«Одержимые Зоной»

- 3 -

Семецкий был одной из легенд, на которые Зона щедра не меньше, чем на аномалии. Говорили, будто он принадлежал к первому поколению сталкеров, будто добрался до исполняющего желания Монолита и пожелал то ли бессмертия, то ли славы — а может, того и другого одновременно. С тех пор его никто не видел, но наладонники сталкеров время от времени принимали сообщения о его смерти, а в локальной сети иногда появлялись стихи за подписью Семецкого. Кое-кто из первых сталкеров, которые знали Семецкого лично, ещё обретался вблизи Зоны, а некоторые и внутри неё, и вроде бы они могли порассказать много интересного — но разговаривать с ними было то ещё удовольствие. Либо многолетнее пребывание в аномальном поле серьёзно попортило им мозги, либо все они врали напропалую, но рассказы олдовых сталкеров никогда не сходились между собой. Так что Кайман предпочитал не вникать в подробности — башня целее будет.

Зорко поглядывая по сторонам, сталкер увеличивал расстояние между собой и собачьей стаей, так что вскорости перестал слышать вой. Счётчик Гейгера у него в нагрудном кармане иногда негромко пощёлкивал, предупреждая о радиации. Детектор аномалий сталкер и вовсе не вытаскивал. На самом деле ни радиации, ни аномалий здесь практически не было. Внешняя полоса Зоны, почти курорт…

— Стой, — лениво сказали у Каймана над ухом.

За словами последовал щелчок — говоривший передёрнул затвор.

Кайман замер как вкопанный. Проклятье! Вот тебе и курорт. Как это он напоролся? И на кого? Струйка пота сбежала между лопаток, противно щекоча кожу.

— Хорошо, — одобрил неизвестный. — Теперь медленно положи винтовку на землю и подними руки. Только без глупостей!

— Мужик! — обалдело подал голос Кайман. — Какую винтовку, ёшкин кот? Ты что, не видишь, я с пустыми руками?

— Хорошо, — повторил незнакомец. — Так и стой… Э, э, куда, сука?! Стой, кому говорю!

Воздух разорвала автоматная очередь. За мгновение до первого выстрела Кайман сжался в комок, прыгнул как можно дальше в сторону и покатился по склону, ломая кусты. Страшно мешал рюкзак, но избавляться от него было некогда — в таких ситуациях счёт идёт на доли секунды. Закатившись в ложбину, сталкер остался там лежать. Молотила кровь в висках, мешая расслышать, что происходит. Лишь через десяток секунд Кайман обуздал колотящее сердце — и услышал тишину.

Никто его не преследовал. Не стрелял. Не кричал.

Шелестела трава под ветром, и это был самый громкий звук в радиусе сотни метров вокруг.

- 3 -