«Сирена и Виктория»

Harry Games
Галин Александр

Галин Александр

Сирена и Виктория

Комедия в двух действиях

Посвящается Альберту Клочихину

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Сирена

Виктория

Константин

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Гостиная в квартире Сирены. Бьют кремлевские куранты, отчего можно догадаться, что Красная площадь где-то очень близко. У раскрытого рояля Виктория. Звучи Чайковский. Сирена слушает ее, сидя за большим, обильно сервированным на две персоны столом.

Сирена. Виктория, а разве глагол «быть» и глагол «иметь» не одно и тоже. Если я есть, в настоящем времени, нет… скажем, в прошедшем времени - я была, то я ведь обязательно что-то имела… в прошедшем…

Виктория. Это разные глаголы…

Некоторое время звучит музыка.

Сирена. Ты знаешь… Виктория, женщине идет сидеть за роялем, мне что-то в этом мешает… Когда он по барабану колотушкой бухает, мужчина, я не возражаю. Я, когда вижу, что мужчина вяжет или там… на пяльцах вышивает мужчина, - меня с ног до головы передергивает. А что ты исполняешь?

Виктория. Композитор Чайковский… из цикла «Времена года».

Снова звучит музыка.

Сирена. Ну, слава Богу, хоть услышала, как инструмент этот звучит. Мне дизайнер сказал: поставь в это угол рояль… Хорошо стоит инструмент, как ты считаешь?

Виктория. Хорошо. Знаете, что мне больше всего нравится у вас в квартире, Сирена? Слышны кремлевские куранты…

Сирена. У меня и звезды кремлевские видны. Подойди к шторке - отодвинь…

Виктория (подходит, стоит у окна). Действительно, видны… И как близко…

Сирена. Я эту квартиру по такой извилистой цепочке меняла - половину Москвы из коммуналок выселила… А начала я путь к сердцу державы из ближнего Подмосковья…

Виктория. Сегодня познакомилась с одной африканской принцессой. Мне позвонили из центральной конторы банка, попросили помочь с переводом… сказали приедет принц и принцесса…

Сирена. Африканская принцесса?

Виктория. Африканская. Я вышла их высочества встретить с управляющим отделением. Девочки, конечно, работу забросили, выскочили посмотреть на принца. Принц - просто чудо! Как в кино… В белом костюме… На голове куст мелких кудряшек, высокий лоб… пальцы длинные, с розовыми ногтями, детские губы, такие… припухлые и выражение лица такое, как будто его кто-то обидел… Принцесса? Ну что вас сказать? Родилась на станции Лозовая…

Сирена. Ага! Видать ей, бедной, так в Лозовой приперло, что девушка на черном континенте оказалась…

Виктория. Она была так возбуждена - им не хватило на покупки денег… Не успели зайти в магазин, как у принца кончились наличные, а было тысяч десять долларов. Она так за нас радовалась - правильно, говорит, трясите их, козлов…

Сирена. Ну так у Лозовой-то губа, знаешь, какая?! О-о!

Виктория. Представляете? - так сказать о собственном муже! Он по-русски ни одного слова не понимает. Она такая патриотичная, все время мне подмигивала, а ему говорила: колись, милый, колись…

Сирена. Принцесса! А мать ее, наверно, стоит в Лозовой, до сих пор арбузами торгует. Правильно нам Вовик накаркал: кто был ничем - тот станет всем. А такие вот, как ты… доктора наук… должны теперь прислуживать принцессам со станции Лозовая. За это и выпьем! Выпьем-ка мы еще водочки, милая моя! Водочка - она все расставляет на свои места. Сглаживает углы, углы выравнивает, она углы округляет…

Виктория. Нет-нет. Мне больше не наливайте. Я вас прошу, давайте продолжим занятие… Перерыв окончен.

Сирена. Ты меня учи и тоже давай закусывай… Закусывай-закусывай. Я тебя слушаю…

Виктория. Мы с вами изучаем глаголы… Мы начали наиболее употребляемых и важных глаголов английского языка: глагола «быть» и глагола «иметь»…

Сирена. Быть и иметь… Ты почему не допила? Я же тебе и так половину рюмки налила…

Виктория. Вы мне должны были проспрягать эти глаголы в трех временах… Времена какие у нас бывают? (Пауза.) Ну-у… Настоящее… время…

Сирена. Настоящее.

Виктория. Прошедшее…

Сирена. Прошедшее. (Выпила.) О, хороша… Молодцы финны!

Виктория. И-и?

Сирена. Подожди, Виктория… ты сама-то тоже выпей…

Виктория. И будущее… Пожалуйста, глагол «пить»?

Сирена. Нашла, что спросить! Это-то слово я знаю. Ты меня ночью подними, я тебе спросонья отвечу: дринк.

Виктория. Глагол пить в прошедшем, в настоящем и в будущем… времени…

Сирена. Значит, что я должна сказать? Подожди, я сначала скажу то, что ты просишь по-русски. Я пила. Пью и буду пить. Я употребляла… имела… дринк... вчера, в прошедшем. Если я вчера пила, то сегодня время пришло опохмелиться. Я пью. Вот я пью. Пью в настоящем времени. Если я пью в настоящем времени, то завтра мне снова придется опохмеляться, - я буду пить в будущем! Я тебе налила и себе дай я еще налью… Вика… я опять должна начать с настоящего времени, иначе у меня нарушается связь времен…

Виктория. Зачем же все время пить водку? Опять вы меня заставляете пить водку. Я к вам перестану приходить, вы меня спаиваете!

Сирена. Выпей-выпей. Она, милая, грудь мягчит, карман легчит и ногам покоя не дает…

Виктория. Нет, мне не наливайте. Я хочу покоя.

Сирена. Слушай, мы с тобой с прошлого занятия на «ты» перешли. Мы с тобой три раза уже пили на брудершафт…

Виктория. Хорошо. Сирена, пожалуйста, не наливай мне…

Сирена. Рано, рано, девушка, на покой-то собралась. Сейчас столько возможностей для жизни, столько соблазнов…

Виктория. Не наливай мне… я же прошу! Все прошлое занятие мы пили… с тобой, предыдущее… тоже…

Сирена. Я имею право поужинать… с подругой. Мы же подруги теперь!

Виктория. Не наливай…

Сирена. Нет, ты скажи мне - мы теперь подруги?

Виктория. Подруги…

Сирена. Ты мне очень нравишься, Виктория…

Виктория. И ты мне нравишься, Сирена…

Сирена. Вика… я очень верный человек…Меня много раз предавали. Я - никого… Я очень верный человек, чтоб ты знала!

Виктория. Не наливай…

Сирена. Ну я разве много наливаю? Смотри, я себе налила в два раза больше… Я хочу сказать, Виктория... Это хорошо, когда у женщины есть настоящая подруга… подруга, она все выслушает. Вот я тебе все могу про себя рассказать…Но я дальше скажу: когда близкий друг… есть у женщины, это тоже хорошо, а два друга - еще лучше.

Виктория. Как будет по-английски подруга?

Длинная пауза.

Боже мой! Как не стыдно! Такое распространенное слово…

Сирена. Скажи первую букву.

Виктория. Пожалуйста: подруга!

Сирена. Герлфренд!

Виктория. Друг?

Сирена. Френд!

Виктория. Молодец!

Сирена. Один френд - хорошо, а два френда - в два раза лучше.

Виктория. Не знаю… Не убеждена. Подруги у меня никогда не было…

Сирена. Подруга у тебя теперь есть! И друг еще будет… Еще не вечер.

Виктория. Подруга дней моих суровых…

Сирена. Да ладно! Суровых… И не такое наши матери перемогали. Ну, давай выпьем… Давай-давай…

Выпили.

Ну, видишь, как она хорошо у меня пошла. Послушай, а куда это ты так нарядилась?

Виктория. Как?

Сирена. Как на праздник.

Виктория. Ты тоже сегодня… прекрасно выглядишь.

Сирена. Я нарядилась, потому что тебя ждала. Потому что гость не дешевый у нас будет. Гость будет дорогой. А ты-то тоже нарядилась!

Виктория (грустно). Традиция: наступил конец недели. Я так всегда одевалась по пятницам… в преддверии субботы. Меня так приучил муж. Я так любила пятницы за эти вечера… Такого рояля у нас не было, но было старенькое мамино фортепиано… Приходили друзья… (Вернулась к роялю. Играет.)

Сирена. Опять слезы?

Виктория. Ничего нет… никаких слез…

Сирена. Теперь что играешь?

Виктория. Опять Чайковский. Опять «Времена года». «Октябрь».

Сирена. Я тебе сказала: имя его в моем доме не упоминать! Не надо «Октябрь» играть - на дворе весна…

Виктория. Я имени его не упоминала…

Сирена. Пей.

Виктория. Как много ты мне налила.

Сирена. У меня рука такая. Ну давай-давай…

Виктория вернулась к столу. Выпили.

Приучил, а сам ушел к молодой - видать необученную нашел. Учитель! Вот она, обратная сторона свободы-то! Все у нас теперь стали смелыми и свободными. Раньше мы твердо знали, что номенклатура жен не бросает. Если ты набрела в потемках на женатую номенклатуру - не трать время, перейди на другую сторону…

Виктория. Во-первых, не он меня бросил, а я от него ушла.

Сирена. И молодец, что ушла. Молодец! Терпеть кобеля в собственном доме! Ничего, у тебя будет возможность вот так одеваться н только по пятницам. Он там скоро не то что локти свои искусает - он колени свои глодать будет, что такую бросил. Молодая-то денежки любит. Как у него денежки кончатся, она ему молочко-то на ночь кипятить перестанет…

Виктория. Сирена, ты знаешь, что я поняла? Любовь проходит. Ведь он меня когда-то любил. И я его когда-то любила…

Сирена. Чтоб при мне этого больше не говорила! Чтоб не смела вслух больше произносить этого слова! Не заводи меня! Ты хочешь, чтобы я сейчас какую-нибудь вазу разбила?! Знаешь, почему мой муж вдруг года три назад опять объявился? Я стала командиром… стала ворочать миллионами - вот он о любви и вспомнил. Он, скот, как Папа Карло, строгал буратин по всей России, в то время когда я вдвоем с матерью, у которой базедова болезнь, мыкалась по подвалам. Я его так встретила, что он до сих по друзьям деньги занимает на врачей! Да они слезинки нашей не стоят! Да разве я могу допустить, чтобы такая изысканная… женщина… моя лучшая подруга, вот так вот слезы лила?! Тоже мне большая потеря - муж! У меня были всю жизнь не мужья, а пьяные придурки... и ворье гундосое, и я не плакала…

Виктория. Нас развела жизнь.

Сирена. Ничего! Ты без него не пропала!

Виктория. Ему надо было… идти во власть. Я знала… чувствовала, что нам придется дорого заплатить за это. Все в институте меня возненавидели: я стала женой заместителя министра. Я ведь никого локтями не расталкивала. Я многим помогала. Он не выдержал, он стал там с ними пить… у него появилась первая интрижка, другая. Он как будто стал мстить мне… открыто мне изменял… Он мне сказал честно: я тебе не завидую, но по-другому не будет. Я не жил… прозябал… теперь хочу пожить. Он мне предлагал деньги, чтобы я закрыла на все глаза. Какой я ужас пережила! Наконец, я ему сказала: «Ленечка, я больше не могу, ты теперь не мой муж. Тот человек, которого я любила, умер… Детей у нас нет… Ты мне ничего не должен…»

Сирена. И он тебе денег не дает?

Виктория. Я не возьму деньги. У него молодая жена! Они живут в безумной роскоши. Он мне позвонил на мой день рождения… опять предложил деньги. Я ему сказала: «Ленечка, один мой студент… работает в банке, и он о случая к случаю приглашает меня переводить своему руководству на переговорах. Я взяла учеников, я не бедствую…»

Сирена. Не надо! Не надо строить из себя старушку Изергиль! Банкир этот тебя мне так рекомендовал: без нее, говорит, не проходит ни один зарубежный контракт! Это выражение мне запало. Вот как мне сказали про тебя!

Виктория. Я продаю свои знания удачнее, чем многие мои коллеги… которые изучают резкие языки, например. А Лене просто повезло. Он изучал экономику капитализма. Пришел капитализм - и его знания понадобились. А я помогала ему с английским. Ему нравилось, как звучат слова: маркет… брокер… риэлтер…

Сирена. Риэлтер - это я…

Виктория. Нет времени для науки. Но зато я не бедствую: сейчас всем потребовался английский…

Сирена. Правильно. И мне потребовался…Что делать, если в нужное время меня отец с матерью за парту не усадили! Я в молодости все со шпаной, да со шпаной…

Виктория. Эта его новая жена… оказалась умнее. Она сразу ему родила… Только в этом я ей завидую… Завидую ей!

Сирена. Не надо завидовать! Вот я никогда никому не завидовала в жизни. Единственно, кому я завидовала, это Анжеле Дэвис - так мне ее прическа всегда нравилась! Я себя постоянно под нее завивала. В лучшие годы у меня голова достигала таких размеров, что я в такси прогнувшись ездила…

Виктория. Все во мне разрушает эта проклятая зависть! Ты знаешь, я не буду больше водку. Хватит. Мне больше не наливай, иначе я опять напьюсь с тобой. Плохое у нас сегодня занятие…

Сирена. Ну что я могу предложить? Коктейль «Анатолий»?

Виктория. Это что?

Сирена. Джин с Толиком!

Виктория. Пожалуйста, не наливай мне ничего… джин я не хочу!

Сирена. А Толика хочешь? По глазам вижу, что хочешь!

Виктория. Опять ты начинаешь

Сирена. Хорошо. Toгдa между нами заключается джентльменский договор: ты эту пропускаешь, а я ту выпью. Но следующую ты со мной тоже выпьешь.

Виктория. Мы с тобой не можем заключать джентльменских соглашений… Мы не джентльмены... Мы леди.

Сирена. Это ты у нас леди, а я... пока еще джентльмен...

Виктория. Ты тоже леди... Как будет «договор»?

Сирена. Подскажи первую букву.

Виктория. Ты так и будешь своих собеседников просить подсказать первую букву? Мы это слово изучали. (Пауза.) Буква «а»...

Сирена. Apгyмeнт...

Виктория. Агримент...

Сирена. Значит, агримент заключается между... двумя... как бы сказать покультурнее? Между двумя дамами…

Виктория. Можно сказать так: две пьяные леди договорились...

Сирена. Tак, значит, если мы уже пьяные, то я перехожу к главному номеру сегодняшней программы. Сядь покрепче, слушай меня. Приготовила я сюрприз. Думала я, думала: чего тебе не хватает в жизни? Ты знаешь, как я тебя полюбила. Я тебя предупредила, что сегодня у меня в гостях будет... молодой Козерог.

Виктория. Кто?

Сирена. Это сюрприз... подожди, все по порядку...

Виктория. Какой сюрприз?

Сирена. Козерог. Ему я сказала: ко мне придет моя подруга Виктория... Сказала, что ты, Козерог, сегодня встретишься на моей территории с моей подругой… зовут ее Виктория...

Виктория. Да... ты мне что-то вчера говорила по телефону про какого-то Козерога. Это опять кто-то из твоих друзей?

Сирена. Ты слушай...

Виктория. Сирена. Я тебя уже один раз послушала. Я так же была слегка пьяна. Ты меня уговорила. Ты мне уже один раз прислала... жениха. Больше делать этого не нужно... Давай продолжим занятие...

Сирена. Подожди! Ну и почему у вас не получилось? Я не могу понять!

Виктория. Начнем с того, что этот мужчина не оказался гигантом, как ты мне его представляла. На фото, которое ты мне показала, он не выглядел таким щуплым. Он появился на каких-то громадных, просто немыслимых ортопедических каблуках, в высокой шляпе. И все равно он достал мне гдe-тo до середины уха. Потом, его фамилия...

Сирена. О Господи! Да что за ужасы такие?! Да какая же такая фамилия?!

Виктория. Он пришел, в три приема забрался на кресло, утонул в нем и говорит: «Моя фамилия Куль».

Сирена. И что?

Виктория. Куль! Товарищи за глаза называют Кулек...

Сирена. А из-за чего же страдать-то так было? Ну Куль и Куль... какая разница тебе?

Виктория. Ты смогла бы жить с Кульком?

Сирена. Ты не права. Не права! Ты сама мне говорила: главное, что у человека внутри. Ты знаешь, какие у этого Кулька миллиарды? Одна моя подруга встретила мужчину с очень похожей фамилией... и она не страдала, как ты. А уж он-то точно не страдал... Фамилия его была Пакет…

Виктория. Пакет - это все-таки не Кулек. Это совсем дpyгoе дело! Пакет... Это даже красиво... А имя какое было у Пакета?

Сирена. Имени я не запомнила, только фамилия врезалась в память. И ничего. Подруга, была очень им довольна. Потом у другой подруги был француз по фамилии Де Билл. Пишется фамилия Де Биль, а произносится - Дебил. Ну и так что с того? Мне его так и представили, сказали: его зовут Де Билл, в переводе на русский - дурак. А он был поумней многих наших. Ой нет, какой же он француз?! Де Бильчек-то наш испанцем был… Да-да! И ничего, подруга мне рассказывала; ничего. Особенно, пополам с мадерой… Вот она меня обучила, как надо мадеру пить. Когда она меня с ним познакомила… они уже до того мадерой увлеклись, что у него уже все визы были просрочены, чемоданы у него украли. Вот что мы обязательно должны с тобой попробовать сейчас, так это мадеры…

Виктория. Все! Мне больше ничего не наливай…

Сирена. Вот ты сейчас выпьешь мадеры и скажешь мне: какая ты дура была, что от нее отказывалась! (Выпила. Ждет, пока выпьет Виктория.) Ну, права я была?

Виктория. А у этого Кулька еще ко всему прочему имя - Герасим. Герасим Куль… И до ушей не достает…

Сирена. Ну, милая моя, откуда в тебе вдруг с годами напыщенность такая? Да если он не Кулек и не Герасим, то его, знаешь, какая злая Муму держит на коротком поводке, если он не Герасим?

Виктория. Мы расстались немедленно, как только я услышала его имя!

Сирена. Ну и дура! Дура! И ходи одна, плачь по своему армянину…

Виктория. Какому армянину?

Сирена. Ашот - тот тоже год уже как от своей бабы в бегах…

Виктория. Ашот?

Сирена. Подожди… Ашот, знаешь, где?

Виктория. Да что за Ашот к тебе прицепился?

Сирена. Ой! Ашот-то знаешь, где сейчас?

Виктория. Я не знаю… Может быть, ты все-таки наливаешь себе слишком много?

Сирена. Если бы я себе наливала нормально, я бы раньше про него вспомнила… Ой, ой! Мне же Ашота надо встретить у Большого театра и отвести показать Валькиной гадалки квартиру. (Пауза.) Забыла… Ашота встретить! Я Валькиной гадалки вторую квартиру, которая за Петровским Пассажем, должна показать… Ашоту… партнеру своему…

Виктория. Какая гадалка?

Сирена. Ну это такая боевая гадалка! Она эту квартиру сдавала бурятам, те там сначала оленину коптили… потом они так друг друга порезали, что из четырех бурятов набрали только на два с половиной… Ты знаешь, как она Ашота-то моего приворожила?

Виктория. Валька… гадалка. Сирена, ты всегда в каких-то историях!

Сирена. А ты думаешь легко в отечестве нашем свободном деньги делаются? Я раньше бегала по Москве, как чумовая с языком на плече, но я ничего не боялась! А теперь не знаешь, то ли тебя клиенты подорвут… то ли расчленят…

Виктория. Что ты на меня так смотришь?

Сирена. Вика… Ашота-то я не встретила… Забыла и не встретила… Ну и черт с ним, с барыгой! Пусть стоит! У нас с тобой такой изумительный вечер намечается впереди…

Виктория. Нет! Мне больше не наливай. Пожалуйста - глагол «быть»!

Сирена. Да это же… мадера… Это мадера!

Виктория. Здравый смысл, Сирена, мне подсказывает отказаться и о мадеры.

Сирена. А ты его не слушай… ты пропусти смысл мимо ушей…

Виктория. Здравый смысл мне подсказывает: семейная жизнь больше не для тебя, Виктория! Не для тебя! Все! Пожалуйста… глаголы…

Сирена. Никуда ты не денешься…

Виктория. Это же не шутка. Сирена, мы с тобой выпили, мы шутили, болтали о мужчинах. Я не знала, что мне предстоит встретиться с какими-то кульками и козерогами!

Сирена. Да не съест он тебя, козерог! Не съест.

Виктория. Козерог - это что, его кличка? Или тоже фамилия?

Сирена. Только ты не падай раньше времени, держись за что-нибудь. (Достает газету, читает.) «Позови, и я приду. Исполню все твои тайные фантазии. Результат гарантирую. Молодой Козерог».

Виктория. Я не поняла…

Сирена. Козерог придет… и все исполнит…

Виктория. Что исполнит?

Сирена (читает). «Позови… Исполню… все твои тайные фантазии». Тут телефон… Ну я и позвонила…позвала!

Виктория (поражена). Ты позвала?

Сирена. Позвала…

Виктория. Этот Козерог… Подожди. Он сюда придет?

Сирена. Придет. К тебе…

Виктория. Ко мне? Ты что с ума сошла?! Прости, пожалуйста!

Сирена. Почему? Позвонила по его телефону…

Виктория. Ты с ума сошла!

Сирена. Перезвонил он не сразу… Три дня, может быть, прошло… Потом вдруг он звонит, сразу с места в карьер: заранее говорю вам свою цену в долларах… Я молчу, потом прикидываюсь дурочкой: а сколько это на наши рубли? А он так это сухо: если вам цена не подходит, я вешаю трубку. Я сказала: милый, да если ты нам подойдешь, мы за ценой не постоим!

Виктория. И он приедет сейчас сюда?

Сирена. Не бойся…

Молчание.

Виктория. Зачем он придет?

Сирена. Как зачем? Ну…

Виктория. Зачем?

Сирена. Исполнит фантазии… тайные…

Виктория. Нет... это уже без меня! Ты что? Ты даже не знаешь, кто он такой?

Сирена. Он мне не рассказал, какой он… Я по голосу не буду тебе его описывать - на вкус и цвет товарищей нет. Посмотришь сама - увидишь! Тебе решать!

Виктория. Я увижу?

Сирена. Я ему сразу сказала: молодой человек, спасибо за ваше предложение и отзывчивость, у меня в данное время никаких фантазий нет. Все что мне в голову приходит, я, значит, очень быстро забываю. Забот по бизнесу много… Есть у меня для фантазий придурок одни, но он денег с меня не берет. Обходится он мне намного дешевле. Считай, всего две бутылки водки: одна на вечер, другая на утро. Да и какие, говорю, фантазии в зрелые годы! А помочь ты можешь исполнить фантазии моей подруге, доктору филологических наук Виктории Станиславовне Павелецкой. Она живет в основном духовным. Из развлечений может себе позволить только в церковь сходить. Она еще полная сил и замыслов. Ей это сейчас нужно. От нее год как ушел муж. Она на стену лезет…

Виктория. Ты назвала ему мое имя?

Сирена. Назвала! Не бойся! А чего ты боишься? Сказано: разрешено все, что не запрещено. У него все же официально, он же через газету себя предлагает. Не ты одна эту газету купила. Есть спрос - есть предложение. Ты же сама это лучше меня знаешь. Конечно… надо еще посмотреть, стоит ли он денег…

Виктория. Денег?

Сирена. Ладно! Не ужасайся. Бесплатно теперь только кукушка кукует.. Видишь, ты час уже как пришла, а его нет. Видать, работает…

Виктория. Работает? Этот козерог придет сюда работать?

Сирена. Работать! Ну и что? У нас с тобой до этого дня была все только самодеятельность. Давай мы с тобой посмотрим и на профессионалов… Куда ты?

Виктория. Я хочу уйти…

Сирена. Стой!

Виктория. Пусти меня!

Сирена. Вика! Вика! Да никто тебя не тронет. Мы просо поболтаем с ним. Скажем: извини, парень, фантазий сегодня нет, ты выпей с нами… водочки, а то такая тоска, сидят уже который вечер две дуры и пьют без мужиков…

Виктория. Все начинается с твоих графинчиков. Я прихожу к тебе заниматься языком, а ты меня сначала спаиваешь, а потом втягиваешь в какие-то дикие истории: присылаешь кульки, потом вызываешь по телефону козерогов!

Сирена. Кто первый газету эту поганую мне показал? Кто газету принес?! Там, знаешь, сколько там таких объявлений!

Виктория. Я не собиралась никому звонить… Я купила просто так, из-за этой ужасной фотографии на обложке. Я очень любила эту актрису… я ценила ее талант… Ты не представляешь, как она когда-то читала «Стихотворения в прозе» Тургенева! Я, когда увидела ее тело на фотографии, я глазам не поверила… Мне стало больно… Я заплакала! Она открывала свои тайны... всем… не одному мужчине на свете, а всем!

Сирена. А ты все берегла свои тайны и берегла, и каков результат?

Виктория. Сирена! Я читаю ее интервью - и у меня дыбом встают волосы… Она делится с читателем такими подробностями…

Сирена. Она делится подробностями, а тебе и поделиться-то нечем!

Звонок входной двери.

Ты чего дергаешься так?

Виктория. Кто это?

Сирена. Успокойся…

Виктория. Я спокойна…

Сирена. Милая моя. Глянь, руки у тебя трясутся… Глаза в разные стороны разбегаются.

Виктория. Разве у меня трясутся руки? Действительно… странно… Я не понимаю… почему они трясутся! Вы подумайте! Никогда руки не тряслись…

Сирена. Возьми что-нибудь… На вот пачку сигарет… возьми подержи.

Виктория. Зачем?

Сирена. Займи руки чем-нибудь.

Виктория. Я не курю… зачем мне держать в руках сигареты?

Сирена. А ты закури. Закури-закури. Встреть его с сигаретой!

Виктория. Не открывай дверь. Если не хочешь, чтобы я ушла отсюда через окно, не открывай!

Сирена. Это седьмой этаж-то! Какое окно! Ну ты что с пачкой сделала? Дай сюда!

Виктория. Стой! Пожалуйста, не надо ему открывать!

Сирена. Если ты дурочка, то зачем же из меня дурочку делать? Да ты что?! Что с тобой?! Он же не зубы рвать пришел!

Виктория. Не смейся! Я серьезно… я требую!

Сирена. Он что, тебя убивать пришел? Пусти… Я же с человеком договорилась…

Виктория. Тогда иди и скажи ему, что мы от его услуг отказываемся…

Сирена. Ну мы так и скажем сейчас ему: фантазий у нас нет. Пусть он сначала-то хоть войдет…

Виктория. Это ты ему скажешь сама! Без меня… (Идет в соседнюю комнату.)

Сирена (у двери, громко). Будешь сидеть там, как мышка?

Виктория (из-за двери). Я предупредила тебя: я не выйду!

Сирена (у двери). Ну хоть краешком глаза на него посмотри…

Виктория (из-за двери). Меня здесь нет! (Уходит.)

Сирена выходит и возвращается в К о с т е й. На вид ему лет сорок.

Бедно одет. Вид странный. Смотрит печально.

Константин. Забыл спросить, как у вас с обувью?

Сирена. А-а?

Константин. Снимать…. мне обувь?

Сирена. Обувь? Не знаю… вы сами решайте, когда что будете снимать…

Константин. Ботинки чистые… ну… давайте я сниму…

Молчание. Костя снимает обувь.

Сирена. Вы… действительно будете тот самый… по объявлению? С которым я говорила?

Константин. Тот самый. Зовут меня Константин Николаевич.

Сирена. Константин Николаевич. Это я, значит… с вами по телефону… значит… говорила?

Константин. Со мной. А иначе как бы я к вам попал? Что вы с таким недоверием на меня смотрите?

Сирена. Значит, это вы?

Константин. Значит, это я…

Молчание.

Сирена. Ну-у… проходите-проходите. Значит… ну тогда… что же мы стоим? Садитесь.

Константин. Спасибо.

Сирена. Значит… милости просим… садитесь…

Константин. Куда?

Сирена. А куда хотите... Если вы устали с дороги тогда во кресло… отдохните. Вы… значит, и есть тот самый… А я, значит.. буду тем самым доверенным лицом… доверенное я лицо… этой… той самой особы, о которой я с вами говорила… по телефону. Извините, я мадерки глоток выпью: язык к нёбу присыхает… А вы мадерки не хотите?

Константин. Водички, если можно…

Сирена. А почему же нельзя? Вам здесь сегодня все моно… Пожалуйста… Вот я в этот вам фужер налью…

Константин. Спасибо. Жарко сегодня было очень…

Сирена. Говорят, на завтра опять жару нам обещали синоптики…

Константин. Да… жарковато для весны…

Сирена. Конечно, жарковато. Весна горячая… весна просто сбесилась… Ездила на дачу: черемуха-то уже в цвету - а холодов нет. Может, вы… того… перекусить… хотите?

Константин. Спасибо. Я перекусил… У вас напротив купил в киоске пиццу. Теперь вот пить хочется. Водички я бы еще выпил…

Сирена. Пожалуйста-пожалуйста. Зачем же вы из киосков ели-то? Что же мы такого мужчину не накормили бы? Еще водички?

Константин. Нет… спасибо.

Молчание.

Я готов… работать… Куда идти?

Сирена. Ну подожди… Подожди. Дай в себя-то прийти… Я такой редкой профессии мужчину первый раз вижу… Мы пока еще даже с тобой на «ты» не перешли…

Константин. У вас какая порода?

Сирена. У меня какая порода?

Константин. Кого обрабатывать будем?

Сирена (волнуясь). Если ты про меня спросил, то я - беспородная: торговля-матушка. Были фрукты-овощи… Была мебель. Теперь риэлтер я. Вот… квартирки… продаем. Маркет уже не тот, что пару лет назад… Раньше я по три-четыре агримента в день делала. А теперь клиент стал дурить. Ну, а может, чайку, Константин... согреть? Или давай, может… водочки… тебе выпить, для разогрева? И мне как-то легче будет… с тобой разговаривать…

Константин. Спасибо. Чайку бы крепкого я выпил… Ехал сейчас к вам на метро и заснул…

Сирена. Тратишь себя без остатка, значит… на работе-то. Не отдыхаешь…

Константин. С отдыхом есть проблемы…

Сирена. Ну так, может, ты немного подремлешь? Пойдем покажу тебе кроватку.

Константин. Кроватку? Нет, спасибо…

Сирена. Устал, значит? Мы у тебя что, не первые сегодня?

Константин. Вы у меня… третьи…

Сирена. Вообще-то нам Вовик советовал: во всем надо быть первым… На будущее учтем… как ты много работаешь.

Константин. Я в институте работаю…

Сирена. Ты своим занятием… в свободное от работы время занимаешься? Понятно. А в основном, ты научный работник? Ну расскажи-расскажи про себя…

Константин. Лучше вы мне покажите, с кем придется работать и где?

Сирена. Где? Я не знаю… Ну, а где ты в основном… предпочитаешь… работать?

Константин. Мне все равно. У вас балкон есть?

Сирена. Балкон? Ну, есть…

Константин. Соседи возражать не будут, если к ним в окна шерсть полетит? Но ветра, вроде, нет…

Молчание.

Сирена. Ну, Константин… ты… силен… Ничего не скажешь… Дай-ка я еще мадерки выпью…

Константин. На кухне… можно, в коридоре… Мне все равно. Главное, чтобы вам было удобно…

Сирена (волнуясь). Ну, а ты… где… посоветуешь?

Константин. Решайте это вы…

Сирена. Значит, я тебе до этого говорила, что… общаться ты сегодня будешь не со мной… Я тебе всего не хотела объяснять по телефону. По телефону, конечно, у меня такого сильного впечатления не было, а сейчас, Константин… ты знаешь… ты меня заинтересовал…

Молчание.

Значит, теперь можно за деньги такого вот ценного помощника в жизни… получить?

Константин. За деньги теперь все можно…

Сирена. Эх, если бы так! За деньги живой зуб-то не вырастете и третья нога не отрастет… Извини… если я чего не то скажу. Я, Костенька, выпила сегодня…

Константин. Это я понял…

Сирена. Какая улыбка у тебя добрая… Глаза… какие хорошие. Ты извини меня. Очень сейчас напряженная жизнь - не каждый мужик выдержит, а я женщина. Кругом такое страшное ворье… В какое темное время живем! Вечером приходится расслабляться. Ну какой ты интересный оказался! Балкон, говоришь? Чего нам соседей-то бояться: он у меня застеклен… балкончик-то…

Константин. Очень хорошо…

Сирена. Только у меня там… склад боеприпасов… на случай очередного передела собственности… Канистр семь спирта… Покрышки со старой машины там: я их еще не продала… У меня сейчас «Ауди», а до этого я три года на нашей «Волге» ездила… Ты меня извини… ладно? Не скажу, что ты… конечно, Аполлон Бельведерский. Сначала ты меня разочаровал. Ты, когда у двери-то там позвонил, увидела тебя в «глазок», думала, какой-то агитатор пришибленный: очки, портфель. Это ты, значит, под научного работника косишь? Под доцента? Как в фильме про шпионов?

Константин. Веселый вы человек…

Сирена. Я очень веселый… Ты меня раньше не встретил… Анжелу Девис помнишь?

Константин. Анжелу Девис? Помню… Боролись за свободу…

Сирена. У меня волос на голове было в два раза больше, чем у нее, а за мою свободу никто не боролся. Мы с ней примерно в одно и то же время в тюрьму сели. Значит, все делаешь по науке, да? Я, честно тебе скажу, темный валенок… в этих вопросах. Сейчас так много новых этих слов специфических появилось. Иногда услышишь от своих помощниц слово, спросишь: а что оно означает? - в ответ смех. Жизнь, Костя, прошла в темноте, у фанерной стенки… Знаешь, кто меня в этой жизни по большому счету любил, Костя?

Константин. Кто?

Сирена. Клопы.

Молчание.

А я, Костя, признаюсь тебе… знаешь, что подумала?

Константин. Пока не знаю…

Сирена. Знаешь что? Жизнь-то одна… Может, пусть моя подруга… пока подождет? Ну-ка иди выпей-ка со мной. Давай для начала… посидим за столом… как положено… На балкон-то я, наверно, с тобой не рискну: не те мои годы, я вот пока просто посижу, тебя послушаю… мадерки… выпью. Потом поглядим! Давай-давай. Иди сюда! Налила я тебе…

Константин. Пить… я не могу… у меня еще заказы…

Сирена. Ну уж ты мне про другие-то заказы не говори теперь. Все я про тебя знаю, но ты хоть немного-то меня обмани. Мы же доверчивые… женщины. Нас обманываю, а мы все равно вам доверяем. Нельзя, так нельзя. Слушай, тебе такая фамилия: Кулек, ничего не говорит?

Константин. Кулек? Нет…

Сирена. Вот и я тоже… ее убеждаю: главное, что у этого кулька внутри. А внутри-то у него семь домов по четной стороне… и десять по нечетной… Он почти улицу-то целую купил. Вот я его хочу партнером-то своим сделать. Квартиры-то надо будет продавать. Ты Виктории скажи… мол, как специалист, чем хуже у человека фамилия, тем, мол… в остальном он лучше. А вообще-то я для нее это все… с тобой надумала. Страдает она…

Константин. Заросла собака?

Сирена. Костя, не надо, не говори ты о нас, женщинах, с таким цинизмом… Она… она такая интеллигентная… и так она мучается!

Константин. Где она?

Сирена. Она здесь…

Константин. Здесь? Где?

Сирена. А она спряталась!

Константин. Ее что, раньше не обрабатывал специалист?

Сирена. Не знаю… она в этих вопросах со мной такая скрытная… Может, и обрабатывал, а скорее всего, что нет. Откуда у них в народном образовании специалисты? Да и у нас в торговле, как всегда было? - или он Абраша, или он пьяный. Недавно разговорилась я тут в элитном клубе с одним из фонда милосердия… разговорилась об эрогенных зонах. А он, пьяный зверюга, как зарычит на меня в ответ: я зону только одну знаю…

Константин. У вас сучка?

Сирена. Она, конечно, скорее, сучка, чем кобелек. Ты только так с ней… не надо… Это со мной можно… по-простому: я всякое в жизни видела… вплоть, Костенька, до тюремных бараков, а она этого не поймет. (Долго смеется.) Ее прямо ужас обуял. А я ей говорю: ну что он такого плохого тебе сделает? Твои фантазии ведь, не его… Не захочешь ничего - пусть он просто напротив тебя посидит… Ты на него посмотришь… Боится она тебя… А я вот уже не боюсь. Я вот так осмелела, что даже готова тебя по голове погладить. Ты поседел-то не на работе ли? (Гладит его волосы.) Дают тебе, наверно, наши леди прикурить…

Молчание.

Константин (смущен). Ну… все-таки вы мне вашу… покажите собачку…

С и р и н а. Ласковый ты - собачкой ее назвал. Она очень тебя, стесняется. Стыдно ей… Пойми, Константин… мы же с ней - простые советские женщины. Кто из нас мог ожидать, что будем жить при такой свободе нравов. Так что ты к ней не торопись. Она пусть пока там книгу почитает… Посиди пока со мной. Я ведь тоже еще не старая… Не спеши ты так… А вот я тебя не так представляла. Думала, ты высокий… Козерог - одним словом!

Константин. Понятно…

Сирена. А что тебе понятно? Все равно нравишься ты мне… Костя…

Константин. Честно… говоря… меня эта ситуация немного напрягает…

Сирена. А я думаешь не напрягаюсь? Я вот на тебя смотрю и, знаешь, как напрягаюсь?

Константин. Мне пора работать…

Сирена. Работай! А ты отворачиваешься, на меня не смотришь… Ну иди сюда! Сядь. Чего я за тобой по комнате бегаю?! Не уходи… глаза-то не отводи! Со мной и выпить нельзя, что ли?

Константин. Давайте мы все-таки… на собаку вашу… посмотрим…

Сирена. На какую собаку? Ты что в виду имеешь, Костя? Ты со мной попроще говори…

Константин. Можно мне вам один вопрос задать?

Сирена. Да почему одни, Костенька? Задай два… три задай…

Константин. Как вас зовут?

Сирена. Сирена Матвеевна… Сирена… Ты зови меня Сирена!

Константин. Так. Намордник будем одевать?

Сирена. А-а?

Константин. Смирная она или с характером?

Сирена. Намордник-то зачем?

Константин. Ведите ее сюда…

Сирена. А сколько же тебе нужно на твое это все… безобразие?

Константин. Не знаю… как пойдет… Это не только от меня зависит.

Сирена. А я всегда думала, что в этом деле все от мужчины зависит.

Константин. Где животное?

Сирена. Она - моя подруга… дорогой для меня человек… Не надо так про нее. Я решила тебя пригласить… не потому, что мы животные. Страдает она одна… очень страдает…

Константин. Она не кусается?

Сирена. Я ее с интимной стороны не знаю, Костя. Я никогда никого не кусала. Считаю, что это - женская распущенность. Меня кусали… Да вот этот Ашот, партнер мой, он все мен обещает, говорит: я тебе, курва… горло перекушу! Вот я английский выучу - я его поменяю… буду работать с одним тут латышом. Но они такие стали неприступные… такие гордые латыши стали! Он по-русски говорить не хочет, требует язык международного общения…

Молчание.

Слушай, ты-то будь со мной ласковым… Одно же зверье ведь вокруг! Мне денег не жалко… я могу тебе вперед заплатить… за двух: и за нее, и за себя…

Константин. Время идет… и эта ситуация все больше мне не нравится!

Сирена. Да что ж ты деловой-то такой, Витенька?

Константин. Костенькой… меня зовут, тетенька…

Сирена. Видишь, как ты со мной? - «тетенька». Обидел. Ладно… Мое дело было вас познакомить… А уж все остальное ты тогда сам давай. Сам! Обидел ты меня!

Константин. У меня на вас осталось сорок пять минут…

Сирена. Сам иди ее зови. Я вам тут не прислуга…

Константин. Пятнадцать минут уже прошло…

Сирена. Не обидим мы тебя… не бойся! А ты испорченный человек, Константин. (Неожиданно громко.) Вика! А-у! Живая ты там, красавица моя? Выходи. Ему без тебя скучно стало…

Молчание.

Ты женщин не понимаешь, Константин. Понял меня?

Константин. Нет, не понял…

Сирена. А еще Козерог! (Громко.) Виктория, давай выходи! У него счетчик уже включен. Ты живая там? Подай хоть голос…

Виктория (из-за двери). Я не понимаю, про какой ты счетчик.

Сирена. В такси давно ездила?

Виктория. Давно…

Сирена. Ну я с ним тут уже и чай попила, и про науку поговорила. Выходит ты! Ну не будь дурой! (Громко.) Вика! На столе закуска… напитки вон в шкафчике. Мы, Константин, с Викой еще горячего не ели. Мне из Самары стерлядь привезли. (Громко.) Захотите ушицы - толкни кастрюлю на плиту! Вика! Про уху поняла? Оставьте тарелочку для меня…

Виктория (из-за двери). Можно тебя на минутку!

Сирена. Знаешь что, моя золотая, я поехала к Большому театру… снимать с поста Ашота. Ашот этот, припадочный, - он ведь застрелит меня! Ради чего я жизнью рискую? Я, перед тем как вернуться сюда, позвоню. А если тебе надо будет - звони мне по мобильному…

Виктория. Подожди! Я тоже ухожу!

Сирена. Ну зачем тебе уходить, Вика? (Шепчет.) Пошла я… разбирайтесь с ней… работай…

Константин. Она хозяйка собаки?

Сирена. Пошла… я…

В и к о р и я. Я с этим человеком одна здесь не останусь! Сирена, я тоже ухожу!

Сирена вышла. Костя сел в кресло. Ждет. Вошла Виктория. Молчание.

Константин. Вы хозяйка?

Виктория. Не приближаться! Не сметь!

Константин. Что?

Виктория. Не приближайтесь ко мне! Вы меня слышите! Слышите меня?

Молчание.

Константин. Я вас очень хорошо слышу. Кричать не надо.

Виктория. Я не кричу. Просто я хочу, чтобы вы меня правильно поняли! Услуги, которые вы… оказываете, мне не требуются. Вы меня поняли?

Константин. Понимаю я вас хуже…

Виктория. Меня не надо понимать! В этом нет необходимости…

Константин. В этом всегда есть необходимость! Особенно, если собеседник пьет водку в такую жару…

Виктория. Давайте не будем философствовать…

Константин. Не будем. Тем более, что мне дано пора работать…

Виктория. Не приближаться!

Константин. Я не обираюсь к вам приближаться. Напротив, я готов от вас как угодно отдаляться. Под любым углом… Вы мне совершенно безразличны… Я пришел не к вам…

Виктория. Это очень хорошо…

Константин. Это вот… намордник! Обычно я готовлю животное… даю ему конфетку, пытаюсь расположить к себе лаской… когда у меня на это есть время. Но в вашем случае времени на ласку у меня уже нет. Вы сами наденете намордник, и мы приступим! Повторяю: начну работать только после того, как наденете намордник - это мое условие!

Виктория. Я даже нахалом не вас назвать… Вы просто какое-то чудовище!

Константин. Что?

Виктория. Откуда вы появились? Откуда вы выползли?! Из каких щелей?! Где вы были раньше?! Кем вы были?!

Константин. Мне отвечать на каждый вопрос в отдельности?

Виктория. Уходите!

Константин. Я человек мирный, но и у меня терпение не безгранично. Послушайте, милая моя…

Виктория. Я вам не «милая»!

Константин. Хорошо… Немилая моя, вы у меня сегодня не одна! Понимаете меня?

Виктория. Я вас не понимаю! Не понимаю, кто вы?! Не понимаю тех, кто вас нанимает. Я не хочу вас понимать! Я отказываюсь вас понимать! Вы все для меня не существуете. Вас нет! Я знаю, что вас выдумал… кто-то очень страшный, недобрый… с больной фантазией…

Константин. Что за бред?

Виктория. Это вы… вы - бред! Бред нашей больной жизни. Люди в какой-то горячке, как будто после голода им дали… поесть. И вот-вот отберут… Все давятся… все хотят успеть. Те, кто вас к себе, - они больные… А вы наживаетесь на их несчастье. На их одиночестве. Не знаю, как назвать то, чем вы занимаетесь. Не могу вас назвать даже лакеем. Это какая-то мерзость! Вы нужны этим пошлым сытым барыням, только чтобы им самим себе доказать, что все в жизни - мерзость. Любовь - мерзость… Верность - мерзость. Я могу понять женщин, которые этим занимаются… но их я презирать не могу. Они - беззащитные, несчастные женщины. А вас я презираю: вас, мужчину!

Молчание.

Константин. Если вы вменяемы… пожалуйста, ответьте мне на один вопрос: вы зачем меня сюда пригласили?

Виктория. Я вас не приглашала!

Константин. А кто меня сюда пригласил?

Виктория. Я вас не приглашала!

Константин. Кто со мной говорил по телефону? Кто мне сказал, что нашел мое объявление в газете? Кто дал мне этот адрес? Мне что он приснился?

Виктория. Я с вами не говорила!

Константин. Черт побери! Я из-за вас потратил свое время, отказался от других заказов…

Виктория. Прикажете мне вам заплатить?

Константин. Мне от вас подаяния не надо! Я беру деньги только за сделанную работу.

Виктория. В ваших услугах у меня нет нужды!

Константин. В этом доме есть собака? Есть в этом доме собака?

Молчание.

Виктория. В этом доме собаки нет! При чем здесь собака?

Константин. Нет, вы за это… заплатите! Во-первых, вы мне заплатите за мой визит, как мы договорились…

Виктория. Я с вами не договаривалась!

Константин. Ну, значит, я дождусь вашу… напарницу. Она мне обещала скоро вернуться… Она мне тут предлагала… поесть… выпить… Вот я и поем, и выпью. (Выпил.) Я сдеру с вас не просто за работу, я с вас за моральный ущерб возьму! Вам, дамочка, скучно тут стало? Раньше мне только девочки так малолетние звонили. Приедешь, а там за дверью малолетки от смеха давятся. Проходили мы это. Я им прощал, но когда такие богатенькие дамочки так развлекаются - я это простить не могу! (У телефона.) Я позвоню, с вашего позволения. Следующий визит я отменяю, и вы мне заплатите за оба! Позвольте позвонить!

Виктория. Вы знаете, я здесь не хозяйка, и ничего позволять вам не могу.

Константин. Значит, я позвоню без вашего позволения! (Набирает номер.) Тимофей, на чем сидишь? Пропусти этот абзац… Начни считать с величины гравитации. Значит… первая фраза следующего абзаца будет теперь звучать так: «В нестабильных процессах формирования межзвездного газа… доминируют агрессивные свойства водорода, в той же мере как и поведение гелия». И дальше то, что было до фразы: «Последние мировые исследования плазмы». Я позже заеду. Меня тут задержала одна клиентка… Если бы собака! Хуже! Как это сказано у Грибоедова: не человек - змея!

Виктория. Если я змея, то вы… кто же тогда вы? Знаете вы кто? Вы - проститут!

Константин. Красивая женщина… старина, но с явными признаками паранойи… (Виктории.) Ничего не вижу плохого в том, что человек… зарабатывает на хлеб своими руками. (В трубку.) Это я не тебе. Это я тут даме… пытаюсь объяснить, что стригу собак не от хорошей жизни. Я ей объясняю: за одну собаку получаю столько, сколько платят тебе, кандидату наук, за три месяца. Ладно… трудись (Положил трубку. Виктории.) Я на эти деньги могу купить ему еды, сейчас ему не на что ее купить! Знаете что, мои дорогие? - я с вас сдеру по мировому стандарту! Вы теперь хотите жить, как живет благородная буржуазия: собак стрижете по журналам? Я, чтоб вы знали, доктор наук, и час моей работы очень дорого стоит на мировом рынке интеллектуального туда. Платите!

Виктория. Это вы доктор наук? Это я доктор наук!

Константин. В это мне верится с трудом. (Пьет.) Ваше здоровье!

Виктория. Мне тоже не верится, что вы имеете хоть какое-то отношение к науке.

Константин. Я могу показать свою книгу.

Виктория. Покажите.

Константин. Она на английском языке. Боюсь, вы ее не поймете.

Виктория. Не бойтесь…

Молчание.

Константин. А где стерляжья уха? В какой кастрюле?

Виктория. Я здесь, как и вы, в гостях. Я не знаю расположение здешних кастрюль…

Константин. Ну тогда я пока икорочки съем… и еще налью!

Звонок телефона. Поколебавшись, Виктория берет трубку.

Виктория. Алло. Сирена, это ты? Это я. Это я - Виктория. Да, я жива. Козерог? Ужинает. Что закончил? Он ничего не начинал и никогда не начнет! Я не знаю, что он собирается дальше делать… Он ждет тебя… Ты напрасно смеешься. Он требует, чтобы с ним расплатились. Пожалуйста, приезжай скорее. Сирена, я нахожусь в идиотском положении. (Косте.) Человек, который вас заказал, не сможет приехать… в ближайшие три часа! Ее держит за горло Ашот. Это вся информация, которой я могу с вами поделиться!

Константин. Не смейте говорить со мной в таком пренебрежительном тоне! Я не шашлык, чтобы меня заказывать!

Виктория. Вы ничем не отличаетесь от шашлыка…

Константин. Я, милочка моя, от шашлыка отличаюсь! Где мои ботинки?

Виктория. Я вам не «милочка»! Не трогайте мебель…

Константин. Наплевать на вашу мебель! Где мои ботинки?

Виктория. Почему вы меня спрашиваете про свои ботинки?

Константин. Мне некого здесь больше спросить! Мне что, идти по Москве босиком прикажет?

Виктория. Делайте что хотите!

Константин. Вот мои ботинки…

Виктория. Поздравляю…

Константин. Я, родная моя, внесен во многие энциклопедии…

Виктория. Я вам не «родная».

Константин. Можете много обо мне почерпнуть из всемирно энциклопедии…

Виктория. Увы! Сведения о вас почерпнули вот из этой грязной бульварной газеты! Но об этом вы поговорите с хозяйкой квартиры.

Константин. Очень хорошо… Когда она появится?

Виктория. Не знаю…

Константин. А это что за рыбка горячего копчения была… белуга или севрюга?

Виктория. Я не специализируюсь в рыбках!

Константин. А в чем вы специализируетесь?

Виктория. В английской филологии. А вы ко всем своим достоинствам еще и стрижете собак? Правильно я вас поняла?

Константин. Думаете, не пора ли вам подстричься? Стригу собак… кошек… завиваю. А ват водку советую вам пить нашу «Столичную». Мои скандинавские коллеги, которые ко мне приезжаю, пьют только русскую водку, не говоря уже об американцах - у них одно заклинание: «Кристалл». Помните, у Пушкина: я сквозь магический кристалл еще неясно различал… Ну мы и финскую выпьем. (Выпил.) Значит, здесь фокстерьеров нет?

Виктория. Я вынуждена вас слушать, но это не значит, что я должна вам отвечать!

Константин. Я собирался стричь собаку!

Виктория. Насколько я знаю, тут нет собак… и кошек нет.

Константин. А что тут, кроме вас, есть еще живого из фауны? Можем тараканам маникюр делать: ученые теперь на все руки мастера…

Молчание.

(Роется в портфеле.) Вот тут моя другая книжка… на французском. Она с картинками…

Виктория. Не волнуйтесь, я пойму и на французском…

Константин. На французском тоже поймете?

Виктория. Пойму. (Читает.) Книга называется «Млечный путь». (Раскрыв наугад, читает.) «И вот теперь представьте себе нашу Галактику как крохотное звено разорванной спирали. Может быть, именно так кто-то ее видит из нашей ближайшей соседки, Туманности Андромеды». (Смотрит на обложку.) Константин Берковский…

Константин. Это я…

Виктория. Издана в Париже в восемьдесят седьмом году… А вот и фотография автора… Посмотрим…

Константин. Французский язык вы, действительно, недурно знаете… Давно я не пил такого и не ел такого.

Виктория. Ну что же, по фотографии… действительно, похож…

Молчание.

Скажите, если вы все-таки… Берковский… то кто Козерог?

Константин. Никто никогда не считал сколько нормальный человек может прожить в этом бреду. Вы знаете, я стал видеть очень осмысленные сны! Мне снятся поступки, которые совершаются с ясными с мотивациями… Я дал объявление в нескольких газетах, всего два слова - стригу фокстерьеров: то есть ни болонок, ни пуделей. Однажды меня пригласили подстричь козу. У нас в семье всегда были фокстерьеры, и моя мама… меня научила стричь наших собак. Я приехал сюда стричь фокстерьера. Кто вы?

Виктория берет газету.

Это мне снится, что женщина вдруг решила почитать газету? Ну почитайте мне вслух…

Виктория. Я нашла ваше объявление…

Константин. Меня зовут Константин. А вас как?

Виктория. Виктория. Значит, вы не Козерог?

Константин. Виктория… устал… я, Виктория… В обсерватории ночую… Устал…

Виктория (листает газету). Я нашла. Да! Ваши объявления рядом… Ну, конечно, она просто перепутала! Как всегда…

Константин. Что?

Виктория . Козероги… фокстерьеры… Все смешалось в этом сумасшедшем мире. Вот телефон подчеркнут… Это ваш?

Константин. Мой… мой… рабочий телефон. Домашнего телефона. У меня больше нет. Дома тоже нет. Жены, к счастью, тоже нет. Мое жизнеописание укладывается в одно слово: бывшее! Бывшая жена, сожитель, средних лет, моей бывшей жены, моя бывшая дочь, молодой сожитель моей бывшей дочери, моя бывшая свекровь, немолодой сожитель моей бывшей свекрови. Я живу вдвоем со своей старой собакой, которой уже не требуется сожитель. Вот я, в основных чертах, рассказал вам историю моей земной жизни. Должен добавить, что в обсерватории один… голодный паренек Тимофей сегодня досчитает для меня величину допустимой корреляции одного неблизкого объекта, и тогда я дополню свой рассказ существенными подробностями. В то время когда происходили на тверди земной эти события - назовем их так: освобождение гражданином Берковским жилой площади - там, в нежилой площади, в очень… неблизком скоплении Галактик, родилась звезда... которую открыл вышеупомянутый гражданин Берковский. Звезде предстоит дать имя. Если, скажем, ее назовут «Виктория», тогда можно будет сказать так: все это произошло в дни, когда родилась звезда Виктория. За то время, дорогая моя Виктория, которое я провел в этом ужасном доме во Вселенной произошло столько важных событий, которые я из-за вас пропустил: умерли одни звезды… родились другие, новые… Одни галактические скопления потеснили другие. Я ничего этого не увидел. Сегодня такая чистая и ясная должна быть ночь! Я бы мог еще многое увидеть сегодня ночью… Но мои глаза застилает обида и ненависть… Ненависть к людям. А от этого голова становится тяжелой… Тяжелые мысли приходят мне в голову.

Виктория. Это глупое недоразумение. Моя ученица… по вечерам редко бывает трезвой…

Константин. О, как я ее понимаю… Как я ее понимаю! Вы отняли у меня эту ночь… Что вы мне можете предложить взамен?

Виктория. Я пришла сюда преподавать английский язык…

Константин. Этот язык я уже знаю. Ладно, возьму натуральным продуктом. Накормлю кандидата наук и мою собаку. (Собирает со стола закуску.) В этой кастрюле стерляжья уха. Моя собака никогда не пробовала стерляди… Я тоже не пробовал… Как же мне это донести? Я крышка держится хорошо…

Виктория. Не надо выходить на Красную площадь с кастрюлей.

Константин. Вы считаете - не надо… на главную площадь страны?

Виктория. Вас могут не понять…

Константин. Скажите мне что-нибудь по-французски на прощание…

Виктория. Вы уходите?

Константин. Ухожу… пойду кормить собаку стерляжьей ухой…

Виктория. Я думала, вы дождетесь… все-таки хозяйку… и выясните по поводу денег… Я, впрочем, готова это сделать и за нее…

Константин. Оставьте их себе… Считайте, что вы их заработали…

Виктория. Заработала?

Константин. Я поговорил с вами - и мне легче стало…

Виктория. Вы же совсем пьяный. Вы дойдете?

Константин. А я не пойду. Я поеду…

Виктория. Поедете? В таком виде не стоит… вам садиться за руль!

Константин. За моим рулем сидит, сжав золотые зубы, свекрови сожитель удалой. А я, моя дорогая, езжу электропоездами…

Виктория. У меня остался какой-то… неприятный осадок… Я чувствую, что виновата, хотя я не виновата…

Константин. А вон стоит продукция финских виноделов. Осадки, в том числе и неприятные, неплохо растворяет. Но наша лучше: о нашей я бы уже лежал, о тут еще сам передвигаюсь без посторонней помощи…

Виктория. Мне что-нибудь передать хозяйке?

Константин. У вас есть мой теле фон. Если заведете собаку - звоните. Напоминаю, что я стригу только фокстерьеров. Скажите… а можно мне последний вопрос вам задать? А вот собственных Платонов и быстрых разумом Ньютонов долго еще будет наша страна рождать? Как вы думаете?

Константин выходит с кастрюлей. Помедлив некоторое время, Виктория

решительно собирает вещи и направляется за ним.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Виктория играет на рояле. Сирена, как всегда за обильным столом.

Сирена. Не нравится мне, что рояль стоит в этом углу. Передвину я его ближе к центру. Этот дизайнер устроил мне здесь Куликово поле: сколько я синяков себе уже поставила об это чертов рояль! Ты что играешь?

Виктория. Композитор Чайковский. Из цикла «Времена года». «Июль».

Сирена. Июль? Настроение у нас, я вижу, сегодня получше…

Виктория. Настроение у меня очень плохое. Меня огорчает, что у нас с тобой, Сирена, очень маленький прогресс в языке. Курс, который я обиралась тебе давать… называется интенсивным. Почему? Он предполагает ежедневное и полное погружение в предмет. Ты перехватила инициативу и ежедневно погружаешься в совершенно другой предмет… Вчера у тебя была на уме мадера, сегодня возник херес - и все это на фоне водки… Ни одного домашнего задания за время наших занятий ты не выполнила. Ни одного! Меня это очень огорчает!

Сирена. А меня огорчает, Виктория, что между нами нет настоящего агримента. Агримент первый: ты оказалась со мной хереса выпить…

Виктория. Не делаешь… ничего. Ничего! Почему?

Сирена. потому что ты оказалась такой скрытной!

Виктория. Я все тебе про него рассказала! Я могу повторить: этот человек - гений!

Сирена. В чем? В чем гений-то? Заладила: гений-гений! Нам Наденька всю жизнь талдычила: Вовик - удивительный гений, любит детей и кошек, а на самом деле он таких кошек любил, что у Надюхи глаза из орбит вылезли! Ты дай подробности-то. Детали тут важны… Ну расскажи-расскажи… Он на балкон тебе предлагал пойти? Ну что ты молчишь?

Виктория. Все! Я жду, когда ты откроешь учебник и прочитаешь мне домашнее задание. Я тебе сказала: сначала работа - остальное потом!

Сирена. А я все тебе подробно про себя рассказала. Ничего не утаила! Я прямо вне себя была после этого Козерога - так он меня возбудил к жизни! Такие красивые фантазии стали в голову приходить. Горизонты открылись. А Ашот, сволочь, знаешь, что мне сказал: отойди, я на тебя не могу смотреть без содрогания. Мы после того, как посмотрели Валькиной гадалки квартиру, приехали в ночной клуб с ней договариваться. Я ее спросила: Зульфия, в чем ты видишь смысл женской жизни? Она мне сказала: не грусти, Сирена… мужчины, как пирожки с начинкой, с виду все похожи один на другой - горячие… румяные - и ты думаешь, что они все с мясом. А на самом деле одни с рисом, другой с капустой, а третий вообще, с творогом…

Виктория. Слово «мясо» по-английски, пожалуйста…

Сирена. Нет чтобы про рыбу спросить! Название клуба я не запомнила, что-то связано с джунглями. Там кого только не было! Хозяин только и кричал: какие люди! какие люди! Я у двери сидела, недалеко, все смотрела… на мужиков-то. И про каждого думала: ну и какая же у тебя начинка? Потом Ашот схватился с каким-то крымским прокурором: тот ему с прошлого года деньги не возвращает за квартиру. Потом какого-то своего прошлого подельника он обнаружил, который ему, знаешь, какую квартиру продал? Жильцы въехали, стали капитальный ремонт делать… старинную печь ломанули - а там, под изразцами, таджик замурован, в полный рост! Представляешь, прямо так поставили: в халате и в тюбетейке! Куда-то они уехали. И тогда прокурор привез нас с Зульфией, к утру, на завод селекционных вин… Там была свадьба, жених и невеста ему в пояс поклонились и вынесли три ящика хереса… Одни ящик я отбила… Так я, с этим ящиком в обнимку, и приехала. Все, что я поимела! Теперь… рассказывай про себя. Значит, ты им осталась довольна?

Виктория. Пожалуйста, глагол «быть» в настоящем, прошедшем и будущем времени.

Сирена. Ну не хочешь говорить - он сам мне про себя расскажет…

Виктория. Пожалуйста, глагол «иметь»!

Сирена. Хев!

Виктория. В настоящем, прошедшем и в будущем.

Сирена. Подожди… я скажу сначала по-русски. В настоящем: я хеваю…. в будущем: я буду… хевать, смотря что я в прошлом похевала - может быть, я уже этого не захочу хевать…

Виктория. Позор! Позор!

Сирена. А у самой глазенки сверкают о радости! Знаешь, кто сюда к нам придет-то?! Знаешь…

Виктория. Это я сказала ему, чтобы он тебе позвонил! Я знаю, что ты его пригласила…

Сирена. Мне он про тебя ничего не говорил… в нашем разговоре!

Виктория. Я вашего разговора не слышала. Я просто сказала ему: позвони ей!

Сирена. А что я такая, что мне мужчина и позвонить не может сам? Без твоего указания? С таким ты пренебрежением это сказала! Он позвонил… культурно так… извинился: извините, говорит, я звоню… с похмелья… Я говорю: пожалуйста не беспокойтесь, я тоже имела дринк вчера, в прошедшем времени… И он говорит: не оставил ли я у вас сумку с инструментами… и намордник? - я без намордника работать не могу… Я говорю: у меня ваши инструменты были. Тогда, говорит, я к вам вечером зайду… и занесу кастрюлю…

Виктория. Да, извини, я забыла тебе сказать: он унес с собой кастрюлю…

Сирена. Ты что с ним рассчитаться не могла? Позвонила бы мне по мобильному, я сказал абы, где у меня деньги лежат.

Виктория. Он отказался от денег!

Сирена. От денег отказался? А кастрюлю унес…

Молчание.

Вообще, он, конечно, необычный человек. Я заметила, такие у него глаза - прямо прожигают насквозь… Давай! Рассказывай! Ты-то с ним глагол «иметь» проходила вчера в прошедшем времени? Ну, что ты молчишь? Что ты мучаешь-то меня? Ну расскажи! Ну?

Виктория. Я провела потрясающую ночь…

Сирена. Ну я же вижу! Вся мебель сдвинута! Тут что вчера было? Теперь - чтобы я не забыла - такой вопрос у меня к тебе: какой размер у тебя безымянного пальца? Герасим хочет заказать для тебя перстенек. Видишь, какие предметы найти можно в нашем кулечке… Размер какой?

Виктория. Сирена… Этот вопрос… останется без ответа… Я не хочу больше говорить на эту тему. Еще раз я услышу про Герасима - я уйду и никогда к тебе не приду!

Сирена. Дуреха! Прими от него подарок! И забудь!

Виктория. Я сейчас уйду!

Сирена. Не уйдешь! По глазам вижу, что не уйдешь!

Виктория. Я вчера получила подарок… перед которым меркнет все!

Сирена. А ко тебе его подарил? У кого еще есть такая подруга! Ну расскажи! Расскажи! Меня прямо озноб прошибает. Я же, как только тебя увидела, сразу поняла: женщина вне себя от восхищения…

Виктория. Моим именем назовут звезду!

Молчание.

Сирена. Какую звезду?

Виктория. На небе… скоро будет звезда Виктория…

Молчание.

Сирена. Это все барыга этот, Ашот проклятый! Дура ты, дура, Сирена… Не ушла бы я - была бы сейчас на небе звезда Сирена… Ну и что дальше-то было? Рассказывай!

Виктория. Тебе этого мало?

Сирена. Ну… назвал тебя звездой… звезду назвал тобой… Это что, такая была твоя первая фантазия?

Виктория. Такое мне и в голову не могло прийти!

Сирена. Виктория… Какой ты большой путь прошла! Это же какой он путь с тобой проделал: от звезды до намордника!

Виктория. Так! Теперь что я должна сказать тебе о наморднике. Сирена… он сейчас придет… Я хочу тебя предупредить… как ты должна с ним себя вести!

Сирена. Подожди-подожди! Ты дай мне мадерки выпить! У меня все горит внутри! Это херес хохлы теперь настаивают на спичечных головках, что ли? Виктория! Вот что я тебе скажу: я тебе вчера его уступила? Сегодня ты мне его уступишь! Козерога-то мне уступи… на вечерок-то!

Виктория. Сирена! Он никакой не Козерог! Он на самом деле Дева!

Сирена. А мне-то какая разница! Вовик вон тоже под псевдонимом работал, а сколько успел дров наломать!

Виктория. Константин Николаевич занимается наукой. Может быть, он - великий ученый!

Сирена. Говорил он мне и про науку! Говорил» Если ты мне настоящая подруга, то ты со мной поделишься…

Виктория. Послушай меня! То, чем он занимается… могут понять всего несколько человек во всем мире!

Сирена. Ты поняла, а я не пойму? Тебя он обслужил - как-нибудь и меня обслужит!

Виктория. Сирена… он никого не обслуживает!

Сирена. Обслужит - никуда не денется! Ты знаешь, что он мне туту предлагал? Это с тобой он в романтическом стиле работал, а со мной его к грубому натурализму тянуло. Но это в не меня не смущает.

Виктория. Ты сможешь поставить рюмку и сосредоточиться на том, что я скажу! Он - не Козерог!

Сирена. Правильно мне мама говорила: не верь лучшим подругам! Всем с тобой подруга может поделиться, кроме одного. Это подруга лучше в землю закопает, но не поделиться с тобой!

Виктория. Сосредоточься! Смотри на меня!

Сирена. Смотрю! А глаза-то злые… какие… глаза злые! Я про тебя Кульку сказала: овечка…

Виктория. Сосредоточься!

Сирена. Медуза Горгонская!

Виктория. Сосредоточься!

Сирена. Медуза!

Виктория. Ты знаешь, что такое Галактика?

Сирена. Галактика?

Виктория. Галактика!

Сирена. Стиральный порошок, что ли? Название порошка? Или это такое мыло? Ты про что спрашиваешь?

Виктория. Что такое Вселенная, ты знаешь?

Сирена. Я многого не знаю… У мамы, кроме меня и сестер, в семье… был отчим, его звали Руслан. Он маме говорил: не бей, Людмила, детей по голове…

Виктория. У тебя из окна звезды видны?

Сирена. Звезды видны! Пятиконечные наши звезды!

Виктория. Есть еще и другие… звезды…

Сирена. Нет там никаких других! И не будет!

Виктория. Ты где живешь? Гед ты живешь, Сирена?

Сирена. Что ты у меня это спрашиваешь? Иди вон у Вовы спроси… он тут рядом дремлет… Не знаю… в каком я государстве теперь живу.

Виктория. Ты живешь в Галактике… и я живу в Галактике. Этот человек написал об этом вот эту книгу. Подойди к окну.

Сирена. Зачем?

Виктория. Я прошу тебя… Встань из-за стола... Иди сюда к окну. Поставь рюмку…

Сирена. Мне рюмка не мешает… при ходьбе… Не тяжело.

Виктория. Я очень тебя прошу: поставь рюмку и подойди! Посмотри наверх…

Сирена оставляет рюмку и подходит к окну.

Некоторое время обе смотрят, подняв голову.

(Раскрывает книгу, читает.) «Если весь живой мир, который нас окружает, находится в постоянной и ожесточенной борьбе, то мир, который мы почему-то называем «неживым», по-братски делится с нами своей энергией и теплом. Звезды делают это от рождения и умираю, потому что отдают себя без остатка. Случайно это или нет, но слеплен человек из той же материи, что и звезда. Он так же способен сохранять и излучать энергию. Но ничего похожего на звезду нет в жадном стремлении человека только поглощать энергию, но не отдавать ее. Может трудно ему понять не отвечающий на его вечные вопросы мир, и так страшно одиночество человека в бездушном, кровавом, живом мире…»

Молчание.

Что ты? Ты почему плачешь, Сирена?

Сирена. Почему ты плачешь, Виктория?

Виктория. Этот человек стрижет собак…

Сирена. Не смотри туда, Виктория! Знаешь, я туда боюсь смотреть! Не надо туда смотреть…

Виктория. Понимаешь… Ты позвонила совсем по другому телефону… и здесь был совсем другой человек..

Сирена. Ты так странно говоришь… Вика, как будто здесь ангел был…

Виктория. Может быть…

Сирена. Ангел был, а я его не узнала…

Виктория. Может быть…

Сирена. Что между вами было?

Виктория. Ничего. Я довезла его до института… покормила его собаку стерлядью… и Тимофея накормила, его ассистента… Как этот голодный мальчик ел уху, если бы ты видела! Сколько было благодарности в его глазах! А потом Костя… заснул. И этот Тимофей… сказал, что Константин Николаевич открыл… звезду… и вот, за то что я их накормила… они назовут эту звезду… Виктория…

Сирена. Звезда Виктория…

Виктория. Виктория…

Сирена. Я звала на помощь Козерога, а ко мне кто пришел?

Виктория. Ты сама перепутала телефон…

Звонок входной двери.

Он пришел! Это он…

Сирена. Опять тебя затрясло? Нет, Вика, я не думала, что ты окажешься такой легко возбудимой. Если тебя от дверного звонка трясти начинает, ты мне скажи, ты что замужем столько лет делала? Иди открывай!

Виктория. Константин Николаевич пришел к тебе…

Сирена. Да ладно! Ко мне… Примешь сама кастрюлю…

Виктория. Она не знает, что я здесь…

Сирена. Узнает… Ну что ты дрожишь, как хризантема?

Виктория. Ты встреть его, пожалуйста… как хозяйка дома…

Сирена. Да зачем он мне нужен? У меня собак нет!

Виктория. Куда ты?

Сирена. Если он спросит где хозяйка, скажи: пошла изучать глагол «дринк» в настоящее времени и просит ей не мешать… (Уходит.)

Виктория выходит, но вскоре возвращается. Говорит громко.

Виктория. Прошу тебя… открой свою дверь!

Сирена (из-за двери). Сама открыть не можешь? Опять руки дрожат.

Виктория. Там у тебя такое количество замков… Я с ними не могу справиться…

Сирена вышла переодетая в новый броский костюм.

Сирена. Что дрожишь? Теперь-то что он тебе плохого сделает? На, возьми… бутылку в руки…

Виктория. Я что, пойду встречать человека с бутылкой? Он и без того, наверно, думает, что здесь вертеп…

Сирена. А что плохого: встретить человека с бутылкой? Не с колотушкой же! Меня бы так кто встретил? На вот, возьми из вазы букет - встреть его с букетом!

Виктория. О Господи! Ну открой дверь, я прошу! Иначе он сейчас уйдет… подумает, что никого нет…

Сирена. Вика… ты что, запала на него?

Виктория. Открывай!

Сирена выходит. Виктория в волнении прислушивается. Проходит довольно долгое время, в течение которого из прихожей доносится смех и взвизгивание Сирены. Сирена и Константин наконец появляются.

Сирена. Слушай, ну ты меня прямо убил с кастрюлей! Ты меня поставил в такое двусмысленное положение. Что обо мне теперь соседи скажут?! Мужчины, скажут, к Сирене со своей закуской ходят. Я в «глазок» смотрю: вроде человек стоит незнакомый, а кастрюля моя…

Константин. Мне тоже потребовалось время, чтобы вас вспомнить…

Сирена. Знаешь, Вениамин, у Пушкина, в опере «Евгений Онегин», сказано: Онегин, я вчера моложе, я лучше, кажется, была… Может быть, ты меня не узнал, потому что от меня вчера мадерой пахло, а сегодня хересом…

Константин. Я запамятовал ваше отчество…

Сирена. А ты меня вчера по имени звал…

Константин. Правда?! Ну тогда, извините… напомните имя…

Сирена. Для очень близких друзей мужского пола я - Сирена…

Константин. Сирена, меня зовут Константин…

Сирена. Ой, Вика, а я про тебя и забыла! Хочу представить тебе, Константин: это гувернантка… моя, Виктория…

Виктория. Здравствуйте, Константин Николаевич.

Константин. У вас занятие?

Виктория. Да, мы занимаемся…

Константин. А я вот кастрюлю принес…

Виктория. Кастрюлю? Очень хорошо…

Константин. Я вам помешал?

Виктория. Нет. Вы пришли… как раз… к нашему перерыву…

Сирена. Перемена только началась… Звонок не скоро! Не скоро. Нам вот в школьный буфет на рассвете подвезли украинские товарищи херес… А до этого мы детям… торговали водочку и всякие закуски соленые… Значит, тебя зову Константин… А меня Сирена. Интересное имя, правда?

Константин. Имя… незатертое… прямо скажем.

Сирена. Имя это мне мама дала, потому что ее любимый человек утонул в фонтане. Не помню, я тебе эту историю вчера рассказывала?

Константин. Не помню тоже…

Сирена. Ну, а помнишь, что мадерку ты тут без меня всю оприходовал…

Константин. Это была одна из моих основных ошибок, которые я вчера совершил…

Сирена. Есть такая народная мудрость: никогда не жалей сегодня о том, что т выпил вчера… Не гневи Бога - настанет день, когда не поднесут…

Константин. До сих пор болит голова…

Сирена. А при чем же здесь мадера? Ты претензии предъявляй к своей голове! Моя-то не болит!

Константин. Кроме мадеры, была еще и водка в больших количествах, что для меня не совсем обычно!

Сирена. Ты знаешь, у меня вчера тоже сложился нестандартный день… В первой половине дня, с утра, преобладали ликеры, в обед я с Ашотом попала в салон на презентацию нового средства для ухода за кожей. Там, кроме этого средства и шампанского, ничего не было. А голову мы сейчас освободим от боли. Чтоб такая голова боль терпела, мы не можем допустить! Пожалуйста, садись…

Константин. Мне бы не хотелось вам мешать…

Сирена. Константин, ну зачем ты так? Мне помешать-то нельзя… Чему мешать-то? Знаешь, как раньше говорили у нас в торговле? - не завезли. Глаголы-то мы еще не завезли пока…Садись-садись… к столу. У меня сегодня не только херес. Этот херес… пусть пьют гайдамаки. А вот если я, к примеру… Виктория Станиславовна… я бутылочку настоящего шотландского виски открою для дорогого гостя; остальные напитки не обидятся?

Виктория. Этот вопрос вы можете задать… своему… я не знаю, кто вас консультирует по поводу напитков. Гастроном, дизайнер стола?!

Сирена. Вика, ты чего, обиделась на меня, что ли?

Молчание.

Вика, ты обиделась, что я тебя гувернанткой назвала? Я хотела наоборот, как можно красивее…

Виктория. Называйте меня, как хотите…

Сирена. Вика! Зачем так сразу обжаться?

Виктория. Тема закрыта!

Сирена. Костя, ну вот ты нас рассуди: имею я право ее гувернанткой называть? Я наняла себе репетиторшу. Она у меня… служит по найму, на дому…

Виктория. Я не служу у вас…

Сирена. Вика, ну вед не я к тебе прихожу, а ты ко мне приходишь. Я тоже книги читала, и как вас называли раньше я знаю… Ты глянь, Костя, глянь, как она на меня смотрит! А я ее все равно люблю.

Константин. Я тоже прихожу… служить на дому… Правда, я больше внимания уделяю собакам, чем хозяевам…

Сирена. Знаем, чему вы внимание уделяете, знаем! (Хохочет.) Вика… не обижайся. Ты лучше помоги мне справиться с вопросом, как нам его называть.

Виктория. Как нам вас называть, Константин Николаевич? Псарь?

Сирена. Ну зачем ты так, Вика?

Константин. Коллеги называют меня стилист-кинолог…

Сирена. Вообще-то, Костя, ты всех запутал. Я до вчерашнего дня думала, что ты по женской части, а она вот утверждает, что ты по собачьей?

Виктория. Пожалуйста, мне не наливайте!

Сирена. Вчера ты у нас проходил как Козерог! (Хохочет.) Вика, да не сиди ты с таким лицом, а то мы тебя сейчас отвезем на завод «Монумент-скульптура» - тебя там в бронзе отольют…

Виктория. Пожалуйста, мне не наливайте!

Константин. К сожалению, я тоже откажусь: впереди работа. Если вам не составит труда вернуть мне намордник…

Сирена. Какая работа? У меня татарка, которая у меня тоже тут в услужении, уборку делает по утрам… Она меня про намордник-то, помню, спросила. А вот что я ей ответила, я не помню…

Константин. Меня еще волнуют инструменты.

Сирена. Не волнуйся… Мне они не нужны, я стригусь в салонах… Но ты знаешь… очень возможно, что я дала ей приказ ликвидировать твои следы, Константин… я очень была на тебя сердита.

Константин. То есть, если я вас правильно понял, вы хотите сказать, что, возможно, мои инструменты пропали…

Сирена. Завтра я куплю тебе… инструменты…

Константин. Второй день я из-за вас терплю колоссальные убытки!

Сирена. Оплачу я тебе твои убытки, не волнуйся. Какие это деньги, Костенька?! Да что деньги - разве в их счастье?! Кто мне оплати мои убытки? Знаешь, какая у меня сегодня с самого утра депрессия! Я вставать с постели сегодня не хотела… из-за тебя!

Константин. Виктория… я, вобщем, пришел за инструментами…

Виктория. Константин Николаевич… пришел за инструментами…

Сирена. Ты что меня не слышишь: у меня депрессия из-за тебя!

Константин. Почему из-за меня?

Сирена. А из-за кого же еще?

Константин. Вы… вероятно, опять что-то путаете…

Сирена. Ты ведь меня вчера поманил! Я пошла навстречу.

Константин. Виктория… Может быть, надо объяснить гражданке… как вы мне объяснили…

Виктория. Я уже пыталась объяснять, но херес, понимаете, херес уже вмешался в наш диалог. Понимаете?

Константин. Понимаю…

Сирена. Ты знаешь, Вика, какой мне ночью красивый сон приснился? Мне приснилось, что Кулек подрос…

Виктория. Мне кажется, Константин Николаевич, что наш перерыв подошел к концу…

Сирена. Не уходи, Костя! Костя… не уходи… Побудь с нами, не слушай ее!

Виктория. Конечно, это ваш дом, Сирена… Тогда, видимо, уйти придется мне.

Сирена. Виктория!

Виктория. Сирена… отпустите мою руку, пожалуйста…

Сирена. Вика! Я не помеха твоему счастью!

Виктория. Константин Николаевич, вам нужны инструменты, я правильно поняла?!

Константин. Нужны… И совершенно нет времени…

Сирена. Ну и что ты с ним делать будешь, Вика? Собакам хвосты держать? Не будь дурой… не каждый день у Кульков жены умирают. Кулек весь заходится: тебя видеть хочет…

Виктория. Продолжать наши с вами занятия стало совершенно невозможно сквозь постоянный алкогольный туман. Видимо, это наша с вами последняя встреча!

Сирена. Да чего ты, Вика?! Да какие у меня к нему фантазии были? Костя, я хотела, чтоб ты просто посидел с нами, напротив… тихо…

Константин. Я опять утратил причинно-следственную связь…

Сирена. Что он утратил, Вика?

Константин. Я хочу сказать, что я у вас в гостях второй раз, и опять постепенно начинают куда-то отступать на второй план причинно-следственные связи… Но, что я все-таки понял: мне было предписано слепым случаем исполнять тут роль, к которой я плохо подхожу! Может быть, даже… следует сказать более определенно: я не люблю женщин. Я давно стараюсь как можно меньше с ними общаться. Может быть, даже следует сказать, что иногда… я их просто ненавижу!

Виктория. Ненавидите?

Константин. Ненавижу…

Сирена. Кого он ненавидит, Вика?

Виктория. Женщин… Нас…

Сирена. Ты нас… ненавидишь, Константин? За что?

Константин. Бывает, что и ненавижу! А если сказать еще точнее: я уже не так часто вспоминаю, что на Земле, среди млекопитающих, есть - как бы помягче сказать? - особи вашего пола… Мне трудно соединить то, что про эти особи написано, с тем, что я вижу, слышу…и знаю…

Сирена. А я знаю, за что ты нас ненавидишь! Вспомним, Вика, картину Репина «Бурлаки на Волге»… Разве они эту баржу, которую тянут, любят? Конечно, они ее ненавидят. Да ты же бурлак… Ходить так… по вызовам… от одной к другой…

Константин. Виктория, я давно свыкся с мыслью, что я должен, и я никогда не смогу вернуть им долги, никогда не смогу рассчитаться с ними. Так устроила природа, она не спрашивала моего мнения, и я принимаю это как данность… И я готов делиться… нет! - отдавать этим особям все, что у меня есть. Но не надо ждать при этом, чтобы я их боготворил. Поэтому, Виктория, спонтанное желание юного Тимофея мне понятно. Но для меня вопрос не простой. Я имею в виду… не знаю, буде ли названа звезда Викторией… Не обещаю…

Молчание.

Виктория. Я ничего не жду…

Сирена. Я налью тебе все-таки, Константин.

Константин. Ну хорошо, налейте…

Сирена. Виски или водочки?

Константин. Водочки…

Сирена. Говори только помедленнее, Костенька, я за твоей мыслью не поспеваю. Вика… может, тебе ликер желтковый принести? Мне позавчера подарил один барыга из Череповца… после агримента…

Молчание.

Виктория. Мы вас слушаем, Константин Николаевич…

Сирена. Так что насчет ликера?

Виктория. Налей мне тоже водки…

Сирена. Ты чего с лица сошла, Вика?

Виктория. Прошу тебя, замолчи! Не перебивай. (Выпила.) Налей мне еще! (Выпила.) Не перебивай, пусть Константин Николаевич закончит…

Константин. Да я, вобщем, уже все сказал. (Выпил.)

Молчание.

Виктория. Это водка? Я ее даже не почувствовала… Налей, пожалуйста.

Сирена. Ты чего, Вика? Закусывай…

Виктория. Что?

Сирена. Я говорю… закуски-то маловато, Вика… Заешьте пока водочку балычком. Пойду посмотрю, чего там мне татарка принесла сегодня в холодильник… Природа, она тоже так захотела, что надо после того, как выпить, что-то зажевать… Ешь-ешь, Вика. Разговоры разговорами, а у утробы - свой разговор…

Молчание.

Виктория. Не уходи. Константин Николаевич сейчас уйдет, а мы продолжим занятие. Не надо никакой закуски…

Сирена. Тебе не надо, так, может, он захочет…

Константин. Мне тоже не надо… (Выпил.)

Молчание.

Сирена. Ребята! Эй! Чего вы пьете молчком-то?

Константин. Я пойду…

Молчание.

Виктория. Странно, но я точно так же отношусь теперь к мужчинам… Я их тоже ненавижу!

Константин. Я не хотел открывать дискуссию на эту тему, Виктория, но… не так часто открываешь звезду…

Виктория. Я все понимаю…

Константин. Скажу больше: второй я уже не открою.

Виктория. Вы уходите? Ну… хорошо…

Константин. Лучше мне уйти - иначе опять я напьюсь… Опять навалиться тоска…

Виктория. Уходите, Константин Николаевич!

Сирена. Стой! Не уходи! Да вот я же еще намордник твой не искала! Я его найду, намордник!

Константин. Оставьте его себе…

Сирена. Стой! Сядь-сядь!

Константин. Пора мне…

Сирена. Я вчера все твои вызовы отменила и я сегодня… отменяю! Я же сказала: оплачу тебе в двойном размере. Бери калькулятор в руки: считай убытки… подводи черту!

Виктория. До свидания, Константин Николаевич!

Сирена. Сядь… Сядь… (Держит его.)

Константин. Отпустите меня…

Виктория. Отпусти его!

Сирена. Не переживай, Вика! Они того не стоят!

Виктория. Прощайте… Константин Николаевич!

Константин. Всего… доброго…

Сирена. Как же вы, Козероги проклятые, могли такое нам написать?! Вы обещали исполнить все наши фантазии! Знаешь, что такое ты сделал?! Ты знаешь, что в ней возбудил?! Ты дал ей надежду... а мне даже Кулек сказал вчера: надежда умирает последней!

Виктория. Отойди от него! Отпусти!

Сирена. Отпустить?

Виктория. Отпусти…

Сирена. Да не страдай ты так, Вика! Не страдай!

Константин. Я предлагаю всем выпить… на прощание!

Виктория. Прощайте!

Константин. Спасибо за внимание, как говорится. Виктория, человеческое, в отличие от Карла, всегда мне было немножечко чуждо.

Сирена. Ты глянь, ты глянь, как он ломается! Чего ты страдаешь, Вика? Знаешь что, милый… цена твоя, знаешь, какая? Вика, я Валькиной гадалке рассказала про нашего Козерога-то - она меня, знаешь, как отругала! Ты дура, говорит, разве можно первого попавшегося к телу подпускать! Мы, говорит, портниху или стоматолога… через какие рекомендации с тобой ищем… а тут - доступ к телу… Мне так, знаешь, неловко стало. Подумала, правда: с ума я, что ли, сошла? Я говорю: Зульфия, не себе заказала - подруге. А тебе нужно? - она спрашивает. Я говорю: а у тебя, что ли, есть? А как же! - она говорит! Рекомендовать тебе? Ну… рекомендуй! Ну так она меня ту же связала по мобильному-то… И у него не чужие-то кастрюли под мышкой, как у тебя. Ему двадцать одни год, и он на спортивной «Альфа-Ромео» к теткам приезжает. (Достает телефон, набирает номер.) Алло! Васенька! Здравствуй, Васенька… Сирена говорит… Ничего, что я по вашему мобильному звоню? Ты где ? Какой-то шум непонятный. Ты в пути? А я подумала: застала тебя при исполнении. Есть минутка? Не помнишь меня? Я Сирена… Вчера мне тебя рекомендовала Зульфия. Вспомнил? Я забыла, на какой день ты меня назначил? На вторник? А сегодня еще только среда… Может, ты посмотришь… пораньше-то? Ну вдруг будет свободная минутка - набери меня по мобильному, я все дела отброшу… Теперь… Васенька… есть у меня подруга… доктор филологических наук… А-а, так ты все-таки при исполнении… - ну так бы и сказал! Перезвоню-перезвоню!

Константин. Я пошел…

Виктория (громко). Константин Николаевич!

Константин. Что? Я слушаю…

Виктория. Я люблю вас… Константин Николаевич!

Сирена. О Господи! Ты что, Вика?

Константин. Я все-таки пойду…

Виктория. Я вас боготворю… Константин Николаевич!

Сирена. О Господи! Как тебе не стыдно, Вика!

Виктория. Я боготворю вас!

Сирена. Ви-и-ка! Ты что, рехнулась? Мне-то куда деться?! Сейчас я под стол уползу! Вика, у меня сердце оборвется! Не могу на тебя смотреть! Остановись!

Константин. Я, может быть, тоже вас люблю, Виктория…

Виктория. Пожалуйста, ничего не говорите…

Константин. Поймите меня, Виктория! Я тоже вас, может быть, люблю!

Сирена. О Господи! Теперь этот начал!

Константин. Я мечтал вас здесь увидеть!

Сирена. Провалиться мне, что ли? Все! Вы дайте-то хоть одеться… не босиком же мне идти… из собственного дома!

Виктория. Я тоже мечтала… я счастлива, что вас вижу.

Константин. Мне все в вас нравится… Мне нравятся ваши огромные глаза… мне нравится, как вы на меня смотрите… и чего-то от меня ждете! Я начинаю этого хотеть! Ждать, когда вы на меня посмотрите! Я начинаю от этого зависеть. Все кончалось только одним - разочарованием. Я не циник, я просто устал… от того, что называется жизнь. Я ничего вам не дам… Я не знаю, может быть, вы не такая, как все!

Виктория. Я такая, как все!

Константин. Нет, вы не такая. Но это и плохо…

Виктория. Я хуже всех…

Константин. Я хотел вас увидеть… Но может быть, я хотел увидеть не вас…

Сирена. А кого? Меня, что ли?

Константин. Нет, не вас… Но может быть, и не ее!

Сирена. Вот они, плоды просвещения! Может быть! Ты скажи нам нормальным языком, кого ты хочешь. Ты мужик или нет? Вот я тебя спрашиваю конкретно: мужик ты или нет? Тут нельзя ответить: может быть!

Константин. Виктория, женщина - это как допинг, к которому начинаешь привыкать и от которого становишься зависим. Я не могу зависеть от женщины… не могу тратить на женщину столько времени. У меня его мало осталось!

Сирена. Ты мужик или нет?

Константин. Мужик? Что вы вкладываете в это понятие?

Сирена. Я что вкладываю? Это ты… нам скажи… что ты вкладываешь?

Константин. Вы знаете, я уже не пытаюсь вас понять…

Сирена. Да чего тут понимать?! Ты - мужик? Мужи-ик?

Константин. Может быть… вполне может быть…

Сирена. Как это, может быть? Или он может или нет! Вика, ты меня поправь, если я неправильно скажу. Мужик - он бывает только в настоящем времени, понимаешь. В прошедшем времени это уже по другому называется…

Константин. Виктория, все-таки я не совсем понимаю эту женщину. На каком языке вы с ней общаетесь?

Виктория. Мы изучаем глаголы… Глаголы…

Сирена. Ты его поучи глаголам-то! Что это за оборот такой: может быть хочу. Как это? Если ты захотел - так захотел… Этот глагол бывает только в настоящем времени! А если в прошедшем - это уже… не глагол… Как у Пушкина? Если тебе сердца больше жечь нечем - тогда ты садись в угол, потупь очи и молчи, и на пяльцах вышивай!

Константин. Для меня все-таки это язык птиц! Вы поняли, что она сказала?

Виктория. Мне кажется, я поняла…

Сирена. А ты не понял? А я-то думала, ты - Козерог!

Константин. Вы, Виктория, вчера помогли мне добраться до института - я сегодня могу помочь вам.

Виктория. Благодарю. Я смогу без посторонней помощи добраться до дома. Вам придется потратить на меня целый час.

Константин. Дело в том, что эта ночь все равно потеряна.

Виктория. Благодарю, я смогу добраться на метро. Я доберусь Сирена, мы сейчас продолжим занятия…

Константин подошел к двери.

Сирена. Тебе теперь есть… кому преподавать… глагол «иметь»… и в будущем и в настоящем…

Виктория. Так… Ну хорошо! Константин Николаевич, я должна продолжить занятие…

Константин. Ну тогда я пойду…

Виктория. Вы сказали, что мечтали меня увидеть, или мне послышалось?

Константин. Я сказал…

Виктория. Я тоже мечтаю вас еще раз увидеть.

Константин уходит.

Сирена! По-прежнему… глаголы…

Сирена. А зачем? Ты завтра не придешь больше ко мне, Виктория!

Виктория. Я приду!

Сирена. Ладно, ты со своим кинологом разбирайся!

Виктория. Пожалуйста… для начала глагол «быть»…

Сирена. Иди! Успеешь еще его догнать!

Виктория. Ты слышала меня? «Быть» в прошедшем, настоящем и будущем!

Сирена. Быть! Ну иди… Иди, Виктория… Вика… Иди…

Виктория. Я тебя слушаю! Глагол «быть»…

Виктория подходит к окну. Звучат кремлевские куранты.

Сирена. Быть… в прошедшем… И быть в будущем. В прошедшем: я была… В будущем: я буду… А в настоящем… я - есть… Я - есть. Я была… Я есть…

Подходит к Виктории. Обе стоят у окна.

Занавес.

1997

  • Реклама на сайте