«Жертвоприношение Асклепию»

Герод Жертвоприношение Асклепию

Действующие лица:

Кинна.

Коккала.

Храмовый служитель.

Лица без речей:

Кидилла, рабыня Кинны.

Место действия – святилище Асклепия на острове Косе. Действие развёртывается сперва перед храмом, у алтарного сооружения, затем в храме Асклепия. Время действия – раннее утро.

Кинна: Привет тебе, Пэан-владыка,[1] царь Трикки, Обитель чья – и Эпидавр, и Кос[2] милый! И Корониде, матери, привет тоже, И Аполлону,[3] и Гигии, длань к коей
5
Тобой простёрта, и богам, кому эти Здесь алтари посвящены, – Панакее,[4] И Эпионе[5] с Иасо, и – кто свергнул Лаомедонта град[6] и с ним чертог царский, – Махаону и Подиларию,[7] жгучих
10
Недугов исцелителям! Привет также, Отец Пэан, богиням и богам, коих Очаг твой приютил! Вы хижины бедной Глашатая примите, петуха в жертву, Да будет ваша милость! Мы живём со дня на день!
15
А то бы мы быка или свинью, жиром Заплывшую, – не петуха тебе дали За то, что ты целительной своей дланью Коснувшись нас, владыка, злую снял болесть. Ты, Коккала, от Гигии поставь справа
20
Дощечку с посвящением… Коккала: Душа-Кинна, На загляденье статуи! Ну, вот эта Чьей создана рукой? И кто её оставил? Кинна: Детьми Праксителя![8] Не видишь ты разве Имён на педьесталах? А воздвиг Эвфий,
25
Прексона сын… Коккала: Пэан, за чудеса эти К ваятелям и Эвфию благим буди! Голубка, ты на девушку взглягни эту, Что вверх глядит на яблоко – она, право, Коль не получит плод, дух испустить может!
30
На старика на этого взгляни, Кинна! А гуся-то. о Мойры, мальчик как душит! Не знай я, что стоит передо мной камень, Подумала б, что гусь загоготать сможет! Наверняка со времени живут люди
35
И в камни жизнь вливать… Ты посмотри, Кинна, На статую Баталы, – знаешь, дочь Митта – Так и плывёт она! Кто не видал девы, На образ взглянет, и, поверь, с него хватит! Кинна: Пойдём, душа, тебе я покажу диво,
40
Какого отроду ты не могла видеть… Служителя поди, Кидилла, к нам кликни. Тебе я говорю? Раскрыла рот, дура, И до того, что говорю, ей нет дела! Стоит и на меня, как рак, глаза пялит!
45
Иди, – служителя, я говорю, кликни! Обжора! От тебя ни в праздник нет толку, Ни в будни, но всегда ни с места, как камень! Клянусь тебе, Кидилла, этим вот богом, – Серчать я не хочу, но ты меня сердишь!
50
Клянусь, я говорю: настанет день оный, Когда почешешь ты затылок безмозглый! Коккала: Не всё ты слишком к сердцу принимай, Кинна: Она – рабыня, на уши ей лень давит! Кинна: День занялся, – и толчея сильней стала…
55
Эй, ты, ни шагу, уж открыли дверь храма, Завесу подняли… Коккала: Душа моя, Кинна, Какие чудеса! Наверно, ты скажешь, Что это всё – второй Афины рук дело. Привет владычице! Коль вон того тронуть
60
Нагого юношу – получит он ранку! Не видишь ли, с какою теплотой, Кинна, Трепещет на картине всё его тело? Ухват серебряный! Сам Патекиск с Миллом,[9] Сыны Ламприона, не отвели б взора,
65
Решив, что вправду он из серебра сделан! И бык, и повадырь, и женщина с ними, И горбоносый муж, и тот, с кривым носом, – Не правда ли, что жизнью все они дышат? Когда б мне женский стыд мой не мешал, я бы
70
Визг подняла, – а что, как бык бодать станет? Уж больно, Кинна, он косит одним глазом! Кинна: Да, верно, Апеллес Эфесский[10] всё может, Удачливая у него рука. Трудно Сказать о нём: «Он то постиг, но не это».
75
Кто так подумал бы, тот и богов, верно, Не чтит. А кто без восхищенья посмотрит На самого творца и на его вещи, В валяльне тот висеть вниз головой должен. Храмовый служитель: Благоприятны жертвы ваши, – в них виден
80
Большой на улучшение намёк; бога Никто так ублажить не мог, как вы, жёны. Ио, ио, Пэан, о милосерд буди За жертву дивную и к ним и к их близким. Будь то мужья их иль родные им люди!
85
Ио, ио, Пэан, пусть так оно будет! Кинна: Да будет, величайший! И пускай снова Мы в полном здравье с жертвою придём большей, С мужьями и с детьми! У петуха ножку Ты, Коккала, отружь, и не забудь в руки
90
Служителю отдать, и в пасть вложи змею Лепёшку, – набожно, и омочи в масле Пирог священный, а остатки мы дома Отведаем… Да, не забудь взять «заздравье»! Пусть даст! Но дай и ты, что нужно, – чем больше
95
От жертвы дашь, «заздравье» дастся тем больше!

Примечания

1

Пэан – исцелитель, здесь бог Асклепий. Трикка – город в Фессалии (ныне Трикала), славившийся своим храмом Асклепия.

(обратно)

2

2 Эпидавр – приморский город в Арголиде. В Эпидавре был храм Асклепия. Кос – один из Додеканесских островов.

(обратно)

3

3–4 Коронида и Аполлон – родители Асклепия.

(обратно)

4

4–7 Гигия, Панакея и Иасо – дочери Асклепия.

(обратно)

5

7 Эпиона – дочь Геракла, жена Асклепия.

(обратно)

6

8 Лаодемонта град – Троя. Лаодемонт – троянский царь, отец Приама.

(обратно)

7

9 Махаон и Подалирий – сыновья Асклепия, упоминаемые в «Илиаде» как участники похода греков против Трои.

(обратно)

8

23 Дети Праксителя – Тимарх и Кефисодот, известные ваятели, чьи произведения украшали храм Асклепия на острове Косе.

(обратно)

9

63 Патекиск и Милл – по всей вероятности, знаменитые грабители.

(обратно)

10

72 Апеллес Эфесский (356–308 до н. э.) – величайший греческий живописец, который учился и некоторое время работал в Эфесе (Малая Азия).

(обратно)