«Долгое дело»

- 1 -
Станислав Родионов Долгое дело

Рябинин переступил высокий порог и шагнул в помещение, размашисто закрыв широченную дверь, обитую железом. Тёмные, иконного цвета стеллажи выстроились торцами, как прореженный забор. Говорили, что они тянулись на полкилометра.

От дверного маха должен бы сорваться ветерок, но воздух даже не дрогнул. Казалось, его здесь тоже хранили, уложив незримыми штабелями до сводчатого монастырского потолка. Запах бумаги — не такой, каким пахнет свежая тетрадка, чистый лист или газета, — макулатурным духом щекотнул нос. Странно, ведь в библиотеках тоже хранилась бумага, но запах там другой. Неужели он зависит от того, что на этой бумаге написано: математические расчёты, школьное сочинение, роман о любви или протоколы уголовных дел? Или есть бумага живая и есть мёртвая? Или вентиляция тут не тянет?..

Рябинин подошёл к деревянному барьерчику и шумно бросил портфель. Где-то далеко, может быть за полкилометра, отозвались тихие шаги, которые приближались с каждой секундой.

— Сергей Георгиевич!

Танечка улыбнулась и запахнула халат.

— Кто ж ещё, — улыбнулся и Рябинин, доставая из портфеля запрос на уголовное дело. — Как твоя архивная жизнь?

— Как у мышки, — сразу ответила она, потому что так отвечала всегда и каждому.

— Скучно?

— Ещё бы не скучно. Аж пропылилась вся…

Она потрепала пушистую чёрную косу, свою гордость, словно вытряхнула из неё упомянутую пыль.

— Столько тут дел, а тебе скучно.

— Нет живого лица. Архив-то что кладбище. Да на кладбище веселей.

Для него они были не мёртвые. И не только потому, что, хорошо зная следствие, он мог открыть архивную папку и определить цель и смысл любого процессуального действия. У Рябинина было развито воображение — от следствия ли, от природы ли, — которое оживляло протоколы допросов, очных ставок и происшествий. Он сразу начинал видеть лица и слышать голоса. В конце концов уголовные дела требуют не так много фантазии, чтобы превратиться в повести и романы.

— Хочешь пойти секретарём в прокуратуру? Там сплошные живые лица…

— Ещё как хочу!

— А вот я люблю архивы, — признался он.

— Это вам после вашей нервотрёпки хочется отдохнуть, — не согласилась Таня.

- 1 -