«В Низине»

Harry Games

Гарри Тертлдав В НИЗИНЕ

Harry Turtledove

«Down in the Bottomlands»

1993

Перевод с английского:

В. Баканов

Два десятка туристов вышли из омнибуса и, возбужденно переговариваясь, стали спускаться вниз. Рэднал вез Кробир изучал их из-под длинного козырька кепочки, сравнивая с предыдущей группой, которую он провел по Котлован-Парку. Такие же, решил гид: старик, транжиривший деньги напоследок; молодежь, ищущая приключений в чересчур уж цивилизованном мире; еще несколько типов неопределенного вида — то ли художники, то ли писатели, то ли ученые — да кто угодно!

Туристок Рэднал вез Кробир разглядывал с особым интересом. Как раз сейчас он вел переговоры с одним семейством на предмет покупки невесты, но сделка была не завершена: и с точки зрения закона, и с точки зрения морали он оставался свободным человеком. А в этой группе было на кого посмотреть — две изящные узкоголовые с восточных земель, державшиеся друг друга, и такая же, как Рэднал, широкобровая — посветлее, чуть пониже и плотнее, с глубоко посаженными серыми глазами под тяжелыми надбровными дугами.

Одна из узкоголовых, завидев гида, ослепительно ему улыбнулась, и Рэднал улыбнулся в ответ, торопясь в белой шерстяной мантии навстречу группе.

— Привет, друзья! Все ли знают тартешский?.. Отлично!

Говорил он под щелканье камер. Рэднал привык к этому — почему-то туристы всегда хотели запечатлеть гида на пленке, словно именно он был здесь главной достопримечательностью.

— От имени Наследственной Тирании Тартеша и всех сотрудников Котлован-Парка, — начал он обычную приветственную речь, — с радостью говорю вам: «Добро пожаловать!» Если вы не понимаете нашей письменности и не можете прочесть табличку у меня на груди, то подскажу, что зовут меня Рэднал вез Кробир. Я работаю в Парке биологом и в течение двухлетнего срока исполняю обязанности гида.

— Срока? — переспросила улыбнувшаяся ему девушка. — Звучит, словно вас сослали на каторжные работы.

— Я не хотел, чтобы так прозвучало…

Он улыбнулся самой своей обезоруживающей улыбкой, и многие туристы заулыбались в ответ. Лишь у некоторых лица остались хмурыми —

вероятно, они подозревали, что в шутке значительная доля истины. В сущности, так оно и было, не иностранцам лучше об этом не догадываться.

— Сейчас мы подойдем к осликам и потихоньку двинемся вниз, в глубины самого Котлована, — продолжил Рэднал. — Как вы знаете, мы стараемся не допускать в Парк атрибуты технологическое цивилизации, чтобы сохранить Низину в первозданном виде. Тем не менее нет никаких основание для беспокойства. Это очень покладистые и надежные животные. За многие годы мы не потеряли ни одного осла — и даже ни одного туриста.

На этот раз в прозвучавших смешках определенно чувствовалась нервозность. Вряд ли кому-то из путешественников доводилось сталкиваться с таким архаичным занятием, как верховая езда. Туго придется тем, кто задумался об этом только сейчас, а ведь правила были сформулированы весьма недвусмысленно. Хорошенькие узкоголовые девушки казались особенно удрученными. Покорные ослы тревожили их куда больше, чем дикие звери Котлована.

— Давайте отодвинем неприятный момент, — предложил Рэднал. — Идите сюда под деревья и поговорим половину день-десятины о том, что же делает Котлован-Парк уникальным.

Тургруппа гуськом последовала за гидом в тень; кое-кто облегченно вздохнул. Рэднал с трудом сохранил серьезное выражение лица. Тартешское солнце нельзя назвать прохладным, но если им тяжело уже здесь, то внизу, в Котловане, бедолаги просто изжарятся.

— Двадцать миллионов лет назад, — начал Рэднал, указав на первую карту, — Низины не существовало. Море отделяло южную часть Великого континента от остального массива суши. Потом на востоке поднялась горная гряда-перемычка.

— Он вновь указал на карту. — А море стало частью Западного океана.

Рэднал перешел к следующей карте, увлекая туристов за собой.

— Приблизительно шесть с половиной миллионов лет назад, по мере того как юго-западная часть Великого континента дрейфовала на север, вот здесь, у западной оконечности Внутреннего моря, поднялась новая гряда. Потеряв связь с Западным океаном, море начало высыхать, поскольку впадающие в него реки не могли компенсировать испарение. Теперь прошу подойти сюда…

На третьей карте разными оттенками синего было изображено как бы несколько слоев.

— Потребовались тысячи лет, чтобы море превратилось в Низину. За это время оно несколько раз наполнялось водами Западного океана, когда тектонические потрясения «глотали» Барьерные горы. Но в последние пять с половиной миллионов лет Низина практически не менялась.

Изображение на последней карте было знакомо каждому школьнику: впадина Низины пересекала Великий континент гигантским шрамом. Перепады глубин на атласе были обозначены различными оттенками синего цвета.

Настала пора отправляться к загону. Ослы уже были оседланы. Рэднал объяснил, как на них садиться, и стал ждать, пока туристы все перепутают. Разумеется, обе узкоголовые ставили в стремя не ту ногу.

— Нет, надо вот так, смотрите, — повторил он.

— В стремя — левую ногу, а правую заносите через спину.

Улыбнувшаяся ему девушка со второй попытки добилась успеха. Однако у ее подруги ничего не вышло, и она капризно надула губки:

— Помогите же мне!

Рэднал поднял девушку за талию и практически усадил ее в седло. Она хихикнула.

— Вы такой сильный!.. Он такой сильный, Эвилия!

Другая узкоголовая посмотрела на него с нескрываемым интересом.

Тартешцы и другие народы расы широкобровых, жившие в Низине и к северу от нее, действительно были сильнее, чем большинство узкоголовых, зато менее подвижны. И что с того?..

— Теперь, научившись садиться на ослов, научимся с них слезать. — Туристы застонали, но Рэднал был неумолим. — Вам все равно еще надо забрать свои вещи из омнибуса и уложить их в седельные сумки. Я ваш гид, а не слуга.

Я вам ровня, а не раб — так понял бы эту фразу истинный тартешец.

Большинство туристов спешились, но Эвилия осталась сидеть на осле. Рэднал подошел к ней: даже его терпение начинало истощаться.

— Вот так. — Он помог девушке проделать все необходимые движения.

— Благодарю вас, свободный, — сказала Эвилия на неожиданно хорошем тартешском. Она повернулась к подруге: — Ты права, Лофоса, он действительно сильный.

Рэднал почувствовал, как уши под кепочкой налились жаром.

Смуглый узкоголовый с юга покачал взад-вперед бедрами и воскликнул:

— Эй, я ревную!

Кое-кто из туристов рассмеялся.

— Продолжим, — сказал Рэднал. — Чем скорее мы навьючим ослов, тем быстрее отправимся в путь, а значит, больше увидим.

Вся поклажа была обмерена и взвешена заранее, чтобы ослам не пришлось нести ничего слишком крупногабаритного или тяжелого. Большинство туристов легко уложили свое имущество в седельные сумки. И только узкоголовые, раскрасневшись будто от дыхания ночного демона, тщетно пытались все рассовать. Рэднал хотел было помочь им, но потом передумал: сами виноваты, пускай платят за грузовых ослов.

Девушки, однако, сумели уложить вещи, хотя их седельные сумки раздулись, словно питон, только что проглотивший детеныша безгорбого верблюда. Зато несколько других туристов беспомощно копошились возле переполненных сумок, не зная, куда деть то, что не уместилось. Надеясь, что улыбка на его лице выглядит не очень хищной, Рэднал отвел несчастных к весам и взял десятину серебра за каждую единицу лишнего веса.

— Грабеж! — возмутился смуглый узкоголовый. — Да известно ли вам, кто я такой? Я — Мобли, сын Сопсирка, приближенный принца Лиссонленда!

Он выпрямился во весь свой немалый рост — почти на тартешский кьюбит выше Рэднала.

— Значит, вы тем более можете позволить себе подобные траты, — ответил Рэднал. — Серебро ведь идет не мне лично, а на содержание Парка.

Не прекращая ворчать, Мобли расплатился, подошел к ослу и с изяществом, которого Рэднал от него не ожидал, вскочил в седло. В Лиссонленде, припомнил биолог, важные персоны имеют обыкновение кататься верхом на полосатых лошадях. Сам он понять этого не мог. Ему бы и в голову не пришло седлать осла вне пределов Котлован-Парка. Зачем, когда есть гораздо более удобные средства передвижения?

Виновной в превышении веса поклажи оказалась и пожилая тартешская чета. Они и сами-то были грузноваты, но тут уж Рэднал ничего поделать не мог. Супруг, Эльтзак вез Мартос, пытался возражать:

— Мы взвесили весь багаж дома — все было в норме.

— Ты, должно быть, не так смотрел, — сказала мужу Носко вез Мартос.

— Да на чьей ты, в конце концов, стороне?! — набросился он на жену. Она ответила ему криком.

Рэднал подождал, пока супруги поостынут, и взял положенную плату.

Когда туристы вновь сели на своих ослов, биолог подошел к воротам у дальнего конца загона, распахнул их и убрал ключ в сумочку, которую носил на поясе под мантией.

— Отсюда начинается территория Парка и вступают в силу подписанные вами обязательства. По тартешскому закону гид в пределах Парка обладает правами офицера действующей армии. Я не собираюсь злоупотреблять своими полномочиями, и надеюсь на ваш здравый смысл. — В одной из его седельных сумок лежала ручная пушка, однако об этом Рэднал умолчал. — Пожалуйста, держитесь меня и старайтесь не сходить с тропы. Путь нам сегодня предстоит несложный, заночуем там, где раньше был край континентального шельфа. Завтра мы уже пойдем по дну древнего моря, местность будет более пересеченная.

— К тому же там жарко, гораздо жарче, чем сейчас, — добавила широкобровая. — Я была в Парке три или четыре года назад: там просто пекло. Имейте это в виду.

— Вы совершенно правы, свободная… э-э…

— Тогло вез Памдал, — представилась она и торопливо добавила: — Лишь самая отдаленная родственница, по боковой линии, уверяю вас.

— Как скажете, свободная. — Рэднал с трудом сохранил спокойствие.

Наследственным Тираном Тартеша был Бортав вез Памдал. В отношениях даже с отдаленными его родственниками требовалась величайшая деликатность. Хорошо, что у Тогло хватило такта предупредить, кто она такая — вернее, кто ее родственник. По крайней мере, девушка не похожа на тех, кто сует повсюду свой нос, а потом жалуется высочайшим, среди которых наверняка имеет друзей.

Местность, по которой брели ослы, была лишь немного ниже уровня моря и практически не отличалась от унылой окружающей Парк равнины — сухая, с низкорослыми колючими кустами и редкими пальмами, торчащими наподобие метелочек для пыли на длинных рукоятках.

Ландшафт был достаточно красноречив, и Рэднал лишь заметил:

— Начните под ногами рыть яму, и через несколько сотен кьюбитов наткнетесь на соляной слой — как и повсюду в Низине. Море здесь высохло быстро, и слой довольно тонкий, но он есть. Именно так геологи очерчивают границы древнего моря, занимавшего территорию нынешней Низины.

Мобли, сын Сопсирка, вытер рукой вспотевшее лицо. Если Рэднал, как все тартешцы, укрывался от зноя одеждой, на Мобли были лишь ботинки, кепочка и пояс с кармашками — для серебра, может быть, для маленького ножа или зубочистки, или какой-то иной ерунды, которую он считал совершенно для себя необходимой. Мобли был достаточно смуглым, чтобы не тревожиться о раке кожи, но и ему жара не давала покоя.

— Сохранись в Низине немного воды, Рэднал, — сказал он, — Тартеш был бы куда более приятным местом!

— Вы правы, — ответил биолог. Он давно смирился с тем, что иностранцы употребляют его семейное имя, тогда как среди тартешцев это позволительно только близким друзьям. — Зимой было бы теплее, а летом прохладнее. Но если Барьерные горы снова рухнут, мы вообще потеряем всю огромную территорию Низины и несметные богатства, которые здесь скрыты: соль, минералы, месторождения нефти, недоступные через толщу воды. За многие столетия тартешцы привыкли к жаре.

— Я бы не стала утверждать это столь безапелляционно, — улыбнулась Тогло. — Вряд ли можно назвать случайностью тот факт, что наши кондиционеры продаются по всему свету.

Рэднал кивнул.

— Верно подмечено, свободная. Однако плюсы Низины с лихвой окупают все неприятные стороны климата.

Когда они добрались до края древнего моря, солнце еще светило в небе, медленно опускаясь за горы на западе. Туристы с облегчением слезли с ослов, потирая натруженные ягодицы. Рэднал послал их за поленьями, заранее заготовленными сотрудниками Парка. Костер он разжег с помощью кремниевой зажигалки, предварительно спрыснув щепу из бутылочки с горючим.

— Способ для лентяев! — с улыбкой признал биолог.

Как и его умение обращаться с ослами, это его действо с костром произвело на туристов сильное впечатление. Рэднал достал из поклажи пищевые пакеты и бросил их в огонь. Когда они стали лопаться и повалил пар, гид выудил их при помощи специальной вилки на длинной рукоятке.

— Прощу! Снимайте фольгу, и перед вами тартешская еда: может, это и не пиршество богов, но кушанье вполне способно утолить голод и отсрочить неминуемую с ним встречу.

Эвилия прочитала надпись на своем пакете.

— Это же солдатский паек! — подозрительно протянула она. В группе раздались стоны.

Как и все тартешские свободные, Рэднал отслужил положенные два года в Добровольной гвардии Наследственного Тирана и патриотично стал на защиту родного снаряжения:

— Повторяю, все очень питательно.

Содержимое пакетов — ячменная каша с бараниной, морковью, луком, молотым перцем и чесноком — оказалось недурно на вкус. Чета Мартос даже попросила добавки.

— Увы, — произнес Рэднал, — поклажа ослов ограничена. Если я сейчас дам вам по пакету, кто-то может остаться голодным.

— Но мы хотим есть! — возмутилась Носко вез Мартос.

— Вот именно, — поддакнул Эльтзак. Супруги уставились друг на друга, удивленные редким единодушием.

— Извините, — твердо повторил Рэднал. Никогда раньше У него не просили добавки.

Тогло вез Памдал не произнесла ни слова по поводу столь непритязательной пищи. Девушка смяла пустой пакет и поднялась, собираясь выбросить его в мусорный бак. У нее была грациозная походка, хотя фигуру скрывала просторная мантия. Как свойственно молодым — и даже не столь уж молодым, — Рэднал на миг погрузился в фантазии: это с ее отцом он спорит о цене невесты, а не с Маркафом вез Патуном, который ведет себя так, словно его дочь Велло испражняется исключительно серебром и нефтью…

По счастью, у него хватало ума, чтобы понять, где фантазии переходят в откровенную глупость. У отца Тогло, безусловно, множество гораздо лучших партий для дочери, чем предложение заурядного биолога. Столкновение с суровой действительностью не могло удержать Рэднала от мечтаний, но с успехом удерживало от чересчур серьезного к себе отношения.

Он улыбнулся, доставая из поклажи грузовых ослов спальные мешки. Туристы по очереди надували их ножным насосом. В такую жару многие предпочитали ложиться поверх спальников. В Тартеше существовало табу на нудизм: Рэднал, конечно, не пришел в ужас при виде голых тел, но не смог отвести глаз от Эвилии и Лофосы, беспечно скидывающих с себя рубашки и брюки. Они были молоды, привлекательны и даже мускулисты для узкоголовых.

— Постарайтесь хорошенько выспаться, — сказал он, обращаясь к группе. — Не засиживайтесь допоздна. Почти весь завтрашний день мы проведем в седле, а путь будет потяжелее.

— Слушаюсь, отец клана! — с иронией отозвался Мобли, сын Сопсирка. У себя на родине за подобный тон, обращенный к главе семейства, его бы немедленно высекли.

Как обычно, в первую ночь Рэднал не последовал собственному совету.

В дупле пальмы заухала сова. В воздухе стоял острый пряный запах; шалфей и лаванда, олеандр, лавр, чабрец — многие местные растения выделяли ароматические масла. Тончайший слой масла уменьшал потерю воды — что имело здесь первостепенное значение — и делал листья несъедобными для насекомых и животных.

Затухающий костер привлек мошкару; иногда из темноты появлялись и более солидные гости — летучие мыши и козодои, явившиеся полакомиться объедками. Туристы не обращали внимания ни на насекомых, ни на хищников, их храп перекрывал уханье совы. После множества походов Рэднал был убежден, что храпят практически все, вероятно, и он сам, хотя собственного храпа ему слышать не доводилось.

Рэднал потянулся на спальном мешке, положил руки под голову и уставился на яркие звезды, будто бриллианты, выставленные на черном бархате. Да, такого не увидишь в городе — еще одна причина для работы в Парке… Ни о чем не думая, он смотрел, как они искрятся и мерцают в бездонном небе: лучший способ расслабиться и уснуть.

Его веки уже смыкались, когда кто-то поднялся со своего спального мешка — это Эвилия направилась за кусты в кабинку туалета. Потом глаза Рэднала невольно расширились: в тусклом свете умирающего костра она казалась ожившей статуей из полированной бронзы. Как только девушка повернулась к нему спиной, он облизнул пересохшие губы.

Но вернувшись, вместо того чтобы забраться в свой мешок, Эвилия присела на корточки возле Лофосы. Подружки тихо засмеялись. Еще через секунду они встали и направились к Рэдналу.

Он сделал вид, что спит.

Девушки опустились рядом с ним на колени, слева и справа.

— Ну-ну, не притворяйся, — прошептала Лофоса. Эвилия положила руку ему на грудь. — Ты нам нравишься.

— Как, обеим сразу? — испуганно спросил Рэднал, открывая глаза.

Девушки возбужденно захихикали…

…Погружение в сон походило скорее на нырок. И все же прежде, чем поддаться, Рэднал обратил внимание, как возвращается из туалетной кабинки Тогло вез Памдал. И мгновенно проснулся. Неужели она видела?..

Рэднал прошипел сквозь зубы, как песчаная ящерица, хотя все же скорее покраснел, чем позеленел. Тогло забралась в свой мешок, не глядя ни на него, ни на узкоголовых девушек. Все его фантазии о ней померкли и развеялись. В лучшем случае можно рассчитывать впредь на холодную вежливость, какой благородная персона удостаивает мелкую сошку. В худшем… В худшем ему грозила обструкция. И естественно, потеря работы. Тартешцы с презрением относились к обществу вседозволенности узкоголовых, и Рэднал рисковал оказаться парией.

Несмотря на усталость, заснуть он так и не сумел.

Разбудило его солнце. С воспаленными глазами, невыспавшийся, биолог заставил себя выбраться из мешка. Кое-кто из туристов уже бродил по лагерю.

Презирая себя, подстегивая и понукая предательское тело, он старался двигаться вдвое быстрее и, разумеется, совершал мелкие досадные промахи: то и дело спотыкался, путал слова и никак не мог сообразить, что же ему делать.

Наконец Рэднал ухитрился принести копченые сосиски и сухой хлеб. Эвилия и Лофоса обменялись ухмылками, вытаскивая сосиски из пакетов, и он едва ли не возненавидел девушек. Эльтзак вез Мартос немедленно стянул одну сосиску у своей жены, и та обложила его руганью, достойной портового грузчика.

Пришла очередь получать завтрак Тогло вез Памдал.

— Благодарю вас, свободный, — сказала девушка вполне обыденным тоном. Ее серые глаза встретились с глазами биолога. — Надеюсь, вы спали спокойно?

Обычное тартешское утреннее приветствие… Или нет?

— Э-э… да, — выдавил он и поспешно ретировался.

Гид подошел к мужчине, который, принявшись за еду, отложил альбом для зарисовок и уголь. Специфический акцент, полосатые рубаха и штаны выдавали в нем уроженца Моргафа, островного королевства к северу от Тартеша и давнего врага Тирании. Впервые за долгие столетия вот уже двадцать лет между государствами не прерывался мир.

При иных обстоятельствах Рэднал вел бы себя с таким гостем весьма осторожно, но сейчас ему было гораздо легче с моргафцем, чем с Тогло вез Памдал. Взглянув на раскрытый альбом, он заметил:

— Отличный рисунок!

Моргафец протянул вперед обе руки в традиционном приветствии своего народа.

— Дохнор из Келлефа. Благодарю за интерес. — Тон его говорил совершенно иное: «Перестань за мной шпионить!»

Рэднал вовсе не собирался за ним шпионить. Несколькими точными движениями угля Дохнор изобразил лагерь: кострища, олеандры перед туалетной кабинкой, пасущиеся ослы… Как всякий работающий в поле биолог, Рэднал недурно рисовал, но до Дохнора ему было далеко. Военный инженер не управился бы лучше.

Промелькнувшая мысль возбудила его подозрения, и Рэднал посмотрел на моргафца более внимательно. У того была военная выправка… что, впрочем, ни о чем не говорило. Многие моргафцы находились на воинской службе: это маленькое островное государство имело большие амбиции. Если Дохнор — разведчик, почему он приехал сюда, в Котлован-Парк, а не в окрестности какой-нибудь базы на побережье Западного океана?

— Надеюсь, вы закончили изучать мою работу? — ядовито процедил моргафец. — Может, отойдете и дадите завтрак кому-нибудь еще?

— Конечно, — холодно ответил биолог. Да уж, Дохнор в полной мере обладал пресловутым моргафским высокомерием. Может быть, это доказывало, что он не шпион — тот вел бы себя иначе. А может, настоящий шпион — в расчете на то, что никто не ожидает от шпиона шпионского поведения — специально напускает такой вид, чтобы развеять подозрения… Рэднал понял, что цепочка рассуждений потянется бесконечно, насколько хватит воображения. Он сдался.

Когда завтрак был съеден, а спальные мешки сложены, группа вновь оседлала ослов, чтобы продолжить путь в Котлован-Парк. Как и накануне, Рэднал предупредил:

— Сегодня тропа будет круче. Будьте осторожны! Едва его голос стих, как почва под ногами задрожала. Все застыли, кто-то испуганно вскрикнул. Птицы, наоборот, дружно смолкли.

Рэднал жил в стране, подверженной землетрясениям, и теперь безмятежно ждал, пока дрожь прекратится. Через несколько секунд все успокоилось.

— Не тревожьтесь, — сказал он. — Этот район Тартеша сейсмически активен — вероятно, из-за высохшего моря: земная кора до сих пор приспосабливается к исчезновению веса воды.

Дохнор из Келлефа поднял руку.

— А что если землетрясение разрушит Барьерные горы?

— Тогда Низина будет затоплена. — Рэднал рассмеялся. — Свободный, если это не произошло на протяжении пяти с половиной миллионов лет, то ждать подобного сегодня или завтра слишком обременительно.

Моргафец коротко кивнул.

— Достойный ответ. Продолжайте, свободный. Биолог едва подавил порыв отдать честь —

Дохнор говорил с той же властностью, с какой отдавали приказы тартешские офицеры. Рэднал взобрался на своего осла, подождал, пока туристы выстроятся сзади в ломаную линию, и взмахнул рукой:

— Поехали!

Тропа, усыпанная валунами, была всего шести — восьми кьюбитов шириной и очень извилистой. Животное Рэднала ухватило гладиолус и сжевало его. Это напомнило гиду, что он забыл кое о чем предупредить своих подопечных.

— Ни в коем случае не позволяйте ослам пастись. В нижней части Парка наряду с обычными минералами почва содержит селен и теллур. Местным растениям это не вредит, однако ваше «средство передвижения» почти наверняка издохнет.

Некоторое время группа двигалась в тишине. Затем Тогло вез Памдал сказала:

— Эта тропа напоминает мне спуск в Большой каньон: знаете, тот, что в Империи Стекия на Двойном континенте.

Рэднал почувствовал одновременно радость, что она с ним заговорила, и зависть к богатству, которое давало возможность путешествовать… Значит, всего лишь дальний родственник Наследственного Тирана?

— Я видел только фотографии, — с легкой тоской произнес он. — Внешнее сходство, наверное, есть, но каньон формировался совсем иначе — эрозией, а не испарением.

— Конечно, — согласилась Тогло. — Я сама видела только фотографии.

— Вот как? — Что ж, может, она и в самом деле лишь дальний родственник. — Гораздо больше похожи на каньон нагромождения камней в теснинах, оставленные реками до впадения в Горькие озера на дне Низины. Одно озеро, между прочим, находится на территории Котлован-Парка, хотя оно часто пересыхает — Далорц несет слишком мало воды.

Чуть позже, когда тропа изогнулась на запад, обходя большую известняковую скалу, впереди открылся подернутый дымкой водный поток, несущийся ко дну Низины. Туристы в восхищении замерли.

Это Далорц? — спросила Лофоса.

— Да, — ответил Рэднал. — Русло реки чересчур переменчиво, чтобы строить тут, на сходе с древнего континентального шельфа, электростанцию. Хотя на других, более крупных реках, мы это делаем, на три четверти обеспечивая свои потребности в энергии. Еще один наш поклон Низине.

Несколько маленьких невесомых облачков проплыли по небу с запада на восток. Кроме этого ничто не мешало раскаленному шару солнца все яростнее поджаривать туристов с каждым кьюбитом спуска. Ноги ослов взметали клубы пыли.

— А дождь здесь когда-нибудь идет? — поинтересовалась Эвилия.

— Редко, — признал Рэднал. — Пустыня в Низине — одно из самых сухих мест на планете. Барьерные горы задерживают почти всю влагу, несомую ветром с Западного океана, а остаток забирают другие горные цепи, которые тянутся в Низину с севера. Но раз в два-три года в Котлован-Парке начинается настоящий ливень — самое опасное время. Поток воды может захлестнуть вас, прежде чем вы опомнитесь.

— И это же — самое прекрасное время, — вставила Тогло вез Памдал. — Именно фотографии Котлован-Парка, сделанные после дождя, меня сюда впервые и привлекли. Потом мне посчастливилось увидеть все это своими глазами.

— Хорошо бы и нам повезло, — сказал Дохнор из Келлефа. — Я захватил краски, на случай если представится возможность увидеть свежую зелень.

— Признаться, шансов мало, — заметил Рэднал. Дохнор, соглашаясь, развел руками. Как все, что он делал, жест получился четкий, сдержанный, строго контролируемый. И этот человек увлекается цветочками?..

— Цветы прекрасны, но они лишь верхушка айсберга, — сказал Рэднал. — Жизнь в Котлован-Парке зависит от воды, как и повсюду, хотя и приспособлена обходиться самой малостью. Появляется влага — и начинается буйство природы, которая спешит показать себя на балу.

Через четверть день-десятины встретившаяся на тропе табличка указала, что туристы опустились ниже уровня моря и таким образом оказались глубже, чем где бы то ни было за пределами Низины. Рэднал прочитал надпись вслух, не без гордости добавив, что соляное озеро — вторая по глубине точка суши — тоже находится в непосредственной близости от Низины, можно считать, на ее территории.

— Вот уж никогда бы не подумал, что этой пустыней можно гордиться, — сказал Мобли, сын Сопсирка. — А вы еще норовите приписать к ней нормальные земли! — На его обнаженных руках и торсе блестел пот.

Пройдя первую половину пути, группа по сигналу Рэднала остановилась на скальной плите — передохнуть, размять ноги и воспользоваться кабинкой-туалетом. Гид раздал пищевые рационы. Лишь Дохнор из Келлефа съел содержимое пакет! без малейшего недовольства.

Рэднал выбросил свой пакет в урну близ кабинки, затем подошел к краю тропы и заглянул вниз, на дно Низины. После дождя отсюда открывалась удивительная картина: сейчас все было просто выжжено — белые соляные проплешины, серо-бурая или желто-бурая пыль, редкие клочки выцветшей зелени. Даже ближайшие окрестности нижнего лагеря не орошали. По указу Тирана Парк сохраняли в первозданном виде.

Когда группа сошла с тропы и двигалась по дну древнего моря к нижнему лагерю, Эвилия заметила:

— Я полагала, что мы окажемся словно на дне горшка, окруженные со всех сторон горами. А на самом деле не так. Вот горы, с которых мы только что спустились, вот на западе Барьерные горы, но к востоку и югу ничего нет — одна голая равнина да что-то там темнеет на горизонте.

— Собираясь сюда в первый раз, я тоже воображал нечто подобное, — кивнул Рэднал. — И мы действительно на дне горшка. Однако Низина очень широка по сравнению с ее глубиной — это большой мелкий горшок. Уникален Котлован-Парк потому, что его край находится на одном уровне с дном остальных геологических горшков-впадин, а дно гораздо ниже любого из них.

— Что это за следы? — спросила Тогло вез Памдал, указывая на трещины, пересекавшие их путь. Некоторые были не шире ячменного зернышка, другие походили на беззубые, раскрытые рты.

— Большинство — следствие неравномерного высыхания почвы после дождя, — ответил Рэднал.

— Но есть и такие, которые обозначают более глубинные процессы; например, показывают столкновение плит в земной коре.

— Вы хотите сказать, что при следующем землетрясении эти трещины разверзнутся и поглотят нас? — испуганно взвизгнула Носко вез Мартос, дернув за поводья своего осла, будто хотела очутиться подальше отсюда.

Рэднал сохранил серьезный вид: ему платили не за то, чтобы он смеялся над туристами.

— Если вы тревожитесь из-за столь немыслимого события, то имеет смысл опасаться и попадания метеорита. И у того, и у другого вероятность примерно одинаковая.

— Это точно? — В голосе Лофосы тоже сквозил страх.

— Точно, точно. — Рэднал пытался сообразить, откуда они с Эвилией родом. Судя по акценту, из Крепалганского Единства. Крепалганцы — самая северо-западная нация узкоголовых; западные границы страны лежали восточнее Низины. Территория, между прочим, также подвержена землетрясениям. И познания Лофосы в этой области не очень лестно свидетельствовали о ее умственных способностях.

Но если Лофоса глупа, как пробка, что можно сказать о ее с Эвилией партнере? Выходит, их выбор — очередная глупость?

Рэднал сделал то, что предпринял бы на его месте любой здравомыслящий человек, — сменил тему.

— Скоро лагерь. Подумайте, какие вещи вам нужно взять из сумок с собой в комнаты.

— Я мечтаю только о горячем душе, — буркнул Мобли.

— Все будут получать по ведерку воды каждый день, — объявил Рэднал и тут же пресек недовольный ропот: — Не жалуйтесь, это зафиксировано в ваших туристических договорах. Практически вся свежая вода поступает в Котлован-Парк по этой вот тропе, на спинах ослов. Лучше вообразите, с каким удовольствием вы будете отмокать в горячей ванне, когда экскурсия закончится.

— Вообразите, как нам понадобится отмокать в горячей ванне, когда экскурсия закончится! — Проворчал пожилой широкобровый, о котором Рэднал в самом начале подумал: вот старик, транжирящий серебро, накопленное в лучшие годы (к собственному стыду, он забыл его имя). — Узкоголовым хорошо — они почти безволосые, но мои волосы к тому времени просто слипнутся от грязи! — Старик метнул на гида яростный взгляд, словно обвиняя в умышленной пакости.

— Не расстраивайтесь, вез Мапраб, — сказала Тогло вез Памдал. — Я захватила баночку обезвоженного мыла; оно втирается в волосы и просто вычесывается гребешком. Могу поделиться.

— Очень любезно с вашей стороны, — ответил Бентер вез Мапраб, заметно подобрев. — Пожалуй, мне самому не мешало бы взять баночку.

«Вот именно, старый дурак, а то только плачешься», — подумал Рэднал. Он также с одобрением отметил, что Тогло вез Памдал подготовилась к путешествию весьма тщательно. С другой стороны, если бы он сам забыл обезвоженное мыло, можно было бы обратиться к девушке за помощью… Биолог шумно вздохнул. Проклятая предусмотрительность! Не всегда она на пользу.

Что-то маленькое и серовато-коричневое юркнуло в сторону рощицы олеандров из-под копыт его осла.

— Что это? — спросили сразу несколько туристов, когда зверек исчез под слоем опавших листьев под деревьями.

— Местная разновидность тушканчика, — пояснил Рэднал. — Здесь, в Низине, их множество. Они обитали в засушливых районах, еще когда не пересохло внутреннее море, и эволюция научила их обходиться влагой, получаемой из пищи. Это помогло тушканчикам выжить.

— Они опасны? — спросила Носко вез Мартос.

— Если вы куст — опасны, — ответил Рэднал. — Да и это в сущности не так. Некоторые разновидности едят мошек, а тушкан клыкастый охотится на своих меньших родственников. Он занял место в крохотной нише хищников, прежде чем плотоядные расселились по Низине. Сейчас его редко увидишь, особенно за пределами Котлован-Парка, однако он по-прежнему здесь, причем в самых сухих и жарких местах, где не выживет ни один другой хищник.

Чуть позже гид привлек внимание туристов к маленькому непримечательному растению с узкими буро-зелеными листьями.

— Знает кто-нибудь, что это такое?

Рэднал задавал этот вопрос каждой группе и услышал правильный ответ лишь раз, сразу после дождя. Однако сейчас Бентер вез Мапраб сказал уверенно:

— Низинная орхидея, причем самая обычная. Вот если бы вы показали нам краснояремную орхидею, другое дело…

— Верно, свободный, это действительно орхидея, хотя она мало похожа на то, что мы привыкли видеть в более мягком климате, правда? — Рэднал улыбнулся пожилому широкобровому. Если Мапраб любитель орхидей, то понятно, почему он отправился в Котлован-Парк.

Бентер только хмыкнул в ответ, скорчив кислую гримасу. Очевидно, старик вознамерился увидеть редчайшую краснояремную орхидею в первый же день путешествия. Рэднал отметил про себя, что перед выходом из Парка надо будет осмотреть его вещи — собирать образцы флоры и фауны запрещалось.

Тушканчик вновь показался на виду и принялся жевать сухой лист. Внезапно, будто молния, кто-то выскочил из-за орхидеи, схватил грызуна и исчез. Туристы забросали гида вопросами:

— Вы видели? Кто это был?

— Птичка-коприт. Быстрая, да? Она относится к роду сорокопутов, точнее, серых сорокопутов. Летать умеет, но предпочитает бегать. Птицы выделяют мочевину более или менее в твердом виде, а не в виде мочи, как млекопитающие, и потому лучше приспособлены к жизни в Низине. — Биолог указал на здание базового лагеря в нескольких сотнях кьюбитов впереди. — Смотрите, на крыше сидит еще один коприт, выискивает сверху, что бы ему поймать.

Навстречу группе вышли работники базового лагеря Парка. Они приветствовали Рэднала, помогли спешиться туристам, затем отвели ослов в хлев.

— Берите с собой в дом только самое необходимое, то, что вам понадобится сегодня вечером, — сказал один из них, Фер вез Кантал. — Остальное пусть остается в седельных сумках до завтра. К чему лишний раз распаковываться и упаковываться?

Некоторые Туристы, бывалые путешественники, прислушались к доброму совету. Эвилия и Лофоса изумленно заахали.

Мобли, сын Сопсирка, попытался утешить одну из них. Когда группа направилась от хлева к дому, Мобли подошел к Эвилии и обнял ее за талию. В тот же миг он, очевидно, споткнулся — Рэднал резко обернулся на крик бедняги.

Мобли лежал на грязном полу хлева. Эвилия пошатнулась, отчаянно замахала руками и рухнула прямо на него. Мобли снова вскрикнул — и тут же судорожно стал хватать ртом воздух, когда, вставая, девушка локтем угодила ему в солнечное сплетение.

Эвилия всплеснула руками, участливо глядя на молодого человека.

— Извините, пожалуйста! — воскликнула она. — Вы меня напугали!

Мобли не мог даже сразу сесть, не говоря уже о том, чтобы встать. Наконец он выдавил:

— Не стоит, я сам виноват.

— Не следует забывать, — произнес Рэднал, — что мы все из разных стран и имеем разные привычки. Осмотрительность и неторопливость помогут нам избежать возможных неловких ситуаций.

— Как, свободный, разве прошлой ночью вы попали в неловкую ситуацию? — невинно спросила Лофоса.

Рэднал закашлялся, а девушки, не обратив внимания на совет Фера вез Кантала, с веселым смехом принялись разгружать седельные сумки. Может, конечно, мозгов у них и мало, однако их тела…

Базовый лагерь не отличался роскошью, но мог похвастаться противомоскитными сетками на окнах, электрическим освещением и даже вентиляторами, которые гоняли раскаленный воздух пустыни, пусть и не охлаждая его. А еще в доме был холодильник.

— Сегодня у нас настоящий ужин, — объявил Рэднал. — Никаких концентратов.

Туристы возликовали.

Фер вез Кантал и второй работник базового лагеря, Жозел вез Глезир, заправили плиту углем, полили топливо легковоспламеняемым маслом и подожгли. Затем насадили на вертел разделанную тушку ягненка и повесили ее над жаровней. Время от времени кто-нибудь из них поливал мясо острым чесночным соусом. Соус и жир попадали на угли и с громким шипением рождали волны ароматнейшего запаха. Рэднал сглотнул слюну.

В холодильнике были припасены финиковое и виноградное вино и эль. Туристы немедленно принялись утолять жажду. Дохнор из Келлефа удивил Рэднала, попросив холодной воды.

— Я дал обет Богине, — пояснил он.

— Как угодно, — ответил биолог, но его развеявшиеся было подозрения вспыхнули, с новой силой. Богине, как идолу, поклонялась верхушка военной аристократии Моргафа. Не исключено, конечно, что в числе ее последователей оказался и странствующий художник, но Рэднал считал это маловероятным.

Впрочем, времени размышлять над проблемой, которую поставил Дохнор, не было — Жозел вез Глезир позвал его исполнить почетную обязанность: разложить мясо по бумажным тарелкам.

Чета Мартос поглощала пищу, как изголодавшиеся пещерные коты. Рэднал почувствовал себя виноватым — может быть, супругам действительно не хватало обычных рационов. Затем он обратил внимание на то, как натянута одежда на их вздувшихся животах, и чувство вины испарилось. Нет, они явно не похудели.

Эвилия и Лофоса выпили по нескольку кружек финикового вина, после чего пользоваться одноразовыми деревянными палочками оказалось для них почти непосильной задачей. Порезав мясо на кусочки, Лофоса гоняла их по тарелке, но никак не могла подцепить. Эвилии это удавалось, но мясо то и дело срывалось и падало, так и не попав в рот. Захмелевшие девушки заразительно смеялись над своими неудачами, и даже высокомерный Дохнор снизошел до того, что показал им, как надо пользоваться палочками. Впрочем, его урок не пошел на пользу, хотя девушки придвинулись к нему настолько, что Рэднал ощутил укол ревности.

— У вас так ловко получается! — воскликнула Эвилия. — Должно быть, моргафцы пользуются ими каждый день.

Дохнор помотал головой — знак отрицания у его народа.

— У нашего столового прибора есть зубцы, чашеобразная часть и режущая кромка — все одновременно. Тартешцы говорят, что мы предпочитаем помалкивать, потому что боимся порезать язык, открывая рот. Просто я немало поездил по Тартешу и знаю, как обращаться с их палочками.

Мобли, сын Сопсирка, которому явно надоело их воркование, затянул песню на родном языке. Рэднал не понимал слов, но мелодия была несложная и очень приятная. Скоро вся группа дружно хлопала в ладони. Последовали еще песни, уже на тартешском. У Фера вез Кантала оказался недурной баритон. Те, кто не мог петь, хлопками отбивали ритм.

С наступлением сумерек появились тучи мошек, и группа ретировалась в дом, куда доступ кровососущем был закрыт противомоскитными сетками.

— Теперь мне ясно, почему вы носите так много одежд, — сказал Мобли. — Они защищают от гнуса.

— Ну разумеется, — кивнул Рэднал, удивляясь, что Мобли не сразу понял очевидное. — Если сможете несколько секунд простоять спокойно, у нас есть спрей — снимает раздражение от укусов.

Мобли вздохнул, когда гид его опрыскал.

— Петь еще будем? — спросил он. Энтузиазм убывал. Одни вообще не могут под крышей дома совершать все те маленькие безумства, которые подсказывает вечер у костра; других просто клонит в сон. Так что Тогло вез Памдал была не единственной, кто сразу удалился в спальную комнату.

Дохнор из Келлефа и Бентер вез Мапраб взяли боевую доску и погрузились в игру; рядом стоял Мобли. Подошел посмотреть и Рэднал, который считал себя неплохим игроком.

Дохнор, игравший синими, двинул пехотинца через широкую свободную полосу, разделявшую фигуры соперников.

— Форсирование реки, — прокомментировал Мобли.

— Так лиссонесцы называют разделительную черту? — спросил Рэднал. — У нас она называется траншеей.

— А в Моргафе — рукав. В честь Канала, который отделяет наши острова от Тартеша, — сказал Дохнор. — Однако, заметим, игра везде одна и та же.

— И требует сосредоточенности и тишины, — наставительно произнес Бентер. Немного подумав, он передвинул советника (так называлась фигура у красных; аналогичная фигура у синих называлась слоном) на два поля по диагонали.

По мере развития игры пожилой тартешец задумывался все чаще. Красный властитель торопливо перемещался по вертикалям и горизонталям своей крепости, пытаясь укрыться от атак Дохнора, а его стражники суматошно метались по диагоналям, чтобы блокировать фигуры синих. Наконец Дохнор сдвоил свои пушки и объявил:

— Итог!

Бентер мрачно кивнул. Умело пользоваться пушкой (аналогичная фигура у красных называлась катапультой) очень трудно: она могла двигаться и по горизонтали, и по вертикали, но лишь перепрыгивая через какую-нибудь фигуру. Сейчас красному властителю угрожала задняя пушка, однако стоит Бентеру закрыться стражником или одной из колесниц, как в полную силу заработает передняя.

— Недурно сыграно. — Бентер встал из-за стола и направился в спальную комнату.

— Может, кто-нибудь хочет сразиться? — обратился Дохнор к зрителям.

Мобли, сын Сопсирка, покачал головой.

— Хотел, пока не увидел, как вы играете, — признался Рэднал. — Я не против сразиться с более сильным соперником, если есть хоть малейший шанс на победу. Даже когда проигрываешь, чему-нибудь учишься. Но вы меня просто разгромите, слишком разные уровни.

— Как угодно. — Дохнор сложил боевую доску, ссыпал фигурки в мешочек, затем убрал доску и мешочек на полку. — Тогда я отправляюсь спать.

Он удалился в номер.

Рэднал и Мобли взглянули друг на друга, потом на боевую доску. По молчаливому согласию оба решили, что раз уж они не рискнули сразиться с Дохнором, играть друг с другом не к лицу.

— Как-нибудь в другой раз, — сказал Рэднал.

— Разумеется. — Мобли зевнул, демонстрируя безупречные зубы, которые казались белоснежными на фоне его коричневой кожи. — Увидимся утром, Рэднал.

Биолог едва сдержал раздражение — Мобли опять забыл вежливое обращение «вез».

В комнате Дохнора зажегся тусклый свет — читальная лампа на батарейках. Однако моргафец увлекся не книгой. Он сидел на койке, прислонившись спиной к стене и держа на коленях альбом для зарисовок. Слышно было слабое поскрипывание угля по бумаге.

— Что это он делает? — прошептал Фер вез Кантал. Двадцати лет мирного сосуществования оказалось недостаточно, чтобы приучить тартешцев доверять островному соседу.

— Рисует, — так же тихо ответил Рэднал; никто из них не хотел привлекать внимание Дохнора.

Ответ звучал вполне невинно. Однако интонация придала ему иной смысл.

— Судя по документам, он художник. И опять интонация говорит о другом.

— Если он шпион, Рэднал вез, то взял бы с собой камеру, а не альбом.

— Верно, — кивнул гид, — но Дохнор дал обет их Богине.

Фер вез Кантал поперхнулся. Видимо, он знал обычаи верхушки военной касты Моргафа.

— Мы ничего не можем с ним сделать, — сказал Жозел вез Глезир, — пока не установим точно, что он действительно шпионит.

— Верно, — согласился Рэднал. — Вот уж чего не нужно Тартешу, так это дать моргафцам повод для дипломатического инцидента.

Он подумал, что может случиться с человеком, который так опростоволосится. Наверняка ничего хорошего. Потом ему в голову пришло еще кое-что.

— Кстати, о Тиране… Вы знаете, что у нас в группе свободная Тогло вез Памдал?

Жозел и Фер присвистнули.

— Хорошо, что предупредил, — сказал Жозел. — Мы окружим ее заботой и вниманием.

— По-моему, она равнодушна к подобным вещам, — промолвил Рэднал. — Относитесь к ней вежливо, но достаточно индифферентно.

Жозел кивнул.

Фер никак не мог выбросить из головы проблему Дохнора из Келлефа.

— Если он и вправду шпион, то что делает в Котлован-Парке? Не мог найти объекта поважнее?

— Я и сам об этом думал, — кивнул Рэднал. — Может быть, это у него прикрытие. Кто знает, куда он отправится потом?

— По крайней мере, сам я знаю, куда отправлюсь, — сказал Жозел, зевая. — Спать. А вы, если хотите, можете болтать о шпионах хоть всю ночь!

— Нет уж, спасибо, — ответил Фер. — Только сумасшедший шпион — да еще шпион на отдыхе — поедет на экскурсию в Котлован-Парк. Если он спятил, нам незачем о нем беспокоиться, а если просто в отпуске, то опять же это не наше дело. Так что я тоже иду спать.

Читальная лампа Дохнора из Келлефа погасла, и его комната погрузилась в темноту.

Рэднал притушил свет в гостиной и со вздохом улегся на мат. Говоря по правде, он предпочел бы сейчас оказаться где-нибудь в поле, в спальном мешке под противомоскитной сеткой… Впрочем, скоро его храп присоединился к храпу других туристов.

Он был разбужен отчаянным воплем. Запахивая мантию, Рэднал взглянул на карманные часы и понял, что близится рассвет. Со всей скоростью он рванул в гостиную.

Там уже находились несколько туристов — в одежде и без. Тут же из своих комнат с дикими криками «Что случилось?!» выскочили остальные, включая двух работников базового лагеря Котлован-Парка.

Хотя на вопрос никто не ответил, ответ, собственно, и не требовался. У стола, где играли Бентер вез Мапраб и Дохнор из Келлефа, стояла Эвилия — совершенно голая. Дохнор тоже был здесь; он лежал на полу с неестественно вывернутой головой.

Эвилия сунула в рот кулак, чтобы подавить крик, потом вытащила его и через силу пробормотала:

— Он… он мертв?

Рэднал наклонился над Дохнором, схватил его запястье, попытался нащупать пульс. Пульса не было, моргафец не дышал.

— Мертвее не придумать, — мрачно сказал гид.

Эвилия испустила громкий стон. Ее колени подогнулись, и девушка рухнула на согнутую спину Рэднала.

Когда Эвилия потеряла сознание, Лофоса закричала и бросилась вперед, желая помочь подруге. Носко вез Мартос тоже завопила. Мобли, сын Сопсирка, рванулся к Рэдналу, пытаясь подхватить Эвилию. То же сделали Фер вез Кантал и Жозел вез Глезир. То же сделал еще один турист — среднего возраста узкоголовый, до сих пор не принимавший участия в разговорах. Возникла сутолока, все мешали друг другу.

Потом тихий узкоголовый внезапно перестал быть тихим и заорал:

— Я врач, будьте вы прокляты шестью миллионами богов! Пропустите меня!

— Пропустите врача!— подхватил Рэднал, как можно осторожнее опуская Эвилию на пол. — Посмотрите сперва ее, свободный Голобол, — добавил он, с облегчением вспомнив имя врача. — Боюсь, что Дохнору уже не помочь.

Кожа Голобола была такой же темной, как у Мобли, но по-тартешски он говорил с иным акцентом. Когда врач повернулся к Эвилии, та застонала и шевельнулась.

— Девушка в полном порядке, можно не сомневаться, а вот этот бедняга… — Как и Рэднал, он попытался нащупать пульс — так же тщетно. — Вы правы, сэр. Этот человек мертв. И уже довольно давно.

— Откуда вы знаете? — спросил гид.

— А вы разве не обратили внимания, что тело остыло? — заметил врач.

Очередным криком Эвилии мог бы по праву гордиться вышедший на охоту пещерный кот. Лофоса склонилась над подругой, заговорила с ней на родном языке; крик стих.

Только Рэднал начал задумываться над тем, что делать дальше, как к нему обратился Голобол:

— Взгляните-ка сюда, сэр.

Врач указывал на пятно на шее Дохнора прямо над тем местом, где она так неестественно изогнулась.

— Ну и что? — вынужден был спросить Рэднал.

— Вы, широкобровые, волосатый народ, вот что, — сказал Голобол. — И все равно здесь четко заметно… изменение окраса… цвета… как это на вашем языке?.. пятно! Да? Хорошо. Такую отметину оставляет удар ребром ладони. Смертельный удар.

Несмотря на жару в Низине, Рэднала прошиб холодный пот.

— То есть вы хотите сказать, что это убийство?

Слово рассекло гомон голосов, стоявший в комнате, словно скальпель. Только что царила сумятица, потом мгновенно наступила тишина. И в этой внезапной звенящей тишине Голобол сказал:

— Да.

— О боги, ну мы влипли! — пробормотал Фер вез Кантал.

Почему боги (хотя Рэднал не верил во все их шесть миллионов) соизволили, чтобы убийство произошло именно в его группе? И почему, во имя всех богов, в которых он верил, убили именно моргафца?! В Моргафе с подозрением относились к любым происшествиям с его подданными в Тартеше. А уж если Дохнор из Келлефа действительно шпион, то к его смерти в Моргафе отнесутся не просто с подозрением — они будут в ярости! Рэднал шагнул к радиофону.

— Кому ты хочешь позвонить? — спросил Фер.

— Сперва обращусь в милицию Парка. Их надо известить в любом случае. А затем… — Рэднал глубоко вздохнул, — затем, пожалуй, свяжусь со столичным отделением Глаз-и-Ушей Наследственного Тирана. Убийство моргафца, принесшего клятву верности Богине, дело не для парковой милиции. Кроме того, пусть уж лучше кто-нибудь из Глаз-и-Ушей уведомит о случившемся моргафские власти, а не я.

— Да, могу себе представить, — кивнул Фер вез Кантал. — Ты скажешь что-нибудь не то, а Они свои канонерки пустят через Рукав! Или… — Работник паркового хозяйства покачал головой. — Нет, даже островной король не настолько спятил, чтобы швыряться звездными бомбами из-за такого пустяка. — Фер с надеждой поднял глаза. — Правда?

— Разумеется. — Но в голосе Рэднала тоже не было уверенности. В мире все перевернулось с тех пор как пятьдесят лет назад появилась звездная бомба. Ни Тартеш, ни Моргаф не использовали звездные бомбы даже в войне друг против друга, но не переставали производить и испытывать это страшное оружие. Тем же занимались еще восемь или десять других государств, опередивших других в технологических изысканиях. Если начнется большая война, она запросто может перерасти в Большую Войну, после которой…

Рэднал пробежал пальцами по кнопкам радиофона. Раздался треск, потом возник голос:

— Милиция Котлован-Парка, подкомандир вез Стериз.

— Благословят тебя боги, Лием вез! — Этот человек был Рэдналу знаком и симпатичен. — Говорит вез Кробир, из базового лагеря. К сожалению, я должен сообщить, что у нас смерть. Похоже, убийство. — Гид объяснил, что случилось с Дохнором из Келлефа.

— Ну почему обязательно моргафец?! — воскликнул Лием вез Стериз. — Теперь придется вызывать Глаза-и-Уши, и одним богам известно, чем все это кончится.

— Да, мой следующий звонок в Тартешем, — сказал Рэднал.

— Вообще-то тебе, наверное, следовало звонить туда в первую очередь, ну_ да ладно. Приеду с бригадой, как только поднимем вертушку. До встречи.

— До встречи.

Следующий звонок пришлось делать через оператора. Через несколько сотен сердцебиений Рэднала связали с неким Пегголом вез Менком. В отличие от сотрудника милиции Парка, тот все время перебивал вопросами, поэтому разговор шел вдвое дольше.

Когда Рэднал закончил, Глаз-и-Ухо заявил:

— Вы верно поступили, связавшись с нами, свободный вез Кробир. Мы займемся дипломатическим аспектом дела и немедленно вышлем группу для расследования. Не позволяйте никому покидать базовый лагерь.

Вместо более распространенной — и более конфиденциальной — трубки радиофон был снабжен громкоговорящей диафрагмой, и слова Пеггола вез Менка слышали все. Никому они не понравились.

— Это что же он хочет? — сказала Эвилия. —

Чтобы мы сидели здесь взаперти… с убийцей?

Она начала дрожать, и Лофоса обняла ее за плечи.

У Бентера вез Мапраба возникло иное возражение:

— Послушайте, свободный, я немало заплатил за осмотр Котлован-Парка и намерен получить все, что было обещано. В противном случае я обращусь в суд.

Рэднал подавил стон. Тартешский закон, в значительной степени основанный на доверии, сурово карал тех, кто нарушает договор. Если старик обратится в суд, то несомненно получит изрядную компенсацию за причиненный ему ущерб от Котлован-Парка, и в частности, от Рэднала, поскольку гид не обеспечил выполнения обещанных услуг.

К негодующему широкобровому присоединилась чета Мартосов. Рэдналу никогда в жизни не приходилось нанимать законника, и он невольно подумал, хватит ли у него серебра на то, чтобы нанять хорошего специалиста. Потом он подумал, суждено ли ему вообще увидеть серебро после того как с ним разберутся туристы, суд и законник.

Поднявшийся шум перекрыл голос Тогло вез Памдал:

— Подождите!.. Умер человек — это важнее, чем все остальное. Что касается экскурсии… Раз начало осмотра отложено, может быть, администрации Парка пойдет нам навстречу и перенесет сроки похода.

— Отличное предложение! — с благодарностью сказал Рэднал. Фер и Жозел кивнули.

Отдаленный шум перерос в грохот. Между домиком базового лагеря и хлевом, вздымая клубы пыли, опустилась милицейская вертушка. По стенам и окнам застучали мелкие камушки.

Рэдналу сразу полегчало, будто добрый бог спугнул ночного демона.

— Не думаю, что потребуется продлить вашу поездку более чем на день,— бодро сказал он.

— Да мы же привязаны к этому чертову месту в глуши! — прорычал Эльтзак вез Мартос.

— Вот именно, в глуши, — согласился Рэднал. — Предположим, мы отправимся на осмотр Парка — куда сможет бежать злодей на осле? Мы сразу установим его личность и перехватим на вертушке.

Гид радостно улыбнулся. Туристы тоже с облегчением ухмыльнулись — включая, напомнил себе Рэднал, и убийцу.

В дом вошли Лием вез Стериз и еще два сотрудника милиции Парка в военизированном варианте одежды биолога — их мантии и кепочки с длинными козырьками были испещрены бурыми и светло-зелеными пятнами, в тусклый цвет были покрашены даже знаки отличия.

На стол, за которым Дохнор и Бентер вез Мапраб сражались предыдущим вечером, Лием поставил записыватель. Прибывший с ним эксперт стал самозабвенно делать снимки, словно заправский турист.

— Тело передвигали? — спросил он.

— Нет. Мы только удостоверились, что бедняга мертв, — ответил Рэднал.

— Мы? — переспросил эксперт.

Рэднал представил Голобола.

Лием взял свидетельские показания: сперва у заикающейся и то и дело вытирающей слезы Эвилии, затем у Рэднала, потом у врача и остальных туристов и сотрудников базового лагеря. Большинство повторяли одно и то же: услышали крик, выбежали и увидели Эвилию, склонившуюся над лежащим Дохнором.

— Женщину нельзя винить в смерти несчастного, — добавил Голобол, причем его акцент заметно усилился. — Он скончался раньше, за одну или две десятины до этого…

— Я понимаю, свободный, — заверил его Лием.

— Именно поэтому ее информация особенно важна.

Милиционеры как раз закончили снимать последние показания, когда за окном приземлилась еще одна вертушка. Пыль улеглась, и в дом вошли четверо.

Глаза-и-Уши Наследственного Тирана скорее походили на преуспевающих торговцев, чем на военных: на их кепочках красовались ремешки из настоящей кожи, мантии опоясывали серебряные пояса, а на указательном пальце каждого агента сидел перстень.

— Я Пеггол вез Менк, — объявил один из них — невысокий и, по тартешским стандартам, худой; кепочку он носил по-щегольски сдвинутой набекрень, но глаза его смотрели пытливо и с подозрением, будто он ожидал, что кто-то сейчас совершит роковую ошибку.

Начальник Глаз-и-Ушей сразу «вычислил» Лиема вез Стериза и спросил:

— Что вам удалось сделать, подкомандир?

— Обычная процедура, — ответил милиционер.

— Сняли показания у всех присутствующих, а наш эксперт, старший рядовой вез Софана сфотографировал место происшествия. Тело мы не трогали.

— Хорошо, — сказал Пеггол вез Менк. Один из его людей усердно делал снимки, другой поставил на стол записыватель — рядом с таким же аппаратом парковой милиции. — Мы снимем копию ваших записей и сделаем свои собственные — на случай, если вы упустили какие-нибудь важные вопросы. Обыск вещей и помещений еще не производили?

— Нет, свободный, — сухо ответил Лием вез Стериз. Рэдналу тоже нечюнравилось, если бы кто-нибудь захотел продублировать его работу. Глаза-и-Уши, однако, всегда творили, что им вздумается; им подконтролен весь Тартеш, но кто контролирует их?

— Мы этим займемся. — Пеггол вез Менк сел за стол.

— Сейчас я хотел бы послушать женщину, обнаружившую тело. — Пеггол вытащил блокнот, заглянул в него. — ЭвилИя.

Эвилия, уже немного успокоившись, повторила свой рассказ. Если у Пеггола и появились какие-то новые вопросы, он их не задал.

Примерно через десятую часть десятины наступил черед Рэднала. Пеггол вспомнил имя гида, не обращаясь к помощи блокнота. Его вопросы почти точь-в-точь повторяли вопросы милиционера. Когда все осталось позади, Рэднал спросил:

— Свободный, пока идет расследование, можно мне выводить группу на экскурсии в Парк?

Он объяснил, что Бентер вез Мапраб угрожает судом.

Глаз-и-Ухо потянул на себя нижнюю губу. Волосы под ней были не выбриты и росли небольшим хохолком, отчего казалось, что его подбородок выдается вперед как у узкоголового. Когда он отпустил губу, та стала на место с влажным шлепком. Глаза под кепочкой смотрели пронзительно и цинично. Надежды Рэднала рухнули: сейчас агент просто рассмеется.

— Свободный, мне известно, что формально вы имеете воинское звание, — сказал Пеггол. — Однако предположим, вы обнаружите, кто убийца, или он снова нанесет удар. Вы уверены, что сумеете задержать его и доставить в надлежащие органы?

— Я…

Рэднал замолчал. Ироничный вопрос напомнил ему, что он берется не за свое дело. Не исключено, что Дохнор из Келлефа был шпионом; так или иначе, его убийца может нанести новый удар. «Может убить меня, если я установлю его личность», — мелькнула мысль.

— Не знаю, — наконец проговорил он. — Хотелось бы так думать, но ни с чем подобным мне никогда не приходилось сталкиваться.

Что-то похожее на одобрение мелькнуло в глазах Пеггола вез Менка.

— Вы честны перед собой, не каждый на такое способен. Гм-м… Если дело дойдет до суда, то платить ведь придется не только вам? Нет, конечно, немало серебра выложит и Котлован-Парк, то есть Великий Тиран.

— Отсюда и мое беспокойство! — заверил Рэднал (как он надеялся, в патриотическом порыве).

— Одобряю вашу заботу, — сухо произнес Глаз-и-Ухо. — Я тоже в первую очередь пекусь о казне Тирана. Ну тогда так: вы начинайте осмотр Парка, выполняя условия контракта, а я отправлюсь с вами, в то время как мои коллеги будут работать здесь. Это разумно?

— Да, свободный, благодарю вас! — воскликнул гид.

В это время сотрудники Глаз-и-Ушей методично осматривали спальные помещения туристов и их вещи. Один агент вынес из комнаты Лофосы книгу и положил ее на стол перед Пегголом вез Менком. На обложке красовалась цветная фотография двух совокупляющихся узкоголовых. Пеггол пролистал книгу — вариации на ту же тему заполняли каждую страницу.

— Забавно, — произнес он, — хотя это должны были конфисковать на границе.

— Еще чего! — возмущенно заявила Лофоса. — Только такие ханжи, как вы, широкобровые, делают вид, будто не одобряют подобное занятие, а на самом деле просто балдеют от него! Уж я-то знаю!

Рэднал отчаянно пожелал, чтобы Пеггол не стал интересоваться, откуда она это знает. Лофоса наверняка ему все выложит, причем в красочных деталях; уж чем-чем, а стыдливостью они с Эвилией не отличаются.

Но Пеггол сказал:

— Мы здесь не для того, чтобы искать порнографию. Держите свою игрушку, раз вы любите рассказывать всему, миру то, что следует хранить в тайне.

— А-а, чушь! — Лофоса схватила альбом и понесла в свою комнату, демонстративно виляя бедрами, словно тем самым возражая Пегголу.

Больше Глаза-и-Уши ничего интересного ни у нее, ни у Эвилии не нашли. Рэднал даже удивился: девицы притащили в комнаты все, кроме ездовых ослов. Потом он пожал плечами: должно быть, набрали всяких женских побрякушек и мелочей, которые им следовало оставить в тартешской гостинице, если уж не дома в Крепалге.

А потом праздные мысли вылетели из головы — агент, обыскивавший комнату Дохнора, громко присвистнул. Пеггол вез Менк бросился к нему и вышел в гостиную, что-то сжимая в кулаке. Когда он разжал пальцы, Рэднал увидел две шестиконечные золотые звезды — мрргафский знак воинского отличия.

— Значит, все-таки шпион! — воскликнул Фер вез Кантал.

— Возможно, — кивнул Пеггол.

Но когда он связался по радиофону с Тартешемом, выяснилось, что, пересекая границу Тирании, Дохнор из Келлефа не скрыл своего звания батальонного командира.

Глаз-и-Ухо хмыкнул:

— Солдат — да, но похоже, что не шпион.

— Надеюсь, вы скоро прекратите здесь шарить и дадите наконец возможность начать оплаченный тур! — вмешался Бентер вез Мапраб. — У меня не так много свободного времени.

— Успокойтесь, свободный, — сказал Пеггол. — Убили человека.

— И он не будет жаловаться, если я все-таки увижу пресловутые чудеса Котлован-Парка! — подхватил Бентер, так яростно сверкая глазами, словно сам Наследственный Тиран распекал тупого подданного.

Рэднал, видя, как Бентер реагирует, когда ему перечат, невольно подумал, не сломал ли тот Дохнору шею просто в отместку за проигрыш. Бентер, конечно, не молод, но далеко не слаб. И наверняка ветеран последней войны с Моргафом — или предпоследней с Моргафом и Крепалганским Единством. Старик знает, как убивать.

Рэднал покачал головой. Эдак вскоре можно заподозрить Фера и Жозела или собственную тень. Жаль, что по жребию ему выпала работа гида. Лучше изучать метаболизм жирной песчаной крысы, чем гадать, кто из его подопечных совершил убийство.

— Прежде необходимо осмотреть наружные строения, — сказал Пеггол вез Менк. — Свободный вез Кробир уже обещал вам завтра начать тур. Я как профессионал считаю, что ни один суд не поддержит иск из-за однодневной задержки, когда вам гарантирована компенсация потерянного времени.

— Ба! — Бентер яростно фыркнул и отвернулся.

Гид поймал взгляд Тогло вез Памдал. Слегка приподняв бровь, девушка покачала головой. В ответ он еле заметно пожал плечами. Оба улыбнулись. В каждой группе всегда найдется такой сварливый тип. Рэднал был рад, что Тогло не держит зла из-за его опрометчивых забав с Лофосой и Эвилией.

— Кстати, о наружных строениях, свободный вез Кробир, — сказал главный Глаз-и-Ухо. — Там только хлев?

— И туалет, — ответил Рэднал.

— Ах да, туалет, — Пеггол сморщил нос. Его нос был даже больше, чем у Рэднала. Широкобровые вообще отличались крупными носами, словно бы служащими противовесом их удлиненным черепам. Поэтому лиссонесцы, чьи носы обычно были маленькими и приплюснутыми, называли тартешцев «рылом». Это прозвище вызывало драку в каждом порту Западного океана.

Фер вез Кантал сопроводил одного из людей Пеггола к хлеву; Глаз-и-Ухо явно нуждался в поддержке в борьбе против могучих бешеных ослов — об этом красноречиво свидетельствовал его внешний вид. Когда шеф отдал агенту приказ, тот вздрогнул и побледнел, словно ему велели вторгнуться в Моргаф и снять скальп с островного короля.

— Вы, Глаза-и-Уши, должно быть, ведете в основном дела в больших городах, да? — спросил Рэднал.

— Это заметно? — Пеггол вез Менк поднял бровь. — Верно, мы горожане до мозга костей. Угроза государству обычно исходит из толпы маскирующихся людей. Когда толпа не маскируется, в дело, как правило, вступает армия.

Мобли, сын Сопсирка, подошел к полке, где лежала доска с боевыми фигурами.

— Раз уж мы сегодня остались в лагере, может, сыграем партию, Рэднал?

— Лучше, наверное, как-нибудь в другой раз, свободный вез Сопсирк, — ответил гид, обратившись к Мобли на тартешский манер. Может быть, коричневокожий поймет намек и будет использовать его имя более формально.

Но Мобли, похоже, намеков не понимал, как видно было из его неудачных заигрываний с Эвилией и еще более неудачного выбора времени для партии в бой.

Глаз-и-Ухо вернулся из хлева, так и не найдя разгадку смерти Дохнора. Судя по его тихому рассказу коллегам, он был рад, что вообще сумел унести ноги из этого логова кровожадных хищников. Работники Котлован-Парка с трудом прятали улыбки. Даже некоторые туристы, которые впервые увидели ослов всего-то два дня назад, посмеивались над его страхом.

Что-то на крыше громким скрипучим голосом отчетливо произнесло: «Хи-хи-хи». Агент, бесстрашно покоривший хлев, оцепенел, а Пеггол вез Менк снова поднял бровь:

— Что это, свободный вез Кробир?

— Коприт, — ответил Рэднал. — Людей на колючий кустарник эти птицы практически никогда не насаживают.

— Вот как? Приятно слышать. — Смех Пегголу заменяло сухое покашливание.

Обедали снова военным рационом. Рэднал озабоченно посмотрел на Лиема вез Стериза — лишние рты быстрее истощат запасы продовольствия. Угадав, о чем беспокоится гид, Лием сказал:

— Если понадобится, мы подвезем продукты из отделения милиции.

— Хорошо.

Пеггол вез Менк и Лием вез Стериз большую часть дня провисели на радиофоне. Рэднал подумал было о повышенном расходе энергии, однако тут же успокоился. Даже если закончится горючее для генератора, необходимое количество тока дадут солнечные батареи. Уж в чем-чем, а в солнечном свете Парк недостатка не испытывал.

После ужина милиционеры и Глаза-и-Уши расстелили свои спальные мешки на полу гостиной. Пеггол составил расписание дежурств — каждому из его людей и людей Лиема придется бодрствовать примерно по пол-десятины. Рэднал вызвался нести вахту первым.

— Нет, — твердо ответил вез Менк. — Хотя я не сомневаюсь в вашей невиновности, свободный вез Кробир, вы и ваши коллеги формально остаетесь под подозрением. Моргафское представительство вправе заявить протест, если вам будут предоставлены некие возможности, которые вы могли бы использовать в личных интересах.

Хотя и вполне обоснованный, отказ задел Рэднала. Биолог удалился в свою клетушку, лег и обнаружил, что не в состоянии заснуть. Две последние ночи он буквально проваливался в сон, когда появлялись Эвилия и Лофоса. Сейчас сна не было ни в одном глазу — а они не шли.

Девушки не пришли. Рэднал долго ворочался в спальном мешке и хотел даже выйти поболтать с тем, кто нес сейчас вахту, но потом раздумал: Пеггол вез Менк заподозрит, что он сделал это в каких-то своих черных целях. Рэднала вновь захлестнула волна раздражения и обиды и прогнала сон еще дальше. Немалую роль сыграла в этом неистовая ссора четы Мартос за стенкой супруги выясняли, кто из них потерял единственную скребницу.

В конце концов биолог, наверное, задремал, потому что очнулся внезапно от того, что вахтенный включил в гостиной свет. Рэднал зевнул, надел кепочку, перепоясал мантию и вышел из своей комнатки. Жозел вез Глезир и несколько туристов уже сидели в гостиной, разговаривая с милиционерами и людьми из столичного отделения Глаз-и-Ушей. Разговор оборвался, когда в гостиную вплыла Эвилия — забыв одеться.

— Тяжелая у вас, экскурсоводов, работа, — сказал Пеггол вез Менк.

Рэднал хмыкнул.

Рэднал и Жозел вышли за пищевыми концентратами, а когда вернулись, в гостиной уже собрались все, и Эвилия ухитрилась отвлечь нескольких мужчин от Лофосы.

— Пожалуйста, свободная, — сказал биолог, передавая еду Тогло вез Памдал.

Никто не обращал на нее особенного внимания — обычная тартешская женщина в скрывающей все тартешской мантии, не то что практически голая иностранная штучка. Интересно, подумал Рэднал, не действует ли это ей на нервы. Женщины не любят, когда ими откровенно пренебрегают.

Если ей что-то и не нравилось, Тогло вез Памдал этого не показывала.

— Надеюсь, вы спали спокойно, свободный вез Кробир? — Девушка даже не взглянула в сторону Эвилии и Лофосы. Никакого особого смысла она в свои слова вроде бы не вкладывала, что совершенно устраивало Рэднала.

— Да, надеюсь, вы тоже, — ответил он.

— Более или менее — хотя не так хорошо, как до убийства моргафца. Жаль, что ему больше не рисовать — у него определенно был талант. Да ниспошлет ему Богиня в следующей жизни землю, воду и ветер — так, по-моему, молятся островитяне?

— Кажется, да, — кивнул Рэднал, хотя мало что знал о верованиях Моргафа.

— Я рада, что вы сумели добиться продолжения тура, несмотря на трагедию, Рэднал вез, — сказала Тогло. — Мертвому не помочь, а Низина великолепна.

— Действительно так, своб… — начал биолог. Потом замолчал и мигнул. Девушка использовала не формальное обращение, а обращение средней степени близости, говорящее, что она его немного знает и не находит отталкивающим. Учитывая то, чему она явилась свидетельницей в первую ночь, это было просто чудо. Рэднал не упустил удобный случай и с улыбкой поправился: — Тогло вез.

Когда через некоторое время он и Фер выносили упаковки от рационов в мусорный ящик, работник Парка ткнул его локтем в бок и сказал:

— Я погляжу, женщины от тебя без ума, а, Рэднал вез?

Биолог ткнул приятеля в бок еще сильнее.

— Чтоб тебе утонуть в Горьком озере, Фер вез! От этой группы одни неприятности! А Носко вез Мартос вообще считает меня частью меблировки.

— Ну, тебе-то она не нужна! — рассмеялся Фер.

— Ладно, я просто ревную.

— Ты повторяешь слова Мобли, — ответил Рэднал. Чувство ревности, которое вызывала в окружающих его мужская привлекательность, было ему в новинку и, честно говоря, приятно щекотало самолюбие. Хотя по тартешским нормам слыть любителем плотских утех считалось неприличным — все равно что разбогатеть, нарушая закон. С другой стороны, Эвилии и Лофосе всякие условности, похоже, были глубоко безразличны. «Ну и что, — спросил себя Рэднал, — ты действительно хочешь уподобиться Эвилии и Лофосе?» Он хмыкнул.

— Ладно, давай двигай. Нам пора собираться. После двухдневной практики туристы возомнили себя бывалыми наездниками. Они взгромоздились на ослов и почти без приключений вывели их из стойла. Пеггол вез Менк выглядел не менее встревоженным, чем его подручный, обыскивавший подсобные помещения. Свою белую мантию он аккуратно подобрал, словно боялся ее испачкать.

— Я тоже должен ехать на одном из этих животных? — спросил Глаз-и-Ухо.

— Вы же сами вызвались нас сопровождать, — отозвался гид. — Впрочем, ехать верхом вовсе не обязательно; вы можете идти пешком, ведя осла на поводу, только не отставайте.

— Благодарю вас, свободный вез Кробир! — Пеггол сверкнул глазами. Он умышленно не сказал «Рэднал вез». — Не будете ли вы так добры показать мне, как взбираются на эту четвероногую тварь.

— Безусловно, свободный вез Менк. — Рэднал сел на осла, спешился, снова сел. Животное наградило его укоризненным взглядом мученика, будто призывая в конце концов принять какое-то решение. Гид снова спешился, а раздавшееся фырканье осла истолковал как вздох смирения. — Теперь попробуйте вы, свободный.

В отличие от Эвилии и Лофосы, Глаз-и-Ухо сумел повторить движения Рэднала, тем самым избавив гида от необходимости сажать его в седло (к счастью, отметил про себя Рэднал, Пеггол не был стройным и поджарым, как узкоголовые девушки).

— В Тартешеме, свободный вез Кробир, я никогда не пользуюсь верховыми животными, — сухо сказал шеф Глаз-и-Ушей.

— В Тартешеме, свободный вез Менк, мне такое тоже в голову не придет, — отозвался Рэднал.

Группа пустилась в путь через десятину после рассвета. Рэднал предпочел бы выехать раньше, но, учитывая переживания предыдущего дня, лучшего ожидать было нельзя. Гид направил ее на юг, к долине в самом центре Котлован-Парка. Мобли, сын Сопсирка, уже обильно потел под своей соломенной шляпой.

Какой-то зверек юркнул в укрытие мясистых листьев пустынного молочая.

— Что это было, свободный? — спросил Голобол. Рэднал улыбнулся.

— Жирная песчаная крыса. Это существо способно питаться растениями, накапливающими в листве соль. Жирные песчаные крысы широко распространены во всей Низине, особенно их много в районах, где влаги достаточно для оросительного земледелия.

— Похоже, вы большой специалист по этим тварям, Рэднал, — заметил Мобли.

— Мне хотелось бы знать о них Гораздо больше, — ответил Рэднал. — Я их изучаю в свободное от обязанностей экскурсовода время.

— Терпеть не могу всех крыс без исключения! — заявила Носко вез Мартос.

— Ну, не знаю, — протянул Зльтзак. — Некоторые экземпляры довольно симпатичные. — Супруги затеяли спор; никто не обращал на них внимания.

— Надо же! — хмыкнул Мобли. — Проводить все свое время, изучая крыс!

— А вы как зарабатываете себе на хлеб, свободный? — резко парировал Рэднал.

— Я? — Смуглое и плосконосое, лицо лиссонесца разительно отличалось от лица широкобровых, и все-таки биолог распознал мелькнувшее на нем выражение: маска человека, которому есть что скрывать. — Как я уже говорил, я приближенный нашего принца, да продлятся его годы!

Рэднал вспомнил, что эти слова действительно были произнесены и, возможно, даже отражали правду. Но не всю — внезапно осознал он.

Бентеру вез Мапрабу на жирную песчаную крысу было совершенно наплевать. А вот листок, под которым та скрылась, его заинтересовал:

— Свободный вез Кробир, не могли бы вы объяснить связь между местными растениями и кактусами пустынь Двойного Континента?

— Собственно, никакой связи нет. — Рэднал одарил пожилого широкобрового неприязненным взглядом. Хочешь меня выставить перед всеми в глупом свете, да? — Их сходство проистекает из адаптации к одинаковым условиям. Это называется конвергентной эволюцией. Если растения разрезать, сразу становится ясно, что они между собой никак не связаны. У молочая сок густой и молочно-белый, а у кактуса — водянистый и прозрачный. Рыбы и киты тоже походят друг на друга, но это потому, что они обитают в одной среде, а не потому, что они между собой в родстве.

Бентер слегка поник на спине своего осла, и Рэднал почувствовал в душе торжество, словно он только что победил эскадрон моргафских морских пехотинцев, а не вздорного старого тартешца.

На шипах пустынного молочая были нанизаны тушканчик, несколько кузнечиков, другие мертвые мелкие твари.

— Кто это вывесил их сушиться? — спросил Пеггол вез Менк.

— Коприт, — ответил Рэднал. — Большинство сорокопутов устраивают своеобразную кладовку на черный день.

— А-а, — разочарованно протянул Пеггол. Может, Глаз-и-Ухо вообразил, что кое-кто в Парке обожает мучить животных, и уже приготовился изловить садиста.

Тогло вез Памдал указала на нанизанную на шип ящерицу, которая, похоже, немало времени провела на солнце:

— Разве они способны питаться чем-нибудь столь сухим, Рэднал вез?

— Наверное, нет, — кивнул биолог. — Я бы, по крайней мере, не хотел. — Он дал ей время посмеяться, затем продолжил: — Коприт хранит в своей кладовке не только то, что собирается съесть; это еще и витрина для привлечения самочек. Особенно в брачный сезон. Самец будто говорит потенциальной партнерше: «Гляди, какой я славный охотник!» Коприты выставляют напоказ не только пойманную живность. Я находил на шипах яркие нитки, кусочки блестящего пластика, а однажды даже вставную челюсть.

— Вставную челюсть? — Эвилия покосилась на Бентера вез Мапраба. — Кое-кому стоит побеспокоиться.

Некоторые туристы невольно засмеялись, даже Эльтзак коротко хохотнул. Бентер бросил на узкоголовую девушку яростный взгляд; та не обратила на него никакого внимания.

Высоко в небе, почти неразличимые, виднелись две движущиеся точки. Рэднал предложил группе посмотреть вверх.

— Вообще этот край — райский уголок для стервятников. Восходящие от дна Низины теплые потоки воздуха помогают им бесхлопотно парить. Милые птички с надеждой ждут, пока один из ослов — или из нас — не окочурится. Тогда у них будет пир.

— А что они едят, если не подворачиваются туристы? — спросила Тогло вез Памдал.

— Сгодится безгорбый верблюд, кабан… да любая мертвечина! Количество стервятников невелико только потому, что земли здесь слишком скудны и не могут поддерживать большое поголовье крупных травоядных.

— Я видел иные земли, — вставил Мобли, сын Сопсирка. — В Дюваи, к востоку от Лиссонленда целые стада мчатся по травянистым прериям, как это было до появления человека. Впрочем, за последние сто лет их изрядно повыбивали охотники… По крайней мере, так говорят дювайцы.

— Да, я слышал то же самое, — кивнул Рэднал. — У нас здесь все по-другому.

Он повел рукой вокруг, как бы показывая, что имеется в виду. В Низине было слишком сухо и жарко для травы. За землю цеплялся молочай и на вид пересохшие кустики — шипастая травохлебка. олеандр, карликовая пустынная олива (слишком маленькая, чтобы называться деревом). Растения поменьше жались в тени более крупных. Рэднал знал — повсюду разбросаны семена, только и ждущие первого дождика. Но в целом земля была пуста, словно море исчезло буквально вчера, а не пять с половиной миллионов лет назад.

— Я хочу, чтобы вы все хорошенько напились, — сказал гид. — В такой жаре лучше потеть, чем думать. Ослы несут достаточно воды, а вечером в лагере мы пополним опустевшие емкости. Не стесняйтесь — если не принять мер предосторожности, запросто можно умереть от солнечного удара.

— Теплую воду не очень-то приятно пить, — проворчала Лофоса.

— Простите, свободная, но Котлован-Парк не настолько богат, чтобы расставить повсюду холодильники для удобства туристов, — сказал Рэднал.

Несмотря на жалобу, и Лофоса, и Эвилия регулярно пили. Рэднал недоумевал — как эти, на вид глупые как пробки, девицы умудряются все же избежать настоящих неприятностей.

Эвилия даже захватила несколько пакетиков с сухим напитком, поэтому когда все туристы довольствовались теплой водой, она пила теплый, как кровь, фруктовый сок. Кристаллики порошка придавали воде и цвет крови. Рэднал невольно содрогнулся.

К Горькому озеру они пришли незадолго до полудня. Скорее, это была соленая топь; Далорц нес слишком мало воды, чтобы восполнить чудовищное испарение под палящими лучами солнца. Соляные отложения поблескивали белым среди грязных луж.

— Ни в коем случае не позволяйте ослам что-нибудь есть, — предупредил гид. — Вода несет сюда из подземных соляных слоев все, что угодно, местные растения и то выживают с трудом.

Туристы посмотрели вокруг и тут же убедились в правдивости этих слов. Несмотря на присутствие воды, окрестности Горького озера были бесплодны даже по меркам Низины. Лишь кое-где крохотные искривленные растения цеплялись за почву.

Бентер вез Мапраб, интересовавшийся, судя по всему, исключительно цветоводством, указал на одно такое растеньице:

— Что это — призрак растения, проклятого богами?

— Похоже, — сказал Рэднал. У кустарника были тоненькие, напоминающие скелет веточки, а чахлые листики отливали скорее белым, чем зеленым.

— Это соляница, водится только вблизи Горького озера. Соль, извлекаемую из почвенной влаги, она откладывает на всей еврей поверхности, тем самым добиваясь двух целей: избавляется от соли и создает отражающий слой, снижающий температуру растения.

— А еще, наверное, эта соль делает соляницу не столь заманчивой для тех, кто может ею полакомиться, — добавила Тогло вез Памдал.

— Верно. Есть, правда, два исключения, — сказал Рэднал. — Во-первых, безгорбый верблюд, у которого собственный способ избавляться от излишка соли. А во-вторых, наш маленький друг — жирная песчаная крыса, хотя она и предпочитает более сочный пустынный молочай. Тогло кинула взгляд вокруг.

— Посещая Парк — ив первый раз, и сейчас, — я невольно ожидала увидеть ящериц, змей и черепах. А их нет, и это меня удивляет. По-моему, Низина — идеальное место для обитания холоднокровных.

— После заката или перед рассветом, Тогло вез, их здесь немало. Но только не в жаркий день. Холоднокровные — не совсем верный термин для рептилий. Температура тела у них переменная, а не постоянная, как у птиц или млекопитающих. Они повышают ее, греясь на солнышке, и понижают, уходя в тень в разгар солнцепека. Иначе просто зажарятся.

— Я отлично представляю, каково им приходится, — вздохнула Эвилия, пробежав рукой по своим густым черным волосам. — По-моему, меня уже можно разделывать.

— Ну, надеюсь, не все так плохо, — сказал Рэднал. — Сейчас наверняка меньше пятидесяти сотых, а здесь температура поднимается и выше. Причем на территории Котлован-Парка нет самых глубоких мест Низины. Спуститесь еще на несколько тысяч кьюбитов, и может зашкалить за шестьдесят.

Иностранцы застонали; к ним присоединились Тогло вез Памдал и Пеггол вез Менк. Столица Тартеша — Тартешем — была благословлена сравнительно мягким климатом, столбик термометра зашкаливал за сорок сотых только с поздней весны до ранней осени.

— А какова самая высокая температура, зарегистрированная в Низине? — с мрачным любопытством поинтересовался Мобли, сын Сопсирка.

— Шестьдесят шесть, — ответил гид. Туристы снова дружно застонали.

Рэднал повел группу вокруг Горького озера, не подходя к нему близко — копыто осла могло пробить солевую корку, порой затягивающую маленькие лужицы; тогда животное споткнется или порежет ногу об острую твердую кромку.

— Ну, вдоволь нафотографировались? — спросил гид через некоторое время. — Тогда возвращаемся в лагерь.

— Погодите. — Эльтзак вез Мартос указал на противоположную сторону Горького озера. — Что там такое?

— Я ничего не вижу, Эльтзак, — немедленно отреагировала его жена. — У тебя, должно быть, галлюцинации… А-а, — сердцебиение спустя нехотя протянула она.

— Это стадо безгорбых верблюдов, — тихо произнес Рэднал. — Постарайтесь не спугнуть их.

Стадо было маленькое — несколько длинношеих самцов, вдвое больше самок, сложением помельче и поизящнее, и молодняк — крохотное неуклюжее тельце на длиннющих ногах. Животные спокойно расхаживали по соляной корке вблизи озера (мягкие широкие копыта не давали им проваливаться) и пили пенистую воду.

— Они наверняка отравятся, — огорченно проговорил Голобол. — Я бы не стал пить эту чудовищную жидкость, даже если бы умирал от жажды. — Его округлое коричневое лицо скривилось в отвращении.

— Да, если бы вы ее выпили, то умерли бы быстрее, чем от жажды. Но одногорбые верблюды эволюционировали вместе с Низиной; их почки поразительно эффективны в извлечении большого количество соли.

— Почему у них нет горбов? — спросила Лофоса. — Крепалганские верблюды с горбами! — Судя по ее тону, право на существование имело только то, к чему она привыкла.

— Я знаю, что у крепалганских верблюдов горбы есть, — ответил Рэднал, — но у верблюдов южной части Двойного континента нет, и нет горбов у этих животных. Что касается обитателей Низины, думаю, причина в том, что любой кусок жира — а горб есть не что иное, как жир, — лишняя нагрузка при выделении избыточного тепла.

— В прежние времена, до моторов, мы ездили верхом на наших крепалганских верблюдах, — сказала Эвилия. — А ваших безгорбых кто-нибудь приручил?

— Хороший вопрос. — Рэднал улыбкой скрыл свое удивление — у девицы откуда-то взялись мозги! — Вообще-то говоря, это пытались сделать неоднократно. Пока никому не удавалось. Они слишком упрямы, чтобы выполнять команды человека. Если бы мы могли одомашнить безгорбых верблюдов, вы бы сейчас ехали на них — они лучше, чем ослы, приспособлены к передвижению по этой местности.

— Зато уродливее, — вставила Тогло вез Памдал, почесывая своего осла за ушами.

— Не могу не согласиться с вами, свободная… э-э, Тогло вез, — сказал Рэднал. — Животное уродливее и непропорциональнее трудно найти.

Будто оскорбленные словами, которые они слышать не могли, безгорбые верблюды подняли головы и затрусили прочь от Горького озера. Их спины, в соответствии с покачивающейся поступью, двигались вверх и вниз, вверх и вниз.

— В Крепалге верблюдов иногда называют кораблями пустыни, — сказала Лофоса. — Теперь я понимаю, откуда это пошло: на них только посмотришь — и то тошнит!

Туристы рассмеялись. Рассмеялся и Рэднал. Не всякий способен пошутить на чужом языке. Тогда почему же она ведет себя как набитая дура?..

— Верблюды ведь могут съесть всю зелень в Котлован-Парке? — спросил Бентер вез Мапраб, обеспокоенный скорее судьбой растений, нежели верблюдов.

— Когда стада разрастаются и представляют собой угрозу для скудных ресурсов Парка, мы производим отстрел, — ответил гид. — Экологическая система здесь очень неустойчива. Стоит ее чуть качнуть, и она долго потом не придет в равновесие.

— А за пределами Котлован-Парка остались еще дикие безгорбые верблюды, Рэднал вез? — поинтересовалась Тогло.

— Буквально несколько маленьких стад, в районах Низины, слишком безжизненных для человека. Мы иногда вводим в стадо новых самцов для улучшения генофонда, но берем их из зоопарка. — Стадо быстро удалилось, скрытое от глаз поднятой пылью. — Я рад, что нам представилась возможность их увидеть, хоть и на расстоянии — не зря боги нам дали телеобъектив. Ну а теперь возвращаемся в лагерь.

Поведение туристов по пути назад казалось Рэдналу неестественным. Хотя среди них ехал Пеггол вез Менк, все старательно делали вид, будто это самая обычная экскурсия и ничего страшного не случилось. Впрочем, иначе приходилось бы постоянно оглядываться — ведь твой сосед мог оказаться убийцей.

И все-таки чей-то сосед на самом деле был убийцей. Причем он ничем не выделялся — именно это тревожило Рэднала больше всего. Даже разговор с Тогло вез Памдал не доставлял особого удовольствия. Он не мог представить ее в роли убийцы — но не мог представить в этой роли и никого другого, кроме Дохнора из Келлефа, который был мертв, и четы Мартосов, готовых убить друг друга.

Вскоре Рэднал обращался к девушке «Тогло вез» уже без заминки. Его так и подмывало спросить (но не хватало смелости), с чего она с ним так любезна, даже став невольной свидетельницей его утех с узкоголовыми девушками; тартешцы неприязненно относились к тем, кто давал волю плоти.

Еще он думал, что станет делать, если ночью к нему в комнату придут Лофоса и Эвилия. «Выгоню прочь!» — твердо решил гид. Одно дело — позволить себе сексуальное образование, когда рядом туристы, и другое — когда рядом милиция и Глаза-и-Уши. Хотя это не просто сексуальное образование, а, наверное, самое высшее… Может, не выгонять?.. Рэднал в сердцах стукнул себя кулаком по колену, злясь на собственную слабость.

До лагеря оставалось уже всего несколько тысяч кьюбитов, когда его осел внезапно фыркнул и будто оцепенел на негнущихся ногах. «Землетрясение!» — слово прозвучало одновременно на тартешском и других языках. Почва дрогнула и задрожала. Рэднал с удивлением увидел, что супруги Мартос, не сходя с ослов, прижались друг к другу.

Через несколько сердцебиений (хотя казалось, будто прошли целые десятины) дрожь утихла. И очень вовремя — осел Пеггола вез Менка от испуга лишился последних крох разума и готов был сбросить шефа Глаз-и-Ушей в колючий кустарник. Рэднал перехватил вожжи и успокоил животное.

— Благодарю вас, свободный вез Кробир, — с чувством произнес Пеггол. — Дурацкая ситуация.

— И вы ничуть ее не улучшили, отпустив вожжи, — шепнул гид. — Если бы вы ехали на моторе, бросили бы вы румпель?

— Надеюсь, нет, — ответил Пеггол. — Но если бы я ехал на моторе, он не попытался бы вдруг взбрыкнуть и кинуться в сторону!

Мобли, сын Сопсирка, бросил взгляд на запад, в направлении Барьерных гор.

— Трясло сильнее, чем вчера, — заметил он. — Я боялся, что вот-вот увижу воды Западного океана, низвергающиеся с высоты холки Бога-Льва.

— Как я уже говорил, об этом вряд ли стоит волноваться, — сказал Рэднал. — Землетрясение должно быть чрезвычайно сильным, с эпицентром именно в том месте, где способен нарушиться тектонический баланс горной гряды.

— Ну да, об этом я и думаю! — Мобли, сына Сопсирка, слова гида, похоже, не успокоили.

Рэднал отмел его страхи с небрежной улыбкой. Невольно относишься чуть свысока к человеку, который остро реагирует на привычную тебе опасность. На Двойном континенте часто налетают чудовищные бури; Рэднал не сомневался, что такая буря напугает его до полусмерти, в то время как стекианцы будут вести себя как ни в чем не бывало. Зато тартешцы практически не обращали внимания на легкую дрожь под ногами.

Солнце клонилось к вершинам Барьерных гор. Наконец пики вспороли брюхо золотого шара, и тени в Низине стали казаться длиннее в обагрившихся кровью лучах. Красным засверкали стекло, металл и пластик вертушек, застывших между зданием лагеря и хлевом. Их присутствие вернуло Рэднала к действительности. Интересно, удалось милиции и Глазам-и-Ушам что-нибудь найти?

Те вышли навстречу приближающейся группе. В своих пятнистых мантиях милиционеры практически были не видны, сливаясь с пустынным пейзажем Глаза-и-Уши с их белыми, золотыми и кожаными нашивками и эмблемами, наоборот, словно хотели быть заметными с Луны.

Лием вез Стериз помахал биологу рукой:

— Ну как, повезло? Пометили убийцу розовой ниткой?

— А вы видите розовую нитку? — Рэднал повернулся к группе и повысил голос: — Надо позаботиться об ослах, они не в состоянии сделать это сами. Расседлаем их, дадим воды и корма, а потом уж займемся собой. — И всем прочим, что здесь происходит, добавил он про себя.

Туристы вели себя тише, чем накануне, — начинала сказываться езда на ослах. Бедняга Пеггол вез Менк двинулся вперед какой-то кривоногой походкой, словно завзятый всадник или жертва рахита.

— А ведь как раз вчера думал не выйти на работу, взять выходной, — трагическим голосом сказал он.

— Лучше бы я так и сделал, тогда ваш вызов принял бы кто-нибудь другой.

— Ну, у вас, наверное, бывают задания и похуже, — отозвался Рэднал, помогая ему расседлать осла. Закатив глаза, Пеггол показал, что подобное просто немыслимо.

На помощь туристам пришли Фер вез Кантал и Жозел вез Глезир. Их глаза возбужденно сверкали под козырьками кепочек.

— Ну, Рэднал вез, мы тебе такое расскажем!.. — начал Фер.

Пеггол хоть и натер себе задницу, но мозги его еще работали. Он рубанул рукой воздух.

— Свободный, оставьте свои новости для более подходящего времени. — Уже спокойным жестом Глаз-и-Ухо указал в сторону галдящей толпы туристов. — Кто-нибудь может услышать то, что ему лучше не знать.

Фер смутился.

— Извините, свободный, вы правы.

— Конечно. — Тон Пеггола ясно давал понять, что он прав всегда. Из-под блестящего козырька кепочки его взгляд обежал помещение, подозрительно ощупывая каждого присутствовавшего. Потом остановился на Рэднале — и мягче не стал.

Лием вез Стериз приветствовал Пеггола: отдав честь (это он делал от силы четыре раз в год), вытянулся, как струна, и взметнул руку вверх, коснувшись кончиком среднего пальца козырька кепочки.

— Примите мои поздравления, свободный! Мы все слышали о безграничных способностях Глаз-и-Ушей Наследственного Тирана, но до сих пор мне не доводилось видеть их в действии. Ваша команда работает великолепно, а то, что они нашли… — В отличие от Фера вез Кантала, Лиему хватило сообразительности на этом остановиться.

Рэднала охватило желание немедленно увести милиционера в пустыню и выведать, что же произошло. Но годы кропотливых научных исследований придали ему выдержки и терпения. Он поужинал, немного попел с туристами, поболтал о землетрясении и увиденном у Горького озера… Потихоньку туристы начали расползаться по спальным мешкам.

Мобли, сын Сопсирка, однако, предложил Рэдналу сыграть партию. Рэднал из вежливости согласился, хотя голова его была занята совсем иным, и он полагал, что коричневокожий из Лиссонленда разнесет его в пух и прах. Либо голова Мобли тоже была занята совсем иным, либо он играл далеко не так сильно, как воображал. Игра превратилась в комедию обоюдных ошибок, и зрители едва удерживались от комментариев. Рэднал в конце концов победил — тупо и без вдохновения.

Бентер вез Мапраб, наблюдавший за партией, вынес короткий вердикт, который мог служить одновременно и некрологом:

— Моргафца вчера убили зря. Видел бы он эту игру, сам бы умер — от стыда. — Старик гордо вскинул голову и удалился к себе в комнату.

— Сыграем как-нибудь позже, когда мысли придут в порядок, — сказал Рэднал Мобли. Тот мрачно кивнул.

К тому времени никого из туристов, кроме Мобли, в гостиной не осталось. Убрав доску и фигуры, биолог сел рядом с Лиемом вез Стеризом, а не за стол напротив лиссонесца. Мобли отказался понять намек. Наконец Рэдналу пришлось взять носорога за рог:

— Простите меня, свободный, нам надо кое-что обсудить.

— Не обращайте на меня внимания! — бодро ответил лиссонесец. — Надеюсь, я вам не мешаю. А мне страшно интересно, как вы, тартешцы, ведете расследование. Может, сумею рассказать своему принцу что-нибудь полезное.

Рэднал шумно выдохнул через нос и, тщательно подбирая слова, сказал:

— Свободный вез Сопсирк, вы являетесь объектом расследования. Если уж изъясняться без обиняков, есть вещи, которые вам лучше не слышать.

— У нас есть другие, более важные темы для обсуждения, — вставил Пеггол вез Менк. — Учтите, свободный, вы находитесь не во владениях своего принца.

— Мне и в голову не приходило, что вы способны меня подозревать, — сказал Мобли. — Я-то знаю, что невиновен, и полагал, что вы тоже знаете… Попробую, пожалуй, подкатить к этим крепалганским девицам; Рэдналу, очевидно, они сегодня не понадобятся.

— Они? — Пеггол поднял бровь.

Уши Рэднала покраснели так, что это было заметно даже несмотря на покрывавший их пушок. К счастью, он сумел ответить вопросом на вопрос:

— Что может быть важнее, чем расследование убийства Дохнора из Келлефа?

Пеггол обвел взглядом двери в спальные комнаты, словно прикидывая, кто из туристов симулирует сон.

— Почему бы нам не прогуляться по холодку? Подкомандир вез Стериз пойдет с нами; он провел в лагере весь день и сможет рассказать, что видел, — вдруг я забуду что-нибудь упомянуть.

— Прогуляемся, — кивнул Рэднал, недоумевая, каким образом Пеггол вез Менк отыщет прохладу в Котлован-Парке. В пустынях, расположенных выше уровня моря, после захода солнца воздух быстро остывает, но в Низине все не так.

И все же в ночной тиши действительно казалось прохладнее. Рэднал, Пеггол и Лием молча отошли на несколько сотен кьюбитов от лагеря, и только тогда милиционер сказал:

— Коллеги свободного вез Менка среди вещей моргафца обнаружили микрочитатель.

— Во имя богов! — воскликнул Рэднал. — Где? Как он был спрятан?

— Под видом рисовального угля. — Лием покачал головой. — Я думал, что знаю все уловки, но это что-то новенькое. Теперь мы утрем нос их представителю, если он поднимет шум по поводу гибели моргафского гражданина. Но даже этот факт — пустяк по сравнению с тем, что мы нашли в читателе.

Рэднал обомлел.

— Избежать войны с Моргафом — пустяк?!

— Да, свободный вез Кробир, — ответил Пеггол.

— Помните сегодняшнее землетрясение…

— Да, а вчера было еще одно, послабее, — перебил его Рэднал. — Здесь, внизу, трясет постоянно. Никто, кроме туристов вроде Мобли, сына Сопсирка, не обращает на это внимания. Укрепи свой дом — и продолжай заниматься делами.

— Разумно, — кивнул Пеггол. — Как правило, разумно. Только не здесь и не сейчас.

— Почему?

— Если то, что мы нашли в микрочитателе, правда — а когда имеешь дело с Моргафом, во всем приходится сомневаться, — то кое-кто пытается устроить землетрясение.

Рэднал нахмурился так, что его тяжелые брови сомкнулись над переносицей.

— Не понимаю, о чем вы говорите.

Лием вез Стериз обратился к шефу Глаз-и-Ушей:

— Вы позволите, свободный?.. — и, когда тот кивнул, продолжал: — Видишь ли, Рэднал вез, долгие годы кто-то тайком провозил в Котлован-Парк составные части звездной бомбы.

Гид изумленно уставился на своего товарища.

— Но это безумие! Уж если бы в Тартеш контрабандой протащили звездную бомбу, ее заложили бы возле дворца Наследственного Тирана, а не здесь! Чего же добиваются наши враги — взорвать последнее большое стадо безгорбых верблюдов?

— У них на уме кое-что посерьезнее, — ответил Лием. — Понимаешь, бомба заложена в одной из сейсмически слабых точек возле Барьерных гор.

Голова милиционера повернулась на запад, в сторону черных зубцов гор, которые отгораживали Западный океан!

Ночной воздух был сух и раскален, но на спине и под мышками Рэднала выступил холодный пот.

— Взорвать гряду!.. Я не геолог — это возможно?

— Я тоже не геолог и уж точно не бог, поэтому не знаю, — ответил Лием. — Скажу тебе одно: моргафцы считают, что возможно.

Пеггол вез Менк кашлянул.

— Наследственный Тиран не поощряет подобные исследования — на случай, если положительный ответ попадет в чужие руки. Поэтому наши знания в этой области ограниченны. Тем не менее такой вывод, очевидно, не исключен.

— Коллеги свободного связались по радиофону с известным благонадежным геологом, — продолжал Лием. — Ему передали содержимое микрочитателя — в качестве теоретического упражнения. Когда бедняга проверил данные, то от страха чуть не обмочил мантию.

— Могу себе представить. — Рэднал тоже повернулся в сторону Барьерных гор. Как там выразился Мобли — «…низвергающиеся с высоты холки Бога-Льва»? Если горы рухнут, волна может дойти и до Крепалги, неся за собой смерть и разрушения. Последствия этого просто невообразимы… Его голос дрогнул, когда он набрался сил спросить: — Что будем делать?

— Хороший вопрос, — невозмутимо отозвался Пеггол. — Мы не знаем, действительно ли готовится взрыв, кто заложил бомбу, куда и на какое время. А в остальном все совершенно ясно.

— Жаль, что не все туристы тартешцы, — жестко проговорил Лием. — Мы бы допрашивали их до тех пор, пока не добились бы правды.

Тартешское правосудие отличалось скорее прагматизмом, нежели милосердием, и его методы, примененные к иностранцам, могли бы сильно осложнить дипломатические отношения.

— Мы и собственных-то граждан не можем как следует допросить, — сказал Рэднал. — Не забудь, одна из туристок Тогло вез Памдал.

— А-а, черт! — скривился Лием. — Но она как раз вне подозрений. Зачем пытаться уничтожить страну, где правит твой родственник? Глупо!

— Я ее не подозреваю, — ответил гид. — Я хочу лишь подчеркнуть, что в данном случае мы можем надеяться только на собственные головы; грубая сила нам не поможет.

— Я подозреваю всех, — произнес Пеггол вез Менк столь обыденно, как говорят обычно: «Сегодня вечером довольно жарко». — Между прочим, не верю я и данным обыска вещей Дохнора. Не исключено, что нам намеренно подбросили кое-какие «улики», чтобы мы бросились допрашивать иностранных туристов и испортили дипломатические отношения с определенными государствами. Коварство моргафцев не знает границ.

— Конечно, свободный, но вправе ли мы рассчитывать на то, что это всего лишь коварство, а не реальная угроза? — спросил Лием.

— Если вы имеете в виду, имеем ли мы право игнорировать опасность, — разумеется, нет, — ответил Пеггол. — Хотя, повторяю, не исключено, что это двойная игра.

— Неужели моргафцы убьют своего собственного агента, лишь бы ввести нас в заблуждение? — заметил Рэднал. — Будь Дохнор жив, мы бы и понятия не имели о готовящейся диверсии.

— Они способны на все, — отрезал Пеггол.

Рэднал подумал, что Глаз-и-Ухо заподозрит кражу солнца, если утро выдастся пасмурным. Собственно, Глаза-и-Уши для того и существовали, однако Пеггол не становился от этого более приятным компаньоном.

— Так как мы не можем начать тщательный допрос, что же нам делать утром? — поинтересовался гид.

— Продолжать тур. Если преступник сделает малейший промах, тогда уже у нас будут все основания применить более решительные меры.

— Предвижу одну проблему, свободный вез Менк… — начал Рэднал.

— Зовите меня Пеггол вез, — перебил его Глаз-и-Ухо. — Мы вместе вляпались в это дерьмо, поэтому давайте без формальностей…

— Рано или поздно, Пеггол вез, туристы захотят отправиться на запад, к Барьерным горам, — то есть в сейсмически неустойчивый район. Если в ходе подготовки диверсии требуется внести какие-то завершающие штрихи, мы дадим врагу великолепный шанс.

— Когда вы собираетесь туда? — спросил Глаз-и-Ухо совсем мрачным голосом.

— Поход в западную оконечность Парка намечен в маршрутном графике на завтра. Я мог бы отложить, но…

— Понимаю. Это предупредит злоумышленника о том, что нам что-то известно. Да… — Пеггол пощипал себя за нижнюю губу. — И все равно, наверное, вам следует внести в график изменения, Рэднал вез. Уж лучше предупредить врага, чем просто развязать ему руки.

— Свободный вез Менк… — начал Лием.

— То, что я сказал Рэдналу, относится и к вам, — перебил его Глаз-и-Ухо.

— Хорошо, Пеггол вез. Как моргафец мог узнать о готовящемся заговоре, если нам ничего не было известно? Не хочу вас обидеть, но дело касается и лично меня. — Лием махнул в сторону Барьерных гор, внезапно ставших невысокими и хрупкими.

— Вопрос естественный, и обижаться не на что. Я вижу два возможных ответа, — сказал Пеггол. (Рэднал невольно подумал, что Глаз-и-Ухо видит по меньшей мере два возможных ответа на любой вопрос). — Либо Моргаф организовал типичную провокацию, чтобы испортить наши отношения с соседями, либо те, кто задумал эту чудовищную диверсию, обратились к моргафцам с предложением сообща добить нас после катастрофы.

И то, и другое было логично. Оставалось только гадать, что, понятно, было занятием неблагодарным, и поэтому Рэднал сменил тему:

— Так как сейчас мы ничего сделать не можем, не пойти ли нам спать? Утром я объявлю группе, что идем не на запад, а на восток. Это тоже интересная экскурсия. Она…

Пеггол поднял руку:

— Зачем рассказывать, если я завтра все увижу сам? — Поморщившись, он переступил с ноги на ногу. — Седло и седалище — больные темы для меня. От натертых ягодиц можно умереть?

— Никогда о таком не слышал. — Рэднал подавил улыбку.

— Наверное, я буду первым и попаду во все учебники медицины. — Пеггол потер затронутые места. — А завтра опять на ослах? Ужас!

— Если мы скоро не ляжем, то завтра оба будем дремать в седле. — Гид зевнул. — Я уж боялся, что Мобли никогда не уйдет к себе.

— Должно быть, ты ему нравишься, Рэднал, — проворковал Лием, пародируя обращение лиссонесца.

— Проваливай к ночным дьяволам!

Рэднал замолчал, ожидая шуточек по поводу Лофосы и Эвилии, однако милиционер, видимо, решил не касаться больной темы. Интересно, какие новые идеи осенили неугомонных девиц из Крепалганского Единства? Лучше бы сегодня они не приходили и оставили его в покое — ему действительно нужно хорошенько выспаться. Потом новая мысль возникла в голове биолога: когда совокуплению предпочитаешь сон, не значит ли это, что ты стареешь?

Вместе с Пегголом и Лиемом он вернулся в лагерь. Дежуривший Глаз-и-Ухо шепотом доложил: все спокойно.

Рэднал невольно прислушался к тому, что происходит за дверями Эвилии и Лофосы, потом Мобли. Никаких стонов или скрипов ниоткуда не доносилось. Любопытно: Мобли вообще не подъезжал к девушкам или они его отшили?

Снова зевнув, Рэднал пошел к себе, снял сандалии и пояс и лег. Наполненный воздухом спальный мешок ласково вздохнул, словно любовница.

Глаза Рэднала смежились, и, сам того не заметив, он задремал.

Разбудило его постукивание: «тук-тук-тук!» — так птичка-коприт приветствовала с крыши зарю. Понадобилось несколько сердцебиений, чтобы полностью проснуться, сообразить, что он все-таки спал, и вспомнить, что предстоит сделать сегодня утром.

Гид надел сандалии, повязал пояс и вышел в гостиную. Милиционеры и Глаза-и-Уши почти все уже бодрствовали, но не Пеггол. У Рэднала еще мелькнула мысль: можно ли использовать храп как средство шантажа?

— За ночь никого не убили, — произнес Лием вез Стериз.

— Рад это слышать, — отозвался Рэднал иронично и в то же время искренне.

Из своей комнатки вышла Лофоса — очевидно, в традиционном крепалганском спальном наряде: как мать родила, хотя и с безупречно уложенной прической. А еще она сделала что-то с глазами, отчего они стали казаться еще больше и ярче. Все мужчины разом повернулись в ее сторону.

Лофоса ослепительно улыбнулась Рэдналу и серебряным голоском пропела:

— Надеюсь, вы не очень без нас скучали, свободный вез Кробир. Наверняка мы бы славно провели время, но день вчера выдался слишком тяжелый.

Прежде чем гид смог ответить (а ему требовалось время, чтобы прийти в себя), девушка безмятежно вышла, направляясь в туалет.

Рэднал уставился на свои сандалии, боясь встретиться с кем-нибудь взглядом. В комнате приглушенно закашляли — никто не знал, что тут можно сказать. Наконец заговорил Лием:

— Похоже, вы знакомы достаточно близко…

— Ну, — выдавил из себя биолог.

В физическом плане они были достаточно близки, чтобы девушка обращалась к нему и без «вез». И тартешским она владела достаточно хорошо, чтобы это понимать. Лофоса ухитрилась привести его в еще большее замешательство, предваряя формальным обращением столь интимную фразу. Более дурацкое положение трудно себе представить.

Из своей комнаты вышла Эвилия, тоже обнаженная. В отличие от подруги, она не стала болтать с Рэдналом, а направилась сразу в туалет. Девушки встретились за жиролетами, обменялись парой фраз и пошли каждая своим путем.

Тогло вез Памдал появилась в гостиной, когда Лофоса вернулась с улицы. Лофоса вызывающе посмотрела на широкобровую, словно напрашивалась на оскорбление. Многие тартешцы, особенно женщины, не замедлили бы съязвить по поводу такого бесстыдства, но Тогло лишь промолвила:

— Надеюсь, вы спали спокойно, свободная? Таким тоном можно разговаривать с соседкой, которую не слишком хорошо знаешь, но нет оснований недолюбливать.

— Да, спасибо. — Лофоса опустила глаза, поняв, что ее выставленные напоказ прелести никакой реакции не вызывают.

— Рада это слышать, — мило улыбаясь, продолжила Тогло. — Неприятно, должно быть, простудиться на отдыхе.

Лофоса сделала было шаг вперед, затем дернулась, будто ее укололи булавкой. Тогло уже повернулась, чтобы поздороваться с остальными. На сердцебиение-другое Лофоса ощерила зубы, точно пещерный кот, потом прошла к себе в комнату.

— Полагаю, я не обидела ее… слишком сильно? — сказала Тогло Рэдналу.

— По-моему, вы вели себя, как настоящий дипломат, — ответил он.

— Ну, учитывая положение дел в мире, я не уверена, что это комплимент.

Рэднал промолчал. Учитывая то, что стало ему известно накануне, положение дел в мире гораздо хуже, чем представляла себе Тогло.

Его собственные дипломатические способности были использованы полностью, когда после завтрака пришлось объяснять группе, почему они отправятся не на запад, а на восток.

— Я нахожу изменение плана весьма неприятным, да. — На смуглое лунообразное лицо Голобола легло скорбное выражение.

Бентер вез Мапраб, разумеется, его поддержал.

— Безобразие! — вспыхнул он. — Растительный покров вблизи Барьерных гор куда богаче, чем на востоке!

— Мне, по сути, все равно, куда идти, — сказала Тогло вез Памдал. — Насколько я понимаю, везде хватает интересных мест. Но хотелось бы знать, чем вызвано подобное изменение планов.

— Вот именно! — вставил Мобли, сын Сопсирка. — Что вы пытаетесь утаить?

Все туристы заговорили разом, а чета Мартос, естественно, заголосила. В поднявшемся гвалте Рэднал четко определил свою реакцию на слова лиссонесца: у него возникло желание, чтобы Низина была куда глубже — до раскаленного земного ядра; он бы столкнул туда наглеца!

Пеггол вез Менк хлопнул ладонью по столу, рядом с которым умер Дохнор из Келлефа, и в наступившей тишине медленно произнес:

— Свободный вез Кробир изменил план осмотра Котлован-Парка по моему предложению. Это продиктовано ходом расследования убийства и сделано в интересах Тартеша.

— Это нам ни о чем нам не говорит! — Теперь, похоже, Голобол был сердит, а не просто расстроен неожиданным изменением планов.

— Если я скажу вам все, что вы хотите знать, услышит и тот, кому это слышать не следует, — произнес Пеггол.

— Подумаешь! — возмущенно фыркнул Голобол.

— Вы, Глаза-и-Уши, наверное, считаете себя маленькими оловянными полубогами, — вставил Эльтзак вез Мартос.

Однако большинство туристов заявление Пеггола успокоило. С появлением звездной бомбы государства с еще большим рвением оберегали друг от друга свои секреты. По мнению Рэднала, это напоминало поведение человека, который начинал тревожиться о пещерном коте после того как тот задрал козу. Впрочем, кто знает? Может, и звездная бомба — не самая страшная вещь на свете.

— Обещаю: я расскажу вам все при первой возможности, — произнес он и удостоился тяжелого взгляда Пеггола вез Менка. Пеггол, дай ему волю, и собственного имени никому не открыл бы.

— Так что же все-таки происходит? — повторила Тогло.

По большому счету, Рэднал и сам этого толком не понимал, поэтому, выдержав многозначительную паузу, лишь промолвил:

— Чем дольше мы препираемся, тем меньше остается времени на осмотр достопримечательностей — в какую бы сторону мы ни отправились.

— Логично, — сказала Эвилия. Ни она, ни Лофоса не возражали против изменения маршрута.

Рэднал оглядел группу — лица туристов выражали скорее безнадежную покорность, чем недовольство.

— А теперь, свободные, давайте пойдем к стойлам, — сказал гид. — В восточной части Парка нам предстоит увидеть много интересного — и услышать тоже. Например, Убежище Ночных Демонов.

— Отлично! — Тогло вез Памдал захлопала в ладоши. — Когда я была здесь в прошлый раз, шел дождь, и гид нас туда не повел, опасаясь наводнения. А я хотела увидеть Убежище с тех пор как прочитала книгу Хикаг вез Гинфер.

— Вы имеете в виду «Камни судьбы»? — Мнение Рэднала о вкусе Тогло изменилось в худшую сторону. Стараясь оставаться вежливым, он произнес: — Не могу сказать, что там верно описан антураж.

— О, по-моему, эта вещица — полная чушь! — махнула рукой Тогло. — Но мы с Хикаг вместе ходили в школу и с тех пор дружим, так что приходится читать всю ее писанину. А она так показала Убежище Ночных Демонов!.. Уж не знаю, есть ли там хоть дуновение истины.

— Дуновение, может, и есть — слабое-слабое, — уступил Рэднал.

— Я тоже читала, — вставила Носко вез Мартос.

— Очень увлекательно.

— Наш гид считает, что это дрянь, — немедленно отреагировал ее муж.

— Ну, такого я не говорил, — заметил Рэднал, но никто из Мартосов его словно и не услышал.

— Ладно вам про дуновения! — заявил Бентер вез Мартос. — Идем так идем.

— Как скажете, свободный. — Хорошо бы в Убежище Ночных Демонов в самом деле обитали эти злобные твари, подумал Рэднал. Тогда, если повезет, они бы утащили Бентера в свои камни, и никто в группе его бы больше не увидел — и не услышал. Увы, такие приятные случаи происходят только в романах.

Туристы понемногу осваивались. Даже Пеггол выглядел уже не так несуразно на спине осла, как вчера. Отъехав от лагеря, Рэднал обернулся и увидел, как милиция и, Глаза-и-Уши продвигаются к хлеву, намереваясь их снова тщательнейшим образом осмотреть. Потом он заставил себя забыть о расследовании убийства и вспомнить об обязанностях гида.

— Поскольку мы выехали довольно рано, нам, возможно, посчастливится увидеть мелких рептилий и млекопитающих, которые прячутся в разгар жары. Большинство…

Впереди неожиданно взметнулся фонтанчик песка. Рэднал замолчал и спешился.

— Клянусь богами, кажется это сцинк-широконосик.

— Что?

Рэднал уже привык к удивленному хору голосов, неизменно сопровождавшему его рассказ о редких обитателях Низины.

— Сцинк-широконосик, — повторил он и нагнулся. Да, верно, вот приманка. А теперь — пятьдесят на пятьдесят, как повезет. Ухватит за хвост — ящерица просто сбросит этот придаток и убежит. А ухватит за шею…

Есть! Ящерица билась в руке, как кусок обезумевшей резины, пытаясь вырваться. При этом она опорожнила кишечник. Лофоса с отвращением фыркнула.

Через тридцать или сорок сердцебиений сцинк сдался и замер. Рэднал показал рептилию длиной с ладонь обступившим его туристам.

— Сцинки обитают по всему миру и широко распространены, но широконосик — довольно любопытная зверюшка. Его можно назвать сухопутным родственником морского черта. Посмотрите.

— Он постучал по мясистому оранжевому наросту в конце спинного хребта. — Ящерица зарывается в песок, выставив наружу только эту приманку и кончик носа. Особая мышечная система позволяет длинным ребрам изгибаться, казалось бы, самым невероятным образом. Когда насекомое «клюет» на приманку, широконосик кидает в него комочками земли или песка, а потом изворачивается и… Прекрасное создание!

— В жизни не видел ничего уродливей! — заявил Мобли, сын Сопсирка.

Ящерице было все равно, что о ней говорят. Она уставилась на зрителей черными глазками-бусинками. Если этот вид протянет еще несколько миллионов лет (если Низина протянет еще несколько месяцев, нервно подумал Рэднал), ее далекие потомки вовсе утратят зрение, подобно другим ведущим подземный образ жизни сцинкам.

Рэднал отошел от тропы и опустил ящерицу на землю. Она молниеносно засеменила прочь, словно скользя на своих коротких лапках, и через сердцебиение слилась с почвой. Только ярко-оранжевая приманка выдавала ее присутствие.

— А какие-нибудь твари покрупнее не ловят самих сцинков на их приманку? — спросила Эвилия.

— Вы совершенно правы, — ответил биолог. — Коприт, например, не прочь отправить ящерицу в свою кладовую на кусте терновника. Большеухие ночелицы тоже едят сцинков, но они, практически слепые, охотятся по запаху.

— Надеюсь, меня коприт не схватит! — засмеялась Эвилия. Она и Лофоса щеголяли в красно-оранжевых туниках — почти такого же оттенка, что и приманка сцинка — с двумя рядами крупных золотых пуговиц, на груди вызывающе алели пластиковые бусы с золотыми застежками.

Рэднал улыбнулся.

— Да, полагаю, вам это не грозит. Теперь давайте продолжим… Подождите-ка, а где свободный вез Мапраб?

Буквально через несколько сердцебиений пожилой широкобровый вышел из-за густого терновника, на ходу надевая ремень.

— Прощу прощения за задержку — зов природы, понимаете ли, а мы все равно вроде остановились.

— Я просто не хотел вас потерять, свободный. — Рэднал проследил, как турист садится на осла. Это первый раз, когда Бентер извинился. Может, ему нехорошо?

Группа медленно двигалась на восток. Вскоре люди устали и начали капризничать.

— В вашем Парке все так однообразно, одно место похоже на другое как две капли воды, — надула губки Лофоса.

— Вот именно, когда мы увидим что-нибудь новое? — поддакнул Мобли, сын Сопсирка. Рэднал подозревал, что лиссонесец согласился бы с Лофосой, даже если бы та заявила, что небо розовое. — Здесь жарко, сухо и голо. А эти колючие кусты мне уже надоели!

— Свободный, если вам угодно лазать по горам и кататься в снегу, надо было ехать куда-нибудь в другое место, — сухо ответил гид. — Низина вам такого удовольствия не доставит. Но горы и сне есть по всему свету, а Котлован-Парк уникален, Если же вам кажется, что местные окрестности похожи на то, что мы видели вчера у Соленого озера, свободный, свободная, — он взглянул на Лофосу, — то уверяю вас, вы оба ошибаетесь.

— Ошибаются, ошибаются, — вставил Бентер вез Мапраб. — Здесь совсем иная растительность. Отметьте более широкие листья, олеан…

— Растения они и есть растения, — отрезал Лофоса.

Бентер поднес руку к голове в жесте ужаса смятения. Рэднал ожидал, что старик вот-вот раз разится очередной желчной речью, однако он лишь пробормотал что-то и успокоился.

Примерно через четверть десятины гид привлек внимание группы к серому пятнышку на восточном горизонте:

— Убежище Ночных Демонов. Даю вам слово, что ничего подобного вы еще не видели.

— Надеюсь, это будет интересно, о да, — сказал Голобол.

— Я просто обожаю то место, где демоны выходят на закате и кровь капает с их когтей! — с чувством произнесла Носко вез Мартос.

Рэднал вздохнул.

— «Камни судьбы», свободная, всего-навсего триллер. Никакие демоны не живут в Убежище и, естественно, не выходят оттуда ни на закате, ни в любое другое время. Я провел там ночь в спальном мешке, а поглядите-ка — цел и здоров, и кровь моя при мне.

Носко скорчила гримасу, явно предпочитая мелодраму реальности. Выйдя замуж за Эльтзака, она вряд ли могла питать теплые чувства к окружающей ее реальности.

Убежище Ночных Демонов представляло собой груду серого гранита, на сотню кьюбитов возвышающуюся над ровной поверхностью Низины. В лучах безжалостного солнца отверстия всевозможных размеров, испещрявшие гранит, казались Рэдналу глазницами черепов, повернувшихся в его сторону.

— Похоже, в некоторые отверстия можно пролезть, — заметил Пеггол вез Менк. — Их не исследовали?

— Исследовали многократно, — ответил гид. — Мы, однако, не поощряем это, ибо, хотя никто пока не нашел ни одного ночного демона, там полно гадюк и скорпионов. И огромные скопления летучих мышей! Должно быть, эта картина — полчища летучих мышей, устремляющихся в сумерках на охоту за насекомыми, — во многом и породила легенды про Убежище.

— Летучие мыши есть повсюду, — возразила Носко. — А Убежище Ночных Демонов одно, потому что…

Неожиданно набрал силу ветер, ранее едва ощущавшийся, и поднял с земли пыль. Рэднал схватился за кепочку; из множества глоток Убежища Ночных Демонов исторгся утробный вой — до того мрачный и глухой, что волосы на его теле едва не стали дыбом.

Носко пришла в экстаз.

— Вот! — воскликнула она. — Крик не знающих смерти демонов, которые жаждут вырваться на свободу и поработить весь мир!

Рэднал вспомнил про звездную бомбу, возможно, заложенную у Барьерных гор, и подумал об ужасах куда худших, нежели все демоны вместе взятые.

— Вы, конечно, знаете, что это всего лишь ветер играет на плохо настроенной лютне. Под напором ветра и песка более мягкие породы разрушились, таким образом возникли отверстия, а гуляющие в них струи воздуха порождают те самые дикие звуки, которые мы только что слышали.

Носко вез Мартос раздраженно хмыкнула.

— Если есть боги, то почему не может быть демонов?

— Об этом поговорите лучше со священником, а не со мной. — Рэднал мог призвать в сердцах богов Тартеша, но, как и большинство образованных людей его поколения, иного применения им не видел.

— Видите ли, свободная, — сказал Пеггол вез Менк, — вопрос существования ночных демонов не обязательно связан напрямую с вопросом, обретаются ли они в Убежище Ночных Демонов. Правда, если демоны вообще не существуют, то вряд ли мы найдем их здесь.

Мясистое лицо Носко исказил гнев, и все же она понимала, что Глаз-и-Ухо лучше не раздражать. Поэтому она повернулась и заорала на Эльтзака. Тот, разумеется, немедленно ей ответил.

Ветер крутил пыльные смерчи и бросал в лица кусочки почвы, Убежище продолжало выть и стенать, щелкали камеры туристов.

— Жаль, что я не взяла записыватель, — сказала Тогло вез Памдал. — Самое интересное здесь не то, как выглядят эти пещеры, а как они звучат.

— Запись Убежища Ночных Демонов во время бури можно купить в сувенирном магазине возле входа в Котлован-Парк.

— Благодарю вас, Рэднал вез, пожалуй, я так и сделаю на обратном пути. Хотя приятнее было бы, конечно, записать то, что я слышала собственными ушами. — Взгляд Тогло мимолетно скользнул по продолжающим ругаться супругам Мартос. — Ну, по крайней мере, кое-что из того, что я слышала.

— Убежище Ночных Демонов находилось, вроде бы, на дне моря? — спросила Эвилия.

— Верно. — И снова может там оказаться, подумал Рэднал. Он представил себе, как в отверстия древних гранитных глыб заглядывают рыбы и забираются крабы в поисках останков змей и песчаных крыс. Картина как живая стала перед его глазами, яркая и красочная… Дурной знак — выходит, нависшую угрозу он воспринимал слишком серьезно.

Биолог настолько погрузился в свои мысли, что не сразу заметил воцарившееся молчание. А очнувшись, завертел головой, пытаясь понять, что происходит.

На склоне Убежища стоял, замерев, как изваяние, пещерный кот.

Он, должно быть, спал в какой-нибудь щели, пока его не разбудили крики. Кот зевнул, показав желтые клыки и розовый язык. Потом вновь посмотрел на туристов холодными янтарными глазами, словно прикидывая, с каким соусом их лучше съесть.

— Давайте отойдем назад, — тихо произнес Рэднал. — Ни к чему, чтобы он решил, будто мы ему угрожаем.

Если пещерный кот нападет, выстрел из ручной пушки ранит зверя (если, конечно, посчастливится попасть), однако никак не убьет. И все же Рэднал незаметно открыл клапан седельной сумки.

На этот раз все туристы сделали так, как было сказано. Вид огромного хищника пробудил в сердцах страх, восходивший к тем дням, когда люди только учились ходить прямо.

— А других здесь нет? — спросил Мобли, сын Сопсирка. — У нас в Лиссонленде львы живут в прайдах.

— Нет, пещерные коты по природе своей одиночки и собираются вместе только в брачный сезон, — ответил гид. — У них и львов общие предки, но повадки совсем разные. В Низине нет больших стад животных, чтобы охотиться на них сообща.

Рэднал уже решил было, что пещерный кот собирается снова лечь спать, как тот сорвался с места. Длинная серо-бурая грива волной мелькнула в воздухе, когда хищник прыжком метнулся со склона Убежища. Биолог выхватил из сумки свою ручную пушку и еще успел заметить такую же в руке Пеггола вез Менка.

Но хищник бросился прочь от группы. Через сердцебиение его сероватая шкура уже почти слилась с песком. Яростно защелкали камеры. Потом зверь исчез.

— Какой красивый… — выдохнула Тогло вез Памдал и, помолчав немного, спросила уже более практично: — Где он находит воду?

— Ему много не надо, Тогло вез. Как и все обитатели Низины, пещерный кот обходится практически тем, что получает с телом жертвы. Кроме того, — гид указал на север, — в холмах есть несколько крошечных ручьев. В дни, когда охота на пещерных котов разрешалась, проще всего было найти такой источник и там залечь в засаде, ожидая, когда хищник придет на водопой.

— Какая жестокость! — воскликнула Тогло.

— С нашей точки зрения, безусловно, — кивнул Рэднал. — Но встаньте на место человека, у которого пещерный кот перебил стадо или унес ребенка. Нельзя судить по нашим меркам.

— Величайшая разница между прошлым и настоящим заключается в том, что мы, ныне живущие, способны творить зло в гораздо больших масштабах, — сказал Пеггол вез Менк. Возможно, он думал о звездной бомбе. Впрочем, в недавней истории имелось столько примеров злодеяний, что трудно было с ним не согласиться.

— Ну, свободный вез Кробир, — сказал Эльтзак вез Мартос, — я должен признать, что ради такого стоило платить за поездку в Котлован-Парк.

Рэднал просиял — уж от кого он меньше всего ожидал доброго слова, так это от Эльтзака. Затем вступила Носко:

— Но еще лучше было бы, если бы пещерный кот помчался на нас и пришлось бы в него стрелять.

— Верно, — кивнул Эльтзак. — Заснять бы такое! «Неужели они соглашаются друг с другом, только когда оба не правы?» — подумал Рэднал.

— При всем к вам уважении лично я рад, что зверь предпочел ретироваться, — сказал он. — Я не хотел бы убивать столь редкое животное.

Вновь поднялся ветер, и Убежище Ночных Демонов отозвалось душераздирающим воем. Рэднал представил себе, каково слышать эти звуки невежественному охотнику. И все же глупо судить по меркам прошлого, когда настоящее многое освещает ярким светом. Если Носко верит в ночных демонов лишь потому, что прочитала о них в приключенческой книжонке, значит, боги обделили ее и тем крохотным разумом, который даровали сцинку-широконосику. Рэднал улыбнулся — вообще-то, похоже, сцинк и в самом деле смышленее ее.

— Пещерный кот убежал в одну сторону, а мы направимся в другую, — наконец сказал гид. — Держитесь вместе, не разбредайтесь. По мне, если кто по собственной воле отобьется, тому и быть съеденным.

Уговаривать туристов не пришлось — их ослы едва не наступали друг другу на ноги.

По мнению Рэднала, западная сторона Убежища Ночных Демонов ничем, в сущности, от восточной не отличалась. Но он-то здесь бывал десятки раз. Трудно винить туристов за то, что они хотят увидеть как можно больше.

— Здесь тоже нет демонов, Носко, — ядовито промолвил Эльтзак вез Мартос. Его супруга надменно вздернула голову.

Любопытно, почему они не разводятся, размышлял Рэднал. А еще любопытней, как их угораздило пожениться! Давление родственных кланов? Да нет, вряд ли. Ну а почему он сам продолжает торговаться из-за цены, выставленной отцом Велло вез Патун? Это обеспеченный почтенный род, нижний эшелон аристократии, отличный плацдарм для энергичного разночинца. И Велло недурна… просто он к ней совершенно безразличен. Если ей вздумается прочесть «Камни судьбы», то она, скорее всего, будет книгой довольна. Это Рэднала тревожило. Не придется ли ему заводить любовницу только для того, чтобы отвести душу за разговором? В конце концов, кажется, у Пеггола наложница есть. Ну и что, он счастлив? Сомнительно. Пеггол вообще, похоже, получает своего рода извращенное удовольствие от того, что не получает удовольствия ни от чего.

Мысли о Велло заставили Рэднала вспомнить о ночи с Эвилией и Лофосой. Нет, жениться на женщине, чье тело — ее единственное достоинство, он не хочет. Но с другой стороны, вряд ли брак получится прочным, если тело жены совсем не будет его привлекать. Что ему нужно, так это…

Рэднал фыркнул. Что мне нужно, так это богиню во плоти, которая сойдет с небес и влюбится в меня… если, конечно, самим фактом своей божественности она не уничтожит мою веру в собственные силы. Найти такую невесту — особенно за цену, которую он мог себе позволить, — весьма маловероятно. Может, Велло в конце концов и подойдет.

— Мы будем возвращаться тем же маршрутом?

— спросила Тогло вез Памдал.

— Не хотелось бы, — ответил Рэднал. — Я планирую удалиться на юг и дать вам возможность посмотреть местность, которую вы еще не видели.

— Он не смог удержаться от искушения и добавил:

— Каким бы однообразным ни находили здесь все некоторые люди.

— Если вы имеете в виду меня, Рэднал, — с невинным видом сказал Мобли, сын Сопсирка, — то я, напротив, сторонник всего нового. Просто здесь ничего такого я не вижу.

— Хм-м, — покачала головой Тогло, — а мне нравится. Я с удовольствием наконец посмотрела — и послушала — Убежище Ночных Демонов. Теперь понятно, почему наши предки считали, что там обитают кошмарные создания.

— Несколько сотен сердцебиений назад я как раз об этом и думал, — сказал Рэднал.

— Какое чудесное совпадение! — Лицо девушки осветила улыбка. Но, к сожалению, она тут же помрачнела: — Поездка была бы еще приятней, если бы Дохнор из Келлефа был жив.

— Да, — кивнул Рэднал.

Черт возьми, нельзя же подозревать всех и вся! Кто же все-таки свернул ему шею? Его подозрения пали даже на чету Мартос, которых ранее он не брал в расчет, как органически не способных убить кого-либо тихо. Но что если их безумные крики и ссоры лишь скрывают злой умысел?

Рэднал рассмеялся — сухо и надтреснуто, как Пеггол вез Менк. Он не мог в это поверить. Кроме того, Носко и Эльтзак были тартешцами, неужели они захотят уничтожить свою страну? Или им достаточно много заплатили?..

Носко обернулась на Убежище Ночных Демонов как раз в тот момент, когда в одно из отверстий влетел коприт.

— Демон! Я видела ночного демона! — взвыла она.

Рэднал снова рассмеялся. Если Носко шпион и диверсант, то он — безгорбый верблюд.

— Поехали, пора возвращаться.

Выполняя свое обещание, гид повел своих подопечных в лагерь другим путем. Мобли, сын Сопсирка, остался безучастен к окрестностям.

— Кругом одно и то же.

— Чушь! — заявил Бентер вез Мапраб. — Растительность иная.

— А по мне все одно, — упрямо повторил Мобли.

— Свободный вез Мапраб, судя по вашему интересу к флоре, вы ботаник? — поинтересовался Рэднал.

— Спаси меня боги! — визгливо хохотнул Бентер.

— До выхода на пенсию я руководил сетью цветочных магазинов.

— А, понятно. — С таким практическим опытом Бентер мог узнать о растениях ничуть не меньше, чем любой ботаник-исследователь.

Через четверть десятины Бентер остановил своего осла и вновь удалился за кустарник.

— Извините, что задерживаю, — сказал он, вернувшись, — почки уже не те.

Эльтзак вез Мартос фыркнул:

— Не беспокойтесь, Бентер вез. Вы человек бывалый и знаете, как поливать растения! Ха-ха-ха!

— А вы еще больший осел, чем тот, на котором едете! — огрызнулся Бентер.

— Свободные, пожалуйста! — Рэднал успокоил бранящихся и развел в разные концы цепочки туристов. Если они бросятся друг на друга через три сердцебиения после того как выйдут за пределы Котлован-Парка, — милости просим, но до той поры они под его опекой.

— Надо признать, что вы свое серебро отрабатываете потом и кровью, — тихо заметил Пеггол вез Менк. — По роду работы мне приходится сталкиваться с дураками, однако по крайней мере я не обязан быть с ними вежливым. — Он еще больше понизил голос, — Когда свободный вез Мапраб ушел за кусты, он не просто опорожнил мочевой пузырь. Я отъехал в сторону и видел, как он поднял что-то с земли.

— Вот как? Любопытно. — Рэднал сомневался, что старик причастен к убийству Дохнора из Келлефа. Но вывозить из Котлован-Парка растения было строго запрещено, и к подобного рода ситуациям гид был готов куда лучше, чем к убийствам.

— Пока сделаем вид, будто ничего не заметили. А когда вернемся в лагерь, нельзя ли, чтобы ваши люди вновь осмотрели его багаж?

Пеггол усмехнулся.

— Похоже, вам это нравится…

— Конечно, лучше бы на его месте оказался Эльтзак, но у него нет ни контрабанды, ни мозгов.

— Вы уверены?

— Разумеется! — немедленно ответил Рэднал. — Если бы у него были мозги, разве он женился бы на Носко вез? — Смех, который он заслужил, даже не был похож на сухое покашливание.

— А вы, оказывается, язвительный тип, — одобрительно сказал Глаз-и-Ухо.

На подъезде к лагерю к жалобам Сопсирка присоединилось нытье Голобола:

— Не считаем Убежище Ночных Демонов и не считаем пещерного кота, которого мы видели, да, и что тогда остается? Ничего интересного за весь день!

— Свободный, если вы намерены не принимать в расчет все интересное, то тогда действительно любой день окажется скучным, — заметила Тогло.

— Отлично сказано! — Как гид Рэднал не мог прямо высказывать туристам свое мнение. Тогло сделала это за него.

Она улыбнулась.

— Зачем ехать в Низину, если тебе заранее не нравится то, что там увидишь?

— Эх, Тогло вез, знаете, в каждой группе найдутся такие люди. Уму непостижимо! Если бы у меня были деньги посмотреть Девять Железных Башен Машьяка, я не стал бы хныкать, что они не золотые.

— Вот это практичный подход, — сказала Тогло.

— Нам не помешало бы побольше трезвомыслящих людей.

— Нам не помешало бы…

Рэднал замолчал. Он собирался закончить: «не бояться, что где-то поблизости зарыта звездная бомба». Это было бы глупо — не только напугало бы Тогло (или, скорее, встревожило ее; девушка, похоже, была не из пугливых), но и навлекло бы гнев Пеггола вез Менка. Вдруг Рэднал представил себе, каким будет гнев Пеггола, как он обрушится на него — как Западный океан обрушится на Низину через поверженные горы. Он попытался посмеяться над собой — чересчур литературное сравнение. Смеха не получилось. Сравнение-то литературное, а вот если это произойдет, то от его государства только литература и останется.

— Нам не помешало бы… что? — спросила Тогло.

— Что вы хотели сказать?

Он не мог ей признаться, и в то же время ему не хватало изворотливости, чтобы придумать что-нибудь правдоподобное. К собственному изумлению и испугу, он вдруг выпалил:

— Будь побольше таких людей, как вы, Тогло вез, которые не впадают в истерику по любому случаю…

— Ах, это… Знаете, Рэднал вез, от того, что вы делали, никому вреда не было. Да, лично я предпочла бы заниматься этим без свидетелей, но вряд ли у меня есть основания сердиться или обижаться.

Рэднал не знал, как толковать ответ Тогло, однако, так или иначе, он уже зашел чересчур далеко, поэтому благоразумно промолчал.

Что-то маленькое юркнуло в молочае, что-то покрупнее метнулось следом; погоня закончилась вихрем поднятой пыли. Предвосхищая неизбежный вопрос «Что это?!», Рэднал сказал:

— Похоже, мы стали свидетелями охоты тушкана клыкастого. — Хищный грызун накрыл жертву своим телом. Гид вытащил монокуляр и нагнулся над ним, чтобы рассмотреть получше. — Ага, он поймал жирную песчаную крысу.

— Одно из животных, которых вы изучаете? — спросил Мобли. — А сейчас вы, должно быть, достанете ручную пушку и отомстите наглецу?

— И поделом ему! — Тело Носко заколыхалось, когда она энергично повела плечами. — Что за бесчувственная тварь — убить мохнатую малютку!

Рэднал хотел спросил, понравился ли ей вчерашний бифштекс, но потом сообразил, что она не поймет.

— Всем хищникам приходится либо добывать себе мясо, либо голодать. Тушкан клыкастый, или клинозуб, конечно, не такой симпатичный, как песчаная крыса, но и ему есть место в общей картине жизни.

Клинозуб был чуть меньше лисы, с кремовым брюшком и бурой спиной. На первый взгляд, он походил на обычного тушканчика — сильные лапы, крупные уши и длинный хвост с кисточкой на конце. Но рыльце было подлиннее и уже обагрено кровью. Хотя песчаная крыса слабо шевелилась, клинозуб вгрызся в ее брюшко и начал пожирать жертву.

Носко, закатив глаза, простонала. Любопытно, как устроены ее мозги, подумал Рэднал. Она всей душой жаждет верить в существование ночных демонов, которые творят зло, и в то же время столкновение с неприглядной реальностью буквально выворачивает ее наизнанку. Нет, ему этого не понять; есть противоречия, которые уживаются в человеке самым непостижимым образом.

— Как я уже говорил несколько дней назад, тушкан клыкастый отлично прижился в Низине, потому что все его семейство приспособилось к таким условиям, еще когда эта часть света находилась под водой. Его травоядные родственники извлекают необходимую влагу из листьев и семян, а ему самому хватает того, что содержится в тканях тела жертвы. Даже когда у нас — крайне редко — идет дождь, никто не видел, чтобы клинозуб пил.

— Отвратительно! — Носко передернулась, и все ее жировые складки заколыхались.

Рэднал не удержался от мысли: интересно, сколько ее тело смогло бы обеспечивать клинозуба необходимой жидкостью? Должно быть, долго, очень долго.

— Лагерь! Я вижу лагерь! — завопил Мобли, сын Сопсирка. — Холодная вода, холодный эль, холодное вино!..

Как и накануне вечером, милиция и Глаза-и-Уши вышли навстречу туристам. Чем ближе подходили ослы, тем лучше были видны лица поджидавших — вытянутые и мрачные.

На этот раз Рэднал не желал и десяти лишних сердцебиений пребывать в неведении.

— Фер вез, Жозел вез, займитесь, пожалуйста, туристами. Я хочу узнать, что происходит.

— Хорошо, Рэднал вез, — отозвался Фер голосом, который мог бы посоревноваться в подавленности с выражением лица.

Рэднал спрыгнул с осла и подошел к Лиему вез Стеризу. Он не удивился, когда рядом возник Пеггол вез Менк. Их мантии зашуршали, соприкоснувшись, когда они обступили подкомандира милиции.

— Ну, что слышно, Лием вез? — спросил гид.

Лицо Лиема было словно вырублено из камня.

— Слышно то, что будет допрос, — промолвил он тихо. — Завтра.

— Великие боги! — вырвалось у Рэднала. — Похоже, в Тартешеме не расположены шутить.

Лием рукавом вытер покрытое испариной лицо.

— Видишь красные отметки за кострищем? Мы уже подготовили посадочную площадку для машин, которые прилетят утром, — разметили ее красными знаками.

— Но… допрос? — Рэднал покачал головой. Методы Глаз-и-Ушей известны… — Если мы тронем иностранцев, может начаться конфликт, даже война.

— В столице это понимают, Рэднал вез, — сказал Лием. — Мои возражения зафиксированы записывателем. Ко мне не прислушались.

— Наследственный Тиран и его советники наверное полагают, что ущерб от войны будет меньше, чем то, что последует за взрывом звездной бомбы, — сказал Пеггол.

— А если ее здесь нет или просто туристы ничего не знают? — возразил биолог. — Тогда мы восстановим против себя Крепалганское Единство, Лиссонленд и другие страны, и все ради чего? Поговорите со своими, Пеггол вез, надо их переубедить!

Глаз-и-Ухо покачал головой.

— Нет — по двум причинам. Во-первых, это решение наверняка принято в таких высоких инстанциях, что мне не по силам на них повлиять. Я в конце концов простой оперативник и не участвую в выработке стратегии. Ну а во-вторых, по вашему радиофону можно позвонить только у всех на глазах; вряд ли стоит предупреждать врага о готовящемся допросе.

Рэднал вынужден был признать, что, с точки зрения службы безопасности, это имело смысл. Но от этого ситуация не становилась приятнее. Затем другая мысль пришла ему в голову, и он повернулся к Лиему вез Стеризу:

— А меня тоже будут… э-э… допрашивать? И сотрудников Парка? А как насчет Тогло вез Памдал — возьмут в оборот родственницу Наследственного Тирана?

— Я не знаю ответов, — сказал милиционер. — Те, с кем я разговаривал в Тартешеме, особенно не распространялись. — Он бросил взгляд на Пеггола. — Наверное, из соображений безопасности.

— Безусловно, — отрезал Глаз-и-Ухо. — Нам надо вести себя как ни в чем не бывало, никто не должен заподозрить, что утром мы ждем спецгруппу.

— Мне было бы легче вести себя как ни в чем не бывало, если бы я точно знал, что утром мне не будут выдергивать клещами ногти, — заметил Рэднал.

— После подобных испытаний Наследственный Тиран щедро вознаграждает невинных, — сказал Пеггол.

— Наследственный Тиран очень щедр, — пробормотал Рэднал. На большее он не осмелился в присутствии Глаза-и-Уха. Серебро, хотя и творит чудеса, не возместит ужас, боль и, порой, увечье.

— От туристов нетрудно будет скрыть происходящее, — заметил Лием. — Глядите, что они делают.

Рэднал повернулся, посмотрел и хмыкнул. Его подопечные превратили площадку, помеченную красными знаками, в небольшое поле для игры, и все, кроме Голобола, с криками и воплями гонялись за резиновым мячиком, стараясь отобрать его друг у друга. Если у этого занятия и были правила, то наверняка секретные. Мобли, сын Сопсирка, с достойным лучшего применения упорством домогался подружек-узкоголовых и при первой возможности радостно повалил Лофосу на землю. Когда она поднялась, на ее тунике не доставало двух крупных золотых пуговиц. Мобли, очевидно, так попало в шаловливой борьбе, что он не сразу мог встать.

Эвилия тоже лишилась нескольких пуговиц, у Тогло вез Памдал и Носко вез Мартос порвались пояса. Тогло продолжала бегать и дурачиться, зажимая рукой полы мантии; Носко себя подобным не обременяла. Глядя, как она прыгает и скачет, Рэднал пожалел о скромности Тогло.

— Готовить ужин? — спросил Фер вез Кантал.

— Разжигай печь, но готовить не торопись, — ответил гид. — Им так хорошо, пусть себе отведут душу. Завтра им будет не до веселья.

— Нам тоже, — буркнул Фер. Рэднал скривил лицо и кивнул.

Бентер вез Мапраб схватился за мяч с Эльтзаком вез Мартосом и повалил своего более крупного и молодого соперника на землю. А потом неожиданно хлопнул ничего не подозревавшую Эвилию по заду. Девушка изумленно на него уставилась.

— Ого, да у старика еще есть порох в пороховнице! — прокомментировал Пеггол.

— Трудно не согласиться. — Рэднал наблюдал за Бентером вез Мапрабом. Он, может, и в годах, но силы и энергии ему не занимать. Вполне достаточно, например, чтобы сломать кому-нибудь шею. Интересно, месть за проигрыш — достаточное основание для убийства? Или он, как и Дохнор, играл в иные, более тайные и коварные игры?

Солнце уже закатилось за Барьерные горы, и тьма упала на лагерь, когда туристы наконец утомились. Только знаки на посадочной площадке светились розовым светом.

Тогло кинула мячик Эвилии со словами:

— Хорошо, что вы его с собой захватили, свободная! Я давно не получала такого удовольствия — как в детстве!

— Я подумала, что это славный способ размяться, выпустить пар после утомительной поездки на ослах, — ответила Эвилия.

Дельная мысль, отметил Рэднал. В следующий раз, когда он поведет сюда группу (если лагерь не будет погребен под тысячами кьюбитов воды), непременно захватит с собой мяч. Гид даже разозлился на собственную несообразительность: мог бы и сам догадаться, а не красть идею у туриста.

— Если раньше я умирал от жажды, то теперь я суше самой пустыни! — провозгласил Мобли. — Где эль?!

— Сейчас открою холодильник, кто-нибудь еще будет? — предложил Жозел вез Глезир. И тут же отпрянул от разгоряченных потных туристов, кинувшихся к нему. — Эй, друзья, если вы меня раздавите, кто даст вам выпивку?

— Ничего, найдем выход, — буркнул Эльтзак вез Мартос, впервые показав проблески разума.

Угли в печи раскалились докрасна. Фер вез Кантал притащил разделанную свиную тушу и говяжьи ребра.

Рэднал поел и с удовольствием присоединился к туристам, которые завели протяжную песню, забыв на время о том, что предстояло утром. И все же иногда он как будто бы трезвел от страшной мысли; один раз его голос дрогнул, и Тогло встревоженно оглянулась. Рэднал выдавил улыбку и постарался взять себя в руки.

Затем сам внимательно посмотрел на девушку. Невозможно себе представить, что она как-то связана с чудовищным планом затопить Низину. Очень трудно представить себе, что Глаза-и-Уши будут допрашивать ее, как обычную тартешанку. С другой стороны, еще совсем недавно казалось вообще невероятным, что они пойдут на такие крайние меры, как допрос иностранцев, поставив на кон спокойствие границ Тартеша. Может быть, это означает, что он недооценивает угрозу. В таком случае Тогло подвергается не меньшей опасности, чем все остальные.

К гиду приблизился и обратился Хоркен вез Софана, следователь милиции Котлован-Парка:

— Мне велели осмотреть вещи Бентера вез Мап-раба, свободный вез Кробир. Я нашел… это. — Он вытянул руку.

— Любопытно. Подождите здесь, старший рядовой вез Софана. — Рэднал подошел к сидящему Бентеру и похлопал его по плечу. — Пройдите, пожалуйста, со мной, свободный.

— Ну что там еще? — проворчал старик, однако двинулся следом.

— Я хотел бы знать, как эти краснояремные орхидеи, — гид указал на растения на раскрытой ладони милиционера, — оказались в вашей седельной сумке. Вывоз растений или животных с территории Котлован-Парка запрещен и карается штрафом, тюремным заключением, бичеванием или и тем, и другим, и третьим.

Рот Бентера вез Мапраба беззвучно открылся и закрылся. Наконец со второй попытки старик выдавил:

— Я бы их… бережно вырастил, свободный вез Кробир.

Он так привык требовать ответа, что совершенно растерялся, когда потребовали ответа от него.

Однако вместо торжества Рэднал почувствовал горечь. Что такое несколько краснояремных орхидей, когда вся Низина может исчезнуть с лица земли?

— Растения придется конфисковать, свободный вез Мапраб, и ваши вещи еще раз подвергнутся досмотру, когда вы будете покидать Котлован-Парк. Если контрабанды больше не будет, мы закроем глаза на ваше нарушение. В противном случае… Думаю, мне нет нужды объяснять.

— Спасибо… спасибо, — прошептал Бентер и торопливо удалился.

Хоркен вез Софана кинул на Рэднала укоризненный взгляд.

— Слишком вы с ним нежно.

— Может быть, но завтра им все равно займутся следователи.

— Гм-м, по сравнению со всем остальным, кража растений — не такое уж тяжкое преступление…

— Вот именно. Может, нам следовало оставить их старому брюзге, чтобы хоть что-то сохранилось, если… ну, вы понимаете.

— Да. — Милиционер задумался. — А если мы их сейчас ему вернем, он заподозрит неладное. И все же жаль.

— Жаль…

Туристы расходились по спальным помещениям. Рэднал завидовал их неведению. Хоть бы Лофоса и Эвилия посетили его в ночной тиши, и плевать, что скажут Глаза-и-Уши.

Но обе девушки из Трепалги зачастили в туалетную кабинку, бегая туда буквально каждую четверть десятины.

— Должно быть, что-то съела, — пожаловалась Эвилия, тяжело навалившись на дверной косяк после третьего рейса. — У вас не найдется таблеток?

— В аптечке, наверное, есть. — Рэднал порылся в аптечке, нашел нужные оранжевые таблетки и принес их девушке со стаканом воды. — Вот, возьмите.

— Спасибо. — Она бросила лекарство в рот, осушила стакан и откинула назад голову, чтобы проглотить. — Надеюсь, помогут.

— Я тоже надеюсь. — Рэдналу с трудом удавалось говорить ровным голосом. Когда Эвилия выпрямилась, принимая таблетки, ее левая грудь выскочила из туники. — Мне кажется, свободная, пуговиц у вас стало еще меньше, чем было после игры.

Эвилия поправила одежду. Впрочем, усилия девушки сошли на нет, когда она, отвечая, пожала плечами.

— Ничего удивительного. Те, что мне не оторвали, сами отлетели от постоянного расстегивания. — Она снова пожала плечами. — Это всего лишь кожа. Вы что-то имеете против?

— Ну зачем же так! — Он едва не рассердился. — Если бы вам не было плохо…

— Если бы мне не было плохо, я с удовольствием насладилась бы хорошим самочувствием, — кивнула Эвилия. — Но сейчас, Рэднал вез… — (Наконец-то она назвала его по имени с правильным использованием вежливого обращения). Ее лицо исказила гримаса. — Но сейчас, надеюсь, вы меня извините… — И она опять поспешила в ночь.

Когда в туалетную кабинку пробежала Лофоса, Рэднал и ей предложил таблетки. Девушка проглотила их на ходу, практически не останавливаясь. Она тоже потеряла часть пуговиц. Рэдналу даже стало неловко, что он обращает внимание на подобные вещи, когда девушкам плохо.

Сыграв партию в бой с Мобли — почти такую же вялую и неуклюжую, как первая, — он ушел к себе и довольно скоро заснул.

— Рэднал вез!

Тихий голос вывел его из дремы. Но не Лофоса или Эвилия пробудили его, обещая телесные наслаждения. В дверях на пороге стоял Пеггол вез Менк.

Рэднал резко очнулся.

— Что случилось?

— Эти две узкоголовые, которые не верят в одежду…

— Что с ними?

— Они обе ушли в туалет и не вернулись. Мой человек, стоявший на часах, разбудил меня.

— Куда же они могли деться? — В каждой тургруппе найдутся остолопы, которые то и дело теряются. Но ведь не среди ночи!.. И вдруг другая мысль пришла в голову гиду.

— Вот и меня это тревожит, — мрачно произнес Пеггол.

— Они не могли уйти далеко, — сказал Рэднал.

— Дурехи даже не сообразят взять ослов. В их куриных мозгах… — Он замолчал. — Если девушки не те, за кого себя выдают, кто знает, на что они способны?

Пеггол кивнул.

— Я вижу, мы думаем об одном и том же. — Он ухватил себя за жидкую поросль под нижней губой.

— Если все обстоит так, как мы опасаемся, многое будет зависеть от вас. Их надо найти. Вы знаете Низину, а я нет.

— Наше лучшее оружие — жиролеты, — указал гид. — Когда рассветет, мы прочешем пустыню в сто раз быстрее, чем это можно сделать на ослах.

Он еще что-то говорил, но Пеггол его не слышал. Впрочем, Рэднал не услышал и себя, потому что на улице раздался чудовищный грохот. Они выскочили из домика, протолкавшись сквозь милиционеров и оперативников, которые выбежали туда первыми. Сзади напирали туристы.

Никто не мог отвести глаз от пылающих жиролетов.

Рэднала вывел из столбняка крик Пеггола вез Менка:

— Надо звонить в Тартешем, немедленно!

Гид повернулся и, расталкивая туристов, бросился к радиофону. Янтарный огонек не зажегся, когда он нажал на рычаг. Рэднал нырнул под стол — посмотреть, что с проводкой.

— Быстрей же! — заорал Пеггол.

— Проклятая штука не включается! — в ответ закричал Рэднал. Он схватил немой радиофон. — Он сломан!

— Его сломали, — констатировал Пеггол.

— Как же его могли сломать, когда в комнате постоянно находились Глаза-и-Уши и милиция? — спросил Рэднал, не столько возражая Пегголу, сколько изливая миру свои тревогу и беспокойство.

Но у Пеггола был ответ:

— Пока одна из этих крепалганских шлюх расхаживала здесь без одежды — а они бегали туда-сюда всю ночь, — мы не обращали внимания на то, что делала в это время другая. Пять сердцебиений — и готово.

Рэдналу потребовалось бы больше пяти сердцебиений, но он не диверсант. Если Эвилия и Лофоса шпионки… Внутри у него все похолодело. Его использовали, его заставили поверить, что они заурядные развратные дурочки. Ему хотелось облить себя водой и отскрестись добела; казалось, он никогда не сможет отмыться.

— Надо проверить, как там ослы, — сказал Лием вез Стериз.

Он выскочил из дома и обежал вокруг догорающих жиролетов, рванул закрытую от песчаных крыс дверь… Раздался взрыв, полыхнул огонь: Милиционер упал.

Рэднал и Голобол бросились к нему. Одного взгляда было достаточно. С такими ранами Лием больше никогда не поднимется.

Гид осторожно вошел в хлев и сразу почувствовал неладное, но лишь сердцебиение позже осознал — тишина! Ослы не переминаются с ноги на ногу в своих стойлах, не жуют солому и вообще не подают никаких признаков жизни.

Он заглянул в ближайшее к выбитой двери стойло. Осел лежал, и его бок не вздымался и не опускался. Рэднал заглянул в следующее стойло, потом в следующее… Все животные были мертвы — кроме трех, которых вообще не оказалось на месте. Один для Эвилии, подумал гид, второй для Лофосы и третий для их припасов.

Нет, они не дурочки…

— Это я дурак, — сказал он вслух и бегом направился в дом сообщать дурные вести Пегголу вез Менку.

— Да уж, ситуация, — покачал головой Пеггол.

— Хорошо еще, что через десятину прилетит группа следователей. Отправимся за беглянками на их жиролете. Кстати, там и пушка стоит; если не сдадутся — прости-прощай… О боги, надеюсь, они не сдадутся!

— Я тоже. — Рэднал склонил голову на бок и прислушался, на лице его возникло подобие улыбки. — Кажется, это шум жиролета? Почему раньше срока?

— Понятия не имею, — пробормотал Глаз-и-Ухо.

— Подождите-ка… понимаю! В Тартешеме попытались с нами связаться и, не получив ответа, выслали машину.

Шум мотора нарастал. Рэднал поспешил наружу встречать прибывающих. Черный силуэт жиролета казался огромным на фоне неба — как и намекнул Пеггол, это была военная машина, а не обычный транспортник. Пилот заметил огни, обозначавшие площадку, и пошел вниз.

Глядя, как аппарат идет к земле, Рэднал вспомнил вдруг Эвилию и Лофосу, со смехом бегающих по площадке… и теряющих пуговицы. Бросившись к посадочным огням, он отчаянно замахал руками:

— Нет! Нет! Подождите!

Слишком поздно. Поднимая клубы пыли, жиролет коснулся земли. Гид увидел вспышку под посадочной стойкой, услышал взрыв. Стойка сломалась, жиролет начал заваливаться на бок. Лопасти ударили в землю, раздался громкий треск, и что-то тяжелое просвистело мимо головы Рэднала. Еще бы чуть-чуть, и его голова тоже полетела бы прочь.

Жиролет упал, и его тут же охватило пламя. Из машины раздался крик. Рэднал хотел помочь экипажу, но не сумел сделать и двух шагов — не подпускал жар. Вскоре крики прекратились. В воздухе повис запах обугленной плоти. Машина продолжала гореть.

К Рэдналу подошел Пеггол вез Менк.

— Я пытался остановить их… — хрипло произнес гид.

— Вы сообразили раньше меня. Я не увидел опасности, и этот позор лежит на моей совести, — ответил Пеггол. — Там были мои друзья. — Он ударил себя кулаком по бедру. — Что теперь, Рэднал вез?

Теперь смерть, когда хлынут океанские воды, мелькнуло в голове у гида. Чисто автоматически он принялся перечислять очевидное:

— Ждем зари. Навьючиваем на себя воды столько, сколько сумеем унести, и идем на поиски пешком. Одного человека оставляем здесь — ждать, когда пришлют жиролет. Туристов отправляем вверх по тропе; может быть, они успеют спастись.

— Что ж, резонно, попробуем, — сказал Пеггол. — Что-нибудь еще?

— Молиться, — добавил Рэднал.

Они хмуро кивнули друг другу, и в это время, пробившись сквозь кордон Глаз-и-Ушей, к ним подбежал Мобли, сын Сопсирка.

— Свободный вез Кробир… — начал он.

Рэднал закатил глаза и уже собирался призвать на голову лиссонесца ночных демонов, как вдруг осекся. Чуть помедлив, он произнес:

— Погодите-ка… Вы обратились ко мне правильно!

Фраза, по сути своей выражавшая вежливое удивление, прозвучала как приговор.

— Да. — Что-то определенно изменилось в Мобли. В свете горящих жиролетов он вдруг приобрел сходство… не с Пегголом вез Менком, потому что по-прежнему оставался коротконосым и смуглым, но с тем же типом людей, к какому принадлежал Глаз-и-Ухо — сильных, умных и быстрых, а не просто похотливых и фамильярных. — Прошу простить меня, свободный вез Кробир, за то, что я действовал вам на нервы — я должен был казаться никчемным безвредным болваном. Я действительно приближенный Принца: один из его Молчаливых Слуг.

Пеггол хмыкнул; он, очевидно, знал, что это означает. Рэднал догадался: что-то вроде тайной полиции.

— Да есть в этой проклятой группе кто-нибудь, кто не носит маску?! — вскричал он.

— Ближе к делу. Чего хочет Принц? — потребовал Пеггол.

— Принц, да ниспошлет ему Бог-Лев долгих лет, не желает затопления Низины. Мы, конечно, пострадаем не так, как Тартеш, — нам в конце концов принадлежит лишь маленькая полоска в ее южной части, — однако Принц опасается войны, которая неминуемо последует.

— Как Лиссонленд узнал об этом плане? — спросил Пеггол.

— От Моргафа, — ответил Мобли. — Островной король хотел, чтобы мы присоединились к нападению на Тартеш сразу после потопа. Но моргафцы отрицали, что план принадлежит им, и хранили в тайне, кто именно заложил звездную бомбу. Мы с самого начала подозревали Крепалганское Единство, но не имели доказательств. Вот одна из причин, почему я постоянно увивался вокруг крепалганских девиц. Вторая совершенно очевидна. — Он ухмыльнулся.

— Почему Крепалга? — вслух выразил свое недоумение Пеггол. — Ведь двадцать лет назад они не воевали на стороне Моргафа. И вдруг они готовы пустить в ход звездную бомбу!

Рэдналу вспомнилась собственная лекция о Низине, вспомнились и размышления о том, куда может дойти вода, если потоп не остановить.

— По-моему, я знаю часть ответа, — промолвил он. Пеггол и Мобли повернулись к нему. — Если Низину затопит, новое море образуется как раз у западных границ Крепалги. Единство, владея всем побережьем, окажется в более выгодном положении, нежели Тартеш или Лиссонленд, чтобы использовать новое море.

— Пожалуй, вы правы, — задумчиво произнес Пеггол. — Хотя возможно, у крепалганцев есть еще кое-что про запас. Они, должно быть, планировали акцию долгие годы и просчитали все последствия.

— Так позвольте мне помочь вам, — предложил Мобли. — Я слышал, свободный вез Кробир сказал, что ослы мертвы. Но то, что может сделать один пеший человек, могу сделать и я.

Рэднал с радостью принял бы любого союзника, который захотел бы к ним присоединиться. Однако Пеггол ответил:

— Нет. Я благодарен вам за прямоту и полагаю, что вы сейчас говорите искренне, и все же я не вправе рисковать. Один пеший человек может принести и много вреда. Уверен, что как профессионал вы меня поймете.

Мобли склонил голову.

— Я опасался подобного ответа. Понимаю. Да пребудет с вами Бог-Лев.

Все трое вернулись в лагерь, где Рэднала немедленно обступили туристы.

— Никто нам ничего не говорит, — пожаловался Голобол. — Что происходит? Почему жиролеты взрываются, как хлопушки? Скажите мне!

Рэднал сказал ему и всем остальным.

Несколько сердцебиений туристы ошеломленно молчали. Затем начали кричать. Визгливый голос Носко вез Мартос перекрыл общий гомон:

— Это что же, мы не закончим тур?

Тогло вез Памдал задала более разумный вопрос:

— Можем мы каким-то образом содействовать вашей погоне, Рэднал вез?

— Нет, благодарю вас. Вам понадобилось бы оружие, а у нас его нет. Как можно скорее выбирайтесь из Низины; возьмите побольше воды и сразу трогайтесь в путь. Днем, в разгар солнцепека, ложитесь отдыхать. Если повезет, через двое суток достигнете уровня континента, там некоторое время вы будете в безопасности. К тому же по пути вас может заметить жиролет.

— А что если наводнение застигнет нас здесь? — спросил Эльтзак вез Мартос. — Что тогда, свободный Всезнайка?

— Тогда вы сможете утешить себя мыслью, что я утонул на несколько сердцебиений раньше вас. Надеюсь, вы получите от этого огромное удовольствие. — Эльтзак широко раскрыл глаза, а гид продолжал: — Все, больше на глупости времени нет. Собирайтесь — ив путь. Пеггол вез, полагаю, с группой можно отправить назад и почти всех ваших людей. Они нам не слишком помогут — в пустыне, пешком. Если на то пошло, вы сами…

— Нет, — твердо сказал Пеггол. — Мое место здесь. Я вас не задержу, и, кстати, я хорошо стреляю. Да и в следах разбираюсь не Хуже других.

Рэднал наполнял бурдюки водой из цистерны, а Глаза-и-Уши и милиционеры тем временем подгоняли лямки, предназначенные для ослов, под свои плечи. Когда работа закончилась, небо на востоке уже розовело. Каждому туристу дали запас воды — треть его собственного веса: с большим грузом они не прошли бы и день-десятины.

— Как же мы понесем еще и еду? — с раздражением спросила Носко вез Мартос.

— Не понесете, — отрезал гид, вперив в нее твердый взгляд. — Питаться можно и запасами своего тела, а вот без воды вам не выжить.

Ему не часто случалось выговаривать туристам, и новое развлечение слегка повеселило его — тем более, что было, скорее всего, последним.

— Я сообщу о вашей дерзости куда следует! — завизжала Носко.

— Это меня беспокоит меньше всего. — Рэднал повернулся к Глазам-и-Ушам, стоявшим на тропе вместе с туристами: — Постарайтесь не давать им разбредаться, постарайтесь поменьше двигаться в солнцепек, заставляйте их как можно больше пить — и обязательно пейте сами. Да пребудут с вами боги.

Ближайший к нему Глаз-и-Ухо покачал головой.

— Нет, свободный вез Кробир, с вами. Если боги вам помогут, все будет хорошо. Но если они от вас отвернутся, мы все пропали.

Рэднал кивнул и обратился к туристам:

— Удачи! Если боги будут добры, встретимся у выхода из Котлован-Парка.

Он умолчал о том, что произойдет, если боги сядут в лужу.

— Рэднал вез, — сказала Тогло, — если нам суждено увидеться, я использую все свое влияние, чтобы помочь вам.

— Спасибо.

Больше Рэднал ничего не мог сказать. При иных обстоятельствах покровительство родни Наследственного Тирана открывало перед ним безграничные перспективы. Но сейчас обещание мало что значило — надо было хотя бы остаться в живых, чтобы воспользоваться счастливой возможностью.

На востоке из-за горизонта поднимался золотисто-красный шар. Громким хохотом коприт с крыши базового лагеря возвестил о начале нового дня, и туристы в сопровождении Глаз-и-Ушей выступили на север.

Одному из оперативников Пеггол приказал оставаться в лагере и отправлять на запад любые прибывающие жиролеты. Затем официальным тоном произнес:

— Свободный вез Кробир, отныне я и мой коллега, свободный вез Потос, находимся под вашим руководством. Командуйте.

— Хорошо, если вы того хотите… — Рэднал пожал плечами. — Наше дело нехитрое: идти на запад, пока не нагоним крепалганок или не утонем — что, возможно, наступит раньше. Вот и все. Пошли.

Гид, два Глаза-и-Уха, сотрудники базового лагеря и оставшиеся милиционеры вышли из хлева. В утреннем свете отчетливо виднелись следы трех ослов, ведущие на запад. Рэднал достал монокуляр и долго всматривался в том направлении. Увы, складки местности надежно спрятали Эвилию и Лофосу.

— Примерно в трех тысячах кьюбитов к западу есть холм, — сказал Фер вез Кантал. — Можно посмотреть оттуда.

— Я все же предпочитаю идти по следу, раз он хорошо виден, — ответил Рэднал. — Нельзя терять времени, а заметить кого-то издалека очень трудно. Помните того несчастного, который отбился от группы четыре года назад? Использовали жиролеты, собак, все, а нашли его труп лишь год спустя, и то случайно.

— Спасибо, что не даете угаснуть нашим надеждам, — пробормотал Пеггол.

— Надежда помогает выжить, — отозвался Рэднал, — но вы знали шансы, когда решили остаться.

Семеро охотников растянулись в цепочку на расстоянии пяти кьюбитов друг от друга. Рэднал, лучший следопыт, шел в центре, справа от него шагал Хоркен вез Софана, а слева — Пеггол. Именно они, скорее всего, способны вновь заметить след, если он его потеряет.

А такая вероятность росла с каждым шагом. Вскоре выяснилось, что Эвилия и Лофоса не держали курс строго на запад. Вместо этого они шли зигзагами — сперва несколько сотен кьюбитов на северо-запад, затем несколько сотен кьюбитов на юго-запад. Они явно старались запутать возможных преследователей. Причем выбирали по возможности самую твердую почву, где копыта ослов практически не оставляли следов.

Рэднал мрачнел с каждым шагом. Следы терялись все чаще и все труднее становилось их потом отыскать. Продвижение шло очень медленно; крепалганки явно ехали быстрее.

— У меня вопрос, — сказал Хоркен вез Софана. — Предположим, звездная бомба взорвется и горы падут. Как эти две женщины собираются спастись?

Рэднал пожал плечами; он понятия не имел.

— А вы что думаете, Пеггол вез?

— Ну, мне видятся две возможности… — начал Глаз-и-Ухо.

— Я мог бы и догадаться, — вздохнул Рэднал.

— Тс-с-с! Как я говорил, пока вы меня не прервали, первая возможность — детонатор на звездную бомбу поставили замедленного действия; таким образом у злоумышленников будет время бежать. Вторая возможность — агенты сознательно идут на самопожертвование. Подобных диверсантов-самоубийц регулярно использовал Моргаф, да и мы несколько раз прибегали к их услугам. Так что Крепалга способна воспользоваться их помощью.

Хоркен задумчиво кивнул.

— Логично. Сперва они рассчитывали на первый вариант, а потом, когда выяснилось, что мы проведали об их планах, решились на жертву.

— Не исключено, что они и сейчас надеются спастись, — сказал Пеггол. — Предположим, где-то в окрестностях спрятаны баллоны с гелием; наши девушки могут наполнить им презервативы, которых у них наверняка предостаточно, и выплыть из Низины.

Сердцебиение-другое Рэднал думал, что он говорит серьезно. Потом фыркнул:

— Хотел бы я сохранить чувство юмора на пороге смерти!

— Смерть найдет меня независимо от того, серьезен я или нет, — отозвался Пеггол. — Остается только идти вперед.

Разговор не клеился.

Чем выше поднимались солнце и температура, тем меньше имело значение все, кроме необходимости переставлять ноги. Сначала бурдюк на спине пригибал к земле. Однако с каждым глотком бурдюк становился заметно легче. Биолог заставлю себя пить как можно больше — смертельно опасно не восполнять запасы влаги. В отличие от моргафских фанатиков, о которых упомянул Пеггол, Рэдналу хотелось остаться в живых.

Каждый нес воды примерно на два дня. Если к концу второго дня они не догонят Эвилию и Лофосу… остальное не имеет значения.

В полдень он отвел людей в тень под известняковой глыбой.

— Отдохнем. Скоро будет прохладнее.

— Боюсь, мы не почувствуем особой разницы, — пробормотал Пеггол, однако с благодарным вздохом опустился в тень.

Рэднал устроился рядом, слишком усталый, чтобы говорить. Громко стучало сердце — так громко, что, казалось, в его груди бьет барабан. Затем биолог понял, что этот пульсирующий звук раздается не внутри, а снаружи. Усталость как рукой сняло. Рэднал вскочил, сорвал с себя кепочку и отчаянно замахал ею в воздухе.

— Жиролет!

Остальные тоже вскочили на ноги и заорали, размахивая руками.

— Нас увидели, — сказал Жозел вез Глезир.

Легкий, как стрекоза, жиролет круто изменил курс и устремился вниз. Он опустился на землю в пятидесяти кьюбитах от них. Лопасти продолжали вращаться — машина готова была взлететь в любой момент.

Из окошка высунулся пилот и что-то прокричал. Голос потонул в шуме. Пилот жестом подозвал Рэднала к себе.

Под вращающими лопастями пыль и грохот были нестерпимы. Рэднал встал на цыпочки и прижался к раскаленному боку жиролета:

— Далеко эти проклятые крепалганки?! — спросил пилот.

— У них больше день-десятины форы, и они путешествуют на ослах. Думаю, где-то в тридцати тысячах кьюбитов к западу отсюда.

Рэдналу пришлось повторить свои слова несколько раз. Наконец пилот кивнул, и его голова исчезла в кабине.

— Подождите! — завопил биолог. Пилот снова высунулся. — Вы не видели группу, идущую вверх по тропе?

— Видел. Их сейчас, наверное, уже подобрали.

— Хорошо! — проорал Рэднал.

Пилот бросил ему портативный радиофон. Теперь они не были отрезаны от мира.

Жиролет взмыл в воздух и взял курс на запад, а гид зашагал назад, чувствуя заметное облегчение: даже если ему суждено утонуть, люди, которых он вел, будут в безопасности.

— Теперь, когда прилетел жиролет, разве нам надо продолжать поиски? — задал вопрос Импак вез Потос, Глаз-и-Ухо из команды Пеггола.

— Конечно, свободный. — Рэднал вновь повторил рассказ о потерявшемся туристе. — Сколько бы машин ни участвовало в поисках, им нужно прочесать огромную площадь и найти людей, которые не хотят быть найденными. Нет, мы не выходим из игры, пока все не закончится. Судя по тому, как обошлись с нами крепалганки, они не собираются облегчать нам жизнь.

— Будем отдыхать или пойдем? — спросил Пеггол.

Рэднал задумался на несколько сердцебиений. Если прилетел жиролет, значит, в Тартешеме уже знали все обстоятельства трагедии, а это значит, что жиролеты сюда слетятся полчищами и есть надежда, что его группа не останется без снабжения. С другой стороны, можно в два счета получить солнечный удар…

— Останемся еще на десятую десятины, — решил гид.

Он вскочил первый, когда отдых подошел к концу. Остальные, поднимаясь на ноги, потирали поясницы, а уж стонали и охали, будто целая армия инвалидов.

— Ничего, разомнемся, — выразил общую надежду Фер вез Кантал.

Потом след опять затерялся, и на этот раз Рэднала охватила паника. Он подозвал Пеггола и Хоркена вез Софана, и они вместе долго ползали на коленях. Ничего! Почва здесь была твердая, как камень.

— Если они вырвали куст и заметали им следы, — произнес Хоркен, — то с таким же успехом мы можем искать ночных демонов.

— А мы и не станем этого делать, — заявил Рэднал.

Все удивленно на него уставились. Он продолжал:

— Мы ведь зря теряем время, так? — Никто не возразил. — Значит, торчать здесь не имеет смысла. Поведем поиск по спирали. Жозел вез, стой на месте, ты будешь нашей отправной точкой. Рано или поздно мы вновь обнаружим след.

— Если бы… — тихо пробормотал Пеггол.

— У вас есть лучший план? Я с радостью его выслушаю.

Пеггол, опустив глаза, покачал головой.

Жозел застыл на месте. Остальные охотники пошли по расширяющейся спирали. Через сотню сердцебиений Импак вез Потос закричал:

— Нашел!

Рэднал и Хоркен поспешили к нему.

— Где? — спросил Рэднал.

Импак указал на пятачок сравнительно мягкой почвы — и точно, там виднелись отметины. Два самых опытных в группе следопыта присели на корточки, потом одновременно подняли головы, и их взгляды встретились.

— Увы, свободный вез Потос, это следы клинозуба, — сказал Рэднал. — Ослы такого следа не оставляют.

— Вот как… — пробормотал смущенный Импак.

Биолог вздохнул. Он не счел нужным упоминать, что следы были явно малы для ослиных и вообще ничуть на них не походили.

— Продолжим поиски.

И они вновь пошли по спирали.

Когда Импак опять заорал, Рэднал пожалел, что обошелся с ним так мягко. Если сверхусердный Глаз-и-Ухо будет их останавливать каждые сто сердцебиений, они никогда ничего не найдут!.. Хоркен на этот раз не отреагировал на зов и остался на месте. Рэднал подошел к Импаку и, не особенно скрывая раздражение, рявкнул:

— Что еще?

Глаз-и-Ухо робко указал рукой. Рэднал уже наполнил легкие воздухом, чтобы обрушить на несчастного громы и молнии, однако гневные слова застряли в горле. Прямо у его ног виднелись следы трех ослов.

— Всемогущие боги…

— Я не ошибся? — с надеждой спросил Импак.

— Нет. Спасибо, свободный!

Рэднал закричал остальным следопытам, и они двинулись по найденному следу на юго-запад. Фер вез Кантал подошел к Импаку и хлопнул его по спине. Тот ответил самодовольнейшей улыбкой, как будто только что блеснул отвагой перед лицом Наследственного Тирана. Впрочем, учитывая значение этой находки для Тартеша, он имел все основания собой гордиться.

Ему, конечно, повезло, подумал Рэднал. С другой стороны, требовалось немалое мужество, чтобы, первый раз ошибившись, снова отвлечь всех от поисков, да и острые глаза нужны — поди заметь едва видные отпечатки на каменистой почве, даже если у тебя не хватает опыта отличить одни от других. Нет, дело тут не только в везении.

Рэднал тоже подошел и хлопнул Импака по спине.

Испаряясь с мантии, обильный пот немного охлаждал тело, но явно недостаточно. Подобно машине, непрерывно сосущей топливо, Рэднал снова и снова пил из бурдюка на поясе. Солнце теперь било прямо в лицо. Надвинув кепочку на глаза и опустив голову, биолог упрямо брел вперед. Когда крепалганки попытались запутать след, он заметил хитрость, и им не пришлось зря тратить ценное время.

Небо на западе усеяли вертушки. Они носились во всех направлениях и порой кружили так низко над землей, что взметали тучи пыли. Рэднал готов был собственными руками удушить этих пилотов — ведь они могли совершенно скрыть следы. Он яростно заорал в радиофон. Вертушки поднялись вьппе.

В нескольких сотнях кьюбитов от следопытов сел большой грузовой геликоптер. Откатилась в сторону дверца люка, и, должно быть, около взвода солдат, бряцая снаряжением, побежали на запад.

— Ими руководит отчаяние или мы подобрались уже близко? — вслух подумал Рэднал.

— Отчаяние, конечно, — отозвался Пеггол. — Что касается «близко»… я полагаю, можно надеяться. Мы ведь еще не утонули. С другой стороны, — Пеггол никогда не упускал из виду «другую сторону», — ваших двух девиц мы тоже пока не поймали.

— Они не мои, — вяло запротестовал Рэднал. И тут же вспомнил нежные тела, солоноватый привкус пота на коже, томные позы…

Пеггол как будто прочитал его мысли.

— Да, Рэднал вез, они вас обманули. Если вам будет от этого легче, то скажу, что они обманули и меня. Я считал их глупыми похотливыми тварями. Они перехитрили меня, щеголяя своей наготой и пошлыми контрабандными книжонками. Они использовали против нас нашу скромность — как же, разве может кто-нибудь столь нагло-развращенный таить в себе настоящую угрозу?!. Такая уловка у них больше не пройдет.

— Одного раза вполне достаточно, — пробормотал Рэднал, еще не готовый отказаться от чувства вины.

— Если так, вы заплатите полной мерой, — сказал Пеггол.

Биолог покачал головой. Утонуть в захлестнувшей Низину океанской волне еще не значит искупить вину — вина будет слишком велика, когда потоп практически поставит твою страну на колени и, скорее всего, вызовет обмен звездными бомбами, которые уничтожат весь мир.

Почва под ногами вдруг задрожала, и, несмотря на удушающую жару, заливавший тело пот мгновенно стал ледяным. «Пожалуйста, боги, пусть это прекратится!» — вознес Рэднал свою первую за долгие годы молитву.

И дрожь прекратилась, вновь позволив дышать. Всего лишь обычное маленькое землетрясение — в любое другое время он не обратил бы на него ни малейшего внимания и высмеял бы перепуганных туристов. Сейчас он чуть не умер от страха.

Коприт кокетливо склонил голову набок и уставился на него с ближайшего куста, где, нанизанные на шипы, хранились ее богатства. «Хи-хи-хи», — сказала птичка и упорхнула. У Рэднала невольно мелькнула мысль, сумеет ли она улететь достаточно быстро и далеко, чтобы спастись от потопа.

Из радиофона донесся взрыв статических помех:

— Говорит дивизионный командир Туранд вез Нитал. Хочу сообщить, что мы настигли крепалганских шпионок. Обе мертвы.

— Это чудесно!

Рэднал передал новости, и его товарищи восторженно зашумели. Потом он вновь вспомнил ночь с Эвилией и Лофосой… и только после этого сообразил, что в голосе дивизионного командира вез Нитала не чувствовалось радости и облегчения.

— Что случилось? — медленно произнес он.

— В момент встречи они двигались на восток.

— На вос… А-а!

— Вы понимаете? — сказал Туранд. — Похоже, шпионки выполнили свое задание и пытались уйти. Теперь их уже не допросить. Пожалуйста, не выключайте передатчик, отправляю за вами по радиолучу жиролет. Если есть сейчас в Тартеше человек, способный найти чертову бомбу, пока она не взорвалась, то это вы. Повторяю, не выключайте передатчик.

Рэднал посмотрел в сторону Барьерных гор. Сейчас они казались выше, чем в начале их марш-броска. Долго ли им еще суждено простоять?.. Солнце клонилось за остроконечные вершины. Как вести поиски в темноте? Ведь завтра утром может быть уже поздно.

Рэднал передал товарищам слова офицера. В ответ Хоркен вез Софана замолотил по воздуху руками, делая вид, что плывет. Биолог наклонился, взял с земли камушек и кинул им в Софану.

Вскоре неподалеку от них опустился геликоптер. Дверь люка откатилась, и оттуда закричали:

— Давайте, быстро!

Рэднал и остальные забрались в вертушку, и та взмыла в воздух, прежде чем агент успел закрыть люк. А еще через несколько сотен сердцебиений вертушка приземлилась, да так жестко, что у гида лязгнули зубы. Агент открыл люк и снова заорал:

— Давайте, быстро!

Рэднал и его отряд спрыгнули на землю. В нескольких кьюбитах от вертушки стоял высокий человек в форме, похожей на милицейскую, но иной.

— Кто из вас свободный вез Кробир? — спросил он. — Я Туранд вез Нитал.

— Я вез Кробир. Мы… — Рэднал замолчал и сглотнул. Возле тартешского офицера лежали два тела. Гиду, разумеется, доводилось видеть трупы, но только на погребальных кострах. Поэтому он выпалил первое, что пришло в голову: — Это ведь не ваша работа, да?

— Конечно, нет, — поморщился офицер. — Увидев, что им не спастись, шпионки приняли яд.

— Профессионалы… — пробормотал Пеггол.

— Возможно, — процедил Туранд. — Вот эта, — он указал на Эвилию, — еще была жива, когда мы до нее добежали. Прошептала: «Слишком поздно», а потом испустила дух — чтоб ее призрак вечно грызли ночные демоны!

— Плевать! Главное — найти эту проклятую бомбу, — сказал Рэднал. — Можете отвести нас на то место, где поймали крепалганок?

— Конечно, — ответил Туранд. — Идите за мной. Это всего кьюбитов в трехстах отсюда. — Он побежал легкой трусцой, сразу оставив позади измотанных следопытов, затем остановился и с явным нетерпением стал дожидаться. — Вот здесь мы их обнаружили.

— И они шли на восток? — спросил Рэднал.

— Да, только я не знаю, долго ли. Так что эта распроклятая звездная бомба где-то в окрестностях. Мы прочесываем местность, но это ваш Парк, ваша территория. Может быть, вы сумеете заметить какую-нибудь деталь… Если нет…

— Понятно, — сказал Рэднал. — Я уже представил, как волна выносит мое тело к крепалганской границе в десяти миллионах кьюбитов отсюда.

— Если в момент взрыва вы будете стоять на звездной бомбе, вам незачем беспокоиться о последующем потопе, — хладнокровно заметил офицер.

Рэднал невольно вздрогнул. Конечно, он ничего не успеет почувствовать.

— Достаточно пустопорожней болтовни! — неожиданно резко сказал Хоркен вез Софана. — Искать так искать.

— Ищите, и да ниспошлют вам боги острое зрение! — пожелал Туранд.

Семеро охотников снова побрели на запад, однако следы ослов нередко оказывались затоптанными солдатами.

— Ну как здесь не потеряться?! — в отчаянии воскликнул Рэднал. — С таким же успехом они могли выпустить стадо безгорбых верблюдов!

— Не все так плохо, — сказал Хоркен. Низко пригнувшись, он указал на землю: — Смотрите, вот след, а вот еще в нескольких шагах… Ничего. Мы должны это сделать!

Рэднал знал, что старший рядовой прав; ему стало стыдно за свою несдержанность. Следующие два следа он обнаружил сам — они лежали по разные стороны линии разлома пород. Звездная бомба наверняка где-то поблизости… И все же на его плечи давил груз — тяжкий груз истекавшего времени.

— Может, солдаты ее уже нашли? — спросил Фер вез Кантал.

— На это лучше не рассчитывать. Вспомните, сколько они разыскивали крепалганок. Нет, вся надежда на нас. — Рэднал вдруг понял, что давящий на плечи груз — не только время. Ответственность. Если ему суждено погибнуть, он умрет, зная, что провалил дело.

Пока следопыты отчаянно обшаривали округу, животные в Низине продолжали жить своей обычной жизнью; откуда им знать, что в следующее сердцебиение здесь все может исчезнуть? В нескольких шагах перед Рэдналом взметнулся песок.

— Коприт поймал сцинка-широконосика, — машинально пояснил он, словно смертельно усталые потные люди рядом с ним были членами его тургруппы.

Ящерица отчаянно трепыхалась, пытаясь вырваться. Но коприт цепко держал добычу в когтях, долбая ее клювом и то и дело молотя об землю, пока сцинк не затих, а потом птица упорхнула со своей жертвой к ближайшему кусту терновника и там насадила ее на длинный прочный шип.

В кладовке уже были припасены два кузнечика, крохотная змея и тушканчик. Рядом, на шипах, красовалась выставленная напоказ коллекция ярких вещиц. Высохший желтый цветок висел здесь, должно быть, с прошлых дождей. А рядом с ящерицей на шипе виднелись две ярко-красные веревочки.

Взгляд Рэднала скользнул дальше… Потом вернулся. Что это?

— Это похоже на бусы, которые вчера носили Эвилия и Лофоса, — хрипло сказал гид.

— Точно! — хором воскликнули Пеггол и Хоркен. Оба привыкли отмечать и запоминать мельчайшие детали и были уверены в своей правоте.

Когда Пеггол вознамерился снять бусы с шипа, коприт, громко вереща «хик-хик!» и выставив вперед лапы с острыми когтями, бросился на грабителя. Пеггол отпрянул, едва удержавшись на ногах.

Поэтому, подходя к терновнику, Рэднал как сумасшедший размахивал кепочкой. Это помогало мало, птица продолжала отчаянно верещать. Биолог схватил бусы и постарался как можно быстрее убраться подальше от кладовки коприта.

Бусы оказались тяжелее, чем можно было предположить по виду, — слишком тяжелые для яркого дешевого пластика, и он с любопытством перевернул их, чтобы взглянуть на застежку.

— Медная проволока… — изумленно произнес Рэднал.

— Ну-ка дайте посмотреть! — Снова Пеггол и Хоркен заговорили хором. Каждый взял по ниточке бус.

Пеггол дал заключение первым:

— Детонаторный провод.

— Точно, — согласился Хоркен. — Хотя никогда не видел его с красной изоляцией. Обычно их делают бурыми или зелеными для камуфляжа. А этот замаскирован под бижутерию!

Рэднал изумленно переводил взгляд с Хоркена на Пеггола.

— Вы имеете в виду, что эти провода должны быть подсоединены к источнику тока, который пошлет заряд для подрыва звездной бомбы, когда сработает таймер?

— Именно это мы и имеем в виду, — произнес Пеггол. Хоркен вез Софана кивнул.

— Но они никуда не подсоединены, потому что находятся здесь, — путаясь в словах и мыслях, продолжал Рэднал. — А здесь они потому, что коприт нашел их достаточно привлекательными, схватил и принес сюда… — Потом его осенило: — Коприт только что спас Тартеш!

— Эта злобная тварь чуть не выклевала мне глаз, — проворчал Пеггол.

Никто не обратил внимания на его слова. Кто-то шумно ликовал; остальные, подобно Рэдналу, были слишком усталы и ошеломлены, чтобы проявлять радость.

Прошло несколько сердцебиений, прежде чем гид вспомнил, что у него есть радиофон. Он включил передатчик и стал ждать ответа Туранда вез Нитала.

— Ну, что там у вас? — наконец рявкнул офицер, напряженный, как тетива лука.

— Мы нашли детонаторные провода, — сказал Рэднал, сперва сообщая добрые вести. — Не знаю, как они здесь оказались, но звездная бомба без них не взорвется.

После отмеченной треском статических помех паузы Туранд произнес:

— Вы что, спятили? Как можно обнаружить детонатор без бомбы?

— Понимаете, птичка-коприт…

— Что-о?! — От рева дивизионного командира радиофон в руке Рэднала завибрировал.

Биолог постарался объяснить. Вновь наступила пауза. Наконец офицер промолвил:

— А у вас точно детонатор?

— Так утверждают Глаз-и-Ухо и следователь милиции Котлован-Парка. Уж если они ошибаются…

— Ладно. — Туранд снова помолчал. — Птичка-коприт, говорите? Знаете, я никогда до сих пор не слышал ни о каких копритах. — В его голосе звучало благоговейное изумление. Потом тон дивизионного командира опять изменился, стал сухим и озабоченным. — А вы уверены, что в бомбе не стоит другой детонатор, а этот враг подбросил, заметая следы?

— Нет. — Ледяной страх вновь охватил Рэднала. Неужели он и его товарищи зашли так далеко, сделали так много — и все ради того, чтобы стать жертвой еще одного, последнего обмана?

Хоркен испустил вопль, которому позавидовал бы и Туранд.

— Я нашел! Нашел! — кричал он от кустика молочая примерно в двадцати кьюбитах. Рэднал поспешил к нему. — Оно и не могло быть далеко, ведь у каждого коприта своя территория. Поэтому я продолжал искать и… — Он указал вниз.

У молочая лежал маленький таймер, соединенный с батарейкой. Таймер был перевернут — коприт, должно быть, повоевал на славу, вырывая приглянувшиеся ему провода. Рэднал нагнулся, взял таймер в руку и едва не выронил его — стрелка, отсчитывающая десятины и сердцебиения, стояла на нулевой отметке.

— Посмотрите… — тихо произнес он.

Импак вез Потос заглянул ему через плечо и побледнел.

— Птичка-коприт… — бормотал Хоркен, на коленях ощупывая каждый камушек вокруг молочая. Буквально через сотню сердцебиений он криком подозвал к себе остальных. На месте откинутого в сторону куска песчаника из трещины в земле выходили два маленьких тускло-коричневых проводка.

— Птичка-коприт, — повторил Хоркен. — Жиролеты и люди непременно опоздали бы. Но коприт вознамерился завлечь на свою территорию самок, а тут сгодится все яркое…

Рэднал взял в руки радиофон.

— Мы нашли таймер. И провода, которые, очевидно, ведут к звездной бомбе. Птичка-коприт вырвала детонатор, которым крепалганцы соединили таймер с бомбой.

— Птичка-коприт… — Теперь это произнес Туранд вез Нитал. Судя по всему, он был ошеломлен не меньше остальных, но быстро сумел взять себя в руки. — Что ж, превосходные новости. Я немедленно отправляю к вам команду саперов. Все, конец связи.

Пеггол вез Менк осмотрел таймер; его взгляд не отрывался от зеленой стрелочки, рассекавшей пополам знак нуля.

— Как, по-вашему, глубоко ли установлена бомба?

— Я, конечно, не знаток геологии, но чтобы вызвать разрушение горных пород, ее, вероятно, нужно зарыть довольно глубоко, — ответил Рэднал. — Если Туранд вез Нитал считает, что саперы успеют извлечь бомбу до наступления темноты, боюсь, его ждет сюрприз.

— Как крепалганцы ухитрились установить здесь бомбу? — спросил Импак вез Потос. — Ведь ваши сотрудники…

— Котлован-Парк обладает обширной территорией, — заметил Рэднал.

— Я знаю. Кому, как не мне, знать — я столько прошагал по нему, — со вздохом произнес Импак. — И все же…

— Люди редко заходят в эту часть. Я, например, никогда не водил сюда группы. Конечно, крепалганцы рисковали, однако не слишком сильно.

— Нужно позаботиться о том, чтобы исключить возможность повторения подобной угрозы, — сказал Пеггол вез Менк. — Может быть, следует расширить милицию Парка или расположить здесь армейскую базу, или открыть подразделение Глаз-и-Ушей — не знаю, надо решить, какие меры обеспечат большую безопасность. Но что-то сделать необходимо.

— Также надо учитывать, какие меры меньше повредят Котлован-Парку, — заметил биолог.

— Согласен, хотя этот фактор далеко не самый важный, — ответил Пеггол. — Подумайте, Рэднал вез: если Барьерные горы падут и Западный океан затопит Низину, это сильно повредит Котлован-Парку?

Рэднал открыл было рот, чтобы запротестовать. Задача сохранения Парка в первозданном виде всегда была для него жизненно важной. Человек своей деятельностью безобразно изувечил Низину; территория заповедника служила единственным напоминанием о том, какой она была. Но последние дни он провел, мучаясь опасениями, что в следующее сердцебиение утонет, а уж сегодня-то вовсе в этом не сомневался. И если бы он утонул, его родная страна утонула бы вместе с ним. По сравнению с этим расквартированные в Парке солдаты казались сущим пустяком.

Биолог не произнес ни слова.

Рэднал давно не был в Тартешеме, хотя столица располагалась совсем недалеко от Котлован-Парка. И уж тем более ему не приходилось ехать через город в открытом автомобиле, когда людские толпы, шумно ликуя, выстраивались вдоль дороги. Наверное, это должно было доставлять удовольствие; Пеггол вез Менк, сидевший рядом с ним, явно получал удовольствие: он улыбался и махал рукой, словно только что стал верховным жрецом. А Рэднал, проведя столько времени на необъятных просторах Низины, в одиночестве или с маленькими туристскими группами, скорее пугался огромных людских масс, чем радовался восторженной встрече. Он нервно поглядывал на высокие здания, нависавшие с обеих сторон центральной улицы, и чувствовал себя проходящим по мрачному каньону, а не по рукотворным аллеям столицы.

— Рэднал! Рэднал! — скандировала толпа, как будто все знали его достаточно близко, чтобы обращаться по имени. У толпы был и еще один клич: — Коприт! Коприт!

Этот последний клич помог Рэдналу успокоиться. Увидев его улыбку, Пеггол сказал:

— Можно подумать, что здесь собралась выездная сессия общества орнитологии.

— Да, — отозвался Рэднал. — Может, и плохо, что на церемонии нет того самого коприта.

Пеггол взметнул вверх бровь.

— Вы же сами убедили наших доблестных солдат оставить его в покое.

— И правильно сделал, — ответил Рэднал.

Поместить птицу, укравшую детонаторные провода, в клетку показалось ему верхом несправедливости. Котлован-Парк для того и существовал, чтобы дать всем тварям возможность жить свободно и как можно меньше общаться с человеком. Благодаря птичке-коприту это оставалось возможным и далее, и нельзя в награду сажать его в клетку.

Машина выехала на площадь перед дворцом Наследственного Тирана и остановилась у величественного здания, где жил Бортав вез Памдал. На лужайке перед домом воздвигли трибуну. Складные стулья, обращенные к ней, заполнили высшие сановники Тартеша и других государств.

Крепалганцев на этих стульях не было. Наследственный Тиран выслал представителя Крепалган-ского Единства, депортировал из Тартеша всех крепалганских граждан и закрыл границу. Ничего более он пока не предпринимал. Рэднал кипел от возмущения и в то же время одобрял, подобную осторожность. В век звездных бомб приходилось быть предельно осмотрительным.

Служитель в роскошных одеяниях подошел к машине и низко поклонился.

— Я церемониймейстер. Не изволите ли пройти со мной, свободные?

Рэднал и Пеггол изволили. Церемониймейстер провел их к трибуне, усадил на почетные места на возвышении и поспешил назад, чтобы встретить остальных членов группы следопытов, чьи автомобили выстроились за тем, в котором ехали гид и Глаз-и-Ухо.

Глядя на важных сановников, с нескрываемым любопытством рассматривающих его с головы до ног, Рэднал снова занервничал. Разве ему место в высшем обществе?.. Потом он заметил во втором ряду, прямо в середине, Тогло вез Памдал, которая широко улыбнулась и помахала рукой. Чувство, что неподалеку находится его знакомая, помогло ему обрести душевное равновесие и спокойно дожидаться следующей части церемонии.

Оркестр заиграл национальный гимн Тартеша. Затем на возвышение поднялся церемониймейстер и объявил:

— Свободные… Наследственный Тиран!

Лицо Бортава вез Памдала смотрело с серебра, улыбалось прохожим с общественных зданий и часто появлялось на экране. Тем не менее Рэднал никогда не думал, что воочию увидит Наследственного Тирана. Во плоти Бортав выглядел заметно старше, чем на своих изображениях, а также не таким уж мудрым и непреклонным — словом, больше походил на человека, чем на полубога.

А вот сочный баритон оказался его собственным. Он говорил без бумажки четверть десятины, восхваляя Тартеш, бичуя тех, кто тайно лелеял зло и вынашивал дурные замыслы, и заверял сограждан в том, что опасность не повторится. Рэднал, который больше интересовался жирной песчаной крысой, чем политикой, вскоре перестал вслушиваться… И едва не пропустил свое собственное имя!

Он вскочил как ужаленный и, сам себе не веря, будто во сне, взошел на трибуну. Бортав дружеским жестом положил руку ему на плечо. От Наследственного Тирана слегка пахло духами.

— Свободные! Представляю вам Рэднала вез Кробира, чей острый глаз заметил смертельные провода, тем самым доказавшего, что боги не оставили Тартеш. За выдающиеся успехи в деле сохранения не только Котлован-Парка, не только Низины, но и всей нашей Родины я награждаю Рэднала вез Кробира пятью тысячами единиц серебра и объявляю, что отныне и впредь он и все его потомки являются титулованными аристократами!.. Свободный вез Кробир!

Сановники зааплодировали. Бортав вез Памдал кивком указал Рэдналу на микрофон.

Необходимость произнести публичную речь перед лицом Наследственного Тирана и высшей знати государства напугало биолога гораздо больше, чем все пережитое в Низине. Оставалось только перед самим собой делать вид, что он выступает с заключительными словами научного доклада:

— Благодарю вас, ваше высочество. Мои скромные заслуги не достойны столь высокой похвалы. Я буду вечно хранить в душе вашу доброту.

Рэднал сделал шаг назад, и сановники вновь зааплодировали — вероятно, довольные его краткостью. Отвернув голову от микрофона, Наследственный Тиран произнес тихонько:

— Оставайтесь здесь со мной на трибуне, пока я буду награждать ваших коллег. Вам еще раз придется выступить в конце.

Одного за другим Бортав вызывал членов группы следопытов. Пегголу также был дарован титул; остальные пятеро получили хвалу и крупные суммы серебра. Это показалось Рэдналу несправедливым. Если бы не Хоркен, например, они бы не нашли батарейку и таймер. А Импак обнаружил след, когда Рэднал его потерял.

Но вряд ли имеет смысл спорить. Да и как заставить Бортава выслушать? Кроме того, Наследственному Тирану, похоже, не доложили, что Рэднал спал с Эвилией и Лофосой буквально за день до того как шпионки собрались подорвать звездную бомбу. Бортав вез Памдал слыл большим консерватором по части морали и ни за что не приблизил бы к себе Рэднала, знай он все подробности его деятельности в Котлован-Парке.

Успокаивая свою совесть, Рэднал напомнил себе, что всем семерым следопытам после сегодняшней церемонии жить станет значительно легче. Ему не удалось убедить себя только в том, что этого достаточно.

Жозел вез Глезир, вызванный последним, пролепетал слова благодарности и вернулся на место. Бортав вез Памдал вновь взял микрофон. Когда аплодисменты, предназначенные Жозелу, стихли, Наследственный Тиран сказал:

— Наш народ никогда не забудет как грозившей нам страшной катастрофы, так и усилий тех в Котлован-Парке, кто отвел беду. В ознаменование чудесного спасения позвольте продемонстрировать эмблему, которую впредь будет носить наш славный заповедник!

Церемониймейстер поднес к Рэдналу небольшой ящичек, скрытый под пышными складками материи.

— Застежка сверху, — прошептал он. — Сняв материю, поднимите эмблему так, чтобы все ее увидели.

Рэднал повиновался.

Сановники захлопали; многие из них улыбались, а некоторые даже засмеялись. Рэднал тоже улыбнулся. Что лучше может символизировать Котлован-Парк, чем птичка-коприт, сидящая на кусте терновника?

По мановению руки Наследственного Тирана биолог вновь подошел к микрофону:

— Еще раз благодарю вас, ваше высочество, теперь уже от имени всего персонала Котлован-Парка. Мы с благодарностью принимаем эту эмблему!

Он шагнул назад, затем повернул голову и прошипел церемониймейстеру:

— Что мне делать с этой штукой?

— Оставьте ее на трибуне, — ответил невозмутимый чиновник. — Мы о ней позаботимся.

Когда Рэднал вернулся на место, церемониймейстер объявил:

— А теперь приглашаем всех в Большой приемный зал!

Вместе с остальными Рэднал прошел в Большой приемный зал, взял бокал искрящегося вина у официанта, а потом долго принимал поздравления от знати и высших государственных чинов. Это было даже немного похоже на работу экскурсовода: он знал правильные ответы и легкой импровизацией их разнообразил.

И вдруг навстречу шагнула улыбающаяся Тогло вез Памдал. Рэднал поклонился:

— Добрый день, свободная, рад вас видеть.

— Если в трудный час в Парке я была для вас Тогло вез, то тем более остаюсь Тогло вез здесь, в безопасности в Тартешеме. — Судя по голосу, она была огорчена его холодным обращением.

— Спасибо, — сказал Рэднал.

Да, она обещала покровительство перед расставанием, но слишком многие важные туристы, с явной приязнью относившиеся к сотрудникам Котлован-Парка на территории заповедника, надменно торопились спровадить их при встрече в городе.

Словно по мановению волшебной палочки, у локтя Рэднала возник Бортав вез Памдал. Щеки его слегка раскраснелись; должно быть, Наследственный Тиран принял уже не один бокал искрящегося вина. Заговорил он так, словно напоминал сам себе:

— Вы знакомы с моей племянницей, не так ли, свободный вез Кробир?

— С вашей племянницей?! — Рэднал ошеломленно переводил взгляд с Бортава на Тогло. Она назвала себя «дальней родственницей». Племянница — это гораздо больше.

— Ну, надеюсь, вам здесь понравится! — Бортав хлопнул Рэднала по плечу, дыхнул ему в лицо вином и, чуть пошатываясь, направился любезничать к другой группе гостей.

— Вы не говорили мне, что Тогло вез его племянница, — укоризненно произнес Рэднал.

Теперь, став внезапно аристократом, он мог вообразить себя беседующим с дальним родственником Наследственного Тирана. Но вести разговор с братом Бортава вез Памдала или с мужем его сестры… Нет, невозможно! Наверное поэтому голос его прозвучал несколько брюзгливо.

— Извините, — сказала Тогло. Рэднал не сводил глаз с ее лица, полагая, что извинение является пустой формальностью. Но, похоже, девушка говорила серьезно. — Имя моего клана и без того тяжелая ноша. Еще тяжелее будет, если сообщать каждому, что я родная племянница Наследственного Тирана. Во мне перестают видеть человека. Поверьте, я знаю. — В ее словах звучала искренняя горечь.

— А-а, — медленно произнес Рэднал, — Понятно. Я об этом и не подумал, Тогло вез.

От улыбки девушки у него потеплело на сердце.

— А следовало бы, — сказала Тогло. — Когда люди узнают, что я из клана Памдалов, одни начинают обращаться со мной так, будто я сделана из стекла и вот-вот разобьюсь, другие пытаются использовать мое положение.

Рэднал коротко рассмеялся — сам над собой.

— Мне всегда казалось, что принадлежность к богатому и могущественному клану делает жизнь человека проще и удобнее, а не наоборот. Даже в голову не приходило, какие тут могут быть дурные стороны. Поверьте, мне очень жаль, что я этого не понимал.

— О, не извиняйтесь! — воскликнула Тогло. — Думаю, что вы-то как раз обращались бы со мной ровно, даже если бы с первого сердцебиения знали, кто мой дядюшка. Такое не часто встречается, и я этим очень дорожу.

— Я солгу, если скажу вам, что совершенно не задумывался о вашем происхождении, — признался Рэднал.

— Ну разумеется, Рэднал вез. Глупо было бы об этом не думать. Да я такого и не жду; до случая с птичкой-коприт я была уверена, что боги забыли, как творить чудеса. Но что бы вы там ни думали, это не помешало нашим отношениям.

— Я пытался относиться к вам так же, как и ко всем остальным.

— По-моему, у вас это получалось замечательно! — сказала она. — Вот почему мы так быстро стали друзьями в Котлован-Парке. Хотелось бы, чтобы мы оставались друзьями и впредь.

— Я бы тоже очень этого хотел, — промолвил Рэднал. — Если только вы не сочтете, что я так говорю из корыстных побуждений.

— Нет, не сочту. — Хотя Тогло продолжала улыбаться, глаза девушки оценивающе его изучали. По ее словам, многие пытались ее использовать… Рэднал сомневался, что им это удавалось.

— Знаете, учитывая то, кто вы есть на самом деле, мне еще труднее сказать, что… ну, что вы мне очень понравились там, в Котлован-Парке, — пробормотал он.

— Да, я понимаю ваше затруднение, — медленно проговорила Тогло. — Вы не хотите, чтобы я подумала, будто вы собираетесь меня использовать.

Она снова окинула Рэднала изучающим взглядом, и на этот раз он набрался смелости ответить ей тем же.

И от этого она нравилась ему еще больше. Пусть Эльтзака вез Мартоса влечет к дурам — он сам дурак. Рэднал порой по-всякому себя называл, однако дураком очень редко. В последний раз он так про себя подумал, когда выяснилось, кто такие на самом деле Эвилия и Лофоса. Да уж, когда он ошибался, он не останавливался на полпути.

Но, кажется, ему удалось себя реабилитировать — с помощью птички-коприт.

— Если нам суждено стать добрыми друзьями, — сказала Тогло, — обещайте мне только одно.

— Что? — спросил Рэднал, вдруг насторожившись. — Честно говоря, не люблю дружбу с условиями. Это слишком напоминает мне наш последний договор с Моргафом. Да, вот уже некоторое время мы с островитянами не воюем, но и не доверяем им — как и они нам. Лучший пример — события в Низине.

Тогло кивнула.

— Верно. И все же я надеюсь, что мое условие вас не слишком обременит.

— Продолжайте. — Он сделал глоток искрящегося вина.

— Что ж, ладно, Рэднал вез Кробир… Учтите, если мне еще раз доведется увидеть вас в спальном мешке с парочкой голых узкоголовых девиц — или даже широкобровых! — можете считать нашу дружбу законченной!

Немного вина попало ему в нос, и от этого Рэднал закашлялся еще судорожнее. Жадно ловя ртом воздух и вытирая платком лицо, он выиграл несколько сердцебиений, чтобы к нему вернулось присутствие духа.

— Тогло вез, считайте, что мы договорились, — торжественно произнес Рэднал.

И они пожали друг другу руки.

Перевел с английского Владимир БАКАНОВ

Публикуется с разрешения литературно-издательского агентства «Права и переводы», представляющего интересы автора в России.

Гарри Тартлдав

РЕАЛЬНОСТЬ ВЫМЫСЛА

Повесть «В низине» в 1994 г. была удостоена премии «Хьюго». Однако автор — один из именитых зарубежных писателей нового поколения — мало известен отечественному читателю. Поэтому мы решили предложить аудитории журнала выдержки из интервью с Г. Тартлдавом, опубликованного в журнале «Locus», дабы сам автор рассказал о своих литературных пристрастиях. Но об одном любопытном факте, связанном с историей нашего журнала, хотелось бы упомянуть. Книгой, во многом определившей писательские интересы Г. Тартлдава, стал роман Л. Спрэга де Кампа «Да не опустится тьма». Роман был переведен на русский язык В. Бакановым и опубликован в «Если» №2, 1992 г. С тех пор известный переводчик всерьез увлекся издательским делом и практически оставил перевод.

Однако, ознакомившись с повестью Г. Тартлдава, согласился перевести ее для журнала «Если».

Наверное, вас часто спрашивают, как вы придумали такой прелестный псевдоним? [Turtledove (англ.) — горлица.]

— Хотите верьте, хотите нет, но Гарри Тартлдав — мое настоящее имя. А вот как я стал Эриком Айверсоном — это разговор особый. В 1979 году издательство «Белмонт Тауэр» напечатало мой роман о мечах и колдовстве; попутно меня перекрестили в Эрика Айверсона. И не то чтобы книга была так уж связана со скандинавской мифологией, просто, по их мнению, никто не поверил бы, что у человека может быть фамилия Тартлдав. Были две причины, почему я некоторое время оставался Айверсоном. Во-первых, под настоящей фамилией я продолжал печатать научные работы. Кроме того, у меня тоже была ошибочная гипотеза — что кому-то и взаправду взбредет в голову читать «белмонттауэровскую» книгу.

Так вот я и получил этот псевдоним. Работая для журналов, я обзавелся еще и средним инициалом «Г», что означало «Годдэм» [Goddamn (англ.) — проклятый.]. Иногда я даже ставил на книгах автограф «Эрик Годдэм Айверсон» — своеобразный комментарий к навязанному мне псевдониму.

— Ваши произведения обычно строятся на реальном историческом материале. Например, цикл «Видессос». Это как-то связано с вашим образованием?

— Действие цикла «Видессос» разворачивается в некоем фантастическом аналоге Византийской империи. Я получил докторскую степень за работы по византийской истории, став таким образом чуть ли не самым безнадежным безработным в истории человечества. А вот историком (а позже и литератором) меня сделало пристрастие к чтению научной фантастики. Я действительно собирался посвятить себя науке, но скорее уж астрономии. Однако где-то в старших классах я прочитал роман Л. Спрэга де Кампа «Да не опустится тьма». Прежде такая литература мне в руки как-то не попадала. Я начал выяснять, что там правда, а что де Камп выдумал — и не сумел разобраться. Потом я поступил в Калифорнийский технологический институт и вылетел в конце первого курса, в немалой степени потому, что все больше интересовался историей и все меньше — физикой. Ну и, конечно же, потому что как раз тогда вышло известное издание «Властелина Колец» в мягкой обложке, и я прочитал его раз эдак восемнадцать — вместо того чтобы грызть гранит науки.

Дальше меня занесло в Лос-Анджелесский университет на отделение византийской истории. Я защитил докторскую и тут же обнаружил — собственно говоря, это начало проясняться уже где-то к середине аспирантуры, — что имею две возможности получить постоянную научную работу: почти нулевую и нулевую. Два года я преподавал в Лос-Анджелесе, замещая своего бывшего руководителя, пока тот стажировался в Афинском университете. В середине 79-го он снова занял свое место, и я тут же решил, что не желаю возвращаться к жалкому статусу почасовика.

К этому времени в «Белмонт Тауэре» вышел тот самый мордобойно-магический роман; кроме того, я получил деньги за несколько рассказов, принятых, но еще не напечатанных: покупают — значит, не так уж плохо они написаны. На этом основании я устроился в отдел образования Лос-Анджелесского округа техническим писателем. Это означало, что я писал технические тексты, газетные заметки и опросники, подвизался в ролях корректора и редактора, а по большей части — машинистки. Когда я еще сидел без работы, я начал то, что стало впоследствии четырьмя книгами «видессосского» цикла. Работать и одновременно писать было труднее, но я кое-как справился и даже начал регулярно продавать свои произведения. В июле 91-го я решил, что теперь могу рискнуть отправиться в свободный полет, в каковом состоянии я и пребываю по сию пору.

Насколько можно понять, многие теперешние писатели-фантасты больше интересуются историей, чем физикой, отчасти, возможно, потому, что сейчас будущее выглядит далеко не так привлекательно, как лет двадцать-тридцать назад, и людям стало интереснее заглядывать в прошлое, нежели смотреть вперед.

— Не потому ли таким популярным стал жанр альтернативно-исторической фантастики, в том числе и в вашем творчестве?

— Получив историческое образование, я вижу не только существующее положение вещей, но и интересные повороты в прошлом, которые могли бы сделать мир совершенно иным. Я отношусь к своим альтернативным историям как к мысленным экспериментам, имеющим целью осветить не столько иные исторические аспекты, сколько современное общество. Изображение, даваемое зеркалом альтернативной истории, не получить никаким иным способом: в нем возможны столкновения крайностей, так никогда и не столкнувшихся в истории реальной — столкновения, бросающие новый свет на события дней сегодняшних. Исходной точкой написанного мною несколько лет назад рассказа «Последняя статья» была победа Гитлера и противостояние немецкой армии, захватившей Индию, Махатме Ганди и его ненасильственному сопротивлению. Мысленный эксперимент, ставящий своей целью осмыслить, при каких условиях непротивление может быть эффективным, а при каких оно ведет к катастрофе. Эти две крайности никогда впрямую не сталкивались — и слава тебе, Господи! Получилась бы мясорубка.

— Насколько серьезными могут быть результаты воздействия на критические точки в истории?

— В последнее время меня очень интересует применение некоторых моментов случайной теории эволюции, почерпнутых мною у Стивенсона Джея Гулда: если отмотать пленку назад и запустить ее вторично, огромное количество неопределенных факторов может привести к тому, что новый результат и отдаленно не будет похож на старый. И я в это верю. Критические, переломные точки встречаются где угодно, весь фокус состоит в том, чтобы выбрать из них самые интересные и попытаться выяснить, как развивались бы события, произойди один из несостоявшихся разломов. Как выглядел бы другой, альтернативный, путь? Если постулировать целую серию таких отклонений одновременно — писать становится просто неинтересно. Все зависит от слишком многих переменных. Любые разговоры насчет того, что все историческое развитие можно описать одним-единственным законом — чушь. Движущие силы истории воздействуют на индивидуума, но есть и обратное воздействие. Как мне кажется, в большинстве случаев история сильнее человека, но очень многие случаи ясно показывают, что обобщать здесь опасно. Обобщения ВООБЩЕ опасны. Не верьте НИ ОДНОМУ обобщению, не исключая и этого.

— Какова история создания вашего романа «Ружья Юга»?

— Этот роман появился на свет по чистой случайности. Я переписываюсь с Джудит Тарр [Известная американская писательница автор ряда историко-фантастических романов.], и она однажды пожаловалась мне, что рисунок на обложке ее новой книги такой же анахронизм, как и Роберт Э. Ли с автоматом «Узи» наперевес. «А ведь интересно! — подумал я. — Вот только где бы он взял «Узи»?». А потом подумал: «Нет, не нужен ему «Узи». Вот если бы кто-то дал ему автомат Калашникова или, еще лучше, — целую кучу этих АК». Самым подходящим ответом был южноафриканский путешественник во времени. Я приписал это в виде постскриптума к своему ответному письму, сохранил копию этого послания и приступил к подготовительной работе. Полтора года спустя я сел за книгу, а еще через год книга была готова.

Те, кто думает, что существует какая-то абсолютная Истина по поводу прошлого, скорее всего ошибаются. Подобно литературе, история — всего лишь одна из разновидностей искусства, в реальной жизни случаются события, далеко превосходящие все выдумки литераторов. Работая над «Ружьями Юга», я занялся 47-м полком из Северной Каролины, который первым столкнулся с войсками федералистов в битве при Уайлдернессе. Я связался с северо-каролинским управлением истории и архивов в надежде получить хотя бы несколько фамилий офицеров. Они прислали мне ксерокопию истории полка, написанной одним из ветеранов где-то в самом конце прошлого века, а вдобавок полный список всех, кто когда-либо служил в 47-м: имя, звание, возраст, место рождения, ранения, случаи пленения, профессия. Можете себе представить, с каким жадным воплем набросился я на эти сокровища. Я взял оттуда половину своих персонажей. Было там и нечто необычное, хотя и не совсем уникальное: в заинтересовавшем меня полку служила женщина. Отзывы о ней как о солдате были самые благоприятные. В реальной истории ее взяли в плен в Ричмонде в 65-м году, и она сказала, что служит в Полку уже два года и имеет два боевых ранения. Такое, конечно же, бывало, но настолько редко, что, не будь эта женщина реальной личностью, я никак не рискнул бы выдумать ее и вставить в свой роман. Начиная заниматься 47-м, я даже и не подозревал о ее существовании — мне просто повезло.

Роман «Ружья Юга» был мысленным экспериментом, разрабатывающим следующую ситуацию: ладно, дадим конфедератам в точности то, чего они хотят, дадим им независимость. Ну и что же будет потом? С какими, совершенно неожиданными для себя проблемами они столкнутся? Что бы они делали со страной, сорок процентов населения которой ненавидит их? Как бы они адаптировались к миру, в котором рабство — бесконечно устарелая идеологическая и экономическая система, в мире, не желающем иметь никаких отношений с рабовладельческой державой? Другая проблема — как финансировать страну? А если ваше отделение основывалось на провозглашении суверенных прав штатов, то каким образом вы обеспечите власть центрального правительства? Да и можете ли вы вообще ее обеспечить, не подвергаясь опасности нового раскола?

— Насколько нам известно, ваша последняя работа будет связана уже с историей нашего века?

— Да, этот большой проект, над которым я сейчас работаю, будет, скорее всего, состоять из трех книг. Рабочее название — «Равновесие сил». Начинается повествование в мае 42-го года, когда во второй мировой войне наблюдалось почти идеальное равновесие сил. Японцы уже отплыли к Мидуэю, но еще туда не добрались. Немцы разгромили русских, но до Сталинграда еще не дошли. Англичане готовят первый массированный, в тысячу бомбардировщиков, налет на Кельн. И тут появляются пришельцы.

Рональд Рейган произнес однажды речь (которую, по всей видимости, позаимствовал из какого-то фильма) насчет того, что если вдруг нападут на нас пришельцы, то в дружно сплотятся и — само собой вышвырнут их к чертовой матери. Не думаю, чтобы все было так благостно. Среди моих персонажей есть американцы, и англичане, и немцы и евреи, и китайцы, и японцы, и, конечно же, пришельцы, которые приходят от нас в полнейшее недоумение.

Исследования по этому проекту оказались более интересными и значительно более трудными, чем даже работа над «Ружьями Юга». 42-й год все еще жив в памяти очень многих. Я постарался придать тексту максимальную подлинность, просматривал старые комплекты «Тайма», «Лайф и «Ньюсуика», чтобы почувствовать, чем мы похожи на тех людей и в чем мы от них отличаемся. Одна из вещей, поразивших меня и во время работы над «Ружьями», и теперь — насколько вопиющим и агрессивным был расизм в совсем еще недавнем прошлом. Считают, что мы и сейчас такие — да, конечно же, но все-таки прогресс заметен. Видит Бог, мы еще очень далеки от идеала, но были-то гораздо, неизмеримо хуже.

Конечно, я значительно лучше знаю христианскую теологию, нежели иудейскую. Однако я делаю попытку поднять и еврейскую тему. Поколение, живо помнящее Холокост, сходит со сцены. Люди, прошедшие через этот ужас, переносят его на бумагу, придают ему форму истории и литературы, чтобы те, кто придет после них, помнили его и делали хотя бы опосредованно частью личного опыта. Нельзя забывать, что подобные вещи возможны даже в цивилизованной стране. Один из самых устрашающих моментов Холокоста состоит в том, что евреи не представляли для нацистов ровно никакой угрозы — и все равно подвергались систематическому истреблению. Это чудовищно и непостижимо.

Кроме того, мне приходится общаться с людьми, в одночасье ставшими анахронизмом. Я имею в виду твердых, убежденных коммунистов. Россия, какой она была в середине века, видится теперь в совершенно новой, как бы иронической перспективе. Первые поколения коммунистов верили, что действительно прокладывают путь к земному раю. Писать о людях, чьи иллюзии разбились вдребезги, очень тяжело.

1993 г.

Оглавление

  • Гарри Тертлдав В НИЗИНЕ
  • Реклама на сайте