«Сожженные мосты. Часть 1. Сожженные мосты»

- 1 -
Александр Афанасьев Сожженные мосты Часть 1 Вам, может быть, однаИз падающих звЁзд,Может быть, для вас,Прочь от этих слЁз,От жизни над землёйПринесёт наш поцелуй домой.И может, на кровиВырастет тот дом,Чистый для любви…Может быть, потомНаших падших душНе коснётся больше зло.Мне страшно никогда так не будет уже,Я — раненное сердце на рваной душе.Изломанная жизнь — бесполезный сюжет.Я так хочу забыть свою смерть в паранже.Лишь солнце да песокЖгут нам сапоги,За короткий срокМы смогли найтиТысячи дорог, сложенных с могил,Нам с них не сойти.И может быть, комуНе дадим своей руки,Может, потому,Что у нас внутриВсе осколки льдаНе растопит ни одна звезда.Мне страшно никогда так не будет уже,Я — раненное сердце на рваной душе.Изломанная жизнь — бесполезный сюжет.Я так хочу забыть свою смерть в парандже.Звезда. Гр. Кукрыниксы. Сожженные мосты

Какое общение может быть у праведности с беззаконием?

И что может быть общего у света с тьмой

Это из Библии. Книги книг. Но есть и другая, новомодная поговорка. "Да, он сукин сын, но он наш сукин сын". Такова современная политика.

А ведь Господь есть. Господь все видит. И карает. Каждый из нас получает по делам его.

В двадцатые годы Персия окончательно потеряла свою самостоятельность, шахиншах Персии стал вассалом русского царя. Долгие годы Персия развивалась под русским вассалитетом — и, занятые своими Восточными территориями, мы не обращали на Персию никакого внимания. Да, наша разведка достоверно знала о творящихся беззакониях, о возведенном в ранг государственной политики насилии над подданными — но мало обращала на это внимания, исходя из принципа "все-таки он наш сукин сын".

Первый звонок прозвенел во время событий в Бейруте — большое количество боевиков было заброшено в Бейрут с территории Персии. Тогда еще можно было что-то исправить — но снова не обратили внимания, не погасили пожар, пока он тлел малыми угольками.

Потом стало слишком поздно…

30 мая 2002 года Воздушное пространство над Персией

Лена появилась как раз кстати — только я начал вспоминать. Два искрящихся хрусталем бокала на серебряном подносе…

— Мы только что пересекли границу, господин контр-адмирал. По традиции, пересекая границу нужно выпить шампанского…

Два бокала — весьма деликатный намек…

— Я подумала, что русский офицер не станет пить в одиночестве… — сказала она, словно читая мои мысли.

- 1 -