«Ракетная рапсодия»

Семен Лопато Ракетная рапсодия

1

В мире понемногу начинала восстанавливаться справедливость — наступала весна. «Похоже, — подумал Сергей, — и в этот раз она пролетит за одно мгновение и я снова не успею ничего почувствовать». Он вдруг вспомнил, как несколько лет назад, почти в эти же дни в конце апреля, но только вечером, он возвращался из Университета марксизма-ленинизма вместе с девчонкой, с которой сидел там за одной партой, и тогда, проходя по черным от недавнего дождя улицам, он сказал ей: «Из года в год повторяется одна и та же история. Пока зима, я думаю о том, как замечательно будет весной просто пройтись по улице — без всякой цели, просто чтобы почувствовать весенний ветер, солнце, синее небо над домами. А потом весна приходит, и ты все время занят, хотя кажется, что времени еще вагон, и вот уже июнь, и опять ничего не получилось. Как-то из года в год так и не удается зафиксироваться в весне, поймать это мгновение». Девчонка, с которой он шел, жизнерадостная, стремительная блондинка, заводившаяся с пол-оборота, тут же пробежала тогда несколько шагов вперед и, обернувшись и выставив ладонь, радостно скомандовала ему: «Стой!» Он остановился, и она, словно радуясь за него, сказала ему: «Все. Вот этот момент. Фиксируйся. Ты посмотри вокруг — вот она, весна». Он улыбнулся: «Сейчас вечер. А впрочем, может, ты и права». Мимо с шумом проносились машины. Они пошли дальше, и она, смеясь, теребила его, чуть ли не заглядывая ему в лицо: «Вот же! Вдыхай! Какой воздух! Ну как, получилось?» Пожалуй, это был единственный случай. Канул в прошлое вместе с марксизмом. А сейчас… Впрочем, возможна и другая точка обзора. Стоя на открытом балконе восьмого этажа высотной башни института, Сергей посмотрел вниз. Как-то незаметно прокрался мимо тот день, когда вспыхнули зеленью деревья. Бетонная трехметровая ограда институтского двора с колючей проволокой наверху ближе всего в этом месте прижималась к стенам, а сразу за ней был пустырь и деревья на нем. За пустырем — приземистые, выцветшего кирпича постройки какого-то завода, кажется заброшенные, деревянные заборы, рухнувшие сараи и огромные пустые барабаны из-под кабеля, а еще дальше приподнимались над кирпичными развалинами колокольня и купол неотреставрированной церкви постройки архитектора Казакова. Блестели на солнце обтекавшие купол листы кровельного цинка, и впечатывались вровень в плоское синее небо два высоких черных креста. Навалившись на мощную ограду балкона, Сергей опустил голову на скрещенные руки, ощущая локтями свежий, незлой холод кирпичной кладки. На всем пространстве внизу не было ни души. От мусорных куч у заборов поднимался дым. Лишь вдали по пересекавшей пустырь извилистой дорожке медленно пылил невесть как забредший сюда приплюснутый черный «мерседес». Сергей вздохнул. «Московский дворик», — подумал он. Еще немного постояв и проводив взглядом спускавшуюся мимо него медленным зигзагом страницу какого-то отчета, вероятно не секретного, он отлепился от парапета, тщательно закрыл за собой обе двери выхода на пожарную лестницу и, миновав маленький полутемный холл, направился к себе в лабораторию.

Сегодня он был здесь один. Начальник отдела профессор Крепилин уехал в министерство выбивать финансирование, двое математиков-программистов отправились на выставку компьютерной графики, а трое студентов-полставочников, не сговариваясь, дружно не пришли. Было тихо. Ветер сквозь фрамуги трепал длинные белые занавески, и проплывал на экране одного из мониторов сгенерированный фрактальными методами бесконечный, зловеще багровый марсианский пейзаж. Сергей обогнул стол и сел за свой компьютер. Программа обработки давно закончилась. Он придвинулся к экрану и запустил результат. Прозвучал хрустальный аккорд, и поплыли по экрану аккуратные немецкие домики на пригорке, обсаженные липами. Сюжет был снят с низкой точки, видимо, из окна медленно движущейся машины. Информационный массив изображения был сжат в тридцать раз, но сразу видно было, что алгоритм не получился. Небо над домиками в нескольких местах раскололось на квадратики, ветви деревьев сделались ломкими и переливчато подрагивали, а некоторые из наиболее тонких веточек просто пропали. Сергей выключил изображение. Убрать блокинг-эффект не удалось, хотя в соответствии с многократно проверенными расчетами при данном варианте алгоритма он должен был пропасть. Предстояло наименее приятное — попытаться понять, почему аналитический результат расходился с результатом моделирования. Сергей пересел за письменный стол и стал выводить выражение для коэффициентов цифрового фильтра. Не закончив, он бросил ручку и откинулся на спинку кресла. Была пятница. По пятницам, как подтверждалось длительной практикой, всегда происходит какая-нибудь мерзость. Всплывает какая-нибудь мелкая инструкция но налогообложению, ставшая известной бухгалтерам лишь сейчас, а принятая полгода назад, из-за чего недоимка вместе с пенями уже вылились в пятизначную цифру (Сергей был директором одного из сосуществовавших с институтом коммерческих предприятий), в самый неподходящий момент падает операционная система на компьютере или просто происходит один из тех разговоров, содержание которых спустя несколько дней уже невозможно вспомнить, но которые в данный конкретный момент способны надежно отравить настроение. Сегодня пока ничего не случилось. Впрочем, было всего одиннадцать утра, и произойти еще могло все, что угодно. Сергей вздохнул. В это утро ему ничего не хотелось, но нельзя было позволить себе поддаваться оцепенению. Век и тысячелетие двигались к концу. Вновь пододвинув тетрадь и пробормотав вполголоса бессмертные слова основательно подзабытого за последние годы Егора Кузьмича Лигачева «чертовски хочется работать», Сергей стал энергично продолжать преобразования.

Зазвонил телефон.

Из двух аппаратов на дальнем столе дребезжал тот, что потише, значит, местный. Сергей подошел и взял трубку.

— Говорят из приемной Олега Владимировича, — произнес сухой женский голос. — Пожалуйста, попросите Сергея.

— Это я.

— Олег Владимирович просит вас срочно зайти.

Бросив трубку, Сергей секунду постоял у стола, глядя в окно. Визит к директору института не был чем-то необычным. Как начальнику лаборатории, Сергею нередко приходилось бывать там, особенно в отсутствие начальника отдела, когда требовалось срочно дать ответ на какой-то вопрос или побеседовать с оказавшимися у директора потенциальными заказчиками. Странным было только то, что директор не позвал сначала самого начальника отдела, с которым был в полудружеских отношениях, и даже ничего не спросил о нем. Вероятно, откуда-то он знал, что тот в министерстве. Удовлетворившись таким объяснением, Сергей включил кодовый замок и, захлопнув за собой дверь, вышел в полутемный холл. Из четырех лифтов два, как всегда, не работали. Оба грузовых лифта тоже были остановлены — вероятно, ввиду отсутствия грузов. Решив, что пешком будет быстрее, Сергей вышел на лестницу. Там было пусто. Пахло краской после недавнего ремонта и слышны были далекое хлопанье дверей и одиноко цокающие женские каблучки несколькими этажами выше.

Героические времена института были позади. Пятнадцать лет назад, когда Сергей по распределению попал сюда, в институте работали две тысячи человек, значительная часть которых посменно и сосредоточенно дымила на лестничных площадках, за двухминутное опоздание на работу лишали квартальной премии, а работники режимных служб изощрялись, обрабатывая нескончаемый поток валивших сюда молодых специалистов, особенно натаскивая их на случай возможных контактов с иностранцами. «Вы приходите в гости, а там сидит перуанец. Ваши действия?» (В свое время Сергей ответил на это: «Без лишних разговоров бью в морду», получил одобрение смешливого начальника первого отдела — за патриотический образ мыслей, однако правильный ответ был незатейливее: «Не дожидаясь провокационных вопросов, удаляюсь, а на следующий день прихожу с докладом в режимные органы».) Распределялись продовольственные заказы, выпускались четыре стенгазеты (в том числе стенгазета первого отдела под названием «Будь бдителен»), стрелки-снайперы военизированной охраны ходили по периметру двора, надеясь снять с забора зазевавшегося шпиона, а на доске объявлений на первом этаже время от времени вывешивались поздравительные плакаты с сообщением о присуждении очередной группе сотрудников института очередной Государственной премии.

По ходу исторических преобразований исчезли сначала Государственные премии, потом квартальные, а потом и само государство. К моменту последнего события, впрочем, основные перемены в институте уже произошли. Половина отделов со всей их тематикой пала жертвой триумфа общечеловеческих ценностей, число сотрудников сократилось втрое, а общественно-режимная жизнь по сути сошла на нет. Газета «Будь бдителен», выпустив последний номер в траурной рамке, навсегда попрощалась с читателями, стрелки-снайперы получили вольную и разбрелись по стране, а изрядно захиревший первый отдел утратил всякий интерес к провокаторам-перуанцам. Впрочем, и беседовать о них стало не с кем, так как приток молодых специалистов в институт полностью прекратился. Старые же специалисты и так все были предупреждены.

При всем при том, однако, институт по-прежнему существовал. Видоизменяясь, чтобы выжить, он превратился в итоге в симбиоз из собственно института и десятка коммерческих предприятий, существовавших практически при каждом серьезном отделе. Руководство не препятствовало этому. Не умея, да и не испытывая особого желания заниматься тем единственным, чем оно могло бы теперь оправдать свое существование — то есть поиском и выбиванием внебюджетных заказов, оно предпочитало тихо и традиционно проедать министерские средства. Неприятным обстоятельством было то, что объем заказов, поступавших от министерства, в последние годы упал в несколько раз, поэтому единственное, что могли сделать эти люди, чтобы поддержать привычный им уровень жизни, — это в те же несколько раз увеличить накладные расходы. Что и было сделано, в результате чего от любого договора, заключенного через институт, разработчики получали теперь в виде зарплаты четырнадцать копеек с рубля. Понятно было, что при таком положении дел все они попросту разбегутся, и поэтому никто особо не препятствовал им организовывать свои товарищества и малые предприятия и самим искать себе заказчиков на стороне. По состоянию на сегодняшний день все утряслось и функции разделились. Разработчики, используя давние связи, получали через свои структуры заказы (отдавая там, где это было необходимо, кусок и институту), договаривались с заводами о производстве аппаратуры и сами торговали ею. Что же касается начальства, то оно постоянно было за границей. Половина начальников отделов, не говоря уже о заместителях директора, большую часть времени проводили в Женеве или Лондоне на различных международных конференциях, наведываясь домой на недельку-другую, дабы окинуть происходящее хозяйским оком, прощупать, не завелась ли крамола среди начальников лабораторий (то есть будет ли ими выплачиваться регулярная дань от коммерческих договоров), показаться в министерстве и улететь обратно. Особой классовой ненависти тем не менее все это не вызывало. Постоянное отсутствие начальства и его, по сути, отход от дел означали ослабление контроля, что было выгодно рядовым специалистам, позволяя им спокойно обделывать свои дела. В стране сложилась странная ситуация, когда все структуры кричали, что у них нет денег, однако любая продукция, реально произведенная и более или менее удовлетворявшая потребительским требованиям, принималась на ура и без особых проблем оплачивалась, и это обстоятельство позволяло разработчикам жить. Сложившийся годами авторитет института был товаром, которым можно было торговать, и это учитывалось и использовалось всеми заинтересованными сторонами. Любой крупный заказ или проект имел теперь запутанную структуру, оформляясь в виде системы нескольких договоров, находящихся между собой в сложной взаимоувязке. Часть шла институту, часть — коммерческим структурам, и в ней заранее вычленялась часть, которую следовало обналичить и выплатить руководству уже непосредственно, начальники лабораторий, бывшие, как правило, формальными или неформальными руководителями коммерческих структур, подолгу просиживали у руководства, тщательно и осторожно договариваясь, на каких условиях будет сделан тот или иной телефонный звонок или подписана та или иная бумага, какая-то часть денег шла уже совершенно посторонним коммерческим предприятиям с сильно ограниченной ответственностью — карманным структурам высшего начальства, о которых мало что было известно — тщательно примериваясь и притираясь друг к другу множеством больших и мелких частей, внимательно промеривая и просчитывая каждый шаг, механизм двигался вперед. Симбиоз. Симбиоз был в институте, симбиоз был в министерстве, симбиоз был в государстве. Сим победиши!

С усилием отпихнув тяжелую, с мощной пружиной дверь третьего этажа, где помещалось институтское начальство, Сергей вышел в холл и направился через слабо освещенную площадку в дальний боковой коридорчик, куда выходила приемная директора. Пусто. Пусто в этот час было и здесь. Сергей шел, и шаги его по недавно перенастланному паркету гулко раздавались в полутемном, интимно освещенном холле. Достопримечательностью этого этажа, появившейся после недавнего ремонта, было то, что в двери туалетов здесь были аккуратно врезаны маленькие блестящие замки. Теперь здесь часто бывали зарубежные делегации, и поэтому туалеты были переоборудованы в соответствии с международными требованиями и заперты на ключ. Начальник отдела рассказывал, что как-то вечером, когда он надолго задержался в кабинете у директора, тот в знак дружеского расположения предложил ему посетить модифицированный санузел, доверив ему ключ, хранившийся у него в ящике стола. Хранился ли там же и ключ от женского туалета или он был отдан на сбережение кому-то из сотрудниц, начальник не знал. Пройдя мимо туалетов и подумав, что куда эффектнее было бы сделать замки висячими, амбарными, Сергей вошел в просторную приемную. Здесь царила жизнь. Работал телевизор, возвещая миру о новой порции трагических напастей, свалившихся на голову блаженно-непробиваемой Дикой Розы, двое работниц канцелярии и телетайпистка, забыв про закипевший чайник, завороженно следили за происходящим, а хладнокровная секретарша директора, женщина внушительных достоинств, разговаривала по телефону, время от времени, впрочем, косясь в сторону экрана. Сергей поморщился — его томили мрачные предчувствия. Впрочем, выбирать не приходилось. Вопросительно взглянув на секретаршу, получив разрешающий кивок, он застегнул верхнюю пуговицу на рубашке и под дикий вопль из телевизора «Нет-нет, клянусь тебе, это не твой ребенок» прошел в тамбур директорских апартаментов. Толкнув следующую дверь, он вошел в просторный зал и мимо длинного стола для заседаний направился к рабочему месту хозяина кабинета.

Директор института академик Бакланов, бывший союзный замминистра, огромный, пышущий здоровьем мужчина лет пятидесяти, сидел за столом в полосатой рубахе с галстуком и подтяжках и, нацепив ставшие в последнее время модными у начальства узенькие прямоугольные очки в золотой оправе, с явным удовольствием вертел в руках маленькую золоченую медальку на квадратной планке с ленточкой. Бросив взгляд поверх очков на приближающегося к столу Сергея, он отложил медаль и с благосклонным радушием протянул ему огромную волосатую лапищу. Пожав ее и сев в кресло боком к директорскому столу, Сергей покосился на медаль, вновь оказавшуюся тем временем в руках у начальника.

— Награда Родины? — негромко спросил он.

Такой тон дозволялся. Поставленный над институтом два года назад, новый директор по контрасту со своим предшественником, закаленным канцеляристом, фильтровавшим каждое слово, отличался простотой в общении и какой-то доверительной, почти наивной доброжелательностью. Это не было тактическим приемом или игрой, — судя по всему, это было у него природное, непостижимо было, как при таких качествах он мог достичь в прошлом почти министерских высот, однако факт оставался фактом — новый директор института был по сути своей хорошим человеком.

Живо повернувшись в сторону Сергея, он показал ему медаль — на ней был изображен мужчина с двумя золотыми звездами на пиджаке и мужественным волевым лицом.

— Академик Басаргин, ракетчик. Я с ним работал. Слыхал?

Сергей отрицательно покачал головой.

— К восьмидесятилетию со дня рождения. Сейчас только принесли. Он ведь еще не старым умер.

С сожалением спрятав медаль в ящик стола, директор откинулся в кресле, сложив руки на животе. Несколько секунд он с каким-то благосклонным любопытством и при этом несколько по-хозяйски рассматривал Сергея.

— Слушай. Тут такое дело…

Грянувший телефон не дал ему закончить. Повернувшись в кресле, он безошибочно снял нужную трубку.

— Йес, — сказал он. — Ноу. — Свободной рукой нашарив блокнот, он что-то нацарапал там ручкой с золотым пером, навалившись животом на край стола. — Йес. Вот? Ю ту ми?… Ай ту ю?… Иф ай то ю, зен ю ту ми? О’кей.

Сергей слушал разговор философски. Директор принадлежал к тому типу руководителей, которые, не зная никаких иностранных языков, вместе с тем благодаря огромному опыту международного общения и с помощью «йес», «ноу», «о’кей» и пяти-шести базовых глаголов способны были объясниться и провести переговоры по любому вопросу и в любой стране мира. Сегодняшний случай не был исключением. Судя по репликам директора и щебетанию, доносившемуся из трубки, речь шла об отправке официального приглашения и документов для какой-то зарубежной поездки. Понимание, в силу языкового барьера, давалось с трудом, однако обе стороны были полны энтузиазма и стремления к сотрудничеству, а потому дело двигалось, и через пару минут различных «ю факс ми», «ай факс ю» беседа пришла к благополучному завершению. Взаимопонимание было достигнуто, и, произнеся последнее «о’кей», директор удовлетворенно бросил трубку на рычаг. Разгоряченный, под впечатлением от удавшегося международного контакта, он энергично повернулся к Сергею.

— На следующей неделе лечу в Италию, на конференцию, — сообщил он. — Международное общество Маркони. К столетию радио.

Сергей невольно посмотрел вверх. Там, на высокой стене за спиной у директора, мрачно нависал огромный, два на три метра, портрет в почерневшей золотой раме. По словам институтских старожилов, он был перенесен сюда из старого здания, где тоже много лет висел в директорском кабинете. Считалось, что это был портрет А. С. Попова, изобретателя радио. На самом же деле на нем, судя по всему, был изображен известный в свое время артист Черкасов, сыгравший ученого в советском биографическом фильме. Артист был запечатлен с благородным сходством, характерным для живописи пятидесятых годов, и, судя по выражению лица, как бы находился в образе. Сурово сдвинув брови, талантливо сыгранный актером преподаватель Кронштадтских минных классов смотрел сейчас на своего потомка, продавшего принадлежащее отечеству техническое первородство за итальянскую чечевичную похлебку. Потомок, однако, не ощущал взгляда. Уперевшись локтем в подлокотник кресла и положив подбородок на кулак, он, в свою очередь, внимательно, хотя вместе с тем как-то неагрессивно, рассматривал Сергея, казалось, пытаясь завершить какие-то связанные с ним логические выкладки. Так ни к чему и не придя и, похоже, не слишком расстроившись от этого, он перевалил тело к другому подлокотнику и наморщил лоб.

— Где твой шеф? — внезапно спросил он.

— В министерстве.

— Гм… Хорошо. — Задумчиво помедлив и вновь решительно переменив позу, директор по-начальственному напористо и вместе с тем с каким-то всегда присущим ему уважительным доверием к собеседнику взглянул на Сергея.

— Скажи… Ты сейчас сильно загружен?

Сергей мгновение молча смотрел на начальника. Поворот был нестандартным — учитывая обычный характер бесед с директором, чисто технических по сути и не требовавших подобных ритуальных вступлений. Понимая, что ответ должен быть извлечен из той же шкатулки, что и вопрос, Сергей, слегка разведя руками, дипломатично улыбнулся директору.

— Покой нам только снится…

Директор, с серьезным видом выслушавший эту информацию, чуть наклонил голову, не сводя внимательного взгляда с Сергея.

— Я имею в виду, если тебя попросят временно переключиться на другую работу, ты это сделать сможешь?

— Гм… Наверно, смогу…

— Хорошо… — Директор, помедлив еще секунду и словно на что-то решившись, доверительно наклонился к Сергею.

— В общем, так. — В его голосе неожиданно зазвучали наставительно-заботливые, чуть ли не отеческие нотки. Он со значением взглянул на Сергея.

— Есть возможность получить выгодный заказ.

Произнеся это с расстановкой, чуть ли не заговорщическим тоном, он продолжал смотреть на Сергея, словно ожидая от него какой-то единственно возможной реакции. Наступила секундная пауза. Понимая, что происходит что-то не совсем обычное, и зная по опыту, что в некоторых случаях беседу с руководством можно продвигать лишь задавая простодушно-дурацкие вопросы, Сергей с почтительным вниманием взглянул на начальника.

— Для института?

Директор, словно ожидая этого вопроса, спокойно покачал головой.

— Нет. Для твоей фирмы.

В кабинете установилось молчание. Сергей, по-настоящему удивленный, пытаясь понять, что все это значит, выжидающе смотрел на директора. Прозвучавшее было до неприличия странно — странно настолько, что обычная осторожность не позволяла воспринимать это всерьез. Дело было даже не в сути предложения, хоть оно и противоречило всем внутриинститутским законам, а в том, что оно адресовалось именно ему. Для этого не было ни малейших причин. Между Сергеем и директором не существовало никаких особенных отношений, а предприятие его и по тематике, и по привлеченным людям отстояло так далеко от институтской верхушки, что до сегодняшнего дня Сергей был уверен, что директор вообще ничего не знает о его существовании. Озабоченно ожидая продолжения, Сергей молчал.

Директор, видимо как-то по-своему истолковавший это молчание, как показалось Сергею, с неким непонимающим беспокойством взглянул на него.

— Тебя такой вариант интересует?

Сергей, спохватившись, механически кивнул.

— Интересует.

— Хорошо. — Директор, успокоено переложив какую-то цветную скрепку на поверхности стола, секунду помедлив, снова ожидающе поднял глаза на Сергея.

— Ты имей в виду. Дело серьезное, и заказ серьезный, так что на выполнении его надо будет сосредоточиться полностью, все остальные твои дела и работы на время придется отложить. Для тебя реально это?

— Ну, в общем, реально…

— В общем, реально. — Удовлетворенно повторив это вслед за Сергеем, директор мгновение заторможено смотрел куда-то мимо него. Впечатление было такое, что каждый раз, энергично задав вопрос и получив ответ, он впадал в некое замешательство, не очень представляя, что говорить дальше.

— У тебя при институте фирма? — вдруг спросил он.

Сергей, насторожившись, осторожно поднял глаза.

— В каком смысле?

Директор, встретившись с ним взглядом, поморщился, словно вспоминая некие ключевые слова.

— Ну, учредители, юридический адрес, помещение…

— Нет.

— Нет?

— Нет. — Сергей, подкрепляя свои слова, холодно покачал головой. — Официально никакого отношения не имеет.

— Гм… — Директор, внешне никак не выказав своего отношения к сказанному, заглянул в какие-то листочки, спрятавшиеся между покрывавшими стол грудами бумаг.

Сергей с некоторым беспокойством наблюдал за ним. Предприятие его арендовало помещение в одной из лабораторий, платя за это ее начальнику. Ввиду того что в договоре о сотрудничестве, имевшемся с этой лабораторией, была указана весьма символическая цифра, всякие расспросы на эту тему представлялись крайне нежелательными. Директор между тем, положив листок на место и плотно укрепив локти на столе, не спеша выпрямился в кресле. Выражение лица его неуловимо изменилось. Похоже, если у него и были какие-то сложности или сомнения, связанные с происходящим, то сейчас он махнул на них рукой и был занят совсем другим. Пошарив на столе, он нашел записную книжку и, что-то выписав из нее, вновь обратился к Сергею.

— Значит, слушай. — Он по-деловому наклонился вперед. — По поводу этого договора. Не по сути работ — об этом ты еще поговоришь, и уже конкретно, и не со мной — и по содержанию, и по оргвопросам. Но — главное. — Он с серьезной доверительностью взглянул на Сергея, как бы авансом уважая в нем солидность и внимание. — В этом деле — а я так понимаю, что ты в принципе согласен, — от тебя потребуется максимум ответственности. Об этом я тебя предупреждаю сразу. Заказ это из тех, что случаются не каждый день, и выполнению его придается особое значение. Отношение должно быть самое серьезное и добросовестное, иначе нет смысла браться. Эта сторона вопроса ясна тебе?

— Гм… Ясна.

— Добро. — Директор, секунду внушительно помолчав, кажется, обдумывая что-то, тяжело шевельнулся в кресле, по-прежнему рассматривая Сергея исподлобья.

— Значит, чтобы ты представлял себе серьезность задачи. Объем договора — сорок семь с половиной миллионов рублей. Понятен тебе масштаб?

Сергей кивнул. Масштаб был единственным, что он понимал в данный момент, внешне, однако, он мог позволить себе лишь некую заинтересованную деловитость.

— А кто заказчик?

Директор не торопился с ответом. Упершись локтями в стол и сцепив пальцы, он некоторое время значаще-строго смотрел на Сергея.

— Заказчиком будет министерство.

Сергей медленно отвел глаза, переваривая услышанное. Загадочность ситуации шла по нарастающей. Как всегда с начала года, министерство вело борьбу с инфляцией. Десятки институтских договоров лежали в министерских кабинетах неподписанными. Получение финансирования на рядовую исследовательскую или конструкторскую тему в обычном объеме в несколько сот тысяч рублей было проблемой. В этих условиях выделение министерством в сто раз большей суммы на договор с никому не известной частной фирмой казалось делом невероятным. Задавать вопросы, впрочем, не имело смысла. Понимая, что ближайшие минуты, вероятно, рассеют туман, Сергей молча наблюдал за директором, который, нахмурившись и энергично навалившись на стол, озабоченно листал перекидной календарь-ежедневник, по-видимому, выискивая какую-то запись, сделанную на его страницах.

Кабинет между тем наполнился фоном от включившейся громкоговорящей связи. Грузно повернувшись в сторону селектора, директор, косо наклонив голову, стал прислушиваться. После паузы и прокашливаний возник голос жаждущего немедленного общения заместителя по экономической части; директор послушно отреагировал, и они с ходу углубились в, видимо, незадолго до того прерванный разговор на тему раскассирования и утилизации одного из недавно развалившихся отделов. Пока в эфире шло раскладывание пасьянса с обсуждением дежурных в таких случаях вопросов типа «а куда мы денем того», «а куда мы денем этого», Сергей, отстраненно глядя в окно и стараясь быть готовым к продолжению разговора, наскоро обдумывал ситуацию. Размышления эти были малоприятными. Сергей поморщился. Смутное подозрение, зародившееся у него в самом начале беседы и получавшее подпитку на всем ее протяжении, укрепилось, превратившись почти в уверенность, и сущность договора, который собирался предложить ему директор, была уже ему практически ясна. За романтическим флером загадочно-интригующих вступлений скрывалась, по-видимому, более чем прозаическая суть — речь, скорее всего, шла о самой вульгарной обналичке. Дело это было обычным, всем известным, осуществлялось оно либо в чистом варианте, когда соответствующий договор был целиком фиктивным и сумма его обналичивалась полностью, либо, что случалось чаще, в смешанном, когда работы по договору реально велись и обналичивалась лишь часть его стоимости, шедшая затем соответствующему чиновнику в оплату за предоставленное финансирование. Распространена эта практика была повсеместно, при военных заказах она, по слухам, вообще доходила до ста процентов — в Минобороны сидели ребята простые, не понимавшие оттенков, в данном же случае, судя по размерам суммы, скорее всего, имел место первый вариант. По внешним признакам все сходилось — министерские функционеры редко перечисляли бюджетные средства напрямую обналичивающим структурам, предпочитая действовать через буферные фирмы, отчисляя им небольшой процент. Что реально произошло, какие министерские пружины сдвинулись так, что в качестве буферной оказалась выбрана не фирма из обычного списка, а совершенно посторонняя, конкретно именно фирма Сергея, это, как он понимал, ему сегодня, возможно, и не суждено было узнать. В любом случае, однако, все это было скверно и некстати. Сергей был знаком с практикой обналички, однако одно дело обналичивать собственные, твоим же предприятием заработанные деньги, уводя их из-под налога, и совершенно другое — проделывать то же самое с перечислениями из бюджета или внебюджетных фондов, по сути участвуя в расхищении государственных средств. От всего этого следовало как можно быстрее и деликатнее отстраниться. Сергей перебирал варианты и предлоги, прикидывая, каким образом это плавнее и аккуратнее можно было сделать, когда директор, тренированно перетерпев разговор с замом и деловито попрощавшись, отвернулся наконец от селектора. Вновь придвинув к себе календарь и тщательно его пролистав, он нашел и аккуратно отделил от него нужную страницу.

— Вот…

Озабоченный чем-то, он мельком взглянул на Сергея, словно проверяя, на месте ли тот по-прежнему.

— Вот здесь номер кабинета и телефоны, куда тебе нужно будет пойти в министерстве. — Он поморщился, глядя в листок. — Они там сейчас все перебазировались, не в тех кабинетах сидят, что раньше… Ладно. — Он положил листок на стол, не отдавая его, однако, Сергею. — Ну хорошо. У тебя, наверно, есть еще какие-то вопросы ко мне?

Сергей, ожидавший, что директор именно сейчас даст наконец все необходимые пояснения, понял, что тот сознательно отдает ему инициативу, видимо, находя это в силу каких-то причин более удобным для себя. В сложившейся ситуации, впрочем, это было удобнее и для Сергея, позволяя ему сразу, без лишних предисловий выяснить главное.

— Вопрос, в сущности, один — какая реальная задача ставится передо мной в связи со всем этим. Поскольку все так серьезно, хотелось бы побольше знать заранее. То есть что за договор, насколько он по моему профилю и, главное, какие конкретные работы по нему предстоят.

Поколебавшись секунду, Сергей осторожно поднял глаза на директора.

— Они вообще там есть — эти работы?

Слушая себя, Сергей почувствовал, что последняя фраза прозвучала резче, чем он рассчитывал.

Судя по выражению лица директора, тот мгновенно понял, о чем идет речь. Реакция его, однако, была совершенно не той, что ожидал Сергей.

Словно готовый к этому вопросу, он с решительностью, отсекавшей всякие сомнения, гарантирующе покачал головой.

— Полностью техническая работа.

Он, всем своим видом показывая уверенность и спокойствие, подождал секунду, предоставляя возможность задавать дополнительные вопросы, и, не дождавшись их, как показалось Сергею, с каким-то удовлетворением ударил толстыми согнутыми пальцами по столу.

— Полноценная, настоящая опытно-конструкторская разработка с действующим макетом в конце. Никаких субподрядов, никаких сторонних организаций, все сорок восемь миллионов — объем собственных работ. — Он, словно одобрительно слушая самого себя, подытоживающее кивнул. — В общем, все так, как должно быть. Окончание работ через полтора года, три этапа, аванс пятьдесят процентов. С перечислением проблем не будет. — Он чуть заметно улыбнулся, глядя на Сергея. — Все для тебя.

Сергей, напряженно слушавший, все время ожидая какой-нибудь мелкой детали, которая все перечеркнула бы, одновременно все объяснив, и так и не дождавшись ее, еще не решаясь поверить, смотрел на директора.

— Чисто техническая работа?

— Абсолютно.

— А тематика?

Директор все с той же терпеливой благосклонностью кивнул снова.

— Тематика твоя. Я там в министерстве заглянул в техзадание. Цифровая компрессия динамических изображений, узкополосная передача, ортогональные преобразования, фрактальные преобразования — в общем, все, чем ты занимаешься.

Сергей, невольно зацепленный технической стороной дела, подавшись вперед, быстро взглянул на директора.

— А для кого это? Что за система?

Директор, казалось удивленный вопросом, слегка пожал плечами.

— Плановая межотраслевая разработка, предусмотренная государственной программой. — Мягко осаживая Сергея, он легким движением головы вернул его к спинке кресла. — Ну, это тебе все в министерстве объяснят.

Сергей помедлил, не зная, что сказать. В правдивости директора он не сомневался ни секунды. Вновь утраченное понимание ситуации, однако, побуждало задавать хотя бы какие-то вопросы. При том, что самый естественный из них — «почему я» был едва ли уместен в данной ситуации, оставались, впрочем, одни только мелочи. Так ничего и не придумав, Сергей вновь ожидающе поднял глаза на директора. Понимая, что на данной стадии он уже мало что выяснит, он решил дать событиям развиваться.

Директор, похоже удовлетворенный таким поворотом дела, на мгновение задумавшись, вновь взял в руки листок.

— Значит, так. — Он деловито взглянул на Сергея, как бы призывая его к мобилизованности. — Сейчас ты поедешь в министерство. Лучше всего прямо сейчас, потому что тебя там ждут. Можешь ты это сделать?

— Могу.

— Хорошо. Так вот. В министерстве ты пойдешь к Червеневу. У него все документы — техническое задание, проект договора — в общем, все, что тебе нужно будет изучить. — Директор махнул рукой. — Вот с ним ты будешь обсуждать — и технические твои вопросы, и назначение, и все остальное. Ну и дальше ты уже с министерством будешь работать самостоятельно. Возьмешь документы, посмотришь, можешь ли ты это подписать в таком виде или нужна какая-либо доработка, в общем, сам увидишь. Но в любом случае затягивать с этим не надо, дело слишком серьезное. — Он протянул Сергею листок. — Так что действуй. Пропуск тебе в министерстве уже выписан.

Сергей взял листок, сразу увидев знакомый телефон. Червенева, начальника одного из управлений министерства, он знал давно. В свое время именно Червенев помог Сергею и его напарнику организовать их первое предприятие, сумев привлечь в учредители один из крупных тогда заводов. Впоследствии он не раз помогал им, разумеется не бескорыстно, используя естественные при его положении возможности и связи — порой в некоторых обстоятельствах он бывал просто незаменим. В последние годы, правда, их общение было не столь интенсивным, как в прежние времена, когда Червенев в результате их совместной деятельности даже построил себе дачу, однако в любом случае то, что работу, как выяснилось, курировал именно он, несколько меняло ситуацию. С Червеневым можно было говорить без затей, открытым текстом, и теперь Сергей надеялся, что после беседы с Червеневым он получит наконец нужную ясность. Директор, наблюдая за Сергеем, кивнул в сторону листка.

— Можешь ехать без звонка, он в курсе и сегодня на месте весь день. В крайнем случае подождешь в кабинете. Ты вообще Червенева знаешь?

— Знаю.

— Ну вот и хорошо.

Словно желая развеять некое недопонимание, он осторожно взглянул на Сергея.

— Есть вообще у тебя интерес к этой работе?

Сергей, сообразивший, что для человека, которому предложили контракт на сорок восемь миллионов, он ведет себя почти по-хамски, с поспешной благодарностью кивнул.

— Да. Конечно.

— Ну и отлично. Значит, вопрос решен. — Директор удовлетворенно опустил ладони на стол. — Думаю, о своем выборе тебе жалеть не придется. Работа интересная, творческая, так что проявить себя будет где. Тут все твои теории в практику переходят, так что кому как не тебе и карты в руки. — Он с доверием взглянул на Сергея. — Ты ведь, насколько я понимаю, в этой тематике уверенно себя чувствуешь? Полностью самостоятельно?

— Да вроде бы.

— Ну, это самое главное.

Словно несколько задумавшись, директор сложил руки на животе. — Я считаю, в профессиональном отношении ты тут выиграешь больше всего. Не вечно же тебе коммерческими заказами заниматься. То есть коммерческие заказы, конечно, нужны и важны, но профессионального роста они не дают, а тут совсем другое дело, тут ты действительно на уровне международных требований работать должен. Согласен со мной?

— Ну, в общем да.

— Ну то-то же. Так что оформляй все как надо и приступай. — Директор, одобрительно нахмурив брови, покивал. — Хорошая работа, хорошая. Так что ты особенно не раскачивайся, приступай скорей. Сделаешь хорошее дело — и для страны, и для бизнеса.

Сергей, не удержавшись, с улыбкой развел руками.

— Бизнес на благо страны всегда был моей целью.

— Но-но, особенно-то не веселись, работы невпроворот. Ты даже объема себе не представляешь. — Директор, поморщившись, полез в ящик стола. — Ну ладно, давай закругляться. Все, что нужно, я тебе сказал, Червенев по технике подтвердит, а ты иди. — Он, снова поморщившись, кивнул. — У меня тут свои дела. Через полчаса сюда делегацию из «Моторолы» привезут, мне подготовиться надо. Если что не так, звони, хотя, я думаю, нестыковок не будет. До двух звони, после двух я уеду. Ну, давай. — Директор, вновь выпрямившись над столом, обозначил отпускающий жест. Сергей встал и, аккуратно задвинув кресло под стол, вышел из кабинета.

— Ты не сделаешь этого, Хосе Луис!

— Нет, клянусь Богом и Святой Мадонной, я сделаю это!

В приемной ничего не изменилось. Мельком взглянув на экран и мысленно пожелав Хосе Луису непременно это сделать, Сергей секунду постоял у двери. Все та же комната, все те же секретарши у телевизора, дымящиеся чашки кофе на столе, брошенное на кожаном диване вязанье. Заметив, что до сих пор сжимает меж пальцев листок с телефоном Червенева, который он знал наизусть, он скомкал его и выбросил в корзину для бумаг. Оставив приемную и пройдя полутемным холлом, он вторично преодолел сопротивление тяжелой пружинящей двери и вышел на лестничную площадку. Здесь было пусто. Сдунув пепел, он прислонился к подоконнику.

За окном разгорался весенний день. Солнце плыло за деревьями, на асфальте заднего двора вздрагивали, то густея, то разжижаясь, перепутанные серые тени. Присев на подоконник, Сергей вдвинулся поглубже, подтянув колено к животу. Что-то, однако, надо было делать. Ясно было одно — двадцатиминутная беседа с директором полностью разрушила все планы на день. Размышляя, Сергей скользнул взглядом по свежевыкрашенным стенам. Вспоминая только что происшедшее, он не испытывал и доли того коммерческого энтузиазма, который по идее должен был бы ощущать на основании услышанного. Тому были свои причины. Опыт научил его, что заманчивейшие и выгоднейшие предложения начальства, казалось бы сулящие немедленные и головокружительные успехи, в девяноста случаях из ста оказываются пустым сотрясением воздуха, о котором потом само начальство с трудом и недоумением вспоминает, однако в данном случае дело было даже не в этом. Произошло то, чего в принципе не могло быть. Маленькой частной фирме, не имеющей серьезных выходов к высшим номенклатурным кругам, поручили многомиллионный заказ при бюджетном финансировании. Как говорил кто-то из старых либеральных деятелей, глупость или измена. Конец анализа. В сущности, все сводилось к тому, было ли все им услышанное полным недоразумением либо за этим все же скрывались какие-то процессы, на периферии которых при правильном поведении можно было получить кусочек выгодной работы. Впрочем, что бы там ни говорил директор, наиболее вероятным был все же третий вариант — какая-то финансовая комбинация. Философски вздохнув, Сергей соскользнул с подоконника и взглянул в окно. Беззвучная жизнь природы. Под невидимым напором сгибались кроны, ветер, просеиваясь сквозь ветви, сдувал с них какую-то засохшую чешую и муть, висела в воздухе древесная пыль. Загнав под урну валявшийся на шахматном полу ссохшийся окурок, Сергей стал спускаться по лестнице. К визиту в министерство следовало подготовиться. Спустившись на второй этаж и пройдя зимним садом, Сергей по застекленному переходу над землей прошел в старое здание института, где помещались вспомогательные отделы и административные службы. Здесь народу было заметно побольше.

Свернув в боковой коридорчик, он уступил дорогу двум техникам, тащившим, вероятно на выброс, остатки старой огромной вычислительной машины, и, пройдя чуть дальше, привычно потянул ничем не приметную, обшитую черным дерматином дверь.

— … Четные стволы настроили, по нечетным денег ждем. Модемы? Можем. Или в мае, или в сентябре, как оплатите. Алло, не слышно вас, пропадаете, алло. Пропали, пропали, пропали. Ага, так лучше. Номера стволов сверить? Можно. Минутку, бумажку найду. Так, это не это, это не это, чики-чики-чик. Диктуйте.

Сергей был в своем офисе. В комнате с высоким потолком, тесно заставленной канцелярской мебелью, было темновато и как-то по-отчужденному спокойно, как иногда бывает в старых, забытых помещениях, где окна выходят на какое-нибудь безлюдное, бессолнечное место. Здесь они выходили во внутренний двор-колодец. Несмотря на телефонную суету, все казалось скучноватым и мирным, словно никакие проблемы не проникали сквозь эту дверь. Словно примирившись с собственной ненужностью, неразборчиво бубнило радио. Шевелились листья герани на шкафу, и сгибался, вновь распрямляясь, одинокий белый лист, торчавший из принтера.

Пройдя через комнату, Сергей сел на стул спиной к окну между двумя обращенными друг к другу письменными столами. Сидевший справа от него его напарник Андрей Корольков разговаривал по телефону. Прижав трубку к уху плечом и листая блокнот, он машинально протянул ему руку. Сидевшая слева бухгалтер Лена, словно во сне, то и дело поворачивалась на вертящемся стуле от распечаток баланса сбоку на тумбе к экрану монитора на столе. Подняв глаза и заметив Сергея, она на секунду вспыхнула улыбкой и почти тут же, разом все забыв и отключившись, вновь припала к бумагам.

Положив ногу на ногу, Сергей ждал, пока Андрей Корольков закончит разговор. С Андреем Корольковым они работали вместе уже несколько лет. Организационно это выражалось в наличии двух предприятий, в одном из которых Сергей был директором, а Андрей заместителем, а в другом наоборот — так сложилось исторически. На деле они представляли собой одну фирму — бухгалтер Лена вела оба баланса, хотя наличие двух юридических лиц, зарегистрированных к тому же в разных налоговых инспекциях, и давало иногда возможность маневра — особенно по части налогообложения. По итогам этих лет Сергея связывало с Андреем множество нитей, однако сейчас главным было другое — в отличие от Сергея, Андрей был начальником отдела, он был ближе к институтской верхушке, и подсказка его могла оказаться решающей.

Андрей Корольков между тем, закончив разговор, спокойно повернулся к Сергею. На лице его уже было привычно включившееся выражение ненавязчивой предупредительности и внимания — качество, бывшее у него скорее чертой характера, чем отработанной манерой. Словно на ходу что-то вспомнив, он отклонился к куче бумаг, лежавших на столе, и, быстро порывшись в ней, извлек и протянул Сергею листок банковского извещения, пришедшего по факсу.

— Новые вести с Балкан, — с небрежным удовлетворением произнес он.

Сергей искоса взглянул в документ. Судя по некруглой цифре, болгарская государственная компания «Булгарком» наконец рассчиталась с ними за оборудование, которое они имели неосторожность поставить ей без стопроцентной предоплаты полгода назад. Тридцать с лишним тысяч долларов поступили на транзитный счет. Победа была одержана. Вспомнив, сколько суеты и телефонных звонков потребовалось для выбивания в сущности незначительной суммы, Сергей разжал пальцы, дав бумаге спланировать на стол.

— Гора родила мышь, — произнес он.

Андрей, листавший ежедневник, хладнокровно кивнул.

— Да. Роды были тяжелыми.

— Очевидно, они уже не могли сдерживаться.

— Ну, после того как мы их трахали четыре месяца.

— Хорошо, что не девять. Вроде даже опережение.

— Ну, у мышей это бывает быстрее.

Обменявшись этими фразами, оба замолчали. Сергей, глядя мимо Андрея, побарабанил пальцами по столу.

— Еще что-нибудь происходит?

Андрей пожал плечами.

— Да в общем нет. Так, по мелочи. Уфа и Питер заплатили за модемы. В Воронеже еще репу чешут. — Словно что-то почувствовав, он сдержанно взглянул на Сергея. — А что у тебя?

Сергей поморщился, собираясь с мыслями. Не зная, с чего начать, он нехотя встретил взгляд Андрея.

— Слушай. У меня тут был какой-то шизофренический разговор с Баклановым…

Произнося это, он умолк, ища коротких формулировок. Андрей, не дождавшись продолжения, философски взглянул в окно:

— У меня тоже был шизофренический разговор — с опытным заводом. — Отвечая на немой вопрос Сергея, он, мрачнея, пожевал губами.

— Для переприемных стативов оснастка не пошла.

Сергей встревожено взглянул на Андрея.

— Оснастка не пошла? А что? Какая-то ошибка?

Андрей невозмутимо покивал.

— Угу. Ошибка. Ошибка состояла в том, что нужно было монтажникам на пару сотен долларов больше заплатить, тогда бы любая оснастка пошла на ура. Ладно. Уже исправляется. — Он, быстро переключившись, с готовностью поднял глаза на Сергея. — Извини, перебил. Ну так что Бакланов?

Сергей помедлил секунду. Сжатого резюме случившегося не получалось. Видимо, начинать следовало сразу с середины. На протяжении следующих пяти минут Сергей почти дословно пересказывал Андрею содержание своего разговора с директором. Андрей слушал, опустив глаза. По мере рассказа лицо его все более приобретало то характерное рассеянно-отсутствующее выражение, которое всегда возникало у него, когда он слышал какую-то информацию, могущую иметь значение на будущее. По окончании рассказа он некоторое время сидел молча, слегка раскачиваясь в кресле и задумчиво поглядывая вокруг.

— Сергачев звонил, — произнес он.

Сергей, не сразу связавший одно с другим, непонимающе взглянул на Андрея.

— Сергачев? Давно? А что, какие-то проблемы?

Андрей, заинтересованно размышляя, передвинул подставку для карандашей на столе.

— Полчаса назад. Я как раз пробовал тебя разыскать — тебя не было. Собственно, ему ты был нужен.

— А зачем, он сказал?

— В общих чертах. Собственно, разговор получился какой-то сумбурный. Он не от себя звонил, торопился, сказал, что еще перезвонит. Я только под конец его понял. В общем… — Андрей выжидающе взглянул на Сергея. — В общем, он спрашивал, не связывались ли с нами из министерства насчет крупного заказа.

Сергей, до того невнимательно слушавший, недоумевающе поднял голову.

— Какого заказа?

Андрей, опустив глаза, сдержал улыбку.

— Крупного. Слышно было плохо, но это он повторил несколько раз. Так что это я хорошо уловил. Других подробностей было немного. — Повеселев, Андрей развел руками. — Ну, если заказ крупный, какая разница какой.

Так же быстро вернувшись к серьезному тону, он осторожно посмотрел на Сергея. — В общем, насколько я понял, это касается тех документов, которые мы писали осенью, когда подавали бумаги на тендер.

Сергей, которому потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, о чем идет речь, еще некоторое время с недоверием смотрел на Андрея.

— Это насчет анализа многомерных полей?

Андрей, не любивший обсуждать вопросы вне своей специализации, отстраненно повел плечами.

— Не знаю насчет многомерных, но это те бланки и формы, что приносил Сергачев. Ты же их заполнял. В общем, все это сочинение, что мы писали то ли для кагэбэшников, то ли для военных.

— «Как я провел лето у дедушки»?

— Вроде того. Ну, если так, то, наверно, для кагэбэшников. Хотя их сейчас уже мало интересует, кто как провел лето.

Сергей в замешательстве пожал плечами.

— Но это же несерьезно. То есть просто невозможно.

Андрей с непроницаемым выражением лица нейтрально отстранился к спинке кресла.

— Тем не менее сказано было именно это.

— Ты уверен, что правильно его понял?

— Ну так, процентов на девяносто.

— Мистика.

Отведя глаза, Сергей замолчал. Неожиданности следовали одна за другой. При этом вторая, то есть сообщенная Андреем, была, пожалуй, покруче первой. Разница была в том, что если директор в разговоре о теме работ напустил туману, то касательно новости, сообщенной Андреем, Сергею было отлично известно, что собой представляет заказ, о котором шла речь. Именно это, однако, и делало новость невероятной, безотносительно к тому, была ли между ней и разговором с директором какая-то связь, как, видимо, сразу предположил Андрей, или нет. В чистую случайность, однако, верилось с трудом. Стараясь припомнить в деталях то, что было полгода назад, Сергей задумался.

Сергачев, полковник бывшего КГБ, а ныне одной из осколочных структур этой организации, курировавшей высокотехнологичные разработки в области обороны и безопасности, сотрудничал с ними еще с перестроечных времен. Все эти годы он использовал их как юридическую крышу, оформляя через их предприятие договора с техотделами различных спецслужб на разработку и изготовление нужной им техники. Никакой липы здесь не было. Сам отличный специалист, он уже несколько лет стоял во главе маленького коллектива таких же, как он, офицеров-технарей, которым эти заказы позволяли более не менее сводить концы с концами в это трудное для них время. Человек сметливый и неприметно оборотистый, обладавший даром никогда ни с кем не ссориться, он сумел поставить эти работы на прочную основу, действуя с ведома и при финансовой заинтересованности собственного начальства.

Мероприятие, о котором сейчас вспоминали Сергей и Андрей, было, однако, сюжетом особым. Представляя собой, по сути, новый этап их взаимоотношений, оно было задумано Сергачевым как первая попытка получить заказ не от технических управлений ФСБ или МВД, у которых вечно не хватало денег, а от собственного ведомства, которое, будучи практически неизвестным широкой публике, было тем не менее гораздо более состоятельным в финансовом отношении, представляя собой один из последних бастионов военно-промышленного комплекса в обстановке восторжествовавшего рыночного натурализма. Тематика работ тоже заслуживала особого разговора. Речь шла о популярных с некоторых пор фрактальных методах компрессии статических и динамических изображений, программно-аппаратную реализацию которых руководство, как всегда с запозданием и как всегда с недостаточным финансированием, но все же решилось поддержать. В работах этих каждый по-своему были заинтересованы и военные, и спецслужбы. Интерес был оправдан — работы эти, несмотря на абстрактно звучащее название, представляли собой вещь вполне практическую, так как сводились в итоге к программированию вполне конкретных процессоров, подлежащих установке во вполне конкретные устройства. Денег, как всегда, было выделено в десять раз меньше, чем нужно, однако и имевшиеся средства представляли собой весьма внушительную сумму, сберегая которую, начальство, напуганное новизной тематики и нетривиальной математической базой, выставило заказ на конкурс. Для Сергея с Андреем шансы выиграть в этом конкурсе и теоретически и практически были равны нулю, но дальновидный Сергачев рассматривал это как попытку приучить собственное ведомство и конкретных людей, занимавшихся распределением финансов, к мысли о существовании их предприятия, с тем чтобы впоследствии сделать возможным их участие в других, пусть не столь амбициозных, но тем не менее вполне реальных и денежных работах. Сергей сознавал, что тогда, в сентябре, они составили по-настоящему сильный документ. Сергей написал математическую часть, Андрей — аппаратурную, а Сергачев слегка расставил акценты, примериваясь к вкусам и характерным запросам своего ведомства. Заявка получилась логичной и по-своему красивой, однако одна мысль о том, что их маленькое предприятие могло победить в конкурсе, отобрав заказ у нескольких мощнейших научно-промышленных объединений, в каждом из которых работало по нескольку десятков тысяч человек, со всеми их НИИ, заводами, орденоносными директорами и оравой правительственных лоббистов — одна такая мысль могла родиться только в припадке шизофрении. Тем не менее история эта, если верить сообщению Андрея, спустя полгода получила какое-то продолжение. Поскольку вариант с реальной передачей им заказа, разумеется, начисто исключался, это могло означать начало какой-то финансовой аферы либо возможность альянса с кем-то из монстров ВПК, реально выигравших конкурс и теперь готовых скинуть субподряд мелкой фирме для обналички или с какими-то другими, опять же коммерческими намерениями. Реальной работой здесь, скорее всего, не пахло. В принципе можно было предположить, что Сергачев, обладавший сверхъестественной проникающей способностью, сумел провернуть какую-то головоломную комбинацию и ответвить для них какой-то небольшой объем собственных работ, но и такое было возможно только в теории. Неплохо зная механизм распределения заказов и движения бумаг, равно как и реальное положение Сергачева, Сергей не представлял себе, как бы тот мог такое устроить. Впрочем, все это были только догадки и фантазии. Хоть что-то уяснить для себя, однако, надо было сейчас. Секунду помедлив и взглянув на стенные часы, Сергей шевельнулся в сторону Андрея:

— Ну и что ты думаешь обо всем этом?

Андрей секунду молчал. Безупречное внешнее дружелюбие он совмещал с полной внутренней закрытостью. Словно очнувшись, он невозмутимо поднял глаза.

— Ну, в общем, ситуация интересная, надо посмотреть, что мы реально можем сделать.

Сергей, удивленный этим тоном, непонимающе посмотрел на Андрея.

— В каком смысле?

— Ну, в плане этих работ, тематика-то новая.

— А ты думаешь, мы будем их выполнять?

— Ну, если послушать Сергачева, то да.

Сергей, нахмурившись, посмотрел на Андрея, пытаясь восстановить понимание происходящего.

— Погоди. Ты что, хочешь сказать, что мы выиграли тендер?

Андрей пожал плечами.

— Нет, конечно, но в принципе какая-то форма участия возможна, почему нет. В общем, это реально.

— Участия — коммерческого или технического?

— Ну, в таких делах одно без другого не бывает, так что, наверно, и то и другое. — Андрей на секунду задумался, словно что-то привычно прикидывая. — Процентов семьдесят нас обналичить заставят, это точно.

Сергей поморщился, соображая.

— А почему — нас? Я не пойму, мы-то им зачем нужны? У них что, своих коммерческих структур нет?

Андрей, опустив глаза, молча отрицательно покачал головой.

— У них ситуация не та. У них долго вообще никаких денег не было, еле-еле хватало, чтоб зарплату платить. Ну, начальство имело, конечно, но особенно обналичивать было нечего, так, по мелочи. Какие-то структуры у них есть — для разных мелких текущих надобностей, но их ведь тоже контролируют, может, им и удобней использовать кого-то со стороны. В общем, я не удивляюсь, что Сергачев подсуетился.

— Думаешь, получим субподряд?

— Трудно сказать. В принципе такая возможность просматривается. То есть все это, конечно, еще десять раз медным тазом накроется, но шансы есть. Я Сергачева сначала всерьез не принял, тем более что он, судя по голосу, как всегда, слегка поддатый был, потом только, когда тебя послушал, начал понимать. Но в общем все возможно. Так что сейчас главное не дергаться, а просто спокойно послушать, что нам предложат. А там посмотрим, стоит ли в это влезать. — Андрей озабоченно кивнул Сергею. — Ты, когда в министерстве будешь разговаривать, постарайся хоть какие-нибудь проекты документов получить, чтоб хоть примерно представлять себе, что чего. Ты ведь к Червеневу едешь?

— К нему.

— Ну, это нормально. Червенев вряд ли сам полностью в курсе, но что знает, расскажет.

Сергей усмехнулся.

— Бакланов все время напирал, что насчет технических деталей он не в курсе и что насчет этого мне Червенев все расскажет. Если это действительно сергачевский заказ, любопытно, что мне Червенев сможет рассказать про фрактальные методы компрессии.

Андрей знающе кивнул.

— После третьего стакана Червенев тебе расскажет все. Включая и новейшие сведения и по фрактальной компрессии, и по любой. Может, даже пару свежих идей подкинет.

— Насколько я помню, после третьего стакана свежие идеи Червенева в основном заключаются в том, чтобы послать за еще одной бутылкой «Пшеничной».

— Ну, так одно другого не исключает. Главное за ней послать. А там, может, ты от Червенева про фрактальную компрессию такое узнаешь, чего ты про нее и представить себе не мог.

— Что фрактальная компрессия — продажная девка империализма?

— А что, разве нет? — Провокационно взглянув на Сергея, Андрей упреждающе поднял руки. — Молчу, молчу. Извини. Затронул святое, больше не повторится.

— Да, смешно. — Сергей, стоически вздохнув, подпер голову кулаком. — Какую-то ерунду мы лепим. Не может быть, чтоб все было так, как мы предположили. Ты мне скажи, если это действительно сергачевский заказ, то это ж чисто оборонная тематика, при чем тут наше министерство? А если даже это межотраслевая программа, как Бакланов говорил, то при чем здесь Червенев? Червенев же начальник производственного управления, он же синус от косинуса давно не отличает, когда он курировал научные разработки? Ты это объяснить можешь?

— Нет, не могу.

— И я не могу. — Сергей покачал головой. — Ерунда какая-то. И техника здесь ни при чем. Тут вообще что-то другое. Сдается мне, готовится такое воровство, что мы себе даже представить не можем. Полетят щепки. Как бы еще крайними не оказаться.

— Крайними оказаться запросто можно. Ну опять же надо понять, чего от нас хотят. Вообще военным сейчас средства размораживают, так что покорешиться с ними заманчиво, вопрос, на каких условиях. В общем, соотношение риска и прибыли. Ну как обычно, мы же, в конце концов, коммерческая фирма.

— Коммерческая, да. Это понятно. — Сергей усмехнулся, вспоминая. — Как там у Маркса. Это еще часто цитировали. Насчет капитала. «При пяти процентах в глазах его появляется интерес, при десяти он становится оживленным, при двадцати он положительно готов сломать себе голову…»

Андрей с готовностью покивал.

— Голову себе сломать — это без проблем. Это у нас завсегда. Тут марксизм полный. Ну опять же вопрос, что тебе в министерстве скажут. Может, и колотиться не из-за чего.

— Бакланов говорил, сорок восемь миллионов.

— Ну, сорок восемь миллионов они не дадут, побоятся. Впрочем, не знаю. Если посмотреть, кто сейчас получает деньги и под какие работы, то чему-либо удивляться быстро отучишься. Я лично отучился.

Бухгалтер Лена, до того, казалось, не слышавшая их разговор, словно отреагировав на некий пароль, обеспокоенно подняла голову.

— А эти сорок восемь миллионов, они в этом квартале будут?

Сергей, опустив глаза, улыбнулся. Андрей, развеселившись, сделал успокаивающий жест рукой.

— Да нет, все нормально. Трудись спокойно, Лен, не отвлекайся. Все хорошо. Никаких сорока восьми миллионов нет. Это нас так, пугают.

Бухгалтер Лена, кажется обрадовавшаяся передышке, с облегчением откинулась на спинку стула.

— Вы, главное, меня не пугайте. Как я такую прибыль спрячу?

— Была бы прибыль, мы бы сами спрятали. Хоть под забором старой бани. Никто б сто лет не нашел. — Окончательно придя в хорошее настроение, Андрей, чуть помедлив, почти по-дружески посмотрел на Сергея. — Ну так что, в министерство сейчас поедешь?

— Поеду. Морально я уже готов.

— Только морально?

— Да, этого маловато, ты прав. Надо бы что-то еще. — Сергей, поднявшись со стула, мельком посмотрел на Андрея. — Парабеллум у тебя с собой?

Андрей похлопал по карманам.

— К сожалению, забыл дома.

— Вот так всегда. — Сергей повернулся к Лене. — Как правильно сказал Андрей, сорока восемью миллионами они с утра пугали. Бог знает, чем они будут пугать вечером. Не знаю, что с собой и взять.

Бухгалтер Лена, секундно отдыхая, с улыбкой смотрела на них.

— Люблю вас слушать, — сказала она. Она подумала. — Все-таки двух начальников лучше иметь, чем одного.

— Интересное замечание. — Андрей, улыбнувшись Лене, предупредительно тронул Сергея за плечо. — Пойдем, я тебя чуть провожу.

Они вышли в коридор.

С мгновенно изменившимся бесцветным выражением лица, словно никаких шуток только что не было, Андрей поднял глаза на Сергея.

— Если Сергачев будет звонить, что ему сказать?

Сергей усмехнулся.

— Людям его профессии стоит говорить только правду. Скажи, что я в министерстве, и спроси, как с ним связаться, когда я освобожусь. Не думаю, чтобы все это затянулось надолго.

— Ну, в общем, конечно. Если это ложная тревога, то выяснится сразу. Такие случаи уже бывали. — Андрей задумчиво пожевал губами. — Либо невязка, либо действительно, как Бакланов говорил — какая-то межотраслевая программа — расхищения бюджетных средств. — Он осторожно взглянул на Сергея. — В любом случае сразу ответа не давай. Хоть на день паузу возьми — может, успеем как-то сориентироваться. Скажи там, пару интегралов проверить нужно.

— И пару чисел в столбик умножить. Ладно, разберусь. Ты до скольких будешь?

— До трех. Потом уеду.

— До трех в любом случае позвоню.

— Ладушки. Ну тогда разбежались. Мне тут еще звонить должны.

— Давай.

Проводив взглядом Андрея и понаблюдав, как закрылась за ним черная дверь, Сергей секунду постоял посреди коридора. Больше его в институте ничего не удерживало. Поколебавшись, не подняться ли ему в лабораторию и не выключить ли компьютеры, он решил, что коллеги-программисты все равно скоро вернутся с выставки и суетиться нет надобности. Часы в конце коридора показывали двенадцать. Машинально проверив в нагрудных карманах рубашки наличие пропуска и записной книжки, Сергей направился в новое здание, к главной лестнице.

2

Привычно придержав тяжелую, с дребезжащим стеклом дверь, которая тем не менее гулко грохнула у него за спиной, Сергей вышел в институтский двор. Влажный ветер, солнечные блики на изрезанном трещинами асфальте, два ряда припаркованных машин. Проход, однако, был закрыт — посреди двора натужно ревели, пытаясь разъехаться, две огромные иномарки. Пролавировав между машинами, за рулем одной из которых, кажется, сидел новый замдиректора по хозяйственной части, Сергей вышел в тенистый переулок. До тоннеля под железнодорожным полотном, ведущего к входу в метро, было рукой подать. Вспомнив, что ничего еще сегодня не ел, Сергей остановился у киоска, чтобы купить «сникерс». Листья шелестели над головой, над домами сквозило голубое небо. Сунув батончик в карман, Сергей двинулся дальше, сбавив шаг. Был прекрасный весенний день, легкий и солнечный, с летящей свежестью и солнечными бликами взболтанной дождевой воды в лужах, и с ним не хотелось расставаться. Навстречу, смеясь и переговариваясь, шли студентки геодезического института, видимо возвращаясь с обеденного перерыва, ветер путал их волосы, трепал пальто и распахивал плащи. Как всегда весной, у женщин вновь появились ноги. Сергей вдруг ощутил, что в министерстве, куда он направлялся, он может появиться пятью минутами раньше или пятью минутами позже, и от этой задержки ничего не произойдет. Сейчас по чистой случайности он был сам себе хозяином, такие минуты выпадали редко. Сергей миновал темно-коричневое, еще дореволюционной постройки здание арматурного завода, впереди выстраивались два ряда ларьков, между ними бегали собаки. Собак здесь было много, целая стая. Как всегда при виде этой картины, Сергея тронуло какое-то странно-щемящее чувство. Все началось с полгода назад, когда среди ларьков, торговавших сигаретами, пивом и кексами в упаковке, вдруг развернулась красивая мясная лавка на колесиках, с которой торговали сардельками, ветчиной, рулетами и прочей пахнущей продукцией, разложенной за стеклом в железных лоханях. Первые собаки появились почти сразу, потом их стало больше, и вскоре как будто какая-то пружина стала раскручиваться здесь но своим собственным законам, которые уже ничто не могло отменить или остановить. Собаки бегали и ходили, озабоченно принюхиваясь друг к другу, между ними возникали какие-то отношения, вскоре суки заходили беременные, появились щенки, новый уклад и миропорядок образовались на этом пространстве сами собой, независимо ни от чьей воли, новая жизнь мгновенно складывалась здесь, со своими заботами, сложностями, правилами, серьезными и важными, так, как будто они всегда были и будут тоже всегда. И причиной всему была мясная лавка, случайно закатившаяся сюда и которой при другом раскладе здесь запросто могло бы и не быть. Вся жизнь этих собак, значительная, многообразная и, как им, наверно, казалось, вечная — все это было из-за нее. Мясная лавка была их солнышком, дающим жизнь и тепло; убери ее отсюда — и солнце погаснет, и ненужной и лишней окажется вся пестрота жизни, вся важность и значительность отношений, сложившихся здесь. Хрупкость того, что составляет жизнь, самое ее основу, была здесь как на ладони, что-то беспокоящее и важное было во всем этом, и когда Сергею приходилось видеть по телевизору или читать об угасших доменных печах и остановившихся заводах, об опустевших и вымерших рабочих поселках, он всегда вспоминал этих собак. Ясно было, что мясная лавка когда-нибудь уйдет отсюда, и тогда все рухнет, и непонятно было, что делать тогда, разве что взять жизнь нескольких из этих собак на себя и принести костей из дома. Бросив прощальный взгляд на черную, клоками линявшую шавку, которую он, кажется, знал, Сергей вошел в тоннель, ведущий к входу в метро. Зная по опыту, что лучшее средство избавиться от тянущих сердце ощущений — это прочитать газету, он купил свежий «Комсомолец». На чтении второго абзаца экономической рубрики все его сентиментальные настроения надежно затянулись. Проехав одну остановку на метро и выбросив на выходе газету в урну, Сергей вышел на широкую центральную улицу. До министерства было недалеко. Миновав несколько старинных реставрируемых зданий в лесах, с деревянными заборами и щитами, возвещавшими, какому банку каждое из них принадлежит, он съел «сникерс», прошел мимо нового здания «Макдоналдса» и наконец приблизился к цели своего путешествия — грозно-серому имперской архитектуры зданию, сложенному из неотесанных гранитных глыб. Зайдя в один из боковых подъездов и оформив пропуск, он вернулся к главному входу и, оттянув на себя дверь, за рукоятку которой, как за двуручный меч, можно было браться только двумя руками, по широким ступеням поднялся в огромный зеркальный вестибюль. В высоком без окон зале было немноголюдно. Охранники и несколько посетителей, ждавших, когда к ним спустятся, смотрели сериал «Умная и красивая». Отдав пропуск вахтеру, сидевшему за столом, и пройдя в спрятавшуюся в углу зала неприметную двустворчатую дверь, он оказался на маленькой, по контрасту узкой площадке с ведущей вверх лестницей. На старом, но ухоженном лифте он поднялся на шестой этаж. Узкие с высокими потолками коридоры, ковровые дорожки, густо насаженные двери, на каждой из которых была табличка с указанием должности и фамилии. После недавней реорганизации и сокращения штатов число сотрудников министерства в полном соответствии с законом Паркинсона увеличилось в полтора раза, и теперь даже крупному начальству приходилось ютиться в небольших кабинетах. Свернув за угол, Сергей оказался у апартаментов Червенева. Маленькая комнатка для секретарши была пуста, дверь в кабинет открыта. Там тоже никого не было. Судя по свежести окурков в пепельнице и валявшемуся в кресле кейсу, хозяин был где-то в здании. Выйдя из кабинета, Сергей секунду постоял под жужжащей лампой дневного света. Ситуация была неопределенной. Червенев мог вернуться через пятнадцать минут, а мог и через два часа. Делать, впрочем, было нечего. В любом случае Червенева следовало дожидаться. Сунув руки в карманы, Сергей неспешно двинулся вдоль коридора.

В этом здании и в этих кабинетах ему приходилось бывать нередко. После того как министерство из руководящей организации превратилось просто в источник финансирования, такие визиты для разработчиков стали частью образа жизни. Как и в фигурном катании, здесь были свои обязательная и произвольная программы — обязательной было выбивание денег для института, произвольной, и гораздо более сложной — для коммерческих структур. Обе требовали высокого уровня техники и артистизма, хуже всего, однако, было то, что пить, и помногу, приходилось в обоих случаях. Министерство жило по прочно установленному распорядку — в шесть часов кабинеты запирались изнутри, и начиналась пьянка. В случае отсутствия посетителей чиновники пили друг с другом. В пятницу, впрочем, все могло начаться существенно раньше, тем более неизвестно было, сколько придется ждать Червенева. Сергей вздохнул. Отношение к этим вечерним посиделкам было тем вопросом, где они с Андреем, люди, в жизни очень разные, отлично понимали друг друга. Без лишних слов они старались друг друга поддерживать. На практике это приводило к тому, что зачастую они ездили на прием к министерскому чиновнику вместе даже в тех случаях, когда обсуждаемый вопрос определенно касался только кого-то одного из них. Все это было производственной необходимостью — у того же Червенева в стенном шкафу всегда стояло две бутылки «Пшеничной», и известно было, что, пока обе они не будут опустошены, никакое обсуждение не могло закончиться, так что следовало попросту подстраховаться и разделить нагрузку. Сергей мрачно пожевал губами, поглядывая на двери с фамилиями вдоль коридора, вспоминая, с кем из этих людей он пил, а с кем нет. Воспоминания не веселили. Чиновники старой закалки, в большинстве своем от пятидесяти и старше, — все они проделывали это с одинаково бессмысленной целеустремленностью. Алкаши со стажем, они пьянели уже после первых ста грамм, и последующие дозы уже ничего не могли прибавить к их состоянию. Тем не менее с какой-то сомнамбулической заведенностью они продолжали вливать в себя стакан за стаканом, словно непременной целью их было алкогольное отравление. Прикинув, сколько времени придется провести таким образом по ходу неизбежных увязок и согласований, если за сегодняшними событиями действительно кроется что-то реальное, Сергей ощутил тоскливый отклик в желудке, а вместе с ним какое-то предательски тянущее чувство. С внезапной усталостью он остановился у подоконника. Привалившись плечом к стене, он бездумно уперся взглядом в затененный министерский двор. Простор и безлюдье. На расчерченных квадратах стояли служебные «мерседесы» и «ауди», по черному асфальту вяло бродили голуби. Пустота и неподвижность. Тормозящее оцепенение, ровное и пустое, как белый свет из окна. Спохватившись и отлепившись от подоконника, он вновь бесцельно побрел по коридору. Для того чтобы предаваться декадентским настроениям, у него было слишком много обязанностей. В сущности, это было единственное в его жизни, что заслуживало внимания. Ничего другого не было. А жизнь шла своим чередом. Надо было оплатить учебу дочери в гимназии и в спортивной школе, надо было накопить денег, чтобы летом отправить жену с дочкой на Кипр или в Испанию, надо было оплатить ремонт, надо было заплатить за учебу жены в коммерческом университете, где она переучивалась на менеджера по маркетингу вместо никому не нужной теперь профессии инженера-строителя, надо было помочь материально матери и родителям жены — пенсионерам, надо было заплатить квартплату за три квартиры — свою, матери и родителей жены, надо было оплатить посещение женой теннисных кортов, ибо это было единственным, что по-настоящему доставляло ей удовольствие, нужно было оплатить лечение матери в коммерческой поликлинике, нужно было оплатить хотя бы дважды в год ее двухнедельные поездки в дома отдыха, где она, несмотря на свои годы, заводила знакомства и чуть ли не крутила романы, — все это было одинаково нужно, и все это мог обеспечить только он. Жизнь не требовала доблести, надо было просто проявлять терпение. А значит, надо было спокойно и выдержанно разобраться в сегодняшнем случае, выяснив, есть ли здесь действительно какая-то возможность заработать деньги. Машинально поздоровавшись с несколькими знакомыми чиновниками, Сергей огляделся. Занятый своими размышлениями, он сам не заметил, как забрел в то крыло здания, где помещались апартаменты замминистра. Здесь был тупик. Коридор расширялся, переходя в большую квадратную площадку, выложенную фигурным паркетом, на площадку выходили двери приемной и сопутствующих кабинетов. В отличие от полупустых коридоров министерства, здесь что-то происходило. Посетители кучковались и что-то осторожно обсуждали у дверей приемной, люди с папками переходили из кабинета в кабинет. В воздухе стоял ровный, чуть приглушенный шум голосов. Отчужденность и суета. В центре площадки как-то по-школьному скованно стояли два молодых контр-адмирала. Перед ними, нетерпеливо переступая с ноги на ногу, пружинисто упираясь в паркет каблучками, стояла по-спортивному подвижная, порывистая в движениях женщина лет тридцати пяти, в короткой юбке, — кажется, референт замминистра. Увлеченно тыча пальцем в документ, который она держала в руке, она напористо втолковывала им что-то, а они оба, не отрывая от нее глаз и завороженно улыбаясь, послушно кивали. Ноги ее нервно вздрагивали, икры у нее были плотно-угловатые, неправильной, грубой формы, с туго прорисованными мускулами; объясняя что-то, она ставила ногу на каблучок, подняв носок туфли, икры напружинивались еще сильней. Что-то сгущалось в воздухе вокруг нее, и от этих танцующих ног, от резких и одновременно гладко натянутых икр на Сергея вдруг рвануло такой волчьей похотью, что на мгновение у него потемнело в глазах. Внутренне вздрогнув, в ту же секунду почувствовав чью-то руку у себя на плече, он обернулся. Перед ним стоял Червенев. Весело сощурившись, с благодушной понимающей улыбкой он смотрел на Сергея.

— Что на Ритку смотришь? Хочешь? — С любопытством заглянув Сергею в глаза и не дождавшись ответа, он подчеркнуто уважительно протянул ему руку. — Рад тебя видеть. Что-то ты давно не заходишь. Забыл совсем старых друзей? Нет? Ну хорошо. Пойдем. С утра тебя жду.

Обменявшись рукопожатием, они пошли по коридору. По-юношески худой, слегка сутулый Червенев легко шагал рядом, покашливая в кулак. С уважительной деликатностью, свойственной алкоголикам в их трезвые периоды, он заглянул в лицо Сергею. — Ну как ты сам-то? Как жив-здоров? Все хорошо?

— Да вроде. А вы как?

Червенев, шаря в карманах в поисках сигарет, махнул рукой.

— День прошел — и слава богу. Такой у нас теперь основной закон. — Он доверительно понизил тон. — Я сам-то первую неделю на работу вышел. Две недели пробюллетенил.

— Простудились?

— Да нет, ногу ушиб. Две недели лежал, распухла вся.

— Здесь, в центре?

— Да нет, там, у себя. На станции. Платформа у нас сам знаешь какая.

Сергей кивнул. Червенев жил в Химках, около станции. В дни вечерних министерских возлияний, не рискуя сесть за руль, он возвращался домой на электричке и, сойдя у себя, периодически падал с платформы. Только сейчас Сергей заметил, что Червенев слегка хромает.

— Как сейчас-то, ничего?

— Сейчас нормально. Где надо, вроде гнется, и на том спасибо. На костылях, считай, сэкономил.

Червенев остановился, закуривая посреди коридора.

— Нашему брату бюрократу правую руку беречь надо — чтоб визы ставить да в ведомости на зарплату подписываться. Правда, ведомости сейчас такие приносят, что и подписи своей жалко. Ежели б не крайняя нужда, никогда б не подписал. Сырой, сказал бы, документ, недоработанный. Идите сперва цифры сверьте.

— Мало платят?

— Мало? Не то слово. Ежели б моя фамилия была Итого, тогда еще туда-сюда. А так… — Он доверительно взглянул на Сергея. — У меня же семья, жена болеет. Сам посуди, каково мне на министерскую зарплату жить.

Сергей понимающе кивнул. Червенев, видимо, махнув рукой на неприятные мысли, с обычным для него бодро-требовательным видом взглянул на Сергея.

— Ну, как у вас там дела в институте? Все шустрите? Америку скоро догоните?

Сергей улыбнулся.

— Америка в отрыв ушла.

Червенев кивнул.

— У нас бы кое-кому яйца пообрывать, тоже б в отрыв ушли. А то вечно что-то мешает. Но поздно. Уже танцуют. — Он с интересом взглянул на Сергея. — Ты-то как? Все интегралы берешь?

— Все беру.

— Ну и как? Даются?

Сергей стоически пожал плечами.

— Ноги пока целы.

— Ну-ну. Видел я вашего Крепилина пару дней назад на техсовете. Красиво излагал. Только профинансируйте, и все сделаем — лучше, чем у «Капитал Дайнемикс». Наши мудачки аж уши развесили, особенно кто постарше. В былые времена сразу б денег отвалили, сейчас, конечно, хрен чего получишь, как щеки ни надувай.

— Нет финансирования?

— Не-а. Из правительства одно время обещали подбросить — на целевые программы, но тоже оказалось — сухой пердеж. Мы тут тоже докладную в правительство писали с обоснованием — этому, новому козлу, как его… а, ладно. Ни ответа ни привета. В общем, суши весла. — Он осторожно взглянул на Сергея. — Вот разве что по линии бизнеса что пройдет… Через коммерческие структуры. Им, смотрю, бывает, что и дают. — Он с вкрадчиво-уважительным видом повернулся к Сергею. — Ну, я так понимаю, дают самым лучшим. Проверенным. Правильно я понимаю?

Сергей улыбнулся снова.

— Это надо у них спросить.

— А я у кого спрашиваю?

Картинно изобразив недоумение, Червенев распахнул перед Сергеем дверь своего кабинета.

— Ладно, заходи. Здесь будем говорить.

Пройдя через пустую комнату секретарши, они закрыли за собой вторую дверь. Оказавшись у себя в кабинете и мгновенно став как будто резче и суше, Червенев обогнул стол и, раздавив окурок в пепельнице, секунду подержал Сергея под задумчивым взглядом.

— Документы сразу будешь смотреть?

Сергей кивнул. Червенев загремел ключами от сейфа и, достав из внутреннего отсека целлулоидную папку с тиснением, положил ее перед Сергеем. Сергей придвинул ее и вскрыл. При первом же взгляде на документ он понял, что событие, похоже, действительно произошло. Быстро просмотрев договор, он раскрыл техзадание. Стараясь не торопиться, он начал читать. Документ был составлен подробно. Очень скоро, не удержавшись и начав перескакивать глазами с абзаца на абзац, Сергей перелистывал страницу за страницей, торопясь быстрее ухватить содержание. Добравшись до конца, он, уже медленней, стал перечитывать документ снова. Фразы наталкивались одна на другую, образуя единую, давящую на сознание массу. «Разработка единой алгоритмической базы с целью повышения эффективности средств космического эшелона систем разведки, наведения и целеуказания, использующих растровые методы…» «Высокоэффективные системы наведения маловысотных беспилотных летательных аппаратов класса TERCOM…» «Компрессия и архивированное хранение рельефа трассы полета и ее реконструкция в реальном масштабе времени с адаптивно меняющейся в зависимости от оперативной обстановки степенью детализации…» «Высокоскоростные системы распознавания отдельных целей и тактических ситуаций на ТВД на основе декомпрессии фрактально сжатых данных…» Второй раз дочитав до конца, Сергей отложил документ в сторону. Перед ним была подробно расписанная программа исследований фрактальных методов компрессии статических и динамических изображений и их первоначальной макетной реализации. Содержание работ почти полностью совпадало с той заявкой, которую они писали для ведомства Сергачева, единственное отличие состояло в том, что если в конкурсных бумагах сущность исследований, имевших преимущественно военное и контрразведывательное применение, была изложена эзоповым языком, то здесь все вещи были названы своими именами, в результате чего все документы были под грифом. Отложив техзадание, Сергей вновь раскрыл договор. Тематика работ, расписанных в техзадании, строго говоря, была не совсем министерской, однако заказчиком в договоре значилось министерство. По-видимому, все, о чем он читал, в самом деле, как и говорил Бакланов, было частью какой-то разветвленной межотраслевой программы. Сергей задумался. Строго говоря, с точки зрения его собственного финансового состояния все случившееся было большой удачей. Ясно было, что даже нескольких процентов от суммы договора, которые хозяева денег, вероятно, оставят им с Андреем в оплату операций по обналичке, образуют сумму, соразмерную с их заработками за год. Просматривая договор, где уже были все визы, кроме последней, Сергей еще раз подивился сверхъестественной изворотливости Сергачева, чьим незаметным и сверхпродуктивным интригам, как он не сомневался, он был обязан этим подарком. Радоваться, впрочем, особенно было нечему. Ясно было, что в этот раз не удастся избежать того, чего они с Андреем всегда инстинктивно сторонились — участия в большом воровстве. Документ, который он сейчас держал в руках, наверняка не был единственным. Судя по всему, а скорее всего уже давно, плавно и неторопливо шла обычная и по-домашнему спокойная операция поглощения и усвоения чиновничьим аппаратом очередной порции средств, выделенных государством на военно-технические нужды. И в этом процессе, будничном и отлаженном, им с Андреем предстояло сыграть роль обычных и рядовых переваривающих ферментов. Крысы в арсенале. Делая вид, что читает техзадание и пряча лицо, Сергей думал о происшедшем. Ясно, что чиновничество крадет, но чиновничество из чувства самосохранения вынуждено жертвовать часть денег на реальные работы, в том числе на пропитание инженерам и ученым, жертвуя при этом ровно столько, сколько нужно для поддержания себя в глазах руководства страны в качестве практической иллюзии. Усмехнувшись такой формуле, Сергей попробовал прикинуть, во сколько могли бы обойтись расписанные в техзадании работы, если к их финансированию подходить серьезно. Выделенной в договоре суммы, вероятно, не хватило бы. Вместе с тем ясно было, что какую-то часть денег им с Андреем, вероятно, разрешат употребить на реальное дело, чтобы было, чем отчитаться впоследствии. Вопрос был какую. Уже двадцати процентов от договорной цены хватило бы для того, чтобы что-то начать. Вероятно, примерно такая цифра была реальной, иначе невозможно было объяснить активность Сергачева, которому, как одному из основных реальных исполнителей работ, предстояло кормиться именно из этой части денег. Понимая, что дальше затягивать молчание бессмысленно, Сергей отложил документы и с видом готовности к продолжению разговора взглянул на Червенева. Червенев, приняв сигнал, затушил очередную сигарету и, взяв у Сергея документы, некоторое время листал их протабаченными желтыми пальцами.

— Кудряво написано, — произнес он наконец. Аккуратно сложив документы, он уважительно перевел взгляд на Сергея. — Ну что, все изучил?

— Да вроде бы.

— Ну и как? Вопросы какие-нибудь есть?

Сергей, вспомнив стереотипный текст договора, на секунду задумался.

— Да вроде нет пока.

— Ну и хорошо.

Червенев, кажется удовлетворенный такой реакцией, аккуратно сложил документы и, отложив их в сторону, побарабанил по столу пальцами. Словно желая лишний раз удостовериться, он с предупредительной осторожностью чиновника цепко взглянул на Сергея.

— Значит, календарный план, отчетность, особые условия — все хорошо, все устраивает? Готов в таком виде подписывать? Ничего менять не хочешь?

Сергей, поморщившись, гасяще прикрыл глаза веками.

— Да нет, все там нормально.

— Гм… Лады.

Червенев, словно доверяя мнению Сергея и считая вопрос закрытым, удовлетворенно кивнул. Положив папку с документами на полку сейфа и вновь громыхнув ключами, он на секунду откинулся в кресле, словно что-то обдумывая. Поморщившись и вздохнув, он вновь перевалился вперед и с интересом взглянул на Сергея.

— Ну что, значит, высокие технологии будешь двигать?

— Попробую.

— А потянешь?

Сергей усмехнулся.

— Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики.

— Это точно. — Червенев с готовностью кивнул. Словно всерьез обеспокоенный, он деловито, без улыбки взглянул на Сергея. — А партийная прослойка у тебя сильная?

Сергей, любивший в исполнении Червенева такие выходки, усмехнулся, вспоминая.

— Шестеро коммунистов, остальные, считайте, сочувствующие. — Поддерживая тон, он улыбнулся. — А что, хотите с кадрами помочь?

Червенев, выпрямившись в кресле, сокрушенно вздохнул.

— Кадров нет, разбазарили кадры. Рад бы помочь, да не могу. — Разведя руками, он с серьезностью взглянул на Сергея. — Так что будешь опираться на собственные силы. Как товарищ Ким Ир Сен.

Сергей с улыбкой развел руками в ответ.

— Идеология чучхе в нашем деле всегда была основополагающей.

— Во-во. Ее и держись, не ошибешься.

Червенев, вновь откинувшись в кресле, задумчиво посмотрел на Сергея.

— Да, серьезная работа тебе предстоит. Помнишь, песня такая была — «Готовься к великой цели»? Нет? Тебе сколько лет?

— Тридцать пять.

— Тридцать пять? Ну тогда не помнишь, конечно. — Червенев махнул рукой. — Ни хрена ты в жизни не видел.

Сергей улыбнулся.

— И не слышал.

— И не слышал. Такая была песня… Сейчас уже таких нет.

Сергей ободряюще взглянул на Червенева.

— Ну, может, еще восстановят. В каком-нибудь мегахаус-варианте. «Старые песни о главном»…

— О главном? О самом главном не восстановят, не беспокойся. Поздно уже, проворовалось сельпо.

Как-то без перехода отмахнувшись и подтянувшись в кресле, Червенев нахмурился.

— Ладно. На хрен эту херню, давай о деле поговорим.

Вновь нависнув над столом и опершись на локти, он снизу вверх взглянул на Сергея.

— В общем, так. Ты тут, как говорится, не первый год замужем, так что тебе долго объяснять не надо. Наука наукой, а тити-мити — это дело отдельное. Это, как говорится, особстатья. Взял интеграл, не взял, а кому по ранжиру полагается, все равно отслюнить надо. Сам знаешь, так уж положено. Не нами заведено, не нам и менять. А?

Сергей спокойно опустил глаза.

— Да уж как водится.

— Водится-водится, не сомневайся. В общем, капитализм с человеческим лицом, ядрить его в душу мать. — Червенев с расстановкой взглянул на Сергея. — Потому так. Как только аванс придет, семь с половиной миллионов надо осадить. Тут уж делать нечего. Это мы с тобой сразу забьем. Вот так. Все понял?

Сергей кивнул:

— Как скажете.

— Ну добро. Значит, договорились.

Червенев, как бы еще тревожась, взглянул на Сергея исподлобья.

— Только ты с этим не тяни. Как деньги на счет придут, сразу давай действуй. Чтоб задержки не было.

— Семь с половиной миллионов, я понял. Надеюсь, в безнале?

— В безнале, в безнале. — Червенев, не уловив иронии, как-то по-домашнему покивал. — Под договор. — Он обернулся в сторону сейфа. — Договор-то субподрядный уже здесь, все продумано. В понедельник, как с печатью придешь, оба и подпишешь. Ты уж извини, я ж тебе договор с собой дать не могу.

Сергей усмехнулся.

— Который из двух?

— Главный, конечно. Там же все бумаги грифованные. Ты ж у себя первого отдела не завел пока. Так что в понедельник с утра прийти сможешь?

— Приду.

— Ну тогда все в ажуре.

Словно сбросив с плеч основной груз и неожиданно ощутив пустоту в разговоре, Червенев умолк. Сергей, услышавший именно то, что ожидал услышать, однако смущенный мелкостью названной Червеневым суммы, секунду поколебавшись, осторожно поднял глаза.

— А дальше?

Червенев деловито-веско кивнул.

— Дальше — больше.

— И сильно больше?

— А я почем знаю. — Словно с облегчением освободившись от надоевшей ему роли, Червенев как-то бесшабашно пожал плечами. — Не того об этом спрашиваешь. Ежели б я эти миллионы себе на дачу копил, я б тебе сказал. А так-то что. Я вон у себя на участке третий год хозблок достроить не могу, а ты говоришь — дальше. — Заметив озабоченное выражение лица Сергея, Червенев сменил тон.

— Ладно, не беги впереди паровоза. В понедельник подписывать пойдем, все и узнаешь. Может, сами скажут, может, через меня передадут. Раньше времени не умирай.

— Ладно, не буду. — Сергей вздохнул. — Сами скажут, говорите? Хорошо бы. Кстати, кто из замов договор подписывать будет?

— Белошвей. — Червенев, прищурившись, посмотрел на Сергея. — А что?

Снова ожидавший именно этого, Сергей стоически покивал.

— Да нет, ничего. Понятно, с чьим лицом у нас капитализм.

— А ты думал — с моим, что ли?

Червенев, коротко чиркнув, снова закурил.

— То-то и оно. Белошвей сейчас большую власть взял. Все деньги через него пошли. А ты говоришь… Ты его дачу в Софрино видел?

— Нет. И как?

— Лучше, чем у «Капитал Дайнемикс». Плюс коттедж для сына в Голицино. Ну, в общем, сам понимаешь.

— Понимаю… — Невнимательно слушая, Сергей взглянул в окно. — Коттеджи, дачи… Так сказать, новые песни о мелком.

— О мелком? Как сказать. Дача-то трехэтажная. Это, считай, уже о крупном.

Сергей улыбнулся.

— В старые времена сказали бы — особо крупном.

— В старые, может, и сказали бы, а сейчас нет. Так, крепкий середнячок. Вон твои деньги обналичит, может, и в крупные выйдет. — Перехватив предостерегающий взгляд Сергея в сторону потолка, Червенев махнул рукой. — Да не генери, давно все выключено. Да и кому, на хрен, нужно…

Спровоцированный Червеневым на откровенность, Сергей пожал плечами.

— Меня, собственно, одно интересует — на какие деньги я договор выполнять буду. Белошвей, конечно, может хоть все Софрино на корню скупить, это его дело, вопрос, что после этого на сами работы останется, на что этого хватит. Если на то, чтобы бумаги для отчета купить, — это одно, а ежели «октагон» в полной конфигурации, — это совсем другое. Жаль, если только бумаги, ведь, кроме денег, все есть, изумительнейшие вещи можно было бы сделать.

Червенев, похоже искренне сожалея, покрутил головой.

— Не знаю. Знал бы — сказал, а так чего зря волну гнать. Меня попросили с тобой переговорить — я переговорил, а дальше Аллах ведает, к интимным подробностям не допущен. Ясное дело, штаны с тебя в несколько приемов снимать будут, но так, чтобы совсем без денег оставили, — это вряд ли. Им же самим отчитываться надо. Одних бумаг мало, надо какое-то железо предъявить. Так, по практике, обычно до половины оставляют, ну уж двадцать процентов — это точно. В общем, что-то на бедность подбросить должны. — Червенев махнул рукой. — Ладно, не дрейфь. Склепаешь ты как-нибудь свой фрактальный бронепоезд.

Сергей усмехнулся.

— Без орудий главного калибра?

— Да кому он, на х…, нужен, твой главный калибр. — Червенев поморщился. — Ладно, ничего. Ежели американцы нападут, пулеметами отобьешься.

Сергей долгим взглядом посмотрел мимо Червенева.

— От американцев — пулеметами? Это вряд ли…

— Ну не знаю. Защита отечества — частное дело граждан, все к этому идет. — Червенев, затянувшись, прокашлялся. — Не знаю я, Сергей, чем тебе помочь. Раньше, сам помнишь, все, что мог, делал. И финансирование мог выбить, и оборудование, какое нужно, доставал — по одной записке все, что нужно, отгружали. А сейчас — что я могу? Кто я такой теперь? Начальник производственного управления… Какое производственное управление, когда производства никакого нет. Так, сижу, бумажки перебираю. Да книжки в выходные читаю на диване.

Сергей, не знавший за Червеневым склонности к чтению, недоверчиво поднял глаза.

— Какие книжки?

— Ну, какие… Мемуарные, исторические… Сейчас много чего навыпускали.

Сергей улыбнулся.

— «Развал советской экономики в жизнеописаниях основных его участников»?

Червенев, похоже задетый за живое, с интересом взглянул на Сергея.

— А что, есть такая?

Сергей мрачно кивнул.

— Будет.

— Ну будет, тогда и почитаем. А то давай сами напишем. Гонорар пополам. Говорят, книги не пахнут.

— Это деньги не пахнут. А книги-то очень даже.

— Ну, тебе виднее. Ты знаток, ты и нюхай. — Червенев выпрямился над столом. — Да, вот такие дела. Куда ни кинь, все концом по лбу. — Он посмотрел на часы. — Полвторого уже. Идти надо. Сейчас в малом зале конференция по инвестиционной политике начнется — мне там в президиуме сидеть. Не хочешь поприсутствовать? Англичане будут, американцы… Я им тебя представлю — как отечественного предпринимателя, занимающегося наукоемким производством.

Сергей мрачно покивал.

— Вы с них еще плату за просмотр возьмите.

— Ну, это уж ты сам. У меня тут своя головная боль — с бумагами бы разгрестись.

— Стоящая конференция?

— Денег много вгрохали.

— А по сути?

— А по сути… А по сути — говно на парашюте. Чего спрашиваешь, не знаешь, как это бывает, что ли?

— Да знаю…

— Ну так чего тогда. — Червенев, морщась, посмотрел в окно. — Обычная конференция, век бы их не видеть. Доклад Игнатьев будет делать — второй зам. Щеки надувать, выменем трещать, рассказывать, какие мы инвестиционно привлекательные. С инвестициями сейчас хреново — в производство хрен кто вложит. Некоторые выкручиваются, правда. У меня вон на прошлой неделе директор Хабаровского радиозавода был, у него японцы из какой-то кинокомпании на две недели сборочные цеха арендовали недореконстуированные — фильм снимали про Годзиллу. Антураж, сказали, больно подходящий. Ну да на всех заводах так не сделаешь, конечно. Никаких Годзилл не хватит.

Сергей усмехнулся.

— Им бы на Химкинский антенный заглянуть, где шесть цехов в незавершенке. Еще лучше снять можно было бы.

Червенев эпически покивал.

— Там — да. Но там какой Годзилла. «Гибель Японии», не меньше. — Он, помрачнев, поморщился. — Да, вот такое кино. Сейчас плачутся все. А семь лет назад — кто экономической самостоятельности требовал? Раздухарились все тогда. Министерство, мол, к ядреной фене. А теперь? Что, рады? Сделай, говорит, чтоб у меня член до пола доставал — тот проснулся, а у него ноги короткие. Вот и радуемся теперь. Гибель Японии, одно слово.

Червенев раздосадовано замолчал.

Сергей улыбнулся.

— Ничего. Идеи микадо восторжествуют. Священный ветер наполнит белым шелестом сады цветущей вишни, и солнце Ниппона взойдет вновь.

— Веселишься? Ну веселись. Был бы я молодой, как ты, тоже б веселился, а вернее сказать, послал бы все на хер, ну да теперь-то уж чего там, жизнь под уклон пошла, до пенсии бы дотянуть. — Он устало вздохнул. — Ладно, хватит политонанизмом заниматься, все равно не поможет. Дело делать пора. — Он решительным жестом собрал в стопку разбросанные по столу бумаги. — Ну что? Вроде бы мы с тобой все, что могли, обкашляли, теперь понедельника ждать надо. На том и порешим. Ты сейчас — обратно в институт?

Сергей подумал.

— Да нет, наверно смысла нет. Впрочем, не знаю. Позвонить надо.

— Ну смотри. Андрею привет передай. — Он, прищурившись, посмотрел куда-то вдаль. — Мудаки вы с ним оба, ежели честно сказать. Обо мне вспоминаете, только когда жареный петух в темя клюнет. Нет чтобы понять, что старый чиновник может такой навар организовать, что вам и не снилось. Подумаешь, ты заказ на сорок миллионов получил — радости полные штаны. Ежели б вы меня на все сто процентов использовали — давно два раза по столько иметь бы могли. Даже сейчас, если мои возможности с умом употребить, без перерыва можно было бы обналичку гнать — худо-бедно, нас все же финансируют. И вам польза, и мне. Я ведь тоже не всякому доверюсь, а то бегают тут мимо всякие — из молодых, да ранних — хрен их знает, какие у них на заднице клейма стоят. А вы с Андреем все ждете чего-то. Ну да как знаете.

— Червенев махнул рукой.

Сергей дипломатично отвел глаза.

— Есть проблемы. Но — будем работать.

— Вот-вот, поработайте. Давно пора. А то все ушами хлопаете, смотрите, как деньги мимо плывут.

Червенев достал ручку.

— Ну что, значит, на конференцию не останешься? Ну тогда время ставлю — тринадцать тридцать пять. — Он посмотрел на часы. — Тебе хорошо, сейчас на свежем воздухе окажешься, а мне тут еще три часа штаны напрягать, всякую херню слушать. Хорошо, хоть потом по-людски сделали — работа в секциях начнется. — Словно внезапно озабоченный какой-то мыслью, он с надеждой взглянул на Сергея. — Слушай, у тебя ноги молодые, может, сбегаешь мне за бутылкой — а то я с утра не запасся, а после заседания как пойдешь, уже люди будут, неудобно. Я-то сейчас хромой. А? Тут «Три семерки» рядом — всего-то делов. Я тебе и денег дам. А то мне ж в секциях работать.

Сергей кивнул.

— Как скажете. Если надо, сделаем, конечно. А то и вправду — работа в секциях не заладится.

Червенев, приободрившись, выставил ладонь.

— Будь спокоен. Чтоб я работу в секциях завалил — никогда такого не было. За то и ценим начальством. — Благодарно засуетившись, он вытащил деньги. — Вот спасибо, выручил. Две «Пшеничных» и две «Московских» возьми. Придешь — прямо в шкаф поставь, меня уже не будет. Я первую дверь не буду запирать. Лады?

— Лады.

— Ну, до понедельника.

Они пожали друг другу руки. Сергей сунул пропуск в карман и вышел в коридор.

Пусто и тихо. Смятые ковровые дорожки и полумрак. Сергей секунду постоял в задумчивости. Двери соседних кабинетов казались наглухо закрытыми, ряд неоновых трубок под потолком перешел на мигание на манер дискотечного стробоскопа. Пытаясь сообразить, где могут находиться эти «Три семерки», о которых Червенев сказал как о чем-то, чье местонахождение должно быть известно всем и каждому, Сергей двинулся в сторону лифта. На такой же пустой лестничной площадке кнопка лифта горела грязно-красным светом. Лифт болтался между этажами здания, а может, его просто угнали. Прислушавшись к доносившимся из шахты звукам и не услышав ничего обнадеживающего, Сергей стал медленно спускаться по широким волнистым ступеням. Волею обстоятельств рабочий день его был, скорее всего, закончен. Возвращаться в институт было поздновато, да и не очень-то хотелось, разговор же с Червеневым не прояснил практически ничего. Подтвердилась версия с расхищением бюджетных средств, но самое существенное — на каких условиях власть предержащие намеревались использовать их предприятие и почему выбор пал именно на них — оставалось неясным. Ясно тем не менее было, что с понедельника должна была начаться если не новая жизнь, то по крайней мере некая новая история, чреватая большими головными болями и, возможно, большими деньгами. Радости само по себе это не сулило, но это была его жизнь. В каком-то смысле, впрочем, это было возвращением на круги своя. Спускаясь по лестнице, Сергей размышлял о путях отечественного бизнеса и о том, какими способами можно заработать крупные деньги в отечественных условиях. Массовых попыток на его памяти было три. Первой и самой давней, имевшей место еще в период угара перестройки, была перепродажа компьютеров. Поветрие было всеобщим. Честные советские служащие, одуревшие от безделья в своих конторах, вдруг стали хвататься за телефоны и вести долгие таинственные переговоры порой с совершенно неожиданными людьми, пересыпая их терминами «откат», «боковик», «белая сборка» и «желтая сборка». Шизофрения окончилась быстро, не оставив заметных следов. Следующим поветрием, уже не столь массовым, были биржи. Это общественное движение затронуло уже и их с Андреем и выразилось в том, что, поддавшись массовому психозу и не вполне понимая, что они делают, они купили брокерское место на одной из бирж, торговавших радиокомпонентами, наняв для этой деятельности одного несостоявшегося комсомольского активиста. Как-то забежав по своим делам в здание Радиопрома, где эта биржа помещалась, Сергей из любопытства посетил торги. В большом зале, имевшем вид амфитеатра, распорядитель торжеств со сцены выкрикивал названия лотов, а разношерстная брокерская аудитория тягостно слушала. Ровным счетом ничего не происходило. Атмосфера была невнятно-заторможенной и напоминала профсоюзное собрание на какой-нибудь покрытой плесенью провинциальной фабрике, безнадежно провалившей квартальный план. Казалось, вот-вот начнется обсуждение вопроса о соцстраховских путевках или распределение участков под огороды. Большинство бирж тихо скончалось, к большому облегчению брокеров, за исключением двух фондовых, через которые стали вести дела зарубежные операторы. Следующим поветрием стали различные финансовые пирамиды, явившиеся широкой публике в овечьих шкурах общенародных инвестиционных фондов, по итогам своей деятельности заставившие вспомнить старые слова о немногих, которым обязаны очень многие. Со временем кончилось и это. Эпоха предпринимательского примитивизма и исканий пришла к логическому концу, и в общественном бытии и сознании утвердился единственно надежный и выдержавший испытание временем способ делания денег — расхищение бюджетных средств. На практике это означало перераспределение между субъектами бизнеса налоговых поступлений, но идее с этих же субъектов бизнеса и взимавшихся, — принцип, который по сути своей хотя и находился в противоречии с законом сохранения энергии, однако в стране неограниченных энергоресурсов смотрелся вполне естественно и, вероятно, вообще был единственно возможным. Обналичка через несколько промежуточных звеньев была лишь одним из множества путей реализации этого принципа, при этом наиболее простым и удобным для чиновничества и потому наиболее популярным. Формальное прикрытие для нее требовалось минимальное. Подумав об этом, Сергей пожалел, что не попросил у Червенева договор о сбросе семи с половиной миллионов, заботливо подготовленный для него министерством, чтобы посмотреть, что именно касательно содержания якобы выполнявшихся работ было туда вписано. Обычно в договорах подобного рода в графе «Предмет работ» повсеместно было принято писать «Маркетинговые исследования». Это было общепринятой практикой. Какие-то данные о договорах такого рода с указанием объемов переводимых средств, вероятно, попали в официальные статистические сводки, что дало основание различным либеральным экономистам и аналитическим центрам объявить маркетинговые исследования одной из наиболее перспективных и динамично развивающихся отраслей отечественного бизнеса. Vae victis.[1] Сергей вздохнул. Глубокомысленные размышления его кончились с последним маршем лестницы, пора было думать о дне насущном. Согласно уговору, надо было позвонить Андрею. Подойдя к гранитной нише гардероба, пустовавшего ввиду наступления весеннего времени, он достал мобильный телефон. Ожидая, пока Андрей отзовется, он присел на стул, стоявший рядом.

— Слушаю.

— Привет из Рейхсканцелярии.

— Рот Фронт. — Андрей прикрыл ладонью трубку. Слышно было, как он сказал кому-то: «Ладушки, но только после стопроцентной предоплаты». — Да, извини. Я тут затраханный, как всегда. Ну что, как успехи? Удалось что-нибудь выяснить?

— Все подтвердилось.

— Понятно. Да, это интересно. Ну и как? Пакт Молотова — Риббентропа подписан?

— Отложили до понедельника.

— Что, секретные протоколы не готовы?

— Ты даже не представляешь, насколько ты прав.

— Понял. Ясность есть?

— Пока нет.

— Угу… Ну ладно, это со временем. Но в общем какое-то представление получил? Как общение прошло? О чем вообще говорили с Червеневым?

— Да так… — Сергей усмехнулся. — Занимались маркетинговыми исследованиями.

— Понятно. Что-то голос у тебя слишком трезвый для маркетинговых исследований. Чувствую, неглубоко вы там копаете.

— Насчет этого все нормально. Я сейчас как раз в «Три семерки» иду. Рынок изучать.

— А, ну тогда за будущее маркетинговых исследований можно не беспокоиться. Но ты уж там соизмеряй — силу анализа.

— Это Червенев соизмерять будет. Я только горючее заброшу — и назад.

— Вот это хорошо. Слушай, тут такое дело. Тебе опять Сергачев звонил. Говорил, ты по мобильному недоступен. Может, ты в метро был. Он ждет тебя у себя.

— Где — у себя? В их главной конторе?

— Ну да, на Ключевой. Просил к двум часам.

— Понятно. Просто так являться — или с вещами?

— Насчет вещей он ничего не говорил. Насколько я понял, хочет поговорить но этому самому делу. Какие-то там у него вопросы. Может, узнаешь новое что-нибудь.

— Гм… Может быть. Он хоть трезвый?

— Ты знаешь, по моему впечатлению — значительно трезвее, чем утром.

— Вот это радует. Ну ладно, делать нечего, поеду. Ты отзвони ему, что я выезжаю.

— Ладушки. Он сказал, будет ждать тебя прямо в вестибюле. Ну, разбежались. Звони мне домой, если что.

— Пока.

Сергей спрятал телефон. Пригнувшись, чтобы не удариться головой о гранитную притолоку, он выбрался из гардеробного алькова. Предупредив вахтера, что еще вернется, и показав пропуск, в котором предусмотрительный Червенев сделал соответствующую пометку, он вышел на улицу. Вариант сокращенного рабочего дня отменялся. Предстояло нечто совсем иное. Двинувшись наугад в поисках «Трех семерок» и поглядывая на вывески, Сергей пытался прикинуть, насколько полезным мог оказаться разговор с Сергачевым в плане предстоящих в понедельник основных событий. Плюсом было то, что Сергачев теперь наверняка уже мог объяснить, каким образом ему удалось получить этот заказ, минус состоял в том, что самого Сергачева наверняка больше всего интересовали чисто практические вопросы о размерах будущих выплат трудовому коллективу, на которые Сергей, не зная, сколько денег оставят в его распоряжении, не мог еще дать даже приблизительного ответа. Увидев через переулок вывеску «Три семерки», Сергей подумал, не купить ли ему бутылку и для Сергачева — для облегчения разговора, однако решил не спешить. Затарившись в магазине, он двинулся в обратный путь, как и полагается человеку с таким грузом, уже ни о чем не думая. Вновь оказавшись в министерском вестибюле, не имея возможности из-за занятых рук достать пропуск, на секунду замешкавшись, он, приняв затем озабоченно-деловой вид и показав сменившемуся вахтеру высоко поднятые четыре бутылки, со словами «на конференцию» проследовал в сторону лифта. Наверху, как и было договорено, он поставил бутылки в шкаф и, спустившись на лифте, покинул министерство уже окончательно. Часы на столбе показывали без пяти два. Улица дышала ветром и сверкала отраженными солнечными бликами в стеклах машин. Не испытав удовольствия от мысли об искусственном свете и духоте метро, Сергей поднял руку и остановил машину. К двум он уже не успевал, однако Андрей сказал, что Сергачев будет ждать его в вестибюле. Проторчав положенные полчаса в разнообразных пробках, они добрались наконец до места, немного, впрочем, не доехав до здания, так как путь был загражден строительными работами. Перейдя над разрытыми трубами по деревянному мостику, Сергей двинулся вдоль фасада. Здание ведомства Сергачева было выстроено в хозрасчетно-минималистской манере и представляло собой нечто вроде архитектурного эквивалента известной картины «Черный квадрат на белом фоне». Единственным украшением были решетки на окнах. Войдя в дверь, которая помещалась прямо на уровне асфальта, не имея ни двух-трех положенных ступенек, ни козырька, Сергей оказался в выкрашенном фармацевтически-белой краской вестибюле, что действительно придавало ему вид некой свежезапущенной в эксплуатацию аптеки. Впечатление нарушали лишь восемь управляемых телекамер и контрольно-пропускной пункт в глубине вестибюля, где, видимо, восседал некто, кого не было видно за зеркальным тонированным стеклом. Вдоль стен стояли ряды стульев с откидными сиденьями, видимо взятые напрокат из какого-нибудь сгоревшего кинотеатра. Сергей огляделся — вопреки Андрею его никто не ждал. Единственным, кроме него, посетителем был сидевший недалеко от него на стуле невзрачный человечек в полосатой фуфайке и темных очках. Сергей взглянул на часы над входом — было уже половина третьего. Желая прояснить ситуацию, он двинулся было к висевшим на стене местным телефонам, однако в этот момент человек неожиданно встал со стула и решительно направился ему навстречу. Это и был Сергачев. Пока Сергей приходил в себя от изумления, пытаясь понять, как он мог не узнать человека, с которым регулярно общался на протяжении восьми последних лет, Сергачев, с застенчивой улыбкой сняв очки и зацепив их за вырез фуфайки, несколько суетливо пожал ему руку.

— Это я, Сергей, я. Нечистую совесть за очками спрятал.

Быстро раскрыв кейс, он достал оттуда ключи от машины и, зачем-то оглянувшись, снова улыбнулся Сергею.

— Я тут у боевого товарища машину одолжил, чтоб можно было съездить, поговорить без помех, а то у нас негде, да и не дадут ни хрена, ну и…

Не докончив фразы, он характерным для него поспешным жестом махнул рукой и двинулся к выходу. Сергей пошел за ним. Они вышли во двор.

— Куда едем — на дачу?

— На дачу — хорошо, у меня сын звонил, уже поехал, огурчики, помидорчики… нет, не на дачу. У нас объект один пустой — тут, недалеко совсем, как раз подойдет. За двадцать минут доедем.

Сергей, вспомнив «Бриллиантовую руку», улыбнулся.

— «Точка на трассе»?

— Нет, не на трассе, в городе. Тут, на Шаболовке. Он сейчас не используется как раз — хоть поговорить можно спокойно, по-большевистски. — Сергачев как-то встрепано оглядел площадку. — Где же он, злодей, машину поставил? А, за домом, наверно.

Порывисто повернувшись, он пошел по периметру здания, вновь увлекая за собой Сергея. С задней стороны дома, поодаль от других машин, стояли серые потрепанные «жигули». Сергачев бросил портфель на заднее сиденье и, порывисто включив зажигание, задним ходом выбрался с площадки. Проехав маленькую улочку, они влились в транспортный поток. По ходу путешествия царило молчание. Сергачев, казалось поглощенный пилотированием «жигулей» и нервно руля, ничего не говорил, Сергей, поняв, что Сергачев не хочет ничего обсуждать ни у себя в учреждении, ни в машине, молчал тоже. Наконец вблизи цилиндрического приплюснутого вестибюля метро «Шаболовская» они свернули во двор рядом стоящего дома, и Сергачев, прихватив с собой портфель и набрав комбинацию на подъездном кодовом замке, который, как ни странно, работал, провел Сергея в старый, пятидесятых годов, жилой дом. На площадке, еще до лестницы, ведущей к лифту, помещалась обитая железом дверь. Поколдовав с набором ключей, Сергачев открыл ее, и они вошли.

Сергачев включил свет в прихожей и, поставив портфель на столик, свернул налево, где, судя по всему, были туалет и кухня. Сергей, оглядевшись, пошел вперед. Не ожидавший увидеть здесь того, что он увидел, он с любопытством смотрел вокруг. Помещение, куда он попал, представляло собой, судя по всему, специально оборудованную студию видеоконференцсвязи. Стильного дизайна мебель, видеокамеры на штативах с механическим приводом, ряд широкоэкранных мониторов, бесшумные кондиционеры, рассеянный свет. Полагавший ранее, что все подобные студии в Москве ему известны, Сергей с любопытством разглядывал оборудование. Судя по размерам кодеков, комплекс был произведен в начале девяностых, когда для обеспечения функций, ныне выполняемых устройством не крупнее видеомагнитофона, требовалось несколько стоек размером со шкаф. Согласно индикации на панели управления, все это тем не менее исправно работало.

Сергачев вернулся, волоча портфель, и, бросив его на стол для демонстраций документов, прямо под объектив нависшей видеокамеры, уселся в пружинящее кресло напротив. Неопределенно пошевелив руками и двинув шеей, словно понимая, что необходимо срочно сосредоточиться, но не уверенный, что сможет это сделать, он, словно отчего-то смущаясь, посмотрел на Сергея.

— Ну что, давай поговорим, пожалуй. Время вроде есть.

— Время есть.

Сергей, видя, что Сергачев чего-то от него ждет и, скорее всего, действительно еще не вполне представляет себе ситуацию, зная ее лишь в том виде, в каком она покинула его ведомство, придвинулся к столу в кресле на колесиках.

— Про мои приключения слышали?

Сергачев скромно улыбнулся.

— Андрей меня отчасти проинформировал. — Он почти заискивающе посмотрел на Сергея. — Но о приключениях лучше — из первых уст.

— Докладываю из первых.

Сергей помедлил, собираясь с мыслями. Понимая, что главным будут ответы на вопросы и, скорее всего, его ждет прикидочный торг по деньгам, он, как всегда ища способа изложить все покороче, пересказал Сергачеву содержание своих разговоров в министерстве и в институте.

Сергачев слушал насторожившись, глотая каждое слово и одновременно, как показалось Сергею, словно бы в нетерпении. По окончании рассказа он, словно отмечая долгожданную точку, оживленно кивнул и спрятал глаза.

— Понятно. Это понятно.

Секунду подумав и побарабанив пальцами по столу, он, как бы невольно помрачнев, со вздохом опустил ладони на стол.

— Ладно. Давай о главном поговорим.

Стремительно привстав над столом, он подтащил к себе портфель и, порывшись в нем, извлек и положил перед собой грязно-желтый, большого формата почтовый конверт из плотной вощеной бумаги. Смущенно улыбаясь, он, секунду помедлив и как бы сам посмеиваясь над собственной нерешительностью, посмотрел на Сергея.

— Даже не знаю, с чего начать.

Сергей, еще не улавливая, что происходит, осторожно улыбнулся.

— Ну, наверно, лучше сразу с середины?

— Ты думаешь? — Сергачев, застыв, как в стоп-кадре, мгновение смотрел на конверт. Тут же выйдя из этого состояния и словно восстановив решительность, он вздохнул.

— Ну что ж, с середины так с середины.

Отпихнув портфель, он через стол придвинул конверт к Сергею.

— На. Полюбуйся.

Сергей вскрыл конверт — в нем было несколько фотоснимков. Изображения были явно получены со спутника, длиннофокусным объективом. Сергей хмыкнул — таких фотографий он не видел давно. Последний раз он сталкивался с чем-то подобным в конце восьмидесятых годов, когда они по заказу аэрокосмических сил разрабатывали алгоритм компьютерной обработки таких изображений с целью восстановления мелких деталей и участков с недостаточным разрешением. Зная, что вопреки газетным байкам о том, что из космоса можно рассматривать звездочки на погонах и читать газетные заголовки, на самом деле такие фотографии крайне трудно разбирать, не зная заранее, что на них изображено, Сергей с любопытством перетасовал фотоснимки.

Изображение было монохромным. Все фотографии состояли из непонятных черно-серых пятен и разводов разной интенсивности и напоминали обложки ранних альбомов группы «Пинк Флойд». Кое-где среди водянистых наплывов и клякс можно было различить более темные и геометрически более правильные детали — круглые или продолговатые. Еще раз просмотрев изображения — все они практически ничем не отличались и отложив их в сторону, Сергей с любопытством взглянул на Сергачева.

— Да, космическое око не дремлет. Ну и что же здесь изображено? Надеюсь, не расширенная коллегия министерства?

— А ты что, узнал кого-то? — Вдруг остановившись, словно желая загладить промах, он поспешно улыбнулся Сергею. — Ну, коллегия не коллегия, это пока не важно, это я тебе так показал, для примера, с какими материалами придется работать. Это, считай, так, фронт работ.

На мгновение замерев, он тряхнул головой.

— Нет, не с того я начал. Наверное, рано тебе еще этим голову морочить — ты ж еще всех последних веяний не знаешь.

Он беспокойно улыбнулся.

— Я тут в последние дни замотался, позвонить некогда было, да и рано еще, так что вроде вас с Андреем без информации оставил — насчет этого заказа и всего прочего. — Он махнул рукой. — Ладно, что сейчас об этом говорить. Нам с тобой сейчас много вопросов нужно решить, так что давай поработаем по-ударному, а там все само собой должно проясниться. Вопросы-то, в общем, понятные, только без раскачки действовать надо. Согласен?

Сергей, ничего не понимая, кивнул.

— Ну, тогда давай все по порядку.

Сергачев подтянулся в кресле.

— Ну, в общем, ситуация такая — договор к подписанию готов. Я сегодня в шесть часов со своим генералом встречаюсь. Если говорю «да», то все — он договор визирует, потом на самом верху — сам понимаешь у кого — подписывает, и, считай, все, часы пошли. Это значит, что и тебе в понедельник в министерстве тоже все без звука подпишут. Насчет денег, что ты волновался, тоже все нормально должно быть — лишнего ничего не возьмут. Эти семь с половиной миллионов, что твой Червенев говорил, наверно, возьмут, видно, они об этом с нашим начальством договорились, но больше ничего не возьмут, это точно, это уже не их доля, никто и заикаться не станет. Так что насчет этого будь спокоен.

Он помедлил, соображая.

— Ну и, в общем, можно начинать. Договор — ну, ты его читал — как раз то, что нужно, конечно основные деньги по этой программе не нам пойдут, тут, сам понимаешь, люди и структуры замешаны — не нам чета, уровень запредельный, — он махнул рукой, — я в это не лезу и даже спрашивать ничего не хочу, но это бог с ним. Главное — мы зацепились, все на нас официальным порядком записано, руководство комитета все знает и с открытыми глазами подпишет, мы — официальные исполнители работ. Это, считай, переход в другую лигу. Как все получилось — это другой вопрос, обстоятельства, конечно, очень выгодно сложились, неопределенность такая на время образовалась, ну а дальше — меня учить не надо — я уже по краю прошел, удачно удалось подсуетиться. Ну и главное, я уже с тобой и с Андреем, слава богу, не первый год работаю, знаю тебя как специалиста и все остальное, знаю твои человеческие качества. Я генералу своему так и сказал — если хотите, чтоб дело было сделано, так давайте тем, кто лишних вопросов задавать не будет, кто сам от начала до конца все сделает, и то, что в техзадании записано, и то, что не записано, тоже сделает, осторожничать или там невинность из себя строить не будет, потому что свой же интерес блюдет. В общем, это ладно, насчет этого я б тебя не стал перед выходными с работы срывать. Тут дело вот в чем. Тут так обстоятельства сложились, есть еще одна проблема, тоже с этим договором связана, и вот насчет нее я тоже с тобой посоветоваться хотел. То есть связана, но тоже так, по-хитрому, тут все как-то переплелось, в общем уже хрен поймешь, где что. Проблема такая, что не со всяким обсуждать станешь, тут серьезный специалист нужен, с техническим кругозором, кроме тебя я, в общем-то, не вижу никого. Вопрос, в общем-то, достаточно смутный, как подойти, непонятно, стандартными средствами не очень-то решается, а что-то делать все-таки надо. Заковыристый, короче, вопрос. В общем, вот что я тебе скажу: давай пока обо всем забудем, все эти дела на часок отложим, поговорим как инженер с инженером, чего уж тут, раз такое дело. А?

Сергачев выжидающе посмотрел на Сергея.

Сергей поспешно кивнул.

— Ну да, конечно, о чем речь.

— Ладно.

Сергачев удовлетворенно кивнул.

Из кухни донесся мелодичный перезвон. Услышав его, Сергачев с мгновенно изменившимся выражением лица улыбнулся Сергею.

— И давай кофе попьем.

Вернувшись через минуту с подносом, на котором стояли две чашки и розетка с печеньем, он неторопливо и сосредоточенно расставил все это на столе. Вновь усевшись в кресло и помешав кофе ложечкой, он, словно еще додумывая что-то, озабоченно-серьезно взглянул на Сергея.

— Да, вот такие дела. Ну что ж, обстановку ты теперь знаешь. Давай теперь к сути дела.

Раздумывая, он побарабанил пальцами по столу.

— Ты программу «Время» смотрел на этой неделе?

Сергей, вновь не улавливая смысла вопроса, пожал плечами.

— Ну так, эпизодически.

— В понедельник не смотрел? Там один сюжет был в самом начале — может, видел случайно? Интересный такой сюжет. К нашим делам, в общем-то, прямое отношение имеет.

— К нашим делам — прямое?

Сергей, озадаченный, задумался, вспоминая.

— Нет, тогда не видел, наверное. А что ж это за сюжет мог быть? Что, налоговая инспекция черные списки вывесила? «Они продали Родину, не уплатив НДС»?

Сергачев серьезно помотал головой.

— Нет, не про то. Военный сюжет. Про учебные стрельбы. Запуск ракеты во время учений Северо-Западного округа с базы «Северная».

— А, это видел. — Сергей, мгновенно вспомнив, качнул головой. Он с интересом взглянул на Сергачева. — Да, действительно интересный сюжет, давно такого не было. Как раз обратил внимание.

— Видел, значит.

Сергачев задумчиво подпер подбородок кулаком. Шевельнувшись в кресле, он напряженно-застенчиво улыбнулся Сергею.

— Может, тогда расскажешь мне, что там было. Я-то сам не видел, слышал только. Как вообще все было, что показали, что рассказали.

— Да, конечно. — Сергей, припоминая сюжет, несколько озадаченно пожал плечами. — Да технически-то ничего особенного, по-моему. Что называется, традиционный видеоряд, все как в старые добрые времена. Приехала пусковая установка, подняла трубу. Дым, гром, ракета полетела. Показали, как летит. Ну и все. А что еще могло быть. Все хорошо. Ракета поразила цель в расчетном квадрате.

— Понятно. — Сергачев, не глядя на Сергея, отрешенно кивнул. Подняв глаза, он, ловя взгляд Сергея, еще раз напряженно улыбнулся.

— Ну, в общем, это именно то, о чем я с тобой говорить хотел. В этом-то как раз и проблема.

Секунду помедлив, он вздохнул.

— В общем, слушай: все, что я тебе сейчас расскажу, сведения закрытые, ну, я с тебя, само собой, никаких допусков требовать не буду, слава богу, я тебя не первый год знаю, потому и рассказываю, но ты уж имей в виду и не обижайся — чтоб дальше тебя все это не пошло. Ну, в общем, сам понимаешь.

Он решительно поморщился.

— Ну ладно. В общем, слушай, как все было на самом деле.

Напряженно прищурившись, он цепко взглянул на Сергея.

— Ракета «Сирень», тактического класса. Аналог американской «Джифэлкон». Или она наш аналог, я не ракетчик, я во всем этом туго разбираюсь, сам понимаешь, наша контора только электронную часть курировала. Бортовой процессор, система наведения, в общем, все такие дела. Делало все это КБ имени Сидорова, ну, наши эксперты тоже консультировали, помогали, ну, и по нисходящим договорам многие другие принимали участие, субподряды и все такое прошлое, фирмы были самые разные. Кстати, и вы с Андреем тоже руку приложили. Помнишь, в прошлом году договор был на оптимизацию алгоритмов восстановления сжатых данных?

— Помню.

— Ну вот, это тоже туда пошло. Я этим сейчас, когда все решалось, тоже аргументировал — дескать, вы уже принимали участие. Ну да ладно, речь сейчас не об этом.

Он подумал.

— В общем, хорошая разработка. По инициативе нашего комитета проводилось, в свое время вместе с военными все бумаги писали, кляузничали, один из немногих проектов, которые удалось отстоять. Дальше тоже не слава богу все было, деньги сейчас, сам знаешь, как трудно достаются — то замораживали, то размораживали, разрешение на финансирование завершающего этапа чуть ли не у самых первых лиц пришлось выбивать. Но, в общем, заводам заплатили, опытные образцы изготовили, худо-бедно дотянули до испытаний. Тот пуск, что ты видел, испытательный был.

Тут, чтоб ты понимал, в чем фокус. Крылатая ракета наземного базирования, дальность пятьсот шестьдесят километров, чтоб никаких договоров не нарушать. Летит, как полагается, на сверхнизких высотах, бортовой процессор, компрессированные массивы данных о поверхностях, ну, дальше, сам понимаешь, сверка рельефов, привязка, расчет подлетной трассы в реальном масштабе времени, ну и допуск на поражение — чуть ли не в сантиметрах. В общем, все как обычно, но на новой элементной базе, новые процессоры, новые алгоритмы, за счет сжатия объем архива данных в пятьдесят раз больше, у нее там в памяти рельефы чуть ли не всей Европы хранятся, ничего перепрограммировать не надо, в общем, конфетка. Хорошая такая ракета, никаких соглашений не нарушает, а пользы от нее выше крыши, все новейшие технологии позволяет отработать.

Сергачев, остановившись, поморщился.

— Но это все в теории, по замыслу, а на практике, видно, как ни крути, от неожиданностей все равно не убережешься. Конечно, перед испытаниями все по сто раз вылизывали, проверяли, но что случилось, то случилось. Смотри, что получилось при запуске.

Сергачев, нахмурив брови, вздохнул.

— В общем, ракет, как ты понимаешь, было три. До поры до времени все нормально шло, поначалу у всех трех двигатель дистанцию отработал, все штатно, все как надо. Ну а дальше — то самое. Из-за чего весь сыр-бор завязался, из-за чего мы сейчас с тобой и разговариваем. Даже вспоминать не хочется. Короче, из трех ракет две, точно как по телевизору сказали, нормально отработали, в штатном режиме куда надо долетели и действительно поразили цель. Ну а третья… — Сергачев остановился, подбирая слова.

Сергей усмехнулся:

— А третья поразила всех.

— А третья поразила всех, это точно. Заложила вираж, ушла от расчетной траектории хрен знает на сколько градусов, потом еще долго планировала и упала черт знает где. Вот такие дела.

Сергей сочувственно посмотрел на Сергачева.

— Надеюсь, без жертв обошлось?

Сергачев нервно усмехнулся.

— Если б жертвы были, мы б сейчас с тобой не разговаривали. Слава богу, удачно упала, вдали от населенных пунктов. Да, кстати, еще вдобавок и не разорвалась. Заряд там, конечно, пустяковый был, но тоже еще одна шарада.

Сергачев мрачно поежился.

— В общем, вот что мы имеем. Слава богу, всю процедуру запуска, как полагается, со спутника отслеживали, полет ракеты этой и место падения сразу зафиксировать удалось, хоть разыскивать потом не пришлось, хотя от этого не легче. Вот они, фотографии эти.

Сергачев взял снимки.

— Вот видишь, лежит в лесополосе. Лес тут жиденький, в общем, все видно, вот она.

В общем, обздох капитальный. Тут, чтоб ты понимал, в чем проблема. Этой разработке большое значение придавалось. Мы ж ее под каким флагом пробивали — сделать рывок в правильном направлении, преодолеть наше отставание по боевым вычислительным системам. Ну и результат соответственный. Там, в бортовом компьютере, и по алгоритмике, и по элементной базе столько всего наворочено, сколько раньше за двадцать лет не делали. Ни одно из старых решений не повторено, революционная разработка. Конечно, может, еще где-то и коряво, но, сам понимаешь, какие на это надежды возлагались. Что теперь делать, непонятно.

Сергей заинтересованно взглянул на Сергачева.

— А что анализ показал? Печатные платы смотрели? Может, там просто какие-то корпуса прогорели, тогда еще все доказать можно. Исследования проводили уже?

Сергачев, глядя в пол, помотал головой.

— Нет.

— А чего ждете? Или она еще там? — Сергей кивнул в сторону фотографий. — Это вообще что за местность? Подъездные пути есть?

— Не в подъездных путях дело. Их и создать недолго. Хотя они там есть.

— Ну так надо с командованием округа связываться, какие еще проблемы. Уж вашей-то конторе транспорт точно дадут.

— Транспорт не нужен.

— То есть как?

— Да так. Вернее, бесполезен.

— Не пойму. Там что, заминировано что ли?

— Вроде того. — Сергачев, словно думая о чем-то своем, спокойно посмотрел куда-то в сторону.

— Это вообще не в России.

— Та-ак… — Наконец поняв, что на самом деле произошло, Сергей неторопливо поднял глаза на Сергачева. Осознав услышанное, он стоически кивнул. — Ну понятно. «Сирень», маршевая дистанция под шестьсот километров. «Вся Европа — наш сад». Из Северо-западного округа хрен знает на сколько градусов отклонилась, говорите?

Еще не вполне веря, он придвинул к себе фотографии. Вспомнив старый анекдот об уснувшем ракетчике, он с интересом всмотрелся в них.

— Ну и что это? Бельгия?

Сергачев, не сдержав раздражения, крутанул головой.

— Бельгия… — Беззвучно выругавшись, он тоскливо вздохнул. — Если б Бельгия, может, все и проще было бы…

Опустив глаза, он секунду помолчал. Снова глубоко вздохнув и распрямившись в кресле, он в упор, не мигая посмотрел на Сергея.

— Это не Бельгия. Это — Белоруссия.

С остановившимся взглядом, пытаясь осмыслить услышанное, Сергей секунду смотрел в сторону.

— Ну и что? — Так и не поняв, чем были вызваны страдальческие интонации в голосе Сергачева, он недоуменно взглянул на него. — И что из этого следует? И в чем тогда драматизм?

Сергачев бессильно подпер голову кулаком.

— А ты не понимаешь?

— Нет. То есть ЧП, понятно, приятного мало, но что здесь такого фатального? Разве из всех возможных вариантов этот не лучше всех?

— Лучше? Чем?

— Ну как… В конце концов, это ж наш ближайший союзник. Ведь в любом случае ее оттуда не так уж трудно будет назад вернуть.

— Вернуть? А что значит — вернуть? Официально? Высшему руководству доложить? На самый верх? Чтоб разбирались они?

— Ну зачем же… — Сергей осторожно пожал плечами. Он непонимающе покосился на Сергачева. — «Вызываю огонь на себя», конечно, интересный был фильм, но зачем уж так… Здесь, наоборот, сам бог велел все решать тихо, не поднимая волны. Собственно, в чем проблема? Все вроде под боком, там, я понимаю, никто еще ничего не заметил. Послать туда людей, пока там ее какие-нибудь грибники не нашли, да привезти сюда. Или в крайнем случае на месте подорвать. Хотя, по-моему, проще привезти. Виз не надо, граница открыта, таможни нет. Сделать на нее какие-нибудь документы, ежели вдруг дорожная милиция остановит — как на какой-нибудь спиртоперегонный компрессор, заколотить в ящик да в трейлере в Москву. Вроде бы и все.

— Вроде бы и все… — Сергачев обхватил голову руками. — А какими силами?

— То есть?

— Какими силами ты это собираешься сделать?

— В смысле? Сколько людей брать?

— Да нет. Из ведомства — из какого?

— Ну как… Я полагал — из бывшего вашего. Спецназ какой-нибудь технический или ФСБ.

— То есть спецоперация?

— Ну да.

— Ну понятно. — Сергачев, как будто из него выпустили воздух, обмякнув, с тоской посмотрел куда-то в угол. — Хотел бы я так, как ты, рассуждать. — Он почти с завистью посмотрел на Сергея. — Ты человек науки, зарылся в свои интегралы, можешь не замечать, что вокруг делается. Я худо-бедно тоже разработками занимаюсь, только хрен мне кто позволит так, как ты, жить — как на Луне.

— О чем это вы?

— О чем… А ты о чем? Ты себя послушай — «украсть», «подорвать», «спецназ». Это какой же самоубийца такой приказ отдаст? Ты что, не знаешь, что спецоперации против стран СНГ уже хрен знает сколько лет как запрещены?

— Как запрещены?

— Да так, с самого основания Содружества. Они ж, е… твою, союзники наши. Специальные соглашения есть — под договорами подписи первых лиц стоят. Никакой нелегальной деятельности, вся оперативная работа запрещена и прекращена, не говоря уже об оперативно-диверсионной. Вот тебе и весь сказ. Ты что, первый раз об этом узнал?

— Первый раз. — Сергей, обдумывая услышанное, задумчиво посмотрел на Сергачева. — Да, неожиданный оборот. — Секунду поколебавшись, он вновь коротко покосился на него. — Только один вопрос. А сами-то вы в этот сказ верите?

— В смысле? Ты о чем?

— О чем? — Сергей пожал плечами. — Помнится, один умный человек говорил: если все кругом кричат и бьют себя в грудь, что чего-то нет, значит, на самом деле это точно есть. Не хочу делать никаких намеков, но, учитывая некоторые обстоятельства…

— Да не все ты учитываешь обстоятельства. Не все. — Сергачев махнул рукой. — Да понял, понял я тебя. Ты что, хочешь сказать, что я тут тебя баснями кормлю, а на самом деле такая работа есть и ведется?

— Ну, утверждать ничего не могу, но уж на такую единичную операцию ваше руководство могло бы санкцию дать.

— Да ни хрена б оно не могло. — Сергачев, сникая, опустил голову. — Начальство это гребаное… Если б оно хоть чего-то могло, чего б я с тобой советовался теперь. Мы сейчас в такой жопе, в какой, может, вообще никогда не были. — Он махнул рукой снова. — Ну, с тобой понятно — телевизор не смотришь, газет не читаешь, ты как этот философ-мазохист: думаешь, если тебе чего-то не известно, то этого и на свете нет. Ты что, действительно не знаешь, что на следующей неделе твориться будет?

— Нет.

— Ну так слушай. На следующей неделе на белорусскую границу большая делегация выезжает — праздновать годовщину, как там порушили какие-то там пограничные столбы. Фестиваль будет — славянское единство, песни, пляски, керамика, пантомима — все, что надо. Праздник Янки Купалы — депутаты обоих парламентов через костер будут прыгать, хоровод водить вокруг конской головы, русалок отлавливать, ну и все такое. Ну а через два дня сюда уже основная делегация приезжает — большой договор заключать. В следующую субботу его первые лица подпишут. В день подписания пол-Москвы на уши поставят — фольклорные пляски, гром из пушек, патриарх с молебном, народные викторины, эстафеты, женские хоры с дирижаблей цветы разбрасывать будут — кому-то это надо, кто-то свои задачи решает, ядрить их…

— Понятно. А о чем договор?

— О чем… объединяемся мы с ними. В союз, в единое государство. Ты что, действительно ничего об этом не слышал?

— Нет. Погодите. Так мы ж с ними в прошлом году объединялись уже?

— Ну и что. А сейчас опять объединяемся. Интегрируемся мы с ними. Интеграция — что такое, понимаешь, нет?

— Нет.

— Это мало кто понимает. Вернее, все понятно, знать бы только, как нам из-под всего этого выползать теперь.

— А на какой основе объединение?

— На основе нерушимости суверенитетов, на какой же еще.

— А, ну да. Действительно. Извините, глупый вопрос.

— Ну вот, даже ты понимаешь.

— Ну да. — Сергей кивнул. — Интеграция с Белоруссией — это что-то вроде секса но телефону. И удовольствие сомнительно, и детей точно не будет.

— Да какие удовольствия теперь. Все начальство только вокруг этого и пляшет. По телефону, кстати, тоже не отвечает, все совещания отменены, сами то ли заседают, то ли носятся хрен знает где. Все подготовкой заняты. Подготовка еще та идет. Сам знаешь, как у нас раскочегарить могут, если сверху добро дадут. В общем, в такой ситуации и за такой санкцией идти, с таким докладом — лучше сразу себе голову прострелить, ну наше начальство и зарылось в блиндажах, наверх никто и носа не кажет.

— Ну понятно. По шапке получить можно капитально.

— Да не в том дело, что по шапке. По шапке сколько раз получали. Просто шансов ноль — бессмысленно и опасно. — Сергачев, кривясь, дернул головой. — Понимаешь, о таких ситуациях или аналогичных докладывать принято, когда уже исправлено все, — тогда они там наверху все правильно понимают. Ну там пожурят, перьев навтыкают, но суть в том, что все уже позади, от них уже ничего не требуется, им ничего делать не надо, а это для них самое главное. А тут ситуация подвешенная, доложить — значит перед фактом поставить, а дальше сам понимаешь, как все покатиться может, когда столько народу наверху спит и видит, как бы нашу отрасль последнего финансирования лишить. Комиссии, реорганизации — все устроят, по полной программе. И главное, санкции на спецоперацию все равно не дадут — в такой момент такую операцию санкционировать — это ж политической провокацией пахнет, что они там, самоубийцы, что ли. Ну вот и имеем ситуацию. Новейшая ракета, военными секретами под завязку набитая, в трехстах километрах от границы лежит, а мы ни рукой ни ногой пошевелить не можем.

Сергей с сомнением покосился на Сергачева.

— А не преувеличиваете вы? В конце концов, что может случиться? Ну лежит она там, ну так не где-нибудь лежит, а на территории дружественной страны. Ну найдут они ее, ну так в конце концов нам же и вернут, они ж союзники наши. Что с того?

Сергачев, словно на секунду потеряв дар речи, в тоске схватившись за голову, взвился в кресле.

— А кто американцам комплекс Р-300 продал? Забыл? Новейший комплекс ПВО за пять миллионов долларов спустили, глазом не моргнув. Это — как? Что, ты думаешь, мы все колотимся здесь? Второй серии будем дожидаться?

Сергей, наконец все поняв, быстро посмотрел на Сергачева.

— Американцы знают?

— По идее — должны. Система оповещения у них четко работает. Заинтересовались или нет — другой вопрос. Слава богу, хоть место падения вряд ли зафиксировали — над границей облачность была, мы сами ее только по телеметрии зацепили. А о старте знают почти наверняка. Главное — заинтересовались ли. Если заинтересовались, то на серьезные меры могут пойти.

— Белорусские-то ПВО ничего не заметили?

— Ничего. Они в другую сторону развернуты. Такого подарка никто не ожидал.

— Это точно?

— Точно.

Сергей усмехнулся.

— Оперативной деятельности не ведется, говорите? ФСБ, значит, в курсе? Не заложат вас? Ведь обязаны доложить.

— Пока сдерживаем. И их, и внешнюю разведку тоже. Генерал ездил, выпили по старой дружбе, удалось уговорить. Они ж все понимают.

— А военные? Не колотятся? Их же вроде тоже касается?

— А эти-то чего? Ракета-то не их, на вооружении не состоит. Они только пуск осуществляли. К действиям пускового расчета претензии есть? Нет. Ну и гуляй. В общем, уговорили пока. Генерал к ним тоже ездил. Тоже выпили, посидели, ситуация пока под контролем.

— Чувствую, генерал ваш всю неделю не просыхал.

— Просохнешь тут… — Сергачев махнул рукой. — У нас пока пьют, ситуация всегда под контролем. Вот когда трезветь начинают, тогда ноги уноси. Хрен знает чего случиться может.

— Но возвращать все равно как-то надо. Может, выйти-таки наверх, но не за санкцией, а просто попросить, пусть там с их президентом договорятся, чтоб вывезти ее.

— Мы об этом думали. Доложить, в ноги бухнуться, они это любят. Но там же политика. Еще хуже. Переговоры же будут, торговля. Им что-то от нас нужно, нам что-то от них. Каждый аргумент на счету. А тут вдруг мы со своим — у нас, понимаете ли, ракета улетела. Подарок к празднику. Как раз для переговоров. Те только рады будут — представляешь, какой дополнительный торг пойдет, какую цену заломят? Но даже не в этом дело. Президент их, может, и согласится, но не он же ее будет вытаскивать и доставлять. Те, кто американцам Р-300 загнал, между прочим, все на местах, а если и нет, то и новых найти недолго. Их казна тогда за него пять миллионов получила, а американцы-то заплатили пятьдесят. Куда остальные сорок пять пошли, понимаешь? А практически-то все как два пальца об асфальт — по пути ее на стенд, содержимое ОЗУшек снять, схемы по печатным платам скопировать, и все дела. Полдня хватит, ежели навалиться. Потом скажут, задержались в пути, рытвин на дороге много, весенняя распутица. А кому ее на стенде распотрошить, там есть.

— Да, НПО «Сердолик» и все такое. Я кое-кого из этих ребят знаю.

— То-то и оно.

— А междусобойчик нельзя устроить? Ну, тихо, по-свойски все решить, келейно? Договориться с военными? Ну опять же посидит наш генерал — какой-нибудь там замкомандующего округом — с их генералом в бане, выпьют, былые годы вспомнят — все-таки свои люди, в прежние времена в одних округах служили, в одних академиях учились, родственников тьма, ну и переправит тот эту ракету по старой дружбе спецрейсом в Россию под мужское слово, потом при случае можно ему без шума тысяч двадцать долларов в конверте передать за коммерческий риск. Уж такую-то сумму вы как-нибудь обналичить сможете.

Сергачев угрюмо покачал головой.

— Не получится. Не пойдут они на это. Мы-то готовы, они точно не пойдут.

— Побоятся? Что там, борьба с коррупцией такая?

— Борьба с коррупцией там такая же, как у нас — бесконтактный стиль. Там хреновей дело — там с политикой строже, никто не рискнет. Ты их внутренней обстановки не представляешь. Там военных в строгости держат — это тебе не наши, что навострились арсеналы в дачи конвертировать. С их генералами сколько ни пей, никакие прежние связи не помогут — в политически опасное дело никто не станет соваться. Да и выпивку в бане организовать не так-то просто, ты этими разговорами про военное сотрудничество не очень-то обольщайся, на деле ничего еще не решено, серьезные препятствия есть. Мы все это не понаслышке знаем, сталкивались. Это со стороны кажется, что все просто так. — Сергачев внезапно посмотрел на Сергея. — Ты белорусскую конституцию читал?

Сергей, поперхнувшись, опасливо взглянул на Сергачева.

— Да нет, знаете, не успел как-то. Все дела, дела… Хотя друзья советовали. Рекомендовали, знаете ли. Хвалили. В общем-то, я языка белорусского не знаю.

— Не в языке дело. Его и там никто не знает, кроме активистов Национального фронта. Это они все норовят по-белорусски между собой переговариваться — чтоб подслушать никто не смог. А сама конституция по-русски написана. Так вот, там прямо указано: Белоруссия — нейтральное государство. А это знаешь что значит? Это значит, оно агрессивной внешней политики не ведет, в военно-политических блоках не участвует, военных баз за рубежом не держит и вообще во внешней политике руководствуется принципами мирного сосуществования, невмешательства во внутренние дела других государств, неприменения силы в международных отношениях и делом мира.

Сергей крутанул головой.

— Эта их конституция — прямо триллер какой-то.

— В общем, сам понимаешь, для реального военного сотрудничества серьезные препятствия есть, и они ими дорожат, при случае задорого будут продавать. И с генералами их ничего не выйдет.

Сергачев, заметно нервничая, посмотрел куда-то мимо Сергея.

— В общем, ситуация предельная. Обздались мы лихо, в результате и дальнейшие работы, и деньги, и интересы страны — все под угрозой. А часы тикают. В любой момент все, что угодно, может случиться.

Сергей кивнул.

— Да, невесело. Действительно, вроде все просто, а на деле не просматривается путей. Даже не знаю, что вам посоветовать.

— Ладно, советовать ничего и не надо. — Сергачев внезапно в упор посмотрел на Сергея. — Вот ты и привезешь ее.

— Я?

— Ты. — Сергачев, подобравшись, как перед решающим рывком, впился глазами в Сергея. — Ты только не перебивай, ты выслушай. Ты ж знаешь, я тебе не враг и дурного не посоветую. И подставлять тебя тоже не буду. Ты давай как мужчина с мужчиной — обещаешь не перебивать?

— Ну обещаю.

Сергачев, виляя в кресле, доверительно наклонился к Сергею.

— В общем, смотри, ты пойми, как все было. У нас, как все выявилось, легкий столбняк пошел. Генерал наверх тыкался сориентироваться — бесполезно. Серьезные люди конфиденциально четко сказали — шансов нет. Обстановка не позволяет. Времени было только смежные службы предупредить, чтоб нас не опередили, поберегли пока. Дескать, сами справимся, выпутаемся как-нибудь. А как выпутаешься? То, что ее левым способом вывозить надо, с самого начала ясно было. Только кто с этим справится? Люди-то есть, и даже структуры есть, квалифицированные, из наших бывших, но им же платить надо. Где деньги взять? Тысяч двадцать долларов, как ты сказал, мы еще худо-бедно обналичить можем, но тут же совсем другие деньги нужны, кто за двадцать тысяч долларов за такое дело возьмется? А крупные суммы мы неизвестно кому переводить не можем, мы ж госструктура, у нас же бюджет, финансовый план, нас же контролируют. Ну, тут я и пропас, про вас с Андреем вспомнил. Работы по фрактальной компрессии — единственная тема, которая еще адресно не расписана, деньги уже есть, а исполнитель не определен, думали, НПО имени Иванова, но что-то они там закобенились, дескать — мало, сроки нереальные, в общем, застопорилось дело, генерал бумаги отложил, не подписал, пауза возникла, хотя считалось, вроде они тендер выиграли. Ну я и рванул к генералу, дескать, так, мол, и так, есть надежные люди, знающие, проверенные, и ситуацию разрешить могут, и тему потянуть, денег, чтоб им заплатить, нет, ну так отдать им тему, и кранты. Генерал меня сначала обматерил, а через час опять вызвал, стал про вас расспрашивать, выхода-то нет. Ну, я ему и представил в лучшем виде, дескать, и квалифицированные, и опытные, и по этой тематике уже с нами работали, результаты есть. Финчасть на дыбы встала, ну и пришлось это все через ваше министерство прогонять, генерал кому-то из ваших замминистров звонил, договаривался насчет транзитного договора. Тут, видно, с него эти семь с половиной миллионов и слупили. Так что заказчиком для вас ваше министерство будет. Я у генерала один день паузы взял, дескать, технические детали согласовать — и к тебе. Пойми, раньше не мог, все так покатилось, что и слова не вставишь, а с другой стороны, что и вставлять. В общем, пойми, все от тебя зависит. Если согласишься, такой заказ можно поиметь, такие деньги сшибить, о каких мы и мечтать не могли. И работу, само собой, сделать, тут я, если б не был уверен, то, сам понимаешь, ни о чем и не заикался б. А перспективы? Такого случая больше точно не будет. Это при том, что в Белоруссии дел-то всего ничего. В общем, тебе решать, но знай: великое дело можешь сделать — и для страны, и для бизнеса.

Сергей подозрительно посмотрел на Сергачева.

— Где-то я сегодня уже слышал такое.

— Ну слышал, и правильно. Такой шанс один раз в жизни выпадает.

— Ну хорошо, погодите. «Дел-то всего ничего». Ну допустим, мы на это пойдем. Как же я, по-вашему, ее оттуда выволакивать буду?

Сергачев, заметно успокоившись, махнул рукой.

— Ясное дело, не вручную. Да она вся целиком и не нужна. Главное, с боеголовки, с бортового процессора платы снять, где навигационная программа зашита. Тут-то как раз все продумано. Тебя что, уже технические детали интересуют?

— Ну предположим.

— Понятно. Ну, значит, так. Главное — импульсный пробойник — им ты будешь корпус и обшивку вскрывать. Ничего сложного, хорошая такая штука, вроде автогена или сварочного аппарата. Тоже отечественная разработка, еще даже в серию не пошла, у тебя автономный ранцевый вариант будет — на сжиженном газе, тяжеловат, правда, килограммов тридцать, но в работе зверь — любой металл под ним что скорлупа яичная. За тридцать минут все это хозяйство как шпроты вскроешь. Дальше сложнее, конечно, там в монтажной схеме разобраться надо, но это тебе еще здесь наши люди покажут, помогут, за полдня освоишь, при твоей квалификации — детская задача. Там интерфейсные платы, вернее, стандартные, надо снять, нижние зацепить, жгуты перерезать, и весь этот конструктив, где бортовой процессор, прямо как новогоднюю игрушку в коробке вытащишь, даром что ленточкой не перевязана. Ну и, считай, все. В принципе ее можно было бы там же на месте распылить, чтоб не досталась врагу, на этот случай у тебя пиропатрон будет, но это только в случае крайности, если не дай бог что, а так-то нам процессор живьем нужен — нам же после этой аварии заново все узлы надо на стенде прогонять, считай, полгода исследований как минимум, и будут ли результаты, не ясно, а так сразу отдефектоваться можно, поймем, что случилось, наконец. И к тому же там же системный архиватор, вроде черного ящика, в нем пока вся полетная информация хранится, у него питание автономное, на электролите, еще дней пять напряжение держать сможет, тоже причина, почему торопиться надо. Ну вот и все. Кидаешь конструктив в сумку, баллоны с газом там же в лесу оставляешь, хрен с ними, сразу двадцать килограммов веса долой, выбираешься из лесополосы — и домой. Там тебя машина будет ждать. С транспортом — это тебе потом расскажут, все как надо организуем, тут-то нам бывшие кадры и вправду по старой дружбе пособят. Ну, все. Понял расклад?

Сергей, морщась, мотнул головой.

— Не о том вы что-то говорите. Технические подробности — это ладно, это я, может, и вправду как-нибудь освою. Как это вообще все будет? Я тут вас послушал, вы вообще что себе думаете, это ж спецоперация в чистом виде, я ж тут практически нелегал. Я не пойму — прикрытие-то какое? На каком основании я там буду находиться? У меня что, фальшивый белорусский паспорт будет?

— На хрена тебе белорусский паспорт? Да еще фальшивый. Тоже мне придумал. Ты на себя посмотри. Какой ты, на х…, нелегал? Тебе что, русского паспорта мало? Ты не придумывай. Ты ж сам говорил: ни виз, ни загранпаспортов не надо, это ж родное СНГ, ты едешь-то почти что к себе домой.

Сергачев, порывшись в портфеле, вытащил среднемасштабную офицерскую карту.

— Смотри. Вот — деревня Литвишки. Вот совхоз Житнев Лог. Вот шоссе, а вот между ними лес. Долетаешь до Минска, там на электричке, потом на машине полчаса по шоссе, и все. Ты, считай, у себя дома. Тебе что, в лесу прогуляться нельзя?

— Ну да, со сварочным аппаратом на сжиженном газе.

— Это ты брось. У нас демократия. Хочешь, со сварочным аппаратом в лесу гуляешь, хочешь — без. Хочешь, на сжиженном газе, хочешь хоть на солярке. За что боролись? Гулять со сварочным аппаратом в белорусском лесу — священное право российского гражданина. Мало ли кому как нравится. Может, ты так заключение союза отмечаешь. Что ты вообще из-за этого сварочного аппарата колотишься — тебя машина к опушке подвезет, сразу прямо с шоссе в лес нырнешь, тебя и не заметит никто. Ты вообще из этого путешествия проблемы не делай. Это ж так, прогулка. Развеяться, грибы пособирать. Ты не бери в голову, что это Белоруссия, ты ж как на дачу к себе едешь. У тебя где дача?

Сергей, помрачнев при воспоминании, нехотя отвел глаза.

— В Кратово.

— Ну вот, ты как в Кратово к себе и едешь. Дел-то всего. Все то же самое — свежий воздух, природа, лес. С той разницей, что там у вас в Кратово ракета не падала.

Сергей, задетый внезапным поворотом разговора, неожиданно для самого себя с затаенным сожалением посмотрел куда-то вдаль.

— А хорошо бы ей там упасть. Я бы подсказал пару адресочков.

— Ну вот, в следующий раз и подскажешь. А пока по этому адресу съезди. Тебе же лучше, слава богу, хоть огород перекапывать никто не заставляет.

Сергей, снова морщась, покрутил головой.

— Легкомысленно как-то все у вас получается. Прямо игра «Зарница» на новый лад, только что деревянных гранат не выдают. Честно говоря, удивляюсь я вам. Все-то вам просто. Из Москвы глядя, знаете, легко рассуждать. Вам прямо все равно, что там со мной будет. А если я попаду в руки белорусских спецслужб — известных своим зверством?

— Да при чем тут спецслужбы? Я ж тебе говорю, ты просто по лесу гуляешь. Ты сам подумай, на хрена ты этим спецслужбам нужен? Юнармеец…

— По лесу. А если меня прямо у ракеты возьмут?

— Ну и что. Это ж места боев. Мало ли там по лесам всякой всячины валяется. Ну найдут там тебя — и что? Кто чего знает? Может, ты черный следопыт?

Сергей подозрительно посмотрел на Сергачева.

— Какой еще черный следопыт? Вы меня что, в негра перекрасить хотите?

— Да при чем тут негры. Черные следопыты — это мужики такие, по лесам, по местам боев ходят, старое оружие выкапывают. Немецкие каски, кресты, сувениры. Коллекционерам продают потом. Тут даже твой сварочный аппарат в строку пойдет. Они ведь в самом деле часто по последнему слову снаряжены. У некоторых даже американские металлоискатели сканирующие есть.

— Понятно. — Сергей со стоическим любопытством посмотрел на Сергачева. — Ну и как в Белоруссии поступают с черными следопытами? На месте линчуют?

— Да какое линчуют. Там даже статьи в уголовном кодексе такой нет. Оштрафуют да отпустят. Самое худшее, что может случиться, — это сварочный аппарат у тебя отберут.

Сергей удовлетворенно кивнул.

— Вот это хорошо.

— Ты вообще много всего об этом воображаешь. У ракеты его, видите ли, застукают. Я ж тебе говорил — знаешь там сколько такого добра гниет повсюду. Снаряды, бомбы всякие неразорвавшиеся. Там же такая месиловка была. Ты сейчас процессор снимешь, так эта же ракета там еще сто лет лежать будет, не жалко, кто увидит, может, и внимания не обратит. Думаешь, кто-нибудь спрашивать будет, откуда да что. Лежит да лежит. Мало ли. Эхо войны.

Сергей усмехнулся:

— Может, мне на ней еще белой краской свастику нарисовать? И написать «Фау-2»?

— Да чего хочешь, то и пиши. Хоть «Фау-2», хоть «Ессентуки 17». Ты вообще напридумывал себе бог знает что. Неужели ты думаешь, если б все так опасно было, я б тебя в это дело впутывать стал? Вероятность осложнений-то меньше процента. Ничего там с тобой такого не будет.

Сергей, стоически глядя в пространство, тоскливо вздохнул.

— «Насыщаясь многоразличными брашнами, помяни мя, сух хлеб ядущего. Егда ляжешь на мягкие постели, под собольи одеяла, помяни мя, под единым рубищем лежащего, и зимой умирающего, и дождевыми каплями, аки стрелами, пронзаемого…»

Сергачев с опаской покосился на Сергея.

— Ты что это — бредишь?

Сергей нехотя отвернулся.

— Почти.

— Ну-ну. — Сергачев нетерпеливо-просительно посмотрел на Сергея. — Ну так что, я тебе вроде все сказал, может, выскажешься по существу наконец. Слушай, чего хочешь со мной делай, но нет тут никакого подвоха. Я тебе слово коммуниста даю, ты что ж, своему старшему товарищу не веришь, моим тридцати годам партстажа не веришь? — Неожиданно осекшись, он знающе-прищуренно подался в сторону Сергея. — Слушай, чего ты вообще тень на плетень наводишь? Межведомственную комиссию тут строит из себя. Ты ж с самого начала согласен был.

— Откуда вы знаете?

— Оттуда, оттуда. Ты ж с самого начала за это ухватился, сам тут выкаблучивался, вопросы задавал, а на самом деле уже с первых слов все понял. Или неправда?

Сергей, морщась, кисло посмотрел куда-то в сторону.

— Ну, правда.

— Ну то-то же. Я ж, слава богу, знал, к кому идти. Что, ты думаешь, я к тебе, а не к Андрею обратился.

Сергей беззлобно усмехнулся.

— Ну, Андрей-то вам понятно что бы ответил. «Предложение, конечно, интересное, есть плюсы, есть минусы…» И ко мне бы отослал. — Остановленный внезапной догадкой, он с подозрением посмотрел на Сергачева. — Или так оно и было?

Сергачев махнул рукой.

— Да нет, какое там. Я сразу к тебе кинулся. А с Андреем-то, само собой, придется встречаться. Времени-то немного. Когда ты уедешь, сразу будем с ним план работ составлять.

— Ну-ну. — Сергей ядовито покивал. — По вопросам выплат трудовым коллективам с ним побеседуйте. Это вам не то что со мной.

— А может, я лучше тебя подожду?

— Ну зачем же… — Сергей махнул рукой. — Ладно. Нашутились. Ну и что мне теперь делать? Договор кровью подписывать?

— Да ничего не делать. Домой иди.

— Ну понятно. — Сергей кивнул. — «С вами свяжутся».

— Ну а как. Теперь на нас часы переведены, подожди теперь. Не все ж еще сварилось. Мне ж сегодня в нашей конторе столько людей обегать надо. Еще ж бумаги ваше министерство должны пройти. В понедельник, как подписанный договор получишь, так и будет ясно, как и что. Но там уж без задержки все закрутится. Я с тобой свяжусь, к другим нашим людям подведу. Может, уже в понедельник в Минск вылетишь. Ну а до понедельника отдыхай.

— Понятно. — Сергей рассеянно посмотрел на Сергачева. — Понятно.

Обменявшись еще несколькими ничего не значащими фразами, они не сговариваясь стали подниматься и собирать вещи. Больше говорить было не о чем. Снова прихожая, железная дверь, подъезд, машина. Не с первого раза, взвизгнув, неохотно завелся мотор. Сергачев, которому предстояло возвращаться в свое ведомство, выбравшись на проспект и проехав несколько светофоров, по просьбе Сергея высадил его на одной из шумных центральных улиц. Хлопнула дверь «жигулей», и Сергей, проводив взглядом удаляющуюся машину, неспешно и бездумно пошел по тротуару.

3

Вдоль витрин. Машинально отметив про себя, что уже вторично в течение дня он в неурочное время оказывается предоставленным сам себе, Сергей двинулся вдоль спешащей навстречу, не замечавшей его улицы. Разноцветные платья женщин, вспыхнувшие среди ветра, шум машин и холодящее глаз высокое голубое небо над головой. Было четыре часа дня. Ни экрана монитора перед глазами, ни таблиц интегралов и справочников по спецфункциям на столе, ни деловых бумаг на другом столе, покрытом толстым плексигласовым стеклом с застарелыми круглыми следами от кофейных чашек. Была беседа с Сергачевым, давшая объяснение всех накопившихся с утра странностей и нестыковок, все расставившая по своим местам и не оставившая никаких загадок. В положении дел наступила полная ясность. Ясно было, что делать, ясно было, что произошло, и ясно было, что не остается ничего другого, как идти домой. Чувствуя, что хочет оттянуть этот момент, Сергей сбавил шаг. Глядя на витрины впереди и ища, чем себя занять, он подумал, что, наверно, настал момент, когда стоило зайти в один из бутиков и купить какой-нибудь подарок жене. Размышляя, он сунул руку в карман — там были две тысячи долларов, отложенных им на текущие расходы, и большую часть этой суммы можно было безнаказанно потратить. Приняв решение, он зашагал через площадь мимо памятника и длинных рядов припаркованных иномарок. Как всегда, чтобы развеяться и занять чем-то свои мысли, он стал думать о деньгах. Вспомнив о договоре, помня калькуляции и сметы расходов, которые он видел у Червенева, зная реальные размеры затрат, он без труда подсчитал свою долю. Сергей усмехнулся. Коллекционирование денег стало для него в последнее время чем-то вроде дежурного заменителя жизненных событий, привычной процедурой, дающей привычное вялое удовлетворение. Каждый раз, относя деньги в банк, он совершал машинально несложные арифметические подсчеты, прикидывая, сколько денег было у него в это же время в прошлом году, каков получился прирост и какую сумму составляет теперь в итоге его среднемесячный заработок. Результаты этих вычислений он иногда между делом сообщал жене, надеясь этим ее обрадовать или вызвать какие-то положительные эмоции, хотя она, кажется, уже к этому привыкла. Работа и деньги. Деньги как всеобщий эквивалент и медленный, по капле, заменитель всего на свете. Размышляя об этом, он вдруг обнаружил, что давно уже стоит перед прилавком одного из магазинчиков, невидяще глядя на разложенные перед ним украшения. Вздохнув, он присмотрелся к ним. Вещи были дорогими и скучными. Ни одна из них не излучала сияния, не посылала невидимого сигнала, в котором трепетал бы призыв «купи меня». И их было мало. Сергей любил вещевые рынки с их бесконечными рядами, где в один нескончаемый пестрый поток было перемешано дешевое и дорогое и было небо над головой. Под открытым небом и вещи казались как-то ближе и человечнее. Пройдя еще через несколько магазинчиков и устав от не оправдавшей себя процедуры, Сергей направился к троллейбусной остановке, решив заняться покупками в предстоящие выходные. Ехать на троллейбусе было вдвое дольше, но спускаться под землю по-прежнему не хотелось. Протрясясь полчаса в троллейбусе, он сошел на остановку раньше и прошел по шелестящему листвой переулку. Завернув во двор, он увидел жену, неспешно входящую во двор с другой стороны. Ускорив шаг, он подошел к ней и взял у нее продуктовые пакеты.

— Привет. — Закрываясь рукой от солнца, жена обрадовано посмотрела на него. — Что так рано? Не случилось ничего?

Он улыбнулся.

— Потому и рано, что ничего не случилось.

— Ну хорошо.

По залитому солнцем дворику они не спеша пошли к подъезду.

— А мы с Танькой на танцах были. Пятнадцатого у них концерт, так что сегодня подольше задержали всех. Я еле успела в магазин сходить.

— Танька дома?

— У Иришки. Они как с танцев вышли, то так уцепились друг за друга, что растащить уже не было никакой возможности. Нина сказала, пусть у них побудут. Дома сейчас бардак, я прибраться хотела, так что пусть побесятся пока. Нина к нам сегодня вечером зайдет, часов в девять. Важные вопросы надо обсудить.

— Какие?

— Да так, бабские дела. По линии родительского комитета. За что платить, за что не платить. В гимназии на собрании разные предложения были. Надо нам выработать единую позицию.

— Ну понятно.

Они вошли в подъезд.

— Экзамен сдала?

— Сдала.

— И как?

— Да так… На четверку.

— А почему четверка?

— А когда готовиться-то было. И голова опять болит без конца. Дяденька, слава богу, попался не злой, не слишком мучил.

— А что спрашивал?

— Да так. Ему самому, по-моему, по фене все. Спросил, что такое ползучая инфляция.

— Ну ты рассказала?

— Рассказала, как могла. Рассказала или показала, сама не знаю.

— Что показала?

— Ну что я могла показать. Ну так… Ну что вот она такая маленькая, гаденькая и ползет.

Сергей усмехнулся.

— Хорошо, что он не спросил тебя, что такое галопирующая инфляция.

— Ну нет, на галопирующую меня бы не хватило. Только на ползучую.

— Ну что ж, и то хорошо.

Поднявшись в квартиру, они уселись за кухонным столом.

— А нас сегодня с мамашами даже в зал не пустили. Чтоб детей не отвлекать, говорят. Очень серьезно они так к этому относятся. Пришлось почти три часа по улице телепаться. В фойе-то филателисты толпились.

— Филателисты?

— Ну да, по пятницам клуб филателистов фойе арендует. Все фойе столами заставлено. Представляешь, слоняются по залу взрослые мужики, лет по сорок, пятьдесят, и марками меняются. У всех альбомы, толпятся, разглядывают, что у кого, все с лупами, что-то там высматривают, на каком-то языке странном разговаривают. Вид у всех какой-то нездешний, глаза безумные. Ну, мы с Ниной перемыли им косточки. Сам понимаешь, спокойно смотреть на такое невозможно.

Сергей с улыбкой кивнул.

— Ну да. Зрелище, возмутительное для любой женщины. Куча мужиков, отлынивающих от домашних дел.

— Нина говорит — а дома их, наверно, дети, жены ждут…

— И плачут…

— Ну, до такого драматизма и накала мы не дошли, пошли на оптовый рынок, цены на продукты смотреть. Слушай, я тебя попросить хотела. Нина сегодня зайдет, ты не дичись, поговори с ней. А то она говорит, я твоего мужа побаиваюсь. Выйди там, скажи ей пару слов, пообщайся, только вежливо. Она ведь хорошая тетка и с Танькой всегда помогает. Поговори, спроси о чем-нибудь, ей приятно будет. Ты ведь можешь, когда захочешь.

— О чем же мне ее спросить, чтоб ей приятно было?

— Ну, ты, главное, попроще, без крайностей. Ну, сам знаешь, как люди разговаривают.

— Может — который час?

— Ну что ж, она тебе с удовольствием ответит. У нее и часы есть. Видишь, как все просто решается.

— Ладно. — Сергей вздохнул. — Будешь ей звонить, напомни, чтоб часы надела. Скажи — разговор будет.

— Ладно. Ну все, ты пока освободи поле боя. А то мне готовить надо.

— Хорошо.

Поднявшись из-за стола, Сергей отправился в свою комнату. В комнате с задернутыми шторами было сумрачно и тихо. Сергей опустился в кресло. Как всегда, оказавшись дома, он вновь поймал себя на ощущении, что в сущности ему здесь нечего делать. Спасти могла лишь музыка. Подойдя к шкафу, он оглядел полки. Несколько лет назад он прочесал несколько раз всю Горбушку, сколачивая заново полные собрания сочинений Iron Maiden, Queen и Black Sabbath, восстанавливая то, что он имел на виниловых дисках и кассетах в студенческие годы и удивляясь, сколько всего нового и захватывающего появилось за те годы, когда из-за политических и прочих пертурбаций он вынужден был отойти от всего этого. Вспоминая, Сергей усмехнулся — за эти годы у него скопилось полное собрание трудов Пола Маккартни и Rolling Stones, которых он хотя и ценил, но не настолько, чтобы при иных обстоятельствах заниматься ими специально — только потому, что именно на них он менял на Горбушке те из ранее купленных наугад дисков, которые ему не понравились. Однако все рано или поздно приходит к концу, и даже мир музыки не неисчерпаем. На полках стояло около четырехсот компакт-дисков, но, как ни странно, слушать было нечего, и не потому, что какие-то из этих шедевров ему надоели, просто потому, что все четыреста он знал наизусть. Что-то похожее случилось и с книгами, пожалуй, даже в еще более выраженной форме. Все книги были прочитаны, все диски прослушаны, время остановило течение свое. Вздохнув, Сергей взял с полки диск Blind Guardian и в наушниках, расхаживая из угла а угол по комнате, прослушал первые несколько композиций. На середине четвертой он, выругавшись, снял наушники и выключил музыкальный центр. Впервые после разговора с Сергачевым в голову ему пришло, что если он и в самом деле должен будет улететь в понедельник, то необходимо срочно закончить программу математического моделирования ремультиплексора, которую следовало сдать в среду и которую никто не смог бы доделать вместо него. Сергей вздохнул. Почти все программы, над которыми он работал, были скопированы у него и дома, и сейчас оставалось лишь сесть за компьютер и выполнить положенное. Так он и поступил, включив компьютер и просидев за ним следующие четыре часа, исключая те десять минут, когда жена позвала его ужинать. За окном уже стемнело, когда, скомпилировав последний вариант программы и получив нужный контрольный результат, он, словно очнувшись, вздохнул и выключил компьютер. Включив комнате свет, он вышел в гостиную. Таньки дома по-прежнему не было, судя по всему, жена только собиралась идти за ней. Посидев несколько минут на диване и ощутив, что ему снова нечего делать, Сергей ищуще взглянул по сторонам. Спать не хотелось. Чтобы чем-то занять себя, возможно, следовало что-нибудь съесть. Поднявшись, он направился на кухню.

На кухне горел свет. Жена и ее подруга Нина, уютно устроившись у кухонного стола, оживленно вели какую-то явно приятную и интересную им обеим беседу. Поспешно-любезным кивком поздоровавшись с Ниной, Сергей, стараясь сделать все максимально быстро и не привлекая внимания, открыл холодильник и, наклонившись, заглянул на полки. На кухне воцарилось молчание. Нина, вечно чем-то доброжелательно озабоченная, подвижная женщина с короткой стрижкой и круглыми, близко посаженными глазами, еще секунду назад что-то увлеченно объяснявшая его жене, обеспокоенно повернулась к ней.

— Есть хочет, — сказала она ей, наблюдая за его действиями, как за движениями животного в вольере. Сергей, рассчитывавший увидеть на полке яблоко или что-то вроде этого, а обнаруживший лишь нагромождение пачек масла, фаршей и прочих полуфабрикатов, потеряв темп, невольно оглянулся на женщин. Жена, казалось, еще остывая от приятной беседы, с каким-то комическим упреком и одновременно, как показалось Сергею, словно бы чем-то гордясь перед подругой, с расслабленно-довольной улыбкой оглядела его.

— Ну ты чего? — Казалось, обращая эти слова не к нему, а к некой воображаемой публике, она расслабленно откинулась к спинке кухонного диванчика. — Я не пойму, ты что, голодный? Я ж тебя кормила, тебе что, мало?

— Мой такой же, — махнула рукой Нина. — Вроде бы уже покормила и вроде бы съел все с удовольствием, а часу не проходит, смотришь, опять томится что-то, на кухню заходит, начинает по шкафам ошурничать. Говоришь, я ж тебя кормила только что? — Нина быстро посмотрела на жену. — А ты ему пельменей свари. Мой как забеспокоится, я ему пельменей варю, знаешь, как с удовольствием трескает. Как чего завозится вечером, я ему сразу пельменей. Нет, правда.

— Да я только что кормила его. — Жена все с той же странно расслабленной улыбкой перевела взгляд на Сергея. — Хочешь пельменей?

— Да ты не спрашивай. — Нина увлеченно перевела взгляд с жены на Сергея. — Сергей, не уходите. Лена вас сейчас покормит. Сергей, садитесь, посидите с нами. Лен, ну ты чего. Чего ты ждешь, не давай ты ему уходить. Смотри, смотри, он стесняется. Сергей, правда, садитесь, побудьте с нами.

Застигнутый врасплох этим напором, Сергей, закрыв дверь холодильника, опустился на табурет. Жена, не меняя выражения лица, посмотрела на него.

— Ну так что, может, тебе и вправду пельменей сварить?

Сергей коротко покачал головой.

— Не надо.

— А что? А то и вправду поели бы. — Нина непонимающе-доброжелательно посмотрела на Сергея. — Сейчас такие вкусные, новые стали производить. Лен, помнишь, раньше вон какие пельмени в продаже были? Ну вот только «Русские», или там еще «Рыбные», или просто там напишут — «Пельмени», пельмени и пельмени, и все. А сейчас смотри — «Костромские», и «Крестьянские», прям не знаешь, чего выбрать. — Нина увлеченно засмеялась. — Вообще, столько товаров новых, прямо глаза разбегаются. Хотя, по-моему, лучше «Русских», тех, что в прежние времена были, все равно ничего нет. Все-таки сколько всего нового ни ешь, все равно к чему-то привычному тянет, все-таки знакомое, с детства привычное. — Она быстро повернулась к Лене. — Слушай, Лен, все попросить забываю, ты мне рецепт того лимонника, что ты осенью на ноябрьские делала, перепишешь? Я тогда еще переписала, но задевала куда-то.

— Понравилось?

— Не говори. У меня когда-то похожий был, я еще года два назад как-то на майские сделала, так и мои все ели, и свекровь ела, ела, прям объеденье. — Как-то без перехода она повернулась к Сергею. — Сергей, а вы там у себя на работе на компьютере работаете?

Сергей кивнул.

— Прямо вот так весь день за компьютером сидите?

— Бывает, что и весь день.

Нина участливо покивала.

— Я смотрю, все сейчас за компьютерами работают. От них и дома столько пользы, правда. Мой как компьютер купил, прям легче стало. Раньше обычно там убираться или окна мыть начнешь, так вечно шатается по квартире, под руку попадается, а тут сели с Иришкой за компьютер в игры играть и сидят себе, делом заняты. Прям благодать, все в доме переделать можно. Когда мужчина в доме, компьютер нужен. И игр столько разных. А ваша Таня в игры играет?

Жена, подперев щеку кулаком, с той же блаженной улыбкой перевела взгляд на Сергея.

— Нет. Сергей запрещает ей в игры играть.

— А почему? Что ж так?

— Говорит, чтоб не испортить ребенка.

— Прям запрещает? А пусть к нам играть приходит. У нас игр этих компьютер полный. И про этих ниндзя, и про чудовищ, и про мужчин с автоматами. Нет, правда, пусть приходит.

— Да они сейчас и так к компьютеру прилипли наверняка.

— Ой, да ты что. Они сейчас с котом играют. Я уходила — видела. И бантики ему повязывают, и чего только ни делают, прям жалко кота, честное слово. Вот увидишь, сейчас придем, так прям точно, с котом играть будут. — Нина, махнув рукой, засмеялась.

Сергей, воспользовавшись возобновившимся разговором между женщинами, незаметно выскользнул с кухни.

В гостиной, не включая света, он остановился, глядя в распахнутую балконную дверь. Электронные часы на полке показывали десять вечера. Ветер в заоконной черноте качал фонарь под жестяным колпаком на столбе, со дна двора доносились повизгивающие девчоночьи и хриплые мальчишеские голоса. Снова не зная, куда себя деть, Сергей секунду постоял посреди темной комнаты. Мысли текли как-то сами по себе. Несколько раз пройдясь по комнате, он остановился. По какой-то странной ассоциации ему вдруг пришла в голову мысль, каким способом можно устранить блокинг-эффект в программе компрессии изображений, которой он занимался сегодня утром. Надежда была слабая, но попробовать стоило. Невольно ощутив облегчение от того, что нашлось что-то, чем можно заполнить остаток вечера, Сергей направился в свою комнату и вновь включил компьютер. В течение следующего часа он убедился в неэффективности своей идеи, перебросился несколькими словами с дочерью, которую жена наконец привела из гостей, включил было телевизор и в ту же секунду выключил, увидев, что именно появилось на экране, и наконец снова вернулся к программе, чтобы проверить несколько догадок, возникших у него по ходу дела. Был уже двенадцатый час, когда жена, уложив дочку, зашла в комнату и, аккуратно притворив за собой дверь, уселась рядом с ним в кресло. Повернувшись на вращающемся стуле, Сергей обхватил своими ногами ее ноги.

— Устала. — Запрокинув голову, она секунду посидела, прислонившись затылком к спинке кресла. Снова выпрямившись, она задумчиво посмотрела в пространство.

— Танька сегодня быстро уснула. Видно, наколбасились они с Иришкой до полного изнеможения. Уже в ванной носом клевала.

Сергей, упершись локтем в подлокотник, опустошенно посмотрел на жену.

— Кот уцелел?

— Кот уцелел. Кот у них жирный, пушистый. Двуспальный кот. На двух ополоумевших девчонок его вполне хватает. — Жена, словно внутренне подобравшись, посмотрела на Сергея. — Послушай, я с тобой хочу поговорить. С тобой можно поговорить? Я сейчас никаких твоих гениальных мыслей не нарушаю?

— Увы…

— Хорошо. То есть это, конечно, очень плохо, но как представитель реальности в твоем сознании я вынуждена тебя отвлечь от высоких сфер.

Сергей раздумчиво посмотрел на жену.

— А ты полномочный представитель реальности?

— Полномочный, полномочный. У меня и документы есть, не сомневайся. Предъявить?

Сергей махнул рукой.

— Не надо, я все помню.

— Ну так вот. — Жена, мгновенно посерьезнев, посмотрела на Сергея. — Я сегодня говорила с мамой. Помнишь, я тебе говорила, что в садовое товарищество завезли компост? Так вот, площадку, где его свалили, будут ровнять, и поэтому его нужно срочно разобрать и внести. Тем более что пришло время перекапывать грядки. Такая вот обстановка. В общем, такое дело — в это воскресенье надо будет съездить на дачу.

Сергей, за секунду до ее слов догадавшийся, о чем пойдет речь, и с фаталистической выдержкой выслушавший эту тираду, молча опустил голову. Несмотря ни на что, это было неожиданностью, и, чтобы переварить услышанное, ему нужно было несколько секунд.

Жена, мгновение с какой-то надеждой изучавшая его лицо, погаснув глазами, отвела взгляд. Отвернувшись, она, словно каменея, безнадежно посмотрела в пространство.

— Ну, все понятно. Я так и думала. Никаких сюрпризов.

Сергей вяло подпер голову кулаком.

— Ну почему. Сюрприз состоялся.

— Не надо так острить. Ты же знаешь, я стараюсь к тебе с этим приставать как можно реже. И уже давно я тебя ни о чем не просила.

Она помолчала, словно стараясь справиться с собой и говорить размеренно.

— Слушай, мне очень не хотелось с тобой об этом говорить. Я об этом думала и уже видела твое перекошенное лицо. Но это нужно сделать. Мой папа болен, и мама уже не первой молодости, и делать тяжелую работу она не может. У нее уже две недели давление. И извини, надо быть мужчиной. Ты, по сути, единственный мужчина в семье. Надо поехать и перекопать эти чертовы грядки.

— Но я разве отказываюсь? Я ничего такого не сказал. Я поеду.

— Ты поедешь, но ты говоришь об этом с таким лицом, что мне хочется бросить все это к черту и никогда больше не вспоминать об этом. Я чувствую себя злой, сварливой и надоедливой женой, которая своими глупостями досаждает мужу, который устал на работе и которому хочется прийти домой и отдохнуть. Но я не такая. И все это не моя блажь. И это не мое садоводческое помешательство. На этих грядках вырастут огурцы, и помидоры, и клубника, и Танька будет их есть с удовольствием, и у нее будет счастливая морда, и за ушами у нее будет трещать, и она будет счастлива, и если ты этого не понимаешь, то мне очень жаль, и это значит, что очень многое в нашей жизни было не нужно и напрасно.

— Послушай, у нас же полно денег. Ты можешь купить это все на любом рынке, и Танька это съест, и, ручаюсь, морда у нее будет ничуть не менее радостная.

— Ты прекрасно понимаешь, что дело вовсе не в этих фруктах.

— Но ты же сама только что говорила…

— Я совершенно о другом говорила, и если ты этого не понимаешь, то мне очень жаль. Может быть, я тупая. Может быть, я плохо объясняю. Или я стерва. Но я хочу совершенно простых и понятных вещей. И я не понимаю, почему то, чем живут все нормальные обычные люди, у тебя вызывает такую ненависть. Летом я каждые выходные приезжаю на дачу, и каждые выходные я вижу, как туда приезжают все остальные, и все приезжают с мужьями, и все делают вместе, дружно, и никто из мужей не делает трагедии из того, чтобы перекопать грядки или набить силосную яму. Это нормально, понимаешь? И никто из них не считает это для себя зазорным.

— Ну да, это я видел у соседей. «Сереженька, пожалуйста, еще два ведерка земли и два ведерка перегною». И Сереженька, в тренировочных штанах на лямках и в сандалиях на босу ногу, радостно трусит за ведерками.

— Ну и что? Это жизнь. Это делают все и не видят в этом подвига. И не видят унижения. И мне стыдно и неловко объяснять тебе, здоровому, сильному мужчине, что ты мог бы делать то же самое.

— Послушай, я же все делал, когда ее строили. Я корчевал лебедкой пни, я перетаскал из общей кучи сотню тачек кирпича, я бетонировал фундамент. Но сейчас все закончили, слава богу все стоит, зачем я там нужен?

— Знаешь, насчет того, что ты там делал, давай не будем говорить. Тем более что ты там был несколько раз, а все делал мой папа, которому скоро шестьдесят лет. И сейчас от тебя требуется только одно — иногда приезжать и помогать, когда моим родителям уже невмоготу. И больше я тебя ни о чем не прошу.

— Ну я же сказал, я поеду.

— Ты сказал, но ты сказал это с таким лицом, что… Ты не видел себя, когда это говорил. Хотелось все бросить и удавиться.

— Знаешь, это напоминает мою маму. В детстве она заставляла меня заниматься музыкой. Я был послушным сыном, я подчинялся. Но ей этого было мало, ей еще нужно было, чтобы я делал это со счастливым лицом. И когда это не получалось, она страшно обижалась и требовала клятв, что я делаю это с удовольствием.

— Я не прошу у тебя клятв. Я просто хочу, чтоб ты иногда чувствовал, что у тебя есть семья. И знаешь, я сама хотела бы это чувствовать.

— Послушай, ну в чем я виноват? И с этой дачей… Я что, не даю на нее деньги?

— Да, ты даешь деньги. И ты делаешь мне подарки. И мне это приятно, и я это ценю. Но семья — это другое. Это когда люди все делают вместе.

— Мы тоже кое-что делаем вместе…

— По-моему, это единственное, что мы делаем вместе. И это единственное, ради чего ты обо мне вспоминаешь.

— Лучше не вспоминать?

— Не передергивай, не надо так говорить. Просто мне обидно, что я тебе нужна только для этого. И мне хотелось бы чувствовать твою ласку и внимание не только в постели.

— Доживем до пенсии, почувствуешь.

— Я не шучу.

— Я тоже. Я не понимаю, где же еще можно чувствовать ласку и внимание.

— Вот очень жаль, что ты этого не понимаешь.

— Ну понятно. Ласка и внимание — это вскопать пять соток огорода. После этого, очевидно, секс будет особенно волнующим.

— Это бесполезный разговор.

— Я вижу.

Сергей тоскливо посмотрел в окно.

— Слушай, а может, нанять кого-нибудь? Любые деньги плачу.

— Ты что, батраков хочешь найти? Ну попробуй. Я не знаю, где их взять можно.

— А может, Сереженьку нанять, раз такое дело? Ему, наверно, все равно, куда перегной таскать.

— Между прочим, Сергей Петрович очень хороший человек. И всегда помогает.

— Ну вот, пусть он это и сделает. И со счастливым выражением лица. Как раз как ты хотела.

— Это не я хотела. Это хотела твоя мама, когда ты занимался музыкой. Ты это сам только что говорил. Ты что, не помнишь?

— А… — Сергей махнул рукой. — Один хрен — бабье…

Жена, неожиданно прыснув, потянулась к нему.

— Я с тобой повешусь когда-нибудь…

Сергей привычно обнял ее.

— Так, значит, в воскресенье ты поедешь?

— Поеду, я же сказал.

— Ну хорошо. Только веди себя прилично с соседями. С Евгением Дмитриевичем особенно. А то он с прошлого раза меня все расспрашивает, когда ты наконец приедешь. Все насчет удобрений с тобой посоветоваться норовит.

Сергей усмехнулся. В последний свой приезд прошлым летом, осатанев от окружающей обстановки, он, зайдя вместе с женой с визитом вежливости к соседям, пожилой супружеской чете, стал изображать из себя знатока и любителя сельского хозяйства, разразившись за столом монологом о проращивании семян и прореживании рассады, почерпнутым из случайно увиденной накануне телевизионной передачи. Выйдя затем с хозяевами в сад, он долго мял между пальцами комочки земли и рассуждал о семенах и подвязывании кустарников, произведя сильнейшее впечатление на ничего не подозревающих старичков и игнорируя негодующие жесты жены, втихую дергавшей его за штаны.

Почувствовав, что жена смягчилась, он подтолкнул ее к кровати. Она не противилась. Женский организм устроен замысловато, но если один раз в нем разобраться, более он не дает осечек. Привычно пройдя по проторенному пути, он дождался, пока она дважды кончила, кончил сам, поцеловал ее и, перемолвившись несколькими ласковыми словами и пожелав ей спокойной ночи, отвернулся к стенке. Они спали врозь, каждый под своим одеялом. Спать в обнимку она не любила.

4

Следующее утро выдалось хмурым. Дочка убежала во двор к подружкам, жена, попив кофе, затеяла «уборку», вечный процесс, никогда не приводящий к результату. Сергей, которого в периоды смутного состояния духа всегда тянуло на эпическую поэзию, сидел на захламленном балконе на старых ящиках, листая «Песнь о Роланде» и поглядывая в хмурое небо, когда раздался телефонный звонок. Перебравшись через устроенную женой баррикаду из сдвинутых кресел, журнального столика и гладильной доски, Сергей дотянулся до аппарата.

— Алло.

— Приветствую тебя максимально.

Сергей удивленно опустился на подлокотник кресла. Это был Николай, один из самых старых его друзей и, в сущности, один из двух друзей, которые у него реально были. Человек абсолютно самодостаточный и крайне редко звонивший Сергею, как, впрочем, и кому бы то ни было еще, он был для Сергея одним из тех людей, чье присутствие ощущается скорее незримо, чем в реальности, и с неизвестным, но легко угадываемым мнением которого и взглядом на вещи невольно и привычно сверяешь свои мысли и поступки. Последние годы они виделись редко, от силы раз в полгода, при этом, впрочем, раз в два-три месяца разговаривая по телефону, каждый раз по несколько часов, к негодованию соседки Сергея по лестничной клетке, с которой он имел спаренный номер. При этом звонил всегда Сергей, такой порядок установился годами, и, чем бы ни был вызван звонок Николая, это было своего рода сюрпризом.

— Извини, что беспокою тебя в такой ранний час. Я тебя ни от чего не отвлек?

Сергей, заинтригованный, опустился в кресло.

— Да как тебе сказать… В общем, нет. Я тут как раз читал про гибель Оливье.

— Оливье? Ах да, понимаю. Что делать, теряем лучших людей. Но, ты знаешь, кажется, я отчасти развею твою печаль.

— Ты что, досочинил другой конец?

— Гм, ну нет. До такого я еще не дошел. Как любили говаривать в старину политобозреватели, переписать историю не удастся никому, хотя сами частенько этим и занимались. Оливье и Роланд спят вечным сном на дне Ронсевальского ущелья, и отрицать этот факт не смеет даже Европейская комиссия по правам человека. Но, кажется, луч света блеснул с другой стороны. Мне тут принесла благую весть одна из моих подчиненных на работе. Она тут на днях была на книжной ярмарке в «Олимпийском». Так вот, невероятно, но факт. Кажется, вышел третий том Дельбрюка.

Сергей убежденно помотал головой.

— Этого не может быть. И знаешь почему? Потому что этого не может быть никогда.

— То же и я ей сказал, но встретил решительное несогласие. Она мои сомнения отвергла с порога. Даже не знаю, что подумать. Конечно, она далека от подобных увлечений, ездит туда за совершенно другими книгами и вполне могла принять за Дельбрюка какого-нибудь Дельвига или Делакруа, но тем не менее она решительно утверждает, что это был именно он.

— Ну да, и аргументирует это тем, что на обложке была изображена женщина с обнаженной грудью и со знаменем.

— Да нет, ты знаешь, она и обложку описывает довольно похоже. Я в принципе давно просил ее это отслеживать, раз уж она там бывает. Одним словом, имеется свидетельство, и, по-моему, мы не имеем права его игнорировать. Да и то сказать, пора, давно пора.

— Предлагаешь съездить?

— Как тебе сказать… Я думаю, если мы не используем этого шанса, история нам этого не простит.

Сергей усмехнулся. Ганс Дельбрюк, автор «Истории военного искусства в рамках политической истории», один раз был издан в России в тридцатые годы ограниченным тиражом, однако с тех пор стал автором неслыханной библиографической редкости. В молодости участник Франко-прусской войны, обладавший ясным спокойным умом и редкой для историка способностью писать только о самом главном, он рассматривал войну с точки зрения жизненной логики и здравого смысла, въедливо отделяя в источниках историческую суть от литературных наслоений и создавая порой столь убедительные реконструкции труднообъяснимых событий, что против них просто нечего было возразить. Еще в студенческие годы Сергей единственный раз в жизни держал в руках четвертый том старого, семитомного издания Дельбрюка, там же, в магазине прочитав главу, посвященную тактике швейцарской пехоты. Он не купил тогда эту книгу не столько из-за непомерной цены, которую в принципе мог бы одолеть, сколько из-за ясного сознания невозможности когда-либо собрать остальные шесть томов и нежелания впоследствии скрежетать зубами от обиды, воображая, что могло в них содержаться. Больше всего его тогда поразила въедливая дотошность анализа и изложения. Дело происходило в те приснопамятные годы, когда единственным источником информации для интересующихся были приветливые восьмисотстраничные кирпичи под названиями «История войн и военного искусства», где Наполеон появлялся уже на двадцатой странице, а из оставшегося объема пятьдесят страниц отводилось Гражданской войне и семьсот — Великой Отечественной, причем страницы пестрели номерами корпусов и дивизий без малейшей попытки хоть что-либо внятно объяснить. Первый том нового издания Дельбрюка вышел три года назад, второй — год спустя, однако впоследствии на ярмарке в «Олимпийском» продавцы на лотках на вопросы о третьем томе в течение двух лет неизменно отвечали: «В следующем месяце должен выйти», наводя Сергея с Николаем на мысль, что издательство просто прогорело. Новейшая информация Николая давала новую надежду, хотя и слабую. Попробовать, впрочем, стоило. Прерывая затянувшееся молчание в трубке, Сергей вздохнул.

— Ну что ж, в любом случае потомки нас поймут, а история нас оправдает. Давай съездим.

Договорившись встретиться у метро на проспекте Мира, они повесили трубки.

Жена, заставшая окончание разговора, расстелила в комнате половичок.

— Куда поедешь?

— В «Олимпийский». Вышел третий том Дельбрюка.

Жена уверенно покачала головой.

— Этого не может быть. — Она была в курсе дела.

— И тем не менее.

— Ну-ну. С Николаем?

— С кем же еще. Нас таких психов в Москве всего двое. Если б издательство догадалось выпустить эту книгу тиражом в два экземпляра, план по реализации был бы выполнен гарантированно. Тираж просто смели бы с прилавков.

Жена при воспоминании о Николае на секунду задумалось, придя в своих размышлениях к тому единственному вопросу, который она могла задать.

— Он еще не женился?

— Нет. Он дал зарок — пока не выйдут все семь томов, об этом не может быть даже разговора.

— Мужчинам лишь бы повод найти.

— Тем не менее. Если третий том действительно вышел, можешь считать его наполовину помолвленным.

— «Наполовину помолвленным» — это неплохо звучит.

— Ему бы тоже понравилось.

Получив от жены наставления, какие продукты купить на обратном пути, Сергей покинул квартиру.

Встретившись на площадке у входа в метро, они не спеша двинулись к спорткомплексу. Увидев издали колоссальную очередь к кассам, Николай философски приподнял брови:

— Что-то здесь сегодня как-то слишком много народу. Ты не находишь?

Сергей серьезно покивал.

— Очевидно, весть о выходе Дельбрюка распространилась мгновенно.

Отстояв несколько минут в быстро двигавшейся очереди и проникнув внутрь, они стали проталкиваться через толпу к известному им обоим лотку, торговавшему философской и исторической литературой. Добравшись до него, они задали вопрос о Дельбрюке. Продавщица, соображая, долго смотрела на них.

— В следующем месяце должен выйти, — произнесла она наконец.

Изобразив на секунду в урезанном варианте немую сцену из «Ревизора», они в замешательстве отступили от прилавка. Рядом находился один из входов в спорткомплекс, просторная площадка между двумя рядами стеклянных дверей, где контролеры проверяли билеты. Там, отделившись от толпы, они встали в углу, и Николай закурил.

Разогнав рукой дым, он с видом полководца, с трудом признающего свое поражение, поднял глаза на Сергея.

— Да, честно тебе скажу, такого я не ожидал.

Сергей усмехнулся:

— Надеюсь, ты не будешь подвергать репрессиям честную женщину, плохо разбирающуюся в немецких фамилиях?

Николай, затянувшись, покрутил головой.

— Все-таки меня интересует, кого именно она приняла за Дельбрюка.

— Как говорил Атос, легче тебе от этого будет?

— Да, ты прав. Это уже не изменит ничего.

Не сговариваясь, они посмотрели на шевелящуюся толпу.

Сергей искоса взглянул на Николая.

— Нам здесь еще что-нибудь нужно?

— Да вроде нет.

— Пойдем?

— Сейчас. Только докурю.

Оба несколько по-детски расстроенные случившейся неудачей, они на некоторое время замолчали. Привалившись плечом к стене, Сергей задумчиво оглядел бескрайние ряды книжных прилавков.

— Да, занятная ситуация. Море книг, а читать нечего.

Николай усмехнулся.

— Все относительно. Честный советский книголюб семидесятых годов, увидев все это, наверно лишился бы чувств — на манер гумбольдтовского персонажа, за секунду перенесенного из Сибири в Сенегал. Знаешь, в чем наша беда? Мы с тобой не книголюбы.

— Это точно. И никогда нам ими не бывать.

Отлепившись от стены, они вышли из спорткомплекса.

— Слушай, ты не находишь, что это какая-то дикая ситуация? Историческое сочинение завершено семьдесят лет назад, а мы ждем его том за томом, как роман с продолжением в журнале.

— Остается только примириться. — Сергей философски развел руками. — Что ж, видно, мы так и не узнаем, как сложились дальнейшие судьбы героев. А это было бы так поучительно. На чем там кончился второй том — на Велизарии и готах? История прекратила течение свое. Хотя, с другой стороны, ничто не ново под луной, нечто подобное уже было. Помнится, в самом начале перестройки, когда в разгаре была мода на нравственность, какой-то из толстых журналов вдруг начал печатать с продолжением Евангелие от Матфея. Точно так же, из номера в номер. Особенно хороши были примечания в конце каждой публикации — «Продолжение следует».

— Ну да. — Николай понимающе кивнул. — Тут важно было прервать на самом интригующем пассаже. «Взгляните на птиц небесных. Не сеют, не жнут, а…» Продолжение следует.

— Так и было. Кажется, даже было примечание, что автор репрессирован.

— Слушай, я, конечно, не склонен считать творение Дельбрюка богодухновенной книгой, но должен же быть у этих издателей страх божий? Или «в следующем месяце выйдет» — это у книготорговцев такое идиоматическое выражение, типа «до греческих календ», которое означает, что книга не выйдет никогда?

— Видимо, следует относиться к этому философски. Ладно, утешимся тем, что два тома у нас все-таки есть. В конце концов, сочинения Аппиана и Тацита тоже дошли до нас не полностью.

Сойдя с бетонированного возвышения перед спорткомплексом, они пошли по площади мимо церкви. Сергей с любопытством оглядел валившие мимо толпы людей, явно направлявшихся на ярмарку.

— Слушай, а что сейчас вообще читают нормальные люди?

— Понятия не имею. Сам я давно уже ничего не читаю. Остается лишь догадываться.

— Ладно. — Сергей махнул рукой. — Будем, по крайней мере, утешаться тем, что отечественная культура по-прежнему остается книжной.

— А что толку. Раньше книги покупали, чтобы поставить на полку, а сейчас — чтобы прочитать и выбросить. Вопрос, что лучше. В принципе мы стремительно идем к тому же положению вещей, что и в Америке, где книга, как и презерватив, является предметом одноразового использования. Так сказать, наша перспектива — безопасное чтение.

— Может, ты и прав. — Молча пройдя несколько шагов, Сергей констатирующе мрачно взглянул вокруг. — А Дельбрюка у нас все равно нет.

Подойдя к проспекту, внезапно поняв, что им некуда больше идти, они остановились, разглядывая окрестности. Из-за туч внезапно проглянуло солнце, на асфальт легли разом погустевшие тени. Сергей недружелюбно взглянул в его сторону.

— Солнце зачем-то появилось…

Николай понимающе кивнул.

— Да, это не солнце Аустерлица.

Наплывшая туча погасила краски. Глядя на враз потускневшую улицу и фигуры прохожих вокруг, на внезапном переломе настроения Сергей задумчиво взглянул мимо Николая.

— Слушай, Аустерлиц же был в декабре. Моравская возвышенность, снег, пруды подо льдом. Что там Толстой напридумывал про высокое синее небо? Ты когда-нибудь думал об этом?

— Конечно. Это солнце действительно было, по свидетельству очевидцев, весь день не было ни облачка. Другое дело, что реальный Тизенгаузен вряд ли мог бы рассматривать высокое синее небо, ведь солнце слепило, а клубящихся белых облаков, как в фильме, не было и в помине. Боюсь, что все, что ему оставалось, это закрыть глаза.

— И все же прав был Наполеон — вот прекрасная смерть.

— Что-то нас совсем в черный минор затянуло.

Дойдя до подземного перехода, они остановились у гранитного парапета.

— Ну, что делать будем?

— Для начала скажем «до свидания» этому заведению. Нас здесь не поняли.

— Это точно. Ну так что. Может, пройдемся куда-нибудь?

Сергей в затруднении поморщился.

— Как-то не умею я гулять просто так. Надо какую-нибудь цель найти. 'Гебе в городе ничего не нужно?

— Да вроде нет. А тебе?

— Тоже нет. Разве что продуктов купить для жены. Но это на заключительной стадии. От этого увеселения я тебя избавлю.

— Да уж, сделай милость.

— М-да. Ничего-то нам не нужно.

— Я и говорю, черный минор какой-то.

— Кстати, о миноре. — Сергей, привлеченный внезапно пришедшей мыслью, задумчиво взглянул на Николая. — Послушай-ка. А не съездить ли нам на Горбушку? Не могу ручаться, но сдается мне, что этот рынок отнесется к нам более благосклонно.

Николай скандализовано пожал плечами.

— А ты уверен, что мое присутствие там необходимо? Мои музыкальные способности тебе известны.

— Но ведь там не только компакт-диски.

— А что еще?

— Фильмы, видеокассеты. Видеораздел там ничуть не меньше музыкального.

— Гм… — Николай, раздумывая, усмехнулся. — А знаешь, может, ты и прав. Что-то меня в последнее время все мои подруги ругают, что у меня даже на видео посмотреть нечего. Говоришь, видеораздел большой?

— Половина рынка.

— А ты, случайно, не знаешь, есть там такой фильм «Пока ты спал»?

Сергей саркастически взглянул на Николая.

— Слушай, как говорится в анекдоте, «папа, кого ты об этом спрашиваешь?» Хотя название, честно говоря, не слишком впечатляет.

— Это моя теперешняя подруга интересуется. Все просила меня, чтоб я ей его достал.

— Чего ради?

— Говорит, что-то специфически женское. Во всяком случае, она мне даже запретила его смотреть без нее, если я вдруг его достану. Честно говоря, как раз название мне нравится. Есть в нем что-то актуальное. По крайней мере, в отношении меня.

— Ну-ну. Это, часом, не какая-нибудь лесбийская порнография? Название вполне располагает.

— Вот это мы и выясним. Ты-то там что искать будешь?

— Да мною чего. Эти названия тебе ничего не скажут.

— Ну что ж, в таком случае поехали.

Пройдя десяток метров, они подошли к месту, где склонный к англофильству Николай оставил свой Rover. За полчаса добравшись до «Багратионовской» и уперевшись в пробку, они вышли и не спеша двинулись по улице Барклая. За время, проведенное в автомобиле, погода неожиданным образом изменилась. Солнце в небе, целиком овладев ситуацией, мягко золотило шершавые стены домов, примирительно шелестела листва. Некоторое время они шли молча. Николай, внезапно усмехнувшись, с несколько юмористическим смущением взглянул на Сергея:

— Слушай, раз уж мы тут оказались, может, введешь меня в курс ситуации? Что сейчас происходит в музыке и вообще… А то как-то неловко появляться неподготовленным.

Сергей улыбнулся.

— А что тебя интересует?

— Ну, какие существуют группы и вообще. В студенческие годы я, конечно, что-то знал, но, сам понимаешь, бури деловой жизни… Группы сейчас те же или другие? По крайней мере, те, что были, существуют?

— Кого ты имеешь в виду?

— Гм… Ну, например, «Пинк Флойд»?

Сергей кивнул:

— Пять лет назад выпустили альбом. Может быть, еще лет через пять выпустят другой.

— Гм… Понятно. Ну что ж, может, оно и к лучшему. Ну а, скажем, «Юрай Хип»?

— Прошлым летом гастролировали в Москве. Кстати, перед этим тоже выпустили альбом.

— Ну, ты его купил?

— Нет.

— А что так? Почему?

— Ну, там же сейчас нет Хенсли. Вряд ли без него это будет что-то интересное.

— А, ну да. — Николай с притворным сочувствием покивал. — В самом деле. Там же нет Хенсли. Без Хенсли это, конечно, не то.

Сергей, подозрительно покосившись на него, промолчал.

— Ну а что сейчас вообще интересного в музыке? Какие-нибудь новые явления? Ты-то сам, наверно, что-то слушаешь?

Сергей, невольно втягиваясь в разговор, на секунду задумался.

— В принципе все, что есть серьезного в современной музыке, делается в металле, в стилях gothic-doom и sympho-black, отчасти progressive. Тут в последние годы своего рода расцвет. Ну а в остальном практически мало интересного.

Николай понимающе покивал.

— Ну что ж, этого следовало ожидать. Я имею в виду, конечно, progressive. В принципе, помнится, даже в старые времена в некоторых газетных статьях проводилась мысль, что рок в общем и целом — прогрессивное явление.

Сергей с интересом взглянул на него.

— Издеваешься?

Николай скромно потупил глаза.

— Ну так, по мере сил.

Впереди показалась запруженная машинами поперечная улица и вход на ярмарку. Перейдя улицу, они вошли в аллею. Бесконечные ряды прилавков с компакт-дисками тянулись с обеих сторон. Народу было меньше, чем обычно, возможно, многих отпугнула утренняя ненастная погода, грозившая проливным дождем. Толчеи не было. Сергей вздохнул.

— Ну что ж. Теперь давай пойдем не спеша.

Со всех сторон звучала музыка. Сергей, которому хватало одного взгляда, чтобы понять ситуацию, спокойно проходил мимо прилавков, Николай, со скептическим любопытством неофита, задерживался у некоторых из них, разглядывая корешки компакт-дисков и пытаясь понять, что все это означает. Оказываясь у прилавков с видеокассетами, они спрашивали про интересовавший Николая фильм, но вразумительных ответов не получали. Увидев, что Николай задержался у одного из прилавков, Сергей подошел к нему. Приглядевшись и увидев на наклейках видеокассет многозначительную надпись «с переводом», он понимающе усмехнулся. Николай, заметив его присутствие и все еще рассматривая кассеты, с улыбкой мельком взглянул на него.

— Честно говоря, нигде не видел в одном месте такого количества порнографии.

Сергей с улыбкой кивнул.

— Там дальше под это целая аллея.

— Ну-ну.

Продавец терпеливо разглядывал их.

— Вам что-нибудь посоветовать?

Николай поспешно покачал головой.

— Да нет, спасибо. Так, смотрим.

Сергей, мстительно сдержав улыбку, заинтересованно взглянул на продавца.

— Скажите, у вас есть такой фильм — «Пока ты спал»?

Продавец задумался.

— Что-то не припомню. А это жесткий секс?

Сергей кивнул на Николая.

— Вон ему подруга даже в одиночку смотреть запретила.

— Если это садизм-мазохизм, то это у Витька, там дальше, за углом. У него там весь хард-кор. У меня только красивые фильмы. Клипы.

— Ну понятно.

Они пошли дальше. Николай с интересом взглянул на Сергея.

— Издеваешься?

— По мере сил.

Кругом шумела ярмарка. Незаметно усилившийся ветер затянул небо тучами. Солнце пропало. В теплом шелесте листвы, среди негустой, не мешавшей им толпы они шли по аллее.

Николай с любопытством взглянул на Сергея.

— А ты здесь покупаешь порнографию?

Сергей коротко покачал головой.

— Нет. Ленка этого не любит. К сожалению. Как ты понимаешь, это такие вещи, которые следует держать дома, только если это нравится обоим.

Николай задумчиво кивнул.

— Да, я это тоже иногда включаю как фон. Кстати, обычно они сами просят. У меня сейчас подруга, так она вообще не может заниматься этим в тишине. Так уж лучше это, чем какие-нибудь «Вести». Кстати, большинству почему-то нравится не просто порнография, а что-то связанное с садизмом и изнасилованиями. Вот и этой моей подруге тоже. Все обижалась на меня за то, что у меня с изнасилованиями никаких фильмов нет.

— Я тут тебе звонил месяц назад, какой-то девичий голос трубку брал. Это она?

— Месяц назад? — Николай задумался. — А, ну да. Это уже она.

— Слушай, мы ж с тобой так долго разговаривали. Что ж ты не сказал, что занят, я б тебя не стал отвлекать.

Николай махнул рукой.

— Пустяки. Ну и, кроме того, это не называется отвлекать. Тут вообще другая ситуация. Она сейчас у меня живет.

— Живет?

— Ну да, переехала. Ей же всего двадцать лет. Или сколько там — двадцать два.

— И что это означает?

Николай скучающе поморщился.

— Да то же, что у всех. Видишь ли, в двадцать с небольшим у них у всех одни и те же трудности. Они перестают себя в собственной квартире чувствовать как дома. Они ведь уже взрослые, и интересы у них взрослые, а живут они все с родителями, плюс еще обычно младший брат, или сестра, которые живут с ними в одной комнате, трогают их вещи… Им все время неуютно, у них в собственном доме нет своего угла. Поэтому при первой же возможности каждая из них старается переехать к своему мужчине. Тем более если он живет один, как я.

— Переехать? А ты позволяешь?

Николай махнул рукой.

— А, это стихийно-постепенный процесс. Понимаешь, сначала в квартире появляется женщина, а потом начинают появляться ее вещи. Я это изучил, я уже не сопротивляюсь. Причем всегда в одной и той же последовательности. Сначала зубная щетка, потом гель для душа, потом рукавичка для душа, потом лак для ногтей, потом лак для снятия лака для ногтей, потом тапочки, потом халатик, а потом «слушай, у меня тут сейчас дома такая напряженная обстановка, можно я у тебя поживу недельку, а то просто уже достали, сил нет». В общем, я тебе говорю, все естественно. Ты и оглянуться не успеешь, а она уже у тебя живет. Причем все произошло так незаметно. В общем, вот такая жизнь.

Сергей, слушая это, философски усмехнулся.

— Ну что ж, может, оно и к лучшему. По крайней мере, присутствие женщины должно привнести некую бытовую организованность в существование такого скуперфильда, как ты.

Николай с комически задетым выражением покачал головой.

— Вот напрасно ты так думаешь. Как раз все в точности наоборот. Когда в доме появляется женщина, порядка не жди. Порядку конец. Это я уже проходил. Понимаешь, когда в доме женщина, следы ее жизнедеятельности не сконцентрированы в каком-то одном месте, они равномерно распределены по квартире. Косметички, молочко для лица, «Либрез супер», журнал «Космополитен», колготки, цепочки, макияжные карандаши, кисточки, сигареты — понимаешь, это все как-то везде. И главное, все как-то непараллельно. — Николай усмехнулся. — Исключение составляют первые несколько дней, когда они только переселяются к тебе. Тут они полны энтузиазма, все они стремятся показать, какие они хорошие хозяйки. Ходят с серьезным видом и критикуют тебя за беспорядок в доме. Моя теперешняя, как въехала месяц назад, тоже была решительно настроена. В первый же день вымыла все полы, выстирала занавески, помыла окна, хотя я ее об этом и не просил. Но этого энтузиазма ненадолго хватает, через неделю от него и следа не остается. Всюду бардак, в раковине гора грязной посуды, о том, чтобы второй раз пол не то что помыть, а даже подмести, — об этом даже речи нет, это им и в голову не приходит. В общем, порядок — это не женская стихия. — Он, развеселившись, крутанул головой. — У меня тут как-то была одна моя подруга, тоже в свое время месяца два у меня жила, посмотрела кругом — все уже на своих местах, все — параллельно, она говорит: «У тебя уже такой везде порядок, что смотреть противно». Хотя, с другой стороны, этот первый этап, он, пожалуй, самый счастливый.

— А потом?

— А потом… А потом начинаются намеки. Ну, скажем, ты поневоле знакомишься с ее родителями, потом она тебе говорит: «Маме ты понравился». — «И что она сказала?» — «А она сказала: выходила б ты за него замуж…» Или начинает рассказывать, как выходили замуж ее подруги. Выходили-то они в основном неудачно, она этого не скрывает, но среди рассказа вдруг вздох: а жаль, семья ведь в принципе такая классная штука. И молчит, проверяет твою реакцию. Или наоборот, вдруг начинает рассуждать, какая глупость рано заводить семью и что замуж она в ближайшее время ни в коем случае не собирается. В общем, сгущается атмосфера. Это, так сказать, второй этап.

— А третий?

Николай прохладно посмотрел куда-то в сторону.

— А третьего не бывает.

Сергей, благодушно слушавший все это как рассказ о чем-то любопытном, но бесконечно далеком от его жизни, с улыбкой покосился на Николая.

— Где ты с ними знакомишься?

— Да где угодно, хоть на улице. Помнишь, как это было в институте?

— Не думал, что ты это практикуешь до сих пор.

— А сейчас это еще легче. Сейчас же, в сущности, сексуальный рай. Новое поколение подросло, оно на это смотрит гораздо проще. Сам подумай, лет пятнадцать назад мыслимы ли были отношения между двадцатилетней девушкой и тридцатипятилетним мужчиной? Им и в компании-то вместе появиться было б нельзя — их бы заклевали. А сейчас все просто. Большая часть моих знакомых по бизнесу имеет жен и подруг лет на пятнадцать младше себя, и ничего, все довольны. Барьер между поколениями преодолевается самым простым, естественным путем. И наиболее приятным для обеих сторон. — Николай с видом ветерана-активиста наставительно поднял брови. — В общем, поколение подросло интересное, творческое, есть с кем работать, кому передать свой опыт…

— Думаешь, дело в поколении?

— Да нет, конечно. Экономическая ситуация. В сущности, сегодняшним молодым женщинам не позавидуешь, им не на кого опереться. Два-три процента их сверстников пошли круто вверх, а процентов семьдесят точно так же пошли круто вниз. А им ведь надо рожать: двадцать пять — двадцать семь — самый детородный возраст. Срабатывают инстинкты, природа инстинктивно ищет выхода. В сочетании с ослаблением нравов все это и дает кумулятивный эффект.

— Ты хорошо разбираешься в вопросе.

— Не во мне дело, это ж общая тенденция. Кстати, что тебе мешает идти в ее русле. Ну да, ты живешь с семьей, но, в конце концов, купи себе хотя бы однокомнатную квартиру — денег, я думаю, у тебя хватит — и перебазируй свою личную жизнь туда. Все равно ты дома бываешь мало, все время на работе, так что все это может длиться годами, можно гарантию дать, что твоя жена так ничего и не заметит. — Николай упреждающе-уважительно развел руками. — Нет, я тебе никоим образом не хочу навязываться, я так понимаю, ты вполне счастлив в своей семье, просто имей в виду, мир многогранен, есть и такая возможность.

— Ладно, буду иметь в виду.

Николай с улыбкой присмотрелся к Сергею.

— Я вижу, я тебя не убедил.

— Ну почему. Ты говоришь совершенно правильные вещи. Просто… — Сергей, взглянув в небеса, усмехнулся. — Всякий совет хорош для того, кто его дает. То, что органично для тебя, вряд ли подойдет для меня. И наоборот. Да ты и сам это понимаешь.

Николай убежденно покачал головой.

— Этот совет подходит всем.

— Если все, то не я. — Сергей улыбнулся. — Ну а если серьезно, то о чем ты говоришь? Я же не сожительствую с ней. Она уже давно часть меня. Мы с ней очень близки.

— Ну слушай, о чем ты говоришь. Я же совершенно о другом. — Николай поспешно поднял руки. — Но, впрочем, не буду вторгаться в столь тонкие материи. Честно говоря, мне всегда казалось, что она не совсем подходит тебе, но, впрочем, я вполне могу и ошибаться, возможно, у вас и в этом полная гармония. Учитывая, что ты единственный из моих знакомых, кто не развелся, я вполне готов в это поверить.

Сергей, улыбнувшись, кивнул.

— Ты на многое готов ради меня.

Николай с интересом посмотрел на него.

— Значит, все-таки — нет?

Сергей, задумавшись, посмотрел себе под ноги.

— Что тебе сказать… Страстной ее, конечно, не назовешь. Но, впрочем, это никогда не было секретом для меня.

— И, зная это, ты все-таки женился на ней?

— Мне было двадцать пять, когда я женился на ней. И я был чертовски самоуверен. Понимаешь, в двадцать пять тебе кажется, что ты знаешь о женщинах все. И главное, ты начинаешь думать, что ты все умеешь. Я знал, что темперамент у нее флегматичный, но я был уверен, что мне удастся довернуть ее в нужную сторону, переделать ее под себя. И не то чтобы я особенно ошибся, она прогрессировала, до твердой четверки я ее дотянул. Но, видимо, есть предел, поставленный самой природой. То, чего бы я хотел, я, видимо, никогда не смогу от нее получить.

— А может, ты смирился с этим еще тогда?

— Трудно сказать. Тогда я мало думал об этом. Понимаешь, она очень хотела за меня замуж. Это было видно, да она и не скрывала этого. И это решило все. Я видел, что она доверяет мне. Я подумал, если я в своей жизни не смогу сделать счастливым хотя бы одного человека, на кой черт я вообще нужен? Наверно, это и было главным.

— Ну, если это главное для тебя и сейчас, то вопрос чисто технический.

— Я думал об этом. Понимаешь, те аргументы, которые обычно выдвигают против супружеской измены, они же смехотворны. Говорят, что этого нельзя делать, потому что она может узнать и это будет для нее травмой. Значит, если не узнает, то можно? Или что нельзя потому, что можно заразиться и потом заразить ее какими-то там болезнями. А если бы такой опасности не было? Дело же совсем в другом.

Николай с сомнением взглянул на Сергея.

— Интересно, в чем же.

— Что тебе сказать… Представь себе женщину — добрую, веселую, несмотря на какие-то житейские мелочи в общем-то счастливую. Которую любит муж, которая знает об этом, все у нее хорошо. И вдруг ты узнаешь, что все эти годы муж изменял ей — продуманно, расчетливо, аккуратно обставляя все так, чтобы ничто не раскрылось. Что ты подумаешь об этой женщине? Наверно, ты пожалеешь ее. Ее счастье было иллюзией, ее жизнь не удалась, в основе ее был обман, она унижена. А теперь представь, что на твоем месте не ты, а я. Пусть никто не знает об этом, но я, который это сделал, я — то знаю. Я сделал ее счастье иллюзией, я любил ее и я же унизил. Изменяя любимому человеку, мы унижаем его в сердце своем. Я не хочу ее унижать, даже если никто, кроме меня, не будет знать об этом. Я хочу, чтобы ее счастье было настоящим. Думаю, других аргументов против измены вообще не существует.

Николай недоверчиво взглянул на него.

— И ты думаешь, это будет оценено?

Сергей убежденно покрутил головой.

— Никогда не будет. Наоборот, если она вдруг каким-то образом узнает про такие мысли, обида будет страшной. Сама мысль о том, что сохранять верность ей — это для меня жертва, будет для нее оскорбительной.

— Ну что ж, хорошо, что ты это понимаешь.

Он щелкнул пальцами.

— Между прочим, ты сказал правильную вещь. Женщина не ценит жертв. Все, что делается для нее хорошего, она воспринимает как само собой разумеющееся, как будто иначе и быть не может. И именно поэтому тот, кто жертвует ради женщины, взамен не получит ничего. Женская любовь и преданность добываются совсем другими путями.

— О чем ты?

— Да все о том же. О том, что в жизни действуют совсем другие законы. Чтобы женщина тебя полюбила, ее надо обидеть. Причем сильно. Когда ты женщину любишь и все делаешь для нес, ей с тобой хорошо и комфортно. Ты добился своей цели — ей с тобой хорошо. А если ей хорошо с тобой, то ей хорошо и без тебя. И она спокойно может заниматься своими делами, развлекаться, и, главное, она о тебе не думает. А что ей о тебе думать — все ведь хорошо. И она может, например, пойти на вечеринку и там напропалую развлекаться и флиртовать с другими мужчинами, начисто забыв о тебе. А ты думаешь, что же это она такая бесчувственная, я места себе не нахожу, а ей вроде бы на все наплевать. А когда ты ее обидишь, она впервые начинает о тебе думать. Она начинает рассуждать, сопоставлять, пытается внутренне тебя оправдывать, она думает: как же так, мне же было с ним хорошо, он же хороший, что же случилось? Может, ее даже посетит мысль — может, я в чем-то виновата? Это как затравка, которую бросают в раствор, и вокруг нее образуется кристалл. Кристалл — это и есть любовь. Любовь возникает, когда нарушен покой. Кого больше всего любят? Любят тех, кто ничем не жертвует, ни в чем себя не ограничивает и не боится обижать. Их любят потому, что о них все время думают. Если хочешь, чтоб тебя любили, — обижай. Сделай человеку хорошо, а потом сделай ему плохо — и любовь тебе обеспечена. Подумай над этим.

Указующе ткнув в воздух перстом, Николай полез за сигаретами. Дожидаясь его, Сергей посмотрел поверх деревьев.

— Что тебе сказать… Ты опять даешь советы самому себе. Кстати, не забудь выполнить. А насчет того, что ты сказал… Есть одна черта, которую я не могу переступить. Да и не хочу, ее не надо переступать. Прав был Наполеон, есть вещи, которых не делают. Понимаешь, женщина не может быть противником. Ты можешь ее назначить себе противником, ты можешь в этом случае все продумать и ее переиграть, ты даже наверняка выиграешь, но как только ты начинаешь воспринимать женщину как противника, с которым надо бороться, и начинаешь всерьез обдумывать методы борьбы, ты кончился как мужчина. Тебе конец. Есть масса книг и высказываний, изображающих взаимоотношения мужчин и женщин как некую войну — все они написаны сопляками. Ницше говорил — отправляясь к женщине, не забудь с собой хлыст. Из этого я заключаю, что он был импотентом. Хотя не в этом дело. Это пример падения. Он унизился до того, чтобы считать женщину противником, и тем самым вычеркнул себя из списка людей, к которым можно относиться всерьез. Одной этой фразы достаточно, чтобы свести к нулю все тома его философских рассуждений. Всем им место в мусорном ведре, как и ему самому. Ты прав, надо трезво смотреть на женщину. Надо понимать, что все эти популярные рассуждения о том, что женщина — это источник тепла, что она основа семьи, хранительница очага, что она дарит поддержку и душевное участие, — все это чепуха. Это миф. Если ты начнешь воевать с мифом, ты добьешься успеха так быстро и так просто, что тебе будет стыдно твоей победы. От женщины нельзя ждать ни помощи, ни спасения, ни участия. Может, она и в состоянии все это дать, но она не может давать это постоянно. У нее совсем другие задачи и другое предназначение. Надо брать все на себя, выполнять свой долг и терпеть. Поэтому, перефразируя Ницше, скажу — отправляясь к женщине, оставь свои проблемы дома. А если живешь с женщиной, оставляй за порогом. Кстати, в семье все зависит от мужчины. На сто процентов. Если он решит для себя сохранить семью, он ее сохранит, не захочет сохранить — никакие женские хитрости и уловки его не удержат. Может, и есть семьи, где все зависит от женщины, но это как раз те семьи, где без мужчины вполне можно обойтись. Они от этого только укрепятся, можешь мне поверить. И не надо в женщине искать опору и человека, с которым можно делиться своими проблемами, как это часто с умным видом говорят. Это, кстати, еще одна чушь. Я вообще не понимаю, как это можно — делиться проблемами с близким человеком. Наоборот, близкого человека надо оберегать от проблем. Делиться… Делиться надо хорошим. Не надо ни на кого надеяться, не надо ни с кем бороться, надо просто делать все самому. И вряд ли тут можно придумать что-то еще.

Николай, прищурено слушавший эту речь, убежденно покачал головой.

— Эффектно, но неверно. Ты снова совершаешь ту же ошибку. Ты идешь навстречу не реальным потребностям женщины, а каким-то своим мифам, которые ты сам себе создал. Ты изо всех сил стараешься быть хорошим вместо того, чтобы быть естественным. А у женщин как раз от природы острейшее чутье на всякую неестественность. Это заставляет их настораживаться. Это притормаживает ответные чувства, женщина перед тобой не раскроется. И будет права, потому что неестественность в свою очередь означает неискренность. Она инстинктивно почувствует, что твои действия вызваны не любовью к ней, а желанием ублажить какие-то твои внутренние принципы или снять внутренние неустройства. Ты предлагаешь женщине заботу, в которой она не нуждается. Ты, извини, как тот придурок, который каждые пять минут спрашивает: «Ты кончила или нет?» Кстати, откуда ты вообще знаешь, что женщине непременно нужно, чтобы ты был хорошим? Может, ей, наоборот, нужно, чтобы ты был подонком?

Увидев урезонивающий взгляд Сергея, Николай веско покачал головой.

— Между прочим, я не шучу. Очень часто именно так и бывает. Едва ли не большая часть женщин в известные периоды своей жизни предпочитает иметь дело с подонками.

Сергей покачал головой.

— Что-то ты зарапортовался.

— Вовсе нет. — Николай, посерьезнев, прищурился. — Это же естественно. Понимаешь, женщина к определенному моменту уже устает от разочарований. Ее уже много раз обманывали, она уже много раз обжигалась, поэтому она уже инстинктивно начинает сторониться мужчин с внешностью порядочных людей, чтобы лишний раз не испытать разочарования. И она сознательно предпочитает компанию эгоистичных, самовлюбленных подонков, которых тоже умеет распознавать и различать. Ей так спокойней. Она этот тип уже изучила, она знает, чего от них ожидать, иллюзий относительно них у нее нет, значит разочарований не будет. Никаких неожиданностей, ситуация под контролем. Ее даже забавляет наблюдать за ними, за теми глупостями, которые они могут говорить или делать от собственного самодовольства и непонимания ситуации. Ей приятно чувствовать себя выше их, ощущать свое превосходство над ними. И вместе с тем, если мужчина красивый, можно без лишних проблем получить свой кусочек удовольствия. Женщины даже ждут таких мужчин.

Сергей усмехнулся:

— И тут появляешься ты.

Николай скромно развел руками.

— Ну, я же не делаю это специально. Я выступаю в своей естественной роли, таким, какой я есть, и, в общем-то, я рад, что могу внести посильный вклад в их душевное благоустройство. Между прочим, я же вовсе не говорил, что обижать женщину надо непременно сознательно. Напротив, это совсем ни к чему, да это и неприлично. Просто веди себя естественно, и ты ее обидишь уже этим. Это, знаешь, очень легко получается. А ты вместо того, чтобы быть естественным, следишь за собой, создаешь себе запреты и этим не даешь женщине себя полюбить. Ты ей просто-таки мешаешь. — Он назидательно поднял палец. — А вот я — не мешаю. И это еще большой вопрос — в чем больше правды жизни и реальной радости для женщины — в моем незамысловатом поведении или в твоих моральных победах.

Сергей махнул рукой.

— Я во всем буду с тобой соглашаться. Для тебя это органично, а раз так, о чем говорить? Ты прав, ты всегда будешь в выигрыше. В личной жизни выигрывает тот, для кого она имеет меньшее значение, — это логично, как всякая несправедливость. Я ведь с тобой расхожусь не в логике. Просто нужно ли ее применять? Как-то неловко быть логичным, когда игра идет не на равных. Мужчина и так хозяин всего. Человеческая культура — это чисто мужская культура, и человеческая цивилизация — это чисто мужская цивилизация. Доведись женщинам строить свою цивилизацию, она была бы совершенно другой. Я, кстати, не уверен, что было бы хуже. Было бы меньше прогресса, но, кто знает, может быть, и меньше крови. По крайней мере, до атомной бомбы они бы точно не додумались, и мир не стоял бы в свое время на грани катастрофы. — Сергей, развеселившись от неожиданной мысли, крутанул головой. — И мне не пришлось бы в свое время тратить два года на расчеты спецрежимов передачи телеметрии в условиях электромагнитных возмущений, вызванных ядерным взрывом. А это дорого стоило, можешь мне поверить.

Николай с любопытством взглянул на Сергея.

— Но ты рассчитал?

— Смоделировал кое-как. Специальный алгоритм помехоустойчивого кодирования кодами Рида — Соломона с каким-то диким кодовым расстоянием. Тебе как бывшему двигателисту это малоинтересно. Но я не об этом. Женщине не очень-то уютно в этом мире, она живет по чужим законам. Какие там логические построения, какая естественность. Все и так до того естественны, что дальше некуда. Просто не хочется собственной деятельностью усугублять такое положение.

Николай задумчиво посмотрел вдаль.

— Я понимаю, о чем ты, но, боюсь, ты ошибаешься и в этом. Между прочим, умная, твердо стоящая на ногах женщина вряд ли будет тебе благодарна за такие слова. Твоя жалость покажется ей оскорбительной.

Сергей пожал плечами.

— Моя жалость — мое личное дело. Неужели ты думаешь, что я хоть какой-то женщине расскажу об этом?

Николай кивнул.

— Вот-вот. Об этом я и говорю. Для тебя взаиморасчеты с самим собой важнее твоей же реальной жизни. И это, боюсь, не доведет тебя до добра. Остерегайся, мой друг. Духовность — вещь опасная. — Он, веселясь, поднял палец. — А в сочетании с моногамией, на которую ты себя обрек, это вообще уже чересчур много для нормального человека. Рассуждения о чувстве долга и ответственности хороши, но неприменимы именно к этой стороне жизни. И ты в своей позиции кое в чем принципиально не прав. Ты повторяешь основную ошибку либералов, ты пытаешься распространить принципы нравственности на законы природы. А природа не любит, когда ее обобщают. Она мстит за это. Попробуй доказать, что я не прав.

Сергей поморщился.

— Что-то ты в своем полемическом задоре куда-то не туда забрел. Не надо, знаешь ли, про либералов. Пусть уж лучше мне отомстит природа.

Николай философски покивал.

— Да, наверно, ты прав, наверно, не надо. Все-таки, как-никак, выходной. Хотя меня вот всегда интересовало, постигнет ли их всех когда-либо хотя бы в какой-то форме гнев божий. Так сказать, закрутятся ли вокруг них в адском пламени призраки тех, кого они своей богопротивной деятельностью лишили финансирования.

Сергей махнул рукой.

— Не демонизируй обыденностей мира сего. Заговоров нет, все куда скучнее. Отечественными либералами движет природная лень и ненависть к математике.

Николай усмехнулся.

— Скорее, неправильное половое воспитание.

— Ну, одно другого не исключает. Как раз сочетание одного с другим и вызвало к жизни это поколение рассерженных пожилых людей.

Николай, посмотрев вдаль, прищурился.

— Как ты думаешь, почему все развалилось?

Сергей пожал плечами.

— В стране не было подлинной интеллектуальной элиты. А те, кто претендовал на эту роль, для нее не годились. Они, конечно, любили порассуждать о том, что так жить нельзя и в какую пропасть мы катимся, но, порассуждав, они шли себе куда-нибудь на партсобрание, или к девкам, или в писсуар и на этом считали свою миссию выполненной. Говорят, в жизни все решает случай, но к нему надо быть неслыханно готовым. Вот случай настал, а неслыханно готовых не оказалось.

Николай приподнял бровь.

— Ну, почему же? Я знаю кое-кого, кто оказался готовым просто неслыханно. И проявил невиданное проворство.

Сергей отмахнулся.

— Это не то. Это всякие там аппаратчики, переквалифицировавшиеся в банкиров. С ними все просто. Первую половину жизни шли курсом партии, вторую — курсом доллара, в обоих случаях колебались вместе с курсом. Теперь от них все требуют судьбоносных решений и моральной ответственности, а они еще сами толком не могут понять, что делать с этой прорвой богатств и сопутствующих проблем, что рухнула им в руки. Все тот же случай человека, перенесенного из Сибири в Сенегал. Они не готовы. Задача капиталиста — обслуживание капитала, а черт его знает, как его теперь обслуживать. В этом, кстати, сложность развития современных технологий. К нам постоянно приходят всякие банкиры посмотреть на наши разработки. Они знают, что деньги надо куда-то вкладывать и что надо вкладывать во что-то современное, но с ними невозможно разговаривать. Начинаются все эти детские разговоры — я деловой человек, дайте мне гарантии. Я дам вам деньги, но дайте мне гарантии, что все это будет работать и принесет прибыль. Поневоле хочется спросить, какие же гарантии я тебе могу дать, если ты в этом ни хрена не понимаешь. Очень трудно объяснить человеку, всю жизнь торговавшему фальшивыми китайскими куртками, да хотя бы и нефтью, вещи, относящиеся к наиболее наукоемким областям новейших технологий. В результате топчемся на месте, где нужен год, там тратим два.

— Ну и как вы со всем этим живете?

— Да, в общем, нормально живем, текущая-то продукция налажена. Помогла непроходимая тупость американцев. Им бы лет пять назад, когда в стране вообще не было денег, сбросить цены по-настоящему, раз в пять, — весь отечественный рынок был бы их. Потом их можно было бы обратно поднять, на их аппаратуру бы уже подсели, деваться было б некуда. Если бы они тогда так сделали, сегодня у меня была б другая профессия. Но они в своем высокомерии решили, что русский рынок от них и так никуда не денется. А мы за эти годы подсуетились, перевели все на западную элементную базу, в результате сегодня ни от «Ризингса», ни от «Дигителя» ни в чем не отстаем, а цены вдвое ниже. Пятьдесят процентов от отечественного рынка — максимум, что они сейчас могут получить. Хотя лезут, конечно, усиленно рвутся.

Николай флегматично покачал головой.

— Ну что ж, молодцы. Отрадно слышать, что хоть, где-то все обстоит более-менее нормально.

— А как дела в твоем бизнесе? Что-то давненько ты мне ни о чем не рассказывал.

Николай скучающе пожал плечами.

— Как… Спекулирую, как все. Это все неинтересно. Беспредметно это все. Не оправдывает себя.

— То есть как не оправдывает?…

— Я не о том. — Николай, поморщившись, неохотно посмотрел в сторону. — Понимаешь, можно какое-то время делать из денег еще какие-то деньги, но это не заполняет внутренние пустоты. Скучно. Ты прав, от человека, всю жизнь торговавшего китайскими куртками, трудно требовать самодостаточности. Я честный выпускник МВТУ имени Баумана, специалист по ходовой части танков. Я не против делать из денег деньги, но мне тоже нужно, чтобы это шло в русле какого-то реального общего дела, чтоб маячила осмысленная цель. А жизнь этого не предлагает. Нет цели, усилия уходят в песок. В итоге все как-то бессмысленно и скучно.

Сергей с сомнением взглянул на Николая.

— Ну, с этим я тебе могу помочь. Вот мы сейчас разрабатываем модем на сто пятьдесят мегабит. Это будет революция в нашей отрасли. Вложись — и осмысленность тебе обеспечена.

— Что тебе сказать… — Николай с извиняющейся улыбкой развел руками. — Я деловой человек, мне нужны гарантии…

— Ну понятно. — Сергей философски оглядел Николая. — Учение Маркса не всесильно, но, судя по всему, оно действительно верно. По крайней мере, в отношении некоторых вещей.

— Ну да. — Николай охотно покивал. — В отношении некоторых, особо тупых субъектов бизнеса. — Он вздохнул. — Боже, до чего грустна Россия. Жениться, что ли?

— А потом будешь выпрыгивать из окна?

— Все может статься. Вопрос, с какого этажа. В этом отличие от времен Гоголя. Степень трагизма определяется этажностью.

— Ну-ну. — Сергей, усмехнувшись, похлопал Николая по плечу. — «Не женись, мой друг, не женись, пока не скажешь себе, что сделал все, что мог, пока не почувствуешь, что уже ни на что не годен. А то пропадет все, что есть в тебе хорошего и высокого». Кстати, что это ты вдруг об этом заговорил?

Николай махнул рукой.

— Да так, момент соответствующий. Подруга, о которой я тебе рассказывал, впервые стала намеки делать. Два месяца держалась, я уж думал, наконец повезло, но нет, не выдержала все-таки. Не хотелось бы мне, чтоб начинался второй этап, ох не хотелось.

— И что будешь делать?

— Не знаю, подожду, может, рассосется. С мозгами у нее все в порядке, умная, может, поймет, что эта тема не приветствуется. Да и вообще, расставаться бы не хотелось.

— Значит, она что-то собой представляет?

— Бывшая журналистка, сейчас работает в турфирме. — Николай, усмехнувшись, щелкнул пальцами. — Кстати, любопытная иллюстрация к вопросу о провале отечественных технологий и его влиянии на молодежь. Она американофилка. Ценит все американское и, как она говорит, изучает американскую жизнь. Изучает, как ты понимаешь, в основном по кинофильмам. Я, сам понимаешь, этого не поощряю, так что свободное от секса время проводим в идеологических спорах.

Сергей развел руками.

— Два мира, две системы.

— Да. Но это еще не все. Она пишет роман из американской жизни. Написала уже три главы.

— Ого. Значит, творческая личность, тебе повезло.

— Ну да. Она мне читала отрывки. Ты знаешь, это дорогого стоит, я тебе сейчас расскажу. Действие происходит в наши дни. Главных героев зовут Джордан и Дениза. Джордан — богатый, а Дениза — красивая. Сейчас она пишет эпизод, когда Джордан и Дениза наняли легкий самолет и летят над Долиной Смерти. Они летят и трахаются. Я ей говорю: а штурвал он что, к члену привязал? Нет, говорит, они летят с пилотом. Я говорю, а пилот тоже в этом участие принимает? Нет, говорит, пилот пилотирует. Он сидит спиной. Но потом пилот, видимо не выдержав всего этого, внезапно теряет сознание, самолет соответственно теряет управление и врезается прямо в Долину Смерти. Пилот погибает. А Джордан и Дениза остаются в живых. Они оба ушиблись, но Дениза меньше, потому что она была сверху. И вот они оба, ушибленные, ползут по Долине Смерти. Я говорю — и трахаются? Как же, говорит, они могут трахаться, они же ушибленные. Ну так ведь, говорю, Дениза меньше, она же была сверху. Нет, говорит, они просто ползут. А дальше, говорит, я еще не придумала. Я говорю, ну ты хоть как-нибудь взвихри сюжет, раз уж пишешь коммерческий роман. Пусть, например, они летят не над Долиной Смерти, а над Арабскими Эмиратами, и Дениза после катастрофы попадет в гарем к какому-нибудь шейху, который будет тщетно добиваться ее любви, а Джордан ее спасет. Ну и трахнет. Она говорит — слушай, какой ты умный. Вот так.

Сергей пожал плечами.

— Ну, так она еще ребенок.

— Конечно, ребенок, хоть у самой две дочки-близняшки, залетела на первом курсе. Но симптоматично, каково пространство мечты у этих детей. Я тебе говорю — вот результат провала отечественных технологий и всеобщего распада. Так что доделывай скорее свой кодек на пятьдесят два мегабита.

— На сто пятьдесят пять. На пятьдесят два, точнее, на пятьдесят один, у нас уже есть.

— Значит, пятьдесят одного недостаточно. Я тебе говорю, пока мы не освоим современных технологий, вся наша молодежь будет трахаться в Долине Смерти.

— А пока всякие разъевшиеся толстосумы вроде тебя будут требовать у нас гарантий, вместо того чтобы вкладываться в отечественную промышленность, мы вообще будем трахаться без всякого результата на манер того отрубившегося пилота. — Сергей мотнул головой. — Вообще — символичную сказку сочинила твоя подруга.

Николай, улыбаясь, покосился на Сергея.

— Сколько тебе нужно на твой модем?

— Двести тысяч баксов.

— Нет, столько не могу. У меня сейчас проблемы, завал на таможне.

— Да ладно, справимся как-нибудь.

Николай усмехнулся.

— Что-то не получается у нас смычки торгового капитала с промышленным.

— Не это главное. — Сергей, задумавшись, взглянул вдаль. — Все-таки в странное время мы живем.

— О чем это ты?

— Да так, обо всем. Перемешанные судьбы, растерянность, какие-то балаганные превращения и порывы к счастью. — Он остановившимся взглядом посмотрел на Николая. — Знаешь, у меня был сон. И что-то он не идет у меня из головы.

— Сон?

— Да. И какой-то непривычно ясный. Я разговаривал с человеком. Это был человек девятнадцатого века — европеец, но хорошо знающий русскую жизнь. Какая-то помесь Клаузевица с Шатобрианом. И он сказал мне: «Вы не понимаете сущности века, в котором живете. Вы не можете представить себе того, что произойдет буквально через два-три года. А может быть, и через несколько дней».

— И что же произойдет?

— И я спросил его, что же произойдет. Он сказал одну фразу, очень короткую. Знаешь, что он сказал?

— Нет.

— Он сказал — слова вернутся в словари.

— Слова вернутся в словари?

— Да.

— И что это означает?

— Не знаю.

— Слова вернутся в словари… — Николай озадаченно приподнял брови. — М-да. Что-то мистическое. Впрочем, в этом что-то есть. Что-то таинствено-многозначительное и намекающее на некую глубину. Но, впрочем, это все, что я могу сказать. Мы, танкисты-оптовики, не специалисты в разгадывании загадок.

— К сожалению, мы, кустари-радисты, тоже.

Они замолчали, додумывая каждый свое. Пройдя еще несколько шагов, они обнаружили, что, давно миновав аллею и площадь перед зданием, уперлись в запечатывавший дорогу прилавок с видеокассетами. Подняв голову и присмотревшись, Николай с философской торжественностью повернулся к Сергею.

— А вот и ответ на все вопросы. И твои и мои.

Сергей проследил за его взглядом. К алюминиевым трубкам, поддерживающим тент над прилавком, был прикреплен ватманский лист с названиями фильмов. В центре списка, на уровне глаз, каллиграфическим почерком было выведено: «Пока ты спал». Приписка гласила: «Ломовая мелодрама».

Николай с философской улыбкой повернулся к Сергею.

— М-да. Как всегда, ответ на все вопросы дает Голливуд.

Сергей стоически кивнул.

— И, как всегда, по сходной цене.

— Мелодрама. — Николай с удовлетворением поднял палец. — Зря ты подозревал мою подругу в лесбиянстве.

— Кто знает. — Сергей повернулся к продавцу. — О чем этот фильм?

Продавец вытащил кассету.

— Там одна девушка очень хотела познакомиться с парнем. И познакомилась. Но получилось так, что вышла замуж за его брата.

— А почему?

— Там запутанная история. Вообще-то я уже давно смотрел. Не помню. Там разные обстоятельства. У того парня одно яйцо было.

— Одно яйцо? А у брата — оба?

— Вроде оба.

— А этот — спал?

— Спал.

— Понятно. — Сергей повернулся к Николаю. — Грязная история. Права твоя подруга, такое лучше не смотреть в одиночку.

— Желание женщины — закон. — Николай достал деньги.

Заплатив за кассету, они повернулись на сто восемьдесят градусов и двинулись в обратный путь. Николай с трудом засунул кассету в карман куртки.

— Ну что ж, сюда, по крайней мере, мы сходили результативно. Ты-то сам что-нибудь будешь покупать?

Сергей пожал плечами.

— Сейчас посмотрю.

Выбравшись с площади, они снова пошли по аллее. Народу вокруг заметно прибавилось. Николай, оглядев шумящий вокруг рынок, с улыбкой взглянул на Сергея.

— Тебе не кажется, что чисто практическую проблему отоваривания предметами культурного ширпотреба мы решили каким-то чисто русским способом? Сначала прошли весь рынок, ни разу не взглянув по сторонам, а теперь, чтобы что-то купить, идем обратно?

Сергей с неуклюжим здравомыслием пожал плечом.

— Но нам же все равно пришлось бы возвращаться.

— Ну что ж, значит, и в русском способе делать дела есть что-то неизбывно практическое.

Перебрасываясь ничего не значащими фразами, они прошли еще сотню метров. Со всех сторон неслась музыка, одна запись сменяла другую. Проходя мимо одной из палаток и остановившись, чтобы закурить, Николай внезапно насторожился.

— Что это?

Сергей прислушался.

— Это Tristania. Есть такая норвежская металлическая группа.

— Металлическая? А почему вокал женский, оперный?

Сергей улыбнулся.

— У команд этого стиля гитарный звук занижен чуть ли не на две октавы. Вокал при этом нужен либо сверхвысокий, в женском регистре, либо низкий, хрипящий. У этих они по очереди. Это называется «красавица и чудовище».

Николай с удивленным видом постоял несколько секунд, слушая.

— Знаешь, а мне это нравится. Есть в этом что-то такое, одновременно как бы и классическое и современное.

Он направился к прилавку. Сергей ошарашено последовал за ним. Ларек торговал металлической продукцией. Купив по такому случаю ранний диск Blind Guardian и последний диск Therion, которого у него еще не было, Сергей присоединился к Николаю, с довольным видом неофита разглядывавшему свою покупку.

— Ну как, нравится?

Николай кивнул.

— Графически неплохо оформлено. Люблю такие сюрреалистические обложки.

— А на чем это слушать, у тебя есть?

Николай наморщил лоб.

— Ну, проигрыватель у меня где-то лежит на антресолях в старой квартире. Давненько, правда, наверно со студенческих лет, я его не слушал.

— Ты что, охренел? Это же компакт-диск, а не виниловый, его нельзя слушать на вертушке, музыкальный центр нужен.

Николай, то ли развлекаясь, то ли в самом деле озадаченный, пожал плечом.

— Серьезно? Ну что ж, придется купить. Ты меня проконсультируешь при покупке?

— Да что там консультировать. Внутри они все одинаковые.

— Ты считаешь? Ну что ж, хорошо, что ты меня предупредил. А то я человек далекий от музыки, трудно учесть все эти нюансы.

Николай сунул диск в карман. Вновь двинувшись по аллее, они без приключений выбрались с рынка и дошли до машины Николая. Остановившись около нее, Николай взглянул на часы.

— Два часа. Слушай, как ни жаль, боюсь, мне придется тебя покинуть. К трем у меня подруга приезжает, убегала с детьми пообщаться, а потом я обещал отдать себя в ее полное распоряжение. Так сказать, духовно и физически. Как говорится, положение обязывает.

Сергей кивнул.

— Ну что ж, выполняй свой долг мужчины и человека. До Садового подбросишь?

— Легко.

Выйдя на кольце, голоснув, он остановил машину; почти доехав, минут через пятнадцать он попросил шофера остановиться у продовольственного магазина. Купив по списку все, что просила жена, он не спеша направился к дому. Жена, открыв ему дверь и взяв пакеты, с любопытством и несколько встревожено взглянула на него.

— Пришел? Хорошо. Тебе тут обзвонились все. Через каждые полчаса звонят.

— Звонят? Сейчас?

— Ну да. Три раза этот твой Сергачев звонил, жаловался, что ты мобильный отключаешь. И Андрей два раза. Что-то ты им всем очень нужен. У вас что, что-то случилось?

Сергей задумчиво взглянул на нее.

— Может, и случилось. Что-нибудь просили передать?

— Да, я тут записала.

Жена подала ему листок. Там с пометкой «14.00» был записан отлично ему известный, впрочем, адрес центрального здания конторы Сергачева.

— Он сейчас на месте, ждет тебя там. Просил снизу позвонить. Может, все-таки пообедаешь? Я разогрела.

— Вряд ли. — Сергей с видом персонажа фильмов тридцатых годов сурово взглянул на жену. — К обеду не жди.

— А к ужину?

— Ну, к ужину-то наверно. Не те времена.

Жена опасливо посмотрела на него.

— Я тут телевизор включила, узнать, не случилось ли чего. Но вроде ничего не сообщают.

Сергей сурово взглянул на нее.

— Не все, что составляет наш ежедневный долг, сообщают по телевизору. Это секрет, но ты имей это в виду.

— У тебя что, спецзадание?

— Может быть. В нашей профессии бывает все. Может быть, меня даже наградят. — Он, подумав, всхлипнул. — Посмертно.

— Ладно, проваливай. Но к ужину все же возвращайся.

Сергей с чувством обнял жену.

— Береги детей.

— Иди ты к черту.

Отсалютовав жене пионерским салютом, Сергей захлопнул дверь. Секунду помедлив, он не спеша двинулся вниз по лестнице.

5

На улице, глубоко вздохнув и медленно миновав шелестящий садик, он прошел переулком и, выйдя на проспект, поймал такси; судя по тому, что Сергачев звонил неоднократно и начал звонить давно, следовало поторопиться. Водитель с удовольствием вел машину по свободным от пробок субботним улицам. Остановившись у все тех же разрытых траншей и пройдя по мосткам, Сергей миновал тенистый переулок и вышел на пустынную улицу с газонами и редким палисадником. Все было как вчера. Все так же солнце отражалось в зарешеченных окнах, трепетали редкие листочки на деревьях, и здание конторы Сергачева по-прежнему радовало глаз своими хамскими архитектурными формами. Пройдя по бетонной дорожке к главному входу, Сергей вошел в вестибюль. Как и вчера, здесь было пусто. У киношных стульев вдоль стен кто-то как будто специально поднял сиденья, зеркальные стекла контрольно-пропускного пункта производили впечатление чего-то абсолютно неживого, стояла тишина. Обстановку оживляла лишь грузная фигура огромного одутловатого мужчины в потертых штанах и рубахе в крупную полоску, сидевшего у дальней стены и, казалось, забредшего сюда, чтобы вздремнуть. Скользнув по нему взглядом, Сергей подумал, что для чистоты жанра неплохо было бы, если бы этот мужчина сейчас встал и при ближайшем рассмотрении снова оказался бы Сергачевым. Улыбнувшись от этой мысли, Сергей стал вспоминать номер, по которому ему предстояло позвонить. В этот момент мужчина в дальнем углу встал и поспешно направился ему навстречу. Приблизившись к остолбеневшему Сергею и пройдя мимо, он с усилием толкнул входную дверь и вышел на улицу. Крутанув головой, Сергей направился к местным телефонам.

Сергачев появился спустя минуту. С отсутствующим взглядом размахивая руками, он торопливо приблизился к Сергею и, заглядывая ему в глаза, заискивающе-крепко пожал ему руку.

— Ну слава богу. Где ты от жены скрываешься? Купил своего Джульбарса? Мне твоя жена все про тебя рассказала.

Сергей развел руками.

— Обаяние вашей профессии действует даже по телефону.

Сергачев схватил его за плечо.

— Пойдем, в скверике посидим, побеседуем. Есть о чем. Чего в духоте париться. Пойдем, пойдем.

Выйдя во двор, они уселись на скамейке у чахлой клумбы.

Сергачев, на секунду замерев с кулаком, прижатым ко рту, соображая что-то, и так же внезапно отмерев, цепко взглянул на Сергея.

— В общем, слушай. Был я вчера на докладе у генерала. Доложил в последний раз все как есть, все, как было задумано, про разговор с тобой доложил, дескать, обстановка реальная, танки вышли на позиции, коммунисты все в траншеях, экипаж к последнему залпу готов. Ну и, короче, получил полное добро. Ну а куда деваться, сам понимаешь, обстановка подпирает, больше мочало жевать некогда. Короче, вы с Андреем в деле. Ну и, главное, ты в деле. Вопрос решен. Решено ознакомить тебя со спецматериалами, ознакомить с принципиальными и монтажными схемами, ну и провести с тобой инструктаж по использованию спецсредств. Ну там, импульсный резак, я тебе о нем говорил, ну и поисковое оборудование, сам понимаешь, ты ее там в лесу не по магнитному склонению искать будешь, на ней радиомаячок стоит, от бортового аккумулятора питается, так что устройство радиозавязки у тебя тоже с собой будет, по вектор-указателю пойдешь, с ним тоже обращаться уметь надо. Потом задним числом с вашим первым отделом все это оформим, дескать, для технических консультаций тебя привлекали в рамках межотраслевой программы, благо, договор, чтобы это прикрыть, уже будет. В общем, с этой стороны все схвачено, не в этом дело. Сам понимаешь, слишком хорошо никогда не бывает. С другой стороны подлянка подкатила. Вчера вечером стало известно, генерал при мне вашему директору звонил — застрял в вашем министерстве ваш договор. Отказался этот Белошвей его подписывать. Сначала боковик положил пятнадцать миллионов, это, сам понимаешь, клиника, ну а потом вообще какие-то вопросы начались — а что да как, а почему именно этой фирме, да у нас есть свои, ну и все такое. Застопорилось дело. Генерал-то, оказывается, с самим министром обо всем договаривайся, а министр сейчас в Норвегии, будет только во вторник, а то и позже, а до этого времени, сам понимаешь, все в подвешенном состоянии оказалось. Вот такие дела.

Сергей недоуменно посмотрел на Сергачева.

— Как говорится в том японском анекдоте: а по телефону нельзя?

Сергачев, поморщившись, покрутил головой.

— Нельзя. Я сам вчера у генерала спрашивал. Не все так просто, у них там наверху какие-то свои правила, есть сложности, это тебе не то что корешу в соседний подъезд позвонить. Придется ждать вторника. Сам понимаешь, мы с тобой люди деловые, пока деньги не переведены, я ни о чем тебя просить не могу, хотя будут переведены, это сто процентов, но пока видишь, как обстановка осложнилась, теряем время. Я это вот к чему говорю. Мы тут подумали, времени мало, как минимум один день уже потерян, потому поезжай-ка ты в Минск, не дожидаясь всех этих дел. Все дела с договором передай Андрею, он это все в министерстве еще лучше тебя сделает, а сам поезжай и будь там наготове, чтоб хоть на это времени не терять. А как все решится, я тебе по телефону отмашку дам, и вперед. От вашей фирмы командировку в Минск себе оформи, по вашей линии наверняка у вас там дела найдутся, в крайнем случае в гостинице денек посидишь, освоишься с обстановкой, а мы тут пока все решим. В общем, так. — Сергачев взглянул на часы. — Я к шести часам наших специалистов вызвал, раньше, к сожалению, не получилось, ну а в шесть они будут и прямо с ходу с тобой занятия начнут, раскачиваться некогда. На изучение техдокументации и схем у тебя весь завтрашний день уйдет, а надо еще с пробойником научиться управляться, это тоже дело не простое, в общем, завтра скучать не придется, сидеть будешь не разгибаясь, да и сегодня тоже. В соседнем корпусе будешь заниматься, там у нас техслужбы, стенды, к шести туда вместе подойдем. А в понедельник уже в Минск отправишься. Ну а сейчас вот что. — Сергачев опасливо взглянул на Сергея. — Поезжай-ка ты к Андрею, он сейчас у себя в лаборатории, на работе, и введи его в курс дела. Насчет договора и всего прочего. Я тут с ним сегодня предварительно говорил, ну да по телефону не все скажешь, так что доложи ему, как и что, чтоб он готов был. А перед вторником я с ним еще разок сам переговорю. — Сергачев взбадривающе посмотрел на Сергея. — Ну что? Ясна обстановка?

Сергей задумчиво кивнул.

— Обстановка реальная. Танки вышли на позиции. — Он осторожно взглянул на Сергачева. — Андрею все рассказывать? Всю подоплеку?

— По договору — все.

— А остальное?

Сергачев, ежась, суетливо улыбнулся.

— Ну, Сергей, ты же взрослый человек. Ты ж сам понимаешь, я ж тебе ничего не рассказывал, мы с тобой вопросы бизнеса обсуждали, технические вопросы, больше ж ничего и не было. А с тем, чего я тебе не рассказывал, как хочешь, так и поступай, хочешь — рассказывай, хочешь — нет. Это ж все — дым. Так что думай сам.

Сергей, подумав, предупреждающе посмотрел на Сергачева.

— Я ему все расскажу.

Сергачев поспешно поднял руки.

— Дело твое.

— Ладно. — Сергей задумчиво посмотрел в пространство. — Три часа. К Андрею обернуться успею. Где встречаемся?

— У соседнего корпуса, у входа. Паспорт при тебе есть?

Сергей, поморщившись, но вспомнив, что он сейчас в той же рубашке, в которой вчера ходил в министерство, похлопал себя по нагрудному карману.

— Да, на месте. Вчера забыл выложить.

— Ну отлично. Значит, до шести.

Сергачев порывисто поднялся со скамейки. Сергей последовал его примеру. Синхронно отсалютовав друг другу ладонями, они разошлись в противоположные стороны. Сергачев обратно в свое здание, Сергей — в сторону проспекта, в третий раз за сегодняшний день ловить такси.

Подъехав к зданию института и пройдя непривычно пустой двор и такой же пустой вестибюль, он поднялся на девятый этаж, туда, где помещалась лаборатория Андрея. Еще из-за двери он услышал голоса. Сергей задумчиво улыбнулся. Между тем, что Андрей и несколько его сотрудников в этот субботний день были на работе, и вчерашними событиями не было никакой связи. Так бывало всегда. И сам Андрей, и еще два-три человека из числа ведущих схемотехников каждый день засиживались здесь допоздна, и почти каждые выходные снова приходили сюда, создавая в этой комнате, заставленной аппаратурными стойками, обшарпанными столами и приборами, атмосферу, которую вряд ли мог понять кто-то посторонний. Замкнутые и немногословные, они задумчиво колдовали за своими столами, загроможденными аппаратурными блоками, компьютерами и платами с шизофреническим переплетением проводов, иногда собираясь вместе у чьего-то стола и поглядывая на экран анализатора, негромко перебрасываясь шутками, понять которые было невозможно человеку без радиотехнического образования и изрядного опыта работы. Иногда они просто задумчиво слонялись по комнате, где всегда по привычке звучала приглушенная музыка. Все они были женаты и имели детей, и все они по окончании рабочего дня, когда затихал институт, неизменно и одинаково не торопились домой. Все это не было приметой нового времени. Сколько помнил Сергей, и десять, и пятнадцать лет назад, и еще в той лаборатории, где он работал тогда, специалисты-схемотехники, женатые мужчины от тридцати до сорока лет, точно так же засиживались допоздна зимними вечерами в неуютной комнате, что-то паяя и негромко разговаривая друг с другом. Единственной разницей, быть может, было то, что источником еле слышной музыки были тогда не компьютерные CD-Romы, а обычный магнитофон. Наверно, только в этой обстановке они чувствовали себя естественно и спокойно, отдыхая от всего, что доставало их в обычное время. Ничего особенного здесь не происходило — эти вечерние посиделки были клубами, куда приходили не пообщаться, а скорее помолчать. В отличие от прославленных либералами разговоров на кухне, ни личная жизнь, ни политика здесь никогда не обсуждались.

Сергей вошел в комнату. Кроме Андрея здесь были Виктор и Вова. Вова, добродушный с хитринкой увалень, оттрубивший в свое время пять лет в техслужбе КГБ и заменивший Андрея на посту главного разработчика, после того как тот вынужден был целиком посвятить себя делам бизнеса, сидел за своим столом, настраивая плату. Андрей, облокотившись о стендовую надстройку стола, молча-заинтересованно наблюдал за ним. Вова задумчиво глядел на экран осциллографа. На лице его был написан скепсис. Пошевелив какие-то проводки на плате и что-то подпаяв, он добился того, что импульсы на экране совместились. Некоторое время он задумчиво смотрел на результаты своего труда.

— Вроде бы, — произнес он наконец.

Андрей пожевал губами.

— Ну да, где-то, что-то. — Он задумчиво посмотрел на индикацию. — Погоди. А такты откуда?

Вова лукаво посмотрел на него.

— С внешнего устройства.

— Так у тебя что, противонаправленный стык будет?

— А то.

Мгновенно посмотрев друг на друга, они с удовольствием рассмеялись. Сергей, не очень понимавший, что может быть смешного во внешней синхронизации, но подстраиваясь под тон разговора, с понимающей улыбкой взглянул на Вову.

— Добились недостатков?

Вова, забросив руки за голову и выставив живот, блаженно-разнеженно потянулся.

— Радиотехника — наука о контактах, — с удовольствием произнес он сакраментальную фразу.

Автоматически вместе со всеми кивнув этой азбучной истине, Сергей повернулся к Андрею.

— Принимаешь?

Андрей кивнул.

— Легко.

С некоторой неохотой отрываясь от макета и приборов, но уже автоматически приняв обычное для него деловито-предупредительное выражение, он пошарил в карманах в поисках ключа.

— Пойдем на стенд. Там говорить удобнее.

Сергей кивнул. Выйдя из лаборатории, они пересекли холл и вошли в маленькую, без окон комнату, где производились испытания по климатике и механике. Здесь никого не было. Включив свет и заблокировав изнутри кодовый замок, Андрей, переложив на стол детали конструктивов и волноводного тракта, освободил стулья для себя и Сергея.

— Не совсем комфортно, но зато никто не помешает.

Сергей улыбнулся.

— Может, еще вибростенд включить, чтоб никто подслушать не мог?

Андрей кивнул.

— Запросто. Хотя, по-моему, эта комната даже в лучшие времена не прослушивалась. Здешней обстановки никакие микрофоны не выдерживают. Так что можно говорить относительно спокойно. Тебя Сергачев вызвонил?

— Да. Есть новости.

— Это я понял. У меня тут тоже, хотя, наверно, калибром поменьше. В общем, так картина постепенно проясняется. Но ты, я так понимаю, уже полностью в курсе. Мне Сергачев тут что-то намекал по телефону, но сказал, что окончательно вроде ты просветишь.

— Ох просвещу.

— Ну давай. — Андрей, улыбнувшись, пощупал стул под собой. — На стуле я вроде сижу крепко, так что можешь начинать.

— Понятно. Ну, если крепко сидишь, то слушай.

Сергей, набрав воздуху, стал пересказывать Андрею вчерашний и сегодняшний разговоры с Червеневым и Сергачевым. Андрей слушал как всегда внимательно, иногда, когда речь заходила о финансовой стороне дела, задавая быстрые уточняющие вопросы. По окончании рассказа он прищурено посмотрел куда-то в сторону, постукивая по столу пальцами и, кажется, обдумывая что-то.

— Да, неожиданная ситуация. Ну ладушки, хоть картина прояснилась. С самого начала было ясно, что здесь что-то не так, иначе, конечно, такой договор получить было бы нереально. Ну что ж, в принципе можно сделать то, что они хотят, если, конечно, они сами готовы. — Он на секунду задумался. — В общем-то, все это довольно кстати. Не совсем профильный договор, конечно, но, видно, в нашем деле бывает всякое. Спасибо друзьям-ракетчикам, или, ты говоришь, не они виноваты?

— Сергачев говорит, не они.

— Ну что ж, ему виднее. Хотя, конечно, этот договор к нам прилетел по довольно неожиданной траектории.

— Да уж, траектория в данном случае оказалась далека от расчетной.

Андрей покрутил головой.

— Совсем далека. Да, такой вот неожиданный подарок из принципиально другой звездной системы. Но так или иначе, выполнить это мы действительно можем.

Сергей философски усмехнулся.

— Обязаны. Иначе в этой другой звездной системе кое-кто звезд определенно недосчитается.

— Ну что ж, за такие деньги можно заняться и звездами.

— Можно. Как думаешь, оплату через министерство они продавить смогут?

— Если министр вмешается, смогут. Без него нереально, конечно. Белошвей в последние годы всю договорную политику практически единолично решает, без прямого указания сверху в министерстве такого договора не пропустят, тут у них все схвачено. — Андрей, покивав, прищурился. — Вообще все это очень кстати, Башкирия нам платежи задерживает, там из-за аварии на трубопроводе правительство финансирование по нашей программе заморозило, а нам сейчас как раз у Ижевска надо стативы покупать — с июля их с производства снимают, а у новой модификации цены будут вовсе не смешные, так что хорошо бы поторопиться. Если по этому договору аванс получим, то все проблемы решатся. Ситуация вообще хреновая, я уж, честно говоря, думал, что придется от многих заказов отказываться, а тут такое. — Он побарабанил пальцами по столу. — Чики-чики-чик. Ну что, в Минск и вправду можешь съездить. Дела у нас там в любом случае найдутся, правда, у эксплуатации там денег нет, но в следующем году у них модернизация кое-каких линий намечается, средства вроде заложены, так что в принципе нормально будет засветиться, поговорить, чтоб они уже сейчас в техпроект наше оборудование заложили. Поговоришь там с кем надо, деньжат посулишь, ну и попутно все, что Сергачев просил, сделаешь, если здесь все как надо сварится. Так что в принципе неплохо все выстраивается, и то и другое нормально можно успеть.

— Ну да. Как говорил один мой знакомый, совместить приятное с очень приятным.

— Ну, насчет приятного не знаю, начальник службы, этот Авдеев, у них мужик довольно сложный, контакт с ним не всегда получался, но зато, может, по части сергачевского заказа компенсируешь. — Андрей, отведя глаза, улыбнулся. — Все-таки работа живая, на свежем воздухе, природа, лес. Прямо-таки все как на даче.

Сергей, вздрогнув, просительно посмотрел на Андрея.

— Не надо про дачу.

— А, ну да, извини. — Андрей упреждающе поднял ладони. — Больная тема, извини, понимаю. Ну, во всяком случае, опять-таки природа, воздух, так сказать, проект экологически чистый. — Он подумал. — Хотя политически грязный. Но это уже другое дело. — Он искоса посмотрел на Сергея. — Как вообще, по этой части никаких проблем не предвидишь?

Сергей пожал плечами.

— Да вроде нет. В принципе что там — по радиомаячку эту штуку в лесу найти, ну и газовым резаком вырезать там обшивку, достать платы эти. Место безлюдное, грибники никакие там не ходят, резак, правда, тяжелый, ну и монтажную схему изучить придется, но в остальном не думаю, чтобы были какие-нибудь проблемы.

Андрей с готовностью покивал.

— Я тоже думаю, проблем не должно быть. Обстановка в принципе спокойная, так что вряд ли что-то может произойти. Тем более что такие случаи уже были.

Сергей удивленно посмотрел на Андрея.

— Были?

— Ну да. — Андрей осторожно покосился на Сергея. — Не совсем такие, конечно, но в общем были. Один из них даже с моим участием. Косвенным, правда.

— Это какой же?

Андрей задумался.

— Кажется, в девяносто первом году. Ну да, точно, в самом конце. Как раз когда Союз распался. Тогда перед этим война в Персидском заливе была. Ну и американцы подарили нам две станции космической связи — для какой-то там координации действий — еще с самого начала. С Ираком тогда быстро разобрались, когда эти станции в Одесском порту выгрузили, координировать уже было нечего. Ну и застряли они там — политика, путч, не до них было. Потом спохватились, в этих станциях кое-какие московские структуры были заинтересованы, ставить их с самого начала предполагалось в Москве, но тут уже украинские структуры зашевелились, Украина уже самостийная была, дескать, что на нашей территории, то наше, станции уже в Киеве стояли, в общем, серьезное дело, ситуация одно время стремная была. Вплоть до того, рассматривались всерьез варианты вывозить их в Россию кружным путем через Венгрию и Румынию — в той неразберихе была еще такая возможность. Ну, правда, до этого не дошло, проще решили. Тогда все документы по оформлению загранкомандировок по инерции еще через Москву шли — загранпаспорта и все такое. Ну и кто-то догадался по нахалке в Киев кому-то из местных боссов позвонить — дескать, извините, ваша поездка в США откладывается, поскольку не решен вопрос с космическим станциями. Через два часа их уже грузили в аэропорту в Борисполе. Так что в принципе ничто не ново.

— Ну что ж, значит, пойдем в русле традиций. Не это меня волнует. — Сергей тревожно посмотрел на Андрея. — Ты имей в виду: если все как надо сварится и договор будет проплачен, мне уже только им придется заниматься, ни на что другое времени не хватит. Да и тебе придется подключаться, когда до железа дойдет.

Андрей кивнул.

— Это я понимаю. Как раз когда ты рассказывал, думал, кого из ребят на это дело подключить. — Он поморщился. — Отвлекают все время. Работы по сертификации эти — от серьезных денег оттерли, а по техническим вопросам все равно заставляют всю нагрузку на себя брать. Вчера на это полдня потерял.

— Без результата?

— А какие результаты. Приехала делегация японская, хотят свое оборудование сертифицировать. Ну и все как обычно. Приехали двое лбов из министерства, ну у этих, как всегда, одно на уме: как бы под этим флагом в командировку в Японию съездить, больше их ничего не волнует. За загранкомандировки они тебе хоть черта полосатого сертифицируют. Японцы в бой рвутся — мы вам нашу аппаратуру привезем, вы сможете ее проверить, протестировать — министерские в ответ — как столбы, энтузиазма ноль. Нет взаимопонимания. Я сидел, думал — немножко не так фразу построили. Им бы сказать не «мы вам привезем аппаратуру», а «вы к нам приедете ее посмотреть», и все бы пошло как по маслу. Ну ничего, научатся, сблизят позиции. Съездят эти орлы в свою Японию, никуда она от них не денется.

— Ну так и ты вместе с ними.

— Ну, ежели так посмотреть, скорее уж они со мной, но это уже в принципе не важно. Честно говоря, утомлять уже стали эти командировки. Денег на этом уже больших не заработаешь, а когда в ту же Японию в четвертый раз едешь, все эти красоты Востока как-то уже приедаются.

— Ничего, вытерпишь как-нибудь. Да и вообще тут у каждого проблемы свои. Я вот, например, как видишь, еду на Запад.

Андрей развел руками.

— Ну что ж, крупные деньги, как известно, можно заработать только на Западе, так что тебе и карты в руки. Выбирай там правильный азимут в своем лесу.

— Постараюсь. Деваться, в общем, некуда. Шесть миллионов единовременно не каждый день выпадает заработать.

— Это верно. — Андрей, вытащив калькулятор и, переспросив у Сергея несколько цифр, снова сунул его в карман. — Тем более не шесть, а все девять. Учти, что все программное обеспечение у нас уже закуплено плюс льготы по налогу.

Сергей усмехнулся.

— В некоторых разделах математики ты всегда определенно был сильнее меня.

Андрей развел руками.

— Каждому свое.

— Ладно. — Сергей, проверяя, не забыл ли он чего-либо, озабоченно взглянул на Андрея. — Значит, в понедельник к Червеневу к десяти часам подойдешь. Договор посмотришь — у меня замечаний не было, может, у тебя какие будут. Ну и в общем вроде все. — Он посмотрел на настенные часы. — Сейчас пойду немного проветрюсь, а потом к Сергачеву.

— На инструктаж?

— Да. К шести часам. Серьезные дела. Сергачев обещал меня познакомить со шпионским оснащением.

Андрей, сделав уважительный жест, с улыбкой поднялся.

— Святое дело. Ну что ж, удачи тебе. Не урони честь нашей фирмы там в лесу. Готовься как следует. Фильмы о Джеймсе Бонде перед отъездом посмотри, может, извлечешь полезное что-нибудь.

— Обязательно. Он вроде бы тоже с ракетами баловался. Не помню, правда, при каких обстоятельствах.

— Ну вот и вспомнишь.

— Это верно. Кстати, о Бонде. Не знаю, какие командировочные платила «Интеллидженс сервис», но Сергачев с его мукомолами мне точно ничего не дадут. Ключи от сейфа у тебя?

— У меня. Только мне завтра за микросхемы платить, так что ты скромно. Номер с двумя нулями тебе еще никто не присваивал.

Сергей, взяв ключи, назидательно взглянул на Андрея.

— Когда речь идет о судьбах мира, экономия неуместна. Двумя нулями ты от меня не отделаешься. Микросхемы завтра поскромней выбирай.

Пройдя с Андреем в лабораторию, он взял деньги и попрощался с ребятами. Выйдя из комнаты и рассовав деньги по карманам, он бросил взгляд на пустой коридор и направился к лифту.

6

На улице было все так же солнечно и тепло. Сергей взглянул на часы на столбе — времени до повторной встречи с Ссргачевым оставалось ровно столько, сколько необходимо на дорогу. Ситуация давала шанс быть пунктуальным. Вспомнив только что закончившийся разговор, он чуть заметно улыбнулся. Замечание Андрея о Джеймсе Бонде, как всегда ненавязчиво точное, настроило его на рассеянно-философский лад. Внутренне прочувствовав ситуацию. Сергей вышел к шоссе и, увидев приближающийся огромный BMW, энергично вскинул руку. Видимо, эмоциональная наполненность жеста была таковой, что водитель немедленно остановился. Обгоняя попутные машины, они за пять минут домчались до ведомства Сергачева и, почти не снижая скорости и плавно вписавшись в поворот, въехали во двор технического корпуса. Сергачев, в сандалиях и с затюрханным портфелем в руках, неприметно слонялся у входа. Элегантно хлопнув дверью авто и даже не оглянувшись, Сергей задумчиво направился к нему.

— Надеюсь, я не опоздал?

Сергачев, машинально проводив взглядом мгновенно отъехавшую машину и словно очнувшись, торопливо полез в портфель:

— Паспорт приготовь. Сейчас проход оформлять будем.

Вытащив какую-то бумагу с печатями и продолжая рыться в портфеле, на время чего он эту бумагу взял в зубы, он вытащил вторую бумагу и, с облегчением защелкнув портфель, толкнул входную дверь, увлекая за собой Сергея. В приземистом холле было сумрачно и прохладно. Льстивым голосом поговорив с двумя сержантами, стоявшими у входа с автоматами наперевес, и тыча пальцем в бумагу, Сергачев убедил их куда-то позвонить по внутренней связи, после чего прошел по своему пропуску чуть вперед, оставив Сергея в предбаннике. Спустившийся через пару минут пожилой подтянутый мужчина в штатском, бесцветно поздоровавшись с Сергачевым и недоверчиво взглянув на Сергея, некоторое время удивленно изучал обе бумаги. Оторвавшись от них, он с явной неохотой, однако с видом невозможности противостоять фактам сделал жест Сергею подать паспорт. Забрав его и обе бумаги, он скрылся в боковой комнате, откуда появился минут через пятнадцать, держа в руках твердую, с полосой карточку, которую молча передал Сергею. Взглянув на карточку, Сергей с изумлением увидел на ней свою фотографию, причем не совпадавшую с фотографией в паспорте. Сам паспорт ему не вернули. Миновав охрану и пройдя к главному КПП, где стояли еще шестеро автоматчиков, один из которых долго сличал лицо Сергея с фотографией на карточке, на которой, как на рентгеновском снимке, еще блестели невысохшие влажные капли, они миновали его и вышли на площадку, с которой начиналась лестница. Лифта в здании не было. Быстро поднявшись на четвертый этаж, они пошли бесконечно длинным коридором, тянувшимся, казалось, на километр. Зная по опыту своих давних многолетних командировок, как выглядят интерьеры военных объектов и учреждений с их системой натурального хозяйства, Сергей терпеливо наблюдал пахнущие пыльной штукатуркой стены и ряды нумерованных дверей с однотипным кодовыми замками. Молча прошагав минуту, потом зачем-то оглянувшись и проверив замок портфеля, Сергачев беспокойно взглянул на Сергея:

— Я тут одного парня вызвал, раньше у нас работал, не по технической части, сейчас в частном секторе, в охранных структурах. Ну, мы так с ними связь поддерживаем, они у нас кое-какое оборудование покупают, ну там, по снятию информации, ну и наоборот, системы акустозавязки, в общем, парень проверенный, доверять можно. С ним вместе поедете. Ну, то есть поедете порознь, но работать будете вместе, вернее, по очереди, он тебе поможет, типа оперативной поддержки. Так что ты не удивляйся.

Получив ответный кивок Сергея, вновь встрепано оглянувшись, он прибавил шагу. Отмахав половину коридора, они остановились наконец у нужной двери, и Сергачев, быстро набрав код, пригласил Сергея внутрь.

— Ну вот и все. Теперь приступим.

Сергей вошел в комнату. Это был обычный кабинет с обшарпанным письменным столом и фанерными шкафами. Из-за стола навстречу ему охотно поднялся атлетического сложения коренастый шатен в обтягивающей футболке и веселым взглядом живых, чуть навыкате глаз. Сергачев за спиной у Сергея щелкнул дверью.

— Ну, все в сборе. Теперь знакомьтесь.

Сергей с невозмутимым видом сделал несколько шагов навстречу.

— Меня зовут Воронцов. Сергей Воронцов.

Шатен, весело пружиня на слегка расставленных ногах, протянул ему клешнеобразную руку:

— Мастерских, Вадим.

Сергачев, вынырнув из-за спины Сергея, встал между ними.

— Я тебе о нем рассказывал.

Непонятно было, кому из них он адресует эту фразу. Шатен, словно чему-то радуясь, покивал, пружинисто покачиваясь на носках и смешливо поглядывая на Сергачева и Сергея.

— Рассказывал, рассказывал. Фотокарточки показывал. В профиль, в фас. Личное дело давал читать. Все было.

Сергей с любопытствующей улыбкой покосился на Сергачева.

— Что-то его дело вы мне читать не давали.

Шатен с удовольствием хмыкнул.

— Это он тебя поберег. Что делать, тяжелое зрелище для неподготовленного читателя. Не все выдерживают. Специфический жанр, не всякий дочитает до конца.

Сергей с любопытством взглянул на него.

— Техногенный триллер?

Шатен радостно кивнул.

— Мелодрама.

Сергачев махнул рукой.

— Ладно, не слушай. — Он торопливо кивнул в сторону шатена. — Вадик у нас восемь лет работал по оперативной части. Сейчас в частный сектор ушел, в охранные структуры. Сам понимаешь, жить-то надо.

Вадик согласно кивнул.

— Жить надо. — Он развел руками. — Все жить хотят. Тем и живем.

— Ладно. — Сергачев поспешно подтянул к столу два гнутых металлических стула. — Пора дело делать.

Сергей и Вадик уселись около стола.

Сергачев бросил взгляд на разложенные на куске газеты на столе бутерброды.

— Ты, я вижу, уже закусить успел. Нам бы тоже надо.

В углу комнаты горбатился старый, советского производства, холодильник. Сергачев, торопливо заглянув в него, обернулся к Сергею.

— Кефирчику хочешь?

Сергей коротко кивнул.

— Взболтанный, но неразмешанный.

Сергачев, недоуменно взглянув на него и пожав плечами, энергично встряхнул бутылку и сел за стол.

Разлив кефир по стаканам, они обменялись взглядами. Вадик радостно-подбадривающе взглянул на Сергачева.

— Ну что? Заседание штаба по спасению отечества на коммерческой основе объявляется открытым?

Сергачев, вздохнув, но ничего не сказав, отпил кефир из стакана.

— Понятно. Значит, объявляется. Веду собрание. — Он перевел взгляд на Сергея. — Может, изберем почетный президиум? Предлагаю избрать Почетный президиум в составе товарища Микояна, товарища Соломенцева и товарища Го Мо Жо.

Сергей покачал головой.

— Товарищ Го Мо Жо лично мне не известен. Предлагаю ввести в состав президиума товарища Цеденбала.

— Годится. Кто за? Петр Николаевич, чего не голосуешь? Против Цеденбала что-то имеешь?

Сергачев, поставив стакан, просительно посмотрел на Вадима с Сергеем.

— Мужики. Я, конечно, понимаю, что вы оба, мать вашу, шибко умные. Но у нас дел по горло и времени мало. Христом-богом прошу, кончайте херней заниматься. Ведь серьезное же дело. Не будьте вы такими мудаками, ей-богу.

Вадик уважительно покачал головой.

— Душевные слова старшего товарища. Западают в душу. — Он признающе поднял ладони. — Все, Петр Николаевич, молчим. Веди собрание.

Сергачев, подтянув портфель к ножке стула, озабоченно оглядел Вадима с Сергеем.

— В общем, так. Предысторию вы знаете, повторяться не буду. Ситуация такая. Специзделие, разработку которого курировала наша организация, лежит на территории Республики Белоруссия.

Вадик с понимающей улыбкой охотно кивнул.

— Ну да. Спиртоперегонный компрессор.

— Будем так его называть.

Сергачев оглянулся на Сергея.

— Удачное название ты придумал. — Он снова повернулся к Вадику. — Ну там, компрессор не компрессор, но это уже тут не важно. Сам должен понимать.

— Ну да. Летающий самогонный аппарат. Я понял.

— Ну вот. Короче, такая задача. Сергей у нас специалист по устройству этого изделия.

— Понятно. Угу. Дипломированный самогонщик.

— Его задача найти это устройство и извлечь из него ту часть, несанкционированный доступ к которой особенно нежелателен.

Вадик повел головой.

— Красиво выражаешься. Ну понял. Змеевик, короче.

— Вроде того. Далее начинается твоя задача, ты берешь этот, как ты говоришь, змеевик, и перегоняешь в Россию.

— В фатерлянд. Ну ясно. Автомобили перегонять приходилось, змеевики пока не очень. Ладно, попробуем, попытка не пытка.

— Ладно. Теперь конкретно. Оперативники говорят, что лучше вам ехать порознь. — Сергачев тревожно посмотрел на Сергея. — Значит, так. Ты летишь в Минск, селишься в гостинице и ждешь моего звонка. Как только здесь проплата проходит, я тебе звоню, ну и сообщаю. Берешь сумку с аппаратурой, то бишь с пробойником, едешь на место, сам едешь, без него, — он кивнул на Вадика, — едешь на электричке, на какой, куда, сколько ехать, куда потом по шоссе идти — это ты к тому времени изучишь, уже в голове держать будешь. Дальше, в нужном месте сходишь с шоссе, входишь в лес, включаешь вектор-указатель, ну дальше, понятно, находишь изделие, делаешь свои дела, и дальше, по сути, все. На этом твоя миссия заканчивается. И об этом ты оттуда из лесу даешь сигнал. Будет у тебя такое устройство, импульсный излучатель, достаешь эту коробочку, нажимаешь кнопку и ждешь. Ты свое дело сделал.

Сергачев повернулся к Вадику.

— А ты в это время в машине сидишь ждешь. Где именно, потом поговорим, все расскажу. Принимаешь сигнал, включаешь вектор-указатель, у тебя такой же будет, доходишь до места, берешь у него плату, возвращаешься, садишься в машину и вперед. В Россию, в Москву, в это здание. — Сергачев снова повернулся к Сергею. — Ну а ты своим ходом выбираешься из леса, оборудование на месте оставляешь, оно уже никому не нужно, дальше каким хочешь способом едешь в Минск, ну и так далее. Дальше уже не важно.

Вадик сокрушенно покивал.

— Дальше уже не важно. Дальше — все. Ты уже не нужен Родине. И оборудование твое не нужно, и сам ты никому не нужен. Приходишь в гостиницу и стреляешься.

Сергачев озабоченно посмотрел на Сергея.

— Оперативщики считают, что главное, чтоб вас никто вместе не видел. Даже из лесу советуют порознь выбираться. — Он повернулся к Вадику. — Ну, пока Сергей у изделия будет возиться, у тебя свои обязанности будут — по наблюдению, но радиоконтролю, потом поговорим. Главное, чтоб тебя вместе с ним нигде случайно не увидели, все-таки ты в Белоруссии раньше бывал и спецработы проводил, так сказать, добрую память о себе оставил, так что важно тебе порознь от него держаться, как будто связи между вами никакой нет. Поэтому и никакой координации, вплоть до самого момента передачи изделия, между вами не будет. Вам поэтому сегодня здесь важно было встретиться, в лицо друг друга увидеть — и все. И разбежались.

— И разбежались. — Вадик, с улыбкой слушавший Сергачева, кивнул. Он сделал вид, что встает. — Я побежал?

— Погоди. — Сергачев, собираясь с мыслями, поморщился. — Теперь по технике. — Он снова перевел взгляд на Сергея. — Ну, во-первых, импульсный пробойник. Он в разобранном виде, как собирать, тебя научат, а так он в дорожную сумку упаковывается, большая, правда, но через плечо вполне нести можно, так что все чин чином, выглядит хорошо. Там даже свободное место есть, бритву можно положить, зубную щетку, ну, что там еще командировочному нужно, в общем, удобно все. Там, правда, баллоны с газом, семьсот пятьдесят атмосфер, на них в самолете спецразрешение нужно, но это у тебя все будет, я уже договорился, генерал дал распоряжение, будет у тебя бумага по всей форме, а в аэропорт я тебя сам провожу, прослежу, чтоб там все было как нужно, чтоб никаких неожиданностей не было. С этим все. Теперь что. Ну, импульсный излучатель. Это так, ерунда. Мыльница, в ту же сумку положим, ну и кроме него только векторуказатель. Он, конечно, чуть побольше, и с ним работать уметь надо, но в общем тоже небольшой, в ту же сумку влезет. В общем, считай, все.

Сергей недоверчиво взглянул на Сергачева.

— А возьмет он сигнал, этот вектор-указатель? Чувствительность-то у него достаточная?

Сергачев уверенно махнул рукой.

— Чувствительность там с тройным запасом. Какая чувствительность, когда радиомаячок на этой штуке знаешь как генерит? Уж если мы его с российской территории уловили, то уж там-то, сам понимаешь, плевое дело, захват сигнала у тебя сразу будет. Так что не беспокойся.

— Ну-ну. — Сергей покачал головой. — На словах-то хорошо звучит, что будет, если на месте откажет.

— Не откажет. С ним уже много работали, никаких жалоб не было. Оборудование проверенное, производства НПО «СПЕКТР».

Сергей, поперхнувшись, неверяще посмотрел на Сергачева.

— Кого?

— «СПЕКТР». — Сергачев с недоумением посмотрел на Сергея. — А что? Фирма-то известная, еще с пятидесятых годов существует.

— А ей можно доверять?

— А почему ж нет. Мы с ней уже много лет работаем, проколов вроде не было. Все чисто, надежно.

— Понятно. А кто там генеральным?

— Генеральным? — Сергачев задумался. — Слушай, а черт его знает. Так вообще даже и не вспомню. Его, по-моему, никто и не видел никогда. А что?

— Да нет. Ничего. Как у них сейчас дела?

— Как… Да как везде. Долги, зарплату не платят. Но этот-то прибор старый, еще восьмидесятых годов выпуска.

— Ну хоть это радует.

Сергей подумал.

— Вообще, какое-то слабенькое у меня оснащение. А где авторучки с кислотой, реактивные ранцы, ключ, который открывает восемьдесят процентов замков, существующих в мире? Где это все?

— Зачем? Для такого-то дела. Мы ж тебя не в Папуа — Новую Гвинею посылаем.

Сергей с улыбкой взглянул на Сергачева.

— А у нас там что, стратегические интересы?

Вадик усмехнулся.

— Только там и остались.

Сергачев махнул рукой.

— Не о том думаешь. С тем, что есть, разберись. Какие там кислоты.

Вадик с удовольствием покивал.

— Правильно. Скромнее будь.

— Ладно, буду скромнее. Но все-таки обидно как-то. Как-никак, я ж теперь суперагент. Хочется соответствовать. — Сергей требовательно взглянул на Сергачева. — Ну хоть лицензия на убийство-то у меня будет?

Сергачев задумчиво посмотрел на Сергея.

— А это у нас без лицензии, — произнес он спокойно. — Или ты не знал?

Сергей, усмехнувшись, опустил глаза.

— Ну, в общем, да.

Вадик, веселясь, покивал снова.

— Отстрел соотечественников вне квот и норм. Сезон круглогодичный. Лучшие крематории России ждут вас.

Сергачев поморщился.

— Успокойся. С тобой еще отдельный разговор будет. Завтра, когда со своим начальством все утрясешь, еще поговорим. Особо-то не веселись. — Он затюкано потер лоб. — Ну что. Так, по первоначалу, вроде все обсудили. Дальше уже технология, дальше с вами обоими уже отдельно заниматься будут. Для первого раза вроде достаточно. Вопросы какие есть?

Вадик поднял руку.

— Есть. Что первично, материя или сознание?

— Финансирование. Еще есть вопросы?

Вадик приподнял ладони.

— После такого ответа какие вопросы. Больше нет.

— Тогда прервемся. Сергею еще к ракетчикам идти. Вообще, проблем куча. Но тем не менее беседа состоялась. Ну ладно, как-нибудь. Вообще, момент ответственный, перед важным делом расстаемся. Даже не знаю, что вам сказать.

Вадик с пониманием взглянул на Сергачева.

— Может, споем что-нибудь?

— А что? Интернационал?

— Интернационал… А «сухой я корочкой питалась» не хочешь?

Сергей развел руками.

— Гимн оборонки.

— М-да. Нет песен.

Вадик усмехнулся.

— Может, «Правь, Британия, морями»?

— «Правь, правительство, козлами». Ладно. Без песен обойдемся. Кефирчику еще хотите? А то пропадет ведь.

— Наливай.

Они молча допили кефир. Сергачев, поднимаясь, потеребил Сергея за плечо.

— Пойдем. Половина седьмого, тебя уже специалисты-ракетчики ждут. — Он повернулся к Вадику. — Сейчас его отведу, вернусь, еще на пять минут разговор будет. Так что подожди пока что. Если в дверь стучать будут, сиди тихо, главное, никому не открывай.

Вадик вытаращил глаза.

— Это как? У вас тут что, местные извращенцы-маньяки по зданию бродят? Так ты б хоть цепочку с глазком сделал.

Сергачев поморщился.

— Да нет. Я на пребывание в этой комнате в выходные разрешение не успел оформить, а тут иногда охрана по этажам ходит, проверки устраивает. Увидят тебя, целое дело закатят. Так что сиди тихо.

— Ладно. Только ты ненадолго, а то мне страшно будет. — Он помотал головой. — Ну попал я, ну и учрежденьице. Какие-то пидоры дикие по коридорам бегают. Да еще группами. Только зазеваешься, и звездец. Как говорила одна моя подруга, последней девственности лишат.

— Чего ты несешь? У тебя по карате какой дан?

— Второй.

— Ну так?

— У меня-то дан, а у них…

С безнадежным видом махнув рукой, Сергачев толкнул дверь. Сергей вышел за ним. В коридоре Сергачев обеспокоенно повернулся на ходу.

— Ну все, с Вадиком ты познакомился, а это главное. Больше тебе на этом этаже делать нечего. Сейчас основное предстоит, сейчас к ракетчикам пойдем. Там сразу обучение начнешь, только имей в виду, они ребята привередливые, не со всяким как надо будут разговаривать, так что ты держи себя по обстановке, подходы ищи. — Он как будто смущенно посмотрел на Сергея. — Ракетчики — это шестой этаж, мы там редко бываем, да и они это не очень любят, отношения все больше официальные. Я сам туда не пойду, только тебя до поста доведу, а куда там дальше идти, у тебя в пропуске указано. Погоди, дай-ка взглянуть. — Он, быстро поднеся к глазам, на ходу рассмотрел поданный Сергеем пропуск. — Нет, все нормально, все значки правильные, и номера помещений указаны. На, держи.

Пройдя коридор, они вышли на лестницу. Остановившись за полмарша до шестого этажа, Сергачев вновь повернулся к Сергею.

— Ну все. Сейчас расстанемся. Сейчас тебе обучение предстоит, так что учи матчасть, а что дальше делать, сам уже знаешь. Билеты на самолет на понедельник бери, утром в понедельник сюда заедешь, тут тебе все оборудование вручат, а дальше я тебя сам в аэропорт отвезу. Наверх не пойду, чего зря перед караулом светиться, они этого не любят. Ну, давай.

Они пожали друг другу руки. Преодолев последние несколько ступенек, Сергей вышел на площадку. Четверо солдат с автоматами, хотя на этот раз без бронежилетов, стояли у входа, еще один сидел за столом над раскрытой амбарной книгой, чуть дальше настороженно прогуливался поперек площадки еще один охранник, с погонами сержанта. За спиной у них тянулся, уходя в темную перспективу, все тот же бесконечный прямой коридор. Подав пропуск автоматчику, Сергей вновь прошел процедуру сличения своего облика с фотокарточкой, после чего пропуск был передан сидевшему за столом, который тщательно записал все в амбарную книгу. Сержант ревниво следил за работой подчиненных. Словно впервые после этого заметив Сергея, он требовательно взглянул на него.

— В какую комнату идете?

Сергей назвал номер.

Сержант строго кивнул.

— Прямо по коридору.

Сергей сунул пропуск в карман. Придя после реплики сержанта в отличное настроение и вновь прочувствовав ситуацию, он щелкнул по рукаву рубашки, сбивая воображаемую пылинку, и, придав лицу невозмутимо-прохладное выражение, двинулся по коридору, следя за номерами на дверях. Дойдя до нужной, он нажал кнопку вызова на кодовом замке. Дверь немедленно открылась. Подтянутый молодой человек в штатском, но с явно армейской выправкой отступил, пропуская его внутрь. В помещении было светло и чисто. Сергей вошел.

— Воронцов. Из двадцать девятого института.

Молодой человек, корректно кивнув, указал на дверь в соседнюю комнату.

— Заходите. Вас ждут.

Сергей вошел. Дверь за ним закрылась, почти синхронно с ней открылась дверь с противоположной стороны, и в комнату вошел худощавый человек лет сорока пяти в отлично сидящем сером костюме. Быстро окинув Сергея взглядом и, как показалось Сергею, мгновенно все поняв про него, он коротко поклонился.

— Данилов.

— Воронцов.

Пройдя мимо стены с экраном, они уселись в кресла у длинного полированного стола друг напротив друга.

Аристократически поддернув брючину и небрежно закинув ногу на ногу, хозяин кабинета невозмутимо-приветливо оглядел Сергея:

— Насколько я знаю, вы радиоэлектронщик.

— Совершенно верно.

— Прекрасно. Что вы знаете о ракетах, господин Воронцов?

Сергей, на секунду деловито задумавшись, с невозмутимым достоинством оглядел хозяина кабинета:

— Ракета представляет собой летательный аппарат цилидрическо-конической формы, использующий для своего полета принцип реактивного движения. Применяется для исследований космического пространства, а также для поражения удаленных целей, в том числе скоплений живой силы и техники противника. Теория ракетостроения была разработана русским ученым Циолковским. Ракетные силы стратегического назначения являлись основным элементом ядерной триады, обеспечивавшей безопасность и стратегические интересы Советского Союза.

Хозяин кабинета, не поведя и бровью, взглянул на него.

— Гм… Ну что ж, информация почти исчерпывающая. В принципе мне даже нечего добавить. Разве что кое-какие детали. Известно ли вам что-нибудь о внутреннем устройстве ракеты?

— Боюсь, нет.

— Понимаю. В таком случае взгляните на эту схему.

Достав из кармана пульт дистанционного управления, хозяин кабинета нажал на кнопку. Шторы на противоположной стене разъехались, открыв подсвеченную изнутри пластиковую доску с нарисованным на ней чертежом. Легко поднявшись с кресла и взяв с длинной полочки под доской указку, хозяин кабинета встал у доски.

— Итак, перед вами схема крылатой ракеты того типа, что потерпела аварию в Белоруссии. Общая длина ракеты составляет шесть с половиной метров. Ракета делится на три части. Первая из них — головная часть, в которой расположены спецпроцессор и все электронные схемы управления полетом ракеты. Длина этой части составляет полметра. Далее — средняя часть, где расположен боезаряд ракеты. Ее длина составляет метр. И наконец, хвостовая часть, где расположена двигательная установка ракеты и топливные баки. Ее длина составляет примерно четыре с половиной метра. Средняя и хвостовая части не содержат новых конструктивных решений и взяты из прежних моделей, прототипы которых хорошо известны на Западе. Интерес для зарубежных спецслужб представляет головная часть, в которой находятся принципиально новые по технической идеологии и инструментальному исполнению системы наведения и целеуказания. Они и должны стать предметом ваших усилий. Впрочем, деление ракеты на функциональные части достаточно условное, так как кабели интерфейса управления пронизывают весь корпус ракеты, передавая в различные ее блоки сигналы управления из головной части. Именно это и потребовало участия в работах специалиста-электронщика, то есть вас. Такова преамбула нашей беседы.

Положив указку на полку и обойдя стол, хозяин вновь уселся в кресло напротив Сергея.

— Итак, из сказанного ясна задача, в решении которой мы рассчитываем на ваше содействие. Возможны два варианта, а именно. Программа-максимум — извлечение конструктива с бортовым процессором из корпуса ракеты и доставка его в Москву. Этот вариант ценен тем, что помимо проблемы несанкционированного доступа он решает и проблему анализа, так как в составе бортового процессора находится и устройство электронного протокола, в котором хранится последовательность управляющих импульсов и комбинаций, выдававшихся управляющими устройствами ракеты в процессе полета, на основании которых мы сможем установить, что послужило причиной отказа. И программа-минимум — подрыв ракеты в том случае, если извлечение конструктива по каким-то причинам окажется невозможным. Следует признать, что имеются осложняющие обстоятельства. В момент падения и удара о землю могла произойти существенная деформация корпуса ракеты с соответствующим смещением ее внутренних частей, что может затруднить ваши дальнейшие работы в качестве схемотехника-оператора. Дополнительным обстоятельством является то, что в процессе полета, после возникновения нештатной ситуации, поданный на ракету сигнал дистанционного подрыва не прошел, и это тоже вносит в ситуацию известную неопределенность. Заряд ракеты по-прежнему активирован. Все это, как вы понимаете, делает для нас наиболее желательным исполнение программы-максимум. Такова исходная ситуация. У вас есть вопросы?

Хозяин деловито посмотрел на Сергея. Сергей задумался.

— Вы говорите, что внутренние части ракеты могут быть смещены? Соответственно могут быть смещены разъемы, контактные группы и интерфейсные кабели?

— Совершенно верно.

— А возможно такое, что в процессе демонтажа я замкну какую-то из цепей и она выдаст сигнал на подрыв?

— Возможно.

— И что же?

— В этом случае исполнится программа-минимум.

— Гм… А другие варианты реализации программы-минимум у вас не предусмотрены?

— Видите ли, для нас как для разработчиков наибольший интерес представляет программа-максимум. Что же касается программы-минимум, то заложенный в ракете учебно-демонстрационный заряд не достигает полной мощности, так что экологический ущерб местности будет незначителен.

Сергей стоически кивнул.

— Меня предупреждали, что я участвую в экологически чистом проекте.

— Экология для нас крайне важна. Тем более что экологическая обстановка в той части заповедника, где упала ракета, в значительной мере уникальна. Это касается и флоры и фауны. Так, в частности, на поляне, где упала ракета, средствами космической аэрофотосъемки обнаружено гнездо чибисов.

Сергей кивнул.

— Это вносит в мое задание дополнительный элемент ответственности. — Он вздохнул. — Ну что ж, ситуация мне ясна. Могу я ознакомиться с чертежами?

— Безусловно. Ввиду особой важности ситуации принято решение ознакомить вас не только с монтажными, но и с принципиальными схемами.

— Вот за это спасибо. — Сергей поднялся. — Где мы будем работать?

— Здесь, недалеко, в спецпомещении. Идемте со мной.

Хозяин, вновь нажав кнопку пульта, закрыл шторки экрана, и они отправились в соседнюю комнату.

Спустя несколько часов войдя в квартиру и застав на кухне жену, Сергей, с сокрушенным лицом прислонившись к косяку, всем своим видом демонстрируя крайнее огорчение и разочарование, виновато взглянул не нее.

— Слушай, тут такое дело. В это воскресенье я не смогу поехать с тобой на дачу. Все выходные мне придется провести на работе, а в понедельник я срочно вылетаю в Минск.

Жена отложила полотенце.

— Понятно. Какие-нибудь неприятности? У вас там что, что-то взорвалось?

Сергей вздохнул.

— В том-то и дело, что не взорвалось. В этом-то и проблема.

Жена философски взглянула на него.

— Интересная у тебя работа.

— Угу. Как у профессора Кусто. Только все подводные съемки — в болоте.

— А ты не утонешь?

— Постараюсь.

— Да уж, постарайся. У тебя семья. Что я тебе могу сказать… Ужин готов. Будешь?

— А куда деваться…

— Нахал.

— Если бы…

Махнув рукой и вздохнув, Сергей пошел мыть руки.

7

Спустя примерно сорок часов после этих событий Сергей с Сергачевым стояли под электронным табло в зале вылета аэропорта Шереметьево, где заканчивалась регистрация рейса на Минск. Сергачев присоединился к Сергею всего за несколько минут до этого: занятый оформлением бумаги с разрешением на вывоз импульсного пробойника, он провел все утро у высокого начальства, и в аэропорт Сергея отвез один из его сотрудников. Бумага, сильно напоминавшая по содержанию документ, когда-то выданный миледи кардиналом Ришелье — «Все, что сделал предъявитель сего, сделано по моему повелению и для блага государства», с устрашающими печатями и в специальном пластиковом чехле, уже покоилась в багаже у Сергея. Сергачев, оставивший машину далеко от здания — парковка непосредственно у аэропорта запрещалась — и преодолевший последний километр бегом, нервно озирался вокруг, пытаясь отдышаться. Сергей, изучивший за последние полтора дня четыре альбома принципиальных схем и раздолбивший с помощью импульсного пробойника полтора десятка броневых листов из сплавов различного состава, придя вследствие этого в окончательно философское настроение, скептически наблюдал за толпой. До конца регистрации оставалось пятнадцать минут. Кажется, наконец отдышавшись и вытерев вспотевший лоб, Сергачев испытующе-тревожно оглядел Сергея.

— Ну вот, вроде наконец начинаем. Как говорится, чем никогда, так лучше поздно. Ладно, как-нибудь. Хорошо, я хоть бумагу вовремя привез. Генерала сегодня с утра к начальству вызвали, я уж думал, ну все. В последнюю минуту подписать удалось. Пока сюда гнал, наверно, все правила дорожного движения нарушил, слава богу, ГАИ не зацепило. Вы-то как, нормально доехали?

Сергей задумался.

— Хвоста вроде не было.

— Хвоста… — Сергачев, морщась, махнул рукой. — В этом ли дело… Оборудование тебе утром без проблем вручили?

— Да, вручили без проблем.

— Ну и то хорошо.

Успокоено кивнув, Сергачев оглядел громоздившуюся у ног Сергея раздутую черную сумку на ремне.

— Так это, стало быть, весь багаж твой?

Сергей сдержанно кивнул.

— Он самый. Как говорили раньше в социально-разоблачительных очерках — «нехитрый скарб».

— Тяжелый?

— Килограмм под тридцать.

— Ну, это еще туда-сюда. — Сергачев пытливо взглянул на Сергея. — Импульсный пробойник-то освоил?

Сергей поморщился.

— Это он меня освоил. В глазах до сих пор искры стоят.

— Стержней много запорол?

— С полсотни, наверно.

— А с собой сколько дали?

Сергей задумался.

— Да примерно столько же. Не считал. Вязанка большая, с запасом. Ваши говорят, и на баллистическую ракету хватит.

— Типун тебе на язык. Ну ладно. Как вообще настроение? К работе готовым себя чувствуешь?

Сергей сурово взглянул на Сергачева:

— Вчера завел будильник на шесть утра. Будильник не зазвонил, но я все равно проснулся вовремя. Мы, коммунисты, сделаны из особого материала.

— Ну добро. Значит, настроение боевое. Ну ладно, дай бог, все получится, дай бог. Технически ты вроде экипирован. Как считаешь?

Сергей пожал плечами.

— Технически да, а вот идеологически… Вообще, легкомысленно вы как-то меня снаряжаете. Все-таки за границу еду, в неведомую страну. Как там будет да что. Вы б мне хоть русско-белорусский разговорник купили.

— Зачем тебе разговорник? Ты что там, с кем-то разговаривать собираешься?

Сергей стоически кивнул.

— Понятное дело, ежели что случится, то первым делом молчать придется, но все-таки…

— Незачем тебе разговорник. Ты, главное, со мной поговори. Как позвоню, так сразу за дело берись. А больше разговаривать нечего.

— Как скажете. Как, кстати, разговаривать-то будем, когда позвоните? Не открытым же текстом. Или у нас какая-нибудь условная фраза будет? Ну там, типа, «высылай устав»?

— А чего условного-то. Деньги перечислены и все ясно.

Сергей вздохнул.

— Как-то это все прозаично. Впрочем, как говорил д’Артаньян, такая проза мне нравится. Ладно, Петр Николаевич, бог даст, справимся.

— Надо справиться. Ты не думай, я тут без тебя сложа руки сидеть не буду. Как уедешь, сразу буду генерала настропалять, чтоб, не дожидаясь министра, платежи продавливал. Авось получится что-нибудь.

— Ну, это-то понятно.

— Это нам с тобой обоим надо понимать. — Сергачев проникновенно заглянул в глаза Сергею. — Нет у нас с тобой, Сергей, права на ошибку. Дело о судьбах многих людей идет. Понимаешь?

— Понимаю, Петр Николаевич.

— Многое и очень важное решится, если вы с Вадимом все как надо успеете. — Он тревожно взглянул на Сергея. — Успеете, как думаешь?

Побронзовев, Сергей сурово-отрешенно посмотрел в пространство.

— Должны успеть.

Сергачев оглянулся на табло.

— Регистрация твоя кончается. Пойдем.

Они остановились у багажных столов. Сергачев вновь обернулся к Сергею.

— Насчет денег не волнуйся. Может, все это и затянется на пару дней, но не больше, деньги будут, это точно. Андрей все как надо сделает, ну и я за всем прослежу, осечки не будет. Это ты твердо должен понимать.

Сергей улыбнулся.

— Как говорил Мао Цзэдун Хуа Го Фэну, если дело в твоих руках, я спокоен.

Сергачев отрывисто махнул рукой.

— Им там легко спокойными быть. Они ж, е… твою, китайцы. По тыще лет живут, им все до фонаря. Только гондоны вовремя надевать, а так жизнь — лафа. То ли дело у нас. — Распрямившись, он решительно взглянул на Сергея. — Ну что ж, Сергей. Высоких слов говорить не хочу, но сейчас все от тебя зависит. Не подведешь?

Сергей посмотрел ему в глаза.

— Верь мне.

Они обнялись. Сергей приподнял сумку и, закинув ремень на плечо, направился к регистрационным барьерам. Получив посадочный талон, он прошел в следующий зал на досмотр. Народу перед рентгеновским аппаратом было уже немного. Вытащив из сумки полиэтиленовую папку с разрешительной бумагой и сунув ее в скрученном виде во внутренний карман куртки, Сергей, когда подошла его очередь, приземлил сумку на транспортную ленту, медленно потащившую его багаж внутрь. Ожидая неизбежных расспросов, он остановился по ту сторону транспортера. Таможенник за столом у монитора о чем-то беседовал с привалившимися к его столу двумя девушками в форме. Бросив взгляд на экран, он на секунду нахмурился.

— Что это у вас?

Сергей секунду смотрел на него.

— Графический акселератор для Windows.

Еще раз взглянув на экран, словно проверяя сходство, таможенник нажал на кнопку. Лента поехала, вывалив в объятия остолбеневшему Сергею сумку с двумя газовыми баллонами и пятнадцатикилограммовым устройством, с помощью которого можно было взрезать обшивку любого летательного аппарата, включая ИЛ-86 и многоразовый корабль «Буран», если его только не разрезали раньше согласно договору о сокращении чего-нибудь. Подхватив сумку и вновь набросив ремень на плечо, Сергей отправился дальше в накопитель, размышляя о перспективах международного терроризма, особенностях российской государственности и о многом другом. Быстро подъехавший автобус, громыхая, довез его и еще нескольких опоздавших пассажиров до самолета и, так же громыхая, потащился назад. Поднявшись по трапу и пробравшись на свое место, Сергей почти сразу увидел из окна, как трап отъехал, стюардессы прочитали свою никому не нужную лекцию о спасательных жилетах, двигатель завелся, и самолет стал выруливать на взлет. Без особых сложностей он взлетел, за окном наклонилась земля с белой россыпью спальных микрорайонов, потом все погрузилось в облака, и Сергей отвернулся от иллюминатора. Поправив громоздившуюся у его ног сумку, которую он с трудом впихнул между рядами, — соседей, к счастью, у него не было, — он опустил спинку сиденья и, насколько позволял угол обзора, посмотрел кругом. Пассажиров в салоне было немного, половина кресел пустовала. Полет обещал быть скучным. Еще раз посмотрев в окно, по-прежнему залепленное туманом, он откинулся к спинке кресла. После суматошного утра, проведенного в ведомстве Сергачева за получением спецтехники, а затем в аэропорту, в ожидании самого Сергачева, он впервые остался один. Неожиданно он поймал себя на том, что ощущение, которое он сейчас испытывал, было ощущением какой-то странной высвобожденности, почти свободы. В размеренном течении жизни наступил то ли перерыв, то ли затишье, во всяком случае происходило что-то новое. Впрочем, это была иллюзия. Понимая ее истоки, под ровный шум двигателя он задумался, вспоминая, были ли в его жизни за последние годы какие-то изменения. Ничего особенного не вспоминалось. Пожалуй, единственным исключением были те два раза за последние восемь лет, когда ему удалось взять отпуск. Оба раза жена уговорила его поехать вместе с ней и дочкой за границу. Глядя в окно, он вспомнил Шарм-эль-Шейх и Анталию. Пожалуй, эти поездки пропали даром. Они были полезны для жены и дочки, которым надо было отдохнуть и укрепить здоровье, сам же он, наверно, просто не умел отдыхать. В сущности, все для него свелось к многочасовому сидению у бассейна, чтению второго тома Дельбрюка и терпеливо-покорному вниманию, с которым он по инициативе жены вынужден был осматривать какие-то бессмысленные местные достопримечательности. Что-то похожее, судя по всему, было и сейчас. Изменением это не было, еще один эпизод все в той же жизни, остановка в пути, причудливое переключение режимов в системе. Отметив изменившийся шум двигателя, он повернул голову. Самолет поднялся выше, туман сдернуло с окон. Внизу сахарно круглились искрящиеся волны облаков. Долгий полет. Не зная, чем занять себя, он стал вспоминать детали принципиальной схемы бортового процессора, которую он изучал вчера вечером. К собственному удовлетворению, он обнаружил, что в основном все помнит. Впрочем, внутренний просмотр принципиальной и монтажной схем быстро возымел и иное, незапланированное действие. Незаметно для самого себя Сергей заснул.

Самолет ударил колесами о бетон полосы, и Сергей открыл глаза. За иллюминатором вяло поблескивало под неярким солнцем бетонное иоле аэродрома. Пассажиры, как всегда не обращая внимания на предостерегающие надписи, засуетились, протаскивая вещи через проходы. Помаявшись в томительной толпе у выхода, Сергей спустился по грану и в грохочущем автобусе, похожем на московский, в общей массе доехал до аэропорта. День был неяркий, но теплый, низкие синевато-серые облака прижимали тепло к земле. Найдя в зале аэропорта обменный пункт и поменяв российские рубли на белорусские, Сергей вновь закинул свой багаж на плечо и вышел на площадь. Взять такси оказалось несложно — видимо, для большинства прибывших это было слишком дорогим удовольствием. Назвав шоферу гостиницу, где Андрей с помощью старых знакомых из белорусской службы эксплуатации должен был заказать ему номер, Сергей откинулся в кресле.

Отремонтированное шоссе, бегущее за окном, и два десятка кварталов традиционной советской архитектуры. Площади, сухие фонтаны, длинные белесые прямоугольные здания. Вытащив сумку из багажника и войдя в холл гостиницы, Сергей абсолютно без всяких проблем оформил проживание. Поднявшись в свой номер, он бросил сумку в шкаф и, присев на кровать, задумался.

Особых дел у него не было. Идти в местное министерство, куда бы он попал не раньше четырех часов, не имело смысла, ничего другого в программе не значилось. Уик-энд на необитаемом острове. Помня о полученной в Москве рекомендации не включать мобильный, пока он находится в Белоруссии, он узнал у дежурной номер своего гостиничного телефона и, позвонив Андрею, продиктовал его для передачи Сергачеву, как у них заранее было оговорено. Узнав заодно, что никаких изменений с момента его вылета не произошло, он перебросился с Андреем несколькими вяло-философскими фразами и повесил трубку. В коридоре было тихо, гостиница, по-видимому, по большей части пустовала. Ничегонеделание давило непривычным грузом, времени впереди было еще много. Поднявшись и немного постояв у окна, он запер номер и, спустившись, вышел на улицу.

День был безветренный и тихий. Идти можно было в любую сторону, в Минске Сергей раньше никогда не был. Наугад он прошелся вокруг гостиницы. Больше чистоты, больше советской прямоугольности, больше беременных женщин на улицах. Вероятно, у города существовал исторический центр, но гостиница была в центре советском, парадном. Бесцельно побродив еще полчаса, Сергей вернулся в гостиницу. Зайдя в ресторан, он что-то съел и снова поднялся к себе в номер. С ощущением остановившегося времени следовало, наверно, примириться. Пройдясь по комнате, Сергей включил телевизор. Все местные программы показывали что-то похожее на «Сельский час», а может быть, это была одна и та же программа на нескольких частотных каналах. На содержании российских программ Сергей предпочел не задерживаться. Пауза. Выключив телевизор, он достал из сумки Дельбрюка и сел с ним в кресло. Проведя в таком положении остаток дня, он дождался темноты и лег спать.

Следующее утро было ясным, солнце било в окно. Побрившись и приведя себя к виду, пригодному для официального общения, Сергей сел за телефон и стал названивать тем людям из службы эксплуатации, с которыми собирался встретиться сегодня. Не сразу преуспев в этом, поскольку в министерстве шла утренняя планерка, он наконец поговорил с обоими, условился о времени и заказал себе пропуск. Больше его в гостинице ничто не задерживало. Чувствуя себя немного непривычно без папки или кейса в руках, он, спустившись вниз, вышел на улицу. Утренняя свежесть, простор улиц, проносящиеся мимо машины, шум и движение. Ожидавшие его сегодня встречи особых перспектив не сулили. Иллюзий на этот счет строить не стоило. В принципе при иных обстоятельствах производимое ими с Андреем оборудование могло быть закуплено белорусской стороной, но у местного министерства не было денег, оба они об этом знали, говорить же о закупках на следующий год во втором квартале текущего было по меньшей мере преждевременно. Скорее всего, все должно было свестись к технически-светской беседе. Наверно, и сам Андрей это понимал. Вспомнив разговор с ним, Сергей усмехнулся. Он понимал, что практическому и осторожному Андрею где-то в глубине души была чужда предложенная Сергачевым авантюра, и, видимо, неосознанно не доверяя ей, несмотря на связанные с ней головокружительные перспективы, он из инстинктивного стремления к порядку попросил Сергея совершить эти в сущности бессмысленные визиты, чтобы хоть чем-то практическим оправдать в собственных глазах эту поездку. Прав ли он был в своем инстинктивном скепсисе, могло показать лишь будущее.

Сергей спустился в метро. Все как в Москве. Обтекавшая его со всех сторон толпа давила все прочие звуки и вытесняла мысли. Один. Один в этом незнакомом и вместе с тем таком привычном городе, перед странной цепью поступков, которые ему предстояло совершить и в ожидании которых ему предстояло провести один или несколько дней, Сергей шел в толпе. Несколько дней в незнакомом мире, а затем возвращение в привычный аквариум. Проехав несколько остановок, Сергей вышел на пересадку. Предстоящая встреча, при всей своей бессмысленности, показалась ему сейчас необходимой и уместной, она помогала на что-то потратить время, без нее ему трудно было бы переждать сегодняшний день, как, наверно, трудно ему будет, скорее всего, переждать следующие дни. Думая о том, что сегодняшней встрече надо будет придумать какое-то продолжение или придумать себе какое-то иное занятие на случай, если его пребывание в этом городе затянется, Сергей шел в негустой, схлынувшей сейчас толпе по плитам станции, глаза его машинально искали указатель перехода.

И в этот момент что-то случилось. Навстречу ему шла девушка. Высокая, но не худая, скорее пропорциональная для своего роста, она шла, не глядя ни на кого, по-утреннему опустив глаза, почти кивая головой в такт шагам, кажется, досыпая на ходу. При росте явно выше метр восьмидесяти и тем не менее в туфлях на высоком каблуке, в короткой юбке, открывавшей высокие крупные ноги, она шла с животно-упругой, чуть утяжеленной грацией, и в движении, походке ее была какая-то бездумная утренняя приторможенность.

Замедлив шаги, Сергей мгновение смотрел на нее. Ощущая, что отчего-то не может пройти мимо, с неясным уколом в сердце, ни секунды не раздумывая, он повернулся и пошел за ней. Пройдя половину платформы, он вошел вслед за ней в подошедший поезд. Вагон был не густо заполнен, она сразу села на единственное свободное место, поставив сумку на круглые колени и уронив голову. Груди под ее свитером тяжело провисали. Они проехали остановку, потом другую. Стоя над ней, держась за поручень, Сергей напряженно ждал, пока девушка поднимется. На четвертой остановке она, нехотя подняв голову, озабоченно встала. Сергей вышел из вагона вслед за ней. Выбравшись из толпы, они пошли по переходу. Она шла, все так же ни на кого не глядя, и, ощущая, как уходит время, Сергей почувствовал, что уже не может не заговорить с ней. Прибавив шагу, он поравнялся с ней и тронул ее за плечо.

— Простите, можно вас на минутку?

Не замедляя шага и, кажется, ничему не удивившись, она повернула голову в его сторону.

— Да?

Не думая о том, как он сейчас выглядит, Сергей секунду смотрел ей в глаза.

— Извините, пожалуйста. Место неподходящее, но мог бы я еще раз вас увидеть?

Глядя как будто сквозь него, она на секунду замешкалась. Сергей напряженно двигался рядом с ней.

— Вам как-нибудь можно позвонить?

Словно наконец поняв вопрос, она словно с вежливым сожалением повела плечами.

— А звонить некуда. Я живу на Профсоюзной, у нас на всю Профсоюзную один телефон, так что вряд ли.

Поняв по интонации, что Профсоюзная — это какой-то пригород Минска, Сергей неотрывно смотрел на нее:

— Мне очень хотелось бы вас увидеть. Можно мне с вами пройти?

Она все так же терпеливо-непонимающе смотрела на него.

— Пожалуйста. Только я тороплюсь на работу.

Больше всего боясь, что разговор сейчас оборвется, он пошел рядом с ней. Они вышли на следующую платформу; войдя в поезд, они встали друг против друга. Словно спеша выговориться, он заглянул ей в лицо.

— Я инженер-радиоэлектронщик, разработчик радиоэлектронной аппаратуры. Модемы, кодеки, мультиплексоры — это все мы делаем. В общем, все для передачи цифровых потоков. — Чувствуя, что его несет куда-то не туда, Сергей крутанул головой. — Ну и торгуем всем этим, я директор, у меня своя фирма. В общем, зарабатываем неплохо, жить можно.

Она слушала не перебивая. Глядя на нее, Сергей не мог понять, какое впечатление производят его слова. Кажется, она просто спала на ходу.

— А вы кто?

Она как-то затуманено посмотрела на него.

— Я? Я художник-аниматор. — Она помешкала. — Точнее, фазовщик.

— Что это?

Она секунду помедлила, словно пытаясь выразить что-то:

— Ну, мультфильмы из картинок состоят. Я их перерисовываю. Картинку за картинкой. И так все время.

— Весь рабочий день?

Она, словно избегая его взгляда, кивнула.

— Весь день. Иногда на дом беру. Чаще на дом. Вот так рисую.

— На бумаге?

Она серьезно покачала головой.

— На кальке. — Она снова помедлила. — Штифты специальные для фиксации, на кальках дырки. Ну и вперед, по двести картинок в день. — Она выжидающе смотрела на него, словно не понимая, зачем ему все это.

Он, больше чувствуя, чем понимая произнесенное, слушал се.

— Много платят?

Словно что-то угадывая в его взгляде, она с сожалением покачала головой.

— Не-а.

— А работы много?

Она покачала головой снова.

— Сейчас мало. Мультфильмов мало делают. Почти не делают. Правда, еще клипы. Иногда Москва заказывает. Но тоже мало. Редко удается работу взять.

Слыша и не слыша, одновременно что-то улавливая помимо слов, Сергей смотрел на нее.

— А на Профсоюзной у вас легко работу найти? Есть работа? — Он сам не понимал, почему спросил это.

Она, быстро взглянув на него, с какой-то затаенной улыбкой опустила глаза.

— Нет.

— Нет?

— Нет.

Двери открылись, они вышли из вагона. Остановившись у колонны, она снова терпеливо-ожидающе повернулась к нему.

— Вы извините, мне на работу пора.

— Вы не могли бы мне позвонить?

Секунду помедлив, она пожала плечами.

— Наверно.

— Пожалуйста, запишите мой телефон. Я буду ждать. Мне очень хотелось бы вас увидеть.

Секунду поколебавшись, она расстегнула висевшую у нее на плече большую сумку. Ревниво заглядывая ей через плечо, Сергей, торопясь, проговорил свое имя и гостиничный номер, сам удивляясь, как помнит его.

Вытащив и раскрыв огромный блокнот, она спокойно-послушно записала все им сказанное затейливо-крупным кругловатым почерком с наклоном влево.

— Пожалуйста, позвоните сегодня. Хорошо?

Она кивнула.

— Хорошо.

Сергей, словно не веря, смотрел на нее, ловя ее взгляд.

— Только пожалуйста, обязательно, я буду ждать.

Она бесстрастно кивнула еще раз.

— Хорошо.

Кажется, чувствуя его сожаление, она серьезно, как бы успокаивая его, посмотрела на него с прежним выражением спокойного терпения.

— Сегодня я вам позвоню.

— Мне можно после шести.

— Хорошо, после шести. — Спрятав блокнот, она выжидающе посмотрела на него снова. — Извините, мне пора.

— До свидания. Я буду ждать.

— До свидания.

Повернувшись, она неторопливо пошла к эскалатору. Стоя у колонны, Сергей завороженно смотрел, как она удаляется, чуть раскачиваясь на длинных, гладконалитых ногах. Она смешалась с толпой и скрылась из виду. Сергей еще секунду постоял у колонны. Отлепившись от нее, он механически пошел назад. Еще не вполне сознавая, что произошло, он поискал глазами вывеску, пытаясь понять, где он сейчас находится. Судя по всему, он находился в противоположном от нужного ему конце города. Вновь войдя в вагон, Сергей прислонился к закрывшейся двери. Вспоминая, что он только что сказал девушке, он с тревогой подумал, сумеет ли он в самом деле вернуться в гостиницу к шести, как обещал ей. Чувствами он еще находился внутри разговора с ней, как бы без слов продолжая его и думая о реальном продолжении. Ощущая возбуждение и встревоженность в душе, он почему-то ни секунды не сомневался, что она ему позвонит. Выйдя из вагона, он вновь пошел по переходу. Все произошло слишком быстро. Вновь мысленно проживая разговор с ней, он вдруг понял, что даже не спросил, как ее зовут. Впрочем, голос ее по телефону он узнал бы мгновенно. Выйдя на платформу и взглянув на электронные часы, он успокоено подумал, что, как бы ни затянулись его переговоры в министерстве, вернуться в гостиницу к шести он успеет обязательно. В приподнято-бездумном настроении дождавшись поезда и войдя в вагон, он в следующие полчаса без приключений добрался до министерства. В министерстве все развернулось по неожиданному сценарию. Первым же документом, который подал ему после обычных вступительных фраз начальник службы эксплуатации, было техническое предложение о реконструкции местной сети, где в качестве базового аппаратурного решения значились модемы их конкурентов, фирмы из Питера. Невольно забыв обо всем, в том числе о только что случившейся встрече, Сергей ошеломленно запросил у собеседника объяснений. В ответ он был послан в технический отдел, где нашелся один из ведущих специалистов, с чьей подачи оборудование их конкурентов попало в план. Пяти минут разговора с этим человеком хватило, чтобы понять, что случившееся не было результатом полученной им взятки или какой-либо иной личной заинтересованности, а произошло чисто случайно, когда этот специалист, вполне бесхитростный человек и дельный инженер, был в командировке в Петербурге и на одной из линий случайно увидел аппаратуру их конкурентов. Искусственная оторванность белорусской стороны от российской уже сказывалась здесь: в Минске достаточно смутно представляли, что и кем производится в России, не зная, в частности, что продукция питерцев хотя и незначительно, но все же уступает изделиям их компании. Следующие три часа ушли на чтение лекции об их оборудовании, проведение ликбеза по технической ситуации в России, звонки в Москву Андрею и срочное сбрасывание им по электронной почте технических описаний, копий российских сертификатов и дополнительную обработку, которую всполошившийся Андрей проводил с местными специалистами по телефону. Колотеж был оправдан, речь шла о крупном контракте. В итоге всех переговоров им удалось убедить местные службы убрать из документа упоминание о конкретной аппаратурной версии и дать примечание, что вопрос будет решен позднее. Отправившись к руководству отдела и еще на полчаса задержавшись там, Сергей договорился о командировании все того же сотрудника в Москву в следующем месяце для знакомства с их аппаратурой на месте. Отзвонив после всего этого еще раз Андрею и успокоив его, что нежелательный ход событий блокирован, он вернулся в службу эксплуатации и еще час провел там, утрясая другие попутные вопросы. Было уже около трех, когда он вышел из здания министерства с чувством выполненного долга и сознания того, что ему неожиданно удалось предотвратить события, о которых при иных обстоятельствах они с Андреем могли бы даже не узнать. Оглядевшись по сторонам и в ту же секунду снова вспомнив об утренней встрече, он спустился по широким ступеням. До метро идти было недолго. Направляясь туда, он поймал себя на том, что путь обратно на метро уже заранее представляется ему невыносимо длинным, и всерьез подумал, не взять ли ему такси, чтобы быстрее добраться до гостиницы на тот случай, если она позвонит ему раньше шести. Умом понимая, что все это глупо, он, выдержав характер, не стал делать этого, спустившись в метро и войдя в вагон. Вновь прислонившись к двери, за которой неслась чернота, он, снова целиком рухнув в воспоминания об утренней встрече, стал думать о ней. Вспоминая ее, он вдруг почувствовал, что не может точно восстановить в памяти ее лица. Было лишь общее впечатление проступающих из серебряной дымки густых, до плеч, волос, высокого лба, непонимающе глядящих и одновременно с этим что-то угадывающих глаз. Впечатление лица и тела. Лицо и тело были как бы одним, но больше он чувствовал, почти кожей ощущал ее тело, оно было высоким, крупным; в разговоре был момент, когда он стоял совсем близко от нее и скорее не увидел, а почувствовал, что на каблуках она почти одного роста с ним. Молочно-белая кожа ее шеи. Он снова попытался представить себе ее лицо. Полные, чуть вывороченные губы, вздернутый нос. Ее можно было бы назвать белой негритянкой, если бы лицо ее не было таким веснушчато-русским. Во весь свой рост она стояла перед ним, он почти физически ощущал ее присутствие. Чувствуя тепло от этого видения и тревожась о том, что сегодня произойдет, он дотерпел подземный путь до конца и, поднявшись наверх, невидяще пошел к гостинице. На автопилоте принимая решения, он зашел в ресторан и снова съел там что-то, чтобы ненужное чувство голода вечером не отвлекало его. После этого он поднялся в номер и стал ждать. Часов у него не было; зайдя в комнатку дежурной и перебросившись с ней несколькими приветливыми фразами, он одолжил у нее будильник и, вернувшись в номер, поставил его перед собой на стол. Сев в кресло и раскрыв Дельбрюка, он попробовал перечитать описание битвы при Тагинэ, сам удивившись, когда ему удалось это сделать. Сидя в кресле, иногда читая, иногда вновь вспоминая, иногда резко поднимаясь из кресла, прохаживаясь из угла в угол по комнате и бессмысленно выглядывая в окно, он провел следующие полтора часа, дождавшись, когда стрелка почти вплотную подошла к шести. Отложив книгу, он стал смотреть на часы. Умом понимая глупость подобных надежд, он вместе с тем неосознанно надеялся и втайне ждал, что звонок раздастся, когда стрелки покажут ровно шесть. Звонка не было ни в шесть, ни в четверть седьмого. Подойдя к телефону, он снял трубку, проверяя, есть ли гудок. Телефон был исправен. Оставалось ждать. В течение следующих трех часов, уже ни о чем не думая и ни о чем не вспоминая, он просто бессмысленно ждал, расхаживая из угла в угол по комнате, пока за окном постепенно сгущалась тьма. Когда стало совсем темно, он включил в комнате свет и присел на кровать. Было уже девять часов. Вспомнив то, что она говорила ему, что у них на всю Профсоюзную один телефон, он понял, что если она дома, то уже не имеет возможности позвонить ему, и если бы она хотела сделать это, то позвонила бы ему с работы или из автомата вскоре после окончания рабочего дня. Сергей подпер кулаком щеку. Возбуждение ожидания спало, ему стало ясно, что она не позвонит. Не зная, что думать, он, сцепив руки за головой, опустошенно откинулся на кровать. И в этот момент прозвенел звонок. Бросившись к телефону, Сергей, еще боясь верить, сдернул трубку. Это был Андрей. Уже добравшись домой, он хотел знать, чем окончательно завершились переговоры. Сделав над собой усилие, Сергей рассказал ему то немногое, что произошло после их предыдущего разговора. Узнав заодно, что министр еще не приехал, а Сергачев во время дневного разговора с Андреем лишь уточнял технические вопросы, касающиеся договора, и не сообщил ничего нового, Сергей выслушал ободряющие напутствия Андрея и повесил трубку. Не находя, куда деть себя, он лег на кровать. Девушка не позвонила, и, если она не позвонила сегодня, это, скорее всего, означало, что она не позвонит ни завтра, ни вообще никогда. Вместо этого в ближайшее время, а может быть, уже завтра мог позвонить Сергачев со своей стартовой фразой, и, если предположить, что девушка позвонила бы в один из ближайших дней, это был бы уже звонок в никуда. Поднявшись с кровати, Сергей подошел к черному оконному стеклу. Иллюзия рассеялась, и надо было решать, как с этим жить дальше. В стекле не было ничего, кроме его собственного отражения. Отвернувшись, он некоторое время, сосредотачиваясь, смотрел в пространство комнаты. Да, забыть ее будет нелегко. Он вдруг понял, что произнес это вслух. В каком-то опустошении он вновь рассеянно прошелся по комнате. Профсоюзная. Вероятно, пригород или город-спутник. Если так, она не могла приехать оттуда на метро, она должна была приехать на автобусе или электричке. Сергей попробовал вспомнить, в какое точно время он встретил ее на станции. Он вышел из гостиницы в начале десятого, спустя двадцать минут он увидел ее на платформе, еще примерно через пятнадцать минут она в его сопровождении доехала до своей станции. К десяти. Это значит, что она ездит на работу к десяти, если она действительно ездит на работу и ездит каждый день. Все это не очевидно, она говорила, что иногда берет работу на дом. Сергей, ускоряясь, прошелся по комнате. На станции, где она вышла, было два выхода в город, это он помнил точно, но к какому из них она пошла, он не знал, так как они расстались у колонн. Можно было бы попытаться перехватить ее прямо на платформе, там, где он ее встретил утром, но с приходом поезда толпа заполняет станцию, место широкое, отследить ее в толпе будет трудно, даже при его росте у него не будет достаточного обзора. Значит, лучше у перехода. Сергей задумался, вспоминая. Переход уже платформы, но лестница перехода разделена стеной на две части, по одной из них народ по идее должен подниматься, по другой спускаться, но в момент прилива толпа поднимается по обеим, если он встанет внизу, то будет видеть лишь спины, вверху же его, как раз в силу узкости, может просто снести людским потоком. Выбирать, впрочем, не приходится. Впрочем, все эти рассуждения преждевременны: не зная всей ее трассы, он не может выбрать оптимальную точку перехвата. Раздумывая, Сергей вышел в коридор. Комнатка дежурной была уже заперта. Вернувшись и заперев номер, Сергей спустился вниз в холл и спросил у скучавшей регистраторши, что такое Профсоюзная. Получив исчерпывающие объяснения, он вернулся к себе в номер. Городок, железнодорожная станция в нескольких километрах от Минска. Значит, она ездит на электричке, вокзал известен. Отнюдь не факт, что на железнодорожной платформе перехватить ее будет легче, чем в метро, но проверить надо обязательно. Чтобы спокойно все осмотреть и быть готовым к предположительному времени ее приезда, выехать надо сильно заранее. Поставив будильник на половину седьмого, Сергей погасил свет, быстро разобрал постель и лег. Боясь думать о завтрашнем дне, он закрыл глаза. В эти минуты он избегал даже думать о ней. Вспомнив накануне испытанный метод, он стал вспоминать подробности принципиальных схем и, незаметно завязнув в них, неожиданно быстро уснул.

Утром, проснувшись много раньше звона будильника и быстро собравшись, он вышел в бодрящую свежесть улицы. До вокзала метро шло напрямую. Протрясясь в относительно пустом вагоне, он поднялся наверх и, пропетляв в запутанном лабиринте переходов, вышел в здание вокзала. Расписание пригородных электричек находилось в боковом зале, там же висела и схема. Судя по ним, через Профсоюзную в интересовавший его интервал времени шла каждая вторая электричка. Выйдя из здания, Сергей осмотрел пути. Платформ пригородных поездов было четыре. Судя по сменным жестяным табличкам, поезд со стороны Профсоюзной мог прийти на каждую из них. В расписании номера платформ указаны не были. Поняв, что какую-то подсказку он может получить только от местного персонала, Сергей вернулся в здание вокзала. Увидев шедшую через зал немолодую озабоченную женщину в форменной железнодорожной рубашке, он подошел к ней и задал свой вопрос, без подробностей объяснив ситуацию. Явно куда-то торопившаяся, она остановилась и так, словно речь шла о чем-то неотложно-серьезном и важном для нее самой, перечислила ему платформы прибытия всех приходящих поездов в интервале тех двух часов, которые его интересовали. На секунду засомневавшись относительно какой-то электрички, она подошла к висевшему на стене бездисковому телефону служебной связи и, что-то уточнив, вернулась к нему. Сергей делал быстрые пометки, благодарно глядя на нее. Во всем ее поведении и облике, в том, как она терпеливо ждала, склонив голову набок, пока он запишет все ей сказанное в записную книжку, было столько ненавязчивого участия и озабоченной доброжелательности, что, пораженный, он почти любовался ей. Благодарно глядя ей вслед, он вспомнил слова Николая, в советские времена много поездившего по стране, который выразил свои впечатления краткой формулой: «Чем дальше от Москвы, тем люди лучше». Вновь подойдя к расписанию, чтобы проверить ей сказанное, и ругая себя за такое недоверие, он увидел, что она перечислила ему все электрички до единой. Теперь он мог встречать нужные ему поезда один за другим, не носясь в поисках их между платформами, рискуя пропустить тот момент, когда из очередной электрички начнет валить поток пассажиров. Вырвав из записной книжки листок с расписанием, он сунул его в карман. Вновь выйдя из здания, он прошелся вдоль платформ, осматривая место предстоящего барражирования. Все платформы имели стандартную ширину пять-шесть метров; стоя у рельсового тупика, можно было отчетливо видеть людей, идущих мимо, глубина толпы была небольшой. Оглянувшись, Сергей посмотрел на часы на фронтоне здания вокзала. Было уже половина восьмого, теоретически уже недалек был тот момент, когда уже что-то могло произойти. Отгоняя всколыхнувшееся чувство надежды, он прошелся вдоль платформ. Надежда ничего не значила, точно так же он вчера надеялся, что она ему позвонит. Вздрогнув от чувства пустоты при мысли, что он может никогда не увидеть ее, если все его поиски не дадут результата, он отогнал и это видение. Мысли его дернулись в будущее, на мгновение он всерьез попытался прикинуть, сможет ли он после выполнения задания взять отпуск хотя бы на месяц, чтобы приехать сюда и разыскать ее. Возможно, для этого ему придется не караулить ее здесь, а поехать на Профсоюзную. Сколько времени нужно, чтобы разыскать человека в маленьком городке, — неделя, месяц, два? Возможно ли вообще разыскать девушку, зная ее только в лицо, не зная даже имени? Как можно ее разыскать — просто ходить по улицам, посещать людные места, рестораны, бары? Был и другой способ — она сказала, что работает аниматором, можно было получить сведения обо всех предприятиях в Минске, занимающихся такой деятельностью, и обойти их одно за другим, наверняка их должно быть не очень много. Но действительность богаче любых справочных данных, на секунду он до иллюзорности увидел, как он обходит все эти студии и усилия его встречают лишь пустоту. В сущности, и сегодняшнее его дежурство было ничем не обеспеченной попыткой. Она могла заболеть, могла остаться работать дома или, наоборот, вчера вечером заночевать где-нибудь в Минске, — на то, чтобы не оказаться сегодня здесь, на этом месте, у нее могла быть тысяча различных причин. В сущности, вовсе не фактом было и то, что она действительно живет на Профсоюзной. На Профсоюзной могла жить какая-нибудь ее подруга, а она могла сказать это, просто чтобы иметь повод отцепиться от него и не давать ему телефон. Понимая, что все это вполне реально, он взглянул в свой листок, отмечая путь, куда должна была прийти ближайшая электричка. Подойдя туда, он встал на наблюдательную точку, ожидая, когда поезд появится в дальнем конце пути. Поезд подошел через несколько минут, в хлынувшей мимо него не очень густой толпе не было, разумеется, никого, даже отдаленно похожего на нее. Следующие полтора часа он переходил от платформы к платформе, напряженно, стараясь ни на секунду не ослаблять внимания, просеивая взглядом спешившую мимо него все более густеющую массу людей. Один или два раза ему казалось, что он видит вдали какую-то женщину, похожую на нее, внутренне вздрагивая и уже зная, что ошибся, он вглядывался в нее, стараясь удостоверить непохожесть, как бы для очистки совести убедиться, что это точно была не она. Электрички шли одна за другой; каждый раз, ожидая, когда автоматические двери раздвинутся и вывалившаяся из них масса двинется ему навстречу, он ощущал остро-томящее чувство надежды; когда толпа проходила, это чувство спадало, чтобы с новой электричкой прихлынуть вновь. Время шло, стрелки на фронтоне миновали девять, наступал тот промежуток, когда она действительно могла прийти. Это был решающий момент, но, зная это, он, напротив, чем дальше, тем больше чувствовал какое-то охлаждение, понимая, что в силу законов самой жизни шансы встретить ее сегодня были исчезающе малы. С каждой минутой он все яснее чувствовал это; стоя у платформы и уже почти по обязанности отслеживая идущих мимо него людей, он настраивал себя не надеяться зря; внутренне готовясь к тому, что сегодня ничего не случится, в глубине души убежденный, что рано или поздно он все равно найдет ее, он настраивал себя на длительный путь и длительные поиски, по опыту жизни зная, что нужна неустанная работа, чтобы вынудить обстоятельства сдаться, и никакие серьезные удачи не даются легко. Время перевалило за половину десятого. И тут, уже без прежней напряженной сосредоточенности наблюдая очередную толпу, он вдруг, не веря своим глазам, увидел ее. Это была она. Как-то иначе выглядящая, не похожая на ту, какой он запомнил ее по первой встрече, это была она, без всякого сомнения. Одетая в какое-то простенькое, скорее даже бедное платье на пуговицах, поверх которого была накинута выцветшая мохеровая кофта неопределенного цвета, в стоптанных остроносых туфлях, на этот раз на низком каблуке, которые делали ее как будто ниже и приземленней в движениях, она шла, все так же невидяще-сонно глядя перед собой, не интересуясь ничем вокруг, через плечо у нее висела все та же огромная черная сумка. В первую секунду рванувшись к ней, но тут же сдержав себя, он встал на ее пути, ожидая, когда она сама заметит его. Когда она была совсем близко, он сделал шаг вперед, чтобы наверняка попасть в поле ее зрения. Что-то почувствовав и подняв голову, она в самом деле увидела его. На секунду на ее лице отразилось что-то вроде непонимания. С мягко-сдержанной улыбкой, стараясь ничем не выдать своего волнения, он подошел к ней.

— Здравствуйте.

Остановившись, она без удивления, скорее с некоторым недоумением посмотрела на него.

— Здравствуйте.

— Едете на работу?

Она, опустив глаза, кивнула.

— Да.

Чувствуя, что не должен обнаруживать перед ней своего ожидания, он, поспешно оглянувшись на стоявшую электричку, словно извиняясь, улыбнулся ей снова.

— Я тут ждал, встречал товарища, должен был подвезти мне документы. Но он, видно, уже не приедет. Можно мне пройти с вами?

— Пожалуйста.

Они пошли рядом. Она шла, не глядя на него. Лихорадочно нащупывая ниточку разговора, он ищуще взглянул на нее.

— Интересно, мы дважды подряд встретились.

Секунду помедлив, казалось раздумывая, она искоса бросила на него спокойно-сомневающийся взгляд.

— Да, дважды встретить одного и того же человека в городе…

— Я очень рад, что встретил вас.

Она, глядя себе под ноги, не ответила.

Молча пройдя несколько шагов и тревожась от ее молчания, Сергей, понимая, что должен это сказать, быстро взглянул не нее.

— Если вам неприятно мое общество, пожалуйста, скажите, я тут же уйду, я не буду вам навязываться.

Она как-то бездумно пожала плечами.

— Нет-нет, пожалуйста.

Они вошли в метро и, пройдя турникет, встали на эскалатор. Встав на ступеньку ниже, он смотрел на псе снизу вверх. Не зная, что сказать, он сказал то, что думал.

— Вы очень красивая.

Она чуть заметно улыбнулась, не поднимая глаз.

Не зная, как преодолеть ее молчание, он снова напряженно посмотрел на нее.

— Может быть, я вас все-таки утомляю? Скажите слово, я уйду.

— Нет-нет, все нормально.

Она произнесла это как будто даже поспешно. Глядя на него, она, казалось, о чем-то раздумывала. Еще мгновение помолчав и словно выйдя из своего подполья, она, кажется, еще секунду поколебавшись, как-то по-новому взглянула на него.

— Лучше придумайте, как мне кота назвать.

Почувствовав эту перемену, он с готовностью сделал движение к ней.

— У вас есть кот?

Она кивнула:

— Котенок. Вчера купила на рынке за пять рублей. Только имени еще нет.

Никогда не имевший кошек, он, всерьез восприняв все это, на секунду напрягся, в самом деле пытаясь придумать имя.

— Жорик.

Она затаенно смотрела мимо него, никак не реагируя на его предложение.

— Я думаю назвать его Филя. Прежний кот сбежал. Как-то вернулся весь драный, я его, как смогла, залечила, а потом пропал. Наверно, уже не придет.

— А как вас зовут?

— Наташа.

— Я Сергей.

Она кивнула. Они снова замолчали. Словно чему-то по-прежнему удивляясь, она вновь выжидающе посмотрела на него.

— Вы так на работу не опоздаете? Каждый раз со мной ездите.

— Я сам себе хозяин. Все это не важно. Мне важно было встретить вас.

Чувствуя ненужность притворства и как будто предчувствуя в ней понимание, он мельком взглянул на нее.

— Я, конечно, никого не ждал там, на платформе. Я хотел вас увидеть.

Она ничего не ответила, как будто не обратив внимания на эту фразу.

Они сошли с эскалатора и пошли по платформе.

— Можно мне проводить вас?

— Можно.

Войдя в вагон, они снова встали друг против друга. Чувствуя невозможность не сказать главное, он, снова не зная, куда деваться, секунду напряженно смотрел на нее.

— А у меня жена. И дочка десяти лет.

— Серьезно? — Она произнесла это как-то обыденно, не поднимая глаз.

— А вы замужем?

Она, не поднимая глаз, покрутила головой:

— Нет.

— И не были?

— Нет.

— А предлагали?

Она, на мгновение взглянув на него, кивнула:

— Предлагали.

— А почему не вышли?

Она, словно на секунду вспомнив что-то, с затаенной улыбкой спрятала глаза.

— Дура была.

— Сколько вам лет?

— Двадцать пять.

Они снова секунду помолчали.

Чувствуя, что все, что бы он ни сказал, будет не важно, и вместе с тем понимая, что надо говорить о чем-то, он ищуще взглянул на нее.

— Тот телефон, что я вам дал, там я один живу. Есть еще другая квартира, где с женой. Раньше жили с матерью, но я ей два года назад еще одну квартиру купил, двухкомнатную, так что теперь отдельно. Хотя и там приходится бывать. — Что-то заметив в ее лице, он беспокойно взглянул не нее. — Вам это неинтересно…

Она, чуть заметно вздохнув чему-то своему, с досадливо-комичной улыбкой отвела глаза.

— Лучше не рассказывайте мне про ваши квартиры.

— Я там редко бываю. Все время на работе, домой только переночевать прихожу. Отдыхать редко удается. Разве что за границей, у моря. — Он помедлил, соображая, почувствовав, что нащупал какую-то тему. — Но там тоже не очень получается. Время даром уходит. В основном две недели отсыпаюсь у бассейна.

Она, до того молча слушавшая, непонимающе посмотрела на него.

— Зачем же у бассейна, если море?

Он смешался, не зная, как ответить на этот вопрос.

Двери раздвинулись, выйдя из поезда, они прошли по переходу и снова вошли в вагон. Снова испытав то странное ощущение, когда ему одинаково были не важны и его слова, и ее ответы, он жадно вгляделся в нее.

— А какой мультфильм вы сейчас делаете?

Она, на мгновение взглянув на него и отведя глаза, покачала головой:

— Сейчас никакой. Нет заказов.

— Но зарплату платят?

Она, секунду как-то странно поколебавшись, кивнула.

— Платят.

— А раньше какие мультфильмы делали?

Словно с неохотой напрягаясь и пытаясь что-то вспомнить, она безразлично пожала плечом.

— Разные. Москва заказывала. Мультфильмы, клипы. Но больше клипы. Нам обычно просто раскадровки присылали, мы даже не знали для кого.

С трудом дослушав ее и кивнув, зная, что сейчас будет ее остановка, он напряженно посмотрел на нее.

— Я хотел вас попросить. Пожалуйста, не исчезайте. Мне обязательно нужно вас видеть. Я понимаю, телефона нет, но дайте хоть какую-нибудь зацепку, как вас найти.

Словно о чем-то предупреждая, она неуверенно взглянула на него:

— Мне можно позвонить только на работу.

— Ну прекрасно. — Обрадовавшись, что все может разрешиться так просто, он живо взглянул на нее. — И хорошо.

Снова как-то задумчиво-недоверчиво взглянув на него, она повернулась к раскрывшимся дверям. Выйдя на платформу и поднявшись по короткому эскалатору, они вышли на улицу. Пройдя несколько шагов и остановившись, она обернулась к нему.

— Только дальше меня не провожайте, ладно?

Инстинктивно чувствуя, что сейчас не надо задавать вопросов, он достал записную книжку. Прочертив первые буквы ее имени, его ручка отказала.

— Черт, не пишет.

Деловито раскрыв свою большую сумку, она протянула ему свою. Ее стеклянной, очень тонко пишущей ручкой он записал продиктованный ей номер.

— Вы все время на работе?

Словно удивляясь вопросу, она безразлично пожала плечами.

— Ну да. Но в общем там всегда кто-то есть, меня позовут. — Она, поморщившись, подумала. — Только лучше звоните в перерыве, с полпервого до пол второго. Нам трудно дозвониться.

Он машинально взглянул на номер.

— Это студия?

Секунду помедлив, она снова спрятала глаза.

— Это мебельный склад.

— Мебельный?

— Да, я там работаю. Фирма «Геликс».

Она, обернувшись, посмотрела куда-то в сторону автобусной остановки.

— Извините, я пойду. Меня уже наши ждут.

Чувствуя, как уходят секунды, еще не веря, что получил ниточку к ней, он, инстинктивно тревожась, взглянул на нее.

— А еще какой-нибудь телефон есть?

— Нет. — Словно удивляясь его неверию, она непонимающе взглянула на него. — Ну чего вы? Нормальный телефон.

— Я позвоню вам.

— До свидания.

Закинув сумку на плечо, она торопливо почти побежала к остановке, где маячила стайка оживленно переговаривающихся и смеющихся девушек и мужчин. Почти тут же все они сели в подошедший автобус. Стоя посреди бетонной площадки перед входом в метро, Сергей машинально проводил их взглядом. Набрав скорость, автобус скрылся в потоке машин. Словно очнувшись и заново оглядев место, где он находился, Сергей увидел спешащих мимо него людей и торговые киоски. Секунду он постоял, словно собирая себя заново. Дело было сделано, и вместе с этим вместо напряжения он ощущал лишь пустоту. Идти ему было некуда и незачем. Невероятное свершилось. Он нашел ее. Еще мгновение постояв, собираясь с мыслями и зачем-то обойдя киоски и ничего не купив, он пошел обратно к метро. В вагоне он задался вопросом, куда он, собственно, едет, хотя понятно, что ехать он мог только в гостиницу. Достав записную книжку, он снова посмотрел ее телефон, на секунду похолодев от мысли, что она могла дать ему неправильный или неработающий номер, понимая, что такое крайне маловероятно, он вместе с тем почувствовал жгучее желание немедленно проверить этот номер и узнать, где находится склад. С трудом он подавил в себе порыв немедленно выйти из метро на поверхность и позвонить из автомата. Лучше было это сделать из гостиничного номера. Теперь он, по крайней мере, знал, зачем возвращается в гостиницу. Вновь вытерпев весь путь и добравшись до нее, он, войдя в номер, посмотрел на часы. Она сказала ему позвонить в полпервого, сейчас же не было даже половины одиннадцатого. Секунду он колебался. Понимая, что все равно не утерпит, он набрал номер.

— Фирма «Геликс».

Голос был не ее.

— Вы торгуете мебелью?

— Да. Что вы хотели?

— Кухонную стенку.

— Кухонный гарнитур?

— Да-да, гарнитур. И еще что-нибудь для прихожей. Вешалку какую-нибудь… И шкаф для обуви.

— У нас большой выбор.

— К вам можно подъехать?

— Да, разумеется.

— Где вы находитесь?

Рядом с ее телефоном он записал адрес вместе с подробными объяснениями.

— Когда у вас перерыв?

— С полпервого до полвторого.

— Спасибо.

Успокоенный, он положил трубку. Закинув руки за голову, он опрокинулся на кровать. На секунду приподняв голову, он посмотрел на часы. Было пол-одиннадцатого, до предполагаемого звонка оставалось два часа. Несколько секунд пролежав без движения, бездумно глядя в потолок, он снова сел на кровати. Встретиться с ней надо было сегодня. Медлить было нечего, да он и так понимал, что все равно не сможет ждать. И к встрече этой надо было как следует подготовиться. Встав с кровати, он прошелся по комнате, раздумывая. От этой встречи и предстоящего разговора с ней зависело слишком многое, и, значит, проходить они должны были в таком месте, где было бы комфортно говорить ему и где понравилось бы ей. Секунду постояв посреди комнаты и не понимая, чего он, собственно, ждет, он снова вышел и запер номер. Спустившись вниз, он спросил регистраторшу, не знает ли она в городе какого-либо места, где можно было бы посидеть и поговорить в интимной обстановке. С любопытством взглянув на него, она назвала ему три или четыре примерных адреса. Выйдя из гостиницы и поймав такси, он повторил их шоферу, спросив, нет ли среди них такого, который располагался бы примерно посередине между гостиницей и станцией метро, где она выходила. Кивнув, тот отвез его на одну из улиц в старом центре города. Оглядевшись, он прошелся по ней. Заведений такого рода здесь было несколько, одно из них, со стойкой и маленьким зальчиком на семь-восемь столиков, понравилось ему больше других. Посмотрев меню и получив подтверждение от бармена, что вечером здесь наверняка не будет слишком людно, он вышел на улицу. Тревожась от мысли, что в этом ресторанчике ей может по какой-то причине не понравиться, он обошел все остальные заведения, задав всюду все тот же вопрос о вечерней загруженности. Получив всюду обнадеживающие ответы, он вновь вернулся в начало улицы. Он шел медленно, ее образ, уже какой-то другой, чуть-чуть изменившийся под действием происшедшей встречи, снова стоял у него перед глазами. Он вспомнил ее стоптанные туфли. Метро было здесь же, неподалеку, это значило, что ей будет удобно сюда добираться. Он вдруг вспомнил, как она шла в то утро, когда он увидел ее: с покорным усилием, в туфлях на высоком каблуке, се напружиненные, круглые икры, как живое существо пожалев ее ноги, которым приходилось нести эту статную, плавную тяжесть. Каким-то прозрением сердца он вдруг понял, что при ее явно большом размере ноги ей трудно купить себе туфли, особенно туфли на высоком каблуке, и, покупая меньший размер, она наверняка вынуждена подолгу разнашивать его, натирая себе ноги, и, наверно, поэтому ей попеременно приходится носить старые, сношенные туфли, давая ногам отдохнуть. Выйдя с улицы на какую-то площадь, он пошел куда глаза глядят, решив скоротать оставшийся час на улице, взяв такси, когда подойдет время, чтобы не томиться в ожидании звонка в гостиничном номере. Волнение его утихло. Теперь, когда он подготовил все, что мог, он мог просто думать о ней, и волнение улеглось, как будто всосалось в его воспоминания о ней, воспоминания о том, какой она была в первую и вторую их встречу. Пройдя изрядное расстояние, он спросил у прохожего время и, остановив машину, снова вернулся в гостиницу. Зная, что имеет несколько минут в запасе, он немного постоял у входа, думая о том, что скажет ей. Волнения и переживания сейчас неуместны, надо просто серьезно и уважительно поговорить с ней, именно от этого все должно решиться. Он постоял у подъезда еще немного. Поднявшись к себе, он еще минуту посидел перед будильником, ожидая, пока стрелки покажут ровно половину первого. Дождавшись, когда это случилось, он снял трубку и набрал номер.

— Фирма «Геликс».

— Попросите, пожалуйста, Наташу.

— Минутку.

Минуту он слушал голоса и отдаленные шумы.

— Алло?

— Наташа, здравствуйте, это Сергей. Мы с вами говорили сегодня утром. Помните меня?

— Да, конечно.

— Простите, я вас отвлеку на минуту. Скажите, вы сегодня вечером ничем не заняты?

— Нет.

— Я хотел бы вас увидеть. Как бы вы отнеслись к тому, чтобы посидеть сегодня вечером где-нибудь в ресторане или в кафе? — Он секунду помедлил, подбирая слова. — Нам надо встретиться и поговорить.

Она секунду молчала.

— Да, хорошо.

— У вас есть какое-нибудь любимое место в городе? Где вам бы самой было приятно? Может быть, там?

— Любимое? — Она, казалось, задумалась. — Не знаю… Вообще много есть нормальных мест.

— Я нашел один неплохой бар в старой части города. Это недалеко и от вас, и от меня. Мы могли бы встретиться там.

— Где это?

Он назвал адрес.

— Да, нормально. Я это место знаю. Там нормально.

— Там вообще таких мест несколько. Может быть, вы бы сами выбрали, какое вам больше понравится.

— Там есть один бар, нормальный. Я покажу.

— Хорошо. Вы во сколько заканчиваете?

— Я? В семь. Но в принципе я могу уйти и в полседьмого.

— Тогда давайте в семь я буду ждать вас в начале улицы, у стелы. Знаете, где это?

— Знаю.

— Значит, в семь. Я буду ждать. — Он помедлил, ощутив накопившееся неудобство. — Простите, можно мне говорить вам «ты»?

— Да. Так, наверно, будет лучше.

— Спасибо. Значит в семь. Я буду ждать. До встречи.

— Пока.

Еще не веря, что все получилось так просто, он положил трубку. Секунду просидев на кровати, глядя на башни и шпили на крышах старых имперских зданий в отдалении напротив, он резко поднялся и подошел к окну. Мгновение он смотрел вниз, на ничем не примечательную улицу. Вернувшись, он вновь опустился на кровать. Внутренне еще разогнанный разговором с ней, он некоторое время сидел, пытаясь сосредоточиться. Чувствами наконец догнав случившееся и повалившись на локоть, он снова посмотрел на часы. Без двадцати час, до только что назначенного свидания оставалось полдня, и заполнить это огромное зияющее пространство было нечем. Немыслимо было и пытаться высидеть хотя бы часть этого времени в гостинице. Еще не зная, что он будет делать на улице, он, глубоко вздохнув, поднялся с кровати. В который раз заперев номер, он спустился вниз. Вновь пройдя утренним путем по дороге к метро, он свернул на проспект, где чередой, один за другим тянулись магазины. Понимая, что не покроет даже половины оставшегося времени даже в том случае, если надолго задержится в каждом из них, он, влекомый привычным притяжением, зашел в магазин, оказавшийся первым. Просторный, почти без людей зал женской одежды. Проходя мимо вешалок и поворотных кругов с платьями, он ощутил, что с самого начала рассматривает их, ощущая ее незримое присутствие; еще сам не сознавая этого, он смотрел на них, примеряя одно к другому, мысленно пробуя сопоставить их и ее. Подтянув к себе и пощупав пальцами несколько вещей, которые чем-то привлекли его внимание, он отпустил их, почувствовав, что что-то не так. Он ощущал какую-то непривычную неуверенность, странное отсутствие отклика. Вещи ничего не говорили, не давали никакого знака ему; он понял, что еще не понимает ее стиля, не чувствует, что могло бы подойти ей, а что нет. Осознав это, он все равно, выйдя из магазина, завернул в следующий, так же рассматривая вещи там, все-таки пытаясь нащупать какое-то понимание. Так, мысленно связывая с ней все вещи, которые видел, он прошел несколько магазинов. Увидев книжный, по выработанной годами привычке, почти инстинктивно он заглянул туда. Проходя мимо полок и глядя на разноцветные книги, он, только пройдя почти их все, вдруг ощутил, что все происходит как-то слишком быстро и вообще все это должно происходить как-то не так. Вернувшись, он попытался привычно всмотреться, установить контакт между собой и книгами и ничего не смог. Книги не отвечали, надписи на обложках потеряли смысл; взяв наугад какую-то книгу с полки, он подержал ее в руках; раскрыв, он попытался что-то прочитать и, ничего не поняв, поставил назад. Книги молчали. Мир печатных слов не принимал его. Выйдя из магазина, он еще некоторое время шел по проспекту, никуда не сворачивая, ища, за что бы зацепиться взглядом, и ничего не находя. Не удержавшись и спросив у прохожего время, он узнал, что убил все же почти три часа. Пройдя еще какое-то расстояние, он почувствовал что-то похожее на голод; чтобы отделаться от этого мешающего ощущения, он поискал глазами киоск, где можно было бы купить пару «сникерсов», но его не было; увидев на пути ресторан, он завернул туда. Тяжелые бархатные портьеры, люминесцентный свет днем, авангардного дизайна витражи и металлические колонны. Сидя за столом перед пирамидой свернутых салфеток, он смотрел в полумрак, на гранитные напольные вазы и литые бра, думая, сколько все это может занять времени и сможет ли он убить хотя бы еще полчаса, если его будут не спешить обслуживать. Примерно через сорок минут, расплатившись и выйдя, он, подумав, возвращаться ли ему или идти дальше, двинулся вперед. Следующие три часа, точно так же как раньше, он ходил по улицам и проспектам, стараясь никуда не сворачивать, пока на электронном табло над входом в какое-то учреждение не увидел цифры восемнадцать тридцать. В очередной раз остановив машину, он за двадцать минут доехал до места свидания. Купив на углу букет роз, он стал у стелы, на площади перед кинотеатром, сразу инстинктивно найдя глазами часы на другой стороне перекрестка, — до встречи с ней оставалось десять минут. Машины надолго застревали у перекрестка, давая место поперечному потоку, и затем двигались вновь. На той стороне проспекта женщина в белом фартуке торговала с лотка мороженым, в двери продуктового магазина напротив входили и выходили люди.

Было всего пять минут восьмого, когда, в очередной раз взглянув в привычном направлении, он на той стороне перекрестка увидел ее. Его глаз мгновенно выхватил из толпы ее неспешно двигавшуюся фигуру. Она была все в том же простеньком платье и надетой поверх него темно-бурой клочковатой кофте, на ногах ее были все те же похожие на тапочки туфли на низком каблуке. Икры ее, потеряв от этого идеальную натянутую округлость, казались чуть более широкими. Что-то неуловимо изменилось в ней. Она была такой же, как утром, и не такой. С восхищенным удивлением он отметил эту перемену. Что-то как будто встало на свои места, сейчас она, казалось, была в гармонии с собой и с окружающим миром. Сама походка ее излучала негу и миролюбие. Впервые видя ее такой, он завороженно следил за ее приближением. Она приближалась как-то обстоятельно, не спеша, в отличие от своего утреннего вида, с любопытством поглядывая по сторонам, неторопливо и с достоинством неся свое тело. Дисциплинированно подождав, пока проедут машины, она как-то рассудительно перешла улицу. Ступив на тротуар, она заметила его. Увидев этот момент, он двинулся ей навстречу. Преодолев два десятка шагов, отделявших их друг от друга, они остановились как-то неожиданно близко друг от друга, на расстоянии дыхания; будучи почти одного роста с ним, она спокойно смотрела на него, кажется, ее это не смущало. Взяв у него цветы, она со спокойным любопытством, но миролюбиво, без утренней отчужденности взглянула на него.

— Давно ждешь?

Он коротко покачал головой.

— Нет, недавно.

— Хорошо.

Обстоятельно, с удовольствием понюхав цветы, она еще раз взглянула на них.

— Красивые.

Не дожидаясь ее вопросов, он кивнул в сторону уходящей в глубь квартала улицы.

— Здесь в двух шагах неплохой бар, маленький. Если тебе там не понравится, то дальше по улице есть ресторан. А если и там не понравится, то дальше еще один.

Она спокойно кивнула.

— Ладно, нормально. — Заглянув в сумку, она огляделась. — Только надо сигареты купить.

Сигаретный киоск был рядом, у кинотеатра. Подойдя к нему, желая опередить ее, чтобы ей не пришлось платить, он быстро взглянул на нее.

— Какие?

— «Мальборо».

Пачек «Мальборо» разных сортов на витрине было несколько; быстро пробежав по ним взглядом, он купил те, что были дороже всего. Взяв из его рук пачку, она непонимающе посмотрела на него.

— Зачем такие дорогие?

— Я думал, чем дороже, тем лучше. А какие надо?

Она поспешно махнула рукой.

— Ладно, нормально.

Он вопросительно взглянул на нее.

— Идем?

Она снова спокойно кивнула. Пройдя шагов пятьдесят, они дошли до дверей бара. В маленьком зальчике было по-весеннему светло, почти все столики пустовали, лишь за одним из них женщина задумчиво курила, глядя в окно, а мужчина, оперевшись локтями о стол, говорил по мобильному телефону. Сергей кивком указал на столик у окна.

— Сюда?

Она кивнула. Подойдя к столику, они уселись, она спиной к окну, а он боком. На стул рядом с собой она положила цветы. Мгновенно появившийся из-за стойки официант бесшумно опустил на стол меню и исчез. Склонившись над столом и раскрыв меню, она с впервые блеснувшими искорками любопытства в глазах с неожиданной хитроватой улыбкой заглянула в него.

— И что же здесь есть?

Он проследил за ее взглядом. Быстро пролистав меню, она задумчиво вернулась к началу. Он вопросительно взглянул на нее.

— Может, котлеты по-киевски?

Она, чуть поколебавшись, кивнула.

— Давай.

Вновь пролистав меню, она заинтересованно взглянула на последнюю страницу.

— Вот что бы выпить взять.

Он улыбнулся.

— На твое усмотрение.

— На мое? — Хитро блеснув глазами, она, посерьезнев, снова перечитала список, после этого ответственно задумавшись. — Ну, давай пока мартини…

Подозвав официанта, он сделал заказ.

Сияв кофту и аккуратно положив ее рядом с цветами, она закурила.

Оторвавшись взглядом от ее холеных молочно-белых рук, он коротко взглянул на нее.

— С работы тебе без проблем удалось уйти?

— Мне? — Как-то бездумно взглянув на него, она на секунду остановилась взглядом, словно принуждая себя вспомнить что-то. Затянувшись и выдохнув, она деловито стряхнула пепел. — А сегодня фура пришла. Все разгружать пошли и сейчас еще разгружают, всю ночь, наверно, будут разгружать. Так что я не нужна. Завтра только учитывать будем.

— А ты кто на складе?

— Я? — Она, словно заставляя себя что-то вспоминать, задумалась.

— Учетчица, с применением ЭВМ.

— Применяешь?

Она серьезно кивнула.

— Применяю. У нас специальная программа, специально для нас написали, по учету мебели, на русском языке.

— Ну ты ее освоила?

Она снова кивнула.

— Освоила. Только не всегда работает, что-то там не доделали. На всякий случай приходится в тетрадке документацию вести.

Им принесли котлеты и мартини. Потянув из трубочки мартини, она взялась за котлету. Попробовав, он мельком взглянул на нее.

— По-моему, нормально.

Она со знанием дела серьезно кивнула.

— Да, классные.

Быстро доев, не умея есть медленно, он, заметив, что ее стакан уже пуст, вопросительно взглянул на нее.

— Заказать еще?

Она кивнула.

— Лучше уж закажи сразу пару.

— А не много?

Она пожала плечом.

— А что тут мартини-то. Пятьдесят грамм.

Подозвав официанта, он повторил заказ.

Доев котлету, она снова потягивала мартини через трубочку, чуть раскрасневшаяся, поблескивающими глазами глядя вокруг.

— Так, значит, ты учетчица?

— Угу.

— И давно ты на этом складе работаешь?

— Уже год.

— А про анимацию зачем рассказывала?

Она, блеснув глазами, легкомысленно дернула плечом.

— Ну надо ж было что-то напи…ть.

Матерное слово сорвалось с ее уст с какой-то задорной легкостью, весело и совершенно не вульгарно.

— А раньше где работала?

Она кивнула.

— А раньше — в анимации. Что, ты думаешь, я тебе рассказывала? Все правда.

— А что ты кончала?

— Я? Станкостроительный техникум. Отделение промышленных роботов. Год на заводе проработала, технологом. — Она, поблескивая глазами, улыбнулась, вспоминая. — А потом уже на курсы аниматоров поступила, здесь, в Минске.

— А ты хорошо рисуешь?

— Как тебе сказать… — Она, разом посерьезнев, как-то увлеченно, с неожиданной доверительностью посмотрела на него. — Если вазу поставить, или гипсовую фигуру, я ее не нарисую, а вот картинки какие-нибудь прикольные, — это я могу нарисовать, это я в школе еще рисовала. — Она тряхнула волосами, озарившись улыбкой при воспоминании. — На этот экзамен, на курсы аниматоров, человек двести пришло. Некоторые вообще уже после художественных школ, с мольбертами, с красками. Ну и дали нам задание — нарисовать Красную Шапочку. Ну и стали все рисовать — красками, на ватмане, все правильно так, красиво. — Она хихикнула. — Ну а я нарисовала такую проститутку в мини-юбке и драных колготках. Ну меня и приняли. Двадцать человек из двухсот приняли всего.

— А потом?

— А потом обучалась год на отделении фазовщиков, ну, картинки перерисовывать, потом стала работать. С Профсоюзной неудобно было на работу ездить, я в Минске устроилась дворником, мне квартиру в коммуналке дали. С утра листья метлой разбросаешь или, там, лед ломиком в ватничке сколешь — и на работу. Сразу на четырех студиях — днем по студиям побегаешь, потусуешься, а вечером дома все доделываешь, перерисовываешь, и так четыре года.

— А потом?

— Ну а потом все кончилось, развалились студии, денег не стало, пришлось работу искать. И главное, дом, где у меня комната была, сносить стали, пришлось обратно на Профсоюзную переселиться. Ну и на склад идти работать. Жить-то надо.

— А на студню эту уже никак нельзя вернуться? Или там уже никто не работает?

— Работают, но только совсем уже школьники, девчонки, мальчишки. На чистом энтузиазме, им там совсем гроши платят. На это нельзя прожить.

— А если б ты школьницей сейчас была, пошла бы?

— Конечно.

— Понятно. — Он, осознавая услышанное, крутанул головой.

— Да, обидно.

— Что делать, кому легко.

Она смотрела на него с каким-то благодушно-самоуверенным, беззлобным лукавством. Взяв в руки длинный узкий стакан с мартини, в котором на этот раз почему-то не было трубочки, она как-то по-бедовому, подначивающе-весело взглянула на него.

— Ну что, накатим?

Машинально он сделал глоток. Поставив на стол стакан, он, собираясь с мыслями, взглянул на нее. Она сидела напротив него, большая и разнеженная, обратив к нему веснушчато-довольное курносое лицо. С какой-то всезнающей улыбкой она смотрела на него, словно наперед что-то угадывая и чего-то ожидая от него. Лицо ее казалось ему светящимся, и вся она как будто светилась добротой и любовью, какой-то всеобъемлющей, непутево-безадресной, бездумно, без разбора раздающей тепло во все стороны. Остановившиеся на нем глаза ее, мягко, затаенно сияя, согревали его. Шевельнувшись, она подвинулась на стуле, закинув ногу на ногу. Белое широкое колено ее, взошедшее из-за края стола, словно погрузило его в еще одно облако тепла и сияния. Встретившись с ней взглядом, он, внутренне приподнимаясь, словно всеми чувствами надвинулся на нее:

— Наташа, я хочу поговорить с тобой.

Она, прямо глядя на него, ждуще улыбнулась.

— Угу.

Секунду он медлил, словно пропуская через себя то тягучее, томяще-созревшее, что хотел передать ей. Переполненный этим чувством и в то же время понимая, что должен сейчас перебороть это и говорить очень просто и ясно, подняв глаза, он чуть подался к ней.

— Наташа, я тебе передать не могу, насколько мне приятно твое общество. Я в третий раз тебя вижу и все еще поверить не могу. Я поверить не могу, что такое совершенство возможно, что такая женщина вообще может существовать. — Остановившись, чувствуя, что говорит не совсем то, что хотел, что надо быть более прямым и внятным, он вновь поднял на нее глаза.

— Понимаешь, ты мне настолько физически приятна, я даже не о сексе сейчас говорю, хоть я тебя хочу, но мне приятно просто быть рядом с тобой, сидеть рядом с тобой. От тебя теплое сияние исходит. Я понимаю, что ты совершенство, что это что-то невероятное, что другой такой нет. Если б это зависело от меня, я б хотел лечь с тобой в постель и больше вообще не вставать — и считал бы, что жизнь удалась. Говорят, желанием оскорбить нельзя — от всей души надеюсь, что это так, больше всего я боюсь, что ты поймешь это как неуважение к тебе. Ничего этого нет. Я ничего не скрываю, я хочу близости с тобой — физической, телесной, любой. Если ты удостоишь меня своим вниманием, это будет огромная честь для меня. Это все, чего я хочу. — Он помедлил, колеблясь, но все же поднял на нее глаза снова. — А если ты еще позволишь мне материально тебя поддержать, то это будет еще одна огромная честь для меня.

Остановившись, он ждуще посмотрел на нее.

Слушавшая его с какой-то блуждающе-лукавой улыбкой, она, сияюще-теплыми глазами открыто глядя на него, медленно помотала головой.

— Нет.

— Что нет?

— Не будет поддержки.

— Но почему?

— Потому что не будет. Не надо.

— Но мне же это так легко…

Она помотала головой еще раз.

— Нет.

— Ты уверена?

— Да.

— Хорошо. — Чувствуя, что наткнулся на что-то важное для нее, он кивнул. Не уловивший для себя, как понимать ее ответ, не уверенный, смог ли достучаться до нее, он словно вдогонку к сказанному с надеждой взглянул на нее.

— Я понимаю, что ты красавица, но не в этом дело. Я что-то другое почувствовал. Я впервые увидел женщину, с которой я мог бы жить, понимаешь?

Она, казалось, радовавшаяся вместе с ним и одновременно словно захваченная врасплох его напором, еще не затруднившая себя мыслями о том, как это все понимать, все с той же загадочной улыбкой глядя на него, кивнула.

— Угу.

Им, не дожидаясь заказа, принесли еще мартини.

Инстинктивно чувствуя, что не должен сейчас ни о чем спрашивать, он с каким-то летящим ощущением в душе, словно внутренне махнув на все рукой, ищуще взглянул на нее.

— А у меня чего только в жизни не было до того, как я встретил тебя. Я ведь радиоэлектронщик, наши объекты всегда где-нибудь у черта на рогах. Где я только не был. И на севере, и на юге, и в горах с парашютом прыгал — меня вместе с аппаратурой выбрасывали, и за границей пару раз был — помогали разным там борющимся народам. Как-нибудь потом, я надеюсь, я тебе расскажу, это все очень смешно. — Он махнул рукой. — Я человек в общем спокойный, особых приключений не искал, но все равно, так уж случилось, сам на все это напрашивался.

Она с веселым интересом в глазах, потягивая из трубочки мартини, посмотрела на него.

— А почему?

Он, усмехнувшись, махнул рукой.

— Ты не представляешь, какой затхлой была жизнь в восьмидесятые годы. Ничего не происходило, работа и телевизор. Школьные приятели, встречаясь, спрашивали друг друга: «Ты еще не женился?» — не потому, что интересовались личной жизнью друг друга, а потому, что это было последнее событие, которое еще могло в жизни произойти. Хотелось хоть как-то уйти от этого. Слава богу, у нас еще работа такая, от чего все отказывались, я на все соглашался.

— А потом?

— А потом времена изменились, все бросились деньги зарабатывать, ну и я тоже, хоть какое-то содержание в жизни появилось. Рентабельность у нас, правда, не самая высокая, но идти торговать, как все, очень уж не хотелось, не хотелось профессию менять. Я все-таки люблю свою работу.

Он любяще посмотрел на нее.

— Расскажи о себе.

— Обо мне? — Она как-то удивленно-озадаченно задумалась со стаканом в руке. — А чего обо мне рассказывать? Живу на Профсоюзной.

— С родителями?

— Нет. — Она помотала головой. — Родители разъехались.

— То есть как?

— Ну так, развелись и разъехались два года назад. — Она, поблескивая глазами, словно делясь любовью, открыто посмотрела на него. — Отец, он бульдозерист, на заработки уехал, у них бригада, по всей стране колесят, сейчас где-то на буровой, в России. А мать к своим родителям в Донецк уехала, на Украину. Хотела меня с собой забрать, но я тогда еще на студии работала, не хотела работу бросать. Сейчас опять замуж вышла.

— А еще?

— Еще? — Она как-то заговорщицки взглянула на него. — Еще сестра. — Она на секунду задумалась, как охарактеризовать ее. — Красавица.

Он кивнул.

— Ну, это понятно.

— В этом году школу кончает. Мать пишет, они с девчонками хотят, как школу кончат, всей компанией на юг ехать. Вот написать хочу, чтоб ни фига не пускала никуда.

— Почему?

— Почему? — Она как-то сквозь улыбку затуманено-растрогано посмотрела куда-то мимо него. — Потому что она сейчас будет такой же, какой я была в ее годы. Это значит мальчики без счета, пьянки-гулянки и все такое. Пока вместе жили, я ей хоть что-то могла подсказать, объяснить, вломить, если надо, а сейчас только переписываемся, а в письме что напишешь. А она такая же раздолбайка, как и я.

— Пишешь ей?

— Угу. Раз в неделю, чтоб ни случилось, сажусь и пишу. И она мне пишет — со стихами, с картинками, классные такие. Полгода уже ее не видела. Я по ней чуть ли не больше, чем по родителям, скучаю.

Она, скользнув взглядом по стойке, вазам на стене и портьерам, снова повернулась к нему.

— Ну что? Еще накатим?

Им принесли еще мартини.

— Значит, ты одна живешь?

— Угу. Ну, в квартире одна. Так-то у меня чуть не каждый день друзья бывают. Подруги — все ж знают, что у меня всегда квартира свободная. — Она, словно развеселившись при воспоминании, с каким-то странным выражением спрятала глаза. — У одной из них на следующей неделе на свадьбе гуляю. Она в следующие выходные замуж выходит — за моего бывшего мужчину.

— То есть как?

— Ну так. Пожениться решили.

— А как же ты?

— А что я? — Она, словно обидевшись за подругу, непонимающе посмотрела на него. — Может, у них от этого счастье будет на всю жизнь, что ж я, мешать буду? — Увлеченно вспоминая, она блеснула глазами, глядя куда-то мимо него. — Это еще зимой было. Мы с ним вечером у меня сидим, ну я и ее позвала, ей все равно вечером деваться некуда. Ну, там, музыка, свечи. Он сначала со мной танцует, а потом все с ней, с ней. Чего-то они там шепчутся. Ну, я ее потом на кухню поговорить вызвала — мол, как это вообще? Она — бе, ме. Ну чего, может это судьба у них, не мешать же им.

— Он что, псих? Как же это сравнивать можно — она и ты?

Она наставительно-умудренно посмотрела на него.

— А вот, видно, подходят друг к другу. Не ссориться же с ней из-за этого.

— Ты думаешь?

— А чего? — Она махнула рукой. — Все это фигня. — Она задорно вскинула голову. — Мужчины приходят и уходят, а подруги остаются.

Он крутанул головой.

— Ты, наверно, хорошая подруга для своих подруг.

— Угу. — Она, словно ожидая этого, кивнула. — Я везде, где работала, у меня везде друзья оставались. До сих пор звонят, приходят. — Она, растрогавшись при воспоминании, повернулась, глядя куда-то вдаль. — В той квартире, где я дворником была, там особенно классно было. Такая компания подобралась, по утрам все дворниками работали, а днем всякие там художники, кто-то еще там учился. У меня там все друзья перебывали. Та подруга, которая замуж выходит, тоже там жила, я ее туда с Профсоюзной перетащила. — Она, словно вспоминая что-то, пряча глаза, хихикнула.

— Я ее сегодня к восьми к себе звала, вчера еще договаривались, сейчас, небось, уже весь палец себе там отдавила, на звонок нажимая.

— А чего ж ты так?

— Чего… — Она с каким-то странным выражением посмотрела на него. — С тобой встречаться пошла. — Она, вновь перескочив на свои воспоминания, страстно помотала головой. — Когда дом ломать стали, до слез жалко было — так не хотелось уезжать. — Словно что-то мгновенно решив для себя, она как-то просто-утвердительно кивнула.

— Мы сегодня с тобой туда сходим. Я уж год там не была, хоть поглядеть, как там теперь и что.

Он с недоумением посмотрел на нее.

— А это разве недалеко?

— Угу. Десять минут отсюда. Я ведь в этом районе два года жила. И в этом баре мы с девчонками сколько раз бывали. Я прямо обалдела, как ты меня сегодня в этот бар позвал.

Она, сжимая стакан, с лучистой улыбкой, широко раскрытыми повлажневшими глазами посмотрела на него.

Секунду он смотрел в ее глаза. Вновь охваченный каким-то странным чувством, что все, что бы ни было сейчас сказано, не имеет никакого значения, бездумно-легко он качнулся вперед, глядя куда-то сквозь нее.

— Я никогда не работал в молодежной компании. Как в институт распределился, сразу в компанию таких зубров попал, всем лет по пятьдесят, отставные военные. Лаборатория закрытая, все сидят за своими столами, гробовая тишина, за весь день никто слова не проронит. Я человек не особо общительный, но иногда до того доходило, что подсаживался к своему начальнику обсудить какой-нибудь абсолютно ясный для меня вопрос, лишь бы человеческий голос услышать. Институт режимный, все двери на кодовых замках, за весь день не с кем словом перемолвиться. И так все годы.

Он вновь поймал ее взгляд.

— Представляешь?

Сияюще глядя на него, она радостно помотала головой.

— Не-а.

— Ну и слава богу. — Чувствуя, что она чего-то ждет, он с готовностью взглянул на нее. — Ну что, сейчас пойдем?

Она кивнула.

— Можно и сейчас. Но это не обязательно, ты не гони. Я просто давно уже туда хотела, но это без проблем, ты не торопись. Можно и еще немного здесь посидеть. — Она хитро посмотрела на него. — Если ты еще мартини закажешь.

Им принесли еще мартини.

Перескакивая с одного на другое, они проговорили еще несколько минут. Подозвав официанта, он расплатился, она взяла свои цветы и сумку, и они вышли на улицу. С поголубевшими от весеннего неба глазами, ожидая, пока проедут машины, она на секунду повернулась к нему.

— Тут недалеко, минут десять от силы. Вечер классный, в такую погоду лучше всего гулять. И район тут классный, сейчас увидишь, какие дома красивые.

Он кивнул.

— Мы будем целоваться в подъезде.

— А мы и идем почти в подъезд. — Бесстрастно кивнув на эту фразу, которую он, внутренне напрягшись, пустил как пробный шар, она вновь заблестевшими глазами посмотрела на него. — Тут улочки узкие, ребята, у кого машины были, их всегда здесь оставляли, там так узко, что двум машинам не разъехаться. Я этим путем каждый раз домой ходила.

Переждав наплыв машин, они перешли улицу. Пройдя несколькими переулками, зажатыми между старых, мрачно-затейливых зданий, они вышли к маленькому перекрестку, где на углу стоял обшарпанный остов трехэтажного, без украшений здания. Окна без рам и стекол зияли пустотой, внутренние переборки были разрушены, от дома остались лишь стены и крыша. Запрокинув голову, она несколько секунд стояла неподвижно, глядя на верхний этаж, сжимая пальцами натянутый ремешок висевшей на плече сумки. Словно вспомнив о его присутствии, она обернулась к нему.

— Вон мои окна. — В глазах ее на секунду блеснули слезы. Отвернувшись, она пошла по переулку в сторону скверика. Он двинулся за ней. Остановившись у детской песочницы с грибком, она расстегнула сумку, шаря в поисках сигарет, и, не найдя их и закрыв сумку, потерянно-ясными глазами посмотрела на него. — Я здесь два года жила. — Сказав это и словно забыв о нем, она, повернувшись, посмотрела куда-то в сторону.

Шагнув к ней и притянув за плечи, он стал целовать ее. Не противясь ему и даже слегка касаясь его руками, словно безучастно позволяя ему делать это, она смотрела куда-то вверх, не отталкивая его, но переживая что-то свое, чувствами не присоединяясь к нему. Подождав, пока он отстранился от нее, она снова раскрыла сумку, шаря в ней и перебирая ее беспорядочное содержимое.

— Сигареты на столе забыла. — Он с готовностью посмотрел на нее.

— Пойдем купим?

Она махнула рукой.

— Не надо.

Повернувшись, она пошла через детскую площадку, ничего не сказав ему, не жестом, скорее мягким поворотом тела соглашаясь, чтобы он следовал за ней. Невольно отстав на секунду, глядя на ее широкие круглые икры, он догнал ее. Подняв голову, она словно с обидой оглядела скверик.

— Моей любимой собаки нет.

— Собаки?

— Ну да. Вернее, я у нее была любимая. — Она влажно блестящими глазами посмотрела вверх. — У меня шуба была, старая, енотовая, рыжая. А у комендантши собака была, тоже рыжая. Она была как моя шуба. Когда я в шубе подметать выходила, она от меня балдела, всюду за мной как привязанная ходила. Когда я как-то раз домой поехала, всю дорогу до вокзала со мной пробежала, хотела со мной на Профсоюзную ехать. Я ей в вокзальном буфете две палки колбасы скормила, она от нее забалдела, тогда только согласилась остаться. Вот я пришла, а ее нет.

Он кивнул.

— Она, наверно, воспринимала тебя как вожака стаи.

— Ни фига она меня не воспринимала. То есть воспринимала, пока я была в шубе, а летом и облаять могла. — Она покрутила головой. — Ладно, все это фигня.

Выйдя из скверика, они прошли между старинными домами. Впереди, в просвете переулка показалась улица с несущимися машинами. Посветлевшими глазами, уже улыбаясь, она с комической обидой посмотрела перед собой.

— А шубу эту я как-то Патрикеевой поносить дала, это моя подруга, на один день одолжила всего. Так эта собака сразу за ней увязалась. Вот проститутка.

Переживая вместе с ней, желая ее посмешить, он непонимающе посмотрел на нее.

— Кто, Патрикеева?

— Да нет, эта Жулька. — Она с затаенно-озорной улыбкой спрятала глаза. — Патрикеева-то само собой. Подожди. — На секунду остановившись, запрыгав на одной ноге, поправляя подогнувшийся задник туфли, она схватила его за плечо. Распрямившись, она взяла его под руку. Они снова пошли вместе. Внутренне вздрогнув за ту секунду, пока он видел ее подогнутую полную ногу, он, скосив глаза, посмотрел на ее безмятежно-курносый, с припухлыми губами профиль. Пройдя переулком, они вышли на проспект. Высвобождено оглянувшись под наплывом ветра, шевельнувшего ее волосы, она вскинула голову, просветленно глядя на горящие заходящим солнцем окна и крыши домов.

— Сколько здесь жила, до сих пор к этой красоте привыкнуть не могу. Просто сердце вздрагивает, так красиво. Я но этому проспекту больше всего гулять любила. — Она перевела на него взгляд. Секунду они смотрели друг другу в глаза. Словно что-то видя, угадывая в нем, радостно выводя его из погруженного в нее состояния, она пощелкала пальцами перед его лицом. — Ку-ку. Мне сигареты купить надо.

Повернувшись, она пошла к киоску. Вновь на секунду отстав, глядя на ее сильные холеные ноги, и затем догнав ее у киоска и сунув в окошечко деньги, он передал ей пачку. Секунду, словно не зная, что делать дальше, они стояли друг напротив друга. Снова чуть запрокинув лицо, так, что в белках ее глаз вновь засинело небо, она летящим взглядом посмотрела вверх.

— Вечер классный. — Она перевела на него лучистый взгляд. Секунду они вновь смотрели друг на друга. Вздрогнув, он сделал движение к ней.

— Поехали ко мне.

Словно не удивившись, ожидая этого, она, отведя глаза, со сдерживаемой улыбкой помотала головой.

— Нет.

— Почему?

Она помотала головой снова.

— Я не могу.

— Но почему?

Одновременно затаенно улыбаясь и избегая смотреть на него, в какой-то внутренней борьбе, которая, как ему показалось, была смешной для нее самой, она, словно не зная, что ей делать, капризно и одновременно словно жалуясь, подняла на него глаза.

— Ну правда я не могу. Не обижайся.

Он заглянул ей в лицо.

— Ты не можешь поехать ко мне, потому что всего в третий раз меня видишь?

Ничего не сказав и все так же улыбаясь, она, повернувшись, пошла по улице.

Он горячо взял ее за руку.

— Я не обижаюсь. Я понимаю, ты не можешь пойти домой к человеку, с которым только что познакомилась. Какие обиды, ты такая девушка, с которой я горжусь, что могу просто пройти вместе по улице, я не обижаюсь, правда. — Он с надеждой заглянул ей в глаза. — Может, все-таки поедем?

В каком-то томящем ее раздвоении, словно сама огорченная, она с досадой отвела глаза.

— Ну как ты не понимаешь. Ну не могу я.

— Но не обязательно же сразу… Может, просто посидим, поговорим…

Словно задумавшись на секунду, она как-то потерянно посмотрела мимо него.

— А тогда зачем ехать…

Не найдя, что ответить на это, он пошел рядом с ней. Подняв голову, смеющимися глазами, словно избегая смотреть на него, она скользнула взглядом по ненужным вывескам и витринам.

— Узнай время, сейчас, наверно, уже полдевятого, а то и больше.

Он встревожено посмотрел на нее.

— Ты куда-то торопишься?

Опустив глаза, она кивнула.

— На электричку. В восемь пятьдесят пять последняя, которая на Профсоюзной останавливается, потом два часа ни одна останавливаться не будет. Не хочу затемно домой возвращаться.

Он с готовностью повернулся к ней.

— Я провожу тебя.

Снова опустив глаза, она, чему-то улыбаясь, помотала головой.

— Не надо. Лучше время узнай.

Оглянувшись и не увидев часов, он остановил прохожего, на циферблате у того было восемь тридцать три. Пытаясь сообразить, где они находятся, уже всецело захваченный тем, чтобы помочь ей, он, словно ища ее одобрения, обернулся к ней.

— Возьмем такси?

Она, тоже смотревшая в сторону, просто кивнула.

— Только перейти надо.

Перейдя с ней улицу и подняв руку, он остановил «жигули»; быстро договорившись с шофером, он открыл перед ней заднюю дверцу. На секунду замешкавшись, словно забавляясь чем-то, она, без смущения улыбаясь, отступила, пропуская его.

— Садись первым.

Поняв, что при ее росте ей неудобно забираться в такую маленькую машину, он первым пробрался на сиденье, она села рядом с ним. Хлопнула дверца, мимо окон понеслись витрины и деревья. Ее приподнятые круглые колени светились у него перед глазами, короткая юбка, завернувшись, приоткрыла чуть разведенные бедра, на молочно-белой поверхности одного из них он, при свете солнечного блика, вдруг, увидел чуть различимую синюю речушку вены. Автомобиль резко затормозил у здания вокзала, отдав деньги шоферу, он вылез вслед за ней. Ведя его за собой, она обогнула здание вокзала, они спустились в подземные галереи и, пройдя ими и поднявшись, оказались в самой середине нужной платформы. Электричка с открытыми дверьми уже была на месте; немного пройдя, они остановились у открытых дверей вагона. Часы на здании вокзала показывали восемь сорок. Чувствуя недостаток времени, он, остановившись напротив нее, напряженно поймал ее взгляд.

— Когда тебе можно позвонить?

Словно удивившись вопросу, она, солнечно глядя на него, пожала плечом.

— Когда хочешь.

Он поспешно заглянул ей в глаза.

— Я позвоню завтра.

Она, бездумно блестя глазами, бесхитростно-деловито кивнула.

— Только лучше с полпервого до полвторого. Нам трудно дозвониться.

Он невольно улыбнулся.

— Я знаю.

Мгновение они стояли друг против друга. Дернув еще открытыми дверями, поезд с шумом стравил сжатый воздух. Оглянувшись, она подняла на него улыбчиво-блестящие глаза.

— Я пойду.

— Хорошо.

Внутренне вздрогнув, он, обхватив ее за плечи, безотчетным движением придвинулся к ней. Секунду он смотрел на нее:

— Я тебе не противен?

— Нет.

— Будешь со мной?

Глядя куда-то вверх, она, словно летя чувствами где-то далеко, просто посмотрела на него.

— Наверно, буду.

Мягко освободившись из его объятий, она с цветами в руках вошла в вагон. Двери с шумом закрылись. Поезд тронулся. Провожая его взглядом, он неподвижно стоял на платформе, пока мимо него не пронесся последний вагон электрички. Постояв еще немного, пока впереди на путях не стал виден изгиб головных вагонов, он, словно почувствовав себя в пустоте, заторможено повернулся и пошел назад. Спустившись в галерею, он бездумно пошел по ней, машинально поворачивая по стрелкам на указателях, пока не оказался в здании вокзала, снова повернув куда-то, он пошел дальше. Движимый каким-то бессмысленным возбуждением, словно торопясь к чему-то, чего не было, он не прошел, а скорее пробежал еще какое-то расстояние и лишь несколько минут спустя, вдруг словно очнувшись и увидев вокруг себя черные окна с несущимися за ними проводами, электрический свет и пустые кожаные сиденья, понял, что на автопилоте вошел в метро и сейчас едет обратным путем к своей гостинице. Выйдя из метро, он так же бездумно пошел по улице, пытаясь что-то обдумать, на ходу что-то осмыслить, оценить, но не в силах это сделать, зацепиться хотя бы за одно из бесчисленных впечатлений этого часа, невидяще-стремительно идя по улице, он ощущал лишь шевеление листьев, ветра и людей вокруг себя. Поднявшись к себе и открыв номер, он вдруг ощутил бешеный, ликующий подъем чувств; как подброшенный им, он, встав с кровати, на которую было присел, зашагал кругами из угла в угол по комнате. Промотавшись так несколько минут и ощутив затем какое-то опустошение, он снова присел на кровать. Воспоминаний было так много, что они не умещались в его сознании; попробовав что-то вспомнить, он, словно ослепленный, отшатнулся назад. Поняв, что нужна пауза, он снова прошелся по комнате. Подойдя к телевизору, он нажал на кнопку, так и не зафиксировав в сознании, зажегся ли экран, пройдя комнату, он открыл шкаф, чтобы проверить, на месте ли оборудование, но так и не уловил, чем это закончилось. Выйдя из номера и спустившись вниз, он некоторое время бездумно, но с каким-то облегчением слонялся у парадного подъезда гостиницы, вернувшись, он пересек фойе, забрел в бар и в ресторан и, ничего не купив, так же машинально вернулся к себе. Пройдясь еще раз по комнате, взяв в руки Дельбрюка и положив его, он ощутил какой-то внезапный упадок чувств и, опустившись на кровать, повернулся на бок, подбив под голову скрученную подушку. Проснувшись через какое-то время, он обнаружил себя лежащим в одежде на кровати в темной комнате с ночным небом за окном и мерцающим электронной мошкарой экраном телевизора. Раздевшись и выключив телевизор, он раскрыл постель и, успев на секунду о чем-то подумать, мгновенно уснул опять.

8

На следующее утро, едва открыв глаза и мгновенно вспомнив все вчерашнее, он, стремительно приведя себя в порядок, чувствуя, что не в силах сидеть в четырех стенах, спустился вниз и пошел по продуваемой ветром улице. Заново вспоминая вчерашний день и заново проживая вчерашнее, он пытался понять, где он находится в результате всего этого и чем для него может стать сегодняшний день. Разум подсказывал ответы, они были просты, но он боялся верить в них. Привыкший, что обстоятельства всегда работают против него, привыкший к необходимости взламывать обстоятельства, не сразу и с трудом достигая цели, он отгонял мысли о том, что все может решиться уже сегодня. «Будешь со мной?» — «Наверно, буду». Вчера поняв ее, сердцем почувствовав, что она не пошла с ним, лишь приостановленная каким-то своим внутренним тормозом, какими-то своими расчетами с самой собой, из-за которых она не могла разрешить себе сближаться с мужчиной раньше чем на третье-четвертое свидание (так он понял ее отказ), он все же не мог себе представить, что сегодня, когда правило будет выполнено, она просто так и бездумно шагнет дальше с того самого места, на котором они остановились вчера. Это было бы сверхъестественным счастьем; втайне надеясь на это, он понимал, что не должен на это всерьез рассчитывать, и избегал думать об этом. Сказанные вчера слова еще ничего не значили, ее настроение могло перемениться, тысячи разных обстоятельств, о которых он даже не имел понятия, могли помешать ей не только быть с ним сегодня такой же, как накануне, но даже просто встретиться с ним. Но так же, как и об излишних надеждах, он не хотел сейчас думать и об этом. Он хотел видеть се. До времени звонка ей оставалось три с половиной часа, и это время снова нечем было заполнить. Внутренне поежившись при мысли снова идти по магазинам, он огляделся в поисках подсказки и, ничего не найдя, снова обратил взгляд внутрь. Томясь вынужденным бездействием, он вновь мысленно пробежал вчерашние события, пытаясь понять, нет ли среди них чего-нибудь такого, что можно было бы обдумать и решить еще до звонка ей. Внезапно налетев именно на такой штрих, он внутренне похолодел, соображая. Еще при первой встрече он ничего не сказал ей о том, что приехал из Москвы, тогда он просто не думал об этом. Но и вчера он тоже ничего не сказал ей, с самого начала побоявшись, чтобы все происходящее из-за этого не было воспринято ею как попытка завязать с ней что-то вроде скоротечного командировочного романа. Сегодня, при всех его опасениях, в самом деле мог возникнуть момент, когда он мог бы повести ее к себе, и надо было заранее решить, как сгладить это, когда и как объяснить ей, почему он ведет ее не к себе домой, а в гостиницу, чтобы это не стало той неожиданностью, которая, что-то переменив в ней, заставила бы ее остановиться у самого его порога. Ненадолго задумавшись над этим и ни к чему не придя, он махнул на это рукой, оставив это на произвол событий, главное было поговорить и встретиться с ней. Пройдя несколько кварталов, он, не выдержав, спросил у прохожего время, было уже около десяти. Десять. Это значило, что она уже на работе. Повернув вместе с улицей, вторгшись на какой-то бульвар, он, невольно сбавив шаг, прошел его наполовину, остановившись у включенного фонтана. Холодные алмазные капли, описав дугу, падали на круглый гранитный парапет, раскалываясь и острым веером разлетаясь кругом. Подставляя им ладони, отскакивая и с визгом смеясь, вокруг фонтана носились дети. Пятнистые тени от деревьев вздрагивали и раскачивались на светлом солнечном асфальте. Увидев пустую, не занятую мамашами скамейку, он опустился на нее. Дети носились друг за другом, визжа и цепляясь за женские платья, солнце заливало площадку, некоторые из женщин с колясками были опять беременны. Бездумно глядя на них, он долго сидел на скамейке, пока наконец, сам не уловив когда и по какому сигналу, не поднялся с нее и не пошел, ускоряя шаг, дальше по бульвару. Подстегиваемый мелодией из Iron Maiden, невесть откуда вдруг выскочившей и запульсировавшей у него в голове, он долго, забыв о времени, шел по перетекающим друг в друга проспектам и улицам, пока, вдруг ощутив укол беспокойства и спросив у прохожего время, не увидел у него на часах стрелки, вплотную подошедшие к двенадцати. Тут же перейдя улицу и поймав такси, он вновь поехал назад к гостинице. Остановившись у подъезда, он несколько минут снова слонялся там, внутренне группируясь для предстоящего разговора с ней, пытаясь успокоиться. Отчего-то почти уверенный, что сейчас, по контрасту с вчерашним, она будет говорить с ним апатично и холодно, он понимал, что должен добрать уверенно-ироничного настроения, чтобы в случае, если отклик в самом деле будет холодным, суметь сразу же, первыми фразами переломить ее настроение, чем-то заинтересовать и рассмешить ее. Не сумев этого сделать до конца, он вошел в гостиницу и, поднявшись к себе, снова сел перед телефоном, сдерживая искушение набрать ее номер немедленно, пока стрелки еще не указали точно половину первого. Переждав недостающие три минуты и ощутив щемящий толчок в груди, он снял и на секунду задержал в воздухе трубку. Он должен был договориться с ней о свидании, но сейчас он испытывал чувство, словно звонит ей в первый раз, настолько хрупким и эфемерным казалось ему сейчас все достигнутое вчера. Уже ни о чем не думая, он набрал номер.

— Фирма «Геликс».

— Попросите, пожалуйста, Наташу.

— Минуту.

На том конце грохнула брошенная на стол трубка. Секунду он слышал шумы большой комнаты и женские голоса.

— Алло? — Казалось, она взяла трубку запыхавшись. При звуке ее оживленного, на взлете голоса как будто пружина распустилась в нем. Ее голос не был ни апатичным, ни отчужденным. На секунду осекшись, чувствуя, как уходит напряжение, он перевел дыхание.

— Наташа, привет, это Сергей.

— Ага, привет. — Закрыв трубку ладонью, она что-то быстро-оживленно проговорила кому-то в глубине комнаты. Голоса отдалились.

— Алло?

— Как там у тебя дела? Я тебя не очень отвлекаю? Найдется у тебя пара минут для меня?

— Пара минут? Найдется. — Снова ответив кому-то в комнате и на секунду пропав, она вновь быстро возникла в трубке. — Алло, извини. У нас тут просто фура пришла, сейчас разгружают, так что тоже полный звездец. Ну и, типа, всякие там заморочки.

— Но тебя это не затрагивает?

— Пока нет.

— Хорошо. Как вчера доехала? Все нормально?

— Да, все классно.

— Хорошо.

Словно освобожденный ее приветливым тоном, он секунду помедлил, внутренне отмерзая, выбирая, какие из теснившихся в нем слов сказать первыми.

— Спасибо тебе за вчерашний вечер.

— Не за что. — Казалось, застигнутая врасплох его словами, она коротко хихикнула.

Подбирая слова, он на секунду осекся снова.

— Вроде бы совсем немного вместе посидели, а как будто обо всем на свете успели поговорить. Как будто весь день вместе были. Я все вчерашнее как фильм вспоминаю.

— Правда, что ли?

— Правда. А тебе не показалось?

Она секунду молчала.

— Показалось. — Как-то неожиданно примирительно произнеся это, она еще секунду помолчала, словно додумывая что-то. — Да, классно время провели.

— Спасибо тебе.

— Не за что.

Раздваиваясь между рвущимися наружу словами и сознанием преждевременности этого, невозможности сказать главное по телефону, он, запнувшись, пропустил несколько мгновений.

— Как ты там сейчас у себя, не скучаешь? Что вообще делаешь? Мебели много сегодня продала?

— Мебели? Два комплекта заказчику отправила.

— Хорошо. А еще что-нибудь происходит?

— Да вроде ничего. — Она подумала. — Цветочки твои у меня стоят.

— На работе?

— Почему на работе, дома. В вазе классно смотрятся. Утром уходила, еще ни один лепесточек не упал.

— Так ведь рано еще.

— Почему, бывает, сразу опадают. По листкам под бутоном видно; если вверх смотрят, то все нормально, а если вниз, то завянут скоро.

— А у тебя как?

— У этих вверх. Классные цветы.

На секунду утратив контроль над собой, не удержав рванувшегося из него импульса, он внутренне вздрогнул, переведя дыхание.

— Ты сама как цветок.

— Серьезно? А какой?

— Не знаю. Роза. Большая роза.

— Классно.

Она произнесла это почти серьезно и одновременно с каким-то нарочито комическим удовлетворением.

— Наташа…

— Что?

— Я хочу тебя видеть. Давай встретимся.

— Встретимся? Когда?

— Сегодня после работы. Ты как?

Словно почувствовав что-то, ощутив какую-то перемену, она молчала чуть дольше обычного.

— Хочешь сегодня увидеться?

— Да. Это возможно?

Секунду она молчала снова.

— Наверно, возможно.

— Ты во сколько кончаешь?

— Я? Сегодня в шесть. Сегодня опять фуру разгружают, так что в шесть всех выгонят.

— Тогда давай в полседьмого.

— В полседьмого? А где?

— Где-нибудь в центре. В каком-нибудь красивом месте. А там решим, куда идти.

— В центре? Хорошо. — Она подумала. — Только в тот же самый бар идти не надо.

— Нет-нет, я придумаю куда. — Он лихорадочно напрягся, вспоминая почти неизвестную ему географию города. — Тебе какое место для встречи больше нравится?

— Мне?

— Ну да, чтоб красиво было.

— Красиво? Ну давай на площади у Фестивальной. Там, где киоск у арки. Знаешь?

— Да, конечно.

— Ну, давай там.

— Хорошо. — Он глубоко вздохнул. — Я принесу тебе самые красивые цветы.

— Классно.

— Значит, в полседьмого, договорились.

— Ну, типа, да.

— Спасибо, Наташа. Я буду ждать. До встречи.

— Пока. — Как-то неожиданно кокетливо, на взлете голоса произнеся это, она повесила трубку. Он повесил трубку вслед за ней. На секунду ощутив блаженно-приподнятое опустошение, он несколько мгновений сидел без движения. Очнувшись, он посмотрел на стрелки будильника, весь разговор продолжался пять минут. Машинально он вычел время на будильнике из времени свидания. Шесть часов. Впереди было то же необозримое пустое пространство. Попытавшись прикинуть, что ему делать со всем этим и ничего не найдя, он помедлил еще мгновение. Поднявшись с кровати и машинально взглянув в окно, он пошел к дежурной по этажу договориться о продлении аренды будильника и заодно узнать, что собой представляет и где находится только что назначенная для встречи Фестивальная. Получив согласие и примерно поняв из ее объяснений, какие киоск и арка только что имелись в виду, он вернулся к себе, машинально заметив, что потратил еще пять минут. Снова идти и бродить по улицам казалось глупым и ненужным. Пройдясь несколько раз из угла в угол по комнате, он запер номер и спустился вниз, в ресторан, чтобы сразу разобраться с едой и не отвлекаться на это в течение дня. Вернувшись оттуда и усевшись на кровать, он в нетерпении обвел взглядом комнату, надо было придумать что-то длительное, чтобы занять себя хотя бы на часть времени, отделявшего его от встречи с ней. Вспомнив об оставшейся в институте работе, он искренне пожалел, что не взял с собой тетрадь с текущими расчетами; многие из неинтересных, но необходимых задач, которые он раз за разом откладывал на работе, были бы сейчас спасением, он с жаром проделал бы их, по собственному опыту зная, как математические преобразования, втягивая в свою сухую извилистость, способны приглушить почти любые переживания. Попробовав что-то восстановить по памяти и не найдя в себе достаточно терпения, он бросил это занятие и, подойдя к телевизору, включил его, надеясь скоротать хоть какое-то время. Российский канал показывал повторение вчерашнего американского боевика. Несколько секунд бессмысленно глядя на картинно-фальшивый мордобой и взрывающиеся машины, он начал переключать программы, надеясь найти что-то другое. Большинство каналов были российскими, на одном из местных каналов был технический перерыв, он показывал испытательную таблицу. Сочтя содержание местного канала наиболее пристойным, он снова сел перед ним на кровати, разглядывая тестовые кружки и квадратики, машинально, по профессиональной привычке прикидывая качество цветовых переходов и разрешение в градационных клиньях. Неожиданно наведенный этим на спасительную мысль, он, заглянув в записную книжку и сняв трубку, позвонил в местное министерство, попросив дать ему номер телевизионного отдела. Среди их с Андреем продукции значился телевизионный кодек, здесь он не собирался заниматься им, но сейчас это могло помочь завязать разговор и скоротать хоть какое-то время. Позвонив в телевизионный отдел, он, по счастью, сразу налетел на ведущего специалиста, и после первых же фраз в стихийно завязавшемся разговоре время понеслось вскачь, в течение часа он рассказывал местному инженеру об их разработках и отвечал на вопросы. Повторилось то же, что и с модемами позавчера: люди, занимавшиеся одним и тем же делом, уже ничего не знали друг о друге. Оставив свои координаты и пообещав прислать подробные материалы, он попрощался с собеседником, видимо так и не понявшим, что ему звонили из Минска, а не из Москвы, и, опрокинувшись на кровать, посмотрел на часы снова. Было уже полтретьего, время рванулось вперед, оставшиеся четыре часа показались ему не таким уж существенным сроком. Решив выйти на улицу за час до назначенного времени, он снова прошелся по комнате, шаря в памяти и выискивая, нет ли возможности сделать хотя бы еще один столь же эффективный звонок, но, ничего не найдя, опустился на кровать снова. Следующие три часа, точно так же кружа по комнате, садясь, поднимаясь и снова садясь, о чем-то думая и вспоминая, бессмысленно глядя в телевизор, берясь за Дельбрюка и отбрасывая его, он проволок себя через оставшееся время, в какой-то момент сам удивившись, что стрелки уже показывают начало шестого. Быстро спустившись на улицу, купив цветы, он поймал машину; за несколько минут доехав до Фестивальной, выйдя у площади, сразу увидев арку, ведущую во внутренний двор старого, пятидесятых годов, жилого дома и стеклянный павильон рядом с ней, он вышел к улице. Пройдя несколько раз взад-вперед мимо пролетавших машин, вернувшись, он встал у киоска, оглядывая площадь, пытаясь понять, откуда она могла бы появиться. Старые тревоги поднялись в нем, на случай, если она придет отчужденная или в плохом настроении, он обдумывал, какие смешные истории сразу рассказать ей, чтобы отвлечь ее; нигде не видя часов, не улавливая времени, несколько раз обойдя площадь, вернувшись к киоску, подняв глаза, он вдруг увидел, как она приближается к нему. Она шла с дальнего угла площади, со стороны автобусной остановки. Двинувшись навстречу ей, с поднимающейся внутри радостью он смотрел на нее по мере того, как она становилась ближе. Все его страхи и опасения показались ему просто глупыми. Она была как нарядное солнышко. На ней было яркое красное платье и туфли на высоком каблуке, но какие-то другие, не те, что позавчера, это были туфли явно новые и те, которые надевались очень редко, туфли для специального случая. Волосы ее были завиты и уложены, губы горели помадой, солнце отражалось от лака на ногтях. Что-то вздрогнуло и обрушилось в нем, он понял, что, предвидя его сегодняшний звонок и эту встречу, она заранее подготовилась к ней, она все продумала еще с утра и надела лучшее, что у нес было. Развеселенная произведенным эффектом, подойдя, она задорно-весело взглянула на него.

— Давно ждешь?

— Нет, недавно.

Взяв от него цветы, она быстро оглядела их.

— Классные.

Не глядя вокруг, они пошли вместе. Уже понимая причину ее настроения, он быстро повернулся к ней.

— Ты уже выпила что-нибудь?

— «Водку-лимон».

Он восхищенно посмотрел на нее.

— Ты как солнце.

— Надо же как-то развлекаться бедной девочке. — Веселым движением поправив завившийся локон, она посмотрела на свое отражение в витрине киоска. — Бывают миленькие женщины.

Замедлив шаг, она быстро оглянулась.

— Давай где-нибудь здесь пока присядем. Я на каблуках, сегодня по этажам набегалась.

— Курить тебе купить?

— Купи. Купи «Водку-лимон» и зажигалку. Затрахалась уже, у меня все на работе зажигалки пи…т. Только «Водку-лимон» купи в желтых банках, не в синих.

— А в синих чего?

Она быстро махнула рукой.

— Х…ня. Купи сразу две.

Купив все в павильоне, он сел на скамейку рядом с ней. Взяв у него банку, она весело оглядела его.

— Ну — рассказывай.

— Да у меня все нормально. А у тебя?

— Да ничего, только с базой затрахали. Мебели много пришло, надо в компьютер заносить, только внесу, сразу новые накладные приносят. А потом их еще обратно относить. Весь день сегодня как белочка.

— Устала?

— Да нет, фигня. К концу дня расслабилась, с девчонками немножко накатили. — Заговорщически блеснув глазами, она посмотрела на него. — Платье это надела первый раз за два года, наверно, шагу ступить было нельзя.

— А чего?

— Из других отделов прибегать смотрели.

— Мужчины?

— Понятное дело. Я его купила два года назад, просто в магазине увидела, понравилось, у меня как раз тогда зарплата была, я тогда еще на студии работала, деньги были. Оно так на прилавке лежало, может, смотрел кто. Купила, а у него длина — до колена, а мне либо длинные идут, либо до середины бедра. И потом — на работу его не наденешь, куда-нибудь потусоваться — так это не часто бывает, отпуска у меня уже дна года не было. Ну, я вчера пришла, достала, так прикидывала, так, ладно, думаю, укорочу. Обрезала до середины бедра, за машинку села, застрочила, а утром надела, в зеркало посмотрела на себя — пи…ц. Я за последние года полтора в весе прибавила, ляжки жирные стали, даже сиськи вроде увеличились, ну и вообще, в общем, смотрю на себя в зеркало — платье красное, я из него вываливаюсь, как шлюха какая-нибудь, ни хрена себе, однако. — Она подумала. — Ну то есть выгляжу, конечно, классно, но вроде не так было задумано. Я низ распорола, там запас был, пару сантиметром выпустила, ну и колготки надела, но на работе все равно все ох…ли. — Она увлеченно хихикнула. — У меня на работе все мужики хотят меня трахнуть. Я обычно длинные юбки ношу. Как-то год назад карнизы для штор прибивали, я на стол залезла, а солнце через юбку просвечивает, наши там как дети обрадовались, классно, говорят, выходит, мы и ноги твои увидим. Я говорю, чего мучиться, я вам и так покажу. А сегодня вообще все как на спектакль ломились, посмотреть, в каком Наташа платье. Я там в базу ведомость заносила, идите, говорю, все на х…, дайте работать. Вообще платье классное, я его еще когда на студии работала, купила, тогда денег все же больше было, в последние два года как-то не получалось классные вещи себе покупать, а так хотелось.

— А когда на студии работала, тебе хватало?

— Как тебе сказать… — Она задумалась. — Так чтобы совсем зашибись, такого, конечно, не было, но я ж тогда и дворником зарплату получала, правда х…вую, но я еще на трех студиях работала и на дом работу брала, так что в принципе, за что ни возьмись, все хватало. — Она серьезно посмотрела на него. — Я всю жизнь работала, я после восемнадцати у матери с отцом ни копейки не взяла, у меня это как-то чуть ли не с детства, что я всегда могу себя обеспечить. Потому студийной работы жалко, то есть и работа сама по себе классная была, но главное, я чувствовала, что сама себя обеспечиваю и ни от кого не завишу.

Понимая ее, он улыбнулся ей.

— А на что тратила?

Она хихикнула.

— На что тратила? На самом-то деле деньги все равно меж пальцев уходили. Но, с одной стороны, самой-то мне хватало, на еду и все такое, плюс еще двух мужиков кормила, там у нас в квартире… — Она, блеснув глазами, махнула рукой. — Ну это ладно. Ну и одеться, конечно, — в общем нормально было все. — Она задумалась. Я тогда еще бельем увлекалась, всякие там боди, комбидресы, ну и все такое, я тогда худенькая была, ну то есть не совсем худенькая, конечно, но не такая, как сейчас.

— Тебе идет.

— Я знаю. Я сейчас на фотографии свои старые смотрю, так смешно смотреть на них, так прикольно, что я такой была. — Она, на секунду задумавшись, широко раскрытыми глазами посмотрела на него. — И вообще, сама меняешься. У меня месяца полтора назад было, как раз мать ко мне приезжала, мы там с ней сидели на кухне, все такое, чай пьем, я ей показываю, где я какие цветочки посадила, вообще как теперь у меня классно, вдруг подъезжает к подъезду «ауди» — я из окна вижу, — выходят оттуда четверо мужиков и мне в дверь звонят. Ну, я открываю, они говорят: а мы за вами. Я говорю, это, типа, как, вы кто, а они говорят, разве вы не помните нас? Вы ж нам сами свой адрес дали. Помните, мы с вами в электричке ехали, вы нас бананами кормили, песни нам пели и приглашали в гости к себе? А я ни хрена не помню, может, пьяная была, возвращалась откуда-нибудь, а они меня приглашают вместе с собой в сауну ехать. Я говорю, типа, спасибо, не надо, все такое, хорошо, мать дома была, в общем уехали они, а я так думаю — это сейчас, а года полтора назад я, может, взяла бы и поехала. — Она увлеченно и открыто посмотрела на него. — И сестра, если б сейчас на моем месте была, тоже запросто поехать бы могла. Поэтому я и волнуюсь за нее.

— Она такая же, как ты?

Она быстро кивнула.

— Угу. Только сиськи поменьше.

Мгновенно посерьезнев, она открыто посмотрела на него.

— Но на самом-то деле нет, не совсем такая. Я на папу похожа, а сестра, понимаешь, она мамина дочка. Она всегда к маме прибегала, вечно они о чем-то шушукаются. Может, и хорошо, что она сейчас с ней. — Она, словно вспомнив что-то, быстро посмотрела на него. — Я где-то читала, что бывает только два типа женщин — те, что спят в ночной рубашке, и те, что спят без ночной рубашки. Танька, она всегда в ночнушке, а на меня мать вечно орала, чего ты голая спишь. — Она быстро, словно спеша предупредить что-то, посмотрела на него. — Танька — она вообще молодец, то есть, конечно, потусоваться, погулять любит и все такое, но она нормальная. То есть с мальчиками, конечно, гуляла, но по-настоящему только в восемнадцать лет стала, она вообще из всего класса последней трахнулась, она и еще там одна ее подружка.

— А остальные?

Она махнула рукой.

— Остальные вообще лет с пятнадцати некоторые. То есть к десятому классу нетрахнутых точно не осталось. Ну, это как везде. — Она, внезапно вспомнив, оживившись, хихикнула. — Как-то мы еще дома сидели, отец что-то там в комнате тусовался, ну он там из окна на улицу смотрит, вдруг говорит: вон последняя во дворе целка пошла. Мы с сестрой как услышали, прям специально к окну кинулись. — посмотреть, кто это такая. А это Танька Климова, ее еще в шестом классе трахали все, кому не лень. Мы с сестрой прям охренели тогда. Сестра мне шепотом говорит: «Ну папа дает…» — Она покрутила головой. — Я отца люблю, я даже словами сказать не могу, как я его люблю. Для меня отец — это все. Меня саму можно ругать, что угодно говорить можно — мне насрать, но если кто отца тронет, я просто с катушек съезжаю, я не знаю, что со мной делается, я за отца убить могу. Как-то еще мы на прошлой работе сидели, я стала хвалиться, какой у меня папа классный, один мужик чего-то там пошутил, сказал что-то про него не то, я на него с кулаками налетела, меня трое мужиков оттаскивали от него. Хорошо, оттащили, я б его и вправду убила тогда. — Она открыто повернулась к нему. — Я в последний год, как вместе жили, отца с матерью дома почти не видела, отец с бригадой сутками калымил, а мать вечно в ночную смену выходила, мне только записки писала. Классные такие, я их все откладывала, я их всегда с собой ношу. Сейчас, погоди. — Быстро порывшись в своей огромной сумке и раскрыв потрепанный листок бумаги, она заблестевшими глазами просветленно посмотрела на него. — Вот, послушай. «Дорогая Золушка. Суп на плите, мясо в духовке. Я в смене, вечером не жди, буду поздно. Намели мешок муки, посади пять розовых кустов, познай самое себя, Кузьку не щекоти, а то опять оцарапает, отца и Кузьку накорми. Утром не убегай, я но тебе соскучилась. Мама». — Прочитав это каким-то взлетевшим от нежности голосом, со старательным выражением, как дети читают новогоднее стихотворение, она, блестя глазами, почти с гордостью посмотрела на него. — Классно, правда? Мать сейчас все время пишет, к себе зовет. А я не еду. — Она, переживая, покрутила головой. — То есть я хочу, и ее и сестру хочу увидеть, но если переехать — это все. Это будет п…ц с работой. В Донецке точно работы не найду, там никаких анимационных студий нет, я узнавала, а здесь все-таки еще что-то может быть, какая-то надежда есть, мне осенью в одном месте работу обещали, когда проект начнется, они будут заново людей набирать. Для французов делать что-то. Я без работы не могу, я на этом складе уже затрахалась, просто деньги нужны, а так бы я там и минуты не просидела. Мы недавно с девчонками собирались, с кем вместе на студии работали, они тоже сейчас работают — одна продавщицей, другая в химчистке стирает, я — то ладно, всех веселила, говорила, мол, все нормально, все еще будет классно, а они-то обе просто плакали, вспоминали, как там работать здорово было. По-настоящему ревели, я их валерьянкой отпаивала, честное слово.

Встревожено слушая ее, он быстро посмотрел на нее.

— А ты уверена, что правильно искала? Это ж надо брать телефонный справочник и…

Она, не дослушав, кивнула.

— Да я все это делала, но это бесполезно, сейчас либо работы нет, либо платят столько, что и на сигареты не хватит. Я все эти фирмы знаю, их же не так много на самом деле. — Она махнула рукой. — Ладно, прорвемся. Может, осенью и вправду что-то будет.

— А ты дотерпишь до осени?

Она передернула плечами:

— Ну а что мне теперь, стреляться, что ли? Дотерплю, наверно. — Мгновенно переменившись, она с быстрой улыбкой посмотрела на него. — Что делать, кому легко.

Отбросив рукой волосы, она откинулась к спинке скамейки. Шевельнувшись и глядя в сторону площади, она качнула большой полноватой ногой в туфле.

Мгновенно забыв обо всем, что было, как будто схваченный за сердце сиянием этой белой полноты, он секунду смотрел на ее молочно круглящиеся икры и ступни.

— Ноги у тебя красивые.

Она быстро спрятала глаза.

— Угу. Сорок первого размера. Туфли себе нормальные не могу купить. Затрахалась уже разнашивать их все.

Он озабоченно кивнул на ее туфли.

— А эти как?

Она беспечно дернула носком туфли.

— Эти разносила вроде. Можно носить, если недолго. — Она открыто-огорченно покрутила головой. — Такие, чтоб на каждый день, я так и не нашла себе. — Внезапно вспыхнув улыбкой, она задорно заблестевшими глазами стремительно-увлеченно взглянула на него. — Сестрица моя, сволочь мелкая, пока вместе жили, все мои туфли задаром получала. У нее размер, как у меня, а ступня узкая, я себе туфли куплю, пару дней промучаюсь, она примеряет — ей как влитые, меня прям жаба душила, глядя. Сейчас сестры нет, Патрикеева, сука, на ее место заступила. Я себе туфли купила классные, каблук двенадцать сантиметров, увидела — отойти не могла, всю жизнь о таких мечтала, ну, ясное дело, на размер меньше, ладно, думаю, какие б ни были, куплю, умру, а разношу, домой пришла, полчаса проносила, чувствую, все, п…ц, умираю, Патрикеева пришла, померила, говорит, они мне как тапочки. Ну, отдала ей. — Она на секунду согнулась в беззвучном смехе. — А она их день проносила — они красящие оказались, все колготки ей желтыми сделали. Она мне утром на работу звонит: «Ты мне что, сволочь рыжая, подсунула?» Я говорю, ну отдавай, она говорит — хрен, я их на босу ногу носить буду, пусть лучше ноги красят. Правда, она мне денег за них до сих пор не отдала, я ее тут за одно это убить хотела, ну да ладно, пусть живет пока. — Она весело посмотрела на него. — Все фигня, главное — маневры.

Секунду он смотрел на нее. Словно приподнятый какой-то силой, видя ее смеющиеся глаза, вдруг как-то разом накоротко соединившись чувствами с ней, он безотчетно двинулся к ней.

— Я с тобой говорю, как будто несусь где-то. Даже слов не разбираю, хорошо, но ничего объяснить не могу. Никогда такого не было, какое-то ощущение полета.

Она с быстрым смехом провела ладонью по его лопаткам.

— У тебя крылышки там не режутся еще?

— Не знаю. А чувствуется что-нибудь?

Она, кивнув, хихикнула.

— По-моему, что-то уже есть.

Он, снова подавшись к ней, восхищенно взглянул на нее.

— Я таких, как ты, не видел раньше. Я ведь со своей женой давно живу, ну, мы друзья, но горячего ничего нет уже, вроде бы и надо кого-то найти, но я, на свою беду, разборчив, у меня никогда не было случайных связей. Физически уже тяжело, но почему-то никто не нравится мне, утром на работу еду, вокруг смотрю — никого, так и живу все это время, черт его знает, что делать, не знаю. — Он невольно смущенно двинулся к ней. — Не с проститутками же общаться.

Задорно блеснув глазами, она весело вскинула на него взгляд.

— А почему ты думаешь, что я не проститутка?

— А ты проститутка?

— Нет.

На секунду осекшись, он с облегчением улыбнулся ей.

— Проститутки не работают на мебельных складах. И не встают на работу в семь утра.

Весело слушая его, она задорно дернула плечами.

— Проститутка за деньги, б…дь — за идею.

Не зная, что сказать, он растроганно посмотрел на нее.

— Ты красавица.

— Я знаю.

Снова с ощущением ненужности всех произносимых слов, чувствуя легкость соединения с ней, вдруг ощутив какой-то толчок, бросающий его навстречу ей, он открыто посмотрел на нее.

— Знаешь, у меня иногда бывают приступы любви ко всему человечеству. Я как-то всех сразу вижу и всех люблю. Не только тех, кого уважаю, или только женщин, а всех: и жуликов, и козлов, и всяких там придурков — всех. Потом, правда, проходит, но в какие-то секунды бывает. В жизни всякое приходится делать, но у меня как-то никогда не было врагов, чтобы их заиметь, все-таки надо кого-то ненавидеть, а у меня с этим трудно, я как-то так по-дурацки устроен, что всех понимаю. Поэтому, наверно, у меня ни к кому и злобы нет.

С беспечной улыбкой слушая его, она всезнающе-весело на секунду вскинула на него глаза.

— В тебе злобы нет, поэтому ты всех и понимаешь.

Не слушая ее, он вновь посмотрел на нее.

— Ноги у тебя красивые.

Она с комичной серьезностью кивнула.

— Ты говорил.

Со стороны площади накатился ветер.

С ощущением простоты и досказанности он свободно взглянул на нее:

— Пойдем?

Словно ожидая этого, она, блеснув глазами, с веселым любопытством подняла на него взгляд.

— Прямо сейчас?

— Ну да.

Секунду, отведя взгляд, словно про себя смеясь чему-то, она поблескивающими глазами смотрела в сторону площади.

— А ты мне сигарет купишь?

Он поспешно кивнул.

— Да, конечно.

— Погоди. — Достав из своей большой сумки косметичку и откинув крышку с зеркалом, она, словно забыв обо всем, озабоченно вгляделась в свое отражение. — Тушь на ресницах не держится ни фига. — Она захлопнула косметичку. — И помада вся съелась. — Положив косметичку на скамейку, она, пошарив в сумке и вытащив помаду, провела пальцами по губам. — Болтали про этот «Марс-фактор», я его вчера купила — на всех бычках помада в сантиметр слоем. Я б лучше себе пива купила, чем тратить деньги на этот марс-факер, или мазер-факер, как его там — прости за мой плохой французский. — Как ни в чем не бывало, повернувшись, она весело взглянула на него. — Поесть что-нибудь возьмем? А то я сегодня на работе толком не успела ничего. И вина какого-нибудь — ладно?

Он бездумно кивнул. Она оглянулась.

— Тут где-то магазинчик был, мы когда-то ребятами туда заходили, вроде за углом где-то.

С готовностью он поднялся, она, защелкнув сумку и поправив туфли, поднялась вслед за ним. Тяжеловато, но уверенно ступая в своих высоких туфлях и короткой юбке, она свободно шла перед ним, поправляя на плече ремешок сумки; с любопытством выискивая глазами поворот в переулок, найдя его, она, свободным движением отбросив назад волосы, повернула туда; догнав ее и пройдя переулком, он вошел за ней в магазин. Стеклянная дверь закрылась, оставив их в тишине, в тесном пространстве почти не было народу, она подошла к прилавку. Не отрывая взгляда от ее курносого, с полными губами профиля и бархатно-белой шеи, он по ее указке купил что-то из еды; пройдя к винному отделу, она озабоченно остановилась у прилавка. Подняв голову, деловито увлеченная процедурой выбора, она задумчиво окинула взглядом бесконечные ряды бутылок на полках.

— Ну, это я все пила…

Скользнув взглядом куда-то в дальний верхний угол, она легко подняла круглую белую руку.

— Возьми это.

Расплатившись, он вышел вслед за ней на улицу, не говоря ни слова, они дошли до проспекта, почти сразу он остановил машину. Уже зная, что надо садиться первым, он пробрался на сиденье вместе с большим белым пакетом, она опустилась рядом с ним. Машина помчалась по проспекту. Невозмутимо поглядывая в окно, она сидела рядом с ним, аккуратно сомкнув высоко поднятые в тесноте машины круглые колени. С неожиданной быстротой, почти незаметно по времени миновав центр, машина свернула на поперечный проспект и остановилась у гостиницы. Выбравшись вслед за ней и захлопнув дверь, он жестом пригласил ее за собой; с любопытством взглянув на фасад гостиницы, но ничего не спросив, она поднялась вслед за ним по ступенькам, вместе они прошли через холл и вошли в лифт. Пройдя коридором и открыв большим гостиничным ключом дверь, он пропустил ее вперед, они вошли. Остановившись у зеркала в прихожей, которого он раньше не замечал, она, быстрым движением поправив завиток у виска, весело-мимолетно вгляделась в отражение.

— Бывают миленькие женщины.

Раньше него зайдя в комнату, она, беспечно сделав пару шагов, с бездумным любопытством огляделась.

— Ты здесь живешь?

Он помотал головой.

— Нет. Это временно. Потом объясню.

Кажется, не обратив внимания на его ответ, она, пройдя в комнату и поставив сумку на кровать, свободно села в кресло напротив стеклянного столика, откинувшись на спинку и положив ногу на ногу. Вытащив из пакета и расставив на столе бутылку и все остальное, он взял с тумбочки в углу два тонких стакана, стоявших вверх дном на стеклянном подносе, и, открыв бутылку, разлил вино.

Свободно поигрывая носком туфли, сидя в кресле, она приопущенно-поблескивающими глазами весело следила за его приготовлениями, так, словно уже в сотый раз была в этой комнате, тая улыбку и обхватив наманикюренными пальцами колени. Подняв вслед за ним стакан, быстро чокнувшись и выпив, она потянулась было за сигаретами, но, увидев, что он, встав и обогнув столик, шагнул к ней, с мгновенно блеснувшей улыбкой отложила сигареты и бесхитростно-весело, запрокинув голову, приняла его поцелуй. Взяв ее за подмышки и подняв навстречу себе, он увидел рядом с собой ее лукаво поблескивающие глаза. Увидев, что он начал раздевать ее, она, мягко прервав его и продолжив сама, легко кивнула в сторону телевизора.

— Включи, пусть играет что-нибудь.

Увидев, как он ткнул кнопку и двинулся к открытой двери в прихожую, она, опустившись на кровать и подобрав колено, вскинула круглую белую руку.

— Не надо, не закрывай.

Вернувшись и быстро снимая одежду, он увидел, как, белея на покрывале, она, опершись на локоть, с бесхитростным любопытством влажно смотрела на него, словно ожидая, что он может предложить ей. Секунду спустя он был рядом с ней. Быстро нависнув над ней и приняв на сгибы локтей ее тяжелые белые ноги, он мгновенно вошел в нее и, заглянув ей в глаза, вдруг увидел, как, разом отбросив лукавство и затаенность, словно ощутив себя, она замерла, ловя свои чувства, без всякого стеснения, абсолютно свободно и просто погрузившись в них, уже ничего не думая, доверяя ему и себе. Чувство полета подхватило его и потащило вверх; закинув ее ноги себе на плечи, он наносил ей удары с размаху, всем телом, на пробой вбивая ее в кровать. Уронив на покрывало руки, которыми она раньше придерживала себя за колени, она, вздрагивая, невидяще посмотрела на него, словно куда-то отдаляясь, изумленно прислушиваясь к себе, словно в растерянности не зная, что делать.

— Уй-я сказала она. — Уй, классно. Уй, ни х… себе. — Словно внутренне напружинившись, спешно собираясь для чего-то и готовясь к чему-то, она закрыла глаза. Время пошло вбок, и мир исчез.

9

Экран телевизора мигнул, и одна рекламная вставка сменила другую. Повернувшись к нему и приподняв над покрывалом кудрявую голову, она, с каким-то загадочно-веселым упреком глядя на него, комически бессильно шевельнула рукой.

— Пожалуйста, сумку мою дай.

В два прыжка перелетев комнату, он поставил ее тяжелую сумку перед ней на покрывало.

— И сока там, из пакета, достань, налей.

Вскочив вторично, он наполнил и протянул ей стакан.

Достав из сумки какую-то упаковку, она, выдавив из нее таблетку и бросив ее в рот, сделала несколько глотков из стакана.

Бездумно глядя на нее, машинально вспомнив, что она ему сказала, когда он предложил ее поберечь, он с какой-то бессмысленной заботливостью инстинктивно шевельнулся к ней.

— Это та самая таблетка?

— Ага.

— А она надежная? Может, все-таки стоило…

Весело блеснув глазами, она отдала ему стакан.

— Стопроцентная. — Задорно, словно довольная чем-то, она открыто взглянула на него. — Самая надежная, какая есть. Самая дешевая и самая вредная. За границей такие после изнасилований дают.

— Но я ж тебя не насиловал.

— Ты? — Чуть подавшись назад, словно впервые его видя, она деловито осмотрела его.

— Изнасиловал. — Словно поддавшись мгновенному бессилию, она откинулась назад, все так же комически строго глядя на него. — Ты меня вы…л и высушил.

Упав на спину, словно разговаривая сама с собой, она мечтательно посмотрела в потолок.

— Ворона, ты какая? Никакая. — Словно вновь вдруг заметив его, она весело отвернулась.

— Все, отъе…сь от меня. Я — ворона.

Секунду пролежав так, она хитро скосила на него глаза.

— Только сначала что-нибудь поесть дай.

Вскочив с кровати, он вытащил и разложил на столе все оставшееся в пакете. Включив свет, он выжидающе посмотрел на нее. Секунду поколебавшись, словно раздумывая, и, наконец, как будто церемонно приняв его предложение, она с неторопливостью холеной боярской дочери села на кровати, с улыбкой вытянув вперед круглые белые руки. Бездумно, словно плывя в какой-то приподнятой, кружащей волне, он, подойдя, как белую лебедь, поднял ее с кровати. Секунду постояв в его объятиях, весело взглянув на еду поверх его плеча, она, подойдя к столу, быстрыми, летящими движениями сделала несколько бутербродов; разложив их на тарелке, с ногами забравшись в кресло, она весело кивнула ему:

— Наливай.

Сев на краешек кресла напротив нее, он разлил мартини. Быстро чокнувшись и выпив, легко отбросив волосы со лба и откинувшись в кресле, она весело прищуренными глазами взглянула на него, словно подмываемая желанием что-то сказать или спросить. На секунду опустив глаза, она бросила на него быстрый хитрый взгляд поверх стакана, который держала у лица.

— Ты мне ничего не подливал?

— Как это?

— Ну, бывают же всякие капли возбуждающие, для любви, ну, чтоб там все усиливать. Не подливал ничего?

Бездумно-легко помотав головой, он ожидающе подался к ней.

— Нет. А почему ты спрашиваешь?

Весело блеснув глазами, она спрятала взгляд.

— Да так, показалось.

Хитро-загадочно оглядев комнату и словно не выдержав, она озорно взглянула на него.

— Просто у меня случай был года два назад. Я перед Новым годом с одним встречалась, мы с ним вместе на студии работали. Это мой бывший мужчина. Ну, он говорит: давай сегодня пить не будем. Я говорю, ладно, давай, выпили воды какой-то, и все. Ну, потом как обычно — полночи он меня раздевает, я уже от него ничего не хотела, но его чего-то переклинило, ладно, думаю, может, быстрее отстанет. — Она широко открытыми глазами взглянула на него. — А потом вдруг что-то такое началось, я чуть сознание не потеряла, никогда до этого такого не было. Я потом лежу, думаю: что такое, ни х… не понимаю, что ж это такое случилось, может, во мне женщина проснулась. А он мне потом говорит: я тебе просто капель возбуждающих подлил. Я потом все повторить хотела, но все как-то не получалось, да и не с кем было, даже обидно, неужели, думаю, никогда больше такого не будет, а сейчас как ударило, я прям свои ощущения вспомнила, ну, не совсем такие, по-другому как-то, но все равно классно, даже лучше, я чуть не отключилась по дороге. Ну я и думаю: может, капли?

Она, словно извиняясь, быстро-смешливо взглянула на него.

— Просто трудно поверить, чтоб просто так с мужчиной такое было.

Пьянея от нее, он с надеждой подался вперед.

— Значит, сейчас хорошо было?

С лучистыми глазами, словно радуясь оттого, что может обрадовать его, она кивнула.

— Нормально. И сначала, и потом. Потом — вообще. Особенно когда… — Озорно блеснув глазами, она быстро-напоминающее сделала движение языком.

— Тебе понравилось? Ты ж сначала не хотела…

— Ну, сначала… Я ж не знала, как все будет.

— А потом понравилось?

— Ну да. Даже не ожидала. — Она как-то легко повела плечом. — Пять минут — и все получилось.

Не решаясь с первого раза поверить, что правильно ее понял, он с надеждой взглянул на нее.

— Мне показалось, но я не был уверен.

С довольной улыбкой она выставила ладонь.

— Не беспокойся. Все, что надо.

— А раньше у тебя так было?

Быстро взглянув на него и словно секунду поколебавшись, она, опустив глаза, нарочито свободно помотала головой.

— Не-а.

— Так это в первый раз?

— Угу.

Ошарашенный, он недоверчиво взглянул на нее.

— Тебе что, раньше никто не лизал?

На секунду задумавшись, она с достоинством повела плечом.

— Ну — целовали…

Взволнованный, он убежденно помотал головой.

— Целовать недостаточно. Нужно — целенаправленно.

Словно насквозь видя и понимая его, она встречно-радостно кивнула.

— Ага.

— Как же так… Но ты ж как-то удовольствие получала?

Серьезно отнесясь к его вопросу, она кивнула.

— Ну, приятно же, когда мужчина тебя хочет, желает…

Переживая, не дослушав ее, он, вспомнив кем-то сказанную фразу, покивал.

— Ну понятно. Двадцать мужиков, и все плохие.

Быстро вскинув глаза, она с задорным вызовом взглянула на него.

— Почему двадцать? Может, сорок?

Опустив глаза, словно сводя какие-то счеты с собой, она помотала головой.

— Нет. Не все плохие.

Подняв на него глаза, она почти с гордостью посмотрела на него.

— Одно время у меня сразу двое было.

— Как это?

— Ну так. Получилось как-то. Парень со студии — не тот, о котором рассказывала, а другой, мы с ним в одной квартире комнаты снимали. Я с ним два года жила. Он мне с самого начала предложение сделал, я отказалась, ну жила и жила. И другой, в институте учился, на три года младше меня, он там тоже комнату снимал, большая квартира, в старом доме под снос, ее из пригорода приезжим сдавали. — Блестя глазами, она светло взглянула на него. — Не могла я их разделить. Сейчас вспоминаю, как все было, прям внутри все колотит, не понимаю, как жила тогда. И их мучила, и сама мучилась, каждый день разборки всякие, ни тот ни другой ничего не понимает, я сама ничего не понимала.

Словно радуясь, она покачала головой.

— Парень этот молодец. Сам меня бросил. Я потом не знала, что со мной было, по улицам ходила, глазами искала его. Представляешь? По улицам ходила, в метро спускалась, думала, может, встречу.

— Нашла?

— Нет. Потом студию разогнали, я с квартиры съехала с этой, на Профсоюзную вернулась, пришлось снова работу искать. Наши все разбрелись кто куда, я и того, первого парня потеряла. Потом, как на мебельный склад поступила, совсем другая жизнь началась.

Оживившись, словно вспомнив что-то, она с быстрыми искорками в глазах повернулась к нему.

— Сегодня, как на встречу с тобой собиралась, мне Лариска, наша учетчица, говорит: ты куда? Ну, я говорю, вот, с мужчиной встречаюсь. «Это тот, что но телефону звонил?» — «Ну, как бы да». — «Так у тебя новый мужчина? Новый?» Еле отлепилась от нее.

— А новый мужчина — это такое событие?

На секунду задумавшись, она легко пожала плечом.

— Не знаю. Раньше нет, наверно. — Она хитровато-уклончиво опустила глаза. — Ну сейчас, когда у меня секс бывает раз в полгода…

С безотчетной радостью от ее слов, он подвинулся к ней.

— Опусти ноги.

— Зачем?

— Я тебя голой толком и не видел.

— Ага.

Опустив до того подтянутые к груди ноги, она вытянула их, перебросив через плюшевый подлокотник кресла. Чуть согнутые в коленях, ее длинные ноги белели перед ним, широкие гладкие икры были тщательно выбриты. С нежностью подумав, что крупность и полноту своей фигуры она, видимо неосознанно, старается исправить заботливостью ухода и тщательным выбором парфюма и косметики, он светло посмотрел на нее.

— Мне нравится, что у тебя такие большие ступни.

Удивленная, она весело-признающе вскинула на него глаза.

— Таких комплиментов мне еще никто не делал.

— Чего тебе сейчас хочется? Скажи.

— Мне?

— Ну да.

— Не знаю. Вроде и так классно все.

— Ну скажи. Я все сделаю.

Она задорно взглянула на него.

— Все-все?

— Ну да.

— Ладно.

Весело раздумывая, она мечтательно подняла глаза к потолку.

— Хочу — арбуз.

Он изумленно взглянул на нее.

— И все?

— Пока — да.

— А он где-нибудь продается?

Она уверенно кивнула.

— В коммерческих магазинах. Только дорого очень.

Вскочив, он оглянулся в поисках одежды.

— Где это — объяснишь?

— А тебе не в лом идти?

— Нет. Я быстро, только дождись, пожалуйста. — Он махнул рукой. — Впрочем, не надо ничего объяснять. Сам все найду.

Лучистыми глазами глядя на него, словно понимая его, она с улыбкой кивнула.

— Подожди. Сейчас вместе пойдем.

— А тебе не в лом?

— Нет. А чего, пройдемся, нормально.

Допив мартини, она легко встала, забросив руки за голову и потянувшись. Чувственно вздрогнув, увидев ее во весь рост, он, быстро подойдя, обнял ее. Весело постояв секунду в его объятиях, легко отъединившись, она подняла с пола одежду. Быстро одевшись, они вышли на улицу. Вдоль улицы стлался ветер. Оглянувшись, она знающе повернула направо, он двинулся вслед за ней. Высокая и статная, она неторопливо шагала рядом с ним, глядя по сторонам, в спокойно-веселых глазах отражалось небо, заходящее солнце высвечивало ее веснушки. Переполненный радостью оттого, что она идет рядом с ним, он, чуть опередив ее, заглянул ей в лицо.

— Знаешь, ты какая? Ты — ясноокая.

Ответив ему задорной улыбкой, она, вздернув нос, огляделась кругом. Перейдя улицу, они повернули на проспект, двинувшись мимо рядов неоновых вывесок и богатых витрин. Свет и покой были разлиты в мире. Незаметно дойдя до светлых стекол магазина, они прошли сквозь автоматически раздвинувшиеся двери в торговый зал с европейским интерьером, подойдя к витрине, где были разложены фрукты; увлеченно-серьезно, по-крестьянски обстоятельно она выбрала арбуз, по-хозяйски передав его ему; оплатив все у кассы, с тяжелым пакетом в руке, он вышел из магазина вслед за ней. Ничего не говоря, просто идя по улице рядом друг с другом, они проделали путь обратно. Поднявшись в номер, он вынул арбуз из пакета и поставил на стол; найдя на подносе в тумбочке ножик, она склонилась над арбузом, разрезая его. Увидев ее бедра под вздернутой юбкой и напружиненные полно-длинные икры, он, подойдя, обнял ее и развернул к себе. С вспыхнувшим огоньком удовольствия и интереса она влажно-весело следила за ним, ожидая, что он сделает с ней. Снимая с нее платье, он вдруг понял, что она в восторге именно от спонтанности его действий; блестя глазами, она сама начала раздевать его; расстегнув его джинсы, она обрадовано-смешливо вскинула на него глаза.

— Ты что, не один вернулся?

Отбросив платье, он опрокинул ее па кровать, быстро снимая с уже лежащей все остальное. Движениями тела помогая ему, она с радостным любопытством следила за ним. В летящем головокружении, вновь увидев близко ее поднятые бедра, широко-белые, тяжелые икры у себя на плечах, он снова пронесся через туго-щемящее единение с ней; уже лучше приноровившись к ней, он видел, как сладость снова несколько раз пропутешествовала сквозь нее. Догнав ее, он повалился на бок. Несколько секунд они валялись рядом, взявшись за руки; уже погрузившаяся во тьму комната подсвечивалась празднично-голубоватыми всполохами телевизора. Придя в себя и спеша восстановить прервавшуюся за эти несколько мгновений связь с ней, он, приподнявшись на локте, ждуще склонился над ней. Веселыми глазами, в которых отражалась синева экрана, она снизу вверх смотрела на него. Угадав, как ему показалось, желание в ее глазах, он, вскочив и включив свет, подбежал к столу, собирая на поднос еду, чтобы принести ей. Жестом остановив его, она, быстро поднявшись, босиком прошла в туалет, покачиваясь на высоких ногах; вернувшись, она весело-размашисто уселась в кресло, снова перекинув длинные ноги через подлокотник; капризно поведя головой, она с комической претензией вскинула на него глаза.

— Мне писать больно.

Обеспокоенный, он мгновенно придвинулся к ней.

— Я тебе натер?

Развалившись в кресле, притворно, по-детски обиженно надув губы, она с достоинством отстранилась.

— Ты меня изнасиловал. Уже второй раз. Маньяк. Насильник.

Растерянно, он подался к ней.

— Не понимаю. Все ж было — минут пятнадцать всего…

Смеющимися глазами, она прищуренно-светло смотрела на него:

— Пятнадцать? А час с лишним не хочешь?

Взглянув на часы, он увидел, что действительно прошло больше часа.

— Пятнадцать минут…

Словно чем-то довольная, увлеченно сияя глазами, она комически надменно ткнула в него пальцем.

— Ты мне должен.

Почувствовав ее игру, в радостном ожидании он повернулся к ней:

— Должен? А что?

— Все.

Блестя глазами, увлеченно загибая пальцы, она подняла глаза к потолку:

— Ты мне должен закаты, ты мне должен рассветы, ты мне должен все песни, что вместе не спеты…

Безоглядно он помотал головой.

— Проси чего хочешь.

— А ты все можешь дать?

— Все.

Предупреждающе, она задорно блеснула на него глазами:

— Мне много чего нужно.

— Я все сделаю, говори.

— А ты будешь записывать?

— Я запомню.

— А ты точно запомнишь?

— Я все запомню. Ты только говори.

— Хорошо.

Блаженно раскинувшись в кресле, положив ноги на столик, она весело-обстоятельно вскинула глаза к потолку.

— Мне хочется: крабовых палочек, красивой музыки, чипсов, новые туфли удобные, азалии цветок в горшочке, заколку новую, сережки аметистовые, мир во всем мире, колготки новые, чтоб не рвались, квартиру, машину, дачу — нет, дачу не надо, затрахалась уже грядки пропалывать, мартини, новое платье, детей кучу, еще одно новое платье, стиральную машину и чтоб отжимала тоже, золотую цепочку, погода чтоб всегда хорошая была, костюм с юбкой и с брюками, чтоб моего размера, посуды классной много, обои новые наклеить, на море съездить, и купальник нормальный, чтоб сиськи влезали, клубники со сливками, соленых огурчиков, демократии, чтоб космонавтов почаще запускали, как раньше, плеер чтоб починили, не работает, аквариум с рыбками, кофеварку, жирафа плюшевого, чтоб бакс пятьдесят копеек стоил, чтоб салюты по вечерам устраивали, микроволновку, поросенка фарфорового, джинсы белые, фирменные, чтоб в очке не рвались, в Австралию слетать, посмотреть на кенгуру, белья классного, кружевного, мягкую мебель, чесночку головку, еще одни туфли…

Поцелуем он прервал ее.

— Ты чего мне рот затыкаешь? Еще один аквариум, шляпку из соломки с цветочками, зажигалку такую, чтоб не терялась, еще одного поросенка…

Присев рядом с ней на корточки и обхватив ее ноги, он заглянул ей в глаза.

— А сейчас чего хочешь?

На секунду задумавшись, она капризно взглянула на него.

— Есть хочу.

— Арбуз тебе порезать?

— Порежь.

Взяв нож, он быстро нарезал на куски арбуз; накатившийся с улицы ветер шевельнул форточку. Повинуясь неожиданному импульсу, он, подойдя к мерцавшему золотыми огоньками черному квадрату, распахнул окно; из заоконного черного простора в комнату вкатился пласт холодящего воздуха и отдаленные удары дискотечной музыки. Неожиданно отложив тарелку с арбузом и вскочив, она, быстро подойдя к нему, оттащила его от подоконника и с треском закрыла окно. Повернувшись, она непонимающе-обиженно, широко раскрытыми глазами взглянула на него.

— Ты что, с ума сошел? Ты куда с голым мальчиком под холодный ветер лезешь? Застудить себе все хочешь?

Секунду он смотрел на нее. Потрясенный до глубины души, лишь несколько мгновений спустя обретя дар речи, он с комком, подступившим к горлу, бессильно уронив руки вдоль тела, смотрел на нее.

— Я… Ты… Наташа, я все для тебя сделаю… Все на свете. Все, что хочешь.

Кажется, не очень поняв сто, еще раз оглянувшись на окно, она, возвращаясь, еще с прежним сердитым выражением сделала шаг к нему.

— Совсем о…ел.

Шагнув к ней, он обхватил ее. Меняя гнев на милость, она, подняв на него глаза, с удовольствием приняла его поцелуй. Несколько секунд они стояли обнявшись. Неожиданно отъединив губы, она, с любопытством подняв глаза, весело кивнула на что-то за его плечом; непонимающе, он полуобернулся. Сквозь вскрики и шум телевизора негромко, но отчетливо доносился звонок телефона. Мгновение постояв, не сразу осознавая, что это такое и что может означать, он, отпустив ее, двинулся к нему; подойдя к телевизору, она приглушила звук. Подойдя к тумбочке у изголовья кровати, где стоял телефон, уже поняв, что это за звонок и что он может означать, Сергей с каким-то замедленным усилием восстанавливал в памяти все то, о чем успел уже забыть за последние два дня. Вспоминая все это без неудовольствия, даже с радостью, но одновременно с каким-то удивлением, как что-то происшедшее на другой планете, он присел на кровать у телефона; внутренне встряхнувшись, как-то легко и играючи восстановив в себе состояние озабоченной деловитости, в котором надо было вести подобные разговоры, он снял трубку.

— Алло?

— Сергей?

— Да, Петр Николаевич, добрый вечер.

— Ну слава богу. Что ж ты, Сергей меня, пожилого человека, пугаешь, битый час уже трубку не берешь?

— Извините, Петр Николаевич, в магазин выходил за продуктами.

— В магазин… Да вроде рано тебе еще в магазин, дело сделаешь, так и в магазин будешь бегать, может, и мне, своему старшему товарищу, бутылку поставишь, а сейчас-то чего? Как там у тебя дела, как вообще обстановка?

— Как всегда, Петр Николаевич, обстановка реальная, давление — атмосферное.

— А настроение?

— Настроение боевое.

— Это хорошо. Ну так что, Сергей, — на тебя теперь смотрит вся Европа.

— Уже вся? Хорошо ж вы работаете там в Москве.

— Ну что ж ты все к словам старшего товарища-то придираешься. Ну не вся Европа, ну так уж наше руководство точно. А оно стоит и Европы, и Америки.

— И Австралии.

— И Австралии, и Новой Зеландии, и чего хочешь. Короче, докладываю тебе. Спекся ваш пирог, можешь приступать к выполнению командировочного предписания.

— Подписали договор?

— Договор еще во вторник подписали, сегодня деньги перечислили. Я тут последние ботинки стоптал, пока по финуправлению бегал, узнавал всякие там номера платежек. Финуправление-то наше, оно ж на всех кладет, ему и генерал наш не указ, только с самого верха указания может послушаться, а так договор не договор, хрен его знает, когда деньги переведут. Ну, короче, сегодня утром перевели, я уж Андрею звонил, номер поручения сказал, потом и ксерокс платежки сам ему отвозил, так что можешь позвонить ему, если хочешь, он тебе подтвердит, мы свое дело сделали.

— Понял, Петр Николаевич.

— Ну хорошо. Настроение, значит, боевое?

— Боевое.

— Как ты там, не скучаешь?

— Нет, нормально. Решаю вопросы с местными товарищами.

— Это хорошо. Ну, сейчас главный вопрос решать надо. Так что давай, занимайся теперь основным вопросом, разбирайся там в темпе, что первично, что вторично.

— Что первично, Петр Николаевич, я никогда не забываю.

— Вот это правильно. Прям приятно тебя послушать иногда. Ну так что давай, действуй. Я тебе прокукарекал, теперь твое дело рассвет организовывать. Все понятно?

— Все.

— Ну тогда успехов. Так что теперь — до встречи.

— До встречи, Петр Николаевич.

Положив трубку, он поспешно оглянулся. Вновь усевшись в кресле, забросив ногу на ногу и весело покачивая длинной ногой, она с радостным любопытством смотрела на него, словно ожидая, чем он сможет снова развлечь или развеселить ее. Поспешно перейдя комнату и снова присев у ее ног на корточки, он накрыл сцепленными руками ее колени; все так же весело-ожидающе она смотрела на него сверху вниз. Чувствуя гладкую наполненность ее ног под своими руками, он посмотрел на нее; пытаясь мыслями и чувствами вписаться в поворот, произошедший только что, ее глаза вопросительно-весело смотрели на него, ее ноги были близко; шевельнувшись, он ощутил предплечьем среди теплоты и нежности ее голени легкое касание нескольких несбритых волосков. То, что сказал Сергачев, почему-то не нарушало той радости, через которую он летел сейчас, а, наоборот, вписывалось в нее, составляя вместе какой-то единый, летящий поток жизни. Машинально все еще думая о тех вещах, которые он должен будет сделать завтра, чувствами отвергая, почти пугаясь той ситуации, когда, на время расставшись с ней, он будет вынужден ждать и разыскивать ее снова, он с легкостью очевидного решения поднял голову.

— Тебе завтра на работу к скольким?

Почувствовав что-то новое, она с огоньками интереса встретила его взгляд.

— К девяти. А что?

— Отпроситься сможешь?

— Отпроситься? Зачем?

— У меня тут дело за городом, часа два на электричке, кое-что привезти надо. Поехали вместе?

Что-то быстро соображая, она с сожалением, почти виновато взглянула на него.

— Не знаю… У нас завтра, может быть, если фура будет, то не получится отпроситься.

— А если не будет?

— Тогда — да.

— Узнать можешь?

Взглянув на часы, она, быстро потянувшись, взяла со столика свою большую сумку.

— Если только Стасика, нашего старшего, застану.

Открыв сумку, она зашелестела страницами большой записной книжки.

Рванувшись в угол и подтащив телефон с вьющимся черным шнуром, он нетерпеливо сел рядом с ней на подлокотник кресла; найдя в книжке нужный телефон, она набрала номер.

— Стасик, ты? Привет, это Лидина. Стасик, у нас завтра фура будет? Нет? Слушай, можно я завтра не приду? А потом на вечерних отработаю. На выписках? На выписках Танька заменит. Почему не знает — знает. Да я потом проверю. Ладно? Можно? Угу. Хорошо. — Слушая его, она переложила трубку в другую руку. — Я? В гостях. Почему это?… Что? — Нагнув голову, она залилась беззвучным смехом. — Сами себе купите. А чего, я ж не отказываюсь. Ладно. Ну так я завтра не приду? Чего? Да пошел ты. Ладно, целую. Пока.

Положив трубку, она, смеясь глазами, повернулась к нему.

— Он говорит — все гуляешь.

Опьяненный легкостью, с которой все произошло, он, еще не веря, взглянул на нес.

— Значит, мы завтра вместе?

— Угу.

Ошеломленный, словно еще не зная, что делать со свалившимся на него счастьем, он с надеждой вскинул на нее глаза.

— Как дело сделаем, сходим куда-нибудь?

Словно радуясь за него, она кивнула.

— Сходим. Только мне вечером домой надо.

Он поспешно закивал.

— Я тебя отвезу.

С улыбкой, понимающе она смотрела на него.

— Классно. А сейчас что делать будем?

Поспешно оглянувшись, он кивнул.

— Я сейчас придумаю.

Со смешливыми искорками в глазах она разглядывала его.

— Может, поедим?

— Давай.

Оглянувшись на столик, она потянулась в его сторону. Привстав, она уперлась коленом в кресло, повернувшись вполоборота к нему; ее бедро крупно круглилось перед ним. Чувственно вздрогнув, он, привстав, потянулся к ней. Обняв и развернув ее к себе, он опрокинул ее в кресло и, подхватив ее ноги, туго закинул их себе на плечи. Смеясь и пытаясь что-то сказать, она сделала движение, чтобы помешать ему, но, ощутив его в себе, ойкнув, опустила веки. Улыбка сбежала с ее губ, черты лица словно расправились. Откинув голову, она закрыла глаза.

10

Она спала на животе, чуть раздвинув ноги, детское выражение на ее открытом лице со вздернутым носом и по-африкански вывернутыми губами как-то трогательно контрастировало с ее цветуще-наполненным телом, с широкими круглыми икрами и молочными плечами, рука ее рядом с ним была безмятежно брошена вдоль тела ладонью вверх, завернувшиеся, красивой лепки пальцы торчали вверх закругленными ноготками. Глядя на нее сейчас, он словно впервые видел ее голой — при ярком свете, не близко, а на расстоянии, во весь рост. Он уже видел ее голой вчера, когда она только что разделась, чувственно вздрогнув тогда от того, что ее тело оказалось одновременно и таким, и не таким, каким он ожидал ее увидеть, завороженный тогда этим несоответствием, в лихорадке предстоящего соединения с ней пронесясь тогда сквозь это впечатление, не остановившись на нем, не рассмотрев ее, сейчас он рассматривал ее радостно и спокойно, уверенный, что еще не раз сможет так же рассмотреть ее, потрогать ее, соединиться с ней; вспомнив, как это было вчера, он вздрогнул, пронзенный секундной сладостью; уловив какой-то импульс от него, она, в этот момент что-то пробормотав, шевельнулась. Налетевший сквозь приоткрытое окно ветер полоскал занавески, играя светом и тенью по всей комнате, пробегавший тем же путем уличный шум не умолкал; еще раз шевельнувшись и подтянув ногу к животу, она открыла глаза, несколько мгновений глядя перед собой в кровать, затем, чуть скосив глаза на него и словно не доведя до него взгляд, снова бессильно обмякнув, ткнулась лицом в покрывало. Тут же вернувшись в кровать и вытянувшись рядом с ней, он поцеловал ее в плечо; еще с закрытыми глазами перевернувшись на спину и забросив руку за голову, она, обиженно шевельнув губами и повернув к нему голову, сонно-улыбчиво посмотрела на него; уже просыпаясь, она повернулась в его сторону. Радуясь вновь возникающей соединенности с ней, он положил руку на ее плечо; видя перед собой ее высоко круглящееся бедро, он, не выдержав, приподнялся на локте, глядя на нее, лежащую на боку: солнце, подрезанное плещущейся занавеской, делило ее тело пополам колеблющейся четкой линией, живот и ноги сияли золотистой утренней свежестью, грудь, плечи и закрывавшие лицо волосы отдыхали в тени. Привлеченная его движением, она с любопытством посмотрела на него; чувственно притянутый, он сделал движение к ней; развеселенная его попыткой, она, чуть отодвинувшись, остановила у устья бедер его руку.

— Подожди, у меня уже болит там все.

Видя по ее загадочной улыбке, что боль не опасна, любуясь ею и чувствуя собственную глупость, с которой он сейчас не мог совладать, он с просительной надеждой заглянул ей в глаза.

— А потом можно будет?

— Можно, конечно.

Смеющимися глазами, словно невольно извиняясь за что-то, она весело-просто посмотрела на него.

— Если сейчас, то я потом долго не смогу, лучше подождать немного.

Словно играя в какую-то детскую игру, он, ластясь к ней, придвинулся к ней.

— А ноги потрогать можно?

Лучисто смеясь глазами, она кивнула.

— Можно.

Словно впервые вблизи открывая ее для себя, он взял в ладони ее округлую икру. Весело следя за ним, она откинула волосы, наполовину закрывавшие радостное, с припухшими губами лицо. Нежась прикосновениями к ней, он подтянул к себе ее ногу, как игрушку; при свете наполнявшего комнату солнца перед ним была ее полнота и гладкость с серыми точками сбритых под корень волосков; взглянув выше, он увидел, что и волосы устья были подбриты так же тщательно, намеренно нетронутой была оставлена лишь каштановая полоска над губами. Переполненный нежностью, вновь поняв, что она вчера специально и обдуманно готовилась к встрече с ним, глубоко тронутый этим, он быстро поцеловал ее колено; увидев выцветший шрам внизу живота, которого он раньше не замечал, он, тронув его пальцем, сочувственно-переживающе поднял на нее глаза.

— Аппендицит?

Скосив глаза вниз, она кивнула.

— Угу. — Словно обрадованная воспоминаниями, она весело взглянула на него. — Меня тогда прямо из студии увезли, дотянула до перитонита. Я их там на операционном столе веселила всех, песни им пела, свою любимую «Что тебе снится, крейсер «Аврора» три раза подряд исполнила, всех достала уже, они мне, по-моему, из-за этого наркоз раньше времени вкатили.

Вспоминая, она, увлеченно заблестев глазами, приподняла голову.

— А в палате, уже после операции, когда от наркоза отходила, я почему-то всех там стала убеждать, что я сестра Пушкина. Что-то меня прям пробило. По-моему, кое-кто поверил даже. Я ж Наталья Сергеевна.

— Так у Пушкина ж вроде Ольга была сестра.

— Какая разница, я ж говорю, от заморозки отходила. Ты чего, я им там такой концерт устроила. Два часа им там стихи читала.

— Пушкина?

— Не помню, может, Пушкина, может, Лермонтова. «Поздняя осень, грачи прилетели» — это кто написал?

— Некрасов.

— Ну, значит, Некрасова. Знаешь, как меня слушали, полпалаты вокруг кровати собралось. Потом, на следующий день, когда выписывалась, на полном серьезе спрашивали, ты правда, что ли, Пушкина родственница?

Видя перед собой полноту ее грудей, мягким наплывом лежащих перед ним одна на другой, он преданно приблизился к ней.

— Мне нравится, что ты такая большая. И что груди у тебя большие.

Радостно скосив глаза вниз, словно с любопытством проверяя его слова, она весело кивнула.

— Угу. И в стороны торчат, как у козы.

Внезапно отвлеченная новой мыслью, она привстала на локте.

— Сейчас сколько времени?

Быстро приподняв голову, он нашел глазами будильник.

— Полдесятого.

— Понятно. — С хитро-удовлетворенным видом она опустила голову на покрывало. Словно радуясь чему-то, она быстро и заговорщически взглянула на него. — А наши-то дураки работают.

Радуясь любому разговору, который уводил бы его от чувственной тяги к ней, которую сейчас нельзя было удовлетворить, он с готовностью подался к ней.

— Вы с девяти начинаете?

— Угу. — Посерьезнев, она повернулась к нему. — Открываемся с десяти, но приходить к девяти надо, все ночные поступления в базу занести, все оприходовать, фуры — они обычно по ночам приходят.

Беззаботно глядя перед собой, она открыто-увлеченно повернулась к нему.

— У нас фирма старается марку держать, у нас и ассортимент больше, чем у других, любой самый крутой гарнитур из Италии за две недели привозят, и сборка тут же. Другие мебель уже оплаченную но две недели держат, пока сборщиков пришлют, а у нас день в день собирают, у нас прямо клиенты охреневают, как это вы так, в тот же день собираете, сколько к кому ни обращались, нигде такого не видели.

Радостно слушая ее, сердцем угадывая, что она способна увлечься любой работой, какую ей поручат, он участливо подался к ней.

— А не скучно тебе там?

Весело глядя на него, она свободно пожала плечом.

— А что делать, все равно другой работы нет. Как в базу занесем, так, конечно, с девчонками скучаем, так, иногда кладовщики или грузчики заходят, поприкалываться или за пивом сбегают, а так, конечно, фигня, с работой на студии не сравнить. — Вспоминая, она смешливо дернула носом. — Как-то раз хозяин расщедрился, вместе с братом своим меня и еще троих девчонок в голландский бар пригласил, потом разговоров полгода было. Бар, правда, классный, фотографии потом получились прикольные.

Вспомнив, она вскинула на него вмиг заблестевшие любопытством глаза.

— А куда мы сегодня пойдем?

Тревожась, чтоб она не отказалась, он убеждающе придвинулся к ней.

— Вечером — в ресторан, самый лучший. А утром за город надо съездить, у меня там работа, одну штуку починить надо. Но это не долго, то есть ехать долго, два часа на электричке, но там я все быстро сделаю. Там красиво, походим по лесу, погуляем, тебе не скучно будет.

Словно чем-то развеселенная, она озорно вскинула на него глаза.

— А по лесу я в туфлях на каблуках пойду?

На секунду осекшись, он, быстро соображая, радостно взглянул на нее.

— Я тебе свои кроссовки дам, у меня с собой, в сумке. Тебе наверняка подойдут, в крайнем случае чуть велики будут. — Загоревшись новой мыслью, он с готовностью повернулся к ней. — А давай тебе кроссовки купим. Нормальные, фирменные.

Посерьезнев, словно речь шла о чем-то важном для нее, она убежденно помотала головой.

— Я не ношу кроссовки. Я лучше старые вонючие туфли, раздолбанные, сто раз чиненные, носить буду, чем кроссовки надену.

Понимая ее, он кивнул.

— Но тут только раз надеть, никто не увидит. А туфли твои я себе в сумку положу, она здоровая, места хватит. А?

Улыбаясь, она хитровато-церемонно отвела взгляд.

— Я подумаю.

Переполненный желанием что-то немедленно сделать для нее, он быстро взглянул в сторону столика.

— Тебе поесть в кровать принести?

Перевернувшись на спину, забросив руки за голову и потянувшись, она весело помотала головой.

— Да ладно, сейчас вместе поедим.

Притянутый открывшейся ему бесконечно белой линией от кончиков ее пальцев на ногах до локтя заброшенной за голову руки, он вплотную придвинулся к ней, накрыв рукой ее живот. Быстро скосив глаза вниз, она, комично шевельнув носом, чуть приподняла голову:

— Сейчас описаюсь.

Мгновенно сдвинув руку от ее живота вниз, он обеспокоенно приподнялся на локте.

— Так чего же ты?

С выражением комичной изнеженности она шевельнула плечом.

— Чего-чего, ну не все ж так сразу.

Уже зная, что делать, он, быстро вскочив с кровати, протянул ей руки. С довольной улыбкой поднявшись с его помощью и на секунду с размаху прижавшись к нему, она, упруго ступая, прошла в ванную. Не дожидаясь, пока она вернется, он нарезал бутерброды, выйдя из ванной, во весь рост освещенная солнцем, она упруго-летящей походкой быстро прошла через комнату, радостно усевшись в кресло; обрадованно-довольной улыбкой отозвавшись на то, что он приготовил еду для нее, она быстро отпила сока из стакана. Соединив бедра, голая в воздушно-солнечном облаке, она сидела в кресле с бутербродом в руке, стоявший между ними столик закрывал ее ноги; быстро поднявшись, он передвинул его, чтобы видеть ее всю; мгновенно поняв его, она легко откинула волосы, полузакрывавшие плечи, с удовольствием давая ему любоваться собой; привстав, чтобы снов налить ей сока, он заметил капельку воды, остававшуюся на ее бедре; потянувшись, он вытер ее пальцем. Благодарно улыбнувшись ему, весело покосившись на влажно поблескивающую полоску на бедре, она радостно-довольно тряхнула волосами.

— Классно, что у вас тут горячая вода есть. Я под теплым душем постояла — кайф такой.

Встревожено насторожившись, он быстро поднял голову.

— А у тебя дома разве нет?

С небрежным сожалением она помотала головой:

— Не-а. Еще в апреле отключили. У нас как отключат, так точно месяца на три, дай бог, если теперь летом дадут, ни под душем постоять, ни в ванне поваляться.

Быстро соображая, как выйти из положения, он с надеждой взглянул на нее.

— Но можно же в тазике согреть.

Словно ожидая этих слов, она с легкой обидой передернула плечами.

— Знаешь, как я уже зае…сь в этих тазиках согревать…

Полный сочувствия к ней, понимая ее, он серьезно посмотрел на нее.

— Горячая вода нужна для девушки.

Согласная с ним, она с достоинством кивнула.

— Конечно.

Снова отпив сок из стакана и поставив его на столик, она откинулась на спинку кресла, сильным широким движением закинув ногу на ногу. Ее ноги, ничем не закрытые, без напружинивающей подпорки каблуков потеряв идеальную тугость линий, казались более плотно-широкими, крестьянскими; схваченный этой красотой, в которой было не следование классическому канону, а какое-то сладко-гармоничное отступление от него, он с надеждой взглянул на нее.

— А вечером тебе уже можно будет?

Словно весело видя его насквозь, она легко пожала плечами:

— Наверно.

С любопытством наблюдая за ним, словно угадывая то, что он только собирался сказать ей, она весело-понимающе взглянула на него.

— Ну что, собираемся?

Поспешно кивнув, благодарно и виновато взглянув на нее, он встал из-за стола. Почувствовав, что не может просто так отойти от нее, быстро сделав шаг и склонившись к ней, он поцеловал ее колено; чтоб не терять связи с ней, вновь поднявшись, он торопливо прошел в ванную. Вернувшись через несколько минут, увидев, что она, уже одетая, но еще босиком стоя у окна и одергивая юбку, оглядывает комнату, он быстро подобрал сброшенные ею вчера у кровати туфли и принес ей. Обрадовано кивнув ему, сев в кресло и подогнув ногу, она озабоченно осмотрела темно-красную полоску на щиколотке над пяткой.

— Блин, туфлями этими все-таки ногу стерла себе.

Присев у ее ног на корточки, чтобы рассмотреть стертое место, он обеспокоенно поднял на нее глаза.

— Так они ж вроде бы разношенные были?

Кивнув, она беззаботно потерла раненое место послюненным пальцем.

— Разношенные, только каблуки очень высокие, ноги отвыкли, давно не надевала.

— А что ж ты те не надела, в которых в первый день была?

— Так в этих каблук выше.

— И что?

— Ну, ты ж, наверно, хотел на высоких.

Вновь тронутый до самого сердца тем, что она угадала и учла его желание, которое он даже не высказывал, он, быстро соображая, поднял глаза на нее.

— Может, пластырем заклеить?

— А у тебя есть?

— Должен быть в сумке.

Быстро поднявшись и вытащив из шкафа сумку с оборудованием, вынув из бокового от деления матерчатый скотч в рулоне и монтажные ножницы, он вырезал аккуратную белую наклейку.

— Такой подойдет?

Посмотрев, она кивнула.

— Классно. Давай.

Упреждая ее, он покрутил головой.

— Я сам.

Прикрепив пластырь за клейкий кончик себе на запястье, вновь сев у ее ног, он как подарок взял в руки ее полную ногу. Понимающе улыбнувшись, она вновь закинула ногу на ногу, держа ступню на весу, давая ему как угодно обращаться с ней; поставив ее ступню себе на ладонь, быстро отъединив наклейку от запястья, другой рукой он, как девочке, осторожно приложил ей над пяткой и быстро разгладил рифленый белый прямоугольник. Пронизанный радостью от того, что сделал, взяв ее туфлю и надев на ее ногу, он ожидающе посмотрел на нее.

— Ну как?

С интересом взглянув на него, словно сама ожидая результата, она, поправив туфлю, с достоинством поднялась с кресла. С веселым любопытством сделав несколько шагов, она весело кивнула ему.

— Классно.

Уже поняв ее, но желая услышать еще раз, он просветленно взглянул на нее.

— Не болит?

Словно вновь радуясь вместе с ним, она легко покрутила головой.

— Не-а.

Поднявшись, он быстро поцеловал ее. Оглянувшись, он кивнул на ее сумку, стоявшую на столе.

— Давай я ее к себе возьму.

Склонившись над сумкой и достав из нее пакет с колготками, она отдала сумку ему. Втиснув сумку между импульсным пробойником и пакетом со стержнями, он затянул молнию. Порвав пакет, снова сев в кресло и скинув туфли, она стала надевать колготки; быстро встав и натянув, она расправила их и опустила юбку. Сделав шаг к туфлям, она встала в них, сделавшись еще выше ростом; подняв и забросив сумку себе на плечо, он встал рядом с ней, вдруг увидев себя и ее в зеркале шкафа. Отражение их, стоявших во весь рост, вровень, близко друг к другу, пронзило его радостью; взглянув на нее и увидев близко ее смеющиеся глаза, словно ожидавшие этого взгляда, вновь радостно ощутив сцепленность с ней, он двинулся к двери; пружинисто ступая на высоких каблуках, она пошла за ним. Спустившись и выйдя на улицу, они остановили такси. Как-то просто и охотно, словно уже привыкнув к этой процедуре, усевшись на заднее сиденье около него, она поерзала, размещая в тесноте свои ноги; дверца хлопнула, мимо полетели солнечные улицы и разноцветные прохожие на них. Ее бедро и плечо были притиснуты к нему; заново, как что-то невероятное вдруг осознав, что ему предстоит весь день провести вместе с ней и нет ничего такого, что могло бы этому помешать, он повернулся к ней; светло, без всяких слов и мыслей в голове он смотрел на нее, сидевшую рядом с ним; подтянув колени, поймав его взгляд и понимая его, она, смеясь глазами, разглядывала его. Мимо проносились дома и мгновенные, уходящие вдаль улицы. Словно весело раздумывая, о чем поговорить, она с любопытством оглянулась в сторону багажника.

— Что это у тебя в сумке крутое такое?

Радуясь чему-то вместе с ней, он с готовностью оглянулся туда же.

— Это мое оборудование. Я радиоэлектронщик, очень высокого класса, по стране, по миру много езжу. Когда где-нибудь что-нибудь ломается или там с неба что-нибудь надает, тогда зовут меня. В общем, в таком роде.

Слушая его, она весело-признающе кивнула.

— Классно.

Свернув с проспекта и обогнув площадь, машина остановилась у вокзала. Выбравшись вслед за ней с заднего сиденья, он подошел к уже открытому водителем багажнику; заложив руки за спину, она как-то очень вытянуто и стройно стояла на высоких каблуках рядом у машины, весело ожидая его. Вытащив и забросив на плечо сумку, он прошел в здание вокзала вслед за ней. Постояв в небольшой очереди, они купили билет до Литвишек; пройдя анфиладой высоких залов, они подошли к продуктовым киоскам; с любопытством осмотрев их, она повернулась к нему, советуясь с ним, что из еды выбрать; положив все купленное в пластиковый пакетик, они через длинные переходы пошли к платформе. По обе стороны переходов тянулись столики и лотки с книгами, газетами и всякими безделушками; весело поглядывая на них, она останавливалась у них, что-то рассматривая, вертя в руках и покупая; от лотка к лотку он шел рядом с ней, летяще проживая вместе с ней каждое мгновение, с изумлением ощущая, как захватывающе необычно и интересно делать вместе с ней самые простые вещи; легко идя рядом с ним, она весело поглядывала на него. Пройдя подземным переходом, они поднялись по лестнице на платформу, где ждала с открытыми дверями электричка. Увидев на табло, что до отправления есть еще несколько минут и пройдя по платформе поближе к голове поезда, они вошли в пустой вагон. Сев напротив него, она вытащила из пакета с продуктами купленные газеты, быстро, с любопытством просматривая названия; двери с шумом закрылись, электричка тронулась. Отложив газеты рядом с собой на сиденье, она достала из пакета маленькую разноцветную упаковку.

— Фисташки будешь?

Не отрывая от нее глаз, он молча отрицательно помотал головой.

Спрятав пакетик, она беспечно взглянула в окно.

— Два часа с лишним ехать, классно, поспать можно будет.

— А ты не выспалась?

— Не-а. Если б ты меня не разбудил, я б до сих пор спала. Я по выходным, если меня не будить, до часа дня сплю. — Внезапно вспомнив, она, увлеченно заблестев глазами, взглянула на него. — Между прочим, ты мне сегодня снился.

— Я?

— Угу. Такой абстрактный сон, эротический.

— Эротический?

— Ага. Только, я говорю, абстрактный. Я была бабочкой, а ты таким большим крылатым жуком.

— И что мы делали?

— Не помню, летали. По-моему, ты пытался меня соблазнить.

— А ты?

— А я думала.

— Но ведь… Это какой-то нереалистический сон.

— Ну я говорю, абстрактный.

Не находя никаких слов, чувствуя, как счастье вдруг пропорхнуло сквозь него, он молча смотрел на нее. Мимолетно взглянув в окно, она увлеченно повернулась к нему.

— Между прочим, я вспомнила, куда мы едем. Там у Литвишек Житнев Лог есть, нас туда школьницами возили окопы смотреть. Ну, типа, следопыты. Там в окопах гильзы, каски. Нам военрук потом разрешил пособирать для школьного музея.

— И ты тоже собирала?

— Конечно. Еще как. — Она увлеченно-серьезно посмотрела на него.

— Там все по две-три гильзы принесли, а я полную шапку насобирала, все охренели потом. Нас вообще в школе в разные места возили, через наши места ведь все войны шли, нам рассказывали, тут все бывали, и Карл XII, и Наполеон, отсюда все войны начинались.

Не сводя глаз с нее, он, машинально поправляя ее, покачал головой.

— Только не Наполеон, а маршал Даву.

— Ну и что, какая разница, пусть маршал. Все равно ж они с нами воевали.

Беззаботная, с широкими наполненными бедрами под платьем, край которого чуть завернулся с одной стороны, когда она садилась, она сидела перед ним, чуть выставив вперед высокие крупные ноги и круглые, пристойно соединенные колени. Мимо окна проносились деревья, ветер из приоткрытой створки окна теребил, то вздымая, то опуская на место, отбившуюся прядь ее волос, солнце косо пробивало вагон. Вдали, на расстоянии медленно плыли в зелени постройки и дома предместья.

Приподнятый и брошенный навстречу ей чувством, желанием, которому сейчас не было выхода, летя и желая что-то отдать ей, он подался к ней.

— Хочешь, я расскажу тебе, как проходило Бородинское сражение? Все ведь не так, как написано в учебниках. Я об этом много знаю. Тебе это интересно?

Кажется, ничуть не удивившись, с веселой готовностью глядя на него, она с достоинством кивнула.

— Интересно.

Приободренный ее ответом, неожиданно для самого себя вынужденный спешно собираться с мыслями о том, о чем он никогда не говорил ни с кем, кроме, может быть, Николая, обрадованный тем, что может поделиться этим с ней, он с надеждой и одновременно с каким-то мгновенно пронзившим его чувством гармонии всего, что было вокруг, взглянул на нее.

— Об этом столько всего понаписано, кажется, всем все ясно, глава из учебника. Только все, что все друг у друга переписывают, — какая-то чушь, никто не дает себе труда просто обо всем подумать, задаться вопросом, почему все так получилось. — Он, невольно улыбнувшись, вспоминая, крутанул головой. — В школьном учебнике вообще было написано, что в результате сражения русские потеряли тридцать восемь тысяч человек, а потери французов составили шестьдесят две тысячи человек. Командующего, который после сражения с такими результатами отдал неприятелю Москву, надо было отдать под трибунал, а не возводить в княжеское достоинство, как это сделал царь.

Он быстро взглянул на нее.

— Ты вообще знаешь, как все начиналось?

Серьезно глядя на него, она помотала головой.

— Нет.

Кивнув, заранее переживая то, о чем думал много раз, торопясь донести это до нее, он подался к ней.

— Наполеон вторгся в Россию с шестисоттысячной армией, это определило все его неудачи. Его подвела неэшелонированность наступления. Ему надо было разделить свои войска на две части и ввести сначала тысяч триста, то есть столько же, сколько было у нас, и этим спровоцировать русских на сражение. И в этом сражении постараться измолоть основную массу русской армии, может быть, в серии сражений свести ее до нуля пусть даже ценой потери основной массы своих войск, положить одну армию против другой, разменять одну на другую. После этого он мог ввести второй эшелон и с ним идти уже до Москвы, потому что на его пути тогда уже не было бы никакой армии. Но он ввел все сразу и этим обрек русских на правильную тактику. Хоть все и ругали Барклая за отступление, но в глубине души даже самые горячие головы понимали, что если принять бой при трехкратном превосходстве неприятеля, то ничего хорошего из этого не будет. Какой бы ни была храбрость войск, все кончится катастрофой, их просто задавят численностью. Так что всем было ясно, что остается только отступать. Но отступать просто так тоже нельзя было, поэтому стали делать вид, что все делается по плану, что выполняют план Пфуля. Был такой немец, изобрел на основе опыта Фридриха Великого план, когда одна часть русской армии отступает перед неприятелем, а две другие действуют ему во фланг и тыл. Хороший план, только при трехкратном проигрыше в силах не работает. Но просто так ведь отступать нельзя. Стали делать вид, что все идет по плану — все нормально, отступаем на линию Двины, выполняем план Пфуля. Когда выполнили, пришли в заготовленный там Дрисский лагерь, посмотрели — оборонять лагерь нельзя, ловушка, окружат и задушат, ну что ж делать, не получилось, ошибочка вышла, не годится лагерь, ошиблись, бывает, придется отступать дальше. Только армии уже разделены, как и следовало по плану, стало быть, надо им сначала соединиться, значит, отступаем, чтобы соединились первая армия со второй, а потом даем сражение, отступаем дальше. Отступаем, наконец армии соединились, у французов к тому времени пала от бескормицы половина кавалерии, дезертиры, гарнизоны на пути, болезни — короче, половины армии как не бывало. Преимущество уже не трехкратное, а двукратное. При двукратном преимуществе с неприятелем все равно сражаться нельзя, это ж тебе не турки, значит, опять отступаем, но просто так отступать нельзя — общественность возмущается, хорошо, значит, говорим, ищем позицию. Без хорошей позиции сражаться нельзя, отступаем, ищем позицию, чтобы сражаться. Попробовали в Смоленске, остановились, Наполеон тут же обошел, чуть не окружил, еле вывернулись, успели ускользнуть из ловушки, опять отступаем. Тут уже терпение у страны не выдержало, общественность негодует, царь это чувствует, снимает Барклая — сколько ж можно отступать! — назначает Кутузова. Всеобщий восторг — вот теперь будем сражаться. Наполеон оставляет гарнизон в Смоленске, коммуникации растянуты, пространство берет свое, опять дезертиры, больные, отставшие, превосходство уже не в два, а в полтора раза, но все равно много, французская армия профессиональнее русской, рано сражаться. Кутузов все понимает, но не сражаться уже нельзя, не поймут. Общественность ждет, царь ждет, армия ждет, народ ждет. И Кутузов в самом деле ищет позицию, отступает и ищет. Ты знаешь, что вообще за человек был Кутузов?

Внимательно слушая его, она покачала головой.

— Нет.

Ожидавший этого ответа, он кивнул снова.

— Его вообще мало кто понимал и сейчас мало кто понимает. Необычный человек, с особенным, необычным складом ума. Стратегическим. Таких людей вообще очень мало. Он обладал особым свойством — всегда видеть основное направление событий и использовать его в своих целях. Отдаться потоку и дать ему работать на себя. За семь лет до этого, когда была другая война с Наполеоном, в Европе, наши воевали в союзе с австрийцами, он был командующим, говорил, давайте отступать к Карпатам: Наполеону придется последовать за нами, война перейдет на территории, сопредельные дружественной нам, но еще нейтральной Пруссии, она уже не сможет оставаться в стороне, держать нейтралитет, вынуждена будет вступить в войну, тогда уже наше численное превосходство станет двукратным. Там, у Карпат, поймать Наполеона в мешок, уже мы бы его задавили численностью. Тогда его не послушали, не сделали того, чего Наполеон больше всего боялся, пошли на сражение и проиграли с треском, а иначе вышло бы точно как он замышлял, иначе быть не могло, объективный ход событий был за него, он его понимал — понимаешь?

Все так же слушая его, она недоуменно подняла глаза.

— Слушай, а чего ж наши тогда все-таки проиграли? Их что, опять намного меньше было?

— Да нет, даже немного больше.

— Так чего ж тогда? Мы ж вроде всегда были крутые?

Покачав головой, снова предвидя, понимая вопрос, он так же серьезно взглянул на нее.

— Не всегда. Так было одно время, при Суворове, и это действительно так было. Тогда нам действительно не было равных. Уникальное стечение обстоятельств. Понимаешь, Суворов был не только великий полководец, он был гениальный военный педагог. Он создал такие принципы подготовки войск, которые еще и сейчас не до конца освоены. Суворов — понимаешь, он никогда не начинал игру, не сдав предварительно самому себе все козыри: прежде чем воевать с армией, он ведь ее еще года полтора обучал. А с такой армией — им подготовленной — можно было позволить себе все. «Говорят, что неприятель обходит нас. Отлично. Он обходит, чтобы быть разбитым». Вот какие были принципы. Наполеон в одной своей книжке пишет: есть несколько вещей, с которыми нельзя разлучать солдата, и дальше перечисляет — ну, там, запас еды, смена белья, бритва, кисет, запас пуль, огниво, все это солдат носил в своем ранце. И во всех армиях мира был тогда такой порядок — во всех сражениях солдаты шли в атаку с ранцами за плечами. Во всех, кроме русской. В русской армии, перед тем как идти в атаку, ранцы снимали. Прямо давалась команда — снять ранцы. Понимаешь, что это такое? Это значит, что и солдаты, и командиры были абсолютно уверены, что атака пройдет успешно, а значит, солдат потом, когда неприятель будет отогнан, будет иметь возможность спокойно вернуться к исходному месту, найти свой ранец и маршировать дальше. Была полная уверенность в победе. Вот какая была армия. Наполеон в той же статье пишет, что, когда под Аустерлицем, после неудачной русской атаки французы взобрались на Праценские высоты, они обнаружили там груды ранцев. Вот тебе штрих, который говорит о многом, говорит обо всем.

Втянувшись, она обеспокоенно посмотрела на него.

— А чего ж тогда у наших не получилось?

С досадой поморщившись, он качнул головой.

— Времена уже были не те. Суворова уже пять лет как не было, а это большой срок, часть войск сменилась, одухотворяющий дух отлетел, не поддерживалась традиция, хотя войска еще были очень сильные, из всех русских армий, что воевали с Наполеоном, эта была сильнейшая. Сгубили стратегические ошибки. И из-за них большая часть той, сильнейшей армии погибла. А дальше и те, что остались, сменились, еще семь лет прошло, из всего, что было, осталась только храбрость, боевых навыков не осталось. Гений ушел, а без него плохо обучали. И вот такую армию принял Кутузов. И с ней он должен был сражаться. Против армии с опытом сорока походов, где и принципы обучения были сродни суворовским, против армии, которая победила все армии Европы, включая русскую, и не один раз. Армия с психологией победителей, та самая, которая, как говорил Румянцев, не спрашивает, как силен неприятель, а только ищет, где он. Солдаты самоуверенные и все умеющие, прошли огонь и воду, офицеры такие же самоуверенные, но еще и честолюбивы, а значит, проявляют инициативу, не ждут приказа, берут на себя ответственность, ради наград и карьеры готовы действовать самостоятельно, рисковать, и, главное, и те и другие очень опытны, очень профессиональны, и во главе их лучший полководец всех времен. Такую армию, к тому же имевшую численное превосходство, в то время нельзя было победить. Суворов во главе армии, которую он бы сам перед этим пару лет обучал, мог бы ее разбить, но Кутузов был не Суворов, он это понимал. Он вообще все понимал, он понимал, какой армией командует. У этой армии были храбрость и любовь к Отечеству, но было мало умения. Кутузову все советовали. Его призывали занять фланговую позицию, совершать контрмарши, охваты, какие-то сложные маневры, но он понимал, что тогда будет. На маневр Наполеон ответит маневром, возникнет ситуация, когда надо будет мгновенно реагировать на вызовы неприятеля, все будет решать опыт и мастерство частных начальников, армия потеряет управляемость. Неразбериха, сбившиеся в кучу отдельные отряды и корпуса, храбрость которых уже ничего не решает, окруженные, расстреливаемые артиллерией, катастрофа. Кутузову было почти семьдесят, он был болен, ему оставалось жить несколько месяцев. Его генералы были либо храбрые, но недалекие рубаки, либо педанты немцы, которых надо было убеждать в правильности приказов чуть ли не цитатами из Гегеля. В такой обстановке даже у командующего в расцвете сил семьдесят процентов энергии ушло бы на доведение своих приказов до исполнения. А у Кутузова уже не было этих сил. Но он был умнее всех. И он понимал, чего он ни в коем случае не должен допустить. Он понимал, что самое страшное, что может случиться, — это маневренное сражение. На пути к Москве ему предлагали одну позицию, другую, но он их все отверг, потому что они были слишком сильные. На такие позиции Наполеон не пошел бы в лоб, он стал бы совершать обходные движения, маневрировать, а Кутузову нужно было лобовое столкновение. Он знал, что выиграть предстоящее сражение он ни при каких обстоятельствах не сможет, но он знал, что не имеет права проиграть. А не проиграть можно было, лишь заставив Наполеона отказаться от его главного оружия — маневра. Вернее, заставить было нельзя, но его можно было обмануть, перехитрить. И он нашел способ, как это сделать. Он был человеком восемнадцатого века, — века, когда чудаки были в моде, эксцентричность была способом жизни. «Если о тебе сложилось ложное мнение, поддерживай его: нет лучшего способа положить заслон любопытству докучных к истиной жизни духа твоего и страстей».[2] Он знал, что в глазах многих и в России, и в Европе он был человеком прошлого века, забавным, безобидным персонажем, который спит на военном совете и отмахивается от бумаг, которые ему несут на подпись, Наполеон называл его «хитрой лисой», но это была интонация снисходительного похлопывания по плечу, за серьезного военачальника он его не считал, того же Багратиона он ценил куда выше, потому что тот был ему понятней. При выборе позиции для сражения такой сонный дедушка вполне мог наделать глупостей. И он решил сымитировать полководческую ошибку. Бородинская местность — это овраги и холмы, их пересекает речка, ее восточный, русский берег крутой, а западный низкий. Южнее речки лес, но до него она не доходит, сворачивает раньше, и как раз на участке между поворотом и лесом местность ровная, оттуда Наполеон мог атаковать. Штабные говорили: давайте поставим войска вдоль берега реки, Наполеону эту крутизну не взять, а равнинный южный участок от реки до леса усилим редутом и поставим туда побольше войск, тогда позиция будет сильной. Она действительно стала бы сильной — ровно настолько, что Наполеон стал бы ее обходить. Штабные говорили: ну и пусть обходит; обходя, он подставит нам фланг, ударим по нему, но это была теория, а Кутузов знал, как плохо управляема его армия, как плохо она подходит для таких сложных, быстрых маневров. Он единственный во всей русской армии понимал, насколько русская армия слабее французской. И он сделал то, чего никто не понял тогда и никто не понимает до сих пор. С севера проходила Смоленская дорога, она вела прямо на Москву, и он сдвинул большую часть своей армии туда, где против нее вообще не было французов. Это было совершенно в духе восемнадцатого века, тогда была особая война, тогда было принято защищать города и дороги, а не уничтожать людей, стремление громить живую силу пришло потом, вместе с Наполеоном. Старик-пенсионер, понимавший только ту войну, какая была в годы его молодости, должен был поступить именно так. Ко всему, меньшую часть своей армии, которая оставалась с юга, он поставил не в узком участке равнины, а в широком. Он сознательно растянул, ослабил свой южный фланг. Наполеон осмотрел местность и увидел слабое место в построении русских. Зачем мудрить, зачем совершать обходы, в расположении русских явный промах, Кутузов защищает дорогу на Москву, стянув туда основную массу войск, он ослабил свой южный фланг; ударить по слабому южному флангу русских, прорвать его, потом повернуть к северу, прижать русскую армию к реке, уничтожить, — ошибки Кутузова сами подсказывают план боя. Кутузов подставил Наполеону свой южный фланг как приманку, соблазнил его возможностью легкого прорыва и тем самым спровоцировал на лобовое столкновение. В те времена не было аэрофотосъемки, Наполеон не знал, что у русских в тылу, если б он увидел такие фотографии, он бы призадумался — в тылу у русских было много мелких речек, он увидел бы, что через все эти речки русские навели мосты, по ним с севера к югу можно было подавать подкрепления, перебрасывать их по мере надобности. Но у него не было таких фотографий. И он попался, купился на простейшую, но психологически точную ловушку, сделал то, чего хотел Кутузов. «Если о тебе сложилось ложное мнение, укрепляй его всеми средствами». Всю мощь своей армии он бросил против южного фланга русских, и из ста возможных сценариев разыгрался тот единственный, при котором русская армия могла уцелеть: на пространстве в три километра двести тысяч человек сошлись лоб в лоб и двенадцать часов истребляли друг друга. Кутузова потом ругали, что он не руководил сражением, но они не понимали, что он специально все устроил, чтобы полководческое искусство свелось к нулю. Людьми, которые решили умереть за Отечество, не надо руководить, им просто надо дать возможность это сделать. Он освободил своих генералов и офицеров от необходимости думать, все было предопределено заранее, им оставалось лишь драться — за этот холм, за эту высоту, будь Кутузов помоложе, он мог бы сам с оружием встать в строй, как Дмитрий Донской за пятьсот лет до того. Он смотрел на эту войну как на нашествие татар, он даже поставил засадный корпус в лесу, за южным флангом, так же, как это было на Куликовом поле, не его вина, что из этого ничего не получилось, а то и вправду произошло бы чудо и русская армия одержала бы победу. Но все и так случилось, как он хотел, — пролились реки крови, русская армия потеряла треть бойцов, но отошла в порядке. Наполеон ничего не добился. Потом все гадали, почему Кутузов не дал второго сражения перед Москвой, говорили, что армия была расстроена, что слишком велики были потери, но все это чушь, армия горела желаньем сражаться. Просто Кутузов понимал, что второй раз обмануть Наполеона таким способом не удастся. И он отступил и сдал Москву, чтобы сделать все наверняка. Наполеон просидел месяц в Москве, имея русскую армию перед собой, и двинулся назад. Кутузов двинулся за ним, и снова никто не понимал, почему он не стремится догнать французов, окружить, уничтожить. Его снова никто не понимал. Не понимал, что он чувствует. Он был человек восемнадцатого века, золотой екатерининской поры, тогда войны велись далеко за рубежами России, в чужих землях, ради новых границ и славы, никто и в дурном сне не мог себе представить неприятеля на родной земле. То, что он дожил до времен, когда такое могло произойти, было для него нестерпимо и дико, сам вид французов в своем Отечестве оскорблял его до глубины души, все в нем жаждало положить конец этому мерзкому, нестерпимому положению, и раз французы уходят, то пусть уходят поскорее, ради того, чтобы задержать их, ради каких-то эффектных боев, побед не стоило рисковать жизнью и единого солдата. Ему не нужно было громких побед, ему казалась глупой, неприличной сама мысль о полководческих регалиях, добытых на родной земле — когда изгоняют из дома тараканов, не думают о славе. И уже стоя одной ногой в могиле, он сделал все так, как хотел, без лишней крови, без эффектных и ненужных атак: лишь преследуя французов, он довел их до границы, а природа и голод довершили остальное. Как всегда, все случилось само собой, силой обстоятельств, русская армия пришла на границу поредевшей и обмороженной, но это была армия, а от французов осталась лишь горстка оборванцев. Это была победа, и все в Европе поняли, что это победа, и это был тот редкий случай, когда все было сделано по-умному и как надо. Это был триумф, последний перед упадком, наступившим на многие годы.

Увлеченно слушавшая, она обеспокоенно подняла на него глаза.

— А почему случился упадок?

Готовый к вопросу, он кивнул.

— Времена изменились. При Екатерине никому не надо было объяснять, зачем надо сражаться — пробиться к морям, довершить дело Петра Великого, все было ясно и так. Лишних людей не было, Онегины и Печорины служили в армии и зачастую оканчивали жизнь в генеральских званиях. Но к концу века все было сделано, Россия вошла в естественные границы, надо было двигаться куда-то дальше, а власть не могла указать куда. На время все отодвинулось, пришел Наполеон, внешняя угроза, надо было защищать Отечество, атаку отбили, дошли до Парижа, и тогда все снова вернулось к прежней позиции, надо было решать, куда идти. Кто-то вбросил идею греческой империи и славянского царства — захватить проливы, дойти до Константинополя, крест над Святой Софией, но это могло нравиться или не нравиться, с этим можно было соглашаться или не соглашаться, главный порок этой идеи был в том, что ее можно было обсуждать — такие идеи не воспламеняют людей. Одухотворяющей идеи не стало, наступило безвременье. И с армией случилось самое страшное, что может случиться с армией — не обязательно с русской: в нее стали идти именно те, кто был к воинской службе индивидуально предрасположен. Расцвет военного искусства бывает после революций, тогда в армию идут молодые честолюбия, таланты из бесправных сословий, те, кто раньше был зажат, принижен. Лучший пример — Наполеон и его маршалы. Бывает, что Отечество решает какую-то задачу, и тогда в армии, а значит, и на командирских постах оказываются люди, которые при иных обстоятельствах никогда в жизни там бы не появились, в армии сплачивается цвет нации. Служаки и пришлые удесятеряют силы, с такой армией можно творить чудеса. Но когда одухотворяющей идеи нет, пришлые уходят, остаются те, кто в воинской службе больше всего ценит порядок и регламент, — ревнители дисциплины и регулярства. Как полковник Скалозуб из «Горя от ума». Полковник Скалозуб неплох, под командованием Суворова такой Скалозуб может делать полезнейшие вещи. Но когда в армии остаются одни Скалозубы, когда они оказываются на командных постах, случается беда. Она случилась при Николае Первом. Николай Первый — трагическая фигура в русской истории. Он пришел слишком поздно. Будь у России такой царь сразу после Петра Великого, все исторические задачи страны были бы решены еще тогда. Но он пришел на сто лет позже, когда надо было решать совсем другие задачи. Говорят, что накануне Крымской войны он совершил какие-то ошибки. Все это ерунда, он не совершал никаких ошибок, все его планы были правильны — в предположении, что армия его была такой же, как хотя бы за пятьдесят лет до этого. Но она уже не была такой, и он этого не понимал, и это была его единственная ошибка. Вся крымская экспедиция была авантюрой — высадить армию за несколько тысяч километров от своих баз, в пустынной местности, со снабжением, осуществлявшимся только силами флота, — не только звезды первой величины вроде Румянцева или Суворова, но и любой средний екатерининский генерал типа Репнина или Каменского в двух-трех боях сбросил бы эту армию в море. Но в русской армии тогда не было даже Каменских и Репниных. И все это установилось надолго — вся дальнейшая история русской армии состояла в том, что храбрость солдат либо исправляла ошибки командующих, либо уже не могла их исправить.

Серьезно слушавшая, она с надеждой взглянула на него.

— Но наши же все равно побеждали?

— Побеждали. У нас более счастливая военная история, чем у Франции и Германии, нас так никто и не победил. И это самое главное, потому что с ощущением победы можно жить. Нам нет необходимости мечтать о мести или возмещать горечь поражения буйством на футбольных стадионах, у нас чистое прошлое, у нас нет проблем. У нас все хорошо. А то, что мы сейчас считаем проблемами, уйдет само, с течением жизни, мы и сами не заметим, как все эти колючки перестанут существовать.

Соглашаясь с ним, она кивнула, качнув ногой, заброшенной на ногу. Бедра ее шевельнулись; широким движением она перебросили бедро, вновь поставив ноги рядом; машинально скосив глаза, он увидел ее чуть выставленную вперед ногу и наполненный выгиб подъема. Видя ее колени, он вдруг понял, что она в колготках, он помнил, как она надевала их, когда они выходили, потом, когда она шла и сидела рядом, ее ноги казались голыми, колготок было не видно, сейчас он увидел их обтягивающий отсвет. Видя ее ноги, сильно выставленные против него, и бедра под завернувшейся юбкой, вдруг подумав, что купить колготки для нее, наверно, такая же проблема, как и купить туфли; полный мгновенного сочувствия, он двинулся к ней.

— Ты колготки какого размера носишь?

Задорно улыбнувшись, она чуть сблизила колени, соединяя не до конца сведенные под юбкой бедра.

— «Бризанте», пятый.

— Только эти?

Увлеченно-деловито, словно серьезно принимая его интерес, она кивнула.

— Бывают и другие, но меня качество не устраивает.

— А что, рвутся?

— Не рвутся, просто до конца не натягиваются. Некоторые фирмы тоже пишут пятый размер или даже шестой, но все равно не натягиваются. Или натягиваются, но уже пятьдесят дэн, а мне нужно сорок.

— А пятьдесят плохо? Вроде чем больше дэн, тем лучше.

Весело-уверенно она покачала головой.

— Когда пятьдесят дэн, блестеть начинают, а я не люблю, когда блестят. Я люблю матовые, телесного цвета.

Быстро соображая, он с надеждой посмотрел на нее.

— Но зимой, наверно, и пятьдесят можно, зимой же ты их все равно под джинсы носишь.

Она беззаботно помотала головой.

— Я их круглый год ношу. У меня, если без колготок ходить, ляжки друг о друга трутся, натирают, летом особенно, когда жара. День походишь, потом п…ц полный, дотронуться больно, приходится все лето колготки носить.

— И так у тебя всегда было?

— Нет, по-разному. У меня вес все время меняется, я то прибавлю, то опять сброшу, как похудею, так перестают тереться, а как наберу, опять начинают.

— На диету садишься?

— Да нет, как-то само собой получается. От образа жизни зависит. Раньше от дома до электрички пешком ходила, потом автобус пустили, стала ездить, ну и набрала. — Она весело взглянула на него. — Я сейчас решила опять пешком ходить.

— Значит, только «Бризанте»?

— Угу.

— А бюстгальтер у тебя какой — шестой?

— Пятый.

С задорным интересом, словно что-то весело угадывая в нем, она взглянула на него.

— А почему ты спрашиваешь?

На секунду бросив взгляд вдоль пустого вагона, он летяще взглянул на нее…

— Может, выйдем в тамбур и потрахаемся?

Словно на мгновение соблазненная предложением, поколебавшись, она бросила на него весело-извиняющийся взгляд.

— Лучше не надо. Кто-нибудь войти может, я себя скованно чувствовать буду.

Понимая ее, сам извиняясь, он, ловя ее взгляд, приблизился к ней.

— Очень хочется тебя, а нет возможности, даже думать не могу, мысли сбиваются, сам не понимаю, что делаю.

На секунду бросив взгляд в окно, она, словно выручая его, светло взглянула на него.

— Может, поспим?

Мимо окон с шумом пронеслись мостовые дуги на опорах.

Словно разом выдохнув после поднимавшего его напряжения, быстро поднявшись, он пересел к ней, с готовностью поменяв позу; снова бросив ногу на ногу, она, придвинувшись к нему, положила голову ему на плечо. Притиснутый к ней, голова к голове, он прикрыл глаза; стремительно летя в пронизанном солнцем вагоне, он впал в какой-то быстрый светло-легкий сои. Солнце проникало к нему сквозь веки, делая забытье таким же летуче-солнечным, поезд несся, тряся и притирая их друг к другу. Так же внезапно выйдя из сна, как и впал в него, он открыл глаза. Ее голова лежала на его плече, рядом с собой он видел ее ноги, одно бедро, закинутое на другое под вновь завернувшейся юбкой, это была сладкая страна, которую он только начал изведывать; осторожно, чтобы не разбудить ее, он приподнял голову. Окрестности изменились, поезд сбавил ход. Деревень и поселков больше не было, мимо окон тяжело двигались леса, высвеченные бившим с высокой точки солнцем, они стояли стеной в отдалении, то чуть приближаясь к окнам, то отступая, пока поезд протаскивал вагоны мимо них; между ними и поездом лежала нейтральная полоса чахло зеленевшей травы. Поезд, дернувшись, ускорил ход снова, стена деревьев оборвалась, в просвете потянулись поля и несколько десятков домиков; поезд, не сбавляя хода, пролетел мимо длинной, с некрашеными перилами платформы. Прочитав на жестяной полосе, торчавшей на покосившихся шестах, название станции, он, встав, подошел к схеме за стеклом у дверей вагона. Следующие были Литвишки. На ходу проверяя взглядом сумку на скамейке, он вернулся на место; сразу проснувшаяся без него, она с любопытством смотрела в окно, быстрым движением отбросив волосы со лба. Сев напротив нес и открыв сумку, он вытащил кроссовки в белом пластиковом пакете; наклонившись и аккуратно сняв туфли, она надела кроссовки и передала ему туфли; аккуратно упаковав их и застегнув сумку, он встал с сумкой на плече, вместе они вышли в тамбур. Вагон остановился напротив ведущей с платформы лестницы; спустившись по ступенькам, они вышли на станционную площадь. Отраженное солнце полыхало со стекол витрины магазинчика, чем-то торговавшие бабушки сидели на перевернутых ящиках, было тихо и солнечно. Ветер шуршал деревцами, на площадь, не доставая до середины, падала тень от водонапорной башни, у покосившегося столбика с номером несколько женщин с сумками ждали автобуса. Увидев водителя, возвращавшегося к своему КамАЗу с батоном хлеба и куском колбасы, завернутым в бумагу, Сергей договорился с ним, чтобы тот подбросил их до поворота на совхоз; забросив в кабину сумку с оборудованием, он помог взобраться Наташе и сам поднялся следом, сев у дверцы. По узким петляющими улочкам выбравшись со станции, грузовик по старой грунтовой дороге пересек ноля; оставив справа деревню, обогнув ее, свернул на шоссе и помчался вдоль леса. Деревья зарябили с одной стороны, редкие делянки с домиками проносились с другой, вскоре они пропали, лес потянулся с обеих сторон. Чувствуя слева ее бедро и поглядывая на ее курносый профиль, он прокручивал в памяти все этапы и подробности того, что сейчас должен был сделать; весело переглядываясь с ним, она увлеченно смотрела на обступавшие их деревья и уносящуюся под автомобиль ленту дороги. Справа мелькнуло третье по счету боковое грунтовое шоссе, это значило, что сейчас они ехали точно вдоль того квадрата, где упала ракета; по инструкции, чтобы не выходить с тяжелой сумкой посреди леса и не возбуждать подозрений, он должен был доехать до поворота на совхоз, сойти там и немного вернуться; увидев наконец указатель и на всякий случай переспросив шофера, он расплатился с ним, грузовик затормозил у поворота; спрыгнув и стащив с сиденья сумку, он помог спуститься Наташе и, кивнув шоферу, захлопнул дверцу. Подождав, пока грузовик, отдалившись, скрылся за выгибом шоссе, они двинулись по шоссе назад. Пройдя немного и увидев место, где кювет был неглубоким, они перебрались через него и вошли в лес. В лесу было приглушенно-светло и сухо; тряхнув волосами, она, запрокинув голову, радостно вздохнула, глядя на верхушки деревьев; солнце просеивалось сквозь листву, освещая пространство между сухих стволов и нижних ветвей, где зелени еще не было; двигаясь в залитом добрым, текучим светом пространстве, они ступали по мягкому насту прошлогодних листьев. На несколько шагов опередив его, свободно ступая, словно двигаясь в родной для себя стихии, она словно вела его не оглядываясь; глядя на ее икры, снова ставшие чуть шире, он, специально не догоняя ее, шел следом. Лес был редким; оглядывая ровные ряды деревьев, видимо, когда-то высаженных по плану, машинально решив, что ставить здесь радиомаячок привязки еще рано, он еще какое-то время шел за ней, ожидая, когда лес станет погуще; решив, что они уже достаточно далеко отошли от дороги, он, остановившись, окликнул ее. Достав из сумки радиомаячок, он установил его, прикрутив липкой лентой к ветке; щелкнув движком и запустив его, он достал вектор-указатель — устройство, похожее на мобильный телефон; подойдя и приникнув к нему плечом, она с интересом заглянула в засветившееся табло. Введя частоту только что установленного радиомаячка и убедившись, что прибор, как положено, реагирует, он произвел сброс и ввел частоту радиомаячка ракеты. После небольшой паузы устройство выдало надпись «захват азимута», электронная стрелка указала направление, в правом верхнем углу замигали выстроенные в ряд квадратики над надписью «введите мощность в милливаттах». Набрав известную ему мощность маячка и введя коэффициент ослабления, соответствующий затуханию сигнала в лесополосе в отсутствие снега и дождя, он, подождав секунду, увидел вписанное в квадратики значение 1640 — это была оценка расстояния до объекта, то есть до упавшей ракеты с допуском плюс-минус десять процентов. С любопытством, как на игрушку, глядя на прибор в его руках, словно ожидая чего-то радостного, она беззаботно перевела на него взгляд.

— Классно. И что теперь будет?

Глядя на ее склоненное ясное лицо, на котором играли, вздрагивая, солнечные пятна, он, словно извиняясь, быстро кивнул в сторону стоявших впереди деревьев.

— Надо пройти тысячу шестьсот метров по этой стрелке. А там сделаю свое дело и назад. Ничего?

Словно ожидая этого, она весело кивнула; сняв с ее волос свернувшуюся сухую чешуйку и вновь забросив на плечо сумку, он двинулся по стрелке. Лес то густел, то снова становился реже, среди сухих стволов время от времени попадались следы вырубки; почти свободно, лишь иногда отклоняя от лица сухие ветки, Наташа двигалась среди деревьев; в очередной раз сверяясь по стрелке, он увидел в квадратиках число 1170. Лес загустел снова, солнечные лучи путались в листьях. Пройдя лесистым пригорком и раздвинув ветки, они увидели бегущий через поляну ручей. Радостно подойдя и присев на корточки, она протянула руку, трогая воду; вода, отклоняя травинки, бежала, искрясь на солнце; проследив за ее взглядом, мерившим ширину ручья, он поспешно двинулся к ней.

— Давай я тебя перенесу.

При ее росте она весила больше девяноста килограммов, даже при крайнем напряжении сил он вряд ли прошел бы больше двух шагов с ней на руках; совершенно не думая об этом, он ожидающе стоял рядом с ней. Быстро встав, с какой-то легкостью, словно не сомневаясь, что он в самом деле может перенести ее на руках, она весело помотала головой.

— Не надо.

С комическим видом подоткнув юбку и увлеченно примерившись, она несколькими сильными размашистыми движениями перепрыгнула с берега на поваленный ствол, затем на камень и дальше на другой берег; совершенно не думая, он проделал то же самое вслед за ней. Взобравшись на ответный пригорок и продравшись через кусты, они стали спускаться по отлогому скосу; перейдя через еще один, более узкий ручей, они снова вошли под полог деревьев. Ветер, налетев и прошуршав по верхушкам, осыпал их чешуйками коры и древесной мелочью, снова стало тихо, потрескивали сухие ветки под ногами, в просветах сходящихся над головой стволов голубело небо. Невольно вырвавшись вперед, она увлеченно вела его, иногда удерживая для него напружинившуюся ветку; идя за ней, машинально сверяясь с направлением стрелки, он иногда просил ее взять чуть левее. Судя по показаниям прибора, они прошли уже большую часть пути, следов вырубки уже не было, но из прочитанных в Москве материалов он помнил, что эти места иногда посещались, летом сюда забредали грибники, на одной из полян, через которую они проходили, им попалось прошлогоднее кострище. Солнце, находя прорехи в навесе из листьев, иногда пускало через воздушное пространство косые золотые потоки, снова налетал ветер. Время от времени поглядывая на светящееся окошечко, где цифра в квадратиках раз за разом уменьшалась, он вдруг раньше, чем ожидал, услышал четыре коротких звуковых сигнала; взглянув в табло, он увидел в квадратиках нули; пульсируя, те указывали, что они находятся точно на месте. Машинально оглянувшись и не увидев ничего, кроме деревьев, он взглянул на стрелку, указывавшую чуть вбок; обойдя кусты, повернув туда, где среди стволов и крон виднелся просвет, точно следуя показаниям стрелки, которая теперь остро реагировала на каждый поворот, они обогнули поваленное дерево и раздвинули кустарник. Овальная поляна была залита солнцем и уходила вдаль, наискось ее пересекал глинистый взгорок с россыпью камней и сухими кустами по склонам; испуганные их шагами, с пригорка взлетели какие-то две птички. Нигде не было видно ничего особенного, но стрелка твердо указывала вперед; подавшись вправо и приблизившись к пригорку, он увидел в разрыве кустов что-то серебристое. Пройдя по поляне и взойдя на пригорок, они взглянули вниз. Ракета, точно такая же, как на фотографиях, которые ему показывали в Москве, словно съехав по склону, лежала на середине поляны, от пригорка до хвостовой чести ее тянулся глинистый след выдранной при скольжении травы, нос ее, видимо, наткнувшись на каменистую неровность, был чуть приподнят вверх. Тонкая и вытянутая, она пересекала поляну как игла; лишь подойдя ближе и взглянув сбоку, Сергей заметил, что вздернутый нос означал не только наезд на кочку, но и легкий надлом и выгиб корпуса, вероятно, при падении и ударе о пригорок. Никаких ядовитых следов на траве не было видно, разлива горючего, о котором его предупреждали в Москве, не произошло, либо горючее все было отработано. Матово-серебристой поверхностью ракета поблескивала на солнце. С неожиданным ощущением радости и разлитого вокруг света и покоя, нисколько не думая об опасности, которая могла исходить от этой серебристой иглы, он, подойдя и потрогав ее поверхность рукой, с какой-то неожиданной ясностью в душе присел на нее, вытянув вперед ноги, словно самим этим движением отвергая и опровергая возможность чего-то опасного или плохого, что могло проистекать от этого серебристого чуда и вообще произойти сейчас. Стоя в нескольких шагах от него и смеющимися глазами глядя на него, она, словно чувствуя его настроение, ждала продолжения; выбросив вперед кулак с вытянутыми указательным пальцем и мизинцем, делая хэви-металлическую «козу» — и дурачась, глядя на нее, он, опустив руку, похлопал рядом с собой по обшивке ракеты, приглашая ее сесть рядом с ним. Без раздумий подойдя, она села рядом. Солнце освещало поляну, трава, где ровная, где подросшая повыше, чуть выстилалась под набегавшим ветром, камни, разбросанные на глинистых местах, поблескивали на солнце. Небо голубело над деревьями, лес, полукругом обступавший их по краю поляны, был ясен и спокоен, птички, колыхая ветки, перелетали с дерева на дерево. Вытянув ноги и с любопытством взглянув под себя, она быстро-опасливо перевела на него взгляд.

— А эта штука не взорвется?

Быстро взглянув в ее поголубевшие глаза, он светло-весело помотал головой.

— Нет, она учебная.

— А что ты с ней будешь делать?

Он махнул рукой.

— Так, распотрошу немного. Видишь, авария произошла, нужно один блочок извлечь, вроде черного ящика. Полтора часа работы.

— А посмотреть можно?

— Можно, только черные очки надеть надо, я тебе дам, а то искры будут, как от сварки.

Она весело кивнула.

Наклонившись и подтянув сумку, он вытащил импульсный пробойник; сняв чехол и присоединив баллоны, он вскрыл упаковку со стержнями, вставив в пробойник первый игольчатый; поднявшись, он с пробойником наперевес подошел к головной части ракеты. Солнечная дорожка бежала по серебристо-матовой поверхности, изгибаясь к острию, зеленая трава шелестела, наполовину охватывая корпус; глядя на это, секунду он постоял с пробойником в руках над головной частью, словно извиняясь перед ракетой, что вынужден будет прервать это серебристо-золотое свечение и изуродовать ее. Еще раз проверив крепление стержня, он включил питание. Циркулярным резаком в полевых условиях пользоваться было нельзя, груз баллонов, необходимых для него, потянул бы на сотню килограммов, поэтому импульсным пробойником, который был не таким потребляющим, надо было сделать больше сотни отверстий в корпусе, потом сменить игольчатые стержни на просечные, соединить отверстия между собой и удалить вырезанный кусок обшивки. Затем надо было размонтировать внутренний корпус, вскрыть защитный кожух, подключиться к интерфейсу управления, с переносного компьютера подать код доступа и команду по переводу системы наведения в стендовый режим и в стендовом режиме с того же компьютера выдать системе команду на отключение. После этого надо было размонтировать шасси блока наведения, отсоединить муфты и кабели и извлечь блок. Еще секунду постояв над корпусом, прикидывая размеры необходимого отверстия и решив все сделать обстоятельно, он, отложив пробойник, вернулся к сумке. Вытащив специальный маркер и вместе с ним защитные очки, он протянул ей сменную пластиковую вставку от очков, чтобы она могла смотреть, как он будет работать, и, вернувшись и прочертив маркером контуры окна, надел защитные очки. Мир померк. Никогда не любивший темных очков, инстинктивно желая поскорее вырваться из тускло-коричневого плена, он, подняв пробойник, не раздумывая, атаковал стержнем обшивку. Искры рванулись из-под стержня, быстрыми трассами и звездочками пересекая лежавшую перед его глазами завесу; невольно желая, чтобы их было больше, он сдерживал себя, стараясь, чтобы усилие было плавным и стержень, прорвавшись через корпус, не пропорол с размаху внутреннюю обшивку. Искры летели веером; чувствуя временами возросшее сопротивление, он корректировал себя, меняя угол нажима, в Москве он тренировался на плоских листах стали, здесь же корпус был цилиндрическим и надо было прилагать усилие, строго перпендикулярное поверхности. Оплавленные кратеры проделанных отверстий выстраивались один за другим; сменив две упаковки стержней и наконец замкнув контур, он вставил первый стержень с плоской насадкой. Искры полетели вбок, оплавленная дорожка потянулась от отверстия к отверстию; поддержав вставленными в прорезь специальными уголками просевшую, уже почти вырезанную часть обшивки, он наконец соединил два последних отверстия; вырезанный кусок тяжело сел на уголки. Сняв очки, он оглянулся: расстелив какую-то подстилку, Наташа раскладывала на ней еду, купленную ими на вокзале. Снова словно почувствовав его взгляд, она весело посмотрела на него; улыбнувшись ей, он, отложив пробойник и прислонив к корпусу вырезанный кусок обшивки, нетерпеливо склонился над вскрытой им головной частью. Внутренний корпус, имевший сложную наборную структуру, надо было частично разбирать, частично перерезать стержнями малого диаметра; вернувшись к сумке и взяв мини-кейс с набором манипуляторов, он некоторое время возился со сложной конструкцией, по частям отсоединяя и снимая ее узлы; наконец освободив и сняв с конструктива две основные панели, он увидел перед собой синтетический кожух, последнее препятствие на пути к электронным блокам; рассовав по секциям кейса уже ненужные инструменты, он достал и включил тепловой секатор, ожидая, пока нагреется режущее полотно. Подойдя к нему сзади и положив подбородок ему на плечо, с любопытством заглядывая в вырезанное им отверстие, она, по-детски заигрывая, толкнула его животом.

— Долго тебе еще? Может, поедим?

Быстро оглянувшись и поцеловав ее, он, извиняясь, поспешно помотал головой.

— Немного еще, может, еще полчаса. Подождешь?

Весело-понимающе глядя на него, она кивнула.

— Подожду.

— Скучать не будешь?

— Не буду.

Словно вспомнив что-то, она, весело блеснув глазами, оглянулась.

— Я тут на опушке ландыши классные видела, пойду пособираю.

Улыбнувшись ей, он снова повернулся к зияющему отверстию; снова потрогав полотно секатора, он отдернул палец, но красный индикатор готовности еще не горел; вспомнив о необходимости дать предупредительный сигнал, он снова вернулся к сумке. Достав еще один маячок, он включил его, как было договорено в Москве: примерно за полчаса до окончания работ запустить маячок, чтобы Вадик знал о скором завершении работ и мог выдвигаться на место. Вернувшись к ракете, он взял секатор, индикатор готовности зажегся; вновь склонившись над отверстием, он, осторожно примерившись, начал вспарывать кожух. Секатор, потрескивая, вошел в литое тело, струйка дыма потянулась вверх; чувствуя запах паленого пластика, он, аккуратно нажимая, вел полотно вдоль контура секции, через каждые несколько сантиметров вставляя распорки, чтобы подплавленный материал не схватился снова; почти замкнув дорожку, он, подобрав продолговатую деталь вырезанного конструктива, вставив ее в прорезь, нажал, как на рычаг, и выломал кожух. Модули радиоэлектронной секции, основательно смещенные от удара, были перед ним; заметно разъехавшись друг относительно друга, они уходили под корпус вправо и влево, между ними был технологический промежуток, куда выходили интерфейсы, используемые для подключения внешних устройств при стендовой настройке, направляющие, проброшенные через промежуток, были погнуты, кое-где были следы сильной деформации. В соединительных муфтах и шлангах, впрочем, разрывов и повреждений заметно не было. Примериваясь, он потрогал каркас — подключиться к разъему, а после вытащить сам блок мешали погнутые стержни конструктива. Проблемы, впрочем, не было, мешавшие стержни можно было просто перепилить. Достав из кейса ножовку, он на секунду остановился — пилить предстояло в непосредственной близости от интерфейсных разъемов, один из них был «папой», штыри были тонкими и расположены близко, металлические опилки из-под ножовки теоретически могли попасть между штырями и закоротить их. Прежде чем пилить, следовало позаботиться о безопасности, пространство между стержнем и разъемами надо было чем-то проложить. Лучше всего подошла бы бумага. Вспомнив, что видел у Наташи в сумке большую записную книжку, он, отложив ножовку, двинулся к расстеленной на траве подстилке, где виднелась ее сумка; подойдя, он огляделся, желая позвать Наташу, но вдали, в разрыве кустов лишь мелькнул красным кусочек ее платья; решив попусту не тревожить ее, он поднял незастегнутую сумку; достав записную книжку, он заглянул в ее конец, где были страницы без алфавитных букв; вырывать страницу не пришлось, у самой обложки в книжку были вложены два чистых листа бумаги. Вытащив их, он вложил записную книжку обратно и поставил сумку на подстилку; земля в этом месте была неровной, не устояв, сумка опрокинулась, крышка ее откинулась, но ней из сумки выехал на подстилку какой-то темный продолговатый предмет в чехле. Нагнувшись и подняв его, он секунду непонимающе рассматривал его — это был радиомаячок. Еще ничего не понимая, не понимая, как его радиомаячок мог попасть в ее сумку, он машинально оглянулся, но его радиомаячок был на месте, рядом с ножовкой он лежал на корпусе ракеты. Уже с тревожным уколом в груди, ощущая, что происходит что-то не то, он поднял голову — впереди краснело ее платье, она приближалась к нему. Уже видя, что он держит в руках, она приближалась как-то заинтересованно-плавно; словно гуляя, слегка напряженная, но скорее заинтересованная, чем испуганная, словно еще не зная, что все это означает и к чему может привести, она, подойдя, открыто встретила его взгляд.

— Что это?

Секунду поколебавшись, словно уже понимая, что придется оправдываться, и чувствуя неловкость, она, на секунду опустив взгляд, вновь взглянула на него.

— Радиопередатчик.

— Откуда это у тебя?

Словно еще не веря в серьезность происходящего, почти кокетливо, словно пытаясь обратить все в игру, она секунду смотрела на него.

— Дали.

— Кто дал?

Неуловимо посерьезнев, уже скорее растерянно, словно досадуя и желая скорее покончить с этим, она поспешно отвела глаза.

— Ну, эти, крутые, из органов. Я в них не разбираюсь. КГБ, что ли.

— Для чего дали?

Мгновение помедлив, она вновь подняла глаза.

— Ну, чтоб знать, где ты будешь. Они тобой интересовались.

— Что значит «интересовались»? Как это «интересовались»?

Не выдержав напора, она быстро отшатнулась, изменившись в лице.

— Не кричи.

Чуть помедлив, словно чувствуя за собой вину и пытаясь по-ученически запуганно все объяснить, она взглянула на него.

— Вчера, когда я с тобой встречаться идти собиралась, пришли к нам на работу двое. У начальницы в кабинете тусовались, потом меня позвали.

— И что сказали?

— Сказали, что, типа, помочь просят. Сказали, что ты приехал из Москвы в командировку насчет каких-то там всяких крутых дел, что ты военный инженер и вообще какой-то там крутой специалист, работаешь по какой-то совместной программе, ну и они хотят проконтролировать. Что, типа, мы с Россией союзники, и ты тоже союзник, и вообще весь такой классный, и к тебе никаких вопросов нет, но нужно проконтролировать, это, типа, только на пользу пойдет, наших, кто в России работает, тоже контролируют, ну и все такое. Ну и сказали, что раз они знают, что я… ну, что я, типа, с тобой встречаюсь, то просят, чтоб я им помогла, и если ты будешь что-нибудь про свою работу рассказывать, то чтоб запомнила и им потом рассказала, а если мы с тобой вдруг поедем куда-нибудь за город, то, чтоб, когда приедем, я включила эту штуку. Ну и показали, как включать.

— Ты включала?

— Не включала.

— А им что сказала?

— Что сказала… А что я могла? Они сидят, смотрят на меня… Сказала, что попробую.

— Ты с ними уже встречалась?

— Когда? Это ж все вчера было.

— Кроме этой штуки, они тебе больше никаких устройств не давали?

— Нет.

— А эту точно не трогала?

— Я ж говорю, не трогала. Я вообще не знала, как это: правильно, что я это все делаю, действительно все так нормально, как они говорили, я хотела с тобой сегодня об этом поговорить.

— Почему сегодня?

— А когда? Я знала, как об этом сказать? Я вчера вообще об этом забыла.

Остановленный страшной догадкой, он, холодея, взглянул на нее.

— Ты со мной вчера была, потому что они тебе сказали?

Она коротко помотала головой.

— Нет. — Словно с запозданием сообразив, что он сказал, она быстро повернулась к нему. — Ты что, совсем дурак? Как себя чувствуешь? — Быстро помотав головой, словно отходя, она отвернулась. — Ничего себе вопросики.

Видя, что он ничего не говорит, она повернулась к нему.

— А что, у тебя какие-то проблемы из-за этого будут? Они говорили, что все нормально. Ты чего молчишь? Не молчи. Сереж! Ты чего? Чего ты ничего не говоришь? У тебя что, что-то плохое из-за этого будет? Сереж! Поговори со мной. Я сейчас сама умру. Я же не знала, честное слово! Сережа!

Неотрывно глядя на нее, сердцем поняв, что она говорит правду, он, приняв решение, быстро взял ее за плечи.

— Подожди.

Секунду он молча смотрел ей в глаза.

— Возьми свою сумку, вытряси все, что там есть, посмотри, нет ли там каких-нибудь новых, посторонних предметов. Смотри внимательно. В карманах, в подкладке, в трусах, в колготках, везде, везде посмотри. Если хоть что-нибудь не так, покажи мне. Поняла?

Словно обрадовавшись, что нужно что-то делать, она кивнула.

— Поняла.

Закусив губу, терпеливо ожидая, он смотрел, как она перебирает вываленное на подстилку содержимое сумки.

— Ну что?

— Вроде ничего.

— Хорошо.

Видя ее растерянные глаза, с надеждой смотревшие на него, по этим глазам поняв, что между ними действительно ничего не изменилось, разом отбросив все случившееся и уже не думая о нем, он с облегчением отвел взгляд. На крыльях этого облегчения быстро просчитывая дальнейшие действия, он вновь поднял на нее глаза. С двумя дорожками слез, блестевших от глаз по щекам, словно не чувствуя их, она ожидающе смотрела на него. Понимая, что все уже хорошо, жалея ее, снова прокручивая в уме случившееся, понимая, что должен сейчас все сказать ей, и стремительно проникаясь идиотизмом ситуации, он взял ее за плечо.

— Вот что. Сейчас я тебе кое-что расскажу, а ты внимательно послушаешь. И решишь, что тебе делать. Хорошо?

Машинально слушая его, она кивнула.

Повернувшись к ней, невольно кривясь от странного летящего сочетания абсурда и куража, он жестом сказочника положил ей руку на плечо.

— Далеко-далеко, за лесами и морями, за лугами и полями, лежит среди равнин и гор огромная могучая страна — Россия. Эта страна проводит разумную внешнюю и внутреннюю политику, дела там управляются мудрыми и справедливыми государственными мужами, люди там довольны и счастливы. Иногда, заботясь о своих интересах, она посылает в соседние страны людей, которые должны выполнить специальную техническую работу. Я — один из них. Ты случайно оказалась в это замешанной, это может быть опасно для тебя. Я хочу и должен тебе помочь, я сделаю так, что все у тебя будет хорошо. Я изменю твою жизнь, я сделаю так, что сбудутся все твои желания, даже те, о которых ты сейчас не осмеливаешься и думать. Но для этого я должен быть уверен, что мы с тобой на одной стороне. Я должен знать, что, что бы ни случилось, мы с тобой вместе, мы все делаем заодно. Короче. Я предлагаю тебе перейти на сторону Российской Федерации. Ты должна забыть, к чертовой матери, все, что тебе говорили эти ребята из ваших органов. Ты должна решиться и перейти на сторону России, ты должна быть со мной и делать все так, как я скажу. Вот условия игры. Поняла?

Серьезно слушая его, она кивнула.

— Поняла.

— Тогда решайся. Решай быстро и серьезно.

— Ну, я решила.

— Ты согласна?

— Ну, типа, да.

Слегка ошеломленный легкостью ее ответа, секунду глядя в ее ясные глаза, он, так ничего и не придумав, притянув ее за плечи, обнял ее. Секунду постояв так, желая длить это объятие, но понимая, что не должен этого делать, подгоняемый беспокойством, почти тут же вспомнив о том, что ему нужно продолжать работу, он, отъединившись от нее и быстро оглянувшись в сторону ракеты, виновато взглянул на нее.

— Мне еще немного. Полчаса, и дело сделано. А потом поедим — хорошо?

Улыбнувшись в ответ на ее кивок, он быстро двинулся к ракете. Листы бумаги, взятые из ее записной книжки, лежали там же, куда он сунул их, — в нагрудном кармане его рубашки; инстинктивно торопясь, вытащив их и подсунув под стержень, который надо было перепилить, он потянулся к кейсу за ножовкой. В ту же секунду, обнаружив, что все еще держит в руке ее радиомаячок, он положил его на корпус ракеты рядом со своим. Немного разные по дизайну, но внешне очень похожие друг на друга устройства лежали рядом на отливавшей серебром обшивке. Вновь наклонившись было к кейсу, вдруг уколотый неприятной мыслью, он, распрямившись, взял радиомаячки в руки снова. Движимый скорее инженерной дотошностью, чем прямым подозрением, вытащив оба прибора из чехлов и достав из кейса приборную отвертку, он, развинтив оба корпуса и сняв лицевые панели, встал, держа перед собой обе платы. Раскладка плат и расположение микросхем на них были немного разными, хотя и похожими; судя по децимальным номерам на платах, один прибор был явно более поздней версией другого, но лишь секунду спустя, сравнив кварцевые резонаторы и маркировку на них, в первый момент не поверив своим глазам, со вторично за последние несколько минут испытанным чувством какого-то издевательского абсурда, он опустился на корпус ракеты. В обеих платах на одних и тех же местах были вмонтированы кварцы на одну и ту же частоту производства Ижевского опытно-экспериментального радиозавода. Секунду просидев неподвижно, тут же вскочив, надев на ее радиомаячок лицевую панель и спешно подойдя к ней, он тронул ее за плечо.

— Тебя ведь включать эту штуку учили — да? Покажи, что тебе говорили.

Испуганно взглянув на него, положив на подстилку нож, она, взяв в руку радиомаячок, указательным пальцем другой, вспоминая, неуверенно тронула панель.

— Ну как… Сначала сюда нажать, потом сюда, подождать, пока огонек зажжется, ну и сюда нажать.

— И все?

— Все.

Взяв у нее радиомаячок, он секунду смотрел в сторону. То, что она показывала, означало, что по договоренности с теми, кто дал ей это поручение, она должна была включить радиомаячок по умолчанию на первой же частоте из списка, без включения дополнительных делителей. То же самое должен был сделать он сам по договоренности с Сергачевым, именно это он и сделал полчаса назад. Секунду он стоял замерев, соображая. Оба прибора имели одинаковый задающий генератор на одну и ту же частоту; если они к тому же имели и одинаковые делители, это значило, что полчаса назад он запустил сигнал на той самой частоте, на которой должна была включить свой маячок она, это означало, что те, кто говорил с ней, уже полчаса получали точный сигнал о его местонахождении. Морщась, не желая верить в такой дикий, опереточный вариант, он, вздрогнув, покрутил головой. Делители вполне могли быть и разными, по логике вещей они и должны были быть разными для разных партий приборов, хотя и внутри одного диапазона. Если диапазон был достаточно широким, то по уму наборов частот должно было быть несколько; лихорадочно морщась, он попробовал вспомнить, какой ширины полоса частот была отведена под сигналы этого типа по регламенту радиосвязи. Ничего не вспомнив, быстро взглянув в сторону ракеты, он повернулся к Наташе.

— Сколько тебе нужно времени, чтобы собраться?

— Минут пять.

— Действуй. Пикник отменяется.

Встревожено взглянув на него, кажется, собираясь что-то спросить, но, видимо, сама все почувствовав и промолчав, она послушно склонилась над подстилкой. Прикинув, что самому ему нужно порядка двадцати минут, он на мгновение задумался, соображая, нельзя ли сократить это время, проведя отключение системы перед извлечением блока в сокращенном режиме. Его внимание отвлекло какое-то движение в кустах. Он поднял голову. Через поляну от опушки, молча, к ним бежали несколько автоматчиков. Стоя, держа в каждой руке по прибору, он неподвижным взглядом наблюдал за ними. Подняв стволы, окружив их полукольцом, они остановились. Офицер в десантной форме, отделившись, подошел к нему.

— Комитет госбезопасности Республики Беларусь. Вы задержаны при выполнении противозаконной деятельности в зоне нахождения объектов, имеющих оборонное значение. Следуйте за нами.

Голос офицера был бесцветным и почти ленивым. С неожиданным спокойствием Сергей мгновение смотрел в его глаза.

«А вот это провал, — подумал он. — Это крах. И наши ничего не узнают, и я оказался идиотом. И некого винить. Сам себе и дурак, и растяпа, и провокатор».

Видимо, что-то почувствовав по выражению его лица, офицер с любопытством взглянул на него.

— Желаете сделать заявление?

На секунду задумавшись и сардонически усмехнувшись, Сергей поднял на него глаза снова.

— Желаю. Прошу занести в протокол, что при аресте я не оказывал сопротивления.

11

Каменная клетка была размером три на четыре метра и из обстановки включала деревянный топчан, ржавое ведро и люминесцентную лампочку под потолком. Отсутствие окон, потолок на высоте трех метров, голые бетонные стены и цементный пол. Дверь тяжелая и стальная, как в бункере. Утомленный бесконечным хождением из угла в угол, Сергей сел на топчан. Ощущение времени было потеряно, возможность что-либо сделать отсутствовала, какой-либо смысл происходящего был потерян тоже. Сцепив руки за головой и откинувшись на топчан, Сергей криво усмехнулся. Единственным событием за последние несколько часов и венцом всего происшедшего за последние сутки была прошедшая несколько часов назад процедура допроса. Мизансцены были классическими. На вопрос следователя, как он оказался в лесу, он ответил, что, будучи членом военно-патриотического кружка, отправился в лес искать гильзы; на вопрос, с какой целью осуществил вскрытие корпуса ракеты и где взял оборудование и инструменты, ответил, что сумку с оборудованием нашел в Минске на вокзале; из любопытства разобравшись в его устройстве, взял с собой на случай вскрытия какого-нибудь металлизированного блиндажа; на ракету наткнулся случайно и, приняв ее за учебный макет, оставшийся после маневров, решил на ней опробовать оборудование с целью дальнейшего использования в военно-патриотической следопытской деятельности. Ответы по глупости били все рекорды, но выбора не было. В принципе он мог бы ответить, что к вскрытию ракеты не имеет никакого отношения и нашел ее уже в таком виде на поляне рядом с брошенными инструментами, он мог бы даже сказать, что спугнул истинного владельца инструментов, и на просьбу указать приметы сказать, что это был высокий блондин в съехавшем набок рыжем парике, в малиновом пиджаке в крапинку и на деревянной ноге, но в этом случае, чтобы уличить его, следствию пришлось бы привлекать Наташу, устраивать им очную ставку, а учитывая то, что, желая выгородить его, она могла начать путаться в показаниях и тем невольно взять часть вины на себя и навлечь на себя гнев следствия, такой вариант должен был быть исключен с самого начала. Все показания он давал с таким расчетом, чтобы потребности в ее показаниях не возникало — эту тактику он продумал, еще когда в закрытом, без окон фургоне его везли к месту заключения. Следователь с лишенным всякого выражения лицом выслушал его показания, дал ему подписать протокол и отправил в камеру, на этом всякое его общение с внешним миром закончилось. Минуты тянулись. Словно подброшенный какой-то силой с лежака, вскочив, он зашагал по камере снова. Ощущение, что произошло нечто такое, что превращало в труху всю его дальнейшую жизнь, было неотступным и омерзительно ясным. Никакой надежды на поддержку не было, при всем обилии вариантов дальнейшего развития событий все они вели к одному — его ждала тюрьма, а возможно, и смерть. Особо драматизировать, впрочем, не стоило, — скорее всего, его ждало что-то куда более рутинное и скучное. Не допуская даже мысли о помощи, которую он мог бы получить от кого-либо из своих московских знакомых, а тем более организаций, он понимал, что его ждет судебный процесс, в котором участие его страны могло быть лишь формальным, осуждение и тюремное заключение на несколько лет. Обстоятельства происшедшего и бюрократическая логика процесса никаких других вариантов не допускали. Вышагивая взад-вперед по камере, вместе с движением мысли инстинктивно вскидывая взгляд в поисках какой-нибудь отдаленной точки, куда можно было кинуться одновременно и мыслью и глазами, но натыкаясь на стены, он воспроизводил в памяти события сегодняшнего дня. Воспоминания обступали его, он вызывал их не для того, чтобы понять свои ошибки или что-то анализировать, — анализировать было нечего, а просто как то единственное, что у него осталось. У него больше не было ее, это чувство было труднее всего переносимо; убегая от него, он пытался думать о самом невообразимом — о том, что будет через несколько лет, когда он выйдет из тюрьмы. Как о чем-то само собой разумеющемся думая о том, что он должен будет разыскать ее и сделать все, чтобы быть с ней снова, он понимал, какие завалы препятствий и трудновообразимых случайностей он должен будет преодолеть, сколько трудноисправимых или совсем непоправимых событий может за это время случиться. Не выдержав бесконечного хождения, он присел на топчан. Она была перед ним. Ее образ был где-то рядом; отдаленно, печально улыбаясь, она, казалось, махала ему рукой, расставаясь то ли надолго, то ли навсегда, то ли так надолго, что по возвращении уже трудно будет воссоздать что-то и все будет совсем другим. Пронзенный, измотанный этим видением, понимая, что не должен сейчас об этом думать, чтобы сохранить себя для дальнейшего, но чувствуя, что для него сейчас все равно ничего не существует, кроме его поражения, он попытался переключиться, думая о чем-то другом, не связанном с ней. Вновь встав, он зашагал по камере. Поражение было здесь, оно никуда не делось; напружинено и хмуро, словно разматывая тяжелую цепь, он вычленял и расставлял в сознании события и перемены, которые теперь должны были произойти, которые должны были наследовать случившемуся сегодня. Последствия, такие, о которых он даже не мог и подумать, выплывали одно за другим, показывая тот неожиданный след, который он, оказывается, отпечатывал в жизни других людей. Впервые за все это время он подумал о жене. Вспомнив о том, о чем забыл давным-давно, — о том, что, работая в проектной архитектурной мастерской, она получает там зарплату, которой не хватает даже на карманные расходы, которая полностью уходит на поездки на такси на работу и обратно, он понял, какой катастрофой, какой переменой основ все случившееся может для нее обернуться. На работу она ходила как в клуб — обсудить новости и пообщаться с подругами, зная, что в серванте есть железная коробка с долларами, откуда всегда можно взять любую сумму на текущие расходы; за годы привыкнув мгновенно получать от него любую запрошенную сумму, она потеряла годы, необходимые на переквалификацию; при резкой смене правил игры ей было практически невозможно найти хотя бы сравнительно высокооплачиваемую работу. Сталкиваясь с непривычной и небывалой для него задачей, перебирая давно забытые обстоятельства, он думал, что можно сделать для нее. Деньги дома были, когда-то давно он сделал в квартире два тайника, в каждом из которых было по десять тысяч долларов, одна пачка лежала между секциями мебельной стенки, в специально выдолбленной полости, вторая за навесным карнизом в его комнате; но, привыкший сам решать все финансовые вопросы, он не додумался тогда рассказать ей об этом, а сама она никогда не нашла бы их. Плохо зная судебную процедуру, он пытался вспомнить, как вообще проходят суды и будет ли у него возможность увидеться с ней и рассказать ей об этом. Деньги были у него и на банковском счете, даже на нескольких счетах, но точно так же, даже теоретически не предвидя ситуации, когда о финансовых вопросах должен будет заботиться кто-то помимо него, он никогда не оформлял на нее никаких доверенностей, и сейчас она не имела никакой возможности распоряжаться его счетами, да и вряд ли что-то точно знала о них. Были деньги и в сейфе на работе; по взаимной договоренности с Андреем значительную часть своих доходов они вкладывали в дело, но Андрей был еще более закрытым человеком, чем он сам; при всей многолетней совместной работе и полном взаимном доверии они не дружили и не поддерживали никаких личных отношений, он знал, что у Андрея жена и дочь, тот знал то же самое о нем, и это было все, делиться какими-либо личными обстоятельствами у них было не принято. В принципе жена, зная о существовании Андрея, могла бы обратиться к нему и, вероятно, получила бы помощь, но они не знали и никогда не видели друг друга, а значит, и это было не более чем возможностью. В который раз перебирая ситуацию, понимая, что ничего не знает о юридической процедуре, в частности не зная, имеет ли право подследственный оформить доверенность на принадлежащие ему денежные средства и какой юрист мог бы это оформить, он шаг за шагом осознавал, насколько разрушительные, судьбоносные последствия будет иметь случившееся для его близких. Весь уклад жизни, учеба его дочери в платной гимназии, ее ежегодные поездки вместе с матерью за границу, возможность не замечать материальную сторону жизни — все это оставалось в прошлом, и оставалось по его вине. Прикидывая, сколько лет заключения ему могут дать на суде, он думал о том, успеет ли он выйти из тюрьмы к тому времени, когда дочери надо будет поступать в институт, и успеет ли он заработать деньги, необходимые для оплаты репетиторов, подготовки, а возможно, и самого обучения, если институт будет платным. В том, что касалось дочери, впрочем, деньги были не главным, он понимал, что отнимает у нее и у себя самое главное — время. Он покидал ее в тот самый момент, когда его присутствие было ей нужнее всего, когда черты характера, которые в будущем могли бы стать главными и опорными в ее судьбе, только начинали формироваться, и нужно было его участие, не какое-то специальное воспитание, а просто его присутствие, чтобы черты эти могли свободно и спокойно взрасти и укрепиться. Кое-что уже обозначилось в ней; со странной смесью улыбки и боли он вспомнил, как пару месяцев назад, когда они сидели рядом на диване и он сказал ей что-то похвальное о ее гладких шелковистых волосах, она, весело вздернув нос, вдруг ответила ему: «Да, эту половину головы я мою Head&Shoulders». Этот случай многое сказал ему, он понял, что она унаследовала его чувство юмора, причем активное, — качество, редкое у женщин. Это были зачатки, для того чтобы они укрепились и стали частью ее натуры, нужно было обычное, повседневное общение с ним; теперь он отнимал это у нее, и это значило, что без него, без этого общения с ним это качество не разовьется, останется втуне, и это почему-то казалось ему сейчас обиднее всего. Прервав хождение по камере, он остановился, наклонившись и уперевшись в стену кулаками. Непривычные мысли и воспоминания о том, о чем он раньше никогда не думал, обстоятельства, которые он до того считал обычными и само собой разумеющимися, выйдя из-под его контроля, вдруг стали важными и значительными; вырванный из их почвы, в один миг оставив вместо себя пустоту, он силой этого рывка и их поднял на дыбы, подвергнув риску и разрушению жизненный уклад своих близких. Но дело было не только в этом. Внезапно почувствовав, что находится рядом с чем-то важным, вдруг прорвавшись чувствами к чему-то, чего он не понимал раньше, он вновь ускоренно зашагал по камере. Беспощадная ясность полученного урока, как холодным ветром толкнув и взметнув его, подняла его над тем, что составляло его жизнь, над пространством событий, завесы рухнули; уже не видя ни стен, ни преград, в ярости он рывком оглянулся, впервые понимая главное, понимая истину.

Ты можешь жить как угодно, делать что захочешь, быть недовольным собой, мучиться от нерешенных вопросов, выносить самому себе самые жестокие приговоры, ты имеешь полное право быть несчастным. Ты не имеешь права только на одно — проигрывать. Поражение выбрасывает тебя из круга сущего, в один миг оно делает из тебя шута и клоуна, роняет в грязь все, чем ты жил, твои мысли и переживания становятся равными нулю, переживания проигравшего пошлы и непристойны, мысли проигравшего, будь они стократ глубоки и изощренны, никого не интересуют. Но не этим оно страшно. Оно страшно тем, что по сути не является твоим. Тебе самому мало что нужно, то, что действительно важно для тебя, твоя внутренняя жизнь, протекает незаметно даже для самых близких тебе людей, независимо от материальной жизни, по ней невозможно нанести удар, сам ты по сути неуязвим, у того, кому ничего не нужно, невозможно ничего отнять. Поражение бьет не по тебе, оно бьет и перечеркивает твоих близких, тех, кто связан с тобой и зависит от тебя. Но вдвойне страшно, если причиной бедствий оказывается твоя внутренняя жизнь, необдуманный поступок, сделанный из-за нее, сделанный под влиянием чего-то такого, что важно лишь для тебя одного и не касается никого, кроме тебя одного. Твоя духовная жизнь оказывается причиной бедствий. Но твоя духовная жизнь — ноль, она имеет какую-то ценность и серьезность, лишь когда решена другая жизнь — практическая. Твоя духовная жизнь — это твой подарок самому себе; подло и недостойно делать самому себе подарки, когда люди, близкие тебе, не получили от тебя не только подарка, но даже самого необходимого, того, на что они имели право рассчитывать, потому что ты сам, по своей воле, самим фактом своего существования подал им эту надежду. Они не знают и не догадываются о твоей духовой жизни, их проблемы практичны, и не потому, что они устроены проще или грубее тебя, а потому, что у них меньше сил для преодоления жизни и все их силы уходят на это преодоление, не давая остатка на движение жизни духовной. В каждой женщине тлеет нераскрытый дар, из-под ее пера в случайную минуту улыбки и солнечного света может выйти чудесный и легкий рисунок, в котором душа ее блеснет освободившимся на секунду сердечным светом, но, задавленный жизненными нагромождениями, он останется втуне, и грубость жизни возьмет свое снова, и рисунок так и останется на случайном листе бумажки лежать на подоконнике, пока касание ветра не захватит его и не унесет за окно в уличное ничто. Ты должен помнить об этом, ты не имеешь права забывать об этом, и поэтому у тебя нет права на поражение. Тебя должен вести долг; кроме тебя, никто не сделает вещи такими, какими они должны быть; тот, кто не выполняет своего долга, простейших обязательств, не имеет права на внутреннюю жизнь и душевное движение. Побеждать! Отбрасывая оправдания, не позволяя себе чувствовать ударов — побеждать! Тебе нужна победа. Ты должен побеждать в жизненных обстоятельствах не потому, что победа — это то, ради чего ты живешь, и не потому, что победа приносит тебе удовлетворение, ты отлично знаешь, что она не приносит тебе удовлетворения и не может его принести, и это вовсе не то, ради чего ты живешь; ты должен побеждать потому, что этого требует долг, потому, что таковы жизненные законы. В мире действуют правила, которые чужды и не близки тебе, но эти правила есть, и для большинства людей лишь они являются близкими и понятными, и ты не можешь ничего изменить, ты должен принять чужие правила и победить по ним, победить, не смешиваясь с ними, стоя выше их; в какие бы гонки тебя ни втравливала жизнь, ты должен участвовать, ты должен выигрывать эти гонки, презирая их. Ты не американец, чтобы радоваться призу, посмотри на приз и выброси его, но, лишь победив, ты должен думать о главном и идти дальше. Путь долга, победа и презрение к плодам победы, вечный поиск русский путь. Споткнувшись о ведро и чуть не расшибив себе лоб об стену, Сергей, уперевшись в бетон ладонями и оглянувшись, отжался от стены и снова подошел к топчану. Присев на секунду и тут же вскочив, он снова зашагал по камере. Увидев вокруг себя стены, которых не видел все это время, скривлено усмехнувшись, он потряс головой, подумав, через сколько лет он сможет применить все то, о чем думал только что. Вокруг были серые стены; внезапно захотев услышать какой-то звук, он пнул ведро, отозвавшееся ему сухим скрежетом о пол; на этот раз действительно почувствовав секундное опустошение, он опустился на топчан, широко расставив ноги и упершись локтями в колени. Чувство абсурдности всего происходящего и его самого, сидящего и размышляющего о победах, охватило его; подняв с бетонного пола выщербленный камешек, он бросил его в ведро; железно чиркнув о борт ведра, камень упал на дно; словно отвечая ему, из-за железной двери вдруг послышался какой-то железный лязг. Решив, что дело дошло до слуховых галлюцинаций, Сергей недоверчиво поднял голову; лязг, однако, повторился, секундой позже его сменил отчетливый скрежет ключа в замке, еще секунду спустя дверь медленно откатилась. Ожидаемого силуэта охранника в проеме, однако, не возникло, вместо этого после паузы в просвете показалась согнутая фигура, обращенная к Сергею спиной и явно что-то тащившая. Мгновением позже стало ясно, что этим «чем-то» было бесчувственное человеческое тело, которое посетитель с натугой волочил по полу, ухватив за подмышки. Слегка охренев, Сергей, сидя на топчане, наблюдал за процедурой. Уже практически втащив массивное тело в камеру, так что ботинки пересекли порог, посетитель, не разгибаясь, обернулся. Это был Вадик. Напрягаясь для очередного усилия, он как ни в чем ни бывало кивнув Сергею, шевельнул головой в сторону проема.

— Дверь прикрой. И ключ из двери вытащи.

Без паузы Сергей двинулся выполнять указание. Вынув ключ и закатив на место дверь, он передал его распрямившемуся меж тем Вадику; взяв ключ и деловито сунув его в карман, Вадик пожал ему руку. С диким облегчением, как после дурного сна глядя на Вадика, видя его крепкую фигуру на пружинящих ногах и ернически прищуренные глаза, мгновенно все осознав и уже примерно понимая, через что ему вместе с Вадиком сейчас придется пройти, понимая, что вместе с ним ему сейчас предстоит либо выпутаться из этой истории, либо погибнуть, автоматически стараясь изобразить скучающее настроение, Сергей привалился плечом к стене. Одобрительно ухмыльнувшись, Вадик весело кивнул ему.

— Посетителей принимаешь?

Чувствуя странный абсурдистский кураж, с жанровой чистотой изображая невозмутимость, Сергей выдержанно кивнул ему.

— По предварительной записи. Но для ветеранов общественно полезного труда делаю исключение.

— Это хорошо. — Быстро полуобернувшись, Вадик большим пальцем ткнул себе за спину. — Только я не один. Ничего?

Проследив в указанном направлении, Сергей также невозмутимо перевел на Вадика взгляд.

— Родственник?

— Знакомый. — Радостно-общительно покивав, Вадик быстро-деловито повернулся к Сергею. — Только что познакомились. Жаль, поговорить не успели. Жизнь такая. Все бегом, бегом. Так что в разговор встревать не будет.

Бесстрастно-оценивающе Сергей бросил взгляд в сторону тела.

— Уже никогда?

Словно недопоняв, Вадим с быстрым любопытством полуобернулся к телу снова.

— Этот-то? Ну зачем, мы ж не звери. Так, ерунда, газку нюхнул, через час оклемается. Производственная травма, с кем не бывает. Он нам не помешает, полежит, перебивать не будет. За час его все равно никто не хватится. Да мы раньше удерем. Можно было б и сейчас, но обстановка еще не сложилась, народу слишком много на пути, лучше подождать, пока рассосутся, для их же пользы. Для их же здоровья полезней. Так что полчасика переждать надо — Присядем?

Синхронно двинувшись, они уселись на топчан.

Нетерпеливо посмеиваясь глазами, Вадик весело-прощупывающе оглядел Сергея.

— Ну, как тебе тут сидится? Не дует? Небось, уже мемуары пишешь о трагедии русского либерализма — «Люди, будьте бдительны»?

Сергей мрачно кивнул.

— Угу. Заметку в газету. «Трагедии можно было избежать». Бдительности как раз и не хватило.

— Ладно. Не бери в голову, бери в плечи. — Все еще посмеиваясь, он бросил быстрый взгляд на Сергея. — Ты модуль-то успел снять?

Сергей покрутил головой.

— Не успел. Минут двадцати не хватило. Уже оба кожуха снял, к интерфейсам собирался подключаться, на том и повязали.

— А на чем погорел, понимаешь?

Заранее продумавший, как ответить, чтоб не впутывать Наташу, Сергей быстро поморщился.

— По радиомаячку. Не знаю откуда, но частоту они знали. У офицера, что меня арестовывал, векторуказатель прямо в руках был.

— Частоту знали? — Притворно переживая, Вадик, запоминающе покивав, сощурился. — «Так значит, звери они? Учтем».

Уже, кажется, не интересуясь этим, он живо повернулся к Сергею.

— Я как сигнал твой принял, на место выдвинулся, смотрю — одна машина подъезжает, потом вторая, оттуда эти орлы всей кодлой в лес, ахтунг партизанен, прям такая игра «Зарница» началась, ну я за этими юнармейцами по облической кривой проследовал, до самой твоей поляны их пропас, на обочину только перед этим выскочил, на обе их «газели» магнитные маячки поставил, ну и за ними. Из-за кустов наблюдал, как тебя брали. «Арест пропагандиста». Как тебя увели, они там еще часа три колдовали, аккумулятор здоровый на руках принесли, электрорезак запитали им, головную часть отпилили, аж искры столбом, потом еще корпус ее продольно располосовали, сняли его и в пластмассовом кожухе эту дуру полутораметровую до «газели» через лес тащили, потом сюда отвезли. Я как до машины добрался, оборудование включил, смотрю, оба маячка с одной точки сигналят, ну, значит, и тебя, и ее на один объект свезли. Сюда добрался, на территорию инфильтровался, смотрю, так и есть, «газель» с боеголовкой в гараже стоит, даже не вынимали еще. И оборудование твое в той «газели». Короче, фронт работ есть. Сейчас еще пол-одиннадцатого, на территории еще кое-кто из этих местных кадров пасется, а через полчаса все уже точно угомонятся, я тебя к гаражу проведу, сможешь модуль снять, ну и растворимся вместе во мраке ночи. Машину я тут, в километре от объекта припарковал, в лесочке, авось местные на детали не растащат.

Чувствуя, что не понимает чего-то важного, Сергей быстро взглянул на Вадика.

— А почему боеголовка-то здесь? Ее ж по идее специалистам отдать надо было, из-за чего весь сыр-бор-то затевался. Зачем боеголовку держать на территории тюрьмы? Или тут ведомственные тонкости какие-то?

Отчего-то развеселенный последним замечанием, Вадик, понимающе кивнув, живо взглянул на Сергея.

— Тебя сюда, что ли, в машине без окон везли?

— Ну да.

— Понятно. — Энергично покивав, Вадик с удовольствием оглядел Сергея. — Сумеречное состояние души. — Он потер ладони. — «Ассистент — тампон». Будем снимать. Как, по-твоему, ты где?

В тон вопросу Сергей выдержанно посмотрел на него.

— Галерея Уфицци, третий этаж, реставрирую «Мадонну» Перуджино.

— То есть, короче, где?

— Где-где. В тюрьме.

— Понятно. — Вадик вновь удовлетворенно-констатирующе покивал. — Узник совести. — Он весело повернулся к Сергею. — Так вот. Информация к порядку ведения. Это не тюрьма.

— А что это?

— Это? Комбинат детского питания.

— В смысле?

— Без смысла. Просто комбинат. Построен в девяносто первом году, введен в эксплуатацию в девяносто втором. Тогда же и законсервирован. То ли питания не хватило, то ли школьники есть отказались, во всяком случае, оборудования сюда так и не завезли, одни помещения, объект пустой. В нем ты и сидишь.

Ошеломленно соображая, Сергей секунду смотрел на Вадика.

— А посадил меня кто?

— А они как представились?

— КГБ Белоруссии.

— И ты поверил?

— А чего не поверить. В форме, с автоматами, привезли, допросили…

Вадик, развеселившись, приблизился.

— Так тебя еще и допрашивали? А что спрашивали? «Кто с тобой работает?» Пароли, явки, имена? Ну, ты никого не выдал? Может, тебе еще и орудия пыток показывали? Испанский сапог и уховертку святой Инессы?

Спешно восстанавливая в памяти обстоятельства утреннего допроса, Сергей заторможено посмотрел на Вадика.

— Да вроде не было ничего такого. Наоборот, все скучно, по-казенному было. Следователь сонный, протокол писал, вопросы задавал формальные. Кто, откуда, как оказался в расположении.

— И что отвечал?

— А что отвечал. Турист-общественник, собирал фольклор. Оборудование в лесу нашел, принял за предметы крестьянского быта… Он все это записал, протокол подписать дал. Я ж говорю, все вроде натурально было.

— Вроде натурально? — Вадик ткнул пальцем в оттопыренный нагрудный карман рубашки Сергея.

— А это у тебя что?

— Это? Паспорт.

— То есть ты хочешь сказать, что тебя арестовали и паспорт не отобрали? А это, по-твоему, камера? В камере нары должны быть, а не эта пляжная лежанка. И в камере должна быть параша. Где ты видел камеру без параши?

— Я и с парашей-то не видел…

— Ну так я и говорю, сумеречное состояние души. Ладно, проехали. А насчет натуральности, может, ты и прав, ребята, что тебя брали, в самом деле тренированные были, не с улицы, тот, кто тебя допрашивал, может, и вправду следователь какой-нибудь бывший. Мало ли их, следователей-общественников, сейчас по стране шатается.

— Так это ряженые были?

— Ряженые-то ряженые, только что-то слишком хорошо они подготовлены. Так сказать, ряженые с применением технических средств. Выследить тебя смогли и сигнал твой засечь — что-то многовато для фольклорного праздника. Откуда они вообще о тебе узнали, вот вопрос.

— От своего КГБ либо утечка из Москвы.

— Если от КГБ, то КГБ тебя б и брало, можешь не сомневаться, это дело они знают и любят. Я этих ребят знаю. Сердце кровью обольется любимое дело заместителям передоверять. Так что, похоже, и вправду из Москвы сигнал пришел, причем не напрямую, что-то не верю я, чтоб в Москве у нас белорусские кроты были, слишком рискованные игры, да и не нужно им.

— То есть как не напрямую?

— Да уж, я думаю, без американских друзей не обошлось, в общем, как всегда, что-то проанализировали, что-то узнали, ну и дали здесь знать кому надо.

— А кому надо? На каком уровне?

— Да уж на достаточно высоком. Те, что тебя повязали, — это пешки, им заплатили, они бегают, а нанимали-то их люди серьезные, надо ж было все организовать, прогарантировать. В общем, схема вырисовывается такая же, как в истории с Р-300, тогда, чтоб это дело сварить, тоже серьезные люди были задействованы, не с самого верха, конечно, но близко, очень близко, без госструктур не обошлось, хоть и не официально, но так чем неофициальней, тем прочней, деньги-то получать все любят. В общем, все по классике — брошюра «Как продать Родину в совместном предприятии», Москва, девяносто первый год. Здесь она, само собой, запрещена, но все, кому надо, прочитали. Главный наш бич — всеобщая грамотность. К тому же все еще считать научились, как до долларов доходит, так вообще без калькуляторов обходятся, шестизначные цифры прямо так, в уме складывают, главное, не ошибается никто. В общем, условия почти родные, все нормально, работаем. Слава богу, преимущество есть, видишь, они подготовиться не успели, слишком быстро все произошло, даже не знали, где ракета, чтобы найти, пришлось тебя разрабатывать. Тебе точно, чтоб все закончить, двадцать минут надо?

— Около того.

— Тогда нормально. Сергачев, мудрый змий, я ему еще в Москве говорил: «Что ты тут выеживаешься, план Маршалла изобретаешь, давай мы с ним вместе на дело пойдем, и ему спокойнее, и вообще надежнее будет». — «Нет, — говорит, — тогда, если что не так, вас обоих повяжут, а так ты на подстраховке останешься, в случае чего ситуацию поправить сможешь». Как в воду глядел, а может, и вправду советовался с кем-то. В общем, не спекся наш пирог. Я тут тоже расслабился, весла засушил, от первого твоего сигнала до второго по часам тридцать пять минут засек, ну, думаю, виртуоз паяльника, прям без помарок вскрытие производит, остается только ленточкой перевязать и в Москву отвезти, но — не судьба. Не выстроилась мизансцена, в кадре лыжники оказались. Не поверил нам Станиславский. Теперь придется второй дубль снимать. Ты тоже, я смотрю, бдительность потерял, под конец уже банкет стал разворачивать, газетку расстелил, выпивка, закуска, девочек где-то в лесу нашел. Элементы сладкой жизни, тлетворное влияние Запада. Что это за деваха с тобой была?

Сергей нехотя посмотрел мимо Вадика.

— Да так. В Минске познакомились.

— Понятно. Представительница сочувствующего населения. Первичная агентурная сеть, опора на местные кадры. Зачем ты на дело-то ее с собой потащил?

— Ни за чем. Иррациональный ход. Privacy.[3]

— Понятно. Coito ergo sum.[4] А на день ее в Минске оставить нельзя было?

— Не смог.

— Почему?

— Да вот из-за того самого, что ты цитировал.

— В смысле?

— Без смысла. Просто не смог. Не мог я ее там оставить. Хотелось, чтоб все вместе было.

— Вместе? То есть общественное и личное рядом. Как бы для пользы дела. — Веселясь, Вадик с живым любопытством повернулся к Сергею. — Так ты ее чего там, прямо у ракеты отымел? Как в день борозды? В ритуальных целях, что ли?

— Да какие там ритуалы…

— Ну мало ли… Может, у вас, радиоэлектронщиков, обычай такой. Перед прозвонкой цепей. Да еще по весне…

— Да ладно тебе…

— Ладно, молчу. — Вадик быстро взглянул на Сергея. — Этих ребят она на тебя навела?

— Не совсем. Они к ней явились под видом кагэбэшников, выследили, что я с ней встречаюсь, ну и вынудили к сотрудничеству — она мне сегодня сама рассказывала. Даже аппаратуру дали — ну, радиомаячок, чтоб сигнал дала, если вдруг я ее с собой куда возьму.

— И она дала? В смысле — сигнал дала?

— Не дала. В смысле — сигнал не дала.

— Почему?

— Я ее перевербовал.

— За пять минут и без всяких фокусов?

— За пять минут… — Невольно усмехнувшись, Сергей покачал головой. — Плохо ж ты обо мне думаешь. Да нет, говорю, сама все рассказала и радиомаячок отдала, не включала она его.

— Так как же они?

Сергей крутанул головой.

— Так они ей точно такой же ПмПд-45, как у нас, выдали, их в Ижевске уже лет пятнадцать как клепают, и для России, и для Белоруссии, там набор частот и синхропосылок стандартный, по умолчанию всегда одна и та же шарашит, ну так они на мой сигнал и отреагировали, думали, что от нее.

— Оба-на. Нормально. Интеграция в действии. Впрочем, источник один и тот же — со старых складов. То-то, я смотрю, они эту подругу сразу не отпустили, видно, заметили, что ее маячок выключен был.

— А где она?

— Да здесь же, только в другом крыле.

Внезапно получив ответ на тот вопрос, который боялся задать, Сергей, секунду помедлив, искоса бросил взгляд на Вадика.

— Вадим.

— Что?

— Девчонку надо вытащить.

Предвидя просьбу, Вадик, веселясь, взглянул на Сергея.

— Вытащить? Или вставить?

— Вытащить. Насчет вставить потом разберемся.

— Понятно. Вытаскивать буду я, а вставлять будешь ты. Вот оно, разделение труда. А она сама-то не против будет?

— Насчет чего — вытащить или вставить?

— Насчет вставить понимаю, что не против, а вот насчет вытащить — так-то ее подержат и отпустят, кому она нужна, а если силовая акция, последствия же возможны. Ты ее в нейтральном порту высаживать собираешься или в Москву потащишь?

— В Москву.

— А родственников ее не жалко? А если тут на них давление окажут?

— Не окажут. У нее отец в Сибири на заработках, а мать на Украине.

— Чистый след… Ну смотри, тебе решать, проблемы-то нету, вот они, ключи. Ладно, решили вопрос. Короче — выездное заседание комитета по спасению Отечества на коммерческой основе объявляю открытым. Слушай установку на игру. Сейчас выходим из этой морозилки, тихо, перебежками по коридору, в левое крыло, там сбиваем кандалы с твоей Леноры, потом по лестнице наверх на первый этаж, там типа склада для разгрузки транспорта, замок на воротах я уже устранил, через них на задний двор, оттуда в кусты и аккуратненько вдоль забора к гаражу. Аккурат полпериметра между кустами и забором, дискомфорт гарантирую, но протиснуться можно. Как в гараж зайти, покажу, а там каждый по своей специальности. Ты при одном фонарике свои процедуры доделать сможешь?

— Смогу, только угол подсветки надо менять, подержать надо.

— Вот твоя подруга и подержит, на то она и подруга, чтоб подержать — в смысле фонарь, ассистенткой будет, скальпель, тампон и все такое. А я пока транспорт подготовлю, «газель» без ключей, надо будет посмотреть, чем реле стартера замкнуть, лучше, конечно, без шума уйти, короткими перебежками до своей машины, но если какой шум, то на их же транспорте удирать придется, как в кино, бампером ворота разбивать. Ладно, не будем о грустном. Теперь — операция «Чистые руки». На, держи. — Заведя руку за спину, Вадик протянул Сергею пистолет.

— У этого гвардейца отобрал, оставлять ему не стоит. Сунь его куда-нибудь, лучше вон в куртку, в карман.

— В карман не влезет.

— Тогда в руке держи. Так, теперь ключи, фонарик. Дзержинского недопоняли — что значит, у чекиста чистые руки — значит, ничего постороннего в руках не должно быть. Руки — орудие оперативного воздействия, они должны чистыми быть, это для силовика-затейника первое дело. Мало ли какая кодла нам по пути встретится.

— Так что ж ты пистолет тогда…

— И правильно сделал. Оружие развращает. Тот, у кого оружие, надеется на оружие, а надеяться надо на самого себя.

— У тебя что, двадцатый дан?

— Не в данах дело, и не даны красят человека.

— А что?

Вадик весело покосился на Сергея.

— Помнишь историю про ниндзя — про того, последнего, который в секретном замке затеял бой с тенью, и она его зарезала?

— Помню, читал что-то. Так ты что — ниндзя?

— Я не ниндзя. Я — тень. Ладно, все, уходим. Камеру запирать не будем. Мало ли когда эти мукомолы сюда наведаются, а то следующая экспедиция тут один скелет истлевший найдет, незачем фольклор обогащать. Теперь так — что б на пути ни случилось, ты только смотришь. Я решаю вопросы, а ты ни при чем, тихо, спокойно стоишь в сторонке.

— Типа — прохожий?

— Угу. Пожарный инспектор.

— С пистолетом?

— И правильно. Чуть что не так — песок не засыпан, или противопожарный щит не на месте, сразу виновному — в лобешник, а то противопожарную охрану вконец запустили, никакой управы нет. Все, пошли.

Выйдя из камеры и слегка притворив дверь, они двинулись по тусклому коридору. Над головами тянулись трубы; беря начало между ними, в темноту падали желтые световые конусы зарешеченных лампочек. Враз оставленный наедине с самим собой, идя вслед за Вадиком, избегая думать о том, что уже через несколько минут он сможет снова увидеть ее, боясь заранее поверить в это, Сергей отслеживал расположение дверей и повороты коридора. Дойдя до площадки с грузовым лифтом и ведущей наверх лестницей, они поднялись и вновь опустились по сварным железным ступенькам над каким-то громоздким стальным агрегатом, коридор повернул направо; наблюдая изгиб труб под потолком и расположение дверей, он понял, что они вошли в крыло здания, симметричное тому, в котором он только что находился. Линия фонарей освещала путь; взглянув вперед, он понял, за какой из дверей она должна была находиться. Остановившись и взяв у него связку ключей, Вадик, перебрав ее, нашел ключ от его бывшей камеры; найдя другой, похожий на него, и отделив его, он вернул связку ему. Взяв ключи, Сергей двинулся к двери. Повторяя себе, что за дверью ее нет и быть не может, в то же время уже все понимая, торопясь и рвясь внутрь, он, с усилием вывернув ключ, откатил дверь. Увидев его, поправив соскочившую туфлю и вскочив с банкетки, она кинулась к нему. С сияющими глазами быстро поцеловав его, она, увидев вошедшего вслед Вадика, вынужденно отстранившись, с любопытством и достоинством, неотрывно держась за Сергея, вопросительно взглянула на Вадика. Видимо, впервые увидев ее вблизи, показавшись Сергею слегка смущенным, Вадик, церемонно подойдя, склонившись, поцеловал ей руку. Весело наблюдая за этим, вновь оглянувшись на Сергея, она хотела что-то спросить; опережая ее и так же не отпуская ее руку, Сергей повернулся в сторону Вадика.

— Вадим, мой коллега по работе. Прибыл разрешить возникшие проблемы.

Уже вернув себе прежний непринужденный вид и ухмылку, Вадик светским жестом полуобернулся к двери.

— Свобода — этажом выше.

Понятливо кивнув, быстро вернувшись и подхватив со скамейки свою сумку, она вновь присоединилась к ним; крепко схватив за руку Сергея, с быстрым любопытством и восхищением посмотрев на пистолет в его руке, она закинула ремешок сумки на плечо; вслед за ждавшим у двери Вадиком они вышли в коридор. Вновь дойдя до площадки с лифтом, они поднялись по лестнице этажом выше, в темном коридоре, пройдя между двумя рядами автопогрузчиков, они вышли на широкую бетонную площадку; осторожно оттолкнув плечом половину широких железных ворот и заглянув в просвет, Вадик сделал им знак рукой; вслед за ним перебежав бетонный двор, они нырнули в кусты. В тесном пространстве между бетонным забором и кустами сухие листья трещали под ногами; пригнувшись, следуя за Вадиком и придерживая ветки, чтобы они не хлестнули Наташу по лицу, он краем глаза видел в темноте тянувшееся параллельно забору здание. Небо было усыпано звездами, прораставшие из кустов фонари, расставленные вдоль забора через каждые полсотни метров, оказывались прямо над головой, золотистой паутиной скрадывая черное небо и звезды. Пространство между кустами и забором расширилось; выглянув из-за плеча остановившегося Вадика, Сергей увидел впереди одноэтажное кирпичное строение с плоской крышей. Сделав придерживающий жест рукой и взяв у Сергея фонарик, Вадик быстро склонился к нему.

— Фонариком от дверей просигналю — выдвигайтесь.

Летуче-быстро пробежав открытую площадку, он скрылся за углом здания. По пустому пространству прокатился ветер. Сидя на корточках у кромки кустов, не сговариваясь, повернувшись друг к другу, они поцеловались. Обращенная в сторону гаража, глядя поверх его плеча, она сжала его руку.

— Фонарик.

Быстро поднявшись и пробежав площадку, они протиснулись в приоткрытую щель ворот гаража.

Закрыв за ними ворота, Вадик, потянувшись, щелкнул выключателем; помещение наполнилось мутным светом боковых лампочек. «Газель» с приоткрытой боковой дверцей стояла у левой стены; уже видя сквозь нетонированное стекло остов головной части, Сергей, спешно подойдя к машине и до отказа откатив дверцу, присел на прорезиненный пол салона, быстро обозревая открывшееся содержимое. Лежавшая на куске мешковины боеголовка, полностью высвобожденная из стального корпуса, в длину занимала почти весь салон; ударами циркулярного резака, с помощью которого вскрывали корпус, внутренний кожух был грубо иссечен, срезанные тем же резаком направляющие арматуры торчали, как переломанные ребра, в местах крепления с корпусом; отверстие, сделанное им утром, было заметно и грубо расширено. Здесь лежала только головная часть с навигационным блоком и боезарядом; вся ходовая часть, отрезанная, вероятно осталась на месте падения или была увезена куда-то в другое место; идущие от головной части к двигателю и закрылкам муфты и кабели управления были варварски обрублены. Это был труп ракеты; обезображенные останки, лежавшие перед ним, уже ничем не напоминали серебристое чудо, которое он видел сегодня утром. У задней двери «газели» лежала сумка с его оборудованием; подтянув ее, расстегнув и убедившись, что анализатор на месте, он, взяв у подошедшего Вадика фонарик, прогнувшись, заглянул в отверстие в кожухе. Дополнительно вырезанный кусок кожуха открывал свободный доступ к интерфейсам управления; вскрыть кожух с этой стороны на поляне он не мог, потому что не мог в одиночку перевернуть ракету, теперь присоединиться к разъемам можно было лишь протянув руку; достав и запустив анализатор, он соединил его плоским кабелем с интерфейсом управления; запустив режим тестирования, ожидая, пока результаты появятся на встроенном дисплее, он повернулся к Вадику. Жестом попросив у него фонарик, Вадик быстро кивнул в сторону кожуха.

— Много тебе еще времени надо?

Уже видя на экране, что некоторые посылки не проходят, Сергей озабоченно дернул плечом. С любопытством взглянув на экран, то ли просто так, то ли действительно что-то понимая, ничего не сказав, Вадик, пружинисто поднявшись и открыв переднюю дверь, скользнул в водительскую кабину. Видя, как он там роется в бардачке, Сергей поменял режим тестирования. Экран замигал цифрами в красных прямоугольниках, допусковый контроль показывал нештатную работу основных модулей; уже понимая, что падение и удар вызвали сдвиг и механическое повреждение блоков, Сергей откинулся к стенке салона, восстанавливая в памяти блок-схему навигационного узла. Перевод в стендовый режим был нужен для того, чтобы дать системе команду на отключение: ракета становилась безопасной, и с ней можно было производить любые манипуляции, не боясь, что какое-либо электрическое или механическое воздействие спровоцирует подрыв. Со стороны тех, кто захватил его утром, безумием было наугад резать корпус, а затем везти боеголовку в машине по ухабистой дороге; начав движение сейчас, когда от удара многие цепи были разорваны и на системных шинах воцарилась вакханалия, он также мог бы с ненулевой вероятностью вызвать подрыв боезаряда. Что-то, однако, надо было делать. Вероятность подрыва можно было минимизировать, подавая определенные комбинации с анализатора, можно было попытаться перевести в пассивный режим все модули, заблокировав процессор и выставив нули на шине; обдумывая эту возможность, понимая, сколько времени это займет, он вытащил из кармана записную книжку, готовясь помечать поданные команды; впервые чувствуя себя в цейтноте, он невольно поднял глаза, мельком оглянувшись. Наташа сидела в кабине, что-то помогая делать Вадику; времени прошло не так уж много, желто-тусклые лампочки горели по периметру, сквозь щель под воротами их отсвет, возможно, был виден снаружи. Откладывая записную книжку чтобы перезапустить анализатор, он невольно ткнулся рукой в пистолет, который машинально положил на пол; подняв его, чтобы переложить на другое место, он на секунду задержал его перед глазами. Никогда не державший в руках никакого оружия, кроме автомата Калашникова, жестом, виденным в кинофильмах, он попробовал взвести курок; не сумев сделать это, поняв, что маленький рычажок слева в тыльной части является предохранителем, опустив его и снова взявшись за курок, он взвел его, отчего-то после этого почувствовав себя спокойнее. Отложив пистолет, он разграфил в записной книжке таблицу, куда должен был записывать показания анализатора; переключая режимы, он некоторое время заполнял ее, после этого показания надо было снимать с другого интерфейса и поточечно; поменяв шланг и объяснив присевшему рядом Вадику, с какого места на экране надо списывать показания, он, придвинувшись к отверстию в кожухе, держа в одной руке фонарик, а в другой тестовый щуп, стал по очереди прикасаться им к контактам разъема, ожидая, пока Вадик спишет с экрана данные. Закончив первый цикл процедуры, он обернулся к Вадику, чтобы подсказать, какой код на анализаторе набрать, чтобы переключить режим; увидев на индикаторе, что все правильно, он уже повернулся было назад к разъему, когда что-то произошло. Ворота гаража лязгнули, приоткрывшись и закрывшись снова; щелкнули выключатели, с быстрым шелестом ряды люминесцентных ламп под потолком зажглись, перебегая от одной стены к другой; помещение наполнилось ослепительно-ярким светом. Сергей обернулся. На пороге стоял высокий массивный человек в линялых джинсах и ветровке, в левой руке он держал фонарик; щурясь от яркого света, но уже проморгавшись и все видя, он недоуменно-настороженно оглядывал помещение. Присевший у анализатора Вадик, глядя на него, медленно встал с колен; видя его поднимающуюся фигуру, вошедший сделай было рефлекторное движение рукой за борт ветровки, но почти тут же, словно удивленный, замер с застрявшей на полпути рукой. В замешательстве, справившись с первым удивлением, он снова двинул было руку за пазуху и вновь остановил ее.

— Мастер?

Широко улыбаясь ему, Вадик, изображая радушие, склонил голову набок.

— Вовчик. Хорошо, что зашел. Как жена, как дети?

Секунду переводя взгляд с Вадика на включенный анализатор и тянувшиеся к боеголовке шланги, изменившись в лице, вошедший вновь медленно повернулся к Вадику. Глядя в глаза друг другу, словно мгновенно поняв что-то абсолютно ясное и тому и другому, секунду оба молчали. С понимающей улыбкой встретив обращенный на него взгляд вошедшего, Вадик, на секунду отведя глаза, вновь с неторопливым интересом поднял их.

— Просчитал ситуацию?

— Просчитал.

— Понятно.

Мгновение помедлив, он мельком бросил на него взгляд.

— Упрашивать тебя, я так понимаю, бесполезно?

— Хорошо, что ты это понимаешь, Мастер.

— Понимаю, что ж не понимать. Сразу такое облегчение… А ты думал, я тебе взятку предложу?

— Ты ж знаешь, это бесполезно.

— Знаю. Да хоть бы и полезно, у меня все равно ничего нет.

— Что, ФСБ так плохо платит? У нас говорят, вы там жируете.

— Фольклор. А впрочем, может, я и от жизни отстал, бог его знает, как сейчас платит ФСБ и кому.

— А ты разве… А, ну да, говорили, ты на вольные хлеба подался, у вас вроде это можно.

— Да и у вас можно, я гляжу…

— Не в таких масштабах.

— Ну, на тебя, я смотрю, масштабов хватило и на вашу команду тоже. Что-то мне лица кое-какие знакомыми показались. Кто у вас там — вроде Толик?

— Толик, и Витька Кабанов тоже.

— А кто-нибудь есть еще из наших бывших?

— Да нет, больше никого нету.

— Может, оно и к лучшему.

— Наверно.

— М-да… Ситуация.

— Ситуация неприятная.

— И как собираешься выходить?

— Выходить, вообще-то, собираешься ты.

— А ты собираешься воспрепятствовать?

— Я обязан, Мастер.

— Значит, положение безвыходное?

— Мастер, не надо. Я обязан. Не надо, Мастер. Ты же меня сам всему учил.

— Ну, вообще-то не всему. Хотя, вообще, учил, конечно… Но сейчас-то у тебя, я смотрю, другие учителя. И спонсоры даже появились. Что это ты, кстати, с самого начала так перенапрягаешься? Так деньги держат?

— Не надо так говорить. Ты ж знаешь, я не продаюсь.

— Знаю, потому и спрашиваю. Не деньги, конечно. Видно, думаешь, что государственную собственность спасаешь?

— А что, разве не так?

— И какую версию от спонсоров получили? Так, ради интереса.

— А ты не понимаешь?

— Хочу из первоисточника услышать.

— ПД ИТР.[5]

— ПД ИТР… А родному КГБ, значит, такое святое дело не доверили?

— Родное КГБ против союзников не работает.

— А вы работаете?

— Мне жаль, что ты оказался в это замешан, Мастер.

— Во что «в это»? Вероломное похищение уникального произведения, выкованного честными руками белорусских рабочих?

— Не понимаю, почему ты над этим смеешься.

— Я смеюсь? Да я за всю жизнь таким серьезным не был. Какие смешки в реконструктивный период. Я ж тут тоже не в фольклорной экспедиции — государственную собственность спасаю.

— Чью собственность?

— Государственную. — По-дворовому грубо Вадик быстро подался к Вовчику.

— Это русская ракета, Вова. Ты что, до сих пор не понял?

В замешательстве вошедший секунду смотрел на Вадика. Саркастически наблюдая за ним, Вадик кивнул.

— Чувствую, при оглашении вводной на данный факт упора не делалось.

— Русская?

— Ну да. Что ты думаешь, у нас уже ракет не осталось?

— И что же она здесь делает?

— Да, по-моему, ей тоже здесь делать нечего, потому и я здесь. Аварийный испытательный пуск, ракеты, видишь, тоже ошибаются.

— Испытательный пуск? В западном направлении?

— Так в том-то и аварийность. Был бы в восточном, разговора бы не было.

— Ошибка… И что же ваше ФСБ этим не занимается?

— Наше ФСБ против союзников не работает.

Чувствуя, что инициатива у него, чуть напряженней, чем обычно, Вадик приковывающе ткнул пальцем в сторону Вовчика.

— Анализируй, Вова, анализируй. Вспомни четко, кто что тебе говорил, как задачу ставил, проверяй на внутреннюю непротиворечивость, анализируй быстро, другие анализировать не будут. Сравни все, что слышал от них, что слышал от меня, принцип максимума правдоподобия, Вова. И думай, кому выгодно. Белоруссии русская ракета не нужна, вспомни про Р-300, ты с твоими дружками запросто можете на ЦРУ сработать, не соверши ошибку, думай, что делать.

Отчаянно-мучительно Вовчик взглянул на Вадика.

— Я не могу тебя выпустить, Мастер.

— Это тебе что, анализ подсказал?

— Я не могу. Даже если все так, как ты говоришь, я не могу один это решить. Есть еще ребята, это только они могут решить. Ты должен им сказать.

— Это чево, речь толкнуть, что ли? Товарищи революционные матросы? Поверните штыки пролетарского гнева против нанимателей из ЦРУ? Митинг устроить, что ли?

— Я ничего другого не могу для тебя сделать, Мастер.

— Я тебя часто обманывал, Вова?

— Ты меня не обманывал.

— А сейчас, значит, обманываю?

— Не выкручивай мне руки, Мастер.

— Руки? Это уже айкидо какое-то. Это ты чего-то мимо, Вова, я айкидо не практикую, это тебе к Славику. Он-то, небось, тоже с вами?

— Нет.

— Послушай, Вова, соберись, если мозговой штурм захлебнулся, напряги чутье, я же по глазам вижу, что ты уже все понял. Ты же не дурак, Вова, ты ж уже наверняка знаешь, как правильно все сделать, разберись, что мешает, сделай еще один заход на цель, Вова.

— Ты напрасно меня уговариваешь, Мастер.

— Ты думаешь?

— У нас теперь разные хозяева.

— Это точно, но учти — ты своих не знаешь.

— Мы с тобой зря теряем время.

— Ты точно в этом уверен?

— Я тебе уже все сказал, Мастер.

— М-да. Жаль, что так получилось.

— Мне тоже жаль.

С сожалением пожав плечами, Вадик философски взглянул на Вовчика.

— Ну что ж, если анализ не помогает, придется действовать методом синтеза.

— Не надо, Мастер. Не доводи до этого.

— Не бери в голову, Вовчик.

Непринужденно, все так же улыбаясь, Вадик вразвалочку сделал пару шагов к Вовчику. Отступив на шаг, каким-то неуловимым для глаза движением сделав так, что в руке у него оказался пистолет, тот резко вскинул его, держа на прицеле Вадика.

— Стой на месте. Не делай этого, Мастер.

Автоматически дернувшись рукой к пистолету, лежавшему на полу «газели», Сергей выбрался из машины. Почти в ту же секунду он увидел, как Вадик, каким-то странным вихляющим движением уйдя влево, одновременно вновь приблизился к Вовчику, ствол Вовчика дернулся за ним; словно танцуя, Вадик ушел вправо; догоняя его, ствол рыскнул за ним снова. Понимая, что выстрел вот-вот раздастся, пытаясь упредить его, Сергей, вскинув пистолет, нажал спусковой крючок. Пистолет с громким хлопком грубо содрогнулся в его руке, гильза ударила о борт «газели». Остановленный в своем движении, Вадик надсадно-стремительно полуобернулся к нему.

— Зачем?!

Со стороны двери раздался встречный хлопок, почти тут же фигура Вовчика стала оседать, Вадик пошатнулся; видя это боковым зрением, судорожно торопясь помешать и упредить следующие выстрелы, Сергей несколько раз с силой нажал спусковой крючок, целясь в уже сидящую фигуру Вовчика; последние два раза нажав впустую и поняв, что патронов больше нет, он, опустив пистолет, обернулся к Вадику. Увидев, что тот лежит на спине, еще ничего не понимая, он опустился на колено рядом с ним. Голова Вадика была повернута набок, в белках глаз отражались огни ламп под потолком, кожа лица казалась какой-то противоестественно неподвижной, это был он и не он, маленькое черное отверстие, пробитое в левом виске, казалось какой-то ерундой, недоразумением, неспособным вызвать эту казавшуюся дикой неподвижность; тронув Вадика за лицо, потормошив плечо, он ощутил мертвый отклик чего-то тяжело-студенистого, что уже никак не отвечало ему. Не зная, что ему делать, машинально поднявшись, он зачем-то подошел к Вовчику. Приваленный спиной к воротам гаража, уронив голову на грудь, тот сидел с согнутыми ногами, так что колени торчали чуть ли не у самых плеч, джинсовая ткань туго натянулась на коленях; увидев его тяжелые ботинки, он понял, что грубые подошвы не позволили ногам разъехаться по иолу. Обмякнув, с головой, упавшей на грудь, он сидел, словно пьяно уснув, никаких ран не было видно, пол под ним был мокрым, красные дорожки вытекали из-под него, словно он описался кровью. Кровь блестела на шершавом полу, две струйки уже остановились, третья, толчками набухая, еще чуть заметно ползла по бетону. Дернувшись обратно к Вадику, словно он что-то еще мог сделать для него, и тут же поняв, что идти незачем, он остановился на полпути посреди гаража между двумя телами, пытаясь что-то понять. Только что оба они разговаривали, сейчас их подменили чем-то другим, то, что было, куда-то исчезло. Неподвижные, похожие на два больших куска подогретого холодца, обернутые в тряпки, они лежали по обе стороны от него, словно все, что сейчас случилось, происходило в какой-то другой жизни и не с ними, они были, и их не было. Услышав какой-то новый посторонний звук снаружи, словно откуда-то издалека, он повернулся к воротам; растаскиваемый в разные стороны необходимостью бежать и ощущением того, что он еще может что-то сделать, он шагнул было к воротам и снова остановился; обернувшись, он увидел в кабине Наташу; вид ее, перевесив, бросил его к машине. Схватив лежавший у открытого капота гаечный ключ, он закоротил им клеммы втягивающего реле и стартера; двигатель, взвизгнув, заработал; захлопнув крышку капота, он, подбежав к воротам, откатил сначала одну половину, затем другую, тело Вовчика съехало на асфальт, от темневшего в отдалении здания к гаражу уже бежало несколько человек; вернувшись и спешно задвинув боковую дверцу, он, снова запрыгнув в кабину, стронул машину с места; освещенный аквариумный куб подался назад, тьма приблизилась. Асфальтовая дорожка уходила вправо; взглянув назад, он увидел лежавшие на полу тела; проламываясь через внутреннее неустройство, отрывая себя от них, он выжал газ. Справа и слева в темноте понеслись деревья, дорога вывела на открытое пространство, впереди при свете фонарей замаячили забор, железные ворота и деревянная будка со светящимися окошечками. Подъезжая к воротам, он похлопал рукой по сиденью, пытаясь нащупать пистолет, машинально брошенный туда, когда он садился за руль, пистолета не было; уловив его движение, Наташа, ничего не говоря, быстро подобрала пистолет с пола и подала ему; быстро взяв пистолет, который, хоть и разряженный, мог пригодиться, чтобы пригрозить охраннику, он, затормозив, выскочил из машины. Ворота были закрыты на длинный металлический засов; оттащив его, левой рукой надавливая на раскатывающиеся створки, в правой приподнято он держал пистолет, неотрывно оглядываясь в сторону будки; в освещенном окошке мелькнула тень, но никто не вышел; не отрывая глаз от дверей будки; он, вернувшись, вновь запрыгнул в кабину, мотор натужно взревел, машина, разгоняясь, дернула с места, ворота остались позади. Дорога уходила во тьму, при свете фар видя путь, он, приглядевшись, увидел впереди огни деревеньки, далее чернела стена леса с едва различимым просветом посередине. Машину трахнуло в колдобине, бедро Наташи притиснулось к нему; словно получив заряд от нее, телесно ощутив ее присутствие, он, не боясь, прибавил скорость; дорога чуть повернула, деревня осталась справа, стена деревьев стремительно наплывала на них и впустила в себя, дорога потянулась через лес. Гоня машину на предельной скорости, чтобы с гарантией оторваться от возможного преследования, он едва не промахнул шедшее поперечно широкое шоссе; затормозив в последнюю секунду, не зная, в какую сторону поворачивать на Минск, налево или направо, он огляделся в поисках указателя, — указателя не было; сквозь шум двигателя прорезался гудок электровоза; открыв дверь и высунувшись, чтобы лучше понять, откуда доносится шум поезда, он прислушался. Грохотало где-то впереди, значит, поворачивать надо было направо; вырулив на шоссе, он выжал газ снова. Отделаться от боеголовки надо было как можно быстрее; увидев дорожку, уходящую вправо, он свернул туда; остановив машину у какого-то полуразрушенного домика, он, открыв салон, подтащил сумку; открыв мини-кейс с ножовками, он тут же механически закрыл его — ножовок в кейсе не было, единственная часть его снаряжения, представлявшая хоть какую-то ценность в повседневном обиходе, была взята кем-то, без стеллитовых ножовок он не мог перепилить погнутые стержни и вытащить блок, это значило, что боеголовку надо было увозить полностью. Вновь кинувшись за руль, с трудом крутанувшись, он вернул машину на дорогу. Вибрация и скорость притупляли ощущения только что случившегося; понимая, что пока они гонят, ему легче будет отрешиться и все обдумать, стараясь соображать так же быстро, как неслась машина, он прикидывал, что ему сейчас нужно было делать. Ракета тряслась у них за спиной в салоне, первая фаза задания была выполнена, теоретически теперь он мог гнать машину до самой Москвы, раздавая взятки гаишникам; но те, кто захватил его сегодня, наверняка имели связи в органах, а значит, возможность перехвата машины на первом же милицейском посту; машину следовало бросать, едва доехав до Минска, и выбираться другим способом; самолет не подходил, как и любой вид транспорта, требующий регистрации, оставалось ехать поездом, причем не покупая билетов по паспорту, а нелегально, дав взятку проводнику. Головная часть ракеты без металлического корпуса тянула килограмм на семьдесят, это значило, что он вполне мог дотащить ее до поезда, отдав свою сумку Наташе; если бы боеголовка была хоть как-то упакована, можно было бы гнать машину до вокзала немедленно, но в таком виде, в котором она была сейчас, ее нельзя было показывать никому, следовало где-то остановиться и упаковать ее, чтобы она хоть как-то могла сойти за ручную кладь. Лучше всего было бы сделать это у Наташи, но к ней ехать было нельзя; дойдя до этого пункта, он понял, что ехать придется, если дома у нее остались какие-то документы; словно почувствовав, что он думает о ней, она шевельнулась. Инстинктивно тронув ее коленом, он на секунду повернулся к ней.

— Тебе из дома ничего забирать не надо?

— Нет.

— Документы, паспорт — все при тебе?

— В сумке.

Благодарно кивнув ей, чувствуя, что ему помогает ее голос, желая видеть ее, но вынужденный все время смотреть на дорогу, он ищуще придвинул колено к ее колену; поняв его, она, не отрывая своего колена от его, быстро придвинулась к нему, сквозь одежду к нему пробилось ее тепло. Машину трясло на неровной дороге; боковым зрением он увидел, как Наташа, словно сама подумав о чем-то, повернулась к нему.

— Мы в Моск