«Последние халдеи»

- 7 -

Такое несчастье могло случиться только в нашей стране, в Советском Союзе.

Однажды во время письменной работы, когда мы слегка разнервничались и расшумелись, Академик поднял голову от книги, которую читал, и сказал:

- Нельзя ли потише, господа.

Мы вздрогнули. Мы сразу даже и не поняли, что случилось.

Потом Горбушка, не выдержав, закричал:

- Господ нету! Не царское время...

- Действительно, - сказал Японец.

Мы с удивлением смотрели на Академика.

Академик смутился, привстал и поправил очки.

- Прошу прощения, - сказал он. - Это как-то нечаянно вырвалось. Честное слово. Извините, господа.

Мы не могли уже больше сдержать своего негодования. Позабыв обещание, данное Викниксору, мы стали орать, улюлюкать, топать, как бывало на уроках самого ненавистного халдея.

Академик заерзал на стуле и покраснел.

- Товарищи, - сказал он, - я - старый человек. Мне очень трудно отвыкнуть от старых бытовых выражений. Вы должны извинить меня.

После уроков, оставшись наедине, мы долго судачили: как нам быть?

- Ребята, - сказал Японец, - придется простить ему его старость и политическую косность. Иначе - простимся с литературой. Решайте.

- Ладно. Черт с ним, - решили мы.

- 7 -