«Во славу Отечества! Часть 3»

- 1 -
Евгений Белогорский Во славу Отечества Часть III Глава XVI.  Размышление о будущем.

  Календарь на столе главковерха Корнилова показывал 2 сентября, когда он принял в своем походном кабинете специального посланника московского генерал-губернатора Алексеева. Его неизменный помощник генерал Духонин надолго застрял в своем оперативном отделе, тщательно вычитывая все последние сводки и сообщения, поступающие с фронтов. Готовилось новое наступление на Западном фронте и генерал от инфантерии Духонин, страстно желал, что бы и эта операция стала неприятным сюрпризом для врага. 

 - Прошу садиться господин Иванов – радушно произнес Корнилов, указывая рукой гостю на один из стульев возле своего стола. Черноволосый Иванов, именно под таким псевдонимом проходил по всем документам бывший эсдек, а ныне ближайший помощник Алексеева Иосиф Сталин, мало изменился с момента их последней встречи. Только едва заметные черные тени под глазами выдавали бессонные ночи этого трудоголика, но пока они хорошо скрывались на лице тридцатидевятилетнего мужчины.

- Я смотрю, вы не стали надевать французский подарок – поинтересовался Корнилов, окинув взглядом скромный полувоенный френч прибывшего советника.   

  - В другой раз – коротко бросил Иванов, показывая всем своим видом, что не придает слишком большого значения полученному ордену Почетного Легиона.

- Я вас внимательно слушаю – сказал Верховный – можете курить, если хотите.

  Он хорошо помнил, как часто Иванов курил свою небольшую трубку во время переговоров с союзниками, что несколько нервировало гостей. 

- Спасибо, но это чуть позже – собеседник неторопливо щелкнул зажимами своей кожаной папки, словно опытный укротитель слегка приоткрыв клетку из которой в нужное время и место должны будут выскочить бумажные тигры. 

- Я нисколько не сомневаюсь, в нашей полной победе над врагом и то, что её окончание лишь вопрос времени. Но скажите мне Лавр Георгиевич, что вы собираетесь делать после победы? – спросил Иванов, глядя на главковерха чуть прищуренным взглядом.

  По тому смущению появившемуся на лице Корнилова можно было со всей уверенностью судить, что об этом аспекте он совершенно не задумывался, ведь сейчас главное было именно победить, а там видно будет, как говаривал Буанопарт Наполеон. Однако это замешательство длилось несколько секунд, Корнилов собрался и, глядя на собеседника своими узкими глазами, быстро произнес:

- 1 -