«Левиафан»

- 3 -

Принц нахмурился, вспоминая излюбленные истории отца о воспитании гениального композитора. Легенда гласила, что наставник мог разбудить Моцарта среди ночи и устроить ему, полусонному, проверку музыкальных познаний. Но при чем тут принц Александр?

— Желаете, чтобы я сыграл фугу? — язвительно спросил он, потянувшись за брюками.

— Мысль забавная, — кивнул фейхтмейстер, — однако прошу вас, одевайтесь быстрее.

— За конюшнями нас ждет шагоход, ваше высочество, — объяснил Клопп, пытаясь изобразить улыбку на встревоженном лице. — Прихватите шлем.

— Шагоход?!

Глаза принца удивленно округлились. Ради управления этой машиной он готов был просыпаться хоть каждую ночь. Алек торопливо принялся натягивать одежду.

— Да, ваш первый урок ночного вождения, — подтвердил Клопп, подавая ботинки.

Алек надел их, вскочил и достал из шкафа любимые краги. Его шаги звонко простучали по мраморному полу.

— А теперь тихо! — приказал граф Фольгер, открывая дверь спальни и выглядывая в темный коридор.

— Прокрадемся наружу, ваше высочество, — прошептал Отто Клопп. — Правда, забавный урок? Ну прямо как у юного Моцарта!

В полном молчании они миновали зал трофеев. Мастер Клопп все так же топал и пыхтел, граф Фольгер скользил плавно и бесшумно, словно тень. За ними безмолвно следили бесчисленные портреты предков Алека — членов семьи, которая правила Австрией более шестисот лет. В лунном свете развешанные по стенам оленьи рога отбрасывали причудливые тени. Каждый шаг гулко отдавался в тишине спящего замка, и в голове принца множились вопросы.

Не опасно ли это — водить шагоход ночью? И что здесь делает учитель фехтования? Всем известно: граф Фольгер предпочитает лошадей и шпаги, но терпеть не может бездушные машины и едва переносит таких простолюдинов, как старый Отто. Ведь Клопп попал на службу не из-за знатного происхождения, а благодаря своему выдающемуся мастерству пилота и механика.

— Фольгер… — начал принц.

— Тихо, парень! — оборвал его граф.

Лицо Алека вспыхнуло от гнева. Он едва удержался от ругательства, которое неминуемо нарушило бы глупую игру в молчанку.

- 3 -