«Замок на шестнадцатом этаже»

Harry Games

Георгий Георгиевич Почепцов Замок на шестнадцатом этаже

Глава первая, объясняющая, откуда в однокомнатной квартире может возникнуть замок

В одной неприметной квартире на проспекте Каштанов был построен замок. Да-да, самый настоящий. Стоило открыть дверь — и прямо к вашим ногам сбегали широкие лестницы, которые уводили вас все дальше и дальше. Можно было ходить по комнатам и залам, без устали любуясь лепными украшениями, старинными картинами, фигурами рыцарей в латах. Этот замок на последнем этаже шестнадцатиэтажного дома был выстроен волшебницей Фиореллой. И ее можно понять — когда ты привык не один десяток лет жить в замке, трудно разместить все свои вещи в одной комнате. А волшебники как дети: им не терпится похвастаться всем, что они имеют. Поэтому одна комната нужна для сушки трав, которые позволяют человеку летать, словно птица. Другая — для орешков с острова Билигоса, съев которые, можно было стать невидимым. Так и набралось ровно триста тридцать три комнаты, которые, словно встроенные шкафы, входили в эту квартиру.

И вот перед дверью на лестничной клетке стоял маленький мальчуган Миша Назаренко. В руках у него был небольшой чемоданчик, по которому можно было догадаться, что приехал он издалека.

Миша наконец набрался храбрости и позвонил. Потом еще раз. Но никто ему не открывал. Не зная что и делать, он подергал ручку. К его удивлению, дверь плавно отворилась. И Миша вошел.

После первых же шагов он остановился и оторопело стал смотреть по сторонам. В испуге попятился назад к двери, попытался выйти, но это было не так просто. Дверь изнутри не имела никаких ручек. Зайти можно, а выйти — никак.

Миша поставил чемоданчик на пол и присел на него, то и дело вытирая рукой пот со лба. Еще бы не удивиться!

Роскошная позолоченная лестница с ослепительно красным ковром поднималась высоко вверх. Куда-то на второй этаж. Никаких электрических ламп. Кругом горели самые настоящие свечи.

Миша посмотрел назад. Идти больше было некуда, и он решительно ступил на ковер.

— Ничего не пойму, — бормотал он. — Ведь у бабушки однокомнатная квартира, а тут какой-то дворец.

Миша приехал на недельку к своей очень далекой, то ли троюродной, то ли еще более дальней, бабушке. Родители его, улетая в командировку, вспомнили, что у них есть родственница, которой они еще ни разу не поручали своего сына. И отправив телеграмму, со спокойной душой усадили его в поезд.

Поднявшись по лестнице, Миша попал в зал. Посреди него стоял огромный дубовый стол, за которым могли уместиться, наверное, сразу сто человек. Со стен смотрели головы зверей. Тут олень с ветвистыми рогами, там носорог со страшными глазами, рыцари, поблескивая латами, как живые, замерли в углах.

Миша откашлялся и спросил:

— Есть тут кто?

Пришлось ему повторить свой вопрос погромче. Но и на этот раз никто ему не ответил.

Он огляделся и пошел дальше к приоткрытой двери. Потом вернулся и решил оставить свой чемоданчик у камина, чтоб зря не носиться. Но потом вся эта зловещая тишина показалась ему такой подозрительной, что он решил перепрятать свой чемоданчик под стол. Он вернулся и запихнул его поглубже. Стол был такой большой, что чемоданчик можно было спрятать куда как надежнее. Он залез под стол и стал толкать чемоданчик на самую середину, пыхтя и обливаясь потом.

Глава вторая, показывающая, как трудно выпутаться из положения, в которое сам себя ставишь

Хорошо припрятав чемоданчик, Миша двинулся назад к краю стола. И только он собрался вылезать, как услышал чьи-то шаги. Миша так и застыл от неожиданности — он увидел прямо перед собой чьи-то ноги.

Ноги были в брюках и в мужских ботинках. А бабушка жила одна, это он точно знал. Правда, родители обменивались с этой троюродной бабушкой только поздравительными открытками на все праздники, и он вполне мог чего-то не знать.

Ноги нерешительно затоптались на месте, послышались протяжные вздохи, как будто неизвестный увидел нечто совершенно печальное.

Миша затаил дыхание. Что делать? Если эти ноги тут живут, то не очень удобно вылезать к владельцу квартиры из-под его собственного стола.

Миша понял это и пополз в другой конец, надеясь, что там ему удастся выбраться незамеченным. Он двигался, стараясь не дышать вовсе. Но в нос его постепенно набилось столько пыли, что он, забыв обо всем, чихнул что есть силы.

Миша застыл на месте. Ноги тоже.

А потом под стол заглянула удивленная голова.

— Простите, пожалуйста, — послышался мужской голос. — Можно вас на минутку? Если, конечно, это вас не затруднит.

— Я сейчас. Сейчас я, — заторопился Миша и двинулся обратно. Он весь покраснел с головы до пят. Хорошенькое знакомство сейчас получится.

Миша вылез и увидел перед собой высокого молодого человека, щеки которого покрывала небритая щетина.

— О, это такое счастье, мальчик, что я тебя нашел.

Миша поднял голову, пытаясь понять хоть что-нибудь.

— А вы кто? — Наверное, бабушка послала этого парня встретить его, Мишу. Значит, сейчас все разъяснится, и он отведет его к ней.

— Я почтальон, понимаешь. Зашел к вам вчера и вот никак выход не найду. Небритым приходится бродить.

Миша отшатнулся. Значит, он не от бабушки.

— Сейчас, сейчас я отдам тебе телеграмму, мальчик. Ты только тут распишись.

— Я не смогу, наверное, — принялся объяснять Миша.

— Ничего, что ты маленький, — успокаивал его молодой человек.

— Да нет, я здесь тоже не живу, — несказанно удивил он почтальона своим ответом.

— Ужас! — молодой человек присел на краешек стола. — Я, понимаешь, студент. Подрабатываю. У меня послезавтра экзамен. Теперь, пожалуй, он уже завтра. А я никак отсюда выйти не могу.

Он ошарашенно посмотрел во все стороны.

— Может, хоть ты знаешь, где тут двери?

— Хе, двери, да я только что оттуда, — эту легкую задачу Миша мог решить.

Он схватил студента за рукав и потащил за собой в сторону роскошной лестницы.

Миша уверенно распахнул перед ним последнюю дверь, за которой должна была оказаться прихожая.

Но теперь дверь выводила не на лестницу, а в зимний сад. Тут и там росли диковинные деревья.

Миша пожал плечами. А студент-почтальон схватился за сердце и прислонился к дверному косяку. Он понял, что на экзамен ему больше не попасть. И он тут может остаться навсегда.

Глава третья, в которой мы познакомимся со всем, что встречается в саду

Это был настоящий зимний сад. Со всех сторон сквозь стеклянную крышу сюда проникали солнечные лучи.

Росли здесь и пальмы, и баобабы, и самые разнообразные цветы. Да, пожалуй, цветов было больше всего. Перед журчащими ручейками стояли мраморные скамейки. Красота такая, как в метро.

— Смотри! — почтальон тронул Мишу за плечо — так внезапно, что Миша вздрогнул.

Миша посмотрел в ту сторону и увидел, как мужчина с огромными усами важно пронес букет только что срезанных цветов и исчез за дверью.

— За ним! Вперед! — выкрикнул почтальон, и они устремились в погоню, боясь потерять из виду человека.

Но важный усач впереди шел все быстрее. Не успевали они вбежать в зал, а он уже выходил из него. Одет он был в костюм из зеленого бархата, расшитый золотистыми узорами — это и все, что они успели рассмотреть.

— Стойте! Подождите! — закричал изо всех сил почтальон, решив хоть так привлечь внимание незнакомца с цветами.

И наконец он повернул к ним свое лицо.

— Простите! — пробормотал запыхавшийся почтальон.

— Я вас слушаю! — уверенно сказал человек. Он переложил букет в другую руку и наклонил внимательно голову.

— Вы не могли бы расписаться в получении. Я почтальон, — он принялся рыться в поисках своей книжки и ручки.

— Но я ничего не получаю, — с обворожительной улыбкой сказал человек. — Я здесь почти случайно.

— Как? Случайно?! — У почтальона от удивления открылся рот. — Но кто-то должен получить?

— Это, наверное, хозяйка.

— А вы, значит, нет, — залепетал почтальон. — А как мне, то есть нам, со мной вот мальчик, увидеть эту хозяйку?

— Я как раз следую к ней с этим утренним букетом.

Человек повернулся и зашагал дальше. За ним бросились почтальон с Мишей. Теперь не было времени глазеть по сторонам, лишь бы не отстать и не заблудиться.

Глава четвертая, в которой мы наконец встретимся с хозяйкой

В одной из комнат наша троица остановилась. Цветы оказались в вазе, а усач повернулся к ним и посмотрел сочувственным взглядом. При этом он почесал на шее огромный свежий шрам.

— А вы здесь кто? — спросил Миша, чтобы выяснить, родственники они или нет.

— Мажордом, — важно сказал усач и выпятил грудь.

Миша, широко раскрыв глаза, посмотрел на почтальона. Что значит это слово? Но и почтальон непонимающе пожал плечами. А еще студент…

— А что это — мажордом? — поколебавшись, спросил Миша.

— Это значит, что я самый главный в этом доме. Исключая хозяйки, конечно, — важно сказал усач. — Только вслушайтесь, и вы все поймете: мажор-дом.

Оба в ответ понимающе закивали головами.

— Я попал сюда три года назад совершенно случайно, — зашептал им на ухо Мажордом. — Слесарь-сантехник я. А тут, сами видите, Фиорелла сделала меня своим мажордомом.

— Какая Фиорелла? — захлопал глазами удивленный мальчик. — Ее же должны звать Фекла Ивановна.

— Кому Фекла Ивановна, а кому Фиорелла, — уклончиво ответил Мажордом. — Я тоже когда-то был Федором, а теперь стал Фердинандом.

Гулко забили часы.

С каждым их ударом в комнатах закрывались-открывались двери.

Заухав, пролетела сова и примостилась на спинке кресла.

Замер Мажордом. Настала торжественная тишина.

Кругом воцарилось молчание. Первым не выдержал Миша.

— Где же она? — задергал он Мажордома за руку.

— Тс! — отмахнулся от него усач.

— О ком это ты говоришь «она», мальчик? — неизвестно откуда послышался голос. — Ты что — не знаешь, что в присутствии человека не принято говорить о нем, пользуясь словами «он», «она». Это совершенно неприлично!

Тут только Миша понял, что с ним разговаривает птица. Затем сова прыгнула в кресло и превратилась в седую старушку, которая осмотрела их всех большими круглыми глазами.

— Кто это, Фердинанд? — спросила она, как будто впервые увидела незнакомцев.

Мажордом, вытягиваясь по струнке, отрапортовал:

— Встретились по дороге к вам.

— Ну-ну, — закивала головой старушка. — Вы от кого? От волшебника Берестеня или от Матильды Озерной?

— Простите. Нет. Я почтальон. Извините. Вам телеграмма, — услышав такие странные имена, почтальон даже стал заикаться.

Он протянул дрожащей рукой телеграмму, не решаясь сдвинуться с места. Мажордом хотел взять ее, но она выпорхнула из его рук и ласточкой устремилась к старушке.

Развернув бумажку, она углубилась в чтение.

— Как?! — в гневе Фиорелла вскочила на ноги. — Приезжает мой внук. А из-за опоздания телеграммы я не могу его встретить. Мажордом, я приказываю отрубить этому почтальону голову. Из-за него погиб мальчик.

— Но позвольте, — попытался защититься почтальон.

— Немедленно! — оборвала его старушка и плюхнулась назад в кресло.

Мажордом, тяжело вздыхая, подошел к почтальону и стал внимательно осматривать его шею.

— Подождите, — закричал Миша. — Э… бабушка… Это я, ваш внучек… Я сам добрался… Я не погиб… И рубить голову не надо. Он же студент.

— Ты — Миша? — подозрительно спросила старушка. Но потом лицо ее просветлело. Конечно, он. Как он похож на своего троюродного прадедушку. — Внучек! Родной!

Она протянула руки навстречу ему, и Миша подошел поближе. А на ухо она ему зашептала:

— Это хорошо, что ты приехал, но ты помешал отрубить ему голову. Мне она совершенно не нравится. Мы бы ему приставили другую и все дела. Посмотри на моего Мажордома. Какая у него была неинтеллигентная голова и какая теперь! Ладно, придется потерпеть. — А погромче она добавила: — Я тебя помиловала. Пока, — сказала она доверительно почтальону.

Глава пятая, в которой раскрывается тайна устройства замка

— А теперь завтракать, — и Фекла Ивановна, она же Фиорелла, хлопнула в ладоши. И тотчас все оказались в комнате с дубовым столом.

Во время завтрака Фиорелла вдруг посерьезнела и ударила себя по лбу:

— Я совсем забыла о важном деле.

Она обернулась совой и улетела, подхватив на лету кусочек ананаса.

Бедняга почтальон не успел вымолвить и слова. Он помрачнел и стал просить Мажордома выпустить его отсюда.

— Дорогой мой, это невозможно. Да вы что, в школе не учились?

— Я и сейчас учусь, но не понимаю, при чем здесь ваше замечание?

— А как же по-вашему можно разместить триста тридцать три комнаты в одной квартире?

— Ну, я не знаю как… Волшебством… Хотя его нет.

— Вот именно — нет, а есть удачное использование законов физики и химии. Далее тех законов, которые еще не открыты.

— Но выход отсюда должен же быть все равно!

— Объясняю для непонятливых. В прихожей установлено множество стекол и зеркал. Только не увеличивающих, а уменьшающих. И пока вы там делали шаг за шагом, вы становились все меньше и меньше. Дойдя до конца прихожей, вы стали меньше ровно в десять раз. Наша хозяйка специалистка по самым разным стеклам, вот она и смогла придумать такую прихожую. А если в тебе семнадцать сантиметров роста вместо ста семидесяти, то квартира тебе нужна совсем маленькая.

— Вот это да! — воскликнул Миша. — Вот это бабушка!

Но почтальон не мог восхищаться:

— Я, конечно, могу оценить ее ум, но почему она не дает нам выйти?

— Вот глупый человек. Ты же в квартире у волшебницы. Войти тебе легко было? То-то. Ведь тут все не так. В обычной квартире замок для чего? Чтоб без спросу не пускать. А у нас наоборот — входить входи, а без особого на то разрешения уйти не можешь. Вот вернется хозяйка…

— Когда же она вернется?

— Не бойся. Хоть через год, но вернется обязательно. Тем более к ней родственник приехал. А она детей ужас как любит. Не то, что нас, взрослых. Поэтому ты ей не перечь, а слушайся. И жди удобного момента. Только так тебе удастся найти увеличивающую комнату. Ой, это я, пожалуй, лишнее сказал.

Глава шестая, где вовсю проявляются родственные чувства

Через два часа вернулась запыхавшаяся бабушка.

— Удалось, — потирала она руки. Плюхнувшись в кресло, бабушка осмотрелась. — Хорошо, что я вас застала.

— Можно подумать, мы могли… — начал было почтальон. Но Мажордом строго посмотрел на него, и он замолчал.

— Опять с этой головой явился, — неодобрительно посмотрела в его сторону старушка.

Но взглянув на расстроенного Мишу, она решила не трогать пока почтальона. Несимпатичное лицо было ей так же неприятно, как и непричесанные волосы. И она нашла выход.

— Фердинанд, займите этого человека чем-то, чтоб он не торчал перед моими глазами.

— А чем я его могу занять? — пробурчал Мажордом.

— Мытье полов, стирка белья — что там может быть.

— Простите, но я почтальон!

— Хорошо. Будете носить почту от первой комнаты до триста тридцать третьей. — И она вытащила из-под стола и вручила ему огромный конверт, в котором мог поместиться человек целиком. И не один.

Миша взглянул на конверт с маркой и понял, что, может, это все и правда об уменьшающих стеклах. И конверт был самых обыкновенных размеров, а это они уменьшились.

Почтальон, кряхтя, взвалил на плечи конверт, где после слов КУДА было выведено: В ТРИСТА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЮ КОМНАТУ. Обратный же адрес гласил: ПЕРВАЯ КОМНАТА.

Старушка захлопала своими большими глазами.

— А теперь, мой внучек, дай-ка я на тебя взгляну.

Она взяла Мишу за плечи и пристально на него посмотрела. Ее взгляд, казалось, буравил мальчика насквозь.

— Ты — ничего, — решила старушка напоследок. — Только добрый чересчур. Голову поменять — и то жалко. Но это можно будет исправить. Я тоже в молодости ума не имела. Вот смотри, какой была.

И перед изумленным Мишей возникла радостная улыбка гигантских размеров. А старушка продолжала:

— Всему радовалась. За всех переживала. Хорошо это? Нет. Поэтому постепенно-постепенно я исправилась и стала такой.

Улыбку сменили поджатые губы. Они недовольно скривились, и не было вокруг ничего, что могло бы их заинтересовать.

— И ты таким будешь…

— Нет! — закричал Миша.

— Будешь!

— Я не хочу!

— Смешной ты мальчик! — поглядела на него исподлобья Фекла Ивановна. — Разве с бабушками спорят? Да еще с волшебницами. Хорошо еще, что ты мне родственник. А не то я бы быстро твою непокорную головку на другую переменила. И мне приятно, и тебе польза. Нельзя такую непослушную голову иметь. От нее беды одни. А я тебе одну головку уже присмотрела. Прелесть просто.

Глава седьмая, в которой продолжается путешествие по замку

— А сейчас за работу, — бабушка стремительно ударила в ладони и тут же исчезла.

Миша и студент изумленно таращились то на то место, где она сидела, то друг на друга.

Мажордом, которого, видно, не удивишь такими исчезновениями, спокойно и привычно вытер пыль с того места, где только что сидела старушка. А потом скрылся в одной из комнат.

Миша и студент остались вдвоем.

— Нет, надо что-то делать, — бормотал студент, прислонив конверт к стене. — Мне же на экзамен надо. Не могу же я тут вечно сидеть. Я отправляюсь искать эту самую увеличивающую комнату. Пойдешь со мной?

Миша задумчиво покачал головой: все ж он только приехал, а тут наверняка так много интересного.

Но студент посмотрел на него подозрительно.

— Ты, быть может, тоже… из этих… Все же она твоя бабушка. Ишь выдумала — на последнем этаже поселилась. Наверное, чтобы вылетать сразу. Ой, она что у тебя, ведьма? А родители у тебя нормальные?

— Да я пионер, если хотите знать, — гордо сказал Миша, а потом добавил: — Я тоже буду искать. Если я найду комнату, я вам обязательно скажу.

Этими словами Миша несказанно обрадовал студента, а то он уже начинал бояться, что Миша обо всем расскажет старушке.

— До свидания, — горячо потряс руку мальчику студент-почтальон. — Может, и не свидимся больше.

И он зашагал в неизвестность.

Миша покрутился на месте и тоже отправился в путешествие. Он жалел, что не спросил ни у Мажордома, ни у бабушки, куда тут интереснее всего пойти. Поэтому он решил постепенно обойти все комнаты. Да и студенту надо помочь — найти где-то эту увеличивающую комнату.

Он открыл ближайшую дверь, сделал первый шаг и тут же завопил от ужаса. Весь дрожа, он прижался к стене. Ведь за дверью стоял тигр. Настоящий.

Но время шло, и тигр не выходил. Тогда Миша, немного осмелев, прижался к замочной скважине, чтобы рассмотреть, что он там делает. И только теперь Миша понял, что это всего лишь чучело тигра.

Но все равно было страшновато. Миша взял себя в руки и зашел в комнату. Там он погладил тигра по спине, потом подергал его за хвост. И пошел, насвистывая песенку, дальше.

Следующую дверь он открывал с опаской. Но все было нормально. Выйдя на середину комнаты, он стремительно оглянулся. Но и сзади на него никто не собирался бросаться.

Три комнаты, которые он прошел затем, тоже ничем особым не выделялись. Зато, зайдя в следующую, он застучал зубами. Только теперь не от страха, а от холода.

На полу были сугробы. Кругом лежал белый снег, совершенно чистый и без единого следа. Миша глотнул морозного воздуха и побежал к двери. Он проскочил эту комнату, не задерживаясь.

«Вот бабка дает, — подумал он за дверью. — Постоянно имеет одну зимнюю комнату».

В соседней комнате он долго чихал, пока не согрелся.

От каждого его чиха, словно он был великаном, почему-то раскачивалась люстра. Когда он чихнул в третий раз, фарфоровые слоники на шкафу один за другим пошли вперед. Они спустились со шкафа и промаршировали мимо изумленного Миши. И скрылись.

Миша что есть силы зажал нос, чтобы не чихать больше. Вдруг вдали послышались шаги. Неужели слоны возвращаются? Что-то громко для таких малышей. А может они прошли сквозь увеличивающую комнату?

Дверь отворилась, и мимо него прошел Мажордом с апельсином в руке. Он покачал головой, увидев Мишу, и исчез за дверью.

Миша бросился за ним. Но куда там! В соседней комнате уже никого не было. Ведь в ней, как и в любой комнате здесь, было много дверей. Куда он мог скрыться?

Миша пошел дальше.

Находившись, решил отдохнуть в комнате, где было два огромных, на полкомнаты, кресла.

С разбега Миша плюхнулся в одно из них.

И тут же забарахтался в нем. Кресло было таким мягким, что человек проваливался на неопределенную глубину. Хорошо, что Миша успел схватиться за подлокотники. Благодаря этому, ему удалось зависнуть над пропастью кресла. С трудом он вывалился из кресла на четвереньки.

Прижав руку к сердцу и немного отдышавшись, Миша встал и, пошатываясь, побрел к двери. В этой комнате ему нечего было делать.

Глава восьмая, в которой Миша попадает в совершенно темное место

В следующей комнате Миша споткнулся о что-то, лежащее под ногами, и полетел на пол. Кругом стояла кромешная тьма. Миша пополз назад к свету, просачивающемуся из дверной щели.

Добравшись, он что есть силы распахнул дверь и оглянулся в комнату. Все стены ее были закрыты стеллажами, заполненными книгами, колбами, чучелами летучих мышей, коробками. Все затянула паутина от пола до потолка.

Миша подошел поближе. Заметив на полке кинжал, он протянул к нему руку, сбрасывая паутину. Схватив кинжал, он прижал его к груди. Потом с опаской положил на место. И тут же на его глазах полку снова затянуло паутиной.

Миша наугад провел рукой по другой паутине, потом еще. И каждый раз она стремительно росла снова, защищая и скрывая эти богатства от чужих взглядов.

Миша глянул под ноги и увидел книгу. Старый-престарый переплет из кожи с золотыми застежками.

Тяжело пыхтя, Миша подтолкнул книгу к свету.

Он уселся тоже на пол, так как поднять такую толстенную книгу ему было не под силу. Листал ее и не верил своим глазам — все оказалось так просто! Это была самая настоящая колдовская книга.

Как превратить человека в лягушку.

Как летать на венике.

Как заморозить своего противника…

Рецепты были на все случаи жизни. Некоторые совершенно устаревшие. Например, превращение короля в аиста и обратно. Где теперь найдешь настоящего короля? Другие рецепты вполне могли пригодиться. Вот этот: вызов снега, дождя или хорошей погоды.

Но тут и там в этих рецептах встречались совершенно непонятные слова. «Взять философский камень…» А где его взять — ничего не писалось. А сам же не разберешь, какой камень философский, а какой нет.

Миша закрыл книгу и отодвинул ее на место. Чего она там лежит, чтобы каждый о нее спотыкался, этого он не знал.

Он провел рукой по полке, снимая паутину. Но та тут же наросла снова.

В темноте кто-то прошагал мимо него. В глубине открылась дверь, и Миша узнал уходившего Мажордома. Одной рукой Мажордом открывал дверь, а в другой крепко держал ананас.

Миша открыл рот, чтобы задержать его, но дверь бесшумно закрылась.

«Следит он за мной, что ли?» — заволновался Миша. И назло Мажордому пошел в совершенно противоположную сторону. Пускай поищет.

Миша зашагал дальше.

Глава девятая, в которой Миша сталкивается с бабушкой

Миша ушел не так далеко. Лишь только он осторожно приоткрыл следующую дверь, как увидел, что там посреди комнаты сидела и раскачивалась в кресле-качалке бабушка. На нее сверху сыпалась всякая всячина, которую бабушка пыталась словить в свой фиолетовый передник.

Миша быстро попятился и испуганно затворил дверь… С бабушкой встречаться ему ой как не хотелось!

Глава десятая, в которой Миша все же встречается с бабушкой

— Ух! — облегченно вздохнул Миша, прикрывая дверь.

На цыпочках он тихонечко отступал и отступал от злополучной двери, пока не наткнулся на что-то спиной. Он резко повернулся и… увидел тут свою бабушку, которая качалась в том же кресле-качалке.

Заметив Мишу, бабушка подняла голову. Отступать было поздно. Поэтому Миша вовсю захлопал глазами и стал присматриваться к содержимому передника.

— Что это? — решился спросить он. Бабушка, любовно поглаживая, вытащила из кучи маленький клубок блестящей нити.

— Ты его видишь?

— А как же.

— Это потому, что ты сам стал маленьким. А когда он натянут над улицей, прохожие об него… хлоп лбами!

Миша скривился: неужели его бабушка такая странная?

— А это… А это, — бабка рассыпала по полу какие-то семена.

— Что это? — вздыхая, спросил Миша.

— Хе-хе, это гвозди. Бросишь семя, никто его не заметит. А из него вырастает целый гвоздище. Шина об него — раз! — и нет.

Миша потемнел от гнева.

Глянув на него, бабушка все поняла.

— Тебе не нравится, что ли?

— А кому это может нравиться! — насупился Миша. Сказал и сам испугался своей смелости.

— Ах, ты так!.. — подпрыгнула в кресле бабка. Вместе с креслом она поднялась в воздух и бухнулась на пол. — Да я тебя за это!.. Мажордом!

И сразу же из соседней комнаты вошел Мажордом и склонился перед хозяйкой.

— Готовь ему голову на замену!

— Прямо сейчас? Без примерки?! — недоуменно спросил Мажордом.

— Не заслужил! — гневно отрезала бабка.

— Не хочу! — закричал Миша. — Еще чего придумали!

Бабка на секунду задумалась, и Миша решил, что она отменит свой приказ. Но не тут-то было.

— Кажется, ему хорошо пойдет голова герцога Синяя Борода.

Мажордом всмотрелся в Мишу и подобострастно кивнул:

— Вы, как всегда, великолепно угадали.

— Приступай и не болтай, — отрезала старуха.

— Слушаюсь! — И Мажордом двинулся к Мише.

— Только попробуйте. Зачем пионеру голова какого-то герцога? С бородой на уроки нельзя ходить!

— Сбреешь! — поучительно сказал Мажордом и продолжал приближаться.

— А!!! — воинственно закричал Миша и что есть силы боднул его головой в живот.

Мажордом согнулся пополам от боли, а бабка зашлась в хохоте.

— Ишь какой прыткий, весь в меня! Ему бы голову бычка, цены бы тогда ему не было.

— Я против, — массируя ушибленное место, пробормотал Мажордом.

Бабка погрозила Мише пальцем:

— Смотри! На первый раз прощаю…

Осмелевший Миша подошел поближе. Бабушка ссыпала семена из кучек в шкатулки. На одной шкатулке были нарисованы гвозди, и туда пошли первые семена. На другой — розы, и туда бабка насыпала почти такие же семена.

— Из этих будут розы, а из тех — шипы, — заулыбалась она.

— Не надо шипы. Отдайте их лучше мне, — попросил Миша.

— Возьми, — загадочно улыбнулась старушка и высыпала горсть семян просто на пол.

Миша бросился к ним, но семена тут же взлетели в воздух. Они полетали по комнате, а затем спокойно спрятались в шкатулку на потолке. Рядом застыла шкатулка с розой. В следующую шкатулку бабка кинула клубок, а другой клубок, прежде чем бросить, показала Мише.

— Тот калечит, а этот лечит. У меня есть все. Только людишки этого не заслуживают.

Клубок полетел и скрылся в шкатулке. Миша повернулся к бабке, но кресло уже качалось пустым.

Мажордом остановил его и положил руку на плечо мальчику.

— Не обижайся на нее. Она старая. Мы, люди, столько не живем. А старый человек становится ворчливым, на всех обиженным. Так и моя хозяйка. А в душе она ого-го! Когда твоя бабушка была молодой, она была другой. Совсем другой. Тут волшебница знакомая к ней на чай прилетает, так они часто молодость вспоминают. А я все слышу, когда чай подаю.

Миша пристально посмотрел на него.

— А вам, наверное, плохо с этой… другой головой?

— Да я их неизвестно уже сколько поменял. Эта у меня уже тоже не та, что недавно была. Ты разве не заметил? Я, правда, их все одним и тем же париком прикрываю, чтоб хоть немного похоже выходило.

Мажордом приподнял парик, и Миша обомлел — перед ним был совсем незнакомый человек.

— Бывает, в зеркало глянешь, — продолжал Мажордом, — и удивляешься, сам себя не узнаешь. Пойду-ка я зеркало поищу, себя надо запоминать, чтоб не обознаться.

И он зашагал широкими шагами по комнатам.

«Что же дальше-то делать? — задумался Миша, глядя вслед уходящему Мажордому. — Родственница родственницей, а все это так оставлять нельзя».

Он задрал голову и посмотрел на притаившиеся на потолке шкатулки.

Глава одиннадцатая, в которой Миша решает все поменять

Когда все разошлись, Миша таинственно посмотрел по сторонам. Потом тихонечко подошел к двери и плотно ее притворил. А затем, уже ничего не боясь, принялся прыгать к потолку, чтобы достать злополучные семена. Он почему-то решил, что именно в них все зло. И бабушка без них станет лучше и добрее.

Но достать семена было не так просто. Шкатулки крепко висели на потолке и, конечно, ни за что не хотели спускаться вниз.

Миша с грохотом потащил от стены стол. Стол был резной, красивый, и у Миши едва хватило сил, чтобы сдвинуть его с места. Но вот стол уже стоял как раз под шкатулками. Оглядевшись по сторонам, Миша забрался на него. В одних носках, чтобы ненароком не испортить его блестящую поверхность.

Он стоял на цыпочках, тянулся изо всех сил; казалось, вот-вот и он вытянется, словно складная пожарная лестница; но ничего не получалось. Даже со стола достать шкатулки оказалось невозможным. В этом самом маленьком в мире замке были самые высокие потолки.

Миша вздохнул и решился. Подпрыгнул раз, еще раз. Но и это не помогло. Тогда он на минуту застыл на столе, как статуя, осматриваясь по сторонам.

На стенах кругом ничего не было. Только две картины и часы в виде филина, которые ухали, когда наступало точное время.

Вдруг дверь начала отворяться. Миша завороженно смотрел на нее.

Миша виновато опустил голову, ожидая наказания. К его счастью, перед ним стоял студент-почтальон.

— Ты! Вы! — обрадовались оба.

— Я ничего не нашел, — поспешно стал рассказывать почтальон. Наверное, тут все так хитро запрятано.

— Но хоть голова ваша цела? — присмотрелся к нему мальчик.

— А что? — покрутил головой студент.

— А то, что своей я чуть не лишился.

— Ну и родственнички! — удивился студент.

Мише стало обидно. С одной стороны, его голову оставили на месте. А с другой — родная кровь. Поэтому он принялся горячо возражать.

— Да поймите, она не плохая. Она просто старая. Сами подумайте.

— Так что, каждая старуха мне голову будет менять! Ты тоже тут набрался — по столам бродить. За собой смотри, а то станешь как бабка.

Миша презрительно глянул в его сторону.

— Да я… Да мне… Я, наоборот, хочу ей помешать. Там у нее опасные семена.

— Это другое дело, — согласился студент. — Где они? В этих шкатулках?

— Там, где гвоздь нарисован.

— Тогда давай залезай на меня.

Студент забрался на стол, а Миша на него. Получилась пирамида, как у бременских музыкантов. Он забрал из шкатулки семена и набил ими все карманы.

— Вот и все, — обрадовался он. — А другие, из которых розы получаются, пускай остаются.

— Э, подожди, — засопел под ним студент.

— Что такое? — заволновался Миша.

— А то, что тогда мы дурную работу делаем.

— Это еще почему?

— Потому что бабка твоя себе новых зерен наколдует.

Миша приостановился. Действительно, студент был прав. Что же теперь делать?

— Придумал! — внезапно завопил Миша, чуть не свалившись со студента.

— Что? Что такое? — перепугался студент.

— А то, что мы ей сейчас все перемешаем. Зерна роз пересыпем в шкатулку для гвоздей. И наоборот: гвозди пойдут к розам. Насыплет она гвоздей, а там вырастут розы.

— Здорово! — отозвался снизу студент. Он хотел захлопать в ладоши, но вовремя остановился, так как руками держал ноги мальчика.

— И эти невидимые нити поменяем, — продолжал свою работу Миша. — Калечащие на лечащие. Вот теперь все готово, — сказал он и спрыгнул вниз.

И оба они раскатисто захохотали.

— Стой! Смотри! — студент схватил Мишу за руку.

Часы заухали много раз. Филин на стене осуждающе посмотрел на них, потом взмахнул крыльями и закружился по комнате.

— Лови его, лови! — кричал Миша. — Он все бабке доложит. Он шпионил за нами!

Студент, размахивая руками, безуспешно пытался словить филина. Но филин то взмывал вверх, то пролетал прямо над головой, обдавая их потоками воздуха от взмахов крыльев. Миша подхватил свой башмак, чтобы сбить птицу.

Наконец филин ускользнул в другую комнату, воспользовавшись открытой дверью. Миша и студент бросились за ним.

Первым делом они захлопнули дверь за собой, чтобы филин не вылетел. И забегали по комнате, пытаясь допрыгнуть до него.

Филин летал и тикал. Он угрожающе вращал глазами, пролетая прямо над ними.

Миша что есть силы запустил башмаком в филина.

Раздался железный треск — филин упал на пол. И распался, превратившись в обычные часы. По ковру закружились десятки колесиков и пружинок.

— Что я наделал?! — спохватился Миша.

Он сел на пол и стал пристраивать колесики друг к дружке. Пружинки выскальзывали из рук, как живые. Колесики не сцеплялись. Даже студент не мог ничем помочь.

Они заползали по полу, пытаясь собрать в кучу все запчасти.

Увлекшись поисками, не заметили, как над ними выросла фигура человека. Их носы одновременно натолкнулись на стоявшие посреди комнаты ботинки.

Напуганные, они поднимали свои глаза все выше и выше, пока не увидели голову Мажордома.

Он сурово на них посмотрел с высоты своего роста и зашагал дальше.

А Миша и студент уселись просто на пол среди все еще крутящихся по всей комнате колесиков.

Глава двенадцатая, в которой все встречаются с бабушкой

— Э, не повезло, — сокрушался Миша. — Теперь он все расскажет бабушке.

— А может, нет.

— Точно расскажет, если она ему за это время голову не поменяет.

— Что же делать? Ей лучше не попадаться!

— Моя бабушка не может быть плохой — вот!

— Но она ведь… — почтальон побоялся произнести до конца, кто именно…

— Да, она немножко колдунья, — снисходительно произнес Миша.

— Хорошенькое немножко, — и почтальон потрогал свою голову, на которую каждый раз покушалась эта добрая бабушка.

— Книга! Нас спасет ее книга! — закричал внезапно Миша. И схватив за руку упирающегося студента, Миша бросился назад на поиски книги волшебства.

К счастью, она оказалась на месте под паутиной. Лихорадочно залистав ее в поисках нужного рецепта, Миша все время натыкался на что-то не то. За спиной тяжело дышал почтальон.

— Скорей! — торопил он Мишу.

— Что скорей! Не буду же я собственную бабушку превращать в ковер-самолет?

— Вот! — вскочили они оба на ноги. — «Как из старого ненужного сделать новое нужное».

— Что там? — никак не мог понять почтальон.

— Не мешай, — отмахнулся от него Миша и стал читать: — «Нужно взять корень мандрагоры, укушенный три раза ослом, и провести им снизу доверху три раза. С каждым разом вы будете ближе к цели, если будете говорить при этом „кари-гари“».

— Что это вы так расшумелись? — заглянул в комнату Мажордом. На этот раз голова у него была совершенно новая. С усиками, но лысая.

Мише было не привыкать, потому что он мог узнать Мажордома по его пиджаку, с серебряными пуговицами. А вот студент…

— Кто это еще? — зашептал ему на ухо изумленный студент.

— Да это же Мажордом. Только он… того…

Студент присмотрелся к пиджаку, голове и сглотнул слюну. Ему опять показалось опасным связываться с такой бабушкой.

— Может, не будем, а? — взмолился он,

— Дорогой Мажордом, — закрыл почтальона своим телом Миша. — Не скажете ли вы, где тут можно взять корень мандрагоры? Я, знаете ли, как-то привык им по утрам пользоваться.

— Всего и делов-то. — И Мажордом запустил руку в одну из шкатулок. Держи.

Миша покрутил его со всех сторон. Корень этот не внушал доверия: был он словно маленький скрюченный человек.

— А как сделать, чтобы его три раза укусил осел?

— Пускай этот кусает, — и Мажордом указал на почтальона.

— Что?! — завопил почтальон. — Никогда!

— Ну, пожалуйста! — стал просить его Миша. — От этого жизнь человеческая зависит.

И почтальон чуть не со слезами на глазах трижды укусил корень.

— Из-за какого-то филина ослом становиться!.. — бормотал он.

— А если мы им не филина, а… — вдруг замер на месте Миша.

И они оба зажали рты в испуге.

Через минуту самым елейным голоском Миша спросил:

— Как бы мне бабушку повидать, бабулечку мою?

— Найдем, если нужно, — кивнул головой Мажордом. — Я и сам тут плохо ориентируюсь. Ведь она комнаты как захочет может перемешать. Один раз я даже в лес попал. Зашел в комнату — а там кусты, тропинка. Два шага сделал, пока понял, что я в настоящем лесу. Бегу назад, а выхода нет.

— И что? — задрожал от страха почтальон.

— Недалеко ушел… Что было вчера, необязательно есть сегодня.

— А где же бабушка?

— Должна уже с прогулки вернуться и в кресле почивать.

— Где?

— Прошу! — Мажордом повернулся и широкими, уверенными шагами пошел впереди. Они гуськом потянулись за ним.

Мажордом то и дело поглядывал на какой-то прибор, похожий на компас, сверяя с ним свою дорогу.

— Что это у вас? — почтительно спросил Миша, а студент схватил его за рукав, мол, не задавай лишних вопросов.

— Считай, что это «бабушкомпас» — прибор, который указывает, где сейчас твоя бабушка. Дом большой, и мне очень трудно за ней угнаться. Сейчас налево…

Пройдя через ряд комнат и залов, поднявшись по широкой парадной лестнице, они вошли в комнату, всю стену которой занимал широкий телевизионный экран. А по краям его стояли фигуры рыцарей в латах с огромными копьями. Головы рыцарей качались в такт музыке, доносившейся с экрана.

Мажордом почтительно покашлял в кулак.

— Ваш внучек и с ним почтальон, — торжественно провозгласил Мажордом и отступил в сторону.

— Почтальон? Опять письма? — на секунду отвлеклась от телевизора Фиорелла. Она так пронзительно глянула на почтальона, что у того сразу душа ушла в пятки и оттуда не возвращалась.

— Нет-нет, бабушка, это я, — бросился на защиту Миша. — То есть мы, мы тоже пришли смотреть телевизор. Если можно, конечно.

— А, вот оно что! Садитесь. Конечно, здесь у меня скучновато. Но зато хорошо видно. Вот я себе какой сделала, — и она широким жестом указала на экран. — Я уже поработала с утра. Теперь отдыхаю.

— Отвлекай! Отвлекай ее! — зашептал Миша, выталкивая вперед ошеломленного почтальона.

— Я? Почему? — Почтальон весь дрожал от страха. Но, увидев крадущегося сзади к бабушкиному креслу Мишу, он осмелел. — Пора и мне новую голову взять. А как ее выбрать? Или у вас каталог имеется?

— Что-что? — онемела от этого нахальства бабушка. — Ты в ателье, что ли, пришел?

Почтальон больше не мог произнести ни слова. Он только таращил глаза и молчал.

Нахмурившаяся бабушка подносила руку для заклинания. Но в это время Миша первый раз провел корнем мандрагоры снизу доверху, потом последовал второй и третий раз, а губы его твердили в это время нужные слова.

И на глазах у них произошло чудо: старенькая бабушка вдруг стала девочкой одного с Мишей возраста.

— Что это со мной, внучек? — начала было она.

Но обидевшийся на такое обращение из уст девчонки Миша тут же дернул «бабушку» за косичку. И никто его за это не заколдовал.

— Как я рада! — закружилась по комнате Фиорелла. Ведь она недаром была волшебницей и обо всем догадалась.

Самое хорошее слово было произнесено, и все сразу стали друзьями. А друзьям по плечу не только печаль, но и радость.

Оглавление

  • Глава первая, объясняющая, откуда в однокомнатной квартире может возникнуть замок
  • Глава вторая, показывающая, как трудно выпутаться из положения, в которое сам себя ставишь
  • Глава третья, в которой мы познакомимся со всем, что встречается в саду
  • Глава четвертая, в которой мы наконец встретимся с хозяйкой
  • Глава пятая, в которой раскрывается тайна устройства замка
  • Глава шестая, где вовсю проявляются родственные чувства
  • Глава седьмая, в которой продолжается путешествие по замку
  • Глава восьмая, в которой Миша попадает в совершенно темное место
  • Глава девятая, в которой Миша сталкивается с бабушкой
  • Глава десятая, в которой Миша все же встречается с бабушкой
  • Глава одиннадцатая, в которой Миша решает все поменять
  • Глава двенадцатая, в которой все встречаются с бабушкой X Имя пользователя * Пароль * Запомнить меня
  • Регистрация
  • Забыли пароль?