«Сказки Мишки-Ушастика»

- 3 -

Ушастик задумался на минуту. И тут заговорила Бася:

— Как же это случилось, что ты, Мишка, покинул, наконец, магазин?

— Мне помог случай. Продавщица оставила на мишкиной полке зонтик, красивый зонтик с красными цветами. Мне очень понравился этот зонтик. Я его открыл. И я спрыгнул на пол с зонтиком в лапках, как с парашютом. Этот зонтик я взял потом по рассеянности с собой.

Дверь в магазин была открыта, и я вышел на улицу. Там я встретил детей. С тех пор и начались у меня путешествия и приключения.

— С тех пор ты и стал другом маленьких ребят, Мишкой с Опущенным Ушком, Мишкой-Ушастиком?

— Да, — с улыбкой ответил Мишка. — Теперь я буду вашим гостем, я буду рассказывать вам у камина сказки на ночь. Я рассказал вам первую сказку про самого себя.

Клоун Бим-Бам-Бом покрутил с сомнением головой.

— Так ведь это случилось на самом деле, не в сказке, Мишка.

Мишка улыбнулся опять.

— Иногда то, что бывает на самом деле, похоже на сказку. Зато в каждой сказке есть хоть немного правды. Вы и сами поймёте это, если послушаете мои сказки.

ПЕСЕНКА КЛОУНА БИМ-БАМ-БОМА

— Расскажи нам, клоун, как ты познакомился с Мишкой-Ушастиком и как ты стал его верным другом?

— Это было давно, — улыбнулся Бим-Бам-Бом собственным мыслям. — Тогда я был ещё артистом бродячего цирка. Вечерами я выступал на арене, играл на гитаре и пел песенки. Песок на арене был как золотой, весь залитый яркими лучами прожекторов. Публика так хлопала в ладоши после каждой моей песенки, что колыхалось полотнище шатра, словно снаружи гулял ветер.

— Жаль, что нам не довелось послушать тебя тогда, — вздохнула Бася.

— В один прекрасный день, — продолжал клоун, — я оставил гитару на скамейке в парке. Кто-то позвал меня на минутку, и я ушёл из парка. Вечером перед представлением я вернулся за ней, она лежала на прежнем месте, но когда я хотел взять её в руки, в гитаре что-то зашелестело и послышался тоненький писк. Я заглянул в отверстие между струнами и изумился: внутри гитары птички свили гнездо, одна из них снесла голубенькое яичко и высиживала его. Я рассердился и хотел тут же вышвырнуть прочь непрошеных гостей. Я поднял гитару и… почувствовал вдруг, как чья-то лапка легла на мое плечо. У меня за спиной стоял Мишка-Ушастик.

— Послушай, приятель, — сказал он, — ты не должен обижать птичек, нельзя разрушать их дом.

— Но ведь гитара моя, — возразил я, — мне пора уже петь на арене.

- 3 -