.

?Когда ты думаешь, что из твоей жизни выпала самая совершенная женщина, находится еще более совершенная, и занимает ее место.?

Старшекурсник уставился на него.

?Возможно для тебя это так и есть.?

?Это может сработать даже у тебя, приятель,? заверил его Митчелл.

Кирк повернулся к нему.

?В смысле??

Курсант весело пожал плечами.

?А смысл в том, что твой старый приятель Гэри не станет терять времени даром. В академии ты однажды сказал мне, что положительно не хотел бы, чтобы я назначал тебе свидания… Но так уж случилось, что я столкнулся в инженерном со студенткой первокурсницей – с самой привлекательной студенткой первокурсницей с инженерного – с огромнми голубыми глазами и с самым невероятным смехом…?

?Ты этого не сделаешь,? выпалил лейтенант.

?Она подходит тебе идеально,? настаивал Митчелл.

Кирк тряхнул головой.

?Я не могу позволить себе встречаться сейчас с кем-либо еще. Слишком рано.?

Курсант уставился на него.

?Слишком рано…? Послушай, Джим, Фелана не мертва, она просто…?

?Значит говоришь она… привлекательная?? резко спросил лейтенант.

Митчелл удивился.

?Да, очень привлекательная.?

?И… какой смех…??

?Невероятный смех,? сказал курсант. ?Но я думаю, что ты сам должен его услышать.?

Глаза Кирка уставились куда-то в бесконечность, пока он расценивал перспективу.

?Знаешь, возможно мне стоит попробовать.?

?Ты хочешь сказать сразу же как только ты закончишь с Феланой??

Его друг вывалился из мечтательности.

?Правильно,? скзал он, ?как только я закончу с Феланой.?

Митчелл рассмеялся. Потом потянулся через стол и хлопнул друга по плечу.

?Что?? спросил лейтенант.

?Ничего,? ответил курсант. ?Ешь свои спагетти.?

Джим Кирк все еще проект, размышлял Митчелл. У него все еще слишком много грубых граней, которые нужно смягчить прежде чем он закончит. Но этот парень начал подавать многообещющие признаки.

?Давай заканчивай,? сказал курсант. ?Я хочу посмотреть, сможем ли мы влипнуть в еще большие неприятности.?

Глава 21

Кирк повернулся к Споку, и его воспоминания о ?Республике? и Гэри еще больше усилились перед мысленным взором. Он тяжело откинулся в своем кресле, чувствуя вес прожитых лет.

?Это все,? сказал он. ?Мы закончили наш учебный полет и вернулись на Землю, где возобновили наши занятия.?

Конечно капитан немного «подчистил» историю, чтобы приспособить ее для вулканского чувства пристойности, и от того, что было только его личным делом. Однако если не считать этого, он рассказал эту историю так, как помнил.

?Вы снова стали друзьями,? заметил Спок.

?Да,? сказал Кирк. ?Фактически даже лучше чем прежде.?

Вулканец кивнул.

?Очаровательно.?

Капитан покосился на него.

?Вы действительно имеете это в виду, Спок? Или вы говорите это только из вежливости??

?Мой комментарий был искренним,? заверил его вулканец. ?И я искренне заинтригован вашим рассказом.?

?Почему?? поинтересовался Кирк.

Вулканец пожал плечами.

?Летенант Митчелл имел на вас гораздо большее влияние, нежели я представлял[].ливости?пок? торию так, как помнил.вили наши занятия.ончит. ?[]

?Влияние?? повторил капитан. ?Вы подазумеваете, что он ослаблял меня, как выразился Гэри??

?Нет,? сказал Спок, поднимая бровь. ?Я ссылался на кое-что другое. До встречи с лейтенантом Митчеллом вы кажется были довольно таки консервативны в вашем выборе стратегий. Очевидно, что именно он показал вам ценность риска.?

?Показал мне…?? начал Кирк, но отклонил эту идею взмахом руки. ?Поверьте мне, Спок, все было не так.?

?Ваше описание указывает на другое,? сухо ответил вулканец.

Капитан усмехнулся.

?Что бы там ни говорил Гэри, я немало рисковал задолго до встречи с ним. Даже пожалуй слишком много.?

Первый офицер посмотрел на него.

?Например??

Кирк задумался секунд на тридцать. Странно, но ничего на ум не приходило.

?Ну хорошо,? сказал он. ?Возможно я не смогу придумать пример вот так сразу. Но это не означает, что у меня не было такого до знакомства с ним.?

Однако едва капитан произнес эти слова, он внезапно задумался… а нет ли зерна истины в том о чем говорил Спок? Был ли Гэри Митчелл тем, кто научил его рисковать? Он так долго отбивал степ, обманывал лучших из них, что ему трудно было видеть себя со стороны. Но возможно… только возможно… что его первый офицер не ошибся.

?Возможно вы и правы,? ответил Спок. ?Мне трудно судить о том, свидетелем чему я не был. В любом случае это было просто наблюдение, и ничего больше. На вашем месте я не стал бы об этом беспокоиться.?

Другими словами, подумал Кирк, вулканец позволил ему соскочить с крючка. Он почувствовал острый укол благодарности. Спок нахмурился.

?У меня остался вопрос, сэр. Приказ, наложенный на кадетов той ночью на «Республике»…?

??Когда коммандер Мэнджиони заперла нас по каютам?

?Да,? подтвердил вулканец. ?А потом вы не пытались обнаружить причину такого ограничения??

Кирк покачал головой.

?Нет. Я был уверен, что что бы ни произошло той ночью, это останется маленькой тайной Звездного Флота. Однажды мне сказали, что никто со званием ниже адмирала не может получить доступ к этому файлу.?

?Понятно,? сказал первый офицер. ?В таком случае вы должно быть были очень удивлены, когда узнали это.?

?А разве я не выглядел удивленным?? спросил капитан.

Спок мысленно вернулся к событиям, произошедшим несколько месяцев назад.

?В то время было трудно сказать,? ответил он. ?Мне все еще трудно расшифровывать выражения человеческих лиц.?

Кирк улыбнулся.

?Тогда поверьте мне, я действительно был удивлен. Очень удивлен.?

Вулканец кивнул. Затем выпрямил свою худощавую фигуру и встал со стула.

?Я должен вернуться на мостик.?

Капитан кивнул.

?Я сам скоро туда поднимусь.?

Спок направился к выходу. Но прежде чем он достиг двери, Кирк кашлянул. Первый офицер обернулся.

?Да, сэр??

Капитан пожал плечами.

?Спасибо вам.?

Спок наклонил голову.

?За что??

?За то что выслушали,? ответил Кирк.

Вулканец казалось понял. К тому же капитан собрался с духом, и Спок явно гордился своим вкладом.

?Пожалуйста,? сказал он.

И первый офицер вышел из каюты Кирка, оставив капитана в полном одиночестве. Но теперь ему стало легче. Он почувствовал себя намного лучше, когда рассказал Споку свою историю.

Повернувшись к монитору, он глубоко вздохнул. Потом он открыл новый файл и начал вводить некоторые изменения. В конце концов похороны Келсо состоятся всего через несколько часов, и он хотел воздать должное этому человеку.

?Капитан?? раздался голос.

Отвечая своему офицеру по связи Кирк уставился в потолок.

?Да, мистер Дезаго??

?Вам сообщение, сэр. С Земли.?

Мгновение спустя на мониторе Кирка показалось лицо отца Гэри Митчелла. Томас Митчелл был широким, могучим мужчиной с поредевшими седыми волосами и такими же темными глазами, как у его сына. Его лицо с запавшими щеками заставляло выглядеть его старше его лет.

?Мы получили новости этим утром, Джим. Естественно мы…? Его голос дрогнул и сломался. ?Мы опустошены,? сказал он. ?Но я уверен, что и вы тоже. Никто не был к Гэри ближе, чем были вы.?

Капитан почувствовал застрявший в горле комок. Он попытался сглотнуть его, но тот не сдвинулся с места.

?Мы собираемся устроить похороны здесь, в Нью-Йорке,? упорно продолжал отец Гэри. ?Через неделю, во вторник. Я знаю что вы захотите присутствовать. И если вы не возражаете…? Снова Томас Митчелл на мгновение смолк. ?Если вы не возражаете, мы хотели бы, чтобы вы произнесли речь.?

Кирк кивнул.

?Конечно,? сказал он вслух, словно отец Гэри мог его слышать через столько световых лет, которые разделяли их. ?Конечно.?

Это было наименьшее, что он мог сделать… учитывая то, что именно он был человеком, который убил сына Томаса Митчелла.

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21