«Первое лето»

- 2 -

Читая эту заметку в местной газете, набранную мелким шрифтом, я не верил своим глазам. Вот оно, эхо моей далекой юности. В памяти прошли чередой события, так или иначе связанные с этим золотом. Перед мысленным взором встали лица Димки, дяди Коли, Федора и смутная, как бы размытая фигура молодой и бойкой таежницы Ефросиньи Михнеевой, а попросту — Фроси, как ее звали в деревне. «Все тайное рано или поздно становится явным, и все, что ни случается в этом мире, имеет свое продолжение и свой конец», — подумал я. Теперь, много лет спустя, я узнал и конец той трагической истории…

Глава первая В тайгу за шишками

Это было в августе сорок первого года. Как раз начали поспевать кедровые орехи. Мы с Димкой слетали за терриконы и воротились ни с чем. Здесь все было обобрано дочиста. Тогда-то нам и пришло в голову сходить к истоку речки Китатки, где кедрачи занимают огромные пространства.

Мне тогда было четырнадцать лет, Димке, моему закадычному другу, — немного больше. Родители — и его, и мои — смотрели на нас как на взрослых, самостоятельных ребят и не стали отговаривать. Кузьма Иваныч, Димкин отец, только наказал держаться поближе к Китатке, не то, мол, еще заблудитесь, места-то дикие, глухие.

— Да уж как-нибудь не заблудимся, — буркнул Димка, не любивший наставлений.

- 2 -