«Рождение в радости»

Harry Games
От редакции. Никто не станет отрицать, что материнство — огромное счастье. Но принято считать, что сам процесс рождения сопряжен с болью и страданиями. И женщина, готовясь стать матерью, уже заранее настраивает себя на муки родов! Но, оказывается, все может быть иначе, и приход в мир нового человека может происходить в радости. Это нам доказывает опыт новых систем родовспоможения, одной из которых является система Игоря Борисовича Чарковского, известная у нас как водные роды, а на Западе — как Русский метод. Имя Чарковского хорошо известно и в нашей стране, и за рубежом. Более тридцати лет существует всемирное движение «Аквакультура». И. Б. Чарковский — президент Международной ассоциации «Аквакультура», возникшей в США в начале 80-х годов, доктор Сьерра-Калифорнийского университета, почетный доктор международного Института Человека. Во многих странах активно работают центры «Аквакультуры», есть они в США, Англии, Франции, Австралии, Италии, Новой Зеландии, Испании; существуют эти центры и в России. Авторы этой книги — последователи и ученики Игоря Чарковского — живут и работают в Санкт-Петербурге. Здесь существует Центр «Аквакультуры» — неформальное объединение единомышленников, последователей Русского метода. Чем же занимаются в Центре? Проводят занятия с будущими мамами, помогают при родах (ведь здесь есть свои акушерки, врачи, медсестры), тренируют малышей. Да и просто общаются, ходят друг к другу в гости, посещают «свою» баню (жители Петербурга наверняка знают ее — это баня в Озерках). С некоторыми из участников этого объединения вы познакомитесь на страницах книги. Услышите рассказы «наших мамочек» о водных родах, получите советы специалистов-педиатров. Было бы ошибкой думать, что эта книга посвящена только водным родам. Нет, тема ее гораздо шире, и говорится в ней о вещах, важных для всех, кто решил стать родителями. Ведь родительство — это огромная ответственность, и относиться к нему надо осознанно буквально с той минуты, когда это решение принято. Только тогда наш будущий малыш сможет получить все то, что необходимо для его счастливой и гармоничной жизни. А в первую очередь ему необходима ваша любовь. Причем любить малыша, учиться слушать и понимать его, заботиться о нем надо уже с момента зачатия. Сведения, касающиеся подготовки к материнству, беременности, процессу родов, уходу за малышом в первые дни рассчитаны на всех будущих мам, независимо от того, разделяют ли они взгляды И. Чарковского и его последователей или нет. Методики, описывающие непосредственно водный тренинг с новорожденными детьми, жесткое закаливание, очевидно, подойдут не всем. Не всякая женщина решится и рожать дома в ванной или в море. Но авторы ни в коем случае не считают себя истиной в последней инстанции. Только вы сами вправе принимать решение в таком важном вопросе, как рождение и выхаживание вашего ребенка. И ответственность за малыша несете тоже только вы. Поэтому книга — не руководство к действию, а, скорее, информация к размышлению. Ну а если вы все-таки решили, что роды в воде — это для вас, если вы уверены, что хотите заниматься с вашим малышом водным тренингом с первых дней его жизни, не надо самодеятельности. Обратитесь в Центр, там вам обязательно помогут и словом, и делом. Его адрес: 194292, Санкт-Петербург, а/я 30. И в заключение приведем слова основателя Русского метода Игоря Чарковского. Я не Учитель и не пророк. Долгие годы я собирал воедино опыт многих народов и разных времен, чтобы создать систему рождения и воспитания маленького человечка, которая, как мне кажется, может помочь всем нам стать немного счастливее. Эта система — не догма, и, приняв ее идеи лишь за основу, каждый из вас волен идти своим путем: искать, придумывать, пробовать. Я буду рад, если эта книга, написанная близкими и дорогими мне людьми, с которыми я работал много лет, разделяя успехи и неудачи, поможет вам выйти на путь размышлений и понять самое главное: родительство, если оно осознанно сполна, это — великий труд и огромное счастье. Об авторах Лилия Станиславовна Гурьянова — журналист, режиссер телевидения, в течение ряда лет работала пресс-секретарем Игоря Чарковского, автор статей об «Аквакультуре», автор и режиссер четырех фильмов, посвященных Русскому методу. У нее пока один сын. Юлия Борисовна Железнова закончила курсы при институте физкультуры имени Лесгафта, получив квалификацию инструктора лечебной физкультуры, курсы инструкторов детского плавания. Около двух лет проработала в одной из детских поликлиник Петербурга. У Юлии трое детей, причем двоих она родила по методу И. Чарковского. От авторов Эта книга — наша дань любви и уважения доктору Чарковскому. Именно благодаря ему мы сегодня живем так, как живем. То есть — счастливо. Долгое время работая с Игорем Борисовичем, мы накопили опыт, знания, понимание его метода, которыми и решили поделиться с вами. Но оказалось, что наш опыт общения с доктором Чарковским очень разный, и мы знаем его систему, называемую на Западе Русским методом, с двух совершенно различных сторон, с двух точек зрения. И тогда мы решили: пусть в этой книге каждый из авторов сможет высказать личное мнение, свое видение и понимание того, что в течение тридцати с лишним лет делает доктор Калифорнийского университета, президент Международной ассоциации «Аквакультуры» Игорь Борисович Чарковский. Вместо вступления Здравствуйте, Игорь Борисович! Я жду ребенка. Когда Вы приезжали к нам, то посоветовали записывать свои впечатления. Я часто говорю с малышом. Вижу маленького человечка, который как будто разгуливает внутри меня. Там – все голубое и много света. Часто думаю о дельфинах. Представляю их – у них гладкий нос и добрые глаза. Цвет – жемчужно-серый. Они что-то по-своему говорят, кажется, улыбаются… Вообще веселые и мудрые ~ как боги. И еще мне кажется, я когда-то знала, что в жизни все это есть рядом с нами, просто ~ забыла. А Вы мне напомнили. Из письма

— Когда-то они все понимали, ~ сказала Мэри Поппинс…

— Как? ~ хором откликнулись Джон и Барби, ужасно удивленные. ~ Правда? Вы хотите сказать ~ они понимали Скворца, и ветер, и…

— И деревья, и язык солнечных лучей, и звезд ~ да, да, именно так. Когда-то, ~ сказала Мэри Поппинс.

— Но почему же они тогда все это позабыли? Почему?..

— Потому что они стали старше, ~ объяснила Мэри Поппинс.

П. Трэверс Лиля:

— Когда-нибудь ты напишешь книгу обо всем, что мы тут делаем, — сказал мне однажды Игорь Борисович Чарковский.

— Да, пожалуй… меньше, чем в книгу, это просто не уместится, — рассеянно согласилась я, пытаясь не заснуть раньше, чем допью чай. Кажется, разговор этот происходил глубокой ночью. Или ранним утром. Определить время суток в этой квартире всегда было не так-то просто… В любой час дня и ночи в маленьком бассейне, сооруженном на том месте, где у нормальных людей располагается ванная комната, могли купаться дети, учиться задержкам дыхания под водой будущие мамочки; телефон звонил независимо от положения стрелок на циферблате, а споры на кухне по ночам — обо всем на свете — просто считались делом святым.

Люди приезжали к Чарковскому из всех городов и республик (был еще СССР) и жили столько, сколько считали нужным. Учились купать детей, заниматься с ними беби-йогой, просили вылечить, приходили просто поговорить «за жизнь» — чтобы понять что-то важное для себя… Каким-то чудом на всех в этом доме хватало времени, места, внимания.

С вещами все было запутаннее: народ постоянно брал в долг книги, видеокассеты, аудио-, фото– и видеоаппаратуру, теплые свитера и куртки, если похолодало, или легкие рубашки и футболки, если на улице вдруг стало неожиданно жарко… Самое удивительное, что вещей при этом меньше не становилось. Всегда наряду с теми, кто брал, были и те, кто, наоборот, приносил что-то для работы, оставлял на время, просто дарил. Старший сын Чарковского, Костик, смеясь, называл этот процесс «круговоротом вещей в квартире». В сущности же железно работал древний закон о руке дающего, которой, как известно, оскудеть не грозит. Правда, однажды украли-таки видеокамеру — вещь здорово нужную для работы. Именно украли, а не взяли на время;

мы даже знали, кто именно это сделал. Дня два Чарковский ходил мрачный: попран был один из главных принципов этого дома — доверие. Утром третьего, кажется, дня, рассмеявшись, он махнул рукой, сказал:

— Знаешь, Бог с ним! Я еще заработаю на камеру. Или мне ее подарят. А у него, может, это был единственный шанс в жизни заиметь такую вещь. Пусть снимает!

Инцидент был исчерпан. Я знаю, человек тот до сих пор пользуется этой камерой и живет неплохо.

Появлявшиеся в доме деньги мгновенно употреблялись «в дело». А последующие разговоры на тему их использования звучали примерно так (с вариациями):

— Игорь, а вчера, вроде, деньги где-то были…

— Вечером Илья Степанов (Сережа Семенов, Саша Гуськов — не важно, кто именно) приходил. Я прикинул: у него ребятенок маленький, жена не работает…

— Отдал?

— Да

—А — кушать?..

— Найдем, что кушать.

Как ни странно, но в этом доме действительно всегда находилось все необходимое.

Однажды поздней осенью я видела, как Чарковский, проходя мимо нищего старика, сидящего на парапете, набросил ему на плечи свою куртку и пошел дальше. По лицу было видно: мыслями он где-то далеко-далеко, просто краем глаза заметил, что человеку холодно. Это был машинальный, бездумный, естественный жест, поступок. Это было настолько для него нормально, что воспринималось как норма и всеми окружающими…

Юля: Существует много легенд по поводу того, кто же такой на самом деле Игорь Чарковский. Есть версия, что он — белый маг. Есть версия, что он — колдун… чуть ли не один из величайших колдунов нашего времени. Есть версия, что он живет одновременно в двух мирах — в нашем и в некоем параллельном, не видимом для нас мире. Самая симпатичная версия — что Чарковский — человек-дельфин и связан с цивилизацией дельфинов таинственными, неведомыми нитями. Но мы думаем, на самом деле все гораздо проще. Игорь Чарковский — обыкновенный человек. Просто духовно, душевно он пошел гораздо дальше многих из нас, и этим от нас отличается. И именно поэтому он умеет общаться с дельфинами. Он просто выходит на берег моря и зовет их. И они к нему приплывают. Ведь дельфины — удивительнейшее, очень высокоорганизованное сообщество. И напрасно человека мучает гордыня, что, дескать, он, человек, высшее существо на земле. Даже с физиологической точки зрения мозг дельфина почти столь же совершенен, как мозг человека. А жизнь их гораздо гармоничнее, чем наша, людская… Почему дельфины почти всегда приплывают к нам во время наших «морских» родов? Зачем кружат часами в море возле наших спящих на воде младенцев? Отчего их так явно интересует программа Чарковского? Пока мы не знаем точных ответов на эти вопросы. Мы можем только догадываться, искать, думать. Может, дельфины видят за этой программой наше общее будущее? Наверное, когда-нибудь ответы на все вопросы найдутся. Ведь все началось не так давно, всего тридцать с небольшим лет назад… А началось все с того, что 34 года назад в семье Чарковских родилась дочка — Вета. Роды были преждевременными, тяжелыми, а весила малышка сразу после рождения ровно 1 килограмм 200 граммов. Врачи посовещались и единогласно вынесли вердикт: нежизнеспособна. Но папа Игорь не захотел смириться с приговором. Он продолжал бороться. И однажды заметил: когда он купает Вету, она «оживает» — активнее двигается, а после купания какое-то время чувствует себя намного лучше. Папа Игорь всегда был человеком решительным и упрямым, поэтому он долго не раздумывал: через месяц они с малышкой уже проводили в воде по многу часов. Причем, не просто сидели в воде, Чарковский заставлял Вету двигаться, нырять, учил задержкам дыхания под водой, учил спать, не вылезая на сушу, придумывал десятки «водных» игр, чтобы она могла развиваться. Через полгода стало ясно: они победили. Вета не только выжила вопреки предсказаниям врачей — по многим показателям ее психосоматическое развитие было выше, чем у ее «сухопутных» сверстников. В Москве живет такой мальчик — Вася Разенков, сейчас ему 6 лет. Рассказывают, что родился Вася в бассейне на даче, летом. Когда через какое-то время после родов Васю вынули из бассейна, то его не стали заворачивать в пеленки, а просто положили на чистую простынку под кустом цветущего жасмина… Так он и смотрел свои первые сны на земле — усыпанный лепестками отцветающего жасминового куста. Когда Васе было 2 года, он был занесен в Книгу рекордов Гиннеса: в течение 15 часов он плавал за Игорем Чарковским в одном из московских бассейнов, проплыв за это время более чем 33 километра. Первым, кстати сказать, устал и вылез на бортик бассейна Чарковский, а ни капельки не уставший Васька после 15-часового заплыва твердо протопал к маме и потребовал: «Дай сыру!..» Воспитатели детского садика, который сегодня посещает этот юный рекордсмен, утверждают, что Вася Разенков учит их жить. В самом прямом смысле этого слова — объясняя им то, что, по логике, они должны бы были объяснять ему — почему нужно быть добрым, зачем жалеть близких и как вообще нужно относиться к окружающим людям. Учеными давно отмечено: практически все «водные» дети удивительно доброжелательны, не агрессивны в социуме, деликатны и не по-детски мудры; у них не подавлены присущие всем новорожденным сверхчувственные способности. И это понятно: ведь, пройдя «мягкие роды», они приходят в мир без родовых травм, а значит, без агрессии и обид. Их не отрывают от мамы в первые минуты жизни, а водная среда не дает им забыть данные Богом навыки задержек дыхания. Первое, что они видят, появившись на свет, — это глаза мамы, улыбка папы. Их не берут чужие равнодушные руки, их не заворачивают в пеленки, лишая возможности двигаться. Они «воссоединяются» с семьей, и это чувство защищенности, любви делает их в последующей жизни по-настоящему добрыми. Они не могут быть завоевателями, покорителями, угнетателями. Но это — не признак слабости; сильный человек всегда добр. И нам, взрослым, рядом с такими детьми живется счастливее. Мы знаем это совершенно точно потому, что много раз видели, как одной только улыбкой старший сын Чарковского, юный Константин Игоревич, мог утихомирить спорящих, «снять» нервозность, агрессию, уныние. И очень трудно было не улыбнуться ему в ответ, как бы ты ни был в тот момент раздражен, измучен, печален. Часто люди, приезжавшие к Чарковскому, спрашивали шутя: «Где вы взяли такого ребенка?!» Таких детей не берут. Их сотворяют. И творчество это начинается задолго до их физического появления на свет. Мы готовимся И хотя для других его еще нет в этом мире, я-то всегда знаю, какое у него сегодня настроение, как он себя чувствует. Каждый день разговариваю с ним, рассказываю обо всем, что вижу, о своем пошлом и о том, как мы будем жить, когда он родится… А вчера мы с малышом так хорошо уснули!.. Шли по зеленому лесу, я держала малыша за руку. Вид у малыша был серьезный: он меня чему-то учил. И я чувствовала себя маленькой, а его – мудрым. Из письма «— Лучше приходи всегда в один и тот же час, ~ попросил Лис. ~ Вот, например, если ты будешь приходить в четыре часа, я уже с трех часов почувствую себя счастливым. И чем ближе к назначенному часу, тем счастливей… Я узнаю цену счастью! А если ты приходишь каждый раз в другое время, я не знаю, к какому часу готовить свое сердце…» Антуан де Сент-Экзюпери Лиля: Однажды мой восьмилетний сын упал и рассек губу. В больнице его прооперировали и сказали, что травма серьезная, надо ему недельку побыть под наблюдением врачей. Что ж, надо — так надо. Серьезные неприятности начались на следующий день: рана загноилась, врачи опасались, что, если швы разойдутся — омертвеет пришитая ткань, ребенок останется уродом… А мой Вовка молчал. Не отвечал на наши вопросы. Ничего не ел. Ничего не хотел… Он не хотел бороться, он словно заранее сдался, смирился. Вот тогда я испугалась. Наверное, я всю жизнь буду помнить, как я держала своего малыша за руки, уговаривая поверить мне: он сильный, он выкарабкается! Я пыталась передать ему хоть немного своей энергии, силы. А он смотрел на меня равнодушными глазами и молчал. Он ускользал от меня, он был где-то в своем, в другом мире… Я думала: только я, мать, сумею помочь сейчас своему ребенку, заставить его организм бороться. И не могла пробиться к нему. Сейчас он здоров, но это не моя заслуга. А я не перестаю думать: когда, в какой момент была у нас с ним прервана эта связь «мать—ребенок»? Как восстановить ее? Мы ведь не думаем об этом вообще, пока не приходит беда. Сыт, обут, одет — и хорошо… И уж совсем мало кто задумывается о том, что связь эта устанавливается задолго до того, как малыш появляется на свет. И чем раньше, тем крепче нить, связывающая мать и дитя; и чем больше труда мы вложим в «свивание» этой нити, тем счастливее потом будет житься нам обоим — не рядом, — вместе. С проблемами родительства мы все, так или иначе, сталкиваемся, никуда от этих трудностей не денешься. Беда, наверное, в том, что большинство людей по родительству «катятся» наобум. Поэтому и ударяются они обо все острые углы. А это — ох как больно. А если научиться управлять своим движением в этой области жизни, то из простого родителя превратишься в сознательного. Сознательным же родителем быть приятнее, удобнее, проще, в конце концов. Чтобы таким родителем стать, нужно прежде всего захотеть этого, задуматься, решить для себя, что это — необходимо. Тогда полдела сделано. Дальше у каждого появляются свои пути. Разные истории рассказывают нам те, кто сознательным родителем уже стал. Ну, например… Инга, 34 года (дочь Даша, 5 лет): Я «зрела» несколько лет. А до этого еще лет десять сознательно избегала беременности. Потом, вроде, поняла: пора. Но все не решалась сделать окончательный шаг. А однажды прочитала, что душа ребенка выбирает маму задолго до зачатия, помните, была такая теория?.. И почему-то я решила, что меня уже выбрали. Стала я эту душу повсюду за собой водить — по городу, за город, даже в походы мы с ней ходили. И в какой-то момент я ощутила, что мы с ней готовы, и пустила ее в физический мир, дала ей физическую жизнь. Так появилась Даша. Я ведь всерьез верила все это время, что рядом со мной кто-то есть… кто-то очень близкий! Я понимаю: многие женщины думают, что беременность — это одно, а ребенок — совсем другое. Ну, а я как начала с Дашей общаться до родов, так мы и общаемся до сих пор. В три месяца мы с ней в Саяны ездили… Ну, когда 12 недель беременности у меня было. Почему-то мне вдруг страшно захотелось показать ей осенние Саяны. Там было тогда очень красиво, и я все-все ей рассказывала. Еще мы с ней слушали мои любимые песни. И стихи я ей читала. В общем, старалась рассказать, показать все, что люблю. Приобщить, что ли… Так что наши отношения с Дашкой — давние. Может, потому и сейчас у нас с ней — полный контакт. Люда, 39 лет (сын Даня, 1,5 года): Я в 28 лет болела всем, чем только можно болеть. Хоть ложись и помирай. В 32 поняла, что или и впрямь помру, или надо самой за себя браться. Начала пить травы, голодать… Об этих методах все есть в книгах: кому интересно, сам прочтет. В 38 родила Даню. (У меня еще двое детей.) Так вот, Даня — другой. Более добрый. Более открытый, что ли. И связь у меня с ним крепче. Знаете, он мне с 8-й недели беременности постоянно снился. Я видела, какой он будет… Нет, больше того: я сама, как скульптор, создавала его! И теперь часто ему говорю: «Даня! Ты — мое созданье!» Для кого-то он, маленький, был неразумным существом, младенцем. Для меня — никогда. Я всегда знала, что он с первого дня понимает не меньше нас с вами. Когда у женщины наступает беременность, в голове у нее появляется некая очень сильная доминанта. Главное место в ее мыслях отныне занимает именно эта проблема, все остальные ценности отступают на второй план. И лучше, если эта доминанта правильно сформирована еще до момента зачатия. Потому что от того, как произошло зачатие, во многом зависит вся будущая жизнь человека. Предположим, семья не планировала иметь ребенка и женщина ставится перед фактом: она беременна. Какова ее реакция на это известие? Как это ни печально, чаще всего — отрицательная. Прежде всего, это испуг. Страх ответственности. Страх в связи с нынешним тяжелым экономическим положением большинства семей — как вырастить? Страх, наконец, перед самими родами. Плюс стресс неожиданности. Даже если первая осознанная реакция — радость, все равно она, эта реакция, наступает позже — после всех инстинктивных страхов и стрессов, которые уже успели крепко «ударить» по малышу. Ведь клетки, из которых впоследствии сложится мозг ребенка, возникают уже через несколько часов после зачатия. Это доказано. И существует клеточная память, это тоже доказано. Кстати, многие видели австралийский фильм, снятый какой-то сложной аппаратурой, введенной в организм беременной женщины. Так вот, там 5—6-месячный эмбрион улыбался, сосал пальчик, хмурился… А когда матери сделали укол, он заслонился ручками, защищаясь. Вот вам и существо, которое, по мнению большинства, еще и не человек вовсе!.. Вообще отрицательные эмоции матери за 9 месяцев — это как снежный ком. Порой ребенок их столько накапливает к моменту родов, что ему уже трудно с ними справляться. И неудивительно, что все чаще рождаются ослабленные, больные дети. Плацента, конечно, защищает плод, но не от всего, далеко не от всего. Если женщина, узнав о беременности, в течение какого-то, пусть даже очень короткого времени, раздумывает: оставить ребенка или сделать аборт, в клеточную память малыша закладывается страх смерти. С этим страхом он родится и будет жить всю жизнь. В России 45% детей рождается в результате нежелательной беременности. Что это значит? Практически каждый второй ребенок в глубинах своего подсознательного несет неприятие жизни, пытавшейся в самом начале отвергнуть его. Отсюда — комплексы, трудности характера… да и сам, в сущности, характер. Но беременность — это процесс. И как в любой процесс, в нее можно вмешаться, что-то откорректировать. Главное, чтобы мать как можно скорее поняла, осознала, что плод ее — существо родное, дружественное, неразрывно с ней связанное, сулящее, радость. Тогда, кстати, и роды буду практически безболезненными. Ведь родовые муки — всегда результат страха. Страх дает мышечный зажим, зажим дает боль. И если вовремя убрать этот страх, то есть правильно сформировать доминанту сознательного родительства, то и боли в родах практически не будет. Наверное, в этой главе важно поговорить еще об одном вопросе — о бесплодии. Мы считаем: не может зачать естественным путем только женщина, у которой удалены трубы или матка. Во всех остальных случаях бесплодие формируется психикой самой женщины. Где-то в глубинах подсознания заложено отрицание продолжения себя — по разным причинам. И нужно искать эту причину. Да, существует, предположим, гормональный дисбаланс (бесплодие по гормональному типу). Но все же нужные гормоны не отсутствуют полностью, они вырабатываются. Просто какие-то железы внутренней секреции подавлены, какие-то, наоборот, слишком активизированы. Этот дисбаланс смоделирован. А значит, его можно и перемоделировать. Это — работа психолога. Кроме того, тем, кто хочет родить, стоит ходить в группы подготовки беременных, побольше общаться с беременными женщинами. Там — свой социум, там это «в воздухе витает». В этих группах вообще хорошо начинать готовиться. Заранее. Там все по-другому, жизнь по-другому воспринимается. А уж беременность там — просто «профессиональная вредность», как «с кем поведешься…» Если человек не живет по принципу: встал, поел, сходил на службу, пришел, поел, посмотрел телевизор, поел, лег спать, а смотрит все-таки капельку дальше и выше, то для него очевидно: ко всему в жизни лучше готовиться заранее. А уж к рождению ребенка нужно готовиться не только заранее, но и особенно тщательно. Наверное, подготовка начинается в тот миг, когда впервые только подумаешь об этом возможном ребенке… Подумаешь — словно где-то в глубине души прозвенел маленький такой очень мелодичный колокольчик. Это и есть первый звонок к началу Действия… великого Действия. Когда ты впервые услышал этот звоночек-колокольчик, твой путь начался. Ты уже идешь навстречу своему ребенку. И к моменту этой встречи душа и тело должны быть подготовлены. Начать, наверное, все же следует с души. К появлению ребенка в душе надо навести порядок, к встрече твои душа и тело должны быть тобой подготовлены, как к приходу гостей в доме. Малыш должен быть принят достойным образом. Ребенок, который придет к вам, поставит точку на том этапе развития вашей семьи, который предшествовал его появлению; его приход подытожит все, чего вы добились на этом этапе. Если семья конфликтная, проблемная, и проблемы эти не решающиеся, то и ребенок в такую семью придет проблемный, конфликтный. Это значит, что тот период жизни, который был дан семье для духовного роста, для творчества, был ей не использован, пропущен; семья поленилась, не работала, не создавала себя. И ребенок отразит в себе всю эту «неработу». Будут болезни — на физическом ли уровне, на психологическом, но они будут обязательно! Все, что не решила семья в период ее формирования, ребенок сконцентрирует в себе и заставит — уже заставит — вас решать. Это будет больно и сложно. Не проще ли подумать об этом заранее? Как?.. Все очень просто. Итак, у вас есть супруг (супруга). Сложились ли у вас с ним (с ней) те отношения, которыми вы вполне удовлетворены? Если нет, то почему? Что можно сделать, изменить? Посмотреть на себя со стороны вам поможет тест, который мы назвали Бухгалтерия семейной гармонии Ответьте «да» или «нет» на следующие вопросы: 1. Меня раздражают ошибки других людей. 2. Я спокойно могу напомнить другу о долге. 3. Время от времени я говорю неправду. 4. Я в состоянии позаботиться о себе сам. 5. Мне случается ездить «зайцем». 6. Соперничество лучше сотрудничества. 7. Я человек самостоятельный и достаточно решительный. 8. Я часто мучаю себя по пустякам. 9. Я люблю всех, кого знаю. 10. Я верю в себя. У меня хватит сил, чтобы справиться с текущими проблемами. 11. Ничего не поделаешь, человек всегда должен быть начеку, чтобы суметь защитить свои интересы. 12. Я никогда не смеюсь над тем, что мне действительно не смешно, даже если все вокруг над этим смеются. 13. Я уважаю авторитеты и восхищаюсь ими. 14. Я никому не позволю вить из себя веревки. 15. Я поддерживаю всякое доброе начинание. 16. Я никогда не лгу. 17. Я практичный человек. 18. Меня угнетает один лишь факт того, что я могу потерпеть неудачу. 19. Я согласен с изречением: «Руку помощи прежде всего ищи у собственного плеча». 20. Друзья имеют на меня большое влияние. 21. Я всегда прав, даже если другие думают иначе. 22. Я согласен с тем, что важна не победа, а участие. 23. Прежде чем что-либо предпринять, я хорошенько подумаю, как это воспримут другие. 24. Я никогда никому не завидую. Теперь подсчитайте количество ответов «да» на вопросы 1, 6, 7, 13, 18, 20, 23, полученная сумма дает счет А. Количество «да» на вопросы 2, 4, 8, 10, 14, 17, 19, 22 дает счет Б. И, наконец, счет В — число положительных ответов на вопросы 3, 5, 9, 12, 15, 16, 21, 24. Самый высокий показатель достигнут в счете А: Вы можете вести себя разумно, но не слишком-то часто делаете это. Часто испытываете недовольство собой и окружающими. Самый высокий показатель достигнут в счете Б: Вы на правильном пути. Но временами ваши попытки поступать верно выливаются в агрессивность. Самый высокий показатель достигнут в счете В: Вы оцениваете себя реалистично, а это — хорошая база для приобретения навыков, необходимых для контактов с окружающими. Теперь посмотрим на дело с обратной стороны. Наименьший показатель достигнут в счете Б: То, что вам не всегда удается использовать шансы, которые дает жизнь, — не трагедия. Важно научиться жить в согласии с собой. Результат может оказаться двояким: либо вы этому научитесь, либо удовольствуетесь собой таким, какой вы есть. Наименьший показатель достигнут в счете А: Вы можете научиться легко ладить с окружающими. Говорят, даже цветная капуста — всего-навсего хорошо вымуштрованная белокочанная. Наименьший показатель достигнут в счете В: Вы себя переоцениваете и отвечали на вопросы не вполне искренне. Для начала попробуйте честно поразмышлять о себе самом. При контактах с близкими партнерами, с которыми судьба связала вас надолго (хочется верить, что навсегда), всегда разумнее попытаться прийти к обоюдовыгодному согласию, чем во что бы то ни стало настоять на своем. К тому же в спорных ситуациях, чаще всего, по своему бывает права каждая из сторон. И если речь не идет о принципах и в ходе диалога вами принимается хотя бы частичная правота оппонента, можно принять компромиссное решение. Такое решение может выдвинуть ваш партнер, а можете предложить и вы сами. Насколько проще решать любую проблему, не стремясь любой ценой одержать верх в споре, настоять на своем!.. В противном же случае, результатом спора чаще всего бывает проигрыш (причем, опять же — для обеих сторон). Кроме того, это создает базу для последующих конфликтов. Если ваши глаза и уши будут открыты, вы всегда найдете способ все решить мирным путем. При желании договариваться, а не воевать отнеситесь к партнеру с искренним желанием понять его и постарайтесь и его настроить на волну доброты. Ваша задача — как можно быстрее и безболезненнее выйти из конфликта, не дать ему «пустить корни» в вашем доме. Чрезвычайно важно и понимать мотивы, которые заставили вашего партнера выступить с несправедливой критикой. Быть может, он просто безумно устал, плохо себя чувствует, чем-то испуган или растерян? Это поможет вам не обижаться на него, а посочувствовать: всем нам порой бывает неуютно в этом мире. Ваши отношения стоят того, чтобы попробовать переломить ситуацию, чтобы оба вы чувствовали себя как можно лучше. Изменений к лучшему в семье вполне можно добиться и без критики. У всех порой возникает недовольство близкими. Нам кажется, что партнер навязывает нам свой образ жизни, свои взгляды и проблемы, а наши проблемы и взгляды на жизнь его совершенно не волнуют. Естественно, нас это обижает и раздражает. Можно, конечно, потерпеть, в надежде, что все исправится само собой. Сказать: «поживем-увидим». Но проблемы чаще всего сами собой не решаются. Что же делать? Прежде всего попробуйте понять, что именно вас на данном этапе отношений не устраивает в вашем партнере. Затем постарайтесь уяснить, что партнер ваш — существо несовершенное (как и вы) и имеет право на ошибки (как и вы). И попытайтесь договориться. Четко определите для себя, чего вы хотите добиться, и—в путь. Как это делается, можно проиллюстрировать на примере деловых игр, которые некогда были столь популярны. Одну из таких игр — диалог на тему — приводят в своей книге «Сам себе психолог» чешские психологи В. Каппони и Т. Новак. Муж: Ты опять собираешься консервировать черешню? Жена: Почему опять? В этом году я еще ее не консервировала, она же только созрела! Муж: Послушай, у тебя же полный погреб компотов, их никто не ест, а ты за новые принимаешься! Жена: А вдруг на следующий год неурожай? Вот я и делаю, чтобы впрок было. И как это никто не ест?! Мы с малышом их каждый день едим. Муж: Ты прямо как консервная фабрика! Жена: А зачем покупать готовые компоты, если можно сделать свои? Сам знаешь, какие гадости добавляют на этих консервных заводах! Ты что, соскучился по бензойной кислоте или салицилитам? Представляешь, я тут прочла, что жиры нейтрализуют никель. Прямо, хоть масла ребенку не давай! Муж: Твое понимание здорового образа жизни — это какой-то кошмар! Готовые компоты ей не нравятся, а то, что мы с самого рождения никуда не вывозили ребенка, так это ее не волнует! Жена: У нас маленький сын, значит, и образ жизни должен быть соответствующий! Ты так говоришь, будто не хотел иметь ребенка! Муж: Хотел, но я не желаю киснуть посреди лета в четырех стенах. У тебя вообще есть какие-нибудь интересы, или ты можешь только варить и убирать? Ты ужасно изменилась! Жена: Вместо того чтобы мне помочь или хотя бы считаться с тем, что я все делаю сама и у нас в доме — полный порядок, ты же меня еще и упрекаешь! Муж: Ты меня и не просишь. А по мне лучше бы ты не представляла собой само совершенство, зато пожили бы как люди. После рождения ребенка ты стала какой-то слепой курицей. Стоит ли продолжать? Если у вас есть хоть маленький опыт семейной жизни, вы представляете, что будет дальше. Но можно ведь попробовать и по-другому! Итак: Муж: Ты собираешься консервировать черешню? Жена: Да, раз уж созрела! Муж: Такая хорошая погода, вот бы куда-нибудь поехать! Этак, знаешь ли, на целый день в лес, в реке искупаться. Махнем на плотину, а? Жена: А как же черешня? Муж: Подождет! Жена: На неделе я с ней не управлюсь. Ребенок так и вертится под ногами, когда тебя нет дома. Остаются только эти выходные. К следующей субботе черешня перезреет, так что нельзя. Муж: Ну почему в субботу и воскресенье нужно сиднем сидеть дома? Жена: Говорю же, что могу все не успеть — столько хлопот. Нет, иначе я себе не представляю, как это сделать… надо все успеть сегодня. А завтра у меня по плану уборка. Муж: Слушай, так хочется куда-нибудь съездить! Ты очень хорошая хозяйка, заботливая, я это вижу. Неужто ничего нельзя придумать? А потом я бы тебе подсобил, а? Жена: Нет, это невозможно, кто-то должен присматривать за малышом. Муж: Он уже совсем большой мальчик, пусть побудет рядом. Жена: Представляю, как это все будет!.. Муж: А я бы все-таки попробовал. Ты прекрасная мать, я убежден, что тебе не о чем беспокоиться. Знаешь что, давай так: сегодня мы втроем консервируем черешню, а завтра, если все успеем, махнем куда-нибудь прогуляться! Жена: Ты предлагаешь глупости, ничего из этого не получится! Муж: Ты такая умница! Знаешь, я только диву даюсь: как это ты управляешься и с сыном, и по хозяйству. Мне сказочно повезло, что я женился на тебе. Только ты все работаешь и работаешь… Это, конечно, облегчает мою жизнь, но ведь меня мучает совесть! Мне хочется, чтобы ты хоть денек отдохнула. Просто полежала бы у реки. Малыша я полностью возьму на себя, мы с ним поиграем, а ты расслабишься хотя бы на денек за два года. Жена: Нашел время расслабляться! В такую-то пору! Муж: Поедем, а? Сделай это ради меня! Или пообещай хотя бы, что сегодня мы попробуем все дела по дому вместе сделать, а там посмотрим… Правда, совсем другое дело? И результаты, естественно, будут отличными от результатов первого диалога. В сущности, чего хотел добиться муж? Чтобы они все вместе поехали отдохнуть за город, чтобы им всем троим было хорошо и весело. Он этого хотел, ведя оба диалога. Но в первом случае они, разумеется, никуда не поедут, а кроме того, вероятно, проведут все выходные в обиженном молчании, с самыми невеселыми мыслями. А во втором случае — поедут, сохранив в доме самые добрые отношения. В психологии есть такое направление — сказкотерапия. Этот метод позволяет нам, размышляя, работая с известными сказками, проанализировать, прожить какие-то моменты судьбы и лучше понять себя и своих близких — как бы расставить акценты вернее и четче. Помните сказку о Царевне-лягушке? Один наш хороший знакомый однажды рассказал, как он понял эту сказку для себя, по отношению к своей семейной жизни. Версия его была такова. Иван-царевич — муж, супруг. Царевна-лягушка соответственно — супруга, жена. Что же там у них происходило?.. Вспоминаем. Иван-царевич волею судеб находит лягушку и, согласно уговору (такова судьба, так упала стрела), берет ее в жены. И хотя у старших братьев жены — боярыня да купеческая дочка, Иван-царевич относится к своей жене-лягушке вполне по-человечески: и царю-батюшке представляет, и на смотр (на бал) берет. А еще Иван-царевич — терпит. Терпит насмешки со стороны братьев, терпит сложности и неудобства из-за того, что супруга у него, мягко говоря, не такая, как у других. И за это самое терпение получает он и первые награды — жена его все задания царя-батюшки выполняет лучше, чем жены братьев: и хлеб у нее вкуснее, и рубашка, ею сшитая, красивее, и ковер роскошнее… И, наконец, на смотре у царя он видит, что жена-то его на самом деле — прекрасная Василиса Премудрая. Но, увы, терпение Ивана-царевича не выдерживает испытания, и он сжигает лягушачью кожу. Эта его ошибка приводит к тому, что Василису Премудрую забирает Кашей Бессмертный. Что такое Кашей Бессмертный в версии моего знакомого? А это обиды. Обиды и проблемы — то, что не пускает Василису к Ивану-царевичу, ее супругу. Обида на то, что не хватило у него терпения, что попытался он насильно превратить ее в такую, какой хотел видеть, не дождался часа, когда этому суждено случиться. Помните, Василиса говорит ему: «Ох, Иван-царевич! Что же ты наделал? Если бы немножко ты подождал, я бы вечно была твоею; а теперь — прощай! Ищи меня за тридевять земель, в тридесятом царстве — у Кащея Бессмертного…» И Ивану-царевичу не остается ничего другого, как идти за тридевять земель искать свою супругу, чтобы отнять ее у Кащея, вернуть ее. Ну, а теперь давайте зададим вопрос себе самим: не отдаем ли и мы с легкостью наших супругов Кащею Бессмертному? Понимаем ли, как долго и трудно приходится потом отвоевывать то, что потерять можно очень просто и быстро? Кстати, если Ивана-царевича мы принимаем как образ супруга, то Царевна-лягушка — образ очень характерный для начинающей супруги. В браке любая, наверное, женщина проявляет себя далеко не сразу. Она.— лягушонок, который только со временем и только при поддержке, вере в нее и терпении мужа станет-таки прекрасной царевной, женой. Если ее будут любить и поддерживать, постепенно появятся первые результаты: окажется, что она может лучше других испечь хлеб, сшить рубашку, выткать ковер… Это — плоды любви и благодарности за терпение, за принятие ее такой, какая она есть, за веру в нее. И заметьте: сперва хлеб, потом уже рубашка, потом целый ковер, и только потом, далеко не сразу — прекрасная царевна. Но — сжег кожу лягушачью, заставил что-то делать по-своему, не дождался, когда она сама придет к пониманию тоже, что и как ей нужно делать — она ушла в обиду, закрылась. И так долго создававшаяся гармония вашего брака разрушена в одночасье… Невозможно создать супруга по своей модели. Он (она) — такой, как есть. И, наверное, в первое время мы еще не очень и знаем — какой именно… Мы можем только верить, что она — действительно прекрасная царевна. И терпеливо ждать, быть мягкими. Это долгий путь. Но никто не рождается сразу ученым, артистом балета или спортсменом. И ни один из нас не рождается мужем или женой. Заключение брака не дает никакого умения, оно дает только штамп в паспорте. Остальное зависит от нас. Какие мы в браке? Это необходимо понять. Потому что то, что есть мы в браке сегодня, завтра это — наш ребенок. Если мы агрессивны, он будет агрессивным тоже; если мы таим в себе злобу, он будет злобен. Если мы безвольны и бесхребетны, мы — жертвы; он тоже будет жертвой. И нам будет очень больно видеть это. Но мы ведь хотим иметь прекрасного ребенка? (Мы сознательно употребляем это слово — каждая мать, каждый отец хочет, чтобы у него был не просто хороший, умный, здоровый — именно прекрасный ребенок. Для родителей это — не преувеличение, это вполне естественно.) Известна давняя история, когда женщина, которая была очень некрасива, мечтая о прекрасном ребенке, все месяцы беременности посвятила тому, чтобы созерцать картины великих мастеров, природу, слушать чудесную музыку. И ребенок ее родился и рос очень красивым — вопреки всем законам наследственности. А мы с вами должны помнить, что, ссорясь, скажем, с супругом, мы впускаем в наш дом, в нашу жизнь Кащея Бессмертного, с которым нам же потом и придется воевать — долго и мучительно. Далее… Кроме красивой умной души мы хотим и должны дать нашему малышу здоровье и силы, ведь правда? А основы его будущего здоровья заложены в нас. Поэтому давайте с тем же вниманием, с которым мы только что заглянули (постарались во всяком случае) в свою душу, взглянем и на свое тело. Пообщаемся с ним. Сядьте поудобней. Закройте глаза. Или найдите милый вашему взгляду пейзаж за окном, какой-то красивый предмет, цветок, ракушку — то, на что вам приятно смотреть, что успокаивает взгляд и мысли. И представьте, что все ваши внутренние органы — живые, сознательные существа. Допустите мысль, что с каждым из них вам тоже пора строить дружеские отношения. Спросите их: как им живется? Начать, наверное, нужно с сердца. Обратитесь к нему с вопросами: как оно чувствует себя? Чего ему не хватает? Чем вы можете помочь ему? И попросите его показаться вам — какое оно, ваше сердце? И вы его увидите… Молодым и сильным юношей?.. немощным стариком?.. уставшим апатичным человеком без возраста?.. Это и будет его ответом на ваши вопросы к нему. Обратитесь таким образом к каждому своему внутреннему органу: к желудку, почкам и печени. И запомните, какими вы их увидели. А дальше — все просто. Возьмите любую книгу (например, Малахова) и ищите в ней подходящие для вас методики по уходу за теми вашими органами, которые нуждаются в помощи. Попробуйте несколько методов, и очень быстро вы интуитивно поймете, что подходит лично вам. Ведь многие наши болезни растут и крепнут только потому, что мы не желаем прислушиваться к себе внимательно. Подсознательно каждый из нас прекрасно знает, как лечить себя, что пойдет на пользу, а что, напротив, несмотря на доступности и общепринятость, принесет вред. К примеру, вы увидели свой желудок усталым изможденным стариком, которому необходим отдых. Дайте ему отдых! Не голодание, конечно. Голодание — это состояние для желудка экстремальное. Ищите диеты мягкие, щадящие, легкие. И только потом, когда он уже немного отдохнет, можно приступить к голоданию. Начинать надо с голодания легкого — скажем, один раз в неделю, постепенно (если вам это понравится, благоприятно отразится на общем состоянии вашего организма) увеличивая его сроки и частоту. Замечание в скобках: мы уверены, что пишем книгу для людей ищущих, творческих. Никто — ни один врач, экстрасенс, маг или целитель не поможет вам лучше, чем вы сами. Поэтому в нашей книге нет советов такого типа: «Съешьте 1 1/6 морковки и 0,3 яблока в 9.20 утра и оставайтесь без пищи до вечера, затем…» О методиках оздоровления написано очень много книг, и пересказывать их содержание просто нет смысла — ведь вы можете прочитать их сами, правда? Мы предлагаем лишь путь, а как вы пойдете по этому пути, зависит только от вас, от ваших способностей и желания думать, искать, работать. Итак, мы ищем для наших внутренних органов то, что подходит им и только им. Мы посоветовались с ними и поняли, что именно им нужно. Мы работаем. Травы, намагниченная, талая и серебряная вода, диеты, гомеопатия — все это, разумеется, лечит. Но нужно выбрать из всего именно то, что необходимо нашему организму. Мы ищем. Нашли, попробовали. Не изменилась ситуация, не помогло. Ошиблись? Возможно. Ищем дальше. К несчастью (или к счастью), нам не на ком экспериментировать, кроме как на самих себе. Но за этот труд, за эти эксперименты воздается сторицей. Итак, мы нашли что-то для нашего сердца, для нашего желудка, для печени… А как достичь гармонии всего тела? Ведь когда мы работаем с отдельным органом, мы любим больше, мы посылаем ему больше энергии, и остальные наши органы от этого страдают. Как достичь равновесия, полюбить весь организм целиком, поровну распределить наше внимание и заботу? Для этого лучше всего использовать чудное создание человечества — баню! Любую, какая вам по душе: сауну или русскую парную, с различными травами и вениками… Баня полезна всякая. Но самая-самая баня — это деревянная, стоящая на берегу речки или озера (для этого не надо очень уж далеко ездить, есть такая банька недалеко от станции метро Озерки). Опыт ныряния после парилки в ледяную воду — это опыт не только физического совершенствования, но и развития духовного. Казалось бы, простое физическое действие: разгоряченное тело погружается в холодную воду… Но выходишь ты из этой воды другим человеком. И все вокруг видишь по-другому. Иным смыслом наполняется лес вокруг, хочется долго смотреть на звезды и непривычно думается не о буднях, а о вечном; и вдыхаешь ты уже не обычный воздух — энергии, бродящие в нем. Именно в бане мы даем возможность своему телу — каждой его клеточке — почувствовать нашу любовь. Мы его очищаем. Лелеем. Выводим всю грязь, все шлаки. Кстати, в сауне или в парной необходимо собирать влагу с тела полотенцем, удаляя эти самые шлаки. Когда вы выходите на улицу, к воде, поры на холоде очень быстро закрываются, и неубранные шлаки уходят внутрь, процесс идет вспять. Вы выходите из парилки и погружаетесь в воду (в реку, озеро, прорубь)… Вода — субстанция живая, всегда готовая помочь человеку, помнящая, что вы, человек — ее дитя, ведь когда-то мы все жили в ней. Древние греки говорили, что у человека может быть три состояния: жизнь, смерть и — «в море», т. е. — в воде. Состояние «в море» — особое, ни с чем не сравнимое состояние тела и души, надо только научиться ценить его, ощущать каждой клеточкой. Тело же, за которым мы ухаживаем должным образом, ответит нам благодарностью. Оно будет достойно вести себя в экстремальных ситуациях, оно будет радовать нас ежедневно, а не мучить болезнями. Оно, наконец, будет само лечить себя — ведь любая система запрограммирована на самоизлечение, только не надо ей мешать. Но чтобы достичь положительных результатов, нужно много работать. И начать лучше всего с позвоночника. Ведь позвоночник — главный стержень нашего тела, как считают врачи-мануалисты, от его здоровья зависит здоровье нашего организма в целом. Итак, мы начали готовиться. Мы готовим нашу душу. Наше тело. Мы ждем ребенка, встречи с ним. И встреча эта обязательно состоится — ведь на самом-то деле никакого бесплодия (если, разумеется, у вас не удалены детородные органы) нет! Есть подсознательный страх иметь ребенка. Вернее, страхи. На сегодняшний день главным страхом, наверное, является вопрос: а как я его выращу? Но, если Бог дал женщине ребенка, он даст и возможность этого малыша вырастить. Потому что основа сознательного родительства — творчество. Хочется творить, появляется потребность придумывать. И придумывают наши родители порой такие вещи… И оказывается вдруг, что ребеночка-то растить совсем не сложно, весело, и, кстати сказать, на это не требуется каких-то особых денежных затрат. Творчество удивительно удешевляет любой процесс. Обычная мамочка перед рождением ребенка что купит? коляску, кроватку, манежик, тьму-тьмущую пеленок, массу бессмысленных игрушек, очень скоро — дорогие молочные смеси. Ну, и так далее… А «наши» мамы знают: коляска не обязательна — можно купить недорого (еще лучше — сшить самому) «кенгурушку». Вместо манежиков, которые и существуют-то, по большому счету, только для того, чтобы малыш не мешал маме заниматься делами, и в которых ребеночку безумно скучно, придумывают всякие «треки» для ползанья, какие-то смешные приспособления, — которые тоже, разумеется, делают сами. Пеленки нам не нужны — мы не пеленаем малышей. Игрушки… кто хоть раз попробовал сам смастерить своему ребенку какую-нибудь необычную погремушку из подсобных материалов (бусы, пуговицы, камешки), знает, какое это удовольствие — придумать ее самому. Скажем, шьем три маленьких мешочка. Один наполняем обрезками ткани, другой — песком, третий — камушками. И ребеночек прекрасно учится отличать на ощупь один материал от другого, у него развиваются тактильные ощущения. А если к этим мешочкам пришить глазки-пуговки, ушки, хвостик, такие смешные получаются существа!.. Молочные смеси нам тоже не нужны — «наши» мамочки — практически все! — кормят грудью до года (разумеется, начиная прикармливать в положенный срок). Закаляем мы малышей с первого дня появления на свет, поэтому одежды, как это ни смешно, нам тоже требуется совсем немного. Дети зимой и летом бегают по дому в трусиках и маечках, босиком. И не болеют. Поэтому на лекарства мы тоже денег практически не тратим… И получается, что система наша до безумия экономична! Так что если кто-то предпочитает «на Бога надеясь, и сам не плошать», то и сам он вполне способен справиться. А главное, наверно, это — удовольствие. Духовная, душевная цена вещей, сделанных вами для малыша лично, намного выше, чем у любой дорогущей фирменной вещи, купленной в магазине. Абсолютно все, чего нельзя (нет возможности) купить малышу сегодня в магазине, можно сделать самим! Проверено неоднократно. Была у нас одна семейная пара. Кажется, они и на занятия-то в наш клуб всего раз или два пришли. Потом звонят и спрашивают: «Мы ребеночка решили Семеном назвать. Как считаете, ничего?» Мы: «Какого ребеночка?!» Оказывается, родили. Сами. Преспокойно. Дома. Приходим, Семен, завернутый в чистую папину рубашку, лежит мирно в ящике, который они позаимствовали из комода, и спит. А они — счастливые-счастливые… Представляете, если бы это не мы к ним пришли, а патронажная сестра из поликлиники? Ну, не было у них денег на пеленки, на кроватку, но было такое количество любви, и был Семен, и это была родная папина рубашка (конечно, чистая и выглаженная), и какая, наконец, разница между деревянной кроваткой и деревянным же ящиком, если малышу в нем удобно и хорошо? Разве что у кроватки есть ножки, а у ящика — нет. Так его можно на стулья поставить. Ожидание А еще Игорь Борисович научил меня созывать дельфинов. Оказывается, это очень просто!.. И теперь я часто вижу их: представляю, как мы вместе плаваем с ними в воздухе, a потом – и в воде… Как будто я их знаю уже давно… словно они – мои братья. Из дневника ..Помолчали. Потом он сказал: ~ Звезды очень красивые, потому то где-то там есть цветок, хоть его и не видно. ~ Да, конечно, ~ сказал я только, глядя на волнистый песок, освещенный луною. ~ И пустыня красивая… ~ прибавил Маленький принц. ~ Это правда… Сидишь на песчаной дюне. Ничего не видно. Ничего не слышно. И все же тишина словно лучится. ~ Знаешь, отчего хороша пустыня? ~ сказал он. ~ Где-то в ней скрываются родники… Антуан де Сент-Экзюпери Все начинается с зиготы — оплодотворенной яйцеклетки. А дальше… Через три недели от начала беременности уже можно зарегистрировать сердцебиение малыша. Через восемь — электрическую активность его мозга. Еще раньше — примерно через 30 — 40 дней от момента зачатия — внутри вас уже существует сформировавшийся человек. У него есть ручки и ножки, лицо, уши, глаза. В восемь недель беременности он спит, просыпается, сжимает кулачки, а в десять недель у него есть свой неповторимый рисунок на пальчиках. В пять месяцев он реагирует активно на звуки; в шесть у него функционирует вестибулярный аппарат, в семь он открывает глаза и может видеть. Вот такой он — человечек, встречи с которым мы ждем. Бывают еще тайные дети. У женщины в связи с какими-то женскими болезнями в прошлом были перевязаны трубы, и зачатие для нее было практически исключено. Но вот начал у нее болеть живот… Болит и болит, и растет как-то странно… Врачи поставили диагноз: грыжа, понаблюдали и назначили операцию. Хорошо, что накануне операции кому-то пришла в голову добрая идея сделать ей УЗ И — ультразвуковую диагностику. И оказалось, что никакой грыжи нет, а есть беременность — 4—5-й месяц, кажется, пошел… Как это у нее получилось — с перевязанными-то трубами, Бог весть! Астрологи считают, что так приходят в мир самые светлые люди… но и — самые незащищенные. Ведь мама и папа довольно долгое время даже не подозревают об их приходе. Но это — вопрос спорный, такие случаи достаточно редко встречаются в жизни. Давайте вернемся к детям обычным, то есть долгожданным. Итак, наступает беременность. А вместе с осознанием беременности, как мы уже говорили, приходит страх. И страх этот — не только душевный, моральный. Он еще и страх физического тела женщины. Ведь беременность — это знак нашему телу о том, что отныне ему предстоит предоставить свой материал для построения тела ребенка, пожертвовать частью себя. И, как это ни странно, матка какое-то время пытается не позволить оплодотворенной яйцеклетке прижиться и развиваться у ее стенки, отторгает ее. А зигота стремится расти. Сознательное родительство помимо всего прочего хорошо еще тем, что период такого конфликта, его время значительно сокращается. Почему, как вы думаете, мы так много говорили о духовности в предыдущих главах? Человек духовный обладает большей готовностью к самопожертвованию, чем человек духовно неразвитый. Пожалуй, он даже испытывает потребность в самопожертвовании. И эта потребность заставляет физическое тело выключить реакцию страха, снять тревогу, которую наша центральная нервная система с наступлением беременности объявила по всему организму, и принять оплодотворенную яйцеклетку, дать ей возможность нормально развиваться. Разговор этот очень тесно связан с вопросом, который так или иначе волнует всех беременных женщин, — вопросом о возможной угрозе выкидыша на ранней стадии беременности. Кстати, такая угроза на первых порах существует практически всегда. И она напрямую связана с уровнем сознательности родителей, с тем, насколько они готовы, хотят и могут пожертвовать собой ради создания новой жизни. Проблема угрозы выкидыша на ранней стадии беременности — это, скорее, проблема духовная, чем физическая… или, вернее — духовная и физическая одновременно. Если женщина готова жертвовать собой, борьба между страхом и готовностью сводится к минимуму. Ну что-то вроде заминки в дверях. Чуть замешкались, и все. Ребеночек почувствовал, что его ждут, что он принят и будет отныне старательно защищен на всех уровнях. В такой ситуации угроза выкидыша практически исключена (если, конечно, какие-то экстремальные внешние обстоятельства не спровоцировали ее, но это тоже случается достаточно редко). Более распространенный вариант: ребенок, пришедший спонтанно. Как мы живем в общем-то: и хотим чего-то, и побаиваемся, и опять хотим… Здесь реакция страха будет более длительной. И, не дай Бог, начнутся рассуждения: оставить?.. убить?.. Мы редко задумываемся об этом — слишком тяжел груз повседневной жизни у большинства из нас, слишком привыкли мы (на самом деле, просто вынуждены) постоянно просчитывать все свои поступки и решения, учитывать и взвешивать все «за» и «против». Что ж, такова наверное, жизнь. Но!.. Но представьте себе: вашему малышу три года. И однажды вечером вы с папой садитесь за стол и начинаете рассуждать: что-то жизнь стала тяжелее, денег нет, долги, инфляция… Может, нам ребеночка-то… того… избавиться от него как-то? Насколько ведь легче сразу станет! А потом, со временем, заведем другого, мы ведь еще молодые… Страшно? Абсурдно? Дико? Но ведь нет никакой разницы! Существо, чьей жизнью вы намерены распорядиться по своему усмотрению, с первых дней (дней, не недель!) вашей беременности — уже человек. У него есть ручки и ножки, пальчики, а на пальчиках — ноготки; у него есть лицо, и он похож на вас или на своего папу, или на вас обоих одновременно; у него есть душа. Душа, которая пришла именно к вам, именно вас попросила помочь ей воплотиться в этом мире. На Западе женщинам, изъявившим желание прервать беременность, показывают на аппарате УЗ И малыша. И включают звук, чтобы они слышали, как бьется его сердце. Но вот мы решили, что он будет жить. Решали… ну, скажем, две недели. И две недели он жил в ожидании смерти, но с маленькой надеждой на помилование. А через некоторое время мамочка спрашивает: «Доктор, а почему у меня такой ужасный, непереносимый токсикоз?» И начинается новый виток построения отношений с малышом, потому что токсикоз — проблема частая и достаточно неприятная. Что посоветует вам врач, если вы обратитесь к нему с этой проблемой? Скорее всего, лекарства, в тяжелом случае — госпитализацию, капельницы. Что обычно советуем мы? Валериану, пустырник, мяту. Еще советуем снова оглядеться вокруг: нет ли каких-то внешних причин, вызывающих у вас, так сказать, психологический токсикоз. Все ли у вас в порядке в ваших отношениях с мужем? С родителями? С близкими людьми? Как все они относятся к тому, что вы ждете малыша? Юля: Есть еще один способ, которым часто пользовалась лично я (а у меня трое детей). Способ этот такой. С утра не вставайте с постели, старайтесь даже не садиться. Пусть муж принесет вам… стакан обыкновенной воды. А вы — по возможности лежа — выпейте эту воду. Полежите спокойно еще несколько минут, затем неторопливо вставайте и начинайте день. Это действие — что-то вроде обряда. В чем его смысл? Ну, во-первых, вода. А вода, как известно, имеет свойство накапливать и хранить самую разную информацию. Какую же информацию вы получаете через воду в данном случае? Ваш муж, отец малыша, берет стакан, наполняет его водой и несет его вам — своей жене и матери ребенка. Таким образом в эту воду он вкладывает свою энергетику — свою любовь к вам и будущему ребенку, свою заботу, свое желание помочь вам обоим, сделать так, чтобы вам стало легче, лучше… Все это и есть действия, которые мы называем «зарядкой». Помните, «заряженная вода»?.. И ваш малыш через воду, поданную папой, выпитую мамой, чувствует, ощущает своего отца, его любовь и заботу. Мамочка же получает недостающую ей мужскую энергетику, что необходимо каждой женщине (как на физическом плане женскому организму необходимо постоянно подпитываться мужскими гормонами). Итак, мамочка получает то, чего ей недостает, и она как бы расцветает, и так создается гармония, которую прекрасно ощущает ваш малыш. Он ощущает эту гармонию как комфорт, уют, защищенность. Он чувствует, что маме хорошо, она счастлива. Он знает, что папа рядом, здесь, ощущает его поддержку и защиту. Этот обряд важен для женщины и в психологическом плане: ведь благодаря ему, он чувствует свою значимость, понимает, что она любима, что ей готовы помочь в трудную минуту. И если у вас токсикоз психологического плана, этот метод вам безусловно поможет. Но токсикоз первой половины беременности бывает не только в тех случаях, о которых мы говорили раньше. Ведь суть токсикоза — физическое очищение организма. И если физически вы не слишком хорошо подготовились к беременности (по той или иной причине), токсикоза, увы, вам не избежать. Те, кто занимался чистками организма — по любой из известных систем, — знают, что состояние в определенный период чистки очень похоже на состояние токсикоза первой половины беременности. И поэтому, когда у вас начинается токсикоз, как ни парадоксально это прозвучит, вам стоит благодарить Природу за то, что организм ваш работает хорошо, правильно; верно понимает задачу и старается ее выполнить. Вообще этот период беременности чем-то похож на акцию генеральной уборки на кухне. Знаете, как хозяйки делают: проверяют все шкафчики, полочки, все уголки. Смотрят: ага, вот это лишнее, надо выкинуть, и это надо убрать, и от этого лучше избавиться. Потом расставляют все по местам и глядят: так, чего же нам не хватает? Что надо принести, добавить, чтобы порядок был идеальным? И добавляют то, чего не хватает. Так и ваш организм в какой-то период, когда основная чистка окончена, начинает соображать: чего не хватает? кальция? калия? фосфора или железа?.. И вот тут начинаются так называемые «причуды беременных». То вам соленого хочется, то сладкого, кислого, горького… или мелу, например, поесть. Вообще-то все мы постоянно ощущаем что-то подобное и не будучи беременными, но ощущения эти достаточно приглушенные, и в повседневной жизни мы в них не вслушиваемся. А когда вы беременны, организм показывает вам очень четко, чего ему не хватает, — так, что не отвертеться. «Вот видишь, — говорит он, — тебе очень-очень хочется мела!» И будет это талдычить вам до тех пор, пока вы не съедите этот мел. И правильно сделаете! Итак, что-то в этот период беременности ваш организм отторгает, отбрасывает, чем-то пополняется. Пытается достичь оптимального равновесия. Так что можно сказать даже, что токсикоз — состояние нормальное. Это — одна из сложностей беременности, которую нужно просто пройти достойно, не раскисая самой и не изводя родных и близких. Скажите себе: «Да, у меня токсикоз. Но я-то понимаю, что это такое, откуда он берется и для чего нужен нам с малышом, поэтому я перетерплю, переживу это без жалоб и обид». Любое некомфортное состояние мы можем пережить достаточно легко, если знаем, что происходит с нами, понимаем, что это — работа для достижения большого результата, счастья, которое нас ждет впереди. Кстати, если о токсикозе думать с утра и до вечера, ныть, страдать и мучить заодно всех окружающих, процесс этот может затянуться. На физическом уровне все давно кончилось — организм очистился, но наши страхи, наша паника, «ахи» и «охи» будут подпитывать и длить состояние токсикоза. Обычно же токсикоз первой половины беременности заканчивается у женщин с 8-й по 12-ю неделю беременности. Что еще важно на первом этапе беременности? Не нервничать! Звучит банально и даже смешно в наше время. Но это действительно так! И поэтому главная ваша задача сейчас — достичь состояния мира и радости, несмотря ни на что, вопреки всему, это состояние хранить и беречь, нести в себе. Тут очень важна поддержка мужа. У нас говорят: женщина девять месяцев вынашивает ребенка, а мужчина все эти месяцы вынашивает жену. И это, безусловно, верно. Потому что ребеночек в этот период будет гармонично развиваться только при наличии определенной энергетики — общей энергетики мамы и папы. Ну а если вы решили родить и вырастить ребенка одна, без мужа?.. Что ж, и это вполне возможно. Дело в том, что малыш в этом случае будет искать как бы «энергетическое замещение» отца, то есть человека, который сможет дать ему недостающие энергии. И обязательно найдет. В некоторых семьях таким человеком может стать старший ребенок. В других, как это ни странно, бабушка (это часто случается в семьях, в которых мать и взрослая дочь живут вместе и в которых инициатором рождения малыша является бабушка; она понимает: пришла пора). Человеком, который может додать малышу недостающие энергетические вибрации в неполной семье, может стать и кто-то другой: родственник, друг… Ибо беременная женщина всегда подспудно ищет и находит точку опоры — человека, который будет поддерживать ее в ее состоянии, помогать ей и защищать ее. Для этого вовсе не обязательно, чтобы такой человек постоянно находился рядом. Женщина всегда интуитивно верно выбирает того, кто способен на проявление необходимых ей и малышу энергий. Итак, состояние мира и радости, покоя. Именно исходя из этого маминого состояния малыш формирует свой первый взгляд на жизнь. Этот взгляд еще не связан с органолептическими ощущениями (т. е. осязанием, обонянием и так далее), а связан, скорее, с иррациональным пониманием мира — с ясновидением, с энергетическими чувствами и ощущениями. Ребенок воспринимает мир через свои тонкие каналы. Поэтому женщине в этот период крайне важно как можно меньше реагировать на те или иные внешние раздражители (которые, безусловно, будут встречаться ежедневно, преследовать ее), иначе восприятие мира у малыша будет искажено заранее, еще до рождения. Постарайтесь научиться держать себя в руках. Что бы ни случилось, умейте сказать себе: «Стоп! Я беременна». И отстраниться от ситуации. Наши акушерки иногда дают такой совет мамочкам. День прошел, вы легли спать. Прокрутите этот день в своей памяти вместе с ребенком. Если было что-то плохое, неприятное, скажите малышу: «Да, мой хороший, и так бывает в жизни. Но ты не переживай, не тревожься, мы вместе, и я тебя очень люблю. Мы способны с тобой справиться с любой ситуацией». Ребенок переживает любой стресс вместе с матерью, и, если потом его не успокоить, не приласкать, он уже родится нервным. Говорите с ним серьезно обо всем, о чем вы говорите с мужем, с друзьями. Учите его, объясняйте. Если у вас нет возможности слушать с ним прекрасную музыку, смотреть картины, ездить в походы и путешествия, постарайтесь хотя бы свято хранить мир и покой в вашем доме, в семье. Может быть, даже путем некоторого уединения. Как это и было когда-то на Руси. Беременная женщина знала две дороги: из дома в церковь и из церкви домой. Женщину в этот период оберегали от лишних встреч, от ненужных контактов, считалось, что самой лучшей средой обитания для нее является родной дом. Однако это отнюдь не значило, что дома она лежала на печке и ничегошеньки не делала. Все дела по дому до самых родов были на ней. Одна старая женщина на вопрос о полезных упражнениях во время беременности сказала как-то: «Да ничего не надо придумывать особенного! Просто каждый божий день мой пол во всем доме. Можно утром и вечером». А ведь и впрямь, если подумать, какое количество мышц, какие их группы напрягаются в процессе мытья полов, станет ясно, что совет той женщины многого стоил. А хорошо еще мыть пол и представлять себе, как вместе с мусором, который вы выносите из своего дома, вы старательно убираете грязь и из собственного организма. Как каждый орган внутри вас становится чистым, теплым, приобретает какой-нибудь приятный — серебристый, золотистый, голубой (какой вам нравится?) — цвет. Просто представлять — элементарное энергетическое упражнение. Простое, но очень действенное! В принципе, не нужно бояться никаких физических нагрузок, никакой двигательной активности. Разумеется, не нужно специально таскать сумки, нагруженные кирпичами, или бегать на длинные дистанции. Просто продолжайте делать абсолютно все, что вы делали и до беременности. Задействованы и тренируются к родам мышцы шеи, спины, бедер, ягодичные мышцы. При отжиме тряпки работают мышцы рук Скручивание в пояснично-крестцовом отделе позвоночника. Включаются в работу боковые и межреберные мышцы туловища. Происходит растяжка мышц промежности и внутренней поверхности бедра, что очень важно для процесса будущих родов Работают мышцы спины, шеи, мышцы промежности, отрабатывается растяжка мышц передней и боковой поверхности бедра Нужно принести с рынка 5 килограммов картошки? Берите и несите! Надо пробежаться к трамваю, который вот-вот уйдет?.. Бегите на здоровье! Скручивание грудного и поясничного отдела позвоночника, а также активная работа мышц рук и ног Вы привыкли в это время года ездить на дачу, хоть это достаточно далеко? Поезжайте на дачу и возитесь на своих любимых грядках. Активное прогибание позвоночника очень важно и полезно для предстоящих событий. Растягиваются мышцы внутренней поверхности бедра, участвуют ягодичные мышцы и мышцы промежности Отдых — расслабление Никакого вреда это вам не принесет, если делать вы все это будете спокойно и с радостью. Без раздражения — на тяжелые сумки и вечно уходящий транспорт, на давку в электричке, на то, что каждый день несет массу проблем, которые надо решать. Это ведь — жизнь. Хотите еще один совет? Никогда не загадывайте, мальчик у вас или девочка. Ждите человека. Дело в том, что, если ваши ожидания не оправдаются, в первый момент вы обязательно испытаете разочарование, и ребенок это обязательно почувствует, ощутит себя «незваным гостем». Была у нас одна девушка, которая очень хотела мальчика, уверена была, что у нее родится мальчик. А родилась Маша. И только через три года примерно мамочка — вдруг! — полностью осознала, что у нее растет маленькая женщина. Машка и на фотографиях до трех лет — ну, вылитый мальчишка… хорошенький такой, потому что на девочку похож. Три года ее неправильно ориентировали. А это сулит достаточные трудности в будущем. Итак, время потихоньку идет. И ваш малыш вот-вот начнет шевелиться… Когда это произойдет?.. Не стоит задавать себе этот вопрос, потому что точного ответа на него вам не даст никто. Лиля: Много лет назад я лежала на сохранении в больнице. Недолго лежала, примерно неделю или дней десять. Но всю эту неделю врач, осматривая меня с утра, считал своим долгом говорить мне задумчиво: «Да-а… А ведь он у вас так и не шевелится. А ведь давно бы пора… Что будем делать? Надо смотреть, жив ли ребеночек?» Я не слишком волновалась: почему-то была твердо уверена, что мой малыш жив, но… Но, представляете, сколько негативной информации «накрутилось» на мое подсознание за эту неделю? Это сегодня я понимаю: что и когда начнет делать малыш, не известно абсолютно никому. Разброс в сроках бесконечно велик, вариантов — множество. Что можно посоветовать, если подобная негативная информация каким-то образом все же будет приходить к вам? Во-первых, не пугаться. Во-вторых, есть в таких случаях очень простой и очень действенный метод выяснения спорных вопросов — надо обратиться к самому малышу. Нужно сесть поудобнее, настроиться на общение с ним и сказать: «Милый! Я о тебе беспокоюсь. Покажись! Покажись не врачу — мне, чтобы я знала, что у нас с тобой все в порядке». И поверьте, нет такого ребеночка, который не отзовется. Разумеется, это произойдет, наверно, не сразу — он не начнет тут же прыгать внутри вас. Но он вас услышит, и, если вы спокойно подождете день, от силы два или три, он вам ответит. Потому что вы с ним — единое целое, и, если вы обратились к нему за помощью, за советом, он обязательно поможет вам. Какие еще проблемы могут возникнуть во второй половине беременности? Так называемый «поздний токсикоз». Определить его достаточно просто: нужно нажать пальцами на предплечье и, чуть подержав, отпустить. Если останутся светлые пятна, значит, внутренние отеки у вас есть. Чем объясняется поздний токсикоз? Мы считаем, что это результат все тех же страхов нашего организма. Ведь отеки — это нежелание организма отдавать воду, попытка физического тела как бы закрыться, чтобы доносить ребенка. Как с этим бороться? Хорошо пить свежезаваренный брусничный лист, употреблять в пищу и пить отвары укропа и петрушки. Можно пить отвар крапивы (тут необходимо знать вот что: крапиву можно пить либо долго очень небольшими дозами, либо помногу, но всего несколько дней, а затем сделать перерыв). Возможно, стоит обратиться к гомеопатам, если вы доверяете им. Травы можно употреблять как свежие, так и сушеные. Очень хорошо влияет на все органы, на организм в целом березовый лист. Его собирают в конце мая — начале июня — клейкие листики, которые только-только начинают распускаться, — так называемые «копеечки» (размером они со старую копеечную монетку). Столовую ложку березового листа завариваете стаканом кипятка и этот отвар выпиваете в течение дня. Кроме всего прочего он отлично нормализует обмен веществ в организме. Врачи в таких случаях рекомендуют практически исключить соль из рациона питания. Мы столь резких советов давать не рискнем. Полное исключение из рациона любого из компонентов питания неизбежно приведет к его дефициту в организме. Количество соли в пище, пожалуй, действительно следует в такой период несколько уменьшить, но — ровно настолько, чтобы вы сами не чувствовали дискомфорта. И совет, наверное, уже ставший традиционным: не зацикливайтесь на проблеме. Порой отеки возникают потому, что женщина знает: во второй половине беременности они бывают практически у всех. Да нет, не у всех! Постарайтесь не рисовать себе картинку этих отеков, и, возможно, у вас тогда их не будет. Ведь большая часть болезней имеет корни в нашем сознании. И это давно доказано психологами. Нужно ли готовить себя к роддому? Нужно ли, если вы твердо решили рожать дома, регулярно посещать женскую консультацию до родов? На учет в консультации, наверное, лучше все-таки встать в любом случае. Кстати, вы можете сделать это буквально накануне декретного отпуска — это ни в коем случае не будет являться для врачей основанием отказать вам в этом отпуске и его оплате. Если в консультации вы почувствуете себя комфортно найдете взаимопонимание с врачом, который будет курировать вас, все хорошо. Юля: Лично меня, когда я пришла в консультацию, врач спросил: «Так, что болит? Ничего?.. Ну как же — ничего? Сердце?.. Почки?.. Печень?.. Ничего… Так не бывает! Мы будем вас обследовать. И, разумеется, что-нибудь обнаружится», — уверенно закончил беседу врач. В подобном случае, наверное, лучше свести контакты с доктором до минимума. Люди, которые привыкли везде и всегда искать патологию, которые просто не представляют, что ее у человека может не быть, вряд ли привнесут что-то светлое в ваше состояние. А вред от них, к сожалению, может быть, и — серьезный. Но тут, как и во всем в жизни, действовать надо по интуиции. Что касается родильных домов… Нужно четко понимать, что роддом — место, где человека делают для окружающего его социума. В роддоме, чаще всего, рождается винтик этого социума, его деталька. Родился и увидел вокруг Структуру. И запомнил с первого взгляда: ты отсюда, дружок, из этой Структуры. И знай свое место. Спеленали, унесли и сразу объяснили всем обращением: ни на что особенно не надейся и не рассчитывай. Чего ты там плачешь?.. Маму тебе? Не положено. Не хочешь перепеленываться, как все? Положено, не кричи! Нежности тебе, тепла?.. Да где же его взять, когда рядом еще 50 младенцев орут? Точно таких же, как ты, ничем не отличаются. (Про индивидуальность даже не заикнемся, правда?) На всех нежности не напасешься. Так что будь как все, и все будет о'кей. Чарковский говорил проще: «В роддоме считают, что девочка (медсестра. — Авт.) за сутки способна обслужить 30—35 новорожденных детей. Но ведь думать так — это более безнравственно, чем утверждать, что за ночь она может обслужить 30 мужчин. Ребенок требует гораздо большего внимания, чем мужчина. В этом плане наши роддома поразительно хочется назвать публичными». Наверное, мы слегка утрируем ситуацию. На сегодняшний день полно платных родильных домов, где к услугам женщины отдельная палата, где малыша у нее не отнимают сразу после рождения, где муж постоянно может быть рядом. Это так. Но… Акушерка должна принять роды, и в эту задачу для нее активная мамочка просто не включена. (Если мама сама ведет свои роды, что остается делать акушерке?) Ей нужна мама покорная. Потому что, во-первых, это проще. Во-вторых, в этом случае акушерка может достаточно легко проследить все этапы родов в том виде, в котором она много лет изучала их по книге, в силу своего понимания того, что такое вообще есть родовспоможение. Сознательные же родители безусловно пытаются вести свои роды сами. И, по мнению медицины, это никуда не годится, так как возникает конфликт. Кроме того, давно и хорошо известно: чем меньше посторонних рук и глаз присутствуют во время родов, тем лучше их результаты. И все-таки вышесказанное ни в коем случае не лишает вас права выбора. Единственный по-настоящему настоятельный и категорический совет: что бы вы ни выбрали, ваш выбор должен быть исключительно тщательным и сознательным. Выбирайте не просто роддом, где имеются хорошие условия. Выбирайте себе Врача. Выбирайте Личность, которая будет вести роды. Познакомьтесь с вашим врачом заранее, наладьте с ним духовный, душевный контакт. К счастью, сейчас у большинства из нас такая возможность есть. Роды — процесс, затрагивающий человека целиком, все его уровни. Каким образом? Начнем с наиболее простого — как проходят роды на физическом уровне. Есть память нашего тела. И в этой памяти на клеточном уровне существует память только об одних родах — о ваших собственных, о том, как вы сами появились на свет божий. Эта память настолько сильна, что, если бы тело существовало отдельно от сознания, оно бы просто раз за разом в ваших родах воспроизводило картинку вашего появления на свет, один к одному. Вплоть до того, что ребеночек ваш родился бы точно в ту же минуту от начала родовой деятельности, в которую родились у вашей мамочки вы. Наше тело имеет свое собственное представление о родах — оно у него жестко зафиксировано на клеточном уровне. Что из этого может последовать и, скорее всего, последует? Да то, что в ваших родах повторятся все проблемы, которые были у вашей мамы при вашем рождении. (Кстати, с помощью психофизических методик это знание тела можно использовать, чтобы определить и, если нужно, скорректировать программу будущих родов, заложенную в женщине, но об этом мы поговорим дальше.) Итак, наше тело мы будем готовить к родам тренировками, упражнениями, дыхательными практиками, разумной коррекцией питания. Это — первый шаг к улучшению прохождения предстоящих родов. К счастью, кроме тела мы обладаем еще и разумом. Уровень разума — ментальный уровень человека. И он тоже имеет свое собственное представление о родах. Откуда оно берется на этом уровне? За счет знаний, приобретенных нами в течение жизни теми или иными путями: из книг, чьих-то рассказов, из фильмов. И страхи наши перед предстоящими родами — именно оттуда. Что мы видим в большинстве, скажем, фильмов, где есть сцены рождения? Женщина страшно кричит, все вокруг пугаются и — появляется ребенок. Такие вот три этапа. Кошмар какой-то, одним словом. Далее нас начинают «накручивать» врачи, с которыми мы в той или иной степени вынуждены общаться в процессе беременности (помните: будем исследовать и искать, что у вас плохо, и обязательно найдем). Врачи привыкли считать, что беременность для женщины — это отклонение от нормы. Постепенно и сама женщина приходит к такому же выводу. Да и как не прийти, картинка-то вполне конкретная получается: если один из нас — врач, то второй, соответственно, больной. И женщина тоже начинает привыкать к мысли, что она — не в норме. Ну, а если беременная женщина еще начнет читать о своем положении и родах в медицинских справочниках и книгах! Там, в этих книгах, удивительно достоверно и подробно описана вся патология. И если герой Дж. К. Джерома не нашел у себя родильной горячки, то ведь все остальное он все-таки нашел, прочитав медицинскую энциклопедию! Что нам необходимо сделать, какую работу провести на ментальном уровне? В наше сознание необходимо внести информацию о том, что беременность, роды — это абсолютная норма для женщины. То есть мы должны поменять отрицательную информацию, установку на положительную. Этому хорошо помогают аутогенные погружения. В процессе этих погружений человек расслабляется настолько, что его сознание перестает сопротивляться такой подмене информации. (Если попытаться подменить ее без расслабления, сознание наверняка станет упрямиться: «Да как же! и «Да я же знаю, что все наоборот: я читало, видело-слышало».) На занятиях по аутогенному погружению мы стараемся заложить в сознание женщины формулу идеальных родов. Это важно еще и для того, чтобы неизвестный сознанию фактор, возникший во время родов, не сбил весь процесс. Лиля: Например, у меня во время родов началась капитальная чистка организма, а проще — рвота. А родовая деятельность прекратилась и не возобновилась до тех пор, пока одна старая акушерка не объяснила мне, что подобное явление — норма, встречается часто и идет мне и малышу только на пользу. То есть мое сознание, столкнувшись с чем-то, чего оно не предвидело, не знало заранее и соответственно не могло оценить, сказало: «Стоп! Не поняло… Будем разбираться, что происходит». Но существует непрерывный родовой поток, в котором женщина должна чувствовать себя гармонично. И если этот поток сознанием по той или иной причине сбивается — плохо. Ведь роды — процесс в большей степени природный, чем сознательный, сознание должно не мешать нам в этом процессе. Идеальными мы называем роды, где женщине понятно все происходящее с ней, где отсутствуют страхи и соответственно осложнения, связанные с этими страхами. Если картинка идеальных родов хорошо прорисовалась в нашем сознании, в родах оно чувствует себя спокойно и уверенно, родовой поток идет хорошо. Если же информация неверна или ее недостаточно, сознание вмешивается в родовой поток, нарушая его естественный ход. Наверное, взаимосвязь духовного уровня с родами — это наше осознание значимости происходящего. Понимание в полной мере того, что роды — не биологическая манипуляция, а рождение новой души. Для чего это нам нужно понимать, ощущать? Есть такое понятие: «вложить душу». Душу можно вложить или не вложить в любое дело. Если душа вложена, результат родится с душой, если же нет — без нее. Малыш, чье рождение было простым физиологическим актом, вынужден будет совершать путь «одушествления» уже сам. И зачастую это связано с большими для него (да и для окружающих) трудностями. Для понимания родов на духовном уровне нет специальных тренингов. Здесь вы будете вынуждены искать свои собственные пути. Но прийти к такому пониманию необходимо. Так вот поток пойдет снизу вверх. Что это значит? В родах обязательно наступает момент, начиная с которого для женщины внешний мир как бы перестает существовать — остаются только она и ребенок. И духовный уровень все равно в этом процессе вскроется — хочет женщина того или же нет. Если во время подготовки к родам работа с этим уровнем не проводилась или была недостаточной, это усложнит и удлинит роды. Если на уровне ментальном существуют страхи, с которыми мы не работали, произойдет то же самое. Если мы физически не готовы к родам… Все правильно. С каждой неготовностью процесс этот будет проходить все дольше и труднее. Как вариант подготовки к родам на физическом уровне мы предлагаем вам два упражнения, которые выполняют в воде – в бассейне или в море, речке, озере. Прыжки в воде. При выполнении этого упражнения укрепляются мышцы живота и связочного аппарата, активно задействованы мышцы рук и ног. Кроме того, мы рекомендуем будущим мамам активно двигаться в воде, нырять и тренировать длительные задержки дыхания. При этих задержках попытайтесь представить, прочувствовать, как во время прохождения по родовому каналу ваш малыш будет умело затаивать дыхание. Он запомнит это, и память об этих действиях значительно снизит асфиксию малыша в родах. Задержки дыхания. Цель упражнения — освоение мамой и малышом задержек дыхания. Кроме того, в процессе его выполнения разгружается поясничный отдел позвоночника, а шейный отдел напряженно работает на скручивание. Отрабатывается растяжка мышц промежности и бедра И последний совет. Вопреки принятым теориям водных тренировок мы рекомендуем вам выдох производить не в воду, а на воздухе. Как вариант подготовки на плане ментальном, нам хотелось бы предложить вам попробовать заняться аутогенными погружениями или медитацией. Такие занятия полезны в частности еще и потому, что они учат женщину умению владеть своим телом. Ведь часто в родах акушерка говорит вам, предположим: «Тужьтесь на копчик!» И бедная женщина начинает судорожно соображать: где этот самый копчик?.. как его найти?.. каким образом включить его в работу? То есть у женщин практически отсутствует чувствование своего тела. Аутогенные погружения женщина может проводить одна или вместе с мужем. Очень хорошо заниматься медитацией вместе со старшими детьми (если они у вас есть и они еще достаточно маленькие — до трех лет). Причем детей не нужно вовлекать в процесс каким-то особенным образом — пусть они просто занимаются своими делами, играют рядом с вами. Если аутогенное погружение пошло хорошо, дети не будут мешать вам: вы сами увидите, что они притихнут, неосознанно участвуя в ваших занятиях. Позы, удобные для аутогенного погружения, вы видите на рисунках. Если женщина занимается одна, ей подойдет поза черепахи Удобна также поза лежа на боку, но не на спине — это плохо для малыша Если папа и мама занимаются вместе, наверное, наиболее приемлемой будет вот такая позиция Когда родители занимаются вдвоем, часто удаются совместные «путешествия». Оказывается, увиденное ими во время медитации принадлежит к измерениям одного и того же порядка, уровня. И по окончании погружения можно поделиться впечатлениями. Вообще совместное погружение помогает паре достичь гармонии, которая, как мы уже говорили, очень важна для хорошего развития малыша. Аутогенное погружение — пространство наисвободнейшего творчества, как сон, наверное, больше, чем сон. Ведь во сне мы отрабатываем некие существующие в реальности проблемы, ситуации, напряжения. А в медитации мы свободны, как только может быть свободен человек. Это та свобода творца, которая позволяет нам легко превращаться — из руки в ветвь, из ветви — в звезду, из звезды в солнце… и так далее, до бесконечности. И если человек научился в аутогенном погружении раскрываться как творец, медитация приносит огромную пользу. Процесс аутогенных погружений будет состоять из двух частей. Часть первая — релаксация. Во время релаксации вы (если вы одна) или тот из супругов, кто будет ведущим в погружении, приняв одну из указанных поз, начинает произносить примерно следующее: Мы видим пальцы наших ног. Они наполняются приятным теплом. Мышцы расслабляются. Они становятся теплыми и тяжелыми. Приятная тяжесть наполняет их. Мышцы становятся теплыми и мягкими. Вы представляете пальчики своих ног и стараетесь Добиться тех ощущений, о которых говорите. Таким образом мы будем работать и с другими группами мышц, в том порядке, который мы вам предложим. Итак, первыми были пальцы ног. Далее порядок расслабления такой: стопы, голени, бедра, мышцы таза, живот. Внимание! При работе с животом надо быть осторожными. Все внимание — на малыша, на его состояние. К тексту добавьте, пожалуйста такие слова: …Стенки живота наполняются светом. Теплый мягкий свет заполняет весь живот, нежно освещает малыша, ласкает его. Наш малыш купается в этом нежном ласковом свете, наслаждается им. Он расслабляется, получает удовольствие. Он доволен и спокоен. Далее: мышцы спины, пальцы рук, предплечья, плечи, шея, лицо. При работе с лицом и шеей также необходимо быть очень внимательными — расслаблять их по частям, очень осторожно. Обязательно постарайтесь добиться ощущения тепла. Работа в этими частями тела сложна потому, что именно на них идет сильное воздействие, ложится огромная нагрузка. Постарайтесь расслабить сперва веки, затем щеки… потихоньку переходите к мышцам шеи, находящимся спереди… потом к тем, что сзади… Разумеется, текст, проговариваемый вами, может варьироваться. Поищите, «подгоните» его под себя. Результаты, если вы не занимались аутогенной тренировкой раньше, появятся не сразу. Но они обязательно появятся! Хорошо, если к концу расслабления вы ощущаете, что ваши мышцы как бы провисли, в них поселились тепло и полный покой. В этом состоянии тепла и расслабления мы можем переходить ко второй части нашего аутогенного погружения. Часть вторая — путешествие. И снова вы или ведущий погружение супруг негромко и размеренно произносит примерно следующее: Мы отправляемся в чудесное путешествие к морю. Мы лежим на теплом-теплом песке. Нам очень хорошо. Бархатный горячий песок согревает все наше тело, каждая песчинка делится с нами своим благодатным теплом. Нам уютно и спокойно. Мы чувствуем запах моря, слышим прибой. Море влечет нас к себе. И мы откликаемся на его зов — мы тихонько встаем и медленно идем к морю. Мы видим напоенную солнечным светом воду у наших ног и входим в нее. Теплая мягкая вода подхватывает нас. Мы раскидываем руки, смотрим в небо и спокойно-спокойно лежим на воде. Волны чуть-чуть покачивают нас. И наш малыш спокоен и счастлив сейчас. Вода, полная солнца и радости, дарит нашему малышу удивительное состояние. Он ощущает жизнь моря, сознание Океана окружает его. Малышу понятно все вокруг. Ему все сродни. Он чувствует всех морских зверей и рыб, все море как единый организм. Он видит планету, наполненную водой, и может охватить ее сознанием, понять ее всю. И мы сами вместе с малышом можем понять и увидеть это чудо. Мы видим, как общаются наш малыш и море. И мы вместе с ним чувствуем это состояние гармонии и полного взаимопонимания с морем, с планетой, полной солнечной воды. Это общение дарит малышу мудрость и доброту. С мудростью и добротой он пойдет по жизни, и они никогда не оставят его. Море вновь и вновь будет помогать малышу обрести это состояние, оно будет для него другом и учителем. И мы вместе с нашим ребенком сможем сделать первый шаг к Знанию. В этом состоянии мы запомним себя и малыша. Наше сознание растет, оно становится все больше… Оно огромно, и теперь мы видим и понимаем нашу Землю, слышим ее, думаем о ней. И мы любим ее, мы заботимся о ней так же, как заботимся о нашем малыше. Запомним себя в этом состоянии. Медленно откроем глаза и сделаем глубокий вдох. Улыбнемся. Это было прекрасно! Полежав еще немного, неторопливо вставайте. Как вы и сами, наверное, догадываетесь, текст этот не надо учить наизусть — это всего лишь канва, направление вашего путешествия. Поверьте, нужные слова и образы придут к вам сами, стоит только тронуться в путь. Нужна ли какая-то музыка? С музыкой медитация обычно проходит естественнее. Годится для этих целей музыка практически любая — лишь бы она была вам по душе. Но можно обойтись и без музыки; кому-то, возможно, она будет просто мешать. Возможно, у кого-то — на первых порах или вообще — не будет получаться релаксация. Если в какой-то момент вы поймете, что это для вас проблема действительно неразрешимая, вычеркните из своих занятий первую часть, дабы не застрять навеки на ее освоении. Но сделать это стоит только после достаточно долгих попыток, так как польза, приносимая релаксацией, огромна. И, наконец, еще вот о чем хочется сказать. Нет никаких гарантий, что, начав аутогенное погружение целью перенестись на берег моря, вы не окажетесь где-нибудь совершенно в другом месте. Это не страшно. Это означает только одно: ваше подсознание выбрало то место, куда вам действительно нужно сегодня. Лес, горы, маленький городок, где вы когда-то бегали ребенком, незнакомая деревенька… Какая разница? Лишь бы путешествие в эти места принесло вам покой и счастье. ВСТРЕЧА Я взглянула на Свету ~ она была у меня акушеркой — и на Андрея. Они были такие красивые!.. Такие красивые; мне вдруг на минутку даже показалось, когда они надо мной склонились, что у них над головами что-то светится… как нимбы. Из рассказа о родах Ни в коем случае не представляй себе, что ты можешь быть или представляться другим, иным, чем, как тебе представляется, ты являешься или можешь являться по их представлению, дабы в ином случае не стать или не представиться другим таким, каким ты ни в коем случае не желал бы ни являться; ни представляться. Л. Кэрролл Помните поговорку, которую так любили повторять детям учителя в школе? Что-то вроде: «Посеешь привычку пожнешь характер. Посеешь характер, пожнешь судьбу». Со второй половиной этой пословицы трудно не согласиться. С первой — сложнее. Откуда вообще берется характер человека — у каждого свой, неповторимый, особенный? Почему один человек от малейшей неприятности готов впасть в уныние, опустить руки; другой же в экстремальных ситуациях, напротив, чувствует себя как рыба в воде? Отчего одному жизнь, несмотря на все сложности, кажется нескончаемым праздником, а другой и праздники воспринимает как унылые будни? Что заставляет одного работать по 15 часов в сутки и получать от этого настоящий кайф, а другого мечтать только о том, как бы любой работы избежать? А есть ведь среди нас и такие, о которых мы, с завистью вздыхая, говорим: «счастливый характер!» — люди спокойные, уверенные в себе, доброжелательные и гармоничные. Вряд ли они стали такими от того, что долгие годы терпеливо взращивали в себе хорошие привычки, дабы пожать характер, а через него и счастливую судьбу. Значит, есть какой-то секрет везучести, счастья, гармонии? Конечно, есть. И, зная этот секрет, можно самому создать характер (и судьбу) своего будущего ребенка. А свои характер и судьбу откорректировать — но это уже совсем другой рассказ. Итак, что влияет на характер человека? Ответ на этот вопрос мы находим в работах известного американского ученого Станислава Грофа, изучающего изменение состояния сознания человека, такие как транс, медитация, состояние озарения, творчества. Из многочисленных исследований С. Грофа нас интересует одно — относящееся к переживаниям человека в пренатальный и перинатальный периоды, то есть до и во время его появления на свет. Открытие определенных структур и зависимостей в этой области, пожалуй, считается одним из самых важных научных достижений Грофа. В чем же суть этого открытия? Появление человека на свет ученый разделил на четыре этапа. На каждом из этих этапов могут возникнуть и обычно возникают свои особые проблемы. Нерешенные или решенные не лучшим образом, эти проблемы вызывают тяжелые травмы психики новорожденного. Эти травмы впечатываются в его подсознание в виде матриц и оказывают негативное влияние на век последующую жизнь. «…Многочисленные наблюдения показали, что люди, у которых доминируют негативные перинатальные матрицы, имеют такой подход к жизни, который не дает им чувства удовлетворения и даже может быть разрушительным или саморазрушительным», — говорит Станислав Гроф в своей книге «Приключение само открытия. Уровни сознания и новые перспективы в психотерапии и внутренней реализации». Итак, четыре матрицы, четыре периода появления ребенка на свет. Они, согласно наблюдениям Грофа таковы: • пребывание в утробе матери; • начало родовой деятельности до момента открытия родового начала; • прохождение по родовому каналу; • момент отрыва, рождение. Что испытывает малыш на каждом из этих этапов? Попробуем разобраться. Первый этап (первая матрица) — пребывание в утробе матери. Ненарушенная внутриутробная жизнь младенца полна блаженства и удивительного воссоединения с природой, космическим сознанием и Знанием. Пациенты Грофа, погружаясь в измененные состояния сознания (разумеется, не при помощи ЛСД), вспоминали себя в утробе матери как частичку природы. Они вспоминали чувство глубокого покоя, блаженства и защищенности. Такого состояния больше никогда не будет в жизни человека, но каждый из нас подсознательно всегда стремится вернуться к нему — настолько оно гармонично. Если внутриутробная жизнь младенца была нарушена болезнями матери, в воспоминания о блаженстве вмешиваются и негативные ощущения. Нарушить внутриутробную жизнь могут стрессы матери, обиды, какая-то душевная боль, а также физические болезни, употребление алкоголя или табака во время беременности. Плацента, разумеется, защищает малыша, но не от всего, далеко не от всего. Второй этап (вторая матрица) занимает 1/3 процесса родов — родовая деятельность началась, но родовой канал еще не открыт. На этом этапе родов мир, в котором малыш находился в течение девяти месяцев, рушится. Состояние блаженства и покоя уходит. На смену приходят непонимание происходящего и антагонизм с матерью, которая ранее являлась для малыша всем окружающим его миром. Ребенок переживает состояния действительно ужасные. Матка, сокращаясь, сдавливает его, но шейка ее еще закрыта и пути наружу малышу нет. Сжатие и толчки нарастают, но выхода нет, все против тебя, ты не способен противостоять происходящему, бессилен. Кроме того, часто малыш подсознательно ощущает, что именно он — причина, виновник боли, которую испытывает мать, единственный родной и знакомый ему человек. С другой же стороны, он не может понять, почему это единственное родное существо хочет избавиться от него, выталкивает его наружу. Такая оппозиция с матерью — настоящая катастрофа для малыша. Катастрофа бесконечная, потому что выхода из нее на данном этапе родов нет. В эти часы мамочка должна, откинув боль и страх, помочь своему ребенку. Поэтому, чем выше духовное развитие, душевное состояние матери и тех, кто вместе с ней принимает участие в родах, тем безболезненнее и короче будет этот этап, тем меньше негативных воспоминаний будет заложено в клеточную память и психику малыша. Третий этап (третья матрица) — прохождение младенца по родовым путям. Матка раскрыта, и ребенок осознает, что выход из казалось бы безнадежной ситуации существует, он найден. В малыше просыпается отчаянное стремление выжить. В сущности весь этот этап родов для ребенка — борьба за существование. Он начинает бороться. Работать. И ему по-прежнему очень трудно. Мышцы матери сжимаются ритмично. Если отключиться от болевых ощущений и прислушаться к себе, можно этот ритм уловить, «попасть» в него, тогда процесс пойдет намного легче. Если мамочка чувствует себя спокойно и уверенно, это ее состояние обязательно передастся ребенку и его работа также приобретет ритмичность, она будет созвучна с работой матери. Мышцы физического тела сами знают свою задачу, и если не мешать им, верно попасть в ритм и расслабиться должным образом, они достаточно легко продвинут к выходу, к разрешению проблемы. У ребенка на этом этапе родов в силу его специфики формируется агрессия, и очень важно постараться путем облегчения его продвижения снизить эту агрессию до минимума. Четвертый этап (четвертая матрица) — рождение, отрыв от матери. На этом этапе формируется новое состояние малыша — он полностью отрывается от матери и начинает первый опыт самостоятельного существования в мире. Перерезание пуповины в дальнейшем закрепляет осознание его отдельности, самостоятельности. В роддомах пуповину принято перерезать практически сразу, как только малыш появился на свет. В результате ребенок не дополучает около 200 миллилитров крови и испытывает громадный стресс — ведь мгновенное перерезание физиологически не обосновано, пуповина еще пульсирует, она жива и функциональна. Мы рекомендуем перерезать пуповину, когда пульсация ее уже закончится. Еще лучше попытаться интуитивно понять, когда мама и малыш готовы к этому акту. Иногда это бывает спустя час или даже спустя несколько часов после рождения малыша. В Москве те, кто проводит роды по Русскому методу, сегодня вообще ратуют за неперерезание пуповины — они просто ждут, когда она отсохнет сама. В течение одного-двух дней они держат плаценту в небольшом сосуде рядом с мамочкой и ребенком, считая, что это значительно смягчает весь процесс родов, послеродовой период. Возможно, это и так, ведь плацента — источник энергетики для малыша. Что испытывает ребенок на этом этапе родов? Чувство вторичного рождения. Чувство огромной любви ко всему миру. Вообще, первая и четвертая матрицы созвучны, они перекликаются между собой. Ну вот, ваш малыш родился. И основные черты характера уже заложены в нем в виде родовых матриц. Каким образом они отразятся на его будущей жизни? Если психика человека находится под влиянием второй матрицы, когда сокращения матки уже начались, но родовой канал еще не раскрылся, когда малыш испытывал адские муки и не видел выхода из мучений, такой человек будет относиться к жизни пассивно. Любая незначительная неприятность или проблема будет представляться ему тупиком, из которого нет выхода. Бороться не надо — это бесполезно, выхода все равно нет. Повзрослев, такой человек не будет способен самостоятельно решать свои проблемы (он даже не станет пытаться решить их), будет плыть по течению. И куда это течение в конце концов занесет его, Бог весть… Подавляющее влияние третьей матрицы (младенец получил травму, когда он продвигался по родовому каналу, испытывая страшные муки) сделает человека «работоголиком», но отнюдь не в хорошем понимании этого слова. Психика человека в этом случае определяется памятью мучительной борьбы, и он никогда и ни от чего не чувствует полного удовлетворения. Мир вокруг кажется ему несовершенным. Его внимание постоянно фиксируется на негативном: потерях, неудовлетворенности, несправедливости, неудачах. Он не способен радоваться тому, что есть, в полной мере пользоваться тем, что имеет. Такое видение мира абсолютно не зависит от внешних условий и событий в его жизни — в любом случае он недоволен тем, что есть. Даже если окружающие считают его счастливчиком, он сам видит себя неудачником, ощущает ущербным. Люди вокруг воспринимаются ими как вечные соперники (а то и враги), а природа — как что-то враждебное, что надо завоевывать и постоянно держать под контролем. Такая философия породит психологию, основа которой — сила, соперничество, агрессия. При благоприятных родах в подсознание младенца закладываются позитивные перинатальные матрицы. И трудно даже представить, скольких проблем и несчастии мог бы избежать человек, если бы родился без травм и не жил впоследствии под влиянием негативных перинатальных матриц. И каким стал бы мир, если бы все люди научились воспринимать роды как блаженство… А теперь, дабы наши рассуждения на эту тему не показались вам голословными, мы приведем рассказ Михаила Дмитрука, журналиста, который первым в нашей стране погрузился в необычайные состояния сознания под руководством американских специалистов, работающих по методике Станислава Грофа. Такие сеансы сейчас практикуются в России и носят название «ребефинг», что дословно означает «второе рождение». Расслабив тело, я интенсивно дышал, игнорируя все предостережения известного исследователя из Новосибирска Константина Павловича Бутейко, который более тридцати лет доказывал вред таких упражнений… Желание попасть в удивительный мир оказалось сильнее страха. Стал дышать еще интенсивнее, отчаянно решившись прозреть или умереть. Но вместо смерти почувствовал удивительный прилив сил. Самым необычным, пожалуй, было ощущение в пальцах — будто по ним идет электрический ток. Вибрации становились сильнее, растекались по рукам и ногам, пересекались в центре тела. Во мне словно бурлила неведомая энергия. Не это ли чувствуют индийские йоги, когда с помощью дыхательных упражнений наполняют свое тело космической энергией — прямой? Я стал похож на ревущий поток этой энергии и чувствовал в себе такую мощь, что готов был творить чудеса, которые демонстрируют восточные мастера. Голыми руками разбивать камни, ходить босиком по огню, делать бескровные операции, раздвигая пальцами живые ткани… …И вдруг обнаружил в себе еще более удивительную способность — отчетливо ощущать прикосновения невидимых предметов. Вот судорогой сводит пальцы рук, то они не могут сжаться в кулаки: мешает что-то упругое, похожее на веревку… я чувствую какую-то неловкость в пальцах, как будто не умею ими владеть… Никак не могу понять, откуда взялась веревка, как она связана с моим телом. И вдруг появляется готовый ответ; мое тело вспомнило ощущения тридцатипятилетней давности. У меня в руках… пуповина. Действительно человек способен пережить глубокую регрессию возраста и вспомнить себя младенцем. У него даже появляется «плавающий взгляд», который есть у младенцев и который невозможно подделать взрослому. Вот мое тело скрючилось, я принял позу плода. Попытался распрямиться — ноги ощутили упругое сопротивление: ступни словно придавливали мягкую резину. Да ведь это матка! Вот я начал брыкаться — родительницу рассердили мои шалости, и мне вдруг стало дурно. Видимо, испытав легкий стресс, организм матери выработал токсические вещества, которые и перетекли в меня по пуповине. Вдруг зазвучала тревожная музыка, и я почувствовал приближение мучительных испытаний. Мы с матерью словно поменялись ролями: теперь я сидел смирно, а ее организм производил надо мной непонятные опыты. Меня мучили головокружение, боль, удушье, тошнота, судороги… какая-то чудовищная сила начала сжимать меня со всех сторон. Казалось, еще немного, и я буду раздавлен. Я лежал скорчившись, все мышцы свело судорогой. Дыхание прекратилось: грудь словно сдавили тяжелой плитой. Или это рушится весь мир? Но жизнь продолжалась. Неожиданно я понял, что есть высшие силы, которые заботятся о моем спасении. Как будто кто-то вытаскивал меня из-под груды обломков. Вдруг открылся выход из адской давильни. Тело начало распрямляться, я вытянул ноги и оторвал подбородок от груди. Только дышать по-прежнему было тяжело. Но что-то подсказывало: мучения скоро кончатся. …Неожиданно я почувствовал себя на свободе и сделал первый вдох. Захотелось плакать, но теперь это были слезы радости. Я испытывал невероятное блаженство. Тело казалось пустым, невесомым — я вообще его не ощущал… И я понял, что релаксация йогов — воспоминание о первых моментах жизни. «…Психологическая и физическая гигиена беременности, — пишет Станислав Гроф, — хорошие телесные и эмоциональные приготовления к родам, предложенные Фредериком Лебейером роды без насилия, подводные роды Игоря Чарковского, необходимое время для контакта матери и новорожденного… представляются факторами критической важности, и не только для будущего человека, но, наверное, и для будущего планеты. С другой стороны, зачатые и выращенные в пробирках дети, замороженные плоды, пересаженные в матку, оживленные выкидыши — все это говорит о том, что не соблюдаются даже минимальные требования для здорового развития психики. Гораздо больше усилий надо направлять на изучение методов, которые можно применять массово». Если человек переживает состояние самораскрытия во время «второго рождения» на сеансах ребефинга, переходит от негативных матриц к позитивным, в нем усиливается способность радоваться жизни, жить в полную силу. Опыт блаженства существования в утробе и грудного кормления, будучи основой повседневной жизни, учит человека получать удовлетворение от настоящего момента своего существования. И его бесконечно радуют музыка, искусство, природа, обыкновенные прогулки, игра, работа, секс — то, что окружает нас всех, но на что многие из нас просто разучились обращать внимание, от чего не способны сегодня получить глубокую радость. На сеансах ребефинга человек вспоминает свое появление на свет, которое было мучительным. Именно эти переживания во время рождения сформировали в его подсознании психологический комплекс, который впоследствии и станет причиной расстройств здоровья. Ведь комплексы — как нарывы, нарывы психики. Это области, где скапливается застойная, блокированная энергия. И если не создать условий для ее высвобождения, эта энергия будет разрушать психику изнутри. Значит, рождение — не только начало физической жизни человека, это — начало всего, что ждет нас в будущем, с чем нам придется жить, бороться или мириться. Именно поэтому, наверно, все большее внимание медики (и не медики) во всем мире уделяют процессу появления человека на свет. Теперь давайте чуть-чуть спустимся на землю и от рассуждении об измененных необычных состояниях сознания перейдем к разговору о том, что нас ждет в процессе родов — здесь и сейчас. А еще точнее, о том, как именно эти роды проходят у большинства женщин. Мы уже говорили о том, что одна из основных причин проблем при родах — наши с вами собственные страхи, связанные с предстоящим рождением ребенка. Главной же причиной таких страхов, на наш взгляд, является то, что женщина вступает в роды, будучи практически не знакома с их предполагаемым течением. Она не знает, что и в какой последовательности будет происходить с ней и малышом, какие побочные явления во время родов благоприятны или допустимы, а какие служат сигналом тревоги. Вы не замечали, насколько быстрее вы добираетесь до любого места, если однажды уже были там? И вовсе не потому, что дорога стала короче, просто вы эту дорогу уже знаете. Лиля: До сих пор вспоминаю свои роды в роддоме и полную растерянность в те часы. Я практически не могла реально оценить свое состояние (не говоря уж о состоянии малыша), так как совершенно не знала, что должно со мной происходить. Было очень страшно. Так, наверное, боятся темноты — даже в знакомой комнате, когда в ней ничего видно, может притаиться что-то страшное, и мы ведь не знаем, что там, в темноте. роды «втемную» — вещь крайне болезненная и неприятная. Поэтому давайте запомним, что нас ждет с первого момента родовой деятельности и как эта деятельность обычно протекает. Как ни одна — пусть самая большая — река не начинается вдруг, так и процесс родов имеет свое, достаточно продолжительное начало, период. Этот период, как вы, наверное, знаете, слышали или читали, называется «предвестники». Что такое предвестники? Это очень кратковременные, незначительные, ритмичные схватки. Они не обязательно говорят о том, что роды начались и в течение дня-двух ваш малыш пожалует на свет божий. Предвестники могут появиться за месяц (иногда более) до начала активной родовой деятельности. Сами по себе предвестники — вещь благоприятная. Они означают, что начался подготовительный период вашего организма к активной родовой деятельности. Предвестники — вещь такая: поболит, оставит, поболит, оставит… Далее существуют два варианта. Либо однажды оно поболит, да не оставит, а перейдет в схватки. Либо (и это бывает достаточно часто) однажды предвестники прекратятся, и на несколько дней в вашем самочувствии наступит полный покой. Так вся природа замирает перед грозой, готовясь. Иногда в периоды затишья даже сердцебиенье малыша слышно еле-еле, что часто беспокоит врачей. Мы же волноваться не будем, мы знаем — это наш организм готовится к огромной работе. Приблизительно за сутки до начала активной родовой деятельности у вас должна отойти так называемая пробка — слизистые выделения, порой с примесью кровянистых волокон. Она может быть обильной, тог, да вы сразу же заметите ее отход. Может быть и незначительной. Зацикливаться не надо, не стоит тратив силы на поиски и ожидание этой самой пробки. О ней мы говорим лишь для того, чтобы те, у кого она будет обильной, не испугались неизвестного. Итак, постепенно (или вдруг после затишья) пред вестники у вас становятся все чаще. Если раньше боли возникали утром или вечером с промежутком где-то 20—25 минут, а в остальное время отсутствовали, то теперь они появляются и в течение дня, промежутка между болями сокращаются, а длительность их, на против, увеличивается, нося четкий периодический характер. Судя по всему, это — начало активной родовой деятельности, схватки. Они возникают с частотой примерно раз в 10—15 минут. В начале этого периода женщина еще контактна она ходит, занимается повседневными делами, охотно общается с окружающими. Постепенно, с усилением родовой деятельности, ее контактность будет уменьшаться. Все больше она будет настраиваться на малы ша, на свой внутренний мир, на то, что с ними сейчас происходит. Благие попытки окружающих отвлечь ее от боли принесут только вред. Настал момент, когда весь мир для женщины постепенно сужается и включает в себя самое главное — то, что связано с появлением на свет Божий ее ребенка. И это хорошо. Родовой потоп расширяется, и вошедшая в него женщина на какое-то время будет отделена от тех, кто остался «на берегу» Все нормально. Задачи мужа и тех, кто участвует в родах, — внимательно следить за плывущей в родовом потоке женщиной и ни в коем случае не мешать ей. Во время схваток контакт женщины с малышом обычно немного разлаживается. Причина — все тот же страх обоих и понимание того, что той спокойной, счастливой, блаженной жизни, которая длилась девять месяцев до этого, пришел конец. К началу потуг природа повернет сознание женщины как бы в глубь себя, заставит вновь налаживать контакт в малышом. В это время произойдет и окончательный «отсев» присутствующих, мамочка вполне может попросить кого-то уйти. Обижаться на это не надо. Быть рядом с женщиной в родах, помогать ей — великая честь. Интуитивно же женщина всегда очень точно знает, кто ей будет нужен в эти часы, кто. поможет, а кто, напротив, будет мешать, затруднит роды. Такое углубление в себя — знак того, что ребенок уже где-то рядом, приближается момент его появления на свет. Когда появится головка малыша, пусть мамочка к ней прикоснется рукой, погладит ее. Такой контакт создаст у нее и ребенка ощущение гармонии, придаст им дополнительные силы. Часто в момент выхода ребенка женщина вопреки всем правилам перестает напрягаться, замирает, порой у нее замирает даже дыхание, она как бы вслушивается, как ее малыш появляется на свет. Это хорошее состояние, и если оно возникло, потом будет помниться ей всю жизнь. Но ни в коем случае нельзя замирать специально, сдерживать потуги. В потугах женщина инстинктивно будет принимать различные позы, дабы ей было легче. И если в момент схваток позы у нее были в основном зажатые (боль, страх), то теперь они принципиально иные. Потуги — это уже раскрытие, недаром рожениц на Востоке часто сравнивают с раскрывшимся цветком. Тело ищет наилучшую возможность дать ребенку выход. Поиски «раскрытых» поз — еще один сигнал, что ребенок вот-вот появится. Как известно, в роддомах женщине предлагают рожать лежа на спине. На наш взгляд, такая поза – самая неудобная по всем параметрам. Ну, взять хотя бы закон земного притяжения… ведь малышу гораздо удобнее идти вниз, чем выкарабкиваться наверх! На рисунках представлены позы, которые чаще всего наблюдаются в родах. Они не являются руководством к действию, но именно их чаще всего принимают сами женщины, и, на наш взгляд, это наиболее удобные положения. В такой позиции у женщины облегчается прохождение схваток Если в этот момент рядом с женщиной нет партнера — мужа, любимого мужчины, помочь ей может любой человек. Если женщина ведет роды одна, опорой для нее может служить любой удобный предмет. Женщина в этой позиции должна совершать круговые движения тазом для облегчения процесса схваток Эта позиция хороша в конце первого—начале второго этапа родов. Она также может быть использована, если рядом есть партнер. Необходимо совершать те же круговые движения тазом Эта позиция характерна для второго этапа родов, когда женщина стремится к более открытым позам. Стремление к открытым позам совершенно естественно, оно возникнет само и противиться ему не следует На рисунках вы также видите, как может помочь женщине муж, если он присутствует на родах. А о том, насколько желательно участие мужчины в этом процессе вообще, мы поговорим чуть попозже. Эта позиция также подходит для второго этапа родов. В этот период женщина нуждается в массаже позвоночника, живота, бедер, что помогает снять боль, уменьшить напряжение мышц Начало родов, уже начались потуги. Обе эти позиции можно по желанию принимать в теплой воде. Ну вот, малыш родился. Теперь нужно ждать отхода плаценты, детского места. Сколько ждать? Лиля: Лично мне в роддоме спустя буквально минут двадцать после появления ребенка уже молотили по животу резиновыми мешочками с песком, а еще через полчаса, осознав бессмысленность затеянного, отвезли в операционную и устроили так называемое «ручное отделение». В результате чего роды мои автоматически попали в разряд осложненных. Вряд ли эта операция была действительно необходима. В нашей практике известны случаи, когда плацента отходила спустя 5—6 часов после появления ребенка. Если у женщины не повышена температура, не открылось кровотечение, нет каких-то других тревожных симптомов, надо просто спокойно ждать. В любой момент в процессе родов у женщины может начаться чистка организма — тошнота, рвота, нежелание есть, жидкий стул. Это не патология, а, напротив, свидетельство того, что организм правильно реагирует на происходящее. Делать же клизмы, как это принято в роддомах, не надо. Во всех цивилизованных странах подобное насилие по отношению к организму роженицы давно запрещено. Если женщина хочет двигаться в процессе родов – ходить, передвигать какие-то вещи, что-то делать, это тоже хороший знак. Многие наши мамочки выходят на прогулку. Некоторые в самом начале родовой деятельности одеваются и едут в баню в Озерки. Кто-то занимается йогой или другими физическими упражнениями. Разумеется, без специальной подготовки делать это не рекомендуется, в баню же можно пойти, только если там рядом с вами будет опытная акушерка, инструктор. Итак, ребеночек родился. И его тут же следует отдать маме — пусть она приложит его к груди. Момент телесного контакта малыша и матери (так называемый контакт «тело-тело»), его раннего кормления чрезвычайно важен. Малыш еще помнит, что совсем недавно тело матери отторгало его, гнало прочь, и ему очень важно ощутить вновь свою связь с ней. Это — момент воссоединения, и переоценить его значимость трудно. Малыш успокоится и поймет, что жизнь стоит той борьбы, которую он так долго и мучительно вел, что после тяжелой работы можно прильнуть к маме и ощутить покой и защищенность. Кроме того, приложение ребенка к груди — дополнительный сигнал к отходу плаценты, идущий через центральную нервную систему. Вещества, которые малыш получает с молозивом матери в первые минуты жизни, укрепляют его иммунную систему. Бывает так, что ребенок не хочет кушать. Заставлять его не надо — видимо, он устал и должен отдохнуть. В этом случае следует слегка растереть соски полотенцем, и нужный сигнал пойдет от растирания. Как мы помним, пуповину, пока она пульсирует, обрезать не стоит. Показаниями к ее быстрому обрезанию служат обвитие, которое без этого быстро не устранить, или же экстремальное состояние женщины, требующее немедленной медицинской помощи. Должен ли ребенок кричать в первые минуты жизни? Знаете, этакий страх: а почему он молчит? Если он родился в роддоме, кричать будет. Домашние дети кричат редко. Они произносят негромко определенные звуки — как бы «чирикают», что ли… Как птенцы. Ребенок может и вообще молчать. Не пугайтесь, ничего плохого в этом нет. Если молчит и смотрит по сторонам, вырастет молчаливым, но наблюдательным. Такой характер. Трясти и шлепать ребенка, добиваясь крика, не стоит. Дайте отдохнуть человеку. И уж конечно, не надо пеленать ребенка! Если мама и малыш замерзли, укройте их легким одеялом, и все. Если женщина хочет, она может встать, ходить, держать малыша на руках, разговаривать с ним, Может выпить чайку и поесть, если появилось такое желание. Часто спрашивают: а сколько длятся роды? От нескольких суток до нескольких часов. Все очень и очень индивидуально. Вот теперь об участии мужа в родах. На первых этапах развития нашей методики идея «Отца — на роды!» была чуть ли не лозунгом. И сколько же было совершено ошибок, пока мы старательно проводили этот лозунг в жизнь! Решать вопрос об участии мужчины в предстоящих родах нужно загодя и со всем возможным вниманием. Ситуации здесь могут быть самые разные. Ситуация первая: женщина хочет, чтобы муж участвовал в родах, сам же он категорически против этого. Женщина долго уговаривает его, и он все-таки готов пойти ей навстречу. Не делайте этого ни в коем случае! Если мужчина привлечен к процессу родов насильно, он обязательно изменит их ход в худшую сторону, осложнит и затянет во времени. Его негативные эмоции будут ловиться ребенком, и он (ребенок) станет как можно дольше оттягивать свое появление. Вообще, когда рядом с рожающей женщиной присутствует кто-то, кто сильно напуган, всегда наблюдается долгое нераскрытие шейки матки (помните, вторая матрица Грофа?). Но рано или поздно ребеночку ведь родиться надо? И возникнет ситуация, когда папе придется отлучиться — за полотенцем, за чаем, к телефону… Тут-то малыш и появится. То есть, испуганного папу все равно с родов «уведут», он не будет присутствовать на них. Поэтому в такой ситуации папе совет: быть искренним. Сказать откровенно: «Ну, не могу я!» Этим он принесет себе, жене и малышу намного больше пользы, чем если будет заставлять себя быть с ними. Кроме того, такая ситуация чревата вполне определенными негативными последствиями в последующей сексуальной жизни супругов. Дело в том, что мужчина, увидев мучения жены, поняв, что первопричиной этих мучений является он, будет очень долго и тяжело это переживать. Это чувство вины порой приходится изживать годами. Ситуация вторая: мужчина хочет присутствовать на родах, женщина — против этого. В этом случае напряжение, которое он будет вызывать у жены своим присутствием, опять же приведет к затяжке родового процесса. Решающее слово в этом случае должно однозначно принадлежать женщине. Вообще слово беременной женщины — закон. Ситуация третья: женщина готова к присутствию мужа, муж готов присутствовать. Можно попробовать. Но прежде несколько советов. Мужчина должен реально оценить свое отношение к предстоящему процессу. Не бывает, чтобы было совсем не страшно. Но мужчины устроены так, что они обычно боятся чего-то конкретного: кровотечения или момента обрезания пуповины, скажем. Они копят информацию на ментальном уровне, и эта информация для мужчины в десять раз важнее, чем для женщины (женщина в силу своего природного начала знает, как и что делать, сбить ее, запутать очень трудно). А мужчину запутать и смутить просто. Он должен именно знать. Поэтому мы проводим занятия для папочек отдельно и какие-то сильно волнующие их вопросы на таких занятиях просто проговариваем. Помню, был у нас папа, который все время спрашивал: «А крови будет много? Кровотечение будет сильное?» Уже после родов я его спрашиваю: «Ну как кровотечение, не страшно?» А он: «Какое кровотечение?» То есть мужчин страшит незнание процесса. Если с ними все обговорить и выяснить, страхи пройдут. Если проблема присутствия папы на родах как-то не решается супругами — вроде, и не против… но и не за, лучше сходить на консультацию к психологу. Пусть ее решит кто-то третий, со стороны иногда виднее. Психолог, к примеру, легко поймет, что папочка бахвалится, а на самом деле боится до полусмерти. Одному такому папе нам пришлось споить полторы бутылки водки и уложить его спать в дальней комнате, чтобы не мешал. Пока он не уснул, все были вынуждены заниматься только им. Уснул — и мы преспокойно родили. Но если все сложилось удачно, то присутствие отца на родах — великое дело! Это будет совсем другой папа, чем тот, который сдал жену в роддом, а через пару дней получил вместе с ребенком. Во-первых, он приобретет новое видение жены и ребенка. Приняв участие в таинстве родов, он тем самым как бы поднимется на один уровень с женщиной. И зародится тройственный союз «мама—папа—ребенок». Мужчина увидит появление малыша на свет, пропустит этот момент через себя. Такой папа в дальнейшем будет легко общаться с ребенком. Он будет часто и без просьб брать его на руки, возиться с ним, это будет его ребенок в полном смысле слова. Мужчина же, получивший ребеночка в роддоме, обычно очень долго не может привыкнуть к нему. И далеко не сразу начнет его по-настоящему любить. Даже какое-то время будет бояться брать его на руки. Папы, принимавшие участие в родах, часто с первого дня берут процесс воспитания малыша в свои руки, отодвигая мам и бабушек на второй план. И, наверное, это неплохо. Говорят, что мать дает ребенку душу, а отец — некую глобальную жизненную установку, задачу. И момент закладки этой жизненной задачи чрезвычайно важен. Ну, а об элементарной помощи — ведь в первое время мамочки здорово устают — уж и говорить не приходится. И все-таки, несмотря на удивительную пользу для семьи, которую приносит участие отца в родах, хочется еще раз сказать: подходить к решению вопроса об этом участии надо очень и очень осторожно. Потому что вред от неверного решения этой проблемы будет также огромен. Существует мнение, что роды «по Чарковскому» — это обязательно роды в воде. Порой мамочки спрашивают наших акушерок: «А как мы будем рожать? В воду?» На что акушерки отвечают: «Так это вам решать!» Это ваш ребенок, продолжение вашего рода. Акушер — только помощник. А решает женщина сама — ведь только она знает, что будет лучше ей и ее ребенку. Главное — как рожать, а не где. Мы рожаем и в воде, и «всухую», и дома, и на море, если есть такое желание и сроки позволяют. Роды «по Чарковскому» — роды мягкие, щадящие Для женщины и малыша, в этом, наверное, их суть, а вовсе не в том, где именно они проходят. Но, чтобы сделать верный выбор, вы должны хоть немного знать о разных видах родов. Начнем, пожалуй, с традиционного — роды в роддоме. Историческая справка. В свое время родильные дома в России были созданы для женщин, у которых не было дома, семьи, близких и которые не имели возможности родить в нормальных условиях. То есть изначально появление ребенка на свет в родильном доме считалось исключением из правил. Со временем это превратилось, наоборот, в привычное явление, и женщины в роддомах рожают и по сей день. И тем, кому это предстоит, мы хотим дать несколько советов. Во-первых, забудьте все плохое, что мы вам тут говорили о роддомах. За последние годы там многое изменилось в лучшую сторону. Если судьба привела вас туда, откройтесь и полюбите и это место, и тех людей, с которыми вам предстоит пройти роды. Во-вторых, постарайтесь не приезжать в роддом раньше, чем это действительно необходимо. Вы вполне можете появиться там к концу схваток (когда они будут проходить примерно раз в 3 минуты). Это поможет вам избежать многих спорных или конфликтных ситуаций. Например, клизму вам сделать, скорее всего, уже не успеют. И вмешаться активно в процесс родов врачам, пожалуй, уже не удастся — им останется только подхватить ребеночка. Но если какие-то конфликтные ситуации все же возникнут, постарайтесь избежать открытой конфронтации. Если ваш доктор на чем-то настаивает и готов за это сражаться с вами как за мать родную, уступите. Потому что самое, наверное, страшное — это врач раздраженный и негативно настроенный по отношению к вам и вашему малышу. А женщина скандалящая (даже с самыми благими целями) в то время, когда ей нужно рожать, — это просто кошмарно. Если у вас есть какие-то просьбы и пожелания к врачам, выскажите их мирно. Пойдут они вам навстречу – хорошо. Откажут — примите ситуацию такой, какая она есть. Но при этом инициатива в родах должна быть в ваших руках. Сейчас часто при малейших осложнениях врачи говорят: «Мамочка, а давайте-ка мы вам сделаем кесарево сечение!» Это так легко, так просто… Только легкое — не значит лучшее. Заманчиво, конечно, уснуть и проснуться уже с готовым ребеночком. Вспомните родовые матрицы Грофа. Ребенок, не прошедший нормальный процесс родов, недополучает огромное количество информации, необходимой ему в последующей жизни. Безусловно, мы не говорим о тех случаях, когда кесарево сечение действительно единственный возможный выход в силу каких-то медицинских показаний. После родов попросите врачей сразу же дать вам малыша — взглянуть на него, покормить. Знайте, вы имеете на это полное право. Если вам удастся искренне расположить к себе врачей, скорее всего, роды будут хорошими. У нас была одна мамочка, она рожала в роддоме и все роды пела песни. Сперва на нее, конечно, косились не очень одобрительно. Но она пела так искренне, так, непосредственно, и под конец врачи ей уже подпевали. А потом приходили на нее посмотреть: «Как тут наша певунья?» И малыша ей, конечно, сразу же дали… все было здорово. Ее все отделение любило. А любовь — лучший помощник в любом деле. Лиля: У меня не без приключений роды были. В родильное отделение я пришла где-то часов в одиннадцать вечера. Часам к двум ночи врачи решили, что надо бы нам всем поспать — ночь, устали… Ну, вкатили всем по уколу димедрола с реланиумом, сами легли на кушеточки — тихий час такой. А я в палате одна. Чувствую: ждать больше нельзя. Хочу позвать кого-нибудь и не могу — вдруг пропал голос. Ну не могу говорить, и все тут, Бог знает, что за эффект такой побочный. Кое-как встала, дошла до топчанчика, на котором врач в коридоре мирно спит, и трясу ее за плечо, Она глаза открывает: «Тебе чего?» А я молчу. Она опять: «Чего не спишь?» (Подразумевается «и людям не даешь».) Молчу. Она задумалась. Потом так удивленно: «Рожаешь, что ли?!» Хороший вопросик в родилке? А если бы я не успела ее разбудить? Так что еще один совет: не позволяйте без необходимости пичкать себя лекарствами. Не нужны нормальной здоровой женщине при родах никакие лекарства! В природе все гармонично. Проблем непосильных природа обычно не ставит. И если беременная женщина нормально подготовлена к родам, то 99%, что она нормально, без всяких лекарств родит здорового ребенка. Запомните: вы имеете право принимать медицинскую помощь в той форме и в том объеме, в каком сами считаете нужным. Ни один врач не может насильно заставить вас выпить лекарство или сделать вам укол без вашего согласия. Вы спокойно можете сказать доктору: «Нет, я этого делать не буду!» В крайнем случае попросите его объяснить, какое лекарство он вам предлагает и каковы к этому медицинские показания. И постарайтесь понять, действительно ли вам это в данный момент необходимо. Будьте особенно осторожны, если вам предложат стимуляцию родов. Стимуляция — грубое вмешательство в родовой процесс. Очень редки случаи, когда она действительно необходима. Роды могут длиться и сутки, и дольше, и при этом быть нормальными. Возможно, таковы особенности вашего организма. А может быть, существуют какие-то внешние причины, раздражители, которые пугают малыша, затягивают его появление на свет. И в этом случае стимуляция — насильственное, ускоренное выталкивание его — только по вред. Когда родовые пути будут готовы, малыш пойдет сам. А гнать его по неготовым родовым путям — преступление. И еще немного о лекарствах. На Западе принято обезболивать роды. Постепенно это вводится и в практику российских врачей. В дорогом роддоме вам сегодня уже могут предложить обезболивание. Но природа сама продумала все до мельчайших подробностей, включая и обезболивание в родах женщины и ребенка. Перед началом родов в организме женщины образуются опиоидные гормоны, которые по своему воздействию намного эффективнее всех известных наркотиков. Этого вполне достаточно. А любое постороннее вмешательство принесет вам с малышом только вред. И последнее. Мы никого и ни в коем случае не призываем отказаться от родов в родильном доме. Более того, существуют женщины, для которых такие роды — единственное верное решение. Если вы считаете, что в роддоме вам, скажем, будет рожать спокойнее (таковы ваши взаимоотношения с официальной медициной), поступайте, как вы считаете правильным. Гораздо хуже будет, если вы останетесь рожать дома, полные страха и сомнений, лишенные чувства уверенности в себе./ Знаете, чем все это кончится? В какой-то момент вы все равно вызовете такси или «Скорую помощь» и поедете в роддом. Настанет минута, когда все ваши логические соображения рухнут, возобладает инстинкт, и он погонит вас туда, где вы будете чувствовать себя в безопасности. И будет прав, потому что инстинкт в экстремальных ситуациях всегда действует вернее, чем разум. Ну, а если вы все-таки (хорошо подумав, да?) решили остаться дома в эти часы, давайте поговорим о том, как лучше организовать домашние роды. Пока — просто домашние, а не водные. Прежде всего нужно сказать, что парам, не имеющим специальной подготовки, не прошедшим обучения в наших школах, рожать одним дома мы бы не посоветовали. По статистике где-то одна пара из двухсот способна сама вот так, ничего об этом не зная, без всякой помощи извне родить ребенка. Кроме того, посещая наши школы (а их сейчас в Петербурге, да и в других городах уже достаточно много) вы поймете, действительно ли домашние роды — это именно то, что вам нужно. В них вам дадут определенные знания, но кроме того — и это, наверное, главное—общение: вы сможете обменяться мнениями, поговорить с теми, кто уже рожал дома, послушать. Каждой мамочке хочется бесконечно рассказывать, как это у нее происходило, а каждой беременной женщине хочется бесконечно об этом слушать. И получается очень славное совпадение желаний и возможностей. Обязательно за какое-то время до родов возникнет вопрос: а кого звать на домашние роды? Кто окажется нужным и полезным, а кто помешает? Этот вопрос чрезвычайно важен. Порой женщина переоценивает свои возможности, свои и своего окружения. И складывается ситуация, когда, будь женщина один на один с акушеркой где-нибудь подальше от всех, она родила бы легко и просто, здесь же и сейчас родить не может. Если на родах присутствуют люди неподготовленные, полные страхов, это не просто плохо — это по-настоящему опасно для жизни матери и ребенка. Акушерка при родах нужна. Даже не акушерка. Повитуха — так будет точнее всего. Нужна повитуха. Историческая справка. Профессия повитухи, или повивальной бабки, считалась на Руси одной из самых уважаемых. Ею могла стать замужняя или овдовевшая женщина, которая сама родила не менее троих детей. Она должна была быть в возрасте, когда v женщины уже нет месячных (энергетический «ноль»), отсюда и название «бабка». Такая женщина в течение трех лет обучалась у опытной повитухи и лишь после этого могла принимать роды сама. Устойчивый стереотип повитухи как полуграмотной дремучей старухи создался в процессе разрушения нашей традиционной культуры и политики насаждения государственной медицины. С другой стороны, повитухи часто сознательно скрывали свои знания от непосвященных, ибо знания эти из области тайных. Одного присутствия повитухи когда-то было достаточно для того, чтобы рожающая женщина чувствовала себя хорошо и роды прошли нормально. Повитуха опекала родившегося ребенка и следила за его ростом и развитием в течение первого года жизни, избавляла от тяжелых болезней. Когда в родах появлялась угроза кесарева сечения, повитухи умели, входя в гипнотическое состояние, «выманивать» детей. Так как женщина во время родов и сразу после них особенно уязвима для действия негативной энергии, задача повитухи заключалась также в том, чтобы нейтрализовать влияние такой энергии, создать в доме благоприятную энергетическую атмосферу. Повитухи есть и сейчас. И присутствие такой «бабки» на домашних родах — гарантия их благополучия. Кого звать еще? Например, звать ли свою собственную маму, бабушку малыша? Сейчас наряду с понятием «новые русские» уже можно ввести понятие «новые бабушки». И эти новые бабушки — такая отрада! Чаще всего они еще сами Достаточно молоды. Впрочем, возраст особого значения не имеет. Главное, они совершенно лишены косности, им интересно искать и творить, узнавать, пробовать, делать все вместе со своими детьми. Такие бабушки часто сами приводят своих дочерей в наши школы, на лекции. Они рвутся на роды. Они действительно понимают, что и как лучше сделать. Если у вас есть такая бабушка, непременно рожайте вместе с ней! Если же ваши родители относятся к вашим идеям и поискам равнодушно или же, не дай Бог, и вовсе агрессивно, неприязненно, рожать вам лучше уехать куда-то в другое место, даже если вы живете все вместе. Только не нужно на них обижаться — пожилым трудно перестраиваться, а вы вспомните только, как их воспитывали. Поберегите их, не нагружайте информацией, которую они заведомо воспринять не могут. Бывает, что женщине в родах не нужен никто (о возможном участии папы мы уже говорили) — что-то типа «сам себе акушер». Но это достаточно редкие случаи. Бывает и так, что буквально накануне родов вам вдруг очень захочется кому-то позвонить, кого-то увидеть, или этот кто-то сам вам позвонит, и вы вдруг поймете, что с ним вам рожать будет — ну, просто замечательно. А вообще-то всегда работает такое правило: посторонних людей на родах не бывает. Их уводят неведомые силы, те же, что пригоняют взамен кого-то другого, кого вы вовсе и не звали, но кто потом окажется единственно нужным. Это закон, и он работает. Не знаем почему, но это так… Если дома родить вы по какой-либо причине не можете — квартира все еще коммунальная или старшее поколение категорически против ваших затей, договоритесь с кем-то из близких друзей. (Вот почему, кстати, еще полезнее посещать наши школы: единомышленников у вас появится предостаточно. Ведь не спросишь действительно даже хорошего приятеля и партнера по бизнесу: «Друг, можно мы к тебе рожать приедем?» Если он «не наш» человек, то он просто вас не поймет. В лучшем случае очень удивится. Но переезды в последний момент нежелательны. Домашние роды хороши тем, что все микроорганизмы (даже микробы) здесь — родные, привычные; они вряд ли способны нанести вам большой вред — ведь вы уже столько лет провели вместе. В другом же месте вам придется в течение двух-трех дней адаптироваться к окружающей среде. Вообще лучше своего дома ничего придумать нельзя. Там, как известно, «и стены помогают». И не только стены. Там все знакомое, все понятно, все под рукой, ни за чем никуда бежать не надо. И близкие, вами же самой выбранные, отобранные люди рядом. И этим людям там тоже привычно и спокойно. То есть все могут заниматься единственной проблемой, ради которой и собрались, — Рождением. Хорошо, правда? Не то, что: вас схватили, поволокли в роддом, там оставили. Стресс. Адаптация к совершенно новым условиям. А главное, подсознательно женщина понимает, что муж от нее избавился в трудный момент. Это, конечно, не так, но… так. И останется с ней обида на долгие годы: «В трудную минуту муж отдал меня на попечение чужих людей». И не больно-то эти чужие люди будут о женщине заботиться! Спросите любого врача: «А думали ли вы, доктор, о том, как лучше организовать время роженицы, когда она на первом этапе родов ходит-бродит со схватками по палате и коридору, бывает, что и подолгу ходит, часов по Десять?» Представляете, что доктор вам ответит?.. Кто и когда в официальных медицинских учреждениях об этом вообще задумывался? Зато если ты им мешаешь хоть чем-то, тебя очень быстро поставят на место. Там тебе положено тапки на ноги и рубашку на тело дабы наготу прикрыть. Максимальные сведения, которые они выдают тебе: «Хина на тумбочке № 5». А надо ли эту хину пить, зачем, в какой момент, сколько — это уж ты сама разбирайся. Как и со всем остальным вокруг, Наверное, в знаменитой клинике Мишеля Одена – идеальное сочетание домашнего и медицинского в родах. Но это — там, а мы-то — здесь… Для тех, кто впервые слышит о клинике Мишеля Одена в Питивьере, рассказ о ней начнем с цитаты из его книги «Возрожденные роды». «У нас есть причитающаяся нам доля сложных случаев. Однако девять из десяти родов, проходя в теплой спокойной обстановке, где женщина может спокойно двигаться, где рядом с ней находятся внимательные помощники, имеют ровное течение. Действительно, чем труднее обещают быть роды, тем больше внимания мы уделяем качеству атмосферы. Проблемы относятся к разряду исключений, даже в тех случаях, когда предыдущий опыт женщины заставляет нас предполагать, что они могут возникнуть…» – так пишет о своей клинике их доктор Мишель Оден. «Последние десять лет моей жизни дали мне очень важное знание: женщина, рожая детей, ни в коем случае не должна полностью отдавать себя в руки врачей и акушерок. Нас как профессионалов учили быть хладнокровными, держать дистанцию, использовать определенные приемы — и нам таким женщины доверяют! Мы действуем за них, организуем всю их жизнь, даже их эмоции в этот решающий момент. Десять лет в Питивьере стали для меня постоянным и триумфальным вызовом всей системе акушерского обучения, подчеркивающей авторитет врачей и традиционной иерархии», — таково мнение Доминик Пурре, акушерки этой клиники. Надо ли рассказывать, как именно все организовано в клинике Мишеля Одена? Достаточно, наверно, просто привести еще цитату, и вы все поймете сами. «Женщина, у которой начались роды, приходит в наше отделение. Очень важна ее первая встреча с акушеркой — взгляд, слова, улыбка, жесты — все детали поведения акушерки влияют на ход родов. Решения, принятые в этот момент, тоже могут быть очень важны. Ощущение уединенности, интимности, спокойствия, возможность применять любое удобное положение, присутствие акушерки, которая ведет себя не как наблюдатель — необходимые условия для нормального протекания родов. Яркое освещение, неожиданные звуки, прикосновение холодных инструментов, незнакомые лица, прикрытые масками, приговоренность рожениц к строго определенным положениям — все это сказывается отрицательно». Таково мнение человека, который 25 лет жизни посвятил великому чуду рождения. Итак, дома — за неимением в пределах доступности клиники Мишеля Одена — женщина сама может создать себе обстановку предстоящих родов. Она может зажечь свечи, если ей этого хочется, включить музыку, принести цветы. Она может находиться в той части своего дома, где ей хочется, и никто не будет ворчать, что она мешает. Она может и должна сама организовать ход своих родов. Мы уже говорили о том, что в первой их трети (схватки) ее социальная активность будет велика. Ей просто необходимо заняться чем-то отвлекающим. А Дима есть все: телефон, музыка, общение, книги, недовязанные детские носочки. Она позовет тех людей, которые ей сейчас нужны. Кому-то захочется увидеть маму. Кто-то не сможет обойтись без поддержки мужа. Сейчас в платных роддомах присутствие на родах отца оговаривается. Но мало кто знает: его пустят «на зрелище» — в момент появления малыша на свет. А вот туда, где он нужнее всего, на первую треть родов — подержать за руку, поговорить, подбодрить — ему нельзя. А кому-то жизненно необходимо родить так, чтобы рядом были друзья — целая компания с фотоаппаратами и видеокамерами, шумом, шампанским, весельем И сам малыш знает, как ему нужно прийти, кого он хочет увидеть в момент рождения. Вот и настала пора поговорить о том, что считается чуть ли не основой родов «по Чарковскому» — о водных родах. В сентябре 1984 года в Париже состоялся Международный конгресс «Вода и сознание человека». В качестве почетного гостя на этот конгресс был приглашен и Игорь Чарковский. «Неслыханная вещь — Чарковский принимает роды в воде! — отмечали ученые на конгрессе. — Работы Чарковского над сознанием этих детей представляют собой одно из самых интересных исследований века». «В облегченных условиях водной среды появляется необыкновенный ребенок, — говорит сам Игорь Чарковский. — Если родители с момента рождения станут регулярно заниматься с ним плаванием, то он будет намного опережать своих сверстников в умственном и физическом развитии». Многие видели фильмы, посвященные «водным детям», и знают, на что способны малыши, которые плавают с первых дней жизни. Знаменитый кадр: на ладони у Чарковского стоит без посторонней помощи двухмесячный младенец. Шестимесячные свободно ходят — а стало быть, имеют гораздо большую возможность раньше своих сверстников познавать окружающий мир, более активно развиваться умственно и физически. Многие помнят и другой известный кадр из фильма: в небольшом бассейне из оргстекла прямо в воде спит маленькая девочка. Она лежит лицом вниз, лишь время от времени поворачивая голову вбок и приподнимая ее над водой, — чтобы сделать вдох (выдох — в воду). Глаза ее закрыты, лицо спокойно, тело расслаблено. Кстати, такой сон в воде — замечательный отдых, малышу достаточно поспать в бассейне 3—4 часа, и он долгое время будет бодр и деятелен. Уже доказано: роды в воде благотворно влияют на здоровье малыша. Такой ребенок не испытывает в момент рождения стресса от резкого перепада температуры, от так называемого гидроудара — переходя на воздух из состояния гидроневесомости (ведь до рождения он преспокойно плавает в околоплодных водах), светового и звукового ударов. Первый крик малыша — всегда крик боли: резко и стремительно разворачиваются крохотные легкие в момент первого вдоха. Родившись в воде, малыш имеет возможность подготовиться к этому испытанию. Рассказывает Лена: Моя дочь появилась на свет в теплой воде. Когда я подняла ее головку для первого вдоха, она не закричала, а спокойно произнесла что-то похожее на «ля-ля-ля». Я вновь погрузила ее на несколько секунд в воду, и она рефлекторно задержала дыхание, не проявляя никакого беспокойства. Это и было первое в ее жизни ныряние. Кстати, страхи из-за того, что новорожденный младенец может захлебнуться при рождении в воде, смешны — ведь не захлебнулся же он за девять месяцев в мамином животе, а пуповина в эти минуты еще пульсирует, снабжая его всем необходимым, в том числе и кислородом. Что ощущают сами мамочки, рожая в воде? В воде роды проходят легче, менее болезненно и более эффективно, женщина чувствует себя более комфортно. С одной стороны, она становится в воде как бы невесомой, может находиться в ней во взвешенном состоянии, ей не приходится бороться с весом собственного тела во время схваток. Во-вторых, тепло воды уменьшает секрецию адреналина и расслабляет мышцы. Вода может также способствовать возникновению альфа-волн головного мозга, создающих состояние умственного расслабления. Расслабление, в свою очередь, способствует быстрому раскрытию шейки матки. В тех случаях, когда роды все же по той или иной причине приостановились, достаточно открыть кран — звук и вид бегущей воды восстанавливают родовую деятельность. Роды в воде необходимы тем женщинам, у которых схватки болезненны и неэффективны, раскрытие не останавливается на пяти сантиметрах. Но вода может помочь расслабиться и всем остальным женщинам. «Она может утешить и успокоить не хуже, чем любимый, мать или акушерка», — говорит Мишель Оден. А влечение беременных женщин к воде до сих пор для медицины остается загадкой. Многие беременные говорят, что вода их притягивает, манит к себе, они испытывают непреодолимое желание нырять, в мечтах подолгу лежат на воде. Те, кто испытывает тягу к воде во время беременности, хорошо чувствует себя в ней и во время родов — эта тяга даже усиливается. Другие, наоборот, говорят, что воду не любят, порой даже боятся, так как не умеют плавать. Но во время родов вдруг просят набрать ванну или бассейн и находятся в воде подолгу. Бывает и наоборот: те, кто активно готовился к родам в воде, почему-то не могут родить в ней. Дело застопоривается, но стоит им выйти на минутку из бассейна, чтобы мы могли поменять в нем воду, — тут-то малыш и появляется. Ничего обидного в этом нет — ребенок лучше нас с вами знает, как ему прийти в мир. Очень часто нас спрашивают: как добиться стерильности водных родов? А мы отвечаем: стерильность — это отсутствие вашего собственного страха. Если страх есть, добавьте в воду чуть-чуть марганцовки или настоя ромашки. Мы чаще всего не добавляем в воду ничего. Разумеется, бассейн или ванна должны быть тщательно вымыты и ошпарены кипятком. И — все, обычно этого вполне достаточно. Поверьте, из десятков и десятков родивших в нашем крохотном бассейне в Москве ни одна из женщин не вышла из него со стафилококком, которым так щедро одаривают мам и детей наши чудесные роддома! Оптимальная температура воды, на наш взгляд, — 32—35 градусов. Но это тоже весьма условно. Женщина сама скажет, чего ей хочется — тепла или холода, в разные моменты родов ее желания бывают различны. Сразу после рождения мы иногда обливаем малыша ледяной водой из кувшина — это настолько увеличивает его мышечный тонус, что через несколько минут после процедуры кожа его высыхает и он начинает энергично двигаться. У него активизируется сосательный рефлекс. Но ведь младенец появляется на свет при температуре, которая и так гораздо ниже, чем в организме матери. Зачем же еще дополнительно охлаждать его? Действительно, до рождения человек развивается в условиях теплового комфорта — при постоянной температуре около 37 градусов. И рождение его сопряжено с резким перепадом температуры окружающей среды. Этот перепад эволюционно закреплен не только у людей, но и у всех млекопитающих (а у морских он еще больше). Но природа ошибок не делает. Значит, холодовый стресс новорожденному необходим! Чем сильнее снижается температура окружающей среды, тем сильнее становится мышечная активность ребенка. А это очень важный фактор. Так родилась идея раннего — с первых моментов жизни — закаливания ребенка. Сегодня 2—3-дневные малыши, которых их мамы и папы без малейшего страха окунают в прорубь, уже никого не удивляют. И растут эти малыши настолько здоровыми, веселыми и спокойными, что… Впрочем, мы увлеклись — закаливание новорожденных — тема одной из следующих глав. Прочитали мы эту главу и подумали: а не многовато ли в ней категоричных утверждений, советов? По себе знаем: большинство людей этого ох как не любят. И правильно. Поэтому мы решили сами больше никого ничему в этой главе не учить. Пусть о том, как их малыши появились на свет, просто расскажут обычные мамочки. Что они помнят о первой встрече со своими малышами?.. Лена: Ну вот, привез меня Игорь, муж, в роддом. Поздно уже. Темно. Он вещи мне отдал и уехал. А я осталась. И так мне стало страшно!.. Вот, думаю, бросили меня все… на произвол судьбы. А мне больше всего на свете в те часы хотелось даже не того, чтобы болеть перестало — просто, чтобы хоть кто-нибудь ко мне участие проявил. Сказал что-нибудь. Совершенно я была не в состоянии находиться одна. Помню, все выходила в коридор — в надежде, что какая-нибудь медсестра на меня обратит внимание и я ей расскажу о своих ощущениях, а она мне что-нибудь ответит, мы с ней поговорим… А меня привели в палату, где стояло 12 кроватей — совершенно черных. Они все были не застелены, с черными матрасами и черными подушками. Дали наволочку. Сказали: «Спи». Выключили свет. Как потом оказалось, я рано приехала, схваток еще не было. Я посмотрела вокруг: за окном темно, только какой-то очень одинокий фонарь, в палате темно, кругом все черное. Стра-а-шно!.. Легла и стала реветь. Лежу и реву, очень уж одиноко. Вдруг внутри у меня что-то словно взорвалось и потекло. Что?.. Почему?.. Ничего не понятно. Никто не приходит. Никто ничего не объясняет. Наконец утром пришли врачи, посмотрели меня перед сменой — у них с восьми до девяти пересменка. А я, вроде как, рожать уже всерьез надумала. По лицам вижу: мешаю я им. Пересменка ведь. Стыдно мне стало, до того стыдно, что я в 8.00 на стол легла, а в 8.17 родила Арину. И так я от всего этого устала, что даже плач ее меня ни капельки не трогал. Ее врачи там вешают-меряют, она ревет, а мне вроде и все равно. Я им позволила (внутренне позволила) ее забрать и распоряжаться ею по своему усмотрению. Еще я ужасно боялась разрезов — мама мне говорила, что обязательно будут резать. И я все время думала: как они теперь будут меня зашивать… Я много лет думала, представляла, как это будет, когда у меня родится малыш и я буду мамой. Просто уверена была, что буду безумно счастлива в эти минуты, такие меня будут переполнять чувства… И вдруг — практически никаких чувств. Разве что страх. И ведь не делали со мной там ничего особенно-то плохого: и роды вроде несложные были, и врачи на меня не кричали, никто меня не оскорблял, не обижал. Они честно делали свое дело, но… понимаете, во всем этом деле не было Души! Они низвели процесс появления моей малышки на свет до просто боли и борьбы с этой болью — на чисто физическом уровне. И никаких эмоций. А для меня почему-то самым важным было ни в коем случае не кричать во время родов — такой вот пунктик. Очень я гордилась, что вот все кричат, а я — нет. Два дня после родов я ходила в буквальном смысле слова «по стеночке», меня качало от слабости. То, что в роддоме из родов забирают душу, мне кажется, лишает женщину какой-то очень важной энергетической поддержки, подпитки. Не в чем черпать силы. Никогда больше в жизни — ни до того, ни после — я так отвратительно себя не чувствовала. Да еще этот режим роддомовский, когда все по расписанию, все для удобства их, а ни в коем случае не твоего. Мне кажется, я там и не спала толком. В час ложились, в пять утра поднимали на процедуры. Я пришла домой с единственным желанием: спать! Поэтому, когда мне Арину принесли в первый раз кормить, я, конечно же, была счастлива… но—в меру. И еще: за восемь дней, которые я так пролежала (у меня поднялась температура, и я лежала дольше, чем другие), я ни разу не подошла к детской палате, чтобы попереживать: как там она? Приносили, брала, кормила, отдавала, и вроде как достаточно. А могла ведь в ту палату заглянуть, подсмотреть… Меня там настолько вымотали, что я была просто не в состоянии о ком-то еще заботиться, думать. Только когда я родила потом Гришу — дома, я вдруг поняла: какой же кошмар, когда ребенка вот так уносят от тебя! Как же они все это переживают там? Только что ты был с мамой одно целое, и вдруг взяли чужие руки, унесли куда-то… Кто?.. Куда уносят?.. Почему мама молчит, разрешает забрать?.. Я больше ей не нужна?.. Теперь я понимаю: она ведь чувствовала, что мне совершенно не до нее в этом роддоме. Она плакала… Тогда мне казалось, что это нормально, все дети плачут. А это она меня звала, плохо ей было. Я опять скажу: никто ничего плохого мне там не делал. И врачи были хорошие. Плохие, наверное, кричали бы, хорошие — нет. Но и самым хорошим из них настолько безразличны вы и ваш ребенок. Они знают только, что женщина родила в срок и при этом все остались живы и относительно здоровы. Одно физическое тело производит другое физическое тело, и надо, чтобы это производство прошло нормально. Все. Никаких эмоций. Работаем. Того, ради чего в общем-то и появляется новая жизнь, — Души — нет. Давно и безвозвратно утеряно. Какой же любви мы ждем потом от наших детей? Энергетика на нуле, а подпитки нет. А вот Гришу я рожала дома… Примечание: Гришу рожали вместе с одним из авторов, с Юлей Железновой. Поэтому не вмешаться в последующий разговор она просто не могла. Лена. Так вот, Гришу я рожала дома, и это был такой кайф!.. Все, что я теряла в процессе родов, — силы, энергию, вы мне тут же возмещали сполна, с лихвой. И все мы были вместе настолько, что даже описать сложно. Единение полное. Юля. Да! А ты помнишь, как мы все обнимались, когда (Гриша родился? Нет? Мы все трое обнялись, было здорово!.. Лена. Да, ты сказала, и я вспомнила. Юля. Вообще мне твои роды помнятся как песня… в (нашем общем исполнении. Трио. Лена. А Гришка, когда родился, он так на нас смотрел… мы и не устали тогда совсем… Юля. У меня первые роды тоже были роддомовские, вторые — домашние. И для меня это — два разных события в жизни. Связанные, разумеется, общими физиологическими признаками, но — совершенно разные. И так жаль с позиций сегодняшнего понимания всего Борю — первого!.. — ему не досталось очень многих важных вещей в самом начале жизни. Любви. И радости. И ему. И мне. Нам обоим. А теперь еще одна история. Ее рассказывают мама и бабушка. (Помните, мы говорили о «новых бабушках». Гак вот, Светлана Михайловна — одна из них.) Итак, Светлана Михайловна: Когда дочка сказала, что будет рожать дома, я, честно говоря, испугалась. Стала приводить всякие доводы — опасно, мол, а вдруг что-нибудь случится? Опять же — не стерильно и «ты можешь в момент родов испугаться, что тогда?» В ответ услышала: «Мама, в твоем представлении роды — это как приступ эпилепсии: женщина в ужасе кричит, а все должны бежать ее спасать!» Да, примерно так у меня лично и было. Психологически я к своим родам не была готова. Единственным, что сообщили мне в консультации, было: как только схватки пойдут через каждые 5 минут, спокойненько соберетесь и пойдете в ближайший роддом. А в роддоме я только спрашивала все время: «Почему так больно, когда все это кончится?!» «Не бойся, не пропустишь!» — отвечала мне умудренная опытом медсестра. Роды дома? Да еще в воде?! А как мы вскипятим целую ванну воды? А микробы? А лекарства? Сразу столько вопросов и столько недоверия к ответам на них… Потом увидела фильм о водных родах. Оказывается, это может быть так красиво, так трогательно и… почему-то хочется плакать. Оказывается, бывают роды — как продолжение любовного акта; ребенок зачат в любви, с любовью выношен, и первое, что он чувствует, появившись на этот свет, — тоже любовь. В момент рождения его любят все окружающие. Наверное, в этот момент что-то нисходит свыше, и тот восторг, та острота любви, всплеск чувств, который бывает у всех, кто присутствует на родах, — они неземные, их даже нелегко пережить. Наверное, поэтому они так кратковременны. Это — мои впечатления от рождения внучки — дочки моей дочки. Я вошла в ванную, когда маленькая выплыла на поверхность, и я впервые ее увидела. Это было чудо! Наверное, в жизни человека, да и вообще на свете, есть два самых больших чуда. Первое — когда встречаются два разных человека. Они могут даже жить на разных континентах, говорить на разных языках и воспитываться в разных культурах — все это неважно. Когда между ними возникает любовь — чудо! Дальше уже бывает по-разному, у каждого по-своему, но они пережили чудо. И второе — рождение ребенка: словно из ничего — человек! Ах, как жаль, что поздно довелось узнать о том, что можно рожать спокойно, понимая, что именно с тобой в какой момент происходит, готовиться к этому задолго, общаться с будущим (хотя почему же он будущий, он — настоящий, просто мы его еще не видим!) ребенком, разговаривая с ним, заботясь о нем. Как же можно после этого отдать его в чужие незнакомые руки именно в тот момент, который так важен для всей его последующей жизни? Вы только задумайтесь, для всей его жизни! Ту атмосферу, которую ребенок ощутит в момент своего рождения, он будет искать и в своей жизни, стремиться к ней. Что это будет? Любовь? Равнодушие? Все зависит от нас с вами. Но давно известно, что, когда человек находится в состоянии стресса (а рождение для малыша — стресс), фразы, громко произнесенные рядом, записываются на его подсознательном уровне и в дальнейшем начинают действовать как программы. А мы потом удивляемся: почему мы так надсадно и трудно живем? Ведь можно же по-другому — спокойно и радостно… А теперь слово маме — Оле: Думаю, что началось все в подростковом возрасте, когда в журнале «Работница» я прочитала подборку писем женщин о родах. Все они писали о том, какой это кошмар — рожать. И я подумала: действительно, страшно позволить другому человеку (пусть и врачу) распоряжаться моим телом. Почему они считают, что лучше меня знают, что мне нужно во время родов? Было в журнале и интервью, взятое в роддоме у роженицы. Ее спросили, как она смотрит на то, что детей сразу же после родов забирают от матери и приносят только для кормления на короткое время — и так в течение трех-пяти дней. Молодая женщина ответила: «Я считаю, это правильно, после родов надо отдохнуть». А я тогда представила себе, что моего ребеночка, которого я выносила и родила, уносят чужие люди. Эти люди не испытывают к нему абсолютно никаких чувств, не подходят к нему, когда он плачет, и вообще внимание ему уделяют минимальное. Каким же будет воспринимать окружающий мир маленький человек? Да таким, каким он его увидит в первые дни жизни, — холодным, неприветливым, жестоким, равнодушным к нему. И как потом объяснить ему, что мир вовсе не такой — ведь это впечатление у него уже сложилось, впечаталось очень сильно. И я с радостью узнала, что можно рожать и дома. Дома я чувствовала себя по крайней мере в безопасности. Я знала, что за все буду отвечать сама и справлюсь, а помощь мне нужна минимальная. Я нашла курсы для беременных, выбрала себе акушерку, которая мне очень нравилась; я общалась с людьми прочла несколько книг и еще раз убедилась, что самые без*опасные и легкие роды — естественные, те, в которые не вмешиваются чужие люди. Честно говоря, я иногда побаивалась, но больше все-таки боялась моя мама — у нее самой роды были стремительными и проходили в панике. А я не боялась. День родов запомнился мне как праздник, полный радостного волнения и ожидания. Многие ли женщины могут похвастаться такими воспоминаниями? Моя дочка появилась при свете свечей, вскрикнула разок и замолчала — принялась всех оглядывать внимательно и задумчиво. А я смотрела на нее и не могла насмотреться… А сейчас нам хотелось бы рассказать о событиях, которые каждый раз и нами воспринимаются как чудо, как огромный подарок судьбы — о родах в море. О родах, на которые мы зовем дельфинов. Об этой тайне, которая так и не понята никем из нас до конца, но значение которой мы все ощущаем. Быть может, тайна эта — вовсе и не тайна для одного человека — для Игоря Борисовича Чарковского, но у него с дельфинами свои секреты, знать которые нам рано, или не дано вообще. Дельфины — существа таинственные и необычные. Смотреть на них можно бесконечно. Слушать их голоса — тоже. Часто они приплывают к нам, когда кто-то из малышей учится спать в открытом море. Обычно возле такого ребенка постоянно дежурят взрослые, а дельфины плавают метрах в десяти от малыша. Но если взрослые отдаляются, дельфины подходят ближе к ребенку и остаются рядом с ним долгое время, мирно покачиваясь на волнах. Быть может, тоже дремлют, а кажется, они охраняют малышей, следят, чтобы с ними не случилось ничего плохого. Или они общаются между собой каким-то неведомым образом? Увы, наши крохи еще не умеют говорить, поэтому мы можем только предполагать, что происходит между ними. Сколько лет прошло со дня первых морских родов? Сейчас уже и не вспомнить точно. Где-то около десяти лет. Но это было не с нами. А рассказать, наверное, следует о том, что мы с вами видели, в чем сами принимали непосредственное участие — о первых петербургских морских родах. И были они не так уж давно — каких-то три года назад. Черное море, поселок Веселое недалеко от Одессы, лето 1994 года. Именно там появился на свет Троша. А о том, как это было, пусть расскажет мама морского первенца Оля Ковальская. Первого сына — Антона — я родила, когда мне было 23 года. Во время беременности простудилась, потом оказалось, что у меня еще и пиелонефрит, я попала в больницу, и уже в больнице у меня обнаружили порок сердца. И я стала считать себя такой больной… А кто бы не стал? Поэтому рожала я в роддоме, который специализировался на сложных случаях. Весь процесс родов я пролежала под капельницей — обезболивающее плюс снотворное. Так что лично я первые роды без особого ужаса вспоминаю, чего я там понимала, чего чувствовала под этой капельницей?.. Ну, а о том, что ребеночку моему плохо, я не только не думала, я просто и не знала тогда, что он что-то чувствует, — для меня, как для большинства женщин, ребенок начинался с момента его появления на свет. Сейчас мне с Антошкой очень трудно. Я знаю, что он — хороший, добрый ребенок, но наладить с ним контакт мне часто ох как непросто. Когда Антон уже подрос, мне в руки попалась книга Никитиных «Детство без болезней». Прочитать я ее так и не смогла — не хватило мужества: ведь я-то знаю, что все у меня не так. Начала читать и бросила. Очень обидно было А во вторую беременность я ее все-таки осилила! Потому что нам с Антоном надоело болеть. И мы начали обливаться холодной водой. А то ведь как: по очереди болели, постоянно. Стали мы обливаться, и как-то постепенно изменилось ощущение самой себя в этом мире… и пиелонефрит прошел. И я как-то автоматически решила, что и порока сердца у меня уже нет — так хорошо стало жить. Стали в бассейн ходить. Где-то в это время я увидела телевизионную программу, в которой Игорь Борисович Чарковский рассказывал, как это здорово — домашние, водные роды. И я почему-то сразу ему поверила. Не в то, что это будет для меня хорошо, об этом я как раз и не думала, а в то, что это моему ребенку необходимо! Я ведь сначала хотела аборт сделать… Потом, когда узнала, что малыш мой пережил в эти дни (мне гораздо позже сказали, что дети все понимают), меня просто замучило чувство вины перед ним. Чарковскому я поверила, и постепенно (я уж и не помню точно когда и как именно) появились рядом люди», которые занимались домашними родами. Одна акушерка мне сказала: «Чувствую я, что и мы-то вам не слишком нужны в родах. Вы прекрасно сама справитесь!» Я и сама это чувствовала. Но все же обратилась к врачу, который по совместительству с больничными делами еще и домашние роды принимал. Он почитал мои диагнозы и говорит: «Нет, вам — только в больнице! Я на смертельные случаи по домам не езжу!» Но как раз в больницу-то я не хотела! И тут кто-то мне предложил: «Поехали с нами на море, в летний лагерь Чарковского! Там и родишь!» Я сразу же внутренне к этой идее прикипела. Надо было уговорить маму дать денег — больше мне в тот момент неоткуда было их взять. И я ей потихоньку сперва Никитиных подсунула, а потом американскую книгу «Water babies», где про водные роды Чарковского рассказано. Мама все это прочитала и вдруг заявляет: «Это все здорово! Только вот в ванной рожать как-то неудобно… Если бы в море?» Представляете? И мы поехали. А маме потом все знакомые говорили: «Ты ненормальная! И дочка у тебя ненормальная». А мы с ней почему-то не боялись. Приехали на море вечером. Темнеет. Ребята пошли место для лагеря искать. А мне вдруг стало страшно. Я ведь сознательно отказалась от помощи врачей и уехала туда, где они не могли меня достать. И я их — если вдруг струшу. Но хорошо храбриться, когда телефон под рукой, а тут — только море. Стою я на берегу того моря и паникую. Но ребята мне сказали: «Запомни, если тебя в родах накроет паника, как бы ты ни была здорова, все обязательно пойдет вкривь и вкось. Но при самых неблагоприятных показателях, если ты отдаешь себя родовому потоку спокойно, все будет отлично. Таков закон». Тут я почему-то сразу успокоилась. С тех пор я эти слова передаю тем, кому еще предстоит рожать, так они мне помогли в тот вечер. Только потом я узнала, что людей, которые мне тогда эти слова говорили, еще в городе по поводу меня, не только врачи, но даже и «свои» предупреждали: с такими показателями у вас там точно будут два трупа. У меня же болячек было… Но они верили (или знали?), что никаких трупов у нас не будет. А я верила им. Мы вместе верили, что все пройдет отлично. Две недели до родов мы прожили в палаточном лагере. Сперва море после штормов было холодное. Потом потеплело, стало так хорошо. Однажды Миша Фомин ко мне подходит (а он, так вышло, и нес основную за меня ответственность) и спрашивает: «Олька, ты чего не рожаешь? В чем не готова? Вспомни: что хотела сделать до родов и не сделала?» И я вспомнила: я же хотела в церковь сходить — до отъезда еще, и не успела! Поехали в Судак в церковь. Получили благословение у батюшки. Потом пошли на каруселях покатались. Хотели еще в крепость пойти, но тут, чувствую: начинается… Вернулись в лагерь. Под вечер схватки все чаще… Стемнело. И Юля говорит: «Нет, сейчас рожать не будем, поздно уже. Темно. Поспим». И рукой так надо мной помахала минут пять, все почти и прошло. Ночью ходили купаться. А к девяти утра у меня началось всерьез. И мы побежали в бухточку, которую присмотрели для этого дела заранее. Я залезла в море. Дальше пошло так: схватка — я ныряю, отпустит — выныриваю и дышу «верхним» дыханием, как собачка; схватка — ныряю. Нырну и под водой читаю молитву — как-то само пришло захотелось. И так я растворилась постепенно в море, в словах этих, что боли практически не было. Может, она и была я ее не чувствовала. А уж вылезти на берег мне и в голову не приходило! Два часа я так работала. И знаете, это состояние мне хотелось впитать в себя и сохранить на всю жизнь, так было здорово! Солнце, утро, вода, камни… Трошка родился, вынырнул, выплыл. Миша Фомин его принял и передал мне на руки. Солнышко вышло из-за горы. Лицо у Трошки — удовлетворенное, молчит… Я спрашиваю: «А чего он не кричит?» — «Так ему хорошо, что же кричать-то…» — не помню, кто мне ответил. Но это я уж так спросила, на всякий случай: я же видела, что он дышит, что ему хорошо. Потом ребята положили на большой камень рядом со мной махровое полотенце, а на полотенце — Трошку, и он там спал. Потом мы вернулись в лагерь, забрались в палатку и там вдвоем отдыхали. А к нам все заглядывали и приносили фрукты и всякие вкусные вещи. Это было 5 августа 1992 года. С моря мы уехали, когда Трошке было 14 дней. Теперь он уже большой. Разное бывает… Но если Трофим мне что-нибудь этакое устраивает, я беру зеркало, поворачиваю его к себе и меняю выражение своего лица. И Трошка тоже меняется. Я не знаю, кто что помнит о своих родах… Я помню ощущение света и присутствие Бога… Можно назвать это природой или еще как-нибудь. Юля: Оля появилась у нас незадолго до отъезда на море, я даже не очень помню, кто ее привел к нам. До этого мы с „ей не только не работали, но и знакомы не были. Миша домин о чем-то с ней пошептался и сказал, что Оля едет с нами и будет рожать на море. Что-то такое они друг про друга сразу поняли. Мы не возражали: раз Миша решил, взял ответственность на себя, значит, он уверен, что справится. Лично мне это все каким-то даже не очень реальным казалось, не слишком верилось… Хотя, по логике, все было предельно ясно и вполне реально: сроки у Оли подходили, ехали на море, значит, так она и должна была родить — чего тут верить или не верить? Вообще этот выезд был сложный, поехали разные люди, в основном почему-то как раз те, кто сначала ехать не собирался. Трудно было притираться друг к другу, и, как водится, всякое случалось… Но Олька — такой светлый человек! Ее ведь жизнь била и ломала, плохого было — на троих хватит, а сущности ее, души это все плохое так и не затронуло. Ее внутреннее состояние — всегда — свет. Такие люди очень редко встречаются. И вовсе не случайность, что именно она родила в море первой из нас, хотя, казалось бы, мы этим занимались давно и долго, а она только пришла к нашим идеям. Она к тому моменту уже была по-настоящему состоявшейся личностью. Быть может, поэтому никакая особая помощь в родах ей не была нужна, только чтобы мы рядом были. И еще: когда потом Света рожала, у нее роды начались в пять утра, когда все спали. И это были совсем другие роды. А у Ольки они были, как и она сама, — открытые, на них все перебывали и никто не мешал, все были кстати. Потому что она сама такой человечек — вся нараспашку, навстречу, вся в улыбке. Мы задолго до Олиных родов все вместе выбирали бухточку, где это произойдет, готовились, обсуждали, что да как. И чем к родам ближе, тем становилось в лагере как-то… ну, уютнее, что ли. Так девочки в куклы играют, обустраивают, создают дом, атмосферу. Сами же роды мне вспоминаются сейчас как цветные картинки: крохотная бухточка, огромный камень, обросший водорослями, солнце в прозрачной-прозрачной воде… А вокруг — на камнях — почти весь наш лагерь Кто-то приходит, кто-то уходит. Кто-то сверху высматривал дельфинов. Но все передвижения были настолько ненавязчивы и гармоничны, словно проводились по сценарию. Оля на схватках ныряла и так надолго оставалась под водой, что в какой-то момент я подумала: не пора ли ее спасать? Потом оказалось, что она там, под водой, читала «Отче наш». Прикиньте, сколько нужно времени, чтобы эту молитву прочитать: Такие задержки дыхания. И ведь никто ее не учил, ей так было надо в тот момент. Потом помню, как Трошка смотрел вокруг на незнакомый мир. Мы его положили на камушек, на полотенце, рядом с мамой. А на другом камушке стояла банка со спиртом, лежали какие-то медицинские инструменты (это мы на всякий случай под рукой держали). И мы так смеялись, что притащили их с собой! Дико они выглядели в той атмосфере, абсолютно чужеродными и непонятно для чего нужными предметами. А рядом с нами был лагерь москвичей. Они-то — асы в морских делах. А у нас — первые. И, конечно, было вечное соперничество «Москва — Петербург», весь выезд оно ощущалось. Но когда мы шли с Трошкой на руках с родов через их лагерь в свой, у них были такие лица!.. Они все высыпали из палаток, поздравляли нас; подходили совершенно незнакомые люди, что-то очень доброе говорили… и в глазах у всех было… я не знаю, как сказать, какой-то неземной отсвет, удивительное выражение. Мы были потрясающе счастливы! Хотя сейчас я понимаю, что роды-то у Оли были болезненные и непростые. Но ощущение счастья было настолько сильным, что оно все остальные чувства — страхи, боль, беспокойство — оттеснило куда-то далеко. Они, может, и жили где-то, но мы их не ощущали, нам не до них было. От такого равнодушия они, видимо, слабели и слабели, пока не умерли, не исчезли совсем. В чувствах, как в животном мире, выживает обычно сильнейшее. В церкви мы узнали, что Оля родила в Трофимов день. И назвали малыша Трофимом. Помню еще, радовались, что наш первенец во всем будет необычным, даже имя у него такое… оригинальное и славное. Потом сообща решали, что Ольке можно есть, чего нельзя, чем ей заниматься, купали Трошку, занимались с ним беби-йогой. А Олька была вся — как море. Я тогда еще раз подумала, что все, что происходит, не бывает случайным. Море — ее состояние. Малыш Для меня вообще первый период после его появления на свет был…, ну как рай. И я в этом раю жила. Это потом уже всякие ручейки из внешнего мира стали в наш рай проникать потихоньку и постепенно размыли его. Он стал единым целым с общей жизнью. А тогда была такая бездонная глубина и полнота чувств, что забыть трудно. Из рассказа мамочки Живые существа, пребывая в одних и тех же условиях (температура, давление, магнитное поле Земли, питание, экономическая и политическая ситуации), могут вести себя так как им заблагорассудится. Один из законов Мэрфи Для многих из нас первый ребенок — источник всех и всяческих страхов. Может быть, потому, что мы не знаем, как он может или должен расти-развиваться. Нас этому, как и всему остальному, никто не учил. И все-таки самый точный ^диагноз» своему ребенку всегда можем поставить мы сами. Ведь день за днем мы общаемся с ним, наблюдаем, замечаем любую мелочь в его поведении. Лиля: Моему трехмесячному сыну врачи поставили диагноз «энцефалопатия», ссылаясь на один из известных симптомов: гипертонус мышц ног. Малышу были прописаны уколы — 30 штук, по три в день. Первые сомнения у меня возникли, когда я прочитала в аннотации к прописанному лекарству слова о возможных побочных эффектах его действия. Они были лаконичны: «При применении возможны: обмороки, судорожные состояния, тошнота, рвота, кома». Я не шучу. К счастью для всех нас, именно в этот день из какой-то очередной долгой поездки вернулся Игорь Борисович Чарковский. Выслушав мой достаточно бессвязный рассказ, он, даже не взглянув на название лекарства, отправил его в мусорное ведро. Взял моего Вовку, «покрутил», внимательна заглянув ему в глаза-

— Держи, — сказал, передавая мне на руки сына. — Нет у него никакой энцефалопатии. И никогда не было.

—А гипертонус?..

— Гипертонус есть. Так он и должен быть — ты же его холодной водой обливаешь, а у «обливашек» гипертонус снимается недели на две позже, чем у «обычных».

—Но врач говорит…

— Да при чем тут врач! — рассердился на мою непонятливость Чарковский. — Кто ребенку мать — ты или врач? Кто его родил? Кто вырастил? Если врач тебе скажет, что Вовка дебил, ты поверишь?

— Но я же вижу, что он не дебил! — возмутилась я.

— И все остальное ты тоже прекрасно видишь и знаешь. Ведь правда? Ну посмотри на него внимательно! Ведь это — твой сын!

С тех пор, прежде чем давать ребенку лекарство — любое! — я стараюсь узнать мнение хотя бы нескольких специалистов. А вообще-то стараюсь и вовсе не давать никаких лекарств. По опыту знаю: чаще всего достаточно облить простывшего малыша несколько раз холодной водой, и болезнь как рукой снимет. И сам Володька, чуть почувствовав недомогание, просит: «Мама, облей водичкой!»

Но об этом мы расскажем в главе о закаливании. А сейчас, наверное, пришла пора поговорить об одном из очень важных моментов в практике сознательного родительства: о том, когда, как устанавливается контакт между вами и вашим только что появившимся на свет малышом. От момента первого контакта во многом зависит вся ваша последующая совместная жизнь. И, наверное, надо все-таки знать какие-то основные правила общения с ребенком. А остальное вам подскажет интуиция. Что-то придет со временем, с опытом.

По появившееся в момент рождения (лучше гораздо раньше) интуитивное понимание между вами и малышом всю жизнь, наверное, будет главным в ваших взаимоотношениях, их основой.

Начать хотелось бы с простого — как всегда с истории. Историческая справка. На Руси испокон веку новорожденного старались не показывать посторонним людям. Считалось, чем меньше чужих глаз видит мамочку и малыша в первое время после его рождения, тем больше шансов ребеночка вырастить здоровым и крепким. Даже в церковь мама с ребеночком могли прийти не раньше чем на 41-й день после его появления на свет — такими незащищенными были они оба. И к хозяйству, и к приготовлению пищи женщину целый месяц не допускали. И это было мудро. Первый месяц должен быть посвящен ребенку. Женщина должна быть сосредоточена на нем полностью, это — время налаживания контакта между мамой и малышом- В это же время происходит становление лактации. Если женщина проводит эти дни в спокойной любовной атмосфере, с молоком у нее впоследствии проблем не будет. Первый день после рождения. Этот день в жизни мамы и малыша настолько важен, что о нем стоит поговорить отдельно. Как только малыш родился, необходимо сделать две несложные гигиенические процедуры. Первое: глубоким поцелуем в носик и ротик вы легко очистите от слизи дыхательные пути малыша. И вовсе не нужно применять для этого грубые катетеры или другие механические приспособления, как это делают в больницах! Второе: когда пуповина перестала пульсировать, ее нужно перерезать и перевязать. Это тоже совсем не сложно и не страшно. Вы увидите: пуповина очень четко делится на две части. Первая часть идет от животика малыша, она пошире. Другая как бы продолжает первую, и структура ее совершенно иная. Первую часть пуповины мы не трогаем. Нужно отступить по второй ее части приблизительно полтора сантиметра (можно и больше, это не играет никакой роли, так как все равно через несколько дней отсохнет и отвалится) и перетянуть в этом месте шелковой проспиртованной питью (продается в аптеке). Завяжите нить крепко на узелки (на два, на три, как вам захочется) и на месте перевязки обрежьте пуповину проспиртованными ножницами. Возьмите салфетку, намочите ее облепиховым маслом или бальзамом Шостаковского (припасены заранее) и наденьте на отросточек у живота малыша (на первую часть пуповины). Теперь возьмите бинт и сделайте малышу что-то типа «набрюшничка» – несколько раз оберните бинтом его животик и закрепите повязку. Смоченную салфетку вы будете менять малышу после каждого купания. Перерезание пуповины — действие важное. Можно сказать, это — честь. Такая честь может быть оказана маме или папе. Или кому-то третьему, если мама и папа примут такое решение. Перерезание пуповины — точка в процессе родов. Великое свершилось. Теперь ваш ребенок полностью отделен от матери и окончательно вступил в самостоятельную жизнь. Нас часто спрашивают, как соблюсти стерильность во время перерезания и перевязки пуповины. Вы, наверное, уже и сами догадываетесь, что мы отвечаем?.. Юля: Когда я впервые увидела, как малыши рождаются в море, как все операции над ними совершаются на песчаной косе у прибоя (разумеется, на пеленке, а не прямо на песке), я лично перестала бояться таких моментов. Сделайте ровно столько в плане стерильности, чтобы ваша душа была спокойна, и все будет хорошо. Мы надеемся, что вы понимаете нас правильно и не станете перевязывать пуповину грязными руками, используя обычные нитки из швейной машинки. Мы ведь — о другом, правда? Первые часы первого дня маме и малышу желательно провести очень тихо и спокойно, рядом с близкими. Хорошо, если вокруг будет полутьма и тишина. Мы уже говорили о том, что в момент рождения на малыша обрушиваются чудовищные световой и звуковой удары. Поэтому желательно, чтобы и в самый момент его появления на свет не горел слишком яркий свет и не грохотала музыка. Действительно, чуть раньше мы сами говорили и о том, что каждая женщина рожает в той обстановке, которая ей кажется наиболее приемлемой, а каждый малыш приходит так, как ему задано, но… Чаще всего, на последнем этапе родов любой женщине инстинктивно хочется тишины, полутьмы, какого-то замкнутого пространства вокруг нес. Исключения достаточно редки. В такой атмосфере лучше провести и первые часы с малышом, чтобы помочь ему освоиться в новом мире. Ведь не зря дети так часто рождаются ночью или на рассвете — когда темно и тихо. Пусть папа пойдет на кухню и заварит жене чай: крапива, петрушка, мед. Такой чай придаст ей сил, согреет. Травы нужно класть щепоть на стакан. Вообще издавна на Руси мера всех трав — щепоть того, кто их заваривает. Наверное, стоит чуть подробнее рассказать о травах вообще, раз уж пришлось к слову, ведь Каждый из нас рано или поздно приходит к травам. Неоднократно замечено: трава, купленная в аптеке не помогает. Та же самая трава, взятая у бабушки, — работает безотказно. (Не говоря уж о травах, которые вы собрали сами!) Почему? Одна и та же трава. Да и что в них особенного, в травах? А особенное в травах — все. И самое важное — наполнение, посыл, который в них закладывает тот, кто собирает (досыл — тот, кто доваривает, но без первого второе малодейственно). Тот, кто вступает в контакт с травами, обязательно должен обращаться к ним, к их душам с просьбой о помощи. И верить, что эта помощь придет. Собирая травы, опытные знахари не берут все подряд — они рукой, сердцем, внутренним взглядом видят, чувствуют, какая именно трава им нужна. Стоит опустить руку, подождать, и рука сама найдет нужную травку. Потом следует спросить у травы разрешения сорвать ее, и услышать ответ. Поэтому рука одну травку сорвет, от другой откажется, над третьей замрет, задумавшись, подождет знака… Когда новоиспеченные заготовители приносят домой собранную траву мешками и корневищами — это просто смешно. Ты ищешь свою траву. Ты зовешь ее сердцем. Она должна откликнуться тебе. Пример совсем простой: вы пришли на рынок, чтобы купить зелени. И мало кто знает, что ему нужна не просто, скажем, петрушка. Ему нужна его петрушка. Надо сказать: «Ищу траву для себя!» Или: «Ищу траву для жены!» (Тогда нужно «увидеть» свою жену, настроиться именно на нее.) И искать. Походить, посмотреть. У одного продавца захочется купить, у другого — нет. Одна травка так и манит к себе, другая (еще красивее, сочнее первой) оставляет вас равнодушными. Почему? Возможно, первая выросла в тихом и тенистом уголке сада — и именно такая энергетика вам сейчас необходима; а вторая – на солнечном возвышенном участке — и поэтому не подходит вам. Возможно, за первой ухаживал, растил ее мужчина, а вам как раз не хватает мужской энергии. Или — наоборот, женской — тогда вас позовет та петрушка, которую вырастили женские руки. Есть и другие секреты. Их много. В любом случае, ваша трава сама позовет вас, стоит только внимательно прислушаться. Она — ваша. Поэтому и мера всех трав — щепоть, своя рука, которая вас знает, все чувствует. Если же, и заваривая травку, вы обратитесь к ее душе, поговорите с ней, договоритесь о помощи — дело сделано! Что ж, папа сделал вам чай, вы попили его, обрели силы. Лежите с малышом, он — рядом с вами или, если вы еще не наобнимались, у вас на животе. Может быть, он уже снова проголодался? Первые три дня после родов, как вы, наверное, знаете, непосредственно молока у вас не будет. Будет молозиво — ценнейший продукт. Молозива вполне достаточно для малыша; оно настолько насыщенно всякими полезными составляющими, что никакого молока ему не нужно. Но держать малыша у груди надо не только пока он сосет — до тех пор, пока он сам не захочет от нее полностью оторваться. До этого пусть находится рядом, теребит грудь ручками, пока не «отпадет» сам, полностью. Это, кстати, вообще основной принцип грудного вскармливания. Все манипуляции ребенка у груди — сигнал через центральную нервную систему матери о том, что в следующий раз пищи потребуется чуть больше… Ну, как заказ в столовой дома отдыха на следующий день. Малыш уже поел, он сыт, но то, сколько он будет просто возиться у груди, каким-то образом сообщает вашему организму, насколько больше пищи ему потребуется к следующему кормлению. Если же кормить ребенка строго по часам, то молоко не будет вырабатываться в достаточном количестве, так как нужный сигнал не дан. Вообще молоко приходит ступенями. У первородящих женщин конец первого месяца лактации и начало второго — кризисное время. В этот период малышу может чуть-чуть молока не хватать. Не настолько, чтобы это отразилось на его самочувствии и, тем более, здоровье или развитии; самую капельку. Но многие женщины, не зная о том, что кризис этот — явление закономерное и временное, пугаются. Поэтому мамочкам, подверженным всяческим страхам, наверное, лучше сцеживать молоко. Тем же, у кого страхов нет (а бояться нечего — кризисные дни быстро пройдут и молока будет достаточно), сцеживание ни к чему. Важно пройти кризис без страха и сомнений. Что можно порекомендовать в эти дни? Тмин. Он сейчас есть во многих магазинах. Приготавливается он так: берется щепоть (опять же по мере души) и помещается в глиняный сосуд (можно и в кастрюльку с толстым дном, но что-нибудь глиняное гораздо лучше). Заливается сметаной. Ставится в духовку на маленький огонь и томится, как молоко, когда его вытапливают. Есть такую смесь ложкой, сколько душа попросит. Можно пить настой укропа. ВНИМАНИЕ! Укроп можно употреблять в виде настоя не больше, чем 1—2 дня подряд! В больших дозах это принесет вред вам и малышу. Через месяц можно повторить. Если молоко у вас пропало или начинает уменьшаться (или же вы просто беспокоитесь по поводу его нехватки), хорошо бы вам пойти к психологу. Дело в том, что в большинстве случаев, когда мама не может выкормить собственное дитя, причины глубоко спрятаны в подсознании. Так далеко, что сами вы не только не справитесь с ними, но даже и не отыщите. Иногда это страх испортить фигуру и перестать нравиться мужу. Или усталость, с которой вы на уровне сознания еще справляетесь, но подсознание уже дает сигнал тревоги, и защитные силы вашей психики пытаются вас освободить от «неблагожелательных» нагрузок — как на корабле во время аварии: все лишнее — за борт! Таким образом подсознание заботится о том, чтобы вы с самым необходимым остались на плаву. Может быть, «вылезло» то негативное отношение к кормлению, которое вам привили в роддоме. Ведь там к этому процессу нельзя относиться объективно. Покормили — сцеживаемся, причем ажиотажно сцеживаемся, истерично, часами. Потом сравниваем: у кого на двадцать капель больше. Массовое сумасшествие. Только уснул, снова: кормим — сцеживаемся, кормим — сцеживаемся… И этот стереотип вы приносите домой. Рано или поздно он сработает, возникнет протест: не хочу больше!!! Не могу!!! Устала… Это не значит, что вы не любите вашего малыша и не желаете ему добра. Это значит, пришла пора найти и устранить негатив. Тогда можно кормить ребенка дальше, молоко обязательно будет в нужном количестве. Лиля: Нам в роддоме говорили четко и ясно: «Не будешь регулярно сцеживаться до последней капли, молоко пропадет!» Я все думала: а как же моя бабушка Настя? Неужели она в деревне, в поле, на сенокосе, в страду, шесть раз в сутки садилась и сцеживала молоко по часу? Потом как-то спросила ее. Она очень смеялась. Видимо, представила, как бы она действительно это делала… И никаких маститов! Но лично я «притащила» роддомовский стереотип Домой и молоко сцеживала. И маститы у меня, увы, были. Так что по собственному опыту могу сказать, что при маститах помогает. • Можно смешать обычную пшеничную муку с медом сделать небольшую лепешку, приложить к больной железе и прикрепить лейкопластырем. • Можно прикрепить на больное место лист свежей капусты. • Помогает и свежий, только что сделанный вами творог — еще теплый. И разумеется, коли уж дело дошло до мастита, расцеживаться в этот момент обязательно. Это больно, тяжело, но если этого не сделать, будет намного хуже. Что еще мы делаем вместе с нашим малышом в первый день? Вполне можем его искупать. Температура воды — 32—36 градусов. Можно ее не измерять градусником, просто ориентируйтесь на себя, на то, чтобы вам лично было бы комфортно; малыш еще живет вашими ощущениями, и то, что приятно вам, наверняка будет приятно и ему тоже. В ванну можно добавить немного марганцовки. (Цвет воды — светло-розовый. Только ни в коем случае не сыпьте кристаллы прямо в ванночку. Сперва растворите марганцовку в банке с водой и уже этот раствор добавляйте в воду для купания.) Можно вылить в ванночку заварочный чайник настоя ромашки. Но все это, как вы уже поняли, не обязательно. ВНИМАНИЕ! В ванной ваш малыш сейчас может находиться только вместе с вами, иначе у него может возникнуть стресс на воду. Вы вполне можете его покормить в воде, а если он уснет, наберитесь терпения и посидите с ним, спящим, в ванной — вам обоим это пойдет на пользу. Вынув малыша, аккуратно промокните его. Ни в коем случае не вытирайте как взрослого, не трите ему головку. Смазку, с которой он родился, не снимайте — она питает малыша и защищает его. Ну и, конечно, после купания надо сменить салфетку на пуповине, обновить повязку. Если есть возможность, пусть малыш спит рядом с вами, в крайнем случае — около вас в отдельной кроватке (если вы боитесь во сне потревожить его, как говорили в деревнях, «заспать ребеночка»). Вообще постарайтесь не оставлять его одного ни на минуту. И не только в самый первый день, но, по крайней мере, и в первую неделю тоже. Первая неделя, как и первый день, вся обращена внутрь семьи. Это — время постепенного привыкания к новой жизни. Никаких занятий в этот период (ни гимнастики, ни водного тренинга) мы проводить не рекомендуем. Бывают, конечно, исключения — у мамы и папы просто «руки чешутся» заняться с малышом упражнениями и плаванием. Если это желание, ну просто сильнее вас, приступайте! Вы ведь будете очень осторожны, правда? И не забудьте, что все занятия с ребенком нужно проводить очень мягко, без тени насилия, только на положительных эмоциях. В первую неделю мы продолжаем купаться, причем столько, сколько душа требует, до тех пор, пока нам в воде комфортно и приятно. Если в первый-второй день ваш малыш ел не слишком охотно, ничего страшного. Некоторые дети первые два дня просто отдыхают и едят немного. Но с третьего дня он уже должен кушать хорошо и набираться сил. Если аппетит у него так и не появился, это тревожный сигнал, и вам лучше обратиться к врачу. Для ребенка молоко мамы — не только еда, кормление — это еще и общение, успокоение, единение с мамочкой, знак поощрения и одобрения с ее стороны. Материнское молоко поддерживает и укрепляет иммунную систему ребенка. Многие удивляются нашим мамочкам: ну зачем, скажите, они кормят детей грудью до года и дольше? В год ребенок и так получает все необходимое с пищей — каши, фрукты, овощи, соки, хлеб… Да, ребенок должен получать все необходимые для здоровья витамины и вещества и — материнское молоко! Пусть 10—15 грамм, но они должны перепадать ему. Приятного аппетита! Дело в том, что материнское молоко — продукт сугубо индивидуального пользования, оно делается «под ребенка», с учетом всех-всех его особенностей и отличий. Поэтому вопрос о донорском молоке нам представляется весьма и весьма спорным. Неведомым образом влияет на малыша чужое молоко, рассчитанное на другую индивидуальность. И уж если вы вынуждены пользоваться им, постарайтесь по крайней мере узнать побольше о человеке, чьим молоком вы будете выкармливать вашего малыша. В таких случаях уж лучше, быть может, пользоваться козьим молоком (но не коровьим). Сколько кормить? Предлагайте малышу поесть примерно каждые два часа. Иногда он может пососать чуть больше, иногда — поменьше, а порой и вовсе откажется. У нас с вами ведь тоже аппетит не всегда одинаковый, правда? Если ребенок улыбается, хочет играть, хорошо спит, значит он сыт. Голодный ребенок обязательно будет плакать, привлекая к своей проблеме ваше внимание. Мы совершенно уверены, что не может выкормить собственное дитя только женщина, у которой ампутирована грудь. Все остальные сложности — из области подсознательного, и вы вполне можете с ними справиться — если не самостоятельно, то при помощи специалиста-психолога. Лиля: В роддомах нам прививают мысль, что кормить собственного ребенка — тяжелая работа. Мы с этой мыслью приходим домой, с ней живем, и это действительно становится для нас тяжкой обязанностью: недостаток сна, монотонность, оторванность от привычной жизни — сказывается все. Помню: ночь, окна уже почти нигде в домах не горят, кругом снег, а я все сцеживаю молоко. Все спят и мне спать хочется до чертиков. Завтра они (все) проснутся, куда-то пойдут, будут разговаривать, смеяться, общаться, а я так и буду сцеживать молоко, кормить, сцеживать, кормить, сцеживать… Села я тогда на кухне и заплакала. Такое ощущение, что теперь так будет всю жизнь — все нормальные люди отдельно, а я — отдельно. От них и от жизни. Все это — нормальные последствия роддома. Кроме того, женщины после родов часто впадают в депрессию; у кого-то она проходит практически незаметно, кому-то доставляет немало неприятных минут. Чем тяжелее и безрадостнее были роды, тем более тяжелой и затяжной будет эта депрессия. Ведь мы обычно черпаем силы не столько в надеждах на будущее (кто знает, что там нас ждет?), сколько в воспоминаниях, в осознании того, что у нас в данный момент времени уже приобретено, накоплено хорошего в жизни. Юля: У меня по-другому получилось. Первые роды были сложными, и ребенка мне приносить кормить не хотели — он был таким слабеньким, что якобы его никуда носить было нельзя (хотя палата малышей находилась ровно напротив нашей, три шага надо было пройти). Но я долго уговаривала врача все-таки пускать меня к нему кормить. Как ни странно, мне это разрешили. И когда я его в первый раз покормила… Роды-то были страшные, я даже не очень поняла, что произошло. А вот тут, взяв его на руки, увидев, как он чмокает, сосет, смотрит на меня; только тут я осознала — вот он, мой сын! И такое это было счастье, что я, выйдя из палаты, просто прислонилась к стеночке в коридоре, чтобы не улететь в какие-нибудь заоблачные выси. Нет, правда, физическое ощущение неимоверного счастья. Мимо доктор шел.

— Что с вами, — говорит, — вам плохо, да?

— Нет, доктор, мне хорошо! — говорю.

— Так что все-таки с вами такое?

— Я покормила своего ребенка!

Он посмотрел на меня, как на ненормальную, плечами пожал и ушел. А я еще постояла у стеночки немножко.

И домой пришла именно с этим ощущением огромного счастья, оно у меня потом и ассоциировалось с кормлением. Повезло. Это состояние и потом меня не оставило. У его кроватки я — только не смейтесь! — думала о Судьбах Мира. Как раз 1986 год был, какое-то потепление намечалось уже. И я, баюкая его, всерьез собиралась писать письма Рейгану и Горбачеву. Потому что я тогда так много понимала об этом мире и обо всех людях, что мне казалось, я запросто могу объяснить им обоим, как сделать, чтобы все было хорошо, чтобы все-все были счастливы. Я-то знала, что для этого нужно просто полюбить друг друга — так, как мы любим своих детей. Ради этих самых детей. Очень мне хотелось это объяснить людям.

Так что кормление — акт высокодуховный. Он может раскрыть такую любовь, понимание, желание добра, и с этим ты будешь жить, и малышу это, конечно, будет передаваться.

Надо расслабиться, не делать самой из кормления проблемы и тяжкой работы, не создавать вокруг него истерики и напряжения. Вообще в воспитании малыша — физическом и духовном — наверное очень важно, что вы сами от этого процесса испытываете: удовольствие или тяжелую усталость. Если удовольствия нет, подумайте спокойно, что вы делаете неправильно. Удовольствие должно быть! Даже и не удовольствие — наслаждение. Обязательно. Может, вы сами заматываете себя настолько, что уже неспособны его ощутить? Если так, то, возможно, что-то из повседневных дел можно исключить из распорядка дня? Так ли нужно все то, чем вы занимаетесь? Велика ли малышу польза от вас — замотанной и раздраженной!

Послушайте рассказ одной молодой мамы: Прихожу я из роддома, по самую макушку снабженная сведениями о том, как кормить, когда кормить, по сколько кормить; как пеленать, сколько раз пеленать, во что пеленать; как стирать то, во что пеленаешь, чем стирать, в чем стирать; как это гладить, по какой стороне, сколько раз; куда выглаженное сложить, по сколько в стопку, какой стороной вверх; как брать, за какой край, как складочки разглаживать, как… И так далее. Дальше было так: в первый же день У меня кончились абсолютно все пеленки. Одни замочены, Другие кипятятся, третьи полощутся, четвертые еще сохнут, пятые не выглажены… ребенок голый. Я мечусь по дому, завернув его в какое-то старое махровое полотенце, и пытаюсь одновременно стирать и гладить. Ребенок орет (голодный, наверное, но мне не до того), собака истерично лает, я от полного бессилия и паники реву. Тут приходит старая такая патронажная медсестра. Увидела наш дым коромыслом и как рявкнет: «А ну, пре-кра-тить!!!» Машину стиральную выключила, утюг выключила, газ под бачком выключила, ребенка — мне к груди… Через час мы с ней чаек пили, и она мне рассказывала, что такая вот послеродовая истерика — дело обычное. Меньше надо слушать, чего в роддоме говорят, а больше думать: что делаю и зачем делаю? До сих пор помню ее фразу: «Мы же не в армии, девочка! Думать-то надо». Раз разговор зашел о пеленках… Так вот, не нужны они ребенку! Совсем. Пеленание придумали только для того, чтобы у мамы была возможность заниматься побольше своими делами, а не ребенком. Связал… извините, спеленал и — занимайся, он уже никуда не денется. Мало того что пеленание мешает нормальному развитию малыша, оно еще и частично лишает его общения с мамой, которое ему необходимее всего остального в этой жизни. Есть такое понятие «психомоторное развитие ребенка грудного возраста», то есть развитие психики и движений связано в одном слове, они неразрывны. Чем выше двигательная активность малыша, тем выше его психическое, умственное развитие. А мы спеленываем его, лишая возможности активно двигаться. Он простудится? Да ничего подобного! Он, скорее всего, простудится и будет простужаться потом постоянно, если вы будете кутать его, не давать установиться нормальной терморегуляции. Не удивляйтесь и не беспокойтесь. Он чувствует себя вполне комфортно. Кроме наставлений о пользе пеленания и перепеленывания и исключительной важности процесса сцеживания молока, в родильных домах любят давать еще и такой совет: поменьше берите ребенка на руки. Приучите — не отучите, замучаетесь сами и замучаете его. Кто знает, может быть, кого-то кому-то и удавалось любовью замучить, но мы в нашей практике такого не встречали. Известный психолог А. А. Щеголев с уверенностью говорит о том, что, если ребенка помногу носить на руках в первые семь месяцев его жизни, он становится стрессоустойчивым. Он настолько проникается за это время ощущениями любви, покоя, защищенности на руках у мамы, у папы, что в дальнейшем его нервная система свободно справляется с любыми нагрузками. И мы склонны думать, что это так. Эта поза, когда вы к пей чуточку привыкните, окажется очень удобной для вас обоих Кроме того, таская вашего малыша повсюду за собой, вы даете ему прекрасную возможность рано познавать мир, участвовать в семейной жизни. Что он видит, лежа в кроватке? Десять, максимум двадцать привычных предметов, потолок, стены. Уж не говоря о том, что за прутьями этой кроватки он чувствует себя отделенным, оторванным от вас и от жизни. Не говоря и о том, что в первые месяцы он видит мир чаще всего из горизонтального положения, а на руках у вас он — «вертикальносмотрящий», такой же, как и вы. Да, подолгу держать малыша на руках гораздо хлопотнее, да и физически это не слишком легко. Но зато каждую минуту, проведенную таким образом, он познает мир, развивается, учится, растет активно. А чтобы не затекали руки и было удобнее вам и ему, попробуйте носить малыша, как показано на рисунке. Эта поза безопасна, так как на позвоночник ребенка не ложится слишком большая нагрузка (чего боятся все врачи, запрещая раньше времени сажать малышей); малыш находится как бы в подвешенном состоянии. Эта поза — еще и тренировка для малыша. Она тренирует мышцы ручек и ножек, спины, растяжку. Что еще? Продолжаем купаться, кушать и спать в ванной. Но мама ни в коем случае не должна терять контроль за ребенком во время их пребывания в воде. Малыш пока спит на спинке, а эта поза (с учетом того, что над водой находится только личико малыша) не совсем безопасна — он может захлебнуться. В дальнейшем, когда просто пребывание в воде перерастет в водный тренинг, такая поза — на спинке — будет практически исключена из упражнений. На первой неделе жизни специальный массаж ребенку ни к чему. Достаточно периодически поглаживать его ручки, ножки, спинку (в любом направлении) и животик (по часовой стрелке). На второй неделе жизни можно потихоньку приступать с малышом к более активным физическим и водным упражнениям. Вот тут будет необходим более глубокий массаж перед каждым занятием. Приемы такого массажа вы найдете в любом медицинском справочнике. Поскольку массаж этот не лечебный, а просто согревающий, то никаких премудростей в нем нет — растирание ручек, ножек, спинки и животика становится более активным: так разогревают мышцы спорт смена перед занятиями. Итак, на второй неделе жизни мы приступаем к занятиям с малышом динамической гимнастикой. (Упражнения динамической гимнастики и водные упражнения новорожденными не входят в практику официальной медицины и признаются не всеми педиатрами. Перед тем как начинать занятия, рекомендуем получить совет специалиста. Не рискуйте понапрасну. (При ред.)) Для тех, кто впоследствии будет заниматься с ребенком физическими упражнениями более серьезно и углубление динамическую гимнастику постепенно заменит беби-йога. В первые дни и недели жизни малыша физические нагрузки динамической гимнастики невелики. Для начала она будет состоять из двух групп упражнений. Первая группа — висы. Упражнение 1 Вы берете малыша за две ручки, как это показано на рисунке. Когда он немного повисит и освоится с новым для него положением тела, начинайте его потихоньку раскачивать влево-вправо и вперед-назад. Для начала упражнение достаточно повторить в течение 5 — 10 секунд, в дальнейшем время будет увеличиваться. Упражнение 2 Все то же самое, но вы держите малыша только за одну ручку. Сперва за левую. Затем за правую. Или наоборот. Упражнение 3 Дня через три, когда малыш немного освоится и будет воспринимать эти упражнения с удовольствием, можно начать легкие подкрутки влево и вправо, держа его за одну из ручек. Захваты рук малыша руками взрослого при всех висах за руки ВНИМАНИЕ! Подкрутки ни в коем случае нельзя делать резким движением — вы только даете легкий-легкий толчок, дальше движение продолжается по инерции до остановки. Если ребенок испугается и начнет плакать, упражнение надо прекратить и в течение нескольких дней проводить просто висы с раскачиванием, затем попробовать снова ввести подкрутки. Не надо торопиться и делать то, что вашему малышу не нравится, — этим вы отобьете у него желание заниматься. Если же вы будете терпеливы и последовательны, динамическая гимнастика доставит ребенку настоящее удовольствие. Упражнение 4 Висы за ноги мы начинаем также с просто висов, и только когда малыш привыкнет, начинаем раскачивание. Затем, когда малыш освоится, раскачиваем его вправо-влево, вперед-назад. Упражнение 5 То же, что и в упражнении 4, но держим ребенка за одну ножку (не забывайте менять левую на правую). При висах за ноги держим малыша таким образом Потихоньку вводим подкрутки — так же мягко, едва задавая направление движения. По мере того как малыш привыкает к этим упражнениям, амплитуду раскачивания в висах за руки и за ноги можно постепенно увеличивать. Все эти упражнения отлично развивают суставы и мышцы ребенка, тренируют его вестибулярный аппарат, позвоночник. Вторая группа — поднимание, раскачка, подкидывание. Упражнения второй группы расширяют понятия ребенка об объемности мира, дают ему взглянуть на мир с различных точек. Упражнение 6 Вы ложитесь на спину на что-нибудь большое и мягкое, например, на тахту. (В дальнейшем, когда вы достигните определенной ловкости и навыков, будет достаточно толстого одеяла на полу.) Но тахта должна быть достаточно широкой и не стеснять свободы движений. Для начала просто поднимаете и опускаете малыша, как на качелях. Упражнение 7 Подняв малыша вверх, как и в предыдущем упражнении, вы крутите его на вытянутых руках, поворачиваете так и этак, давая ему возможность видеть вас и окружающий мир под самыми разными углами. Опускаете ребенка вниз, даете ему чуть передохнуть и вновь повторяете упражнение. Упражнение 8 К нему мы приступаем только тогда, когда вы оба уже достаточно освоились с высотой и не боитесь ее, а мамины руки обрели уверенность.Поднимаете малыша и чуть подбрасываете его вверх. И так до тех пор, пока ему не надоест. Дети любят, когда их подбрасывают, для них это захватывающая игра, чувство полета им нравится, но ваша задача — не увлечься и не напугать ребенка. Подбрасывания можно чередовать с поворотами в верхней точке в разные стороны и даже с кувырками в маминых (или папиных) руках. Кувырки проводятся, разумеется, не во время подбрасывания, это еще рановато, просто вы переворачиваете малыша в воздухе, аккуратно перехватывая руками. Так надо держать малыша, когда вы поднимаете и раскачиваете его Отличный вестибулярный аппарат вашему малышу гарантирован! В конце второй — начале третьей недели жизни малыша можно начинать работать с его позвоночником. Упражнения, которые мы опишем дальше, лучше всего проводить сразу после массажа, перед висами и подбрасываниями . Упражнение 1 Малыш лежит на животике. Вы берете его рукой за стопы и медленно поднимаете его ножки вверх и назад до первого затруднения в движении, которое вы ощутите другой вашей рукой, которая лежит на позвоночнике ребенка (разумеется, вдоль, а не поперек). На несколько минут зафиксируйте положение и медленно опускайте ножки малыша в исходную позицию. Это упражнение похоже на одно из классических упражнений взрослой йоги, которое называется Рыбка. Упражнение 2 Малыш лежит на спине. Вы берете его за ножки так же, как в предыдущем упражнении, и медленно поднимаете их вверх до первого затруднения в движении. Другая рука — под головой малыша. На несколько секунд фиксируете положение и плавно опускаете ножки вниз. Упражнение 3 Ребеночек лежит на спинке. Вы берете его под затылок одной рукой и начинаете плавно сгибать вперед, как бы готовя к кувырку. Другая ваша рука прижимает стопы малыша, не давая им подняться. ВНИМАНИЕ! Во время проведения упражнений с малышом постарайтесь представить себе мысленно его позвоночник, каждый позвонок, увидеть, как позвонки меняют свое положение и красиво складываются в ровную дугу. Эти упражнения нужно проводить очень медленно и плавно, рывки в них недопустимы. При первом сопротивлении, которое ощутят ваши руки, прекращайте движение. Упражнение 4 Малыш лежит на спине лицом к вам. Вы берете его за ручки и ножки, приподнимаете и так держите какое-то время. Через несколько дней, когда он привыкнет к такой позиции, начните, приподняв малыша, слегка раскачивать его вперед и назад. Пока он еще не умеет сам держать головку, она будет откидываться назад, в этом нет ничего страшного. Когда малыш уже будет держать головку, амплитуду покачиваний можно увеличить и раскачивать его уже по широкой дуге. Итак, освоив сухопутные упражнения, мы, как водится, переходим к упражнениям в воде. Их можно начинать уже со 2-й недели жизни малыша. Так выполняется упражнение 4. И тут вам очень важно понять и решить для себя следующий вопрос: чего вы ждете от этих упражнений. Если малыш родился здоровым и нет показаний специалистов для его жесткого «наныривания» («Наныривание» — многократное погружение ребенка в воду через определенные промежутки времени в процессе одного упражнения), например, для лечения водой от определенных заболеваний, и если вы не поставили цель вырастить из ребенка чемпиона мира по плаванию, то заниматься с ним акватренингом нужно до первого каприза. После чего малыша нужно успокоить и позаниматься с ним еще самую капельку — только для того, чтобы он понял, что купание — это все-таки работа, тренинг, а не только удовольствие и развлечение. Наша цель – взаимная любовь ребенка и водной среды. Если у вас есть другие цели, вам лучше заниматься строго с инструктором — нашим или тем, который работает в поликлинике. Система, которую вам покажут в поликлинике, кстати, по-своему хороша. Она просто — другая. Еще один совет: заведите для водных занятий две-три игрушки, скажем, две плавающих и одну, которая тонет, чтобы за ней можно было нырять. Эти игрушки давайте малышу только в воде, тогда они ему не надоедят и будут вызывать дополнительный интерес во время водных занятий. Вода в ванной должна быть 27—31 градус. Заниматься с малышом в более горячей воде просто нет смысла — он будет вялым и пассивным. Маме, по крайней мере сначала, лучше находиться в воде вместе с ребенком. Первый комплекс упражнений, которому мы будем учиться, — ныряние. Без навыков легкого ныряния общения с водой у малыша не получится. Бояться воды не надо, это относится к вам, мама и папа, так как у малыша в таком возрасте контакт с водой еще не утерян, до третьего месяца у него существует безусловный рефлекс затаивания дыхания при погружении под воду. Чтобы тот рефлекс закрепить и развить, мы и будем нырять в свое удовольствие. Итак, упражнение 1 Малыш находится в ванной вместе с мамой. Мама, сидя в воде, кормит его грудью, время от времени (не слишком часто) набирая в горсть воды и брызгая на личико ребенка. Когда он чуть-чуть привыкнет к этой процедуре, наберите воду в пригоршню и полейте малышу на макушку так, чтобы стекала по лбу на личико. Через несколько дней это упражнение можно усложнить. Во время кормления вы прислоняете малыша поплотнее к груди — так, чтобы носик был закрыт (пусть он уткнется им в вашу грудь), и вместе с ним на секунду (затем время будем увеличивать) погружаетесь под воду. Вынырнув, освобождаете носик малыша и продолжаете кормление. Упражнение 2 Малыш купается без мамы (не совсем без, разумеется, — мама находится рядом, но на суше). Делаем с ребенком проводки вдоль ванны, туда и обратно. Для удобства движение можно проводить «восьмеркой» — тогда разворачиваться вам будет легче. Упражнение 3 Плаваем как в предыдущем упражнении, но время от времени набираем пригоршню воды и плещем малышу на личико. Хорошо при этом говорить ему какое-то слово-команду, которое потом будет вызывать у него автоматические задержки дыхания, например: «Ныряем!», или «Внимание!», или просто «Хоп!» Это слово нужно произносить негромко и мягко, а желательно еще и весело, чтобы малыш понимал, что это — такая игра. Держать малыша в воде надо вот так Упражнение 4 Включаете душ (он должен быть немного холоднее, чем вода, в которой вы плаваете) и, проводя малыша по ванной, периодически проводите его и под душем. Уже наученный брызгами и вашим словом-командой затаивать дыхание, он будет это делать и попадая под душ. Упражнение 5 Когда малыш усвоит предыдущие четыре упражнения и научится хорошо затаивать дыхание, вы можете go время проводок по ванной, сказав ему «Ныряем!» (или что мы там говорим), на секунду-две опустить его личико под воду, тут же поднять его в исходное положение и продолжать плавание. По мере того как ребенок становится все более опытным ныряльщиком, его заплывы под водой удлиняются, пока он не научится плыть в одну сторону над водой, а в другую — под ней. Только не старайтесь форсировать события; на второй или даже на десятый день тренировок такого у вас не получится. Будьте терпеливы и внимательно наблюдайте за состоянием ребенка. Вы должны точно чувствовать, сколько времени он может безболезненно провести под водой. Между упражнениями необходимо делать перерывы. В процессе ныряния малыш может (и чаще всего, так оно и случается) наглотаться немного воды или воздуха, когда он затаивал дыхание. Проверить это легко. Положите руку ему на животик, и если вы почувствуете, что он у малыша раздулся как барабан, согните его ножки в коленях и спокойно подождите, когда ребенок выплюнет воду и лишний воздух. Кроме того, если тренировки идут трудновато, малыш капризничает и устает, надо почаще между ныряниями делать легкие упражнения. Есть упражнения, которые нравятся буквально всем детям. Ну вот, например, такое. Упражнение 6 Держим ребенка все так же. Подводим его к узкому бортику ванны, упираем в борт его ножки и сгибаем их. Ждем. Через несколько секунд ребенок инстинктивно распрямит ножки и оттолкнется от бортиков, а мы дополним его движение вперед своей силой. Хорошо, если это получится с брызгами, плюханьем и смехом — усталость и капризы тут же пройдут. Упражнение 7 Очень простое. Берем малыша под мышки, ставим его на дно ванной и ходим с ним туда и обратно. Можно поплясать под какую-нибудь любимую песенку. Упражнение 8 Если вы хорошо и с удовольствием делаете упражнение 6, его уже пора усложнить. Сажаете малыша на бортик ванной и, весело воскликнув: «Прыгаем!», действительно прыгаете в воду. Секрет лишь в том, что вы в этот момент пока еще держите его под мышки. Вот тут уж брызг и плюханья будет вдоволь. Когда вы будете полностью уверены в способностях и талантах своего ребенка, вы можете во время упражнений на ныряние несколько секунд отпускать его из рук под водой, а потом, подхватив, вытаскивать на поверхность. Но начинать такое упражнение можно будет только тогда, когда у вас самих оно не будет вызывать страха. Любой страх ребенок почувствует, и ничего хорошего у вас с ним не получится. После занятий необходимо дать малышу отдохнуть в воде, сделав ее погорячее (36—38 градусов). Маме лучше снова забраться в ванну к малышу, взять его на руки, предложить ему поесть. Скорее всего, он чуть-чуть перекусит и тут же, в воде, уснет. Это здорово. Дайте ему поспать, обычно ребенок спит 10—20 минут, может и дольше. Перед тем как вы вылезете из ванной, пусть папа возьмет ведро (да-да, не чашку, не кувшин, не ведерце — ведро!) холодной воды и обольет вас обоих. Если папы нет дома, это придется сделать вам, и холодный душ достанется малышу весь. Ничего страшного! Лить нужно на голову — так, чтобы вода текла по лицу широкой струёй, ровно. Когда вы окажетесь на суше, покормите малыша уже как следует и предложите ему отдохнуть, ведь он не просто играл — он работал. Вы, наверное, тоже устали с непривычки? Лиха беда — начало. Если это начало пришлось вам по душе и вы решили пойти дальше, ищите бассейн. Это может быть бассейн в детской поликлинике (занятия с малышом в нем можно проводить с третьего месяца жизни) или спортивный (с шести месяцев). Чем хорош бассейн? Ну, прежде всего, тем, что значительно расширяет мир, окружающий малыша. Что он видит? Квартиру, ванную, улицу — из коляски и не слишком много. А бассейн — это буквально новый мир, особенно, если это настоящий большой спортивный бассейн. Но именно потому, что для малыша бассейн — принципиально новое и неизведанное пространство, приучать его к этому новому лучше постепенно. В первый день потратьте время на то, чтобы познакомить ребенка с бассейном. Он должен осознать, какой бассейн большой, увидеть, где суша, где вода, где тень, где свет. Он должен услышать и понять, как вода плещется, как говорят вокруг люди, что шумит за закрытыми дверьми (это тем более важно, что характер звуков в бассейне совсем другой, чем в доме в ванне). Он должен почувствовать это новое пространство, влиться в него, принять, привыкнуть. Хорошо, если вы сможете выбрать группу, где есть дети постарше, которые уже плавают, для которых бассейн — источник удовольствия, которые не боятся воды. Еще лучше, если это будет не спортивная, а игровая группа, в которой нет заданий и тренировок, механического обучения плаванию. В этом случае малыш очень быстро получит от других детей положительную невербальную информацию и легко включится в игру под названием «купание в бассейне». На первом плане у него будет интерес к тому, что делают окружающие его дети, и желание заниматься вместе с ними, ведь малыши очень компанейский народ. Но возможен и другой вариант: ваш ребенок не захочет идти в воду в бассейне ни в первый день, ни во второй, ни даже в третий. Это будет означать только одно: он еще не понял чего-то очень важного для себя. Что-то беспокоит его, тревожит или пугает. Постарайтесь понять, что именно его смущает. Несколько раз (столько, сколько нужно) обойдите с ним все помещение, покажите ему все, что его окружает, расскажите обо всем подробно. Посидите с ним на бортике, пусть он посмотрит, как плавают другие. Не заставляйте его идти в воду; когда он будет готов, он сам позовет вас плавать. Единственное, что вы можете сделать без его согласия, — это, взяв его на руки, зайти вместе с ним в воду там, где мелко, и разок окунуться. Если он начнет плакать, немедленно выходите на сушу. Любое насилие может очень надолго отвратить малыша от купаний, негативная информация впечатывается в детское подсознание мгновенно и надолго. Когда малыш пообвыкнется, можно приступать к занятиям. Чем эти занятия будут отличаться от того, что вы с ним делали дома? Прежде всего тем, что бассейн — огромное пространство для вашего совместного творчества. На таком пространстве вы вольны вместе фантазировать, пробовать, плавать, нырять, барахтаться, наслаждаться — вы вырвались на простор. Вот упражнения, которые мы предлагаем как обязательную программу. Упражнение 1 Оно очень полезно и практически безопасно. Мы берем малыша за ножки и поднимаем одной рукой над водой, а другой рукой страхуем его. Ничего сложного в этом упражнении нет: вы yвидите, что малыш сам рефлекторно выпрямится над водой. Ребенку, который уже умеет нырять, из этого положения совсем не страшно и упасть снова в воду. Эта стойка отлично тренирует мышцы спины, брюшной пресс. Сперва берем малыша так… А потом, когда он привыкнет, вот так. Упражнение 2 Полезно для мышц спины и брюшного пресса, оно позволит малышу раньше начать сидеть, вставать, ходить, избегая излишних нагрузок на позвоночник, которых так боятся все детские врачи. Захват ручек и ножек Упражнение приятно делать с надувной игрушкой: она будет уплывать от малыша, он потянется за ней, и длительность упражнения увеличится. Выполняется это так: вы берете малыша за бедра (он находится к вам спиной) и, задавая движение вверх и чуть на себя, принуждаете его подняться над водой и выпрямиться. Упражнение 3 Становитесь лицом к малышу, берете его под мышки и начинаете вместе с ним движение: вы идете по дну спиной вперед, а он плывет за вами. Через определенные промежутки времени вы говорите свое слово-команду на ныряние и дуете ему на личико. Он рефлекторно затаивает дыхание, а вы окунаете его лицо в воду. Так вы ходите-плаваете по периметру бассейна, пока оба не устанете. Сначала делаем так … А потом так Упражнение 4 Сажаете малыша на бортик бассейна, даете ему в ручки указательные пальцы своих рук и по команде «Прыгаем!» прыгаете в бассейн. (Вернее, прыгает он, так как вы в этот момент находитесь в воде напротив него.) В первое время можно подстраховать малыша от погружения в воду с головой — достаточно плюханья и брызг. Позже пусть прыгает по-настоящему. Когда вы освоитесь в бассейне, можете, чуть подтолкнув малыша с бортика, дать ему возможность самому упасть в воду и поймать его уже под водой. Занимайтесь и всеми нырятельными упражнениями, которые вы уже освоили и дома. Полеты во сне и наяву с Игорем Чарковским. А дальше придумывайте сами! Сколько детей на свете, столько на свете и любимых упражнений, игр, забав и хулиганств в воде. И все-таки еще пару советов, наверное, нужно дать. Не стоит использовать надувные круги, нарукавники, другие средства, искусственно поддерживающие ребенка на воде, — ни в занятиях, ни в играх. Дело в том, что такие средства создают у малыша неестественное представление о положении его тела в воде, о свойствах воды вообще. И когда он их лишится, переучить его, заставить ощущать воду по-новому, оценивать ее и себя в ней реально будет во сто крат труднее, чем научить плавать с нуля. Исключение составляют те большие надувные игрушки, которые не крепятся к ребенку, — они могут плавать рядом с ним, он может за них подержаться, побарахтаться с ними, но, отпустив, тут же переоценивает свое состояние в воде. Вернемся еще раз к основной, быть может, мысли этой главы. Вода — это радость, удовольствие, игра, но ни в коем случае не насилие. Если вы спокойно и четко отзанимаетесь в ваше общее удовольствие с малышом год-полтора, вы можете быть за него совершенно спокойным в дальнейшем, шансы когда-либо где-нибудь утонуть у него практически равны нулю. Сейчас прозвучит сакраментальный вопрос: а когда же он (она) начнут у нас плавать самостоятельно? То есть — совсем плавать, как мы с вами, как взрослые? Ну что ж, давайте разбираться с этим вопросом. В свое время Игорь Борисович Чарковский в своих лекциях часто говорил о том, что наши дети в три месяца свободно ходят. И все просили: ну покажите нам того, гениального, который ходит-то в три месяца? На самом деле Чарковский под словом «ходит» подразумевал способность ребенка самостоятельно и быстро передвигаться в нужном ему направлении на нужное расстояние. Проще говоря, трехмесячные дети действительно ходили. Они даже резво бегали. На четвереньках. И им это очень нравилось — многие ли сверстники имели возможность так быстро и много нахулиганить и познать нового, они ведь (в лучшем случае) еще только медленно ползали. Да, маленькие дети плавают. Но до года, а то и до двух они плавают только под водой — на те расстояния, на которые могут задержать дыхание. Причина такого плавания очень проста — их пропорции: большая голова, не сложившееся туловище. Мышцам шеи и спины просто-напросто еще трудно поднять головку малыша над водой и держать ее во время его перемещения. Существуют дети, которые проплывают достаточно большие расстояния. Мы уже рассказывали о Васе Разенкове, который в возрасте одного года легко проплывал 40 километров. Это не байка — Васин рекорд занесен в Книгу рекордов Гиннесса в 1992 году, можете проверить. Как он это делал? Как плавают стилем кроль, примерно. Он был обучен поднимать голову вверх и вбок для вдоха, затем вновь опускал ее в воду, потом вновь поднимал. Кстати сказать, именно так Вася и спал в воде по 8—10 часов в сутки. Еще он умел и есть в воде, практически не замедляя движения. Ныряем! Можно ли научить этому вашего ребенка? Безусловно. Но для этого потребуется жесткий тренинг, тренинг через насилие, многочасовой, многомесячный. Лиля: Честно говоря, мы долго спорили. Я предлагала нарисовать, как отработать тот самый поворот головы ребенка на вдох — пусть, дескать, родители сами решают, будут они этим заниматься или нет. В конце концов им виднее, как заниматься с малышом. Юля: Но когда какие-нибудь очень уж усердные мама с папой начнут по этому рисунку отрабатывать с малышом поворот головы, быть может, он и станет отличным пловцом. Но — и это тоже вполне вероятно — результаты могут появиться и совсем другие: травмы шейного отдела позвоночника, подъем внутричерепного давления, энцефалопатия… Я таких детей видела. Есть вещи, которыми можно заниматься только с инструктором. Я это знаю потому, что сама год отработала инструктором в поликлинике, потом несколько лет занималась частной аквапрактикой. Я могу с полной ответственностью сказать, что дети, у которых были хорошие, гармоничные роды, у которых нет прямых показаний к жесткому «накупыванию», не нуждаются в сильных нагрузках. Таких детей лучше уж недокупать, чем перекупать; девиз их занятий: плавание по любви. По взаимной любви и терпению и с чувством строгой меры. Это когда-то было принято «наныривать» ребенка до тех пор, пока он, как говорится, не «выпадет в осадок», до полного изнеможения. Но потом большинство наших инструкторов поняли, что это уже — лечение. Для остальных , мера купания другая; эту меру знают только двое — малыш и мама (или папа, в общем, тот, кто с ним занимается акватренингом). И в таких занятиях главное, что требуется от родителей, — терпение. Терпение выполнять упражнения регулярно, ежедневно, в меру. Если вы видите, что ребенок не хочет или не может сегодня заниматься, проведите с ним занятия по минимальной программе: 2—3 упражнения, просто для того, чтобы эти упражнения вошли в привычку. Потом сядьте с ним в воде и наиграйтесь вволю. Для меня, например, водные занятия со вторым ребенком шли под лозунгом: «Надо!» Действительно было надо, роды были сложные. Но особой радости эти занятия нам не доставляли. И однажды я решила: все, буду купать каждый день, но совсем понемногу. И посмотрю: будут ли результаты от недолгих занятий. Так вот, мало того, что результаты были — в пять месяцев моя дочка уже сама охотно проявляла в воде инициативу и придумывала новые упражнения – но и исчезло напряжение. Нырять стало интересно — как интересно малышам все хватать, сидеть, когда они только что этому научились, или без конца хохотать, демонстрируя новое умение — смеяться. Так что вместо обещанного рисунка на тему поворота головы, освоив который, ваш ребенок сможет плавать почти как Вася Разенков, мы предлагаем вам сесть и еще раз внимательно подумать, к чему вы с вашим малышом стремитесь. Вы, безусловно, вправе начать с ним жесткие спортивные тренировки с самого раннего возраста. И будет все как в многочисленных фильмах о «водных» детях: и спать он у вас в воде будет, и есть, и проплывать по нескольку десятков километров. Но вы должны четко понимать: это уже «большой спорт». Это великолепно. Большой спорт был и будет всегда, и всегда будут люди, которые станут им заниматься. Это — их судьба, их путь. Но это и их жертва. Огромная жертва. Есть еще случаи, когда жесткий водный тренинг нужен. Случай этот — больные дети. Детям с какими болезнями мы помогаем таким тренингом? • Детский церебральный паралич. • Серьезные случаи энцефалопатии. • Другие последствия серьезных родовых травм. Почему это работает, дает нужный эффект? По нескольким причинам. Прежде всего, вода включает резервные силы организма. «Наныривая» ребенка, мы вводим его в измененные состояния сознания, схожие с глубокой медитацией, и в этих состояниях как бы «прожигаем» все четыре матрицы Грофа, о которых мы с вами уже говорили подробно. Можно сказать, что «наныривание» — своего рода детский «ребефинг». Что происходит в это время на физическом плане? Во время нахождения малыша в измененных состояниях сознания центральная нервная система переключает внимание ребенка с внешнего мира на внутренний, запускает резервные силы и направляет их на самолечение организма и самокоррекцию. На психологическом плане мы заставляем ребенка вновь проживать различные ситуации его рождения, но выход из этих негативных ситуаций даем более мягкий, корректирующий. Мы вновь погружаем ребенка в ощущения второй матрицы (помните, ее девиз «нет выхода»), доводим это состояние до крайней степени напряжения, затем ведем через третью матрицу («борьба»). На этом этапе мы нырянием задаем четкий гармоничный ритм повторного прохождения по родовым путям, делаем само повторное прохождение более гармоничным, безболезненным и так же гармонично ведем через момент рождения — четвертую матрицу. Выход из этого состояния у ребенка — в воду, в расслабление, к маме, в покой, кормление, сон. То есть мы как бы перепрограммируем его рождение. Происходит перезакладка родовых матриц и, как результат, — изменение жизненной программы. Сделать это очень тяжело и сложно, только очень сильные и опытные люди способны провести ребенка через такое «наныривание». Мы делаем это в тех случаях, когда официальная медицина бессильна помочь ребенку. Так хирург вмешивается лишь тогда, когда терапия не может справиться с болезнью. Это — жестокая, крайне трудная, опасная работа. Но это действенно, так показывает опыт более чем 20 лет подобного лечения. Здоровым детям подобные занятия могут принести ровно столько вреда, сколько больным пользы. Даже при энцефалопатии мы помогаем только тогда, когда это действительно сложные случаи. В легких случаях показано как раз обратное — долгое пребывание в воде без всяких нагрузок, когда вода используется как субстанция, похожая на невесомость, облегчающая нагрузку на позвонки ребенка. Если ваш ребенок серьезно болен и вы решили, что иного пути у вас с ним нет, обратитесь к специалистам, которые занимаются именно лечением детей через воду. И лучшее, что вы можете сделать, это устроить некий консилиум родители — врач — специалист-инструктор. Исходя из результатов такого консилиума вы и примете решение, идти ли вам этим путем. Мы честно предупреждаем, что все попытки работать таким образом с ребенком самостоятельно крайне редко приводили к положительным результатам, а к отрицательным, нередко и смертельным — несчетное число раз. И дело не в том, что вы не сможете сами освоить какие-то приемы жесткого «наныривания» — в принципе научиться им может каждый желающий. Но инструктор, работающий с ребенком в этом режиме, должен обладать еще многими знаниями и очень ясным пониманием того, что происходит в каждый момент, умением не только ввести ребенка в измененные состояния сознания, но и верно провести его через все матрицы (а такое умение достигается только огромным опытом, что дано далеко не каждому) и, главное, безошибочно вывести малыша обратно, в наш мир. Любая ошибка, неточности, испуг или неуверенность на любом этапе занятий может оказаться роковой для малыша. Лиля: Наши слова обращены, наверное, в основном к родителям, чьи дети больны энцефалопатией в той или иной степени. Сегодня в детских поликлиниках этот диагноз ставят с удивительной легкостью, и создается ощущение, что энцефалопатией больна чуть ли не вся страна. Поскольку я помню, какой ужас вызвал этот диагноз у меня, когда его поставили моему ребенку (помните, я вам рассказывала?), мне хотелось бы, чтобы мы сегодня вместе раз и навсегда сами разобрались: что же это за страшная болезнь, каковы ее признаки, чем она вызвана и как можно с ней бороться. С нашей точки зрения, энцефалопатия — следствие того, что у ребенка во время прохождения по родовым путям (третья матрица) так и не возникло гармонии, взаимодействия с матерью. Помните, мы говорили о том, что сокращения мышц женщины в этот период родов имеют определенный ритм. И если она сама сможет войти в этот ритм, малыш также уловит его, и процесс будет намного легче и безболезненнее для нее и ребенка. Легче и безболезненнее — это значит, намного уменьшится количество и тяжесть родовых травм у ребенка. В родовом канале малыш испытывает огромное давление и при неритмичном, хаотичном продвижении к выходу получает самые различные травмы позвоночника, которые и вызывают развитие энцефалопатии. Болезнь эта — на совести мамы. Не только потому, что она не смогла или поленилась хорошо подготовить свое тело к родам, но и потому, что во время самих родов так и не сумела подняться до осознания происходящего, не переключила внимание с себя, со своей боли на боль ребенка, не бросила все силы на помощь маленькому существу, отчаянно сражающемуся за свою жизнь. Энцефалопатия — расплата за безответственность женщины в родах, вольную или невольную. Грустно, конечно, но не так страшно, как вы уже наверняка себе представили. Давайте для полноты картины обратимся к человеку, который всю жизнь занимается лечением детей, больных энцефалопатией, методами более мягкими, чем тот, о котором мы говорили. Пусть у вас будет возможность выбора, если придет беда, и знание, куда еще можно обратиться, чтобы получить исчерпывающую консультацию по поводу ваших проблем. Итак, Татьяна Геннадьевна Кривошеева, врач нео-натолог-невропатолог: «Самым распространенным народным заболеванием» назвал известный акушер профессор М. Д. Гюнтер родовые травмы у детей. О том, что они есть, мы обычно узнаем по симптомам, которые характерны для нарушений головного и спинного мозга. Если травмирован шейный отдел позвоночника, нарушается кровообращение, головной мозг хуже снабжается кровью — так начинается болезнь, которой через несколько месяцев жизни малыша врачи дадут страшное название «энцефалопатия». Заболевание это — весьма распространенное. Знаете, даже неспециалисты часто видят: что-то не так с ребеночком, наверное, у него энцефалопатия. Дословно этот термин переводится так «патология головного мозга». На практике же означает совокупность различных неврологических отклонений от нормы. Они могут проявиться через три, через семь месяцев после рождения, и 80 процентов их малыши приобретают в момент родов. А все дело — в неготовности рожениц и ошибках родовспоможения. Все акушеры безусловно знают, что применение искусственного сна, стимулирование родов, грубое ману-альное вмешательство — вредны и опасны. Но что они могут сделать, если женщины к родам не готовы и с родами своими сами справиться не в состоянии?.. Часто неврологическая симптоматика у малышей незначительна и с возрастом убывает. А потом у ребенка по прошествии двух, а иногда и более лет начинаются нарушения сна, поведения, головные боли. Искать корни этих болезней нужно в периоде новорожденности. Итак, мамы и папы, ВНИМАНИЕ! Существуют определенные неблагоприятные симптомы, обнаружить которые у своего малыша вы можете сами, если внимательно понаблюдаете за его поведением. Главные из них таковы: • одной ручкой или ножкой ваш малыш пользуется намного меньше, чем другой (подозрение на вялый парез конечностей); • проба на разведение ног новорожденного: в норме удается отвести каждую ножку в сторону на 45 градусов; при большем разведении есть все предположения подозревать гипотонию мышц ног; • малыш, поставленный на ножки, встаетна цыпочки, а не на полную стопу (повышенный мышечный тонус в ногах); • здоровый новорожденный, положенный на животик, тотчас поворачивает голову в сторону. Рефлекс этот — безусловный, при его отсутствии малышу грозит гибель от удушья. Исчезновение данного рефлекса говорит о поражении головного мозга или верхних шейных сегментов спинного мозга; • здоровый ребенок первых месяцев жизни, едва прикоснувшись пальцами ног к опоре, тотчас выпрямляется. Если его слегка наклонить вперед, он делает шаговые движения (автоматическая походка новорожденного). Отсутствие такой реакции опоры — симптом нижнего вялого парапареза, иногда очень легкого. Врачи считают, что существует общая формула развития ребенка — это «2—6—12»: ваш малыш к двум месяцам должен держать головку, к шести — самостоятельно сидеть, к двенадцати месяцам — ходить. Пожалуйста, еще раз обратите внимание на второй эпиграф к этой главе. И относитесь ко всему сказанному выше с легкой поправкой на этот эпиграф. Потому что, на самом-то деле, ни один врач не может вам с точностью до недели-двух сказать, что и когда ваш малыш начнет делать. Самый все-таки верный признак наличия отклонений у ребенка — ваше собственное ощущение, что с ним что-то не так. Не может быть, чтобы мама этого не заметила, если связь «мать—ребенок», заложенная в период беременности, крепка и продолжает укрепляться. Ведь это вы проводите с ним каждую минуту, вы смотрите, как он играет, улыбается, молчит — растет. Вы разговариваете с ним ежедневно, ежечасно, и он вам отвечает. Кстати, разговаривать с малышом надо с первого дня (если вы не вели с ним задушевных бесед, когда носили его девять месяцев) и помногу. Вы замечаете, что он отвечает вам? Хорошая мама прекрасно понимает, о чем с ней говорит ее крошечный человечек. А мы считаем, что совсем-совсем маленькие дети вообще умеют разговаривать — ну, как мы с вами. Конечно, у них не такой богатый словарный запас, но те слова, которые они произносят (а они их произносят!), всегда понятны и звучат кстати. Лиля: Один мой знакомый трехмесячный мальчик, когда я подала ему упавшую погремушку, сказал мне проникновенно и вполне внятно: «С-сибо!» — «Пожалуйста!» — машинально ответила я, и только тут удивилась. Мама же этого мальчика утверждает, что как-то раз, смотря по телевизору Рождественскую церковную службу, это мальчик в нужном месте и в нужное время, — чуть опередив священника, удовлетворенно заключил: «Аминь!» А когда он однажды намочил мамину кровать и она уже совсем было решила отругать его за легкомысленное поведение, он покаянно сказал ей: «Изи-ни!» Не верите? Как хотите. Лично я склонна думать, что все маленькие дети умеют говорить много слов. Просто, когда они их произносят, взрослые в лучшем случае не обращают на это внимания, а в худшем — не верят. И прислышится же, дескать, с усталости! И малыши начинают понимать, что никто их, пока они не подрастут, слушать не будет. К их словам просто-напросто никто серьезно не относится. И им становится скучно. Какой смысл говорить, когда тебя все равно никто не слушает? Они смиряются и ждут часа, когда взрослые поверят, что они уже умеют разговаривать. А некоторые обижаются настолько, потом долго-долго молчат. И мы их спрашиваем: «Ты чeгo же, сынок, молчишь? Ведь давно пора разговаривать!» он и разговаривал, только никто не слушал. И придется вам теперь потрудиться, поуговаривать его забыть обиды и снова заговорить с вами… Какие еще проблемы ждут нас с нашим новорожденным малышом? Ах, да: папы! О палочках-то мы и забыли. А между тем этот период для них — очень тяжелый. Раньше ребенком в семье был он, нерастраченные материнские чувства женщина отдавала ему, все время, всю любовь, всю ласку — ему. А теперь у него появился соперник — да какой!.. Редкий мужчина (мы не говорим о тех папах, кто «рожал» малыша вместе с вами) отнесется к такой перемене, как к должному. И тут вам, как бы вы ни были заняты малышом, придется выделить время на решение этой проблемы, сама она не решится. Ну, во-первых, давайте вернемся к первой главе и вспомним все, что мы вместе поняли о семейной жизни. Самое главное, что мы с вами решили растить и лелеять в нашем доме (и, хорошо бы, задуманное выполнили), — терпение и уважение друг к другу. Прежде всего, давайте поймем: папе на самом деле сейчас трудно и одиноко. Он не злостный эгоист и действительно любит вас и малыша. Но раньше вы были единое целое с ним, а теперь — с другим человеком (пусть это и ваш ребенок, неважно). А он — остался один, хоть и рядом. Его необходимо срочно воссоединять с семьей. Лиля: Для начала его нужно как можно больше привлекать к заботам о малыше. Говорят, что если вы попросите совершенно незнакомого мужчину помочь вам вымыть вашу собаку (вам ведь одной не справиться, а сделать это надо срочно), — то после этого вы с ним не только хорошо знакомы, вы — близкие друзья — вы ведь вместе мыли собаку!!! Значит, если папа будет постоянно помогать вам во всех новых для вас и для него делах, он будет чувствовать себя вашим и малыша ближайшим другом. Кроме того, он ощутит себя нужным, полезным, незаменимым. Так? Юля: Так, да не совсем. Меня лично смущает, что подобные «притягивания» к совместной деятельности — бесконечные просьбы помочь, поручения по типу «это сможешь сделать только ты» — в сущности своей есть манипуляции. А я к любого рода манипуляциям в семейной жизни отношусь отрицательно. Мне кажется, что манипулируя супругом (в самых благих целях), мы так или иначе пытаемся переделать его «под себя». Любой папа, получивший малыша из роддома, очень долго боится его — боится взять на руки, подержать, тем более — переодеть или искупать. Он просто не знает, не понимает, как это нужно сделать правильно, боится навредить. И от этого страха он пытается сбежать в те области деятельности, где ему все понятно, где он — мужчина, хозяин, главный. В работу ли, во что-то другое. Сказать ему: «Вот смотри, как это делается!» и на глазах у него ловко искупать малыша — это все равно, как если бы я вам бойко сыграла на фортепьяно «Ламбаду» и предложила повторить. А вы сроду за фортепьяно не садились. Даже «Чижик-Пыжик» для вас — из области восхитительной мечты. Нет, такой подход, скорее всего, не сработает. Папа, конечно, из любви к вам постарается все ваши просьбы выполнить. Но делать он это будет, переступая через себя, а значит, ни любви, ни желания делать это чаще и лучше у него не появится. И он снова при первой же возможности будет сбегать к другим делам. Что делать? Запастись терпением. Не обижаться на папу. Пожалеть его — ему ведь тоже трудно привыкать к новой жизни. И начинать это самое воссоединение — очень медленно, по самой капельке, но — регулярно, изо дня в день. Надо быть… как водоросли в воде — они послушны течению воды, они струятся, стелются… А если ты жесток — пусть даже ты жесток ради самых высоких целей, пусть тянешься к солнцу, тебя сломают. И это справедливо. В природе, в жизни необходима гибкость. Обратное — путь к тирании, в той или иной ее форме. Рано или поздно папа преодолеет свой страх и раскроется по отношению к малышу. Иногда это может произойти и через несколько лет после появления малыша на свет, когда ребенок уже будет говорить, станет, с точки зрения папы, осмысленным существом (мы-то с вами знаем, что он всегда таким и был). Что ж, значит ваш папа — человек такого типа. И если вы думаете, что можете его переделать, то глубоко заблуждаетесь. У некоторых пап по отношению к ребенку включается интерес исследователя. А как его можно купать? А гимнастикой с ним — как?.. Вот так?.. А может, можно еще как-нибудь?.. И начинают придумывать, пробовать. Это папы — тренеры, руководители. Тоже неплохо. Но тут постоянно рядом нужна мама, чтобы папа не «заигрался» с малышом, как с конструктором. Ведь он — такой же ребенок, этот папа… Но вот он начнет заниматься с ребенком гимнастикой и плаванием, потом малыш пролепечет ему впервые: «Папа!», и папа поймет вдруг: ага, то, что он «крутит» и тренирует, — это же мыслящее существо! И захочется ему и почитать малышу сказку, и поговорить о чем-то… А есть и такие папы, которые все-таки львиную долю времени отдают работе, бизнесу. Знаете, почему они такие? Для них это — единственно возможный способ максимально реализовать себя — для жены и ребенка. Единственный способ их любить. По-другому они просто не умеют. И папа пропадает на работе, но в доме — полный достаток. Другие же — всегда рядом с женой и ребенком, они и помогают маме во всем. Но — не предприниматели, и денег в таких семьях частенько не хватает. Что хуже? Что лучше? Вопросы некорректные. Лучше — любить и принимать папу таким, какой он есть. И не требовать, чтобы он делал то, что ему, в общем-то, несвойственно. Даже если вам очень-очень хочется, чтобы он это именно и делал. Потому что, начав идти по такой дорожке, он начнет свой путь не к вам навстречу (как могло бы показаться), а от вас. И возможно так вот потихоньку когда-нибудь уйдет совсем… Человек всегда имел, имеет и будет иметь одно безусловное и неоспоримое право — быть тем, кто он есть, самим собой. И состоявшийся человек никогда никому этого права не уступит. Ни при каких обстоятельствах. Это — закон, а с законами бороться трудно. И — бесполезно. Немного солнца в холодной воде. Я помню: мы снимали очередную телевизионную программу про Чарковского, режиссером которой была я. И бот подъезжаем к бассейну, где намечены съемки. Зима, мороз. А напротив этого бассейна в небольшом сугробе, закатав по щиколотку спортивные брюки (босиком, разумеется), стоит и курит московский художник Игорь Володкевич… Курит, щурится на закат, лицо у него тихое мягкое и улыбается он тихонько сам себе. А вокруг, повизгивая от восторга, кувыркаются в снегу одетые в трусики его малыши (кажется, у него тогда их семь или восемь было, сейчас больше). И так мне завидно стало, что сняла я сапоги, носки, закатала джинсы и…. Так с тех пор и живу. Из рассказа Если болезнь нельзя вылечить холодом, значит, она неизлечима. Японская поговорка Когда мамочки жалуются, что не вылезают с больничных со своими малышами, нам искренне хочется спросить их: «Да? А как вам это удается?» Потому что мы действительно считаем: для того, чтобы сделать своего ребенка достаточно больным, усилий надо потратить ничуть не меньше, чем для того, чтобы вырастить его здоровым. Мы имеем в виду, разумеется, детей, у которых нет тяжелых врожденных патологий. В этой главе речь пойдет об одном из самых простых и эффективных способов уберечь ребенка от многочисленных и разнообразных заболеваний — о закаливании. Закаливаться могут все желающие: и те, кто родился дома, и те, кто в роддоме; на суше или в воде; большие и маленькие, тренированные индивидуумы и абсолютно не тренированные, очень здоровые и совсем больные — было бы желание! Мы затронем три главных темы: одевание (точнее будет сказать, раздевание), водное закаливание и баню. Как сложится наш разговор, каких тем он коснется еще, сейчас сказать трудно — ведь редко удается говорить только то, что намечено заранее, не сворачивая в сторону воспоминаний, рассказов, догадок и предположений… Ну, что ж, посмотрим. Итак, тема первая — раздевание. Очень хорошо, если вы последовали нашему совету и не пеленали малыша с первых дней жизни. Единственное, что мы можем вам сказать: продолжайте в том же духе! Как вы помните, облив малыша холодной водой после рождения, мы включили у него естественную терморегуляцию, которая теперь и будет работать исправно до тех пор, пока мы сами не «собьем» ее. Если ребенок будет замерзать, его двигательная активность будет усиливаться, что в свою очередь будет способствовать его более активному физическому и умственному развитию; а оно, со своей стороны, будет стимулировать двигательную активность, чтобы удовлетворить жажду познания окружающего мира… И так по кругу. Но, если вы все-таки замечаете, что малыш ваш в силу каких-то обстоятельств замерз так, что самому ему не согреться, вы можете надеть на него что-нибудь легкое. А можете взять да и заняться с ним динамической гимнастикой. А можете набрать в ванну воды и вместе искупаться. Второе и третье, как вы понимаете, потребует от вас больших затрат труда и времени, зато и пользу принесет несравненно большую. Если у вас самый «обычный» ребенок, да еще не слишком здоровый — то кашель, то насморк, то горлышко красное, — тем более стоит начать закаливать его. Иначе вы никогда не справитесь с мелкими нудными болезнями. Но такого малыша закаливать нужно уже по-другому. Начните раздевать его постепенно. Раз, скажем, в неделю освобождайте его от одного из предметов его туалета. Для начала снимите теплую кофту или свитер, в которых он у вас наверняка ходит дома. Через неделю избавьтесь от шерстяных носков. Еще через неделю — от рубашки, оставив только маечку. Затем снимите носки, пусть носит тапки на босу ногу. Затем замените спортивные штаны шортами. Теперь пустите ходить по квартире босиком: это не только не страшно, но и очень полезно — где-то коврик встретится, где-то пол неровный, вот и массаж стопы, — вещь тонизирующая и целительная. Если дело пошло хорошо, то вскоре ваш ребенок зимой и летом будет бегать по дому в одних трусиках. Ему — легко и удобно, вам — удобно и экономично: покупать растущему малышу вещей придется немного, стирать — мало, на лекарства денег не надо. Чем плохо? Хорошо! Параллельно с раздеванием мы займемся водным закаливанием. Когда мы говорим, что ребенка с первых дней жизни можно легко и просто обливать ледяной водой, нам не просто не верят, на нас смотрят как на опасных маньяков. Поэтому мы обратились к знакомому врачу Михаилу Фомину с просьбой подвести под наш практический опыт теоретическую медицинскую базу. Па вопрос: «Ну, почему, почему они не простужаются?» Миша, подумав, ответил так: Ну, прежде всего, нужно отметить вот что: адаптивная система новорожденного, грудного ребенка намного совершеннее, чем взрослого, возможности ее намного шире. Ребенок вообще рождается для адаптации в этом мире, а мы только задаем ему программу, ставим задачу. От сложности этой задачи будет зависеть амплитуда адаптивных возможностей малыша во всей его последующей жизни. Если с первых же дней ходить с ребенком в парилку, где температура +80, а затем окунать его в прорубь, где она +4, то амплитуда колебаний этих температур — 76 градусов — станет нормой для его сосудистой системы, а физические нагрузки будут нормой его жизни. Надо ли говорить о пользе такой нормы? Прекрасно известно, например, что маленький ребенок может легко выполнить асаны йоги — самые разные — в силу того, что его суставы и связки еще не потеряли гибкости и эластичности. Гораздо труднее начать заниматься йогой взрослому человеку. Попробуйте-ка закинуть ногу за голову. То же самое и с нервной системой, с психикой — способность ребенка адаптироваться, приспосабливаться к окружающему миру намного выше, чем та же самая способность взрослого. Поэтому ребенок намного проще, легче переносит любые новшества. Взрослый человек знает, что обливаться холодной водой — некомфортно, зябко, страшно. И от этого знания при обливании он получает стресс. Малыш подобное обливание переносит спокойно, так как у него еще нет отрицательного эмоционального опыта в этой сфере. Мы привыкли считать, что, раз он маленький, значит— слабенький, значит, его надо беречь, укрывать, укутывать. Но даже семена проращивают, помещая их в холодильник, «закаливая» для будущего роста в различных условиях. Про семена мы это знаем. Про своих детей — нет. В парнике все растет отлично. Но стоит по какой-либо причине не закрыть парник на ночь, и растения гибнут, так как не научены приспосабливаться к изменившимся условиям с самого начала. Как растить малыша, безусловно, решать должны сами родители. Просто ко мне часто приходят больные, готовые на любые жертвы и лишения, на просто титанические усилия, лишь бы вылечить то, чего у них могло и не быть вовсе, если бы они задумались о своем здоровье раньше. Или о здоровье своих детей, если это касается детских болезней. Лиля: Десять лет назад мы с мужем впервые вылили на нашего двухнедельного малыша кувшин ледяной воды. Бабушка, заперевшись на кухне, пила валерьянку, но не вмешивалась. Ничего страшного с ребенком не произошло — ни в тот день, ни в последующие дни, ни через месяц, когда количество «холодных» кувшинов в день увеличилось. Наш сын прекрасно спал (мы, кстати, не знали, что такое вставать по ночам и часами ходить по комнате с ребенком на руках, ожидая, когда же он снова уснет), чудесно ел и — рос вовсю. Юля: А мне вдруг вспомнилось вот что… Когда у меня был только еще один ребенок (кстати, тем, кого я окончательно запутала, признаюсь, сегодня у меня их — трое) и я только еще пыталась освободиться от железной хватки всяких законов и запретов, по которым жили все «приличные люди», как-то мыс сыном гуляли в парке. Была осень. После довольно долгого периода дождей наконец выглянуло солнышко. И повсюду были огромные, глубокие, совершенно потрясающие лужи. Вокруг детишки играли — как это осенью принято, в курточках, в шапочках. А на скамейке сидели очень славные бабушка и дедушка. И вот к этим бабушке с дедушкой подбежал их внук лет семи-восьми и что-то стал им оживленно говорить; они в ответ закивали, заулыбались. И туг же этот внук (а бабушка и дедушка ему помогают) снимает сапоги, носки, закатывает брюки по колено и… Догадываетесь? Весь парк совершенно ошалело смотрит, как это чудо с восторгом шлепает по самой глубокой луже. А его бабушка с дедушкой благостно глядят, как ему хорошо, просто здорово! И не просто глядят. Совершенно ясно видно: будь они чуть-чуть помоложе (или не будь вокруг столько людей), они бы с восторгом присоединились к своему внуку. Ну, просто не положено им в таком возрасте шлепать по лужам!.. И то, что им обидно и завидно, прямо написано было у них на лицах. Это состояние восторга запало мне тогда в душу. Таким был мой первый опыт. За ним последовал и второй. Где-то в начале 80-х я оказалась в гостях у знакомых моей знакомой. И в течение всего вечера по квартире босой и голый (ну совершенно!) бегал карапуз лет двух. Всего-то на нем были — а это зимой происходило — трусики и майка. И вот они все вышли провожать меня до лифта. Вместе с босым неодетым карапузом. Он весело скакал по холоднющей лестнице босыми ногами и очень веселился… А я так, пятясь и глаз с него не сводя, в лифт спиной и зашла. Но и это еще не все. Через какое-то время моя знакомая рассказала мне, как она была в гостях. Так у этих мамочки с папочкой малыш и вовсе голенький существовал. Потом папа собрался провожать гостью до остановки, накинул свитер, надел ботинки, взял малыша на руки — как есть — и они пошли. Стоят они на остановке. Она — в пальто, папа — в свитере и голенький младенец. Снежок падает, малыш веселится, розовый весь. Ну, уж не знаю, насколько моя знакомая преувеличивала, рассказывая это… Лиля: Это напоминает мне историю, которую рассказывала еще моя тетушка. Едет она как-то в метро поздней осенью, а напротив нее в вагоне сидит цыганка. А у той цыганки на руках младенец, абсолютно голый. Тетушка молчала, молчала, но не выдержала все-таки и жалостливо говорит цыганке:

— Милая, да что же это у тебя ребеночек-то голый совсем?!

А та посмотрела на нее с удивлением и отвечает:

— Так ведь такой родился он!

Юля: Действительно, чего ж тут непонятного!.. Но вот что важно: такие истории вызывают у нормальных людей удивление. Сперва — удивление, потом — любопытство и желание узнать, отчего это так и что из этого получится. А потом какая-то часть родителей, пусть небольшая, решает попробовать делать так же. И они пробуют, окружающие удивляются, пытаются их понять, и кто-то следующий тоже пробует… И так это передается как по цепочке. То есть эти люди, спасая от болезней себя и своих детей, одновременно спасают и других — заинтересовывая, заставляя испытать систему на себе. А эти другие — еще других. А те — следующих. А следующие… Здорово, правда? Как эпидемия какой-нибудь болезни, но — со знаком «плюс». Поправился сам, зарази здоровьем товарища. Ну, пора, наверное, вернуться к водным процедурам. Тем, кто занимается ими с малышом с первого дня, все достаточно ясно. Если же вы решили приступить к водному закаливанию только сейчас (независимо от того, сколько дней, месяцев, лет вашему ребенку), позвольте дать вам несколько советов. Совет первый (если очень-очень страшно приступать к делу). Купая малыша в теплой воде, откройте кран с холодной водой, пусть она широкой струёй течет в ванну. Когда вы будете делать упражнение — проводку ребенка по ванной, проводите его и там, где течет холодная вода, но не через саму струю, а под водой, в том месте, где вода смешивается. Можно просто подводить малыша к этому месту, помещать в точку смешения горячей и холодной воды его ножки и так держать несколько секунд. Чарковский называет это потрясающе щадящее упражнение «Холодное пятно». Совет второй (если страшно, но в меру). Во время купания малыша ставьте рядом с ним большой ковш и тазик с холодной водой. Играя, ребенок будет обязательно дрызгаться в этом ковше или тазике. Действительно, когда холодовая процедура навязывается ребенку извне, она может вызвать у него негативные эмоции, здесь же он сам, в игре, скорее всего и не заметив, привыкнет к холодной воде. Совет третий (когда уже попривыкли). Каждое утро или вечер (лучше вечером) набирайте в ванну холодную воду; немного — чтобы малыш мог в ней гулять ножками. Пусть это будет для него имитацией очень большой лужи. Позвольте ему потопать в воде, похлопать по ней руками, побрызгаться, поиграть. Для него эта ежедневная процедура не только будет полезной, но и принесет настоящее удовольствие. О пользе же ее не стоит и говорить — на стопе расположено такое количество активных точек, что действие это будет закалкой, одновременно и точечным массажем, посылающим заряд энергии во все органы. Совет четвертый (мы уже перешли к нормальной практике). Во время купания малыша время от времени, раз в 10—15 минут, вы заходите к нему и выливаете на него кувшин холодной воды. А он снова плюхается в теплую воду и продолжает играть. Хорошо, если в этом случае вода, в которой ребенок играет, будет чуть горячее, чем обычно — примерно 36—37 градусов. Тогда контрастность процедуры, а следовательно и польза от нее, значительно увеличатся (помните, что говорил Михаил Фомин об амплитуде колебаний температур?). Воду из кувшина следует лить от затылка малыша, через голову, на личико и вниз, широкой струёй. Почему нельзя заменить обливание из кувшина просто кратковременным холодным душем? Вода из душа распыляется по коже ребенка, вызывая только внешнее раздражение. Безусловно, такая процедура окажет тонизирующий эффект, но и только. А широкая струя, поток, доносит сигнал до коры головного мозга, стимулирует всю нервную и иммунную систему, оказывает глубокое воздействие на все органы. Когда все предыдущие этапы будут вами с малышом пройдены, спокойно переходите к многократному (или не слишком многократному, но ежедневному) обливанию холодной водой. Когда это случится? Некоторые привыкают за месяц, а некоторым и полугода не хватает, чтобы освоиться. Все, как обычно, очень индивидуально. Безумно хочется сказать, что холодовые процедуры — панацея от всех бед. Ведь так радуешься, когда узнаешь, слышишь: вот еще одному они помогли, и еще одному, и третьему — тот ведь и не верил вовсе: просто попробовал от безысходности. Но как и в любом деле, есть люди, которым эта панацея, ну, не то чтобы противопоказана. Смертельного вреда холодная вода еще пока никому не нанесла Но некоторым стоит отнестись к таким процедурам с большой осторожностью, в частности, это тем, кто страдает сердечно-сосудистыми заболеваниями. Таким людям нужно щадящее вхождение в закаливание и даже не просто закаливание, а закаливание вкупе с чем-то еще. С чем именно, может сказать точно только хороший врач. Безусловно, холодная вода не погубит. Hо положительные результаты у людей нездоровых появятся только через кризис, порой через очень тяжелый кризис. К этому нужно быть готовым. Лиля: Я всю зиму никаким закаливанием не занималась. И вдруг решила: пойду на снег (подразумевается, босиком)! Сказано — сделано. И что после этого началось у меня! Ну, во-первых, страшная, отчаянная аллергия — сыпь, аллергический насморк, кашель, слезы из глаз. Во-вторых, периодически в течение следующего дня у меня сводило судорогой ступни (а это очень больно). Нормальный человек испугался бы и тут же эти забавы бросил раз и навсегда. Ну а я, вспомнив Чарковского и сжав зубы (в прямом смысле слова), стала выходить на снежок каждые два часа, а половину времени между этими процедурами ходила босиком дома. Ровно через день все неприятные симптомы как рукой сняло. Зато безумно захотелось деятельности — всякой и разной — работать, готовить, стирать, поехать куда-то с ребенком. Этим я и занялась, и все это делала быстро, легко, с удовольствием. Но и это еще не все. Такой вдруг покой в душе наступил. До этого мне на ногу в автобусе наступят, я — чуть не в слезы. А тут — и ноги отдавят, и еще слов разных наговорят, а я ничего. И к тому же я стала замечать, что улыбаюсь. Просто так — на улице, в транспорте, всем подряд и никому в частности; ну, хочется мне этому миру улыбаться! Не то чтобы весело — легко. Спокойно. Тихо так на душе, умиротворенно. Удивительное состояние! Но это состояние пришло через день. А в предыдущие сутки после каждой прогулки на снег мне становилось все хуже. Велик был соблазн бросить эту затею. Ну, представьте: вас знобит, голова раскалывается, все тело покрыто сыпью и чешется, а вы, вместо того чтобы надеть шерстяные носки и лечь с грелкой в теплую постель, как делают все добрые люди, снимаете с себя все что только можно и выходите на ночную зимнюю улицу… Бр-р-р! И я бы, наверное, тоже не выдержала, если бы не вспомнила весьма кстати одну из историй Чарковского, которую он любил рассказывать всем начинающим «закальщикам». История такая. В давние годы, когда жесткое закаливание еще не было в моде, как сейчас, группа врачей-товарищей решила все-таки досконально убедиться: а так ли эти процедуры полезны, как они о них сами рассказывают окружающим? В целях эксперимента пригласили студентов института им. Лесгафта и предложили: мы вам платим по рублю в день (в те-то годы!), а вы 15 минут ежедневно стоите в плавках и босиком в подвале любимого института. Через день у всех испытуемых обнаружились насморк и кашель. Половина из них тут же отказалась от продолжения опытов и улеглась в постель — лечиться. Остальная половина стояла твердо. Мне кажется, вы уже догадались, чем все кончилось? Именно так: те, кто «сошел с дистанции», долго и нудно чихали и кашляли; те же, кто выдержал, буквально через день почему-то поправились, да еще и подзаработали. Все очень просто: холодовые процедуры запустили у них резервные силы организма, и организм легко справился с возникшей проблемой. Такие процедуры вполне могут вызвать тот или иной кризис, если организм зашлакован, а если у человека к тому же масса нерешенных психологических проблем, то скорее всего так и случится. Но ведь это — хорошо! Хорошо хотя бы потому, что организм верно понял задачу, что в нем пробудилось стремление очиститься и он начал работать в этом направлении. Да, тяжело, неудобно, некомфортно. А жить на протяжении месяцев и годов с грузом болячек и проблем — легко? Рывок через кризис, бросок, прорыв — и дело пошло. Тот, кто испытал на себе всю гамму ощущений этого периода закаливания — борьбу, преодоление, облегчение, прилив сил — знает, как это здорово… похоже на захватывающую игру! Тем же, кто не настроен идти таким путем, мы можем дать весьма простой совет: начинайте путь крохотными шажками. Буквально с того самого «холодного пятна» в ванной, которое мы рекомендовали незакаленным малышам. Тогда ваше вхождение в закаливание будет максимально мягким, щадящим, хоть и более длительным по времени. Что ж, у каждого свой характер, а значит, и свой путь во всем, что он делает в жизни. Но только если вы выберете щадящее закаливание, не забудьте все-таки потихоньку двигаться вперед. И не щадите себя (или того, кого вы закаливаете) сверх меры. Лиля: В одной из книг, посвященных детской физкультуре и спорту выпуска годов 80-х, мы с Игорем Борисовичем однажды прочитали совет, как лучше всего закаливать двух-, трехлетнего ребенка. Совет был примерно такой: «Положите ребенка под теплое одеяло и поставьте рядом с кроваткой миску с достаточно теплой водой. Достаньте из-под одеяла ручку ребенка, быстро оботрите ее влажной тряпкой, смоченной в теплой воде, насухо вытрите полотенцем и снова укройте ее одеялом. Достаньте другую ручку ребенка». Далее следовало описание той же самой операции. Потом надо было достать, обтереть, вытереть и спрятать по очереди одну и другую ножки; потом подробно описывалось, как можно исхитриться, чтобы ручки и ножки были под теплым одеялом, а спинка снаружи — ее же тоже нужно быстро обтереть теплой водой, насухо вытереть и укутать. Потом действие переносилось на живот малыша и… Дальше я не дочитала — смертельно захотелось спать. Через час Игорь Борисович постучал в дверь моей комнаты и сказал:

— Лиля! Я сосчитал. Для того чтобы все это сделать правильно, необходимо к действию привлечь как минимум троих взрослых, и займет это все примерно 45 минут. Ты не знаешь, после этого смертельного трюка ребенок сколько часов должен лежать в постели под теплым одеялом? Тут не написано.

А я, улыбнувшись, вспомнила морозное утро на Петропавловке, когда снимался первый фильм про «Невских моржей». Чарковский стоял по колено в проруби, мамы и папы подавали ему своих малышей — розовых, разогретых динамической гимнастикой. Игорь Борисович подхватывал их за ручку и окунал в ледяную воду.

Утро было солнечное, снег белый-белый, киношник от удовольствия присвистывали, явно предвкушая «нетленные» кадры, вокруг, сменяя друг друга, толпились гуляющие… Глянули на часы и ахнули чуть не в голос: Чарковский простоял в проруби больше полутора часов! «Заболеет!» — сказал кто-то сокрушенно. Не заболел.

Юля: Пожалуй, моржевание — это высший пилотаж закаливания. Был период, когда и мне ничего не стоило окунуться не после парилки, а до нее. Сплошное удовольствие. Теперь почему-то такого желания не возникает. Еще заметила: раньше всегда (ну, почти всегда) дома ходила босиком, теперь чаще — в тапочках. Видимо, перестроилась энергетика, сегодня организму нужно больше тепла. Вам тоже совершенно не хочется холода, а хочется тепла и уюта? Но ведь я-то попробовала и то, и это, мне есть что с чем сравнить. И я, если надо, преспокойно окунусь в прорубь в любой мороз, и никакого стресса при этом мой организм не испытает. Он помнит, как это было. И он помнит, что это было — радостно. А на снег до сих пор по возможности выхожу с удовольствием. Ходьба по снегу — это не просто закаливающая процедура, это — состояние. Особенно, если выйти ночью, встать и смотреть на звезды. Совсем здорово, если ты где-то за городом. Тогда ты встаешь рядом с заснеженными деревьями, замираешь и можешь ощутить себя частью Природы. Только не стоит, наверно, делать это через силу, по разуму, только в надежде и расчете на скорое и легкое получение здоровья. Если вы за уши вытащите себя босиком на снег не будучи к этому готовы в душе, тут и до инсульта недалеко или до инфаркта. Где-то там, пусть в самом дальнем уголке вашего сердца, должно возникнуть искреннее желание сделать это. Призыв. Потребность. Вот тогда ничего не страшно. Помните комедию «Праздник Нептуна»? Ведь там, когда двое из деревни залезли в прорубь, а вокруг толпились зрители, сработала самая примитивная «цепная реакция». Через пять минут вся деревня вне себя от восторга кувыркалась в этой проруби. Это и есть Состояние. Лиля: Лично у меня было другое Состояние. Меня «крестили» в проруби в Озерках несколько лет назад. Я пошла к этой проруби, не очень веря, что окунусь в нее. «Дай, пойду, — думаю, — посмотрю, примерюсь». Выхожу. Она (прорубь) тогда еще сеткой была обнесена, чтобы гуляющие случайно не провалились… очень на зоопарк похожа. Ну, выхожу и вижу: вокруг этой сетки полно народу. Стоят, ждут: когда ненормальные (это мы) будут нырять? А я, как назло, одна вышла, все еще в парилке. Люди вокруг сетки на меня и уставились. Стыдно мне стало. Стоят ведь люди, может, давно уже, ждут. Замерзли, наверно. Что же я, обману их? Повернусь и уйду? Да никогда! Вот на этом «да никогда!» я в прорубь и бултыхнулась. Честно говорю: если бы не народ вокруг, ни за что бы не полезла! Юля: Летом можно и нужно ходить босиком по росе. Это — ни с чем не сравнимое удовольствие. Если за городом на рассвете выйти из дома и по мокрой еще траве пойти в луг, в поле, в лес, легко и как-то само собой верится, что на свете действительно существуют феи и эльфы. И что каждый из нас когда-нибудь может встретиться с ними, стоит только очень-очень захотеть. «Дивный народ» всегда существовал рядом с нами, просто немногие из нас заслужили их внимание, тем более — благоволение. Но каждый ведь может еще заслужить их. Ну, а для физического здоровья… Конечно же, польза! Польза огромная, это, наверное, сейчас знает каждый ребенок, не только взрослый. Одна наша общая знакомая рассказывала, как она с детьми начинала закаливаться. Зимой однажды сняли они все с себя и в трусах и футболках отправились бегать вокруг дома по снегу. День бегают — насморк, два бегают — насморк и кашель, три бегают — насморк, кашель и температура. Дальше — хуже. Обратились за советом к знакомым, которые несколько лет уже практиковали этот метод закаливания. А знакомые и спрашивают: «А вы как бегаете, босиком?» — «Нет, в кроссовках, конечно». — «А, ну тогда и до воспаления легких вам уже недалеко!» Сняли кроссовки, и дело пошло на поправку. Потому что именно воздействие холодом на ступни играет основную роль в закаливающих процедурах; когда же ступни закрыты, закаливание оборачивается переохлаждением, неся организму вред вместо ожидаемой пользы. Лучше выйти на снег в шубе и шапке, но — босиком, чем в трусах и тапочках, это давно проверено. Юля: Давайте еще ненадолго вернемся к бане. Я, когда выхожу из проруби, думаю часто: ну зачем же люди оголтело пьют водку, «ширяются», токсикоманят? Ведь вот он — кайф, так просто его получить! Так просто, так дешево и совершенно безвредно, более того — полезно. У нас же все какие-то дикие методы снятия стрессов приняты: в лучшем случае нужно напиться до бесчувствия. Якобы помогает расслабиться. В психологии есть такое понятие «отработка стресса». Стресс, который вы получили и который вас мучает, можно «забыть», заглушить, спрятать. Так нормальный человек и делает — ведь со стрессом жить некомфортно, а то и просто невыносимо — если он достаточно болезненный. И человек его «прячет». Что значит «прячет?» Загоняет в глубь своего организма (ведь просто взять и выбросить стресс «в никуда» он не может) — сажает на какие-то органы, на мышечные волокна, блокирует, чтобы плохое воспоминание не беспокоило его в повседневной жизни. Почему, скажем, когда погода меняется, мы чувствуем себя неважно, появляется ломота в суставах, слабость? А это организм срочно снял охрану ваших заблокированных стрессов и перевел ее на другие нужды — на приспособление к изменившимся внешним условиям. И начинает болеть то там, то тут — ведь охрана снята. Вообще, когда таких спрятанных стрессов, блоков много, тело словно превращается в маленький лагерь — этакий местный архипелаг ГУЛАГ — одни сидят, другие их охраняют. Но даже когда все блоки на месте и держат спрятанные стрессы, этого недостаточно для того, чтобы вы совсем не ощущали от них боли. Знаете, как грязь, снегом припорошенная, — не видно, вроде? и нет, а ступишь ногой — вот же она, никуда не делась. Или иголочка от кактуса, занозившая палец, — и не больно, а неудобно, что ли. Заденешь — и она беспокоит, дергает. И будет беспокоить до тех пор, пока вы ее не вытащите или пока не начнете вокруг нее воспалительный процесс, с которым, хотите вы того или же нет, вам придется активно бороться. Точно так же беспокоят и больные места в психике, в подсознании. Чтобы избавиться от этого беспокойства, больное место нужно найти и обработать — вскрыть и хорошенько пережить, переосмыслить ситуацию, вызвавшую его. До конца. Этим занимаются несколько направлений психотерапии (дианетика, холотропная терапия и т. д.). В каждом из этих направлений есть свои асы, которые считают, что их метод — наивернейший. Но нам кажется, здесь все предельно просто и ясно. Что человек делает в стрессовой ситуации, независимо ни от каких методов и теорий? Ну, предположим, у женщины ушел муж. Любимый. Как она поступает? Звонит ближайшей подруге и, рыдая, рассказывает о том, что произошло. Потом звонит второй подруге тоже рассказывает, но рыдает уже потише. Потом звонит третьей — тут уж она только всхлипывает время от времени. Потом пишет письмо маме и уже не плачет. Потом записывает о своем горе в личный дневник (предположим, что таковой имеется), а сама рассуждает собой: почему ушел? как быть? и так далее. В общем, она событие это переживает, переживает, переживает. Выхолащивает. Разряжает ситуацию, энергию, скопившуюся в больном месте. Сперва в этом больном м напряжение было велико, а она постепенно раздала его всем понемногу, разделила груз, и самой ей стало намного легче. Мы все так делаем, да простят нас наши друзья близкие. В одиночку нам просто не справиться. отдаем часть наших бед им, они — нам часть своих. Как говорится: «Дружно — не грузно». И вот уже через день эта женщина может с усмешкой поделиться с соседкой по площадке: мол, муж ушел от меня… Ну посмотрим, каково ему там придется, посмотрим… С этим, наверно, связана и примета: никогда не сказывать окружающим о своих планах и замыслах, иначе они провалятся. Ведь рассказывая всем и каждому, мы разряжаем энергию, заложенную нами в планы. И примета, что, загадав желание, надо никому о нем не говорить, чтобы не сглазить. Здесь сглаз разрядка этой энергии, невозможность аккумуляции новой энергии вокруг задуманного. И соответственно, наоборот — если вас что-то мучает, лучше разболтать об этом всем подряд: пусть подсобят нам нести наш груз. Итак, разговаривая с первой подругой об ушедшем муже, женщина рыдает. Со второй — рыдает. С третьей говорит без слез, но с болью в голосе. На бумаге пишет: уже задумалась… А с соседкой по площадке уже и поиронизировать может. Ситуация разрядилась. Поменялась ее оценка, зачастую даже с «минуса» на «плюс», так как многие неожиданные события огорчают нас именно в силу своей неожиданности, а не из-за их сути. Помните смешной грузинский анекдот: грузин плачет: «Вах, вах, вах, жена от меня ушла!.. Вах, вах, вах, жена ушла. Вах, вах, жена ушла? Вах, жена ушла, жена ушла, жена ушла!» — последние слова он уже напевает в ритме лезгинки. Так и эта женщина. Придет она через неделю домой с работы и скажет себе: наконец-то я могу спокойно заняться своими делами! Так вот, все, что мы рассказали о разрядке негативных ситуаций, имеет самое прямое отношение… к бане. Для того, чтобы понять, как это все работает, давайте вернемся к главе, в которой мы говорили с вами о родовых матрицах Станислава Грофа. Помните, четыре перинатальные матрицы, четыре этапа рождения? Через четыре же этапа мы проходим и в бане с прорубью (как вы понимаете, мы имеем в виду именно баню с прорубью, призванную лечить и очищать наши тело и душу, а не «помывочную» баню). Первый этап. Вы приходите в баню с холодной улицы, снимаете с себя всю одежду. Вы ощущаете тепло и свободу. Эмоции на этом этапе сродни эмоциям младенца, находящегося в утробе матери, — тепло, покой, защищенность. Первая матрица Грофа — все эмоции со знаком «плюс». Баня — вне времени и забот, как некое состояние души и тела, к которому, по мнению Грофа, человек стремится вернуться всю жизнь с момента рождения, с минуты отделения от матери. Ведь недаром мы, когда нам зябко, больно, грустно, ложимся под одеяло и принимаем позу малыша в утробе, пытаясь таким образом обрести иллюзию тепла и защищенности. Итак, на первом этапе нам удивительно хорошо. Это длится какое-то время — 5, 10, 15 минут… у кого как. Кстати, в бане многие стараются интуитивно сесть все в ту же позу: подтянуть колени к подбородку, обхватить их руками, сложиться, стать маленьким. Второй этап — нам уже не очень хорошо, тепло превратилось в жару, мы прогрелись, и лишние градусы начинают на нас давить. Положительные эмоции постепенно вытесняются отрицательными. Жарко. Очень жарко… Невыносимо. Вторая матрица Грофа («нет выхода»). Разница лишь в том, что это отсутствие выхода мы создаем для себя сознательно. Мы знаем: раз уж пришли сюда, должны досидеть до определенного состояния, до той минуты, когда уже и прорубь покажется спасением, иначе процедура теряет смысл. Нам плохо, но работает установка: «Нет выхода!», и мы терпим, дискомфорт нарастает. И наступает третий этап. На третьем этапе мы бежим к проруби. Но нам страшно, нам не хочется залезать в нее, и мы ведем борьбу сами с собой. И эта стадия соответствует матрице Грофа «Борьба», третьей, которая закладывается во время прохождения младенца по родовым путям. Наша борьба, разумеется, идет не на физическом плане: никто нас за руки не хватает и на нашем пути не останавливает (кстати, если бы остановили, многие были бы только благодарны — в проруби-то хо-о-олодно!), но тем не менее это — самая настоящая борьба. И она происходит каждый раз, независимо от того, сколько лет ты уже в эту прорубь «лазаешь». Чтобы дойти до проруби, надо удержать себя на этой тропе. И, удерживая, ты переживаешь и переоцениваешь те ощущения, которые испытал когда-то на третьем этапе собственного появления на свет. Кульминация этой борьбы — на ступеньках, ведущих в ледяную воду. Переборол себя, окунулся и — «умер». Так говорят все пациенты Станислава Грофа, прошедшие сеансы второго рождения: рождение подобно смерти. Первое впечатление ребенка после появления на свет: все, умер! Потом, оглядевшись, вздохнув, он понимает: нет, не умер. Просто попал в какой-то другой мир… Успокоился, еще раз оглядел мир, понял, что мучения позади. И раскрылся этому миру навстречу. Правда, некоторые после выхода из проруби никакого раскрытия навстречу миру не чувствуют. Наоборот, погружаются в глубокий ступор. Это не страшно. Значит, организм чистится на подсознательном уровне; включил все резервные механизмы, все силы и саморегулируется. Это хорошо. А многие еще жалуются, что после выхода из проруби ощущают сдавливание головы, словно обруч какой-то надет. Это, по всей вероятности, мы вспоминаем то, что акушеры называют «вставлением головки». Тот период родов, когда голова малыша появляется и вновь исчезает, и так происходит несколько раз. Процесс этот в течение родов порой бывает достаточно долгим и сложным. Из-за этого у младенцев в первые часы после рождения часто деформирована голова (это не страшно, через 2—3 часа она расправляется). Так вот, ощущение обруча на голове нам «подбрасывает» наша клеточная память. Ведь помнит же наше тело позу эмбриона! И мы прорабатываем этот момент своего рождения. Кстати, Станислав Гроф в своих исследованиях подошел, нам кажется, гораздо ближе к корням психики — ведь у психологов принято работать с банком данных человека, накопленных с момента появления его на свет. А Гроф смотрит дальше, оценивает и внутриутробное развитие, и сам процесс родов. После бани Итак, каждый раз, парясь в бане и ныряя в прорубь, мы снова и снова проходим те состояния, которые испытали в процессе появления на свет. Почему в первый раз в прорубь идти очень страшно, а потом — все легче? Именно потому, что с каждым последующим разом мы все больше прорабатываем свое рождение, все глубже, все тщательнее разряжаем негативные эмоции, связанные с теми событиями. Мы заметили: люди, которые много лет посещают баню в Озерках, как-то и духовно становятся выше. Казалось бы, баня и духовный рост… Как это может быть связано между собой? На самом же деле все достаточно просто. Наш «банный ребефинг» снимает блоки, обрабатывает болевые точки нашей психики. Он переформирует матрицы, заложенные в нас при рождении. Глядишь, человек откровенно агрессивный (сильное влияние третьей матрицы) становится по мере ее проработки почти человечным. Видит Природу. Людей. Раскрывается. А тот, кто безостановочно ныл, постепенно учится идти вперед со стиснутыми зубами — это у него раз за разом прорабатывается вторая матрица («нет выхода»), и она не доминирует в его психике. Но ведь нас мучают и повседневные стрессы, спрятанные в подсознании не так далеко, как рождение: обиды, ссоры, неудачи… да мало ли за долгую нашу жизнь всякого разного происходит. И все же, если приглядеться повнимательнее, задуматься, очень хорошо понимаешь: характер негативных эмоций легко можно классифицировать по типу все тех же четырех основных матриц Грофа. Можно представить, что эти четыре основных матрицы — коробочки, в которые потом складываются наши повседневные стрессы. Произошло что-то в жизни, что стимулировало нашу агрессию, заставило нас бороться тяжело и непросто — это в третью коробочку, на полочку третьей матрицы. Не сумел найти выход в сложной ситуации, спасовал, ошибся — это во вторую коробочку. А услышал вдруг как впервые прекрасную музыку: ком в горле, слезы на глазах… словно заново родился, понял что-то очень для себя важное — это в копилку четвертой матрицы. И так далее. Баня чистит психику от стрессов. Чистит, начиная с последних, самых болезненных для вас событий (то, что недавно произошло, всегда болит сильнее, чем давние обиды) до самых корней, до рождения. Если же такой (или какой-нибудь иной) чистки не происходит, наши коробочки наполняются, и верхние — свежие — проблемы давят на нижние, а те под их грузом сглаживаются, теряют острые углы и четкие очертания. Но ведь они никуда не исчезают, они остаются с нами. И человек воспринимает окружающий мир не таким, какой он есть на самом деле, а через призму своих проблем, накопившихся в коробочках. Сперва, вроде, были просветы, иногда мелькал краешек голубого-голубого неба, солнышко видно было. Постепенно просветов все меньше, а потом они и вовсе исчезают, остается только содержимое коробочек, давящее на нас, застилающее глаза, искажающее все вокруг. И вот это уже — невроз, это — ваше отношение к миру. И менять это отношение придется очень долго. Но менять негативное отношение к миру можно и нужно. Баня — самый безболезненный способ сделать это, во всяком случае из тех, которые я знаю. Во всех психотерапевтических методах предполагается помощь консультанта. И этот консультант — врач, психотерапевт — автоматически берет часть ответственности за вас и ваши проблемы на себя. В бане же человек работает сам с собой, и это очень ценно. Ну уж а о пользе бани для тела наверное и говорить не стоит, об этом все знают. Вот и получается, что присказка «А пошел ты в баню!» — вовсе не ругательство. Просто один человек чувствует, что другой заморочен, перегружен проблемами, и дает ему весьма дельный совет: иди-ка ты, друг, в баньку и поработай, тогда и проблем у тебя поуменьшится… Вы согласны? Не так давно наши будущие мамочки попробовали проводить в бане первые этапы родов, но об этом, на верное, лучше расскажет человек, при участии которого эти эксперименты проводились, — наш инструктор по зимнему плаванию Светлана. Я начну с того, что в нашей маленькой баньке есть своя тайна. Душа. Характер. Она стоит на берегу большого озера, и там есть все, что необходимо человеку для здоровья — физического и духовного: Природа, огонь, березовые дрова. Хорошие люди вокруг. Мне довелось как-то присутствовать на родах в другой бане — в сауне с электрическим подогревом. Все было хорошо, но все же там я… задыхалась, что ли. Мне словно не хватало чистого воздуха, ветра. И девочка, которая там рожала, в какой-то момент сказала нам: «Я хочу на землю!» А у нас эта земля есть, есть возможность выйти и постоять на ней босиком, принять помощь Природы, уловить ее биоритмы. Ведь роды — цикл природный, не нами разработанный. Вся необходимая информация о них женщине уже от рождения дана, она заложена в ней. Надо только, чтобы в родах женщина раскрылась и прочла эту информацию, смогла ею воспользоваться. Тогда все будет хорошо. В свое время я работала в роддоме. И еще там поняла, что все мы — окружающие роженицу люди — лишь частицы этого таинства, призванные лишь создать женщине необходимую в эти часы обстановку. Мы можем быть рядом с ней, но не должны ей мешать, напротив, мы призваны оградить ее от всего постороннего, ненужного. Баня — идеальная помощь в любых родах. Ну, во-первых, во время схваток женщина обычно мерзнет, испытывает некий энергетический озноб — это ее организм перестраивается, направляет все силы на рождение ребенка. А в бане прогреваются косточки, мышцы, все системы размягчаются, сосуды не спазмируются. Во-вторых, любая женщина немножечко боится предстоящих родов. А баня прекрасно расслабляет, отвлекает от страхов. В-третьих, видимо, потому, что роды — самый естественный, природный процесс, в эти часы женщине очень хочется ощутить вокруг себя живые, природные компоненты: воду, огонь, деревья, воздух. Наши роженицы сами просятся на землю, на снег; они интуитивно чувствуют, что Природа добавит им сил, гармонизирует их. Еще Порфирий Иванов определил необходимые компоненты для рождения независимого человека: воздух, вода, земля. Он говорил, что «воздух ребенка выталкивает, вода омывает, земля принимает». Значит, что же необходимо для того, чтобы и в дальнейшей жизни создать малышу благоприятные условия для роста и развития, окружить его энергетической защитой, обеспечить ему своевременную энергетическую подпитку? Все правильно: те же воздух, земля, вода. Я уверена: новорожденный ребенок уже находится под защитой Природы. Раз она дала ему жизнь, значит, в этой жизни малыш необходим. И она защищает его, а наша задача — не разрушить эту Богом данную при рождении защиту. Я замечала: люди, которые много времени проводят в контакте с природой (например, туристы-профессионалы, геологи и так далее), умеют набираться сил от леса, от воды, от трав… Они ведут естественный образ жизни, и, наверное, именно поэтому они — удивительно самостоятельные люди, с прочно сложившейся жизнью. Независимые. Спокойные. Уверенные в себе и своих силах. Они сильнее нас. Но для того, чтобы женщина могла вырастить такого ребенка, она должна — и это главное! — сама раскрыть себя в этом мире и понять свое место и назначение в нем. И научиться жить в соответствии с этим знанием. Такое соответствие — лучший барьер от всех болезней. После родов у женщины мало энергии, она — сплошная любовь и беззащитность. Но если женщина будет знать себя, свои сильные стороны, она этим знанием сможет защищаться, будет через сильные свои стороны получать энергетическую подпитку. Баня помогает понять, найти и, главное, закрепить это свое, которое есть в каждом из нас. Ну, например. У меня как-то рожала девочка, она — певица. В родах она пела и почему-то рисовала, хотя раньше с рисунком дела не имела. И вот рисование, раскрывшись, закрепилось в ней. Она и сейчас замечательно рисует. И не просто рисует, а рисунками своими вытаскивает себя из разных негативных ситуаций, защищает себя. Она и сейчас, когда к нам приходит, поет чудные песни — на все озеро, красиво так… Существует множество различных оздоровительных систем. А я думаю, надо просто найти себя в этом мире. Найдя себя, человек создает, строит свою собственную оздоровительную систему и свою защиту. Только важно, отыскав это свое, не расплескать его, а закрепить и научиться им пользоваться. Это — работа. А в нашей бане можно и научиться, и поработать, и вылечиться, и получить знания о самом себе, и закрепить их. Хорошо, когда человек, найдя себя, обращается к Природе. Господь дал нам Землю именно для того, чтобы мы ею пользовались, ею и всем, что на ней существует. Разумно пользовались, это, я думаю, все мы понимаем. Мы ведь не бьем специально посуду у себя дома, не рвем вещи, в которых ходим, не ломаем мебель. Умный человек и от природы будет брать ровно столько, сколько ему нужно для жизни, не больше. А когда мы уже научились пользоваться тем, что нам дано, оказывается, что этого вполне достаточно. Вы, может быть, замечали, что даже укутанный с головой в ватное одеяло маленький ребенок на улице, на природе затихает. В лесу, у воды затихают все. Вы можете себе представить скандал в лесу ранним утром, когда роса на траве и солнце только еще встает?.. Какое-нибудь выяснение отношений типа: «Так я и знала, ты опять все делаешь неправильно!» Это же абсурд! На природе человеку свойственно думать, слушать, смотреть… гармонизироваться. Может быть потому, что в природе все — испокон и навеки, и мы это понимаем, чувствуем и думаем в ней, с ней о вечном, о душе, а не о текущих мелочах. Десять лет акушерской практики доказали мне, что главным в нашей работе должен стать принцип: «Не навреди!» Может быть, я так хорошо понимаю это оттого, что какое-то время работала на «Скорой» и часто сталкивалась со смертью. Люди умирали у меня на глазах. И однажды я поняла, что спасти человека можно любовью. Да-да, не лекарствами, не сложными операциями, не колдовством — любовью. Есть люди (и их не так уж мало), которые умирают от того, что они не нужны, от недостатка любви. Надо просто сесть рядом, держать их за руку, говорить с ними, жалеть. Им нужно дать человеческое тепло, и они смогут поправиться! Держа человека за руку, передавая ему свое тепло и любовь, ты способен откорректировать самую, казалось бы, безнадежную ситуацию. Любовь — величайшее колдовство в этой жизни! Важно понять свою роль в этом… Про себя я знаю точно: я обязана облегчать людям страдания, я для этого пришла в мир. Мне повезло: довелось поработать в клинике туберкулеза, где лежали умирающие люди, уже неподвижные, с пролежнями. Я была им по-настоящему нужна. Мне дали возможность быть нужной, помогать. Видела я и чудеса выздоровления, они действительно бывают, но это уже отдельный разговор. Вот так я работала: с одной стороны, люди умирали, с другой — приходили в мир, и я имела возможность помогать и тем, и другим. Так странно закончился наш разговор о бане… Впрочем, о бане ли?.. Наверное, вы уже заметили: о чем бы мы с вами ни говорили в этой книге, самыми различными, а порой и неожиданными путями мы вновь и вновь возвращаемся к самому великому колдовству, имя которому — Любовь. Она — очень разная, и не счесть ее обличий, но это она, она гонит нас вперед каждый день, и тревожит, и заставляет думать, искать, смеяться или плакать, верить, надеяться, отчаиваться и, откинув отчаянье, вновь идти куда-то. Ради нее мы живем и умираем. И уж конечно же это ее именем мы приводим в мир наших малышей, желая им всей душой того, с чем живем мы сами — все той же Любви. Как Земля вращается вокруг Солнца, так и мы вращаемся вокруг нее; и бывает день, и бывает ночь, но ведь и ночью Солнце никуда не девается — просто мы не видим его, но мы знаем, что утром оно вновь появится. Мы ждем. Заключение

— А теперь скажи мне, что это ты все время употребляешь слова «добрые люди»? Ты всех, что-ли, так называешь?

— Всех, – ответил арестант, – злых людей нет на свете.

— Впервые слышу об этом, – сказал Пилат, усмехнувшись, – но, может быть, я мало знаю жизнь… А вот, например, кентурион Марк, его прозвали Крысобоем – он – добрый?

— Да, – ответил арестант, – он, правда, несчастливый человек. С тех пор как добрые люди изуродовали его, он стал жесток и черств…Если бы с ним поговорить – вдруг мечтательно сказал арестант – я уверен, что он резко изменился бы.

М. Булгаков Врач Михаил Фомин, о котором уже упоминалось в книге, часто говорил: «Когда человек перестает что-либо делать сам, он начинает писать книги о том, как и что следует делать другим». Есть у нас одна знакомая. Она, когда создавалась ассоциация под эгидой водных родов, на общем собрании все приговаривала: «А я, я буду координатором! Потому что я знаю, какой женщине как лучше рожать, какая кому нужна акушерка, кому вообще что нужно! Я все-все знаю!» Так вот, если у вас создалось впечатление, что мы решили в этой книге научить вас быть здоровыми и счастливыми, вы ошибаетесь. Значит, мы что-то не так вам рассказали. Ни один великий гуру (а мы — тем более) не может научить другого, как стать великим гуру. Он может только рассказать о том, что делает сам, и предложить ученику пойти по этой дороге. Еще он может своим примером научить идущего не бояться пути, по которому они идут. Так Вася Разенков, который в два года свободно проплывал по сорок километров, вовсе не учил никого плавать — он просто учил не бояться воды, общения с водой. Да, на протяжении книги мы часто говорили вам: «Делайте так!» Но мы подразумевали, что у любого разумного творческого человека совет «делай так» очень быстро на определенном этапе перерастет в принцип «делай сам!» И вы, приняв все наши советы лишь за основу, будете совершенно самостоятельно придумывать, искать, пробовать, творить. И так хочется верить, что мы с вами друг в друге не ошиблись! Ведь любой — самый полезный совет — принеся пользу тысяче человек, тысяче первому может нанести вред, если он последует ему вслепую. Возможно, мы допустили и еще одну ошибку. На протяжении всей книги мы учили вас, как правильно обращаться с малышом. А ведь большинство родителей и так с первого дня жизни ребенка считают, что они-то знают, хочет ли он сейчас есть, пить, спать. Что для него лучше сделать, а чего не делать. Как ему следует жить. И в результате мы сами всеми силами не даем своему ребенку возможности вырасти и жить свободно и независимо. И он вырастает несвободным, несет эту несвободу по жизни и удивляется: «Почему я так несчастен?» А несчастен он потому, что неудовлетворен, причем неудовлетворен глубинно, на всех уровнях, своей жизнью. Он не делает того, что ему хочется, нужно, суждено сделать. Он, собравшись что-то сделать, в первую очередь думает: «А как на это посмотрят мои мама и папа, близкие и не очень близкие люди?..» И, если он сочтет, что их оценка его действий может оказаться негативной, он предпочтет отказаться от задуманного. А ему нужно было это сделать! Лиля: Наша самоуверенность порой доходит до смешного. Однажды мы с сыном ехали в Москву. С нами в купе путешествовала дама с маленьким сыном. Она упорно укладывала его спать, хотя и не поздно было. «Не хочу спать!» — протестовал бедный ребенок и судя по всему действительно совершенно не хотел ложиться. «Хочешь! — отвечала ему дама. — Мама всегда лучше знает, чего ты хочешь». Мой сын долго думал, а потом тихонько спросил меня: «Мам, а откуда она-то все знает, чего именно он хочет?» Действительно, откуда? Сами выросшие в несвободе, мы старательно приучаем к ней наших детей. Чудесный писатель Григорий Остер, написавший знаменитые «Вредные советы для детей», объяснил мне название своей книги так: «Мне всю жизнь давали полезные советы. Я им следовал. И в результате получалась совершеннейшая чушь. И однажды я подумал: если от полезных советов получается только вред, то, может, как раз от вредных будет польза? Попробовал. Так оно и вышло». Наши дети настолько задавлены нашим знанием о том, как они должны жить, что, по-моему, воспринимают уже только опосредованную педагогику — через юмор, через гротеск, через отрицание. Я могу раз пятнадцать сказать своему отпрыску, чтобы он вымыл руки, и результат будет нулевой. Метод «заезженной пластинки», столь любимый психологами, на детей совершенно не действует — они прекрасно умеют просто не слышать того, что им неинтересно. Но стоит мне процитировать остеровское знаменитое: «Никогда не мойте руки, шею, уши и лицо! Это глупое занятье не приводит ни к чему…», как сын тут же пулей несется в ванную и возвращается оттуда умытым. Это касается и наших рассуждении об отношениях в семье, между мужем и женой. Дело в том, что ни один человек не видит, не воспринимает мир точно так же, как другой. У каждого — свой отдельный, особенный, личный мир. И там, где в моем мире растет, скажем, береза, у вас, быть может, сосна. Если вы попросите меня о помощи, и я крикну: «Держись вон за ту березу», что будет?.. У вас ведь моей березы нет. Я могу только крикнуть: «Держись!» Как и за что держаться, решать вам. Это ваш мир. Именно поэтому все советы в книге — не догма, а лишь повод задуматься. Как подкрутки в динамической гимнастике — помните? — мы только задаем направление движения и ни в коем случае не используем силовых приемов. И все-таки, все-таки мы ведь пытались что-то доказать, а что-то оспорить, мы давали советы, а значит, надеялись, что вы будете хоть немного им следовать… Значит, поступали, как те неразумные родители, которые лучше знают, что и кому нужно. Так ли это? И да и нет. Да — потому что все-таки взяли на себя смелость какие-то советы давать. А нет — потому что ничего нового мы вам в сущности не открыли. Все, о чем мы с вами рассуждали, давным-давно было известно, просто забылось, ушло по разным причинам из нашей жизни. Более того, все, что мы вам советовали, — естественно. Лиля: Я часто называю своего сына «детеныш». Это очень ласковое слово; мне так и видится олененок Бэмби, гуляющий бок о бок со своей мамой на солнечных полянах, в чудесных лесах. Нет ничего естественнее и драгоценнее этой глубинной связи между мамой и ребенком, малышом, детенышем. Ребенок всегда находится в ауре матери, эта связь неразрывна. Но это вовсе не значит, что я знаю лучше него, кто он и зачем пришел на эту землю. У каждого человека — малыша и взрослого — своя задача, свой путь. Он появился в нашем доме, и мы должны вместе искать тот путь, на котором малыш сможет раскрыться наиболее полно, сумеет реализовать себя. Вместе, но не за него; мы можем только помочь. Как часто приходится слышать от женщин: «Я все отдала ему, а он…» А не надо «все отдавать». Нужно просто дружить с ребенком. Обязательно нужно сохранить себя как личность, не дать повседневности убить в себе желание искать и творить. Наш ребенок, увидев, почувствовав в нас личность, будет любить и уважать нас во сто крат больше, нежели в том случае, если мы окажемся рядом с ним беспощадными менторами или служанками, принесшими себя ему в жертву. Рядом с личностью вырастают личности, рядом с рабами — рабы. Так уж заведено. Сознательное родительство и беременность, дружба с малышом до и во время его появления на свет, «мягкие роды» чаще всего ставят родителей перед необходимостью творчески растить малыша и в дальнейшем. Если во время беременности мама и малыш научились слышать, понимать друг друга без слов, если они вместе ходили в походы смотреть осенние Саяны, и пели песни, и обменивались волнами любви и нежности, родившееся взаимопонимание разорвать будет сложно. В таких семьях ребенок вряд ли станет обузой или же долгом, скорее всего, он будет другом, вашей частью, продолжением, надеждой и утешением в трудные дни. Лиля: Совсем недавно у меня умер очень близкий человек. И самую большую, неоценимую помощь и поддержку в эти страшные дни я неожиданно получила от своего сына, десятилетнего ребенка. Он не только сумел понять и почувствовать, как это серьезно, он знал, как мне помочь. Там, где оказались бессильны друзья и родные, он находил единственно нужные слова, он не уставал общаться со мной и именно он защитил меня от отчаянья. В эти дни я поняла: дети не бывают маленькими и несмышлеными. Они все понимают и все знают. А неразумны и малы они ровно настолько, насколько мы видим в них маленьких и неразумных. Да, они требуют от нас много сил. Но все это окупается сторицей. Причем, окупается гораздо скорее, чем мы предполагаем. Они — наша опора и защита. И вовсе не потом, когда вырастут, уже сейчас, как бы малы они ни были! Уже сейчас, а может, даже и раньше — в тот миг, когда вы только подумали, что скоро в ваш дом придет новый человек, ваш малыш… X Имя пользователя * Пароль * Запомнить меня
  • Регистрация
  • Забыли пароль?