«Диверсия Мухи»

- 5 -

Нет, мы не такие уж друзья, чтобы в гости навязываться. Просто Дед им помог в свое время, а теперь они обещают помочь. Пришлют машину с водителем и все, даже встречать меня не будут. А лечу я к одноклассникам.

Ничего не понимаю, – призналась попутчица. – Ты в Москве живешь?

В Москве.

А к одноклассникам летишь на юг?

Маша рассказала, что до нынешней осени жила в приморском городке Укрополе. Потом Дед вернулся из американской командировки, затянувшейся на половину жизни. В Укрополь на пенсию его не отпустили, а назначили в Академию разведки передавать опыт молодым офицерам. Вот Дед и перетащил к себе в Москву маму и ее, Машу. Случилось это как-то вдруг, они даже не успели продать дом. Теперь Маша едет в Укрополь протопить печку, чтобы в доме не завелась плесень, дать в газету объявление о продаже, а главное – провести каникулы со своими ребятами.

Кстати, меня Марией зовут, – добавила она. Получилось-то, как всегда, некстати.

Правда?! И я… То есть моя сестра тоже Маша, – обрадовалась попутчица и замолчала, как будто решая, стоит ли выдавать секретную информацию. – Нина, – представилась она. – Нина Самолетова.

Редкая у тебя фамилия, – заметила Маша. – Я знаю тележурналиста Алексея Самолетова и больше никого.

А у тебя?

У меня простая – Алентьева.

Нет, у тебя тоже редкая. Я знаю только… Ой! – Нина, отстранившись, пригляделась к Маше. – Тебе никто не говорил, что ты похожа на Маргариту Алентьеву?

Все время говорят. Лицом в маму, умом в папу. Если честно, уже надоело. Как будто я сама никто.

Нина все приглядывалась, наклонив голову к плечу, и на ее лице ясно читалось: «Не обманешь!»

Скажешь, она твоя мама? Маша кивнула.

А папа – Владимир Пресняков?

Почему? – не поняла Маша.

Ну как же! Дед – генерал, мать – телеведущая, значит, отец тоже должен быть неслабый.

Вот так всегда. Начнешь рассказывать про своих, и получается такой «Граф Монте-Кристо», что никто не верит.

Заметь, я не хвасталась! – вспыхнула Маша. – Ты спросила, я ответила. А отец у меня, к твоему сведению, был разведчиком и погиб на задании.

Нина, розовея, замямлила извинения.

Ничего, я привыкла, – миролюбиво сказала Маша, зная, что попутчица, может быть, поверила, может быть, нет, но в любом случае постарается сочинить «Графа Монте-Кристо» не хуже.

- 5 -