«Отражение во мгле»

Сурен Цормудян ОТРАЖЕНИЕ ВО МГЛЕ

Пролог

Третья ступень еще функционировала, выводя свой груз на последнюю стадию полета. Сработали пороховые заряды, отстрелили титановый обтекатель. Когда он рванулся вперед, высвободилась покоившаяся в его чреве платформа со стальными конусами. Девять из них были расположены по кругу на спицах жесткости платформы крепления, а десятый находился в ее центре. На высоте сто километров последняя, третья ступень отделилась, как ей и было положено, выработав перхлорат аммония и октоген — компоненты ее топлива.

Платформа с конусами перешла на заключительный, пассивный участок траектории. Десять серых конусов отделились синхронно, каждый включил свой двухсопельный двигатель, который раскручивал снаряд и придавал ему устойчивость. Десять элементов тут же разошлись по заданным координатам в радиусе восьмисот километров. Два из них имели общую цель, но ее площадь составляла пятьдесят гектаров, и на ней находилось, по разным данным, от одного миллиона семисот тысяч до двух миллионов человек…

— Алло, да. Да, Вика. Да это же я, Степан. — Человек в автобусе засмеялся. — Голос мой не узнала? А это симку мне на работе дали. Ну, для работы, да. Ничего страшного, вычтут наш разговор из командировочных. Что? А, долетел нормально. Вот буквально полчаса назад. Да. Сейчас в город еду. На автобусе, какое такси, что ты. Да. Сейчас до метро, оттуда в гостиницу, ну и… Да, тут тоже есть метро. А ты думала, только в столице? Что? Да шут с ней, с курткой, зай. Думаешь если Сибирь, то холодно? — Степан снова засмеялся. — Нет, что ты. Здесь нынче теплей, чем у нас в Москве… Да, все нормально. Нет, не укачало. Ну все. Малую целуй от меня. Ладно, хорошо. Из гостиницы позвоню. Все. Обнимаю…

Он убрал телефон в карман и посмотрел в окно. Слева от трассы, ведущей от аэропорта Толмачево в город, проплывали дома, сменившие длинные ряды гаражей. Где-то в палисадниках поднимался дымок, должно быть, шашлычки люди готовили. Подумав о шашлыке, он даже уловил неповторимый аппетитный запах, поднявшийся из памяти и напомнивший о том, что последний раз ему довелось поесть еще дома. В Москве. В тысячах километров отсюда.

«Весело, наверное, жить возле аэропорта», — подумал Степан Волков, прогоняя мысли о еде, и, откинувшись на спинку сиденья, прикрыл глаза.

— Так, дети! Не шумим, не толкаемся. Сейчас строимся и организованной колонной идем к метро.

Ученики тринадцатой школы вышли из здания Государственной филармонии, что у площади Ленина. Галдели, зевали, подшучивали друг над другом. Кто-то уже вставил наушники в уши и включил музыку на телефоне. Некоторые не вынимали наушники в течение всего концерта. Большинство из них считали прогулку в филармонию не самым лучшим занятием во время летних каникул. И не особо они были благодарны классной руководительнице Зинаиде Федоровне за желание приобщить десятилетних отроков к высокому искусству. У них были свои заботы и пристрастия. И всех мало волновало, что учительнице то и дело приходилось краснеть — из-за Кати Абрамовой, которая постоянно обменивалась эсэмэсками с кем-то во время представления, из-за Ваньки Черновца, что подсвечивал свою физиономию карманным PSP, из-за Феди Самсонова, шутки ради часто включавшего лошадиное ржание на роскошном коммуникаторе.

— А вообще, дети, вы вели себя отвратительно, — укоризненно покачала головой женщина. — Я силком никого в театр не тянула. Что ж вы так позорите меня, ребята?

— Какое чмо мне в волосы жвачку кинуло?! — взвизгнула не по возрасту накрашенная и увешанная золочеными цацками Ларочка Борисова.

Федя заржал. Точь-в-точь как та лошадь в его коммуникаторе.

— Самсонов! Ну ты и пидарас! — еще громче взвизгнула девица.

— Господи! Лариса! Да что за слова такие! — воскликнула учительница. — Ты же девочка, в конце концов!

— И что мне, бабочками теперь срать? — резко ответила школьница.

Тем временем Федя Самсонов показал Борисовой средний палец. Костя Ломака, самый высокий и спортивный в классе, которому порядком надоел устроенный его сверстниками балаган, влепил Феде затрещину…

Солнце скользило по крышам многоэтажек. Очередной теплый, даже аномально жаркий и безоблачный день клонился к своему завершению.

— И что дальше? — Высокий, плечистый и коротко стриженный Вадим, выйдя из маршрутки, огляделся и обратился к спутнику, весьма похожему на него сложением, но постарше.

— В смысле? — буркнул Герман, не отрываясь от страниц путеводителя.

— Я говорю, как мы его искать будем? Это же миллионный город. Иголка в стоге сена. О чем вообще этот великий контролер думал, нас сюда отправляя?

— Да что ты паникуешь раньше времени? Найдем. У меня опыт есть. Так. Значит, это похожее на фуражку здание перед нами — цирк, а вот это, значит, улица Гоголя, а вон та — Нарымская…

— А почему контролер сюда Ти-Рекса не отправил? Он же родом из этого города. Знает его. Или Дьякона, который вроде тоже отсюда?

— У Рекса сейчас другая работа. За границу он поехал. А Дьякон что-то в столице делает сейчас вроде.

Вадим удивленно посмотрел на напарника.

— То есть как — за границу? Он же, Ти-Рекс, невыездной.

— Отчего же. Выездной. Очень даже выездной он и такие, как он, в определенных случаях.

— Постой-ка, так что же это, сейчас? Время «Ч» — минус?

— Выходит, что так.

— А мы тут ерундой занимаемся? Придурка какого-то разыскиваем?

— Вадим, значит, этот придурок важен очень. Да ты не нервничай.

— Не нервничать? Мы его даже в лицо не знаем. А имя и фамилию он сменил, так? Контролер же говорил, что у него левый паспорт. Верно? Может, он вообще не здесь?

— В Омске, Екатеринбурге и Иркутске его тоже ищут люди братства. Да и фото его у меня есть. Так что не дрейфь. Это самые вероятные места его пребывания. И вот еще что. Он, как и все в конторе, прошел специальную вакцинацию от этого нового гриппа, который сейчас в Китае свирепствует.

— И что?

— Наш старшой по секрету сказал, что всем вместе с вакциной вживляли какие-то наночипы. Правда, его сложно засечь, прибор этот. Чип-то сделали, а нормальный пеленгатор на орбиту еще не вывели. Или на старте спутник в океан грохнулся, кажись. Не суть, в общем. Но кое-что есть. И сегодня вечером радиус поисков может сузиться до нескольких кварталов.

— Постой, так что же… и нам эту дрянь вживили?

— Ну, нам же кололи вакцины.

— Да какого черта?! — повысил голос Вадим.

— А что тебя беспокоит? Ну, вживили. Может, оно и к лучшему. Легче будет нас из профессиональных переделок вытаскивать.

— Ну ладно. Допустим. А если он уже за бугор слился? Там ведь его голова тоже ох как нужна.

— Не думаю. Аналитики говорят, его мировоззрение не даст ему это сделать. Если только он не решится бежать в Иран, Венесуэлу или на Кубу. А он, кстати, родом отсюда. Ну и есть мнение, что у него интерес…

Герман хотел еще что-то сказать, но в этот момент на его поясном ремне в футляре засигналил мобильный телефон, исторгая какой-то немецкий марш времен Второй мировой войны.

— Это на кого ты такую музычку поставил? — усмехнулся Вадим.

— На старшого нашего, на Дитриха. На кого же еще? — улыбнулся в ответ напарник. — Кстати, может, по нашему объекту какая информация. Алло…

— Немчура, блин, — буркнул Вадим, закуривая сигарету.

Герман молчал и вслушивался. И Вадим вдруг заметил, как меняется лицо напарника. Бледнеет. Растет напряжение. Набухают сосуды на лбу и висках. Что же говорят этому волевому, хладнокровному и рассудительному профессионалу спецподразделений ГРУ, если он так занервничал?

— Я все понял, — только и ответил Герман, перед тем как убрать телефон в футляр.

— Что там? — спросил Вадим, затянувшись сигаретным дымом.

— У тебя электронные часы?

— Да, а что?

— Скорей вынимай батарейку. И из мобилы тоже.

— Да что случилось?

— Планы изменились. Быстро валим из города. Вон такси. За мной бегом, — торопливо чеканя каждое слово, проговорил Герман.

На автостоянке между зданием цирка и Вознесенским собором стояла синяя «Лада» с характерным для такси желтым фонарем на крыше. За рулем сидел, судя по внешности, казах и читал газету «Советская Сибирь». Точнее, статью — «Возмездие постигло „лесных мстителей“».

— Командир, свободен? — громко спросил Герман, распахнув пассажирскую дверь и кидая на сиденье сумку.

— Да. — Казах уставился на двух крепких и рослых мужчин. — А куда надо?

— За город! Пять штук накину сверх твоей цены, если свалим за десять минут!

— Куда — за город?

— В любую сторону, где ближе выехать. Но подальше от аэропорта и города. В лес. За холм какой-нибудь. Не важно. Пять штук сверху! Вадик, садись, быстро!

Внизу уже была видна цель. Большой город, окруженный могучими сибирскими лесами, разделенный неровной линией реки, через которую тянулись соединяющие две части города мосты. Южнее река превращалась в огромное водохранилище. Западнее виднелся аэропорт, к которому устремилась одна из двух серых головных частей, неся в себе термоядерный заряд мощностью более шестисот килотонн. Целью второго конуса была восточная часть города с ее густонаселенными районами и ТЭЦ…

В вечернем небе две вспышки были еще более яркими, чем жаркое полуденное солнце этим днем. Сначала полыхнуло примерно в четырехстах метрах над военным сектором аэропорта. Второй заряд сработал на высоте двести метров между Октябрьским и Дзержинским районами. Тепловое излучение мгновенно воспламенило устланные рубероидом и залитые битумом крыши многоквартирных домов. С молниеносной быстротой от второго эпицентра расширялось кольцо вспыхнувшего автотранспорта, остановленного сопровождавшим взрыв электромагнитным импульсом. Закипел асфальт в радиусе трехсот метров. Дальше, в радиусе около километра, асфальт и бетон уже не плавились, но мгновенно белели от светового потока, а там, где на открытом пространстве были люди, они иссушивались, обугливались и разлетались горсткой пепла. В трех километрах от эпицентра на людях, что были на улице, вспыхнули одежда и волосы. Еще хуже пришлось одетым в синтетику. Запарили и задымились деревья. Вспыхивало оперение летящих птиц. Мощный удар термоядерной реакции поднял над землей огромный столб огня и пыли. Расширяясь со сверхзвуковой скоростью, огненно-пылевое кольцо перемалывало дома и транспорт, не говоря уже о человеческих существах. Занявшиеся секунду назад пламенем здания срывались с фундаментов, мгновенно превращаясь в летящую стену обломков, которая врезалась в следующие постройки. Похожая картина творилась и в районе аэропорта. Поселки Павино, Марусино и Толмачево, штаб 41-й дивизии и четырнадцатой армии ВВС вспыхнули за доли секунды, предшествовавшие ударной волне, которая подхватывала море огня и разносила во все стороны от эпицентра, смешивая деревья, гаражи, машины, самолеты, дома, людей, столбы электролиний. Уже горели вагоны, локомотивы и цистерны на железнодорожном узле южнее аэропорта. Ударная волна подхватывала целые гирлянды горящих составов и, кувыркая их в воздухе, разрывая на части, стремительно уносила прочь.

У Дмитровского моста две ударные волны встретились; смешались несомые ими потоки обломков, огня и пыли. Сорвав с двух сторон мост, волны сжали его, бросили концы полотна вместе со всеми машинами, что были над рекой, навстречу друг другу…

ПАМЯТКА ЭКСПЕДИЦИОННОГО РЕЙДЕРА

(Вторая редакция)

Гл. 6. Поиск выживших людей в городах с населением до дня «X» свыше миллиона человек.

П.З. Для поиска выживших людей в подобных населенных пунктах надлежит учитывать факторы привязки к местности.

Следует иметь в виду, что для выживания человека в настоящих условиях (см. Гл. З, П.2 Памятки) необходимы:

— пресная вода;

— источники пищи;

— источники древесины;

— надежное и долговременное укрытие от существующих климатических факторов и других враждебных форм активного и пассивного воздействия (см. Гл. 1, ПП. 3,4 Памятки).

По прибытии экспедиции в соответствующий населенный пункт надлежит иметь достоверные сведения о наличии естественных водных источников в данной местности. Как правило, водоемы типа водохранилищ, прудов и малых озер в качестве источника пресной воды не годятся. Концентрация химических элементов, радионуклидов и других вредоносных агентов делает такие водоемы крайне опасными. Необходима проточная вода, реки. Подземные источники, грунтовые воды, также могут иметь нежелательную концентрацию химикатов и остаточной радиации.

Следует учитывать наличие в городе метрополитена. Артерии метро могли уцелеть при ядерных ударах и последовавших за ними сейсмических возмущениях. В метрополитенах может укрыться большое количество людей на весьма продолжительный срок.

Следует знать расположение бомбоубежищ, военных комендатур, воинских формирований ПВО, РВСН, ЗКП, ГРЛУ, специализированных госхранилищ и складских помещений класса D.

Несмотря на то что такие объекты должны подвергаться непосредственному обстрелу спецбоеприпасами, определенный расчет на такой исход событий при проектировании и постройке может благополучно повлиять на сохранность существующих там убежищ. В подобных местах могут сохраниться высокоорганизованные, в силу военной подготовки и наличия резервов, группы выживших.

Важно помнить, что любую группу выживших необходимо воспринимать как потенциальную угрозу (см. Гл. 1, ПП. 11, 12 настоящей Памятки), и стратегию действий в отношении этих групп следует строить только после скрытых наблюдений и тщательного анализа собранной информации (см. Гл. 2, ПП. 2–6 настоящей Памятки)…

1 ЦАРСТВО АИДА

Шелест факелов сопровождал привычное шествие во мраке туннеля. Пляска языков пламени оживляла мир застывшего в подземелье бетона и рельсов, которые еще шлифовались иногда стальными колесами. Только это были уже не проносящиеся электропоезда, а тележки и ручные дрезины. Вот и весь транспорт, что мог теперь передвигаться по темным туннелям скрытого под землей убежища горстки еще живых людей.

Селиверстов шел впереди. Как всегда. Четыре охранника по обе стороны от скрипящего на рельсах катафалка. Они помогали Константину и Федору тащить тележку к станции «Площадь Гарина-Михайловского».

Тысяча пятьсот шестьдесят метров. Эту меру расстояния на Перекрестке Миров знали хорошо. Ровно столько отделяло усопшего от царства Аида. И это был не мифический мрачный брат Зевса и повелитель царства теней и мертвых. Аид — это реальный человек. И подобно своему тезке из древних мифов, он ждал мертвеца. Всегда. И когда кто-то умирал на Перекрестке Миров, люди, по обыкновению, не констатировали смерть вслух и старались не показывать горя и скорби. Они просто говорили «пятнадцать-шестьдесят». Именно эти полтора километра и шесть десятков метров были последней привилегией и последней дорогой покойника, в конце которой его ждал сам Аид.

Никто уже не помнил, было это именем или кто-то метко дал ему такое прозвище. По большому счету это никого и не интересовало. Вот он, неимоверно высокий и очень худой, сгорбленный гораздо сильней, чем большинство жителей темных подземелий города. С длинным крючковатым носом, торчащим из-под капюшона черной накидки. Старый, с огромными глазами, которые, отражая во мгле капюшона свет факелов, заставляли холодеть кровь в жилах пришельцев.

Странное дело. Никому и в голову не приходило, что этот человек рано или поздно сам умрет. Напротив, каждый житель Перекрестка Миров, невзирая на свой возраст, уже давно свыкся с мыслью, что если настигнет смерть, то через пятнадцать-шестьдесят его будет ждать Аид. Но уж лучше тихо умереть в своем жилище на пересечении Ленинской и Дзержинской линий и быть увезенным по туннелю в царство Аида, нежели сгинуть где-то на поверхности, попав в руки поклонников твари или иных фанатиков…

По мере приближения факелов силуэт Аида проступал все отчетливей. Вот показались трое послушников за его спиной, в таких же накидках. Опираясь на сучковатый кривой посох, Аид выставил перед собой свободную растопыренную кисть с длинными и костлявыми пальцами.

— Рубеж! — Его хриплый злой голос задрожал в туннеле.

Траурная процессия остановилась. Прекратила скрипеть железная тележка. Уняли свою безудержную пляску языки пламени.

— Здравствуй, Аид, — небрежно махнул рукой Селиверстов.

Он ростом не уступал повелителю царства мертвых, а телосложением был куда крепче скелетоподобного Аида. И это, безусловно, вселяло уверенность в похоронную команду, члены которой, как, впрочем, и все на Перекрестке Миров, до дрожи боялись каннибалов и их владыку.

— Здравствовать мне желаешь, Василий? — усмехнулся Аид. — А стоит ли? Все там будем.

Говорил он с какой-то непонятной иронией, а может, и с издевкой.

— Даже ты? — хмыкнул Селиверстов.

— Ну! — Аид приосанился, постукивая посохом по шпале. — Когда людишки кончатся, мне тоже в этом мире нечего будет ловить.

Он неторопливо подошел к тележке. Костя поежился: не самое приятное соседство. Однако не сделал шаг назад, чтобы не выглядеть пугливым как в глазах своих товарищей, так и в глазах Аида и его послушников.

Старик тем временем откинул покрывало с лежавшего на тележке тела.

— Старуха, — поморщился Аид. — Много за нее не дам.

— Имей хоть чуть-чуть почтения, — нахмурился Селиверстов. — Это Зинаида Федоровна. Учительница, уважаемый человек.

— Была! — Аид произнес это громко и поднял кривой указательный палец. — Была, Василий, — добавил он чуть спокойней. — А теперь это просто мертвяк. И уж былые заслуги вкуснее ее не сделают. Она худая и морщинистая. Так же и мы будем морщиться за трапезой нашей.

— Ты тоже худой и морщинистый…

Аид дернул головой, подошел вплотную к Селиверстову, приподнял посох и легонько постучал им Василия по плечу.

— Я живой, Вася.

Сказав это, старик вернулся к покойной.

— Отчего она умерла? — спросил он более спокойным тоном.

— Сердце остановилось от старости, — ответил Селиверстов.

— Дружочек, от старости еще никто не умирал. Чем хворала?

— Никаких инфекционных заболеваний. Это точно.

— Ну, в прошлый раз вы мне жмура привезли с гангреной, — укоризненно покачал головой Аид.

— Так ведь я тогда сразу тебя предупредил насчет гангрены. А здесь — сердце.

— Ну ладно. — Старик походил вокруг тележки, глядя на усопшую.

Константин поморщился, когда Аид, едва не коснувшись его плечом, прошел мимо. Пахнет он так же отвратительно, как и выглядит.

— Ладно, дружочек. Десять литров соляры. Нормальной, без парафина.

— Да ты осатанел? — всплеснул руками Селиверстов. — Всего десять литров?!

— Целых десять литров за маленькую старушенцию, у которой кожа да кости.

— Но этого мало!

— Так, да? Цена не устраивает? — Старик снова приблизился к Василию и снова постучал по плечу посохом. — В таком случае уходи обратно. — Аид улыбнулся. — И похорони ее.

Селиверстов какое-то время зло смотрел в глаза старику. Надо отдать должное бывшему пограничнику: не каждый осмелится выражать так неприкрыто свои презрение и ненависть самому Аиду.

— Ладно, черт тебя дери. Забирай ее и тащи сюда соляру.

Не сводя глаз с Василия и при этом скаля большие и острые зубы в улыбке, Аид щелкнул кривыми пальцами свободной левой рукой. Один из послушников тут же кинулся в сторону станции, которая виднелась в паре десятков метров, озаренная тусклым синеватым загробным свечением.

— Вот так-то лучше, дружочек.

Колеса опустевшей тележки ритмично скрипели и неприятно лязгали по рельсам. Костя не хотел думать о том, что сейчас происходит с телом Зинаиды Федоровны. Но мысли эти, как и щипавший нос запах старика в черной накидке, никак не хотели его покинуть. И тогда он просто принялся считать шпалы, стараясь отвлечься. Однако, дойдя до пятидесяти шести, он вдруг подумал, что счет приведет и к магической цифре 1560 и мысли о царстве Аида и о покойнице вообще зациклятся в его разуме.

— Почему мы просто не хороним их? — тихо спросил Костя.

Все понимали, что вопрос обращен к Селиверстову. Ведь он тут главный. И он — искатель. Причем не просто проходчик подземного мира, осваивающий уцелевшие части метро и подвалы города. Он искатель-наземщик. Кто может иметь самый большой авторитет? Только искатель, ходивший в дальние рейды по укутанному в ледяное одеяло ядерной зимы миру. А ведь Селиверстов им и был, пока несколько лет назад не повредил зрение. С тех пор он обречен смотреть только в вечный полумрак подземелья.

— Мертвым все равно, — ответил Селиверстов. — И все знают, что их ждет пятнадцать-шестьдесят после смерти. А это принесет пользу живым. Какой будет прок, если просто закопать человека? Да и хлопотно это. Тут, в метро, каждый клочок грунта на вес воды. А выходить на поверхность и хоронить там… Долбить забетоневший от вечного мороза грунт на виду у тварелюбов… Глупый и неоправданный риск. А почему ты спрашиваешь? Уже столько лет этим занимаемся, а ты вдруг про похороны.

— Мне десять было. А она была нашей классной руководительницей. Когда все случилось, она нас не бросила. И потом учила. Она всем нам вместо мамок погибших была.

— А-а… Ясно. Ну так радуйся, что она пятнадцать-шестьдесят, а не попала к тварелюбам. Спокойно умерла в своей постели, а не на алтаре твари.

— Я понимаю, конечно, но… — Костя осекся.

Он поймал себя на мысли, что никогда не задумывался о всех тех, кто прошел этот путь к Аиду. Но на сей раз каннибалам отдали действительно близкого для него человека. И вот теперь он впервые в жизни представил на этой тележке Марину. А ну как случится с ней что-то, о чем даже думать смертельно страшно? И что тогда? А ничего. Будет то же самое. Его славную златовласую Марину, с огромными голубыми глазами и певучим голоском, с ямочками на щеках, когда улыбается, отвезут к жуткому старику и обменяют на какое-нибудь барахло.

Он зажмурился и обругал себя за такие мысли. Погнал их прочь, словно одним своим существованием в его голове они могли навлечь на возлюбленную непоправимую беду. Остро захотелось поскорее вернуться домой и убедиться, что она там. Что с ней все в порядке. Обнять ее. Расцеловать…

— А чего мы сами их не хаваем? — спросил вдруг Федор.

Селиверстов остановился. Медленно повернулся. Подошел к Феде.

— Я сейчас положу тебя на катафалк, перережу горло и отвезу к Аиду, — проговорил Василий. — Еще литров пятнадцать соляры получим…

— Ты чего, искатель, я же пошутил! — отшатнулся Федор.

— А я нет, — ответил Селиверстов и вернулся на прежний маршрут.

— Федя, ты дурак? — тихо спросил Костя.

— Почему? — невозмутимо пожал плечами Федор.

Он на самом деле был дураком. У него и вмятина имелась на лбу от обломка стены, напоминавшая о том давнем времени, когда наверху все крушила ударная волна. Костя не ответил почему. Это могло привести к очередному «почему?», к пустому разговору, грозившему окончиться головной болью. Дальше шли молча. Пару сотен метров, пока их не остановил звук упавшей капли. Охранники стали вертеться, освещая все вокруг факелами.

— Командир, вот, сочится! — Один из них указал пальцем на свод туннеля, когда послышался очередной шлепок воды.

— Н-да, — нахмурился Селиверстов, вглядываясь в еле заметную трещинку. — Скверно.

— А чего? Новый источник воды ведь. Если она не заразная, конечно.

— Туннель прохудился, вот чего. А тут Обь в паре километров. Год-два, и вообще побежит. А лет через пять рухнет. Если не раньше. И привет. Затопит все. Золотую Ниву вон затопило со всеми, кто там был. А ведь там намного дальше до реки, чем здесь. Хорошо, что обвал путь воде перекрыл. Не то и падшие утопли бы, и до нас бы дошло. Так и тут случиться может. Не дай бог, конечно.

— Странно… Когда туда шли, не капало, — пробормотал Костя, глядя, как очередная капля набухает в трещине и готовится к своему единственному в жизни прыжку.

— Может, просто внимания не обратили? — предположил Селиверстов.

— Командир, как бы то ни было, это источник воды, — подал голос охранник.

Проблема добычи воды была одной из самых насущных для выживших. Ирония в том, что ее вокруг было предостаточно. Это и река, пусть и замерзшая, пересекавшая город. Это и метровые сугробы, покрывавшие руины наверху. Но найти чистый снег было сложно. И у искателей на это едва хватало сил. Река подо льдом текла, и, скорее всего, вода там была уже не так грязна, как в первые годы после ядерного погрома. Но проламывать толстый и крепкий лед было очень трудно и опасно. Ведь недалеко от берега гнездились твари. Однако воду добывали как могли, и каждый новый источник был настоящим сокровищем в этом скудном на радости мире.

— Ну да, такую возможность упускать глупо. Алишер, у тебя есть пустая бутылка в рюкзаке?

— Да, — кивнул охранник.

— Набери чуток, надо проверить, годится она для питья или нет.

— Василий Палыч, — тихо произнес Костя, — мы прошли отметку «семьсот». Это нейтральная территория. Аид тоже может предъявить права на воду.

— Я знаю, — кивнул Селиверстов.

Капли, словно насекомые, которых спугнул человек, как будто стали падать реже, действуя на психику людям, планировавшим уже быть дома. А когда Селиверстов сказал, что надо вернуться к Аиду, дать ему на пробу половину набранной воды и обговорить пользование новым источником, все окончательно поникли. Но каждый понимал, что одному человеку в царство Аида идти нельзя. Таковы правила. Послушники старика могут одиночку просто убить и пустить на десерт. И тогда никто из жителей Перекрестка Миров не посмеет предъявить Аиду претензии.

Увидеть Аида второй раз за сутки — совсем дурное предзнаменование. Радовало только то, что причиной этой скорой встречи была не чья-то смерть, а вода, нашедшая лазейку в последнее пристанище людей, много лет назад переживших всемирную катастрофу.

Аид долго смотрел на стакан, раскачивал его, заставляя плескаться воду, что отмерил ему Селиверстов. Он не опускал руку, удерживая стакан между своими дьявольскими глазами и факелом одного из охранников Перекрестка Миров. Затем вдруг выпил одним глотком.

— Ты чего творишь, сумасшедший старик, — поморщился Селиверстов. — Проверил бы хоть. Крысам бы, что ли, дал.

— На кой мне крыс поить, ежели сам знаю, что есть жажда? — Аид ухмыльнулся.

— А не боишься, что я тебя отравить решил? — Селиверстов усмехнулся в ответ.

Костя поморщился. Ему никогда не нравились вызывающие фразы, которые любил бросать Аиду Василий. Это просто какая-то глупая и ненужная игра с огнем.

Аид хрипло засмеялся.

— Я знаю, что ни к чему тебе это. Если сгинет владыка смерти в подземном царстве, то у смерти не будет строгого цербера. И она расселится повсюду. И властвовать будет безраздельно.

Намек был прозрачен: община каннибалов со станции Гарина-Михайловского, лишившись своего наставника, устроит лютую резню во всем подземелье.

— Соображаешь, старик, — подмигнул ему Селиверстов. — Ну и как с водой решим?

— Как с водой, говоришь, решим? Я не люблю четные числа. Вы календарь еще ведете?

— Разумеется.

— Молодец, дружочек. Ну так вот. По четным числам вы там ставите ведро, а по нечетным — мы.

— Да за сутки ведро не наберется.

— Все равно, — отмахнулся Аид. — Сколько наберется. Не ковырять же большую дырку, пуская в наше подземелье реку? — Сказав это, он закашлял, смеясь. — Хотя, может, это был бы выход для всех нас, а?

— Ладно, — поморщился Селиверстов. — Значит, договорились.

— Ну вот и чудно. — Аид запустил руку под свою накидку и извлек из бесчисленных складок мешковатой одежды кусок мела. — Возьми, дружочек. Нарисуй там, где трещина, веселую счастливую рожицу, чтобы мои волчата легко нашли место. И еще. Твои с ведром могут приходить туда поодиночке. Даю слово, что их никто из моих не тронет.

— Вот как? — усмехнулся Василий. — Отчего же?

— Ну, мы ведь тоже благородные люди. И знаешь, когда жажда мучает всех, даже самый лютый хищник не нападет на глупую газель на водопое. — Старик оскалился.

— Глупых газелей у нас нет. Но если ты нарушишь уговор…

— Я всегда держу слово, — нахмурился Аид.

— Не перебивай. Если ты нарушишь этот уговор, твой гарем достанется моим бойцам. А твоими детьми я накормлю наших собак.

— Эх, Вася, — покачал головой Аид. — Я старый добрый каннибал, а ты — настоящее чудовище.

— Будь здоров, старый. Мы уходим. Договор о воде заключен. Метку я оставлю.

Селиверстов повернулся и, махнув своим, пошел обратно, в центр этого мира.

2 ПЕРЕКРЕСТОК МИРОВ

Это был дом для ста сорока пяти человек. Но теперь их осталось сто сорок четыре, ведь старую учительницу призвал к себе Аид. Говорят, она даже помнила времена, когда этой подземки не существовало. Трудно себе такое представить. Как и невероятной фантазией кажется время, когда люди обитали на всей поверхности Земли и их были миллиарды.

В городе было всего две линии метро, Дзержинская и Ленинская. Пересекались они здесь; именно поэтому две примыкающие друг к другу станции, владения центральной общины, назывались Перекрестком Миров.

Вернувшись из своего скорбного путешествия к Аиду, царствовавшему на станции «Площадь Гарина-Михайловского», путники прибыли на станцию «Сибирскую», миновав хорошо укрепленный блокпост, с несколькими рядами «егозы» и обычной колючей проволоки. «Колючка» и «егоза» были увешаны бесчисленными пустыми банками и сделанными из гильз бубенцами, которые неистово звенели при малейшем прикосновении к этим защитным рубежам. Путь перегораживался тремя, одна за другой, высокими железными шипованными калитками; каждая запиралась на амбарный замок. Вооруженные палицами, секирами, арбалетами и заточенными арматурными прутками, бойцы охраны пропустили тележку с возглавляемой Селиверстовым процессией и тут же перекрыли проход, снова исчезнув за шлакоблочными стенами с дырками бойниц. Хоть и не было войны с людоедской формацией Аида, центральная община не желала оставлять этот путь незащищенным. Равно как и три остальных направления были так же закрыты хорошо укрепленными блокпостами. Особенно серьезная крепость была возведена в туннеле, который вел к станции «Площадь Ленина». Там, на линии между этой станцией и «Октябрьской», а по слухам, и дальше, до станции «Речной вокзал», обитали тварелюбы — одна из самых многочисленных общин в метро и одна из наиболее опасных.

Между Перекрестком Миров и тварелюбами был давно заключен формальный мир. Где-то там, во мраке туннеля, что вел от «Красного проспекта» — станции, примыкающей к «Сибирской», — к «Площади Ленина», давным-давно навсегда остановился электропоезд. Его вагоны были оборудованы под место встреч старосты центральной общины и верховного центуриона легиона твари. В этом поезде руководство двух формаций вело переговоры или просто устраивало пьяные застолья. Эдакий саммит. А иногда туда водили готовых к деторождению женщин и наиболее крепких мужчин для так называемого обмена генетическим материалом. Общины не желали доводить до инцеста, или, проще говоря, родственного кровосмешения, как, например, у падших из Березовой Рощи или свидетелей Армагеддона с Гагаринской. Правда, свидетелям идеологически неприемлемо деторождение вообще.

Итак, с тварелюбами был давно заключен мир, но жители Перекрестка Миров их ненавидели, как никого другого. Хотя с некоторых пор эту неприязнь особо не афишировали. Ибо так желал староста центральной общины, провозглашавший «добрососедские отношения и конструктивный диалог» с мирами перекрещивающихся линий метрополитена. В темных бетонных норах выстраивалась целая цивилизация с политической картой, подобно тому как перед войной это описывалось в пророческих до обидного книгах популярных фантастов.

Тварелюбы поклонялись тому, что обитало там, в другой половине города, разделенного замерзшей много лет назад рекой. И они приносили этой твари человеческие жертвы. Причем редко жертвы были из их собственной общины. У тварелюбов сложилась особая охотничья каста, ее члены занимались отловом неосторожных жителей других поселений. Причем охотники промышляли не только в туннелях. Они выбирались на поверхность и могли находиться там сутками, а по слухам, и неделями, что говорило о серьезной подготовке и выучке. И ведь это несмотря на царившие там холода. Тварелюбы — единственная формация, которая обживала помимо подземки еще и подвалы домов в городе, устраивая там временные форпосты. Такое практиковали и искатели центральной общины, но их подвальные сторожки плохо годились для длительного пребывания групп людей.

Промышляя, тварелюбы нападали на блокпосты охраны внешних границ, то есть входов в метро. И Перекресток Миров не был исключением на карте мира, а считался их охотничьими угодьями. Если кто-то из Перекрестка попадал к ним в лапы, то считалось, что это сугубо его вина, обусловленная неосторожностью и несостоятельностью в суровой действительности. И по правилу естественного отбора с этой потерей смирялись. Пойманный может вырваться, сбежать, спастись. Но это уже дело его личной сообразительности, ловкости и удачи. Если жертва ускользала от охотников и возвращалась домой — значит, повезло. И уже тварелюбам приходилось мириться с потерей. По договору они не могли похищать в течение девяти месяцев более одного человека из центральной общины. Если же выкрадут двух и более, это будет поводом к войне, и тогда придется либо вернуть всех похищенных, либо отдать по два ребенка в возрасте до пяти лет за каждого из них, либо по две женщины от четырнадцати до двадцати двух лет за каждого. В случае нарушения этих пунктов договора могла грянуть война. Именно поэтому на той стороне Перекрестка, что была обращена к миру тварелюбов, стояла самая крепкая крепость. И ее гарнизон располагал даже огнестрельным оружием…

Селиверстов надел свои темноватые очки. Здесь, на «Сибирской», было куда светлее, чем в туннеле, освещаемом четырьмя факелами, и его пострадавшим на поверхности глазам стало больно.

Всюду на стенах висели факелы и банки с лучинами и свечами. Тут было многолюдно, хотя жилыми комплексами станция не изобиловала. Да и жить в секторе для внутристанционных работ могли не многие. Лишь те, кого не беспокоил постоянный грохот рабочих смен и ни с чем не сравнимый шум из туннеля, ведущего к станции Покрышкина. Это был заунывный и чем-то даже притягательный гул. Там, в темной глубине, на протяжении двухсот метров от станции, туннель был завален бревнами и пнями разной величины. Это был наиболее хорошо охраняемый объект Перекрестка Миров, источник пищи и «экспорта». Константин хорошо знал, что там происходит и отчего шум. Ведь он работал на этом объекте с неуклюжим названием «Жуковская ферма жуков». На искусственным лесоповале разводили рогачей, а в выдолбленных ответвлениях туннеля находились питомники медведок. Они-то и гудели непрестанно, создавая почти мистический звуковой фон.

Руководителем фермы был пожилой Андрей с подходящей фамилией Жуковский. Еще до катастрофы он занимался таким редким и странным ремеслом, как разведение жуков, и, между прочим, небесприбыльно. Все свое время этот чудак проводил на даче, где построил питомник пользующихся спросом у коллекционеров рогачей и экзотических разновидностей медведок. Даже продавал своих питомцев оптом. Он-то и организовал разведение жуков в метро после войны. Личиночная стадия рогачей достигала семилетнего срока, и личинки, не имевшие здесь природных врагов, кроме крыс, вырастали до внушительных размеров. Они шли в пищу жителям центральной общины. Еще проще было с медведками, они росли быстрее и также не имели врагов, в отличие от былых времен, когда их поедали лисицы, птицы и кроты.

Для медведок пришлось пробить отверстия в подсобках, имевшихся в туннеле, и добраться до сурового сибирского грунта. В нем были вырыты ходы и укреплены распорками. Требовалось систематически рыхлить грунт, чтобы медведки чувствовали себя комфортно и с легкостью рыли свои галереи, поедая глубоко растущие коренья и устраивая многочисленные колонии. Рогачи же откладывали яйца в бесчисленных бревнах, которыми личинки и питались. Единственной проблемой были, конечно, крысы, которые охотно жрали с таким трудом и усердием выращенных людьми для своего пропитания жуков. Однако Андрей добился успеха в многолетнем труде — ему удалось вывести новую породу крыс. Крыс-каннибалов, больших плотоядных бестий, которые брезговали жуками, а интересовались в пищевом контексте исключительно себе подобными, более мелкими грызунами. К слову сказать, и сами крысы шли в пищу человеку, скрывшемуся в подземном мире осколку погибшей цивилизации, внося хоть какое-то разнообразие в его скудный рацион.

— Скукота! — нарочито громко заявил пожилой, очень высокий, худощавый и седой Жуковский.

— Чего? — Костя уставился на старика, стоявшего у деревянных ворот.

За ними в туннеле начинался питомник.

— Чего? — переспросил Жуковский. — Я говорю, скукота. Ну, Васька спрашивает, как дела. А я говорю — скукота.

— Да ладно, мужики, — нервно бросил Константин. — Сегодня не моя смена, побегу я домой.

С каждым шагом, приближавшим Костю к дому, росло его нетерпение. Все сильнее хотелось поскорее увидеть Марину. И теперь, когда осталось лишь перейти на станцию «Красный проспект», он уже не слышал ничего вокруг. В голове только пульсировало имя Марины, и ее улыбка стояла перед глазами. Он торопливо двинулся к переходу, ведущему к дому, расталкивая плечами прохожих.

— Что это с ним? — спросил Жуковский, почесывая нос и глядя Константину вслед.

— Ну… — Селиверстов пожал плечами. — Сегодня пятнадцать-шестьдесят, его учительница. Расстроен очень.

— Ах, ну да. Зина. — Андрей покачал головой. — Я ее еще по той жизни помню. Молодая и смешливая. Детей очень любила. Прирожденный педагог… Была…

— Ну, как говорит Аид, все там будем. — Селиверстов снова пожал плечами.

— У него в желудке, что ли? — усмехнулся Жуковский.

Василий только поморщился.

— Ну а вообще что нового, пока нас не было?

— Да вас всего-то часа четыре и не было. Или пять. Что тут может быть нового?

— Ты понимаешь, о чем я.

— Конечно. — Жуковский кивнул. — Нет, тварелюбы никого пока не похитили.

У жителей Перекрестка Миров выработался особый взгляд на такое явление, как похищение людей охотниками тварелюбов. Конечно, если они успешно уволакивали кого-нибудь, то это была трагедия. Но как правило, трагедия для его родных и друзей. Остальное население общины вздыхало с облегчением. Каждый думал: «Слава богу, что не меня». И напряжение немного спадало до конца текущего девятимесячного периода. Ведь больше, чем одного за девять месяцев, тварелюбы не похитят, если, конечно, им не взбредет в голову нарушить мирный договор. Но пока они на такой риск не шли. А если и случались недоразумения, за компенсацией дело не ставало.

Однако шел шестой месяц очередного охотничьего периода, а тварелюбы еще так никого и не похитили. И напряжение в обществе росло в прогрессии с каждым днем.

Селиверстов хорошо помнил, как два года назад охотники будто забыли о Перекрестке Миров. Уже кончился финальный, девятый месяц цикла, а жертву тварелюбы так и не получили. Тогда толпа из центральной общины просто не выдержала нервного напряжения и в первый же день нового цикла затолкала какого-то немощного одинокого старика в туннель, ведущий к станции «Площадь Ленина». Его просто отдали тварелюбам, а потом ходили расслабленные и улыбались. Ведь целых девять месяцев не будет охоты. Василий не помнил ни имени его, ни фамилии. Но хорошо запомнил глаза, когда старик, освещаемый десятками факелов, обернулся к обезумевшей людской массе. А потом он ушел во мрак, навстречу гибели. И только слышалось некоторое время из туннеля гулкое и хриплое: «Прости их, Господи, ибо не ведают, что творят. Прости их, Господи, ибо не ведают…»

Селиверстов тогда пытался помешать этому жуткому действу, но староста общины остановил его:

— Или он, или другой. От него толку совсем нет. Пусть лучше он. Кстати, как твои глаза?..

Такими были слова старосты.

Сколоченные из всего, что попадало в руки, хижины тянулись вдоль платформы станции. Построены они были прямо на путях. Жители центральной общины старались чередовать деревянные жилища и те, что собирались из камня и железа, для создания противопожарных разрывов — это в случае возгорания замедлило бы распространение огня по станции. Помнился печальный опыт Заельцовской, станции-призрака. Двенадцать лет назад она выгорела, да так и осталась мертвой и необитаемой. Никто из ее жителей тогда не спасся.

Гонимый бешеным ритмом сердца, Костя распахнул дверь хижины и вошел внутрь. На своем привычном месте в дальнем углу горела лучина. Одетая в разноцветный халатик Марина сидела на краю постели и терпеливо вычесывала из старого рваного свитера шерстяные нитки. Извлеченные складывала перед собой на столе. Ее светлые волосы были перевязаны сзади одной из этих нитей, и хвостик волос лежал на правом плече. Она вздрогнула, когда неожиданно открылась дверь, и резко повернула голову, приоткрыв маленький рот.

— Котик, — выдохнула она, улыбнувшись и соскочив с кровати.

Он раскрыл объятия, и Марина послушно в них нырнула, обняла мужа за шею.

Костя мгновенно стянул шерстяную нить и зарылся в золотистые локоны лицом, пытаясь унять дрожь в руках. Они не виделись четверо суток. Сначала Марина отрабатывала на ферме, потом он. Потом был визит к Аиду. Всего четверо суток, а кажется, что целая вечность. И впереди у них только ночь. Это всего лишь мгновение для тех, кто не расставался бы никогда.

— Мариша, я тебя люблю, — прошептал он осипшим голосом.

— Я тоже, котик, — горячо дышала она ему в шею. — Я тоже…

3 СОЦИУМ

— Теперь осторожно открой глаза, — проговорил высокий седой бородач в комбинезоне с наплечниками из автомобильных покрышек, чей цвет сливался с цветом руин, царивших вокруг.

Подобное одеяние было у всех пятерых. Серые комбинезоны, резиновые наплечники, спортивные наколенники и налокотники. Хорошо скроенные черные перчатки военного образца, оставшиеся в наследство от разрушенной цивилизации. Шлемы военных летчиков со стеклами-забралами и респираторами. Настоящим огнестрельным оружием был вооружен только Бронислав. С плеч свисал «абакан», на пластиковом корпусе которого он сложил свои накачанные руки. Еще три охотника имели арбалеты и палицы. И наконец, четвертый, самый молодой, участник группы был, а точнее, была вооружена длинной алебардой.

Сабрина осторожно открыла глаза, прикрывая ладонью тонированное стекло летного шлема и привыкая к вечернему свету поверхности. Она медленно озиралась.

— Это поверхность, дочь моя, — продолжал Бронислав. — Внешний мир. Верхний ад нашего бытия. Эдем, из которого мы были изгнаны много лет назад в подземное царство за грехи свои. Но помни, есть в нашем мире сильнейшие, те, кто способен этот мир покорять, шаг за шагом возвращая утраченное. Имя им — охотники. И человек делает первый шаг к величию и славе не тогда, когда решает посвятить себя ремеслу охотника, а когда открывает глаза на поверхности. И ты этот шаг сделала, дочь моя.

Сабрина улыбнулась в свою маску, глядя на отца. Ей очень хотелось, чтобы он сейчас обнял ее. Но все сантименты кончились. Они остались там, внизу. Дома. А здесь чужой, враждебный мир. Холод. Лед и снег. Непроницаемый свод облаков. И он сейчас не отец, а лидер отряда охотников. А она — лишь кандидат.

— Приказывай, отец, — с твердой решимостью в голосе произнесла двадцатипятилетняя женщина.

Тот медленно повернулся и, подняв левую руку, указал на громаду руин, тонущих в полумгле ленивого снегопада.

— Цель — оперный театр. Уступом влево. Я веду. Тор замыкает. Бегом… МАРШ!!!

Марина лежала на постели, разглядывая подарок в тусклом свете лучины. Это была гладкая капля прозрачной эпоксидной смолы, застывшая вокруг небольшого самца жука-рогача. В узком месте капли проделана дырка, в нее продет черный шнурок, чтобы украшение можно было носить на шее. Марина раскачивала кулон на шнурке и улыбалась.

— Такой дорогой подарок. Спасибо тебе. Но как ты жука достал? Ругаться не будут?

— Не будут, — устало вздохнул лежащий рядом Константин. Он подпирал голову левым кулаком, а правой ладонью нежно поглаживал живот супруги, отметив, что он стал немного больше и плотнее. — Это жук из моего суточного рациона. А со смолой Андрей помог.

— И ты лишил себя пищи ради этого? Ну зачем, милый? — Марина с укором посмотрела на мужа.

— Да перестань. — Он зажмурился и улыбнулся. — Я парень крепкий. Что мне одного жука не съесть? Тем более ты знаешь, я взрослых жуков не люблю. Хитин потом часами из зубов выковыривать.

Марина прильнула к нему и поцеловала в губы.

— Спасибо тебе, любимый, — шепнула она.

Костя вздрогнул от понимания того, насколько холодны ее губы. Это могло означать, что она сильно возбуждена. Он заключил ее в объятия и осыпал лицо жадными поцелуями.

— Марина, родная, любимая, я… я хочу умереть раньше тебя.

Возможно, это совсем не то, что он собирался сказать. Но без всяких сомнений, это именно то, о чем он последнее время думал. Марина отстранилась и с тревогой посмотрела на мужа.

— Костя, ты что такое говоришь?

Он уткнулся лицом в набитую старым тряпьем жесткую подушку.

— Извини, Маришка. Просто мне жутко… Особенно после сегодняшнего… Если ты пятнадцать-шестьдесят… Как я смогу отдать тебя Аиду? Да я вообще никому не позволю. Наизнанку все и всех выверну. Нет… Не хочу. Думать даже больно об этом.

— Глупенький. — Она провела по его густым темным волосам ладонью. — Ну так и не думай. Зачем? Мы с тобой еще молодые. И рано об этом… Тем более что у меня теперь…

Договорить она не успела. Кто-то бесцеремонно забарабанил в деревянную дверь.

— Кто там? — недовольно бросил Константин.

— Налоговая инспекция! — послышался грубый хриплый бас.

Костя вздохнул, подошел к двери и откинул крючок.

— Заходи, открыто.

В хижину вошел лысый низкорослый старик. В руках он держал большую потрепанную бухгалтерскую книгу, на плече висела корзина, а на другом — двадцатилитровая пластмассовая канистра.

— Константин Ломака и Марина Светлая? — спросил он, глядя в свой журнал.

— Ну чего ты дурака валяешь, Лепрекон? — Усмехнулся Константин, глядя на него сверху вниз. — Будто впервые нас видишь.

— Порядок есть порядок, — проворчал сборщик налогов. — Вы сегодня получили рацион на трое суток. Согласно закону о налогах и сборах, с вас восемнадцать личинок рогачей. Десять взрослых рогачей после брачного периода. Восемнадцать медведок. Четыреста миллилитров питьевой воды. Пять лучин.

— Да, конечно, — закивала Марина и достала из сундука под столом сверток и флягу. — Я уже приготовила.

Лепрекон положил свою ношу на пол. Принял сверток, развернул. Наценив очки с толстыми стеклами, тщательно пересчитал личинок и жуков. Обнюхал их. Отправил в сумку, а оттуда достал мерный стакан. Отлил из фляги нужное количество воды. Посмотрел на тусклый свет. Взболтал, понюхал и слил в канистру. Затем сделал пометку в книге и молча, даже не попрощавшись, ушел.

Костя закрыл дверь, вернулся в постель, нежно взял Марину за плечи и, притянув к себе, проворчал:

— Как же он меня бесит.

— Да ладно тебе. Человек своим делом занят.

— Бесполезное дело. На кой черт выдавать тридцать жуков, если десять потом заберут?

— Ну так это нам на старость.

— Бред. Допустим, лучины могут годами лежать. А жуки, личинки и вода?

— Ну, Костя. — Марина покачала головой. — Это сейчас наша поддержка нынешним старикам. А потом с чьих-то налогов нас вот так кормить будут.

— И много у нас стариков? А у Зинаиды Федоровны какой рацион был, когда она уже не могла работать? Мне иногда думается, что наш староста лишь видимость заботы о стариках создает, чтобы люди не взбунтовались. А на самом деле просто желает от этих стариков избавиться: дождаться, когда помрут, и обменять их Аиду на всякое барахло.

— Да что ты такое говоришь? — поморщилась Марина.

— Мне обидно, родная. Обидно за учительницу свою. Сколько она мне дала, и не мне одному. А потом, как совсем слегла, так и перестала быть нужна. Да много таких было. И ветераны, которые заложили основу нашей общины. Те, что воевали, когда между выжившими драка началась. Просто для каждого приходит момент, когда он становится обузой. Ему дают десять жуков, чтобы люди не говорили, будто стариков бросают на произвол судьбы. А потом его отвозят к Аиду. Неужели и с нами так будет?

— Да перестань ты. — Марину уже раздражал этот разговор. — Ну что поделать, таков уклад нашей жизни…

— У нас сотни тысяч жуков и личинок. Мы можем дать старикам больше. И тетя Зина прожила бы еще.

— Но ведь мы должны с другими общинами торговать. В подземелье нашем мир настал благодаря тому, что староста договорился со всеми и торги наладил. Ну вот сейчас-то ты зачем об этом думаешь? Сколько нам еще до немощной старости? Тебе двадцать семь, мне двадцать шесть. Куда торопишься, милый? — Марина поцеловала его в щеку и прошептала: — И о нас будет кому позаботиться.

— В каком смысле? — Подавленный своими думами, Константин взглянул на жену.

— Я беременна.

Кирпичная крошка, присыпанная снегом, хрустела под ногами. В этом месте, постоянно обдуваемом ветрами, сугробы не скапливались. Сабрина тяжело дышала и радовалась, что ее не слышат остальные. Она была одна. Она взбиралась на гору обломков, из которой торчала рваная обугленная стена. Молодая женщина краем глаза смотрела на цепочку следов, оставленных на свежем снегу. Две трехпалые ноги. Два длинных пальца направлены вперед, врастопырку. Один, с длинным когтем, назад. Оно рядом. Следы совсем свежие. Еще не запорошенные и не стертые ветром.

Сабрина осторожно подкралась к стене и прислонилась, давая телу отдых. Сейчас надо быть максимально собранной, нельзя сплоховать. Иначе она не просто отца подведет. Она лишится головы.

Молодая охотница прикрыла глаза, стараясь унять учащенный пульс и тяжелое дыхание. Может, дело вовсе не в усталости, а в страхе перед предстоящей встречей?

Пронзительный жужжащий рев едва ее не оглушил. Она вовремя отпрянула от стены, часть которой тут же брызнула обломками от мощного удара с той стороны. Существо, почувствовав преследователя, решило напасть первым. Это была двухметровая красная бестия с пористым хитиновым панцирем, покрывающим все тело. Шея и подмышечные области покрыты густыми зарослями белых жгутиков, точно мехом. На огромной веретенообразной голове три расположенных веером фасеточных глаза. Хотя говорят, что один из них ложный. Огромная пасть с костными пластинами на верхней и нижней челюсти. Существо не могло жевать, только перекусывать. И Сабрина знала: этими пластинами оно перекусит все, что угодно. Но еще опасней был длинный членистый хвост, словно отлитый из вороненой стали, с острым гарпуном на конце. Казалось, хвост живет своей собственной жизнью.

Он то праздно болтался позади разъяренного существа, то вдруг устремлялся вперед, либо над плечом, либо под мышкой, либо между ног твари, норовя проткнуть врага. Но Сабрина хорошо усвоила многолетние уроки Бронислава, когда он хлестал стальной цепью родную дочь. Она терпела безжалостные удары, пока не научилась, через боль и увечья, двигаться не менее ловко, чем хвост твари.

Еще выпад. И еще. Она увернулась, резко выставила вперед алебарду. Монстр отбил оружие клешней. Сабрина припала к обломкам, и над ней просвистел зловещий хвост. Она метнула алебарду вперед и кувырнулась следом. Существо едва успело развернуться, как острое лезвие оставило на спине рану, из нее полезла густая оранжевая масса. Тварь заорала громче. Еще выпад. Теперь, когда зверь был ранен и до предела разозлен, удары хвоста были хаотичными, почти неприцельными. Охотница подхватила свое оружие, ловко крутанула его в руках, и половина хвоста отлетела в сторону. Теперь в вопле чудовища слышались боль и отчаяние. И тогда зверь прыгнул, то есть сделал именно то, что и нужно было врагу. Сабрина выставила вперед алебарду и пронзила монстра насквозь. Затем она отпустила рукоять и сделала несколько больших шагов назад, так как алебарда крепко засела в туловище. Тварь схватилась безобразными передними лапами за рукоять, захрипела, завалилась на бок. И испустила дух.

Сабрина с трудом высвободила оружие, оперлась на него и стала ждать.

Бронислав и другие охотники показались у подножия горы обломков через минуту. Они неторопливо взошли к Сабрине. Отец при этом поднял обрубок хвоста.

«Ну вот теперь-то он может меня обнять?» — думала дочь, глядя на лидера.

Однако глаза, способные выдать отцу ее желание, прятались за темным стеклом забрала. Хотя Бронислав не мог не знать, как жаждет Сабрина родительского одобрения и ласки, которой она была лишена с тех пор, как начались — между прочим, по ее настоянию — тренировки с тяжелой стальной цепью.

Бронислав лишь положил ей на плечо левую руку, а правой поднял обрубок хвоста.

— Ты справилась, — сухо сказал он и обернулся к остальным. — Ну, братья мои, нашего полку скоро прибудет. Моя дочь уже почти охотник.

Он обошел вокруг трупа.

— Это трутень, — сообщил Бронислав. — Трутни оплодотворяют яйца, которые исходят из чрева матери всех тварей. Это все, на что они способны. И единственное, для чего рождаются на свет. Свое дело они делают единожды, после чего становятся пищей для матери всех тварей и ее принцев. Но не все трутни принимают с достоинством свое последнее предназначение и великую миссию вскармливания великой матери и ее гарема. Есть и такие, что бегут из гнезда. Бегут далеко и потом бродят среди руин в ожидании скорой и бесславной смерти. Сегодня мы вернем этого трутня в царство великой матери всех тварей. Да будет так!

Каждый из охотников рыкнул, три раза стукнув кулаком себя в грудь.

— Ну а тебя, дочь моя, — снова возложил Бронислав ладонь на плечо Сабрины, — ждет заключительное испытание, после которого ты станешь настоящим охотником.

— Я готова, отец! — с волнением воскликнула она.

— Это испытание — охота на самое мерзкое существо на нашей планете.

4 ПРИЧИНЫ

Константин стоял посреди своей комнатушки и задумчиво смотрел на лучину, сгоревшую уже на две трети.

Позади на кровати сидела Марина, взгляд ее был полон укора и обиды. Молодая женщина нервно катала в ладонях подаренный мужем кулон.

— Костя, почему? Скажи, почему ты так на это реагируешь?

Странное дело. Вроде бы Константин прекрасно понимал, почему отреагировал именно так, а не иначе. Понимал, отчего известие о беременности Марины не вызвало в нем положительных эмоций, а скорее наоборот. Но вот превратить это во внятную речь он не мог, что невероятно раздражало и даже сбивало с толку. И Костя чувствовал, что его молчание еще больше оскорбляет супругу. Но всякий раз, когда он делал вдох, чтобы заговорить, выбранные слова утягивало в водоворот тревожных мыслей.

— Ну скажи хоть что-нибудь! — выкрикнула Марина.

— Разве это повод для радости? — хрипло проворчал наконец Константин.

— Что?! — Она дикой кошкой спрыгнула с кушетки и, мгновенно оказавшись рядом с ним, с силой развернула к себе лицом. — Что ты сказал?! Это не повод для радости?! А что же, по-твоему?! Это ребенок! Наш с тобой ребенок!

— Я верю, — буркнул Константин.

— Тогда скажи, что не так? — Марина уже еле сдерживала слезы.

Она положила ладони ему на плечи и заглянула в глаза, надеясь, что вот сейчас они загорятся радостью.

— Ты хоть понимаешь… — Он сглотнул и дернул головой, не находя сил смотреть любимой в лицо. — Понимаешь, какой это риск?

— А при чем тут риск?

— Лиду Карпенко вспомни. Вспомни, кто у нее родился. Ребенок, у которого мозга не было и голова от этого сплюснута. Руки вместо ног, а вместо рук ничего. Ты не видела его, а я видел. И он прожил всего полтора часа.

И тут из глаз молодой женщины хлынули слезы.

— Господи, Костя, что ты такое говоришь? Ну, ты видел его когда-то и боишься до сих пор. А зачем жену страхом этим заражаешь, когда у нее под сердцем уже новая жизнь бьется?! Зачем, Костя?! У Вероники ведь нормальный мальчик родился. Ему всего три годика, а он уже ходить начал!

Константин зажмурился и отвернулся.

— Вероника потеряла все зубы, пока беременная была, и ее парализовало после родов.

— Но теперь ведь паралич прошел! Она сама уже ходит! И у Оксаны Самойловой дочка здоровая.

— Она немая…

— Но здоровая! И Оксана тоже не пострадала!

— Ее кесарили, Марина. Так не рожают…

— Прекрати сейчас же! — вскричала супруга. — Нельзя такое говорить, слышишь?! Есть уйма других примеров!

— И среди них немало трагических…

— Замолчи! Ну и пусть! Пусть рискованно! Но ради чего риск, Костя?! Это же дети! Новая жизнь! Будущее! А что случится, если все откажутся от детей?! Если перестанут бабы рожать, что случится?! Это же конец!

— Конец давно настал, Марина. Мы просто последние его свидетели.

— Ну сейчас-то зачем думать об этом? Родненький! — Она снова развернула его к себе лицом. — Котик, ну ведь малыш уже зачат. Он уже во мне. Надо теперь только радоваться и жить ради него. И ради нас.

— Ну… есть же другой выход. Малышева… Она ведь делает такие вещи. За тридцать личинок…

Звонкая пощечина, и Константин вытаращил на Марину глаза. Она трясла перед собой кулаками и плакала. И муж смотрел, как вздрагивает залитый в смолу черный жук.

— Ненавижу тебя! — закричала Марина и выскочила из жилища, хлопнув дверью.

Лучина погасла. Костя опустился на пол и уронил голову на ладони.

— Я же за тебя боюсь, глупая, — бросил он в сторону двери, но едва ли жена его услышала.

Константин вздохнул, вспомнив ее холодные губы. Сегодня ведь могла быть совершенно другая ночь… Сейчас ведь ночь на земле?

— Крест нашего мира, говоришь? — хмыкнул Селиверстов, морщась и убирая опустевшую железную кружку подальше от своего лица. — Это ты здорово придумал. — Он снова глянул на большой фанерный щит у стены, на котором была изображена разноцветными мелками карта метро в виде креста.

— А что, символично, — кивнул Жуковский, снова разливая мутную жидкость по кружкам. — Раньше у нашего мира был глобус. А теперь большой такой, жирный крест остался.

— Да не факт, — мотнул захмелевшей головой Василий. — Кроме нас есть люди на земле. Ну, ты вроде искательствовал раньше… Нет? Ты же сам говорил, что почти до Омска дошел и там следы видел гусеничные. Было дело? И я туда ходил. Там и повредил зрение, когда эту чертову неразорвавшуюся фосфорную бомбу нашли. И не только следы, но и людей видел. Да и ты что-то, помню, по пьяни рассказывал про уральские убежища. Вот бы всем вместе собраться…

— Эх, Вася. Чем больше людей вместе, тем скорее они перегрызут друг друга, — усмехнулся Андрей. — Ну, — он поднял кружку и кивнул на собеседника, — давай, за мир во всем мире.

— Экая ты циничная, кощунственная язва, — улыбнулся Селиверстов и стукнул своей кружкой по кружке собеседника. Они выпили. Василий снова поморщился. — Эта твоя «Массандра» такое дерьмо! — простонал он и, выхватив из миски жареную медведку, стал с усердием ею занюхивать.

— Ты всегда мне об этом говорил и никогда от нее не отказывался, — злорадно захихикал Жуковский. — А насчет людишек я прав.

— Насчет чего? — Василий отправил жареного жука в рот и стал жевать, похрустывая.

— Ну, насчет того, что если всех выживших собрать вместе, они поубивают друг друга. Вот даже пусть ядерная зима кончится и путешествия на дальние дистанции станут легче. Благо вроде? Черта с два. Это лишь приблизит развязку. Начнутся новые войны. Или одна большая. Последняя война. Ты никогда не задумывался об исторической тенденции развития нашей цивилизации?

— У-у-у. Да ты пьян, Жучило. Слова матерные полезли…

— И кто из нас язва? — Жуковский не обиделся.

По обыкновению, улыбнулся и налил в кружки еще пойла.

— Да ладно. И что за тенденция такая?

— Чем больше численность населения Земли, тем страшнее война. Чем больше людей, тем хуже катастрофы, которые они сами себе устраивают. А вот ежели бы людей совсем не было, то и бедствий ужасающих не случалось бы.

— А динозавры отчего вымерли?

— При чем тут динозавры, дружище?

— Ну как при чем? Людей ведь тогда не было. А массовое вымирание из-за катастрофы было. А ты говоришь, люди во всем виноваты.

— Ну и правильно говорю. Люди. Почему ты думаешь, что динозавров убила катастрофа? Да потому что люди об этом сказали. Ну, у людей мышление такое. Все объясняется катаклизмом. Динозавры обязательно вымерли. И обязательно из-за катастрофы. Ну, ничего другого в голову не приходит. Менталитет такой. Мы иных вариантов либо не приемлем, либо тупо не видим. А если кто и выскажет альтернативу, так на смех его поднимем. Может, они, динозавры эти, не вымерли. Может, они в космос полетели.

— Ну ты даешь!

— Ну вот, я же говорил! Да ты дослушай. Может, они такого уровня развития достигли, что в святой дух превратились. Откуда нам знать? Но у людей одно на уме. Катастрофа. У людей даже Вселенная появилась из Большого взрыва. И никаких других версий. А может, были люди тогда и они, по своему обыкновению, динозавриков угробили? Вот как-то так. Ну. Давай. За гуманизм. — Он снова качнул своей кружкой.

Выпили.

— Пфу… — Селиверстов замахал перед носом растопыренной ладонью и едва не сбросил очки. — И все-таки… Пфу…

— И все-таки закуси для начала. — Жуковский протянул очередную жареную медведку.

— Спасибо. — Василий принял пищу и зажевал. — И все-таки мы не одни во Вселенной. Ну, то есть не одно такое место с выжившими людьми осталось. У падших старик был один. Из Якутии аж пришел. Говорит, там новый социализм кто-то в лесу у реки соорудил. И Сталин, говорит, там правит.

Жуковский засмеялся.

— Вот ведь как старички Иосифа любили. Аж второго пришествия ждали, как Христа. Думаю, у якута просто с головой было не все ровно. А вообще, занятно.

— Что именно?

— Ты помнишь, как ветераны, пенсионеры, ну, в основном старички, с любовью Сталина вспоминали. Помнишь?

— Конечно. У бабули моей в комнате портрет его висел.

— Вот. А сейчас можешь показать хоть пять человек, которые наших властителей из последних десятилетий цивилизации добрым словом вспомнят?

— С трудом. — Селиверстов усмехнулся.

— Это и занятно. Вот ведь какое дело власть…

— Да не в том суть. Суть в том, что люди повсюду выжили. И я видел под Омском. Впрочем, я, кажись, говорил уже.

— Опять ты за свое? Уже давно все перестали про это думать. Поверхность — ледяной ад, и по ней не пройти далеко. Не туннели же нам рыть до другого города.

— А я прошел. Шесть сотен километров прошел в одну сторону. Уже после похолодания. Правда, цена для группы моей была… та еще. Ну, может, однажды люди найдут способ преодолевать большие расстояния по поверхности без тех потерь, что мы понесли. И тогда…

— Ага. — Жуковский кивнул, наливая очередные дозы. — Ты только при Волкове не говори об этом. Опять в уныние впадет.

— А что с ним?

— Брат у него в Москве. Жена с дочкой. А ну как он начнет думать, что они, быть может, живы? Крыша поедет.

— Да, я помню историю, что у него там брат остался и семья. Ну а у меня мать в Костроме была.

— А у меня здесь, в Новосибирске, — вздохнул Андрей. — Ну, давай не чокаясь. За тех, кого с нами нет.

— Так ведь пили уже за это, — икнул Селиверстов.

— Разве? — Жуковский причмокнул, держа перед собой кружку и глядя в миску с медведками. — Ну и хрен с ним. Выпьем еще раз. Народу ведь столько полегло, что никакой бормотухи не хватит их помянуть.

И они выпили не чокаясь.

Селиверстов обернулся, услышав шаги лениво бредущего человека.

— О, Костя. Давай присаживайся. Андрей, налей-ка парню. Пусть за упокой души Зинаиды выпьет.

Костя медленно подошел к пню, возле которого сидели эти двое. Позади них, во мраке туннеля за висящей поперек мелкозвенчатой сетью, гудел питомник рогачей. Мало кто мог находиться здесь. Только приписанная к питомнику охрана, глава фермы Жуковский, ветеран-искатель Селиверстов с его особым статусом и те, кто имел постоянный наряд на обслуживание питомника.

Константин был одним из работников этого режимного объекта. Питомник тянулся от «Сибирской» практически до «Станции маршала Покрышкина», которая официально считалась необитаемой. Туннель там был обвален, и имелся лишь узкий лаз, который не составляло труда охранять. Дальше, за одиннадцать сотен метров от «Покрышкина», была станция «Березовая роща», населенная падшими — совершенно одичавшими людьми, оторванными от других миров метрополитена. Их еще называли станцией третьего мира. Однако серьезной угрозы они не представляли, несмотря на непредсказуемое поведение большинства диких жителей «Березовой рощи». Сам же питомник в туннеле хорошо охранялся как с той стороны, у «Станции Покрышкина», так и здесь; Перекресток Миров оберегал стратегические запасы пищи и ее производство от своих собственных граждан. И если по левую руку от направления на «Станцию маршала Покрышкина» были прорыты в грунте пещеры для разведения медведок, то по правую руку находились похожие пещеры, но для выращивания лука, корнеплодов и карликовых свиней. Ходили слухи, что эту породу вывели еще лет семьдесят назад, в разгар холодной войны между двумя сверхдержавами прежнего мира, как раз для «фермерства» в таких вот условиях. Ведь была велика вероятность ядерной войны, и требовалось наладить производство пищи в убежищах. По иронии судьбы ядерная война случилась не тогда, когда все к ней усиленно готовились, а совсем наоборот.

Был еще один тщательно охраняемый секрет у питомника. Дневной свет. Умная, хоть и не всегда трезвая голова Андрея Жуковского выносила и реализовала его руками замысел. При помощи стеклянных трубок, отполированных до блеска металлических пластин и линз он провел свет, пусть тусклый, в туннель. Многократно отраженный свет с поверхности давал и людям, работающим на ферме, и мириадам жуков хоть какое-то представление о суточном цикле внешнего мира.

— Я не буду пить, спасибо, — отмахнулся Константин.

— Ну слава богу, — хмыкнул Жуковский. — А то на вас, нахлебников, не напасешься.

— Мужики, вы Марину мою не видали? — спросил Костя, вздохнув.

— Видали, — кивнул Селиверстов. — Часа три назад.

«Сколько же я проспал?» — подумал Константин.

— Заплаканная она была, — продолжал Василий. — Мы подумали, не случилось ли чего. Я и спросил, а она к черту нас послала. Пропадите вы, мужики, пропадом. Ну, ясное дело, если так говорит, значит, ссора у вас вышла. Она хотела на свиноферму пройти. Охрана не желала пускать — до ее смены еще долго. Но я сказал, чтобы пропустили. Там тетки, с ними ей будет легче прийти в себя. Потрещат, пропесочат всех мужиков, на свете оставшихся, и как рукой снимет.

— Так она на свиноферму пошла?

— Как же ты внимательно слушал, а? — покачал головой Селиверстов.

— Просто бедлам в голове. — Костя досадливо поморщился. — Нехорошо вышло.

— А что случилось, Ломака? — спросил Жуковский.

— Ну не лезь парню в душу, — нахмурился Василий.

— Если не хочет говорить, я не настаиваю, — развел руками Андрей. — Но если выговорится, так и полегчает. А под самогон…

— Сказал же, не хочу я пить. — Костя вздохнул и отвернулся. — Беременная она.

— О, так тебя поздравить можно? — Василий похлопал его по плечу.

— С чем же?

— Ты дурак совсем? С ребенком!

Реакция Константина совсем не понравилась Селиверстову. Тот даже очки приподнял.

— Да ты не шуми, Вася, — вмешался Андрей. — Понять парня можно.

— Ты о чем? — Селиверстов взглянул на Жуковского.

— Ну, боится, ясное дело. Ведь каждый второй новорожденный, не приведи господь… Захирели люди без солнечного света да в холоде… А в былые времена что творилось? Изнеженное удобствами общество приобрело так называемые современные стереотипы красоты, и женщины, стремясь им соответствовать, убивали в себе все преимущества, которые природа тысячелетиями оттачивала в организме матери. Анорексическая диета, высокие каблуки, пиво, сигареты, консерванты, лекарственные препараты, силикон, прочая гадость… Тогда ведь даже в больницах при куче врачей, инструментов и аппаратуры тяжело рожали. А сейчас?

— И что дальше? — нахмурился Селиверстов.

— А то. Маринка худенькая, бедра узкие. Трудно ей будет. Очень трудно. Человечество и так уже платило с незапамятных времен дорогую цену за прямохождение: тяжелые роды, недоразвитые младенцы с мягким черепом. А теперь-то…

— А Светка Ряжкина двойню родила. Хоть худая, как хвост крысиный. И что?

— Ну, она исключение из правила.

— А кто сказал, что Маринка не исключение? — все больше хмурился Селиверстов. — Просто она нашла в себе смелость… Мужество, я бы даже сказал. Потому что если не рискнешь, то ничего и не будет. Не будет детей. Не будет будущего.

— Ладно, мужики, пойду я за ней, — вздохнул Костя.

Разговор этот ему был неприятен. Стыд и чувство вины наступали на разум.

— А ну, сядь! — рявкнул Василий.

Константин вздрогнул от неожиданности и быстро сел на свободный пенек.

— Парень, не дергай ее сейчас. Я догадываюсь, на что ты ей намекал, если не хочешь ребенка. Это страшный удар для женщины — услышать такое от любимого человека, да еще и от отца этого самого ребенка. Ты ведь отец?

Костя кивнул.

— Ну так вот, — продолжал Селиверстов, — дай ей остыть. И себе дай время поразмыслить. А как приведешь мозги в порядок, так и иди к ней. И не забудь прощения попросить. Понял?

— Понял я, понял. — Костя повесил голову.

Василий взял у Андрея бутыль. Сам себе налил и залпом выпил. Видно, очень эмоциональный момент выпал для его с виду непрошибаемой натуры.

Позади качнулась сетка. Из прорези в ней вышла пожилая женщина, старшая на свиноферме. Все посмотрели на нее. Женщина была бледна сверх обычного, словно чем-то сильно напугана. Она медленно подошла к импровизированному столу и, словно в трансе глядя на Костю, разжала кулак. На пень между кружками и миской упала старая расплющенная крышка от пивной бутылки; на жестянке была выгравирована улыбающаяся рожица. Кругляш подпрыгнул от удара и, звякнув о миску, лег, улыбаясь своей гнусной улыбкой обмершим от ужаса людям.

Они знали, что это такое. По договору между центральной общиной и тварелюбами охотники должны были при похищении человека оставлять знак. Этот самый кругляш. Чтобы все поняли: человека уволокли они, а не кто-нибудь другой.

Люди долго смотрели на жестянку, словно их одолела какая-то магическая сила, останавливающая время и мысли. Казалось, даже жуки в туннеле притихли. Первым ожил Селиверстов.

— Кто? — мрачно выдавил он.

— Марина Светлая, — прошептала свинарка, в страхе глядя на Константина Ломаку.

— Что?! — хрипнул Костя, привстав с пенька.

— Костик, ты…

— Что?! — Он вдруг кинулся к женщине и схватил ее за горло. — Что ты сказала?!

— Костя, пусти ее! — крикнул Селиверстов.

Ломака отшвырнул женщину в сторону и рванулся к сетке. Проскочил сквозь отверстие. Дальше — еще одна сеть. Он с такой силой дернул, освобождая себе путь, что сеть затрещала и порвалась, и сотни жуков, что восседали на ней с той стороны, взвились заполошным роем. Костя яростно отмахивался от рогачей, губя своими движениями десятки драгоценных существ.

— Черт! Стой, Ломака! Охрана! — Василий кинулся следом.

На зов устремились трое охранников.

Костя продолжал бежать. Он спотыкался о бесчисленные бревна, в которых долгие годы жили личинки. Взрослые жуки, не привыкшие к таким катаклизмам, в панике вились вокруг него. Наверное, то же много лет назад творилось с людьми, когда весь их мир рухнул в одночасье, превратился в кромешный ад, оставив лишь крохотный и темный подземный «оазис» для немногих выживших. И сейчас жуки вот так же искали убежище, чтобы спастись от безумного катаклизма, от страшного чудовища, коим предстал перед ними Константин.

Вот пролом в бетонной стене туннеля, там в грунте вырыта пещера. Деревянные, железные и бетонные распорки. Ниши в грунтовых стенах, где ютятся неприхотливые растительные культуры. Ответвление, из него слышится беспокойное повизгивание свиней. Несколько перепуганных женщин с ведрами вжались в стены, пропуская Ломаку, а он несся, словно потерявший всякий контроль метропоезд.

— Марина!!! — орал он в отчаянии.

Это был неописуемый ужас. Он не думал, что его мир может рухнуть еще раз после той катастрофы, которая загнала людей в подземелье, словно воплотив безумно популярную на закате человечества постапокалиптическую книгу молодого столичного писателя. Но сейчас все было гораздо страшнее. Ведь сейчас он потерял Марину, которую так боялся отдать когда-нибудь Аиду.

Нагнавшие его охранники схватили за плечи, но он вырвался. Упал. Стал ползти вперед, но его держали за ноги, пытаясь тащить обратно. А он взрывал пальцами грунт и вопил…

— Вот ведь жизнь, — покачал головой оставшийся один Жуковский. — Теперь вся община вздохнет с облегчением и будет даже радоваться до следующего охотничьего сезона. А для парня это похлеще атомной войны. И вы еще говорите, что моя «Массандра» дерьмо…

И он допил остатки своего пойла.

— Сами вы все дерьмо.

5 КАТАСТРОФА

— Получается, что от наших пещер эту нору отделяла стена грунта толщиной меньше метра? — Селиверстов задумчиво потер подбородок, рассматривая неизвестный до похищения Марины ход в свете факелов, которые держали два молодых искателя.

— Похоже на то. — Хмель из головы Жуковского выходил не так быстро, как у бывалого воина, и он присел на кусок обрушенной глины.

— Занятно. Они и раньше устраивали хитроумные ловушки, но чтобы прорыть такой длинный ход лишь ради одного похищения… Сколько времени это могло занять, с учетом замерзшего поверхностного слоя? И какой смысл, ведь они должны были понимать, что эта нора больше не пригодится?

— Вася, эту нору не человек сделал, — проворчал Жуковский.

— Ты тоже так считаешь? — Селиверстов, которому из-за высокого роста приходилось нагибаться в норе, вышел в пещеру общины и присел рядом с товарищем. — Тогда кто или что? И почему ты так уверен?

— А на борозды посмотри. Нора практически круглого сечения. И все в бороздах, будто от толстых когтей. И высота какая?

— Ну, примерно метр пятьдесят.

— Люди обычно роют повыше. Во всяком случае, не круглого сечения. Если для передвижения ползком, то легче делать круглую, но узкую, а если для ходьбы, то полуовал будет в самый раз. А такой высоты и круглую — это лишний грунт, который надо срезать и вынести. Нет, не человек это. И борозды эти вдобавок…

— Тогда кто? — вздохнул Селиверстов. — Отожравшийся крот? Медведки твои? Чокнутая куропатка? Крыса из дурацких книжек про постъядерных мутантов?

Жуковский поморщился и почесал нос.

— Да не знаю я.

— Кого мы знаем? Трутни не роют норы. Они могут немного покопаться в грунте, но не забираются под поверхность. Солдаты твари не отходят далеко от гнезда. Рабы твари могут рыть норы, но недалеко, и они гораздо меньше, чем сечение этого лаза. Насколько я слышал. Видать не видал, конечно.

— Про медведок мне шутка понравилась. Поймать одну такую — и всю общину можно накормить. А вот если она гудеть начнет, слышно будет всем выжившим на земле, — улыбнулся Андрей.

Селиверстов достал из кармана жестянку, оставленную на месте похищения Марины, и стал задумчиво вертеть ее в руках.

— Слушай, Андрей, какая штука интересная получается. Охотники знали про этот лаз. И не только. Они знали, что находится за этой глиняной стенкой, которую обрушили. Они знали, что тут питомник.

— Ну и что?

— Я вот подумал про прежние похищения. Обычно тварелюбы на дровозаготовке людей отлавливают. Сейчас что-то новое. И тем не менее… А тебе не кажется, что среди нас, в общине, есть информатор?

— Я что-то не понял…

— Что ты не понял, Андрей? — нахмурился Василий. — Пора бы протрезветь уже. Я говорю, что мне кажется, кто-то в общине сливает информацию охотникам.

Жуковский тихо засмеялся.

— А как ты себе это представляешь? По телефону, что ли? Или через скайп? Кто мог узнать, что Марина пошла сюда, и предупредить охотников в течение максимум пары часов, учитывая, что эту нору надо было еще прорыть?

— Думаешь, совпадение?

— Я вообще ничего не думаю. Мне Костю жалко. А впрочем, может, у него гора с плеч, ежели он ребенка не хотел.

Староста был низкорослым и худым. И большеголовым. Не уродство, конечно, но это подчеркивало узость его плеч. Вообще в нем не виделось какой-то особой харизмы. Однако давно никто не задумывался, что сделало его лидером Перекрестка Миров. Опора на бывших силовиков, что стояли у истоков общины, являлась лишь одним из необходимых условий удержания власти над центральной общиной.

У него было просторное жилище с роскошным освещением. Использовал он для этого сказочно дорогие парафиновые свечи в латунных канделябрах. А еще сюда было проведено немного дневного света, по технологии Жуковского.

Покои Анатолия Владимировича Едакова представляли собой несколько комнат. Одной из которых был просторный рабочий кабинет. Едаков вальяжно расхаживал по нему, облаченный в бордовый халат и теплые тапки. Одна рука погружена в карман халата, другая держит пластиковую лейку. Он поливал многочисленные цветы в горшках вдоль стен. Странные, непривычные для глаз простого люда растения. Многие уже забыли, как выглядят цветы. А староста выращивал их у себя дома, умудрившись приспособить какие-то культуры к выживанию в подземелье, пусть даже и хорошо, по нынешним меркам, освещенном. И как много воды он на это тратил…

Константин поморщился, глядя на такое расточительство. Он вспомнил времена, когда были часты перебои с водой. Как он тайком держал в питомнике медведок тряпку и потом выносил, пряча ее, тяжелую от впитавшегося конденсата, под одеждой, торопясь домой, к Марине. Как она, получая на работе положенный женщинам дополнительный глоток воды, держала его во рту и тоже шла домой, чтобы напоить Костю со своих губ. А староста поливал декоративные растения…

Костя повернул голову сначала налево, затем направо. Взглянул на двух охранников. Они не отреагировали. Интересно, каков их рацион питьевой воды?

— Ломака, — недовольно заговорил староста, продолжая свое увлекательное занятие и даже не глядя на Костю, — ты отдаешь себе отчет, какой ущерб нанес нашей экономике? Знаешь, сколько жуков ты погубил во время своей истерики? А ведь экспорт жуков — это наша независимость и безопасность.

— О какой безопасности может идти речь, Анатолий Владимирович? Моя жена похищена.

— Неизбежность таких трагедий есть уклад нашей жизни и цена мира без войны в метро. Не ты первый, у кого близкого человека увели охотники. И это плата за неосторожность. Никакой катастрофы, как ты пытаешься это представить. Просто печальный атрибут бытия.

— А у вас уводили охотники близкого человека? — нахмурился Костя.

Внутри он весь кипел, его сжигала боль потери. Он никогда не увидит любимую — от одной этой мысли не хотелось жить. И он, Константин Ломака, точно знал, что по договору с тварелюбами староста неприкасаем, как и его семья. Старосту они знали в лицо благодаря многочисленным саммитам в туннеле, ведущем к станции «Площадь Ленина». А вся семья носила отличительные жетоны, которые давали понять охотникам: этого человека трогать нельзя. У Едакова было три официальные жены и двое детей. Также получили метки четыре его наложницы, которые не имели статуса жены и оттого допускались на оргии, называемые генетическим обменом.

Староста медленно повернул голову и наконец удосужился взглянуть на Константина.

— Хамить не надо, молодой человек. Вы в незавидной ситуации. Боль преходяща, а ущерб надо возмещать.

— А кто мне ущерб возместит?! — воскликнул Ломака.

Оба охранника, не сговариваясь, одновременно положили ему руки на плечи и крепко сжали.

— Я тебе уже объяснил про причины и следствия. Сочувствую твоему горю, но ты не один такой. Теперь ты должен работать и за себя, и за жену. И пайка твоя урезана, чтобы хоть как-то компенсировать то, что ты натворил. Попостишься месяцок, может, поумнеешь. Доставьте его к распределителю принудительных работ, — кивнул Едаков охранникам.

Когда Костю увели, староста вернулся к поливанию цветов и тихо сказал:

— Ну и каково твое мнение?

Из-за ширмы в дальнем углу вышла ухоженная женщина лет сорока. Это была его старшая жена Светлана.

— Он нестабилен. Вспыльчив.

— И резюме?

— Он способен на необдуманный поступок. Например, кинется спасать свою девочку. Он же любит ее, разве не видно? — Светлана вдруг провела рукой по спине Едакова. — А это такая редкость в наше время.

— Ну, будет тебе, — ухмыльнулся Анатолий. — Уж кому-кому, а тебе жаловаться…

— А я не жалуюсь. — Она улыбнулась и опустила подбородок на узкое плечо мужа, который был ниже ее ростом. — Парня утешить не мешало бы. Отработать ущерб, конечно, он должен, но надо успокоить его боль.

— И как?

— Нет лучшего утешения, чем секс.

Едаков обернулся.

— Уж не ты ли этим заняться хочешь? — прищурился он.

— Дорогой, ты меня знаешь, я смогла бы усмирить и весь легион тварелюбов.

Он пошлепал ее по щеке.

— Ах ты, шлюшка моя бесподобная. Думаешь, мне это понравится?

— Ревнуешь? — подмигнула женщина. — Любишь, значит?

Едаков засмеялся.

— Я правитель общины, всех люблю по долгу службы. Но идея твоя имеет смысл.

— Хорошо. — Светлана дернула плечом. — Тогда кто?

— Виолетта! — крикнул староста, глянув на одну из дверей своего жилища.

Из комнаты наложниц вышла совсем юная девушка и покорно посмотрела на Анатолия Владимировича.

— Деточка, ты знаешь Ломаку?

Виолетта уставилась в потолок, вспоминая.

— Ну, такой крепыш молодой, чернявый, с большими выразительными глазами, — помогла ей Светлана.

— Вроде знаю, — кивнула девушка.

— Так вот, пойдешь к нему, — распорядился Едаков. — Потрахайся с ним пару дней, только смотри, чтобы не влюбиться. Ты мне принадлежишь. Пусть он это помнит, и сама не забывай.

Едаков хотел сказать что-то еще, но снаружи послышались возня и крики. Он осторожно приоткрыл дверь и выглянул. На станции было темнее, чем в его жилище, он не сразу разглядел людей за постом охраны — площадкой, огражденной по ту сторону сеткой-рабицей.

Костя умудрился повалить охранника и вырваться из рук другого. Парень кинулся на сетку и вцепился в нее.

— Староста! Верни мне Марину! Верни!

Из будок охраны, стоявших по бокам от входа в жилище правителя, выскочили несколько человек.

— Угомоните его немедленно! — закричал Едаков.

Но бурлившее в сознании Ломаки отчаяние придавало ему сил. И крохотная нить надежды… Тонкая, ломкая соломинка, за которую он хватался… Беременность Марины. Он вдруг увидел в этом какое-то волшебное явление и больше не воспринимал положение жены как нечто плохое и сулящее большие проблемы и страдания. Нет. Это могло спасти ее, а значит, и его. Ведь он не видел жизни без Мерины. Весь мир сейчас рушился вокруг. Все переворачивалось в огромной мешанине горя. И в этом ужасном хаосе для него засветилась искорка надежды. Крохотное чудо новой жизни, что билась в теле его возлюбленной.

— Охотники забрали двух человек! Они забрали двух! Ты должен ее вернуть! Это против правил! — кричал Константин, расталкивая охрану, с тупым упорством кидающуюся на парня, который никогда не показывал своей силы, а сейчас выглядел просто несокрушимым.

— Что за бред? — пробормотал староста.

— Она беременна! Они забрали двух человек! У нее ребенок будет!

Староста обернулся к жене и шепнул:

— Черт, это как понимать?

— Бредит. Никто не подтвердит. А если мы предъявим ультиматум тварелюбам, то отношения с ними испортим. Да и нельзя считать комок слизи в брюхе девки человеком.

И Константин замер. Светлана старалась говорить тихо, но каким-то непостижимым образом напряженное, граничащее с безумием сознание парня уловило ее слова.

Он, мгновенно окруженный полудюжиной охранников, вперил в старшую жену старосты взгляд. Отшатнулся от сетки и вдруг резко рванулся. Стальная рама, в которую была заключена рабица, не выдержала натиска и, подавшись вперед, рухнула.

— Я тебя убью, сука! — завопил Константин. Он понял, что теперь нет никакой надежды. А без Марины этот мир может лететь ко всем чертям. — Мой ребенок — не слизь!

Охранники сбили его с ног и тут же стали осыпать ударами кулаков и тяжелых ботинок. Светлана схватила мужа за локоть, уволокла в жилище и захлопнула дверь.

— Виолетта, вернись в свою комнату! — строго сказала она наложнице. — Потрахушки отменяются!

— Ты чего? — пробормотал Едаков.

— Этот ублюдок перешел границу дозволенного, — прошипела старшая жена правителя общины. — Будь мужчиной, посади его в клетку! Он очень опасен!

— Арестован? — Жуковский уставился на Селиверстова, который подошел к нему минуту назад. — Бедный парень, — вздохнул начальник питомника.

— Кто бы мог подумать, что тихий и безропотный Ломака способен учинить такой дебош, да еще покушение на главу общины.

Жуковский сделал несколько шагов вперед, оказавшись между массивных бревен, усеянных рогачами. Издали, из земляных пещер, как обычно, доносился гул медведок.

— Знаешь, Василий, все в нашей жизни — вопрос выбора. Мы, человечество, выбрали действием одних и бездействием других свою судьбу. И этой судьбой стала гибель цивилизации. Потом те, кому посчастливилось спастись, а может, и, наоборот, очень не посчастливилось, тоже сделали свой выбор. Постараться жить дальше и поглядеть, что впереди. Каждый решал по-своему. Аид. Тварелюбы. Падшие. Мы. И мы существуем, пожиная плоды своего выбора.

— К чему ты клонишь, я не пойму?

— К тому, что наш выбор может повлиять на судьбу парня.

— Но он покушался…

— Перестань. Он в состоянии аффекта. А мы можем заступиться. Его жена беременна, и это очень щекотливая ситуация, учитывая, что нельзя красть двух человек.

— Да, только по какому закону беременная женщина считается не одним человеком?

— По закону разведения жуков. Мы не едим самок, которые готовы отложить яйца. Это запрещено.

— Ты сравниваешь человека с жуком? — поморщился Василий.

— Да мы и есть жуки, которых выращивает наш гарант и заботливый правитель Едаков, чтобы чертовы фанатики могли приносить жертвы матери всех тварей! — Сказав это, Андрей протянул вперед руку, и на нее тотчас сел крупный рогатый самец. — Как считаешь, что они думают о нас? — улыбнулся начальник питомника, разглядывая насекомое, которое вертелось на ладони, перебирая лапками, расправляя и складывая крылья.

— По-твоему, они думают?

— А вот это наш выбор: считать их безмозглыми или думающими. Но если ты представишь себе мысли этих жуков, то мир вокруг перевернется.

— Ты все еще пьян? — усмехнулся Селиверстов.

— Может быть. А ты все еще слеп? Только пью я оттого, что вижу происходящее вокруг. А ты слеп не потому, что выжег себе глаза фосфором, а потому, что не хочешь замечать происходящее вокруг. Это наш выбор?

— Мне тоже жаль парня, но…

— Тогда давай не будем жуками, которые не думают, Вася.

6 РЖАВЧИНА

Константин лежал на холодном полу и смотрел на ржавые прутья клетки. Он не чувствовал боли от побоев. Не беспокоила его гематома под левым глазом. Растоптанные юфтевыми ботинками охраны кисти рук тихо ныли, распластавшись слева и справа. Костя не обращал на это внимания. Все затмевала душевная мука. Разочарование и отчаяние. Он прикрывал глаза и видел Марину, видел свою руку, гладившую женский живот, в котором было скрыто бесценное сокровище. От этого становилось еще больнее, и он размеживал веки, впиваясь взглядом в ржавые прутья. У него осталась последняя надежда. Последняя ломкая соломинка. И он ждал сейчас Селиверстова с ответом…

Тюрьма находилась в туннеле, ведущем к «Гагаринской», возле сотого метра. Маленькие узкие клетки были оборудованы в ребрах туннеля, по одну сторону от пути. Еще через пятьдесят метров были баррикады хорошо укрепленного кордона, предохранявшего центральную общину от возможной агрессии со стороны свидетелей Армагеддона, помешанных сектантов, что окопались на «Гагаринской».

С дюжину клеток, самый скудный свет на Перекрестке Миров и какая-то вонь. Иногда по рельсам со скрипом прокатывалась самодельная ручная дрезина с двумя патрульными, которые периодически наведывались на пост «Сотый метр», проверяя бдительность охранников и вообще обстановку в тюремной зоне, где в данный момент находился один-единственный заключенный. Что неудивительно. Запирать человека, когда работы невпроворот, — мера крайняя. Обычно жителей Перекрестка Миров наказывали дополнительными нарядами и сокращением рациона. Но сейчас был тот особый, исключительный случай. Поскольку тюрьма, по обыкновению, пустовала, персонал этой зоны был минимальным. Всего один надзиратель. Степан Волков, угрюмый и нелюдимый человек сорока пяти лет от роду. С постоянно взъерошенной шевелюрой, в ватнике и кирзовых сапогах. Он поначалу считался чужаком, ведь приехал из далекой и сытой Москвы в командировку. И оказался в водовороте всемирного апокалипсиса именно тут, в метро Новосибирска, когда направлялся в гостиницу. А в далекой столице у него остались жена, ребенок и брат.

Костя медленно повернул голову. Волков сидел в драном и кривом кресле по ту сторону рельсов и, чуть прикрыв глаза, смотрел на факел в тридцати шагах от себя. С лязгом и скрипом прокатилась дрезина в сторону общины. Двое патрульных лениво толкали рычаг, поглядывая на Константина. Он проводил их взглядом и снова уставился на Волкова.

Жуковский неторопливо поворачивал кисть, по которой ползала крупная кривоногая медведка, задними лапами напоминающая кузнечика, а передними — крота. Насекомое стремилось к свету, и какую бы ориентацию в пространстве ни принимала человеческая рука, оно неизменно выбирало один и тот же маршрут. Андрею вскоре это занятие надоело, он отправил жука в пластиковую бутылку и вручил ее работавшему рядом парню.

— Борь, отнеси к остальным. Смотри не сожри. Это самка, должна скоро яйцо отложить.

— Конечно, дядя Андрей, — кивнул Борис Камолин.

— Ступай. Нет, стой!

— Да, дядя Андрей?

— Боря, слушай. Отнесешь жука, и возвращайся. Для тебя есть очень ответственное дело. — Жуковский подмигнул и, улыбнувшись, добавил: — Весьма секретное.

— Хорошо. — Рослый Борис тоже улыбнулся.

Жуковский побрел по платформе станции, то и дело проводя ладонью по сохранившейся облицовке колонн и безучастно глядя на снующих между построек людей. Похоже, их оставило напряжение, которое было заметно еще вчера. Охотники получили жертву, и теперь центральной общине ничто не угрожает. До поры. Они довольны; кто-то, наверное, даже счастлив. Почему бы и нет? Как мало на самом деле нужно для счастья. Чтобы чужое горе так и осталось чужим. Чтобы кого-то другого, а не тебя утащили тварелюбы.

Андрей поморщился и вздохнул. Гораздо приятнее находиться среди жуков, которые, как ты ни крути их своей властной рукой, все равно стремятся к свету. Которые дерутся за самок и успешно приносят новые поколения в жизнь сумрачного метрополитена. Однако возвращаться в питомник он не спешил. Жуковский ждал своего друга Селиверстова. Василия трудно было не заметить в толпе. И дело тут не в его высоком росте, а в темных очках, которые он постоянно носил там, где было много факелов.

— Ну что, Вася? Сказал Едакову, что Костя предлагает себя в обмен на Марину?

— Конечно сказал, — вздохнул Селиверстов.

— И? — Жуковский выжидательно посмотрел на Василия.

— Что — и? И ничего. Орет староста. Какого лешего мы хлопочем за бунтаря, который на него покушался, дескать. И понятное дело, охотники получили легкую добычу. А если обменять на Костю, то он, скорее всего, и там рыпаться будет, попытается сбежать.

— Но это право жертвы по обоюдному договору, — развел руками Андрей.

— Разумеется. Только жертва у них уже есть. И эта жертва не в силах сопротивляться. А если поменяем, то получится, что проблему подкинули охотникам. Короче, угроза ухудшения отношений.

— Задолбал он своей политикой, — нахмурился Жуковский.

Селиверстов вздохнул, поднял на лоб очки, прикрыл глаза и стал пальцами массировать переносицу.

— Знаешь, Андрей, дикая мысль у меня появилась.

— Что за мысль?

— А ну как староста и есть информатор тварелюбских охотников?

Жуковский посмотрел на Василия и покачал головой, сопроводив это движение тихим смешком.

— Опять ты про лазутчика толкуешь. Ну скажи, как в современных условиях можно оперативно информировать охотников? Даже если предположить, что есть стукачок, то староста на эту роль не годится. Он же практически безвылазно дома сидит, с цветочками своими, кактусиками возится да с гаремом воркует.

— Может, ты и прав, — дернул плечом Василий.

— Волков, — тихо позвал Костя.

Тюремщик не откликался, продолжая безучастно смотреть на далекий факел.

— Волков, — повторил узник.

Нет ответа.

— Волк, Волк, Волк, Волк, — принялся монотонно повторять Константин, и его бубнеж, словно падающие с потолка капли, действовал на тюремщика угнетающе.

— Что! — рявкнул наконец тот.

— Выпусти меня, — прошептал заключенный.

— Заткнись, а? — поморщился Степан. — Тебе вообще не положено разговаривать. И мне с тобой, кстати, тоже.

Превозмогая боль в теле, Костя поднялся и, держась за ржавые прутья своей крохотной клетки, уставился на Волкова.

— Просто выпусти меня. Неужели ты не понимаешь, какое горе случилось? Я уверен, что староста отклонит мое предложение об обмене. А значит, мы просто время теряем. Каждая секунда — это очередной шаг, который делают охотники к алтарю твари. И ведут они на этот алтарь мою Марину. У меня, может, всего один шанс вернуть ее. Второго шанса не будет. Так дай мне единственный… Ну тебе ли не понимать?..

Степан криво улыбнулся и недобро посмотрел Константину в глаза.

— Мне ли не понимать? Что это значит? То, что я лишился семьи, оказавшись в далеком городе, волею судьбы оставшись в живых? Да неужто одного меня осиротила катастрофа? Только давно это было. А твоя беда случилась сейчас. Но ведь отчего-то никто из жителей центральной общины тебя не понимает. А они что, никогда никого не теряли?

— Я ведь не с ними говорю, а с тобой…

— А ты с ними поговори, — сверкнул глазами Волков. — Возьми да поговори. Они же земляки твои. А ко мне почему пристал? Только потому, что у меня ключи?

— Зачем ты так…

— Да затем! Я тебе не сват и не брат. Я тебе никто. Знаю же, как вы все ко мне относитесь. Дескать, москвич. Чужак. Нахлебник. Житель города, который выдаивал ваши ресурсы. Будто мне неизвестно, как всюду к таким, как я, относились и до сих пор относятся. Если в Москве в праздник разгоняют облака, то на ваши деньги. Если в Москве построили аквапарк, то на ваши деньги. Если в Москве уборщица получала столько, сколько все врачи вашего города, то это ваши деньги, награбленные Москвой. Вы нас ненавидели и ненавидите. И я, возможно, все, что осталось от того города. И теперь ты ко мне обращаешься заискивающим тоном. Открой, Волков, мы же братья по несчастью. Да? Черта с два! Мне поручена работа, за которую я получаю пайку. Я молча делаю свое дело и не гружу никого из вас своим обществом. Так что заткнись и не лезь ко мне.

— Ну а я-то тебе что плохого сделал?

— А я кому за пределами МКАДа что плохого сделал? Плевать мне. Заткнись.

— При чем тут все это? Ты озлоблен на весь мир. Так я не оправдываю тех, кто косо на тебя смотрит. Я вообще о другом.

— Замолкни, — резко отмахнулся Степан.

Но Константин продолжал:

— Я же знаю, когда весь мир наверху снесло, ты хотел выбраться из города. И дойти до Москвы. Ведь там твои близкие. Но что-то отвадило тебя от этой мысли. Не решился ты. Но ведь не проходило и минуты, чтобы ты не жалел об этом, разве нет? Ты же каждый миг с болью думаешь о том, что этот самый миг увеличивает ту пропасть времени, что лежит между днем, когда это надо было сделать, и текущим моментом. Я не знаю, почему ты не ушел. Может, и хорошо, что не ушел. Это ведь гибель верная, если ты не искатель, который просто уходит за трофеями, чтобы вернуться. Но ты жалеешь. Я чувствую. Понимаю, какая это боль для тебя. Так и ты меня пойми. Я сейчас в том же положении. Но я готов выйти отсюда и отправиться следом за охотниками. Я на все готов, лишь бы спасти девчонку свою. Но каждый миг…

— Да закрой же ты пасть!!! — заорал Степан. Он сорвался с кресла и бросился к клетке, наотмашь ударил по ней дубиной.

Костя отпрянул.

— Это что же получается, щенок, я не решился, а ты вот герой, решился?! Ты это хочешь сказать, щенок?!

— Да вовсе не это, Степан…

— Пасть завали! Я не решился?! Да! Не решился! Струсил! Угнетен был случившимся! В шоке был! А знаешь почему?! Знаешь?! Да потому что шансов там нет! Нет шансов! Это ведь Москва, которую вы все ненавидели! Знаешь, что я слышал от одного офицера еще до всей этой катастрофы?! Что надо вакуумную бомбу сбросить на Москву и сделать там большое озеро! И это русский офицер сказал! Но вы понятия не имели, что значит жить в Москве! Это не у вас взрывали жилые дома! Это не у вас убивали людей в театре! Это не у вас в метро бомбы закладывали! Да мы все там боялись каждый день! И на работу ехали в том метро, понимая, что балансируем на грани! Ведь полно уродов, которые хотят все взорвать! Пронести бомбу, взять заложников, сбросить вакуумный заряд! Да что там, даже гребаные писатели! У меня жена прочитала книжку одного такого урода, в которой Москву взорвали, заложив в разных точках метро ядерные фугасы! Так она после этого таблетки глотать стала, чтобы заставить себя каждый день спускаться два раза в подземку, на работу и домой! А когда на «Лубянке» и «Парке Культуры» рвануло, то жена моя там была, в метро! Я думал что свихнусь, дозвониться не мог до нее! И я же не знал тогда, что просто линии перегружены, потому что миллионы людей, узнав о терактах, стали звонить родным, а может, фээсбэшники глушанули сотовую связь, чтобы предотвратить новые подрывы дистанционно, по телефону! Не об этом я думал! Я думал, что все! Что разорвало мою жену на куски по чьей-то собачьей злой воле! Тогда ее беда миновала, но что она там пережила?! Ты знаешь?! Первое, что она подумала: случилось все так, как в той хреновой книге! Черт знает сколько лет прошло, но я все это помню как сейчас, в деталях! Она из подземки тогда седая вышла! Двадцативосьмилетняя женщина стала седой в один миг! Потому что все нас ненавидели! Так что могло стать с моим городом, когда случилась катастрофа?! Куда мне было идти?! Не за кем и некуда уже! А ты! Герой, решился! Да что ты знаешь о горе?! Что ты знаешь о страхе?! Что ты знаешь об отчаянии?! Что ты вообще знаешь, сопляк?!

— Я знаю, что сейчас, сию минуту, мою жену охотники тащат к алтарю твари! — заорал в ответ Ломака. — Мою жену, под сердцем у которой мой ребенок, еще не рожденный!!! Это я знаю! Я знаю, что у меня только один шанс! И нет больше ничего, что я должен знать! Ничего, кроме того, что я должен спасти их! Понял?!

Волков вдруг вытаращил глаза и притих. Ломака до боли в пальцах сжимал прутья ржавой клетки и ненавидяще смотрел в глаза надзирателя.

— Это что же, — пробормотал Степан. — Марина беременная?

— Да!!! — выкрикнул Константин.

Надзиратель вздохнул.

— Ладно, не ори. Чего старосте не сказал? Это ведь не по правилам, уводить беременную. Это все равно что двух человек за один сезон забрать.

— Я сказал! Но плевать ему! Нет доказательств ее беременности, а охотники отрицать будут! А если настаивать на своем, то отношения ухудшатся с тварелюбами! Вот и все! Вот и цена жизни моей семьи!

— Прости, Ломака, но я ничем тебе помочь не могу. Такова жизнь…

— Что? Что ты сказал?! — Костя вдруг весь затрясся от ненависти и беспомощности. — Жизнь такая?! Да это вы все такие! Ржавые тщедушные ничтожества, погруженные каждый в свое благополучие! Даже не понимаете, что вы такие же безмозглые козявки в руках нашего правителя, как те жуки, которых Андрей разводит, чтобы вам было что жрать! — Смысл сказанного доходил до Кости лишь после того, как крамольные слова слетали с его уст и разносились по туннелю, больно ударяясь в его бетонные стены.

— Да если я тебя выпущу, меня не просто пайки лишат или на дерьмовую работу отправят! Меня сольют охотникам в следующий раз! Вот и все! И этим староста покажет, какой он заботливый и как печется о народе. Отдал преступника, никому не нужного москвича, чтобы отвадить угрозу от подданных еще на один сезон!

И Ломака засмеялся. Истерически. Отчаянно. Просто потому, что иначе он бы просто зарыдал.

— Вот именно, — зашипел он, скалясь на Степана. — Сольют. И все возрадуются. Потому что ты жучок. И все вы жучки. Ничтожества, покрытые ржавой коростой.

— Да пошел ты! — нахмурился Волков. — Разговор окончен.

Он уже повернулся и двинулся было к своему креслу, как его окликнул Костя:

— Постой!

Степан оглянулся.

— Ну что еще?

— Жаль, что ты не подох в своей Москве. — И Ломака смачно харкнул кровавой слюной ему в лицо.

— Ах ты, тварь, — прорычал оскорбленный Волков, утираясь рукавом.

— Ты тогда зассал. И сейчас ссышь. Ну, давай. Открой клетку и разберись со мной, нахлебник московский, — подначивал его Костя.

— Ну, сучонок!.. — Степан нервно загремел связкой ключей. — Ну, сейчас… Падла… Сегодня же твой обгаженный труп Аиду отвезут, ублюдок…

И вдруг в полумраке раздался стук. Волков перестал звенеть ключами и повернул голову. Из тьмы туннеля неторопливо вышел Андрей Жуковский. Он держал в руке огромный тесак, который лязгал, перебирая прутья пустых клеток. Рядом с ним шагал Василий Селиверстов. В руках у него был автомат.

7 ВЫБОР

Охотник не ошибся. Отточенная за многие годы наблюдательность и никем не оспариваемый громадный опыт позволили ему безошибочно угадать приближение бури. Это не просто сильный порывистый ветер — это ураган. Если такой разгул стихии застигнет врасплох на поверхности, это будет означать неминуемую смерть. Но на то он и бывалый охотник, чтобы своевременно и без суеты подыскать укрытие.

Группа спешно закрепилась на улице Шамшиных, в здании с полукруглым фасадом. Правда, зданием это можно было назвать с очень большой натяжкой. Оно давно потеряло и крышу, и внешние стены; лишь почерневший в пожаре скелет несущих конструкций угрюмо торчал из снежного бархата под неистовым ветром. Однако на нижнем этаже и в подвальных помещениях было где спрятаться. Сейчас только Бронислав стоял у входа. Прячась за рваной стеной от беспощадного ледяного ветра, он хмуро смотрел на высокий дом из красного кирпича. Ветер силился вырвать еще где-то оставшиеся коробки оконных рам и вышвырнуть из опустевших много лет назад квартир истлевший скарб. Ураган выдувал из кирпичной кладки цементную пыль и дробил сам кирпич, вытягивая на юг красновато-серый шлейф. А с земли бешено взвивался разбуженный стихией снег.

Даже в этом чудовищном вое, что правил бал над руинами города, Бронислав безошибочно определил, что сзади к нему кто-то подошел. Лидер охотников сделал два шага назад и обернулся. Шум урагана тут, в углу, был не столь оглушающим. Сабрина смотрела на отца сквозь темное стекло своего шлема и придерживала руками поднятый капюшон комбинезона.

— Здесь сейчас опасно, — громко сказал охотник, старясь, чтобы она расслышала сквозь вой ветра и маску.

Но он не кричал. Бронислав не любил кричать.

— Разве я не дочь своего отца? Разве ты не воспитываешь бесстрашную охотницу?

Она тоже не любила кричать. Но старалась, чтобы отец всегда хорошо слышал ее. Девушка подняла стекло шлема и сомкнула веки, стараясь привыкнуть к сумраку вечера и к буйству метели.

— Бесстрашие не дружит с безрассудством. Запомни это.

— Мой рассудок со мной, отец. А я хочу быть рядом с тобой.

Охотник улыбнулся, но маска не позволила дочери это увидеть. Улыбку могли выдать собравшиеся у глаз морщины, но и это было скрыто стеклом летного шлема.

Он взял ее за руки и притянул к себе. Затем обнял правой рукой за плечи и повел. Они сделали несколько шагов. Здесь ураган ощущался гораздо сильнее, но они продолжали оставаться в укрытии, образованном стеной и частью верхнего этажа. Снег и каменная пыль теперь били в лицо, и девушка снова опустила забрало. По заледенелой улице ветер упорно толкал перевернутый остов легкового автомобиля. Люди проводили его взглядом. Тем временем стихия настолько подточила кирпичную кладку высокого здания, что часть стены на двух последних этажах стала осыпаться. Обломки не падали отвесно, а, повинуясь воле ветра, летели в сторону находящегося рядом полуразрушенного техникума.

Бронислав указал на стонущее под натиском урагана здание.

— Сабрина, ты помнишь этот дом?

— Нет. — Она мотнула головой.

Охотник вздохнул и посмотрел на дочь.

— Это наш дом, милая.

— Наш дом? — Голос Сабрины дрогнул.

— Да, доченька, — кивнул охотник.

Она смотрела, как очередная секция стены наверху рассыпается в прах. Сердце сжали неведомые тиски, а к горлу подступил ком.

— Так значит, мама там? — выдавила она тихо.

Однако отец услышал.

— Да, дочь моя. Мама там.

Предательская слеза выскользнула из глаза и покатилась к губам, обжигая горечью. Но кто мог увидеть эту одинокую слезу? Ведь Сабрина была в шлеме.

— Пойдем, отец. Ветер крепнет.

— Да, доченька. Ты иди. Я скоро. Не беспокойся.

Девушка торопливо ушла, чувствуя боль и тяжесть в груди и понимая, что смотреть на этот дом у нее не хватит сил и воли. Но воли хватало у Бронислава.

Долгие годы из разных уголков города он наблюдал за этим домом, зная, что там, на одном из верхних этажей, нашла вечный покой его супруга. Он выкраивал время в своих походах, чтобы смотреть на свое бывшее жилье и мысленно разговаривать с женой. Рассказывал ей, какой становится их дочь. Как она хорошеет, несмотря на мрак, сырость, отсутствие солнечного света и витаминов. Как она похожа на мать. Говорил жене, что ему ужасно не хватает ее. И что он ее по-прежнему любит. И не приведи воля великой матери всех тварей к тому, чтобы кто-то из подчиненных Бронислава понял, о чем он думает, глядя на этот дом из красного кирпича. Ведь у охотника нет чувств. Он любит только свое ремесло, а к людям равнодушен. И нет для него никого роднее, чем другой охотник, что рядом. Но родство это не имеет эмоциональной подпитки, оно рационально, как длина патрона и калибр ствола, для которого этот патрон предназначен. Охотник не может любить. Иначе он не охотник. И порой Бронислав стыдился того, что он все еще любит маму строгой, неулыбчивой, сильной и красивой Сабрины.

И вот сейчас, глядя, как обломки отбрасываются безжалостным ветром, он чувствовал, что это последний раз. Что его многолетнему тайному общению с погибшей супругой настал конец. И, осознавая это, он не мог уйти просто так.

Верхние этажи стали обваливаться. Изо всех сил сдерживая эмоции, Бронислав глядел на чернеющий провал своего окна. Вот неумолимый коллапс здания добрался и до него, разметая кирпичи. Охотник бессильно протянул руку к дому, который уже кренился в сторону трехэтажного техникума. Процесс был необратим. Подтачиваемый долгие годы ветрами и ледяными дождями, перепадами температур и отсутствием ухода, дом наконец обрушился, разбрасывая свои обломки; некоторые пронеслись угрожающе близко от человека. Поднятое облако пыли было мгновенно подхвачено ураганом и помчалось на юг, вдоль по улице Семьи Шамшиных.

— Прощай, — тихо выдохнул Бронислав и, опустившись на колено, поклонился новой городской руине, под которой был теперь погребен прах его жены. — Вот теперь прощай.

— Можно надеяться на что-то, но ничего для своей надежды не делать, — угрюмо произнес Жуковский. — Потому что если у тебя будет цель, то, дойдя до нее, ты рискуешь получить сокрушительный удар разочарования. Чтобы этого не случилось, срабатывает некий замочек. Он блокирует волю к достижению этой цели. И тогда сама надежда консервируется в твоих мыслях, оставляя воображению право считать, что там, возможно, все хорошо.

Он еще раз взглянул в пугающие своей пустотой глаза Волкова.

— Только как с этим жить? А, Степан? Вся твоя воля, сила твоего разума уходит на подпитку этой оккупировавшей сознание надежды. И надежда становится для тебя паразитом. Личинкой твари, отложенной в твоем теле, чтобы медленно съедать. За годы слепой веры человек превращается в ходячий труп.

— Ты что же, предлагаешь ни во что не верить и ни на что не надеяться? — проворчал Степан.

— А разумна ли эта вера? Есть ли в ней рациональное зерно? Ведь надежда — опасный наркотик, если ты ее питаешь собой, но не достижением цели. В голове у тебя долгие годы борются сущности, одна из которых понимает, что твоих близких в Москве нет в живых очень давно. Другая верит, что они живы. И эти сущности сталкиваются лбами, высекая искры из твоей нервной системы, опустошая тебя, как ударная волна опустошала города. Но ты не сделал ничего, чтобы поставить точку. Ты не отправился туда вопреки расхожему мнению, что это бесполезно.

— Ты мне мозги дерибанить по этому поводу пришел? — нахмурился Волков.

— Нет. Я пришел предложить тебе выбор.

— Какой еще, к черту, выбор?

— У этого парня есть надежда. И она имеет под собой почву. Она рациональна, потому что у него есть шанс. Он тоже боится разочароваться, не достичь цели, потерпеть крах, но эта боязнь не вынуждает его смириться, оставить все как есть. Нет, он готов сделать все, что от него зависит. Но ведь, на его беду, многое сейчас зависит не только от него. Многое зависит от тебя.

— И что ты предлагаешь? — Волков покачал головой. — Пойти против власти?

— Я предлагаю выбор. Ты можешь до скончания времен сидеть в одиночестве и гадать о том, как сложилась судьба твоих близких в Москве. Пока не истлеешь от этого. Можешь… — Жуковский вдруг покосился на вооруженного автоматом Селиверстова, — можешь погибнуть на посту от рук неких злоумышленников, которым небезразлична судьба арестанта и его похищенной жены. Это, конечно, решит все проблемы с твоей болью. А можешь разорвать вонючий гнилой кокон, в который заключил собственную душу, и помочь Косте в том, на что сам не решился когда-то. Конечно, это не совсем то, что преодолеть огромное расстояние до другого города. Но что значит выйти на поверхность и двинуться по следу охотников? Безрассудство? Может, и так. А может, реальный шанс, и отнять его у человека мы не вправе. А для тебя это шанс реабилитироваться перед твоей совестью.

— Почему же ты раньше не суетился так, когда охотники похищали людей? — скривился Волков.

— Да потому что впервые человек решил пойти против системы, в которой он лишь разменная монета для торга политиков.

— И ты предлагаешь, чтобы я поставил себя вне закона, выпустив его из клетки?

— Важно быть в рамках античеловечного закона или быть человеком? — Произнеся это, Жуковский, чуть подумав, добавил:

Лучше впасть в нищету, голодать или красть, Чем в число лизоблюдов презренных попасть. Лучше кости глодать, чем прельститься сластями За столом у мерзавцев, имеющих власть.

Степан покачал головой и усмехнулся недобро.

— Складно молвишь. Сам сочинил, что ли?

— Нет. Омар Хайям. И очень давно. Но это актуально, как видишь, даже сейчас.

— Омар Хайям, говоришь? — Тюремщик вздохнул, качая головой. — Ну да. Слыхал про такого.

Волков отвернулся и бросил взгляд на одинокий факел в стене туннеля. Большую часть жизни Степан смотрел на него как на символ своего одиночества. Он давно бросился в тягучие холодные воды действительности, обрек себя плыть по течению до последнего удара сердца. Но сейчас вдруг понял, что терять ему нечего. Жизнь кончилась давно, когда он избавился от отчаянной мысли выбраться на поверхность и пойти до Москвы.

И сейчас он сообразил, что где-то в его почерневшей от ядерной копоти душе теплится призрачный огонек жизни, подобный пламени далекого факела. Очень сильно захотелось поджечь этим огоньком всю непролазную паутину тлена, которая заполонила его душу и весь мир. Захотелось поджечь жизнью все вокруг. Ведь жизнь — это яркое пламя, даже во мраке подземки, во льдах ядерной зимы она может вспыхнуть пожаром. И жить — это не значит плыть по течению. Совсем наоборот. За жизнь надо бороться. Даже, если нужно, бросить вызов всему, что есть, всему, что устоялось вокруг за годы.

Тюремщик загремел связкой ключей, нащупывая тот единственный, который способен что-то изменить.

Марина забилась в угол, обнимая поджатые к груди колени и нервно поглядывая на висящий под потолком подвала масляный фонарь. Она старалась унять дрожь, но чем отчаянней были эти попытки, тем сильней и чаще сотрясалось ее тело от холода. И причиной озноба, возможно, был не разгул стихий на улице, а страх. Ведь охотники надели на нее теплый комбинезон, чтобы добыча не пропала в пути. Но такая видимая забота не могла затмить для Марины понимание происходящего. Все знали, для чего охотники ловят своих жертв. Все знают, что матери всех тварей, которой они поклоняются, нужна пища. И пришел ее, Марины, черед утолить голод чудовища. Как же страшно! Вдвойне страшно оттого, что она сейчас ответственна не только за свою жизнь.

Что происходит дома? Жители Перекрестка Миров, наверное, в разговорах сочувствуют ее судьбе. И втайне радуются: их самих и их близких на сей раз беда миновала. А Костя? Может, и он вздохнул с облегчением, избавившись от нежеланного ребенка? Как же это ужасно — получить столь жестокий удар от любимого человека. Предательство и ложь того, кто для тебя самый близкий, самый родной на свете, — разве это не хуже всего? Хуже смерти, боли, страха и всего чертова Армагеддона…

В подвале она была не одна. У входа стоял крепкий, рослый мужчина с темной бородой. Подельники звали его Масудом. Если бы Марина не была сейчас так подавлена мыслями о судьбе своего неродившегося ребенка, о предательстве мужа, она бы непременно заметила, с каким выражением лица рассматривает ее этот охотник. Но устремить на него прямой взгляд Марина боялась, она покосилась на вход, лишь когда кто-то вошел. Это была красивая девушка, чье округлое лицо обрамляли густые соломенные волосы до плеч. Однако лицо казалось каким-то неживым. Трудно было представить эту охотницу улыбающейся. Трудно поверить, что ее холодные серые глаза могут блестеть, а маленький рот — смеяться.

— Иди поешь, — тихим бесцветным голосом сказала она Масуду.

Охотник как-то нехорошо ухмыльнулся, даже при этом дернув головой и качнувшись. И вразвалочку, держа руки на кожаном ремне, вышел из помещения, согнувшись у низкого дверного проема.

Сабрина подошла к пленнице. Постояла какое-то время, возвышаясь над Мариной, разглядывая ее и угнетая своей позой. Затем присела на корточки и строго спросила:

— Как тебя зовут?

— Марина, — всхлипнула Светлая.

— Марина, — кивнула охотница. — Я Сабрина.

— И что? — дрожащим голосом спросила пленница, глядя сквозь упавшие на лицо пряди волос, боясь откинуть их, словно они были непреодолимой защитой от любой угрозы.

— Я с тобой знакомлюсь, вот что, — недовольно ответила Сабрина и протянула тряпичный сверток.

Марина осторожно приняла его и медленно развернула. Там были сушеные медведки.

— Покушай.

— Не хочу, — прошептала пленница, чувствуя, как к горлу подкатил ком при мысли о доме.

Ведь медведки выращивались только в центральной общине. И Костя работал на ферме Жуковского. Может, он даже трогал когда-то этих насекомых, которых торговая братия под личным надзором старосты продавала по всему их крохотному мирку.

— Тебе надо поесть.

— Но я не хочу. — Марина наконец прослезилась.

— Отчего ты так боишься? — Сабрина пристально посмотрела на пленницу и вдруг необычайно ласково прижала холодную ладонь к горячей от волнения и стресса щеке Марины, поглаживая большим пальцем под ее левым глазом.

— Как это? — вздрогнула Марина. — Как это — отчего? Разве вы не охотники, что скармливают пленников твари?

— Они самые. — Губы Сабрины тронула улыбка дьяволицы.

— Тогда как же мне не бояться? Я хочу жить!

— Красивая, — шепнула Сабрина и провела большим пальцем по уголку рта пленницы. — Ты красивая. Ты хочешь жить? Разве существование в вашем жалком мирке — жизнь?

— А что же это?!

— Жизнь есть посвящение, девочка моя. А вы копошитесь. Тебе выпала великая честь посвятить себя владычице нового мира.

— Сабрина, я не разделяю вашей идеологии. Это же безумие. Это смерть!

— Смерть и безумие? Но разве охотники боятся кого-то? Разве кто-то скармливает нас? Мы отдаем владычице своих преступников. И отдаем ей вас. Разве не наша идеология сделала нас такими, какие мы есть?

— А какие вы?

— Сильные и бесстрашные. Идеология — та же вера, она делает социум монолитом. А у вас идеологии нет. У вас эта корявая и тщедушная свобода совести. И каждый из вас живет для своего «я». У вас нет понятия «мы»! Вы как те животные, что давно вымерли, маленькие, глупые, курчавые. Как овечки. Вас откармливают. И вас скармливают. Вы же сами свою судьбу решили, когда выбрали такой образ жизни — без общей цели и идеологии. Когда предпочли жить ради пищи и мнимого благополучия, ради себя самого, но не ближнего, которого могут похитить такие, как мы. И коль выпала тебе честь угодить к нам в руки, а значит, стать посвященной матери всех тварей, так прими это достойно. Все, что ест владычица, дает пищу новым поколениям ее детей. Новой жизни на земле, которую глупые овечки потеряли. Твоя смерть не напрасна, ты — будущее нашего мира, понимаешь? И мы этому служим.

— Это безумие, — в ужасе прошептала Марина.

Охотница усмехнулась.

— На мой взгляд, безумие — это жить, как живете вы. О чем тебе горевать? Что ты теряешь?

— Я беременна. — Марина и сама не ожидала, что это прозвучит так громко.

Сабрина замерла. Перестала успокаивающе поглаживать пленницу. Пристально посмотрела в глаза, что прятались за прядями волос. Затем положила Марине ладони на колени и раздвинула ей ноги. Посмотрела на живот.

— Что-то не вижу.

— У меня ранний срок.

— Тогда ты можешь лгать.

— Я не лгу!

— А как проверить? Вспороть тебе брюхо? — Сабрина играючи достала из ножен холодное оружие.

Марина вжалась в стену и снова обвила колени руками.

— Пожалуйста, не надо, — шепнула она.

— Тогда даже не смей заикаться об этом.

— Но мой ребенок…

— Кто тебя обрюхатил? — Сабрина прижала нож к горлу девушки. — Ну? Охотники во время генетического обмена в том поезде?

— Мой муж. Только он. Не надо, Сабрина. Отпусти меня к нему. — Марина заплакала.

— Муж… — Охотница покачала головой. — У тебя, значит, есть муж. Скажи, каково это?

— Что?

— ЭТО, — повторила Сабрина с нажимом.

Теперь настала очередь Марины удивленно смотреть на собеседницу.

— Ты… У тебя… никогда не было мужчины?

— Замолкни! — внезапно вышла из себя охотница и, убрав нож, схватила пленницу за горло.

— Это… это счастье и радость… — прохрипела Марина, запрокинув голову и твердо глядя Сабрине в глаза. — Это настоящее посвящение… Пусти…

Сабрина рывком убрала руку и тихо, неестественно засмеялась.

— Ну что ж, чем раньше ты поймешь, что это уже в безвозвратном прошлом, тем лучше будет для всех, и для тебя в том числе. — Она снова сунула пленнице сверток с жуками и, поднимаясь, добавила: — Кстати, выбора у тебя нет.

8 КЛЮЧИ ОТ МИРА

Тюремный туннель, что вел к «Гагаринской», имел одну особенность. За несколько сот метров до станции, облюбованной сектой свидетелей Армагеддона, влево уходила ветка. Вела она к электродепо. Естественно, туннель тот был давно перекрыт шлакоблоками, обломками кирпичных стен, железными листами и деревянными щитами. Все это было уложено в несколько слоев и являлось непреодолимым препятствием для всего, что могло прийти с поверхности. Однако кому-то понадобилось, чтобы в этой толстой стене была массивная железная дверь. Небольшая, она запиралась на два тяжелых амбарных замка. Казалось, люди сооружали и стену, и дверь, рассчитывая на то, что твари спуститься сюда не смогут. Хотя молва гласит о том, что стена создавалась еще до появления этих чудовищ. Либо до того, как о них узнали люди.

Говорят, раньше дверью часто пользовались искатели. Однако потом что-то случилось, и в довесок к одному замку появился второй — мера предосторожности против некоторых сектантов, пытавшихся иногда пробраться этим путем в другой мир. Бывали случаи, когда патруль, что курсировал на дрезине по туннелю, даже применял оружие, и не один сектант нашел свою смерть у этой двери. Однако погибли они не напрасно. Аид платил за тела, и порой патрульные даже хотели, чтобы сектанты в очередной раз сунулись в запретный проход. Однажды свидетеля Армагеддона удалось пленить, и тогда община передала его тварелюбам в обмен на спокойствие в течение одного охотничьего сезона. Но попытки взять живым свидетеля практически всегда оканчивались плачевно либо для него, либо даже для ловца. Религиозные фанатики с легкостью предпочитали смерть всему, что не вписывалось в их сакральные планы по исполнению воли верховного божества — духа атомной войны. Они часто убивали себя самодельной взрывчаткой, которая крепилась на прочном поясе монтажника. Разумеется, взрыв приканчивал и неосторожного ловца, решившего подарить общине очередной, свободный от тварелюбов сезон.

Чтобы добраться сюда от Перекрестка Миров, требовалось пройти через заставу. Был еще один туннель по соседству, но его наглухо перекрыло обвалом протяженностью в сотню метров. И хотя параллельные туннели с противоположными направлениями движения поездов соединялись технологическими коридорами, нынче это не давало никакой возможности воспользоваться альтернативной дорогой.

Люди здесь прожили много лет, но метро все еще преподносило сюрпризы в виде никому доселе не известных помещений, скрытых в толще земли коридоров и пешеходных туннелей. Селиверстов, пожалуй лучше всех изучивший хитросплетения новосибирского метро, был заметно удивлен, когда им открылся один такой туннель. В сумбуре соединявших параллельные пути технических помещений, набитых различной утварью, а также остатками электрощитов и трансформаторных будок, нашлась непонятного назначения дверь, заваленная ржавым железом. За ней скрывалась лестница, ведущая еще на десяток метров в глубь агонизирующей планеты. А дальше шел длинный туннель — судя по всему, параллельно расположенным чуть выше бетонным жерлам для электропоездов.

Жуковский как бы невзначай вспомнил о существовании этого никому не известного хода. Хотя, похоже, знал о нем всегда. Трудно было судить, как давно пользовались коридором, в котором через равные промежутки встречались ниши со скамейками и разграбленными железными шкафчиками. Пол был покрыт осколками бетона, осыпавшегося, видимо, после сейсмических возмущений, вызванных серией термоядерных взрывов на поверхности. Что до назначения коридора, то оно и вовсе было непонятным. Вполне возможно, что его проложили на случай пожара. Иначе дым от кабельтрасс или синтетической отделки электропоездов не дал бы ни единого шанса находящимся в метро людям. В подобной чрезвычайной ситуации они, скорее всего, должны были спуститься чуть ниже задымляемых туннелей и найти здесь временное убежище либо пути к эвакуации. Возможно, это кажущееся единственно разумным объяснение существования данного коридора и было истинным.

— А ты откуда знаешь про лаз? — хмыкнул Селиверстов, когда они уже оставили позади последний пост Перекрестка Миров и находились на развилке двух туннелей, один из которых вел к «Гагаринской», а другой на поверхность, к электродепо.

— Да мы там крыс ловили поначалу. В коридоре много барахла осталось от беженцев, что неделю после бомбардировок прятались. Я и Сичкарь. Он работником метро был, ну и показал мне пару неприметных дверей, до того как богу душу отдал, — ответил Жуковский.

Волков осмотрел всех присутствующих на перепутье, чьи силуэты очерчивал, нервно подрагивая, свет факела.

— Мужики, я с вас фигею. Мы сейчас преступление совершили всей компанией, а вы тут толкуете черт знает о чем.

Его громкий голос неприятно вибрировал в туннелях.

— Ну а что, причитать нам теперь по поводу содеянного? — ухмыльнулся Андрей. — И не ори. А то сбегутся сейчас свидетели трындеца со своими развеселыми поясами смертников.

— Да я к тому речь веду, что любопытно мне. Дальше-то как быть? Ну, освободили мы парня. И что теперь?

Все время молчавший Костя угрюмо смотрел на рельсы, вспоминая недавнее заточение среди покрытых вот такой же ржавчиной прутьев. Его пугало предстоящее. Пока он находился в клетке, у него была единственная цель — освободиться. Словно одно это сделало бы спасение любимой задачей практически решенной. Но теперь, на свободе, он был напуган полным отсутствием четкого плана и понимания того, что делать дальше. И вера в вызволение Марины померкла, как свет догоревшей лучины. На поверхности он не был с тех самых пор, как всеобщий катаклизм загнал немногих выживших в недра. Костя понятия не имел, что там происходит сейчас; он совершенно забыл, что такое внешний мир и как в нем ориентироваться. В метро ведь все просто. Линейные маршруты и узкое, унылое однообразие; мгла не давит на душу только в сладостные минуты близости с женой. А как быть теперь? Как вернуть Марину? Как хотя бы напасть на ее след? Как выжить там?

Конечно, в свое время Константин, будучи парнем крепким и неглупым, проходил обучение на рыскуна. И учил его и некоторых других парней сам Селиверстов, а также его друзья-соратники, большинство из которых до сегодняшнего дня не дожили. Само собой, он сохранил навыки рукопашного боя. Также учил его выживанию в дикой природе и Жуковский, который в былые времена подолгу пропадал в сибирских лесах, увлекаясь экстремальными походами. Всю эту науку Костя не забывал. И нельзя было забывать, ведь он, как и большинство жителей Перекрестка Миров, был потенциальной добычей для охотников. Но вот искателем, а значит, человеком, знакомым не понаслышке с ядерной зимой, он не стал. И не по своей воле. Когда междоусобные войны утихли, унеся с собой львиную долю уцелевших в мировой трагедии людей, староста Едаков решил практически сразу, что содержать внушительный штат профессиональных воинов — дело затратное для общины. Искатели, конечно, добывали много полезных вещей на поверхности, но и гибли там часто. Они не работали на фермах и имели жетоны неприкосновенности, запрещавшие тварелюбам похищать таких людей. Посему староста решил максимально сократить количество тех, кто имеет право на оружие и не боится сезонов охоты. Остались в числе искателей лучшие из лучших. Те, кто мог выйти на стылую поверхность и вернуться живым с полезной добычей. В то время староста провозгласил «мирное сосуществование станций метро», «конструктивный диалог» и «стремление к единению ради всеобщей безопасности и развития». Примечательно, что личную охрану он при этом не сократил, хотя она была слишком многочисленна для того малого мирка, коим являлась не только центральная община, но и весь метрополитен.

— Вот сейчас патруль на дрезине покатит и увидит, что там ни меня, ни арестованного нет, — покачал головой Степан. — Тревогу поднимут. И что дальше?

— Не скоро они покатят по туннелю, — ухмыльнулся Жуковский.

— Почему? — Волк задержал на нем взгляд, приподняв факел, что был в его руке.

— Я им бутылочку «Массандры» презентовал. Сидят сейчас где-нибудь на тридцатом метре, в электрощитовой, и признаются друг другу в безграничном уважении.

— Ну хорошо, — кивнул Степан. — А что с замками делать? Будем сбивать — услышат на кордоне. Подумают, что это сектанты дверь открыть пытаются.

Жуковский оглядел всех, задумчиво покачивая головой. Затем извлек из кармана брюк массивную связку ключей. Он неторопливо перебирал один за другим, пока не выделил два.

— Это что, от двери? — Костя уставился на Жуковского, не скрывая удивления.

— Так, мужики, подождите тут. — Селиверстов нахмурился и, взяв Андрея за локоть, повел в соседний туннель, к завалу.

Они зашли за угол и остановились шагов через тридцать, у глухой стены из обвалившихся бетона и породы.

— А ты знаешь, что тут находиться опасно? — ухмыльнулся Жуковский, посветив вверх крохотным однодиодным фонариком.

— Не заговаривай мне зубы, Андрей. — Василий недобро смотрел на друга. — Объясни-ка, что тут, черт возьми, происходит.

— Тут происходит побег Ломаки. — Жуковский снисходительно улыбнулся Селиверстову. — А тебе что-то другое показалось?

— Да не валяй ты Ваньку! Пешеходный туннель внизу, про который ты вдруг вспомнил. «Массандра» для патруля. Ключи теперь откуда ни возьмись. Как понимать прикажешь? Ты что, загодя готовился ко всему этому?

— Я отвечу. Только позволь и мне вопрос задать. Почему ты сам ввязался в эту авантюру? Ты же пошел против закона, потворствуя побегу Кости. Ты это понимаешь?

— К чему этот вопрос? Мы же вместе ему изначально сочувствовали и помочь хотели.

— А я тебя не об очевидных вещах спрашиваю. Ты сам для себя не искал ответа, почему и зачем тебе это надо?

— Чего бы стоила моя совесть, если бы я задумывался о том, надо ли помогать парню и его жене, которые для меня не чужие?

— Твой ответ ответом не является, Василий. У тебя же иммунитет. Жетон. Чего тебе лезть в бутылку?

— Вообще-то я свой жетон недавно сдал. Я ведь больше не искатель. Не гожусь по здоровью.

— Так тебя это толкнуло? То, что ты стал таким, как все? И только теперь о совести вспомнил? А ведь уже много лет охотники забирают наших людей.

— У тебя тоже жетон! — разозлился Василий.

— Конечно, — кивнул Андрей. — Никто лучше меня не разбирается в насекомых. Только я намеревался для людей растить этих жучков, а не для нашего старосты, чтобы он торговал ими в целях личного обогащения. И не для того, чтобы откармливать людей, которых потом скормят твари. Понимаешь?

— А сам-то ты почему только сейчас об этом заговорил?

— Я всегда говорил об этом…

— Брось. Сам же сказал, что много лет идет охота на наших людей. Так чего ты раньше ждал?

— Я ждал реакции этих самых людей. Ждал, что хоть кто-то среди стада жертвенных овец окажется настоящим человеком. Даже всякую надежду потерял. Столько лет, а все одно и то же. Кого-нибудь выкрали, близкие погоревали, остальные вздохнули с облегчением. Ты же помнишь, сразу после каждого похищения резко взлетал спрос на мой самогон. Помнишь?

— Ну помню, — пожал плечами Селиверстов. — А к чему это вообще?

— А с чего вдруг так резко становилась необходимой бормотуха моя? Может, праздновали начало спокойного времени? А может, просто заливали свою совесть пойлом, чтоб эта совесть захлебнулась? Сколько раз ты сам ронял фразу, по пьяному делу, про того старика, который у тебя все перед глазами стоит, одинокий в туннеле? Толпа отдала его тварелюбам, выгнав из общины. А ты ничего не сделал, чтобы спасти его.

Селиверстов сплюнул и, повернувшись, молча пошел прочь. Однако Жуковский тут же загородил товарищу дорогу.

— Постой, Вася. И послушай. Да. Я готовился. И ждал. Однако я не буду ничего делать для овцы, мирящейся со своей участью и боящейся ее одновременно. Но для человека… Впервые кто-то бросил вызов такому положению вещей. Именно этого я и ждал. Сегодня Костя пошатнул устои. А завтра посыплются с престола староста и его подельники. Понимаешь?

Селиверстов схватил Андрея за ворот куртки и притянул к себе.

— Так это все ради власти?! — рыкнул он.

— Брось, Василий. Мы оба прекрасно понимаем, что уклад нашей общины никуда не годится. Это застой. А в нынешних условиях застой есть вымирание. Медленное, но верное. Но старосте и его клике ничего не надо. Они не смотрят в будущее, для них главное — нахапать побольше и прожить свой век безбедно, сидя на горбу у трудящихся. У отчаявшихся и приговоренных к жертвоприношению людей. Так не может продолжаться бесконечно.

Волков старался не смотреть на Костю. Не встречаться с ним взглядом. Недавняя ссора еще скребла сознание. Нет, вины своей Степан не чувствовал. Да и в чем он виноват перед парнем? Тут дело в другом. Глодало непонимание. Абсолютное непонимание двух людей, словно рожденных и воспитанных двумя непохожими мирами. Может, дело в большой разности возрастов и традиционном конфликте поколений? Да нет, все-таки дело в том, что он, Степан Волков, чужак здесь. Всегда им был и останется таковым навсегда. И сейчас, повинуясь какому-то непонятному внутреннему порыву либо поразительной способности Жуковского убеждать кого угодно в чем угодно, он пошел наперекор той системе и тому обществу, которое и так его едва терпело из-за столичного происхождения. И чего он добился? Просто стал персоной нон грата в этой крохотной норе, оставшейся от погибшей цивилизации. И никакого выбора. Никаких шансов. Это ли не повод еще больше сожалеть о том, что давным-давно он не ушел на поверхность и не отправился в Москву? Да пусть бы он даже сгинул в пути (самый вероятный результат такого поступка) — не пришлось бы мучиться столько лет. И он бы оказался хоть на сто шагов, но ближе к своим родным. А что теперь? Он дал парнишке единственный шанс, которого сам себя лишил когда-то. Но почему это не утешает? Потому что он теперь вне закона. Кандидат номер один в жертвы.

Волков вздохнул, втыкая факел в щель между трубками и кабелями туннеля. Извлек тряпичный кисет с сомнительного качества табаком и сделал самокрутку. Прикурил от факела, затянулся, жмурясь от единственного в этой паскудной жизни удовольствия.

— Я с тобой пойду, парень, — произнес он, выдыхая густой дым.

— Что? — Совершенно растерянный, не знающий, что делать дальше, Ломака поднял голову. — Что? — повторил он, уставившись на Волкова.

— Пойду с тобой. Туда. Наверх.

— Но почему?

Степан наконец повернулся и пристально посмотрел на Ломаку.

— А что мне еще остается, Костя?

— Значит, нас уже трое, — раздался голос Жуковского, сопровождаемый шорохом сапог по кускам бетона.

— Это как понимать? — хмыкнул Селиверстов. — Тебя-то куда понесло? А как же ферма?

— А как же эта ферма без Кости и Марины? Они у меня на хорошем счету. Незаменимые работники. Так что я, как никто другой, заинтересован в их возвращении. Ну а вместе всяко сподручнее.

— Да ты даже не искатель! — возразил Василий. — И не надо мне рассказывать, что ты лучший знаток дикой природы и специалист по выживанию в ней. Там другой мир. Не тот, что ты знал. Там бы даже мамонты передохли от холода!

— Вот именно. Я не искатель. И Костя не искатель, и Степа тоже.

— Так какого рожна…

— А ты подумай, — перебил Жуковский. — Подумай, что перед тобой три твоих товарища, которым сейчас как никогда нужен этот самый искатель.

Селиверстов на какое-то время замолк. Затем развел руками.

— Я же слепой, мужики.

— Да ну, брось. В сумраке ты видишь.

— Но там же поверхность. Облака, да. Но все гораздо ярче, чем под землей! Последнее в глазах выжжет.

— Очки тебя защитят. А ночью и они будут не нужны.

Бывший искатель отвернулся от факела и, сняв очки, принялся задумчиво вертеть их в руках.

— Они годятся для сумрачного метро. Но не для дневной поверхности.

— А светофильтр на летном шлеме, как у охотников? — улыбнулся Жуковский.

— И где я возьму?

— Я тебе дам. — Андрей продолжал улыбаться. — Все, что нам нужно, за этой дверью.

Все удивленно смотрели на Жуковского. Но никто не задавал вопросов.

— Вася, так ты с нами? — напирал Андрей.

Селиверстов наконец кивнул, и тогда снова зазвенела связка ключей.

Метрах в пятидесяти горел на стене факел, и были слышны мужские голоса. Затем четверо открыли дверь и исчезли в проеме один за другим. Последний задержался. Бросил взгляд на факел. Выпустил клуб дыма изо рта. Швырнул окурок и ушел следом за спутниками. А факел так и остался гореть.

Когда дверь лязгнула, снова отгородив метро от другого мира, из ребер туннеля, что вел к «Гагаринской», выскользнула тень и, чуть прижимаясь к рельсам, кинулась в сторону факела. За ней еще одна тень. И еще.

Невероятно худой человек, одетый в лохмотья, под которыми просматривался широкий пояс монтажника с привязанными к нему свертками, ловко подскочил к окурку и в мгновение ока прижал его к сухим потрескавшимся губам. Сделал глубокую затяжку, обжигая пальцы.

— Жрец, дай дернуть! — протянул руку второй человек в таких же лохмотьях.

— Грабли убери. — Первый шлепнул товарища по ладони и, плюнув на крохотный бычок, который уже невозможно было курить, запихнул его в рот и начал быстро жевать.

— Нам удача улыбнулась, да, Жрец? — Третий человек похожий на двух первых, подкрался к ним и кивнул на дверь, которую больше не держали ненавистные запоры.

— Удача? — Жрец оскалил редкие гнилые зубы. — Вера в удачу есть удел еретиков и грешников. Священный дух атомной войны послал нам знак. Вот что это.

9 КОНЦЕПЦИЯ ВЛАСТИ

Огромный змей из стали, деформированной огнем и временем. Это был поезд. Он стоял в туннеле, который кончался невдалеке. Уже явственно чувствовался зловещий холод поверхности. Слышались завывания ветра, словно угрозы какой-то страшной силы, не склонной считаться с желаниями обитателей сумрачного подземелья. Плевать этой силе, что кто-то из них хочет вернуть свою любовь, а другие решили ему в этом помочь. Все это такие ничтожные вещи по сравнению с тем, что есть реальный мир, превращенный человеческим разумом в сюрреалистическую картину застывшей смерти, замерзшего ада. И воющей неведомой силе незачем терпеть в своих владениях людей.

Но люди шли, а ветер гудел где-то там, где туннель упирался в иной мир. Люди шли в город, которого давно нет, как, наверное, и всех других городов человеческой вселенной.

Костя с ужасом смотрел на останки, которыми был полон изувеченный много лет назад состав. Уже никто, наверное, не ответит, почему на путях, ведущих в депо, оказался электропоезд, полный пассажиров. И как он сгорел, находясь в подземке. Но сейчас Ломака может созерцать то, что из этого вышло. И долго рисовать в воображении творившееся здесь.

Одни лезли в окна — из них, бесформенных, теперь свисают обугленные трупы.

Другие, расталкивая своих товарищей по несчастью, кусая их за конечности и истошно вопя, ломились в двери — вот лежат под ними кучи переломанных черных костей и черепов с пустыми глазницами, с распахнутыми в последнем крике ртами. Словно какое-то назидание оставшимся в живых.

Жуковский забрался под второй вагон и долго там возился. Наконец с кряхтением извлек довольно большой плоский деревянный ящик. А следом еще один. Волков наблюдал за его действиями совершенно равнодушно. Ломака смотрел с интересом и нетерпением, понимая, что каждая секунда отдаляет от него Марину. А вот Селиверстов отчего-то хмурился. И еще больше недовольства появилось в его мимике и взгляде, когда Жуковский свои ящики открыл.

Там лежали теплые комбинезоны. Четыре спортивных, яркой расцветки, с эмблемами и надписями, а вот остальные два — совершенно белые. Похоже, военного образца, для условий Крайнего Севера либо высокогорья. Для тех мест, где много снега и мало тепла, как сейчас всюду на земле. В одном из ящиков действительно оказался летный шлем с темным стеклом. Помимо этого Костя увидел очки в зеленой оправе, с толстыми стеклами, это чтобы защищать глаза от осколков. Еще армейские галеты и хлебцы в вакуумной упаковке, а также два автомата Калашникова и цинковую коробку с патронами.

— Андрей, откуда все это? — хмуро проговорил Василий.

— Я ведь тоже искательствовал поначалу. Это потом другими делами вплотную заняться пришлось. Фермы обустраивать, селекцию вести, с цингой бороться и блохами.

— Так это все твое? И столько лет лежит?

— Ну конечно мое. Да и кто найдет? Кому охота лезть через кучи черепушек, мараться в этой саже. Да и чего ради? Разве придет в голову…

— Погоди. А для чего ты здесь это все держал? Почему домой не перенес? Почему стволы в общину не сдал? Это же автоматы! Огнестрельное в таком дефиците, а ты…

— Василий, ты чего разнервничался? — усмехнулся Андрей. — Принести автоматы и патроны в общину и отдать кагалу Едакова? Так? Ну что ты смотришь на меня, как на врага? Так, я спрашиваю?

Селиверстов молчал.

— Чего замер? — продолжал подначивать его Жуковский. — Помнишь первое покушение на старосту? Почти у всех тогда ножи отобрали. Лишь единицы имеют право хранить и носить колюще-режущее. Для работы и так далее. На огнестрельное оружие тоже имеют право единицы. И это в основном его люди. Не забыл, как я еще тогда высказал мнение, что покушение было инсценировкой? Понадобился предлог, чтобы усилить контроль над людьми и максимально их разоружить.

— Да при чем тут это все? — поморщился Василий. — Вокруг нас враждебное окружение, и каждый лишний ствол, каждый лишний патрон…

— А только ли окружение враждебное, а, Вася?

— Ты что же, революцию хочешь? Столкнуть Едакова?

— Почему бы и нет.

— Ты хоть понимаешь, что кругом враги и революция просто сотрет нашу общину, разрушит ее, а народ, уцелевший после бойни за власть, станет рабами либо пищей соседей? Ты понимаешь это или нет?

— Разумеется, понимаю. В том случае, когда власть в руках человека, заинтересованного в развитии и процветании общества, революция не то что неуместна, она была бы преступлением перед народом. А когда власть плюет на нужды своего народа, лишает его будущего, в прямом смысле скармливает его соседям, революция — единственный шанс на выживание. Ты ЭТО понимаешь, Вася?

— И этот заинтересованный — ты? — усмехнулся Селиверстов.

— Мужики! — зло воскликнул Костя. — О чем вы толкуете, черт вас дери, а? Мы зачем пришли сюда? Мы революцию делать должны? Меня интересует только спасение Марины! Так давайте я возьму в этих вещах то, что мне нужно, и пойду, а вы занимайтесь чем хотите! Спорьте до хрипоты! Обсуждайте политику и устройство того, что осталось от человечества. Бунты и лидеров. У меня же одна проблема, причем острая. У меня жену похитили! И ребенка! Вот что меня беспокоит здесь и сейчас. Я не прошу вас помогать! Но и не тратьте мое время!

Анатолий Едаков отдернул палец от кактуса, что рос в глиняном горшке. Слова, сказанные Максимом, заставили старосту вздрогнуть в тот момент, когда он рыхлил влажный после поливки грунт. И конечно, он укололся.

— То есть как — сбежал? — Староста обернулся и вперил взгляд в порученца.

— Простите, Анатолий Владимирович. Я сказал, сбежали, а не сбежал, — поправил пожилой уже Максим.

— Сбежали? А кто еще? — удивился Едаков.

— Тот, кто его охранял. Волков Степан. И… — Порученец явно не решался продолжать.

— Ну! — рявкнул Едаков. Однако при его внешности это выглядело не грозно, а скорее как-то комично. — Ну говори уже!

— Селиверстов и Жуковский, — вымолвил Максим.

— Селиверстов и Жуковский?! — Едаков выпучил и без того большие глаза, а вся кожа на лбу скомкалась, как меха баяна, на котором иногда играл этот самый порученец. — Тот самый Жуковский?

— Ну да…

— Селиверстов и Жуковский?! — повторил староста, не веря своим ушам. — Се… Нет, постой! А с чего ты взял?

— Так нет никого из них, — развел руками Максим.

— И что?.. То есть погоди. В тюрьме нет Ломаки?

— Именно. Нет его. Клетка пуста.

— А охранял его Волков?

— Да. И его нет.

— Ну хорошо. Допустим, — проговорил Едаков, заметно нервничая и потирая ужаленную кактусом ладонь. — Допустим, Волков выпустил этого говнюка. И, опасаясь возмездия, ушел с ним… Хотя… куда? Куда, черт возьми, им идти? С Ломакой понятно. Он из-за сучки своей хоть к дьяволу в ад готов. А этот ухмырок, Степан? Ему-то зачем?

Староста скорее говорил сам с собой, нежели обращался к порученцу.

— Да кто его знает, что на уме у него, — пожал плечами Максим.

— Ну а эти двое? — Анатолий снова уставился на помощника. — С чего ты взял, что они убежали? Мало ли где они могут находиться на Перекрестке. Может, напились и спят.

— Их видели. Видели, как они шли в тюремный туннель. И Селиверстов с автоматом был.

— А охрана? Ну, в смысле патруль, который там курсирует?

— Они в какаху пьяные, староста. Их в щитовой нашли, в начале тюремного туннеля. «Массандра» Жуковского. Полтора литра в два рыла выдули.

— Что-о?! Да я их!..

Договорить Едаков не успел, поскольку в стороне раздался кашель Светланы.

Порученец машинально повернул голову и взглянул на ширму, сделанную из настенного ковра.

— Так, ступай пока. И это… сам не трепись и тем, кто в курсе, передай. Чтоб ни одна живая душа…

— Я понял, — махнул рукой порученец, выходя.

Когда дверь за ним закрылась, подала голос Светлана:

— Это ты правильно сделал, что велел ему молчать..

— Что думаешь? — вздохнул Едаков.

Откинулась ширма, и показалась старшая жена. Она вальяжно вошла в комнату, не глядя на старосту, а лишь бегло осматривая выращиваемые им с таким тщанием растения.

— Случай из ряда вон, — тихо проговорила женщина. — Это похоже на заговор.

— Заговор? — Ноги подкосились, и Едаков опустил свои чресла в скрипучее кресло.

— Спонтанный, конечно. Чем-то тронула беда этого Ломаки…

— Погоди, Светка. Да ведь не факт, что Жуковский и Селиверстов с ним…

— А не они ли за него недавно хлопотали? — Она наконец посмотрела на мужа.

— Да, но…

— Это же очевидно. Они ушли в тюремный туннель. В итоге никого там нет. Почему ты не спросил у своего холопа, во что были одеты Жуковский и этот полуслепой Вася? Тепло, для улицы, или нет?

— Так сама же кашляла, дескать, гони Макса, разговор затянулся…

— Именно, дорогой. Именно затянулся. И ты начал тупить.

— Полегче!

— Нет, хочешь сказать? — Женщина усмехнулась. — Что за возгласы? Да я их! Кого? Зачем?

— А что мне остается делать? — развел он руками.

— Думать, дорогой. Думать. Голову включи. Представь, что эта четверка погонится за охотниками и убьет их.

— Охотников? — усмехнулся Едаков.

— А ты, золотой, не смей их недооценивать. Ломаке терять нечего. Волкову, по сути, тоже, учитывая, как тут к нему относятся. Селиверстов хоть и полуслепой, но чертовски опытный искатель. Причем авторитетный. Жуковский тоже любимчик публики. И не забывай, что он весьма вольнодумный человек. Если даже не кончат охотников, то нападут на след и попытаются отбить девку. Это же какой прецедент! И война с тварелюбами в таком случае неизбежна.

— Я это понимаю.

— Понимаешь? И что? Они ведь сила. А сейчас… — Светлана показала на карту крохотного мирка, что висела на стене за спиной Едакова. — Взгляни.

Тот повернулся.

— Вот мы. — Она, подойдя к карте, ткнула пальцем в середину креста из туннелей. — Община, которая производит большое количество белковой пищи. Жуки-рогачи и медведки. И лекарственные мази из тех же медведок. Плюс косметические мази из твоих кактусов и алоэ. Плюс хвойные экстракты против цинги, которые готовятся по особому рецепту Жуковского. Вот тварелюбы. — Женщина провела ладонью по карте. — Они по большому счету защищают наш мир от тварей, платя чудовищу дань в виде человеческих жертв, необходимых в таких условиях. Твари потому и не лезут в наши жилища и в другие общины, что буфером служат тварелюбы. Вот царство мертвых, вотчина Аида. С ним паритет практически у всех общин. Его подданные пожирают мертвецов, избавляя нас от необходимости тратить время, силы и пространство на обустройство кладбищ. И предохраняют тем самым от распространения заразы и трупного яда. Санитары нашего подземелья, грубо говоря. Падшие живут в районе, где сочится достаточно грунтовой воды, чтобы выращивать много кореньев и торговать ими. Армагедетели играют малозначительную роль в нашем мироустройстве, они больше докучают, но все же худо-бедно участвуют в равновесии.

— Да знаю я все это, — махнул рукой Едаков и, морщась, стал растирать шею, которая затекла оттого, что он сидел вполоборота.

— Не перебивай. Так вот, случись война, и равновесие полетит ко всем чертям. Но война не единственное, что нам угрожает. Сейчас ты прикажешь арестовать или отправишь на принудительные работы этих двух свиней из патруля, что напились и прошляпили побег Ломаки с подельниками. И конечно, многие в общине начнут спрашивать: а за что? А в чем дело? И правда выйдет наружу. И тогда многие, очень многие, чьих родных и близких в разное время затащили тварелюбы на свой алтарь, зададутся еще одним вопросом: почему раньше никто не решился пойти наперекор охотникам в частности и системе жертвоприношения в целом? Почему власть потворствовала? Значит, можно ей не подчиняться? Значит, можно пойти за своим родственником и спасти его? И если ты скажешь, что патрульные — преступники, которые поставили нас на грань войны с тварелюбами, то мало шансов, что толпа примет это как истину, не имеющую альтернативы. У нас будет два пути: война или откуп от тварелюбов, чтобы они сняли претензию за выходку наших четверых ублюдков. И если ублюдки, не дай провидение, все-таки убьют кого из охотников, то какова цена? Двое пьяных патрульных — первые кандидаты на откуп. Но этого может оказаться мало в том случае, если беглецы перебьют всю группу охотников. И кого тогда отдавать? Эту четверку и их бабу, спасать которую они отправились? Но это в том случае, если они вернутся и их удастся захватить. А ведь они не дебилы, понимают, что их может ждать в центральной общине. И тогда у них тоже два пути: отбить девку и просто не возвращаться. Но куда идти? В Кемерово? В Барнаул? А дойдут ли? Тем более с беременной сучкой. Присоединиться к другой общине? Тварелюбы точно отпадают. И понятно почему. Аид? Сомневаюсь. Жрать людей… Может, и наладил бы Жуковский там разведение жуков, но ведь это дело долгое. Да и откажутся ли каннибалы от привычного образа жизни? Падшие? Но тогда эта баба должна будет принадлежать всему племени. Уж на то они и падшие. Ломака точно на это не пойдет. Все мужики собственники, не так ли, дорогой? — Светлана улыбнулась какой-то змеиной улыбкой, глядя на мужа. — Свидетели Армагеддона? Нет. Они не признают рождение детей, потому как считают себя последними свидетелями ядерной войны и никого не должно остаться после них. Об этом все знают. Единственное место в нашем метро, куда они могут податься, это, как ни странно, Перекресток Миров. То есть своя община.

— Но их же здесь разорвут, — непонимающе поморщился Едаков. — Из-за них мы теперь должны или воевать, или откупаться от тварелюбов живыми людьми.

— Все верно, и они не могут этого не понимать. Однако следует учитывать, что Селиверстов пользуется авторитетом в дружине и среди искателей. А это реальная сила. И они, как и твои охранники, имеют право на оружие. Конечно, ты поступил весьма предусмотрительно, сократив количество дружинников и искателей, зато увеличив своих опричников в числе и статусе. Но даже то оружие, что есть у сторонников Селиверстова, представляет угрозу для нас. И благом было до сих пор, что Ваську ничего, кроме его обязанностей, не интересовало. Но ведь теперь что-то его толкнуло на авантюру. И я скажу тебе что. Вернее, кто. Эта сволочь Жуковский. Язык у него подвешен хорошо, и манипулировать чужим сознанием он мастер. Отменный психолог. И при всем при этом он не очень-то скрывал свою позицию, то и дело критикуя нас. В последние годы Жуковский и Селиверстов очень сдружились… Так вот, в случае победы над охотниками и триумфального возвращения в общину Жуковский вполне может бросить клич всему тому сброду, что привык к нему прислушиваться. Возьмет да и обратится с воззванием: долой деспотизм старосты! Хватит быть стадом, хватит потакать своей покорностью бесчеловечной политике! Хватит жертв, эксплуатации и угнетения! И ведь послушает быдло. Послушает, будь уверен. И как думаешь, что мы получим, когда неизбежные претензии от тварелюбов соединятся с авторитетом Селиверстова и ораторскими способностями Жуковского, от которого, кстати, зависит еще и производство белка из жуков и витаминов из хвои, а по большому счету — вся наша экономика? Что мы получим?

— Что? — Едаков озадаченно смотрел на жену.

— Мы получим революцию.

— Революцию?

— Да. Бунт. Мятеж. Без разницы. Это твой конец, Толик.

— Да нам всем конец в таком случае! — воскликнул он.

— Нам? — Она засмеялась с вызовом. — Я и все твои наложницы точно не пропадем при любом режиме и при любых оккупантах. Никто нас не будет насиловать, потому что мы сами дадим. Но вот баланс в нашем мире рухнет, а значит, рухнет и сам мир. Вся эта политика выгодной торговли и взаимного сдерживания полетит туда же, куда полетела семнадцать лет назад наша цивилизация. И мы, последние остатки оной, сейчас на грани. И если всех нас ждет одна судьба, то первым она примет в свои неласковые объятия Анатолия Владимировича Едакова. А уж мы с девочками продержимся до самого конца, до последнего дня нашего осколка человечества. Так что подумай. Предупредить тварелюбов о том, что у нас есть ренегаты, которые пустились вдогонку за их людьми, значит признать нашу слабость и уже сейчас вызвать их претензии. А что, если они не успеют оповестить охотников, которые, возможно, еще не вернулись в свою берлогу с добычей? Во всей этой ситуации у нас есть только одна возможность. Один шанс избежать катастрофы.

— Какая возможность?

— Отправь в погоню своих людей, самых надежных и ловких. Убей Ломаку, Волкова, Жуковского и Селиверстова, пока не поздно, пока мы не проворонили наш единственный шанс. Ведь второго шанса, — женщина обхватила ладонями голову мужа и зло посмотрела ему в глаза, — нам не дадут!

— Да, но как же мы без Жуковского… — промямлил он — сдавленные ее руками челюстные мышцы шевелились плохо.

— Я знаю, что подлец не спешит передавать свои знания другим. Хитер, что сказать. Но альтернатива еще хуже. Справимся и без него как-нибудь. А двое патрульных… Они должны умереть от неизвестной болезни. Объявишь карантин и комендантский час. А населению скажешь, что есть угроза эпидемии и четыре человека ушли разобраться, где ее источник. Очень логичное объяснение пропаже Жуковского и Селиверстова, более заметной, чем отсутствие Ломаки и Волкова. Ты понял?

— А откуда… Откуда вообще взялась тварь? Все эти твари? — Ломака задал вопрос Жуковскому, хотя смотрел на Селиверстова.

Василий сидел в темном углу, подальше от вечернего света, что бил в пустое окно первого этажа приютившего их здания. Он набрасывал на карте города, которого нет, схему дальнейших действий и маршруты.

Волков стоял у окна и курил самокрутку, глядя на окружающие руины.

— Степан, отойди от окна, — буркнул Селиверстов, не отрываясь от своего занятия. — Во-первых, маячишь, во-вторых, дымишь. Издали заметить могут.

Волков повернулся, молча посмотрел на Василия, затем на остальных. Вертя между пальцами курево, плюнул в окно и ушел в глубину помещения.

— Ну, насколько я помню, первое упоминание о твари было лет двенадцать назад, — произнес Жуковский. — Так, Вася?

— Угу, — кивнул искатель, подышав на озябшие без рукавицы пальцы и продолжив орудовать карандашом. — Где-то так. Примерно через пять лет после войны.

— Так и есть, двенадцать лет назад, — хмыкнул Жуковский. — Вообще, это что-то вроде насекомого. Только подозреваю, что оно теплокровное. Иначе в этих условиях, думаю, никак. Есть главная особь, большая и малоподвижная. Матка. Ну, или мать всех тварей. Она откладывает яйца, а может, икру мечет, не знаю. И больше ничего не делает. Только жрет и потомство дает. А потомство это — всякие твари поменьше и с разными способностями. Есть трутни, они тоже не перегружены обязанностями. Оплодотворяют матку и потом идут в пищу ей и, наверное, другим тварям. Вроде у трутней даже рта нет и желудка, но они как-то несут генетическую информацию, нужную для следующего поколения. Есть рабочие, они что-то там делают… Затрудняюсь сказать, что именно. Есть воины, которые добывают пищу для всей очаровательной семейки, а также следят за порядком у трутней и работяг. Еще есть какие-то принцы. Понятия не имею, что это за хрень и для чего. Короче, градация примерно как у пчел. Только эти пчелки, какую ни возьми, больше человека. Насколько я знаю, опасны все, кроме рабочих. Но рабочие всегда под присмотром воинов. И вроде как далеко от своего гнездилища твари не разбредаются, только трутни иногда убегают из гнезда, видимо, понимают, что сожрут их. Ну и воины могут пойти вдогонку за ними.

— А где гнездо? — поинтересовался Костя.

Это был один из наиболее актуальных для него вопросов. Ведь, вполне возможно, спасать Марину придется именно там.

— За рекой, где-то на юго-западе. Говорят, в районе кирпичного завода.

— Тут не один кирпичный завод был, — проворчал в коридоре курящий Волков.

— Да где завалена этими кирпичами площадь размером с пол-Европы, — тихо посмеялся Жуковский. — Васька, ну ты-то знаешь?

— Угу, знаю. У кинотеатра, у «Кронверка». Я, помнится, туда «Брестскую крепость» смотреть ходил. И «Аватара».

— Далеко, — вздохнул Ломака.

— Это Америка далеко, а тут рукой подать, — засмеялся Андрей. — Не дрейфь.

— И Москва, — послышался голос Волкова. — Москва тоже далеко.

— Андрей. — Костя вперил взгляд в Жуковского, — так откуда они взялись, твари эти? Ведь не может быть, что радиация, химикаты и все подобное. Мутации там… Ну не может быть. У мутантов не бывает потомства. Это просто сдвиги. Болезнь. А эволюционные изменения настолько незаметны в одном виде, что он меняется миллионы лет. А тут совершенно новый вид. Да какой! Не бактерии, а чудовища. Целый улей. Организованные и страшные. Как так? Ведь Зинаида Федоровна говорила, что…

— Костик, послушай, — вздохнул Жуковский, — когда Дарвин путешествовал на корабле «Бигль» и писал свою эпическую книжку «Происхождение видов», он жил маненько в других условиях, нежели мы сейчас. Не свалились на его голову те условия, что на нас семнадцать лет назад. Не повезло ему с эмпирическим материалом.

— Чепуха. — Волков вернулся из коридора, который превратил в свою курилку. — Чепуха это все. Дарвин, происхождение видов, мутанты, миллионы лет. Может, оно и работало бы. Являлось бы единственным механизмом развития и поступательного движения живой природы. Но только есть один фактор, который мы всегда не учитываем. Забываем учитывать.

— О чем ты? — Ломака озадаченно посмотрел на своего недавнего надзирателя.

— Я о человеке, Костя. О человеческом факторе. Ты видел собак? Помнишь их? Сколько всяких пород было на земле, но из них лишь малая толика возникла как следствие этой самой эволюции. А большинство появилось в результате искусственного вмешательства человека. Многие просто не смогли бы появиться в живой природе. В дикой. Потому как не вписывались в четко отлаженную миллионолетиями фактуру живой природы. И самыми молодыми видами собак были не умные и добрые лохматые исполины, которые спасали людей в снежных лавинах, а убийцы. Отвратительные кривоногие тупомордые твари, от которых погибло больше людей и особенно детей, чем от нападений, скажем, тигров или акул. То есть на их счету больше жертв, чем взяли истинные монстры, не синтезированные нами, а назначенные на свои места естественной эволюцией. И это только на примере собак. А химия? Человек создал химические элементы. Новые, неизвестные доселе. И какие! Трансурановые! Тот же плутоний! Ведь плутониевая бомба гораздо лучше урановой, она больше сожжет, больше разрушит, больше убьет! Человек запустил свою поганую лапу во все, что его окружало! Он менял все подряд! Творил новое и разрушал устоявшееся! Человек делал водородные бомбы, всякие там коллайдеры, ХАРПы! Самые страшные бактерии и вирусы созданы человеком! Самые сильные яды созданы человеком! И я более чем уверен, что и тварей сотворил человек. А потом они освободились, когда человек сделал для себя эту ледяную надгробную плиту, чадящую радиацией!

— Тварей создал человек? — удивился Ломака. — Но зачем?

— Чтобы почувствовать себя богом, парень, — усмехнулся Степан. — Это же власть. То, что не дает покоя каждому, у кого есть хотя бы зачаток разума. А стремление к власти — это неутолимое желание менять вместо пустого созерцательства. Мы можем сделать из дикого урана искусственный плутоний? Можем! Мы можем сделать собаку, которая сжимает челюсти сильнее, чем аллигатор, и убивает существо во много раз крупнее себя, а именно человека? Можем! Мы можем создать такой яд, чтобы обзавидовалась кобра, чтобы одной каплей умертвить целый город? Конечно можем! Мы можем создать тварь, которая пугала нас только в фантастических фильмах? Как видишь, можем! Мы можем все! И это — власть.

— Но откуда ты знаешь, что тварь создана искусственно? — спросил Костя.

— Не знаю я! Чувствую! Уверен в этом! Жуковский достал из кармана комбинезона коробок и принялся грызть одну из использованных, но не выброшенных спичек, с прищуром наблюдая за разгорячившимся Степаном.

— Слышь, Степа, — подал он голос, — а ты кем был в той жизни?

— Топ-менеджер в одной фирме. — Степан повернул голову к Андрею.

— Нет, а по образованию?

— У меня их два, высших. Первое — химико-биологическое. Но это в те времена бесперспективно было. Во всяком случае, в нашей стране. А что?

— Да так, просто вдруг интересно стало, — пожал плечами Жуковский.

— Эй, любители пофилософствовать. — Селиверстов хлопнул себя ладонями по коленям, — план готов.

10 ГОРОД, КОТОРОГО НЕТ

— Буря, кажется, стихает. — Дьякон осмотрелся и пнул трак широкой гусеницы вездехода, скидывая налипший снег.

— Надолго ли, интересно? — спросил Обелиск.

— Да кто ж его знает, — проворчал Дьякон. — Все равно готовьте зонд. Попытаемся наладить связь.

— Хорошо. — Обелиск полез по опущенной кормовой аппарели выкрашенной в белый цвет машины.

Дьякон был невысок, коренаст, с аккуратной бородой и недобрым взглядом серых глаз. А вот Обелиск полностью соответствовал своему прозвищу. Рост два с лишним метра, огромная угловатая челюсть и наползающий на большие голубые глаза широкий лоб.

Они были тут не одни. Два вездехода, и в каждом по четыре человека. Причем второй вездеход был значительно больше первого и имел двухзвенную конструкцию, то есть головная часть и прицеп и движущий привод на гусеничные шасси обоих сегментов.

— Где мы сейчас?

К Дьякону подошел Один — широкоплечий, с длинными кудрями и бородой, делающими его похожим на викинга.

— Почти у цели, — ответил Дьякон.

Они стояли на небольшой возвышенности, которую с трудом удалось найти в этом районе.

— Мы сейчас чуть восточнее аэропорта Толмачево. Тут, похоже, был эпицентр. Ни одного строения, даже остатков не видно.

— Эпицентр? — нахмурился Один. — А фон какой?

— Триста микрорентген в час. Нормально. Переживем.

— Ну и каков план?

— Посмотри. — Дьякон протянул товарищу бинокль и указал рукой направление. — Видишь руины вдалеке?

— Вижу. — Человек с именем скандинавского бога кивнул, подкручивая пальцем кольцо резкости.

— Когда-то тут был Новосибирск, — вздохнул Дьяк. — Город, в котором я родился.

— Сочувствую, брат, — почти равнодушно проговорил Один.

— Да ладно. Можно подумать, твой Калининград выглядит лучше.

— Не довелось еще раз увидеть, — пожал плечами длинноволосый. — И я не из Калининграда, а из Черняховска. Хотя… это мало что меняет. Значит, нашего клиента мы должны искать тут?

— Совершенно верно.

— А в чем соль? Не пустая ли это трата времени и сухпайков?

— Один, ты куда-то спешишь? — усмехнулся Дьякон. — Знаешь же, мы порожняка не гоним. Никто не послал бы нас за тысячи верст от базы просто так.

— Это я понимаю. Но ведь наши его еще перед войной искали. И вот теперь вдруг. Через семнадцать лет.

— Почему ты этот вопрос не задал еще на Урале, дружище?

— Задал.

— Кому?

— Дитриху.

— И что он сказал в ответ? — Дьякон извлек из кармана хромированный портсигар с гравировкой «Убей в себе человека, а в человеке мудака».

— Чтобы я не вникал. Значит, так надо.

— Ну, значит, так надо, — кивнул Дьякон и зажег папиросу, сильно сжав при этом зубами ее бумажную гильзу.

— Ну хоть ты мне яйца не морочь, Дьяк, — досадливо поморщился Один и протянул товарищу бинокль. — Мы ведь тоже не салаги в братстве.

— А никто и не утверждает обратного. — Дьякон пыхнул и прищурил глаз из-за дыма. — Помнишь, год назад мы воздушный шар с радиосканером запускали?

— Конечно помню, — кивнул Один.

Разумеется, он не мог забыть то знаменательное событие, когда спустя долгие годы после мировой ядерной войны в небо впервые взмыл рукотворный объект. Ловить радиосигналы на земле было пустой затеей, поскольку спутников связи давно не существовало, а ретрансляционные вышки в городах были уничтожены, как и сами города. Однако программа по поиску других очагов жизни на покрытой ядерной зимой планете предполагала такой незатейливый способ, как сканирование радиоэфира. Воздушный шар тогда продержался значительно меньше, чем ожидалось, даже не достигнув расчетной высоты. Однако мероприятие оказалось небезрезультатным. Удалось прослушать радиопереговоры некой банды черновиков, обосновавшейся в Екатеринбурге. Было поймано несколько сигналов из других обитаемых районов Приуралья и Сибири. И еще кое-что…

— Вот тогда мы и засекли пеленг его наночипа.

— Не понял.

— Вместе с вакциной от того вируса… Ну, перед войной еще… Ишачий грипп, свиной педикулез, рыбий целлюлит, выхухолий аутизм, хрен его знает… Как называется, не помню, короче, ему, да вроде и всем вакцинируемым, ввели наночип. Маячок, попросту говоря.

— И что, до сих пор работает? — спросил Один.

— Ну, раз мы здесь, — развел руками Дьякон. — Что ему будет. Человек жив, и чип работает от его электричества телесного. Вроде так. Я в этих делах не спец.

— Слушай, Дьяк, а ведь и я вакцинацию проходил.

— И я тоже. Да все мы. А что тут такого?

— Значит, и в нас эти маячки?

— Нам первую вакцину кололи, без чипов еще. Дитрих специально в экспедицию отобрал тех, кто без жучков под кожей. Чтобы во время поисков нужного человека не возникало путаницы. Но даже и были бы у нас чипы, что с того? Брат, ты страшишься чьего-то контроля? Так мы и есть этот самый контроль. Нет на земле сейчас большей силы, чем мы — рейдеры.

— Или просто другую силу еще не встречали, — угрюмо проговорил Один.

— Да будет тебе. — Дьякон отбросил окурок и повернулся к машинам.

Его товарищи уже вбили в трех местах длинные стальные колья в ледяной грунт и подсоединили к ним катушки с тонкими стальными тросами. Из первой машины двое тянули кабель-антенну, на конце которой был надувной шар, заправленный гелием. Кабель крепился к гондоле под шаром, там находились средства радиосвязи. Рейдеры протянули три троса от кольев к шару и отпустили его. Лебедка в вездеходе начала разматывать кабель-антенну; шар медленно, но верно поднимался.

— Оби, ну что, готово?! — крикнул Дьякон.

Обелиск повернулся и кивнул.

— Да, почти!

— Думаешь, добьет до Урала? — скептически покачал головой Один.

— Мы же ретрансляторы установили и восточнее Екатеринбурга, и на севере Омской области. Должно сработать.

— И чего бы нашим мудрым инженерам не сварганить какой-нибудь спутник для этих целей?

— Ага. А выводить его на чем? — Дьякон усмехнулся. — Ракеты-то все потратили семнадцать лет назад, идиоты.

— Идите след в след, — произнес возглавляющий движение Селиверстов. Рядом с ним ступал Жуковский. — Пусть думают, что нас двое, а не четверо.

— Кто? — проворчал Волков.

— Те, кто увидит следы.

— А почему бы цепочкой не идти? Чтобы вообще один след был?

— Тогда сразу поймут: что-то здесь нечисто. Поодиночке никто не ходит в городе. Это аксиома.

Костя улыбнулся. Селиверстов выглядел нелепо и даже несколько смешно с нахлобученным на голову летным шлемом и опущенным световым фильтром. Хотя стоило на секунду задуматься, что таким же образом выглядевшие люди увели его Марину, становилось не по себе. Холоднее, чем от ядерной зимы. Неуютнее, чем от чахоточного кашля в каком-нибудь из соседних жилищ. И противней, чем от запаха Аида…

Жуковскому и Селиверстову было легче. Им не приходилось аккуратно опускать ногу в чужой след, ведь они шли первыми. И конечно, уже при пересечении территории бывшего локомотивного депо расстояние между идущими увеличилось на несколько десятков метров. Такое обстоятельство, видимо, было по нраву Жуковскому. Он обернулся и, убедившись, что Костя и Степан отстали, тихо обратился к попутчику:

— Вася, что думаешь о Волкове?

— Да ничего не думаю. Сочувствую, конечно. Ну а кому в наше время не посочувствуешь? Только эти реплики там, в здании… Псина его, что ли, какая покусала, что он на собак этих взъелся?

— Меня вот тоже заинтересовала его эмоциональная речь. Странный он.

— Странный, потому что чужой. Сам это понимает и замыкается в себе. И оттого еще более странным кажется. Только он такой же, как мы с тобой. Просто из Москвы.

— А ты давно его знаешь? — спросил Жуковский.

— Ну, как… — Селиверстов пожал плечами. — С первого дня, наверное. Он аккурат в метро был, когда ударили. Буквально с аэропорта, и… Там в суматохе и пересеклись вроде. Во всяком случае, лицо его запомнилось тогда. Такой ужас у всех на лицах… И у него тоже, но не потому, что такое случилось, а видимо, от мыслей о доме и о родных. Другой, в общем, ужас. Ведь они черт-те где, а он тут. Ну вот как-то почувствовалось это. С первого взгляда. Ты его подозреваешь в чем-то?

— Да шут его знает. — Теперь пожал плечами Жуковский, поправляя капюшон комбинезона. — Что-то в нем не так. Только что, понять не могу. Эти вот мысли. Коммерсант вроде, а…

— Так он же сказал, что химико-биолог.

— И что? В этой области ведь не работал, следовательно, профессиональной деформации личности в химико-биологический уклон быть не могло. Наоборот: склад ума более деловой, денежный, коли бизнесмен успешный.

— Да это ровным счетом ни о чем не говорит, Андрей, — махнул рукой Василий. — Обычный обывательский образ мысли, безо всякой профессиональной или образовательной подоплеки. — Селиверстов повернул «стрекозью» голову и посмотрел сквозь темное стекло шлема на товарища. — Я его ведь знаю, получается, дольше, чем тебя.

Судя по голосу, он усмехался.

— И что ты хочешь этим сказать? Корешишься-то со мной, а не с ним. Следовательно, и меня лучше других знаешь.

— Ну да. Так ведь у тебя «Массандра», — засмеялся Василий.

— А кто ее говном называл? — усмехнулся в ответ Андрей.

— Так я ведь по-доброму. С любовью. Да не обижайся ты, дружище. Я не о подозрениях говорю. Просто пошутил. Ну, его знаю семнадцать лет, тебя меньше. И что это меняет? Да ничего.

— А подозрения твои насчет информатора охотников?

— Да это так, досужие мысли. Скорее всего, ты прав. Нереально это, да им и незачем. Хотя лаз тот, по которому Светлую увели… Непонятный, конечно.

— Вы куда так втопили-то, эй! — окликнул их Волков.

— Не ори. И у руин есть уши, — послышался голос Селиверстова. — Дистанцию лучше держать. На всякий пожарный.

— О чем они, интересно, базарят? — проворчал Степан, обращаясь не то к старательно шагающему рядом по следам Жуковского Ломаке, не то к самому себе.

— Да они все время разговаривают. Не разлей вода. — Костя поправил автомат на плече.

Оружие вселяло в него какое-то спокойствие, уверенность в том, что его желание вернуть Марину может исполниться.

Впередиидущие наконец остановились и стали ждать вторую пару. Степан и Костя нагнали их.

— Так, граждане, мы подходим к «Речному вокзалу». За ним «Площадь Гарина-Михайловского». Вам это понятно? — произнес Селиверстов.

— Да. — Костя кивнул и поежился.

— Где-то там, впереди, логово каннибалов. И если внизу, под землей, действует договор, как-то регламентирующий баланс между общинами метро и царством Аида, то на поверхности монахи-людоеды не скованы никакими соглашениями и вполне могут напасть на потенциальную прямоходящую и говорящую жратву.

— Короче, делаем так. Оружие в готовности. Громко не разговаривать. Сейчас поворачиваем направо, пересекаем железнодорожные пути и движемся к тем сгоревшим вагонам. Там стараемся идти по обломкам и вагонным шасси, на которых нет снега. В этом районе лучше вообще не оставлять следов. Веду я, и все делайте как я. Дальше выходим на Владимирскую улицу и по ней топаем до Саратовской.

— Так это же в обратном направлении, — удивился Ломака.

— Ну мне ли не знать, Костя? Не перебивай. Именно поэтому мы идем по улице и контролируем то направление. Все равно там не пройти не наследив. Особенно после метели, которая все присыпала свежим снежком. Так пусть наша тропка указывает на север, ежели без нее никак. На Саратовской идем по руинам обратно. Потом попетляем по дворам, чтобы следы запутать. Ну и дальше, до Владимирского спуска. Там надеваем снегоступы — и прямо к реке, к пляжу. Ясно?

— Вроде да, — кивнул Волков.

— Угу, — согласился Ломака.

— Ну вот и славно. Пошли.

Из прицепа большого вездехода уже выгрузили два резвых двухместных снегохода и заправили их топливом. Один и Рипазха надели специальные костюмы, бликующие вороненой сталью, с бронепластинами на торсе и специальными сочленениями на ногах, снижающих нагрузку на эти самые ноги. Подобные трубки и шарниры были и на руках, они усиливали манипуляции человека, когда, к примеру, надо было поднять что-то тяжелое. Еще трое рейдеров помогали товарищам проверить надежность узлов костюма и напыляли на броню белую краску, делающую их менее заметными в царстве вечной зимы.

Дьякон взглянул в их сторону и снова забрался в кабину командирского вездехода. Примерно на высоте трехсот метров раскачивался наполненный гелием шар с радиостанцией, удерживаемый кабель-антенной и тремя крепкими тросами, которые уменьшали качку от порывов ветра.

Внутри вездехода за передатчиком сидел Обелиск. Из динамика шел равномерный безжизненный шум с потрескиванием.

— Никак? — вздохнул Дьякон.

— Пока нет, — мотнул головой Обелиск.

— Сканируй дальше.

— Так и делаю, командир.

Дьякон взял бинокль и забрался на крышу вездехода, которая была покрыта солнечной батареей в специальном крепком остеклении. Он снова устремил взор к мутному горизонту и руинам родного города. Когда он побывал здесь в последний раз? За год до войны, кажется. Был отпуск. Зима. Но не такая, как сейчас. Да, тоже суровая сибирская зима. Но там, на горизонте, виднелись испещренные огнями дома. Окна многих квартир были по-новогоднему обрамлены мигающими гирляндами. Шумели локомотивы и грохотали стыки вагонов на сортировочных узлах и железнодорожной станции. Гудели движками и светили фарами машины. Дым котельных и ТЭЦ был особенно резким в суровом холоде. В самом городе вершилась обыденная суета. Все куда-то спешили. Праздничные распродажи, где-то музыка, рекламные плакаты, взъерошенные голуби, клюющие шелуху семечек на автобусных остановках…

Там он родился. Пошел в школу. В спортивную секцию. Вырос. Потом — Рязанское училище. Он перестал быть жителем Новосибирска и посещал родной город только в отпусках, наведываясь к отцу с матерью. И когда был курсантом, и когда стал офицером-десантником, и потом, уже кадровым офицером спецназа ГРУ. В том последнем отпуске он вез домой деньги. Много денег, чтобы помочь отцу, нуждавшемуся в лечении. Ведь пенсии родителям едва хватало, чтобы оплатить коммунальные расходы… Он не успел. И весь праздничный угар новогодних каникул бил его по нервам. Он ненавидел тогда и мельтешащие лица горожан, и толкотню в магазинах на распродажах. Ненавидел гирлянды и музыку из окон квартир. Ненавидел врачей и то, как во всей этой пестрой требухе терялись ничтожность человеческой жизни и народная нищета, заставленная от чьих-нибудь глаз большими рекламными плакатами и вывесками супермаркетов. И тогда к нему пришел странный человек.

«Много грязи вокруг, правда же? — сказал этот человек. — Мы и не осознаем, что нас окружает и какова действительность, пока не напоремся на подводный камень нашего бытия. И если мы по пояс в воде и видим что-то напоминающее райскую беззаботную лагуну, то под водой — те самые острые камни, о которые мы спотыкаемся и наносим себе опасные раны. И тогда на эти кровоточащие раны, как пираньи, плывут четкие и ясные образы настоящей правды жизни. Наш мир подходит к рубежу. Человечество устремилось в тупик. Растет социальная пропасть, и камнем падает цена жизни большинства из нас, составляющих это самое человечество. И такое происходит повсюду. Уже нет иллюзий насчет светлого будущего. Это будущее строят для себя те немногие, которые вышли на жемчужный берег лагуны. Но места на том берегу уже застолблены, и всем остальным суждено так и остаться по пояс в воде. Смотреть на райский берег и оккупировавших его счастливчиков. Смотреть и топтаться по острым камням и терпеть укусы мурен и ядовитых медуз. И добывать этим избранным еду и жемчуг. И защищать их уголок блаженства от неприятностей, которые будут пожирать лишь тех, кто в воде. Но сейчас многие увидели свою судьбу и возненавидели свой мир. Грядут большие перемены. Очень скоро низы не захотят жить по старому, а верхи просто не смогут. Мир катится в феодализм и рабовладельчество, причем мы увидим совершенно новые, небывалые проявления этих диких анахронизмов. Спиральная пружина нашей истории сжимается, но этому сжатию есть предел. Либо пружина сломается, либо она стремительно распрямится и изувечит того, кто ее закручивает. Мы на изломе эпох, если не сказать — эр. Среди понимающих это есть те, кто не видит выхода и пьет от безысходности, закрывает себе глаза телевизором и потребительской требухой. Есть те, кто страшится того, что впереди, и судорожно ищет решение, но не находит, потому что не способен найти. Есть те, кто придумывает химеры и обращается к массам с пугающими пророчествами. А есть те, кто собирает силы, чтобы стать не инструментом, но поводырем грядущих перемен. И нам нужны такие люди, как вы. Сильные и ловкие профессионалы. Честные и преданные долгу. И вы, подполковник Дьяконов, можете из этой прозрачной на вид, но мутной на деле воды взойти на борт боевого корабля, чтобы в нужный момент, наставив пушек жерла на райский берег, спросить с хозяев жизни за все и вынудить их делать то, что нужно братству. Или дать залп. Наша артель нуждается в вас, подполковник».

— Дьяк! — послышался из открытого торца вездехода голос Обелиска. — Кажется, есть контрольный сигнал!

Командир спрыгнул в снег и вернулся в кабину.

— Ну-ка, что там?

Оби подкрутил рукоятку громкости. Все то же шипение и потрескивание. Затем пиканье, точь-в-точь как у первого советского спутника.

— Вот! Это наш маячок на горе! Аж на Урале! Сигнал прошел через ретрансляторы в Омской и Свердловской областях.

Пиканье вдруг сменилось электронным гулом, а затем возникло что-то похожее на громкий рык. Гаархххп… Или что-то в этом роде.

— А это еще что? — нахмурился Дьяконов.

— Помехи в атмосфере. Учитывая дальность приема, это нормально. Главное, что мы уловили Урал. Значит, и ретрансляторы работают, и бури на пути сигналов пока нет.

— Тогда давай отправлять сообщение.

— Я готов.

«Внимание! Говорит рейд сорок четыре. Повторяю, говорит рейд сорок четыре. Два-два-ноль-шесть-два-ноль-один-два. Место рейда достигнуто. Находимся между аэропортом Толмачево и городом Новосибирск. Фиксируем четкий сигнал радиоточки нашей базы. Аэропорт для использования авиацией непригоден. Был нанесен ядерный удар. Есть неровности грунта, делающие посадку самолетов невозможной. Города нет, как и предполагалось. Вполне вероятно, что нанесены ядерные удары и в других районах, кроме аэропорта. Наиболее высокий, зафиксированный на данный момент радиационный фон — триста восемьдесят микрорентген в час. Готовим группу для обследования непосредственно города. Признаков жизни даже в виде следов пока не наблюдаем. Климатические условия идентичны условиям во всех известных нам регионах. Пиковая зафиксированная температура — минус пятьдесят один градус. В настоящий момент минус сорок три. По ходу экспедиции разрывов в облачном покрове замечено не было. Компасы, как и прежде, показывают различные направления. Новых видов животных и человеческих мутаций не обнаружено. По ходу движения радиопеленг чист. Последний радиосигнал был зафиксирован к востоку от Екатеринбурга. На текущий момент сигналы маяка объекта не зафиксированы. Наличие в довоенный период метрополитена в Новосибирске предполагает, что обитание выживших людей приходится именно на эту городскую структуру. Возможно, маяк объекта не зафиксирован по причине нахождения объекта под землей, либо по причине его смерти. Как и предписано, мы будем исходить из положительной для целей нашей экспедиции версии. Потерь нет. Материальная часть исправна. Дьякон».

11 СЛЕДЫ

Последователи культа Армагеддона выбрались на поверхность. Им пришлось вернуться в свои жилища от заветной двери и облачиться в самые теплые одежды из тех, что имелись в запасе. Позже, снова подойдя к двери, они обнаружили человека, вешающего новые замки. На их счастье и на свою беду, человек был один. И хотя он являлся обладателем помпового ружья, данный факт не спас его от внезапного нападения сзади трех фанатиков с ножами.

И вот теперь они продвигались по большой канаве от покинутого ими метро. Миновали сгоревший поезд, бетонные врата туннеля, отделяющие подземелье от города. Въезд в туннель имел двое ворот, перегораживавших параллельные пути, частью заваленные исковерканными машинами; сюда их принесла всесокрушающая ударная волна.

Тот путь, по которому шли сектанты и который когда-то привел в туннель горящий состав, был почти без завалов. И именно этой дорогой удалились четыре человека, замеченные в тот момент, когда они открывали замки. Но сейчас, идя под затянутым серыми тучами небом, Жрец, к своему изумлению, понял, что вышли не четыре человека, а больше. Возле свалки, что в нескольких сотнях метров от въезда в туннели, он удивился снова. Следы здесь оставили не четверо, а всего трое. Потом только двое. Потом вдруг — шестеро.

— Что за дьявольские происки, — морщился он.

Среди руин у вокзала Новосибирск-Главный, перед пешеходным мостом, часть которого благодаря какому-то чуду еще нависала над заснеженным сплетением железнодорожных путей, до него наконец дошло.

— След в след идут, еретики чертовы.

— И сколько их на круг? — хмуро спросил Халдей, самый молодой в этой троице.

— Да черт разберет. Но сдается мне, что не только те четверо, которых мы видели уходящими. Кто-то еще.

— Тем хуже для них, — фыркнул Викарий.

— Да, но их больше, чем мы думали. Можем и не осилить. Был бы автомат, а с помповухой… На дальней дистанции не перестреляем. Зачем вообще идти за ними? — спросил Халдей.

Жрец посмотрел на него и ухмыльнулся:

— А ты как думаешь, придурок?

В путь отправились, как только стихла буря. Впереди шла Сабрина. Выйдя на перекресток, она резко присела и мгновенно вильнула в сторону, сжав в руках древко алебарды. Вся группа тут же рассредоточилась, и только Бронислав остался на месте.

— Ложная тревога, — усмехнулся он.

Девушка взглянула на него, затем на источник своей тревоги. Это оказался вовсе не человек. Даже не живое существо. Это была статуя, установленная прямо на тротуаре, или что там было под снегом. Усатое и пузатое изваяние, застывшее в своей позе на века по колено в сугробе, отдавало честь торчащему рядом такому же карикатурному светофору.

— Памятник первому в городе светофору, — тихо проговорил предводитель охотников.

— Хорошо, что ты ей автомат не выдал, — нарочито громко произнес Масуд. — А то бы истукана грохнула.

Сабрина бросила на него испепеляющий взгляд, но промолчала.

— Ладно, с кем не бывает, — махнул рукой командир. — Идем дальше.

Он взял дочь за локоть и повел рядом с собой, спросив вполголоса:

— Что ты так хмуришься, девочка? Подумаешь, памятник.

Сабрина через плечо взглянула на высокого бородатого Масуда. Тот вел на поводке облаченную в теплый комбинезон, который охотники взяли с собой для жертвы, Марину. Руки у нее были связаны, на шее — ошейник с кожаным ремнем, который то и дело дергал ухмыляющийся Масуд.

— Он меня бесит, отец, — буркнула Сабрина.

— Да будет тебе. Масуд хороший охотник.

— И плохой человек.

— Почему ты так решила?

— Не знаю. Не нравится он мне. И как на нее смотрит, тоже не нравится. Да и вообще, как смотрит.

Бронислав нахмурился, хоть этого и не было видно через лицевую пластину шлема.

— Ты ощутила сострадание к ней? Надеюсь, это не так.

— Отец, есть правила. Эта девка принадлежит матери тварей, и только ей. Но если она обречена, то это не значит, что перед своим посвящением, то есть смертью, она должна пройти все круги ада.

— Как прикажешь тебя понимать?

— Я говорю о насилии.

Старший охотник вздохнул.

— Понимаю, это болезненная тема для тебя…

— Отец! — Она повысила голос.

— Да, дочь. Я понимаю. И позабочусь, чтобы с ней было все в порядке. — Он кивнул и небрежно похлопал Сабрину по плечу.

— И вот еще что.

— Говори.

— Она сказала мне, что беременна.

— Вот как? — Бронислав обернулся и мельком посмотрел на добычу. — Сейчас это недоказуемо.

— И? — Охотница вопросительно смотрела на отца.

— И все, — пожал он плечами. — Тема закрыта. Ты тревожишь меня, дочь. Дай-ка я тебе проясню кое-что. Возможные симпатии… жалость, сострадание — все это лишнее. Я бы даже сказал, вредное и опасное, особенно в нашем деле. Размягчает волю, окружает человека уязвимыми точками. Так не должно быть. Ты понимаешь?

— Все это ты мне уже говорил. Только вот одно мне непонятно.

— Что именно?

— Наша цель. К чему мы стремимся? Хотим стать такими, как твари? Но мы не можем перевоплотиться. Даже если душу из себя без остатка вытравим, физически мы будем представителями человеческого вида.

— А ты бы хотела перевоплотиться в них?

— Нет. — Сабрина мотнула головой. — Но ты не ответил.

— Просто иначе нельзя. Мы должны приносить владычице жертвы, иначе жертвами станем мы. Жертвовать другими людьми ради собственного выживания — это, если хочешь, человеческая суть. Так было всегда. Даже когда не существовало никаких тварей. Были люди и их потребности. И люди жертвовали себе подобными.

— И ради чего, если не было тварей?

— Ради чего? — Бронислав улыбнулся. — Ради себя. Ради денег. Ради власти. Ради нефти. Ради золота. Ради любви. Ради политического рейтинга. Ради карьеры. Приносились немыслимые жертвы ради всего этого. Так что ничего нового появление тварей в наше бытие не добавило.

— Тогда чем люди лучше тварей? — вздохнула Сабрина.

— Ничем. Поэтому не стоит людей жалеть. Не нужно питать симпатии и сострадание к ним.

Они уже подходили к путепроводу — возвышающейся над улицей арке, по которой пролегли погребенные под снегом железнодорожные рельсы. Дальше, за путепроводом, находился автовокзал. Пройдя под аркой, они оказались на довольно большой площадке, заполненной опрокинутыми, сгоревшими, смятыми и разорванными на куски автобусами.

Бронислав остановился, поднял стекло шлема и присел на корточки. Прямо перед ним снег был вспахан чем-то зубчатым. И, учитывая недавнюю бурю, след был очень свежим.

— Что это, отец? — спросила Сабрина.

Вся группа собралась вокруг, с удивлением разглядывая борозду.

— Снегоход, — проговорил насторожившийся охотник. — Черт возьми, у кого в городе есть снегоход?

— Последний был у нас, — тихо ответил Тор. — Но он уже лет пять как сломался.

Бронислав хмурился все больше, разглядывая след, и кивал.

— Вот именно. Всем быть очень внимательными. Слушайте и смотрите в оба. В городе, похоже, чужак.

— Улица Шамшиных, кажется. — Селиверстов осматривал огрызки зданий, поправляя на голове непривычный шлем. — Да, она самая.

— Посмотри, Вася, вот это рухнуло, кажется, совсем недавно. — Жуковский показал рукой на груду красного кирпича и покрытый ржавого цвета пылью снег вокруг. Пылевой шлейф протянулся в том направлении, куда еще недавно дул ветер; чуть ли не вся улица была в бурых пятнах.

— Да, похоже, — согласился искатель. — Наверное, не выдержало бури.

Ломака взирал на руину, с тоской думая о своем доме. Столько лет прошло. И когда вспоминал в последний раз, сейчас и не упомнить. Но теперь вдруг… ком в горле, и першит. А может, от оставшейся в воздухе кирпичной пыли першит или от холода? Он застегнул молнию комбинезона до самого носа, закрыв пол лица воротником.

— Н-да, — вздохнул Волков. — Еще несколько лет, и рассыплются все здания. Сотрутся в порошок и покроются снегом. И ничего не останется от людей. Ничегошеньки.

— Черта с два, — дернул головой Костя. — Ребенок мой. А это все — лишь камень. Но ребенок родится и будет жить.

— А зачем? — Степан обреченно пожал плечами.

— Чтобы жить. Чтобы было еще…

— Отчаянный ты парень, Ломака. Я бы не решился.

— Тогда ничего от людей не останется. Если не решиться.

— Следы! — махнул рукой Жуковский.

Он и Селиверстов были уже на противоположной стороне улицы и разглядывали снег.

Волков и Ломака подошли к ним. Снег действительно был пересечен цепочками человеческих следов. Похоже, кто-то пережидал бурю в этих обгоревших руинах.

— Вы уверены, что это их следы? — спросил Костя.

— А чьи еще? — поднял голову Селиверстов. — Искатели из общины не выходили последнее время, а по городу больше некому шляться. Да и было бы это нарушением хрупкого равновесия. Когда слишком много людей в городе, твари нервничают. Так что охотники здесь прошли. Будь уверен.

Константин присел на корточки и тронул рукой снег. Какие-то из этих овальных следов оставлены ножками его Марины. Морозная дрожь пробежала по спине.

— Ну так идем скорее за ними, — резко поднялся он.

— Да не спеши, а то успеешь, — хмыкнул искатель. — Торопиться нельзя. Дров наломаем и цели не достигнем. То, что мы следы нашли, осторожность нашу не отменяет.

Капитан со странным псевдонимом Рипазха неторопливо вел одногусеничный снегоход с поворотной лыжей по льду реки. Слева от него, в дымке снежной пыли, еще не до конца осевшей после бури, мрачно проглядывали быки-близнецы давно разрушенного Дмитровского моста. У ближайшей к восточному берегу опоры изо льда торчала баржа, вставшая на дыбы и не затонувшая до конца. Снегоход затормозил у той опоры, что посреди реки. Капитан заглушил двигатель, осмотрелся и вслушался в гул ветра, чувствовавшего себя особенно вольготно в широкой речной долине.

— Жаль, нет фотоаппарата — зрелище то еще, — пробормотал Рипазха.

Его глазам уже были привычны занесенные снегами ядерной зимы руины городов. Но почему-то здесь, на самой середине реки Обь, у останков разорванного в клочья много лет назад моста, он ощутил какую-то мрачную красоту потустороннего мира — невольного наследника цивилизации, что сгинула так бесславно в буре планетарной войны. Он бросил взор на берег, с которого недавно спустился. Тот был лесист. А вот на восточном деревьев не видно, хотя из сугробов торчит немало пней.

Возле уреза реки, рядом с бывшим мостом, остатки какого-то строения. Капитан послушал поминальную песнь ветра еще полминуты и, оседлав снегоход, двинулся в ту сторону. Проехал мимо проржавевшей насквозь баржи. Теперь было видно, что возле того строения изо льда торчит еще одно полузатопленное плавсредство. Достигнув наконец берега, капитан снова остановился и вырубил мотор. Снега тут было очень мало, в основном голый лед, причем бросающимися в глаза круглыми пятнами. Рипазха подошел поближе, и догадка подтвердилась: лед здесь довольно свеж для нескончаемой зимы.

Он снял с пояса альпеншток и стукнул несколько раз. Крепкий. Немудрено, при такой стуже река промерзнет очень быстро и глубоко.

— Командир, — произнес он в микрофон рации, закрепленный на жестком стоячем воротнике его костюма.

— Да, — послышался голос Дьякона из наушника.

— Я на реке, у восточного берега. Здесь, похоже, следы лунок. Уверен, что не сами собой появились. Всего три штуки. Одна метр в диаметре, другие чуть больше. Наверное, добывали воду или рыбу. А может, и то и другое.

— Ясно, — ответил Дьякон. — Это первое свидетельство наличия здесь людей.

— Да, но только этим лункам может быть несколько лет. Они совсем замерзшие.

— Может, несколько лет, а может, и неделя. При таком холоде ведь не определишь. Лед белый или голубой в лунке?

— Белый. Но цветовая характеристика тут мало что даст, командир. Это ведь пресная вода, а не океан. Да и мало ли какие примеси в реке.

— Ладно, поглядим, что будет.

— Хорошо, Дьяк. До связи.

Рипазха подошел к затопленному плавсредству. Похоже, какое-то прогулочное суденышко. Двинулся дальше. Строение на берегу было разрушено не сильно. Видимо, склон берега защитил от ударной волны. Но не спас от огня. Обуглившиеся кирпичи, развеявшаяся чадом и пеплом крыша. Окна… Тут, похоже, было кафе — осталась декоративная арка с каркасом неоновой вывески в виде дельфина.

Капитан осторожно вошел в помещение. Крыши нет, оконные проемы пусты — за десятилетия сюда намело уйму снега. Правда, у стен его меньше. Капитан поковырял альпенштоком и довольно скоро вытянул за ребро часть человеческого скелета. Точнее, грудную клетку.

«Нехорошо тревожить могилы усопших, — подумал рейдер. — Хотя… Весь мир могильник».

Он тряхнул инструментом, сбрасывая кости, и вышел из кафе. Обошел обгорелую руину и взглянул на берег.

Деревьев не сохранилось, были только пни, высокие и не очень. Иные выступали из снега на добрый метр, других выдавали небольшие бугры. Судя по некоторым пням, часть деревьев повалилась из-за вышивания и ветров. Хватало и сгоревших. Но взор также цеплялся и за характерные стёсы, говорившие о работе топора. И еще кое-что присутствовало на склоне. Машины. Много машин. В основном легковые. Они также разделились на те, что укрыты снегом, и те, что видны. Беспорядочно разбросанные среди пней автомобили были измяты, разбиты на куски, обожжены.

— Интересно, — хмыкнул капитан Рипазха и двинулся вверх по склону.

Подошел к ближайшей, свободной от снега машине. Конечно, ни тип кузова, ни тем более марку уже не разобрать. Она, видимо, долго сюда катилась, ударяясь о деревья и другие автомобили, подгоняемая ударной волной и атакуемая летящими с этой волной обломками зданий, и теперь больше всего напоминала смятую пивную банку. Капитан заглянул в салон. Полно костей — здесь погиб не один человек. Семья ехала в гости или, наоборот, домой? Веселая компания спешила в боулинг или кино? Нет. Вот эти кости явно детские. А эти — вообще не человека. Собачьи? Да, похоже. Может, маршрутка?

— Командир, как слышишь меня, прием.

— Удовлетворительно. Есть посторонние шумы. Говори, что там у тебя нового, Рип.

— Похоже, удар был нанесен не только по аэропорту. Я на восточном берегу. Здесь была роща или что-то типа того. Кругом полно машин. Среди пней. Деревьев-то уже нет. Некоторые из них, похоже, срублены.

— Так, а вывод про второй удар с чего?

— Эти машины набросало сюда ударной волной. С восточной стороны города. Они застревали в деревьях, ну и так далее.

— Рип, а как ты определил, что там восток? — послышался мрачный смешок Дьякона. — Компасы ведь давно свихнулись.

— По памяти, Дьяк. Я же не идиот.

— Ладно, капитан, не обижайся. Ну, второй удар очевиден. Взрыв в аэропорту не мог разрушить еще и город до такого состояния, что мы в бинокль наблюдали. Да и по таким городам били обычно в несколько точек, чтоб наверняка. Возможно, тут было даже не два удара, а три. Ты фон замерил?

— Сейчас замерю. До связи.

Рипазха вернулся к снегоходу и извлек из-под сиденья дозиметр. Снова осмотрелся. Ничего нового. Безмолвие холода и пустоты. Вернулся на склон, сделал замер. Двести пять микрорентген в час. Подошел к той машине. Замерил внутри. Двести девяносто микрорентген. Затем двинулся к ближайшему пню. Видно, что дерево срубили, а не само оно упало. Но почему-то «вершки» не пустили на дрова, дерево так и лежит рядом. Рипазха стряхнул альпенштоком снег и взглянул на годовые кольца. Они были сплошь в рыжеватых прослойках и язвинах. Соображают, значит, тут люди, что деревья бывают зараженными. Он поднес дозиметр к верху пня: триста двадцать микрорентген. Ну, тут все ясно. Теперь надо найти подходящее место, чтобы выбраться на снегоходе в ближайшие районы города.

Он вернулся на речной лед и сделал еще один замер. Сто микрорентген в час. Терпимо.

Рейдер оседлал снегоход и двинулся вдоль берега в юго-восточном направлении. Он ведь помнил еще, что там юго-восток.

Слева на берегу, припорошенные снегом, жались друг к другу совсем низкие строения. Гаражи? Или тут была площадка для складирования контейнеров? Возможно. Впереди, судя по всему, речной порт.

Там Рипазха увидел много затопленных барж и пару невредимых с виду — им не дали пойти ко дну крепкие объятия многолетнего льда. Дальше — несколько поваленных портовых кранов, окунувших свои стрелы в реку. Один кран устоял, не иначе каким-то чудом. И теперь он мрачно возвышался над опустошенным и замерзшим миром, с недоумением глядя на последствия человеческого безумия и грустно покачивая ржавым тросом с массивным крюком на конце.

Глядя на этот кран-призрак, обрисованный в сумраке снежной взвесью, Рипазха еще раз пожалел, что нет у него такого простенького и некогда обыденного предмета, как фотоаппарат. Выглядело тут все фантасмагорично… Да, именно это слово пришло в голову рейдеру. Он вспомнил свою коллекцию фототехники. Пленочные и цифровые. Зеркалки, дальномерки, мыльницы. Любил он фотографировать. С детства еще. Последнее фото, которое он пытался сделать, могло стать одним из самых впечатляющих в его коллекции. Огромный гриб, мгновенно разогнавший облака, на горизонте в той стороне, где был Екатеринбург. Люди кругом кричали, матерились, спрашивали в панике друг друга, что это такое. А его руки будто по собственному разумению выдернули из кофры зеркалку, с которой он не расставался ни на отдыхе, ни на службе, да что там, и во время любовных утех с подругами, которых у него, высокого, атлетически сложенного командира разведроты, было много. Только вот больше тосковал он после не по ним, подругам, а по своему увлечению. И вспоминал часто, как тогда навел камеру на гриб и судорожно вдавил кнопку спуска. Но тщетно. Электромагнитный импульс сжег и приводы объектива, и матрицу, и процессор — все, чем был напичкан его дорогой аппарат. И сподобился сей прибор сделать лишь отражение того гриба в зеркале и пентапризме. И тогда Рипазха, а точнее капитан Репейников, клял последними словами все эти высокие технологии и разочарованно думал о том, что с допотопной пленочной железкой такого бы не случилось. И только потом до его сознания дошла та информация, которую нес в своих клокочущих недрах огромный ядерный гриб… Только потом он осознал, что произошло…

Снегоход резко остановился. Рейдер какое-то время смотрел на снег перед машиной. Наконец пробормотал:

— Твою мать.

Он слез с седла и сделал несколько шагов вперед. Взглянул на сугроб, затем на мрачный портовый кран, словно тот был старым приятелем, способным ответить на вопрос, что же это такое на снегу. Чьи следы…

Что-то подобное он видел. В прежней еще жизни. На свежем снегу возле мусорных баков вороны да голуби оставляли отпечатки своих лап, слегка похожие на те, что лежат сейчас перед ним. Но ведь птиц давно нет. И размеры… Эти просто огромны!

— Командир, как слышишь, прием? — громко сказал он в микрофон.

— Да, Рип, слышу нормально, — отозвался Дьякон.

— Я нашел кое-что!

— Что именно?

— Плюнь в рожу тому, кто еще раз скажет, что динозавры давно вымерли!

— Чего?!

«Как же, черт возьми, не хватает фотоаппарата», — с досадой подумал Рипазха.

«Говорит Аркаим. Веди-Ша-Наш-Буки. Повторяю. Говорит Аркаим. Веди-Ша-Наш-Буки. Ваше сообщение получено. Очень рады, что удалось установить радиоконтакт. Руководство выражает благодарность за достигнутые успехи в дальнем походе в точку „Н“. Надеемся на достижение окончательной цели миссии. Ждем дальнейших донесений и желаем удачи. Дитрих».

Сквозь атмосферные радиопомехи прорывался голос одного из представителей руководства братства рейдеров. Дитрих лично курировал экспедицию. Дьякон дослушал до конца, и его лицо тронула скупая улыбка. Все-таки удалось. Мыслимо ли — установить радиосвязь на таком расстоянии? Но рейдерам удалось. Было в этом нечто оптимистичное. Какое-то чувство рывка вперед, после долгих лет запустения, разрухи и тлена. Какой-то намек на возрождение и надежда на то, что в скором будущем удастся вернуть многие другие блага исчезнувшей цивилизации, а значит, поставить на ноги и возможность возрождения этой самой цивилизации.

Он бросил взгляд на Рипазху, который боком сидел на своем снегоходе и вертел в руках какую-то добытую в городских руинах хреновину. Затем Дьякон снова повернулся к рации.

— Ну что, отправим новое донесение? — похлопал он Обелиска по широкому плечу.

— Все готово, Дьяк, — кивнул Обелиск, протянув командиру микрофон. — Можно говорить.

— Ты запись сделай на всякий случай. Если не пройдет, потом повторишь. Неохота мне попугайничать.

— Как обычно.

Связист нажал кнопку, и в стеклянном окошке магнитофона, подключенного к рации, закрутились маленькие бобины с магнитной лентой.

— Внимание! Говорит рейд сорок четыре. Повторяю! Говорит рейд сорок четыре. Два-два-ноль-шесть-два-ноль-один-два. Находимся на западной окраине города, на территории поселка Затон. Следов поселка практически не осталось. Температура минус сорок один градус. Климатические условия без изменений. Радиационный фон в пределах допустимых норм. Капитан Рипазха произвел предварительный дозорный рейд в город. Обследованы прибрежные и привокзальные районы города. По характеру видимых разрушений можно судить, что ядерный удар был нанесен также с восточной стороны. Следов человеческой жизнедеятельности пока не обнаружено. Однако на льду реки замечены небольшие круглые участки молодого льда, что может быть свидетельством добычи людьми воды либо рыбы. Также найдено несколько деревьев, поваленных с помощью топора. Однако деревья с места вырубки не удалены. В прослойках годовых колец наблюдаются четкие следы концентрации радионуклидов. Вероятно, причиной оставления дров явился данный факт, что свидетельствует о понимании людьми угрозы остаточных поражающих факторов ядерных ударов. Но, судя по всему, деревья срублены уже несколько лет назад. Отсутствие человеческих следов также наводит на мысль о том, что в регионе никто из людей не выжил. Тем не менее мы намерены обследовать наиболее вероятные места поселений. А именно, местное метро, крупные подвалы и бомбоубежища. И последнее. Капитан Рипазха докладывает о вероятном наличии неизвестной формы жизни. На снегу обнаружены четырехпалые отпечатки лап, напоминающие, со слов капитана, следы динозавра. Длина отпечатка около пятидесяти сантиметров. Шаг от одного до двух метров. Следы свежие. Принято решение воспринимать наличие неизвестного существа как фактор угрозы для группы. Потерь нет. Материальная часть исправна. Дьякон.

12 МНОГОЛЮДНО

— Это значит, что где-то еще уцелели люди? — Сабрина вопросительно смотрела на отца.

— Я не могу точно ответить на этот вопрос, дочь, — задумчиво проворчал Бронислав, глядя в бинокль на речной порт, где железным великаном возвышался единственный уцелевший кран. — Если где-то еще есть люди, что, впрочем, неудивительно, мы-то выжили, зачем им вдруг понадобилось прибыть в Новосибирск?

Они находились на набережной, прямо под памятником старому мосту. Архитектура памятника было незамысловата: ажурная ферма железнодорожного моста длиной около девяноста метров вела из ниоткуда в никуда. Последствия бомбардировки, а также суровый климат порядком изувечили стальные элементы, покрыв их толстым слоем ржавчины.

Рябой, пятый человек в группе охотников, сам в прошлом железнодорожник, долго смотрел вверх, на пролет монумента-моста, вспоминая былое время и свою работу. Он оставался безучастен и к следам снегохода, по которым они пришли сюда, на набережную, и к разговору Бронислава с дочерью. Следы снегохода вели в порт, и туда сейчас смотрел через оптику старший охотник.

Также Рябой был совершенно равнодушен к судьбе объятой страхом пленницы — да и какие, спрашивается, чувства может вызвать у охотника необходимый чудовищу корм? Однако, как оказалось, его внимание не упускало ничего из происходящего в пределах видимости и слышимости.

— Бронь, — подал он наконец голос, — подумай сам. Сомнительно, что кому-то через столько лет понадобилось ехать в разрушенный город разрушенного мира. Но даже если и понадобилось. Откуда этот неизвестный? Мы не знаем на сотни километров мест, где остались бы люди. Значит, он прибыл издалека. Из этого другой вопрос следует: как он добрался на снегоходе? Сколько топлива на это ушло? Я уже не говорю про лютые морозы…

— Ну, логично, конечно, — кивнул Бронислав. — И к чему ты ведешь?

Рябой подошел к пленнице, взялся за поводок и грубо притянул ее к себе. Сдернул с женщины капюшон и опустил воротник комбинезона. Властно схватил за подбородок и заставил приподнять голову. Марина испуганно уставилась в недобрые серые глаза на изрытом неведомой болезнью лице.

— Скажи, командир, а она ведь красотка, — усмехнулся Рябой, оглядываясь на Бронислава. — Просто лакомый кусочек.

Сабрина нахмурилась, выжидающе глядя на отца.

— Ну, красивая. К чему ты клонишь, я не пойму? — спросил старший охотник.

— А я вот к чему клоню. Есть в этой гнилой центральной общине человек, который едва ли смирится с такой потерей. Так что не пришелец это извне, а какой-то отчаянный парень с Перекрестка Миров. И он нас ищет. — Рябой грозно заглянул в глаза перепуганной Марины. — Да, деточка? Кто отправился за тобой? На что он способен? Какое у него оружие?

— Я не понимаю, о чем вы… — дрожащим голосом, едва сдерживая слезы, проговорила девушка.

— Кто может впрячься за тебя? Кто за тобой хоть на край света пойдет? Говори, сука! — зарычал Рябой.

— Оставь ее! — воскликнула Сабрина.

Рябой бросил на молодую охотницу злой взгляд, затем посмотрел на Бронислава.

Старший охотник понимал, что в группе может возникнуть конфликт буквально из ничего. Конечно, стоит допросить пленницу: кто может быть ее заступником и что он из себя представляет? Но Сабрина явно против применения насилия к пленнице. Похоже, она и впрямь питает к девке симпатии. А вот это уже нарушение охотничьей традиции. Но ведь Сабрина — его дочь. От того, что скажет сейчас старший охотник, зависит, кто усомнится в его воле и авторитете. Братья-охотники либо родное чадо? Щекотливая ситуация, ничего не скажешь. Бронислав был очень зол на Сабрину, об этом говорил брошенный на нее взгляд.

— Так, Рябой, давай-ка без лишних эмоций. Откуда у Перекрестка Миров снегоход? — сказал он, тщательно подбирая слова. — Крот ведь не информировал о наличии у них такой техники.

— А собственно, почему он должен был информировать нас об этом? — пожал плечами Рябой, выпуская из своей хватки подбородок пленницы. — Это ведь не относится к интересующим нас вещам?

— Ну, помимо удобной позиции для похищения жертвы нас всегда интересуют настроения в тамошнем обществе, а также его технический и боевой потенциал. Так что…

— Допустим. Но скажи, в какой мере ты доверяешь этому кроту? Он ведь та еще скотина хитрожопая. Разве нет? Да и как можно доверять человеку, который продает своих соплеменников?

— Но он продает их нам.

— А какая разница? Продает он СВОИХ. — Рябой усмехнулся. — Ненавидит их и даже не пытается это скрыть.

— Рябой, ты чего раскудахтался? — нахмурился Тор и многозначительно кивнул на Марину.

— А что, брат, у нее есть шанс кому-то что-то рассказать из нашего разговора? — продолжал ухмыляться бывший железнодорожник. — Нет у нее шанса. Разве что наша маленькая фея решит выпустить эту пташку на волю. — И Рябой зыркнул на Сабрину.

— Полегче! — повысил голос Бронислав. — Моя дочь никогда не предаст наши интересы.

— Конечно, отец, — тихо сказала Сабрина. — Только это совсем не значит, что я не перережу глотку тому, кто будет мне угрожать. Кем бы он ни был.

— Ох ты! — Рябой дурашливо хлопнул в ладоши.

— Баста! — рявкнул старший охотник. — Не о том говорим сейчас!

— Да ладно, — махнул рукой бывший железнодорожник. — Верни разговор в нужное русло.

Бронислав подошел к Марине.

— Ответь мне, юная дева, есть ли у тебя муж? — спросил он строго.

Марина осторожно подняла на него взгляд.

— А если не отвечу? Ведь хуже от этого не будет. Все равно вы решили скормить меня твари, и ничто другое меня не ждет.

— Конечно, — невозмутимо кивнул Бронислав. — Но у нас, как ты уже поняла, есть свой человек в общине. Так или иначе мы узнаем, кто пошел за тобой. И если о том, что это твой мужчина, мы узнаем не от тебя, то прикажем нашему человеку убить его. Ты же не хочешь этого?

— Если я сейчас все расскажу, вы убьете его сами. — Марина заплакала.

— Вовсе нет. Если ты сама поможешь обезвредить преследователя, мы его вернем общине в целости и сохранности. Нам лишние жертвы ни к чему. — Бронислав усмехнулся. — Если люди быстро кончатся, кого приносить в жертву матери всех тварей?

— Я не верю вам…

Охотник навис над ней.

— Барышня, у тебя же просто выбора нет.

Марина прикрыла глаза облаченной в шерстяную рукавицу рукой. Плакать на таком морозе было очень болезненно.

— У меня есть муж, прошептала она. — Но он не мог пойти за мной.

— Почему это?

— Потому что он не хочет ребенка.

— Какого ребенка? — нахмурился Бронислав.

— Моего ребенка. Нашего с ним ребенка. Я беременна. — И слезы все-таки потекли ручьем, тут же замерзая на щеках.

— Этого по тебе не скажешь.

— У меня ранний срок…

— Кто в общине может подтвердить твою беременность? — спросил Бронислав.

Он понимал, что в сложившейся ситуации, в которую оказалась вовлечена и его дочь со своими симпатиями к этой девице, лучше следовать букве закона и всех договоренностей с Перекрестком Миров. Конечно, не хочется устраивать лишний охотничий рейд, группа мечтает о тепле и уюте, о заслуженном отдыхе в своей общине. Но все же придется вернуть девицу домой, если, конечно, на то имеются веские основания.

— Никто, — всхлипнула Марина. — Никто не подтвердит. Костя не хочет ребенка, а остальные… Они ведь теперь свободны от страха на весь сезон. А если они подтвердят мою беременность, вы меня вернете и они снова будут бояться… Ведь кого-то вы заберете взамен… Никто не подтвердит… Я никому не нужна…

Она обессиленно упала на колени и зарыдала, закрыв лицо руками и кашляя — Масуд натянул поводок, злорадно глядя на страдания жертвы.

— Так значит, не твой муж пошел за нами?

Она замотала головой.

— Тогда кто?

— Я не знаю! — закричала Марина. — Я никому не нужна, кроме вашей твари!!!

Рябой взял за локоть старшего охотника и отвел в сторону.

— Слушай, Бронь, может, так и сделаем? Спросим у крота и про снегоход, и про то, кто за ней или за нами пошел? — тихо предложил он.

— Мы не можем это сделать сейчас.

— Почему?

— Да потому что наши контакты на этот сезон уже выработаны. У нас не будет возможности связаться с ним еще несколько месяцев. Он просто не может знать, что понадобился нам. А сам он на связь не выйдет. Даже ради того, чтобы предупредить о погоне и о снегоходе. Я больше чем уверен, что он этого не сделает.

— Давайте предъявим претензию Едакову, — подключилась к разговору Сабрина. — Ведь его люди не имеют права отбивать нашу добычу, если она взята без нарушений договора, так?

— Да, но взять беременную сучку — это нарушение, — поморщился Бронислав. Затем добавил: — Вот только если она беременна и ее хотят вернуть, то должны были отправить парламентера. И из нашей общины к нам должен был выйти вестовой.

— А если не дошел еще? — спросила Сабрина.

— Дошел, не дошел… Мы не можем предъявить Перекрестку Миров претензию, не зная, кто нас преследует: человек Едакова или муж, отправившийся вызволять благоверную по собственной инициативе. Вот если возьмем его тепленьким… — Бронислав задумался. — Допустим, мы шлепнем преследователя, а потом выяснится, что центральная община хочет официально вернуть девку из-за ее беременности… Тогда мы окажемся в нехорошем положении, придется выплатить компенсацию Перекрестку Миров. Если преследователь — своевольный человек, то это нарушение уже с их стороны. Раз допустили такое, пусть платят нам. Но от трупа они открестятся. Скажут, что это чужак и вообще они его впервые видят. А вот живой он принесет большую пользу, не даст нам оказаться виновными в межобщинном конфликте.

— Так что делать? — спросил Рябой.

— А поступим мы вот как. Сабрина…

— Да, отец.

— Ты с Масудом и Тором ведешь добычу в метро, на станцию «Речной вокзал». Оттуда — в столицу, на «Октябрьскую». Если там подтвердится информация, что община хочет вернуть девку, Тор и Масуд бегут ко мне и сообщают об этом, не теряя ни минуты. Я на карте сейчас отмечу места и время. Если мы в контрольных точках не встретим Тора и Масуда, то оставим им записку.

— А ты? — Сабрина вопросительно посмотрела на Бронислава.

— А я и Рябой идем на поиски этого неизвестного ездока на снегоходе. Благо в следах тут не запутаешься. Ступай, дочка, подержи пленницу и скажи Тору и Масуду, чтобы подошли ко мне. Сейчас я их проинструктирую.

— Хорошо, отец. — Молодая охотница направилась к остальным.

— Я все-таки сомневаюсь, что община захочет вернуть девку, — проворчал Рябой. — Они ведь и в самом деле теперь свободны от страха в этом сезоне. Думаю, это ее муженек. И пошел он против всех правил.

— Но мы не уверены в этом на все сто процентов, — покачал головой старший охотник. — А если сейчас все сделаем грамотно, то потом сможем поставить центральную общину раком. — И Бронислав зло ухмыльнулся.

— Вот тут они топтались долго. — Селиверстов разглядывал овальные следы снегоступов и боролся с искушением поднять темное стекло шлема, чтобы разглядеть получше. — Интересно почему. Ну не заблудились же они. Что-то…

Искатель вдруг замер и посмотрел в сторону. Вышел из-под арки, по которой проходило железнодорожное полотно. Бросил взгляд на покореженные и занесенные снегом автобусы. Снова посмотрел на снег.

— Вот оно что.

— Чего там? — Волков подошел к нему.

— Они долго здесь тупили, потому что увидели вот это. — Василий указал на зубчатую колею, оставленную снегоходом.

— Ого! — Жуковский потер небритый подбородок. — Напомните мне, друзья-товарищи, у кого в городе есть такая машинка?

— Да ни у кого, — буркнул Селиверстов. — Нашу еще лет десять назад разбили. Была у тварелюбов, но, насколько я знаю, там движок давно рассыпался.

— Уверен в этом? — спросил Костя.

— Был уверен до сего момента.

— Ну, значит, живой у них снегоход, — пожал плечами Жуковский. — Теперь это очевидно. Тут их подельники ждали. На машине и увезли добычу. М-да. Это, конечно, все усложняет.

— Андрей, — проворчал Ломака.

— Чего?

— Не называй Марину добычей.

— Ах да. Извини…

— Чепуха, — пробормотал Василий, продолжая смотреть на следы снегохода. — Не вяжется что-то.

— Что именно? — уставился на него Жуковский.

— Почему они с самого начала на снегоходе не ехали? Да и вот, смотри. Тут кто-то на колени встал. Рукой борозду трогал. По ходу пытался направление движения определить. Как будто этот след и для них был неожиданностью.

— Так, может, они чинили снегоход? — предположил Волков.

— Ну да, чинили. — Искатель скептически покачал головой. — А где хоть одна масляная капля на снегу? Отпечаток какого-нибудь инструмента? Да, и вот еще что… — Он так же преклонил колени и снова вгляделся в оставленный машиной след. — Снегоход тут не задерживался. Сто пудов. Он двигался. И достаточно резво. Вон, раскидано по бокам. Нет, братцы. Не тварелюбов это снегоход. Они, я думаю, сами удивились.

— Тогда чей? — недоуменно спросил Ломака.

— Если б я знал, Костя. Вероятность того, что кто-то откуда-то приехал в наш Новосибирск, думается мне, из разряда мизерных.

— Да какая разница вообще? — Волков был уже раздражен остановкой и перетасовкой версий появления следа. — Ну, проехался кто-то. Ну, тварелюбы тут стояли, как ты говоришь, тупили. Мы-то чего теперь тупим?

— А почему ты нервничаешь так опять? — прищурился Жуковский.

— Погоди, Андрей, — махнул ему Василий. — Степа, кто тут тупит? Нам надо учитывать много чего в нашей вылазке. Вот сразу видно, что ты не искатель…

— Да я на такой статус и не претендовал. Просто теряем время…

— А ведь можем и жизнь потерять из-за недальновидности, Степан. Ты не думал об этом? — Селиверстова злила непонятливость Волкова.

— Так мы на этот риск все вместе подписались с самого начала. Нет?

— Черт тебя дери! На риск, а не на самоубийственную тупость! Я же объясняю!..

— Тише! — Константин резко поднял руку, обернувшись к развалинам длинного здания на Кривощековской улице, которое они миновали по дороге сюда.

Все тут же посмотрели в направлении его взгляда. Было тихо, лишь ветер с шорохом кагал по улицам белые гранулы вечной зимы да изредка подвывал, напоминая, что ушедшая недавно буря не оставит этот мертвый мир надолго.

— Что там такое? — тихо спросил Жуковский.

Ломака продолжал молча смотреть на руины длинного здания. Слева уцелела пара нижних этажей, частично сохранилась и пристройка цилиндрической формы, соединенная с торцом. У другого торца когда-то была такая же пристройка, но от нее не осталось и следа.

Костя и сам не мог понять, почему он вдруг резко обернулся и почувствовал смутную тревогу, что приковало его взгляд к левому цилиндру.

— Эй, Ломака, что такое? — повторил вопрос Андрея Волков.

— Вы очень громко разговариваете, — пробормотал Константин, не сводя глаз с руин.

— Ладно, пошли дальше. Все равно теперь следы снегохода и охотников идут вместе, — подытожил Селиверстов.

Они двинулись цепочкой. Впереди Василий, за ним Жуковский, потом вечно угрюмый Волков. Немного задержавшись, последним зашагал Костя, еще несколько раз оглянувшись на насторожившие его руины.

Они обогнули занесенную снегом груду обломков какого-то магазина. Вышли на Красный проспект, где в сугробах угадывались погребенные вечной зимой машины — частные и общественные, — беспорядочно разбросанные на проезжей части по прихоти бушевавшей когда-то в городе термоядерной реакции. Колея снегохода попетляла среди этих холмиков и повернула налево, в сторону реки. Метров через двести, где Красный проспект пересекался с Фабричной улицей, наездник либо по неосторожности, либо из-за лихачества воспользовался как трамплином крупным снежным барханом, основой которому послужил опрокинутый грузовик с длинным прицепом. На трамплине след обрывался, чтобы снова появиться метрах в десяти — там снегоход завершил свой прыжок, оставив глубокую вмятину в снегу и следы резкой пробуксовки гусеницы.

Больше, похоже, неизвестный ездок акробатических трюков не устраивал, и след непрерывно тянулся к набережной. Вдали уже виднелся изувеченный лихолетьем памятник старому железнодорожному мосту. Метрах в ста шестидесяти правее от монумента был мост настоящий. Точнее, его уже давно не было. Первый пролет с его стальными ажурными конструкциями был опрокинут на берег и разбит на фрагменты, второй пролет одним концом нырнул в реку, и позже его сдавил непробиваемый лед. Далее — пустота, и только одна секция моста уцелела посреди Оби. За ней снова пустота; о существовании моста напоминали только торчащие из реки железобетонные опоры.

След снегохода тянулся прямиком к искореженному монументу и на набережной резко поворачивал направо, в сторону разрушенного железнодорожного моста и видневшихся за ним останков речного порта с его мрачным одиноким великаном — портовым краном. Снегоступы охотников и, вероятно, их жертвы оставили отпечатки параллельно зубчатой колее. Но под самим монументом, где снегоход резко взял направо, в нескольких шагах от поваленного микроавтобуса, от которого остались только кузов и днище, эти самые следы преподнесли неприятный сюрприз. Человеческие отпечатки разделились и потянулись в совершенно противоположных направлениях.

— Вот же сукины потроха, — проворчал Жуковский раздосадованно. — Чего-чего, а этого мы совсем не могли предположить, да, Вася?

— Это точно, — кивнул Селиверстов, потирая рукавицей шлем, словно чесал голову. — Неожиданный оборот. Но похоже, разделились не сразу. Топтались долго. Вот, видите? Как и там, на автовокзале, где в первый раз следы охотников и снегохода сошлись.

— Ну да, — кивнул Жуковский. — Видно, что топтались. Опять кто-то на коленях стоял. Только…

Внезапно, несмотря на лютый мороз, подкрепляемый порывистым ветром, Ломаку бросило в жар. Глядя вниз, он понял, что здесь опускался на колени не здоровый мужик. Этот след оставлен ножками, чью хрупкость и утонченность не могли скрыть даже ватные штаны.

Он сбросил рукавицы и припал к этому отпечатку, трогая примятый жгуче-холодный снег пальцами.

— Это Марина… — прошептал он, затем воскликнул в отчаянии: — Какого черта эти сволочи ее на колени поставили?!

— Зачем мужики баб на колени ставят? — хмыкнул Волков.

Константин услышал это и резко вскочив, кинулся на своего бывшего надзирателя.

— Ты что сказал, скотина?! — заорал Ломака, готовый растерзать Степана.

Василий резко схватил Костю за капюшон и рванул назад, да так, что Ломака рухнул в снег. Затем искатель взял Волкова за грудки и, оттащив на несколько метров в сторону, зашипел прямо в лицо сквозь опущенное стекло своего шлема.

— Степа, ты что, совсем долбанутый? А?

— Блин, — сконфуженно буркнул Волков, косясь на испепеляющего его взглядом Ломаку. — Сорвалось что-то. Ну, ляпнул…

— У меня в другой раз кулак сорвется, Степа, — зло проговорил искатель, встряхнув бывшего тюремщика. — Понял? Мозг держи включенным всегда. Слышишь меня?!

— Да… Да слышу я. Пусти… Только вот… А чего вы ждали, если по-честному, от охотников? Благородства какого-то? У них в плену молодая и красивая девчонка. А они…

— Опять?! — рявкнул Селиверстов.

— Да что — опять? Вы тоже разум не выключайте! Вы с кем дело имеете? С робин гудами и д'артаньянами? Хрена с два! Да с самыми отвратительными представителями нашего вымирающего вида! Не стройте иллюзий, особенно ты, Костя, насчет их поганого нутра и будьте готовы ко всему!

— Зачем, придурок ты чертов! Зачем я должен думать о том, что они могут заставить ее делать?! — закричал Ломака, вскакивая.

— Да затем, что истина дороже, юноша!

— Дороже, чем что?!

— Дороже, чем все, что есть вокруг нас! Истина дороже всего!

Селиверстов наконец взмахнул рукой и ударом в лицо свалил Волкова.

— Я тебя предупреждал, Степан.

— Черт вас возьми, — простонал Волков, — растирая по ушибленной скуле снег и медленно поднимаясь. — А что же с тобой будет, Костя, когда ты найдешь жену и увидишь, что ее изнасиловали?.. Убьешься от внезапного прозрения? Не вынесешь неожиданной правды жизни?

— Да я тебя сейчас убью, сука! — Ломака ринулся вперед и тут же снова рухнул в сугроб, на этот раз от сильного толчка.

Костя поспешно откатился от места своего падения, вскочил, с ужасом обнаружив, что раздавил драгоценный отпечаток ног Марины.

— Костя, да не слушай ты его, — махнул рукой Андрей. — На таком холоде они не станут делать то… ну, на что этот идиот намекает. Причиндалы себе отморозят…

— Да иди ты тоже к черту, Жуковский! — крикнул в ответ Ломака.

И тут же хлесткий звук, сопровождаемый гулким эхом, донесся со стороны Фабричной улицы. Фонтан бетонной крошки брызнул от цилиндрической опоры монумента, у которой они стояли. Удар чего-то незримого свалил Селиверстова с ног, окрасив рядом с ним снег алыми брызгами.

— Ай, блядь! — Василий схватился за предплечье.

— Что это?! — вскрикнул Волков, кинувшись к Селиверстову.

А в том месте, где он только что был, беззвучно взвился фонтанчик снега.

— За машину прячьтесь, быстро! — скомандовал Жуковский, толкая Ломаку к опрокинутой «газели».

Снова хлесткий звук и два фонтана рядом с Ломакой. Все четверо прыгнули за спасительный остов автомобиля, который провалялся здесь долгие годы, пожираемый гниением, чтобы сейчас стать преградой между убийцами и их жертвами. Вот он лязгнул под ударом…

— Это что, это стреляют, да? — проговорил Ломака, тяжело дыша и глядя на раненого Селиверстова.

— Да, стреляют, — сквозь зубы процедил он, осторожно убирая ладонь с простреленного предплечья и глядя на рану.

— Ты как? — спросил Жуковский, взглянув на окровавленный рукав комбинезона.

— Кость не задета, но все равно, сука, больно. Пуля там еще.

Волков взял автомат искателя, водрузил на его приклад свою меховую шапку и слегка приподнял над корпусом машины. Полетели клочья меха, и шапка упала в сугроб, источая запах паленого.

— Что-то не пойму я. То слышно выстрел, то нет. Сейчас ведь не было хлопка, — проговорил Степан.

— Хлопок… это СВД, — тихо сказал Селиверстов, продолжая морщиться под своим темным забралом.

— Уверен? — спросил Жуковский.

— Да уверен я. Ее голос ни с чем не спутаешь.

— А сейчас что было? — Волков дотянулся до своей шапки и показал свежую дыру.

— Бесшумное оружие. С двух стволов херачат по нам.

— Пистолет с глушителем? — предположил Жуковский.

— Нет. Они из СВД толком попасть не смогли, и второй ствол работал с тем же успехом. Но по шапке попали. Да и по мне вроде из того же оружия. Хотя… Хрен его разберет. Понятное дело… В последние годы не часто приходилось стрелять. Особенно на таких открытых пространствах да из холодного ствола. Даже биатлонист бывалый мазал бы…

— Так что это было, если не пистолет с глушителем? — спросил Андрей.

— Ну, если по меткости он такой же, как СВД, то это, братцы, «винторез», — вздохнул Селиверстов. — Бесшумное оружие для спецподразделений. С оптическим прицелом, разумеется.

— Блин, ну мы влипли, — проворчал Волков. — Теперь нам сколько тут в сугробе задницы морозить?

— Вам — не знаю, а мне недолго, если пулю не достану да рану не обработаю, — ответил искатель.

Костя поежился. И без того тяжелую ситуацию омрачали его воспоминания. Первые годы после ядерной войны. Начало этой страшной и вечной зимы. Многие, очень многие погибли от банального холода. От аллергии на мороз, когда прекращается приток крови в пальцы рук и ног, в уши и носы и отмирают ткани. Он вспоминал страшные увечья, которые принесла эта зима. Вспоминал, как лютые холода загоняли тысячи выживших поглубже в землю. Как те, кто не сгнил от гангрены и не рассыпался на части от обморожений, убивали друг друга за теплый уголок в городской подземке.

И вот теперь Костя и трое его спутников прижаты к корпусу микроавтобуса. Лишены возможности двигаться и отданы на волю судьбы, которая приготовила им две альтернативы: замерзнуть насмерть под открытым небом или поймать пулю. И самое обидное, что ведь где-то рядом Марина…

— Вечереет, — сказал Жуковский. — Скоро будет темно, и сможем уйти.

— Думаешь, нам позволят дождаться темноты, единственного шанса на спасение? — кривясь от боли, усмехнулся Селиверстов. — Нельзя ждать.

— Черт, откуда охотники узнали, что мы за ними идем? — нервно проговорил Костя.

Он чувствовал, как дрожат руки, сжимающие автомат. Хотелось кричать, звать Марину. В последний раз услышать ее голос, если судьба уготовила скорую смерть в охотничьей ловушке.

— Это не тварелюбы, — проговорил Селиверстов.

Довольно неожиданный поворот событий, если он не ошибается. Но уверенность в голосе искателя сомнений не оставляла.

— И с чего ты это взял? — Волков взглянул на него, натягивая свою шапку на самые уши.

— Все очень просто, — прокряхтел Селиверстов, меняя позу. — СВД, конечно, у них есть, как и у нас в общине. Но вот «винторез»… Такое оружие в нашем маленьком мирке имеется в единственном экземпляре.

— И ты знаешь, кому оно принадлежит? — спросил Жуковский.

— Знаю. Паздееву. Телохранителю Едакова. Вот такие дела, братцы.

— Что, если это человек на снегоходе? — предположил Ломака.

— А с чего ему по нам стрелять? — Селиверстов пожал плечами и тут же поморщился от боли. — Хотя может быть всякое. Но стреляли оттуда, откуда мы полчаса назад пришли. С Фабричной. А след от снегохода был один. И вел в эту сторону. Если предположить, что они сделали круг и вернулись на ту улицу, то сомнительно. Мы не слышали мотора, а снегоход тарахтит громко. — Он снова убрал ладонь и посмотрел на рану. — Черт, мужики, давайте уже что-то думать, пока я не окочурился.

— А что тут думать? — вздохнул Волков. — Машину они на мушке держат. Только высунешься, и привет свинцовый прямо в чайник.

— Погоди, Вася, не паникуй. — Жуковский раскрыл свой рюкзак, извлек флягу и раздвижную стальную кружку, наполнил ее до краев едкой пахучей жидкостью и протянул Селиверстову. — Ну-ка, Васька, будь хорошим мальчиком. Выпей залпом.

— Да на кой черт?.. «Массандра» твоя?.. На хрена сейчас?..

— Выпей, сказал! — Андрей повысил голос.

Искатель приподнял стекло шлема и выпил. Тут же дернул головой и засопел, морщась.

— Твою мать!.. Закусить бы дал!..

— На. — Теперь Жуковский достал из рюкзака упаковку медицинского бинта и сунул ее искателю под нос.

— Ты что, издеваешься?

— Сожми зубами и заткнись, — невозмутимо ответил Андрей.

Василий повиновался и на этот раз.

— Так, молодец. Хороший мальчик. Костя. Костя! Уснул, что ли?

— Нет, чего? — Задумавшийся о словах Селиверстова насчет стрелка из их общины Ломака дернул головой.

— Помоги рукав комбеза стянуть с подранка нашего. Ну… вот так. Давай. Тяни…

Искатель замычал, все сильнее сжимая бинт и мотая головой.

— Терпи, братец. Так. Хорошо. — Жуковский внимательно осматривал рану друга, ощупывая пальцем предплечье. Василий замычал еще сильнее, засучил по снегу ногами. — Ну что ты как маленький? — проворчал Андрей. — Слушай, пуля вот здесь, почти вышла. Через рану ее доставать смысла нет. Лучше на выходе сделать надрез. Понимаешь?

Селиверстов кивнул.

— Вот и славно. — Жуковский достал из ножен охотничий нож и протянул его Ломаке. — Подержи.

Затем он облил лезвие ножа своей «Массандрой» и плеснул в рану.

— Сука!!! — заорал Селиверстов, выплюнув упаковку бинта прямо Андрею в лицо. — Что ж ты, гад, делаешь!

— Да заткнись же ты. — Хмурясь, Жуковский силком запихал бинт товарищу в рот, затем посмотрел на Ломаку и Волкова. — Подержите его, а то, не ровен час, он мне в морду врежет.

Двое крепко схватили искателя и стали ждать дальнейших действий Жуковского. А тот, ставший хирургом поневоле, сделал наконец надрез в нужном месте.

Селиверстов снова замычал, собирая подошвами горки снега. Андрей надавил пальцами с двух сторон от надреза и поддел кончиком ножа. Пуля выскочила и упала в сугроб. Василий снова выплюнул бинт.

— Живодер, мать твою, — прохрипел он.

— Ой, что ты, не стоит благодарности, дорогой, — нахмурился Жуковский. — Кстати, это еще не все. — Он снова налил в кружку самогон. — Держи.

— Что…

— Выпей еще.

— Да убери ты…

— Пей, твою мать! — рявкнул Андрей.

Селиверстов нехотя выпил и поморщился, мотая головой.

— Что еще? — проворчал он, тяжело дыша.

— Я сейчас рану зашивать буду. Слышишь?

— Блин, а это обязательно?

— Еще как обязательно. Края раны надо стянуть и зафиксировать. Чем быстрее прекратится кровотечение, тем быстрее заживет. Ну чего я тебе азбучные истины объясняю? Ты же сам бывший военный. Искатель еще. Тьфу… Как маленький. У тебя что, болевой порог ниже плинтуса?

— Да на, шей, черт тебя дери! Вот раскудахтался тоже!

— Я же говорил тебе, говнюк, не стоит благодарности. И прекрати орать, — покачал головой Жуковский. — Так, Степан, Костя. Вы оружие приготовьте. Те уроды могут попробовать нас обойти. Хотя тут такой пустырь, что… И тем не менее. Следите за флангами. А я сейчас неженку нашего штопать буду.

— Ладно. — Степан кивнул и занял оборону у правого края корпуса машины.

Ломака, соответственно, взял под контроль левый край.

— Чем ты шить будешь, коновал? — проворчал Селиверстов.

— У меня тут есть в аптечке. И иголка тонкая, и нить шелковая. Так что все будет сделано как положено.

Константин хмуро смотрел на свою зону ответственности, натянув поглубже капюшон, сжимая оружие и подрагивая от холода и напряжения. Он все еще пытался переварить версию Селиверстова, что стреляли по ним не враги. Не охотники, а люди из родной общины. Если так, то, конечно, Марины поблизости нет. Но дело даже не в этом. Почему их пытаются убить свои? Как такое может быть? Ну понятно, он, Константин Ломака, теперь бунтарь, подрывной элемент и недруг главы Перекрестка Миров. То есть имеются основания стрелять в него. Степан Волков? Тоже враг. Преступник, который помог бежать Ломаке. Но Жуковский и Селиверстов! Кто еще обладает таким авторитетом в общине, как у них? Кто еще для Перекрестка настолько же свой, как они?! И вот теперь в почетного искателя всадили пулю. И если он не ошибся, то сделал это человек Едакова, Паздеев. Почему? Чего ради?

За этими мыслями его застал еще один неожиданный звук. Этим звуком был выстрел, которому предшествовал какой-то возглас. Выстрел был громким, и он не походил на голос СВД, который теперь не только Селиверстов, но и он, Константин Ломака, ни с чем не спутает.

Это было какое-то другое оружие.

Там, где сходились Фабричная улица и Красный проспект, образуя улицу Большевистскую, среди десятков легковых автомобилей, которые застигла на проезжей части ударная волна, стоял рейсовый автобус. Давно исчезли стекла, сиденья. Не было здесь и человеческих останков. На месте водителя отсутствовал даже руль. Снесена была крыша и вырваны лючки. Автобус замело снегом по самые окна, даже чуть выше. Но обзор тем не менее был хороший. Очень удобная позиция для стрелков, которые решили уничтожить кого-то на берегу реки.

— Твою же мать, Бочков! Тут метров сто пятьдесят! Ну, чуть больше! Как можно промазать из СВД? Это же в упор почти! — зло рычал Семен Паздеев, пятидесятилетний сотрудник охраны Едакова.

— А сам чего?

Бочкову было около сорока, но он выглядел куда хуже, чем крепыш Семен. Не было большинства зубов, жуткие мешки висели под воспаленными глазами, на голове вообще не осталось волос, даже бровей. Что до Фрола и Чуди, находившихся тут же, в ржавом корпусе автобуса, то им было меньше двадцати пяти, и приобрести отменное здоровье в зрелом возрасте они не успели, поскольку зрелость эта пришлась на радиоактивные дожди, полумрак, цингу, нехватку солнечного света и холод. Семена Паздеева и Николу Бочкова они сопровождали скорее как носильщики необходимых на поверхности вещей, нежели в качестве активных помощников в таком поистине государственной важности деле, как устранение смутьянов, посмевших вообразить, что их судьба находится в их руках, а не в руках властителя этого самого государства.

— Сам чего?! — возмутился Паздеев. — Я, между прочим, попал!

— Ранил только…

— Да хоть так! А ты в молоко все, бестолочь!

— Заткнулся бы уже, — недовольно поморщился Бочков. — Слушать тошно. Ствол холодный, это раз. И второе: когда я стрелял, да еще на открытом пространстве, в последний раз?

— Но в упор же, с такой оптикой! На таком расстоянии! — продолжал сокрушаться Семен. — Все равно что двумя руками в жопе дырку не найти!

— А вот иди ты в эту самую жопу, умник! — разозлился Никола. — Найди там свою дырку и иди в нее!

— Две пули в никуда! У меня склад, что ли?!

— А ты сам как идиот по шапке на хрена стрельнул?!

— Это мои патроны!

— Да чего вы лаетесь? — прохрипел простуженным голосом Фрол. — Они ведь никуда не денутся.

— Не денутся! — зарычал на него Паздеев. — И мы не денемся, пока не прикончим их. И сколько нам тут яйца морозить, а? Уже вечереет. Станет темно, и они слиняют! А то еще и на нас нападут! Я-то думал, у них один автомат, что Селиверстов прихватил! А там три ствола, оказывается! Если не больше. Как их теперь выкуривать прикажешь?! Может, ты, Фрол, пойдешь и попросишь их выйти, а?!

— Тише, — подал голос Чудь. — Там, кажись, кричал кто-то.

— Раненый это, ясен пень, — махнул рукой Семен. — Чинят его, небось.

— А в кого ты попал, кстати? — спросил Бочков.

— Хрен разберет. В шлеме каком-то, типа летном, как у тварелюбов. Высокий. Небось, в самого Селиверстова влупил.

— Ну, Ломака тоже не маленький, — напомнил Фрол.

— Лучше в Селиверстова бы, — проворчал Бочков. — У него подготовка хорошая, так его бы первым и…

— Какая, к хренам, подготовка, Никола? — усмехнулся Паздеев. — Он же слепой совсем.

— А это точно наши клиенты? Может, тварелюбы? Ну ведь шлем такой… — высказал предположение Бочков, но Паздеев снова оборвал его речь.

— Ага, и как раз рожа небритая москальская — Волков. Вот самая что ни на есть тварелюбская компания. Да, Никола? И хитрая физия этого умника Жуковского… Мать твою, Бочков, так это не Селиверстыч слепой, а ты, саркома ходячая! Как ты в оптику смотрел и куда, мудила?!

— Иди ты к бениной матери, задрал уже…

— Тише, — снова напомнил о себе Чудь, подняв худую кисть в военных трехпалых рукавицах и оттопырив указательный палец.

— Что там еще? — недовольно дернул головой Семен. — Чего ты тишекаешь, сопляк?

— Хрустнуло что-то. Или прошуршало. — Чудь указал на автомобили, беспорядочно разбросанные по дороге от городских застроек до автобуса.

Все притихли и напрягли слух. Снизу, из-за микроавтобуса, за которым прятались их жертвы, изредка доносились едва различимые голоса. А вот никакого шороха со стороны частично или полностью запорошенных машин слышно не было.

— Показалось, может быть? Или ветер качнул железку? — высказал предположение Фрол.

— Какой, на хрен, ветер? — Чудь обернулся и посмотрел на него, поморщившись. — Нет же ветра никакого, тормоз.

Этот молодой человек в общении со своим сверстником Фролом явно старался походить на авторитетного Паздеева, ища поводы и слова для третирования товарища.

— А ну, глянь, следы новые там, где мы прошли, не появились? — строго сказал Семен.

— Да не видать отсюда, — пожал плечами Чудь.

— Ну так, епт, сходи и посмотри! — повысил голос раздраженный Паздеев.

Чудь насупился, став похожим на обиженного ребенка. Трудно изображать из себя крутого мужика, когда тут есть кому тобой помыкать…

Молодой человек вышел из автобуса. Благо дверей у него давно не было, как и всего остального. Чудь двигался по следам, что оставила их группа. Вот слева крутобокий снежный бархан, наметенный ветрами почти в высоту автобуса. При этом бархан остался узким, едва ли в половину ширины транспортного средства. Просто здесь он смог закрепиться, найдя металлическую опору, а с двух других сторон ветры не дали сугробам долгой жизни.

Проходя мимо насыпи, Чудь вдруг остановился и повернул голову влево. Совершенно машинально повернул. Он еще думал что-то обидное про Паздеева, как вдруг некий рефлекс — а рефлексами этот болезненный парень особо-то и не мог похвастать — заставил его насторожиться. Бархан — снежный. А снег — белый. Но боковым зрением Чудь уловил нарушение ожидаемого зрительного и цветового образа. Там было что-то темное. И мозг еще не успел расшифровать и донести до сознания Чуди, что глаза увидели спрятавшегося там человека. И не определили в этом темном пятне, что у человека оружие. А уж фраза этого человека и вовсе, казалось, не дошла до слуха… Но мгновение спустя все это уже не имело абсолютно никакого значения…

— Слава Армагеддону! — в фанатичном экстазе прохрипел Жрец, и дробь из помпового ружья разворотила парню по прозвищу Чудь голову.

Сновидения посещали Дьякона редко. Но когда они все-таки приходили в дремлющий разум, это было настоящим праздником. Даже если он просыпался в холодном поту. Даже если потом прятался от соратников, зная, что непременно будет плакать. Даже если через миг после своего пробуждения не помнил ничего из увиденного во сне… Все равно. Ведь это была возможность побывать в другом мире. В совершенно иной реальности. Там он мог щуриться от яркого солнца. Или водить ладонями по сочной летней траве… А под тенью дерева сидела Оксана, поджав под себя ножки и плетя венок из полевых цветов. А он смотрел, как ловко работают ее пальчики, перебирая стебли. Как упала с плеча бретелька сарафана. Как от дыхания поднимается грудь…

И пусть ее давно нет. Пусть она много лет назад превратилась в пепел, развеянный вместе с пеплом миллиардов бушующими ветрами термояда… Но здесь она была жива. И он мог говорить с ней. Любить ее…

Конечно, снилась она не всегда. Но в других снах он мог встретить родных. Друзей. Или просто незнакомых людей. Мог даже оказаться в какой-то жуткой сюрреалистической ситуации. Все равно… Ведь это был другой мир. Не тот, в котором существовал он — без солнца, в пасмурной полумгле, среди холода и руин. Сон — единственный шанс побывать в совершенно другой реальности, вырваться из этой, опостылевшей, осточертевшей своим однообразием… и безысходностью.

— Командир!

Дьякон встрепенулся и резко поднялся с длинного сиденья в салоне вездехода. Тряхнул головой. Что-то снилось ему, но теперь он совершенно не помнил ничего из увиденного. Ощущалась только горечь от того, что проснулся. Видимо, было там что-то хорошее… Может быть, даже она…

— Что случилось? — потирая затекшую шею, обратился он к разбудившему его Обелиску.

— Есть сигнал, командир! — Обелиск говорил возбужденно и радостно.

— Какой сигнал? — проворчал Дьякон, еще не до конца вернувшись в суровую реальность из мира грез.

— Микрочип! Мы поймали его сигнал! Человек, которого мы ищем, в городе, командир!

13 НЕОЖИДАННЫЙ ШАНС

Возглас. Выстрел. Еще выстрел. Уже другое оружие. Кашляющий голос пистолета.

— Что там такое?! — воскликнул Селиверстов.

Искатель, казалось, забыл про боль, которую доставляли рана и сшивающая ее игла. Он попытался выглянуть из-за остова микроавтобуса.

— Не дергайся, мать твою! — рявкнул Жуковский. — Я не закончил еще!

— Костя! Ну-ка глянь, что там происходит! — Искатель кивнул Ломаке.

Наверху, похоже, шла перестрелка. Выстрелы теперь звучали реже, но крики не умолкали.

— Хорошо.

— Степан! Ты тоже посмотри, с другой стороны! — обратился Селиверстов к Волкову.

— А если это уловка? Может, они выманить нас хотят? — высказался Степан.

— Идиот, — промычал Василий, морщась от боли.

— Ты это кому, мне или Волкову? — хмыкнул Жуковский.

— Да вам обоим! Черт… Степа, какой дурак будет выманивать четверых, впустую тратя на это патроны? Ты хоть знаешь, какая ценность в нашем мире эти маленькие свинцовые убийцы?! Я, может, вижу хреново, но слышу отлично. Не в нашу сторону пальба… Там замес какой-то, реально! Ай! Андрей, сука, больно же!

— Терпи, неженка. Чуток осталось. Да не дергайся ты!

Константин осторожно высунулся из укрытия. Разобрать что-либо было сложно, мешал склон. Было видно лишь, что возле утопленного в снегу рейсового автобуса происходит какое-то движение.

Жуковский тем временем закончил свое шитье и принялся обматывать рану тем самым бинтом, которым только что затыкал товарищу рот.

— Черт! Мужики! Там, по ходу, армагедетель! — воскликнул Волков, который также наблюдал за автобусом.

— Кто?! — Ломака повернул голову.

— Свидетель Армагеддона! Глянь! Вон он мечется! Это ведь они так одеваются в шкуры всякие! О! Еще один!

— Блин, наверное, через нашу дверь эти чокнутые фанатики вылезли в город, — прокряхтел Селиверстов. — Небось, шли за нашими соглядатаями да напали… Ну нет худа без добра, да, подельнички?

— Есть идеи? — спросил Андрей, заканчивая бинтовать.

— Есть, конечно. Иначе какой я, к черту, искатель. Короче, так. Быстро ноги в руки и бежим к началу того моста. Метров полтораста. Эти пока спохватятся…

— А дальше — в порт? — спросил Константин.

— Нет. Обойдем за той насыпью. Выберемся обратно на дорогу. На Фабричную. И зайдем им в хвост.

— А зачем?

— Ломака, ну что ж ты несообразительный такой. Нам тылы свои зачистить надо. Или так и будем оглядываться да гадать, кто за нами? Люди Едакова или свидетели эти чертовы? Что те, что эти нам спуску не дадут. Все, бегом…

— Да стой ты, дай рукав обратно натяну, — проворчал Жуковский. — Вот так. А теперь побежали…

— Значит, так. Прибор наш не способен точечно пеленговать сигнал. Мы знаем лишь направление. И знаем, что в пределах разрушенного города находится носитель микрочипа. Судя по цифровой подписи чипа, это тот самый человек, которого мы ищем. — Дьякон ходил вдоль строя рейдеров туда-сюда, чеканил каждое слово и покачивал перед собой рукой, придавая этим словам значимость. — Наша задача — найти его и взять живым. Обязательно живым. Доставить сюда. И мы сваливаем обратно на Урал. В Аркаим. Домой. Несмотря на то, какой путь мы прошли… А за последние семнадцать лет мы, возможно, единственные, кто проделал такой путь… Так вот, перед нами стоит наипростейшая задача из возможных. Постараемся же не провалить нашу миссию. Рипазха, Барон. Берете оружие, надеваете броню и на снегоходах — в город. Рип, вторым номером с тобой Мелиш. Штерн, ты едешь с Бароном. Возьмите аптечки первой помощи не только для себя, но и для нашего клиента. Мало ли что. И возьмите наш чудо-эфир снотворный…

— Дьяк, вопрос, — поднял руку бородатый чернобровый Барон.

— Слушаю. — Командир остановился и посмотрел на рейдера.

— Если мы встретим человека, как поймем, что это он? То, что Дитрих показывал его фото, ничего не значит. Да Дитрих и сам говорил, что за прошедшие годы он мог измениться до неузнаваемости. Например, его обожгло взрывом или радиация изуродовала. Да и вообще…

— Есть у нас пеленгатор. Работает метров с двадцати. Найдете человека, проверите. Он реагирует на чип. Но не включайте надолго и в тепле его держите, в кармане. Батарея сдохнет, и будем потом маяться. Кстати, рации свои подзарядить не забудьте перед выходом. А лучше возьмите резервные, чтобы время не тратить. Рип, пеленгатор возьмешь ты.

— Есть, — кивнул Рипазха. — Только и у меня имеется вопрос.

— Задавай.

— Как насчет следов тех? Ну, существа неизвестного…

— Вот для этого вы и возьмете тяжелое оружие. Только по клиенту нашему не палите. Уверен, он будет не в восторге от того, что про него не забыли и через семнадцать лет после конца света. Еще есть вопросы?

Из вездехода показался Обелиск.

— Дьякон, радио! — воскликнул он.

— Иду! Так, братья, если вопросов больше нет, то немедленно задело! Все! — Командир нырнул в кабину вездехода. — Что там?

— Прямая связь, — шепнул Обелиск. — Дитрих срочно тебя требует.

— Вот как?

Дьякон был удивлен и не скрывал этого. Прямая связь намекала на какие-то новые и очень важные обстоятельства. Ведь речь до сего момента шла о передаче информации импульсным цифровым сигналом. Так было надежнее, учитывая дальность — между их секретным убежищем в Уральских горах, именуемым Аркаим, и тем местом, где сейчас находилась группа Дьякона, раскинулось огромное мертвое пространство снега и льда. И конечно, прямой связи будет мешать и расстояние, и порождаемые этим расстоянием помехи…

Командир быстро сел на место, которое обычно занимал Обелиск, и надел наушники с микрофоном.

— Дьякон на связи. Как слышно меня?

В ответ звучало шипение и потрескивание.

— Дьякон на связи! Как слышно меня, прием! — повторил он громче.

— Дьяк… при… как… ыш… это… их…

— Дитрих? Плохо слышу очень. А ты меня как?

— Хе… во… ну… елаешь…

— Что?

— Ниче… делаешь… так… Слушай… воду… дов… …пазха.

— Я не понял.

— Я говорю… следов… …пазха. Как понял. Я по поводу… …Рипазха.

— Ты по поводу следов, что нашел Рипазха? По поводу следов странного зверя?

— Что? Пов…ри.

— Я говорю, ты насчет следов, что нашел Рипазха?

— Да… Я по воду …едов …пазха.

— Да я понял. А что такое?

— Что?

— Я говорю, понял я, о чем речь. Что сказать хотел?

— Совет…бует…зцы.

— Чего? Повтори, не понял.

— Со… тре… обр…цы.

— Совет требует образцы? Образцы чего?

— …ва.

— Что?

— …ва.

— Да еп… Чего? — злился Дьякон.

— Сущ…ва!

— Что? Совет требует образцы существа?

— Да. Пра…но.

— Да зачем? На кой черт нам этот геморрой, Дитрих?

Дьякон расстроился, и было из-за чего. Это уже не просто миссия по поимке некоего человека. Это охота на непонятно что. Она требует времени, сил, сноровки. И может стоить кому-то из его команды жизни.

— …каз!

— Что?

— Это…

— Чего?

— Это при… Приказ… а при аются! Сам… Как …ял!

— Я понял, что приказ! Но это все усложняет!

— Ни… ху… же… деры!

— Чего?

— Мы же… …ры!

— Да-да. Мы рейдеры, и нам море по колено, и хрен по плечо! Но черт возьми!..

— Так надо!.. Мож… жить… Молохов к е… …атери!

— А молохи при чем тут?

— Да задр… еп… в жо… еб… …рать долб…

Теперь казалось, что из себя выходит уже Дитрих.

— А что с клиентом нашим? Уже по боку?

— Нет! Он… жен… и…цы… суще… Понял?

— Блин, на хрена я вообще про эти следы доложил? — пробормотал Дьякон сам себе. — Ладно! Задача ясна.

— Что?

— Да понял я все! Нужен и клиент, и образцы существ! А сколько их надо?!

— Пов…ри!

— Сколько образцов!

— …кая и…кая!

— Как-как?

— Что?

— Повтори, я не понял!

— Мужс… и женс…

— Мужская и женская? Черт бы вас побрал! Нам еще под юбки к ним заглядывать?

— Чего?

— Да понял я все! Мальчика и девочку! И чтоб любили друг друга до одури!

— Ка… де…чки? Вы чем там есь?! Еб аш…ать!

— Дитрих, не делай мне мозги! Я все понял!

— Что?

Дьякон прикрыл рукой микрофон и тихо произнес:

— Иди в жопу, вот что. — Затем снова поднес микрофон к губам. — Задача ясна!

— …то?

— Ясно все!!!

— Надеюсь! И запо…ни… еще… чудо… очень… ребенок! Эт… ег… дет…

— Что? Какой еще ребенок?! Какие дети, чьи?!

Ответа не последовало.

— Дитрих! Как слышно меня, прием?!

В ответ снова шипение и хрипы.

— Черт! Оби, что такое?

— Да похоже, конец связи. Может, буря где-то между нами началась, — ответил радист, взглянув на приборы.

— Ну, тем лучше, — вздохнул командир. — А то мне эти цэу из центра досаждать стали порядком.

— Дьяк, ты знаешь правила, — пожал плечами Обелиск. — Надо подготовить доклад для следующего импульсного сигнала и упомянуть в нем, что мы поняли смысл данных нам приказаний.

— Да знаю я, — поморщился Дьякон. — Ладно. Сейчас подготовим текст для следующего сообщения. А пока позови Рипазху. Отдельно поблагодарю его за эти чертовы следы, а заодно и обрадую. Пусть теперь ищет мальчика и девочку этой гребаной неведомой херни.

Сабрина посмотрела еще раз назад. После стычки с трутнем ей бы уверовать в свою силу и выполоть ростки страха, ведь она вышла победительницей. Но рассудок то и дело бил ее исподтишка, словно крепким снежным комком в спину, заставляя резко обернуться и искать пару ничего не выражающих фасеточных глаз, что следили за ней. Но больше не было никаких тварей. И она мысленно ругала себя за слабость. За то, что отсутствие отца рядом подавляет ее. За то, что уверенность в себе, приобретенная благодаря годам тренировок и удачной охоты на тварь, уходит в глубины сознания, уступая тревоге и учащенному пульсу.

Они уже приблизились к развилке, где от Большевистской улицы влево уходила дорога на Октябрьский мост. Самого моста давно не было, только его массивные опоры безмолвными стражами стояли поперек реки. А вот видневшийся дальше метромост каким-то чудом уцелел. Он соединял станцию «Речной вокзал», куда они держали путь, и «Студенческую» на том берегу.

Улица, как и всюду, была полна битых машин, скованных снегом и льдом. Вот то, что осталось от автобуса. В него ударной волной бросило легковушку, и та, пробив окна, влетела в салон. А потом нестерпимый жар сплавил эти два корпуса в одно целое, и получилось какое-то жуткое нагромождение. Сабрина постучала по железу алебардой и двинулась дальше. Тор и Масуд ушли на значительное расстояние вперед, ведя на поводке поникшую Марину. Пленница тоже изредка оборачивалась. Но она не высматривала преследующих тварей среди занесенных снегом руин и остовов машин. Она снова и снова косилась на Сабрину, и молодая охотница это чувствовала и замечала. Марина искала хоть толику сочувствия. Она словно надеялась, что ее полный страха и отчаяния взгляд заставит хладнокровную тварелюбку проникнуться к ней жалостью и состраданием. Но откуда ей было знать, какова Сабрина на самом деле и способна ли она сострадать кому бы то ни было?

Огибая корпуса машин, они подходили к началу обрушенного Октябрьского моста. Полотно свалилось вместе с множеством находившихся на нем автомобилей прямо на проезжую часть Большевистской улицы, похоронив под своей массой то, что оказалось внизу, и создав настоящую гору искореженного металла и человеческих останков.

Охотники и их жертва стали обходить нагромождение справа, по набережной. Прошли мимо массивной опоры моста, на которой еще кое-где сохранилась декоративная отделка из прямоугольных каменных плит и даже следы граффити. Прямо перед ними уже высился над улицей и набережной сохранившийся метромост, опирающийся на У-образные опоры и уходящий на другой берег мертвого города, на территорию тварей. Слева продолжалось нагромождение машин и обломков зданий и моста, собранных здесь титаническими силами взрыва. Чуть выше виднелись остатки круглого строения, в котором некогда был торговый центр. Где-то там — охраняемый вход на станцию, куда они и держали путь.

Тор, Масуд и Марина прошли под метромостом. Не спеша их догонять, Сабрина шагала следом. Под мостом она сильно задрала голову, даже шарф сполз с лица, которое тут же стал щипать морозный воздух. Девушка снова мысленно обругала себя за робость. Но ведь не пустой это страх — когда-нибудь здесь все рухнет. Как и дом, в котором умерла мать. Все, что напоминает о былом мире, обязательно исчезнет, не оставив взору ничего. И очень не хотелось, чтобы это произошло с метромостом именно сейчас…

Но ничего не случилось. Они благополучно миновали мост и стали подниматься по склону к улице. Где-то в глубинах памяти всплывали неясные образы этого района. Кажется, здесь, под снегом, была длинная каменная лестница; отец ее когда-то в шутку назвал потемкинской. Они втроем были тут когда-то. Теперь же все это похоже на обрывки виденного давным-давно, почти забытого сна. Она — маленькая белокурая девчонка. Отец. Мать. Они спускались по этой лестнице, и Сабрина прыгала по ступенькам. Потом гуляли по набережной, смотрели на яхты, на огромные острова барж. Сидели в летнем кафе, и она ела мороженое. Да. Вон там, где причал. А дальше была карусель. И Сабрина вдруг вспомнила, как каталась на этой карусели. И как детвора визжала от восторга, смешанного с потаенным страхом — а вдруг слечу с сиденья и упаду в реку?! И еще семья фотографировалась на фоне мостов. На фоне карусели. На фоне теплохода «Парис», что стоял у причала. И все это было бесконечным счастьем. А потом был долгий подъем по этой лестнице, к автобусной остановке. Лестница казалась бесконечной, и тогда это для нее было самой большой проблемой… Но отец посадил ее на плечи, и стало легче. Стало хорошо.

И вроде они были здесь и зимой. Да. Она ясно вспомнила ледяные дворцы и скульптуры, рождественскую ярмарку на набережной. Неужели все это было? Неужели не сон? Улыбки, радостные крики детей. Было. Конечно было.

Она остановилась на подъеме, медленно озирая разрушенный автомобильный мост, искореженный, но не упавший метромост, реку и торчащий у берега ржавый металл затонувшего «Париса». То место, где была когда-то карусель. Другой берег… Оставленные на снегу собственные следы. А вон там, внизу, кажется, было то летнее кафе. А вон там зимой умельцы сооружали ледяные замки, и люди приходили поглазеть на них, сфотографироваться, отдохнуть.

И по щеке мысленно покатилась слеза. Именно мысленно, ведь Сабрина была отучена плакать. В двенадцать лет…

— Мама, — прошептала девушка. — Мамочка. Кому все это мешало? Кто так ненавидел детские крики и радость людей? Зачем же так вот сделали?..

Ладонь отца сильно прижата к лицу маленькой Сабрины. Нестерпимы свет и жар. Бронислав бежал, держа дочь одной рукой и защищая ее глаза другой. Бежал от жара и света. Затем от чудовищного грохота. Бежал под землю. А испуганная девочка кричала и звала маму.

Потом был страшный хаос первых лет. Людей спаслось много больше, чем ютится сейчас в новосибирской подземке. Но начался страшный естественный отбор. Выжившие умирали от болезней, от страха. Убивали друг друга за кусок хлеба, за консервы, за глоток воды. Охотились на детей. Таких, как она. Потому что…

Это сейчас воцарилось равновесие, и те, кто выжил, влачат жалкое существование в своих норах, подчиняясь устоявшимся правилам новой реальности. Но то, что творилось в первые годы… А зачем было доводить до того, что происходило тогда и происходит ныне? Неужели не было другого выбора у всего человечества?

— Зачем же мы так поступили с нашим миром, мама? — прошептала она снова и вдруг резко повернулась, почувствовав пристальный взгляд.

Это была Марина. Они уже были далеко наверху, почти достигнув места, где находилась та самая автобусная остановка. И Марина в который раз вцепилась отчаянным взглядом в молодую охотницу. И в этом взгляде читался тот же самый вопрос: «Зачем? Зачем вы так поступаете со мной?».

И Сабрина почувствовала к этой пленнице то, от чего предостерегал недавно отец.

Фрол и Чудь лежали на снегу, окрашенном их кровью в алый цвет. Они были мертвы, а пробитый картечью Бочков тихо стонал. Паздеев не попал под выстрелы, но сильный удар куском железной трубы изувечил его лицо, которое теперь было покрыто замерзающей кровью.

Викарий сидел в сугробе, прислонившись спиной к автобусу, в котором и застигло нападение четверку из Перекрестка Миров. Он сжимал простреленную навылет руку и зло смотрел на Паздеева. Тот, в отличие от глупого Бочкова, сообразил, что в неожиданном ближнем бою надо отстреливаться не из СВД, сковывающей движения в малом пространстве, а из пистолета. Он успел нанести рану Викарию, прежде чем получил от него трубой по голове.

Халдей, самый молодой из трех свидетелей Армагеддона, стоял чуть в стороне и озирался по сторонам — не привлекла ли кого-нибудь стрельба? А Жрец нависал над поверженной четверкой, улыбаясь и вертя в руке выточенный из автомобильной рессоры большой нож.

— Ну что, еретики сраные, допрыгались? Добегались? Допердимоноклились? — приговаривал он, победно скаля кривые и гнилые зубы.

— Чего? — простонал Паздеев.

— На нашей стороне правда, а вы не верили в это, грешники поганые. А правда в том, что полная жопа неизбежна. Понял, сука?

— Ни хера я не понял. — Паздеев повернулся на бок и завозился в снегу, пытаясь подняться, но Жрец поставил ему на грудь ногу, обутую в небрежно сшитые из шкур и фрагментов дубленок унты. Надавил, заставил снова покорно распластаться.

— Не ерзай, чуханчик. Дальше голову разобью.

— Жрец, я срать хочу, — проскулил Халдей в стороне.

— Заткни пасть, ущербный, и пали обстановку. Викарий! Эй, Викарий!

— Чего? — проворчал подельник Жреца.

— Ты как там, брат мой?

— Болит рука. А у меня еще чирий на жопе. Тоже, сука, болит. И гланды, мля, болят. Вообще день херовый какой-то.

— О нет, брат мой, — засмеялся Жрец. — Мне что-то подсказывает: сегодня великий день. Правильно, чуханчик? — снова обратился он к Паздееву.

— Да отсоси…

В ответ свидетель Армагеддона дернул ногой, ударяя пленника пяткой по носу.

— Смелый, да?

Паздеев схватился за лицо и застонал.

— Пятнадцать-шестьдесят, — тихо прохрипел Бочков. — Я не хочу. Не хочу пятнадцать-шестьдесят.

— Да ты не боись, придурок. Аиду вы не достанетесь. Нам и самим жрать охота, — засмеялся Жрец. — Верно, Халдей?!

— Угу… Срать тоже.

— Эй, чуханчик. — Жрец пнул Семена. — Ну-ка расскажи нам да поведай, на кого вы тут охотились, а?

— Баран… Вот они сейчас нас и рассудят… Пока ты тут выкобениваешься, они придут и перестреляют… Все вместе на ужине у Аида и окажемся, скотина тупорылая…

Жрец присел и нервно осмотрелся, будто до его сознания только сейчас дошло, что ему и подельникам действительно может грозить опасность.

— О ком речь ведешь, еретик вонючий? — спросил он чуть тише.

— Да пошел ты, — просипел Семен, ворочаясь на снегу.

— Ну хорошо, попробуем по-другому.

Свидетель Армагеддона приблизился к тяжелораненому Бочкову и как-то просто и обыденно перерезал горло. Тот захлопал ладонями по сугробу и забуксовал ногами, наконец затих, выпустив из трахеи воздух через разрез.

— Теперь куда меня пошлешь? — Жрец снова навис над Паздеевым.

Семен замер. Он с ужасом смотрел на труп товарища, под которым подтаивал снег от обильно стекающей по шее теплой крови. Паздеева совсем не тронула смерть Фрола и Чуди, но только сейчас он понял, что его жизнь даже не на волоске, а на кончике вот этого ножа.

— Мы за Селиверстовым охотимся, — прошептал с покорностью в голосе последний оставшийся в живых из группы, посланной Едаковым для решения задачи государственной важности.

— За Селиверстовым? Это за вашим мегаискателем? — Жрец фыркнул. — А что вдруг так? Чем провинился этот еретик перед другими еретиками? Или вы сожрать друг дружку решили?

— Он… Они… У одного нашего парня тварелюбы бабу увели. Ну, он и пошел, чтобы ее отбить. С ним еще трое, среди них Селиверстов… Жуковский.

Свидетель Армагеддона хлопнул себя по коленям.

— Вот это да! — воскликнул он. — Вот это поворот! Я же сказал, что сегодня великий день! И священный дух атомной войны действительно ниспослал нам прекрасный шанс!

— О чем ты? — проворчал Викарий.

— А ты что же, не понимаешь? Кодла еретиков пошла за тварелюбами, чтобы убить их. Эти пошли за своими отступниками, чтобы тоже убить. Еретики грохнут тварелюбов. Или тварелюбы еретиков, это не важно! Важно чтобы они мочили друг друга! Как можно больше! И тогда вся эта чертова свора гадов, укрывшихся в своих казематах, схватится в кровавой бойне! Это и есть наш шанс! И все их гнилые порочные жизни! Вся их возня ради никчемного крысиного размножения и продолжения поганого рода вопреки воле атомной войны! Все это будет в наших руках! Ай да подарок, мать вашу!

Пожилой Виктор Кожевников был единственным постоянным жителем станции «Речной вокзал». Дальше, за покрытой льдом Обью, в городе безраздельно правили твари. Но одиночество его на этом рубеже было весьма относительным, так как на станции постоянно дежурила группа внутренней безопасности общины тварелюбов.

Сами тварелюбы свою общину называли Архионом. А бойцы охраны именовались церберами. Они не ловили людей, для этого имелись охотники. Церберам полагалось защищать границы.

Однако за долгие годы установилось равновесие сил, и угроза нападения на Архион теперь была чисто гипотетической. Даже со стороны тварей давно не отмечалось случаев агрессии. Колония этих неведомым образом появившихся существ была довольно самодостаточной, и такого подспорья, как жертвоприношения, им, похоже, вполне хватало. Исключение составляли трутни, которые время от времени сбегали из колонии. Они были опасны для всех, кого встретят, и вели себя непредсказуемо, нарушая и четко отлаженное бытие самого мира тварей в западной части города, и хрупкий мир людей на восточном берегу. Но и трутни не так часто выбирались из своих нор, чтобы держать общины Новосибирска в постоянном напряжении. Церберы давно привыкли считать свою вахту по охране рубежа «Речной вокзал» лишь необходимой проформой. Они не докучали Кожевникову своим присутствием. Приходила новая смена, тварелюбы недолго беседовали с отшельником, расспрашивая о том, что произошло за последнее время и делясь новостями из «большого мира». Выпивали с ним «импортной» «Массандры» из Перекрестка Миров либо «отечественной» бормотухи, весьма уступающей по вкусу и «вставляющим» свойствам напитку из центральной общины. Затем разбредались по углам, пользуясь возможностью отоспаться вдали от начальственного ока, либо собирались в дальнем закутке технического помещения, чтобы поиграть в карты или домино или продолжить пьянку. Благо и сам Кожевников гнал самогон — не сказать, что приличный, но ввиду дороговизны «Массандры» тоже неплохо.

Помимо всего прочего, Кожевников соорудил здесь что-то вроде оранжерей, пытаясь выращивать для пропитания то, что может вегетировать в таких условиях. Ну и разводил крыс. Сам же их и коптил. А еще катал свечки из отработанного парафина. В данный момент именно канделябром с такими свечами, закрепленным на стене, и освещалось небольшое пространство вокруг старика.

Хозяин станции сидел в широком кресле у входа в свое жилище, сложенное из бревен и шлакоблоков прямо на платформе им же самим. Седой, с залысинами, которые скрывала серая военная ушанка, укутанный овечьей шкурой, как пледом, он дремал, держа в руках потрепанную книгу. Церберов видно не было, однако по остаткам трапезы на столе, стоящем метрах в четырех от кресла, и по пяти табуреткам было ясно, что здесь недавно имело место веселое застолье и его участники, скорее всего, теперь где-то отсыпаются.

Тор подошел к креслу и громко свистнул. Кожевников дернулся, выронил книгу и открыл глаза. Обозрел гостей, поморщился и растер руками в шерстяных беспалых перчатках небритое, опухшее лицо.

— В очко себе свистни, может, соловьем станешь. — Он вдруг ойкнул, обратив внимание на Сабрину. — Сяба, девочка, прости дурака старого. Не сразу тебя приметил.

— Да ничего. — Она скупо улыбнулась.

— Где церберы? — спросил Тор.

— Дрыхнут они. Два литровича выдули за милую душу. В подсобке завалились. Подальше, чтобы мне храпом и пердежом своим не докучать. — Он махнул рукой себе за спину и добавил: — Девочка, извини еще раз за грубость.

— Будить их надо, — нахмурился Масуд.

— А что такое? — Кожевников поднял книгу и потер глаза костяшками указательных пальцев.

— Непонятки в городе. Надо быть на постах.

— Да хрен ты их сейчас разбудишь, — проворчал Виктор. — А что за непонятки?

Вместо ответа Тор задал очередной вопрос:

— Давно они сменились?

Отшельник запустил руки под овечью шкуру, порылся там и извлек карманные часы. Открыл крышку и долго морщился, глядя на циферблат и говоря всем своим видом, что он изо всех сил напрягает не до конца пришедший в сознание головной мозг.

— Час сорок… Ага. Час и сорок минут назад.

— И какие новости принесли?

— Да никаких. — Кожевников пожал плечами, хлопнув крышкой и убрав часы. — А какие должны быть?

— Предъявы от Перекрестка Миров не было? — поинтересовался Масуд.

— А с чего бы этим овечкам нам предъявы кидать? — хмыкнул Виктор и только теперь удостоил своим вниманием Марину. — Девка оттуда?

— Оттуда. Вот о ней ничего не говорили? Посланец из центральной общины не приходил за нее хлопотать?

— Да с чего бы? — Кожевников развел руками. — Нет вроде.

— Вроде? Так ты не знаешь?

— Ну, церберы ничего такого не базлали. Если б что-то было, так сказали бы. Верно?

Тор тихо выругался и мотнул головой.

— Так, ладно, — сказал он, вздохнув. — Сабрина, покарауль добычу. Виктор, отведи нас к этим алкашам гребаным.

Кожевников, кряхтя, неохотно встал, небрежно кинул на кресло овечью шкуру, стряхнул со своей шинели какие-то крошки и махнул рукой.

— Ну, пошли.

Сабрина сжимала кожаный поводок и смотрела в гранитный пол станции, о чем-то думая. Мысли ее прервал скорый и тихий шепот:

— Сяба… Сабриночка… Ну пожалуйста…

Молодая охотница подняла взгляд на Марину. Та стояла рядом, прижимая дрожащие ладони к губам, и смотрела на нее широко раскрытыми глазами.

— Я тебя очень прошу. Сжалься…

Сабрина аккуратно стянула с головы пленницы капюшон и стала руками приводить в порядок ее растрепавшиеся волосы.

— Ты замерзла? — тихо спросила охотница.

— Да, — шепнула Марина.

— Идем. — Сабрина потянула за ошейник, но не сильно. Привлекла Марину к креслу и усадила. Опустилась на корточки перед девушкой и стянула с нее один валенок. Потрогала босую стопу. — Ой, да у тебя валенки мокрые и ножки совсем озябшие, — покачала она головой, затем обтерла побелевшую от холода ногу пленницы овчиной.

Марина недоуменно смотрела, как Сабрина снимает свой рюкзак, извлекает оттуда пару шерстяных носков.

— Не волнуйся, они чистые, — приговаривала Сабрина. — Это мои. Каждый охотник должен иметь при себе сменные вещи.

— Да… Спасибо… большое…

— Вот так. А теперь давай, девочка, ножки под себя, на кресло… Вот так, умничка. — Охотница заботливо укутала Марину в овечью шкуру. — Вот так.

Затем Сабрина привязала поводок позади Марины к ручке двери бревенчатой хижины и, поставив в углу алебарду — подальше от пленницы, — сложила ее валенки у печки-буржуйки, стоявшей на приличном расстоянии от пожароопасного жилища. Затем принялась наводить порядок на столе.

— Сейчас кушать будем. Ты голодная, наверное, совсем. Впрочем, как и я…

Над миром сгущались сумерки. Вечер широкой поступью шел оттуда, где был восток в те времена, когда с компасами не творилась эта будничная теперь чертовщина. Белизна снега перестала давить на глаза, и Селиверстов поднял темное стекло своего шлема. Иначе совсем ни черта не видать.

— Как глаза? — шепотом спросил Жуковский.

— Да глаза вроде ничего, но стрелять все равно не смогу, — ответил Василий. — Рука не слушается.

— Плохо, — вздохнул Андрей. — Ведь у Кости и Степана совсем опыта стрелкового нет.

Степан слегка ухмыльнулся в бороду.

— Можно подумать, что он есть у тебя, ептыть, — хмыкнул Волков.

— А ты что, возомнил, если я из ученой среды, то обязательно непутевый Жак Паганель или забавный Анатолий Вассерман? — скривился Жуковский.

— Кто?

— Дед Пихто. Я, между прочим, в свое время увлекался спортом и страйкболом. И не забывай: я был искателем в самом начале.

— Все равно, — мотнул головой Селиверстов. — Надо сразу с двух стволов минимум работать. Снять того, с эсвэдэхой, что на шухере стоит, и вон того, бесноватого. У него «винтарь» и помповик на плече, а еще нож. Их следует валить вместе и тут же бить того, который сидит в сугробе. Причем стрелять в голову или сердце. Не забывайте, что эти долбаные свидетели Армагеддона носят пояса со взрывчаткой.

— Это мы в курсе, — кивнул Жуковский. — Костя? Ну что, поможешь мне окочурить этих сучьих потрохов?

Константин осторожно высунул голову из-за опрокинутого грузовика, за которым они прятались в какой-то полусотне шагов от неприятеля.

— Я же никогда не убивал, — пробормотал он.

— Дружочек, так никто из нас не идеален, — ухмыльнулся Жуковский. — Сейчас такой шанс исправить ситуацию.

Селиверстов тихо засмеялся.

— А может, как раз по поясам бить? — спросил Волков. — До нас взрыв не достанет.

— Паздеева угробим, а у меня к нему пара вопросов имеется, — мотнул головой Василий и поправил съехавший набекрень шлем.

— Костя… Эй, да выйди ты из ступора, — продолжал наседать Андрей.

— Ну чего? — недовольно фыркнул Ломака.

— Слушай, если бы речь шла о спасении моей зазнобы, я бы не колебался. Валил бы всех подряд, кто на пути стоит. Слышь?

— Да слышу я. — Костя вздохнул и, сняв рукавицы, подышал на пальцы. — Я понимаю, что мы тут все из-за меня. И понимаю, что надо это сделать. — Он передернул затвор «Калашникова». — Так давайте сделаем.

— Вот это по-нашему. — Жуковский подмигнул. — Степан, присоединяйся. Бери на мушку того, что сидит.

— С удовольствием, — проворчал Волков.

— Так, Костя. Задрот, который на шухере, — твой. Видишь?

— Жалко его. Вид у него какой-то… чмошный.

— Тьфу ты! Мажор, блин. Ладно. Я его беру, а ты тогда активиста грохни. Он, по ходу, главный у них. Хоть к нему ты нежных чувств не питаешь?

— Хватит уже, — поморщился Константин. — Давай работать по целям.

— Ну вот и хорошо. По моей команде.

Все трое прицелились. Автомат был очень холодный, и руки Константина совсем задубели. Он даже подумал, что неплохо бы поскорее пристрелить эту троицу и снова надеть рукавицы.

— Огонь, — тихо сказал Жуковский и вдавил спусковой крючок.

Раздались три одиночных автоматных выстрела. Жуковский попал Халдею точно в голову, сбив меховую шапку и изуродовав височную область слева. Волков пробил Викарию плечо и тут же сделал еще выстрел, угодив в шею. Довольно неплохо, учитывая, что стрелкового опыта у Степана не было. Викарий завалился на бок и захрипел. Пуля, пущенная Константином, просвистела над ухом Жреца. Тот резко пригнулся. Второй выстрел снова пришелся в пустоту. Свидетель Армагеддона уже несся к высокому сугробу у автобуса.

— Черт! — рявкнул Жуковский.

Он, Волков и Ломака сделали еще по выстрелу, но везучий армагедетель перемахнул за снежный бархан и был таков.

— Костя! — воскликнул Андрей. — Твою мать! Ну как же так?!

— Бегом за ним! — скомандовал Селиверстов, извлекая здоровой рукой нож из сапога.

14 СУМРАК, КОНЕЦ ДНЯ

— Я не хочу кушать, — прошептала Марина, качая головой.

Сабрина вздохнула и, подойдя к креслу, присела на его подлокотник, сверху глядя на пленницу.

— Послушай, ну нельзя же так. Ты сколько уже без еды? — Охотница провела по ее волосам ладонью и прикрыла глаза, чувствуя какое-то непривычное волнение и непреодолимое желание заботиться о пленнице.

Даже вдруг родилась мысль, что было бы неплохо нагреть побольше воды и наполнить ею большую чугунную ванну, что стоит в соседней с хижиной кабинке из пластиковых листов, которыми был когда-то обшит вагон электропоезда, — вон он, стоит вдалеке, перед каменной кладкой, за которой уже начинается метромост. А потом искупать эту перепуганную большеглазую девчонку.

— Сабрина, ты меня совсем не слышишь. — Марина снова заплакала и повторила эту фразу отчаянным криком: — Ты меня совсем не слышишь! Отпусти меня! Сжалься! Что же ты делаешь?!

Молодая охотница резко сгребла волосы Марины на затылке и запрокинула ей голову, другой рукой сжав горло.

— Не ори! — рявкнула она. — Я могу сделать для тебя все! И я готова делать для тебя что угодно! Но не смей просить, чтобы я изменила своему долгу, своей общине и предала отца! Поняла?!

— Поняла, — прошептала Марина. — Тогда мне ничего от тебя не надо. Только одно. Посмотри мне в глаза.

Сабрина убрала ладонь с горла пленницы, отпустила волосы. Обхватила ее голову и, приблизив к себе, пристально посмотрела во влажные от слез глаза, полные отчаяния и какой-то завораживающей красоты.

— Я ведь не дам тебе покоя, — прошипела со злостью Марина. — Я буду в кошмарах приходить, после того как ты поймешь, что погубила меня и ребенка! Так запомни эти глаза на всю оставшуюся жизнь, чертова тварьская шлюха! — И до сего момента робкая пленница плюнула Сабрине в лицо.

Молодая охотница резко отпрянула и принялась тереть щеки, ощущая совершеннейшую растерянность. Отвернувшись, отошла к столу. Что-то мягко ударилось в спину. Сабрина обернулась. Это были ее шерстяные носки, которые Марина сняла с себя и швырнула в ненавистную охотницу.

— Пропади ты пропадом. — Пленница ненавидяще смотрела на нее.

Во мраке послышались голоса. Тор, Масуд и Кожевников возвращались.

— Ой, ты на столе прибралась? Да не стоило, — заулыбался редкозубый отшельник, почесывая висок. — Мы тут срач развели, а ты хлопочешь. Но коли так, сейчас кушать будем. Голодная, небось, ага?

Не дожидаясь ее ответа, слово взял Масуд, а тем временем Тор зачем-то пошел в бревенчатую хижину.

— Сабрина, слушай. Вестей о гонце с Перекрестка Миров не было. Мы забираем девку и ведем ее в столицу. Ты побудь здесь.

— Зачем? — Охотница окинула всех хмурым взглядом.

Масуд повернул голову и взглянул на Кожевникова.

— Я тебя хотел попросить, — снова улыбнулся старик, — в коптильне помоги мне. Там работы не много.

— Зачем девку вести в столицу? Какой смысл ее таскать взад-вперед? Ведь отсюда намного ближе до алтаря. — Сказав это, Сабрина с недоброй ухмылкой взглянула на Марину.

Обида на пленницу и желание устрашить ее было сейчас сильнее, чем непонятное и навязчивое желание окружить заботой.

— Во-первых, нам надо на «Октябрьскую». Узнать. Пока эти чертовы церберы сюда шли, заступали на пост, нажирались и дрыхли, гонец из центральной общины все-таки мог прийти в центр Архиона. Если нет, то однозначно, что Перекресток Миров нарушил договоренность. И не важно, пошел ли за нами кто-то своенравный или весь гадюшник решил гонор свой показать. Центральная община не приняла своевременных мер, а значит, ей нести ответ. А если это организованная акция… По-любому. Короче, бабу лучше запереть в столице. Там основные наши силы, и эти, с Перекрестка, не идиоты, чтобы нападать на центр. А вот сюда могут прийти запросто. Они ведь знают, что тут не много людей.

— Если бы знали еще, как эти церберы несут свою вахту, то давно уже напали бы, — усмехнулся Тор, выходя из жилища Кожевникова и пряча что-то за пазухой комбинезона.

— В общем, надежнее ее подержать там, пока мы не разобрались. А потом сразу вернемся сюда. Ну и за паханом твоим отправимся, если он с новостями к тому времени не придет. — Масуд потер ладони и, сняв поводок с дверной ручки, властно за него дернул. — Вставай, крошка.

Марина небрежно отбросила овечью шкуру и встала на холодный гранит платформы босыми ногами.

Молодая охотница шагнула к печи, нагнулась за непросохшими валенками и швырнула их под ноги Марине.

— Надевай!

Ствол СВД чертил невидимую прямую пониже горизонта, даже пониже верхней кромки того берега. Иногда он резко замирал напротив какого-нибудь темного пятна на еще различимом в сумерках белом снегу. Но нет, это всего лишь разбитая машина или торчащий из сугроба гнилой пень. Но не человек.

— Зараза, — пробормотал Жуковский, вглядываясь в оптику снайперской винтовки.

— Неужели ушел? — спросил Волков.

— Да не просто ушел. Убежал, чтоб он подох там, гнида. — Андрей, на секунду оторвавшись от прицела, покосился на Константина.

Ломака морщился от досады, ему на душу тяжелым грузом ложились бранные слова Жуковского.

Селиверстов, понимая чувства парня, успокаивающе похлопал его по плечу.

— Ладно, Кость, не терзайся. С кем не бывает. Ты ведь и оружия-то огнестрельного в руках не держал.

— Ну да, — проворчал Константин.

Однако слова Василия едва ли его утешили.

— Жук, а какого рожна ты на тот берег смотришь? С хрена ему туда бежать? — Волков толкнул Жуковского. — Это же табу. Территория тварей.

— Во-первых, иди к черту и не толкайся. Во-вторых, я не только на тот берег смотрю. Я всюду смотрю. Но свидетель, мать его, Армагеддона на то и фанатик безбашенный, чтобы поступать так, как нормальные люди не поступают. Он ведь знает, что там его никто искать не будет. — Сколько ему открытого пространства преодолеть надо? — возразил Селиверстов. — Глупо это.

— Почему открытого? — Андрей взглянул на искателя. — Ты глянь, сколько барж торчит изо льда. Может, он в одну залез, да и дрищет сейчас там.

— А что будет, если человек перейдет на ту сторону? — проворчал Ломака, задумчиво глядя на противоположный берег.

— Ну, если это не охотники, пришедшие к алтарю с жертвой, — заговорил Жуковский, внимательно следя за реакцией Константина, — а любой другой человек с совершенно другой, и не важно какой, причиной, то он потревожит гнездо. Причем к гнезду приближаться необязательно. Воины очень хорошо чувствуют человеческое присутствие на своей территории.

— И что будет?

— А то, что хрупкий экологический баланс полетит ко всем чертям и твари ломанутся на наш берег. Начнут охоту на всех подряд. Хреново тогда будет.

— И много их? — спросил нахмурившийся Степан.

— Да черт его знает. Полсотни. Может, сотня. А может, и того больше. Я не знаю, как у них сейчас… — Жуковский вдруг замолчал и опять стал разглядывать окрестности через оптику.

— Что там? — снова задал вопрос Волков.

— Да ничего, — буркнул Андрей. — Вася, ты давай. Потряси Паздеева, пока он дуба не дал. Ты же хотел перетрещать с ним, верно?

— Ну да, — кивнул искатель и направился к лежащему на снегу раненому соплеменнику.

— Что, ушел педрило? — прокряхтел Семен, удерживая ком снега у разбитого носа.

— А тебя это сейчас должно беспокоить? — усмехнулся Селиверстов, присев рядом на корточки.

— Отчего же… Ох, блин, болит зараза… Отчего же не должно это беспокоить, Вася, а? Мужики, сам Бог мне вас послал. Иначе принял бы тут постыдную смерть от рук ублюдков этих. А Бочкова-то они как… Суки… Прямо по горлу… Скоты, мать их… Салабонов тоже жалко. Несмышленыши, блин.

— По ходу, таксисты на земле кончились, — усмехнулся в стороне Жуковский, имея в виду смерть Бочкова.

Он в той еще жизни был таксистом. И видимо, протянул дольше всех своих коллег.

Волков задумчиво посмотрел на труп Николы. Вспомнил, какой резне подверглись в первые дни после ядерного погрома эти самые таксисты. Нет, конечно, резали все и всех подряд. Инородцев, ментов, или как их там, полицаев по-новорежимному. Всех. Ну и таксистов, конечно.

И Степан вспомнил столицу, родную Москву. Вспомнил, как его жена оказалась в метро, когда на двух станциях произошли теракты. В метро паника, наверху суматоха. Сотовая связь исчезла. Люди ищут своих родных, мечутся. И таксисты… У взорванных станций их скопилось неимоверное число. И если кто-то хотел куда-то поехать, то быстрее и вернее на такси. И водители называли цену. Новую, в пять или десять раз большую, чем час назад.

Потом зимой были проблемы в московских аэропортах. Люди отменяли поездки, хотели назад в город. Транспорт опять в коллапсе. И снова теракт. В аэропорту. И таксисты тут как тут. Десятикратная такса. Праздник… Они наживались на двух крайностях человеческого бытия, на радости и горе. Без всякого зазрения совести. Глядя даже не на клиента, а сквозь него. Слушая свой шансон из магнитолы, постукивая массивными печатками по рулю. Хотя, быть может, в мире, где главный фетиш, он же тотем, икона и религия — деньги, по-другому быть и не могло? Нужда заставит? Но нужда заставляла делать и не такое. И когда случилась ядерная война, то в тех районах, которые еще не подверглись ударам, многие таксисты решили, по обыкновению, что настал их звездный час. Но сорвавшийся с цепи народ стал их просто убивать, отбирая машины…

Вот и Бочков. Правда, по другой причине… Таксисты кончились.

— Андрей, зачем ты так. Нормальный ведь мужик был… — продолжал Паздеев. — Но за то, что хоть меня спасли, спасибо, братцы…

— Да ты не кривляйся, Семен, — покачал головой Василий. — Ты какого хера стрелял в меня, потрох сучий?

— Что? Вась, да не стрелял я! Это они! Они суки, фанатики! Они стреляли! — заголосил Паздеев.

— Сема, скажи, ты у меня копыта, хвост и длинные уши видишь?

— Чего?..

— Я тебя спрашиваю, удот, видишь ли ты у меня ослиные уши, хвост и копыта?

— Н…нет… я не понял…

— Так какого, сука, хрена ты думаешь, что я ишак, а, мать твою?! — рявкнул Селиверстов и резко толкнул руку Паздеева, которая удерживала снег у носа.

Вышло так, что Паздеев ударил себя сам.

— А-аййй… Падла, что ж ты делаешь! Больно!

— А мне не больно было, гниль ты подноготная?! Пулю выковыривать пришлось! Это, думаешь, не больно, ушлепок?!

Семен молчал, прикрыв лицо руками. Очевидно, он думал о той ситуации, в которую попал, и о том, как теперь себя вести.

— Давай я ему ухо для начала отрежу? — предложил вдруг Жуковский, склонившись над Паздеевым с ножом в руках.

— Андрей, сдурел, что ли? — Селиверстов поднял на него взгляд.

— Чего? Да я в книжке читал…

— Иди к чертовой бабушке, Жук, со своими книжками, — возмущенно проворчал сквозь свои ладони Семен.

— Слышь, стрелок хренов, еще раз меня Жуком назовешь, и я из твоей жопы махаона сделаю. Понял, придурок? Сосульку вон ту в очко тебе запихаю. Умрешь так, что премия Дарвина за этот год твоя.

— Что еще за премия такая? — ухмыльнулся Степан.

— За самую тупую и нелепую смерть.

— Слушайте, чего вы взъелись, а, землячки? Мозги себе поотмораживали? Чего вам от меня надо?

— Говори, — потребовал Селиверстов.

— Да что говорить-то?

— Зачем шли за нами. Зачем стреляли. Что Едаков на наш счет приказал. Давай только подробно, но при этом быстро рассказывай. Ночь скоро. Нам еще укрыться где-то надо.

Паздеев вздохнул.

— А вы сами подумайте. О последствиях подумайте, идиоты. Вы хоть понимаете, какую подставу готовите всей общине? Ну ладно, этот. — Он махнул рукой на Костю. — Жена-красавица и все такое. А вам-то какого хрена надо? Вы-то с чего поперли? Да если война с тварелюбами начнется, столько народу ляжет. Тут эти еще… мать их… армагедетели. Только и ждут, когда что-то случится. И как нам прикажешь поступать? Погибнут четверо или десятки?

— Вопрос цены, конечно, всегда актуален. И выбор из двух зол. А давай мы ради спасения этих десятков овечек принесем в жертву, скажем, тебя, Паздей. Едакова. Ну и пару его сучек, самых аппетитных, — ухмылялся Жуковский. — Четверо — либо десятки. Как тебе такой выбор?

— А я при чем тут?! — возмутился Паздеев.

— Ну не гнида ли ты после этого?! — воскликнул Ломака. — А Маринка моя при чем?! И Едаков этот твой, чмо поганое, тоже ведь неприкосновенный, как и шлюхи его, и сатрапы! Вы все — падлы! Чужие жизни для вас — разменные монеты!

— Че орешь, сопляк?! — воскликнул в ответ Паздеев, поднимаясь. — Че разошелся-то, а?! Ты один такой, что ли? Вся община так живет! Да, есть неприкосновенные! Да! Есть! Но так надо!

— Так надо только неприкосновенным, — покачал головой Волков.

— Слышь, Ломака, я тебе сочувствую, конечно, но херню вы затеяли, — произнес Семен, чуть остыв. — Ну, таков уж уклад нашей жизни. Ничего не поделаешь.

— Ничего не поделаешь? — Константин чуть дернул головой. — А кто сказал, что ничего не поделаешь? Ведь есть возможность, есть шанс вернуть ее. Так почему я должен убеждать себя в том, что ничего не поделаешь, а? Что за тупорылый такой стереотип, а?

— Да потому что надо уметь мириться с потерями. А не так, как ты. Ладно, если сами сгинете. Но вы же беду накличете на весь Перекресток Миров! Давайте-ка, ребята, успокоимся и пойдем в общину. Ведь если сейчас вернуться, то вашей смерти не будет желать никто. Да и мне, и Едакову она ни к чему. Вы ведь нужны общине, неужели не понятно? Раз уж так вышло, что мы сейчас стоим и разговариваем, то это ваш единственный шанс, другого не будет. Никто вам больше не предложит покаяться и забыть все это недоразумение. И так вон уже Волкова потеряли, Фрола с Чудью…

— Недоразумение? — заиграл желваками Ломака. — Да вся эта община — сплошное недоразумение. Нет борьбы, есть только проживание жизни, как отбывание тюремного срока. А я вот решил бороться. Пойти вопреки. И товарищам моим спасибо, что тоже решили. Потому как не бессловесные они насекомые, а люди. Люди с честью. С достоинством. И с человеческим началом в сути своей.

— То есть тебе плевать на наше общество теперь? — прищурился Паздеев. — На людей наших?

— А вам на меня и Марину не плевать?! — рявкнул Ломака. — Небось, радовались все, что не их забрали тварелюбы. Не их близкого увели! Думали — хорошо, что не я! Так, да?!

— И вообще, что нам это стадо?! — резко взял разговор в свои руки Жуковский. — Правильно Костя говорит. Не хотят бороться, не хотят другой участи, так нам на кой думать о них?

— Какой еще другой участи! Это же равновесие! Какая альтернатива?! — Семена уже бесила непримиримость оппонентов.

— Любая! — закричал Константин. — Любая другая альтернатива! Опять будешь говорить про необходимость мириться с потерями?! Ну так попробуй сам!

Выкрикнув это, Ломака резко ударил Семена прикладом автомата по колену. Паздеев вскрикнул, падая в то самое место, где до этого уже трамбовал снег своим телом.

— Черт! Что ж ты делаешь, падла!

— Смирись с потерей, Семен! Ну же! Не кричи! Не чувствуй боли! Просто смирись! — выкрикивал Константин, нанося новые удары. — Ты не хотел этого, но я так решил! Я решил, что у тебя нет альтернативы! Я решил, что имею право решать за тебя! Просто смирись! Сволочь!

Селиверстов оттащил не на шутку разгоряченного Ломаку от орущего Паздеева.

— Прекрати сейчас же! Он идти не сможет! Сам потащишь?!

— Жить захочет, пойдет, — хмыкнул Жуковский и принялся осторожно снимать с трупов свидетелей Армагеддона пояса смертников. — Либо я его взорву тут, к чертям свинячьим.

— Знаешь, а ведь все, было дело, удивлялись. — Кожевников причмокнул и глотнул воды, чтобы смочить во рту тонкие волокна копченого крысиного мяса. — Удивлялись да спрашивали, как, мол, тебе, Витек, удалось так спокойно пережить все это. Будто и не было для тебя ничего — ни атомной войны, ни прочих радостей цивилизованной жизни. — Он засмеялся, кряхтя. — Так я всем одно твердил. Что мне катаклизмы эти? Привыкший я. Всю жизнь вот так вот. Ну, может, крысятиной да таракашками всякими не питался. Хотя… В забегаловках бургеры каждый ведь на клык кидал, верно? А что в котлете той, одному повару известно. Ну а крысятина чем не гожа? Привыкли ведь? И где разница со вкусом позабытой курицы? Да нет ее, считай. Но мясо ведь. А мясо, оно того, для мозга полезно.

— Неужто раньше, как ты говоришь, такое было возможно? Ну, как сейчас? Разве можно вообще привыкнуть к жизни после ядерной войны еще до нее? — Сабрину не то чтобы интересовали рассказы отшельника, просто она неплохо относилась к миролюбивому старику Кожевникову и не желала обидеть своим равнодушием к его болтовне. Судя по всему, несмотря на кажущуюся нелюдимость, он испытывал нехватку в общении. В нормальном общении, а не в ставших традиционными попойках с церберами, которые всегда кончались раскладыванием сомлевших алкашей по укромным уголкам станции. А уж кто-кто, но молодая охотница прекрасно понимала человека, которого тяготило одиночество.

Сейчас же девушку беспокоили ее собственные мысли, природу и суть которых она пыталась распознать, чтобы понять, как ей быть дальше.

Кожевников был явно доволен тем, что сидящая напротив за столом девушка поддерживает разговор.

— Да ешь, чего ты. Голодная, небось, с охоты-то. Кушай, кушай. У меня этого добра навалом. Я же тут, кхе-кхе, пищевой олигарх, наподобие ихнего Жуковского. — Он кивнул куда-то в сторону, и не важно, там ли находился Перекресток Миров, — аналогия была понятна.

— Да я кушаю, дядя Витя. — Она демонстративно отправила в рот очередную волокнистую полоску.

— Соли не хватает, да? — виновато спросил Кожевников.

— Да я соли-то практически не помню, как и сахара, так что дискомфорта не чувствую, — пожала Сабрина плечами.

— Тебе легче, — хихикнул Кожевников. — А я всю жизнь солености да копчености трескал. Ну так вот… Что ж я тебе рассказывал? Как я привык. Короче, ничего на самом деле сложного. Знаешь, в нашем мире миллионы, если не половина всех людей, жили в таких условиях, что мама не горюй. Ну, кто-то по необходимости или там по долгу службы. Кто-то просто потому, что не повезло родиться в благополучной стране или в богатой семье. Типа «Генералы песчаных карьеров» или «Город бога». Ну, кино такое. Батя мой офицером служил — как говорится, куда Родина пошлет. А то ведь были советские времена. Тогда, как правило, офицер рассуждал просто: отправят к черту на кулички, значит, так надо. Страна у нас большая, богатая, а проклятые империалисты все коварные планы вынашивают. Надо защищать Родину на всех рубежах, чтобы в тылу труженики социалистического труда да родная партия могли в безопасности строить светлое будущее. Дескать, мы сейчас в лишениях, зато дети получат все. — Виктор выдавил смешок в кулак и, покачав головой, извлек из-за пазухи никелированную плоскую фляжку. — Получили, блин, ептыть. Просрали все дети-то. — Он сделал глоток, занюхал рукавом и пожевал какой-то корешок. — Короче, батя мой служил где-то под Анадырем. Даже севернее Анадыря. Чукотка. Ну, я так скажу: если есть у вселенной жопа — прости, Сяба, — то это примерно в самой глубокой ее точке. Холода, как у нас тут сейчас. Солнца не видишь полгода. У нас-то оно есть каждый день. Ну, где-то там, над тучами этими. Кстати, хорошо, что тучи, не то холоднее было бы во сто крат. Ну вот. А родился я, где бы ты думала?

— В Анадыре этом? — Молодая охотница снова пожала плечами.

— Ага, сейчас, — засмеялся Кожевников. — Не доехали. Родился я в МТЛБ. Это вездеход военный, из части, где батя служил. По пути до ближайшей больницы, ночью, в пургу лютую. И солдатня акушерствовала. Благо мехвод, Витя Зайцев, местный был, чукча. Это только в анекдотах чукчи того. — Он покрутил пальцем у виска. — А на деле он парень смышленый. У них такое в порядке вещей. Короче, он и помог мамане моей разродиться в дороге. Меня в честь него и назвали Виктором. Мать рассказывала, он еще пошутил тогда, дескать, у моржа роды принимать сложнее. Ну вот. Родился я. Мне еще повезло, крепкое здоровье от отца досталось. А у батиного сослуживца дочка родилась. С первых минут на таблетках и уколах. Инвалидность с детства. А в девичестве вообще померла. Сердце. А все суровые условия жизни и быта. Бывало, там, в бараке в военном городке, сосулек наберем в чайник и кипятим. Сосульки-то чище, чем снег. Ну а с дровами проблемы. Мало деревьев на Чукотке. Уголь завозили, конечно. Но, сама понимаешь, по дороге ополовинили, распродали, разворовали. Потом и в части на складе разворовывали. Не хватало. Ну, тюлений жир еще, тоже горючее. Короче, холодно. С едой тоже. Консервы да вяленая рыба всякая. Со свежими продуктами сложно. Какие там фрукты-витамины! Нам давали вместо них пилюли оранжевые. «Ревит», кажется. А детворе в радость — конфет-то нет. Сосешь витаминку, и она сначала кисло-сладкая, потом кислая до помрачения, потом горькая. Ну а в конце сладкая-пресладкая, как подарок за терпение. Ну, что еще ели-то… Оленина была, слава богу. Да. Так и жили. Там я и в школу пошел. Потом отца перевели на Камчатку, а переезд маленькой катастрофой считается. Может, и так — для одиночки, а вот для семьи это катастрофа серьезная. А уж для военных-то… Там, на севере, у нас училка заболела, по математике, кажись. Полгода математики не было. И вот на новом месте иду в новую школу и, сама понимаешь, никакой успеваемости. Отстал безнадежно. Да и жили в казарме, не до самоподготовки. Тут и страна разваливаться начала. Бате при выходе на пенсию дали в Петропавловске квартиру в аварийном доме. Я подрос. А что делать? На завод и пахать? В постсоветские времена это вообще не в почете стало. На рекламных плакатах и в телефильмах самые успешные люди, со счастливыми улыбками, были уже не рабочий и колхозница, а офисный планктон. А еще лучше — бандюги типа Саши Белого. Ни хрена не делают, а все есть. О почете труда уже речи не было. Кем дети-то стать хотели в стародавние времена? Пожарниками, милиционерами, космонавтами, летчиками, врачами. Как там у Маяковского? «Все профессии нужны, все профессии важны». А что потом стало? Банкиры, олигархи, бандиты, прости, блин, тутки элитные валютные. Фотомодели. Певички полуголые, со своими клипами в стиле «крутятся жопы». Ну а мне куда? Образовательный уровень у меня, сама понимаешь, ниже плинтуса, коли школы менять пришлось три раза, пока отца кидали по службе в разные анусы. И это еще не много. Корешок у меня был, так тот вообще в школу пошел только в восемь лет и шесть школ сменил. Тоже офицерский сынок. Но папаня у него был не чета моему, хапуга и сибарит тот еще. Сынка пристроил удачно, тот тоже офицером стал. Но тупой ведь как валенок! Да не суть. Ну, короче, пошел я в армию. Что еще оставалось делать? И попал опять на север, но в другом конце, где подлодки. А там и на контракт остался. Еще казалось, что это престижно. Правда, получку не выдавали по полгода. Были времена. И жил прямо на лодке. А что. В городке том ни воды горячей, а холодная по часам только. То отопления нет, сосульки прямо в квартирах, то электричество вырубят. А на лодке тепло. Реактор свой, даже два. Потом перебрался служить сюда, в Новосибирск. Ох и трудно это было, доложу я тебе. Пришлось на взятки всякие, презенты и бонусы, положить почти годовой доход свой. Все сбережения. Ну, служил тут. Подженился даже вроде. Все квартиру получить пытался. Это по телевизору мордобрюхи твердили, дескать, военные у нас не за квартиры и зарплаты служат. Конечно, за такие зарплаты служить стремно. Но за квартиры… Это они зря. Именно за квартиры. В наших условиях другой возможности собственным углом обзавестись не было. А потом меня так огорошили! Дескать, ты сын офицера. Твой батя квартиру получил из расчета площади на каждого члена семьи. Следовательно, жилье тебе, мил человек, не положено. Есть у тебя где жить. И сократили меня, к чертовой матери, как и еще тысячи военных. Не нужны оказались. Никому. Это перед войной-то. И жинка ушла, сука такая. А мне что делать? Ну и начал я, как говорится, коммерцией заниматься. Друган мой, тоже контрактник, так и служил дальше. В этих краях большие склады ГРАУ были. Ну, артиллерийские и всякие прочие боеприпасы. А тут, за пару лет до войны, надумало наше замечательное Министерство обороны по всей стране эти самые боеприпасы уничтожать. Да в таких темпах, что просто в голове не укладывалось. Свозили все грузовиками на полигоны и каждый божий день в течение двух лет взрывали с рассвета и до темна. И корешок мой занимался теми делами по службе. Ну и решили мы поиметь куш. Снаряды да мины, по номенклатуре, в возрасте двадцати пяти лет или там тридцати. Ну, не срок для чугуниевой болванки со взрывчаткой. А желающих поиметь этого добра было много. Чего уж теперь греха таить, подворовывали. Да не слабо так. По документам, взорвано, а наделе… А ведь еще тротил, которым это уничтожалось. Все имеет спрос. И продавали. Криминалам продавали. Чеченам продавали. Датам продавали. Таджикам продавали. Киргизам продавали. У них ведь тоже неспокойно было. Браконьерам продавали. Короче, увлеклись так, что даже не смотрели, кому продаем. Уже и домики себе строить начали да тачки-иномарки купили. Ну и продали партию мин фээсбэшникам. — Кожевников засмеялся.

— Кому?

— ФСБ. Ну, спецслужба такая. Контрольную закупку они сделали и повязали нас. Всю нашу трудовую артель. Корешок мой, Вася, дурку загнул. Решил сотрудничать со следствием и слить командование, которое тоже продавало и в гораздо более крупных размерах. Прямо в масштабах госкорпорации, всем, кому не лень. Но это, оказывается, было лишним, в смысле, говорить про начальство. Вот и помер корешок мой в следственном изоляторе от острой сердечной недостаточности. Я-то сразу смекнул, что военные шишки решили своих конкурентов на рынке боеприпасов руками ФСБ устранить. Заодно помочь друзьям особистам доложить о раскрытии очередной опасной бандгруппировки. Там ведь, по слухам, дело как было? Прикинь, большие звездные начальники готовят на продажу очередную партию боеприпасов. Называют новую цену. Ну, типа, господа абреки, инфляция. Законы рынка и прочая херня. А они им: вы, кафиры, оборзели. У нас есть люди, которые дешевле продадут. Ну, мы, в смысле. Вот и занялись нами те, кто постарше рангом. А Васька не допер, дурилка. Загремел я на зону. Эх, дочка. Вот там, под Верхоянском, школа выживания была, это да! Все былое просто померкло. Таким премудростям научился, что сейчас мне эта послеатомная жизнь не в тягость совсем. Да и война освободила меня из мест лишения, как говорится. И многих других зеков. А уж они-то приспособлены выживать, будьте здрасьте. Вот как-то так.

— Интересная какая у тебя жизнь, — проговорила задумчиво Сабрина, скорее не потому, что так считала, а для поддержания разговора.

Из всего этого повествования она запомнила только рождение в вездеходе, в пургу и мороз.

— Да уж, не соскучишься. — Кожевников сделал еще глоток из фляжки и тряхнул головой.

«Наверное, есть в этом какой-то смысл. В рождении вопреки обстоятельствам. Жизнь продолжается. Должна продолжаться», — подумала девушка, и тут же вспомнились еще не растворившиеся во времени слова Марины. О том, что она беременна.

— Слушай, дядя Витя, а чего ты мне про коптилку говорил? Помочь вроде просил?

— Да ты не вникай, Сяба, — пробормотал Кожевников, налегая на еду. — Отдыхай пока. Покушай. Не к спеху.

— То есть как? — Она напряглась. Сработал какой-то потайной механизм в разуме, заставив ее резко выйти из расслабленного и задумчивого состояния. И еще кое-что всплыло из глубин ее памяти. Что-то старое и очень плохое… — Я не пойму, дядь Вить. То вдруг ты просишь остаться, чтобы помочь. А теперь и не надо? Что случилось?

— Не вникай, — повторил Кожевников, не глядя на собеседницу.

Напряжение стало расти с невероятной скоростью. Сабрина привстала. Осмотрелась, ища причину тревоги. Взгляд замер на хижине отшельника, на приоткрытой двери.

— Не поняла я… А что Тор прятал за пазуху, когда заходил в берлогу твою и выходил, а?

Она резко поднялась и, сняв со стены канделябр со свечками, бесцеремонно вошла в жилище.

— Эй, дочка! Куда свет понесла?! Темно совсем стало! — доносился снаружи голос Кожевникова.

Внутри — кушетка. Радиаторная батарея, в которую самотеком поступает нагретая наружной печкой вода. Два ведра, с песком и водой, на случай пожара. Ковер на стене, под ним полутораметровой высоты штабель книг и журналов. Железный ящик с инструментами. Керосиновая лампа на тумбочке у кушетки. И шкаф, забитый бутылками производимого Кожевниковым пойла. Аккуратные ровные ряды. Бросалась в глаза щербина в одном из этих рядов. И свежий, свободный от пыли круг на том месте, где стояла емкость. Стоп! Два круга! Он взял две бутылки…

Если Тор взял бутылки с пойлом, то непонятно, на кой черт. Ведь они пошли на «Октябрьскую», а там этого добра в избытке. Тем более что у охотников двойной рацион, им полагается даже закупаемая в центральной общине «Массандра». Зачем вдруг Тору понадобилось бухло?..

И в этот миг она отчетливо вспомнила. Маленькую двенадцатилетнюю девчонку. Себя. И двух чудовищ… Самые страшные мгновения в жизни. И так въевшийся в память запах алкогольного перегара…

Она резко выскочила из хижины. Даже часть свечек на канделябре потухла. Сабрина поставила его на стол.

— Так ты мне тут зубы заговаривал, а, дядя Витя? — зашипела молодая охотница.

— Эй, да ты чего?

— Где они?! — рявкнула девушка, придавая голосу остроту нешуточной угрозы.

— Дочка, о чем ты, не пойму?

— Это они попросили, чтобы ты меня тут задержал? Это все подстроено?! Так?!

— Чего?..

Сабрина развернулась и ударила ногой по прислоненной к стене алебарде, ломая древко. Затем схватила обломок с острым лезвием и пикой. Теперь этим оружием будет легче орудовать в помещении. Если придется, конечно.

Она кинулась в сторону «Октябрьской». Столицы Архивна.

В отдалении от хижины пришлось пробираться во мраке через горы хлама, что за годы нового замерзшего времени натаскал сюда из городских руин Кожевников. Всякая сантехника, трубы, мебель, части автомобилей и мотоциклов, связки газет, журналов и книг. Картонные и деревянные ящики, полные не менее загадочного барахла. Место, где проходили пути, вообще было завалено сотнями, если не тысячами, пластиковых бутылок разного калибра и формы. На одной из них и оступилась Сабрина, не удержавшись на ногах. Пустые сосуды взмыли вокруг нее, с барабанной гулкостью стуча друг о друга. Молодая охотница чертыхнулась, выбираясь из этой зашевелившейся массы и кляня себя за неуклюжесть, столь неуместную в тот момент, когда надо быть предельно собранным и внушающим страх.

15 НАДЛОМ

На улице вдруг стало темно. Сначала плывущее где-то за облаками солнце, отгороженное много лет назад от людей беспросветным сводом туч, плавно подготавливало мир к своему очередному многочасовому отсутствию, а потом оно вдруг ухнуло за невидимый горизонт.

Константин так и представил себе: нечто круглое и желтое, сохранившееся в памяти как яичный желток, сорвалось и с небесной синевы унеслось в неведомое запределье реальности и расшиблось там в лепешку.

Наверное, эта ассоциация и повлекла за собой мысль о том, до чего же осточертели хрустящие на зубах жареные медведки, и растущая под землей горькая черемша, и прочие «кулинарные изыски» современного мира. Ужиная обычным для нового времени рационом, он думал о том, с каким бы удовольствием сейчас постучал десертной ложечкой по сваренному всмятку яйцу. Потом снял бы скорлупу сверху. Щедро посыпал солью белесую массу. Наконец зачерпнул бы ложечкой и с неописуемым наслаждением стал есть…

Ночь решили провести в подвале одного из строений, чье существование выдавали лишь торчащие из сугроба обломки стен. Холод ночной стороны Земли наступал на дневные морозы, словно напоминая о том, что до его абсолютного предела еще далеко.

Нужен был костер, но в такой обстановке огонь мог принести помимо тепла еще и массу бед. Если дым ночью не виден, то отсветы пламени могут выдать далекому наблюдателю местоположение стоянки. А сейчас это было бы весьма некстати. Ведь где-то в городе шарахается вооруженный свидетель Армагеддона. Возможно, среди развалин бродят тварелюбы, встревоженные недавней стрельбой неподалеку от их владений. Едаков мог отправить новую группу ликвидаторов. А еще некто на снегоходе…

Короче, в городе было многолюдно. Что в данных обстоятельствах совсем не воодушевляло четверых спрятавшихся в подвале спасателей, да и пятого, побитого Паздеева, имевшего теперь статус пленника.

Жуковский и Селиверстов сооружали из набранных в руинах кирпичей что-то вроде печи, у которой предстояло провести ночь. Работу свою они подсвечивали парой лучин. Волков стоял у входа в подвал на стреме. А Ломака доедал свой ужин, сторожа при этом пленника со связанными за спиной руками.

— Пожрать-то дай, — проворчал Паздеев.

— Перебьешься, скотина, — отрезал Константин. — Мы с Мариной столько вкалывали в питомнике, выращивая жуков да траву эту. А ты, нахлебник, убить меня пошел, да еще предлагаешь смириться с тем, что Марину увели.

— Мне что, с голоду подыхать теперь? — повысил голос Семен.

Ломака недобро посмотрел на него.

— А это твой выбор, — сказал он. — Можешь и подохнуть. Ты, главное, смирись с потерей-то.

— Да пошел ты! Щенок.

Ничего больше не говоря и даже не поднимаясь с места, Костя врезал Паздееву подошвой по разбитому колену. Тот вскрикнул и упал на бетонное крошево, осыпавшееся с потолка подвала.

— Сссука, — прошипел он, корчась от боли.

— Сука тебя родила, гнида. А меня зовут Константин Ломака. — Парень склонился над жертвой и добавил кулаком по голове.

Не рассчитал. Удар молодого человека, рискующего стать вдовцом, оказался таким, что Паздеев не выработал рефлекс воздержания от оскорблений, а просто потерял сознание.

— Костя! — воскликнул Селиверстов. — Ну какого хрена ты делаешь?! Вообще доконать его решил?!

— А чего ты его жалеешь, дядя Василий? Он тебе руку прострелил…

— Я мстить за свою руку не просил, кажется!

— Слушайте, хватит ругаться, — встрял в спор Жуковский. — Ни к чему это. Костя, смени Волкова. Пусть погреется да поест.

— Где тут греться, вы еще костер не развели, — проворчал Ломака, но тем не менее отправился наверх.

Андрей тем временем проверил пульс у Паздеева. Живой, но в отключке.

— Слушай, Вася, а в самом деле, что ты жалеешь пса этого? — произнес он тихо.

— Да не по-людски это, Андрей, — поморщился Селиверстов. — Ну мы же из одной общины. Под одной крышей живем. Зачем так с ним?

— Да ведь он, когда за нами шел, такими аспектами не руководствовался. Только не надо мне тут загонять, что типа он в тебя стрелял и ты его прощаешь. Он мог попасть и в меня, и в Ломаку, и в Волкова. Причем не в руку, а в голову. Ну, это во-первых. Во-вторых, на кой черт нам обуза? И в-третьих. Он ясно слышал мое, да и Костино мнение по поводу нашей общины. Если он вернется на Перекресток Миров, то сами мы вернуться туда уже не сможем.

— Андрей, скажи, а как ты вообще представляешь наше возвращение в общину? Ведь если там уже знают, что мы вчетвером пошли выручать Марину Светлую, то вся община нас за это ненавидит. Паздеев ведь прав: мы теперь предатели интересов своей страны. Мы подставили всех остальных своим решением отбить у охотников трофей. Ну разве нет?

— Вася, ты на месте Едакова объявил бы о том, что затеяли четыре человека? Причем на одном из них держится вся продовольственная программа Перекрестка Миров, а второй — опытный искатель. Ты сказал бы населению, что четыре вооруженных человека пошли убить охотников и вернуть захваченного ими члена общины, который уже вычеркнут из списков живых на радость оставшимся? Ты бы сказал, что мы на грани большой войны с одной из самых боеспособных группировок нашего города, и это в то время, когда ты, в смысле Едаков, принял ряд законов, запрещающих владение оружием, даже серьезными ножами, для большинства? После того как ты сократил военизированные дружины и искателей, сделав их простыми работягами на фермах, ради увеличения товарообмена с другими общинами. Вот подумай, сказал бы ты на месте нашего непререкаемого и авторитетного лидера, — последние слова он произнес с жесткой издевкой, — о том, что за угроза нависла над всеми, а? И подумай, какие у такого поступка могут быть последствия.

— Ну ладно. Допустим, он засекретил происшествие. Потому и отправил этих уродов ликвидировать нас, что решил по-тихому свести проблему на нет. И наверное, уже придумал версию исчезновения всем известных Жуковского и Селиверстова, овдовевшего Ломаки и нелюдимого, да и никем не любимого Волкова. Но если у нас получится, хочешь не хочешь, а община и так узнает все. Пусть даже тварелюбы не объявят войну, возвращение Марины будет означать, что кому-то придется пойти на алтарь твари вместо нее. И что мы таки бросили вызов охотникам, наведя угрозу на Перекресток. Вот теперь ты подумай.

— Послушай, Василий… — заговорил Жуковский, но смолк, поскольку у дверного проема, за которым находилась ведущая на поверхность лестница, показались два облепленных с ног до головы снегом человека. Это были Ломака и Волков.

— Мужики, там такая вьюга началась, что караул, — посопел Степан, отряхиваясь. — Я вот что думаю, на кой черт торчать наверху? Никто сейчас и носа из своей норы не высунет, даже твари. Вы так не считаете?

— Ну, раз серьезная вьюга, то сидите оба тут, заодно поможете печь доделать, — разрешил Селиверстов.

— Блин, я думал, она уже вовсю греет, — разочарованно вздохнул Волков, затем кивнул на лежащего Паздеева. — А с этим что?

— Устал, отдыхает, — махнул рукой Жуковский.

— У меня еще мыслишка, — проговорил Степан, выбирая место, чтобы присесть. Таковым оказалась ржавая труба с остатками обмотки. — Там, наверху, лежат три трупа: Бочков, Фрол и Чудь. Плюс еще два жмура из числа армагедетелей. Итого пять на круг. А что, если мы пойдем к тварелюбам в их Архион и скажем: давайте меняться. Вы нам Маринку, мы вам целых пять туш на корм мамаше. Что думаете?

— Мать тварей не ест покойников, брезгливая очень, — ответил Жуковский.

— А это точно?

— Точно.

— Откуда знаешь?

— Ну, знаю, если говорю, — раздраженно бросил Андрей. — Помоги лучше.

— Тогда, может, этого отдадим? — Ломака кивнул на Паздеева, который лежал, не подавая признаков того, что уже очнулся.

— А что, неплохая идея, — одобрил Волков. — И массу проблем с плеч снимаем, и никакой войны с тварелюбами..

По выражению лица Жуковского было видно, что идея ему совсем не по душе. Константина данное обстоятельство, мягко говоря, удивило. Ведь действительно обмен Марины на Паздеева мог существенно облегчить их миссию. Однако задавать вопрос Андрею Ломака не спешил. Не знал, как сформулировать. И подозревал, что Жуковский найдет вескую причину. Вообще Костя уже явственно чувствовал, что Андрей строит какой-то свой, сугубо личный, расчет. И было похоже, что ему необходима конфронтация с охотниками. Это объясняло то, с какими легкостью и воодушевлением сам Андрей и организовал весь этот поход: и вербовку Волкова, и освобождение Ломаки из клетки. Константин всячески пытался унять подозрения, ведь вполне может оказаться: это не что иное, как паранойя. Ведь нельзя не учитывать переживаемый им стресс из-за похищения Марины, из-за отказа руководства в помощи, из-за ареста с заточением в клетку… Да, Костя чувствовал, что сильно изменился за столь короткое время. Временно изменился или навсегда — покажет успех или провал предприятия. Но сейчас для него нет ничего важнее спасения Марины. И ребенка, еще не родившегося. А все остальное…

— Слушайте, мужики, — произнес он, глядя на возню Жуковского, Селиверстова и присоединившегося к ним Волкова с печкой, — мы впустую время не тратим, а? Ведь каждая минута дорога, а мы на всю ночь остановиться решили.

— Успокойся, Костя, — проворчал Жуковский. — Во-первых, жертву на алтарь они ведут не сразу. И уж тем более не ночью. И конечно, не в такую погоду. Так что не кипиши.

— А следы? Мы же их потеряем! Заметет пургой.

— Ну, коли по горячим следам не догнали, есть другие варианты, — взял слово Селиверстов. — Мы знаем, где они живут. Мы знаем, где примерно алтарь твари. Но мы не протянем на улице долго даже в нашей одежде. Нам нужны периодические привалы и огонь. Не беспокойся, время еще есть. К тому же у нас появился объект для обмена, и это все упрощает.

— А с теми трупами наверху что делать? — спросил Степан. — Может, Аиду их снесем?

— Вот на это мы действительно много драгоценного времени и сил потратим, — мотнул головой Василий.

— Жаль, — вздохнул Волков. — Столько добра могли бы выменять.

Поднявшийся ветер гонял снежную пыль и гудел по всей округе. Особенно четко изменения погоды просматривались в лучах от фар вездехода — они освещали рейдерам процедуру свертывания радиопередатчика. Когда оставались последние метры тросов, люди уже с трудом удерживали наполненный гелием шар. Причем делать это приходилось группой — одного человека запросто могло унести вместе с шаром. Рейдеры спешно закрепили шланг и стали перекачивать гелий обратно в резервуар.

Обелиск, радист группы, теперь оказался не при делах. Он вышел из второго вездехода и приблизился к наблюдавшему за работой Дьякону.

— Повезло нам, да? — громко, чтобы перекрыть вьюгу, произнес командир.

— В смысле?

— Ну, буря сорвала ближайшие сеансы связи. Хрен его знает, какие еще ценные указания для нас подготовил Дитрих. То мы конкретно ехали за конкретным человеком, теперь неизвестное существо подавай, да к тому же в двух экземплярах. А еще что нам закажут? Мосты через Обь восстановить? Или вообще по всей округе собрать каждой твари по паре? Я ведь не этот… не Ной!

Обелиск засмеялся.

— Крамольно мыслишь, командир!

— А ты меня сдай совету, как вернемся. Повышение получишь.

— За кого ты меня принимаешь, Дьяк?

— Да шучу я. Ладно. Ну, на самом деле. Задачи у нас есть. А связь, по сути, и ни к чему. Мы же автономная группа как-никак.

— Ну, это верно, — кивнул связист. — А если буря стихнет, мы что же, антенный зонд заново запускать не будем?

— Так ведь в Аркаиме откуда знают, буря у нас или нет? К чему спешить? — Дьякон лукаво посмотрел на связиста. — Меня одно беспокоит: ребята-то уже в городе. Мы теперь сможем связь с ними поддерживать без зонда?

— Конечно. Для этого хватит антенн нашей машины. — Обелиск кивнул на два цилиндра по бортам вездехода, на самой корме. Оттуда уже были выдвинуты телескопические антенны связи. — Ты можешь со своей рации напрямую говорить, без моего оборудования. Он автоматически работает на прием и передачу, как ретранслятор. Но лучше им, конечно, вернуться.

— И не в таком буране бывать приходилось, — махнул рукой Дьякон. — Но я им скажу. Если сочтут необходимым, пусть возвращаются. Да только, думаю, все хотят сделать дело и убраться отсюда поскорее.

Она увидела то, что и ожидала увидеть. И чего боялась. То, что предчувствовала и чего хотела избежать.

Нет, не в том помещении, с коптящей лампой из ужатой артиллерийской гильзы, где вповалку валялись пьяные церберы. В другом, еще дальше.

Сначала услышала сдавленные возгласы за тяжелой железной дверью. Потом тихий скрип этой двери. Увидела свет от «летучей мыши». И в этом свете…

Волосатый Масуд был раздет по пояс. Тор держал сзади за руки извивающуюся Марину; с нее уже сорвали комбинезон и до колен спустили теплые трико. Свободной пятерней Тор то и дело задирал ее теплый свитер, под которым была водолазка. А Масуд тем временем сжимал пальцами подбородок девушки, заставляя ее открыть рот, и пытался влить туда алкоголь.

— Да че ты дергаешься, сучка! — приговаривал Масуд. — Выпей да расслабься, дура! Тебе сейчас хорошо будет. Повеселись напоследок! Все равно сожрут тебя… Открой рот, шалава! Пей!

А Тор тем временем смеялся, норовя забраться ей под одежду. Совсем не тот спокойный и малоразговорчивый человек, которого знала охотница всю свою жизнь. Масуд был сейчас похож, как подумалось девушке, сам на себя, а вот дядя Тор… Нет, это какое-то отвратительное, мерзкое существо. Какая-то гнилая погань!

— Отошли от нее, живо, пидоры!!! — Жуткий крик Сабрины, казалось, раскатился по всем подземельям города — и населенным людьми, и опустошенным смертью.

Масуд резко обернулся.

— Опа, какие люди! — усмехнулся он. — А ну, проваливай отсюда!

— Я сказала, оставьте ее! Ну!!!

— А иначе что? — Масуд, продолжая ухмыляться, почесал свою волосатую грудь, а затем медленно двинулся к Сабрине. — Иначе что, маленькая дрянь? А? Может, присоединиться хочешь? Так давай. Мы тебя в два ствола… А подружка твоя пусть посмотрит. Вдруг да передумает и тоже захочет покувыркаться…

— Братка, отстань от нее, ты не знаешь… — заговорил было Тор, но Масуд отмахнулся.

— Помолчи. Тут такая возможность. Я ведь давно на упругую жопку нашей смазливой Брониславны виды имею. Ну, что скажешь, деточка?

Он подошел совсем близко, смердя потом и перегаром. Голова у молодой охотницы пошла кругом от ненависти и страшных воспоминаний. Из них донесся жуткий скрип ржавых качелей на игровой площадке сгоревшего и сметенного ударной волной детского сада, в подвале которого она оказалась в тот ненастный день, когда ей исполнилось двенадцать лет… Жуткий и навязчивый скрип…

— Никогда… не называй меня… деточкой, мразь! — прошипела Сабрина.

И тут же она резко присела, отведя левую ногу в сторону, вытягивая руки с обломком алебарды. Лезвие, которое наточил перед охотой сам Бронислав, прочертило ровную линию на животе Масуда. Все было сделано быстро и четко. Как и учил ее отец. Из длинной и глубокой раны повалились кишки, воняя самогоном и дерьмом.

Масуд упал на колени и завизжал, совсем по-бабьи, выронив бутылку и хватая свои внутренности, судорожно пытаясь запихнуть их обратно.

Ошарашенный Тор разжал пальцы, и Марина тут же отскочила от него, спеша оправить на себе одежду.

— Т-ты… С-сука, что натворила! — заикаясь, выдавил Тор. — Какого хрена ты наделала, овца?!

Сабрина вонзила в Тора немигающий взгляд. Для нее этот человек уже был мертв, оставалось только свести к логическому знаменателю его шевеления и речь. Ведь мертвые не шевелятся и не говорят. Она быстро расстегнула молнию своего комбинезона и ловко выпорхнула из него, оставаясь в теплом спортивном костюме, не так стесняющем движения натренированного тела.

— Убей эту суку! — визжал еще живой Масуд, продолжавший возиться со своими кишками.

Сабрина подняла оброненную им бутылку и, не сводя взгляда с Тора, принялась лить пойло прямо на внутренности. Масуд заверещал еще громче. Когда бутылка опустела, молодая охотница разбила ее о темя раненого. Схватив за волосы, запрокинула его голову. Молниеносным движением перерезала «розочкой» горло насильника и оттолкнула хрипящего ногой. И все это время она смотрела на Тора.

На его лице застыл ужас.

— Ты что творишь, падла?! — выкрикнул он и, выхватив нож, бросился на девушку.

Сабрина ждала этого. Потому и освободилась от теплого комбинезона.

Прыгнуть навстречу врагу. Затем присесть, сбив с толку. Резко подняться и с разворота врезать ногой по башке.

Сработало. Тор отшатнулся, и тут же второй удар выбил из его руки нож. Не давая опомниться, еще разворот и хай-кик в голову. Совсем дезориентированный Тор упал на колено. Теперь схватить его нож. Есть!

— Сяба, — промычал Тор, тряся головой, — ты же на руках у меня выросла… Ты что делаешь?..

— Я не просила меня растить, ублюдок. — Сказав это, Сабрина вонзила нож в шею Тора и провернула, разрывая трахею.

Затем бросилась к вещам Масуда. Выхватила ПМ, сняла с предохранителя и метнулась к выходу. Она знала, что сейчас на пороге появится Кожевников. Однако тот был без оружия. Распахнув дверь, он переменился в лице — сначала от изумления, потом от ужаса. Полуголый Масуд лежал в широкой луже крови рядом с осколками бутылки. В трех шагах от него хрипел и сучил ногой Тор, из его развороченной шеи торчала рукоятка ножа и вытекала бурая пена.

— Ты знал, дядя Витя. — Вставшая на пути отшельника молодая охотница произнесла эти слова как приговор. — Знал, что они собирались делать. Ты для этого меня задержал, старый сраный пес.

— Господи, девочка, зачем? Зачем ты так? Ну ведь мужикам-то надо… Ну какая разница, помирать ей все одно… Что же ты натворила? — бормотал Кожевников.

— Это еще не все. — Сабрина вскинула руку и спустила курок, прострелив отшельнику голову.

Звук падающего тела ознаменовал его смерть. И сзади уже затих Тор. Молодая охотница зажмурилась и бессильно опустила руки. Теперь и она себе мысленно сказала: «Что же ты натворила?!»

Она не отреагировала на шорох. Просто тихо произнесла:

— Марина, как ты?

Пленница, выйдя из ступора, резко подскочила к охотнице. Схватила ее руками со спины и крепко обняла.

— Спасибо… — шептала она, плача. — Сябочка, спасибо тебе, милая. Спасибо огромное!

— Помнишь, ты спросила… ты сказала, что у меня не было никогда мужчины, — тихо заговорила Сабрина. — Ты ошиблась. Были… Двое. Одновременно. И мне было двенадцать… И их совсем не интересовало, что я об этом думаю. И то, что я кричала и плакала… умоляла не делать этого, только сильнее подстегивало эту пьяную мразь… Они сделали это. Они были из твоей общины. Затащили меня в подвал детского садика… А на улице метель. Качели скрипят… Потом отец поймал их. С этого началось мое обучение. Он велел отрезать им головы. Они тоже умоляли сжалиться. И это взбесило меня. Сначала я не хотела резать… но когда они стали умолять… Я отрезала одному голову. Трудно было с позвоночником. Хрящ очень жесткий… Второму не смогла. Меня вырвало. Второго отец скормил тварям. Живьем. Но одному я голову отрезала… Мне было всего двенадцать лет… Никто не смеет так поступать. Никто…

— Господи! — вскрикнула Марина и резко развернула девушку к себе лицом. — Бедная… Родная моя Сабриночка!

Пленница осыпала лицо спасительницы горячими поцелуями.

— Все кончено. Все будет хорошо, родная, — приговаривала она, целуя щеки, брови, виски, подбородок Сабрины.

Та вдруг обхватила ладонями лицо Марины и прижалась губами к ее губам. Ей захотелось, чтобы это сладкое мгновение длилось до конца ее жизни. Но Марина испуганно отстранилась.

— Ты чего? — прошептала она, прикрыв рот ладонью.

Охотница горько усмехнулась. Обессиленно опустилась на колени и повесила голову.

— Марина, ты знаешь, что такое одиночество? Ты ведь не знаешь, что такое одиночество. Не знаешь, как это страшно. И самое страшное одиночество — это когда ты не одна. Когда вокруг тебя люди. Они есть, но их как будто нет. Ты одинока среди людей. Это страшно. Даже отец. Он ведь… Я умерла для него тогда. Когда он увидел, что те два упыря сделали с его маленькой девочкой. И не стало для него той его маленькой девочки. Он, конечно, воспитывал меня после. Растил. Но воспитывал и растил он не родную дочь, а охотничью собаку, ловкую, сильную и безжалостную. И у него это получилось. Ведь я ненавидела весь мир. Мужчин. Твою общину. Когда ненавидишь весь мир, ты одинок. И от одиночества ты ненавидишь еще больше. Ведь никого нет рядом. А ты не одинока. Ведь с тобой… в тебе… ребеночек…

И Сабрина уронила лицо в ладони и заплакала. Горько и отчаянно. Впервые с двенадцати лет…

Марина деликатно присела рядом и крепко обняла свою спасительницу.

— Ты не одинока, милая, — шепнула она.

16 ТЕМНОТА

Жрец рассчитал верно. Конечно, первой мыслью было броситься к ближайшим руинам и дворами добраться до убежища секты. Но всюду снег; если бы нападавшие решили его выследить и догнать, то им бы это удалось. Следы на снегу, и этим все сказано. А в том, что его хотят догнать, Жрец не сомневался. Ведь на плечах у него «винторез» и помповое ружье. Убить могут и за горсть патронов, а уж за огнестрельное оружие и подавно.

Но Жрец не прожил бы столько лет в этом царстве хаоса, где резко уменьшилось число людей, но многократно умножились ранее скрытые, а теперь обретшие статус аксиом и законов пороки человека. Не прожил бы он столько, не будь умен и способен просчитывать варианты, как подобает поступать хищникам и падальщикам. Ведь в таком мире любой падальщик и даже хищник рискует стать дичью, если оступится. Если потеряет чутье и остроту восприятия. Те, кого убили сектанты, потеряли бдительность. Потеряли и его менее опытные подельники. Но не он.

Жрец быстро отсек возможность возвращения дворами домой. Еще когда перемахнул через снежный бархан, он понял, что это гибельно. Он буквально на брюхе заскользил по снежному насту вниз, отталкиваясь руками. Спасение было на замерзшей реке. Вылизанный ветрами лед не сохранял на себе следов. И там торчали притопленные суда. В одном из них он и спрятался. Потом осторожно стал наблюдать за стороной вероятного появления врага через оптику «винтореза». Однако либо неприятель решил, что он ушел в город, либо тоже был не прост и следил за рекой из укрытия, понимая, с кем имеет дело.

Жрец не был обладателем такой роскоши, как часы. В систему его жизненных координат четкий хронометраж не вписывался по причине ненадобности. Однако сейчас ему очень хотелось знать, сколько часов он провел в полуутопленной ржавой посудине, сильно накренившейся на левый борт. Течение времени определяла лишь наступившая темнота. Значит, вечер. Или уже ночь. Но самое скверное — это холод, голод и вьюга. Есть хотелось страшно, и била сильнейшая дрожь — вот она, расплата за неподвижность. И теперь, когда снаружи завыл жуткий ветер и снежные гранулы наждаком зашелестели по бурой от коррозии барже, он вдруг подумал, не допустил ли ошибку в выборе пути. И не стала ли эта ошибка роковой. Может, надо было именно дворами, пусть и по снегу, уходить домой? В тепло, в укрытие от ненастья, туда, где есть что сожрать и выпить. А что вышло? Вышло, что он сам загнал себя в ледяную ловушку. И как теперь быть?

Ясно одно: в барже оставаться нельзя. Он, конечно, вооружен, но теперь едва ли закоченевшие руки смогут эффективно стрелять.

Жрец осторожно выбрался из надстройки, грозившей превратиться из убежища в могилу. Снаружи отчаянно выл ветер, он тут же набросился на человека всей своей мощью. Тьма была кромешная, в ней худо-бедно угадывалась только белизна льда и снега. Утопив голову в меховом капюшоне своего одеяния, сшитого из добытых в мертвом городе предметов зимней одежды и звериных шкур, он осторожно двигался по краю баржи, держась за ржавые леера, чтобы не упасть. Вьюга упорно боролась с его равновесием, и, когда он наконец достиг глади речного льда, ветер все же свалил его с ног.

Ворча под нос отборные ругательства, Жрец поднялся, сделал несколько шагов, но очередной порыв ветра снова опрокинул его на лед, да еще и протащил несколько метров по скользкой поверхности. Тогда сектант решил, что эффективнее двигаться на четвереньках. Лишь бы добраться до руин. Там снег и не скользко и есть где укрыться от ветра. Главное сейчас — уйти с реки.

Крутой склон, ощетинившийся густым сухим кустарником, торчащим из снега, на сколько хватало глаз, спускался в ледяную пойму Оби, по которой проходила Сухарная-Береговая улица, где еще местами сохранились невзрачные постройки. Ударная волна не разрушила их, она прошла поверху и лишь сорвала крыши. Позже разобрали большинство домов — те, которые деревянные. Каменные еще стояли, и в подвалах сохранились печи. Видимо, в самом начале, когда выживших было куда больше, чем нынче, они переселялись туда, прячась от холодов и мародеров. Сейчас, однако, этот район, как и практически весь город, был безжизненным. Но в эту ночь одна из подвальных печей вновь вспомнила жар огня и копоть дыма.

Бронислав и Рябой растопили ее найденными остатками деревянных домов и сараев, а также хворостом из прибрежного кустарника.

Свое движение по следам неизвестного снегохода они прервали у поселка Затон, на том берегу реки. Выяснить происхождение следов так и не удалось, охотников заставили повернуть сгустившиеся сумерки и разгулявшееся ненастье.

— Черт, как не вовремя-то все… — ворчал Бронислав, грея руки у печи.

— Чего ты нервничаешь, командир? — сонно буркнул сидевший в углу на охапке хвороста Рябой.

— Как не нервничать? При нормальном раскладе минут тридцать — сорок до Архиона. А мы тут застряли. Вот сиди и думай до конца этой вьюги, что там за пальба была.

— Бронь, ну не кипиши ты раньше срока, а? Сам ведь сказал, что выстрелы не пистолетные. А у Тора и Масуда пистолеты. Значит, не наши это.

— Молодец, — хмыкнул недовольно Бронислав. — Отличное наблюдение. Только что это значит? Может, положили ребят, а те и не успели ответить. А там Сабрина…

— Да перестрелка это была, командир. Перестрелка. И ни одного хлопка пистолетного я не слышал. Не было там наших.

— На таком расстоянии пистолет и не услышали бы.

— Вот для чего ты себя сейчас накручиваешь? Легче будет от мысли, что наши в засаду попали, что ли?

— Не грузи, Рябой, — поморщился Бронислав. — Надо погреться и идти на «Речной вокзал».

— Совсем ума лишился?! — воскликнул Рябой, привстав. — В такую погоду да потемну? И куда мы придем? Сейчас на улице даже свою вытянутую руку не видно. Заплутаем и будем шарахаться, пока новый день не настанет да буря не стихнет. И что толку? Я уже не говорю про то, что вообще сгинем в буране этом.

Бронислав покачал головой, словно отчасти соглашаясь с доводами Рябого. Прислушался, не стихла ли вьюга. Нет. Снова покачал головой, вздохнул и тихо выругался.

— Надо было их не на «Речной» отправить, а до «Площади Ленина». Быстро бы туда дошли.

— Ну конечно, — хмыкнул Рябой. — Вот там бы и напоролись на засаду, точно. Ближайшая к Перекрестку Миров станция. И самый логичный вывод — ждать нас возле нее. А если не те, кто за девкой пошел, то монахи Аидовы сцапали бы. На улице их перемирие не действует, ни с кем. Жратву добывают себе, суки.

— Да знаю я, — дернул головой Бронислав.

— Ну так и не нервничай, коли знаешь. «Речной вокзал» — это верняк. Там точно никто бы не ждал. Просто не успели бы туда дойти, даже если б и догадались. Но не догадались, это я тебе гарантирую.

— А следы?

— А что следы? У нас фора по времени какая? Тем более что разделились мы. Поди знай, кто и куда пошел.

— А снегоход?

— Здрасьте, приехали. Ты сам видел, в какую тмутаракань эти следы убрались.

— Ну да… ну да… — Бронислав почесал небритое лицо.

— Да хватит мандражировать, командир. Уже бесит, честное слово. Тор и Масуд, между прочим, тоже не пальцем деланные. И преследователя завалят, и засаду перебьют, ежели надо. Чего стоят эти лохи с центральной общины в бою? Да ничего. Едаков, молодчага, сделал из них стадо тупое и жвачное. Оглупил, охмурил речами елейными. «Массандрой» ублажил. Думаешь, отчего в центральной общине больше всего самогона делают? Да чтобы пили и не дергались. Допустить, что он сам да вояки его решили отбить жертву?.. Чепуха. Едаков — наш человек. Все он сделал для своего благополучия и для нашего промысла. Войны ой как не хочет. К чему ему все это? У него бабы. У него роскошный быт. У него власть. Все ресурсы общины под его контролем, и их в достатке. И что нужно Анатолику нашему? Правильно. Чтобы все так и было. Чтобы народ работал и добывал для него эти самые ресурсы. Да еще налоги со своих мизерных паек платил. И чтобы не бузил народ. А народ бузить не будет. Ведь у нас с Едаковым договор о мире. И стадо ихнее знает, что не станет Едакова, так и договоры все аннулируются. И мы уже не ограничены квотой в одну жертву за охотничий сезон. И Аид с себя снимет все обязательства, дескать, под землей никого не ловить, а просто выторговывать трупы. И армагедетели тоже с цепи сорвутся. И это ихнее быдло все прекрасно понимает. Тупые, пропившиеся, но главное — понимают. Понимают, что им на свою власть молиться надо. Понимают, что если вместо Едакова, радеющего за эту. — Рябой зло засмеялся, — интеграцию, мать ее, и сотрудничество придет какой-нибудь народный патриот, коему будет дело до благополучия и выживания своих землячков, то мы сделаем все, чтобы их передушить. А серьезного отпора Перекресток Миров дать не сможет. И в том опять-таки заслуга Едакова. Вояк совсем мало, да и у тех иммунитет от нас. Они верны Едакову. А если что не так, то ни одна община просто не даст времени им вооружиться да узнать, как этим оружием пользоваться. И Едаков понимает: измени он сейчас политику в пользу своих людишек, и ни нам, ни Аиду, ни кому другому он живой и власть имущий уже не нужен будет. Вот так-то, Бронислав. Да впрочем, чего я тебе разжевываю? Ты ж не дурнее меня, сам все понимаешь.

— Понимаю. — Старший охотник в очередной раз покачал головой, глядя на огонь в печи.

— Ну вот и славно, что понимаешь. Отсюда и вывод. Лошары энтузиасты пошли за бабой. А лошары против Тора и Масуда… Да и против дивчины твоей, кстати… Вон она как трутня ухлопала, любо-дорого посмотреть. Так что не волнуйся, в порядке они полном.

— Надеюсь, что ты прав.

— Да конечно прав, старина. Очень даже прав. — Рябой подошел к нему и ободряюще похлопал по плечу. — Они, небось, дрыхнут себе там, в тепле и сытые, а ты волнуешься. — Он засмеялся. — Вот и нам, кстати, поспать не мешало бы. К чему то время, что двигаться не можем, тратить впустую?

— Плохая идея. Аидова станция к нам сейчас ближе всех. Не хотел бы я даже бодрствующим с его монахами столкнуться на поверхности. А уж спящими к ним попасть…

— И что, они в такую погоду шастают по городу? — Рябой сделал скептическое выражение лица.

— Ну знаешь. Чем черт не шутит.

— Давай тогда по очереди, что ли, спать?

— Спи. Я не хочу.

— Ладно. — Напарник улегся на хворост, отчего тот неприятно захрустел. — Толкнешь, как кемарить начнешь. Только хоть часок дай поспать. — Он засмеялся.

— Спи, спи.

— Слушай, а что за тайна такая?

— Какая еще тайна?

— Ну, про крота этого. Стукача с Перекрестка Миров. Ни ты, ни другие старшины охотничьих групп не делитесь информацией. Кто таков? Как сведения сливает? И что за сведения?

— Тебе-то зачем?

— Да ладно. Не доверяешь, что ли?

— Дело не в доверии. Просто есть правило: не трепаться об этом. И все.

— Да брось, командир. Кто он?

— Веришь, нет, я не знаю.

— Как это?

— Да вот так. Просто получаю информацию определенным образом. Знаю, что есть у них человек, который по определенным дням и в определенное время суток, с началом охотничьего сезона и до поимки жертвы, оставляет нам информацию. Вот и все.

— Ну а как с ним законтачили-то?

— Да как… Он вроде сам на связь с нашими вышел. Давно еще, в первые сезоны. Ну, когда все устаканилось и наше мироустройство современный вид приняло. Собственно, потому мы столько времени баланс держим, потерь не несем практически и спокойно берем жертву, что помогают нам оттуда. Без него пришлось бы дольше возиться.

— Ну, я бы не сказал, что сейчас шибко легко.

— Да просто привык. А без крота представь каково. В этот раз мы четко знали, что в этой норе, которую беглый трутень прорыл еще два года назад, стенка тонкая и за ней девка. Просто он подал нам сигнал, и мы спокойно взяли добычу.

— Ну да. Просто было, не спорю. Только вот одно не пойму: а как он сигнал-то подает?

Бронислав вдруг засмеялся тихо и покачал головой.

— Помнишь, я вам зеркала у Перекрестка Миров показывал? Помнишь? А потом я еще ходил к ним.

— Ну, помню. Они, зеркала эти, вроде дневной свет к ним на ферму проводят, да?

— Ну да. Я так и сказал. Так вот, по этим зеркалам он и сливает нам информацию. — Да ты что? И как это? По зеркалам-то…

— Да очень просто. Зеркала, это ведь отражения. Ну, днем они свет ловят и отражают друг от друга. Свет идет в оранжереи ихние и жукам. Ну а в сумерках… Или там вообще во мгле ночной, отражение обратное. На ферме у них тогда лучины горят или лампы масляные, не знаю. И свет этот на поверхность пробивается. На ночь-то, и в непогоду, они чехлят свои зеркала, что на улице. Но если чехол поднять, то отражение — вот оно, никуда не делось. И он оставляет особым образом между зеркалами, что внутри, у него под носом, весточку шифрованную. К примеру, такого-то дня в такой-то район пойдут собиратели дров и снега. Или еще что-то в этом роде. В этот раз он нам сообщил, что про нору никто, кроме него, не знает. А там девица какая-то в расстроенных чувствах прячется от всех и плачет. Легкая добыча. Вот и весь секрет.

— Надо же, — усмехнулся Рябой. — Не зря говорят, что все гениальное просто. Иначе и не скажешь. Весь наш уклад, все наше мироустройство — не более чем отражения в зеркалах.

— Да. — Бронислав задумчиво кивнул. — Отражение во мгле.

— Значит, это кто-то из обслуги оранжерей и питомника жуков? Кто-то, кто имеет туда доступ? Это ведь вроде как режимный объект, опора нашей мировой экономики.

— Наверное, да. Не знаю я.

— Знаешь, небось, да говорить не хочешь, — прищурился Рябой.

— Ублюдок он. Поганый вонючий ублюдок. Вот все, что я знаю.

— Ох ты! — Охотник сделал удивленное лицо. — А чего ты так на него понес-то? Он же наш. Помогает нам, сам говорил. Разве не так?

— Так-то оно так. Но ведь подумай, он же предатель. Разве так можно? Живет с людьми. Жрет с ними. Пьет с ними. Здоровается за руку. Улыбается им. И продает. Причем мы-то не платим ему ничем. Ну, может, ему так удобнее. Может, он нашу охоту держит под контролем, чтобы никого из его близких не увели да себя обезопасить. Но все равно. Шкура ведь. Предатель. Гнида. Тварь. Не могу я понять. Ну вот хоть убей, не могу. Можно пойти против своих в открытую. Можно. Всякие бывают причины. Просто бросить вызов. Но чтоб вот так, подло, по-тихому сливать? Не понимаю я этого, Рябой.

— Да и хрен с ним. Оно нам сподручнее. А его мотивы сучьи да гниль нутряная — не наш головняк. — Напарник махнул рукой. — А почему они зеркала без присмотра оставляют? Не боятся?

— А чего бояться?

— Ну как чего… Побьет кто. Или стихия…

— Да кому это надо? При современном раскладе никому не выгодно. А в городе-то и нет никого. Случайные люди не бродят. А те, кто бродит по нуждам всяким, знают, что зеркала — это наше все, а не только прихоть Перекрестка Миров. Есть у них обслуга. Но прячется в метро она почти все время. Иммунитета от нас, от охотников-то, у этих людей нет. Так, периодически чистят от снега и наледи. Чехлят от ненастья, я же говорил.

— Н-да. Толково, конечно.

— Толково. — Бронислав задумчиво закивал. — А знаешь, в такие моменты, когда делать особо нечего и голова просто по инерции начинает думать о бытии нашем, о всяких там материях, не могу я отделаться от ощущения, что весь наш мир, современный имею в виду, весь наш уклад жизни, общий уклад, не только Архиона… наша возня, политика, цели — все это лишь крохотное отражение былой цивилизации в маленьком осколке разбитого мира. Как в этих зеркалах. Отражение былого величия и сопутствующей грязи в первобытной мгле, в которую мы сами себя загнали.

— Что тебя на философию потянуло? — Рябой ухмыльнулся.

— А почему бы и нет? Я же говорю, в минуты досуга задумываюсь. По инерции. И до дурноты все это… Знаешь, ничто и ничему человека не учит. Вот ведь люди порознь жили когда-то. Каждый со своим укладом. Может, так оно и надо? Не могут быть все люди одинаковыми. Да и не должны, наверное. Равными — возможно, но не одинаковыми. Ну, потом договаривались. Искали пути, чтобы в мире жить и при этом быть готовыми напасть или отразить. Наконец и у тех и у других главные решили: а на фига все это? Ну вот мы, главные, будем собираться вместе. Саммиты всякие… да клубы по интересам — это на самом деле. Оргии типа наших собраний в том поезде, в туннеле. Так и у них было. Игры в преферанс. Только вот колоды карт — это люди. Простые. Подданные. И фишки игральные, жетоны там, тоже люди. И вот играют большие люди в свои игры. А маленькие — разменный материал. Но кто-то из маленьких вдруг дергается, и начинают крутиться какие-то шестеренки. Кто может контролировать зеркала? Зеркала — это важная часть быта общины. Как раньше телефон, телеграф, телевизор. Конечно, не кто попало у зеркал этих. Кто-то важный и властный наверняка. А почему нам сливает? Да для поддержания мира. И еще. Возможно, если кто-то затевает у них бузу против такого уклада жизни, то его и сливают нам. Как тебе такой вариант? Двух зайцев, так сказать, одним камнем.

— Логично. Умно. Я как-то даже не задумывался.

— А я вот задумывался. А ты говоришь, философия.

— Ну а какая разница? — зевнул Рябой. — Этот уклад жизни и нас ведь устраивает. Или ты стал жалеть нашу добычу?

— Нет. Не жалею я людей, а презираю. Вот за то, что так живут, презираю. За то, что ничего лучше придумать не смогли за тысячи лет. За то, что мир разрушили. За то, что не сопротивляются. За недочеловекость. Все ведь знают простую истину, с которой не хотят спорить. Если не давать тварям периодически жертву, твари начнут охотиться сами и станет хуже. Ну а сколько этих тварей, кто знает?

— Мало? — пожал плечами Рябой.

— А ты думаешь, много? Ну я-то не знаю, сколько их. Но ведь если подумать… Они жрут одного человека в девять месяцев. Сколько их, по-твоему? Ну не может быть много. А вот взяли бы люди, да и собрались вместе, да и избавили бы себя от общей угрозы. Так нет, сидит каждый в своей норе. Одни думают, сегодня не меня схватили, чтобы к твари отвести, и хорошо, поживу еще спокойно. Другие, как мы, решили: схватим кого-нибудь чужого и отдадим твари, чтобы она в нас кормильца видела и не угрожала. И всех это устраивает. А кого не устраивает, тот «Массандру» жрет и уже доволен всем. И что? Я этих мразей жалеть должен? Да пошли они все на хер. Ничтожества. Презираю. И того крота презираю. Шкура, предатель и мразь.

— Так что же это, Бронислав, получается? Ты и себя презираешь?

Старший охотник приоткрыл скрипучую дверку печи и подкинул хвороста.

Подвал наполнился мрачным и неестественным в замершем мире огненным светом.

— Ну, если на то пошло, и себя тоже, — произнес Бронислав после долгой паузы.

— Отчего же? У тебя такой авторитет. Опыт…

— А жена моя? Нет ее. Не уберег. Самое дорогое не уберег.

— А дочурка? Сабринка-то?

— Дочурка? — Бронислав стал нервно тереть подбородок. — А что дочурка… Такое детство у нее должно было быть? Такая жизнь? Не уберег я, Рябой. Не уберег. От людей не уберег семью. Вот и люди не уберегли. Себя, близких, весь мир. От самих себя и не уберегли. Ненавижу людей. Презираю их. Пусть жрет их тварь. Пусть жрет!.. Знаешь, я когда-то давно слышал, что в одном зоопарке стояла клетка и на ней было написано: «Самый опасный и страшный хищник на земле». И в клетке не было тигра, льва, крокодила или там ядовитой змеи. Не медведь гризли. Не варан и не баран. Не скунс или сумасшедший хомячок. Не безумный кролик из игры компьютерной.

— А что там было? Тварь?

— Тварь? — Бронислав усмехнулся. — Нет, дружище. Там стояло зеркало. Каждый человек подходил и видел свое отражение.

Рябой задумчиво покачал головой. Видно, слова Бронислава произвели на него впечатление. И наверное, он представил это зеркало в клетке. Возможно, и отражение свое представил, потому как дернул головой, словно отгоняя липкие и тягостные мысли.

— Слушай, Броник, меня одна вещь беспокоит.

— Какая?

— Снегоходец этот… по следу которого мы шли.

— И чего?

— Как чего. Он же на том берегу. Тот берег у тварей. А ну как баланс нарушит?

— Он в Затон укатил. И вроде дальше следы так и шли, на запад или северо-запад. Ну, где раньше северо-запад был. Затон вроде как пригород. Так что не особо интересно тварям, ежели там кто появится. Главное, участок между мостами. Горский микрорайон, ну и основная территория, от площади Маркса до кирпичного завода. Вот если бы туда сунулся, то я думаю, что воины уже бы давно на нашем берегу рыскали.

— А ну как опять сунется? Ну, если он не наш, не с Новосиба, и понятия о местных делах не имеет?

— Ну, тогда ему шандец там и настанет. А нам надо будет быстрее к алтарю девку вести, чтобы успокоить мамашу. Дескать, мы все еще в деле, заботимся, не повернули против нее.

— Ну хорошо, если все обойдется.

— А я смотрю, Рябой, что теперь ты кипишить начинаешь, — тихо засмеялся Бронислав.

— Просто мыслишка тревожная имеется, и все, — пожал тот плечами.

— Ну вот я тебе и объяснил, что да к чему. Ты вроде как спать хотел? Передумал?

— Да нет.

— Ну вот и спи. Хорош уже мне мозги шлифовать.

— Еще кто кому шлифовал, — хмыкнул Рябой. — Это ведь ты со своими зеркалами…

— Все, спи, — отрезал старший охотник.

— Ну что, думаю, в такую вьюгу смысла идти дальше пока нет, надо привал организовывать. — Мелиш в очередной раз провел перчаткой по фаре снегохода, убирая налипший снег. — Что думаешь, Рипазха?

— Думаю, как повезло мне с таким чертовски сообразительным напарником, — ухмыльнулся рейдер.

— Что есть, то есть, — засмеялся в ответ Мелиш.

— Все это хорошо. Только надо местечко подобрать поукромнее.

— Согласен. Ну, ты днем был здесь, лучше ориентируешься.

— Смеешься, что ли? Если б даже я тут жил, то хрен бы сейчас понял, где что. В этой метели сам черт заблудится и перебздит от страха.

— Позади нас, это что было? — Мелиш махнул рукой. — Стадион?

— Нет, — ответил Рипазха, мотнув головой. — Ипподром. Если верить карте, что Дьяк дал. И кстати, я в этом районе не был. В основном реку и набережную на той стороне исследовал. Если в городе есть река, именно там надо в первую очередь искать признаки жизнедеятельности уцелевших людей. Или на льду, или на берегу.

— Это я знаю, конечно. Ну а там, впереди, завод вроде?

— Да черт его знает. Наверное. Ну, может, где-нибудь приткнемся, пока не утихнет? Некоторые строения вроде целы, и места должно быть много. Большие стены-то.

— Сомневаюсь, что есть пригодные для укрытия здания. От эпицентра там километров десять. Если полмегатонны… или вся мегатонна… Для такого города заряд серьезный должен был быть. Думаю, снесло капитально. Либо крыши нет, либо половины стен.

— Ну так давай подкатим да посмотрим? Тут рукой подать до них.

— Да я вот думаю, может, есть смысл в базовый лагерь вернуться, к аэропорту?

— Ага, молодец, — покачал головой Мелиш. — Эдак мы весь топливный запас искатаем без толку. Будем шарахаться туда-сюда… Сам говорил: десять верст до эпицентра. А до лагеря, значит, все двенадцать.

— Ну а пока пристанище искать будем, не больше топлива машина сожрет, а?

— Да что тут думать и гадать? Свяжись с Дьяконом. Пусть сам и скажет, вертаться нам или схорониться тут.

— Не берет рация в пургу эту. Небось, еще и бури какие магнитные. Скрипит, трещит, и весь разговор. Я и с Бароном связаться не могу. Хотя он ближе должен быть, чем лагерь. А в лагере, небось, уже давно антенну свернули с усилителем. Иначе сдует ко всем чертям.

— Ладно, Рип, сам решай, ты же старший. Но я думаю, возвращаться глупо. Потеряем топливо и время. Может, и стихнет, пока доедем. Это мое ИМХО, а последнее слово за тобой.

— Что еще за ИМХО?

— Ну помнишь, в Интернете было такое сокращение? Типа по моему скромному мнению или что-то в этом роде.

Рипазха усмехнулся.

— Ну ты даешь! Интернет! Еще вспомни, как на пляже загорал, и про жару в то лето тоже вспомни.

— Да не сыпь ты соль, — отмахнулся Мелиш. — Я в то лето как раз из Интернета не вылезал почти. С девкой познакомился. Ну, по Сети. Хотел к ней махнуть на выходные, в Анапу. Да только следующие деньки такие жаркие выдались, что до сих пор холодно, мля.

— Не расстраивайся. Она, небось, страшная была, как эта самая война.

— Не, Рип. Симпотная она была.

— Откуда знаешь, если по Интернету?

— Так фотку прислала.

— Ну конечно, — усмехнулся Рипазха в очередной раз. — Прислала тебе фотографию какой-нибудь Родилины Самбриш, а ты и слюни пустил. Симпотной-то с чего по Интернету себе парня искать?

— Думаешь? Так значит, спасибо всемирной атомной войне за то, что упредила мой конфуз?

— Точно!

И они хором расхохотались.

Миновав бухту, тупым копьем вонзившуюся со стороны реки в южный берег, огибая полуостров, на котором когда-то находился микрорайон «Лесоперевалка», они выехали к большому зданию без окон. Позади остались огрызки эллингов, дамба и торчащие в бухте изо льда катера и лодки. Впереди, по обе стороны от Димитровского проспекта, когда-то высились безобразные громады торговых центров. Далее, судя по карте, должна быть еще лодочная база под названием «Якорь». Ну и тот самый полуостров со скупыми напоминаниями о микрорайоне, разделившем участь не только своего города, но и всего человеческого мира.

Комплексы, что справа от проспекта, не уцелели. О них напоминали лишь покореженные несущие конструкции, которые еще торчали из снега. А вот слева от дороги огромному ангару торгового центра посчастливилось больше. Видимых повреждений было мало, что удивительно: в эпоху заката цивилизации подобные строения возводились так небрежно, что зачастую рушились сами собой, хороня под своими обломками посетителей. Но это здание все еще стояло, напоминая о том, что всякое бывает на свете. Один торговый центр развалится за три года до войны, а другой продержится семнадцать лет после.

Когда-то напротив этого ангара стояли два таких же громадных, но к сегодняшней ненастной ночи они успели истлеть.

Рейдеры Барон и Штерн единогласно решили, что лучшее место для стоянки едва ли удастся найти.

— Ведь строили как попало, халтурили всюду, — приговаривал Штерн, когда они волокли снегоход внутри здания, проникнув через развороченный грузовиком, который там же и застрял, вход. — Недаром чаще разваливалось то, что было сделано не при советах, а позже. А этот дом все еще стоит, ведь странно, да, старшой?

— Ну стоит, как видишь, — буркнул Барон.

— А если рухнет, пока ночевать будем?

— Сплюнь, дурак. С чего ему рушиться именно сегодня? Ведь столько лет простоял.

— Ну а вдруг срок уже подошел?

— Почему же тогда ты согласился на ночь тут приткнуться, а, балда?

— Да ветер в харю задолбал уже, если честно. И темень. Что там на дворе искать?

— Вот и не свисти, что рухнет.

— Да это я так, к слову.

Они заволокли машину под эскалатор. Барон тут же нашел большое клеенчатое полотно — похоже, рекламный плакат, — накрыл машину и осмотрелся, водя вокруг фонарем. Ветер внутри здания гудел совсем не так, как снаружи. Проникая через многочисленные пробоины в стенах, он рождал басовитый вой, наводивший на мысли о страшной беснующейся твари невиданных размеров и очертаний, которая бродит наверху и ищет тех, кто посягнул на ее покой. — Что-то я не пойму, откуда снег залетает? — Барон продолжал водить лучом фонаря, в который попадали то редкие снежинки, а то и целые горсти снега.

— Похоже, дырка большая на втором этаже. Пойду посмотрю. Может, заткну чем или задвину.

— Давай, — кивнул Барон. — Зови, если что. Только не заблудись там.

— Да ладно, не маленький. С чего бы мне заблудиться? — усмехнулся Штерн.

— А ты что, не знаешь, для чего торговые центры строили?

— И для чего же?

— Да чтобы посетитель не сразу выход нашел.

— Это еще зачем?

— Ну ты чудак, ей-богу. Чтобы люди бродили там подолгу, на товары смотрели. Соблазнялись что-нибудь купить. Оставляли денежки свои кровные. Даже самую бестолковую хрень скорее купят в супермаркете, чем в каком-нибудь ларьке.

— А если пожар? Выход тоже надо долго искать?

— Да кому это интересно? Ты, главное, деньги оставь. А сгоришь, задохнешься, завалит тебя… это уже твои трудности.

— Ладно, не грузи. Я пошел.

— А я тут сварганю сейчас нам какую-нибудь юрту.

Штерн включил фонарь, надел его на голову поверх плотного армированного капюшона рейдерского костюма и осторожно пошел по эскалатору наверх, проверяя ногой прочность каждой ступеньки.

Барон тем временем сдвигал к эскалатору прилавки, создавая фундамент временного пристанища и добавляя к царившей в здании какофонии еще более неприятные скрипучие нотки; все новые следы появлялись на устланном снегом и мусором полу. То и дело поглядывая наверх и замечая луч фонаря напарника, Барон довольно быстро завершил эту работу и приступил к возведению стен из различной утвари, мало-мальски годившейся на роль строительных блоков. Затем он нашел стальную тележку для покупок, отломал все лишнее, оставив только корзину, и установил ее в центре домика. После чего прошелся вдоль полок, набрал стальных и пластиковых листов. Пластиковые сгодились для кровли, а стальные, изрядно проржавевшие, он разделил на куски, каковыми обложил корзину, — вот и готов очаг, а топливо тут наверняка найдется.

Прямо у эскалатора наверху Штерна встретил опрокинутый банкомат. Его, похоже, курочили ломами и фомками, извлекая наличность. Видимо, после всемирного апокалипсиса кто-то еще всерьез верил, что деньги будут иметь цену. На втором этаже снега было больше, этому поспособствовали разнокалиберные дыры в стенах и потолке. К счастью, самые крупные пробоины находились далеко от эскалатора, и заносимый ветром снег большей частью оседал среди стеллажей, поваленных и стоящих, и стен бутиков. На потолке давно растрескались гипсоплиты, весь пол был усеян их обломками. Кое-где еще свисали на проводах и раскачивались осветительные приборы. Найти здесь что-нибудь из товара было совершенно нереально, мародеры давно утащили из гипермаркета все до последнего памперса. Похоже, они даже уволокли часть стеллажей, прилавков и кассовых аппаратов. Большинство стен, что разделяли отделы магазина, тоже исчезли — либо их унесли, либо повалили, либо сами они рассыпались от времени и непогоды, проникающей сюда без особых хлопот.

Вот, кажется, место, где сидел кассир. Столик в бурых потеках — возможно, кровь. Поломанный стул, рядом кости. Череп пробит навылет, через глазницу. Штерн оттолкнул его ногой и двинулся дальше. Вот уцелевшая перегородка. Зайдя за нее, рейдер вдруг зажмурился от яркой вспышки и резко присел за какой-то прилавок, вскинув автомат. Впереди — движение! Штерн спешно погасил фонарь на голове, включил тот, что был приделан к стволу «абакана» и заметил, что впереди свет пропал. Рейдер осторожно высунулся, держа оружие в готовности к применению. И снова вспышка!

— Черт! — Рейдер отпрянул.

Чужой свет опять погас. Родилась догадка; чтобы проверить ее, Штерн взял с пола небольшой обломок гипсоплиты и бросил через прилавок, служивший сейчас бруствером, в ту сторону, где полыхало. Послышался характерный стук. Штерн осторожно выглянул и поводил подствольным фонарем. Впереди синхронно скользнул луч.

— Да это же зеркало! — Рейдер усмехнулся и встал во весь рост.

Впереди действительно была стена с неизвестно каким чудом сохранившимся большим зеркалом. Он подошел ближе, глядя на свое отражение. Каким же монстром он, должно быть, казался тем, кто прежде никогда не видел рейдеров и не знал о них. Боевой костюм с бронепластинами — словно хитиновый панцирь огромного хищного насекомого. И без того широкие плечи увеличены бронированными наплечниками с торчащими откосами, чтобы не соскакивали лямки автомата. Высокий армированный воротник закрывает шею. Дыхательная маска защищает носоглотку от лютых холодов. Жесткий капюшон, конечно, не спасет от пули или сильного удара по башке, но не позволит вонзить сзади в шею нож. Хотя, конечно, можно напялить и шлем от защитного костюма 6Б25, на основе которого были созданы многие элементы рейдерской экипировки еще перед войной. Такой шлем действительно сделает его очень похожим на насекомое, превратив человеческую голову в стрекозиную. Но братство все же предпочитает капюшоны утепленные и армированные титановой кольчугой, которая начинается у поясницы и прикрывает спину, шею и голову. Костюм отнюдь не легок, хоть и позволяет носить тяжелое оружие — его вес рационально распределяется по суставным и прочим ортопедическим элементам экзоскелета.

Штерн усмехнулся, помахал рукой.

— Ну, здорово, придурок, — сказал он своему отражению, которого минуту назад так испугался. — Ох и постарел же ты.

Подойдя еще на два шага к зеркалу, обнаружил на его поверхности какие-то надписи, сделанные, похоже, помадой.

«Ты чудовище».

«Ты во всем виноват».

И в самом низу:

«Ну что, долбоебы, допрыгались? А ведь вас, мудаков, предупреждали. Второго шанса не будет!»

— Ага, точно, — хмыкнул Штерн и двинулся дальше, обходя зеркало.

Впереди в стене зияла дыра. Эта была самая близкая к стоянке рейдеров пробоина, через нее вовсю задувал ветер и заносил уйму снега. Штерн поискал, чем бы прикрыть отверстие, но свет фонаря скользил лишь по всякому хламу, который никак для этой цели не годился. Чуть дальше обнаружилась еще одна здоровенная пробоина, уже в потолке; она открывала мрачный вид на небо. Стальные каркасы, на которых когда-то держались светильники и гипсоплиты, были сплошь покрыты льдом, отовсюду свисали сосульки. Самые крупные из них обрамляли дыру, причем они на манер сталактитов спускались к полу, а навстречу выросла ледяная гора. Очевидно, это замерзшая вода самых первых послевоенных месяцев, от тех жутких, смертельно опасных дождей. А значит, этот лед может быть радиоактивным. Он был грязным, почти черным, и это лишь подтверждало догадку о том, что без ядовитых дождей здесь не обошлось.

Рейдер сделал логичный вывод, что даже затыкание дыры в стене не решит проблему с потолком. Проще, да и рациональней, повозиться с домиком, нежели ходить всю ночь по циклопическому зданию, пытаясь закрыть дорогу сквознякам.

Штерн выключил фонарь и подошел к отверстию. Погода как будто испортилась вконец, ветер отчаянно пытался свалить вставшего у стены человека. В такую вьюгу едва ли можно увидеть свет на расстоянии больше чем полсотни метров. А шансы, что тут есть кто-то еще, наверное, так же ничтожно малы, как и шансы добраться от Москвы до Аляски в этом мертвом мире. И рейдер снова включил фонарь…

Барон все-таки раздобыл топливо. Тряпки, пластик и полиэтилен, конечно, не годились: дыма много, а толку ноль. Но к счастью, повсюду валялись остатки деревянных частей интерьера, мебели и тому подобного. Чуть с большим трудом, но все же нашлась и бумага: рекламные проспектики, плакаты, газеты, что в изобилии были когда-то на кассах. В терминалах оплаты сотовой связи и кассовых аппаратах обнаружилось несколько рулонов для печати чеков. Уже когда Барон сваливал возле очага драгоценный горючий хлам, зашипела рация в воротнике.

— Бара, слышь? — раздался голос Штерна.

— Чего?

— Я тут на целое зеркало наткнулся. Увидев свое отражение, чуть сердце не высрал от страха. — Напарник засмеялся.

— Ну ты герой, — хохотнул в ответ Барон. — Хорошо, шмалять в зеркало не начал. А то как увидел бы, что и он в тебя садит, так точно сердце через жопу потерял бы. Вот иди потом и ищи его в говне.

— Ладно. Это все прикольно, но я тут на улице кое-что странное вижу.

— А зачем ты на улицу поперся?

— Да не на улицу. Я на втором этаже, а тут дырень, что у той Сарочки из анекдота. В стене. Это с другой стороны здания, мы не видели, когда подъезжали.

— Так чего там?

— БТР. Разбитый в хлам, будто из пушки врезали. Нет, два БТРа. А дальше БРДМка на боку, тоже вдребезги. И что примечательно, ее, похоже, танк протаранил. Он тут же стоит. Снегом хорошо припорошен, но впечатление, что у него детонация боекомплекта была.

— Ну и что с того?

— Тут, похоже, был бой, вот что.

— Бой? Погоди, а чья это бронетехника? Принадлежность можно разобрать?

— Да в том-то и дело, что и БТРы наши, восьмидесятки. И танк тоже. Семьдесятдвойка. Чего они друг друга-то?

— Да брось. На этих тачках армии половины мира катались.

— Ты что думаешь… тут вторжение было?

— Да ничего не думаю. Знаю, что граница относительно недалеко, вот и все. Ладно, спускайся. Поглядим. Чего батареи в рациях сажать?

— Хорошо, иду.

У человека, искушенного войной, пробоины сразу вызвали четкое понимание причины и следствия их происхождения.

— КПВТ, — произнес Барон, указывая рукой на вереницу дыр в стене торгового комплекса. — А вот еще, справа.

Штерн осмотрел следы крупнокалиберного пулемета Владимирова, которым оснащались бронетранспортеры, что добавляло в название оружия букву «Т» — танковый. Принятый на вооружение советской армии еще при жизни Сталина, этот пулемет калибра четырнадцать сантиметров и пять миллиметров оставлял весьма характерные отметины, особенно на тонких стенах подобных зданий. Да и подсказка была совсем близко — в паре десятков шагов навсегда застыл бронетранспортер. Корпус пробит навылет, и дыры внушительные. Следы горения. Ствол КПВТ, торчащий из башни, сильно деформирован. Дальше — еще один БТР-80. Корма, разворочена взрывом, башня сорвана — должно быть, лежит где-то поблизости, под снегом. Все люки открыты; похоже, из них когда-то вырывались языки пламени. На носовой части второй бронемашины, перед колесом, от которого остались только обод и полуистлевший корд покрышки, обнаружилась полустертая эмблема; изучив ее, рейдеры пришли к выводу, что броневик принадлежал подразделению внутренних войск.

Штерн бросил взгляд на второй этаж, на дыру, из которой он впервые увидел разбитую бронетехнику. Затем опять взглянул на следы пулеметных очередей. И снова на бронетранспортер.

— Ты заметил, что на стене у дыр пятна крови? — проговорил он сквозь гул ветра.

— Заметил, — кивнул Барон. — Пойдем-ка на БРДМку поглядим и на танк.

— Пошли.

Четырехколесная бронемашина не горела, и снарядов на нее не тратили. Но она была сильно разбита таранным ударом танка в левый борт и опрокинута на правый. На башне БРДМ тоже сохранилась эмблема. Действительно, это было подразделение внутренних войск, подчинявшееся не Министерству обороны, а главе МВД. Из люка механика-водителя торчал скелет в остатках одежды. Череп был размозжен, на шее висела гнилая неровная фанерка. Без труда удалось прочесть надпись сажей: «Смерть полицаям». Барон подцепил скелет стволом автомата и выдернул из люка. Посветил фонарем внутрь. В недрах маленькой бронемашины было полно консервных банок, битых бутылок, пакетов с чипсами и еще черт знает с чем. Увидел он и блоки сигарет, и коробки с изображениями мобильных телефонов и фотоаппаратов — и, вероятно, с этими вещами внутри. Еще там были кассовый аппарат и куча различной обуви.

— Ничего себе, сколько тут добра. Знатный шопинг пацаны устроили. Слушай, Штерн…

— Чего?

— А ну, глянь. В БТРах то лее самое?

— Да сгорели ведь коробочки.

— Ну, ты все равно посмотри.

— Ладно. Сейчас.

Штерн пошел к сожженным бронемашинам. Барон тем временем принялся изучать танк Т-72, который протаранил БРДМку.

Вблизи он выглядел еще плачевнее. Аккуратная оплавленная дыра в верхнем бронелисте у башни — характерный след кумулятивного боеприпаса от ручного гранатомета. Раскаленная струя вошла во внутреннее пространство танка как раз там, где располагалась боеукладка, и вызвала детонацию. Взрыв распорол швы корпуса, сбросил часть опорных катков с обоих бортов, начисто оторвал бортовые экраны из армированной резины, снес блоки динамической защиты, выкорчевал башню из погона и даже, наверное, подбросил, поскольку она лежала над правой гусеницей. На корпусе, естественно, не только опознавательных знаков не осталось, но и базовой краски. Не было никакого смысла заглядывать внутрь. А вот дальше, где когда-то, похоже, была автозаправочная станция, стоял еще один танк. Сохранился он гораздо лучше. Видимых повреждений не имелось, кроме оторванного ведущего колеса и разбитой в том же месте гусеницы. Вероятно, танк потому и бросили, что он был обездвижен. На терзаемом непогодой выцветшем корпусе тоже не уцелело никаких знаков.

Башня танка была слегка повернута, и Барон смог заглянуть в приоткрытый люк механика-водителя. Под слоем скопившегося там снега обнаружился армейский бушлат, весь в дырах и заскорузлый от крови. Порывшись в карманах, рейдер нашел деформированный шоколадный батончик, початую и смятую пачку сигарет, календарь за тот самый роковой год с проколотыми иглой днями до конца июня и военный билет. Судя по записям, он принадлежал солдату срочной службы, механику-водителю. И это было уже не подразделение внутренних войск, а армейское формирование. Причем вооруженных сил родной России, а не одного из множества государств, чьи войска катались на российской технике и при случае не упустили бы возможности урвать от ослабленной и израненной державы кусок послаще.

Барон почувствовал облегчение от того факта, что танк свой. Почему стало легче, он и сам не понял. Наверное, не давало покоя однажды увиденное. Российская 58-я армия идет принуждать грузин к миру, и в колонне старенькие Т-62. А грузины встречают их на прошедших израильскую модернизацию, более современных семьдесятдвойках…

В танке также оказались блоки сигарет, чипсы, консервы, пакеты с крупами, солью и чаем, бутылки со спиртным и всякими безалкогольными напитками. И два мумифицированных трупа — обглоданного человека в остатках танкистской робы и дохлой собаки рядом с ним.

— Барон, слышь? — раздался голос Штерна.

Рейдер вылез из танка и принялся стряхивать с себя снег, швырнув при этом военный билет обратно в люк.

— Чего там?

— Ну, короче, посмотрел я.

— И?

— Коробочки обгорели капитально, но остатки похожего товара в обоих БТРах имеются. И вот что я думаю: товар из этого магазина.

— Долго соображал? — усмехнулся Барон.

— Да знаешь, как-то думать об этом не очень-то и хотелось. Наши парни… Коллеги, так сказать… Защитники Родины с присягой и всеми делами, что получается, мародерствовать приехали?

— А почему тебя это удивляет?

— Да как-то… Военные же. Не сброд бандитский.

— Да брось. Любой военный любой страны в схожих обстоятельствах действует именно так. Я не знаю, как в твоей части было, а вот у нас в гарнизоне вышел такой случай. Приехала инспекция из генштаба, морды, как мы их называли. Ну, смотрели одну часть. И вот прикопались, что не облагорожена территория. Клумб, дескать, с цветами нет. Что бронетехника уже все мыслимые сроки выслужила, это им побоку. Что условия службы поганые, по хер. Что кидняки сплошные с жильем, не беда. А вот цветочков нет, хреново. Ну, комбат собрал ротных, зампотылу и всю свою свиту. Говорит, хрен вам, а не выходные. Как хотите, но чтобы в понедельник утром по приходе на службу я обнаружил клумбы с цветами по всей территории. Они ему, дескать, как можно за два дня вырастить цветы? А он им: ваши половые трудности. Это приказ. Как хотите, так и растите. Ну, те выстроили солдат и говорят, как хотите, но чтоб были клумбы с цветами. Или сдохнете на физо.

— Так чем дело кончилось? К чему ты?

— Чем дело кончилось? — Барон усмехнулся. — Солдаты ночью пошли в ближайший детский сад и утащили оттуда все цветы вместе с клумбами. Вот так-то. А ты о благородных мотивах. Ежели все в армии стоит на том, что, дескать, выкручивайся как хочешь, но чтобы было, то понятия о чести и прочих позитивных вещах ты едва ли воспитаешь в людях. Скорее наоборот.

— Но эти убивали друг друга за шмотки, жрачку, бухло и курево. Это ведь не клумбы у детей воровать.

— А тут, друг мой, изволь сделать скидку на особые условия. Армегедец всеобщий, он преображает человека очень. Заставляет его всю душу открыть окружающему миру. Все свое нутро. И чем больше у человека в этих условиях оружия, тем заметней он выступит и громче заявит о себе.

— Это еще не все, Барон.

— В смысле?

— Там, у стены, где дыры от КПВТ. Короче, я снег поворошил. Кости везде. Хоть где копни. Уйму народу там положили. Судя по остаткам одежды, гражданских. И тоже с барахлом из магазина.

— Ну, этого и следовало ожидать. После ударов выжившие ломанулись в ближайший уцелевший магазин, стали хватать все подряд. Небось, и друг друга мочили. Потом подкатили вэвэшники и вояки, решили, что все это ихнее. Пошмаляли людей и друг друга заодно.

— А почему товара столько осталось? В той бээрдээмке, например?

— Да, наверное, те, кто в этой бойне уцелел, забрали, сколько можно на себе унести. Транспорта ведь они лишились. Там вон еще и два «урала» разбитых.

— Может, мы заберем тогда? Консервы, наверное, стухли, а вот сигареты, шмотки, соль, еще всякое.

— А потащим как? Вот утихнет буря, связь с лагерем восстановится, скажу Дьякону. Пусть вездеход сюда гонят и собирают. Ладно, пошли ночевать.

— Ну, пошли, — вздохнул Штерн.

Тепло от печи успокаивало и умиротворяло. Константин чувствовал непреодолимую тяжесть в постоянно закрывающихся веках. Накопленная за день усталость пыталась загнать его в сон, но тревога за жену, а еще голод, который так и не унялся после ужина, да и не оставлял его, казалось, ни разу за все эти годы жизни после всемирной катастрофы, никак не давали сну окончательно овладеть сознанием.

— Костя, чего не спишь, носом клюешь? — шепотом проговорил Волков и зашуршал куском газеты, мастеря самокрутку.

— Как же спать? Страшно за Марину. Ты и представить себе не… — Ломака вдруг осекся. — Прости.

— Да ладно, чего уж. Для меня все это в далеком прошлом. Хотя боль… Боль, она такая штука. Как трещина в штукатурке на потолке квартиры. Не всегда ее видишь, не всегда о ней думаешь. Но стоит бросить взгляд, и вот она. Тут как тут. Никуда не делась.

— Прости, — еще раз произнес Константин, вздохнув.

— Да перестань. Нормально. Ничего. — Степан приоткрыл чугунную дверку печи, подкинул хвороста.

Поджег тонкий прутик, прикурил от него и кинул обратно в печь.

— Слушай, не курил бы ты, а, — прошептал Ломака. — Тут и так откуда-то дым сочится. Только угореть не хватало.

Волков посмотрел на спящих Жуковского и Селиверстова. Дальше в углу храпел связанный Паздеев.

— Ну ладно, пойду наверх. Составишь компанию?

— Идем, — пожал плечами Константин.

Здание, подвал которого они облюбовали на эту ночь, сохранило несколько стен и часть крыши. Полного спасения от вьюги это не давало, но посидеть там некоторое время, подышать свежим воздухом да покурить можно было вполне сносно.

— А может, и тебе самокрутку сварганить? — спросил Волков, жадно затянувшись.

— Да я же не курю, — мотнул головой Костя.

— Ну и молодец. От этой махры нашей горло дерет так, что край. За цивильную сигаретку убил бы, ей-богу.

— А чего не бросишь?

— Так ведь одна радость в жизни-то, — усмехнулся Степан.

— Сомнительная радость.

— А у нас в жизни все сомнительно да относительно. Разве нет?

— Ну, не знаю. — Ломака пожал плечами.

— Слушай, Костя, ты это… Ты вот извинялся внизу. Я чего сказать-то хотел… Ты меня тоже прости, парень.

— За что? — Константин удивленно взглянул на товарища.

— Ну, за это. Когда ты в клетке был, а я надзирателем… Моя неправда. Прости, братка.

— Да прекрати, Степан. Я ведь тогда тебе гадостей наговорил. Да и не за что извиняться. Ты же выпустил меня, с нами пошел. Чтобы мне помочь.

— Пойти-то я пошел… — тихо и как-то многозначительно произнес Волков, снова затянувшись и кашлянув.

— Что-то не так? — Эта фраза насторожила Ломаку.

— Да все так, конечно. Только есть еще причина. Ну… причина, по которой я пошел.

— Не понял. — Константин совсем напрягся. — Ты что хочешь сказать?

— Да расслабься, парень. Никакого дурного умысла.

— А что тогда?

— Ты в курсе, что время от времени я поднимаюсь на поверхность, в город выхожу? — Степан посмотрел на Ломаку.

— Ты? На поверхность? Нет. Не знал.

— Да никто не знал.

— То есть? А как же ты выходил? Как же посты?

— Есть секрет у меня. Помнишь, в туннеле, перед нашим выходом, завал был? Еще Андрей с Василием туда ходили, болтали о чем-то. Ну, туннель обваленный?

— Помню, конечно. — Костя кивнул.

— Ну так вот, лаз там есть. Плиту отодвинуть надо, и будет что-то типа колодца, наверное, для вентиляции, или там для циркуляции воздуха в метро. По нему можно на поверхность выбраться. Я же надзиратель, за тюрьмой слежу. Следил, вернее. А в нее, сам знаешь, редко кого сажают. Только в особых случаях. Так что времени, когда я сам себе предоставлен, достаточно. Ну, ходил-бродил и нашел лазейку-то. А на улице оказался, аж голова закружилась. Первая мысль была: мне это знак свыше. Дескать, не возвращаться надо, а дальше идти. Давно это было, лет восемь, наверное, если не больше.

— Даже так?

— Ага.

— А куда идти?

— Ну, домой, — вздохнул Волков. — В Москву.

— Да ты что?! Это же даль какая!

— А то я не знаю. Но ведь, Кость, сердце все эти годы в клочья рвалось. Душа не на месте. Вот как у тебя сейчас, но помножено на тысячи верст. В Москве остались супруга моя и дочка. И брат Артем. — Степан горько усмехнулся. — Его невеста отчего-то Ветром называла. Готовились свадьбу сыграть. Золотой парень, отчаянный, не чета мне. Все-таки, наверное, он погиб. Был бы жив, непременно пришел бы в Новосибирск и разыскал меня.

— Да брось. Может, просто возможности нет. Может, живы они, близкие твои все…

— А представь, каково мне думать, что они живы? Больно до жути. Вот знал бы наверняка, что мертвы, так и спокойней было бы. Или сам бы с легким сердцем уже давно богу душу отдал. Но нет, сидит во мне надежда эта и грызет. Да ты не смотри на меня так. Хоть и темно, но все же чувствую.

— Да, но… Как же…

— Костя, я прекрасно понимаю, что так говорить плохо. Нельзя так даже думать. Но просто представь меня на своем месте. Или себя на моем, как правильнее…

— Я понимаю, но…

— Пытался я, Костя. Пытался уйти. Вот тогда и пытался. Далеко ушел. Замерз так, что думал, все, смерть. Не выдержал, повернул назад. Хотел сначала через пост.

Но подумал, начнутся расспросы: как на поверхности оказался и все такое. Ну и полез тем же путем. Никто даже и не заметил, что меня не было. Не хотел я свой секрет выдавать, поскольку не оставлял мысли уйти в столицу. Думал, с кондачка нельзя, надо подготовиться хорошенько: лыжами обзавестись, одежду справить получше. Припасы и все такое.

— И что потом?

— Готовился. Пытался еще несколько раз, да все что-то не получалось. Будто останавливала сила какая-то за городом. Дескать, вернись, а то сгинешь. И возвращался. Ненавидел себя за это, ругал на чем свет стоит, но возвращался. И с ума сходил от слабости и малодушия. От того, что поделать ничего не могу. И от понимания, что даже если заставлю себя, то в самом деле не дойду. Сдохну в пути. Вот за эти мысли я и проклинал себя. Дескать, ищу причины, чтобы не идти. Я тогда на грани был, конечно. Реально, это как раздвоение личности. Один хочет пойти, другой говорит, что это смерть. И доказывают что-то друг другу все время… даже дерутся в кровь. Помнишь, ты в клетке сидел, а Жуковский все так и сказал мне да про меня же. Как насквозь меня видел, все мои чувства. Н-да. Все так…

Но были еще попытки. В последний раз я в бурю попал. Далеко не прошел. Спрятался от непогоды в подвале, как мы сейчас. Наткнулся там на вещи какие-то. И среди них были книги. Помню, долго я сидел и листал одну. Темно, читать не могу, просто страницы переворачиваю. Это успокаивало. Ну а как буря стихла, так и пошел я опять в метро наше. И книги с собой взял. Уединялся там и читал. Это, конечно, помогло мне с ума не сойти окончательно. Целостность себе вернул. Весь в чтение ушел от бед и мыслей своих. Прочитал книги, и аж запекло: надо еще. Вот как курево это. Бросить не могу, и все тут.

Как наркотик. Ну и стал я выходить уже за книгами. Бродил по руинам да искал, что можно почитать. Слава богу, наша продвинутая цивилизация не отказалась от бумажных книг в пользу всяких там электронных, а иначе что бы я сейчас делал? — Волков засмеялся, но как-то грустно и обреченно. — А бумажные книги, они простые и надежные. Лежат себе и еще долго будут лежать повсюду. И оставшихся людей, наверное, переживут. Они в себе знания хранят. Мысли, сюжеты. Интересно. Другой мир. Я просто отключался. Уходил из этого мира. Никогда не думал, что книга — это такое великое чудо света. В общем, выбирался я в город. Конечно, чего греха таить, делал это после того, как охотники жертву брали. Чтобы не рисковать. Но бывало, что припечет. Сезон охотничий еще не закрыт, а читать нечего. Но мне везло, не попался. А идея пойти в столицу растворилась в чтении. И вот в прошлый сезон, аккурат перед тем, как охотники последнюю, до Марины твоей, добычу взяли, возвращался я с парой найденных книг. А уже совсем стемнело. И гляжу, в стороне отсвет какой-то. Я затаился, наблюдаю. Опять отсвет. И фонарик. Пригляделся, а там охотники.

— Охотники? — снова напрягся Константин.

— Да-да, именно, — закивал Волков. — Те самые охотники-тварелюбы, в этих своих дурацких нарядах и шлемах. Знаешь, что они сделали?

— Откуда?

— Несколько наших зеркал расчехлили, что мы закрываем на ночь и в пургу. Потому-то и заметил я неладное — свет с фермы по зеркалам пришел. А фонарь был у охотников, его выключили, когда к зеркалам приблизились.

— Что-то я не слышал, чтобы за последние десять лет хоть одно зеркало украли или испортили.

— Правильно. Охотники этого и не делали. Так вот, слушай дальше. Страх меня взял нешуточный, ведь жетона с иммунитетом от охоты нет, а эти сволочи — в трех шагах. Сижу тише мыши и наблюдаю. А они в зеркала посмотрели некоторое время, потом обратно зачехлили и ушли. Я еще долго сидел еле живой от страха, но потом не выдержал и подошел. Любопытство пересилило. Открыл я зеркала, а там отражение таблички с буквами и цифрами. Смотрю. Читаю. Понять ничего не могу. Тарабарщина какая-то. Потом вдруг руки чьи-то табличку забрали, и все. Ну, я не в понятках. Зачехлил и вернулся в берлогу свою. Думал, что же это было? А спрашивать не решаюсь. Так и не сказал никому. Во-первых, пришлось бы объяснять, как я на поверхности оказался, ну и дальше, сам понимаешь. А во-вторых, подозрения у меня появились. А ну как нечисто что-то? В-третьих, я и не особо-то общителен по известным причинам. И тут через два дня Михея этого, помнишь, на дровозаготовке чисто так, аккуратно взяли?

— Конечно помню.

— Будто знали, что он там появится, и ждали. И меня осенило. Табличка, что в зеркалах отражалась… информация это. Зашифрованная информация о том, где и когда будут наши люди, не имеющие иммунитета. Понимаешь?

— Погоди… Для кого информация?

— Для этих самых охотников-тварелюбов, для кого же еще! — повысил голос Степан.

Константин почувствовал, как все внутри похолодело. Куда не мог проникнуть всесильный мороз вечной ядерной зимы, опустился ледяной страх.

— Ты хочешь сказать, что у нас в общине… — медленно заговорил Ломака.

— Да-да. Именно. У нас в общине ихний информатор. Шпион тварелюбов. Подлая крыса. И веришь, нет, до икоты хочется выяснить, что это за паскуда такая.

— Черт возьми, Степан! — воскликнул Константин. Почему же ты никому не сказал об этом?!

— Тише ты!

— Да что — тише!..

— Цыц, говорю! Никому не сказал, да? А кому бы я сказал? Что, если сообщу человеку о своем открытии, а он как раз и окажется предателем? И что потом? Найдут меня в моей конуре с перерезанным горлом. А что? Москвича зажравшегося у нас ведь все не любят. И тайна останется тайной. А вдруг предатель не один? Вдруг их целая группа? Тогда мне точно конец, а они будут продолжать свое дело, но уже осторожнее. Охотники шерстить начнут вокруг зеркал, перед съемом информации.

— Черт, вот же гад какой! Скотина.

— Что? — опешил Волков.

— Да не про тебя я. Про суку эту. Как так можно, а, Степан? У меня в голове не укладывается. Как можно сливать своих?

Степан тихо засмеялся.

— Наивный ты. Бывало, что руководители огромной страны всю эту страну с ее населением, с ее будущим и прошлым, не говоря уже про настоящее, сливали за милую душу.

— Постой, а если это Едаков?! — перебил Ломака.

— Да не ори же ты, парень.

— Ладно. Хорошо. Ну так что, если это Едаков?

— Я думал об этом. Конечно, староста общины не стал бы сам охотников оповещать, но у него имеются шестерки верные. Вполне вероятно. При таком раскладе мне бы точно рот заткнули сразу. У Едакова есть свой интерес, без базара. Во-первых, договор о мире. Официально ведь у нас как? Архион не враг нам, а партнер. Аидово царство тоже партнер. Армагедетели — всего лишь беспокойные соседи, у которых царит нестабильность. Падшие? Да какой из них враг. Недоразвитое отрепье. Главная сила, конечно, община тварелюбов. Мощные ребята. Они — буфер между нашим миром и миром тварей. И главное для Едакова — поддерживать достигнутый баланс. А что до того, что приходится жертвовать своими людьми, так политика — на то она и политика. Даже, видимо, посчитал в свое время, что такими темпами, плюс уровень смертности, он может остаться без подданных, потому и сократил число неприкосновенных. И минимальный возрастной порог для жертв снизил. А всех своих близких оградил жетонами. Зато среди тех, у кого нет иммунитета, поощряет рождаемость, вовлекая их в оргии на том поезде. Демография ему нужна. Но не о выживании рода людского он печется, а о том, чтобы его партнерам было кого отдавать на заклание твари. Ну и чтобы было кому горбатиться на него. Конечно, Едаков может быть стукачом. Но и не только он. Кто еще бывает на ферме? Таких больше половины общины. Кто имеет доступ к зеркалам? Чуть меньше, но все равно уйма народу. Нет, не мог я вот так просто взять и заговорить об этом. А теперь эта история с тобой. Я видел, как ты реагировал на похищение Марины, ну и подумал: точно не Ломака. Не стал бы ты сливать собственную жену и потом устраивать такое, чтобы ее вернуть. Вот я тебе свой секрет и открыл.

— А как же Жуковский и Селиверстов? Почему им не сказал?

— А почему я должен им доверять, а, Костя? — усмехнулся Степан.

— То есть как? — удивился Ломака. — Как это — им не доверять? Они же с нами в одной связке. Они нормальные люди и ни за что бы…

— Брось. Костя. У того, кто это делает, на лбу не написано, что он сука и предатель. А эти два закадычных друга, Селиверстов и Жуковский, отчего с нами пошли? Почему вдруг вызвались тебе помочь? Им что, плохо жилось в общине? Привилегированные люди. Нет разве? Так вот подумай, ради чего они все бросили. Не для того ли, чтобы не дать тебе совершить задуманное? Мы день шли по следу, но так и не столкнулись с охотниками. Так и не приблизились к твоей Марине. Почему?

— Черт! — Ломака изо всех сил зажмурился. — Нет, Степан, — замотал он головой. — Этого не может быть. Я не верю, что это они, слышишь?

— Да успокойся. Я не говорю, что это они. Я озвучиваю варианты и объясняю, почему не стоит говорить этим людям о шакале в нашей общине. Понимаешь?

— Да не они это! С чего тогда Едаков послал за нами Паздеева и остальных?

— Ну, на первый взгляд да. Однако это говорит лишь о том, что Едаков не имеет отношения к предателю. А Васька и Андрей могут действовать чисто инициативно. И в этом случае они, конечно, не смогут вернуться на Перекресток Миров, хотя Жуковский говорит, что смогут. Сможем, вернее. Но вот найти убежище у своих хозяев в Архионе — на такое они вполне вправе рассчитывать за свои заслуги.

— Да прекрати так про них говорить, черт тебя дери! Не верю я, что это они!

— Ну, не верь. Твое право. Но сбрасывать со счетов такую возможность нельзя по-любому. И подумай еще вот над чем. Маринку забрали под землей. Там этот лаз прорытый странный. Никто у нас о нем не знал. Охотники, ясное дело, знали. Но раньше тварелюбы брали добычу на улице. И не случайных людей, а тех, кто по разнарядке выполнял те или иные работы. Наряды назначались дня за два или за три. Кто-то, имевший доступ к графикам работ, мог подготовить послание для охотников и выставлять его в зеркале по ночам в условленное время и на определенный срок. Наверное, он и сам при этом сидел у своей записки, а потом ее убирал. Но вот Марина. Она же, как ты говорил, поссорилась с тобой и ушла на ферму, чтобы побыть одной и выплакаться. Следовательно, о ее появлении там никто не мог знать заранее. Верно?

— Верно. — Ломака повесил голову и в очередной раз обругал себя за потерю возлюбленной. — Не должна она была там находиться.

— Ну так вот. Когда стало ясно, что ее похитили? Часа через полтора после того, как пошла на ферму?

— Наверное, — угрюмо подтвердил Костя.

— Следовательно, времени, чтобы отправить сообщение, было предостаточно. Но кто мог знать, где она? Кто был на ферме?

— Охрана. Четыре человека, кажется. Еще три бабы, вахтерши из ночной смены. Которые поддерживают там системы да за зверушками следят. Ну и… еще отдельно сидели Селиверстов и Жуковский. Выпивали они там.

— Вот видишь? Следовательно, если это Селиверстов, то только в паре с Жуковским. А если Жуковский, то, конечно, заодно с Селиверстовым.

— А если это охрана фермы и бабы с питомника? Бабы ведь с Мариной были. Успокаивали ее и все такое. Ну, говорили, конечно, что потом она захотела одна побыть, попросила, чтобы оставили ее. Но все-таки: бабы те на месте, а Марины нет. Может быть, и так. Я и говорю: ничего исключать нельзя.

Константин на минуту задумался.

— А вдруг кто-то один? — пробормотал он.

— Чего?

— Не оба, а один. Или Андрей, или Василий. Кто-то предатель, а другого держал рядом и пил с ним для этого, как его… Слово забыл.

— Алиби?

— Ну да. Алиби. Ну, чтобы… Да ты знаешь, что это слово означает…

— Конечно, в книжках читал. А что, такой вариант тоже возможен. Сидят пьют. Один на пару минут отлучается, типа, за закуской или за второй бутылкой. Или там поссать банально. А сам дело свое сделал, послание отправил. Вполне может быть.

— Черт, Степан, ну не могу я на них грешить! Ну хоть что мне говори! Не могу! Единственные люди, которых я уважаю. Кому доверял. Кого друзьями своими назвал бы. Ну и тебя, конечно. Не могу я так.

— Да ладно, успокойся. Мы ведь еще ничего не выяснили. Может, и не они. Эти двое мне тоже, признаться, симпатичны. Так что не терзайся раньше времени.

— Если узнаю, кто предатель, я его изорву в клочья. Кем бы он ни был. По кускам Аиду лично отдам. Падла…

— Солидарен с тобой, братка…

Внизу у подвальной лестницы послышалась возня, затем скрип петель ржавой железной двери.

— Эй, черт! — послышался голос. — Костя, Степа, это вы?

— Нет, не мы, — хмыкнул Степан и затем шепнул Ломаке: — Ни слова им не говори.

— Угу, — тихо отозвался Костя.

— Вы какого хрена тут делаете? — Это был Жуковский.

— Да покурить мы вышли, Андрей. — Отозвался Волков. — А что, нельзя?

— Не в этом дело. Я уж грешным делом подумал, что Костя не выдержал и пошел дальше Маринку спасать, а ты с ним.

— Да что мы, больные, в такую погоду? — Степан толкнул локтем Константина.

Ломака намек понял. Конечно, это могло быть просто беспокойством старшего товарища за Костю, которого отчаяние способно толкнуть на необдуманный поступок. Но после разговора со своим бывшим надзирателем Ломака совсем иначе воспринял озабоченность Жуковского.

Невозможно было разобрать, что собой представляли эти сооружения много лет назад. Может, здесь был какой-то завод, а может, просто большие склады. То, что улица называлась Станционной, никоим образом не помогало с определением функции этого массивного комплекса зданий, явно не жилого и не муниципального значения. Никакой станции поблизости не наблюдалось.

Однако сейчас это было совсем не актуально. Главное, что Рипазха и Мелиш довольно быстро нашли место, где можно переждать бурю.

Здание было в два этажа. Но это основная часть. К торцу было пристроено сооружение чуть повыше, четырехэтажное. Возможно, в пристройке размещались некие административные помещения. Основной корпус имел обширные дыры в стенах — все, что осталось от огромных окон. Стекла и рамы отсутствовали. Оба этажа большего крыла были весьма высоки, почти без перегородок внутри. Однако степень загроможденности давала лишь условное представление и о назначении, и о размерах залов. Здесь были и станки, и какие-то беспорядочно стоящие ящики различной величины и сохранности. Много снега, прилетевшего из оконных глазниц. Всякий хлам, наводивший на мысль о том, что здесь какое-то время ютилось немало людей. Возможно, даже семьями.

Рейдеры выбрали наименее подверженный воздействию внешней стихии угол первого этажа, прямо у стены, где был пустой дверной проем, ведущий в пристройку. Конечно, было бы лучше укрыть машину в этой пристройке, но лаза подходящего размера они так и не нашли. Снегоход оставили снаружи, накрыв его специальным чехлом, способным удерживать под собой тепло от только что заглушённого двигателя. Сами же перебрались в пристройку, облюбовав ближайшее к снегоходу помещение, где практически не было ветра.

Найдя в большом зале половину железной бочки, в которой когда-то горел огонь, рейдеры перетащили ее на свою стоянку. Горючего материала здесь было в избытке, что наводило на мысли о полном отсутствии в городе людей, иначе как объяснить то, что в таких климатических условиях все это не пошло давным-давно на отопление убежищ?

— Может, радиация? — предположил Мелиш, грея руки над занявшимся в бочке пламенем.

— Да нет, — мотнул головой, разминая уставшие от костюма плечи, Рипазха. Я замерил: не сильнее, чем всюду здесь.

— Ну, может, раньше тут радиации было больше?

— Раньше ее везде было больше. Все может быть.

— Похаваем?

— Так ведь перед рейдом в город хавали, — усмехнулся Рипазха.

— Еще хочется. Да у нас на трое суток сухпая в разгрузках. Зачем таскать лишнее? И так костюм этот да стволы. В желудке-то жрачка меньше тяготит.

— Ну, давай. Что у нас там?

— Сало, картофельные хлебцы. Еще… ну, стандартный рацион из нашей гидропоники.

— Давай. А термос ты прихватил?

— Конечно, старшой. За кого ты меня принимаешь? Первым делом пожрать да горяченького хлебнуть.

— Что у тебя там, чай?

— Бульон, — весело ответил Мелиш. — С жирком да калориями. То, что надо.

— А я бы и от нашего аркаимского чая сейчас не отказался. Ну да ладно. Начисляй. А то из-за тебя аппетит разыгрался.

Мелиш быстро организовал сверхпоздний ужин, разлив в складные алюминиевые кружки парящий ароматный бульон. Они все съели и выпили на удивление быстро и даже молча, словно второпях. Калорийный рейдерский паек эффективно насыщал и восстанавливал силы, на что, собственно, и был рассчитан.

— Вот что, старшой. — Мелиш причмокнул и вытер ладонью рот. — Давай решать: спать ложимся оба или по очереди?

— Ты что, инструкцию забыл? По очереди, конечно.

— Тогда кто первый дрыхнет, а кто вахтит?

— Спать хочешь? — спросил Рипазха.

— А то!..

— Я, представь себе, тоже не отказался бы. Особливо после бульона твоего.

— Тогда что, конаемся? Камень, ножницы, бумага? — Мелиш улыбнулся, выставив перед собой кулак.

— Детский сад какой-то, — хмыкнул Рипазха. — Ну, давай.

Они три раза тряхнули кулаками. В итоге Мелиш сделал ножницы, а Рипазха неприличную фигуру, оттопырив средний палец.

— Это еще что? — поморщился Мелиш.

— Это межконтинентальная баллистическая термоядерная ракета. Она все бьет. И камень, и ножницы, и бумагу.

— Ну ты и тип, Репейник, — засмеялся младший рейдер. — Сразу бы сказал, что я вахчу первым.

— Не хотел, чтобы ты ворчал, будто я пользуюсь властью, данной мне Дьяконом, — засмеялся в ответ Рипазха.

— Да ладно! В первый раз, что ли?

— Только вот на чем спать-то?

Старший рейдер осмотрелся. В небольшом помещении было только то, что принесли рейдеры: бочка для костра и два алюминиевых бидона вместо стульев. Метрах в пяти во мраке проглядывали нижние ступеньки лестницы, ведущей на второй этаж.

— Раз уж ты первый спишь, Рип, ты и ищи лежанку, — ухмыльнулся Мелиш.

— Так и быть, поищу.

Рипазха не успел подняться и на три ступеньки, как его остановил жуткий металлический скрежет, донесшийся из большого зала. Рейдер быстро вернулся к напарнику, который озабоченно глядел в черный дверной проем.

— Что за херня, Мел? — пробормотал Рип.

Мелиш пожал плечами.

— Черт его знает. Наверное, ветром железку какую дернуло. Там же хлама столько всякого и вьюга гуляет как у себя дома.

Скрежет повторился, и на сей раз он звучал дольше. Рейдеры переглянулись. Стало тихо, но через миг затрещало что-то вроде деревянного настила. Снова скрежет, и сверху посыпалась пыль.

— Может, здание рухнет сейчас, а? — проворчал Мелиш. — Надо бы другую стоянку подыскать.

Однако тотчас раздались совсем иные звуки. Это были быстрые шаги достаточно тяжелого, чтобы своим движением ворошить скопившийся в зале хлам, существа.

— Гаси фонарь и надевай ПНВ, — быстро скомандовал Рипазха.

Он и сам выключил фонарь, прикрепленный к цевью автомата, и водрузил на голову прибор ночного видения.

— Черт! Кто это может быть? Вдруг наш клиент? А давай ты включишь свой прибор и засечешь его нейрочип, — бормотал Мелиш, выполняя команду.

— Нет смысла.

— Почему?

— Это не человек.

— Что?

— Это не человек, Мел. Человек так не двигается. Все. Заткнись, и за мной.

— Думаешь, это та штука, чьи следы ты нашел?

— Заткнись, говорю. Уступом вправо. Пошли.

Рипазха включил на фонаре инфракрасную подсветку цели и на полусогнутых ногах двинулся в темноту. В приборе ночного видения вырисовывались станки, ящики, всякая брошенная утварь, обвисшие конструкции. Ничего, что давало бы хоть намек на биологическое происхождение, в поле зрения не попадало. Невольно возникла мысль, а не почудилось ли? Далеко не секрет, что в подобной обстановке любой услышанный звук способен вызвать в подсознании самые дикие образы. Инстинкты будят страх и дают нереальные объяснения обычным потрескиваниям, скрипам и хлопкам — результатам воздействия ветра на различные предметы. И такое случалось порой даже с натренированными профессионалами, коими и являлись рейдеры, бывшие сотрудники различных силовых структур, завербованные некими влиятельными людьми в тайное братство накануне мировой войны.

Но сейчас стоило всерьез относиться к тому, что уловил минуту назад слух. Днем Рипазха обнаружил на снегу жуткие следы, а значит, необходимо быть готовым к малоприятной встрече с существом, которое их оставило. Тем более что из центра пришла так не понравившаяся Дьякону команда добыть разнополых особей. В общем, случай из тех, когда рейдерам не сильно по душе чрезмерная трудоспособность ученых мужей из научного отдела горного убежища. Ведь приказ явно инициирован ими. Сомнительно, что Дитриху, члену совета и куратору экспедиции, понадобились какие-то неизвестные существа. Военным хватает этих треклятых молохитов, искусственно выведенных монстров, оккупировавших один из подземных комплексов там, на далеком Урале…

Что-то качнулось у окна. Рипазха направил туда взгляд и ствол оружия. Снова качнулось. Рваный лист железа колышется под ветром? Может быть. Рейдер бесшумно, стараясь ничего не задеть, двинулся в ту сторону. Еще раз колыхнулось и резко замерло, словно кто-то схватил лист железа и заставил его замереть. Нет, на такие фокусы ветер не способен. Да он и продолжает лютовать, заволакивая оконные проемы снежной крупой и гуляя в огромном зале.

Еще шаг. Еще. Оно больше не колышется! И новый мощный порыв ветра не заставил это шевельнуться, хотя сильно качнул тяжелые бронированные тела рейдеров.

Но вот сзади заскрежетало. Люди резко обернулись, присев. Рипазха дал знак Мелишу стеречь тыл, а сам снова повернулся к окну. Но странный неровный силуэт уже исчез.

Рип мысленно чертыхнулся и принялся быстро сканировать взглядом пространство вокруг. Сверху! Огромная тень скользнула по высокому потолку, юркнула в большой провал окна, устремляясь на второй этаж. Рейдер смог отчетливо разглядеть лишь жуткий длинный хвост, будто состоящий из голых позвонков.

— Черт, Мел, ты это видел?!

— Что? — Мелиш резко повернулся к товарищу. — Что видел? Я назад смотрел!

— Что сзади?

— Чисто вроде.

— Вроде?!

— Да чисто там! Чисто!

— Бегом наверх! Оно туда дернуло!

— Кто?

— ОНО!

Рипазха кинулся к дверному проему, мельком взглянув на укрытый снаружи снегоход. Напарник бежал следом.

— Черт, Рип, как оно могло наверх уйти? Тут высота какая?

— Могло!

Они ворвались в помещение, где стояла бочка с огнем. В углу должны быть рюкзаки с провиантом и прочими нужными в рейдах вещами. Один рюкзак отсутствовал, второй был изорван в клочья.

— Черт! — воскликнул Мелиш. — Как же это?!

— За мной! Некогда!

Они взлетели по лестнице. На втором этаже пристройки не обнаружилось выхода в верхний зал. Тяжело дыша, рейдеры одолели еще один лестничный марш. Вход в верхний зал, или цех, или чем это было в другой жизни и в другом мире, оказался там.

Верхний зал походил на тот, что внизу, но не так сильно захламлен. И ветер здесь орудовал куда пуще, встречая меньше препятствий; способствовала ему и обрушенная кровля в дальнем конце. Снежная крупа пролетала насквозь из одного огромного окна до другого, практически не успевая осесть.

Снова осторожные движения на полусогнутых ногах. Под подошвами захрустело. Рипазха посмотрел вниз: кости всякие, много. Вот человеческий череп, вот собачий. А этот огромный… коровы? Или лошади?

— Черт, что за жуткое место, — прошептал Мелиш.

— Тише.

Еще несколько шагов, и окрашенная зеленоватым светом приборов ночного видения темнота впереди вдруг зашевелилась.

— Что за… — Рипазха сорвал с головы ПНВ, повисший на шее, и включил автоматный фонарь.

То, что увидели рейдеры, на мгновение ввело их в ступор. Это были существа высотой от двух до трех метров, словно покрытые дорогим черным автомобильным лаком, блестящим в лучах фонарей. Веретенообразная голова с исполинскими фасеточными глазами, в которых свет фонарей переливался всеми цветами радуги, дезориентируя людей. Мерзко шевелящийся, словно опарыш в тухлом мясе, белый воротник обрамлял тонкую шею. Лапы оканчивались большими клешнями, и секунду спустя рейдеры с ужасом поняли, что у твари, имеющей одну пару «ног», вдвое больше «рук»! Те, что с клешнями, — длинные и развитые. Ниже, чуть выше «талии», конечности на вид послабее, но с трехпалыми когтистыми кистями. У существа были две огромные, вертикально расположенные челюсти и по два когтистых «пальца» в верхнем и нижнем углу рта.

Все это рейдеры заметили за секунду — больше времени для оценки ситуации им не дали. Твари, что поменьше, ринулись вперед.

— Огонь! — заорал Рипазха и надавил на спуск автомата.

Монотонный вой опостылевшей вьюги наконец уступил лидерство автоматам рейдеров.

Оружие откликнулось на нестерпимое желание своих хозяев стрелять, словно в нетерпении ждало этого момента. Первые две твари схватили достаточную для своей гибели порцию свинца. Пули входили со странным звуком, словно кромсали лист пластика. Отлетали куски хитина, из ран выливалась густая, как джем, темно-оранжевая масса.

Еще двое нашли свою смерть в этой нежданной встрече. Остальные синхронно, как по команде, веером рванули назад. Но оказалось, что сопротивление людей и гибель сородичей не напугали их, а лишь заставили сменить тактику.

Рипазха моргнул от вспышки: второй трассер вылетел из ствола. Уже двадцати патронов нет? Как же быстро.

— Пустой! — крикнул Мелиш, быстро отстегивая рожок от своего автомата и подсоединяя полный, что был примотан к первому.

— Не части! Короткими и наверняка!

— Да сколько их! На всех не хватит! Черт!

Твари отступали в темноту, подальше от света фонарей.

— Уходят?! — с надеждой крикнул Мелиш.

— Хрен там! Осторожней!

Одно из существ вдруг прыгнуло вперед, через два каких-то вмонтированных в пол агрегата. Этого рейдеры совсем не ждали. Рипазха дал две очереди навстречу летящему исчадию ада, вторая попала. Тварь грохнулась рядом, издавая громкие сверчащие звуки. Рейдер ударил ее прикладом по голове, но хитин оказался на удивление крепок. Тем временем Мелиш подстрелил вторую тварь, тоже решившую атаковать.

— Пустой! — крикнул Рипазха, всадив остававшиеся в рожке пули в раненую тварь.

— Прикрываю! Меняй!

Рейдер быстро сменил рожок и примкнул к автомату штык-нож, решив, что сейчас он будет как нельзя кстати.

Те твари, что прыгали, похоже, отвлекали внимание стрелков. Несколько чудовищ тем временем, прижимаясь к полу, чтобы как молено дольше оставаться незамеченными, продвигались между агрегатов, избегая света фонарей. Рипазха заметил одно из существ, когда клешня уже была готова сомкнуться на его левой ноге. Однако хитин лишь клацнул по титановой пластине, нашитой спереди на кевларовую ткань и прикрывающей голень. Рейдер не медля вскрыл твари шею штык-ножом.

Скрытно атакующие существа были несколько крупнее. Пристрелив еще одного монстра, Рипазха заметил, что враги вклинились между рейдерами. Мелиш уже был дальше, чем минуту назад. Он отстреливался от трех наседавших и пятился вправо, к провалу окна. Рип с радостью помог бы товарищу, но его самого веером атаковала другая группа, вынуждая отходить влево.

— Черт, вашу мать!

Мелиш выкроил мгновение, чтобы зажечь фальшфейер и швырнуть его подальше в зал. Еще не устремившиеся в атаку твари, что были там, бросились в стороны от яркого пламени. Однако рейдеры уже поняли: первоначальная оценка численности противника была ошибочной. Тварей было не так много, как показалось вначале, — просто их величина, многочисленные конечности и издаваемые звуки создавали впечатление, что в зале кишит целое полчище.

— Авось одолеем, а, Рип?! — воскликнул Мелиш.

— Надеюсь!

Мелиш был уже рядом с окном. Одно из существ пало от последних пуль из очередного рожка. Рейдер стал судорожно перезаряжаться, и тут же на него прыгнула другая тварь.

— Мел! Нет! — заорал Рипазха, только и успев заметить, как, сцепившись, человек и монстр вывалились в оконный проем и исчезли в снежной буре. — Суки!

Рейдер взмахом автомата вспорол новому врагу грудной хитин, отхватив при этом среднюю лапу, и кинулся в дверь, через которую они с Мелишем сюда вошли.

Грохот подошв по ступенькам все же позволял слышать, как заверещали в покинутом зале твари. Надо перезарядиться. Сколько их еще там? Пять? Шесть? Все ерунда. Главное, чтобы напарник был в порядке. А остальное — мелочи.

Выломав инерцией своего движения остатки двери и упав в сугроб, Рипазха выругался и, быстро поднявшись, бросился туда, где должен был упасть его товарищ. Хлопки пистолетных выстрелов подсказали, что он бежит в правильном направлении.

Падать было высоко, но могли спасти многолетние сугробы.

Однако Мелиш лежал на снегу, из которого торчали обломки железобетонной конструкции. Рядом — две мертвые твари. Одна — видимо, та, с которой рейдер выпал из окна. Вторую он застрелил только что из пистолета. Чуть в стороне третья, лежит, скрипит и дергает конечностями. И похоже, патроны в пистолете Мелиша кончились. Рипазха добил раненую тварь короткой очередью и кинулся к товарищу.

— Миша! Ты цел?! — перекричал он лютующий ветер.

— Как же спина болит, Рип! Как же больно! Я ног не чую! — кривясь, отвечал рейдер. — У меня позвоночник перебит!

— Нет! Ерунда, ушибся просто, — быстро проговорил Рипазха и, аккуратно подхватив товарища, поволок ко входу в здание, чтобы положить там у костра. — Сейчас в тепле быстро в себя придешь. А я пока остальных перебью. Потом сядем на снегоход и поедем обратно в лагерь. Там Дьякон тебе шила нальет, вмажешь и будешь как новенький.

— Рип… Брат… Тебе в одиночку не выкатить оттуда снегоход. А я помочь не могу… Позвоночник перебит… Что же мне, всю жизнь теперь под себя ходить?..

— Перестань. Ты просто ударился сильно, говорю я тебе. Потерпи чуток. Все нормально будет. До свадьбы заживет.

— До свадьбы, — простонал Мелиш — Как же так… Чего нас в Анапу не отправили, а, Рип? Неужто там некого искать для нашего научного отдела? Анапу ведь не бомбили? Зачем бомбить Анапу?

— Мы потом и в Анапу поедем, Миша. Ты, главное, потерпи, — бормотал Рипазха, волоча покалеченного друга.

— Ведь не бомбили, а?

— Ну конечно не бомбили. Зачем ее бомбить?

— И Анжела живая там… Это ее фотографии были, Рип. Она мне свои фото прислала…

— Конечно ее, Миша. Я просто так, глупость сказал. Она это была. Точно она. И она живая в Анапе. И помнит про тебя. Ведь их никто не бомбил. Это тут…

Сверху спрыгнула довольно крупная особь. Прямо перед ними. Рипазха отпустил товарища и сдернул с плеча автомат. Тварь растопырила обе пары верхних конечностей и зашипела, вытянув вперед шею и раскрыв отвратительную пасть. Луч подствольного фонаря прочертил линию и высветил жуткую морду существа. Еще миг, и Рипазха убьет его.

Тварь взмахнула длинным хвостом, и его окончание, подобное острию большой пики, вдруг вонзилось Мелишу прямо в лицо. Раненый рейдер только вскинул руки и замер, тут же безвольно уронив их на снег.

— Су-у-ука!!! — закричал потерявший друга Рипазха, разряжая рожок автомата и не думая больше о расходе патронов.

17 ЗА РУБЕЖОМ НЕОБРАТИМОСТИ

Сабрина так и не смогла уснуть. Она все это время следила за костром, который развела довольно легко, как и учил отец. Собрала горючий материал, правильно выбрала направление сквозняка в подвале, чтобы дым не докучал ни ей, ни Марине, а в качестве печи приспособила стальное автомобильное колесо, естественно, без резины.

Насколько могла судить охотница, руины здания, приютившего их на эту ночь, находились неподалеку от набережной и от того монумента старому мосту, у которого вчера разделилась группа.

Марина уснула быстро, свернувшись калачиком и положив голову на колени Сабрине. Охотницу это растрогало. Она чувствовала ком в горле и готова была снова пустить слезу, поглаживая плечо своей вчерашней добычи и боясь неосторожным движением потревожить ее сон. Марина часто вздрагивала; несколько раз, совсем тихо, почти не размыкая губ, она позвала какого-то Костю.

Но всю ночь Сабрина так просидеть не могла. Ноги совсем онемели, а огонь угасал, тепло уже почти не чувствовалось. Охотница осторожно приподняла голову Марины, подложив под нее свой рюкзак, встала и подошла к вороху собранных для очага щепок и веток. Бывшая пленница не проснулась. Только слегка поежилась, что-то бормоча слабым голоском.

Костер разгорелся с новой силой. Думать о том, что в дровах могут быть радионуклиды, совсем не хотелось. Впрочем, по словам отца, после термоядерных взрывов остается не так много радиации, как, скажем, после аварии на атомной станции. Только он всегда намекал дочери, что это тайна и в нее нельзя посвящать других. Если все оставшиеся в живых и укрывшиеся в метро люди узнают, что дрова снаружи большей частью пригодны, то, во-первых, ценность этих дров при товарообмене между общинами резко упадет, а во-вторых, люди начнут бездумно, небережливо расходовать топливо. Они ведь когда-то жгли не зная меры и лишь наращивая потребление нефти. А потом, наверное, опомнились, когда стало ясно, что она кончается. Быть может, оттого и стали воевать, что каждый хотел обладать остатками углеводородов. Так и с дровами будет. Сожгут все, а потом из-за последней охапки перегрызутся.

Она с тоской смотрела на огонь, с тревогой думая о сумрачном будущем. Огонь пожирает дрова, но зима все не проходит. И деревья больше не растут. Что дальше? Хотя зачем так широко глядеть? Что будет с ней? Она предала свою общину. Убила двух заслуженных охотников и уважаемого в Архионе Кожевникова. Жалеет ли она об этом? Возможно, только о расправе над дядей Витей. А вот те двое… Нет. Смерть двух насильников нельзя оплакивать, и нельзя считать это ошибкой. Они получили по заслугам. Но это создало проблему. Как теперь сложится судьба Сабрины? Ведь даже авторитет отца в общине не спасет ее от кары за содеянное. И никакие доводы не повлияют на приговор. Да и что отец с его авторитетом? Разве не ближе, не роднее для него на всем этом сером свете его ремесло и охотничье братство? Он ведь даже из родной дочери сделал сурового и безжалостного охотника. Иначе, наверное, и не общался бы с ней просто как с дочерью.

Девушка устало посмотрела на Марину. Отсветы пламени хлестали ее по лицу. Вдруг защемило сердце. Сабрина внезапно поняла, что самое главное в ее жизни теперь — эта вот спящая красавица, что лежит, свернувшись калачиком. И охотнице ни к чему думать о своей участи. Ведь пока они вместе, в жизни есть смысл. А все остальное — где-то там… В непроглядной мгле и неистовой вьюге. Далеко. А они здесь, в тепле, уюте… Ведь сейчас в этом мире уютно везде, где идут от стреляющего искрами огня ласковое тепло и добрый свет… Охотница осторожно подошла к Марине, легла рядом, повторив ее позу, и стала смотреть на лицо вчерашней пленницы. И впервые за долгие годы ей захотелось искренне, тепло и по-доброму улыбнуться. И, осторожно поцеловав холодную ладонь Марины, охотница улыбнулась. Именно так, как хотелось. Но спящая девушка снова тихо произнесла имя Кости. И снова стало тоскливо, холодно и одиноко…

Жрец проснулся совершенно замерзший. Оказывается, костер уже потух. На него сектант потратил две шашки со своего пояса, раскрошив бризантную взрывчатку, а сверху уложив паркет, найденный в руинах над облюбованным подвалом. Помимо холода мучил и голод. Ел Жрец в последний раз еще до того, как с подельниками выбрался в город, преследуя группу из Перекрестка Миров. Чем эта прогулка обернулась для его соплеменников, он уже и не вспоминал; все мысли сейчас о тепле и еде. Сильно дрожа, он накрошил еще тола в очаг, раздул огонь и подкинул оставшихся щепок. В подвале ожило пламя, растворило мрак. Сектант осмотрелся в надежде увидеть наглую крысу, пришедшую, чтобы отгрызть у спящего человека палец или нос. Но крысы не любили городские развалины, где давно исчезло съестное. Серые зверьки жили там же, где и люди. И хотя им постоянно угрожала опасность от этих самых людей, добыть пропитание в человеческом мирке было гораздо проще. Поэтому грызуны не променяли бы соседство со своими извечными врагами ни на что другое.

Армагедетель вздохнул. Жрать нечего, надо еще чуток погреться и идти в свою общину.

Подержав пару минут озябшие ладони над огнем, он подошел к подвальному окну. Еще до войны оно было заложено кирпичами, а оставшуюся дыру шириной в руку он сам заткнул накануне комом снега. Жрец вытолкнул снег стволом трофейного «винтореза».

— Йоп-перный театер, — проворчал сектант, глядя в отверстие. Оттуда бил тусклый серый свет, свидетельствующий о том, что на улице уже рассвело. Ночная вьюга утихла, и через дыру не проникало даже слабого ветерка. — Засиделся я, однако. Пора сваливать.

Тепло костра не хотело отпускать. Отрезав кусок от своего кожаного ремня, Жрец жевал его и грелся, пока костер не потух. Вот теперь можно и даже нужно уходить.

Выбравшись из подвала, Жрец первым делом осмотрелся. Все вокруг было вылизано вьюгой и присыпано свежим снегом. Слой был тонкий, но его оказалось достаточно, чтобы скрыть все следы. В том числе и следы самого Жреца. Он наклонился, взял горсть, растер по лицу. Проглотил разжеванный кусок ремня и заел другой горстью снега. Снова осмотрелся и только теперь ощутил тревогу. Он не узнавал этого района. Руины, ясное дело, все похожи друг на друга, но тут совсем рядом здание; часть его осыпалась, однако сохранился целый стояк, до самой крыши. Это, наверное, бывшая жилая многоэтажка. В Новосибирске еще стоят некоторые здания, по какой-то непонятной прихоти Великого Армагеддона не снесенные могучими ударными волнами, перемолотившими весь мир в мелкую крошку. Но их, грубо говоря, можно пересчитать по пальцам. И Жрец хорошо их знает, ведь уцелевшие высокие дома — прекрасные ориентиры в изменившемся до неузнаваемости родном городе.

Но эту многоэтажку память почему-то никак не хотела признавать.

— Твою мать, где это я? — пробормотал Жрец и завертелся на месте, шаря тревожным взглядом.

Вдалеке виднелась призрачная ажурная конструкция. Это была стальная вышка, верхняя половина которой опрокинулось под воздействием разных факторов.

— Это еще что за… О нет! — Жрец судорожно сдернул с плеча «винторез», уставился в прицел, чтобы разглядеть поближе. И он понял, что это такое. Телевышка! Но ведь телевышка на территории телецентра! А телецентр! Это же улица Римского-Корсакова! Это же… ДРУГОЙ БЕРЕГ!

— Сука, нет! Не может быть! — бряцая паническими нотками в голосе, бормотал Жрец и озирался. — Не может быть этого! Как же я так, сука… А может, ошибка? Может, я на своем берегу, а? Может, просто вышку оттуда… отсюда видно? Ну а где вообще, мать его, берег?!

Сектант бросился к устоявшей части многоэтажки. Снегу здесь намело чуть ли не по окна второго этажа. Через балкон он проник в здание. Не тратя времени на осмотр квартиры, бросился к двери. Заперто. С разбегу выломал, благо не сейф-дверь и не двойная. Да и прогнило все, потрескалось. Оказавшись в подъезде, он кинулся по лестнице наверх. На пятом этаже остановился; жутко болели ноги и легкие. А еще бешено колотилось сердце, и рот сводила судорога, как при рвоте. Выдохся. Но надо, черт возьми, подняться наверх. Чуть выше человеческие останки, взрослого и ребенка. Жрец не обратил на них внимания, просто прохрустел ногами по костям. Казалось, что лестница не имеет конца. Но вот ее перегородило сгнившее пианино. Какому идиоту понадобилось вытаскивать из дома пианино после того, как весь мир полетел в тартарары? И ведь не донес, тут бросил, загородил дорогу только. Жрец перелез через препятствие и с облегчением обнаружил невдалеке помещение, где были механизмы лифта, дверь на крышу. На двери висел замок. Сектант ударил несколько раз винтовкой, но только повредил приклад. Тогда приблизил к нужному месту дуло, отвернулся и нажал на спуск. «Винторез» кашлянул, и одна из проушин отлетела. Но петли так заржавели, что пришлось изрядно потрудиться, чтобы дверь отворилась хотя бы наполовину. Хорошо, что она открывалась внутрь, иначе сугроб на крыше просто не дал бы Жрецу ни малейшего шанса.

Разгребая руками снег, как роет землю крот, он выбрался наконец на крышу и через оптику «винтореза» торопливо осмотрел окрестности. Вот река, вот опоры, оставшиеся от автомобильного моста. Рядом уцелевший метромост. Там, слева, монумент старому мосту на берегу. Возле него ведь заваруха вчерашняя произошла? Еще опоры железнодорожного моста. Вон баржи во льду, в одной из них он прятался. Сомнений нет, он не там, где должен находиться. Сейчас он на берегу тварей!

— Сука, мля, как же я попал! — проскулил Жрец. — Как же я, баран тупорылый, забрел сюда? Хренова вьюга! Хренова ночь! Хренов снег! Твою же мать, сука!

Значит, он в Горском микрорайоне. А там?

Он повернулся и снова взглянул на телевышку. До нее тянутся занесенные снегом руины проспекта Карла Маркса. А это улица Блюхера, тоже руины. Но есть и уцелевшие здания, и на Блюхера, и на Маркса. Вот там, кажется, был спорткомплекс. Площадь Маркса. А это что? Постамент от памятника Покрышкину? Похоже на то. За ним огромный скелет торгового центра. Дальше парк и телевышка. В парке какие-то движения. Вглядевшись, Жрец испытал ужас, какого еще не испытывал ни разу в жизни.

Крупные — наверное, больше коровы — бурые существа копошились на территории парка. Там не осталось снега — видимо, стараниями этих самых существ. Одни копошились в мерзлом грунте, разрывая его могучими передними лапами, очень похожими на рабочие конечности медведок, что разводились в общине Перекресток Миров. Другие обтесывали мощными жвалами стволы деревьев. Третьи оттаскивали лишенные коры бревна. Четвертые «распиливали» их, подобно бобрам, на одинаковой длины куски.

Жрец вдруг вспомнил рассказы собирателей дров, нередко находивших в городе бревна, грубо обтесанные, погрызенные с торцов и почему-то сложенные неподалеку от человеческих убежищ. Не тварей ли это работа? Но как и почему бревна оказывались на другом берегу?

Еще одна группа коричневых существ укатывала бревна куда-то за телецентр. Этих неповоротливых, похожих на медведок гигантов было около сорока. По периметру рабочей зоны сновали другие, черные, с длинными подвижными хвостами. Они опирались только на задние лапы, на манер вымерших миллионы лет назад хищных рептилий, а еще две пары конечностей (на верхней Жрец углядел большие клешни) держали перед собой. Эти только ходили вокруг коричневых, словно надзиратели, пришедшие из самого ада. Черных было с десяток. Продолжая наблюдение, сектант понял, что коричневых гораздо больше, чем показалось сначала. Вот еще несколько, таща толстые корни деревьев, вылезли из земли — должно быть, там норы. Уловив краем глаза шевеление, дрожащими от страха и холода руками сектант перевел прицел на полуразрушенное здание, маячившее невдалеке от парка.

На крыше здания находилось еще одно существо. Оно было белым — не так-то легко заметить на снежном фоне. Высокая и узкая, похожая на исполинского богомола тварь опиралась на четыре мощные лапы толщиной чуть ли не с туловище. Вместо хвоста — два рогообразных отростка. Передние лапы не имели клешней, зато были очень длинными и оканчивались массивным когтем. На веретенообразной голове два красных шара — не иначе глаза.

К белому существу вдруг присоединилось другое такое же, невесть откуда взявшееся. И только теперь Жрец понял, что твари смотрят в его сторону. Неужели заметили?! На таком расстоянии?!

К страху присовокупилось желание писать, возможно этим страхом и вызванное. Сектант ясно осознал, что перед ним те самые твари. Твари-рабочие, охраняющие их твари-воины и твари-принцы. Ведь рассказывали, что принцы белого цвета. Это точно не трутни, которые иногда наведываются на берег людей. Ведь трутни, если верить легендам, красные.

Один из принцев запрокинул голову и принялся энергично махать передними конечностями. Второй вдруг бросился к краю крыши. Казалось, существо сейчас рухнет с большой высоты, но вместо этого оно самым невероятным образом побежало вниз по вертикальной стене. До слуха Жреца донеслись неистовое жужжание и свист, издаваемые, видимо, первым принцем. Что это? Сигнал тревоги?

Сектант быстро перевел взгляд на парк. Поведение тамошних тварей резко изменилось. Бурые жуки-великаны бросили свою работу и, неуклюже перебирая лапами, полезли в грунт. Их подстегивали, взмахивая хвостами, словно бичами, черные. Загнав работяг под землю, воины рассредоточились у нор, разведя в стороны клешни, заняв круговую оборону и ожидая врага. Со стороны руин телецентра неслись другие воины, причем некоторые верхом на принцах! И было понятно, куда они направляются. К Жрецу!

— Твою мать!!!

Армагедетель наконец вышел из оцепенения и бросился к двери. Помчался по ступенькам вниз, чертовски жалея, что не умеет двигаться по отвесным стенам, как та белесая тварь. Забыв о пианино, с грохотом налетел на него. Музыкальный инструмент загрохотал по ступенькам, следом кувыркнулся матерящийся Жрец.

Проклиная пианино, тех, кто его оставил, высоту здания и все сущее на земле, он быстро подобрал «винторез» и продолжил паническое бегство, не обращая внимания на боль в ушибленном колене. Впопыхах забыл, что проник в здание через балкон второго этажа и что первый этаж, вместе с входной дверью, погребен под толстым слоем снега. Изрыгая проклятия, снова кинулся наверх, на второй этаж. Через выломанную им дверь прыгнул на улицу. Барахтаясь в сугробе, услышал разносившееся над мертвым городом, вернее, над южной его частью высокочастотное стрекотание, больше похожее на вой — очень громкий и грозный.

— Мать всех тварей! — выдохнул Жрец, интуитивно догадавшись, откуда идет звук.

Ужас вытеснил из его сознания абсолютно все.

Он побежал к реке, по кратчайшему, как ему казалось, пути. Однако понял, очутившись внизу, что снова взял не то направление, не видя ледяной глади Оби за выросшими на берегу снежными барханами. Свою ошибку он осознал только тогда, когда провалился в гнилую кровлю метромоста, переходящего в туннель.

— Сука! — воскликнул он, поднимаясь с крыши вагона, оставшегося здесь, на его счастье.

Не будь этого поезда, он мог бы разбиться насмерть о рельсы и шпалы. Быстро спустившись на пути, он подумал, что это, возможно, не роковая ошибка, а удача. Уж теперь-то он знает верное направление. Авось, по мосту будет легче добраться до своего берега. Он будет бежать по рельсам вперед, не высматривая по сторонам тварей, не тратя времени и сил на поиск ориентиров.

Вперед! По мосту! В царство людей! К такой-то матери!

Барон провожал взглядом Штерна, который двигался к обнаруженному недавно очередному танку. Тот находился в пойме реки, частично скрытый снегом: оба люка на башне открыты, но повреждений незаметно.

Штерн добрался до танка, заглянул в башню и маякнул рукой, что все нормально. Барон махнул в ответ. Напарник полез в семьдесятдвойку, предварительно оставив свой рейдерский костюм-экзоскелет у снегохода — иначе ему просто не пролезть. Вот он скрылся внутри.

Откуда-то с юга… Если память не изменяет, то юг вроде в той стороне? Да. Оттуда прилетело странное свистящее эхо. Может, это искаженный холодом и руинами звук снегохода второй группы? Той, что состоит из Рипазхи и Мелиша…

Стоя у подножия давно не существующего Дмитровского моста, Барон осматривался. Небо затянуто косматыми серыми тучами. Так уже больше десяти лет: тучи, и нетающий вездесущий снег, и нескончаемый холод ядерной зимы, и руины, точно струпья на изувеченном теле.

Железнодорожный мост был давно обрушен, его ажурные стальные конструкции, частью торчащие из воды, частью свисающие с опор, изъедены ржавчиной. В девятистах метрах восточнее автомобильный Октябрьский мост и вовсе исчез, о нем напоминали только опоры. Зато находившийся в километре от железнодорожного, рядом с бывшим автомобильным, метромост все еще соединял две половины уничтоженного города. Правда, вид у него был плачевный. Крыша проходящего по мосту туннеля обвалилась, мало что осталось и от стен. В некоторых местах не удержалось и полотно, и можно было пройти лишь по висящему в воздухе рельсу. Таких участков было несколько, самый большой — метров сорок. Это при длине моста порядка восьмисот метров. Впрочем, теперь можно было пересечь реку и по льду.

Зашипела рация.

— Барон, это лагерь. Как слышно?

— Хорошо слышно, Дьякон.

— Обстановка?

— Да все тихо пока. Без признаков жизни. Нашли еще один танк, его сейчас Штерн обследует, — ответил рейдер.

— Ясно. Вездеход уже снарядили, скоро отправим к супермаркету. Но есть проблемка одна. Вы с группой Рипазхи не пересекались?

— Нет, командир. Ты же разные маршруты нам наметил.

— Это я знаю. Ну а вдруг?

— Нет. А в чем дело?

— И на связь ты с ними не выходил?

— Нет, командир. Да если бы выходил, трансляция и на лагерь бы шла. Так в чем дело-то? Что случилось?

— Они не доложились в срок. Ночью-то понятно. Буря, наверное, не давала, как и вам, на связь выйти. Но после того как буря утихла, уже два контрольных сеанса пропущено.

— А когда в последний раз ты их слышал? — Барон нахмурился.

— Вчера. Они сообщили, что вошли в район ипподрома. Связь, правда, была никудышная. С тех пор молчание.

— Может, аккумуляторы сели?

— А у вас почему не сели? С одинаковым зарядом ведь получили на выходе из лагеря.

— Мы, когда поняли, что буря не даст вести радиопереговоры, вырубили рации и держали батареи всю ночь в тепле. А они, может, всю ночь пытались связаться. Или питание не уберегли. Ты же знаешь Рипазху, он в рейде чуть ли не о каждом своем шаге по рации докладывает.

— Вот это-то и настораживает. Сейчас ведь молчит.

— Молчит оттого, что посадил батарею.

— Оба комплекта? Сомнительно.

— И что ты думаешь?

— Что это, как обычно, может ничего хорошего не предвещать, вот что. Вам надо перейти на их маршрут. Он и у тебя на карте отмечен, красным цветом. И заняться поиском.

— Ладно, Дьякон. Задача ясна, сделаем. Сейчас Штерн из танка вылезет, и выдвигаемся. А я пока осмотрюсь. Может, они недалеко. Тут звук какой-то был недавно.

— Что за звук?

— Да хрен его поймет. Но точно не выстрелы и не взрыв.

— Ладно. Будь на связи, докладывай обо всем. Контрольные сеансы теперь не каждый четный час, а просто каждый час. Понял?

— Есть командир.

— Давай. До связи. Если что, сигналь тут же.

Барон вооружился мощным биноклем, окрашенным в белый цвет, и стал смотреть по сторонам. Довольно быстро его внимание привлек тот самый метромост.

Оптический прибор он прижимал к плоским круглым стеклам дыхательной маски. Так и есть, по остаткам метромоста бежит человек, что-то держа в руках — вероятно, оружие. Он то и дело оборачивается — похоже, боится погони.

— Дьяк, как слышно меня? Прошу на связь.

— Слышу хорошо, — ответил Дьякон. — Уже что-то случилось?

— А здесь и в самом деле есть выжившие, — пробубнил Барон в своей маске, имеющей интегрированное переговорное устройство. — Хмыря какого-то вижу. Не из наших парней.

— Да сколько можно сомневаться? — отозвался наушник. — Я же говорил: тут есть люди. Только живут они, скорее всего, в местном метро. Прямо как в книжках Глуховского.

— Командир, я в жизни только «Муму» прочитал. И то в школе еще.

— Везет тебе, — усмехнулся голос в наушнике. — Дуракам легче жить на свете.

— Спасибо, командир, — хмыкнул Барон. — Только с чего ты взял, что наш клиент до сих пор дуба не врезал?

— Он жив. Иначе с какой стати братству отправлять экспедицию в такую даль? Да и сигнал. Это не могло быть ошибкой. Кстати, а что, если хмырь, которого ты сейчас видишь, он и есть?

— Постой-ка… — Рейдер сместил окуляры бинокля правее. — Это еще что такое?

Человек на мосту дал несколько громких выстрелов назад и пополз по рельсу, рискуя сорваться и разбиться в лепешку об лед. Преследовавший его человеком не являлся. Это было какое-то черное существо метра три в длину. Оно выскочило из метротуннеля на мост и теперь нагоняло беглеца, ловко перебирая передними и задними лапами.

— Командир! Вижу какую-то тварь! Похлеще наших молохитов будет!

Сзади хрустнуло. Барон быстро убрал от лица бинокль и схватил с сиденья снегохода пулемет «корд», чтобы примкнуть его к кронштейну на своем поясе. При этом он сразу обернулся на хруст, доносившийся с той стороны, где были свалены в кучу несколько пассажирских автобусов и пара грузовиков.

— Командир, позади меня какое-то движение, — вполголоса доложил по рации Барон.

— Что там?

— Пока не видно. Сейчас проверю.

Сабрина открыла глаза и поняла, что сон все-таки сморил ее. Сложно было понять, сколько она проспала. С минуту Марина пристально смотрела на спутницу, прижавшуюся к ней во сне. Но вот глаза Сабрины открылись, и бывшая пленница встретила ее пробуждение робкой улыбкой.

— Как тебе спалось? — тихо спросила Марина. — Что снилось?

— Не знаю. Не помню. Ничего, наверное.

— Но ты так вздрагивала…

— Правда? Значит, хорошо, что не помню…

— Наверное, да. Наверное, так лучше.

— Я разбудила тебя своими метаниями? Прости.

— Нет, ну что ты. — Марина снова улыбнулась. — Все хорошо.

— А как тебе спалось? Ты во сне звала Костю…

— Да? — Марина сразу погрустнела и вздохнула. — Да, мне снился Костя. Мой муж. Во сне мы… любили друг друга.

Теперь вздохнула Сабрина. Она запустила пальцы в светлые локоны спутницы и стала их медленно перебирать.

— Скоро ты вернешься к нему, и я буду лишней.

— Зачем же так? Ты останешься с нами.

— С вами? В вашей общине? В Перекрестке Миров? — Горькая усмешка исказила лицо охотницы. — Ты хоть понимаешь, что говоришь? Охотник тварелюбов — в вашей общине.

— Но мы не дадим тебя в обиду!

— Глупенькая девчонка… Мне некуда идти.

— Перестань! — повысила голос Марина. — Это ведь из-за меня ты оказалась в такой ситуации. И я сделаю все, чтобы ты…

— Из-за тебя? — снова усмехнулась Сабрина. — А ведь я тебя похитила. Ничего бы этого не было, если бы… А давай останемся вместе? Найдем укромный уголок. Я охотница и обучена выживанию. А у тебя родится ребенок. И мы вместе будем о нем заботиться.

— Но как же… Как же мой дом? Мой муж?!

— Но ведь он не хотел этого ребенка. Ты сама говорила. А я хочу.

— Перестань, пожалуйста…

— И еще… Ты знаешь, часто бывают такие желания… и уже давно… Я ухожу от них в тренировки. В ненависть. В готовность похищать или убивать. Но иногда эти желания просто затуманивают разум. И тогда спасения нет… Я пробовала сама. — Сабрина вдруг посмотрела на свои ладони. — Но это ведь совсем не то, правда? Человеку нужен человек.

У слушавшей ее Марины защемило сердце и потекли слезы.

— Какой он, твой Костя?

— Он… очень хороший. Очень ласковый и нежный. Деликатный. Мне с ним хорошо. И никаких бед. Никакого страха. Все уходит.

— А ты бы смогла поделиться со мной? — спросила Сабрина.

— Чем? — удивилась вчерашняя пленница.

— Его лаской и нежностью?

— То есть… — Светлая вдруг испуганно посмотрела на свою похитительницу, ставшую спасительницей. — Ты что? Это же неправильно. Да и он… Костя ведь только меня любит. Меня одну желает. Он не сможет. Ты… Мы найдем тебе хорошего парня. Правда. Есть еще хорошие…

— Не надо, — скривилась Сабрина. — Я же ненавижу мужчин. Особенно из твоей общины. Ну, кроме Кости. Ведь он так тебе дорог.

— Сябочка, не обижайся, но ты просишь невозможное.

— Конечно, — вздохнула молодая охотница, прикрыв глаза. — Скажи…

— Что?

— Я некрасивая? Я просто не знаю… Вижу, что ты красивая. А про себя не знаю. Я и в зеркало толком не смотрелась с двенадцати лет… Страшно было…

— Что ты. У тебя такие выразительные глаза. В них хочется глядеться долго-долго. И лицо… Такой строгий ангел… Ты очень красивая.

— Хочешь… я разденусь? — прошептала Сабрина.

Марина вздрогнула, с недоумением глядя на спутницу. Затем, словно осознав и прочувствовав все, что накопилось в этом строгом ангеле, не выдержала и разрыдалась, крепко заключив Сабрину в объятия.

— Бедная! Бедная моя девочка! Господи! Что же они с тобой сделали!

У молодой охотницы голова пошла кругом. Шепот Марины пронзал ее, будто иглы, содрогания плачущей спутницы заставляли содрогаться и ее тело, а горячие слезы, падающие из глаз подруги ей на щеку и шею, заражали отчаянием и болью. Она изо всех сил зажмурилась, закусив губу, чтобы не сорваться в истерику.

Что же с ней сделали? Что сделали со всеми? Друг с другом?

Сабрина вдруг почувствовала себя частицей несчастной планеты, которая когда-то любила творить жизнь и купать ее в теплом солнечном сиянии под чистым небом. Но оскотинившиеся пьяные упыри… Какие-то безликие твари надругались над ней. Изуродовали ее тело, разорвали в клочья душу, а то, что осталось, заковали в убийственный холод. И Сабрина поняла, что сама она тоже в плену и ей не выбраться. Ибо весь этот холод — она и есть. И после того, что с ней сделали, ее доля — лишь уничтожать. Без пощады…

Она резко оттолкнула причитающую Марину.

— Не смей меня жалеть! — Охотница вскочила на ноги и хищным зверем нависла над хрупкой Мариной. — Никогда! Я не жалкая! Сама никого не жалею и себя жалеть не позволю! Уничтожу! Растопчу! Зарежу!

Светлая затихла. Поняв, что нагнала на нее страху, Сабрина отошла назад. Отвернулась. После недолгой паузы тихо произнесла:

— Прости. Ты тут ни при чем. Я тебе помогу вернуться к твоему Косте. А дальше будь что будет.

— Сабрина!

— Что?

— Разве не слышишь? Кажется, снаружи кто-то есть.

Охотница прислушалась. Действительно, буря чувств, разыгравшаяся в ее душе и оставившая после себя опустошение, не позволила чуткому слуху уловить голоса тех, кто остановился на улице возле подвала.

— Надеюсь, вы не прятались в бурю по норам, а делали что должно? — Аид размеренно ступал по кругу, утаптывая свежий снег и с наслаждением наполняя съежившиеся от смрада подземелий легкие чистым после бури, морозным воздухом.

Перед ним стояли трое. Монахи Аида, как называли их другие. Сам же Аид предпочитал называть этих людей послушниками. Или детьми. Тех, кто старше, братьями.

— Владыка, не стоит так думать о нас, — смиренно заговорил один из них. — Лишь мы не боимся тьмы, метельной мглы. Лишь мы властвуем над ночью.

— Ой ли? — Аид остановился и, резко повернув голову, ехидно посмотрел на монахов из-под черного капюшона.

— И твари, — добавил послушник.

— Ну да. — Владыка продолжил свое круговое шествие, сцепив пальцы за спиной. — Давайте по порядку. Что за пальба была вчера ближе к вечеру?

— Удалось найти не сразу — следы быстро заметало. Но Доберман со своей собакой отыскал пять трупов.

Собаки в разрушенном Новосибирске были едва ли не большей редкостью, чем фантастические и жуткие существа, порождаемые матерью всех тварей. Их довольно рано пустили на корм, еще в первое десятилетие. Поговаривали, что собачье мясо полезно при туберкулезе. Возможно, это всего лишь заблуждение — но оно выкосило практически всех четвероногих друзей человека в городе. Лишь в чертоге Аида собаки до сих пор жили и размножались. Монахи Аида предпочитали их мясу человеческое.

— Чьи трупы? — просил Аид.

— Один или двое, похоже, из числа свидетелей Армагеддона.

— Вот как? Вы нашли пояса?

— Нет, поясов не было.

— Так… Ну и шут с ними. Кто остальные?

— Судя по одежде, это не армагедетели. И не охотники. Хотя, возможно, кто-то из тварелюбской общины. Либо с Перекрестка Миров. Раны в основном огнестрельные. Наши потащили эти трупы домой.

— Ясно. Стычка, значит, была. Интересно, к чему это приведет? — задумчиво пробормотал Аид. — Поживем — увидим. А что насчет тварей? Подтвердилось ли, что кто-то кроме беглых трутней посещает нашу часть города по ночам?

— Да не просто по ночам, владыка, — заговорил другой монах. — Они предпочитают, чтобы ночь была ненастная. Как эта, например.

— Рассказывай, — кивнул Аид.

— Мы обнаружили группу. Четыре раба твари и четыре воина. Рабы тащили бревна, мы иногда находим такие на поверхности, в окрестностях станций. И не только мы, но, по слухам, и собиратели всех общин.

— Хм… интересно. Ну а куда они тащили бревна этой ночью?

— Мы не рискнули приблизиться, — виновато проговорил послушник. — Знаем, что на нашу сторону. И на рассвете издалека видели такую же группу или, возможно, эту же самую. Перед тем как кончилась буря, твари уходили на тот берег, причем уже налегке. Будто специально выбрали время, чтобы метель успела замести следы.

— Что ж, логично.

— Еще мы обнаружили нору, довольно свежую, на нашей стороне города. Насколько мы можем судить, ее прорыла тварь-раб. В норе сплетены шелковые перегородки. Мы рискнули спуститься и эти занавеси порвать. Там в глубине собирается вода, наверное, от реки, а слои тварьского шелка не дают ей замерзнуть. Можно предположить, это та самая вода, что сочится в туннеле на нейтральной территории — о ней тебе сообщил недавно Селиверстов.

— Вот, значит, как. Вы порвали шелк, следовательно, вода замерзнет и перестанет сочиться. Хм… — Аид задумчиво покачал головой. — Значит, все-таки твари ходят на нашу сторону, но стараются людям на глаза не попадаться. Выбирают ночное время и вьюгу, когда никого из нас, по идее, не может быть снаружи. Таскают сюда бревна и находят источники воды. Я, кажется, начинаю понимать. Они делают это для нас. Для всех людей, что уцелели в городе.

— Но зачем? — удивились монахи.

— Зачем? — усмехнулся Аид. — Неужели не ясно? Зачем, к примеру, в Перекрестке Миров создают самые благоприятные условия для жизни и размножения рогачей и медведок?

— Чтобы потом кушать, — ответил один из послушников.

— Вот именно! — Аид поднял костлявый палец. — О нас незаметно заботятся. Создают нам условия для выживания и размножения. Следят за балансом сил и ресурсов в нашем мире. Нас выращивают, чтобы мамаше всех тварей было кого есть. Вот что это значит. Собственно, я это предполагал давно, теперь догадка подтвердилась. — Владыка задумчиво усмехнулся, качая головой. — Однако какое жуткое у нас… отражение. Хотя… велика ли разница между нами? Так ли уж мы непохожи?

Глядя со стороны, можно было подумать, что Бронислав впал в оцепенение. Он молча, не моргая и даже как будто не дыша, смотрел на трупы Тора, Масуда и Кожевникова. Рябой стоял позади него и, скрестив руки на груди, с едва скрываемой ухмылкой наблюдал за шестеркой поникших церберов. Их оружие было сложено в ногах у Рябого.

— Скажите, зачем вы здесь? — тихо спросил Бронислав.

Церберы молчали.

— Хорошо, — кивнул старший охотник. — Я отвечу сам. Вы здесь для безопасности. Для безопасности станции «Речной вокзал» и всего Архиона. И как же вы несете службу? Не успев заступить на пост, нажрались. И завалились спать. И проспали без задних ног черт знает сколько времени. А что случается, пока вы дрыхнете? Пока вы дрыхнете, сюда приходят враги. Они зверски убивают двух людей. Не просто людей, а охотников. Моих товарищей. Моих незаменимых помощников. А еще они убивают смотрителя этой станции, очень ценного в нашей общине человека. А еще они забирают с огромным трудом добытую нами жертву, предназначавшуюся для матери всех тварей. А еще, и это самое главное… они забрали мою дочь. Кто старший в вашей смене?

Один из церберов робко поднял руку. Его все еще шатало от безмерной дозы алкоголя.

— Подойди ко мне, дружочек, — прошипел Бронислав.

— Бронислав, я…

— Ты плохо меня слышал? — чуть громче произнес охотник.

Рябой тут же снял с плеча автомат и нацелил его на выстроенных церберов.

Передвигая ватными ногами, старший смены подошел, боясь поднять на Бронислава взгляд.

— Повернись ко мне спиной.

Цербер повернулся.

— А теперь на колени.

— Бронь… не надо, пожалуйста, — простонал человек, уже зная свою участь.

— На колени, гнида! — выкрикнул Бронислав и пнул его по ногам.

Цербер рухнул на колени. Бронислав схватил его за волосы и, выхватив нож, перерезал горло. Затем презрительно оттолкнул хрипящего.

— Слушайте меня, ублюдки. Если хоть один волос упадет с головы моей дочери, я не только убью вас всех. У кого из вас есть жены, я изнасилую и убью жен. У кого из вас есть дочери, я изнасилую и убью дочерей. Даже твою, урод, трехлетнюю! У кого сыновья, я скормлю их матери всех тварей. У кого есть родители, я продам их Аиду. У кого есть братья, я отрежу им головы. У кого из вас есть сестры, я оттрахаю и их тоже. Вы меня поняли, пидорасы?

Церберы пугливо закивали.

— Так. Вот ты! — Бронислав указал на одного из них рукой.

Тот стал пугливо озираться, молясь всем мыслимым силам, чтобы гнев отца похищенной девушки пал на кого угодно, только не на него.

— Даты, сука, ты! — закричал Бронислав. — Сюда иди!

Превозмогая страх, охранник подошел.

— У тебя, насколько я помню, ни семьи, ни родных?!

— Д-да, — всхлипнул цербер.

— Значит, тебе нечего терять и ты просто сбежишь?!

— Нет! Я не сбегу, Бронь!

Старший охотник нанес ему несколько ударов кулаком по лицу.

— Рот закрой, паскудная дешевка! Меня слушай, погань! Ты слушаешь меня, вафёл вонючий?!

— Да!

— Ты сейчас изо всех сил, и даже через силу, бежишь вон туда по туннелю, сука! Бежишь в центр! На «Октябрьскую»! Без остановок на поссать и отдышаться, понял?!

— Да!..

— Пидор, не перебивай и слушай!!! — Бронислав ударил его снова. — Ты расскажешь там сразу и всем, что тут произошло! Что враг напал! Что лучшие люди погибли! Наша добыча отбита, а моя дочь похищена! И если ты, говна кусок, не будешь в своих речах настолько убедителен, чтобы в Архионе тут же объявили тотальную мобилизацию и начали приготовление к штурму Перекрестка Миров, я тебе, сучий потрох, вырежу печень и оторву яйца!!! Ты понял меня, ублюдок?!

— Да!!!

— БЕГОМ!!! МАРШ!!!

Цербер, спотыкаясь, бросился в указанном направлении.

— Быстрее!!! Сука!!! Еще быстрее!!! — орал вдогонку Бронислав.

Вскоре охотник не выдержал и, выхватив из рук Рябого автомат, дал пусть и весьма расточительную, но неплохо мотивирующую гонца на более быстрый бег длинную очередь ему вслед.

— Теперь вы, отребье сраное! Одеваете свои манатки и идете в город! НЕТ!!! Бежите изо всех сил в город и ищете этих гандонов, что напали на станцию! И не забывайте, какая участь постигнет ваших родных, если что-то случится с моей дочерью! БЕГОМ, СУКИ!!!

18 НАРУШЕННЫЙ БАЛАНС

— Вот сейчас чаю попьем и пойдем, — проговорил Жуковский, грея на костре котелок, в который минуту назад набрал свежего снега с поверхности.

— Да чего ждать? — недовольно проговорил Константин. — Уже светло на улице совсем. Буря стихла. Чего мы время теряем?

— Спешка в нашем деле контрпродуктивна, — хмыкнул Андрей.

Ломака зло на него посмотрел. Из головы не выходил ночной разговор с Волковым. Может, Жуковский сейчас специально время тянет с этим чаем?

А может быть, стукач — Василий Селиверстов? В голове пульсировали воспоминания. Вот Костя проснулся и отправился за Мариной, пришел на ферму. Там пили Жуковский и Селиверстов. Сказали, где она. Костя хотел пойти, но именно Василий не позволил. Даже рявкнул: «А ну, сядь!» Да-да. Все так и было. Остановил. Накричал. И потом полоскал мозги лекцией о том, какой он, Костя, мудень, что довел жену до истерики своим нежеланием завести ребенка. Задерживал, давая время охотникам? Все эти мысли будоражили сознание так, что, даже сидя на месте, Ломака ерзал, не в силах унять подозрения, страхи и злобу.

А может, все это чепуха? Может, солгал ему Волков? Зачем? А кто его знает? Он же самый мутный среди них. Нелюдимый и малоразговорчивый. Хочет оговорить и Василия, и Андрея, а причины одному ему известны. Либо он сам информатор, но его заподозрили эти двое и потому он решил уйти с ними, а заодно стравить их в группе… Как знать… Ведь Волков тайком выходил в город. Волков околачивается по руинам в одиночку, и никто об этом не знал. Он мало времени проводил среди людей, на виду, и вполне мог заниматься передачей информации тварелюбам… Но черт возьми, в тот роковой вечер его не было на ферме и быть не могло. Там были Жуковский, Селиверстов, четыре охранника и три бабы…

— Слушай, Андрей, — проворчал Степан, — а это не опасно?

— Что именно?

— Снег непроверенный. Так ведь нельзя. Может, отрава там. Радиация.

Жуковский тихо засмеялся.

— Ну конечно, — заговорил он. — Хорошо всем людям мозги промыли, да, Василий?

— О чем ты? — с ноткой недовольства в голосе спросил Ломака.

— Ну как же. Конечно, поначалу с водой была просто беда. Осадки с кислотой и серой, с радиацией. Река грязная. Грунтовые воды загажены. Дожди черные. Туго было с водой. Обеззараживали и фильтровали как могли. Постоянно проверяли детекторами разными, дозиметрами. Но ведь прошло уже семнадцать лет. Снег этот, что хоть изредка, да выпадает сейчас, куда чище, чем даже перед ядерной войной. Ведь больше нет заводов, машин, газовых факелов над шахтами. И людей, этот мир загрязняющих, почти не осталось.

— Тогда почему у нас лимиты на воду? — вскинулся Волков. — Почему такое строгое распределение? Почему запрет на сбор снега? Почему этим занимаются только специальные люди и дозируют выдачу после проверки у Едакова? И в других общинах вроде так же. Нет?

— Все так, — кивнул Жуковский.

— Тогда в чем тут заковыка?

— А заковыка в том, друзья мои, чтобы челядь была зависима от самых необходимых для жизни вещей.

— Кто? — переспросил Ломака.

— Ну, челядь. Плебеи. Быдло. Толпа. Народ, не имеющий вхождения в элиту. Так в Киевской Руси называли невольников, которых можно было продавать и покупать. И так, по моему убеждению, большинство власть имущих и власть представляющих относятся к простым людям.

— А ты сам?

— Я сам? Да я строю проекции, пользуясь фигурами речи, дружище. Чтобы ты не питал иллюзий относительно того, какое место тебе отвели едаковы и иже с ними. С водой очень просто. Если все будут знать, что можно тупо пойти и взять снега сколько душе угодно, то как же привязать население к четко выстроенной системе? Сложно? Ну да. А так все ресурсы, что необходимы для выживания, держатся под строгим контролем. Нам говорят: снег опасен, лишь очень малое его количество может использоваться для пищевых и бытовых нужд, и то после тщательной проверки. И человек зависит от того, кто решает, годится этот снег или нет. От того, у кого дозиметр, который, быть может, уже и не работает давно. Он говорит, что заботится о нас, и мы, челядь, в это верим. Терпим лишения, затягиваем пояса, экономим воду, платим налоги. И подчиняемся, подчиняемся, подчиняемся. Да так всегда было, не Едаков это придумал. Вот, например, подоходный налог. Кто бы взялся объяснить, что это за хрень такая? Ну хорошо, допустим, общество должно было оплачивать армию, милицию, полицию, врачей и так далее. Делать отчисления на свою старость. Но вояки ведь нищие — и сами платят налоги. Полицаи грабят граждан, которые их содержат. Врачи-бюджетники морды воротят: а где пакетик с бутылкой коньяка и дорогими рижскими конфетами? Те, кто доживал до пенсии, оказывались в такой заднице, что мало чем отличались от нас, голодранцев ядерной зимы. Но это так, обывательские размышления. А ведь была еще уйма других сборов. Плати за землю, на которой твой дом. За сам дом. За свет. За газ. За воду. За дороги. За дворника. За мусор. За еду. За телефон. За Интернет. За справки. За бланки этих справок. За печати на этих справках. За ребенка в садике. За тетрадки. За учебники. Все это понятно. Мы платили. Наверное, так и должно было быть. Но кто платил нам за то, что нас обманывали? Использовали? Уничтожали? Делали жертвами террористов? За то, что безнравственные телешоу растлевали наших детей? За бесконечные переделы истории? За то, что заставляли стыдиться самих себя? За то, что заставляли бояться преступников и тех, кто должен от них защищать? За то, что лишали права выбора? Лишали работы? Лишали возможности жить? Ну разве не так относятся к челяди? Знаете, я же ученый. Не секрет, что когда-то я работал над одним проектом. Вместе с коллегой. Глеб Лодзинский одно время моим научным руководителем был. Он малоизвестен, все в закрытых проектах подвизался, как и я, впрочем. Так вот, начинали мы с ним, а заканчивал я уже в одиночку. Инициативный это был проект, неоплачиваемый. Но какие перспективы сулил! Я получил генетическую модификацию рапса, это такое растение было. Новая разновидность отличалась удивительной живучестью. Как сорняк. И где угодно могла произрастать, даже в тундре. А в тропических и субтропических регионах — хоть круглый год. Минимум заботы об урожае. Этот рапс сам выживал с полей мешающие ему расти травы. Хороший корм для животноводства — это первое. Но второе, и самое главное, — биотопливо. На его основе можно было делать машинные масла, автомобильное топливо, горючее для ТЭЦ. К этому добавим производство пластмасс. Представьте себе пластиковую тару, которая не два века будет гнить, а несколько лет, превращаясь в безвредный перегной. Представьте двигатели внутреннего сгорания с минимальными выбросами углекислоты. Мы могли осваивать безлюдные регионы путем одного только сельскохозяйственного выращивания этого растения на бросовых землях. Оживить российскую глубинку, где вымирали и спивались целые деревни и поселки. Снизить потребление невосполняемых природных ресурсов, таких как уголь, нефть и природный газ, на двадцать пять процентов. И топливо это было бы куда дешевле и доступнее. А значит, дешевле грузоперевозки. Дешевле пассажирский транспорт. Дешевле коммунальные услуги. А это повышение уровня жизни. Сплошные блага. И я, болванчик наивный, представил этот проект начальству. Потом ко мне пришли люди в штатском и сказали: знаешь что, друг ты наш ситный? Мы дадим тебе должность и лабораторию в Сколково. Мы дадим тебе кучу молоденьких лаборанток. Там ты сможешь изобретать велосипед или застежку-липучку. Изучать принцип действия кубика Рубика. И под это мы будем выделять тебе многомиллионные субсидии. Из бюджетных средств, конечно. Из тех налогов, что ты сам и платишь. НО ТОЛЬКО НЕ СМЕЙ ИЗОБРЕТАТЬ НИЧЕГО, ЧТО МОЖЕТ ЗАМЕНИТЬ В ОДНОЧАСЬЕ НЕФТЬ!

— Это почему же? — спросил Ломака.

— Почему? Да потому что в то время нефть была властью. Как сейчас вода, дрова и пища. У кого нефть, у того и власть. Деньги. Бешеные деньги. А то, что предлагал я, сулило революцию. Редкий наркоман сам хочет соскочить с иглы. Так и с нефтяной иглы хотели соскочить лишь единицы. Но другие всячески этому противились. Ведь здесь и сейчас есть прибыль. Здесь и сейчас есть власть. Так рассуждали те, у кого была нефть. Неужели кого-то из них заботило наше будущее? Неужели кого-то из них интересовало, сколько ты, простой человек, зарабатываешь и платишь за то, чтобы жить? Ты, главное, плати. Горбаться на такой уклад жизни. Так и у нас. По капле воды. По пучку лучин. По горстке жуков. И ты плати. Причем иногда — такую цену, как заплатил ты, Костя. Отдай самое дорогое, что есть у тебя. И все, что ты получишь взамен, это лживые и лицемерные слова сочувствия. Чай готов, кстати. Давайте кружки…

Конечно, можно было назвать весьма условно чаем отвар из хвои и каких-то кореньев, приготовленный по личному рецепту Андрея Жуковского.

— А этот все спит? — Селиверстов взглянул в дальний угол, где лежал Паздеев.

— Да вроде, — пожал плечами Андрей.

— Что-то подозрительно долго.

— Ну и хрен с ним. Пейте, и пойдем.

Держа в ладонях кружки с источающим пар и резкий аромат напитком, они осторожно, чтобы не обжечься, делали маленькие глотки.

— Интересная, конечно история, — проговорил Волков, смакуя отвар. — Только меня вот какой вопрос заботит: а что с балансом в экосистеме?

— То есть? — Жуковский взглянул на него поверх поднесенной к лицу кружки.

— Ну, ты сказал, что это растение, суперрапс твой, могло расти само по себе, как сорняк. И вытесняло со своих грядок другие сорняки. Так?

— Ну, так.

— А ты не думал, что оно могло заполонить все вокруг? Да так, что никакие уборочные комбайны не справились бы. Вытеснило бы полевые цветы, а это бы плохо сказалось, например, на диких пчелах. Захватило бы сельхозугодья, погубив зерновые культуры, картофель, капусту — все, что должно было идти на обеденный стол. И так далее. Не думал об этом?

Жуковский молча сделал глоток.

— Думал, конечно, — ответил он. — А что?

— И как же ты собирался избежать таких негативных последствий?

— Ну, были действенные методы.

— Какие?

— Да какая разница теперь? — разозлился Андрей.

— Не было бы никакой разницы, если бы не одно «но», — усмехнулся Степан. — Я слышал об этом проекте. У меня ведь первое образование химико-биологическое. Я работал в одном НИИ недолго, после диплома. Но с той зарплатой просто не удержался бы на плаву, да еще с женой, которая ребенка ждала. Однако запомнил кое-какие наработки. Проект «Жнец». Генетическая модель особого вида насекомых. Это ведь твоя тема?

— Да я много над чем работал, — уклончиво ответил Андрей.

— И вот этот «Жнец» у меня из головы не выходит. Особая колония насекомых. Там генетический материал и термитов, и пчел, и медведок, и еще черт-те что намешано. Весьма интересные существа, приспособленные для различных климатических условий, в том числе и для холодов, что для холоднокровных жучков-паучков просто неслыханно. Они питаются исключительно каким-то искусственно выведенным растением, живучим, как сорняк. Но пока рост этой культуры идет под контролем, они почти не жрут, в основном пребывая в спячке. Лишь изредка поедают какую-нибудь падаль в небольших количествах, для поддержания жизнеспособности колонии. Но как только растения начинают безудержно заполонять все вокруг, колония просыпается и пожирает это растение, как саранча. Интенсивно плодясь в то же время. Только вот сами жучки не могут воспроизводиться, для этого существует королева, как у пчел. Только она может порождать других членов колонии. Там строгая иерархия. Одни защищают колонию от других насекомых, другие следят за балансом в вегетации суперрапса, третьи добывают пищу в периоды ожидания, четвертые оплодотворяют яйца, что несет королева, как трутни у тех же пчел. Только от королевы зависит численность колонии. Это тоже сделано для того, чтобы легче было держать под контролем баланс. Если что пойдет не так, просто убей королеву, и колония потихоньку вымрет. Все продумано. Все грамотно сконструировано. Так?

— Ну да, толково, — кивнул Жуковский. — А что ты хочешь этим сказать?

— Разве это никому ничего не напомнило? — усмехнулся Волков.

— Черт возьми… — пробормотал Константин. Все это время он слушал увлекшихся разговором Жуковского и Волкова краем уха, поглощенный мыслями о предателе, который может находиться рядом. Но смысл сказанного Степаном до него дошел. — Да это же… Это же твари!

Ломака уставился на Волкова. Затем на Жуковского, который с невозмутимым видом допивал свой «чай».

— Мужики, что вообще все это значит, а?! — воскликнул Костя. — Как прикажете понимать?!

— Ну, я полагаю, понимать это надо так. — Волков упер обличающий взгляд в Андрея. — Твари не случайно появились на свет. Это не продукт радиоактивных мутаций и прочей херни, которая только в книжках бывает. Потому что не может такое существо сформироваться за считаные годы само по себе. Верно я говорю, Андрей?

Костя вдруг повернул голову и посмотрел на Селиверстова. Того, казалось, совершенно не трогали все эти откровения. Он молча пил отвар, глядя в кружку. Почему он так безучастно себя ведет? Ну конечно, он друг Жуковского. И наверняка знает гораздо больше других. И уж несомненно, Василий на стороне своего приятеля.

Жуковский тем временем опустошил свою кружку и вылил в нее остатки из котелка.

— Слушай, Волков, — хлебнув, тихо заговорил он, — я не совсем понимаю, чего ты хочешь добиться этим наездом. Ты ведь сейчас себя разоблачителем считаешь, верно? — Андрей поднял взгляд на Степана. — И что же ты надеешься услышать от меня? Что я создал тварей?

— Я хочу услышать правду.

— Правду? Ну, это несложно. Такие существа действительно не могли появиться сами собой. Вот ты хоть усрись в попытках покрыть всю планету радиоактивным пеплом, а ни хрена похожего на колонию, о которой мы говорим, не получишь. Хотя живая природа при случае может фокус выкинуть, но что это за случай — поди догадайся. Правда такова, что проект создания колонии насекомых для контроля за моим растением существовал. И разработан он тоже мною. И если ты ждешь признания, что тварей создал я, то я тебе отвечу… Да. Это действительно так. Когда ты имеешь на руках готовый материал в виде опытной колонии маленьких жучков, а также гормоны принудительного роста, а также дополнительный набор хромосом, а также опыт в генной инженерии, что тебе еще нужно? Только немного терпения и ряд несложных манипуляций, чтобы превратить безобидных крошек за пять или шесть лет в то, что мы теперь называем тварями и чего так боимся. И сразу после войны я подался в искатели только для того, чтобы заниматься своими насекомыми. Да, Степан. Я их создал. Ты доволен?

Волков довольным не выглядел. Он ожидал какой угодно реакции от Жуковского. Что тот вскочит и схватится за оружие, или будет все отрицать, или включит дурака, или поднимает Степана на смех. Но вот чтобы он так спокойно подписался под фактом создания тварей…

— Твою мать! — прошипел Ломака. — И это к ним сейчас ведут мою Марину?! К твоим отродьям?!

— Потише, юноша…

— Да пошел ты, урод!!! Зачем?! За каким хером ты их сделал, психопат чертов, мать твою?!

— Костя, ты говоришь обидно…

— Да не паясничай, черт тебя дери! Ответь, зачем ты это сделал!

— Как ни странно, ради людей, — усмехнулся Жуковский.

— Что?! Ради людей?! — Костя вскочил.

— Да ты не нервничай. Да. Именно. Ради людей. — Жуковский продолжал демонстрировать гранитное спокойствие, чем изрядно нервировал Ломаку.

— Это как понимать?!

— А как ты способен понять, Костя? Ты забыл, что творилось в первые годы? Во что люди превратились? Это же Новосибирск. Я знал этот город. Любил его. Какие здесь жили люди! Душевные, гостеприимные, без понтов всяких. Сибиряки. И что стало с ними после войны? Ведь рвали друг друга на куски за огрызок сухаря. За обмылок. За щепотку соли и кулек гречки. За рабочую зажигалку. За сигареты и шерстяной свитер. За противогаз. За таблетки от поноса. За женщину. Тогда я мыслил немного по-другому. Мне было больно за людей. Ведь я в них верил. И верил, что страшная всеобщая угроза способна их организовать и сплотить. Если кто-нибудь в эту организованность не впишется, то и хрен с ним, но основную массу можно спасти, только подвесив над нею дамоклов меч. Эту самую угрозу. Надо было показать людям, что еще не все кончено. Что финал цивилизации — еще не финал жизни. Но финал жизни могут приблизить монстры. Я подумал, будут твари, как в жутких фильмах, и люди сначала впадут в страх. Попрячутся по норам, затихнут. И начнут прикидывать, как же выживать. Как противостоять. Начнут думать не только о себе любимом, но и об организованном противодействии тварям. И сплотятся. На это я надеялся.

— Да ты, дурак, Стивена Кинга, что ли, не читал? — усмехнулся Волков.

— Не имел такой идиотской привычки…

— Сплотить людей угрозой хотел? Так они еще больше оскотинились!

— Ну, это я понял позже, когда увидел, какое мироустройство получилось. С этими самыми жертвоприношениями и прочим. Но я же говорю: тогда я верил в людей. В человеческое. Сейчас не верю. В людей не верю. А вот в отдельно взятого человека… верю. Вот в Костю верю.

— И именно поэтому. — Селиверстов вдруг заговорил, пристально глядя на своего друга, — именно поэтому ты сплавил его Марину тварелюбам?

Ломака вздрогнул и уставился на Василия. Затем на Волкова. И наконец на Жуковского. Тот недобро глядел на Селиверстова. Костя не выдержал и, схватив автомат, навел холодный ствол на Андрея.

— Ну-ка, объяснись, живо!

Жуковский вздохнул.

— Ладно. Только для начала, чтобы вы особо не дергались, я хочу привести контраргумент. Помните, мы вчера двух свидетелей Армагеддона положили? Помните? А знаете, где их пояса? — И Андрей распахнул надетый поверх теплого комбинезона бушлат. — Эти пояса на мне, как видите. Поэтому учтите: все может кончиться очень быстро. Это если пожелаете. Но если вам хочется еще пожить, то давайте успокоимся и уберем оружие. Костя, это в первую очередь тебя касается. Ты не забывай, что жизнь Марины зависит сейчас от этих поясов. Если мы тут умрем, то на всей планете больше никому не взбредет в голову ее спасать. Ты понял?

Константин дрожащим пальцем щупал спусковой крючок. Желание пристрелить Жуковского грозило пересилить любые доводы разума.

— Ты меня понял?! — повысил голос Жуковский.

Ломака нервно дернулся, резко опустив автомат и стукнув прикладом по полу.

— Вот и славно. А теперь присядь. И давайте все сделаем глубокий вдох.

— Это же сам Аид и его монахи, — дрожащим голосом прошептала Марина, глядя сквозь трещину в стене. — Господи, что же будет, если попадемся им…

— Тише, Светлая. — Сабрина достала пистолет, выстрелом из которого убила Кожевникова. — Если дело дойдет до этого, то я позабочусь о нас обеих, чтобы живыми им не достаться.

— Мне страшно…

— Не бойся ничего. Не бойся ничего, пока я с тобой, поняла?

— Да…

Сабрина слушала разговор Аида с его монахами, стоявшими всего в двадцати шагах от руин, где девушки нашли ночной приют. Она благодарила судьбу за то, что костер давно погас и не осталось даже слабого дымка, способного их выдать. За то, что монах с собакой отсутствовал, иначе мерзкая псина непременно почуяла бы двух молодых женщин поблизости. Тем более что у молодой охотницы начался непростой период. Она знала, что источает запах крови, пусть незаметный для людей, но собака непременно уловит.

Пока все складывалось благополучно. Аид и его люди были озабочены своими открытиями насчет тварей. Девушка и сама была поражена тем, что услышала. Но сейчас важнее всего остаться незамеченными для каннибалов и поскорее убраться подальше отсюда. Поскорее доставить Марину в безопасное место. К ее мужу.

— …Не совсем правильно, что ты вышел в город, владыка, да еще без охраны, — докончил начатую фразу один из монахов.

— Плохим я был бы наставником без личного примера, — проворчал Аид. — Ладно, идем…

Внезапно над городом разнеслось эхо далекого взрыва. Все переглянулись. Обычная ухмылка исчезла с жуткого старческого лица.

— Что это было? — строго проговорил Аид.

Монахи недоуменно пожимали плечами.

— Владыка, надо уходить. Возможно, это следствие вчерашней стычки, после которой мы нашли трупы. Надо выяснить, не началась ли война между общинами.

— В таком случае скорее домой, — кивнул Аид.

— Они уходят? — прошептала Марина.

— Кажется, да, — ответила молодая охотница. — Переждем немного и тоже пойдем. Очень скоро ты будешь дома.

— А ты?

— Думай о ребенке, Мариша. И больше ни о чем.

Барон осторожно приближался к груде металлолома, который когда-то был автобусами и грузовиками. Куча железа возвышалась метра на три и протянулась на все двадцать, торча из снега.

Рейдер медленно обходил ее, держа наготове «корд». Странный хруст больше не повторялся. Но ведь минуту назад Барон отчетливо слышал…

Взрыв заставил его вздрогнуть и резко обернуться. Над метромостом клубилось черное облако, а одна из его секций, разнося над замерзшей рекой жуткий дребезжащий стон, кренилась.

— Что за черт! — воскликнул Барон, и тут же позади раздался лязг металлолома, к которому он только что двигался.

Рейдер обернулся снова и заметил, как на него стремительно прыгает черное жуткое существо.

Барон вскрикнул, пытаясь направить на невиданного зверя оружие, но не успел. Существо повалило его в сугроб. Рейдер все же машинально нажал на спуск, и короткая очередь ушла в никуда. В то же мгновение воин твари пробил ему голову острием своего хвоста.

Штерн, встревоженный грохотом далекого взрыва и близкой очередью «корда», выскочил из осматриваемого танка.

— Барон! — крикнул рейдер. — Эй!

Ответа не было. Штерн посмотрел на склон. На вершине стоял их снегоход. Товарища не видать. Быстро сняв автомат с предохранителя, рейдер бросился к транспортному средству.

— Барон, как слышно? — тихо проговорил он в микрофон рации на воротнике.

Молчание.

Поднявшись к снегоходу, Штерн не обнаружил напарника. Но на гладком после ночной бури снегу были четкие свежие отпечатки. Двигаясь по ним, рейдер зашел за большую груду металлолома, в которую превратился общественный и грузовой транспорт. Штерн замер перед страшной картиной. Барон был распластан на снегу, который вокруг его головы окрасился в алое. Маска была разбита, от лица осталось месиво, красноречиво свидетельствующее о том, что напарник мертв. За ржавыми остовами машин прятались два жутких черных существа с белыми «воротниками».

— Твою мать, — прорычал Штерн, резко вскидывая оружие и беря на мушку ближайшую тварь.

Существо рванулось вперед, но рейдер остановил атаку двумя короткими очередями. Вторая тварь резко запрыгнула на кучу железа и, совершив еще один скачок, оказалась за спиной у Штерна. Он бросился вперед, развернулся в падении и дал еще одну очередь. Мимо. Тварь бросилась влево. Опять очередь. Повредил твари ногу. Та исторгла противный не то писк, не то скрежет и устремилась на человека. Он перекатился, а тварь уже была рядом. По одной из грудных бронепластин щелкнул кончик хвоста, но не пробил. Только сильно сперло дыхание от удара. Штерн резко ткнул стволом в брюшную область твари и спустил курок. Новая порция свинца завершила схватку в пользу рейдера.

— База! База! Я Штерн! Как слышно меня? Прием! — закричал человек, поднимаясь на ноги и быстро осматриваясь.

— База, база! Я Штерн!

— База на связи. Что случилось? — отозвался голос в наушнике.

— Оби! Доложи Дьяку! Мы подверглись нападению! Барон мертв!

Рейдер убедился, что больше таких существ поблизости не видно, и кинулся к товарищу. Нужно было в первую очередь вооружиться тяжелым пулеметом.

— Прости, брат, мине это нужнее сейчас, — тихо проговорил Штерн, стараясь не смотреть в изуродованное лицо Барона.

— Как — убит?! — раздался в наушнике возглас Дьякона. — Что случилось?!

— Какие-то твари, командир! Большие! Хрен их разберет, не то рептилии, не то насекомые! Жуткие до усрачки!

— Что с Бароном?!

— Мертв он! Они его убили! Пока было две! Я их положил! Не исключено, что это те существа, на след которых напал Рипазха!

— Твою мать! Да как же вы так?! Барон две войны прошел и эту пережил…

— Командир, черт подери, он мертв! Я не знаю как! Я в найденном танке был! Могу сказать, что задача по ловле парочки тварей будет очень непростой, она уже дорого нам обошлась! Если увижу, буду валить без сантиментов, Дьяк!

— Они нужны братству!

— А братья братству не нужны?! Одного уже потеряли! Десять минут назад был жив, а теперь голова у него в кашу! Черт!!!

— В чем дело?!

— Вижу еще тварей!

Двигаясь уже по мосту, Жрец понял, что самый прыткий воин твари нагоняет его. Сколько еще таких на подходе, судить было рано. Однако и один этот монстр изрядно мучил нервы клацаньем когтей по рельсам метромоста.

Здесь уже нет стен, они разрушены. Впереди голое полотно без кровли и боковин. Дальше участок, пугающий не меньше, чем преследующая тварь. Там даже полотна нет, остался только рельс, по которому надо как-то пройти дальше. Второй рельс уходил вниз, разорванный у ближайшей опоры и держащийся каким-то чудом у края полотна с противоположной стороны. Параллельные пути вообще отсутствовали.

— Зараза! — прорычал сектант, решив ускориться на этом участке, чтобы компенсировать потерю времени, которой не избежать при движении по рельсу.

Резко развернувшись, он дважды выстрелил из дробовика по нагоняющей твари. Первый заряд, похоже, ушел в никуда, второй побеспокоил монстра. Тот заверещал, пригнувшись и вытянув вперед клешни, ускорив бег.

— Черт!

Преодолев еще метров двадцать и видя, что до злополучного провала остались считаные шаги, Жрец повернулся кругом. Тварь уже была гораздо ближе. Он сделал еще три выстрела, стараясь повредить глаза. Похоже, это удалось. Тональность мерзкого визга изменилась. Существо припало к полотну, прикрываясь клешнями, и прекратило попытки донять человека. Однако в отдалении из туннеля, выходящего на мост, показались другие твари-воины.

Резко попятившись, человек едва не сорвался, забыв про отсутствие мостового полотна. Однако ему удалось восстановить равновесие. Жрец припал к рельсу. Под ним разверзлась бездна. Падать метров сорок, а внизу крепкий, не оставляющий шансов на выживание лед. Перспектива упасть пугала до безумия. Но сзади теснили существа, угодить к которым, пожалуй, было бы стократ хуже. Падение продлится секунду и закончится смертью. А что будет, если его захватят воины твари? Долгие неописуемые мучения, скорее всего…

Значит, вперед.

Жрец пополз, дрожащими руками хватаясь за ржавую сталь и пугливо щупая ногами опору позади. Дробовик и «винторез» болтались за спиной, грозя соскользнуть и нарушить и без того шаткое равновесие. Преодолев метров пять, он понял, насколько медленно движется; шорох лап уже раздавался достаточно близко. Проползя еще пару метров, Жрец отчетливо ощутил, как вибрирует от его движений висячий рельс. Страх полностью обуял сознание, и сектант крепко прижался к рельсу, зажмурившись и обняв гниющую сталь. Заставлял себя двигаться дальше — но какое там! А ведь впереди еще две трети пути. И на середине вибрации будут вообще невообразимые…

Что же делать? Повернуть назад? Может, есть шанс отбиться? Не лучше ли дать себя разорвать, чем болтаться безвольной соплей на этой ржавой струне? Нет. Это еще страшнее. Вон как дико верещат, к ним только попадись… Единственный шанс — это ползти дальше, превозмогая все. Другого не будет.

И мысль про этот самый шанс носилась по кругу, как крохотный паровозик игрушечной железной дороги, что была у него в детстве и отчего-то вспомнилась сейчас.

Дрожащий человек попытался двинуться дальше, но щека, которой он так опрометчиво прижался к рельсу, успела крепко примерзнуть. Он попробовал отделить от железа свое лицо, и тотчас словно тысяча игл вонзилась в кожу. Жрец стиснул зубы и зажмурился. Боль жала из слезных протоков влагу. Он зарычал и резко дернул головой. Хруст показался оглушительным, болевой шок судорогой свел все тело. Жрец едва не сорвался. Тяжело дыша и чувствуя, как по изувеченному лицу растекается кровь, он пополз дальше. Рот заполнился кровью. Неужели щека порвана насквозь? Или он прикусил ее, когда сжал зубы от боли?

Чем дальше он продвигался, тем сильнее вибрировал этот самый страшный мост в его жизни. Рельс раскачивался, будто не желая пропускать человека на ту сторону и всеми силами стараясь его сбросить на ледяную твердь.

На середине пути держаться стало совсем трудно. Жрец снова крепко обнял пульсирующую сталь и зажмурился. Дыхание сперло; страх вытеснял все, даже память о том, что стало с левой щекой несколько минут назад, показавшихся вечностью. Сектант чуть снова не приник лицом к железу, но предостерегающая мысль все же вспыхнула в помутневшем от страха сознании. Он открыл глаза и посмотрел назад. Твари уже достигли края обрушенного полотна и теперь готовились двинуться за ним по соединяющей человеческий мир и мир этих существ ржавой тетиве. А выдержит ли рельс их всех?

И он посмотрит вниз. Это едва не стало роковой ошибкой. Ледяная твердь под ним стала манить, словно живая красотка. Разожми руки, отпусти эту грязную ржавую сталь. Тебя ждут непередаваемые ощущения!

— М-м-мать твою… — процедил он сквозь красные от крови зубы.

Зажмурившись, Жрец неимоверным усилием заставил себя продвинуться еще дальше. И еще чуть-чуть. Глаза открывать было страшно. Высота не оставит попыток соблазнить его свободным падением, лишить шанса, за которым он с таким остервенением ползет.

Еще рывок вперед. Еще. Он все-таки открыл глаза, но старался не смотреть вниз, край полотна метромоста все-таки уже ближе. Значит, не зря все это? Значит, есть надежда? Но черт возьми, как же сильно раскачивается заснеженный мир вокруг! И маячащее впереди полотно движется то влево, то вправо…

— Я смогу! — прорычал он, поднажав еще.

Рельс качался и дрожал теперь сильней. Первая тварь уже двигалась следом, хватаясь за сталь средней парой конечностей и задними лапами.

«И они тоже смогут!» — подталкивала вперед пугающая мысль.

Еще один метр преодолен. Осталось чуть-чуть!

И вот случилось то, чего, казалось, он ждал и к чему стремился всю жизнь. Он достиг той стороны. И мир вокруг перестал раскачиваться. Жрец, ощущая жуткий упадок сил, прополз немного по полотну моста и снова оглянулся.

По рельсу двигались уже пять воинов. Стальная нить сейчас походила на какую-то дьявольскую гирлянду. Если бы сатана праздновал рождество, его ель состояла бы из ребер и позвонков. А украшали бы ее черепа и вот такая гирлянда.

— Ладно, мрази, у меня для вас есть кое что, — выдохнул он и принялся снимать спрятанный под одеждой из шкур пояс смертника.

Освободившись от ноши, которую никогда не собирался использовать для самоубийства, хоть и требовал, однако, подобной готовности от своих воспитанников, Жрец расстелил пояс на краю полотна и, мобилизовав в себе резервы сил, побежал к тому участку моста, где сохранились прохудившиеся стены и часть кровли. Бег его выглядел жалко, скорее он напоминал ковыляние доходяги. Достигнув нужного места, сектант рухнул в снег и взглянул назад. Первая тварь уже почти достигла края полотна. Пояс отсюда метрах в пятидесяти, вон он лежит. Жрец навел «винторез». Учащенный пульс и тяжелое дыхание не давали как следует прицелиться. Причем попасть надо было не в любой из прикрепленных к поясу пакетов. И даже не в гранату, которая могла от удара пули и не взорваться. Необходимо поразить пакет с весьма чувствительным гексогеном. Хлопок выстрела. Мимо. Еще один. Мимо.

— Сука… твою мать… — Сектант сделал глубокий вдох, затем медленно выдохнул и замер, глядя в оптический прицел.

Вдалеке раздались автоматные выстрелы. Это еще что такое? Не важно, черт возьми. Важно сейчас попасть…

А эти выстрелы… всего лишь напоминание, что он не единственный человек на ледяной планете.

Выстрел…

Ослепительная вспышка, и тут же удар мощного взрыва по барабанным перепонкам. Попал! Горячий, такой противоестественный в вечном холоде ветер обдал его окровавленное лицо. Рану на щеке обожгло невыносимой болью. Рельс лопнул, но что-то стало происходить и с окружающим миром. Жрец вдруг понял, что противоположный берег, который он с таким трудом покинул, вдруг поднимается, а вместе с ним поднимаются и виднеющиеся там руины. Стало ясно, что полотно накренилось. А оглушительный треск конструкций возвестил о скором обрушении этого участка моста. Человек вскочил и кинулся бежать. На его счастье, он был всего в двух шагах от одной из опор метромоста. Полотно лопнуло как раз перед ней и, набирая скорость, полетело вниз, увлекая за собой многолетние сугробы, тот самый рельс и тварей, что пытались настичь человека.

— Вот вам, чертовы отродья! — радостно закричал Жрец.

Ему все удалось. Он жив, а твари издохли на льду, который не смогли пробить и тонны железобетона, полетевшие вниз вместе с ними.

Жрец вытаращил глаза. Новая волна ужаса накатила на него с силой, превосходящей силу ударной волны от только что сотворенного им взрыва. Верхний край противоположного берега вдруг окрасился в черное. Тварей были десятки! Они неслись вниз, к реке. И не было никаких сомнений в том, что чудовища замыслили переправиться на территорию людей и там собрать кровавую жатву.

Надо во что бы то ни стало оказаться на своем берегу раньше, чем они начнут подниматься по склону. Надо бежать домой! В подземелье! Где-то вдалеке заработал тяжелый пулемет. Ну и что? Разве может что-то остановить эту лавину ужаса?

Черная сталь «ковровского оружейника-дегтяревца», как чаще всего расшифровывали краткое и безапелляционное, словно выстрел, название «корд», улеглась поперек мягкого сиденья снегохода. Штерн быстрыми, отточенными за долгие годы движениями присоединил оптический прицел.

— Сколько вас, чертовы отродья? Это в каком же месте такие мандавошки селятся? — ворчал рейдер, заправляя ленту с патронами калибра 12,7 миллиметра. Теперь надо расправить сошки. Стрелять со снегохода нежелательно, ствол нагреется и попортит сидушку.

Глаз прильнул к оптике, указательный палец облаченной в перчатку правой руки лег на спуск. Левая ладонь обхватила сверху приклад, упершийся в плечо. Небритый подбородок коснулся тыльной стороны этой кисти.

— Вот уж не думал, что гребаных тараканов придется мочить чем-то крупнее и тяжелее тапка.

Толпа тварей, что виднелась впереди, неслась по склону берега к замерзшей водной артерии. Штерн считал по-особому, как учили во фронтовой разведке: сразу группами, быстро оценивая численность неприятеля. Их около сотни…

Он и был фронтовым разведчиком. И был когда-то на фронте. Нет, не на том, что стер весь мир миллионноградусной волной термоядерной смерти. У Штерна был малый фронт. Локальный. Предтеча большого безумия, в которое ударилось все «прогрессивное» и не очень человечество в то жаркое лето. Потом режим, пославший его убивать и умирать, решил, что для достижения более прочного мира в том маленьком и неспокойном регионе надо честно выполнившего свой долг офицера показательно осудить за «военные преступления». И Штерн, сидя в одиночной камере, озлобленный на свою страну с ее властью и населением, очень удивился, когда к нему пришел высокопоставленный представитель некоего силового ведомства. Отлично зная, за какие струны надо дергать, представитель довольно быстро завербовал униженного офицера в сверхсекретное тайное общество, в этакий современный аналог мифических средневековых ассасинов. После того как Штерн согласился, в его камере охрана обнаружила повесившегося человека, как две капли воды на него похожего. Но он об этом не знал. Он просто проснулся в каком-то лагере посреди бескрайней приуральской тайги. Он был свободен. По крайней мере, выбрался из тюрьмы.

И как же больно сейчас было осознавать, что человек, с которым он подружился в том лагере, лежит в паре десятков шагов позади, мертвый, с изуродованным лицом.

— Это вам за Барона.

Гоня раскаты грома и рассекая морозный воздух, пули помчались к склону, чтобы встретиться там с существами, обязанными ответить за смерть друга. Взрывая крепкий наст фонтанами битого хрусталя вперемешку с ватными хлопьями, пули молниеносно добрались до тварей. Вот лопнула голова одной из них, брызнув темно-оранжевой массой, словно сжатая в кулаке переспелая хурма. От существа рядом отлетели обломки хитина и клешня. Третьего монстра перерезало пополам. Еще одна тварь лишилась ноги, похожей на лапу аллозавра. Штерн без лишних слов и эмоций, без истерики и пафоса крушил полчище чудовищ, ставших вдруг такими жалкими и беззащитными под горячим свинцовым градом. Он лишь слегка улыбался, довольный изделием ковровских оружейников.

Разменяв первую ленту на три десятка мерзких существ, Штерн стал быстро перезаряжать дымящийся пулемет. Заодно и поостынет.

Твари быстро сообразили, что в этой ситуации они чем кучнее, тем беззащитнее. Толпа стала растекаться по льду. Одни помчались дальше, на территорию людей. Другие устремились обратно на склон. Третьи, петляя, направились к тому месту, откуда по ним велся огонь.

Зарядив пулемет, Штерн заметил, что из руин показались новые твари. Преимущество, что дала ему стрельба по застигнутому врасплох противнику, сошло на нет. Численность атакующих тварей восполнилась, хотя эти, пришедшие на подмогу, были помельче павших. Слабое утешение. Тем труднее будет попасть.

Рейдер снова прильнул к прицелу. Сейчас надо стрелять по тем, что высыпали из руин, а не по тем, что повернули в его сторону от реки. Первые значительно ближе.

Палец снова лег на спусковой крючок. И вдруг его слух уловил отдаленные, но чертовски знакомые звуки. Это работал пулемет «корд». Такой же, как у него.

Группа тварей, пораженная очередями неизвестного стрелка, усеяла снег кусками своих тел, испятнала оранжевой кровью. Судя по характеру поражений, кто-то вел фланговый огонь.

Внезапно из-за стены разрушенного дома, подобный урагану, вылетел снегоход. Стекло на руле отсутствовало, зато на его месте был прилажен пулемет. Машина сделала крутой вираж, взметя настоящее цунами снега, и зашла в спину тварям. Снова заработал «корд». Несколько тяжелых пуль просвистело совсем рядом со Штерном, и от неожиданности он пригнулся.

— Черт! Дьяк! База! Ответь! — крикнул он в рацию.

— Что такое?! — Дьякон не заставил себя долго ждать.

— Веду бой с этими тварями! Вижу Рипазху! Он тоже атакует! А их чертова уйма!

— Рипазха?! Живой?!

— Да! И какой-то одержимый!

— А Мелиш?!

— Нет! Не видно его! Один Рип!

— Понял тебя!

Дьякон обернулся к Обелиску.

— Оби, давай за руль. Сворачиваемся и едем в город. Быстро!

19 БЕШЕНСТВО

— Поделись секретом-то, Василий. Как вычислил? — щурясь, усмехнулся Жуковский.

— Зачем весь этот треп, Андрей?! — воскликнул Ломака. — Я теряю драгоценное время! Ты слил Марину тварелюбам, но дай мне хоть один шанс вернуть ее, мать твою!

— Юноша, я же просил успокоиться. Нет разве? Я ведь не ору, так чего ты психуешь? И по поводу шансов… А зачем я пошел с тобой?!

— Да чтобы помешать, урод ты чертов!

— Какая дурость у тебя в голове. Чтобы тебе помешать, достаточно было просто смириться с тем, что ты в клетке. И пожалуйста, обращаюсь ко всем тут присутствующим. Не надо строить разные догадки, одна другой витиеватей. И не надо псевдодедукции. Мы не сдвинемся с места, пока я вам не растолкую популярно кое-что. И рассчитываю я на полную вашу адекватность, понимание и обратную связь. Ясно?

— Нет никакого секрета, — мотнул головой Селиверстов. — Мне кое-что рассказал прошлым вечером Степан. И я вспомнил, как мы пили с тобой в тот роковой для Марины вечер. И как ты отлучался. И как жег фанерку в печке, где медведок жарил. Это ведь было письмецо охотникам? Верно? Улики уничтожал? И зеркала твои… Перископ для тварелюбов… Ну скажи, дружище, как к тебе относиться после этого?

— Очень трепетно и нежно, Вася, — снова усмехнулся Андрей.

— Размозжить бы тебе башку, урод, — прошипел Константин.

Он был настолько поглощен ненавистью к Жуковскому, что даже не обратил внимания на факт разговора Степана и Селиверстова. А ведь Волков ясно дал понять, что бывшему искателю не доверяет и держит его в круге подозреваемых.

— Слышь, Ломака, я одного не пойму. Ты таким образом меня из себя вывести пытаешься или просто бесишься от бессилия в данной ситуации, а? Если первое, то не имеет смысла, так как бесперспективно. Если второе, то это явно лишнее, учитывая обстоятельства…

— Да какие, мать твою, обстоятельства?!

— Давай договоримся так. Сейчас высказываюсь я, а вы все слушаете. А потом посмотрим, какие порывы зародятся в твоем одержимом злобой умишке. Да и остальные решат, как ко мне относиться. Идет? В противном случае мы ни к чему толковому не придем. Разве что ко взрыву закрепленных на мне поясов. А это будет самый идиотский финал для всех нас, не так ли?

— Говори, но постарайся быть кратким, — нахмурился Селиверстов.

Лаконичность никогда не входила в число достоинств Жуковского, и Василий это знал. Но его совет пропал попусту.

— А как иначе втолковать? Я делал это всю дорогу, но до вас так и не дошло. Я рассказывал про былые времена, про свой проект. Но до вас не доперло. Я говорил про порочность нашей власти, но вы и этого не поняли. А все почему? Да из-за инертности вашей. О нет. Не хочу я сказать, что вы тупые. Я всего лишь констатирую, что все люди тупые. А вы — люди. И если раньше я верил в людей, то что-то ведь осталось от этой веры? Может, приняло несколько иную форму? Наверное, это покажется вам чем-то неразумным, странным и непонятным. Если покажется, то потому лишь, что вы тупые. Наше население — такие же тупые овечки. Власть снимает с них шерсть, а кое-кого пускает на мясо. И нет ни жалости, ни сопереживаний, ни чувства сопричастности. Но я всегда хотел что-то изменить. Когда мой проект отвергли, я понял: никакого прогресса нет. Есть иллюзия. Всякие там технологические фичи, которыми досыта кормили потребителей, это прогресс? Нет. Это лишь новые порции допинга. Что у людей было? Доступные карманные телефоны. Двухполосная полифония. Четырехполосная полифония. Шестидесятиполосная полифония. Черно-белые экраны. Цветные экраны. Сенсорные экраны. И все рукоплескали от счастья. Надо же, какой прогресс! Более мощные компьютеры каждый месяц? Какое умиление и радость. Ежегодные автосалоны с недоступными большинству, но поражающими своими прогрессивными обводами автомобилями? Все это пыль в глаза. Чушь. Бутафория. Опиум для народа вместо отжившей столетия назад религии. Ведь общество молилось на товары. И на деньги. На возможность получить эти деньги, чтобы обменять их на пестрые блестящие безделушки. А какова была реальность? Состояние человеческого общества мало чем отличалось от того, что было на протяжении тысячелетий. Простая схема. Царь, фараон, фюрер, генсек, президент, король, премьер-министр, староста общины. Его опора и сила в виде легионеров, или опричников, или преторианцев, или жандармерии… СС, гестапо, ГПУ, ЦРУ, ФБР, АНБ, моссад, КГБ, ФСБ, штази, СИС. Все это сварено в одном котле по рецептам гипердоминации. А еще средства для банального массажа мозга и контроля за массами. Жрецы, кардиналы, патриархи, муфтии, раввины, духовные лидеры, партийные функционеры, докторы Геббельсы, секретари госдепа, телекомментаторы, политологи, журналисты, газеты, телевизор. Ну и конечно, страх. Страх перед варварами, язычниками, неверными, чумой, призраком коммунизма, кознями империализма, террористами, бен ладенами и Саддамами, осями зла, евреями, кавказцами, русскими фашистами и медведями, атипичными пневмониями, перенаселением планеты, матерью всех тварей и тварелюбами. Ну и сами массы. Та самая челядь. Медведки в питомнике. Жрите свои бревна. Откладывайте яйца. А мы вас будем жрать. Только чтобы вы не думали, что мы вас вскармливаем для своего обеденного стола, знайте: мы заботимся о вас, защищаем от ваших страхов, от всяких угроз. Точно так же, как мы в Перекрестке Миров защищаем наших вкусных жучков от крыс. Да я хотел изменить все это. Я скрылся. Махнул за Урал. Сюда. Подальше от столицы и соглядатаев своих. Вон, Ломака, наверное, не помнит. Волков не в курсе, скорее всего. А ты, Василий, должен помнить ту нашумевшую историю про «лесных мстителей», что окопались у Красного Яра. Бунтари, которые восстали против поглощающей человеческое будущее, как огромный спрут, мировой системы. В прессе их называли бандитами, насильниками, грабителями. На них вешали не совершенные ими преступления. А они казнили, и по заслугам, полицайского чина, покрывавшего этнические преступные группировки нашего города. Они расстреляли наряд ДПС. За что? Он долгие годы безнаказанно занимался поборами на дорогах и под конец задержал за превышение скорости машину, в которой муж вез в роддом жену, а у нее уже воды отошли. Как результат, она потеряла ребенка. Они ведь не хотели слушать. Они хотели денег. Но у мужа не оказалось при себе суммы, достаточной, чтобы удовлетворить их алчность. И мстители покарали грабителей в форме, ставших еще и убийцами ребенка. Они похитили и повесили сына высокопоставленного краевого чиновника, который своей роскошной тачкой задавил на тротуаре женщину с дочерью, просто впечатал их в стену дома. Ты, Вася, должен помнить, громкое дело было. По телевизору не раз крутили запись камеры видеонаблюдения, которая засняла все в подробностях. И как этот сынок не выходил из машины, хотя видел умирающую женщину и девочку. Потом вышел и стал осматривать повреждения своего авто, при этом звоня по мобиле. Причем не в скорую звонил, а своему папаше, как выяснилось позже. И его ведь не посадили. Два года условно, потому что он сынок не быдла. Это быдло можно закрывать на шесть лет за скачанную из Интернета песенку, а элиту даже за убийство сажать не полагалось. Иначе где грань между плебеями и патрициями? Вот тогда у группы ребят, которую возглавил выброшенный ни за что со службы боевой офицер, переполнилась чаша терпения. И они организовались. Взялись за оружие. И я им помогал. Да-да, Вася. Не смотри на меня так. Я им помогал. В их лесном лагере я тогда впервые устроил питомник для медведок. А их лидер, тот самый офицер, которого учили в спецназе питаться чем попало, заставил своих парней побороть брезгливость. И самое интересное, что, несмотря на все усилия официальной пропаганды, огромное количество людей, которые обсуждали «лесных мстителей» в Интернете, безоговорочно поддерживали их действия. Это ли не явный признак системного кризиса и готовности общества взять свою судьбу в свои же руки? Я надеялся, что так и будет. Я ведь верил в людей. Но ошибся в расчетах. Люди всего лишь выплескивали гнев в блогах. Это же так просто — набирать крамольный текст, сидя в кресле перед монитором и потягивая пивко. Не надо уходить в лес и жрать личинок. Не надо жить в землянках и прятаться от карателей. Потому-то особо продвинутые властные режимы и разрешали эту самую свободу слова в Интернете. Ведь если плебеи не смогут ругать власть, сидя дома за компом, то они выйдут на площади и улицы или возьмутся за оружие и подадутся в леса, организовывая там повстанческие армии. Но этого не случилось. Потому что свобода и демократия. Когда «мстителей» обложили и перестреляли как собак, в Интернете все негодовали. Делали виртуальные плакаты в их честь. И все это за клавиатурой, с пивком под рукой. А зачем что-то другое? Зачем утруждаться? Зачем напрягать задницу отрыванием ее от кресла? А вскоре мир полетел ко всем чертам. Потому что системный кризис был всюду, не только у нас. Человеческая цивилизация зашла в тупик. Ведь не было никакого прогресса.

— При чем здесь, твою мать, моя жена!!! — закричал Константин. — При чем здесь Марина! Ты, думая о каких-то глобальных вещах, о массах и народах, совсем, гнида, выбросил из головы, что эти массы, эти самые народы состоят из личностей! Из отдельных людей! Женщин, мужчин, стариков, детей! И ты продавал живых людей тварелюбам! И мою Марину! При чем здесь все это?!

— Не ори! До тебя не дошло еще?! Я, возможно, единственный человек на земле, который воспринял случившееся не как сокрушительную катастрофу, а как благо! Как последний и единственный шанс! Ведь если ты жаждешь мировой революции, но не имеешь ни малейших сил для ее воплощения, то тебе нужен чистый белый лист! И мы этот чистый белый лист получили! Разрушили мир до основания, а затем мы наш, мы новый, как в песне!

И у нас, у выживших, был этот шанс! Но люди вцепились друг другу в глотки! И я хотел их сплотить перед угрозой, которую несли твари! Ан нет, вышло то мироустройство, которое мы теперь имеем! Отвратительное отражение нашего бесславного прошлого! Я разочаровался в людях! Да! Я сливал их охотникам! Потому что это тот путь, который они сами выбрали!

— Но не моя жена!!!

— Дай договорить, черт тебя дери! Все-таки я видел последний шанс, точнее, верил в то, что есть среди глупого стада избранный! Тот, кто восстанет! Тот, кто поймет! И им оказался ты, Ломака! Потому что ты не думал о своем спасении или о благополучии существующего режима, не мечтал спокойно прожить свою жалкую жизнь, упиваясь самогоном! Ты восстал против всей системы, против общественного порока ради спасения другого человека! Ты избранный! И вместе мы перевернем наш крохотный мирок и наконец запустим человечество по единственно верному пути! И чтобы ты поверил в мою искренность и в благость моих намерений, я сделаю все, чтобы вернуть твою Марину! Ты понял наконец, идиот?!

— Андрей, кто тебя уполномочил вычислять единственность и оценивать верность того пути, на который ты хочешь толкнуть оставшихся людей? — угрюмо спросил Селиверстов.

— Эти самые люди и уполномочили. Когда заменили прогресс сиюминутным личным благом. Когда смирились. Когда уничтожили свой мир. Когда оставшиеся дали себя жрать. Ведь больше никто не занимался тем, чем занимался я. Значит, мне и нести крест.

— Ты не мессия, Андрей…

— А кто-то посчитает иначе. Дай только разгореться революции, Вася. И все изменится. А Костя станет героем на все времена. И он, и Марина, и их еще не рожденный ребенок… Эта семья будет знаменем, так необходимым нашей революции.

— Ты чокнутый психопат, — прорычал Ломака. — И я, и Марина, и наш с ней ребенок — в первую очередь люди. В первую и единственную очередь. Живые люди. Со своим мнением. Со своими устремлениями, мечтами, мыслями. И не быть нам фундаментом твоих амбиций…

— Вот-вот, — разочарованно покачал головой Жуковский. — Об этом-то я и говорил. Людям ничего не надо, кроме узкого круга. И потому все так, как есть. Только я имею смелость взять на себя ответственность. А значит, я имею полное право оценивать верность пути. А тебе, Ломака, жизненно необходимо понять и уверовать в то, что ты и есть тот самый избранный. Иначе как мы с тобой вернем Марину?

— Мы с тобой?! — зло усмехнулся Константин. — Да я не верю тебе!

— А я не об этом прошу! Ты в себя поверь! В человека поверь, который в тебе! В избранного человека! И поверь, что будущее может стать другим, но только если другим станет и сам человек! Не в контексте отдельной судьбы, а контексте судьбы общей! Конечно, бывают достойные личности, выпадающие из массы. Но я имею в виду Человека с большой буквы как вид!

— Ты безумец, Андрей, — вздохнул Селиверстов. — Все, что нам сейчас надо, это как можно скорее связаться с тварелюбами и обменять Паздеева на Марину. И не допустить лишней крови.

— Если среди безумцев один разумный человек, то его, естественно, все будут считать безумцем, — покачал головой Жуковский. — Во-первых, простой обмен не решит наших проблем. Останется все как есть. Наша тупиковая порочная система останется. А в конфликте мы можем скинуть Едакова и обуздать другие общины. Ведь это единственно верное решение для реализации будущего. Война и кровь неизбежны и, не побоюсь этого слова, необходимы. Как хирургическое вмешательство в больной организм. Сначала мы захватим власть в нашей общине, а потом подчиним остальных. Даже при помощи тварей, если хотите. Ведь там, в колонии, мать всех тварей откладывает прорву яиц, но только малая часть из них превращается в полноценных гигантских жуков. Малая часть — для поддержания жизнеспособности вида и для ухода за королевой. Но если нарушится баланс сил, то немедленно начнется метаморфоз. Твари выйдут из спячки, и будет им несть числа. Ну и во-вторых. Нельзя менять Марину на Паздеева уже хотя бы потому, что у него жетон. Он ведь человек Едакова. А значит, неприкасаемый. Все, что нам нужно, это прикончить Паздеева прямо здесь и пойти дальше. Забрать Марину и вернуться в Перекресток Миров, где уже вспыхнет пламя нашей революции.

Сначала исчезли факелы в туннеле, что вел к Архиону. Факелы Перекрестка Миров, конечно, остались на месте. Нейтральная территория, по обыкновению, не освещалась, кроме стоявшего там электропоезда, в котором находился совместный пост: цербер тварелюбов и искатель с Перекрестка. Теперь там царил мрак, и из него долетали непонятные звуки — как будто в поезде много людей и идут спешные приготовления непонятно к чему. Искатель, что нес там вахту в знак мирного сосуществования с Архионом, по окончании смены не вернулся и о происходящем в туннеле не рассказал. И теперь всяческие догадки строились вокруг того, что сообщили встревоженные пограничники.

Потом община узнала о побеге овдовевшего Ломаки и его надзирателя, москвича Степана Волкова. В небольшом, по меркам ушедшей эпохи, и замкнутом социуме трудно утаить исчезновение нескольких человек, особенно если их имена в последние дни были на слуху. И уже совсем странным выглядело отсутствие Жуковского, знавшего чуть ли не всех жителей по имени и фамилии, и его близкого друга, весьма авторитетного на Перекрестке человека — Василия Селиверстова с его темными очками.

Двадцативосьмилетний Борис Камолин был без преувеличения правой рукой Жуковского и выполнял самые различные поручения. Казалось порой, что Андрей видит в нем своего преемника, который однажды возьмет на себя поддержание порядка на ферме и все селективные работы. Борису было чем гордиться, особо приближенный порученец Жуковского — это все-таки статус. А еще перспектива получить жетон неприкасаемого и не дрожать за свою жизнь в охотничий сезон.

Слухи, которые поползли по углам и закуткам Перекрестка, заставили его призадуматься. Он будто шестым чувством ощущал связь между охватившим общину волнением и тем, что накануне, незадолго до своего исчезновения, поручил ему Жуковский.

Андрей дал помощнику запечатанную сургучом бутылку, в которой лежал свернутый в трубочку, пожелтевший от времени лист бумаги.

Жуковскому было несложно предугадать, когда примерно начнутся среди жителей Перекрестка Миров кривотолки по поводу исчезновения людей, которые всегда были на виду. Толпа любит сплетничать, и никто в этой толпе не упустит возможности выдвинуть какую-нибудь теорию. Вот тогда-то и откупорит бутылку Борис. Жуковский хорошо знал Камолина. Знал, что тот четко выполнит поручение. Не поддастся любопытству и не достанет бумагу раньше времени. Сургуч держался крепко, и Камолин просто отбил горлышко ударом о рельс. Осторожно, чтобы не порезаться о стекло, извлек пальцем бумажную трубку. Развернул и прочел аккуратно написанные химическим карандашом слова.

«Мне стало известно, что Архион планирует передел нашего мира. Регулярные вылазки в поисках жертвы для матери всех тварей связаны с расходом времени, сил, патронов, а иногда и человеческих ресурсов. В рейдах охотников велика вероятность стычек с монахами Аида, а это трата дефицитных боеприпасов и возможная гибель квалифицированных охотников. Гораздо рациональнее иметь в своем распоряжении питомник людей и просто брать из него в нужный момент самого бесполезного для работ и других целей человека.

Для реализации этой идеи они планируют оккупировать Перекресток Миров, взяв его жителей, территорию и, конечно, ферму под свой контроль. Если это произойдет, то отбор неприкасаемых будут вести уже они и имеющиеся у кого-то жетоны утратят свою силу. Рождаемость в Архионе лет десять назад была ниже, чем у нас, и поэтому они понимают, что через несколько лет баланс сил может измениться. Часть населения состарится, а молодая смена будет недостаточной. Поэтому логично, что тварелюбы попытаются присоединить нас к себе.

Однако эту информацию мне необходимо проверить. Не исключено, что это провокация, например, свидетелей Армагеддона. Возможно, нас и тварелюбов хотят стравить, чтобы мы ослабли в войне и позволили другим, более слабым сейчас коллективам занять наши убежища. Я пока не могу сказать, откуда поступила информация, иначе подведу хороших людей. Скажу лишь, что политической разведкой во благо нашей общины занимаюсь уже очень давно и не в одиночку. Чтобы избежать непоправимых ошибок, мы с Василием Селиверстовым попытаемся выяснить намерения тварелюбов. Если информация подтвердится, то Селиверстов, как единственный человек, способный вести на равных диалог с Аидом, попробует заручиться у него согласием на венный союз против Архиона. В любом случае, если к исходу указанного мною срока ни я, ни он не вернемся на Перекресток Миров, это будет означать, что первичная информация верна и нашей общине следует ждать нападения тварелюбов в любой момент.

В этой ситуации необходимо оповестить искателей и всех наших людей, что заняты в питомнике. Помните, что оккупация лишит большинства из нас жен и придется вкалывать в десять крат интенсивнее, чтобы доказать новым хозяевам свою „состоятельность“. Того, кто не докажет непосильным трудом свою полезность для новой власти, отдадут тварям как лишнего.

В приготовлениях к отражению атаки нельзя рассчитывать на старосту Едакова и его вооруженных людей. Есть информация, что захват Перекрестка Миров будет осуществлен Архионом по сговору с нашим руководством. Вполне вероятно, что Едаков и его приближенные решили отдать общину тварелюбам в обмен на личные блага и безопасность. Это значит, что серьезных военных ресурсов тварелюбы не задействуют, ведь основная часть нашего населения не имеет оружия, даже больших ножей. Чтобы избежать порабощения, нам необходимо овладеть арсеналом и организовать оборону. Необходимо изолировать Едакова и его людей, предварительно разоружив их. Нейтрализовав власть Перекрестка Миров, займите круговую оборону и ждите нападения».

Борис оторвался от текста и крикнул в сторону кабинки, предназначенной для отдыха дежурной смены охраны питомника:

— Тимоха, слышь?!

— Ай, — отозвалась кабинка, и оттуда вылез лысый и худощавый сверстник Камолина. — Чего, Борь?

— Давай срочно собери бригадиров наших. А еще позови Саньку Холода. Беслана, Алишера, татарина и бульбаша.

— Лады. А что случилось?

— Вот соберетесь все тут, и я объясню. Только чтобы без лишней суеты. И чтобы люди старосты ничего не знали.

Тимоха удивленно посмотрел на Бориса.

— Даже так? Ну ладно. Сейчас созову всех…

Белый вездеход перемалывал широкими гусеницами свежий снег и оставлял отчетливый след. Дьякон находился в пассажирском отсеке, где располагалась аппаратура связи и были сиденья по обоим бортам. С водительской кабиной отсек соединялся окошком, стекло было сдвинуто в сторону. Виднелся крепкий затылок Обелиска, который вел машину. Дьякон вынул перископ из гнезда; внутрь хлынул холодный воздух. На кольце, способном поворачивать средство наблюдения на 360 градусов, рейдер стал аккуратно устанавливать кронштейн для крепления устройства, имеющего совсем иное предназначение.

— Командир! — крикнул Обелиск.

— Что? — спросил Дьякон, продолжая свою работу.

— Может, как-нибудь определимся с названием этих существ?

— Я же их вроде как-то назвал, когда ребята отправились в этот чертов рейд.

— Гребаная неведомая херня?

— Наверное. Не помню.

— Слишком длинно, командир!

— Да плевать мне, как они называются. Ребята в беду попали. Барон погиб. Плевать мне, Оби!

— Давай назовем их гренхами!

— Я же сказал! Плевать! Мне сейчас все равно кого мочить! Только бы ребят из этого дерьма вытащить!

Дьякон поднял сиденье у правого борта. Там покоился шестиствольный пулемет ХМ-214, уменьшенная версия американского пулемета М-134. Двести четырнадцатый, со стволами под натовский патрон 5,56, был когда-то, в том еще мире, довольно известен благодаря популярным кинобоевикам. Однако серийно он не производился и на вооружении не состоял. Тем не менее российское оборонное ведомство наряду с французскими кораблями-вертолетоносцами, израильскими беспилотниками, английскими снайперскими винтовками и итальянскими кастрюлями и чайниками закупило незадолго до мировой войны опытную партию этих пулеметов. Ни Дьякон, ни его люди не знали, для чего это было сделано. Равно как и не могли понять, зачем при отечественных традициях и опыте кораблестроения, производства летательных аппаратов, стрелкового оружия и банальной посуды покупать все это за рубежом. Тем не менее практически вся партия пулеметов каким-то образом оказалась в распоряжении тайного братства.

Кольцо позволяло высунуться из теплого отсека, как танкисту из башни, только надо было избавиться от рейдерского силового костюма. Что и сделал Дьякон, после чего вылез по пояс, приладил к кронштейну пулемет и стал прикручивать люк, чтобы не выстужать салон вездехода.

— Поднажми, Оби! — крикнул он.

— Как могу! — был ответ.

Позади свистели под набегающим потоком воздуха выдвинутые из кормовых пеналов антенны. Локальную связь, в пределах десятка километров, они обеспечить могли, хотя и предназначались для работы со спутниками. Но спутников давно уже не существовало. Могли антенны и запеленговать наночип человека, из-за которого рейдеры оказались в этом городе.

— Оби!

— Да, командир!

— Ты попутно сканируй нашего клиента! Хорошо бы его поскорее найти и убраться отсюда!

— Сканер работает, командир!

Дьякон закончил монтаж люка и убедился, что тот закрывается плотно. Рейдер довольно хмыкнул и снова вылез наружу — надо было зарядить пулемет.

Вдруг вездеход резко затормозил. Дьякона качнуло вперед, в ребра впился кронштейн пулемета.

— Черт! Обелиск! Какого хрена?! — Командир нырнул в отсек и через внутренне окно посмотрел на товарища.

Тот резко повернулся, взволнованно доложил:

— Дьяк! Есть сигнал от наночипа! И он не один!

— Что?

— Два сигнала, Дьяк!

— Я не понял…

— Два чипа в пределах радиуса антенн! Среди наших ребят ведь нет зачипованных?!

— Нет. — Дьякон озадаченно мотнул головой. — Дитрих специально отправил сюда тех, кто тогда вакцинацию и чипизацию не проходил. Чтобы путаницы не было.

— Тогда кто второй, командир?

— Я понятия не имею. Тут нет ошибки?

— Нет. Два устойчивых сигнала. Направление точное определить пока сложно, мы только въехали в город. Но их двое. Кто второй? Какова вообще вероятность найти сразу двоих с чипами в таких условиях?

Дьякон задумчиво смотрел на Обелиска, прикусывая нижнюю губу. Затем тряхнул головой.

— Ладно, давай сначала вытащим парней. После разберемся с этой чертовщиной.

— Кажется, уходят, — тихо прошептала Сабрина, глядя сквозь трещину на улицу.

Монахи и их владыка действительно удалялись.

Марина вздохнула с облегчением, пряча лицо в ладони.

— Господи, Сабриш. Как же страшно-то. Как же я устала бояться. Но не могу прекратить. Ведь не за себя одну я в ответе…

— Я понимаю. — Охотница кивнула. — Но все-таки не нужно бояться. Я с тобой. До конца. Слышишь?

— Да… — выдавила бывшая пленница сквозь слезы. — Спасибо тебе…

— За что? — Сабрина удивленно взглянула на спутницу.

— За все спасибо.

— Я же похитила тебя.

— Как знать. Может, если бы этого не случилось, не треснул бы твой лед. Не выпустил бы душу из плена.

Сабрина тяжело вздохнула, подумав, что это действительно так. Общение с пленницей заставило ее почувствовать себя живой. Видя слезы женщины, обреченной на смерть и отчаянно мечтающей хоть раз напоследок увидеть любимого, видя тревогу матери за своего еще не рожденного ребенка, Сабрина преобразилась и только сейчас поняла насколько.

— Это я тебя должна благодарить, — улыбнулась охотница. — За то, что я поняла: не убили во мне женщину. Ни те изверги, ни отец…

Светлая быстро закивала, прикусив губу и жмурясь, словно не желая выпускать на волю горькие слезы, которые все равно текли ручьями по щекам.

— Ну, не плачь, сестренка, — приобняла ее Сабрина. — Ой, да ты озябла совсем. Давай-ка пуховичок мой на тебя наденем. Твое-то пальто совсем никудышное.

— А ты?

— А у меня бушлат есть. Который там, на станции прихватила.

— Но он не такой теплый…

— Ничего, я привыкшая. Тренировки все эти… А тебе мерзнуть никак нельзя. Давай-давай. Надевай. Вот умничка. И не плачь. Улыбнись. Скоро ты своего Костю увидишь. И вы уже никогда не расстанетесь.

— Сабриша, — произнесла Светлая, утерев слезы и кутаясь в теплый пуховичок.

— Что?

— Ты знаешь, а ведь я тебя не отпущу. Когда мы доберемся до Кости и все будет позади… Я не отпущу тебя, слышишь?

— Ну, мы ведь уже обсуждали это…

— Все равно! — Марина повысила голос. — Ты будешь с нами. Никого у меня нет ближе тебя и Кости. Ты моя теперь.

— Послушай…

— Нет! Это ты послушай! Ты будешь мне помогать с ребеночком. Ведь будешь? — В голосе Марины звучала отчаянная надежда.

— Да… — На этот раз выдавливать это простое и короткое слово пришлось охотнице. — Ты позволишь… пеленать его иногда?

— Конечно.

— Купать и щекотать ножки…

— Да. — Марина расплакалась, как, впрочем, и Сабрина.

— И любоваться тем, как ты его кормишь… — Через силу произнеся эти слова, охотница вдруг шагнула к Марине, крепко ее обняла, зарывшись мокрым лицом в волосы подруги и широко, словно от невыносимой боли, открыв рот.

— Что с тобой? — испуганно проговорила Светлая.

— Я не могу! — рыдая и мотая в истерике головой, выкрикивала Сабрина. — Ну не могу я! У меня может быть желание! Наверное, я даже способна полюбить! Но не рожать! Никогда у меня не будет детей! Из-за того, что они со мной сделали! Они отняли это у меня! Я пуста!

— Господи…

Охотница вдруг резко оттолкнула Марину, и в ее руке появился пистолет. Щелчок затвора. Сабрина озиралась по сторонам, будто искала в подвале, освещаемом лишь слабым лучом из трещины в стене, кого бы убить.

— Ты чего…

— Послушай, Марина, я должна тебе показать, как пользоваться пистолетом. А ты должна все быстро запомнить. И мы прикончим каждого, кто встанет у нас на пути. Ясно тебе?

— Не надо…

— Надо! — Голос Сабрины обрел прежнюю властность и твердость. — Дать новую жизнь мне не суждено, но отнимать я умею превосходно. Значит, такова моя миссия.

— Если вас смущают какие-то соображения этики и морали, — беспечным тоном вымолвил Жуковский, — то никому не навязываю. Приговор привести в исполнение могу и сам.

Селиверстов пристально смотрел ему в глаза, как будто изо всех сил старался разглядеть в них что-то, что позволило бы понять мотивы Андрея и саму его суть, от начала и до конца. Можно было лишь догадываться, каким ударом для искателя стало проявление второй личины человека, многие годы бывшего ему близким другом.

Степан Волков смотрел в сторону. Казалось, он занят сугубо своими планами на ближайшее будущее и то, что в этом подвале вот-вот должна была совершиться расправа, его совсем не интересует. Хотя что значит судьба индивидуума, когда Жуковский намерен взять на себя ответственность за судьбы всех, кто выжил в городе? А быть, может, и на всей земле?

Константин Ломака смотрел на Семена Паздеева. Тот совсем забился в угол. Похоже, пока шел сложный и эмоциональный разговор, Паздеев вовсе не спал, а лишь притворялся. Но теперь страх, обуявший этого человека, был вовсе не притворным. И Костя сейчас искренне жалел его. И корил себя за то, как жестоко обращался с Паздеевым, пока тот был у них в плену.

— Зачем? — спросил наконец Ломака, повернувшись к Жуковскому.

— Да просто он слишком много знает. Но это не единственная причина. Сейчас нам опасны не твари и даже не охотники. Он опасен. Он — помеха. Да и вообще, плохой он человек. — Андрей ухмыльнулся. — Помню, про таких когда-то говорили: в мирное время бесполезен, а в военное опасен. Зачем он нужен? С какой стати его жалеть?

Волков вдруг дернул головой и уставился на Жуковского с таким видом, будто получил неожиданное и весьма значимое известие.

— Что ты сказал? — спросил Степан.

— Я сказал, на кой черт вам его жалеть. Он бы нас жалеть не стал.

— Да нет… я не об этом, — задумчиво буркнул Волков, продолжая сверлить Жуковского взглядом.

— У тебя махорка еще есть? — внезапно и очень резко спросил Селиверстов у Степана.

— Да. А что?

— Сделай мне самокрутку, — проворчал Василий и двинулся к выходу из подвала.

Волков проводил его недоуменным взглядом, которым затем окинул Жуковского и Ломаку, задержав на Андрее. Кашлянул и ушел вслед за Селиверстовым.

Наступила тишина. Только громкое сопение приговоренного к смерти заполняло пустоту.

— Мужики, — прохрипел Паздеев, — ну будет вам. Пошутили, попугали, и хватит. А?

— Конечно хватит. Хорошего понемногу, — беспощадно улыбнулся Жуковский. — Костя. Ломака!

— Чего, — будто в сомнамбулическом сне отозвался Константин.

— Тебе тоже лучше выйти.

— Ты уверен? — Ломаку распирала ненависть к Жуковскому, еще вчера безмерно уважаемому человеку.

— Уверен. Выходи.

Не зная, чем возразить и что вообще надо делать в такой ситуации, Костя ушел.

Волков и Селиверстов стояли на улице, почти по колено в снегу, и курили, глядя при этом в разные стороны. Шлем с затемненным стеклом свисал со свободной руки искателя. Вместо шлема он надел темные очки.

Выйдя на улицу, Константин пытался понять, чего же он сейчас хочет больше всего. Может, уговорить их спуститься в подвал и остановить Жуковского? Или дождаться, пока тот сделает свое дело, и возобновить совместные усилия по вызволению Марины из плена? А действительно ли Жуковский намерен помочь с этим? Как можно после всего, что они узнали, верить ему?

В подвале раздался глухой выстрел. Никто не вздрогнул. Селиверстов размахнулся и далеко швырнул летный шлем.

— Мы только что убили безоружного человека, мужики, — проворчал Ломака.

Волков обернулся.

— Мы? При чем тут мы?

— Убить можно действием либо бездействием.

— Тогда почему ты не там?

— Я не знаю… — Ломака вздохнул.

Из подвала неторопливо вышел Жуковский.

— Ну вот и все, теперь вернемся к нашим насущным делам, — сказал он бодрым голосом, словно и не лишал никого жизни.

Селиверстов резко обернулся к Андрею. Нельзя было разглядеть его глаза за темными очками, но догадаться о том, что это за взгляд, было нетрудно.

— Ну что ты, Вася, сверлишь меня так? — с наигранной трагичностью спросил Жуковский.

— А чего ты ждал?! — рявкнул Селиверстов.

— Осуждаешь?

— А это можно одобрить?!

— Тогда почему ты меня не остановил, а? Может, коллекционируешь моменты ощущения непоправимости, как с тем стариком, которого обезумевшая толпа выдавила из общины, а ты ничего не сделал, чтобы помешать?

— Как бы я размозжил тебе сейчас башку, падла!

— А стоит ли? — Жуковский продолжал демонстрировать спокойствие. — Может, просто ответишь, почему не помешал мне?

— Да потому что понимаю, к сожалению. Останься Паздеев жив, и, возможно, все было бы только хуже, как ты и говорил. Но черт возьми! Будь проклят тот, кто повел нас такой дорогой, где на распутье мы выбираем не между добром и злом, а между кровью и кровью!

— Таков наш мир…

— Чушь! Это все твои комбинации! Твои твари! Твои охотники! Твои жертвы! Твоя чертова игра с людьми!

— Ты мне льстишь, однако.

— Заткнись, чтоб тебя!

— А теперь подумай, горячая головушка, что бы стало с теми, кто выжил, не появись твари. Люди замирились бы и затихли в своих норах? Нет. Едва ли в этом несчастном городе кто-нибудь дожил бы до наших дней. Может, только самая одичавшая и оскотинившаяся группка. А благодаря тварям мы получили баланс. Мир. Систему отношений. И обходились все это время малыми жертвами. И вовсе не я, между прочим, выстроил этот уклад. Сами люди. Я всего лишь наблюдал и ждал пробуждения. А оно вот-вот…

— Да кем ты себя возомнил?! Тебе просто нужна власть, вот и все!

— Ну конечно, мне нужна власть. Кто ж спорит-то. Только цели совершенно другие. Благие у меня цели. Ты правильно сказал. Сейчас мы выбираем не между добром и злом, а между кровью и кровью. На одной чаше весов жертвы и на другой тоже. Непростой выбор, однако. Но его надо сделать. А виноваты в таком положении вещей все. Все без исключения. Но только люди не хотят себе в этом признаваться. Они винят кого угодно, только не себя, винят следствия, а не причины. Вот ты, Костя, кого больше винишь? Меня за то, что я сдал Марину охотникам? Или себя за то, что довел девчонку в тот вечер и она оказалась в неподходящее время в неподходящем месте? Мне не отвечай. Самому себе ответь.

— Да хватит уже твоей демагогии! — рявкнул Василий. — Сделай хоть одно действительно благое дело, помоги вернуть парню его жену, и разойдутся наконец наши пути-дорожки!

— Что и требовалось доказать, — покачал головой Жуковский. — Ну ладно, пошли дальше.

У Ломаки еще звенели в ушах ударившие словно обухом по голове слова Андрея. И он не готов был ответить самому себе честно. Всячески противился этому, ища какие угодно объяснения. Вплоть до того, что Жуковский способен манипулировать чужим разумом. Но не игра ли это в прятки с совестью?..

— Чего ты встал с ликом блаженного?! — окликнул Костю Жуковский.

Ломака вздрогнул. Оказывается, спутники удалились уже шагов на тридцать. Константин бросил прощальный взгляд на руины, ставшие надгробием казненному Паздееву, и бросился догонять трех таких разных людей.

Черные исчадия ада разбежались в разные стороны. Однако это мало походило на паническое отступление. Скрываясь за развалинами, твари начинали какие-то странные движения вокруг места, где они потеряли так много сородичей. Твари меняли тактику.

Воспользовавшись передышкой, которая неизвестно сколько продлится и неизвестно, повторится ли, Штерн оседлал снегоход и быстро двинулся к товарищу, ловко объезжая выпотрошенных крупнокалиберными пулями жутких существ.

Рипазха был взъерошен. Спецкостюм на нем отсутствовал, как и маска. Обмундирование порвано во многих местах и перепачкано оранжевой кровью, известкой, еще черт знает чем. Лицо все в ссадинах. Он судорожно вставлял в «корд» последнюю ленту, что-то злобно бормоча под нос.

— Рип! — крикнул ему Штерн.

Однако рейдер не отреагировал.

— Але, Рип! Эй! — Спешившись, Штерн подбежал совсем близко и дернул за плечо.

— Эти суки Мелиша убили, — прорычал Рипазха.

— Что?!

— Мелиш погиб.

Взъерошенный рейдер даже не посмотрел на Штерна. Не удивился его появлению. Просто заряжал пулемет дрожащими руками и, казалось, говорил сам с собой.

— Барон тоже, — выдохнул Штерн.

Рипазха наконец повернулся к соратнику. Зажмурился. Тряхнул грязной головой и тихо выругался.

— Вот даже как. Вот же суки, а? Ну, ничего…

— А с тобой что было?

— Со мной? Слушай, мальчика и девочки, как приказал Дитрих, не получится. Понял?

— Ни хрена я не понял.

— Они бесполые, твари эти.

— Да с чего ты взял-то? Яиц и сисек я у них тоже не заметил. Но это же хреновы насекомые переростки. Как их разберешь?

— Ты видел других?

— Кого — других?

— Тварей. — Рипазха кивнул на ближайшие останки существ.

— Есть и другие?

— Полно. Эти черные. Есть белые. Как богомолы выглядят, только большие. Есть коричневые, как говно. Такие неуклюжие танки. Видел еще пару красных. И я понял, что это все один вид. У них одинаковое строение глаз, одинаковые усики на мордах. И белые воротнички. Но самое главное, там есть хренов слонопотам. Огромный. И это матка. Она их всех рожает.

— Откуда ты знаешь?

— Да я был в чертовом гнезде! — Рипазха выпучил глаза. — Я сам видел эту суку! И знаешь что? До Урала мы ее не дотащим. В вездеход не поместится. Так что пусть Дитрих утрется. Ее кончить надо. Тогда, быть может, и уродам этим хана. Только один я не сдюжу. Помоги мне.

— А что с твоей рацией?

— Накрылась…

— Ну, давай я с Дьяконом свяжусь! Всей командой накинемся на них.

— Да нет времени, Штерн! Там тысячи яиц! И она еще выдавливает из сральника своего! Кончать ее надо прямо сейчас!

— А чего ты ее из пулемета…

— Да не успел я. Такая свора налетела…

— Надо Барона похоронить, Рип.

— И Мелиша тоже! Но позже! Им-то уже все равно!

Во дворе у Серебренниковской улицы стояли двое с ружьями. Они тщательно разглядывали свежие следы. Появились эти люди совершенно неожиданно, и беглянки их заметили, когда уже вышли из подвала многоэтажки. Сабрина узнала церберов. Эти двое еще вчера мирно спали, пьяные, в подсобке на станции «Речной вокзал». Увидев девушек, церберы тотчас забыли про следы, оставленные Аидом и его монахами.

— Сабрина! — радостно воскликнул один из них. — Черт возьми! Слава богу! Ты в порядке! Тебя все ищут! Отец в бешенстве! Идем скорее к нему!

Марина, замерев от страха, робко переводила взгляд с этих незнакомых людей на подругу.

— А это кто? — Второй цербер качнул стволом ружья в сторону Светлой.

— Это наша добыча, — мрачно проговорила охотница. — Забирайте ее, и пойдем домой.

Марина обмерла в шоке. Как же так?! Ведь еще недавно Сабрина сказала, что на все готова ради своей бывшей пленницы. Сколько слез они пролили вместе за последние сутки, настежь распахнув друг перед другом женские души. И теперь… она снова добыча? Снова жертва для чудовища?

— Сабрина, ты что… — пролепетала Светлая.

— Тихо, крошка, не рыпайся, — рыкнул цербер, двигаясь к Марине.

Его напарник тоже пошел к ней.

Сабрина шагнула в сторону, пропуская мужчин к пленнице. Вот они поравнялись с охотницей. Вот она уже за их спинами.

Сабрина подняла руку с пистолетом. Первый выстрел — точно в затылок. Второй цербер вздрогнул и резко развернулся — лишь для того, чтобы получить пулю в лоб.

Даже не глядя на убитых, Сабрина вставила полную обойму в пистолет, быстро подошла, хрустя снегом, к Марине и с силой вложила в ее руки оружие.

— Если еще раз во мне засомневаешься, просто пристрели меня, — зло прошипела охотница.

Не дожидаясь ответа, Сабрина склонилась над трупами, взяла ружье и патроны.

— Пойдем. Слышишь, где-то в городе стрельба? Надо торопиться.

20 ПОСЛЕДНЯЯ КАТАСТРОФА

Едаков — в лице ни кровинки — раскачивался в кресле, нервно ломая пальцами левой руки край ногтя на большом пальце правой и вслушиваясь в шум, что царил за пределами его резиденции. Наполненные страхом глаза невидяще смотрели на любимые кактусы. Чертова толпа — еще вчера послушное ему и закону общество Перекрестка Миров — вдруг сорвалась с цепи. Что им нужно? О чем они там орут? Ведь он заботился о них. Его стараниями налажена система производства восполняемых пищевых ресурсов. Решена санитарная проблема с умершими — их не без выгоды сбывают Аиду. Достигнут прочный мир между общинами. Ну да, он снизил потребление воды и дров. Но для того, чтобы люди не изнежились! Зато совсем не ограничил распространение в общине самогона, прозванного когда-то «Массандрой». А что до тварелюбов и их охоты, которой здесь так боятся… Да если бы не договор, у Архиона не было бы причин сохранять мир. А страх… Ну, страх ведь нужен обществу. Опять-таки, чтобы не расслаблялись и работали. Иначе вымирание. Полное и окончательное. И где теперь этот страх? Отчего так гневно вопит снаружи толпа и почему боится уже не это быдло, а он, хозяин Перекрестка Миров? Что делать?

В апартаменты вошел Максим. Его морщинистое лицо совсем посерело, видимо, от тяжких дум.

— Ну что? — воззрился на него Едаков.

— Да блин, — поморщился охранник, — то ли я дурак, то ли лыжи не едут. Я ни хрена не понимаю, что вообще происходит.

— Мать твою, да говори же толком!

— Ну, в общем, на нашу заставу, что держит туннель к Архиону, напали. Половину перебили. Остальные отступили на второй рубеж и пока держатся.

— Что?.. Как?.. — запинаясь, выдавливал слова староста. — Кто?!

— Ну как — кто? Тварелюбы. Похоже, это война.

— С чего вдруг, черт возьми?!

— Если бы я знал. Говорю же, ни хрена не понять, что происходит.

— А на других границах что?

— За фермой, со стороны падших, шум какой-то. Пока непонятно. На границе с армагедетелями вроде тоже неспокойно. В туннеле «Пятнадцать-шестьдесят» тишина, Аидовы люди ничего не делают. Но не факт, что ничего не затевают.

— Черт! — Едаков ударил кулаками по подлокотникам. — Черт! Черт! Черт!!! Необходимы срочные переговоры с Архионом. Что за херня такая? Это недоразумение. Надо восстановить порядок и…

— Толик! — Охранник раньше вроде не позволял себе такой фамильярности с правителем общины. — Тебя отсюда никто не выпустит. Толпа блокировала практически все внутренние коммуникации. Они вообще там с катушек слетели.

— Да с чего вдруг?!

— Не знаю с чего. Но ходят слухи, что ты решил отдать общину тварелюбам. Мол, народ — в рабство, а сам соскочишь и поселишься там. — Максим недобро посмотрел на старосту. — Ну как толпа на такое может отреагировать?

— Что-о?! Что за… йоп… с-суки!!! Откуда?! Откуда они могли это взять?!

— Да не знаю я! — повысил голос охранник. — Но это на мятеж похоже. Первыми фермеры взбунтовались и обслуга зеркал. К ним половина искателей присоединилась.

— А вы какого хрена, а?! Чего не пресекли?! Чего их по конурам не разогнали?!

— Так их больше!

— А у вас оружие!

— Староста, у них, черт возьми, тоже оружие! Кислого Федьку уже на ножи подняли! Кондаков убит! Толпа замесила! И оружейную они взяли! А еще стволы искателей!

— Господи… Как же так… Да чего они хотят-то?!

— Они хотят тебя повесить, Толик. Так и говорят. Вздернуть Пидаркова, на хер! А Пидарковым, ежели не дошло, они тебя кличут!

— А ну, пошел отсюда! — взорвался староста. — Вон!

Максим что-то еще хотел сказать, однако лишь бросил на старосту презрительный взгляд и вышел.

— Светка! — Едаков резко вскочил, обошел кресло и вцепился руками в его спинку, переминаясь с ноги на ногу.

Старшая жена тихо вышла из соседней комнаты. Она уже не излучала надменности и самоуверенности. Лицо было встревоженным, резко прочертились морщины, которых староста раньше не замечал.

— Света, что делать теперь? А? Что мне делать? Как? Как такое могло случиться? Что мы упустили? За чем недоглядели?

— Много вопросов, — пробормотала женщина.

— Ну так ответь хоть на один!!!

— Не ори. Я сама толком не пойму. Такое ощущение, что все неслучайно. Я-то думала, это спонтанные действия, ну, тех уродов, что за сучкой Ломаки пошли… А тут будто давно зревший бунт. Атака тварелюбов логична, но все остальное… Почему другие общины тоже проявили активность? Наверное, тварелюбы отправили к ним гонцов. Сказали, что нападают. А те и решили под шумок кусок урвать, и тварелюбам это сподручнее. Легче справиться с теми, кто вынужден держать круговую оборону.

— А Аид почему ничего не предпринимает?!

— Откуда мне знать?! Тебе, дурак, мало неприятностей, что в одночасье свалились на твою башку?!

— Заткнись, сука! — взвизгнул Едаков. — Господи, что же делать-то теперь?!

— Я не знаю… Не знаю я!!!

— Вот же уроды. Предатели. Быдло вонючее. Как же… Зачем… Разве я им мало дал? Разве они плохо жили?!

Света вздохнула и бросила на Едакова презрительный взгляд.

— Ничто так не провоцирует хаос, как постоянство, — сказала она.

Снаружи затрещали выстрелы, им вторили дикие крики. Едаков испуганно уставился на старшую жену. Попятился назад, пока не наткнулся спиной на самый большой кактус.

— Все? — пискнул он.

Жрец понимал, что движение по метромосту приведет его на территорию тварелюбов. Большей беды, чем, избежав лап тварей, попасть к охотникам, он себе не представлял. Хорошо хоть на том берегу появились неизвестные люди с тяжелыми пулеметами и открыли по чудовищам ураганный огонь. Если бы не это обстоятельство, Жрец, наверное, уже был бы мертв. Но судьба, похоже, подкинула ему очередной шанс.

Да только как быть с тварелюбами?

Кроме У-образных опор на реке и парных столбов, подпирающих полотно на обоих берегах Оби, метромост имел еще две особые опоры. Одна — на берегу тварей, массивная и широкая бетонная конструкция, облицованная когда-то декоративными плитами. И точно такая же на берегу людей. К ней-то Жрец и приближался, стараясь двигаться как можно тише. Если несколько минут назад казалось, что все самое страшное позади, то сейчас перед ним встала новая проблема.

Сектант осторожно выглянул из пролома в стене моста. Слева внизу виднелась крыша столовой, с сохранившимися на краю этой крыши буквами — остатками названия «Вилка и ложка». Само одноэтажное здание было практически погребено под снегом, только крыша и виднелась, а на ней остов небольшого грузовика.

На кабине стояли два человека, оба вооружены, один смотрит в бинокль. Вон еще три человека, о чем-то эмоционально говорят. У всех оружие. Как же миновать их? А вдруг захотят выйти на мост, чтобы получше разглядеть происходящее у берега тварей? Вроде не должны — в том месте, где мост проходит через бетонный массив опоры, серьезный завал: обрушились и верх этой опоры, и кровля моста, образовав непроходимый тромб в транспортной артерии.

Надо как-то спуститься с моста. Жрец скользнул к другому краю, глянул вниз. Прыгать? Тут лететь метров десять или двенадцать. Каков внизу сугроб, неизвестно. Скорее всего, под слоем снега достаточно твердый для самоубийства лед. Однако на опоре отсутствовало много облицовочных плит; цепляясь за сохранившиеся, можно спуститься по отвесной стене. Рискованно, даже очень. Но разве есть варианты? Не возвращаться же на тот берег, к тварям. Тем более что он сам разрушил последнюю нить, соединявшую две части разрушенного города.

Ну что ж, предстоит еще одно испытание, пожалуй, не менее сложное, чем путешествие по стальному рельсу. Жрец внимательно осмотрел окрестности. Вроде с этой стороны моста людей нет. Надо спускаться.

— Один, Сапсан. Пусть кто-нибудь из вас ответит.

— Я Один. Слушаю, Дьякон, — ответил рейдер, стоявший у разбитого бронетранспортера, откуда они вместе с Сапсаном перегружали трофеи, найденные прошлой ночью Бароном и Штерном, в большой вездеход.

— Как обстановка?

— Находимся в указанном районе, забираем барахло. Происшествий не было, однако периодически слышны выстрелы. Но далеко.

— Барон и Мелиш — двухсотые.

— Я слышал ваши переговоры, командир. Что нам делать?

— Закругляйтесь. У нас проблемы с Рипазхой. Кажется, головой поехал. С ним Штерн. Но он не может Рипа убедить, чтобы вернулся. И силу применить не может. Сам знаешь, Рип намного сильнее Штерна. Вам надо двигать к ним, подстраховать. Мы тоже подскочим.

— А где это?

— Район телевышки. От вышки вроде половина осталась, как Штерн сейчас доложил. Ее должно быть видно.

— Отсюда не видно, Дьяк.

— Ах, ну да. — Дьякон вспомнил, какое расстояние между гипермаркетом у Дмитровского моста и улицей Римского-Корсакова. — Тогда, значит, так. Двигаетесь сейчас от разрушенного моста. От реки. Доберетесь до виадука. Справа от вас будут остатки завода. Левее ТЭЦ. Признаки индустриальных зон ты знаешь. Пересекаете территорию ТЭЦ. Въезжаете в спальный район. По характерным остаткам зданий поймешь, что это жилые. Не мне тебя учить.

— Да. Конечно.

— Ну вот. Продолжаете движение, и следующим ориентиром будет стадион. Сам стадион под снегом, от остального пейзажа не отличить, но с трибунами, наверное, ничего не случилось, и могли устоять осветительные мачты. Оттуда уже должно быть хорошо видно вышку.

— Я все понял, Дьяк.

— И будьте предельно осторожны. На этих тварей боеприпасов не жалеть. Мочите наверняка.

— Есть.

— Да, и вот еще что. У нас двойной пеленг наночипа. В городе два человека, которые являются носителями.

— Странно…

— Довольно странно, — согласился Дьякон. — Надо будет и с этим разобраться. Но позже.

— Принял.

— Удачи! И до связи. Точнее, до скорой встречи.

— Конец связи.

Один три раза ударил прикладом автомата по корпусу бронетранспортера.

— Сапсан!

— Что? — гулко отозвался напарник.

— Чего там возишься? Вылазь. Планы изменились.

— Да слышал я. Сейчас.

Сапсан выбрался из разбитого корпуса броневика и стряхнул с одежды какой-то мусор.

— Вот скажи-ка… — проговорил он.

— Что?

— Этот, как его… Ну, которого мы ищем тут. Знаешь, чем он занимался и для чего понадобился братству?

— Да как-то не особо интересовало, — пожал плечами Один.

— Он генной инженерией занимался. Причем не помидорчики там морозостойкие и не картофелины с куриными ножками. Он работал в отделе биооружия и перспективной генетики. А это клонирование, волновая генетика, этновирусы и прочие игры в бога.

— А по существу?

— Зачем вдруг Дитриху понадобились эти твари, как только он узнал о странных следах?

— У Дитриха не легче спросить, а? — усмехнулся Один.

— Ну ты и тугодум. — Сапсан покачал головой. — Эти существа — результат работы нашего клиента. Я теперь больше чем уверен. И еще он может быть причастен к созданию молохитов. Потому мы и ищем его столько лет. В совете надеются одолеть молохитов с его помощью. Или приручить. Или вывести другое существо, более страшное. Ты понял?

Рейдер задумчиво покачал головой, покусывая зубами спичку.

— Вот оно как. Не наигрались, значит, семнадцать лет назад?

— Что ты, дружище, — усмехнулся Сапсан. — Семнадцать лет назад как раз и начались самые интересные игры.

— Ладно, поехали.

Когда они уже садились в большой вездеход, Сапсан снова завел разговор, излагая результаты своих умозаключений.

— Что думаешь по поводу двух сигналов от наночипов?

— А хрен его знает. Мало ли кого еще вакцинировали.

— Да нет. Эта вакцина была сделана специально для нашей артели. Для тех, кого контролеры завербовали. Весьма полезная процедура на случай большого шандеца.

— Ну и что? Думаешь, это кто-то из артельских?

— Думаю, да. Я слышал, что мы не первые, кто ищет этого яйцеголового в Новосибирске.

— Вот как? Были еще экспедиции?

— Прямо перед войной сюда отправили двух офицеров. Герман Барклай — во имя чудное какое, потому и запомнил, — и с ним старлей. То ли Валера, то ли Вадим; оперативный псевдоним Кощей.

— Ну и?

— Да ты точно тугодум. А что, если они это? Не наш клиент, а парочка, которая выжила и все эти годы тут тусовалась, а?

— Всякое может быть. Встретим — спросим.

— Ага, вот только их еще найти придется, — досадливо поморщился. Сапсан.

— Найдем. Ты оружие готовь. Едем пацанов выручать.

Спускаться по оставшимся кускам декоративной облицовки было сложнее, чем казалось вначале. Больше всего Жрец опасался, что очередная плита оторвется под его весом, к которому прибавлен вес дробовика и «винтореза». Если это произойдет, у него сразу увеличится и без того богатый выбор неприятностей. Он может свалиться и разбиться насмерть — и это, конечно же, предпочтительней, чем сломать позвоночник, но остаться живым. Если даже он уцелеет, звук падения плиты привлечет тварелюбов, что на крыше закусочной.

Но ему снова повезло — он достиг снега, не упав и не всполошив чужаков. Прислонившись к массивной бетонной опоре, он дал себе время отдышаться, не теряя при этом бдительности. Стрельба прекратилась, голоса тварелюбов наверху были еле слышны, и определить предмет их разговора не представлялось возможным. Твари на реке уже не казались бесконечной лавиной. Многие валялись на льду, их было хорошо видно в оптику «винтореза». Десятки существ убиты; те, что остались живы, штурмовали свой берег. Видимо, они забыли о бежавшем от них недавно свидетеле Армагеддона и занялись неизвестным стрелком или стрелками. Ведь похоже, что работало не меньше двух пулеметов.

Восстановив дыхание и уняв дрожь в конечностях, Жрец выглянул из-за угла. Как теперь пройти мимо людей, что на крыше бывшей закусочной? Между метромостом и обломками Октябрьского автомобильного моста меньше ста метров. Но это ровное пространство, где только белый снег, пугает. За руинами автомобильного моста можно будет скрытно передвигаться, но вот добраться до них — задача, похоже, неразрешимая.

Сектант устроился поудобнее, вжимаясь в бетон опоры, и стал целиться. Двое на крыше все еще оживленно разговаривали. Возможно, обсуждали резко возросшую активность тварей, не зная истинной причины тому. Или недоумевали насчет взорванного Жрецом участка метромоста.

Голова одного из тварелюбов точно вписалась в метки прицела ПСО-1. Жрец затаил дыхание. Успеет он снять двоих? И сколько еще может прибежать тварелюбов, и как скоро?

Вдруг один из людей на крыше что-то крикнул и скрылся, хлопнув ладонью второго по плечу. Тот опустил бинокль, и теперь в оптический прицел было видно его перекошенное от страха небритое лицо. Что он там увидел? Жрец повернул голову и взглянул через плечо на реку. Тварей снова стало больше, и они опять неслись к этому берегу. Причем теперь там были не только воины, но и принцы, огромные белесые богомолы.

— Черт! — выдавил Жрец.

Он бросил взгляд на крышу. Второй тварелюб тоже исчез. Снова удача? Хотя можно ли назвать удачей то, что двух мешающих ему людей спугнула несущаяся сюда орда мерзких безжалостных существ?

— А, была не была. — Сектант пригнулся и побежал со всей быстротой, какую позволял снег.

Развалин автомобильного моста он достиг довольно скоро и полез через массивные обломки стен и куски автомобилей. Сейчас главное — перебраться на ту сторону. Потом можно будет, да и нужно, быстро бежать с набережной в город.

Снегоход мчался по улице между рваными стенами. Твари старались использовать эти руины для укрытий, однако до сих пор рейдерам удавалось благополучно проскакивать засады. Вот еще одно существо показалось из-за стены, прыгнуло в свежую колею. Видимо, метило в снегоход, однако не рассчитало. Сидящий спиной к водителю Штерн дал короткую очередь из пулемета, выпотрошив тварь-воина.

— Рип, далеко еще?! — крикнул Штерн, повернув голову. — Они никак не угомонятся!

— Скоро, братка, скоро! Недалеко уже! Вот она, вышка! — ответил водитель снегохода.

— У меня патронов на пару очередей осталось! Как мы королеву убивать будем?! Чем?!

— Зато у меня полная лента! Да автоматы еще! Не сцы, звездочка! Все у нас получится!

— Давай вернемся и соединимся с остальными! Боезапас пополним!

— Некогда! Да не дрейфь ты! Сколько мы их вдвоем уже положили?! Хренову тучу! Справимся! Это всего лишь большие тараканы! Только ночью да в метель они страшные! А сейчас пусть сами нас боятся!

Из переулка выскочила тварь. Такой Штерн еще не видел. Белая, похожая на богомола, значительно крупнее и быстрее черных, что встречались до сих пор. Но была и черная тварь, она сидела верхом на белой. Сейчас богомол гадина догонит снегоход, и тогда черный прыгнет на них. А вот еще два белых с наездниками!

— Рип! Газу! Тут, мать их, конная полиция!

— Чего?!

— Скорости прибавь!!!

Штерн приподнял пулемет. Патронов всего ничего, а избавиться от преследователей надо во что бы то ни стало.

Первая очередь раздробила богомола вместе с наездником, вторая поразила только белого. Черный седок резко прыгнул в сторону, за очередную развалину. Третий белый свернул налево, за остов здания. В этот момент что-то резко ударилось в машину. Штерн почувствовал, как летит куда-то кувырком. Взвыл двигатель снегохода, чьи гусеницы теперь перебирали воздух. Раздался крик Рипазхи.

Рейдер ударился так сильно, что из легких вылетел весь воздух. Невыносимо заболела грудная клетка. Он попытался сделать вдох, но не получилось. Снова вопли напарника. Штерн перевернулся на бок, судорожно стягивая с плеча автомат. Тварь, которая все-таки смогла запрыгнуть на снегоход с людьми, боролась с Рипазхой. Тот что-то кричал и орудовал ножом, пробивая панцирь. Тварь резко дернула клешнями, подбросив человека в воздух. Рипазха перекувыркнулся и упал в стороне. В это время Штерн, превозмогая боль, дал очередь из автомата, вспоров спину твари.

Рип лежал в снегу и кричал. Штерн все-таки смог сделать вдох и пополз. Голос Рипазхи вдруг стал слабеть. Штерн наконец добрался до него.

— Рип… Ты как… Я, кажись, все ребра… переломал… — глотая воздух, промычал рейдер.

— У меня все хуже, брат… — Рипазха застонал.

Штерн приподнял голову и с ужасом обнаружил, что у товарища отсутствуют правая нога и половина левой руки.

— Господи… Не шевелись… Не говори… Я… сейчас… жгуты наложу…

— Жаль, нет фото… аппарата… Такие бы… снимки получились… в нашей… турпоездке…

Появилась еще одна черная тварь, она кинулась к раненому Рипазхе. Штерн вскинул автомат и срезал ее, затем скорчился — его резкие движения и отдача оружия вызвали острую боль в груди.

— Черт… Рип…

Товарищ молчал.

Рейдер подполз совсем близко к нему.

— Рип… Репейников. Эй…

Никакого ответа. Глаза безжизненными стеклами, не мигая, смотрели в затянутое тучами небо. А лицо больше не было искажено гримасой боли, или ярости, или страха. Оно было совершенно спокойно.

— Нет… Нет, Рип… Как же так…

В проулке, который они недавно пересекли на снегоходе, уже кишели белые и черные твари. Толпясь, они подбирались к мертвецу и пока еще живому человеку.

— Ну, давайте, — кивнул Штерн, поднимая автомат. — Давайте подходите, сукины отродья. Сегодняшний обед не будет легким… Подавитесь…

Еще один трудный вдох, и он надавил на спусковой крючок.

Он не считал убитых и покалеченных. Главное, пули попадают в цель. Главное, что летят куски хитина и брызги оранжевой гадости. Но рожок автомата имеет свойство очень быстро пустеть, что и случилось. Штерн потянулся к «Калашникову» Рипазхи, что лежал в стороне на снегу. А твари все приближались. Стрельба рейдера словно освободила уцелевшим проход на тесной улице, дав возможность двигаться энергичнее.

Штерн, морщась от боли в ребрах, дотянулся до ремня автомата. Он был готов встретить смерть и не боялся ее. Вот только будет обидно, если во втором автомате останутся неизрасходованные пули. Еще бы хоть несколько тварей отправить обратно в ад! И вдруг он услышал жужжание. Наступающие плотной стеной твари стали распадаться на части. Белый и черный хитин разлетались в стороны, снег стремительно окрашивался в оранжевое. Твари пищали и метались, а какая-то жуткая сила перемалывала их в отвратительную кашу. Те немногие, что уцелели в этой бойне, бросились обратно в руины. А Штерн наконец увидел причину произошедшего. По заснеженной улице двигался большой вездеход. На крыше дымился шестиствольный пулемет, за пулеметом сидел Сапсан.

Измученный Штерн улыбнулся.

— Смотри, Рип, ребята приехали… Теперь все будет хорошо… Наверное…

Он лег на снегу поудобнее, чтобы не болели сломанные ребра, и прикрыл глаза.

Вчерашняя история повторилась — они снова попали под обстрел. Благо на этот раз никто не был ранен. Но пришлось спрятаться за одиноко торчащей стеной.

— Ты заметил кто? — тихо спросил Жуковский у Селиверстова.

— Издеваешься? — так же тихо огрызнулся искатель. — Я не вижу толком ни черта.

— Степан, а ты?

— Тварелюбы это, — ответил Волков.

— Точно?

— Да точно. Наплечники у них из колес автомобильных.

— А на хрена им эти наплечники идиотские? — спросил Ломака у Селиверстова.

— Для защиты. Тварь не может их пробить хвостом. Как правило, кончик в резине застревает, и можно этот хвост отрубить.

— А новый хвост, как у ящериц, не отрастет? У них же вроде есть и гены рептилий.

— Так добить надо, чтобы ничего не выросло. А вообще ты у папаши этих самых тварей лучше спроси. — И Селиверстов зло посмотрел на Жуковского.

— У меня очень непослушные дети, — невозмутимо ответил Андрей. — И внуки, кстати, тоже. Они мне ничего про свои хвосты не рассказывали. Ладно. Тварелюбы, скорее всего, в том домике.

— Оттуда и стреляли, — кивнул Волков.

— Значит, вы посидите. Пусть думают, что мы все здесь прячемся. Пульните в их сторону пару раз. А мы с Костей попробуем обойти их и положить.

Ломака повернул голову, недобро посмотрел на Жуковского.

— А кто сказал, что я пойду с тобой?

— То есть?

— Я говорю, с чего ты, предатель, взял, что я с тобой пойду?

— Слышь, сопляк, ты думаешь, сейчас самое время лаяться?

— Еще раз назовешь меня сопляком, и я решу, что самое время разбить тебе голову. Ты понял?

Жуковский усмехнулся.

— Да у тебя кишка тонка. Вон как бравировал с Паздеевым. А пришел срок его кончить, так ты сопли распустил. Ну не сопляк после этого?

— Хочешь проверить, сработает в этот раз или нет? — Константин наставил на Жуковского автомат.

— Да успокойтесь вы. — Волков легонько оттолкнул ствол оружия. — Я с тобой пойду.

— Ну хорошо, Вася. Смотри, чтобы этот умник самодеятельностью тут не занимался. Покажете им разок-другой шапку на прикладе, дадите пару выстрелов, и все.

— Ладно. — Селиверстов кивнул, усмехнувшись. — А ты, Степан, смотри, чтобы наш дорогой друг за тридцать сребреников не объяснил тварелюбам, как нам в спину зайти.

Жуковский зло сплюнул и, дав знак Волкову следовать, пополз к ближайшему снежному бархану.

— Слушай, Василий, а если он кинет? — с тревогой спросил Ломака у Селиверстова.

— Да он уже кинул, Костик. Если бы не кинул, то и не пошли бы мы за Мариной. И во всем этом дерьме не оказались бы… А сейчас уже деваться некуда, надо идти вперед. В этом больше шансов на успех. Мы ему нужны.

— А что ты думаешь насчет его идей?

— Что думаю? — Селиверстов пожал плечами. — Что все это недалеко от истины, к сожалению. Но как бы тебя не допекло мерзкое положение дел, предавать своих нельзя. Никак нельзя.

— А свои ли мы ему? — вздохнул Константин.

— Хорошая постановка вопроса. Если люди — лишь материал для революции, или инструмент для продвижения идей, или объект для реализации инстинктов заботливого вождя… то ничего удивительного, что любой человек в любой момент может превратиться в разменную монету.

— Эй! — послышался крик из дома, у которого еще сохранились три этажа. — Выходите! Хватит прятаться! Вам все равно деваться некуда!

— А ты сам подойди! — ответил Василий, приготовив оружие. — Или подойдите, сколько вас там?!

— Не тебе условия ставить! Вы, ребятки, в очень хреновой ситуации! Ясно?!

— Чем ваша лучше нашей, а?!

— Так вот и подойдите к нам! И потолкуем обстоятельно! Мы не будем стрелять! Честное слово!

— Так я и поверил! Какого хрена тогда стреляли?!

— Да мы так! Шугануть! Хотели бы убить, убили бы!

— Тварям своим любимым сказки рассказывай про шугануть! Так я и поверил! Патроны тратить забавы ради, ага!

— Да ладно! Главное, что все целы! Давайте по-хорошему. Все равно вашему Перекрестку Миров осталось недолго. Но вы можете присоединиться к нам, если пособите в одном деле.

— Что ты сказал про Перекресток Миров? — напрягся искатель.

— Мы с вашими в состоянии войны, — ответил тварелюб.

— Это с чего вдруг?!

— А то не знаешь! Ответка за то, что ваши напали на нашу территорию! На станцию «Речной вокзал»! Убили трех наших! Забрали добычу вопреки всем договоренностям! И похитили дочь влиятельного охотника! Не ждите, что после всего этого у вас будет еще шанс договориться мирно с кем-то из Архиона!

— Отбили добычу? — У Ломаки зажглись глаза. — Черт, речь о Марине! Кто отбил?!

Искатель был удивлен не меньше, однако склонялся к тому, что эти слова — пустой звук, неуклюжая уловка тварелюбов, чтобы выманить их под прицельный огонь.

Ломака вдруг вскочил.

— Эй, что вы там?!

Селиверстов схватил его за ноги, повалил в снег и затащил обратно в укрытие.

— С ума сошел?! — зашипел он.

— Василий, но ведь они говорят…

— Да по херу, что они там говорят! Не дури!..

Жуковский некоторое время разглядывал свежие следы на снегу возле остатков здания, прячась за перевернутым самосвалом. Вот тут тварелюбы прошли, двое. Вот тут упала гильза. Они заметили людей с Перекрестка и сделали выстрел. Вот следы, свидетельствующие о торопливом движении к дому, в котором они сейчас и находятся. Надо внимательно посмотреть на окна, не идет ли оттуда едва заметный пар от дыхания. Не идет. Жуковский кивнул Волкову и двинулся к стене. Тварелюбы и Селиверстов все еще перекрикивались. Андрей уже понял, что началась война между Архионом и Перекрестком Миров. Собственно, все укладывалось в давно разработанную им схему. Оставалось надеяться, что Борис вовремя прочтет записку и примет правильные меры. Ведь тварелюбы не ожидают серьезного сопротивления от центральной общины, зная и про сокращение вооруженной дружины, и про и запрет на личное оружие. Но если надежные люди воспримут послание как надо, архионцы получат неприятный сюрприз. Да и власти Едакова придет долгожданный конец.

Андрей заглянул в одно из окон. Ничего, кроме снега, льда и мусора. В следующем то же самое… У четвертого окна он задержался. Отпрянул. Показал Волкову два пальца. Хлопнул себя по левому плечу. Показал на Степана. Хлопнул по правому. Показал на себя. Значит, левого должен убрать Волков, а правого уберет он сам. Степан кивнул и осторожно приблизился к окну, поднимая оружие.

— Ну чего вы там менжуетесь! Только время теряем! Выходите, да разрулим все! — продолжал голосистый цербер. — Поможете нам вернуть дочку охотника в целости, и разойдемся миром! Нам тут жопы морозить тоже охоты нет!

— А что, неприятно, когда кого-то из ваших похищают, да?! — зло крикнул Ломака.

— Эй, слышь! Вы че там! В игры с нами играть вздумали, пидоры?! Последний раз предупреждаю! Выходите по-хорошему и отдайте нам девчонку!

— Василий, да у них по ходу реально какие-то проблемы, — шепнул Ломака Селиверстову.

— Похоже на то. Либо они так убедительно врут.

— Ну что, урод, молчишь?! — снова послышался крик.

— Урод тебя зачал, а сука родила, выродок! — крикнул Ломака.

— Ну все, свинья! Я тебе кишки выпущу и сожрать их заставлю вместе с твоим говном, ублюдок!

— Ну так иди сюда и выпусти мне кишки! Или у самого тонка кишка, чмо?!

Раздались два одиночных выстрела. «Калашников» и СВД. И больше никаких криков.

Один из церберов повис в окне, уронив в сугроб винтовку. Второй, с АКСУ, упал внутри здания, его убил Волков.

Жуковский осмотрел аккуратную дырочку в затылке человека. Повесил его автомат себе на плечо.

— Топ-менеджер, говоришь? — хмыкнул он — Неплохо стреляешь для офисного планктона. Уже второй раз.

Сказав это, Жуковский принялся обыскивать карманы мертвеца, извлекая патроны к автомату.

— Ты тоже неплохо стреляешь, — кивнул стоящий позади него Степан. Он выдержал паузу и добавил: — Даниил Андреев.

Жуковский замер. Потом медленно повернул голову и посмотрел на Степана.

— Что, опять метко попал, да? — усмехнулся Волков. — Вот ведь ирония судьбы. Я в этом городе оказался из-за тебя. Но ни черта о тебе не знал, кроме имени. Даже как выглядишь. И оказывается, все эти годы жил с тобой бок о бок.

Андрей натянул на лицо фальшивую улыбку и снова занялся неторопливым обыском убитого цербера.

— Ну и что мы будем с этим делать? — продолжал Степан.

— С трупами? — тихо спросил Жуковский.

— Нет. С истиной.

— Истину надо беречь, друг мой.

— Ну а без метафизики этой, по существу?

— Неужели после стольких лет и после той катастрофы ты думаешь, что есть кому-то до этого дело? Неужели думаешь, что твои начальники до сих пор ждут тебя из командировки с результатом?

— Ты не хуже меня знаешь, что больше всего в тебе заинтересована артель. И тебе известно: артель готовилась к тому, что будет. И у артели есть базы. И там нужны такие, как ты.

— А зачем? Чтобы опять изобретать велосипед? Исследовать кубик Рубика? Но не сметь делать то, что позволит заменить нефть?

— Что за чушь. Какая еще нефть в наше время?

— Абстрактная. Я говорю о власти. И с некоторых пор, друг мой, я признаю лишь одну власть. Свою собственную.

— Ты знаешь правила. Либо твой ум принадлежит нам, либо нет. В последнем случае он, то есть твой ум, является угрозой нам.

— Я понимаю, к чему ты клонишь. Однако как быстро ты вспомнил о долге. А ведь семнадцать лет тупо сидел в своей норе и угасал.

— Мы сейчас не об этом, Даниил.

— Знаешь, Степа, я уже не помню этого имени. — Жуковский вдруг вскочил и, резко развернувшись, ударил Волкова прикладом снайперской винтовки по лицу.

Степан рухнул на грязный и холодный пол. Жуковский бросился к окну, через которое они сюда проникли, и рванул прочь.

— Ах ты, скотина яйцеголовая! — прорычал Волков, быстро поднимаясь на ноги и растирая болящую скулу. — Все равно не уйдешь! Черт тебя дери! Я семнадцать лет ждал этого момента! — И он бросился вдогонку за Даниилом Андреевым.

Весь парк перед телевышкой был перекопан; в его центре находилась котловина размером с футбольное поле и метров десять в глубину. В ее неровных стенах зияли отверстия больших нор. На дне — пирамида из белых, покрытых густым мехом двухметровых коконов. Наверху у края — гора грязного снега, песка и глины.

Вдалеке виднелись аккуратно сложенные большие бревна. Но самым удивительным показалась гробовая тишина.

Вышедший из вездехода Один хмуро осматривал место, о котором Рипазха говорил как о гнездилище жутких существ. Но где они, эти существа? Ни одного не видать. Конечно, только их деятельностью можно объяснить эту картину — копать в такие холода даже со спецтехникой хлопотно. Это, конечно же, их норы, их коконы. Но где они сами?

Из машины вышел Сапсан.

— Сделал уколы. Уснул Штерн.

— Хорошо, — кивнул Один. — Теперь давай подумаем, что нам с этим делать.

— С чем? С личинками?

— Да.

— Я думаю, из огнемета их надо, — предложил Сапсан. — Огнесмеси у нас хватает.

— Ну да. Это, конечно, понятно. Но может, все-таки возьмем парочку в Аркаим?

— А довезем? Ты чего, Одинцов? Нам же обратно пилить полторы тысячи километров. А мы понятия не имеем, в каких условиях надо содержать эти яйца, чтоб не стухли. И не знаем, что за скотина из них вылупится.

— Да вон, лежат на холоде, и все им нипочем.

— А может, их из нор достали в экстренном порядке? Может, твари встревожены вторжением людей и решили свалить отсюда? А мы их спугнули, и они унесли, сколько успели. Может, ихним отродьям тепло требуется. А кормить чем? Да ну их, к дьяволу!

— Слушай, Сапсан, мне эти уродцы тоже, знаешь ли… И я бы рад их выжечь до последнего. Но Дитрих приказал привезти образцы.

— Ах ты, болванчик исполнительный, — вздохнул напарник и похлопал Одина по плечу. — Дитрих сидит там на Урале и понятия не имеет, что у нас происходит. А знакомство с этими тварями нам уже стоило трех ребят. Ну, не выполним этот приказ, и что? Переживем как-нибудь.

Один поморщился. Достал из кармана спичку и стал ее покусывать.

— Ладно, тащи огнеметы. Будем греться.

На улице Челюскинцев (которая давно исчезла, и не многие теперь помнили это название) когда-то стоял жилой дом длиной сто пятьдесят метров. Здание разрушилось, однако у перекрестка, где Челюскинцы пересекались с Нарымской, сохранился крайний фрагмент о двух подъездах и четырех этажах. Очевидно, потому, что основное усилие ударной волны пришлось на высотку, что находилась в восьмидесяти метрах. Сама высотка представляла собой гору обломков, перегородивших улицу.

Бронислав стоял на третьем этаже, у окна. Выше подняться не представлялось возможным из-за глухого завала на лестничном марше. Торцевая стена здания развалилась, и неровные куски бетона висели на честном слове и ржавой арматуре. Всего в полукилометре отсюда пересечение улицы Гоголя и Красного проспекта. А там уже вход в подземное убежище, известное всем как Перекресток Миров.

Охотник осматривал заметенные снегом окрестности через оптический прицел автомата. Нельзя исключать, что его поиски тщетны и похитители Сабрины давно уже под землей, в своем логове. Но ведь была ночная буря, и если враги пережидали ночь в руинах, то, быть может, они еще не достигли своей станции.

Бронислав понимал, что пытается успокоить себя. Шансов спасти дочь мало — у похитителей слишком большая фора. Но если бы они пошли домой после бури, то оставили бы четкие следы на снегу. А следов нет. Только обновленная белизна между руинами домов, этими мрачными курганами, из которых тут и там торчат куски стен и безобразные фрагменты металлоконструкций.

Если нет следов, может, похитители еще не проходили здесь? Или пошли другой дорогой? Так ведь это самый вероятный маршрут. Однако не самый короткий. Наикратчайший — по Красному проспекту. А там очень велик риск наткнуться на патрули тварелюбов, и в центральной общине хорошо об этом знают. Следовательно, разумнее идти по Советской, дворами и развалинами. Делать крюк через железнодорожный район тоже не с руки, ведь там можно наткнуться на патруль другой общины, Аидова царства. А это тоже встреча не из приятных, даже для тварелюбов, не то что для глупых овечек с Перекрестка Миров.

Бронислав остановил взгляд на здании цирка, похожем на фуражку.

— Твою мать! — прошептал охотник.

— Что такое? — спросил находившийся рядом и глядевший в другую сторону Рябой.

— Воин. Что он делает в нашей половине города?

Напарник присмотрелся.

— Черт! Точно. Ладно, если трутень. Но воин!

— Тише, у этих образин хороший слух.

— Так значит, баланс нарушен, если твари сунулись к нам. А? И стрельба эта, и взрыв, что мы слышали…

— Я-то думал, это наша обработка центральной общины.

— Но мы у ее логова, а здесь никакой стрельбы практически не слышно.

— Вот то-то и оно. Меня это начинает беспокоить… Еще один!

Оба существа показались со стороны улицы 1905 года. Вышли к руинам другой высотки, что на улице Челюскинцев. Покрутили своими отвратительными головами, поозирались, затем быстро выскочили на площадь Лунинцев. Твари теперь находились между Брониславом и цирком, причем в сотне метров от людей. Охотник осторожно присел. Да, они тварелюбы. Да, они не раз ходили на территорию тварей, ведя на заклание жертву. Но сейчас совершенно другая ситуация. Сейчас твари там, куда прежде они не совались, за исключением беглых трутней. А значит, в этом мире что-то не так, как было еще вчера. Как было на протяжении многих лет…

Твари потоптались некоторое время на площади, а когда вдалеке протрещала длинная автоматная очередь, рванули в сторону дворца культуры железнодорожников, на звуки.

Охотники проводили их взглядом.

— Кажись, пронесло, — вздохнул Рябой.

— Какое, к черту, пронесло. Если они на нашей половине города, то это уже беда. Кто-то разворошил колонию, разозлил их.

— Человек на снегоходе?

— Не знаю я. Может быть.

— Или это из-за того, что мы не привели жертву матери всех тварей?

— Нет. У нас вагон времени. Недели…

Бронислав резко повернул ствол автомата в сторону внутренней двери, что вела в подъезд.

— Кто-то поднимается, — еле слышно шепнул он, отходя и прячась за ледяную глыбу у отвисшей торцевой стены.

Рябой достал здоровенный тесак из ножен на поясе и прижался к стене у дверного проема.

— Бронислав! Бронь, ты тут? — послышался шепот из полумрака.

— Кто такой?! — рыкнул охотник.

— Это я, Резунец.

— Резунец? Ты что тут, сукин ублюдок, делаешь? Я что вам сказал? Ищите группу, вырезавшую наших и забравших мою дочь, если жить хотите.

— Послушай, я с важными вестями. — В проеме показалась физиономия одного из провинившихся церберов. — Очень важными.

— Как нашел меня?!

— Ты извини, конечно, Бронислав, но у твоих снегоступов характерный отпечаток на снегу. А умение читать следы ведь у нас обязательное.

Охотник сплюнул от досады.

— Ладно. Хрен с ними, с отпечатками на снегу. Да войди ты, чего мнешься там как целка.

Резунец послушно вошел.

— Ну, говори, что за вести.

— Короче, — цербер покосился на стоявшего у стены Рябого, все еще сжимающего тесак в полной готовности к применению, — наш главный приказал своим вертухаям срочно тебя найти и доставить в Архион.

— Что? — Бронислав опешил. — Я что-то не понял. Что значит — найти и доставить? Я вам кто, преступник в бегах?

— Да тут такое дело…

— Может, тебе треснуть по зубам, чтобы не мямлил, а говорил быстро и четко?

— Короче, там, в метро, полная жопа. Ясное дело, что нападение на наш сектор нельзя оставить безнаказанным. Это принцип: на любой косой взгляд отвечать так, чтобы все трепетали, чтобы долго ни у кого не оставалось сомнений, кто в нашем мире главнее и сильнее…

— Ты мне какого хрена втираешь то, что я и так знаю, а?!

— Ну, мы, конечно, напали на Перекресток Миров. И гонцов послали к другим, пусть тоже нападают, мы не против. Да только там хрень полная. Мы-то знали, что, Едаков ослабил свою общину запретом на оружие для большинства и сокращением числа неприкасаемых вооруженных людей. Ну и пошли наши, как на прогулку. Первый кордон перебили легко, но на самом Перекрестке творится что-то странное. Короче, захлебнулась наша атака. Мало кто из бойцов первой волны сумел отступить. А на улице нашему патрулю сдался кто-то из едаковских громил. Говорит, восстание в общине, народ захватил склад с оружием. И вышло так, что там теперь при стволах практически все. И в Архионе из-за наших больших потерь начались роптания. Ну и главный хочет крайнего найти. Виноватого назначить. Тебя, то бишь. Иначе, чего доброго, и у нас бунтовать начнут. А еще твари с ума посходили. Там из-за речки целая лавина прорвалась в город, воины и принцы. Какая-то сволочь последний мост взорвала. На другом берегу стрельба, кто там, понять не можем. Но шмаляют так, будто патроны для них не проблема.

— Хера себе дела, — пробормотал Рябой.

Бронислав некоторое время хмуро смотрел на Резунца, переваривая услышанное. Затем смачно сплюнул.

— Крайнего, значит, нашли. Ну-ну. Поглядим.

— Бронь… ты это, — снова замямлил Резунец, — ежели что, я за тебя. И еще там мужики есть свои…

— Да вы уберечь станцию не смогли от ублюдков каких-то. Обосрались. Теперь в туннеле обосрались. На кой хер мне такие сочувствующие, а?

— Бронь, но я же…

— Ты пока рот закрой. Ждешь спасибо за то, что предупредил меня? Ну, спасибо. Только не надо думать, что я сейчас растаю в умилении или сменю приоритеты. Ты меня знаешь, я слов на ветер не бросаю. Если сказал, что со всеми вами сделаю, случись беда с моей дочкой, то я это сделаю, и никто мне не помешает. Так что давай займись поисками. И молись всем мыслимым и немыслимым силам, чтобы Сабрина нашлась поскорее и в полном порядке. Понял?

— Понял я, понял, — вздохнул цербер.

— А раз понял, ступай. И поторопись. Чем скорее найдется моя дочь, тем проще вам будет жить. И тем скорее я сам займусь этой гнилой клоакой под названием Перекресток Миров. Все. Давай вали.

Резунец быстро удалился.

Бронислав еще долго смотрел на площадь Лунинцев и на оставленные там недавно следы тварей. Рябой наблюдал за своим командиром, пытаясь понять, что тот сейчас чувствует и о чем думает. Наконец, не выдержав тягостного молчания, он проворчал:

— Я что-то ни хрена не пойму. Что происходит… Чего молчишь-то?

— А что ты хочешь услышать? — пожал плечами старший охотник. — Я тебе могу сказать то же самое, что и этому придурку. Сейчас для меня самое важное — вернуть дочь, а там разберемся. И с претензиями главного ко мне, в том числе. Я, черт возьми, не последний человек в Архионе. Это мы еще посмотрим, кто с кого спросит за то, что случилось. Совсем расслабились. Потому и просрали станцию, и Тора с Масудом да Кожевниковым потеряли. Это не моя вина, что у нас потери, а этих баранов, что во главе общины. Поймали расслабон и забыли, в каком мире мы живем. Привыкли считать себя сильнее всех. Да только сила — это не абстрактное мнение. Силу надо всегда поддерживать в форме. Ее надо постоянно демонстрировать. Воспитывать в массах. И периодически применять к другим, чтобы не забыли, с кем имеют дело. А что на самом деле?.. Ну да ничего. Мало им не покажется. Нашли с кем шутки шутить…

— В главные метишь? — усмехнулся Рябой.

— Назовешь другую кандидатуру? Или поддержишь? Кто еще? Под управлением баранов львы непременно сами обаранятся. А вот бараны, которыми правит лев…

— Да-да. Где-то я это уже слышал. Только знаешь, что с тобой сделают дома наши правящие бараны уже за одни эти слова?

— Знаю. — Бронислав зло улыбнулся. — Очень хорошо знаю. А кто сказал, что буду я смиренен? Кому я обещал покорность? Если весь баланс, еще вчера работавший в нашем мире, полетел чертям, значит, в этом балансе что-то не так. Значит, все надо менять. А время нестабильности — самое подходящее для смены правящих элит.

— Никогда не думал, что тебя интересует власть.

— Она и не интересовала до сего дня. Но коль уж нужда заставит да обстоятельства сложатся так и не иначе, придется взяться и за власть. — Сказав это, старший охотник пристально посмотрел на Рябого. — Или ты имеешь возражения?

— Да какое там, — хмыкнул Рябой. — Ты знаешь меня не один год. Мы с самого начала вместе и в деле.

— Вот и хорошо.

Бронислав задумчиво смотрел в окно. Не зря ли он так разоткровенничался в пылу праведного гнева? Можно ли вообще доверять Рябому, тем более доверять такие тайны? Рябой — хитрая лиса. Очень хитрая. Именно потому, что они очень давно вместе, старший охотник это понимал прекрасно. И конечно, эта лиса будет выжидать, на кого сделать ставку. У Бронислава высок авторитет в общине, а значит, еще неизвестно, чья возьмет. А в случае победы старшего охотника в политическом противостоянии Рябой получит перспективу повышения своего статуса…

— Бронь.

— Чего?

— Еще твари.

Старший охотник взглянул туда куда указал рукой напарник. Между остатками дворца культуры железнодорожников и горой обломков, напоминавших о некогда высоком бизнес-центре «Гринвич», действительно появились три черных воина.

— Мать твою! — проворчал Бронислав. — Уж не порвут ли они сейчас этого осла Резунца?

— Ну, Бронь, у него оружие есть. От трех-то отстреляться можно.

— А если их больше?

— Может, снимешь их?

— Отсюда я даже с оптикой весь рожок усажу, пока одного грохну. Нельзя внимание привлекать.

— Ну а сколько нам тут торчать?

— Н-да. И то верно. Думаю, пора сваливать.

Бронислав вздохнул. Тревога за дочь терзала сердце и душу. А то, что он, вопреки расчетам, так и не нашел пока следов похитителей и не дождался их здесь, удручало еще больше.

Он снова окинул взглядом прилегающую территорию и замер. В сторону улицы Советской шли два человека. Быстро вскинув оружие, он посмотрел через оптический прицел. Лиц не разглядеть: расстояние около двухсот метров, к тому же эти двое идут практически спиной к нему. Один другого тянет за руку. Они торопятся, проваливаясь в снег.

Но пуховичок своей дочери он узнал безошибочно. Кто-то в бушлате, с натянутым, как и у Сабрины, на голову капюшоном тащит ее в логово центральной общины. Бронислав стиснул зубы. Он даже придал значения тому, что неизвестный похититель в бушлате был не крупнее хрупкой Сабрины. Просто прицелился и нажал на спуск. Грянул выстрел. Пуля достигла цели.

— Рябой!

— Да, Бронь?

Охотник сунул напарнику автомат.

— Держи! Следи за тварями! Если что, прикроешь меня!

— Понял.

Бронислав извлек из-за пазухи пистолет и бросился вниз по лестнице.

До этого стрельба была далекой и казалась нереальной — что-то аморфное и потустороннее, как завывания ветра в разрушенном городе. Но теперь раздавшийся довольно близко выстрел резанул по ушам. Эхо еще какое-то время металось в панике среди развалин, раскачивая застоявшийся после ночной бури воздух. Но самым странным был звук буквально в метре, такой глухой щелчок, после которого Марина почувствовала, как ее спутница резко сжала в своей руке кисть бывшей пленницы. И упала на колени, сделав резкий мучительный вдох.

— Сяба, что такое?! — воскликнул Светлая, присев рядом с подругой.

Сабрина рывками повернула голову и посмотрела широко раскрытыми глазами на Марину.

— Господи… — через силу зашептала она, — как же больно… — и завалилась на бок.

Марина пыталась поднять охотницу и вдруг почувствовала, что левую рукавицу, которая скользнула по спине девушки, пропитывает что-то теплое и липкое. Светлая отдернула руку и с ужасом обнаружила на ней кровь. Только теперь она поняла, что произошло.

О, нет! Как же это!..

Она не думала о том, что поблизости притаился опасный зверь, имя которому человек. Ее полностью поглотило страшное осознание того, что теперь она одна. Что больше некому ей помогать.

Марина, которая много лет не покидала мрачного подземного убежища, едва ли сможет найти дорогу домой, к любимому Косте, пусть даже этот дом всего в двух шагах.

— Сябочка! Нет! Прошу тебя! Не оставляй!

— Я… Я не хочу… оставлять тебя… Я так… к тебе… привязалась… Как же больно…

— Пожалуйста, не умирай!

— Больно, милая… Очень… Холодно… Холодно…

— Нет! Нет! Нет!!! — Марина обняла молодую охотницу. — Мне без тебя никак! Слышишь?!

На лице Сабрины появилась болезненная улыбка.

— Я… уже… в раю? Рай… когда кто-то… кто-то рядом… Кто-то понимает… Был бы это рай… но очень больно…

— Нет!!! — отчаянно закричала Светлая.

— Прошу… тебя… не надо… так…

— Не надо! Просишь?! Это я тебя прошу! Не уходи! Как же так! Ты ведь будешь помогать мне пеленать моего ребеночка! Будешь любоваться, как я его кормлю! Ты просто обязана жить! — Марина осыпала лицо девушки поцелуями, словно это могло помочь.

— А губы… — прошептала Сабрина.

Марина сделала глубокий вдох и послушно прижала свои губы к ее. Покрыла их робкими поцелуями от уголка к уголку. Затем отодвинулась и пристально посмотрела в глаза подруге.

— Спасибо… — улыбнулась охотница. — Знаешь… а в твоих глазах… я вижу… отражение… свое…

— Да…

— Скажи…

— Что?..

— Я правда красивая?..

— Конечно. — Марина кивнула. — Очень.

— Запомни, пожалуйста… меня такой… — Сабрина закрыла глаза и тихо выдохнула: — Хочу к маме…

Светлая некоторое время смотрела на притихшую девушку, затем легонько тронула щеку.

— Сяба.

Та молчала.

— Сабрина. — Девушка наклонилась и снова поцеловала ее в губы. Но охотница не отозвалась и на это. — Нет… Нет! Нет!!!

Марина упала на мертвое тело и зарыдала. Она готова была выплакать все слезы и остаться здесь навеки. Но какая-то злая неистовая сила подхватила ее и толкнула в сторону.

Ужас застыл на лице отшвырнувшего ее Бронислава. Только теперь он понял, какую ошибку совершил. Раскрыв рот, не в силах пошевелиться или что-то сказать, он смотрел на дочь, которую убил собственными руками. Отшатнулся. Повел по сторонам исступленным взглядом. Снова уставился на мертвую Сабрину и вдруг с размаху ударил себя кулаками по голове.

— Блядь!!! Сука!!! Не-е-ет!!! Как!!! — И вдруг он обратил безумный взор на Марину. — Мразь!!! Как?! Почему?! Почему на тебе ее пуховичок?! Сука!!! Ты!!!

Марина сидела на снегу и, не мигая, исподлобья смотрела на тварелюба. Какой поразительный контраст явился ей! Добрая, чуткая, несчастная Сабрина, под личиной безжалостной охотницы прятавшая хрупкую пугливую девушку, мечтавшую о том, чтобы быть любимой и пеленать ребенка. И вот это человеческое уродство. Пусть и ее родной отец. Но какой же он другой! Страшный. Несущий угрозу…

— Все, что оставалось прекрасного в этом мире, ты убил, — прошептала Марина и, подняв пистолет, сделала выстрел, как и учила Сабрина.

Попала Брониславу в грудь. Тот качнулся, скорчился от боли и потянулся к своему пистолету, висевшему на поясе. Еще выстрел. В плечо. Еще. В живот. Еще. В горло.

Еще. В голову. Охотник наконец упал. Женщина поднялась, сделала два шага вперед и вогнала лежащему пулю в спину.

— Подохни!..

Из развалин слева появился еще один человек. В руках он держал автомат с оптическим прицелом. Девушка узнала его. Это Рябой. Она навела пистолет, однако предательский щелчок сообщил, что патроны кончились.

Рябой, уже готовый перерезать очередью женщину, опустил оружие, поняв, что она уже не опасна.

— Ну все, сука. Я тебя так оприходую…

Марина в ужасе попятилась. Однако взгляд ее был устремлен не на человека, и страх был вызван не его намерением. Рябой, словно увидев и распознав в ее глазах отражение, понял, что за угроза возникла за его спиной. И обернулся. Огромная черная клешня была уже раскрыта и нацелена на его шею. Резкий рывок вперед. Щелчок клешни. Голова человека с легкостью отделилась и, упав в снег, чуть прокатилась, разбрызгивая кровь. Тело рухнуло рядом, дернулись конечности.

Марина попятилась назад, оступилась, упала и стала отползать. Она с тоской подумала о том, что в пистолете нет пуль. Лучше выстрелить себе в висок, чем терпеть этот ужас.

Воин медленно приближался, разведя обе пары рук в стороны, растопырив клешни и вытянув жуткую голову вперед. Существо злобно посвистывало и повизгивало. Озираясь, Марина заметила и пистолет Бронислава, и автомат Рябого. Оружие вне досягаемости, там наступающая тварь. Из руин справа и слева возникли другие чудовища. Теперь их шесть, и все приближаются. Вот еще одна тварь, белая и заметно крупнее воинов, она заверещала, жестикулируя передними лапами-крюками. Черные остановились. Белая подошла совсем близко к Марине. Та была уже не в силах пошевелиться, скованная неописуемым страхом, который вытеснил из разума даже мысли о том, что это конец.

Принц развел в стороны конечности. Наклонился. Уставился огромными фасеточными глазами на Марину. Затем стал медленно водить головой вверх-вниз, словно обнюхивая женщину с головы до ног. Из головы похожего на богомола существа исходило едва слышное жужжание.

— Ну?.. — прошептала Марина. — Что же ты? — Она зажмурилась и закричала что было сил: — Ну, давай!!! Давай покончим с этим!!!

Тварь отпрянула. Качнула огромными конечностями. Снова наклонилась и пожужжала у живота женщины. Затем отступила на несколько шагов и три раза проверещала. Черные тотчас бросились врассыпную, скрылись в руинах. Огромный богомол тем временем неторопливо забрался на ближайшую кучу обломков. Повернулся к Марине, бросил прощальный взгляд фасеточных глаз и быстро удалился.

Марина ошарашенно озиралась по сторонам. Видела тела охотников, развалины, следы тварей, которые невесть по какой причине вдруг убрались, хотя она уже была готова принять мученическую смерть. Затем опустила взгляд на свой живот.

«Господи… — осенила ее шокирующая и в то же время неправдоподобно чудесная догадка. — Они не трогают беременных! Они чувствуют!»

Оказывается, в чем-то твари были лучше людей. Только Сабрина прониклась к ней сочувствием из-за беременности, и то не сразу. И то по сугубо личным причинам, а не в силу человечности, наверное…

Так стоит ли и дальше бояться тварей? В конце концов, кто однажды устроил на планете апокалипсис?.. Они или люди?

Она бросилась к трупу Бронислава. Схватила его пистолет. Упала на колени рядом с мертвой Сабриной и поцеловала в лоб.

— Спасибо тебе за все, милая, добрая девочка. Спасибо и прости. Прощай. Я буду тебя помнить такой. Всегда.

Один сжал зубами измочаленную спичку и двинулся к краю котловины, то и дело разминая плечи, отягощенные пехотным огнеметом. Пусковое устройство нацелено на пирамиду яиц, предохранитель слева, перед пистолетной рукоятью, переведен в положение «огонь». Рейдер нажал на спусковой крючок. Ток от аккумулятора воспламенил пиропатрон одного из трех баллонов с огнесмесью. В баллоне возникло давление пороховых газов, и мощная струя, воспламенясь от заключенного в стволе инициирующего пиропатрона, вырвалась наружу. То же самое проделал и Сапсан, зайдя с другого края котловины.

Огненный смерч закружил, охватывая биологическую массу и пожирая еще не родившихся тварей. Рейдеры неторопливо двигались боком, стараясь не оставить никаких шансов жутким существам.

Довольно скоро Один почувствовал вибрацию земли и посмотрел под ноги. Судя по реакции Сапсана, он тоже заметил неладное. Вдруг земля под Одином разверзлась, и огромные коричневые лапы, подобные бульдозерным ковшам, стали увлекать промерзший грунт в бездонную нору, затягивая туда и человека. Струя огнемета хлестнула в сторону, затем вверх, повинуясь хаотичным движениям застигнутого врасплох рейдера. Один растопырил руки, пытаясь ухватиться за края отверстия. Оставшийся неуправляемым огнемет чихнул напоследок, обдав руку и лицо своего хозяина всепожирающим огнем.

— Одинцов! Нет! — закричал Сапсан, видя, как горящее тело исчезает под землей.

Он кинулся к товарищу, прямо через котлован, мимо пылающей пирамиды коконов. Земля и под ним ходила ходуном. Появилась нора; раб твари высунулся, пытаясь схватить второго человека своими копательными лапами. Однако не успел и скрылся под землей, давая дорогу более расторопным воинам.

Те не заставили себя долго ждать. Из-под земли выпрыгнули трое. Один воин тут же кинулся на Сапсана, схватился четырьмя конечностями за висящие на спине баки огнемета. Рейдер ловко высвободился из лямок и бросился к вездеходу. На ходу извлек из кобуры АЕК-919, более известный как «каштан», и, быстро повернувшись, дал очередь по бакам. Оставленный врагу огнемет взорвался, шар бушующего пламени поглотил двух ближайших тварей. Однако из-под земли выбирались все новые и новые. До заветного вездехода оставалось каких-то десять шагов, когда очередная нора образовалась точно под ногами Сапсана. Он провалился, но тут же выбросил вверх руки, зацепился и попробовал выползти из ловушки. Что-то с невероятной силой