«Крылатая звезда»

- 5 -

— О, я понимаю, — улыбаясь, сказала Мечта. — Это бывает.

Зоре и Павлику стало неловко. Очевидно, Мечта знала, какая усталость одолела Тимку. Однако она заговорила о другом:

— Скажу вам, друзья, по чести: меня радует, что вы хотите совершить такое замечательное путешествие. Знаете, тому, кто очень, очень желает, это иногда удаётся.

— А мы… мы очень желаем! — робко сказали друзья и посмотрели на заветную звезду.

ГЛАВА 3 — о том, как осуществилось Тимкино желание

Пока между Зорей, Павликом и Мечтой происходил этот необычный разговор, возле потухающего костра совершались другие, не менее удивительные события.

Дело в том, что Тимка был не таким уж пропащим человеком, как это казалось. Он втайне даже мечтал избавиться от своих недостатков. Наверное, каждый встречал человека, из которого недостатки его так и лезут. Здесь именно такой случай. Тимкины пороки сидели у него внутри и вечно командовали. То лень по телу разольётся — учиться не даёт, то зазнайство вертится — нос его кверху задирает, то невежество толкается и всех от него прогоняет. Из-за них у Тимки постоянно неприятности, а достаётся, конечно, не им, а ему. Разрослись эти пороки, прямо распирают Тимку, а выгнать их — попробуй.

Ну, а здесь ему повезло — волшебная гора помогла. Неизвестно, дважды или трижды повторил он своё желание, но чудо не замедлило явиться. И то ли из-за ворота, то ли из рукавов, но только все его пороки вышли на волю.

— Ох! — вздохнул сквозь сон Тимка и почувствовал облегчение. А вокруг него забегали, засуетились, зашептали три странных существа.

— Давай, давай! Тащи его поближе к костру, душа угреется — сговорчивей будет! — говорил тощий человечишко с высоко задранным носом. При этом он брезгливо подталкивал тросточкой спящего Тимку. А другой — лохматый, длинноволосый — сонным голосом канючил:

— Не тревожь меня, Зазнай, эта работа не по мне. Пусть Неуч трудится. А я — Лень.

Однако этот лохматый человечишко повиновался. Видимо, Зазнай с высоко задранным носом был у них самым главным, чем-то вроде командира.

Третий человечишко, которого Лень назвала Неучем, был ещё безобразнее, чем его товарищи. Голова как чурбан, глазки как щёлки, нос как обгоревший сучок, а беззубый рот, растянутый до ушей, словно говорил: «Глядите, я — Неуч! Тупица!..» Одежда на Неуче была грязная и рваная, а за поясом торчала большущая рогатка…

Странное дело, но все три создания чем-то сильно смахивали на самого Тимку…

- 5 -