«7 дней в июне»

- 1 -
Ивакин Алексей Геннадьевич 7 дней в июне

'Такого не может быть, потому что такого быть не может'.

ТОМ ПЕРВЫЙ Пролог

— Я — крэпасць, я — крэпасць! Вяду бой! Я — крэпасць! Вяду бой!

Молоденький парнишка сухими губами касается микрофона.

— Я — крэпасць!

Его никто не слышит. Армия, которая отступает к Минску. Бойцы, которые стреляют из окон. Командир, которому перевязывают голову…

Никто не слышит.

Да и сам парнишка себя не слышит — грохот разрывов и треск пулеметных очередей.

Он просто хрипит в микрофон:

— Я — крэпасць! Вяду бой!

Хрипит, потому что хочет пить. Но воды нет уже третьи сутки. Все, что есть — относят раненым и к пулеметам. Он устал, он хочет спать. Но не может. Потому что надо хрипеть:

— Я — крэпасць! Вяду бой!

Его голос несется в пространство.

Он закрыл глаза и пытается услышать: 'Вас понял! Прием!'

Но ответа нет. И только хриплое: 'Я — крэпасць! Вяду бой!' несется через мировой эфир.

Голосу до Луны ближе, чем до штаба фронта.

Радиосигнал наверняка уже добрался до нее. Еще немного и он понесется к Марсу, к Венере, к Солнцу и Юпитеру.

Так и будет.

От передатчика до Луны — одна секунда. До Солнца — восемь с половиной минут. До Марса — двенадцать. До Юпитера — тридцать три. До штаба армии… Вечность.

— Я — крэпасць! Вяду бой!

- 1 -