«Принцесса огорошена»

Принцесса огорошена Марина Воронцова

ИСКАТЕЛИ ЗЛОКЛЮЧЕНИЙ

Весь мир вокруг меня пропах луком. Луковый запах преследовал меня в машине, в офисе, в подъезде. Даже от кота Себастьяна, забравшегося ко мне на руки, отчаянно разило проклятой многолетней травой. Все это говорило об одном: у младшего детектива Николая Ивановича Яретенко случилось обострение любви к родине. Обычно это продолжается неделю. Помощник питается исключительно борщом на свинине, ест традиционные сэндвичи с копченым салом и цибулей, накрывает телевизор "Sony" вышитым рушником и предпринимает отчаянные попытки изготовить настоящую горилку в самогонном аппарате. Потом все проходит. Николай Иванович начинает бегать по утрам, чтобы выгнать из организма съеденное сало. Стирает рушник, стерилизует самогонный аппарат и убирает ностальгические символы на антресоли до следующего "сезона". Надеясь, что так случится и теперь, я глубоко вдохнула и зажала нос. И это пройдет…

После двадцати лет работы на "скорой" Александра Александровна Ворошилова (так меня зовут) превратилась в богатую наследницу, внучку княгини Друзе. С работы ушла, чувствуя жгучий стыд перед коллегами-бюджетниками за нежданное благосостояние, а потребность кого-нибудь спасать осталась. Дальше – дело случая. Особенности душевного склада наших граждан располагают к возникновению весьма неожиданных ситуаций и преступлений. В огласке их обыкновенно никто не заинтересован, поскольку круг "нарушителей и потерпевших" ограничивается близкими родственниками. "Кто-то же должен помогать людям решать подобные проблемы!" – подумала я. Так в России появилось, кажется, первое агентство по расследованию особо деликатных семейных дел. Правда, клиенты к нам пока не торопятся. Николай Иванович, "пенсионер, эксперт по противолодочной обороне", даже приуныл. В порыве отчаяния приобрел на развале книжку "Реклама и паблик рилейшиз". Теперь он самозабвенно занимается пиаром нашей конторы. Вторую неделю обращается к средствам массовой информации, применяя традиционную военную хитрость – измор.

Не дав мне подумать о непредсказуемости поворотов судьбы, агентство в лице нашего детектива-администратора настоятельно потребовало внимания:

– Александра Александровна! У нас клиент! Представляете? Женщина! Хочет, чтобы вы добыли доказательства ее вменяемости! Думаю, на нее телевизор подействовал!

Людмила Колыванова – детектив-администратор нашего агентства. Себя в анкете свадебного бюро отрекомендовала как "жгучую бурятку, словно из фильмов Тинто Брасса", "готовую осчастливить обеспеченного, щедрого, спортивно сложенного мужчину тридцати – семидесяти лет". Должность "детектив-администратор" Людочка придумала себе сама. Сказала, что составляет первое впечатление о клиенте, а это "важнейшая часть расследования".

– Телевизор? – опасливо переспросила я.

Перед глазами возникла живописная картина: в приемной сидит всклокоченное существо, нервно жуя "Панораму ТВ".

– Говорит, что свекровь со своей сестрой насылают на нее порчу и хотят упечь в сумасшедший дом! – добавила Людочка.

– Может быть, имеют основания? – предположила я, мучительно вспоминая номер психиатрической неотложки.

Повисла пауза. Похоже, Людочка решила умерить восторги и взглянуть на клиентку трезво. Через секунду вынесла вердикт:

– Нормальная женщина, – и добавила обиженно:

– зря вы, кстати, не доверяете. То, что она говорит, вполне может оказаться правдой, – затараторила Людочка. – Меня, знаете, как первая свекровь подставляла? Придет с утра и поет сладким голосом: "Давай Стасику рубашки поглажу?" Я и соглашаюсь. Думаю, она погладит. Ага! Щас! Потом Стае на меня орет, что у него глаженых рубашек нет, а Октябрина Карповна ходит себе улыбается!

Лишиться первой и единственной клиентки мне страшно не хотелось.

– Скажите женщине, что я буду через двадцать минут, – прервала я леденящий душу рассказ о подлости Октябрины Карповны. Взгляд зафиксировался на стремительно растущем заторе возле Литейного моста. – Нет, через сорок. Дайте ей бутылочку "Эвиан" и валерьянки. Будет просить валокордин, валидол, нитроглицерин – все есть в моей аптечке.

Разгоряченная Людочка отключилась. Иногда мне кажется, самый знойный мужчина не способен возбудить нашего детектива-администратора так же сильно, как воспоминания о свекрови. Не будет преувеличением сказать, что семейное счастье Людочки только на Октябрине Карповне и держалось. Кровопролитная война за звание самой главной женщины в жизни Стаса Колыванова затмевала все недостатки объекта борьбы. После смерти свекрови Людочка вдруг обнаружила, что супруг-то, оказывается, глуп, ленив, ни на что не способен и пять лет параллельно живет с другой бабой. Брак распался.

Охранники в бизнес-центре, завидев меня, расплылись в улыбках.

– Видели вас по телевизору…

– Некогда, – осадила я их, пробегая мимо. – Клиентка ждет!

Смешки, раздавшиеся вслед, меня насторожили. Типичный пример человеческого эгоцентризма, – успокоила я свою тревогу. Люди склонны все, происходящее вокруг, относить на свой счет. Начальник зол – работник думает: "На меня!", – люди рядом засмеялись – нервно оглядываемся…

На верхней ступеньке до меня дошло:

– Меня показывали по телевизору?! – и, споткнувшись, я грохнулась на четвереньки.

– Ой-ей! – секьюрити вздрогнули и поморщились. – Не ушиблись?

– Фигня, – храбро отмахнулась я, с сожалением глядя на расползающиеся от коленей стрелки. – А на каком канале?!

– По местному, в "Светской хронике"!

– Спасибо, – низким бархатным голосом поблагодарила женщина, перешагивая через поверженное мною дерево.

Добравшись наконец до своего кресла, я приблизительно поняла, что чувствовал Робинзон Крузо на берегу после кораблекрушения.

– Чай, кофе? – я положила руки на свой "антикварный" стол. В кавычках, потому что это очень хорошая подделка. С него, кстати, и началась моя детективная карьера[1].

– Нет, спасибо.

Повисла пауза. Ушибленная коленка зачесалась. Я поскребла ее ногтями и великосветстким тоном представилась:

– Александра Александровна Ворошилова, – а для солидности добавила:

– Вы, наверное, уже видели меня по телевизору.

– Видела, – кивнула клиентка, слегка скривившись, и вытащила из сумки длинный лакированный мундштук. – Я Ольга Корсакова.

– Ну-с, тогда начнем.

Как человек, проживший два года с политтехнологом, я грамотно положила руки на стол и подалась вперед. "Люди через секунду забудут о вашем промахе, если только вы сами не начнете о нем напоминать", – сказал как-то Вадим Соколов. Посему, набрав в легкие воздуха, я представила, что нахожусь в приподнятом деловом настроении.

– В общем, причина вашего обращения мне уже известна. Вас пытаются представить…

– Ненормальной, – подсказала Ольга, выпуская облачко сизого дыма. – Свекровь и ее сестра. – Думаю, они сговорились с прислугой. Подкладывают мне всякие вещи, потом убирают. Олегу говорят, что мне привиделось. Или шепчут гадости, а потом утверждают, что мне все послышалось…

– Стоп! – я вытянулась вперед так резко, что Корсакова вздрогнула. – Извините, что перебиваю, но вы могли бы вкратце описать ситуацию и назвать действующих лиц?

– Сейчас, – флегматично согласилась Ольга.

Посмотрела в потолок, потерла ладонью колено и, слегка покачиваясь вперед-назад, повела сказ на манер старца Нестора.

– Мужа моего зовут Олег, а свекровь – Регина Васильевна. Дом их располагается на берегу Финского залива. Сейчас гостит сестра Регины Владилена, журналистка и истеричка. Есть прислуга – местные аборигены. Горничные – учительница из местной школь! и официантка из соседнего пансионата. Приходят во второй половине дня. Есть кухарка. У Олега шофер. К мужу я переехала два месяца назад. Свекровь сразу свалилась с сердечным приступом. Прямо на нашу кровать, держась за печенку. На следующий день Олег уехал на работу. Свекровь со своей сестрой приперлись ко мне. Исполнили дуэт "Убирайся из нашего дома". Солировала Регина Васильевна, Владилена – на подпевках. Я их выгнала – и понеслось! Сперва в кровать подложили мертвую птицу. Потом на обед яйца с кровью подали. Меня аж стошнило. Пока в ванной отмывалась, они кровавое нормальным яйцом всмятку заменили. Что еще? В трубу каминную выли, на золе знак несчастья выводили, куклу восковую сделали…

– Детский сад какой-то! – возмутилась я. – А что ваш муж? Вы ему рассказали об их выходках?

– Здесь самое интересное. Когда я птицу в кровати увидела, испугалась. Закричала, стала Олегу звонить. Все сбежались в спальню – а там чистые простыни. Никакой птицы! Олегу вечером сказали, что у меня галлюцинации!

– А муж?

– Он рано уезжает, работы много. Мне трудно вставать вместе с ним. Тем более что я до поздней ночи иногда сижу. Читаю или в Интернете… – спокойно продолжала Ольга.

– А что же муж?! – мною овладело праведное негодование.

Ольга закурила вторую сигарету и выпустила дым в потолок.

– А муж… Муж к психиатру посоветовал обратиться.

– И ваш…м-м… Олег, кажется? Неужели ничего не замечает?!

– Не-а, – Ольга покачала головой, – после того, как Регина ему скандал закатила, Олег сказал: "Никаких проблем! Завтра же куплю квартиру в городе и мы съедем". Что тут началось! Мамаша его про сердечный приступ тут же забыла, стала астматический изображать…

– Не понимаю, – я наморщила лоб, – а почему она не хотела, чтобы вы жили отдельно?

– Из-за денег, естественно, – пожала плечами Ольга. – Он же их ей по привычке отдает. Как же можно кулек с наличностью из рук выпустить! Так что теперь при нем меня только что не облизывают! А как только он за дверь – начинаются скандалы! Олег приезжает, я жалуюсь, а они отрицают! Говорят, я все выдумываю! Чокнутой выставляют!

Ольга посмотрела в окно и перевела Дух.

– Сколько лет Олегу? – у меня появилось негуманное желание надавать этому маменькиному сынку бейсбольной битой по заднице.

– Тридцать три, – ответила Ольга.

– И он не может урезонить свою мамашу?

– Говорю же! Перед ним все шелковые! "Олечка", "милая", "наша девочка", "доченька"… Свекровь плачет: "Уже не знаю, как заслужить ее любовь!" Он уверен, что на сумасшедшей женился! Врача вчера привозил. Старенького такого профессора. Тот о родных расспрашивал: "А не было ли у вас в роду, душечка, эпилептиков, алгоколиков или шизофреников?.." Дураку понятно, куда клонил. Я его чуть не убила от злости! Потом вроде успокоилась и тут, как по заказу, сюжет про вас… Ну что? Беретесь помочь?

Я задумалась. В чем помочь-то? Прийти и сказать ее мужу: "Олег, вы не правы"?

– Оля, скажите, а вы никогда не думали обратиться к семейному психотерапевту или психологу? Мне кажется, что для решения вашей…м-м… проблемы такой специалист подходит больше, чем частный детектив.

– Я вам еще не все рассказала, – насупилась девушка. – Самое страшное в том, что, – она замолчала, посмотрела на свои руки, потом сцепила их в замок, – что меня пытались убить…

Повисла пауза. Я внимательно вгляделась в сидящую передо мной женщину. Итак, похоже, существуют две версии решения. Первая – поверить ей и попросить рассказать, как именно покушались на ее жизнь. Вторая версия – дать ей номер телефона хорошего психиатра для консультации. Не сиди я в офисе с табличкой "Детективное агентство", не колеблясь, выбрала бы второй вариант. Налицо все симптомы мании преследования. Молодая женщина уверена, что родственники мужа ее ненавидят, сговорились убить… Но поскольку я теперь частный детектив по расследованию особо деликатных семейных дел, вполне логично предположить, что ко мне будут часто обращаться с подобными проблемами.

– Хорошо, – продолжила я, – могу я узнать, с чего вы взяли, что вас кто-то пытается убить?

Ольга вытащила из сумки сверток. Положив его на колени, сказала:

– У нас в спальне висела люстра. Огромная, под старину. Килограммов сто пятьдесят, наверное, весит. Как-то ночью мне приснился кошмар. Я вскочила и никак не могла успокоиться. Было около пяти. Олег как раз в командировку уехал. Чтобы прийти в себя, решила прогуляться. Оделась, пошла к заливу, он недалеко от нашего дома. Возвращаюсь, а люстра валяется на полу. Грохнулась с такой силой, что у кровати дубовый каркас треснул! Крюк, на котором висела эта громадина, сломался. Представляете, что со мной было бы?..

– Угу, – кивнула я, потянувшись за своей записной книжкой.

Что ж, все понятно. Девушка действительно нуждается в помощи. Только не в моей.

– Вы мне не верите? – в глазах Ольги промелькнуло отчаяние. Она судорожно развернула сверток. – Вот! Посмотрите!

Внутри оказались половинки стального крюка. По всей видимости, того самого, на котором крепилась злополучная люстра.

– Ничего странного не замечаете? – Корсакова положила их передо мной и с надеждой уставилась на мое лицо.

– Ну, проржавел разве, – я взяла обломки, – и края оплавленные…

Действительно, складывалось впечатление, что кто-то намеренно обработал стальную конструкцию кислотой. Поверхность, особенно возле места разлома, казалась пористой. Я вытащила увеличительное стекло и посмотрела чеоез него.

– Видите? – с напряжением в голосе спросила Ольга.

– Да, что-то странное здесь есть, – признала я.

– Я тоже думала, что люстра упала случайно. До тех пор, пока обломки не увидела, – серьезно сказала Корсакова. – Ну что? При таком раскладе беретесь помочь?

Я машинально кивнула, таращась на обломки крюка. Неужели можно с такой силой ненавидеть жену сына?!

– Вот и хорошо, – обрадовалась Ольга. – Я все продумала. Вы поселитесь у меня, на несколько дней. У вас ведь есть всякие мини-камеры, микрофончики?

– Угу…

Мы только еще собирались приобрести профессиональное оборудование, но пока не успели.

– Я помогу вам расставить все эти штуки по дому, – Ольга заговорила медленно и отчетливо, будто объясняла имбицилу правила пользования ложкой, – а вы передадите мне все полученные записи. Таким образом, Олег сможет убедиться, что я нормальная, а его мать – сволочь.

У меня чуть не сорвался вопрос: "Вы думаете, это его обрадует?", но, на счастье, удалось сдержаться.

– А как мы объясним, кто я?

– Придумаем что-нибудь, – Ольга засмеялась. – Скажем, что ты… можно на "ты"?

– Да.

– Скажем, ты моя тетя, приехала меня проведать, пойдет? – спросила Ольга. – А по профессии ты… Кстати, а что, кроме расследований особо деликатных семейных дел, умеешь? – губы Ольги покривила легкая саркастическая усмешка.

– Ну… Я вообще-то врач…

Мне почему-то стало неловко. Сейчас разочарованно протянет: "У-у… Жалко, что не следователь…" Но Корсакова даже обрадовалась.

– Супер! Василисы – это я так мегер своих называю, Васильевны они обе – на лечении помешаны! С утра до ночи друг другу давление измеряют! Когда сможешь приступить? Других клиентов много?

"Да как тебе сказать…" – подумала я и ответила:

– Хоть с завтрашнего дня…

– Хорошо, – Ольга мягко стукнула ладонями по подлокотникам. – Насчет денег не волнуйся. Сколько за день своей работы берешь?

– Смотря за что, – пробормотала я. Детективное агентство "Око Гименея", как и весь путь мирового капитализма, началось с "натурального хозяйства". Нашим первым клиентом по воле случая оказался зять Николая Ивановича. С него деньги брать было неудобно. Он нам мебель подарил. Бывший муж-политтехнолог дизайнера прислал. Людочка Колыванова – и та досталась в наследство от центра противолодочной обороны, которым Николай Иванович командовал до выхода на пенсию.

– Десять тысяч евро плачу, если поможешь, – предложила Ольга.

Я обрадовалась, как в 1970 году перспективе получения первой зарплаты. Суть, разумеется, не в деньгах. Но профессией у нас принято считать только то, за что платят деньги. Если следовать такой логике, то Бенедикт Спиноза был точильщиком линз… Однако стереотип есть стереотип.

– Договорились.

– Тогда до завтра. Ольга ушла.

Первый серьезный клиент! Услышав, как входная дверь закрылась, я взвизгнула и завертелась в кресле. Когда остановилась, передо мной стоял Николай Иванович, гордый, как крейсер "Варяг".

– Я уже в курсе, – заявил он, сияя, будто медный таз. – Вот что значит пиар! Всего малюсенький репортаж по телевидению, и клиенты – вот они! А ты говорила…

Здесь требуется пояснить. Пару дней назад Николай Иванович, свихнувшись на рекламных технологиях, предложил устроить полномасштабную кампанию по телевидению.

– К нам хлынут толпы! – с энтузиазмом рисовал он перспективы. – Только представь!

Я представила толпы людей в нашей приемной и впала в меланхолию.

– Переманим из органов и спецслужб профессионалов, наймем филеров, фотографов, водителей… – мысль младшего детектива Яретенко мчалась сквозь Вселенную.

– А из чего им платить зарплату? – тоном "можно побыть занудой?" прогнусавила я.

– Из гонораров, естественно! Неужели ты могла подумать, что я рассчитываю потратить на это твои деньги! – последовал ответ. – Тем более, что их не хватит.

– Ты меня убедил, – я скорчила серьезную мину. – Дело за малым – получить гонорары авансом и убедить толпы подождать, пока мы сформируем штат.

– Ну что ты за человек? – Николай Иванович надулся и сложил руки на животе. – Никакого полета мысли! Вот поэтому вы, женщины, ничего в жизни и не добиваетесь! Смотрите все время себе под ноги, а вперед взглянуть, на долгосрочную, так сказать, перспективу, не в состоянии!

– Перспективу?! – взъелась я. – Щас увидишь перспективу! Положим, я сошла с ума и заказала рекламу, взяла в банке кредит, набрала человек пятьдесят шпионов-пенсионеров! К нам явились толпы. Пусть даже маленькая толпа. Тысяча человек. Мы взялись расследовать их дела. Получается по двести расследований на каждого детектива! И вот "перспектива": раскрываемость упадет до нуля, работники поувольняются, ибо на фиг им столько мороки, а нас с тобой засыплют судебными исками возмущенные клиенты!

– Если все рисовать такими черными красками, лучше из дому не выходить. Вдруг кирпич на голову упадет, – Николай Иванович насупился.

Но сейчас, после обращения Ольги Корсаковой, помощник своим видом напоминал фигуру "Торжество прогресса", некогда украшавшую ЦПКО.

– Свершилось! – патетично воскликнул он. – Только попробуй теперь сказать, что я был не прав! Один раз тебя показали, притом не лучшим образом, и вот – готово! Клиент пошел!

– Подожди, – я насторожилась, – что значит "не лучшим образом"?

– Ну… там… Неважно, в общем, все равно эту "Светскую хронику" никто не смотрит, – отмахнулся младший помощник.

– Если ты все это организовал и знал, когда будут показывать, то наверняка записал на видике, – я грозно нахмурилась.

– Ну записал… – младший детектив Яретенко перетаптывался с ноги на ногу, сунув руки в карманы.

– Давай сюда!

– У меня с собой нет, – соврал помощник, скосив глаза в сторону.

– Коля! – я постучала пальцами по столу.

– Ну ладно, сама хотела… Николай Иванович, переложив на меня ответственность, отправился в свой кабинет и через минуту явился с кассетой.

– Кстати, – помощник изобразил максимально возможную заботливость, – давай я тебе визиточки закажу?

Я в тот момент искала в портфеле запасные колготки.

Да, разумеется, – сказалось само собой, без всякого участия мысли.

– Хорошо, – приободрился Николай Иванович. – Ты только сейчас не уезжай, вдруг еще кто придет. Все ж таки по телевизору рассказали…

И быстренько выскочил, захлопнув дверь.

Только я потянулась к телефону, чтобы попросить кофе, как в дверь просунулась голова Людочки. Сверкая, как китайский фейерверк, она радостно прошептала:

– Еще клиент! Звать?

– Через минуту!

Я лихорадочно разрывала упаковку. Черт! Надо же хоть колготки переодеть! Сунув ноги в синтетические обертки, я вскочила, чтобы их натянуть, и тут же села обратно. Людочка, окрыленная клиентским бумом, возглас мой проигнорировала. В коридоре послышалось: "Проходите!"

Дверь тихонько отворилась, и на пороге возник… цыган. Натуральный! Таких в кино показывают! Плотный мужчина в широкополой шляпе, с черными глазами, окладистой бородой, одетый в черное кожаное пальто, кожаные штаны, и высокие сапоги. В голове помимо воли завертелась музыка из "Возвращения Будулая".

– Здравствуйте, – приветствовал он меня с характерным акцентом и приподнял широкополую шляпу. Под ней оказалась загорелая лысина. – Ефрем Жемчужный.

– Александра Александровна Ворошилова, – я изобразила поклон и осторожно потянула вверх колготки.

Пока я соображала, как мне выйти из сложившегося положения – снять колготки совсем или же продолжать их незаметно надевать, Жемчужный показал на кресло и спросил:

– Сесть можно?

– Да, да! Прошу! – поспешно выпалила я. – Чай, кофе?

– Кофе, пожалуйста, – ответил Ефрем и откинулся назад.

– Люда, кофе! – забыв про переговорное устройство, проорала я в дверь.

Повисла пауза.

Я, неловко улыбаясь посетителю, пользуясь прикрытием огромного стола, осторожно подтягивала колготки.

Жемчужный улыбнулся, но не проронил ни звука. Я тоже улыбнулась и приподняла брови: мол, внимательно вас слушаю. Он почему-то засмеялся. Я хихикнула. Жемчужный погрозил пальцем и опять улыбнулся – так, что стали заметны пломбы на его нижней челюсти.

– Гхм! Ну ладно, – прервала я веселье. – Чем могу быть полезна?

– Так вот какая вы на самом деле! – удивленно воскликнул гость.

У меня возникло чувство растерянности.

– Простите?

– Говорю, что на самом деле вы гораздо лучше, чем в телевизоре, – пояснил Жемчужный.

– Спасибо; хуже, когда наоборот, – поддержала я разговор, но рука почему-то сама собой потянулась к кнопке вызова охраны, укрепленной на крышке стола снизу.

Жемчужный развалился в кресле, положил ногу на ногу и, склонив голову, заговорщически на меня уставился.

– Не узнаешь?

– Извините? – мой палец на кнопке нервно дернулся.

– Да что ж ты все время извиняешься, странная женщина?! – Жемчужный хлопнул в ладоши так, что у меня в ушах зазвенело, и вдруг запел:

– Ай-не-не, ай-не-е-не, а-а-ай…

Я с силой надавила на "вызов" и подумала: "Только бы продержаться, пока охранники поднимаются!" Чтобы задобрить цыганского гостя, я принялась прихлопывать в такт. По спине тонкой струйкой потек пот.

Дверь с грохотом распахнулась, и… на пороге возник Николай Иванович.

– Ефрем Жемчужный! Вы?! Здесь?! О! Младший детектив впал в прострацию.

Потом метнулся назад с криком: "Щас!" Из его кабинета послышался грохот падающих стульев и летящих на пол папок с бумагами.

– Вот! – Николай Иванович, сияя, протянул гостю кучу пыльных кассет. – Подпишите!

Жемчужный облегченно вздохнул, вытащил из кармана ручку и стал подписывать.

– Две гитары за стеной… – громким задушевным фальцетом запел Николай Иванович, держась руками за печенку, – жалобно заны-ы-и-и-ли…

– Вся душа-а полна тобой, – вторил ему бархатным басом Жемчужный.

Протянув руки друг к другу, певец и фанат закончили:

– Милый, это ты ли?!

После чего замерли в такой позе с самыми задушевными выражениями лиц.

Сообразив, что к нам явилась звезда цыганского романса, я, улучив момент, приподняла пятую точку и совсем было натянула колготки…

– Что здесь происходит? – на пороге стоял начальник охраны.

– Гхм, – Жемчужный с достоинством уселся в кресло.

– А в чем, собственно, дело, господа? – приосанился Николай Иванович. В подобные моменты к нему возвращается командирская стать. Младшему детективу чуть-чуть до вице-адмирала оставалось. Перестройка и пенсия помешали. – На каком-таком основании вы мешаете нашему производственному процессу? Вламываетесь, пугаете наших клиентов?!

Тяжелый кулак Николая Ивановича грохнул по подоконнику.

– Но… – начальник охраны развел руками и уставился на меня, хотя поддержки не встретил.

– Да, – вторила я, осторожно пытаясь вытащить заднюю часть юбки из проклятых чулочно-носочных изделий. – В чем дело?

Один из секьюрити позади шефа недоуменно почесал затылок резиновой дубинкой.

– Это, между прочим, не агент какой-нибудь торговый! – Николай Иванович показал на Жемчужного. – Это звезда мировой сцены, лауреат многочисленных премий, известнейший певец! – После чего скромно добавил:

– И наш постоянный клиент.

– И-извините, – пробормотал "шеф местной полиции", – ошибка вышла…

Пятясь-задом, злополучные стражи удалились, бормоча почти по-горьковски: "А был ли вызов?".

– Ну вот! – Николай Иванович потер ладони. – Теперь, когда мы этих хамов сплавили, может, коньячку?

– Не откажусь, – эффектным жестом поднял палец вверх Жемчужный.

– Я мигом! – помощник побежал в свой кабинет.

Ефрем уставился на меня и тяжело вздохнул.

– Вот уж не думал, что придет время – и красивая женщина меня не узнает…

Мне вся эта ситуация порядком надоела. В голове мелькнула мысль, что Николай Иванович специально приволок к нам этого нафталинного певца. Для пиара. В надежде, что какой-нибудь "Кировский гудок" потом напишет: "В агентство по расследованию особо деликатных семейных дел обратился Ефрем Жемчужный, кумир пятидесятых. Судя по всему, в семье у него неладно…".

Словно угадав направление моих мыслей, клиент посерьезнел.

– Собственно, я к вам за помощью пришел. Дочь у меня пропала. Роза Жемчужная. Хочу, чтобы вы ее нашли.

– Но… – я замялась. – Видите ли, специфика нашего агентства такова, что…

– Вот именно! – перебил меня Ефрем. – Вы-то мне и нужны! Я как только рекламу увидел – сразу понял: только к вам! Роза ведь не просто так пропала. Она сбежала! К своему жениху!

– То есть вы знаете, где она прячется? – не поняла я.

– Нет, не знаю, – вздохнул цыган.

Подумав, что мне сейчас предложат поискать какой-нибудь табор, кочующий по бескрайним просторам нашей родины, я приготовилась соврать. Мол, знаете, у нас куча работы…

Ефрем, похоже, обладавший даром читать мои мысли, воскликнул:

– Не торопитесь отказываться! Я хорошо заплачу, у меня есть деньги! Хоть в последнее время наш Театр цыганской песни гастролирует мало… Об оплате не волнуйтесь! Как минимум двадцать тысяч в твердой валюте, а если быстро управитесь – все пятьдесят! Дело у нас семейное и как раз по вашему профилю – деликатное. Сейчас расскажу…

– А вот и я! – на пороге появился Николай Иванович с подносом и опять запел. – К нам приехал, к нам приехал Ефрем Анастасии-и-и-ич да-а-а-рогой!

Вот уж никогда бы не подумала, что младший детектив держит у себя в загашнике "Хеннесси", сигары, лимоны и швейцарский шоколад.

– О! – Жемчужный приложил руку к сердцу.

– Мы обязательно вам поможем, – застрекотал любитель романсов Яретенко, бросив на меня уничтожающий взгляд, – можете считать, что ваша дочь уже вернулась! Вы только дайте нам наводку, фотографию, изложите обстоятельства – и спите спокойно. Где бы она ни была – мы ее обязательно отыщем! Я возьму это дело под свой личный контроль. Нет, я сам лично буду его вести!

– Спасибо, – сердечно выдохнул цыган и смахнул слезу.

Я скрестила руки на груди и решила не вмешиваться. У меня есть заказ – разборка между Ольгой Корсаковой и ее изобретательной свекровью, а младший детектив пусть творит, что хочет. "Чем бы мужчина ни тешился, лишь бы не пил", – говорит в таких случаях Людочка.

Коньяк разлили по бокалам, шоколадки освободили от оберток, по кабинету поплыл сигарный дым. Опуская длинные воспоминания о былой славе, бесконечные "музыкальные паузы" и восторги Николая Ивановича – что заняло девяносто девять процентов времени, – приведу короткие эпизоды нашей беседы.

Как все актеры, Ефрем был склонен излишне драматизировать собственную речь, поэтому сдобрил ее огромным количеством трагического пафоса.

– У меня пропала дочь. Но прежде чем мы перейдем к сути, я хотел бы о ней рассказать. Она как ангел! Если бы речь шла о ком-то из старших дочерей, я бы спал спокойно…

"Ничего себе ремарка!" – мелькнула у меня мысль. Интересно, чем занимаются старшие дети?

– Те не пропадут, но Розочка! – продолжал цыган, как ни в чем не бывало. – Ее всегда кто-то сопровождал и заботился о ней. Наша девочка к восемнадцати годам с трудом понимала, что такое деньги!

– Как я вам завидую! – воскликнул Николай Иванович. – А мои транжиры…

– Коля, потом расскажешь, – я перебила помощника.

О своих детях – у младшего детектива их четверо: двое своих, двое приемных – он может говорить часами без остановки.

– Это наша вина! – трагично заломил руки Жемчужный. – Нельзя было ее так баловать! Но, поймите, Роза у нас с Марией, это моя жена, поздняя. Уже и не думали о детях, но Бог, – Жемчужный показал пальцем в небо, – рассудил по-своему.

– Сколько же у вас всего детей? – не удержалась я от любопытства.

– Восемь, – развел руками Ефрем. – Мало, но зато всех поднял. Всех в люди вывел. Одиннадцать внуков имею.

– Поразительно…

В моем механистически налаженном мозгу моментально отщелкалась прогрессия. У Жемчужного восемь детей, если каждый из его восьми родит своих восемь, то получается, что при таких темпах через десять поколений на земле будет больше миллиарда цыган!

– Розочку мы баловали. Ее братья и сестры росли в трудных условиях… Она же появилась на свет, когда ко мне уже привалило богатство… О, я даже помню день, когда осознал, что богат…

– Вернемся к главной теме, – у меня появилось смутное ощущение, что Жемчужный до ужаса похож на моего помощника. – Расскажите, как пропала Роза.

Ефрем посмотрел на меня с упреком и, сложив руки на груди, демонстративно перешел на протокольный язык.

– Двадцатого сентября две тысячи второго года около пяти утра Роза убежала к своему жениху. Известно, что они встречались втайне от меня и отца Христо. Оперативные сводки доносят, что молодые люди хотели все открыть и заручиться нашим благословением.

Я насупилась и откинулась назад в кресле. Тайное обручение, надежда на благословение… Интересно, господа цыгане хотя бы знают, в Каком веке живут?

– Так выдайте им благословение задним числом, и все уладится! – воскликнул Николай Иванович.

Младший детектив искренне верит, что все гениальное просто.

Жемчужный вздохнул и продолжил тоном "ну я же вам в сотый раз объясняю…":

– Тут дело непростое. Отец Христо убил моего брата из-за девушки. Наш обычай это допускает, и его не выдали, но вражда пустила глубокие корни. Теперь наши дети полюбили друг друга, но судьба против их счастья.

Ефрем опустил голову и закрылся ладонью.

– Ай-яй-яй! – покачал головой Николай Иванович. – Прямо по Шекспиру! Гамлет и Дездемона!

– Два года назад Христо ушел из табора и поклялся увести Розу, как только, – тут Жемчужный перешел с актерского языка на обывательский, – создаст материальную базу для молодой семьи. И никто не знает, куда он поехал… Поэтому я к вам и пришел. Найдется Христо – найдется и наша девочка. Хотя… – Ефрем замолчал и, порывисто вздохнув, закусил губу. Вроде как сдерживая рыдания. – Не знаем, что думать… Через два дня после исчезновения Розочки к нам в комнату влетела ласточка, покружила над нами и вылетела прочь. У жены после этого сердечный приступ случился. Вы ведь знаете, что означает птица, влетевшая в дом? Это душа умершего!

– Я не верю в приметы, – мои пальцы нервно дрогнули, – ну, или почти не верю…

Вообще-то от черных кошек я шарахаюсь. И если за чем-нибудь возвращаюсь, обязательно смотрюсь в зеркало. Еще когда рассыпаю соль, то кидаю три щепотки из рассыпанной кучки через левое плечо, стучу по дереву и плююсь, всегда стараюсь утром ставить на пол сперва правую ногу, потом левую. Кроме того, стараюсь не планировать важных дел на пятницу тринадцатого. Ну, и серебряную монетку под порог новой квартиры положила. А так в приметы не верю… Все дело в самовнушении! Я же цивилизованная женщина, врач, между прочим.

– Прошу тебя, найди нашу девочку! – вернулся к высокой патетике наш гость. – Чтобы мы хоть знали, где она! Заплачу тебе любую цену, только назови! Пятьдесят тысяч долларов заплачу! Хочешь больше – заплачу больше! Только найди! – Ефрем поставил локти на колени и закрыл голову ладонями.

Николай Иванович, прикончив пятый или шестой бокал "Хеннесси", встал, положил руку на плечо Жемчужного и, тряхнув всеми своими подбородками, сказал:

– Не волнуйся, друг! Я буду искать твою дочь, как свою собственную!

Жемчужный тоже встал и многозначительно кивнул младшему детективу Яретенко.

– Мой народ тебя не забудет.

– Извините, что вмешиваюсь в героическую сцену, – язвительно проговорила я, – но вы случайно не прихватили с собой фотографии вашей исчезнувшей дочери?

– Обижаете, – Жемчужный надулся и полез во внутренний карман кожаного пальто. – Вот!

Секунду я смотрела на фотографию, поднесенную к моему носу, как баран на хрестоматийные ворота. Потом для верности протерла глаза, закрыла их и опять открыла.

– Вы ничего не путаете? – спросила я, уставившись на Жемчужного.

Тот повернул фотографию к себе, вытащил из другого кармана очки, надел их и еще раз посмотрел.

– Фу-ух, я уж думал, не ту фотографию взял! Вы так не пугайте, – махнул он рукой. – Ничего я не путаю! Это моя дочь – Роза Жемчужная.

– Да? – я плотно сжала руками виски. В голове пронесся вихрь. Говорят, у каждого человека на Земле есть абсолютный двойник и все люди братья. Судя по фотографии, встречаются и сестры-близнецы. Что же? Не верить своим глазам? Или допустить, что чудеса иногда случаются? Факт оставался фактом: с портретной, профессионально выполненной цветной фотографии размером тринадцать на восемнадцать на меня смотрела… Ольга Корсакова! Только я разинула рот, чтобы сказать: "Да она же только что здесь была!", как Николай Иванович, взмахнув руками, завопил:

– Сан Саныч! Я вспомнил! Мне нужен срочный укол! Ой!

Помощник схватился за сердце и заковылял к двери.

Жемчужный недоуменно уставился на поклонника цыганского романса.

– Гхм, – я кашлянула, – минутку.

Только я приблизилась к Николаю Ивановичу, тот намертво вцепился в мой локоть и повис.

– Скорее! В мой кабинет… там аптечка! – и, быстро-быстро перебирая полусогнутыми ногами, потащил меня в соседнее помещение.

– Коля, ты что устроил?! – возмутилась я, стряхивая помощника со своей руки. – Что за…

– Послушай, – зашептал Николай Иванович, притворяя дверь, – я знаю, что ты хочешь сказать, но это не правильно! Я видел девушку, которая к тебе обратилась. Да, она похожа, но Ефрему об этом говорить не обязательно!

– Почему? – уперлась я.

– Во-первых, нет никакой гарантии, что это она, а во-вторых, подумай о нашей репутации. Представляешь, если мы в течение нескольких дней отыщем его дочь? Об этом точно по телевидению сообщат! Не говоря уж о деньгах, – добавил помощник. – Я понимаю, что тебе на это наплевать, но некоторые военные пенсионеры в средствах весьма и весьма нуждаются!

– Коля, – изумилась я. – Как тебе не стыдно?! Человек волнуется, переживает!

– Ну с чего ты взяла, что девица, которая утром приходила, – это его дочка?! – зашипел помощник. – Мне Люда сказала, утренняя барышня обратилась по поводу проблем со свекровью, так?

– И что? Ты же слышал – его дочь сбежала к жениху. Вполне логично предположить, что они поженились. А еще Ефрем сказал, что их семьи не ладят!..

– Но жениха-то звали Христо! А у этой, утренней, как мужа величать?

– Олег, – я пришла в легкое замешательство.

Воспользовавшись моментом, Николай Иванович тут же изложил мне свой план.

– Слушай, давай мы сейчас не будем его обнадеживать, ладно? С ним же в случае ошибки удар приключится! Завтра ты поедешь к этой девице и осторожно выяснишь, кто у нее папа, мама… Ясно? Если подтвердится – тогда ради Бога, валяй, воссоединяй семью. И, кстати, оплата будет вполне заслуженной. Расследование-то проведено! А?

– Коля, все-таки это нехорошо, – я скрестила руки на груди и отвернулась.

– Очень даже хорошо! – ответил младший детектив. – Дочку нашли. Нашли быстро. Расследование провели! Чего еще нужно? Сашка! Подумай о людях! Я на своей "шестерке" девятый год езжу! Она подо мной как-нибудь рассыплется! Умру в дорожно-транспортном происшествии, и тебе будет стыдно!

– Почему это? – вытаращилась я, не поспевая за ходом мысли Николая Ивановича.

– Я к тебе буду в кошмарах являться и говорить: "Если бы у меня была новая машина"…

– Ага, то есть ты рассчитываешь напарить этого несчастного, чтобы приобрести себе груду штампованного железа? – я уперла руки в бока. – Коля, скажи мне, пожалуйста, знакомо ли тебе такое понятие, как "этика"?

Николай Иванович стал величественно-серьезным, скрестил руки на животе и усевшись на край своего стола, изрек:

– По понятиям, Сан Саныч, живут бандиты, а я, как честный человек, вынужден существовать на подножном корму объективной реальности!

Да-а, просто так высшие флотские чины не раздают…

Ефрем, увидев нас, изобразил на лице испуг.

– Ай-яй! Все хорошо? – он вдруг встал и хлопнул Николая Ивановича по заду.

Тот оторопел.

– Не понял?!

– Укол не больно? – молитвенно сложил руки Жемчужный.

– Какой еще укол? – буркнул помощник, подозрительно косясь на артиста, потом сообразил, что забылся, и схватился за голову. – Ах, укол… Да, знаете ли, как всегда. У Александры Александровны рука легкая… – Мы берем ваше дело, фотографию прошу оставить.

– И координаты для связи, – добавила я.

Ефрем нацарапал на листке номера каких-то телефонов и вытащил из кошелька деньги.

– Вот, здесь тысяча. Это задаток.

– Угу, – младший детектив Яретенко тут же ухватил зеленые купюрки и выбежал с ними в приемную.

Жемчужный приподнял шляпу и поклонился.

– Я ухожу, но не прощаюсь.

– До свидания, – я из последних сил изображала любезность.

Получив корешок от приходного ордера, клиент удалился. Может быть, это и не профессионально, но на меня моментально снизошло облегчение. Я расстегнула пиджак и развалилась в своем кресле, закинув ноги на подлокотник. За окном уже стемнело. Сейчас выпью чашку кофе и поеду домой. Взгляд зафиксировался на видеокассете.

– Хоть посмотрю, что там про меня рассказывают…

– Сашка, может, тебе показалось? – Николай Иванович вернулся, разглядывая фотографию Розы Жемчужной через увеличительное стекло. – Он же русским языком сказал: "Дочка пропала двадцатого сентября, сбежала к жениху". А твоя дамочка пришла по поводу разборок со свекровью! И зовут ее Ольга! Вот если бы появилась цыганка с потерей памяти, тогда другое дело! Кстати, трюк с охраной ты хорошо придумала. Они небось уже всему зданию успели рассказать, что у нас звезды шоу-бизнеса обслуживаются!

– Да? – удивилась я. – А мне показалось, что это ты его специально приволок!

– Ну-у… – Николай Иванович почесал лысину. – Знаешь, как это бывает. Я мог рассказать журналисту, тот брал потом интервью у Жемчужного, Ефрем пожаловался на свои семейные проблемы, репортер вспомнил про меня…

– Это ж как надо ненавидеть романсы, – пробурчала я.

– Кстати, ты не думаешь, что надо отметить успешное начало работы? – Николай Иванович красноречиво щелкнул пальцами по нижней челюсти. – Где-нибудь посидели бы…

– Нет уж! Я домой!

– Ой, – вздохнула Людочка, когда я одевалась, – здесь все так шикарно, что можно жить остаться!

Стены нашего офиса выровнены и покрашены в "блекло-лососевый" цвет. В сочетании с кожаной мебелью ванильного тона и темно-коричневыми полированными столами создается очень теплая цветовая гамма. Вишневый паркет сверкает новеньким лаком, зеркала блестят, а икебаны из сухих растений располагают к медитации… проще говоря, навевают сон. Особенно это чувствуется под вечер. Дизайнер, которого прислал Вадим Соколов, сделал все настолько безупречно, "с высоким вкусом", что так и хотелось пришпилить на стену кричащий рекламный плакат.

Я зевнула и ответила детективу-администратору.

– Оставайтесь, на охране сэкономим… Дома кот Себастьян смотрел новости.

Еще котенком он научился нажимать лапой на пульт и задумчиво глазеть на меняющиеся цветные картинки. Уж не знаю, что он там видит, но телевизор моего кота привлекает чрезвычайно. В целом Себастьян ведет вполне обычный для представителей мужского пола образ жизни. С утра просыпается, умывается, идет в туалет. Потом смотрит в окно, затем завтракает. До обеда спит или ловит воображаемых мышей. Обедает, смотрит телевизор. Периодически уходит в загул. Может явиться через пару дней, и плевать ему, что я волнуюсь. Правда, по отношению ко мне проявляет высочайшую заботливость. Стоит мне приуныть или заболеть – Себастьян неотлучно рядом, мурчит какие-то свои кошачьи песни и даже ложится на то место, где болит. Очень, кстати, помогает. Еще Себастьян внимательно слушает мои рассуждения по разным вопросам и даже весьма живо реагирует на них. Кивает головой или, наоборот, зевает и отворачивается.

Соорудив нехитрый ужин из порванных вручную листьев салата, двух ложек кукурузы и банки тунца, я поставила кассету в магнитофон.

– Себастьян, сейчас меня будут показывать по телевизору, – заговорщицки пообещала я коту.

Тот недоверчиво покосился на экран.

Промелькнула заставка "Светской хроники". Вела ее довольно противная дама. Если искать для нее сравнение, то, пожалуй, подойдет такое: гадюка с гиперфункцией ядовитых желез. То, с какой злостью и энергией ведущая мусолит "гостей" своей программы или пересказывает светские сплетни, у меня вызвало чувство гадливости. Сюжет обо мне, судя по анонсу, приберегли на самый конец. Я занервничала…

– Итак, дорогие мои телезрители, сейчас я, как и обещала, поведаю вам о новом модном увлечении среди скучающих богатых дам, – ведущая сморщилась и закатила глаза.

На экране замелькали кадры приема в эстонском консульстве! А я и не заметила тогда, что меня снимали!

– Александре Александровне Ворошиловой повезло так, как в жизни не бывает, – ехидно комментировала ведущая, – в одночасье она из запущенной домохозяйки превратилась в светскую львицу. Эстонское правительство вернуло ей имущество предков. Так сказать, реституция в действии… Не будем задаваться вопросом, сколько несчастных русских семей выбросили на улицу, чтобы мадам Ворошилова могла блистать на приемах…

Я подавилась зернышком кукурузы и закашлялась. Это ж надо так врать! В четырех особняках, которые до революции принадлежали моей бабушке – княгине Айре Друзе – и были возвращены мне по закону о реституции, не было жилых квартир! К 2000 году в одном находилась гостиница, в другом универмаг, в третьем – аппарат мэрии, а в четвертом – городская ратуша! И потом, эстонцы вернули мне особняки только на бумаге! На практике все ограничилось выплатой ренты! Каждый месяц на специальный счет мне перечисляют деньги "за пользование собственностью"! Это уже не говоря о том, что я никогда в жизни не была домохозяйкой!

– Вот сволочь! – я едва поборола искушение запустить в экран ложкой.

– …чем же занялась эта дама, получив миллионное состояние? – ведущая корчила невообразимые рожи. – Наверное, вы подумали, что благотворительностью? А самые испорченные могут предположить, что большая часть средств пошла на оплату эскорт-услуг симпатичных мальчиков…

Камера показала приятного юношу, сидевшего на приеме рядом со мной.

– Это же сын посла, какие эскорт-услуги! – заорала я.

– Но все вы, господа, ошибаетесь. Госпожа Ворошилова занялась частным сыском. Да-да, вы не ослышались. На первый взгляд это может показаться странным, или, как говорят, когда речь заходит о богатых, – эксцентричным. Но давайте хорошенько подумаем. Всем известно увлечение домохозяек макулатурными детективчиками. В этом свете решение Александры Александровны не кажется загадочным. Только подумайте, год за годом она проглатывала десятки книжек в мягких обложках, где дамочки, похожие на нее, раскрывали немыслимые преступления. И вот ей выпадает шанс! Вуаля! Она открывает детективное агентство с загадочным названием "Око Гименея"… Право, не знаю, как на это реагировать… Учитывая популярность сказочек про детективную деятельность дамского пола, можно предположить, что только бедность и удерживает наших соотечественниц хоть в каких-то рамках. Что лишний раз доказывает – бедность вовсе не порок! А очень полезное в некоторых клинических случаях явление. С вами была программа "Светская хроника" и я, Лана Попенхайен. Выключив магнитофон, я, скрипя зубами, набрала номер Николая Ивановича.

– Алло? – ответил мне сонный голос.

– Коля, – тихо проговорила я. – Если ты еще хоть раз еще хоть в одно средство массовой информации обратишься без моего ведома, я тебя уволю. Ясно?

– Сашка! Не заводись! – воскликнул помощник. – Скандалы – основа популярности. Если бы Мадонна реагировала на все, что о ней пишут, как ты на этот дурацкий репортаж, о ней бы вообще никто никогда не узнал! Еще парочка…

– Еще хоть один – и мы больше незнакомы! – проорав это в трубку, я отсоединилась.

Первым моим желанием было подать на проклятую стерву Попенхайен в суд, но логика подсказывала, что она этого только и ждет. Начнет вопить по всем каналам про попирательство независимой журналистки "дорвавшейся до денег домохозяйкой". Похоже, со мной приключился тот самый случай, на который у народа имеется мудрость: "Не тронь… чтоб не воняло".

– Тоже, наверное, про Мадонну начиталась, – проворчала я себе под нос и вытащила из холодильника коробку мороженого, пломбир "Баскин Роббинс", – лучшее успокоительное на свете.

Поглазев новости и слопав килограмм высококалорийного продукта, я успокоилась настолько, что меня потянуло в сон. Чтобы окончательно забыться, лежа в постели, я открыла красивое глянцевое издание на хорошей бумаге: "Частный сыск: история и практические советы профессионалов". Очень "снотворная" книжка. Вступление оптимистическое: "Частным детективом нельзя стать – им надо родиться"… Что-то не припомню младенцев, родившихся с лицензией в руках. Дальше: "Если вы вдруг возомнили, что можете раскрывать преступления, – это абсолютно ничего не значит". Для тех, кто стерпел первые два абзаца, поощрение: "Но наш учебник поможет вам продвинуться на этом поприще". Совет номер один гласил: "Никогда не беритесь за дело, которого не можете раскрыть". "Резонно", – заметила я и, не в силах более справляться с зевотой, выключила свет.

Перед сном мелькнула мысль, что наш случай простой и особого умения не требует. Надо будет завтра созвониться с Владимиром Самойловичем – это знакомый психотерапевт, занимается семейными консультациями. Дело Корсаковых, скорее всего, завершится у него в кабинете… В этой связи перед сном на меня нахлынули мрачные воспоминания. Все мои свекрови были исчадиями ада. Просто в голове не умещалось, как у сына могут оставаться хоть какие-то теплые чувства но отношению к ним? Во-первых, все они пребывали в уверенности, что сын должен сделать так, чтобы они ни в чем себе не отказывали. Во-вторых, меня они ненавидели со страшной силой и постоянно твердили, что я пользуюсь плодами их "труда и мучений". В-третьих, они имели дурацкую привычку сравнивать себя со мной, причем, естественно, сравнение всегда выходило не в мою пользу. В-четвертых, все негативные поступки сына приписывались моему дурному влиянию, а все достижения автоматически причислялись к заслугам их воспитания. Всех превзошла Инесса Михайловна, мать третьего гражданского мужа Вадима Соколова, ныне известного политтехнолога.

Инесса Михайловна, как женщина интеллигентная, вызвала меня в ресторан. Под французское вино и фламандское жаркое на углях она долго и пространно рассказывала мне о Зигмунде Фрейде. Разговор плавно перетек на детство Вадима. Инесса Михайловна, закатив глаза, вспоминала, как Вадечка прижимался к ее ногам и клал голову ей на грудь. Поскольку я врач, то кое-что об Эдиповом комплексе знаю[2]. Мне стало интересно: она мне сейчас прямо скажет, что сын ее всегда любил и будет любить, причем, как бы это сказать, не очень сыновней любовью, или все-таки дело ограничится туманными намеками?

– Я понимаю, почему Вадим из всех своих женщин выбрал именно вас, – подошла наконец мадам Соколова к сути. – Мы с вами так похожи…

У меня глоток воды застрял в горле. Поперхнувшись и закашлявшись, я лихорадочно стала соображать, какое такое сходство имеется между мной и Инессой Михайловной? Я – высоченная, костлявая "шпала" ста восьмидесяти трех сантиметров с прямым носом, тонкими губами и четко очерченными скулами. Инесса Михайловна – пышнотелая брюнетка, сто пятьдесят семь с каблуками, обладательница пикантных усиков над толстой верхней губой. Я – врач-реаниматолог, а Инесса Михайловна – журналистка, пишущая на эзотерические темы. Я "горячая эстонская девчонка", а она жгучая по-лумолдаванка-полуказачка.

– Ну да, обе мы, конечно, женщины… – заметила я вполголоса.

– Вы меня не совсем правильно поняли, – возразила Инесса Михайловна. – Дело в том, что я не обычная мать. Я – фаллическая мать. И Вадим бессознательно выбрал доминантную женщину, подобную мне. И это лишний раз доказывает, что мой сын на самом деле – латентный гомосексуалист.

Инесса Михайловна несколько секунд смотрела на меня в упор, оценивая произведенный ею эффект. Не буду скрывать – эффект был велик. После этой памятной встречи я перестала упрекать Вадима Соколова в "черствости и неблагодарности", когда он под любыми предлогами отказывался звонить своей "фаллической матери".

НАВОДЯЩИЕ ДОПРОСЫ

Следующий день не задался с самого утра. Во-первых, меня разбудил настойчивый телефонный звонок. Некто Федор Никанорович принялся долго и цветисто извиняться, что машина за мебелью прибудет на час позже, чем мы якобы договорились. Не в состоянии спросонья объяснять, что он ошибся, я сонным голосом пробурчала:

– Хорошо.

И повесила трубку. Совесть позорно проспала этот факт. Неизвестные, ни в чем не повинные люди целый час прождут машину Федора Никаноровича, что должна приехать за их мебелью… Но спасти законные полчаса до запланированного подъема мне все равно не удалось. Позвонил Николай Иванович с гениальным утренним вопросом:

– Сашка, я тебя не разбудил?

– Опоздал, – осознав неотвратимость подъема, я медленно села.

– Ты что больше любишь – золото или серебро?

Минуту я соображала, почему Николай Иванович задает подобные вопросы в половине восьмого утра, потом махнула рукой:

– Какая разница!

– Разница в три пятьдесят, – последовал загадочный ответ.

– Понятно, – озадачилась я.

– Что тебе понятно-то?! – вспылил Николай Иванович. – Я на твоем месте ни хрена бы не понял!

Решив, что младший детектив решает, какой из имеющихся у него жутких галстуков надеть, я отмахнулась.

– Поступай, как знаешь.

– Вечно от тебя ничего не добьешься, – обиделся помощник и положил трубку.

В довершение всего я опрокинула чашку кофе на махровый халат, облилась вареньем и наступила в кошачий туалет.

Корсакова позвонила около девяти, коротко сообщив адрес.

– Во сколько будете, тетенька? Олежек вот спрашивает, – стрекотала она, явно разыгрывая спектакль перед мужем.

– После трех, – ответила я. Перед тем как ехать к Ольге, нужно успеть в "Глаза и уши". Это магазинчик, торгующий специальным оборудованием для частных детективов, охранных структур и просто любопытных граждан.

Стараясь с пользой распорядиться временем в дороге, я старательно репетировала свое появление в доме Корсаковых.

– "Олечка! Как ты выросла!.." Кхм, нет, не так. "Олечка! Сколько лет, сколько зим!.." Нет, тоже не подходит…

По ходу репетиции возникла масса вопросов. Во-первых, тетка Ольги Корсаковой должна, по всей видимости, явиться из тундры, куда ее забросили в младенчестве геологи. Иначе как объяснить тот факт, что "тетушка" абсолютно ничего не знает ни о своей племяннице, ни о ее родителях. Хотя о родителях я кое-что знаю. Может, сразу войти и передать ей привет от папы? Сказать, что он ее обыскался? А вдруг – все же случилась ошибка? "На худой конец, прикинусь немой!" – разозлилась я и стукнула руками по рулевому колесу.

Вскоре мысль о разыгрывании немоты перестала мне казаться такой уж сумасбродной. А если прикинуться глухонемой, то можно рассчитывать, что домашние будут откровенны и в моем присутствии. Подумав еще минуту, я набрала мобильный Корсаковой.

– Алло? – спросила на всякий случай шепотом. – Ольга! Говорить можете?

– Да, – точно таким же шепотом последовал ответ.

– Слушайте, я тут, знаете, подумала… Может быть, мы скажем, что я глухонемая?

В ответ раздалось напряженное сопение.

– Зачем? – раздраженно выдала Корсакова.

– Спрашивать ни о чем не будут, и разговоры опять же слушать удобнее…

– Александра Александровна, я вас убедительно прошу ничего такого не предпринимать, – перешла на официальный тон Ольга. – Приедете, я уже своим рассказала, что вы работали в поликлинике, так что ваша глухонемота будет неуместна. Жду после трех.

И отключилась.

– Ну и пожалуйста, – рассердилась я. – Спросят что-нибудь про то, как Олечка была маленькой, – я им такое выдам!

"Глаза и уши" явно пользовались любовью потребителей. Сразу после открытия внутри было полно народу. Взмыленные продавцы в полосатых жилетках носились туда-сюда с коробочками, проводками, квитанциями.

– Простите…

– Момент! – огрызнулся молодой человек и скрылся за дверью с надписью "Служебное помещение".

– Извините… – я робко обратилась к девушке за прилавком.

– Сейчас! – ответила та, энергично чирикая что-то на товарном чеке.

Ситуация напоминала анекдот: " – Доктор, меня все игнорируют… – Следующий!"

Беспомощно оглядевшись по сторонам, я уставилась в витрины. Ни один из выставленных там приборов не показался знакомым. Сообразив, что без посторонней помощи мне не обойтись, нацелилась на продавца, который вот-вот должен был освободиться. Как только клиент ушел, я решительно двинулась вперед и, состроив стервозную мину, рявкнула:

– Подойдите ко мне!

Молодой человек бросил печальный взгляд на пачку сигарет и страдальчески улыбнулся.

– Чем могу помочь?

После долгих путаных объяснений он набросал на бумажке список и исчез в подсобке. Инструкции – как пользоваться шпионским оборудованием – заняли еще час. В итоге измученный продавец взбунтовался:

– Здесь есть руководства по эксплуатации! Не могу же я их вам подробно пересказывать! Назначение устройств объяснил…

– Ладно, – пробурчала я, стараясь быть спокойной. – Вы кредитные карточки принимаете?

– Да, – с облегчением выдохнул консультант. – Обратитесь в третью кассу.

Если меня спросят, какой из своих недостатков я считаю главным, отвечу: неспособность признать не правоту. Причем это касается всего – работы, личной жизни, общения. Каждый раз, когда требуется сознаться в том, что я чего-то не поняла или была не права, возникает конфликт. Вместо того чтобы извиниться и принять чужую точку зрения, буду упрямо, как известное вьючное животное, настаивать на своем. Вот и сейчас, умом понимаю: надо признаться в неумении обращаться с профессиональной техникой и попросить подробное объяснение, а продолжаю корчить из себя всезнайку. Расплачиваться за это придется дома у Корсаковых.

Город постепенно сменился рядами одно – двухэтажных домиков. Курортный район, "Рублевское шоссе" Санкт-Петербурга. На фоне кривобоких, обшарпанных дач кирпичные коттеджи казались парчовыми заплатками поверх лоскутного одеяла. Дом Корсаковых располагался в одном из "элитных" поселков. За серыми воротами с круглосуточной охраной тянулся бесконечный ряд высоких каменных заборов. Добравшись до нужного дома, я вышла из машины и позвонила. Подвешенная рядом камера глянула на меня, а я помахала рукой невидимому наблюдателю.

Вокруг стояла непривычная для городского жителя тишина. Аромат прелой листвы, сосен, легкий морозец создавали атмосферу необыкновенной свежести. Вдыхая полные легкие кристально чистого воздуха, от счастья я хотела кричать во все горло. Как люди ухитряются испытывать негативные эмоции и угощать друг друга гадостями, живя в такой тиши и благодати?

Ворота с легким рокотом распахнулись, и я въехала внутрь.

Ольга ожидала меня на крыльце, заметно нервничая. Глянув на сумку, спросила:

– Привезли? Я кивнула.

Когда мы вошли внутрь, Ольга нарочито громко произнесла:

– С приездом, дорогая тетя!

Через секунду послышалось торопливое шарканье. Из боковой двери вышла грузная женщина с напрягшимися желваками. Инстинктивно я поняла, что это и есть Регина Васильевна – свекровь, великая и ужасная. На вид ей можно было дать лет шестьдесят. Крашенные в медно-красный цвет короткие волосы тщательно завиты и уложены в "букли". Должно быть, она пол-утра тратит на произведение начеса. Почему-то я тут же мысленно окрестила ее "Кузькиной праматерью".

– Это моя тетя, Александра Александровна, приехала меня навестить, – испуганно сообщила ей Ольга.

– Здравствуйте, – сердито бросила мне Регина Васильевна и заорала в стеклянные двери. – Владилена! Владилена!

Регина Васильевна несколько секунд оценивающе осматривала меня. Ощущение от этого взгляда называлось: "Почувствуй себя лошадью". Милая бабуля только что зубы не попросила ей показать. Повисла долгая пауза. Кузькина праматерь подсчитывала примерную стоимость моего гардероба и украшений. Шелковое пальто на норковом меху длиной до колена, итальянские сапоги на шпильке и бриллиантовые серьги-"гвоздики" в ушах подтолкнули бабусю к мысли, что со мной нужно говорить вежливо, но немного свысока. Норка-то на гостье, то бишь на мне, мехом внутрь…

– Саша, можно вас на секунду? – Регина Васильевна взяла меня за локоть и отвела в сторонку. Пришлось пригнуться и застыть в крайне неудобной позе, – Я хочу поговорить с вами как с человеком, очевидно, нашего круга…

"Интересно, а с людьми не ее круга она как общается?" – подумала я, но милостиво улыбнулась и кивнула головой. Чванство Регины Васильевны в глазах внучки княгини Друзе выглядело уморительно.

– Дело в том, – интимно, вполголоса, сообщила мне Кузькина праматерь, – что в последнее время наша Олечка ведет себя очень странно… Она, как бы это вам сказать, изменилась.

– Что значит изменилась? – я постаралась спросить это как можно строже, даже чуть хамовато.

– Тише! У нее и так мания преследования! Она считает, будто мы следим за каждым ее шагом. В последнее время, конечно, это не лишено оснований… дело в том, что мы боимся оставлять ее без присмотра…

– Вы можете прямо сказать, в чем дело? – я положила руки в карманы и выпрямилась во весь рост.

– Ах, какая вы длинная, даже шея затекает! У вас муж, наверное, баскетболист, раз вы можете себе позволить каблуки носить. Сейчас это, слава богу, модно… Но в мое время женщинам с таким ростом приходилось тяжело, – моментально выпустила тучу стрел Регина Васильевна.

"Ну и язва!" – я даже опешила от подобной наглости. Давненько меня никто не попрекал излишне высоким ростом!

– А дело, собственно, в том, Саша, – перешла на официальный тон Кузькина праматерь, – что Олечка нездорова. Вы меня понимаете? И всякие лишние волнения могут оказаться для нее роковыми. Поэтому ваш визит может иметь роковые последствия. Понимаете?

– Чем именно больна Ольга? – я решила идти по пути конкретных вопросов и категорически не понимать намеков и туманных суждений.

– У нее… у нее паранойя, – "призналась" Регина Васильевна и скривила трагично-героическую мину. Мол, другая выгнала бы давно, а я забочусь…

– Очень странно, – протянула я. – И вы обследовали ее у специалиста? В какую именно клинику обращались? Кто консультировал?

– Ну что вы! – глаза Регины Васильевны забегали из стороны в сторону. – Мы даже не говорим бедной девочке! Она этого не перенесет! Каково узнать, что у тебя паранойя, в таком молодом возрасте! И вы, пожалуйста, в разговоре не проболтайтесь.

– То есть вы сами взяли и поставили ей диагноз? Так получается? – я слегка подалась вперед.

– Ну почему же сами… – старушенция окончательно смялась. Очевидно, она привыкла, что ее слова не подвергаются сомнению. Затем Регина Васильевна что-то сообразила и воспряла духом. – У Владилены был гражданский супруг психиатр, она разбирается в подобных вещах.

"В таком почтенном возрасте уже пора бы знать, что медицинские познания половым путем не передаются", – подумала я, но вслух привела более простую аналогию:

– То есть если у меня муж – баскетболист, я автоматически становлюсь игроком высшей лиги, так?

– Ну, вы не сравнивайте! – возмутилась Регина Васильевна. – Одно дело божий дар, другое – яичница!

Разговор зашел в тупик. Честно говоря, завидую людям, которые умеют на любой бред ответить таким же связным и вроде как логичным бредом. Улыбнувшись для приличия, я отступила назад и вернулась к Ольге.

– Регина, ты меня звала?

В прихожей появилась маленькая худая женщина с выпученными водянистыми глазами. Крупская после липосакции. Только прическу сменить. На круглой голове дамы осталось не больше полу сантиметра волос, и те нещадно потравлены блондораном.

– Познакомьтесь, моя тетя Саша, – представила меня Ольга. – Тетя Саша, познакомься, это моя свекровь, Регина Васильевна, очень милая и гостеприимная женщина. А вот это ее младшая сестра Владилена Васильевна Милявская.

Обе "Василисы" молча таращились на меня. Потом переглянулись. С выражениями дружелюбия и радости по поводу моего прибытия никто не спешил.

– Я, в общем-то, ненадолго… – промямлила "тетя Саша", но Ольга толкнула меня локтем в бок.

– В доме есть две свободные комнаты, так что ты, дорогая тетя, абсолютно никого не стеснишь.

– Насколько вы планируете у нас… м-м… задержаться? – подозрительно спросила Владилена.

– Пока неизвестно, – ответила за меня Ольга и решительно скомандовала:

– Идем!

Чувствуя, как мои уши пылают, я поспешно взбиралась вверх по деревянной лестнице следом за клиенткой. Не люблю причинять людям неудобства. Ощущаю неловкость, если, сидя в кино, невольно загораживаю сидящим сзади экран. Вот уж не думала, что когда-нибудь окажусь в роли нежданного родственника, который "заехал погостить".

– Твоя комната, – Ольга распахнула дверь. – Следующая по коридору – наша с Олегом, а вот там, в противоположном конце, ванная для гостей. Рядом с ней дверь – это спальня Владилены, – и понизив голос, добавила:

– я тебя специально сюда поселила. Удобнее наблюдать!

Небольшая, но уютная комната с собственным балкончиком, шкафом, кроватью, журнальным столиком и телевизором напоминала гостиничный номер в швейцарской деревне.

Не дав опомниться, Ольга закурила и принялась за инструкции.

– Тебе надо будет записывать их разговоры. Я уверена, что когда они вечерами собираются пить чай в столовой, ведут речь обо мне. Например, вчера я слышала, как они смеялись над тем, как подсунули мне дохлую ворону. Ты привезла какие-нибудь штуковины?

– Да, – я кивнула на спортивную сумку и заученно выдала те слова продавца, которые тот повторил не менее двадцати раз:

– передатчики, каждый настроен на определенную волну. Можно услышать все, что происходит в комнате, где установлено это устройство. Записывается через кабель на специальный частотный магнитофон. У каждого жучка своя частота…

– Хорошо, надо будет сегодня же разложить их по дому, – в глазах Ольги вспыхнуло нескрываемое торжество. – Вот этот – в вазу с сухими цветами, что в столовой в центре стола, а этот – в комнату к Регине. Этот – к Владилене, желательно рядом с телефоном. Еще один на кухню… А дальность у них какая?

– Не больше километра, кажется, – пробормотала я, косясь на толстое "руководство по эксплуатации", лежавшее поверх коробок.

– Мало, – с явной досадой сказала Роза. – Я бы еще Олегу в машину такой подложила. Он частенько свою маман куда-то возит.

Я развела руками: мол, какие есть. – Диктофон? – девушка жадно посмотрела на мою сумку.

– Вот, – я вытащила миниатюрный цифровой прибор и уверенно выдала:

– Работает без подзарядки до двухсот часов и может вместить в себя звуковой информации, как целый компакт-диск. Кроме того, обеспечивает отличное качество записи, даже если находится в сумке или под одеждой…

Малюсенький пульт дистанционного управления камерами, замаскированный под зажигалку, привел Ольгу в восторг. Я тоже в магазине чрезвычайно восхищалась этой игрушкой, пока мне не предъявили счет. Ну да ладно, любое дело требует первоначальных вложений…

Теперь мы были во всеоружии и готовы к борьбе со свекровью Ольги.

– Кофе будешь? – спросила девушка.

– Не отказалась бы.

В такие дни, как сегодняшний, когда по небу бегут хмурые тучи, дует сильный холодный ветер, а скачки атмосферного давления предвещают скорую перемену погоды, мне всегда хочется спать.

Ольга исчезла за дверью.

Я вытащила из сумки пачку "Парламент экстра лайт", повертела ее в руках и отложила. Ольга вернулась с подносом. Две чашки крепкого ароматного эспрессо и тарелка с пирожными.

Закурив сигарету и отхлебнув кофе, я приторным голосом начала "выяснять семейные обстоятельства".

– Олечка, поскольку мне придется изображать вашу тетю… Вы не могли бы вкратце рассказать о своей семье?

Ольга вздохнула и быстро-быстро затараторила.

– Ничего особенного, приехала из Мурманска, устроилась тут на работу. Познакомилась с Олегом, мы поженились. Для мамы его это была полная неожиданность…

– Нет, я не об этом, – мне пришлось прервать рассказчицу, – о вашей семье расскажите. Хотя бы поясните, кому из ваших родителей я прихожусь сестрой. Маме или, скажем, папе?

– А, ну здесь просто. У меня только мама. Стало быть, вы ее сестра, – улыбнулась Ольга. – Вот, можете паспорт посмотреть.

Она с улыбкой протянула мне красненькую книжку. Удивившись, что девушка даже по дому перемещается с документами, я машинально раскрыла паспорт и прочла: "Колесникова Ольга Петровна", на нужной странице была запись: "Зарегистрирован брак с гражданином Корсаковым О. А.".

– А-а… – протянула я.

"Ничего не понимаю! – вспыхнуло в голове. – Получается, что она никак не может быть Жемчужной…".

– Давайте "Новости" посмотрим, – внезапно предложила Корсакова.

Поглощенная своими сомнениями, я машинально кивнула и тупо уставилась на экран.

Мелькнула заставка РТР.

– А теперь к новостям культуры, – сообщила ведущая. – Открытие фестиваля цыганской национальной культуры перенесено в связи с траурными мероприятиями по поводу гибели Хосе Равеля, великого исполнителя цыганских и испанских народных танцев. Подробнее в репортаже Михаила Заведеева.

Замелькали яркие, впечатляющие кадры. Красивый молодой мужчина в облегающих брюках, широком алом поясе и распахнутой на широкой мускулистой груди рубашке исполнял страстный танец. Временами показывали зал, бурную овацию, вручение красавцу премий. Репортер трагическим голосом комментировал.

– Чудо, которое вы видите, больше никогда не повторится. Хосе Равель погиб. Его трагическая смерть потрясла цыганские общины всего мира. Двадцатого сентября Равель, известный поклонник автогонок, мчался по горной дороге. Его "Феррари" неслась с такой скоростью, что на крутом повороте метровое бетонное заграждение не смогло остановить машину. Она рухнула в пропасть. Траурные мероприятия пройдут в Санкт-Петербурге, Москве, Екатеринбурге и других крупных городах, где имеются цыганские общины и культурные центры.

На экране замелькали фотографии и газетные статьи. Репортер продолжал:

– Личное состояние Равеля оценивается приблизительно в двадцать пять миллионов долларов. Его завещание до сих пор не оглашено. Друзья танцора знали, что в ближайшее время он собирался вступить в законный брак, однако имя избранницы оставалось тайной. Из конфиденциальных источников стало известно, что большую часть, до девяноста процентов своего состояния, Равель завещал своей невесте.

В этот момент на экране мелькнула фотография. Красавец в обнимку с черноволосой девушкой.

– Это же Роза! – завопила я, показывая в экран.

Но Ольга Корсакова меня не услышала. Раздался мягкий стук – бесчувственное тело девушки сползло с кресла на пол.

– Э-эй, – я осторожно похлопала ее по щекам, в надежде, что обморок пройдет сам собой. Реакции не последовало.

Взяв Корсакову за запястье, попыталась определить частоту ее пульса. Напряжен но следя за секундной стрелкой на своих часах, насчитала семьдесят ударов в минуту. Многовато для обморочного состояния. Частота пульса в таких случаях или снижается, или сильно увеличивается… Хотя может быть масса нюансов – гипотоник или гипертоник, не страдает ли аритмией, и так далее. Кстати, часы у меня, похоже, отстают. А еще говорят "швейцарское качество"! Вот советская "Заря", если заводить регулярно, не ошибалась никогда. В три часа новости обычно начинаются, а они уже заканчиваются, мелькала погода, реклама… Значит, сейчас три двадцать, как минимум. Я подложила девушке под голову плоскую подушку, а ноги ее закинула на диван. Это помогает стабилизировать давление. Потом сама села на диван и стала ждать. По телевизору шла бесконечная реклама. Череда призывов "хозяйки знают" вызывает у меня глухое раздражение. Щелкнув пультом, я выключила "ящик". Ольга постепенно приходила в себя. Самое время задать ей прямой вопрос.

– Оленька, вы не могли бы сказать, что именно довело вас до обморочного состояния?

– Не знаю, – последовал сдавленный ответ, – просто голова закружилась. У меня иногда такое бывает…

– Да? – я приподняла брови. – Тогда вы должны знать, как называется ваше заболевание…

– Оставьте меня! – вдруг прокричала Ольга, рванув на груди блузку. Из ее груди вырвались рыдания.

– Но…

Я протянула к ней руку. Девушка яростно отмахнулась и выбежала вон…

Ладно, никуда Ольга не денется, успокоится, тогда и поговорим. Надеюсь она объяснит, почему репортаж о гибели цыганского культурного вождя вызвал такую бурную реакцию у скромной девочки, приехавшей из Мурманска, где ее воспитывала одинокая мама…

Я заглянула в гостиную, там Владилена смотрела видик. Кажется, последнего "Джеймса Бонда". Я тоже себе покупала этот DVD, занятное кино. Очень полезны такие фильмы для разгрузки головы. Вокруг Владилены были раскиданы мандариновые шкурки, обертки от конфет, пустые тарелки, стояла ополовиненная бутылка коньяка… Дама таращилась в экран осоловелыми глазами. Решив ее не беспокоить, я сунулась в другую дверь. За ней оказался пищеблок. Столовая оформлена в обычном "среднеклассном" стиле. Итальянская мебель орехового цвета, кафель под натуральный камень, плитка по полу в тон, овальный стол с восемью стульями. Смежная со столовой кухня сверкала такой чистотой, что создавалось впечатление, будто на ней вообще никогда не готовили. Услышав позади чьи-то грузные шаги, я обернулась. Регина Васильевна буравила меня глазами.

– Что вам надо?

– Ох, простите, вы меня напугали, – я приложила руку к груди, всем своим видом выражая приветливость. – Хотела воды попить, спустилась на кухню. Вы не против?

– Я не об этом, – Корсакова-старшая открыла одну из ореховых дверок, за ней оказался холодильник, служивший, по всей видимости, баром. Мне удалось заметить, что полки были до отказа забиты водой, соками, пивом, джином, вермутами… – Вам с газом, или без газа?

– Без, пожалуйста, – я подошла чуть ближе.

Регина Васильевна дала мне запотевшую бутылочку "Святого источника", стакан и повторила свой вопрос:

– Ну и зачем же вы приехали? Надеюсь, вы не собираетесь у нас поселиться на неопределенное время?

– Нет, не собираюсь, – я постаралась сохранить самое благодушное выражение лица.

– То есть вы хотите сказать, что никаких поисков работы, никаких поисков квартиры, никакого начального этапа? – Себе Регина Васильевна налила джина. – Поживете недельку, посмотрите набор достопримечательностей, побегаете по магазинам – и тю-тю?

Отметив, что "Василисы" унаследовали от кого-то из своих предков склонность к выпивке, я ответила:

– Просто навестить, – и решила на всякий случай разыграть дурочку. – Поживу недельку и, как вы сказали, тю-тю.

– И давно вы последний раз виделись с племянницей? – Регина Васильевна прищурилась.

– Очень и очень давно, – призналась я, пытаясь войти в роль богатой тети-идиотки. – Олечка была тогда совсем крошка! Такая хорошенькая! Потом мы с мужем уехали. Сестру я долго не видела. Мы переписывались, иногда я говорила с Олечкой по телефону. Ах! Это была такая непростительная ошибка с моей стороны – забыть о собственной семье! Но вы должны меня понять, – я приложила руку к груди и ухватила Регину Васильевну за локоть, – как женщина женщину! Все мы думаем, что наш брак продлится до гроба! И когда я узнала, что муж мне изменил… О! Как это было больно! Как это было больно!..

Войдя в роль, я схватила стакан Регины Васильевны и опрокинула его в себя залпом.

– То есть вы давно не виделись с Ольгой, правильно я понимаю? – Дама смотрела на меня так, будто пыталась сделать рентгеновский снимок мыслей.

– Да, правильно, – всхлипнула я, промакивая салфеткой сухие глаза.

– Тогда как вы узнали, где она живет? Всхлипнув еще раз, я задумалась и забормотала:

– Понимаете, я позвонила сестре, сказала, что хочу приехать к ней. Вообще-то мы с сестрой не очень ладим. Знаете, в детстве она была у родителей любимицей, а мне вечно доставалось почем зря. Чтобы выместить на ком-нибудь зло, я колотила младшую сестру. Не так чтобы сильно, но она все же запомнила. И потом, мама Олечки была совсем страшненькая, удивительно, что девочка родилась такой симпатичной. Когда я ходила к психоаналитику, тот рассказывал, что все сестры ненавидят друг друга…

– Фигня какая! – всплеснула руками Регина Васильевна. – Мы с Владиленой всю жизнь друг за друга держались!

– Вам повезло, – кивнула я и, чтобы не дать старшей "Василисе" опомниться, снова завела:

– Помню, мы с сестрой как-то подрались из-за куклы. Помните, были такие польские куклы, очень похожие на настоящих детей? Сейчас они мне кажутся ужасными, но тогда! Так вот, из-за этой куклы мы разодрались до крови!

Регина Васильевна вытащила из бара бутылку.

– Я так и не поняла, каким образом вы узнали, что Ольга вышла замуж, и решили к ней приехать, – сказала Корсакова-старшая, наполняя своей стакан. – Из вашего рассказа можно понять одно: племянницу вы видели в младенческом возрасте, а со своей сестрой не ладили!

– Рассказываю! – окончательно слившись с ролью богатой дуры, затарахтела я. – Вы, главное, не перебивайте! В восьмидесятом году…

– О! – пожилая дама схватилась за голову. – Повторяю медленно! Как вы узнали адрес и телефон Ольги?!

– У нее на работе! – выпалила я первое, что пришло мне в голову. – Сестра, когда узнала, что мне захотелось ее навестить, сказала, что лучше заехать к Ольге. Мол, давно нет от нее вестей…

Регина Васильевна изменилась в лице. Вы когда-нибудь видели незрелые помидоры? Пожалуй, на них свекровь Ольги стала похожа больше всего.

– И что? – побелевшими губами спросила она.

– Вот я и приехала! – для пущего эффекта я подняла руки вверх и изобразила фанфары:

– Та-дам!!! Вижу, что с племянницей все в порядке. Сегодня же позвоню сестре и все расскажу. Вот она обрадуется, что Олечка вышла замуж за хорошего человека.

Румянец возвращался на обвислые щеки Регины Васильевны.

– Кстати, как вы ладите с невесткой? Я участливо заглянула даме в глаза.

Джин оказал благотворное влияние на мои актерские способности.

– Нормально, – пожала плечами Регина Васильевна. – Я ее, честно говоря, почти не вижу. Сидит целыми днями в своей спальне, за компьютером. Иногда уезжает за покупками… Мы вообще очень мало общаемся.

– Да? – удивилась я. – Жду не дождусь, когда увижу вашего сына. Так хочется взглянуть на двоюродного зятя! Извините, если не правильно называю. Если Ольга – моя племянница, то она приходилась бы моей дочери, если бы у меня была дочь, двоюродной сестрой. Так? Так. Значит, ваш Олег приходится мне двоюродным зятем!

– О лежек много работает, – плаксиво пробормотала Регина Васильевна, – домой возвращается поздно.

– Вот и хорошо, – я захлопала в ладоши. От постоянной улыбки мне уже скулы свело. – Я тоже ужасная полуночница.

Регина Васильевна попыталась улыбнуться, но у нее не получилось.

– Извините, мне надо… – она замялась. – В общем, я сейчас вернусь. Минут через сорок. Вы можете не ждать. Надо… надо отдать кое-какие распоряжения и посмотреть за… В общем, увидимся за ужином.

Тучную даму будто ветром сдуло. Только она исчезла из поля зрения, я облегченно выдохнула и размяла ладонями щеки. И как только американцы ухитряются целыми днями изображать счастье?

Семья Корсаковых произвела на меня необычное впечатление. Краснеют, бледнеют, падают в обмороки без видимой причины… Положим, обморок Ольги связан с репортажем. Если она действительно Роза Жемчужная и почему-то это скрывает, то, возможно, смерть этого танцора… Как его звали-то? Неважно… Возможно, это действительно трагедия для всего цыганского народа. Может, он у них секс-символ и Жемчужная в него тайно влюблена? Стоп! Фотография!

Я вихрем взлетела на второй этаж. Навстречу попалась горничная со стопкой полотенец.

– Где Роза?! – заорала я. – Б-р-р! То есть Ольга?!

– Не знаю, – пожала та плечами. – А вы ее тетя?

– Да!

Я принялась барабанить в дверь спальни Корсаковых. Ладно, для порядка буду называть пока Ольгу Корсакову, кем бы она ни оказалась, Ольгой.

Никто не отвечал. Бросившись в свою комнату, я схватила мобильник и набрала номер своей клиентки.

– Алло? – ответил мне еле слышный, мертвый голос.

– Ольга? Это Александра! Послушайте, нам с вами необходимо поговорить. Где вы?

– На чердаке, – последовал ответ.

– На чердаке?!

– Да, выйдите на свой балкончик, оттуда пожарная лестница ведет наверх, – Ольга всхлипнула.

Взобравшись на чердак, я заметила Корсакову, забившуюся в самый дальний угол. Она сидела, поджав колени к груди и закрывая лицо руками.

– Что тебя так расстроило, Ольга? – спросила я. – Мне можно доверять. Возможно, окажется, что мы сможем помочь тебе решить проблему не только с Per иной Васильевной…

– Не могу, не могу, не могу! – трясла головой девушка, ее плечи вздрагивали от рыданий.

– Ладно, – я села рядом и вытянула ноги, – пойдем наикратчайшим путем. Ольга, фамилия Жемчужный тебе что-нибудь говорит?

Плечом я ощутила, что девушка вздрогнула, будто ее током ударило.

– Ольга, судя по вашей реакции, вы это имя хотя бы раз, но слышали, – заключила я. – Так вот, хочу сказать, что человек, представившийся Ефремом Жемчужным, вчера был у меня в офисе, сразу после вас, и обратился с просьбой разыскать его дочь Розу Жемчужную. Мне показалось, что Ефрем Анастасович очень переживает за нее и желает с ней встретиться. Что вы об этом думаете?

Ольга продолжала молчать.

– Вы меня сдадите? – спросила она погодя глухим, огрубевшим голосом.

– Кому? – не поняла я.

В голове мелькнуло предположение, что девушка может бояться гнева родителя и поэтому не хочет с ним встречаться.

– Мне лучше во всем признаться, – вздохнула Ольга. – Все равно жизнь теперь кончена…

– В чем признаться? – не поняла я.

– Отец меня не простит, – девушка покачала головой.

– За что не простит? Что вышли замуж без его ведома? Насчет этого можете не переживать. Ваш отец настроен очень мирно, он только хочет знать – живы ли вы, здоровы ли…

– Я ее убила! Убила! – Ольга бросилась ко мне на грудь, сотрясаясь от рыданий.

Крепко обхватив меня руками, она плакала и плакала. Вовсе перестав понимать, что творится, я машинально погладила девушку по голове. А ведь у меня могла бы быть дочка ее возраста…

– Расскажи, что случилось, – мягко предложила я, – а мы подумаем, как тебе помочь. Твой папа очень беспокоится… Итак, ты действительно Роза Жемчужная? " Девушка согласно кивнула и положила голову мне на колени. Она долго собиралась с духом и вымолвила:

– Я без него умру…

– Без кого ты умрешь? – так и хотелось крикнуть: "Сто баксов тому, кто объяснит, что происходит!"

– Без Христе.

– Но… – слова "деточка, ты ведь вышла замуж за другого!" застряли в горле.

– Я не верю, что он умер! – Роза опять залилась слезами.

Испугавшись, что так мы никогда не доберемся до сути, я тут же крепко обняла Жемчужную за плечи.

– Кто умер?

– Христо умер! Вы же слышали! В новостях сказали!

– Подожди, так этот танцор… – соображала я. – Как его…

– Хосе Равель, это псевдоним Христо, он взял его после того, как уехал в Испанию, – всхлипнула девушка.

Мне стало стыдно.

– Даже не знаю что сказать… Я сожалею…

Тут и у меня слезы на глаза навернулись. Много-много лет назад я сама пережила нечто подобное. Говорят, что большая любовь приходит в жизни лишь однажды. Когда мне было столько же лет, сколько Розе, я познакомилась с летчиком. Его звали Иван. Мы собирались пожениться. Уже заявление подали. Иван погиб за месяц до нашей свадьбы. Помню, что все, о чем я тогда просила судьбу, – это послать мне несчастный случай.

Не зная, как утешить Розу, я молчала. Любые слова в такой ситуации будут звучать фальшиво. Девушка заговорила первой.

– Мы поженились. Этого никто не знал. Я собиралась сказать отцу, но… случилось это. Хотя уже не важно, пусть меня посадят в тюрьму, пусть убьют – все равно. Не хочу жить.

– Что случилось, Роза?! – я встряхнула несчастную. – Подумай о своих родителях, они не переживут, если ты… если ты откажешься от жизни!

Жемчужная долго смотрела мне в глаза, а потом тихо и четко сказала:

– Я убила свою сестру.

– Что? – мне подумалось, что я ослышалась.

– Это был нечастный случай! Я не хотела!

– Тихо, тихо! – испугавшись, что у Жемчужной начнется истерика, я постаралась ее успокоить. – Все нормально.

Никто никуда не пойдет, никто ничего не узнает. Ты в безопасности. Понятно?

Девушка потихоньку успокоилась и рассказала:

– В августе мы с Зарой – это моя младшая сестра – поехали в Испанию. Отцу сказали, что хотим отдохнуть, посмотреть корриду. В общем, наплели с три короба. На самом деле меня там ждал Христо. Мы провели вместе две недели и… решили пожениться. Сами, втайне от всех. Родители все равно никогда бы не позволили. Я хотела остаться с Христо, но Зара убедила меня в последний раз съездить домой. Зарочка верила, что папу можно будет переубедить. Я поехала, но только потому, что хотела проститься. С отцом, с мамой, с подругами. Когда мы вернулись домой – там была Жанна. У моего отца восемь детей. Старшие братья давным-давно разъехались. Остались только мы, Жанна – старшая, я – средняя и Зарочка – младшая. Вы себе не представляете, как сильно Жанна ненавидит меня и Зару! Она вообще всех ненавидит. В ней нет ни капли жалости, ни капли стыда или совести! Отец надеялся, что Жанна будет петь и танцевать в его театре, как мы все, но ей все это было неинтересно. Хуже всего стало, когда она вышла замуж за Рената Агалаева. Из-за него Жанна оказалась в тюрьме первый раз. Он занимался контрабандой наркотиков, и сестра ему помогала. Отец тогда поседел… – Роза всхлипнула. – Дальше больше. В тюрьме Жанна познакомилась с какой-то женщиной, мошенницей. Освободившись, вместе ввязались в какую-то авантюру. Второй раз мы даже не поехали на суд. Моей сестре дали пять лет. И вот, представляете, когда мы с Зарой приехали из Испании, Жанна оказалась дома. Я подумала, что ее выпустили, но отец сказал, что сестра попросту сбежала.

– Ничего себе, – пробормотала я под нос.

Непростая, оказывается, жизнь у кумира пятидесятых. Беру все свои ехидные мысли относительно Ефрема обратно.

– Родители не стали выгонять ее. Решили переправить в табор, к тете Элле. Табор кочует, там Жанну бы не нашли. Я должна была проводить сестру. Отец дал мне деньги, чтобы я передала их на содержание Жанны. В поезде, – Роза болезненно сглотнула, – ночью, когда мы были уже далеко, она сказала, что не поедет со мной. Хотела ехать в Москву, к каким-то друзьям… Я сказала, что позвоню отцу… А она… Она…

Роза задрожала, свернулась в комочек. Из ее сбивчивых, повторяющихся фраз я поняла, что Жанна попыталась отнять у младшей сестры деньги, драгоценности, телефон. Роза бросилась бежать, но Жанна догнала ее в тамбуре и стала душить, силы были не равны. В тот момент, когда Роза уже прощалась с жизнью, поезд дернулся, и Жанна стукнулась головой о металлическую пепельницу. Такие приваривают в тамбурах российских поездов. Удар оказался смертельным. Роза хотела позвать на помощь, но испугалась, что ее обвинят в убийстве, решила исчезнуть. Она старательно затерла следы крови, их было мало, закрыла тело сестры в туалете и, взяв вещи, стала ждать, когда поезд замедлит ход или остановится. Перед этим выпросила у проводника плоскогубцы, сказав, что хочет поправить молнию на сумке. Возле какой-то глухой развилки глубокой ночью, когда все спали, состав встал. Роза при помощи полученного обманом инструмента открыла дверь вагона. Собрав последние силы, вытащила тело Жанны и сама выбралась наружу.

– Вы ведь знаете, что о нас думают люди? – сказала Роза. – Что мы все воры, мошенники, преступники. Вот я и сообразила: когда проводник заметит, что нас нет, он решит, что мы украли что-то или надули кого-то и смылись. Никто не станет объявлять тревогу из-за двух цыганок.

Роза кое-как похоронила сестру в лесной яме, недалеко от станции Кокшайская, тело завалила ветками и палыми листьями. Домой возвращаться побоялась.

– Как бы я сказала отцу и матери, что Жанна мертва? – девушка всхлипнула. – Я хотела руки на себя наложить…

– А как же, – спросила я, потрясенная ее исповедью, – ты превратилась в Ольгу Корсакову? То есть, – я вспомнила ее паспорт, – Колесникову?

– Среди цыган разные люди есть, – ответила Роза. – Поехала в Москву, обратилась к влиятельному среди нас человеку. Сказала, хочу купить паспорт. Он мне достал: на имя Ольги Колесниковой.

– А замуж-то тебя как выйти угораздило в такое короткое время?

– Мы с Олегом знакомы давно, он мне предложение в семь лет сделал. Его мама у отца в театре директором работала, меня она, к счастью, не узнала. Я Олегу позвонила, сказала, что нужно спрятаться. Он и предложил у него отсидеться.

– Ясно…

Но, если честно, мне ничего не было ясно! Историю Роза рассказала абсолютно фантастическую. Правда, в жизни такие вещи случаются, что сказки отдыхают. Узнала же я через сорок с лишним лет, что моя строгая и надменная бабушка, которой я в детстве смертельно боялась, урожденная княгиня! Это не говоря о полученном наследстве!

– Ну, хорошо, – нарушила я молчание. – Положим, ты убила сестру, побоялась возвращаться домой, спряталась в этом доме! Допустим, что все это так. Один вопрос: ко мне ты зачем обратилась?!

– Я же вам сказала – меня пытаются убить! – смущенно отозвалась Роза.

Я схватилась за голову.

– Регина Васильевна меня ненавидит! Она ведь не знает, что Олег пытается мне помочь! А рассказать ей правду мы не можем! Вот и решили… – девушка потупила глаза, – обратиться к вам. Чтобы… Чтобы вы меня охраняли.

– Вообще-то для этой цели логичнее было бы нанять телохранителя, – проворчала я.

– Нет, мы решили нанять вас, – упрямо повторила Роза. – Идем, я покажу свое свидетельство о браке, – Жемчужная потянула меня за руку.

Когда мы выбрались с чердака, на улице уже стемнело.

Заперев дверь спальни, Роза выдвинула ящик комода и пошарила в нем рукой. Потом, нащупав что-то, потянула. Оказалось, что на дне скотчем был приклеен конверт. Из него девушка извлекла бумагу.

– Вот, – она протянула мне листок, тяжело вздохнула и прижала руки к груди. – Господи! Неужели я его больше никогда не увижу!

Последние слова, очевидно, относились к погибшему Христо.

На гербовой бумаге с водяными знаками было что-то написано по-испански. В глаза бросились только имена, вписанные от руки латинскими буквами при помощи черных чернил. Hose Ravel – это, стало быть, Христо, и Rozaria Zhemchuzhnaya – Розария Жемчужная. Над именем Розы было крохотное черное пятнышко, будто кто-то размазал капельку чернил. И вообще испанские служащие не особенно старались выводить имена молодоженов. Имя Равеля написали размашисто, а Розу вписали как попало, кривыми неровными буквами.

– Твое полное имя Розария? – удивилась я.

– Там ошибка, – всхлипнула Роза. – Правильно "Розалия", но они написали так. Переделывать не стали. А теперь… какая разница.

– Ольга Анатольевна! – в дверь постучали. – Ужинать будете?

– Будем! – крикнула через дверь Роза, а мне прошептала:

– Идем, посмотришь на Василис поближе.

Накрытый стол произвел на меня угнетающее впечатление. Часы показывали семь вечера. Как врач могу с ответственностью сказать: во второй половине дня особенности внутренней секреции к быстрому расщеплению пищи не располагают. Поэтому рекомендуется восемьдесят процентов дневного рациона употребить до пятнадцати ноль-ноль. Корсаковы, вероятно, придерживались иной точки зрения. Посреди стола красовался чугунок литров на пять. Над ним от обильно посыпанной укропом картошечки поднимался пар, сверху таял кусок сливочного масла. Вокруг чугунка выстроились тарелки с закусками, сковородки и бутылки. Подобную сервировку я видела в ресторане русской кухни.

Регина Васильевна восседала во главе стола.

– Как устроились? – спросила она у меня, открывая ближайшую сковородку.

– Очень хорошо, спасибо, – я положила себе винегрет и налила воды.

В сковородках румянились свиные отбивные и жареные колбаски.

– А вы что? На диете? – зло спросила Владилена, отрезая кусок свинины.

– Нет, спасибо, просто особого голода не испытываю, – поблагодарила я.

И это чистейшая правда. Я никогда в жизни не сидела на диете. Более того, скажу: все диеты, кроме тех, что прописываются при определенных заболеваниях, – полная чепуха. А против новомодного "раздельного питания" по Монтиньяку вообще готова подписать медицинское заключение. Объясню почему. Организм вне зависимости от нашей воли вырабатывает ферменты для расщепления белков, жиров и углеводов. Так он запрограммирован. Отгадайте, что происходит, когда в желудок вместо набора из трех составляющих подают то одни белки, то одни углеводы? Правильно, часть ферментов остается не у дел, и они принимаются расщеплять слизистую оболочку желудка! Не знаю, как насчет потери веса, сумма потребленных калорий не зависит от порядка приема пищи, но гастрит себя долго ждать не заставит.

Всем же, кто мечтает сбросить вес, предлагаю месяца два питаться, исходя из средней зарплаты учителя, врача, а еще лучше – библиотекаря. Причем самыми дешевыми, экологически чистыми продуктами. Зимой – свеклой и капустой, летом – яблоками и огурцами. Сила воли нужна только первое время, пока не появится привычка есть ровно столько, сколько нужно. Все проблемы можно превратить в возможности. К примеру, за счет нехватки денег обрести отличную фигуру. Нет времени готовить? Не готовьте. Ешьте морковку, яблоки и запивайте кефиром! Сломался лифт? Отлично. Укрепите сердечную мышцу. Плохо работает транспорт? Купите удобную обувь и ходите пешком. Муж ушел к подруге? Радуйтесь. Избавились от подлеца.

Первые пятнадцать минут Корсаковы усиленно жевали. Тишину нарушало только позвякивание вилок и ножей. Наконец Регина Васильевна откинулась назад и спросила:

– А что, Олега сегодня к ужину опять не будет?

– У него встречи до поздней ночи, – ответила Роза.

– Интересно, интересно, – заметила как бы про себя Владилена.

– Что вам интересно? – моментально отреагировала Жемчужная.

– Уходит рано, возвращается поздно, а иногда вообще не возвращается, – Владилена провела пальцем по ободку тарелки. – Я бы, Оленька, на твоем месте возмутилась.

Видя, что назревает конфликт, я решила встрять.

– Ой, а вы знаете, у одной моей знакомой муж на работе сидел каждый день часов до одиннадцати! Она прямо извелась вся! Думала, любовницу себе завел или с секретаршей роман закрутил! С ума сходила, такие сцены ему закатывала! А потом решила за ним проследить. Наняла частного детектива и… – тут я сделала паузу и идиотски-загадочный вид.

– И что? – Регина Васильевна обреченно вздохнула. Пожалуй, моя прежняя инсценировка придурковатой родственницы произвела на нее должное впечатление.

– И выяснилось, что он там действительно работал! – Я расхохоталась и для пущего эффекта положила себе на голову салфетку.

– Понятно, – Владилена мрачно посмотрела на сестру. – Александре Александровне минералки больше не наливать.

– Почему? – недоуменно захлопала я ресницами. – Я так люблю минералку! И вам настоятельно рекомендую. Положительно воздействует на печень. Кстати, я где-то читала, что некоторые люди, особенно переедающие жирного и острого, испытывают проблемы с печенью. И поэтому становятся раздражительными. Слишком много вырабатывается желчи, она поступает в кровь и плохо влияет на нервную систему.

– Дайте-ка я отгадаю, где это было написано, – ехидно заметила Владилена. – Не иначе как в "Космополитене".

– Как вы догадались? – я расплылась в глупой улыбке и манерно повела плечами. Потом взвизгнула и хлопнула в ладоши. – А я поняла! Вы тоже этот номер читали! Да? У-у! – я погрозила обалдевшей даме пальцем. – Кстати, у одной моей подруги есть собачка. Симпатичный тойтерьер. Такая кроха, на ладони помещается! Вот он всегда безошибочно угадывает, кто как к нему относится. У этой подруги муж собак терпеть не может. И Шуша, это собачку так зовут, мужу в ботинки какает! Ха-ха! Представляете? А у другой моей подруги после сотрясения мозга открылась способность видеть на расстоянии. Она теперь всегда знает, чем ее муж занимается. Звонит ему на работу и говорит: "Прекрати кроссворд разгадывать! Если нечем заняться, бери с собой Колькин учебник по математике! Хоть домашние задания ему решишь!" Нет, вы можете в это поверить? Муж ее как огня боится!

– Ладно, устала я сегодня что-то, – сказала Регина Васильевна, поднимаясь из-за стола. – Пойду отдохну…

– Ни в коем случае! – я решила достать тетку окончательно. – Последний прием пищи должен быть никак не меньше, чем за шесть часов до сна! И еще желательно прогуляться пару километров. Я вот лично сейчас прогуляюсь. Пойдемте вместе?

– Нет! – взревела Регина Васильевна. – У меня… У меня колено болит.

И поспешно ретировалась. Владилена, оставшись одна, безмолвствовала.

– А вы? – обратилась я к ней. – Пойдете со мной гулять? Я привезла с собой антицеллюлитные брюки, они удобны для спортивной ходьбы. Я вас научу ходить специальным шагом, от которого галифе в верхней части бедер убирается! Отличная вещь! Одна моя знакомая бешеные деньги заплатила, чтобы ее научили этим шагом ходить. Смотрится по-дурацки, но красота ведь требует жертв, ха-ха!

– Нет, спасибо, – пробормотала Владилена, – у меня что-то голова побаливает.

И рванула вслед за сестрой.

– Куда же вы? Свежий воздух лучшее средство! – прокричала я вслед убегающей собеседнице.

Роза прыснула со смеху.

– Ну ты даешь! Я думала, они нас тут живьем скушают!

Я немножко удивилась тому, как легко Жемчужная отвлеклась от своего горя. Все ж таки молодой муж погиб… На ее месте нормальный человек вообще бы не услышал, о чем был разговор за столом. Роза же плотно закусила, выпила рюмку водки и еще посмеялась над Василисами!

"Наверное, это синдром отрицания", – решила я. Бывает такое. При сильном потрясении человек еще некоторое время ведет себя как ни в чем не бывало. Осознание горя приходит чуть позже. При рода наделила нас своеобразными амортизаторами, предохраняющими психику от чрезмерных напряжений. Это означает, что завтра или послезавтра у моей клиентки обязательно должна поехать крыша. Если она, разумеется, не потеряет память к утру.

Обговорив, куда и какие именно шпионские средства будем устанавливать, мы, как настоящие спецагенты, условились встретиться в час ночи у бельевого шкафа. Пожалуй, самое время звонить Николаю Ивановичу. Надеюсь, мой помощник еще не наел себе заворот кишок, нервничая по поводу исхода "предприятия". Младший детектив Яретенко имеет дурацкую привычку "заедать тревогу". Представляю, как он переживал весь день! Забрезжила возможность получить пятьдесят тысяч баксов!

Отправившись "на прогулку", я оделась потеплее и захватила с собой телефон. С залива дул холодный ветер, и, чтобы хоть как-то от него спастись, я спряталась за густой елкой.

– Алло! Коля? – – прокричала я в аппарат.

Лед еще не стал, и прибой шумел вовсю.

– Сашка! – донесся голос помощника, – Ну что?! Она?!

– Она! – прокричала я в ответ. – Можешь звонить Жемчужному и говорить, что мы нашли его дочку! Только есть проблема!

– Слышать ничего не хочу! – завопил в ответ Николай Иванович. – Дело закрываем, получаем деньги, и все!

У меня перед глазами возникла ясная картина: младший детектив сидит в куче автомобильных каталогов и краем глаза косится на объявления по продаже квартир.

Сбоку раздался хруст ломающихся веток. Тут до меня дошло, что шляться поздней ночью по лесу в одиночестве отнюдь не безопасно. Сжавшись в комочек, я напряженно уставилась в темноту. Но ни шагов, ни голосов не было слышно. Решив, что упала какая-то сухая ветка, я перевела дух и побежала обратно к дому. Поселок, где живут Корсаковы, охраняется, но лучше, как говорит Николай Иванович, "перебдеть, чем недобдеть".

У себя в комнате я закурила сигарету и уставилась в потолок. Что ж, одно дело мы, можно считать, раскрыли. Интересно, всем частным детективам так везет? Очередной клиент желает за хорошие деньги найти предыдущего… Остается только одна проблема – свекровья ревность Регины Васильевны. Роза утверждает, будто та пытается ее убить. Если предположить, что это правда, то Регина Васильевна легких путей не ищет… Существует масса "цивилизованных" способов избавиться от ненужного родственника! Киллера нанять, к примеру, или, на худой конец, выгнать вон из дома, невзирая на последствия. Но пытаться уронить на девушку люстру… Напоминает анекдотическое средство для борьбы с клопами – загнать их под шкаф и подпилить ножки.

Что-то здесь не так… Я затушила окурок в пепельнице.

Во-первых, Регина Васильевна не производит впечатления человека, способного на убийство. Во-вторых, она почему-то до смерти испугалась, когда речь зашла о маме "Ольги Колесниковой". Стоило мне сказать, что эта самая мама крайне возмущается из-за отсутствия новостей от дочки, – Регина Васильевна позеленела, как амазонский попугай. Положим, я возьму этот факт за уши и притяну к подозрениям Розы. Получится, что, мол, пожилая дама намерена укокошить свою невестку и до смерти перепугалась, что девушку будут разыскивать. Параноидная логика… Я обозлилась сама на себя.

Параноики способны связать любые факты, построить целую теорию и сделать, на первый взгляд, абсолютно логичные выводы. К примеру, как-то к нам на "скорую" поступил мужчина, вколовший себе лошадиную дозу пенициллина. На вопрос, зачем он это сделал, ответил, что лечится от сифилиса. Естественно, его сразу изолировали и послали запрос в районный KB Д. Оттуда пришел ответ, что за справкой на этого больного следует обращаться не к ним, а в психоневрологический диспансер. Выяснилось, что пару лет назад наш больной после случайной интимной связи с соседкой обнаружил у себя на плече два волдыря. Вспомнил, что эта соседка терпеть не могла его бывшую сожительницу. Сопоставив два этих факта, мужчина решил: соседка из ревности укусила его, сонного, и чем-то смазала ранки, дабы заразить страшной "четвертой венерической болезнью".

Кстати, параноидальный бред не такое уж редкое явление. Когда мы с отцом и бабушкой оказались в коммуналке на Литейном, я жутко злилась на соседа дядю Юру. Дядя Юра постоянно ныл, что все к нему плохо относятся. А потом взял и накатал в Большой дом донос на тихих, патологически беззлобных астматиков Богушевичей, обитавших в самой дальней комнате. Вскоре за дядей Юрой приехала карета "психиатрической неотложки". Выяснилось, что он написал в КГБ жалобу: мол, все соседи (двадцать семь человек, включая детей) сговорились выжить его из квартиры. А во главе заговора – Богушевичи, они давно мечтают завладеть комнатой дяди Юры, поскольку она с балконом, а им, астматикам, нужен свежий воздух.

Решив, что измышления по поводу "неслучайности" поведения Регины Васильевны ни к чему не приведут, я открыла записную книжку. Мой папа всегда говорил, что если факты записать, то думать над ними станет легче. Итак, что мы имеем?

1. Ольга Корсакова (по паспорту Колесникова) = Роза Жемчужная.

2. Роза Жемчужная вышла замуж за Хосе Равеля…

И тут в голове яркой вспышкой мелькнули кадры телерепортажа… Ей же полагается наследство! Слона-то я и не приметил!

Я вскочила и забегала из угла в угол. Тогда все сходится! И, пожалуй, жизни девушки вполне может угрожать опасность. По телевизору сказали, что личное состояние Хосе Равеля оценивается в двадцать пять миллионов долларов…

"Если Роза умрет, кому достанутся деньги?" – задала я себе вопрос.

Моментально очертился круг подозреваемых. Во-первых, интерес родственников, готовых заплатить пятьдесят тысяч долларов тому, кто найдет Розу, перестает выглядеть чисто альтруистическим. Во-вторых…

"Ну конечно! – я хлопнула себя по лбу. – Корсаков!"

Положим, парень давно знает Розу, он согласился ей помочь, узнал про деньги… Стоп! Я разочарованно опустилась на кровать. Новость о смерти Хосе Равеля передали только сегодня днем, а Ефрем Жемчужный обратился к нам вчера. Люстра в спальне Розы упала еще раньше. Нет, версия с наследством не катит. Я приуныла, но решила не сдаваться. Надо еще какие-нибудь факты записать, вдруг случится гениальное озарение.

Вроде тех, что бывают у Эркюля Пуаро или мисс Марпл.

– Та-а-ак… Пункт три, – пробормотала я, выводя следующую строчку.

3. Равель погиб, Роза является его наследницей, наследство составляет двадцать пять миллионов долларов.

От этого пункта я нарисовала стрелку и крупно написала вопрос: "КТО ЗНАЕТ О НАСЛЕДСТВЕ И ИМЕЕТ ШАНСЫ ЕГО ПОЛУЧИТЬ В СЛУЧАЕ СМЕРТИ Р.Ж.?"

Подумав, четвертым пунктом я добавила:

4. Почему Регина Васильевна так испугалась, когда я заговорила о маме "Колесниковой"?

Еще подумала и написала пятый пункт:

5. Роза утверждает, что имя "Ольга Колесникова" получила случайно, при покупке фальшивого паспорта.

Вздохнула, обняла руками колени и стала ждать озарения. Озарение не явилось. Стукнув себя на всякий случай блокнотом по лбу, я подождала еще минуту. Никаких догадок. Ладно, завтра же попытаюсь опытным путем выяснить, почему Регина Васильевна так остро реагирует на фамилию "Колесникова". Как говорил мой папа, те, кому не дано хорошо соображать, должны со школы тренировать ноги на выносливость.

– Эй! – в дверь тихо постучали. – Тетя, ты не спишь?

– Нет, Ро… – и зажала себе рот рукой, это же надо быть настолько рассеянной! – Олечка, заходи!

Блокнот я машинально сунула под подушку.

Жемчужная скользнула в мою комнату и села рядом со мной.

– Ты думай, как меня называешь! – прошипела она.

– Извини, задумалась, вот и… – я виновато улыбнулась. – Скажи, кто еще знает, что ты вышла замуж за Равеля?

– Только Зара, – Жемчужная пожала плечами, – ну и Олег еще. А что?

– А то, что если ты умрешь, они оба окажутся твоими наследниками, – сказала я.

– Ой! – Роза зажала руками рот. – Что вы?! Это люди, которым я верю, как себе самой!

Мне вспомнилось, что Ефрем охарактеризовал Розу как "девушку, которая к восемнадцати годам едва имела представление о том, что такое деньги".

– Роза, двадцать пять миллионов, – с расстановкой проговорила я, – это очень и очень большие деньги. Не только для России. Вспомни, пожалуйста, кто еще знал о вашей свадьбе. Если, как ты говоришь, семья Хосе тоже была против, они могут тебя искать. Ведь им-то наверняка известно, что вы поженились.

Тут я замолчала, поразившись тому, что сказала. Действительно, как я сразу не подумала, что кто-то, помимо известных и уже названных персонажей, может желать Жемчужной скорейшей гибели?

– Нет, свидетелями были Зара и какой-то монах, которого Хосе попросил, – пожала плечами Роза. – Никто не знал.

– Точно? – заглянув девушке в глаза, спросила я.

Та подумала секунду и решительно кивнула.

– Точно.

– Ладно, утра вечера мудренее. Завтра скажем, что едем в Эрмитаж. Я отвезу тебя к отцу. Он уже знает, что ты нашлась. Возможно, что-нибудь и прояснится.

– Завтра? – Роза вздрогнула и приложила ладонь ко рту. – Но… Как же я ему скажу, что… Как же я, глядя ему в глаза, скажу про Жанну?

– Я думаю, он поймет, – мне не оставалось ничего, кроме как высказать надежду.

Хотя представить себе реакцию отца, которому одна дочь говорит, что убила другую! Даже пусть известно, что убитая была не самым лучшим человеком на этом свете, но он, вероятно, любил всех своих детей одинаково, не делая между ними различий.

– Кроме того, – мне пришла спасительная мысль, – я думаю, что, потеряв одну из вас, он не захочет потерять и вторую.

Чувствуя, что надо любым способом отвлечь девушку от мрачных мыслей, я вскинула руку и воскликнула:

– О! Десять минут второго! Ты про наш план еще не забыла? Как думаешь? Все уже улеглись?

– Посмотрим, – еле слышно прошептала Роза, вытирая ладонью глаза.

Мы сняли обувь и, осторожно ступая босыми ногами, выбрались из комнаты. Из-за двери Владилены не доносилось ни звука. Регина Васильевна храпела так, что в ее сонливости сомнений не возникло. Прислуга разошлась но домам, а Олег еще не приехал.

Убедившись, что поле для развертывания "шпионской сети" свободно, мы решили начать с кухни и столовой. Первый "жучок" положили в фикус и аккуратно присыпали землей. Второй сунули в декоративный серебряный кофейник, стоявший над вытяжкой плиты. В гостиной после недолгих споров разместили устройство в декоративной вазе на журнальном столе.

– А как мы запрячем эти штуки к Василисам в комнаты? – спросила Роза.

Я задумалась. Действительно, а как?

– Придумала! – обрадовалась Жемчужная. – С улицы!

Через пять минут, проклиная все на свете, я шлепала босыми ногами – чтобы не слышно было шагов – но холоднющей плитке вокруг дома и тащила стремянку. Со спальней Регины Васильевны не возникло никаких проблем. Она располагалась на первом этаже, да еще и форточка оказалась открыта. Жемчужная прилепила жучок на внутреннюю сторону штор, под самым карнизом.

– Одна Василиса готова, – сказала она, спрыгивая со стремянки.

Но под окнами Владилены нас ожидали неприятные сюрпризы россыпью. Во-первых, Милявская имела дурную привычку спать с закрытым окном. Во-вторых, длины стремянки, даже с моим заоблачным ростом, очевидно не хватало. В-третьих, из-за спущенных штор пробивался свет.

– А туда как? – мною овладела меланхолия.

– Вот! – Роза огляделась. – Надо залезть на дерево и проползти по ветке. Видишь? Она достает до окна. Жучок можно будет закрепить на верхнем крае рамы, над форточкой. Днем-то она ее открывает!

– Гениально, – проворчала я, трясясь от холода. – И кто полезет?

– Ну, – Жемчужная опустила глаза, – вообще-то тебя наняли…

– С ума сошла, что ли?! – не выдержала я.

Следующие полчаса стали самым кошмарным воспоминанием в моей жизни. При помощи стремянки мне удалось попасть на ветки сосны, а этот вид вечнозеленых, как известно, отличается гладким стволом и пышной кроной.

– Черт, знала бы, ватник надела!

Иголки доставляли массу неудобств.

Ветка была высоко, но под моей тяжестью чуть пригнулась. Осталось только протянуть руку… Шлеп! Жучок на месте. И тут до меня дошло, что без посторонней помощи мне не слезть.

Роза подпрыгивала внизу, чтобы согреться. По выражению ее лица я поняла, она спрашивает: "Ну что?"

– Что-что, – дрожащим голосом пролепетала я себе под нос, – спасателей надо вызывать…

Жемчужная подняла руки вверх и изобразила, что мне надо повиснуть на руках и, осторожно ими перебирая, вернуться обратно.

– "Ага!" – возмутилась я! Однако делать было нечего. Простившись с жизнью, я вцепилась в ветку руками и отпустила ноги.

Моментально стало ясно, что силы свои гражданка Ворошилова переоценила. В лучшем случае, призвав на помощь могучий инстинкт самосохранения, удастся провисеть минуты три.

Перед глазами начала прокручиваться жизнь… и задержалась на пятом классе, когда у нас появился физкультурник, активно агитировавший всех вступить в кружок академической гребли. "Академическая гребля, – говорил он, прохаживаясь перед строем пятиклашек, – развивает выносливость, волю и особенно мышцы верхнего плечевого пояса. Она поможет вам стать настоящими мужчинами, – физкультурник задумался, скользнул взглядом по девочкам и добавил:

– а также настоящими женщинами!" Ой-ей, ну почему я его тогда не послушала! Развитые мышцы верхнего плечевого пояса мне сейчас были бы весьма кстати! Тут взгляд мой упал на балкончик, и решение было принято мною моментально: оттолкнувшись ногами от стены дома, я качнулась с такой силой, что руки сорвались сами. В следующий момент я пребольно стукнулась головой о балконную дверь. Хорошо хоть удар пришелся на раму, а не на стекло!

– У-у… – проклиная агентство, Николая Ивановича с его желанием купить себе новую машину, Розу с ее экстремальными затеями, я рухнула на кровать. Не хватает только, чтобы к завтрашнему дню у меня на лбу выросла гигантская шишка.

Роза вбежала в комнату через пять минут, держа в руке мокрое полотенце.

– Вот! Приложи!

– Если она завтра же не признается в убийстве Кеннеди, да еще так, чтобы мы успели это записать, я тебя никогда в жизни не прощу, – проворчала я, пристроив холодный компресс на голову. – Теперь остается разобраться, как эта штука работает.

Вытащив из сумки хитроумный прибор, которому полагалось ловить сигнал со всех установленных жучков, я щелкнула кнопкой. На панели загорелись пять красных огоньков. Ткнув пальцем в номер четвертый, я чуть не стала заикой. Из динамика раздалось рычание. Сообразив, что это всего лишь храп старушки Регины Васильевны, успокоилась. На всех остальных волнах было тихо.

– Утром можно начинать записывать, – сообщила я.

– Здорово! Прямо Никита! – восхитилась Жемчужная.

– Все, иди отсюда, – я притворно нахмурилась, спихивая Розу с края кровати. – Мне охота до утра дожить.

– Ладно, – вздохнула девушка, и порывисто меня обняла. – Спасибо! Спасибо!

– Иди уже!

– Спасибо! – все никак не могла уняться Роза.

– Кушайте, не обляпайтесь, – я отвернулась и потянула на себя одеяло. Уснула, прежде чем голова коснулась подушки, даже не услышала, как Жемчужная закрывает дверь.

На следующее утро я повезла Розу к отцу. Николай Иванович и Ефрем ожидали нас в офисе. Всю дорогу до Литейного я мучалась сомнениями. Причина моих терзаний заключалась в статье седьмой Закона о частной детективной и охранной деятельности. Статья эта описывает ограничения в сфере деятельности частного детектива и запрещает мне скрывать от правоохранительных органов факты готовящихся или совершенных преступлений. Возможно, Роза Жемчужная убила сестру случайно, в рамках допустимой самообороны… Но скрывать это преступление от правоохранительных органов по закону мы не имеем права!

– Роза!

– Папа!

До этого момента я думала, что встречи, с долгими крепкими объятиями и слезами, бывают только в кино. Оказывается, в жизни такое тоже случается.

– Папочка, милый, прости меня! – взахлеб рыдала Роза.

Я дернула Николая Ивановича за рукав.

– Пс!

Но помощник следил за происходящим с таким умилением, что на мой вызов никак не отреагировал.

– Коля! – шикнула я и для верности треснула младшему детективу по спине кулаком. – На выход!

– Ты что?! – обиделся тот, но я уже тащила его за пиджак к двери.

Младший детектив Яретенко всю жизнь имел дело с приказами и такие тонкие вещи, как намеки, не идентифицирует.

– Дай людям спокойно поговорить, – объяснила я младшему детективу, как только мы оказались за дверью.

– А что, мы им мешаем? – наивно удивился Николай Иванович.

– Да, Коля, представь себе, – кивнула я. – Тем более, она ему сейчас такое расскажет, что понадобится весь мой опыт реаниматолога.

– Сашка, кажи яснiше, – Николай Иванович пропустил меня в дверь своего кабинета.

Как только помощник перешел на родную речь, я заметила, что в офисе чудовищно воняет луком. До этого вопрос о седьмой статье вытеснял все остальные раздражительные факторы.

– Коля, скажи честно, – спросила я, открывая форточку, – у тебя лук дома когда-нибудь закончится?

– Трошки осталось, – пожал плечами младший детектив Яретенко, – сладкий, как яблоки. А еще мне первая теща чеснока прислала. Такой ядреный у нее чеснок…

До меня дошло, что Николай Иванович надо мной издевается. Переведя дух, я уселась на подоконник. Лучше уж буду вдыхать выхлопные газы Литейного, чем экологически чистые ароматы.

– Расскажу про эту воссоединенную семью, только ты не падай.

Я выложила младшему детективу историю появления Розы Жемчужной в доме Корсаковых. Николай Иванович слушал, разинув рот, периодически восклицая: "Да ти що!", "Не може такого бути!", "Ешкинкот!"

Я сделала паузу и, разглядывая носок своего ботинка, спросила:

– И как нам быть? По закону полагается сообщить об убийстве в правоохранительные органы.

Николай Иванович крепко задумался. Потом вытер клетчатым носовым платком лысину и молвил:

– Сашка, если ты помнишь, когда Маринку собирались за убийство арестовать…

Здесь требуется пояснить. Наша детективная карьера началась со спасения дочки Николая Ивановича. Марину обвинили в убийстве мужа и его любовницы. Вина ее казалась настолько очевидной, что, кроме нас, таких сумасшедших, чтобы пытаться доказать обратное, не нашлось.

– Нам тогда этот "частный дефектов" Самохвалов тоже грозился все в правоохранительные органы докладывать. Помнишь свою реакцию? Во-о-от! Какой нормальный родитель захочет своего ребенка добровольно под статью подвести, да еще заплатить за это?!

– Лично я готова в таком случае от денег отказаться…

– А я нет! – перебил меня Николай Иванович. – У меня машина утром только с третьего раза завелась! Тебе с "Фольксвагеном" эти проблемы неведомы.

– Извините, – в кабинет сунулась одуванчиковая голова Людочки, – там клиенты спрашивают, куда вы делись? Кстати, а когда они успели познакомиться?

– Давно, – коротко ответил Николай Иванович.

– Ну, в общем, потом расскажете, – выдала Людочка почти приказным тоном, закрывая дверь.

Роза и Ефрем сидели на диване. Оба заплаканные. Жемчужный крепко обнимал дочь за плечи, а она держала его за руку. Николай Иванович, весьма некстати, особенно сильно запах луком. Надо, пожалуй, завести на время "обострения его любви к родине" специальный аэрозоль. Такой, как в рекламе показывают, мол, все посторонние запахи в холодильнике убивает.

– Вы, наверное, в милицию должны сообщить? – печально спросил Ефрем.

Столько обреченности прозвучало в его голосе, что у меня язык не повернулся рукавом глаза, – похоронить своих дочек по-человечески. Одну вы мне вернули – низкий за это поклон. И деньги, как обещал. Найдите же и вторую – Жанну. Она сделала много дурного, но смерть очищает от греха. Я хорошо заплачу.

– Ну что вы… – промямлила было я. Но Николай Иванович стоявший возле двери и не попадавший в поле зрения Жемчужных, отчаянно замахал руками. Потом схватил "Рекламу шанс" и раскрыл на рубрике "Квартиры и дачи".

Я замолчала, но не от желания получить деньги, а от возмущения. Недаром же младший детектив Яретенко на все мои упреки в излишней корыстолюбивое™ отвечает: "Когда хохол родился, еврей заплакал".

– Нет, я настаиваю! – разрешил ситуацию Ефрем.

– Хорошо, хорошо, – тут же успокоил его Николай Иванович. – Но поскольку речь идет о… м-м… поиске тела, то мы согласны взять только половину суммы. Хорошо?

У меня дыхание пресеклось. Это же надо! Но Жемчужный выдал фразу, которая вообще лишила меня дара речи.

– Согласен. За мертвую – половину суммы.

И мужчины ударили по рукам. Нет, никогда мне не понять этой жизни!

Николай Иванович подробно записал, где зарыто тело. Роза нарисовала на листке план. Теперь оставалось поехать на станцию Кокшайская, что между Йошкар-Олой и Чебоксарами. Предполагалось, что там мы "случайно" наткнемся на труп, при котором, по утверждению Розы, будет больничная карточка той тюрьмы, откуда бежала Жанна.

Всю дорогу до дома Корсаковых Роза молчала. Я тоже не нарушала тишины, размышляя, как все-таки странно устроен мир. Первое же дело принесет нашему агентству семьдесят пять тысяч условных единиц. Это гигантская сумма! От тех десяти тысяч, которые мне были обещаны за разборку с Региной Васильевной, я твердо вознамерилась отказаться.

Дома Роза сразу направилась к себе.

– Ольга Анатольевна, обедать будете?! – крикнула ей вслед кухарка, выбежавшая из столовой. – Манты сготовила! С виноградными листьями, как вы любите!

– Мы пообедали в городе, – я ответила вместо Жемчужной, подозревая, что есть той сейчас хочется меньше всего.

– Хоть бы предупредили, я б не варила столько, – беззлобно проворчала тетка и ушла обратно в пищеблок. – Эх, пропадет добро…

– А вы домой возьмите, – предложила я, последовав за ней.

– Что вы! – кухарка отмахнулась полотенцем. – Я чужого отродясь без спроса не брала.

– Неужели лучше выбросить? – притворно ужаснулась я. – Вы знаете, моя бабушка пережила блокаду и всегда говорила, что излишки надо другим отдавать.

– Ну не знаю, надо у Регины Васильевны спросить, – озадачилась добрая женщина.

Сперва мне показалось, что ей далеко за шестьдесят. Когда же мы пришли на кухню, где было очень светло, стало ясно: кухарке нет и сорока пяти. Типично русское курносое лицо, круглые скулы, двойной подбородок, фигура матрешки… Не знаю почему, но меня подобные люди всегда располагают. В них гораздо больше мудрости и умения радоваться жизни, чем в ином профессоре психологии.

– Вас как зовут? – спросила я.

– Алена, – последовал ответ. – А про вас все уже знаю. Вы Александра Александровна, да?

– Да, – согласилась я.

– Может, покушаете? – спросила с надеждой Алена, – столько наготовила, а есть никто не захотел. Обычно-то плотно обедают, а сегодня… С утра раскричались, поссорились, стаканы побили!

– Из-за чего? – насторожилась я.

– Да непонятно! – отмахнулась кухарка. – Мое дело щи варить, а не в чужие ссоры вникать. Вам манты с бульончиком?

– Угу, – кивну лая, подумав, что надо бы как можно скорее прослушать запись.

Утром, уходя, мы включили магнитофон, так что там точно уже должно что-нибудь быть. Мне-то как раз платят за то, чтобы вникать в чужие ссоры. Съев целую тарелку вкусных пельменей с нежным домашним фаршем и виноградными листьями, едва смогла подняться из-за стола. Еще у Алены оказался свой, домашний, свежевьшеченный хлеб, деревенская сметана, которую ножом надо резать, вкусненький соевый соус и клюквенный морс. Хорошо, что у меня нет такой кухарки. Я бы через год в дверной проем не пролезла.

Так! Предусмотрительно заперев дверь, я вытащила из спортивной сумки руководство по пользованию шпионским оборудованием. Магнитофон мы положили на самую верхнюю полку книжного стеллажа, в надежде, что никто из обитателей дома не сможет туда дотянуться.

Выполнив необходимую последовательность операций, я прослушала одну за другой все шесть записей.

Первый жучок не подслушал ничего особенного. Обычный утренний треп.

– Как думаешь, эта долговязая дура надолго приперлась? – спрашивала Владилена у своей сестры.

– Я откуда знаю, – буркнула в ответ Регина Васильевна.

– И почему все богатые бабы худые, как спички, и такие идиотки? – риторически вздохнула Милявская. – Может, это у них от дефицита сахара в мозгу? Сладкого-то не едят.

И весь разговор.

"Спасибо на добром слове", – проворчала я про себя, переключаясь на следующую запись.

На втором жучке пела Алена и шумела вода в раковине.

Третий подробно пересказал мне содержание выпуска утренних новостей.

Зато вот на четвертом я услышала нечто интересное. По всей видимости, сестры поссорились еще в коридоре, поэтому в комнату Регины Васильевны входили изрядно разгоряченными.

– Сама виновата! Не надо было шашни заводить с бывшим водителем! – кричала Владилена.

Ого! Хотела бы посмотреть на шофера-геронтофила, который отважился завести шашни с Региной Васильевной! Хотя, может быть, они одного возраста?

– Кто бы говорил! – взвизгнула свекровь Розы. – Торчала тут целый месяц!

Думаешь, я ничего не замечала? То из ванной выскочишь перед ним в одном халатике, то массаж попросишь сделать!

Все ясно: дамы поссорились из-за какого-то мужика. Интересно…

– Ты лучше скажи, что мы будем делать, если эта идиотка догадается, что перед ней не ее племянница? – сбавила обороты Владилена. – Или того хуже, – мамаша Колесникова сюда притащится?

Я подскочила на месте. Что?! Перевела на всякий случай цифровую запись на десять секунд назад и прослушала еще раз.

– …что мы будем делать, если эта идиотка догадается, что перед ней не ее племянница? Или того хуже, – сама мамаша Колесникова сюда притащится? – повторил голос Владилены.

Получается, что они все знают! Я вытащила из-под подушки тетрадь и крупно написала шестым пунктом.

6. Р.В. и Владилене известно, что Роза на самом деле не Ольга Корсакова (Колесникова)!!!

С замирающим сердцем снова нажала на "PLAY".

– Что-что… – Регина Васильевна нервно закашлялась. – В тюрьму сядем из-за этой проститутки!

– Ну уж нет! – ехидно заметила Владилена. – Лично я никуда садиться не собираюсь! Это была твоя затея! Совсем с ума сошла из-за сынка своего полоумного! А он, кстати, второй день домой носа не кажет! Небось опять в своем любимом борделе запил! Интересно, если он еще на какой-нибудь тамошней прошмандовке жениться захочет, ты ее тоже?..

– Владилена, заткнись! – прошипела Регина Васильевна. – Еще услышит кто!

– Я тебе говорила! Документы выкинь, скажи, что сучка деньги и драгоценности сперла и смылась! Все бы поверили! Кто бы стал шлюху искать?! Матери бы ее сказали, что девка ее где-нибудь в портовом борделе водку жрет, а если найдется – сразу на нары сядет!

– Фу! Владилена, где ты таких слов набралась? – капризно надулась Регина Васильевна.

– Ума бы тебе где-нибудь набраться! – последовал ответ.

На несколько минут воцарилась тишина, нарушаемая тяжелым прерывистым дыханием обеих дам.

– Что теперь? – плаксиво спросила наконец мадам Корсакова-старшая.

– Пока ничего, – зло ответила ей Владилена. – Будем надеяться, что эта цыганская сволочь, которую Олег приволок, все правильно сделает…

У меня глаза на лоб полезли. Да что же тут творится?!

– …убедит эту дуру, что перед ней действительно любимая племяшечка. Тетка-то девку последний раз в младенчестве видела! А тут припекло ей! Муж бросил, так она сразу родственников давай разыскивать!

Я щелкнула кнопкой "STOP", не в силах унять сердцебиение. Да! Чем дальше, тем интересней! Получается, что милые дамы знают, что перед ними цыганка, но меня искренне принимают за тетю этой самой неизвестной Ольги Колесниковой! И страшно боятся из-за нее на нары попасть!

Ну-ка, колитесь, старые курвы, что с Колесниковой сделали!

Я снова запустила запись. Послышался звук льющейся жидкости.

– Выпей, Регина, а то до инфаркта себя доведешь, – голос Владилены смягчился.

– Я водку не пью, – последовал капризный ответ.

– Не хочешь – не надо, – судя по звуку, Милявская сама заглотила порцию "успокоительного". – Цыганка нас не заложит, – рассуждала она сдавленным голосом. Похоже, водка с утра плохо пошла. – Сама от чего-то бегает. Иначе зачем ей так срочно паспорт понадобился? Олега твоего она лет пять, поди, не видела. Кстати, откуда она его знает?

– Да с того, помнишь? – смущенно спросила Регина Васильевна.

– Это когда твой Олежек за лохотрон, как говорится, срочок отмотал? – саркастически усмехнулась Владилена.

– Слушай, ну кто по молодости не ошибается? – вяло попыталась защитить сына мамаша Корсакова. – Да и ни при чем он был! Его только попросили деньги передать!

– Ага, это вы его адвокату да судьям могли сказочки рассказывать! Мол, подошел на улице цыган, попросил пакетик передать. А в пакетике, мама дорогая, оказалось сто тысяч долларов… Какая незадача!

– Не язви, – сказала Регина Васильевна.

– В общем, как я понимаю, цыганке этой ты доверяешь? – спросила Владилена.

– Олег говорит, что можно положиться.

– Твой Олег что бы ни говорил – надо на десять делить.

– Ты завидуешь, что у меня есть сын, а у тебя нет! – не выдержала мамаша Корсакова.

– Да лучше хорошую собаку завести, чем такого сына иметь!..

В длинном потоке взаимных обвинений, последовавшем дальше, ничего интересного для меня уже не было. Похоже, сестры грызлись между собой всю жизнь из-за мужиков. Регина Васильевна отбила у сестры жениха Гену Корсакова. А та, обозлившись, пыталась его вернуть. Очумевший от постоянных скандалов между ними, Гена собрал вещи и сбежал обратно к маме. Владилена замуж так и не вышла, в чем обвиняет сестру Регину. Короче, мрак.

Настала моя очередь крепко задуматься. Вытащив тетрадку, я написала:

Задачи:

1. Найти бывшего водителя Корсаковых.

2. Выяснить, кто такая Ольга Колесникова.

3. Какие отношения связывают Розу и Олега (про лохотрон)?

Лохотрон, честно говоря, интересовал меня более всего. Вот будет любопытно, если выяснится, что я пострадала от рук Розы и Олега Корсакова! Года два назад мне предложили вытянуть лотерейный билетик в Апраксином дворе. Я пришла покупать дубленку. Естественно, имея зарплату в четыре тысячи (это с губернаторской надбавкой!), искала что-нибудь демократичное. Турцию или отечественного производителя. Социальным психологам хорошо известно, что обилие товара производит на человека гипнотическое впечатление. Этим давно активно пользуются создатели всяких "супер" и "гипермаркетов", магазинов размером с футбольный стадион, набитых товарами под завязку. Бродишь по ним, как лунатик, пока не наберешь ненужного барахла на все имеющиеся деньги. Неожиданно мне в ухо крикнули:

– Тяните!

Я машинально дернула протянутый билетик. Точно по законам социальной психологии.

– О! Вы выиграли наш главный приз! От компании "Алеко"! Стиральную машину! Поздравляю!

Вокруг меня моментально ниоткуда образовалась целая толпа молодых людей. Все заглядывали мне через плечо, пытаясь своими глазами увидеть счастливый билет. Обалдевшая от неожиданного везения, я перестала чувствовать асфальт под ногами. О стиральной машине я лишь мечтала. Зарплата реаниматолога не предполагает таких покупок. Государство считает, что представители самых нужных и гуманных профессий обязаны существовать в спартанских условиях. Чтобы, не дай бог, не разложились от буржуазных излишеств.

– Идемте! Сейчас мы будем вручать вам приз!

Люди вокруг галдели вразнобой, но их голоса странным образом сливались в стройный гипнотический, хор. Меня потащили к строгой серьезной женщине в сером кожаном пальто. Женщина представилась Светой, она слегка опиралась рукой на коробку с надписью "Ariston".

– Ой… Мне так жаль. Понимаете, – Света смотрела мне в глаза с такой преданностью и так прижимала руку к груди, что я почувствовала сильнейший стыд за то, что поставила ее в неловкое положение. Чем, правда, пока не догадывалась. – Понимаете, у нас сегодня так получилось, что победителей двое. Вот, женщина тоже выиграла.

И Света показала на ощетинившуюся, как еж, даму в собачьей шубе.

Дама презрительно на меня уставилась и сказала:

– Девушка, отдайте приз мне, я вам две тысячи дам.

Света замялась.

– Ну, понимаете, так не положено…

– Ишь, какая… – проворчал над ухом чей-то вкрадчивый голос. – За две штуки стиральную машину оторвать решила. Э-эх… Жалко, не я выиграл. Предложил бы больше, все одно дешевле, чем в магазине.

Прикинув, что цены на "Аристон" в "Алеко" от тринадцати тысяч, я, неожиданно для себя самой, скандально подбоченилась и заявила:

– Ну, раз уж такая фигня творится, я могу предложить четыре!

– Не ссорьтесь, – примирительно предложила Света. – Вообще-то у нас есть и другие призы. Мы их собирались разыгрывать завтра, но ради вас… Какая разница? Правда?

Мы согласно закивали. Света открыла папочку, которую держала в руках.

– Призы выигрываем так. Выбираете фишки, ставите на кон деньги, делаете ходы. Деньги можно добавлять. Выиграет тот, кто больше поставит. За одну игру можно получить телевизор, холодильник, стиральную машину, видеомагнитофон, музыкальный центр. Тот, кто выиграет, забирает себе все призы, деньги остаются у нас. Сами понимаете, на должностное преступление ради вас идем…

У меня закружилась голова. Вокруг собралась толпа людей. Света тарахтела без умолку, подбадривая то меня, то тетку. В результате я поставила на кон все деньги, которые у меня были с собой, и, естественно, проиграла. Прежде чем успела что-либо сообразить, мошенники испарились.

Обливаясь слезами в отделении милиции и чувствуя себя полной дурой, я написала никчемное заявление. Добрые милиционеры пожурили меня за жадность: мол, не гонялся бы ты, поп, за дешевизной. Сообщили, что лохотронщики действуют группами. Одни изображают толпу вокруг, подбадривают всякими замечаниями, советуют ставить деньги, другие "разыгрывают призы", а третьи выступают в роли подставных соперников. В день одна такая группа способна заработать десятки тысяч долларов. Работают на рынках, около станций метро, на площадях, словом, везде, где много народу и легко затеряться.

– Ну тянет наших граждан на дармовщинку! – всплеснул руками следователь. – Никак про бесплатный сыр не усвоят! Даже если мы этих лохотронщиков поймаем, привлечь будет трудно. Вы же сами деньги отдали? Так? Никто ведь у вас их не отнимал силой?

Посоветовав на прощание плюнуть и все забыть, милиционеры отпустили меня домой. Так что с лохотроном я познакомилась вплотную. Надеюсь, что Роза здесь ни при чем, иначе мне придется прекратить с ней сотрудничество.

Прихватив с собой магнитофон, я постучалась в комнату Жемчужной.

– Кто?

– Это тетя! – ласковым голосом ответила я.

– Ох, заходи, – дверь открылась, и Роза втянула меня внутрь.

Сев в кресло, возле окна, я уставилась на Жемчужную. Она смыла косметику, размазавшуюся от слез, и теперь, при свете дня, казалась много старше девятнадцати лет. Впрочем, женщины восточных народов вообще очень быстро стареют, да и горе наносит непоправимый ущерб красоте…

– Роза, скажи честно, – нахмурилась я, – ты мне наврала про Олега Корсакова? Откуда ты его знаешь и как к тебе попал паспорт Ольги Колесниковой?

Жемчужная вздрогнула и перевела взгляд на магнитофон.

– Я предполагала, что вы догадаетесь или услышите это из разговора Василис, – спокойно ответила она. – Иначе зачем бы сама стала настаивать на установке жучков?

"Логично", – подумала я.

– Олег – давний знакомый Жанны, – Роза опустила глаза. – Я его видела только однажды. Когда сестру арестовали второй раз, мы столкнулись на суде. Десятерых еще человек посадили за мошенничество. Не хотела сразу все рассказывать, боялась, что вы подумаете, что все цыгане жулики, и не станете мне помогать.

– Ты сказала, что купила паспорт у своих в Москве, – строго заметила я.

– Я боялась, что вы откажетесь мне помогать! – воскликнула девушка, приложив руки к груди.

– Ладно, проехали. Расскажи правду, как у тебя оказался паспорт Ольги Колесниковой?

– Мне Олег дал, – Роза опустила глаза. – Сказал, что можно им пользоваться, только фотографию переклеить надо.

– Кто такая Ольга Колесникова и откуда в ее паспорте штамп о заключенном браке? – я решила идти до конца.

– Это жена Олега, – Жемчужная закусила кулак. – Я обещала об этом никому не рассказывать, но после того, как все это началось – люстра, дурацкие розыгрыши… Поймите, я действительно боюсь, что меня убьют!

– Куда делась настоящая Ольга? – я уставилась на Розу немигающими глазами.

– Я точно не знаю, – Жемчужная подошла ко мне поближе, огляделась, будто в комнате мог случайно оказаться кто-то еще, и прошептала на ухо, – думаю, они ее убили!

– Чудно, – всплеснула руками я. – И что ты мне предлагаешь с этой информацией делать?

– Ладно, – Роза откашлялась, – теперь можно рассказать вам все начистоту.

– Да уж хотелось бы, – саркастически усмехнулась я, – хотя бы с третьего раза узнать, зачем меня сюда притащили?

– Понимаете, если Олег когда-нибудь узнает, что Жанна погибла по моей вине, он… я не знаю, что он со мной сделает, – смущенно пробормотала Роза. – Он ее очень любил. Большую часть вины на процессе на себя взял, чтобы ее выгородить.

– И что? – я смутно догадывалась, что мне сейчас предложат, но хотела услышать все из уст Жемчужной.

– Но если у меня будут доказательства, что его мать, – Роза замялась, – виновна в смерти этой девушки, Ольги, то…

– То есть ты хочешь, чтобы мы добыли тебе материал для шантажа?

– Для самообороны! – воскликнула девушка.

– По-моему, вы, Роза Ефремовна, этим понятием злоупотребляете, – заметила я.

– Но ведь они же действительно виновны!

– Это может определить только суд, для чего собранные материалы нужно передать в соответствующие органы.

У меня в голове мелькнула мысль, что в этом случае придется рассказать и о том, как эти материалы у нас оказались, а тот самый закон, о котором мне так мучительно думалось все утро, запрещает частным детективам устанавливать подслушивающие устройства "без согласия компетентных органов". Отправка сведений о Регине Васильевне и Владилене может обернуться для моего агентства лишением лицензии, а то и неприятностями посерьезнее.

– Вы можете спасти меня, а можете погубить, – трагично вздохнула Роза. – Жизнь моя в ваших руках. Решайте сами. Впрочем, – девушка взглянула на меня жестко и холодно, – как вы уже, наверное, поняли, я богатая наследница. Если вы поможете мне спокойно уехать, я заплачу… миллион. Или, может быть, два? Как скажете…

– Деньги мне не нужны, – ответила я, чувствуя, как на затылке поднимаются короткие волоски.

Хорошо, что Николай Иванович не слышит коммерческое предложение Жемчужной! У него от счастья инфаркт бы приключился!

– Что тогда? – с явным напряжением в голосе спросила Роза.

Ответ, прозвучавший из собственных уст, удивил меня саму.

– Справедливость.

МИЛЛИОН СТРАСТНЫХ ПОЗ

Передо мной возникла дилемма.

С одной стороны, есть дело, за которое мне заплатили и законно рассчитывают на помощь. Хорошие люди попали в беду. Пытаются из нее выбраться, используя незаконные средства… Открывая детективное агентство по расследованию особо деликатных семейных дел, да еще и обещающее полную конфиденциальность, можно было предположить подобные ситуации.

С другой стороны, вся эта история нравилась мне все меньше и меньше. Во-первых, причина моего поселения в доме Корсаковых "открывалась" трижды, и нет гарантии, что нынешняя версия – последняя. Во-вторых, кроме слов Розы и ее папы, других доказательств того, что все обстоит именно так, как они говорят, нет. В-третьих, Корсаковы определенно не в курсе, почему Роза вдруг решила скрыться под именем Ольги Колесниковой. И, в конце концов, кто такая эта Ольга Колесникова?!

Решив не принимать скоропалительного решения, я спустилась вниз. Будем надеяться, что кто-нибудь из прислуги скажет, где найти бывшего водителя Корсаковых. Возможно, и добавит каких-нибудь интересных деталей в ту "кашу с маслом", которую мне упорно пытаются впарить за картину преступления.

Алена старательно мыла плиту.

– Ох, – я демонстративно потерла живот, – как хорошо вы меня накормили! Вот бы рецепт записать!

– Да ради бога! – отозвалась кухарка. – Запишете?

– Угу, – я прихватила с собой "тетрадь наблюдений".

Между стенографией преступления можно поместить и парочку хозяйственных советов.

– Значит, так, – Алена сдула со лба прядь волос, – сперва надо тесто приготовить. На стакан муки одно яйцо, сода на кончике ножа и чуть-чуть воды, буквально столовая ложка. Чем круче тесто – тем лучше. В колбаску скатать – и в холодильник. Фарш лучше самой готовить. В магазине вечно всякой гадости туда насуют. И не узнаешь, что сожрал. Свининку свежую пополам с говядиной, грамм по двести пятьдесят каждого вида, с одной луковицей, двумя зубчиками чеснока, пучком петрушки и укропа пропускаете через мясорубку. Добавляете потом соли, перца, специй по вкусу, кому какие нравятся. Смешиваете. Вытаскиваете тесто, нарезаете кругляшками, раскатываете их очень тонко, чтобы прямо просвечивали. Ровняете краешки чашкой, или стаканом широким. Кладете на каждый кругляшок по виноградному листу. Можно и смородиновые. У нас на рынке женщины из Абхазии маринованные виноградные листья продают, я их всегда беру. Очень вкусно получается. Значит, так: у нас тесто, поверх – листочек и на центр этого листочка мясо выкладываете. Потом берете и защипываете, как мешочек, ридикюльчик чтобы получился. Не пирожком, как наши пельмени, а чтобы круглая такая штуковина получилась. Все, можно в кипящую подсоленную воду опускать. Лишние останутся – ничего. Хранится все в морозилке, как обычные пельмени. Ничего им не будет. Подавать, как кто любит. Я со сметаной предпочитаю, Регина – Васильевна с соевым соусом, а Владилена вообще с аджикой ест.

– Ой, как здорово, дома обязательно приготовлю! – для полноты эффекта я еще и в ладошки захлопала.

– Блюдо вкусное, – согласилась Алена.

– А что, мужчин в доме совсем нет? спросила я, типа "между прочим".

– Олег Георгиевич почти не бывает, работает много, – ответила кухарка, принявшись за мойку.

По-моему, чистота вокруг была и так идеальная, но Алена, очевидно, была другого мнения.

– И кроме него, совсем никого? Ни садовника, ни водителя?

От последней фразы кухарка вздрогнула и подозрительно на меня посмотрела.

– На что вам? – доброжелательный тон сменился на отчужденный.

Сообразив, что милая женщина решила, будто гостья собирается учинить тут разврат, я поспешно объяснила:

– У меня фен сломался, думала, может, починит кто.

– А-а… – успокоилась Алена. – Нет. Сейчас никого. Был шофер у Регины Васильевны, Никита, в Приморском живет. Такой у него дом! Вы бы видели – кирпичный, с тарелкой этой спутниковой! Из наших ни у кого такого нет. Все хибары деревянные. У меня дочка по нему сохнет, все набивается ему чем-нибудь по хозяйству помочь.

"Это она зря", – подумала я. Нынче мужчины любят дам стервозных, которые норовят в бизнесе успехов достичь, а тяжелую домашнюю работу свалить на сильный пол. Но главное я все же узнала. Надо найти в Приморском самый приличный дом и спросить там Никиту.

Поблагодарив Алену, я отказалась от чая и быстренько припустила наверх. Надо смыться незаметно, чтобы ни у кого лишних вопросов не возникло.

– Олечка! Иду гулять! Тебе на рынке что-нибудь купить? – крикнула я в дверь.

– Нет, тетя, спасибо! – последовал ответ. "И слава богу", – подумала я. Поселок Приморский – крохотный.

Одноэтажное кирпичное здание со спутниковой тарелкой на крыше я заметила сразу. Железные ворота и две кавказские овчарки за ними наглядно демонстрировали: в доме есть что брать. Звонка на воротах не оказалось, и я долго стучала руками и ногами под оглушительный лай собак.

Решив, что дома никого нет, я расстроилась и только собралась уходить, как с грохотом распахнулась дверь низкой бревенчатой бани. Оттуда с криком: "У-у-ух!" вылетел совершенно голый молодой человек мощного телосложения. Он легко подхватил ведро с водой, должно быть, ледяной, и окатился с головы до ног.

– Ох! – заорал он. – Хорошо как!

– И-извините! – заикаясь и краснея, окликнула его я.

Мужчина повернулся и, ничуть не стесняясь своего внешнего вида, беззлобно спросил:

– Ну че покраснела-то? Голого мужика никогда не видела?

Что правда, то правда. Обнаженной мужской натуры такого качества мне видеть не доводилось давно. Было от чего впасть в замешательство. Богатырский рост, мощные, перекатывающиеся под гладкой кожей мышцы, длинные стройные ноги и круглые, крепкие ягодицы.

– Частный детектив Ворошилова, – я показала удостоверение.

– И чего тебе надо, частный детектив Ворошилова? – спросил мужчина, стоя босыми ногами на снегу.

– Я хочу поговорить с бывшим водителем Олега Корсакова! – крикнула я высоким, надтреснутым голосом.

Все происходящее напоминало сцену из какого-нибудь безумного авангардистского киношедевра. Пустая улица с покосившимися бревенчатыми домами, почерневшими от копоти и старости, я, подпрыгивающая от холода, и абсолютно голый атлет на белом снегу в десятиградусный мороз.

– А смысл? – послал мне риторический вопрос мужчина.

Онемевшими от холода пальцами я вытащила из кошелька зеленую сотню.

– Вот! – и помахала ею над головой. Мужчина склонил голову набок, с тоской посмотрел в сторону бани и крикнул:

– Заходи, обождешь на кухне! Ластик! Лохматый! Место!

Огромные кавказские овчарки, бесновавшиеся возле ворот, моментально затихли и залезли в конуру под баней.

Молодой человек открыл мне дверь, повернулся подтянутыми ягодицами и исчез в клубах пара, вырывавшегося из открытой двери бани.

Я нерешительно взобралась по ступенькам, косясь на оскаленные морды, настороженно следившие за каждым моим движением из своей конуры.

В просторном, застеленном паласом коридоре обнаружились вешалка и подставка для обуви. Натянув первые попавшиеся тапочки, я шагнула дальше. Кухня до боли напоминала ту, что в доме Корсаковых, только мебель была изготовлена не из дерева, а из ламината.

Сев за столик, уставилась в окно. Тепло подействовало расслабляюще, в голове завертелись всяческие романтические мысли. Что это я поставила крест на своей личной жизни? Вроде бы еще не старая и очень даже хорошо сохранилась…

– Ну, выкладывайте, зачем я вам понадобился, – вырвал меня из глубокой задумчивости веселый бодрый голос.

Молодой человек натянул джинсы и майку. В одежде он смотрелся не так эффектно. Почему-то все накачанные мужчины в упакованном виде кажутся полными.

– Меня зовут Александра Александровна, – откашлявшись, представилась я повторно.

– Никита, это я был водителем у Олега Георгиевича, – кивнул хозяин, оседлав стул.

– Очень хотелось бы знать, с кем встречался ваш хозяин до появления у него жены, – я старалась говорить строго, но Никита так улыбался и заглядывал мне в лицо, что вся строгость моментально испарялась.

– Чай, кофе не желаете? Может быть, покрепче что-нибудь? – молодой человек стал неожиданно любезен.

– От горячего чаю не отказалась бы. Я бросила смущенный взгляд в сторону бани.

– Баня настоящая, деревенская, – с гордостью сказал Никита, проследив за моим взглядом. – Ее еще мой дед ставил. Такой на сто километров вокруг ни у кого нет. Дерево за семьдесят лет отполировалось, ни одна турецкая парная со своими мраморными столами не сравнится!

– Как вы хорошо разбираетесь в банях, – заметила я, глядя на закипающий чайник.

– Работа такая, – ответил Никита и так ухмыльнулся, что у меня мурашки по коже побежали.

– Так что, расскажете, или как? – я совсем смешалась и закашлялась.

– Или как, – повернулся ко мне Никита и стянул майку.

– Вы что?! – я вскочила и отпрянула к окну.

– Ну, милая, не смущайтесь, – развел руками молодой человек, демонстрируя свое безупречное тело. – Меня не интересует, кто вас ко мне направил. Меня даже не интересует, как вас зовут. Единственное, что имеет значение, – Никита нагнулся и поцеловал меня в основание шеи, – это твои желания…

Горячее дыхание обдало мое лицо, а сильные руки крепко сжали. Прежде чем я успела пикнуть, Никита прижался к моим губам своими.

– У-й-е! – раздался его вопль в следующий момент.

Молодой человек скрючился и схватился за причинное место.

– Совсем сдурела, стерва?!

– Я не за этим приехала, – я оправилась от шока и села, поправляя пиджак.

– А зачем тогда? – сердито спросил Никита, охая и усаживаясь на стул.

– Вы… м-м… – я замялась. Слово "проститутка" мужчине очевидно не годится. Назвать такого быка "мальчиком по вызову" язык не поворачивался. – Оказываете эскорт-услуги?

– Это обойдется вам в лишние сто баксов, – Никита погрозил мне пальцем и разогнулся. – Ну и костлявое же у вас колено!

– Какое есть, – рявкнула я. – Насчет денег не волнуйся. Пятьсот долларов за ценную информацию. С кем встречался твой бывший хозяин до Розы?

– Пятьсот, говоришь… – протянул Никита и потер подбородок. – Ну, хорошо, и плюс сто штрафа за, – он красноречиво поглядел на свои брюки, – членовредительство.

– Хорошо. Рассказывай все, что знаешь.

Я сидела, выпрямив спину и крепко сжав колени, старательно удерживаясь от улыбки. Первый раз вижу такого симпатичного молодого человека, да еще и с чувством юмора.

Никита задумался, потом заварил ароматный зеленый чай, разлил его по чашкам и нарезал лимончик. Все эти действия совершались им в полной тишине.

– Обычно я о клиентах не распространяюсь, но эти!.. – Никита тряхнул головой. – Честно скажу – достали! Пирожных хотите?

– Нет, – я мотнула головой и пожалела. Хозяин вытащил из холодильника целую тарелку воздушных йогуртовых суфлешек.

– Да плюньте вы на свою диету! – сморщился Никита. – Они некалорийные. Вам таких по десять штук на ночь можно есть. Хоть коленки не такие острые станут! Я бы на месте вашего постоянного любовника или мужа, уж не знаю, кто у вас там есть, только пирожными бы и кормил такую тощую даму. Еще хорошо бы вам бутербродиков на ночь с икрой. Полезно и калорийно.

У меня челюсть отвисла. Неужто еще сохранились в нашей стране любители рубенсовских форм?

– Странно, – приподняла я брови, – вообще-то у меня 90-60-90…

Обычно я этим обстоятельством не горжусь, потому что при росте в сто восемьдесят три сантиметра это смотрится не очень. Но нельзя же сидеть и спокойно слушать, как какой-то мужчина легкого поведения рекомендует отъедаться пирожными и икрой!

– Ой! Я вас умоляю! – Никита болезненно скривился. – Вы что, всерьез считаете, что нормальному мужику может быть приятно обнимать суповой набор?! Когда тебе то ребрышко, то тазовая кость синячок поставит? Вот я вам расскажу. У меня была одна любовница, музыкальный критик. В возрасте дама, лет сорока пяти…

При этих словах я опять возмущенно вспыхнула. Мало того, что меня исподволь обозвали суповым набором, так теперь еще и намекают, что я "суповой набор в возрасте"!

– …Так вот, она мне показывала такой цветной альбом, назывался "Женщина в искусстве". Она сказала, что современный идеал женщины, когда она должна быть похожа на мальчика-подростка, создали эти… сексуальные, короче, меньшинства. Вот. Типа, она говорила, их влияние на современную культуру незаметно, но очень сильно. Потому что, мол, все самые талантливые люди были из этих. Я всего этого не понимаю, но, кажется, – Никита показал на свою голову, – что она все правильно говорит. Я вам попутно историю расскажу, а вы скажите, права была моя любовница или нет. Был у меня друг. В соседнем дворе жил. Мы с ним в школе за одной партой сидели, в армии вместе служили, на вечернее потом хотели вместе поступать. В общем, я его лучшим другом считал. Звали его Жора. Георгий то есть. Во-о-от… – Никита тяжело вздохнул. – Жора обращал внимание только на очень худых и стервозных баб. А худые – они все стервы, уж простите. Я за свою жизнь в этом убедился…

Я чуть было не поперхнулась. Еще никогда меня не оскорбляли трижды подряд в течение нескольких минут, причем с такой непосредственностью! Молодой человек как ни в чем не бывало продолжал вдохновенно рассказывать историю своего друга Жоры, как будто к нему за этим и приехали.

– И влюблялся он все время безответно. Мог ночами под окнами стоять, встречать, провожать, под дождем мокнуть. В общем, вел себя как последняя тряпка. Бабы об него ноги вытирали. Он от этого с ума сходил. Но как только девушка сдавалась, он тут же терял к ней всякий интерес. В общем, продолжалось это довольно долго. Раз он даже решил повеситься от безответной любви. Тогда его мамаша, она у него продвинутая довольно… Уехала отсюда еще в восьмидесятые годы.

– Куда? – машинально поинтересовалась я.

– Куда-куда… В Израиль, естественно, потом в Штаты перебралась, – ответил Никита. – В общем, мамаша потащила его к психоаналитику. И тот растолковал, что Жора, – молодой человек поперхнулся и нервно дернул шеей, – гомосексуалист. Мол, он таким родился, но из-за воспитания просто не знал. И он подсознательно искал в женщине – мужчину. Ну то есть, чтобы его отвергали, власть над ним проявляли и так далее. Доктор посоветовал Жоре поискать себе друга мужского пола. И представляете, примерно через год после того, как мамаша утащила Жору к себе в Америку лечиться, он вдруг заявляется ко мне со словами, что, мол, всю жизнь, – Никита покраснел, – меня одного любил, только не знал, как это выразить…

– И что вы ответили? – я во все глаза уставилась на краснеющего, бледнеющего и заикающегося парня.

– Я, блин, дара речи лишился. Ну, потом вытолкал его на фиг…

– А почему потом, почему не сразу? – не удержалась я от маленькой мести за "суповой набор в возрасте".

– Слушайте! Ну задолбали вы уже! – разозлился Никита. – Я, между прочим, вам первой это рассказываю! Сам не знаю, почему. Двадцать первый век, между прочим. Я понимаю, Россия – страна в культурном плане отсталая, но нельзя же вечно этих предрассудков придерживаться! А к чему я это все, собственно?

Такие вопросы собеседника меня обычно умиляют. Действительно, к чему бы все это?

– Кажется, вы хотели сказать, что любовь к женщинам, похожим на мальчиков, – признак нетрадиционной ориентации, – припомнила я и попыталась вернуться к основной теме. – Только какое это имеет отношение к Корсаковым?

– К каким Корсаковым? – Никита нахмурил брови. – А! К этим-то… Я уж и забыл. Так чего вы там хотели про них узнать?

– С кем Олег встречался до появления у него жены, – терпеливо повторила я вопрос, прозвучавший минут двадцать назад.

– До появления этой цыганской падали? – Никита брезгливо поморщился.

– Удивительно, какую неприязнь она у вас вызывает, – пожав плечами, я закурила сигарету, – с виду вроде милая девушка…

– Ага! Милая девушка! Скажете тоже! У меня на баб глаз наметанный. Такую суку еще поискать надо! Уж не знаю, чем она его на крючке держала, но издевалась страшно. Такие гадости ему говорила!

– Какие? – я насторожилась.

– Обещала его закатать в тюрягу пожизненно, если он рыпнется. Говорила, что ее родня ему одно место каленым железом выжжет! – Никита встряхнулся, как мокрая собака. – Фу! Вспоминать противно… А сама на любого симпатичного мужика облизывалась.

– И на вас в том числе?

– На меня в первую очередь, – злобно фыркнул хозяин. – Но я ее сразу отшил. Даже за деньги с такой не буду. Черт знает, что у нее на уме.

– А за что она грозилась закатать Олега в тюрягу?

Я почувствовала холодок на затылке. Кажется, во всем этом жутко запутанном деле наметился просвет.

– Не знаю, – пожал плечами Никита. – Этого она не говорила. Отвечала, что, мол, он знает, за что.

– Вы знаете, кто такая Ольга Колесникова? – с замирающим сердцем спросила я.

– Колесникова? Естественно, знаю! У нас в бане работала, – Никита опустил глаза. – Олег как-то раз к нам в "Райскую" зашел. Помыться причем, – молодой человек неловко хохотнул, – что забавно… Ну, она к нему вышла, мол, не хотите ли массаж. А он – то ли полный лох, то ли действительно такой человек морально неиспорченный – все за чистую монету принял. Говорит, да, давайте массаж. В общем, у них такая любовь в результате получилась. Прямо как у Ромео с Джульеттой. Ну, Раиса, это хозяйка наша…

Тут у меня в голове, что называется, коротнуло. Баня "Райская" – известнейший полулегальный бордель! Припомнилось яркое объявленьице в "Рекламе шанс". Не заметить его было трудно – полстраницы ярких, насыщенных красок. Абсолютно недвусмысленного характера предложение. "Отдых для состоятельных", "эротический массаж", "незабываемыеощущения", "очаровательные банщицы", ну, и так далее.

– "Райская"? – переспросила я.

– Она самая, – Никита заулыбался, – бывали?

– Нет! – возмутилась я. – Так, слышала.

– Ага, и адрес мой, небось, в справочнике "Желтые страницы" отыскали, – Никита подмигнул. – Никто, кроме моих бывших клиенток, этого адреса не знает.

– Кухарка Корсаковых тоже ваша бывшая клиентка? – съязвила я.

– Алена? Ой! Не говорите, дочка ее меня достала! – молодой человек тяжело вздохнул. – Понимаете, мужчина – это, согласитесь, все-таки не то же самое, что женщина, его навязчивая забота напрягает.

Я кивнула. Непосредственность хозяина приводила меня в сильнейшее умиление. Действительно, с утверждением: "Мужчина – это не то же самое, что женщина", – не согласиться тяжело.

– Так вот, есть все-таки определенные ограничения. Если девушки всегда могут, то я… ну, сами понимаете. По желанию, так сказать. К некоторым возникает физическое неприятие. Можно, конечно, всякими фантазиями себя заставить, но лично я себя насиловать не позволяю. Если не хочу – сразу отказываю, какие бы деньги ни предлагали.

– Это благородно, – мои губы сами собой сложились в саркастическую усмешку.

– Вот, я же говорил! – Никита хлопнул ладонями по ляжкам и беззлобно заметил:

– Все худые бабы – стервы! Чаю еще хотите?

– Нет, – если бы не нужная информация, засветила бы этому юному хаму по его хорошенькой физиономии!

– Не хотите – как хотите.

– А Регина Васильевна вам кем доводится? – протокольным тоном спросила я.

Никита пожал плечами.

– Она моя бывшая постоянная клиентка. Сейчас-то с ней вообще невозможно. У нее климакторальное помутнение мозгов случилось. Думает, что раз спит, значит, обязан жениться. Я ее сплавил Гешке, есть там у нас один неказистый. Заказов мало у него, да и возраст подпирает. Сороковник стукнет вот-вот. Может, он на ней и женится. Надо же человеку в жизни устроиться, правда?

И вот попробуй тут возрази! Интуиция подсказывала, что кричать по Чехову: "Этого не может быть, потому что не может быть никогда!" – неуместно.

– Сколько вам лет? – спросила я, испытывая жалость, смешанную с отвращением.

– Двадцать пять, старый становлюсь, – вздохнул Никита.

– Во сколько же лет начинают заниматься вашим… м-м… ремеслом?

– По-разному, – пожал плечами собеседник, – чурки всякие раньше созревают. Работал у нас один армянин. Шестнадцать лет парню, а на вид так меньше двадцати трех не дашь. Неграм вообще хорошо. По ним фиг поймешь, сколько им лет. У нас Касиба работает. Недавно узнал, что ему уже сорок шесть. Накачанный, голова побритая, морщин не видно. Выглядит, как огурец. Русские все быстро спекаются. Не для нашего здоровья, видать, эта работа.

"Выбрал бы другую!" – разозлилась я, но постаралась чувств своих не показывать. Здоровенный, как конь! Мог бы пахать где угодно! Нет, сидит, жалуется на полную лишений жизнь дорогого жиголо!

– Так что про Ольгу?

Я сердито поджала губы. За час Никита вывалил мне кучу информации, в которой нужной – ничтожные крупинки. А еще говорят, что женщины – болтуньи!

– Про Ольгу… – хозяин потер лоб. – А, ну да. Про Ольгу. Наша Раиса, увидев, что такое дело, любовь-морковь и прочее, строго-настрого нашим запретила что-либо Олегу говорить. Пусть думает, что был в обычной бане, а Ольга – нормальная массажистка. Не такая, как обычно в банях бывают. Она, понятно, уволилась. Вроде у них к свадьбе все стало двигаться. Я тогда, помню, что-то в депрессию тоже ввалился. По поводу своей жизни. Стал всякие думки думать. Может, пора завязать и все такое. В общем, сдуру нанялся к этому Олегу водителем. И тут на тебе! Мир, блин, тесен до безобразия. Привожу его домой и в первый же вечер натыкаюсь там на своих двух бывших клиенток!

– Кого именно? – с замирающим сердцем спросила я.

– Вообще-то это конфиденциальная информация, – важно заявил Никита.

Скажите, тоже мне блюститель профессиональной этики нашелся!

– Покупаю, – я полезла за кошельком и выложила на стол пять зеленых бумажек.

– А, ладно, – тут же наплевал на кодекс чести эскорт-услуг Никита, – все равно я с ними никаких дел никогда иметь не буду. Первая – журналистка эта, Владилена, а вторая – Регина.

– Так что же Ольга? Мы когда-нибудь дойдем до сути или нет? – разозлилась я.

– До сути…

Привычка Никиты повторять окончания фраз меня раздражала. Однако парень обладал от природы пофигистским нравом и не обращал внимания на мои выпады.

– Суть в том, что однажды Ольга исчезла. Пропала, и все. Наверное, месяца три прошло с момента их встречи. Я ее как-то встретил на Невском. Счастливая такая шла, довольная. Сказала, что скоро замуж выходит за Олега, а потом пропала. Корсаков к нам примчался весь в мыле. Глаза квадратные, Раису за плечи трясет: "Где Ольга? Где Ольга?" Она ему ничего сказать не может, охрану вызвала, потом сообразила что к чему, пожалела. Назвала адрес Ольгиной матери. Тот искать поехал, а вернулся с цыганкой этой. Вот и вся, блин, любовь! Опа! – Никита изобразил прихлоп и щелкнул губами.

– То есть получается, – задумчиво повторила я, – что Олег поехал искать пропавшую девушку, а вернулся с другой женой?

– Именно так оно и получается, – кивнул Никита. – Приехал к нам на следующий день. Долго что-то, запершись с Раисой, обсуждал, потом вышел и запил. Так и пьет, не просыхая, по сей день. Ну что? Рассказал я вам что-нибудь ценное?

– Рассказали, – кивнула я.

– Тогда гоните обещанную стошку и еще штрафную, не забыли про членовредительство?

– Не забыла, – как во сне пробормотала я, думая только о том, как бы поскорее добраться до бани "Райская". – Вот, бери еще одну, если отведешь меня к Раисе.

– Это еще зачем? – нахмурился парень, отодвигая восьмую зеленую сотню.

– Послушай, ты человек своеобразный, но хороший. Возможно, Олегу или его родным грозит опасность.

– Ой! Охота вам их выручать! – скривился Никита.

– Ты же говоришь, что она Олегу тюрьмой угрожала, так?

– Подумаешь, – Никита засунул руки в карманы штанов, – можно подумать, он там не был ни разу! Сам мне хвастал, что две ходки имеет.

– Короче, – остановила я его, – или ты едешь вместе со мной и выглядишь героем-освободителем, или я еду одна и выставляю тебя доносчиком.

– Шантажируете? – надулся Никита. – Вот я же говорил…

– Что все худые бабы – стервы, – закончила я фразу, – слышала уже, знаю. Стараюсь соответствовать твоим представлениям о женщинах.

– Ну ладно, поехали, только фиг Раиса вам будет что-то рассказывать. Она орешек крепкий. Тайны хранит почище любого банка. Это я такой покладистый, могу проболтаться, а Рая – могила, – продолжая ворчать, хозяин поднялся со стула и исчез в глубине коридора.

Мне было слышно, как он выдвигает ящики и перебирает одежду, попутно ругая худых женщин…

Надев кожаные штаны и леопардовую шубку на голое тело, хозяин побежал вокруг дома запирать двери и многочисленные ставни.

Баня "Райская" сверкала и переливалась огнями, как дорогой клуб. Все пространство перед ней было заставлено машинами. В глаза бросилось, что шикарные машины стоят под навесом. Машины попроще ютились вдоль дороги. Огромное крыльцо с неоновыми огнями венчала сияющая надпись "Райская парная". Рядом был менее приметный вход с простенькой табличкой "Баня № 8".

– Интересно как у вас, – скривила я губы, стараясь скрыть смущение. – Два входа.

До сегодняшнего дня о подобных заведениях я только читала в своих любимых детективах да смотрела на "разлагающийся Запад" в кино.

– Это у нас по категориям. Два входа было и раньше. "Баня № 8 А" была номенклатурной, привилегированной то есть. Тут и раньше был бордель, но только для всяких шишек. "Баня № 8" была для всех остальных. Раиса тут директорствовала. Потом приватизировала все это хозяйство и превратила в "Райскую парную". Теперь вот этот вход, – Никита показал на сверкающее крыльцо, – для состоятельных клиентов, а вот этот – для всех остальных. Но вы не подумайте, там, где для простых людей, обслуживание не хуже… Интерьер попроще, ванн из шампанского не устраивают и прочих извращений. Все чистенько, мило и со вкусом. Девицы там поплоше, но и цены ниже раз в двадцать.

– И много народу посещает ваше заведение?

– В день человек по двести бывает, – ответил Никита. – По выходным и праздникам и того больше.

– Понятно, – я решительно двинулась в "гнездо порока".

Внутри оказалось, как сказал бы Николай Иванович, "шикарно". Позолота, зеркала, диваны с мелкими подушечками, занавеси из стекляшек, ракушек и прочая фигня. Вульгарные девицы на высоченных каблуках и в кружевном белье проплывали мимо, здороваясь с Никитой.

– Привел подружку попариться? – спросила одна из них, окинув меня оценивающим взглядом.

– Нет, мы к Раисе по делу, – сухо ответил ей Никита.

– А это что, новая Госпожа? – девица оживилась. – Слушай, ты гений! Вот Раиса обрадуется!

Никита отмахнулся от разговорчивой девицы и повел меня дальше. Но весть о том, что он ведет какую-то новую "Госпожу" разлетелась по борделю, как лесной пожар. Теперь меня разглядывали вовсю и, не стесняясь, громко обсуждали мой "властный вид", "грозный взгляд" и "торчащие кости".

– Никитушка!

Нам навстречу, раскинув руки, двигалось нечто. Судя по тому, как почтительно расступились все присутствующие, я поняла, что к нам идет сама Раиса.

Трудно описать современную русскую банд ершу так, чтобы передать все краски. Во-первых, она была чрезвычайно толста. Но полнота эта странным образом придавала ей очарование. Во-вторых, самая вульгарная одежда была подобрана, если так можно выразиться, со вкусом. Огромный халат из черного шелка, невероятных размеров боа цвета зебры, черные волосы, уложенные в высокую прическу, пальцы, унизанные бриллиантами в четыре ряда… Довершал картину мундштук с сигарил-лой. Мундштук длиной сантиметров двадцать, из черного дерева, щедро инкрустированный топазами. Банд ерша двигалась легко и свободно, несмотря на свои чудовищные размеры, что придавало ей сходство с облаком. Голос у Раисы был приятный.

Мягкий, низкий, чуть дребезжащий. Такой обычно у давно курящих женщин. В-третьих, ярко раскрашенное лицо Раисы с четырьмя подбородками выражало необыкновенное жизнелюбие и радушие.

– Ты привел нам новую Госпожу?!

Раиса схватила меня за руку, повертела.

– Дайте, я на вас погляжу, ваше величество! Ох! Хороша! Должно быть, злая! Вон как смотрит! Бойтесь все, скоро так пороть начнет, что мало не покажется! Ох! Хороша! Волосы черные, сама высоченная, лицо, как у Снежной Королевы, рука, чувствуется, тяжелая, губы хищные! Ой, Никита! Дай, я тебя поцелую, мой милый!

– Подождите, – я отстранилась. – Вы меня не за ту принимаете!

– Что такое? Никита? – Раиса надула губы и повернулась к своему сотруднику.

– Очень жаль, Раиса Максутовна, – он развел руками, – но это не Госпожа, увы! Хотя с вами согласен, из нее вышла бы отменная. Вы бы знали, какое костлявое колено…

– Я тебе сейчас покажу костлявое колено! – моментально разгневалась Раиса. – Когда Госпожу отыщешь?! У нас элитная парная или что? Приличной Госпожи нету!

– Извините, я бы очень хотела поговорить с вами наедине, – я взяла Раису за пухлый локоть. – Это касается Олега Корсакова.

Раиса тут же успокоилась, секунду смотрела на меня своими ярко накрашенными выпученными глазами, потом откашлялась и показала толстым пальчиком неприметную нишу в стене.

– Идемте в мой кабинет. Всем за работу! Нечего тут торчать! Ленка, Лариска, ступайте в пятый кабинет. Там Светка с Нинкой одни не справляются. Черт бы побрал этот день связиста, радиста, или кого там, блин! – Раиса обернулась ко мне". – У нас тут сегодня какие-то генералы праздник отмечают.

"Прямо не бордель, а зал торжественных приемов", – подумала я и едва удержалась от вопроса, не справляют ли в "Райских парных" свадьбы и юбилеи.

Кабинет хозяйки неизвестный дизайнер оформил как огромный будуар. Изящный письменный столик на резных ножках стоял перед гигантской круглой кроватью с балдахином. Низенькие диванчики по периметру, толстые восточные ковры на полу, бархатные драпировки по стенам. Все вместе создавало впечатление уютного гнездышка. Удачно расставленные торшеры давали достаточно света, не нарушая общего полумрака и атмосферы интимности.

– Ах, все же как жаль, что вы не Госпожа! – печально вздохнула Раиса. – В последнее время все помешались на этих хлыстах и плетках.

Я начинала разуметь, каковы обязанности "Госпожи".

Кажется, это такая фурия, затянутая с ног до головы в черную лакированную кожу, грозно размахивающая хлыстом и заставляющая мужчин лизать свою обувь. Б-р-р! И это, по словам Раисы, сейчас самое востребованное?!

– Везде ищу именно ваш типаж, – Раиса бросила на меня заискивающий взгляд. – Может, все же подумаете? Это же не обычная работа жрицы любви, – поэтически выразилась банд ерша, – это же совсем другое! Ну что вам стоит – пару часов помахать хлыстом, отшлепать несколько мужчин и получить за это очень симпатичную сумму? Можете быть в маске. В садо-мазо это приветствуется.

– Мужчины теперь платят за то, чтобы их отшлепали?!

Боже, как изменился мир за то время, пока я без отдыха самозабвенно трудилась на "скорой помощи"!

– Еще как! – обрадовалась Раиса. – Слушайте, давайте попробуем? У вас талант Госпожи! Я это вижу сразу! У меня такой опыт, что любое кадровое агентство позавидует. Давайте, может, коньячку? А? За знакомство?

– Послушайте, вынуждена вас огорчить, но шлепать мужчин за деньги – это не та работа, о которой мне мечталось всю жизнь… – я вежливо отказалась, но Раиса тут же меня прервала.

– Неужели вы ни разу в жизни не испытывали желания отлупить мужчину? Унизить его, надавать пощечин, заставить лизать вам ноги и ползать вокруг на карачках? Только не говорите, что никогда об этом не мечтали! Все женщины хотя бы раз в жизни испытывали жгучее желание отколошматить какого-нибудь ублюдка и заставить его на коленях молить о пощаде!

– Ну… – я замялась.

Вообще-то подобные желания посещали меня каждый раз, когда очередной муж уплывал из моих объятий в чужие. Да…

– Соглашайтесь! – пела над моим ухом Раиса. – Я чувствую, Госпожа – это ваше призвание!

– Нет, вы знаете, призвание у меня уже есть, и даже два, – я осторожно высвободилась из огромной цепкой лапуськи и вытащила удостоверение. – Александра Ворошилова, частный детектив.

Раиса захлопнулась моментально, как раковина-жемчужница при изменении температуры воды. Ее лицо утратило всякое дружелюбие и превратилось в холодную венецианскую маску.

– О клиентах сведений не даем.

– Мне не нужны сведения, – я облегченно вздохнула. Наконец-то она перестанет предлагать "работу"! – Я хочу сказать, что один знакомый вам человек, Олег Корсаков, возможно, в большой опасности. Чтобы ему помочь, мне нужно узнать побольше об Ольге Колесниковой.

– Олечке? – удивилась Раиса. – Ну ладно… Раз уж вас Никита привел и вы Олежеку друг, расскажу. Ой! Как Олег ее любил! С ее стороны прям-таки свинство взять и исчезнуть! – Раиса озабоченно вздохнула и стала похожа на большую, хлопотливую наседку-индюшку. – Вы ведь про Олечку тоже, наверное, знаете?

– Совсем немного.

Я устроилась в кресле и расслабилась. В кабинете у Раисы курились индийские благовония, пахло зеленым чаем и бергамотом. При этом запахи были не тяжелые. Витали в воздухе, оставляя приятный след. В помещении работал мощный кондиционер. Вероятно, Раиса, как и все тучные люди, не переносила духоты.

– О! Это такая любовь! Прямо как в романах…

Раиса показала на небольшой резной шкафчик. Полки были сплошь заставлены томами в ярких бело-розовых обложках. Кто бы мог подумать, что хозяйка борделя зачитывается историями о настоящей любви?

– Вы действительно хотите помочь Олегу? – лицо Раисы помрачнело и приняло забавное трагикомическое выражение.

Вообще она выглядела как живая иллюстрация к словосочетанию "женщина-праздник". Невидимые фейерверки ее кипучей внутренней энергии освещали все пространство вокруг.

– Да, – я кивнула.

– Хорошо, – Раиса расположилась на круглой кровати, подсунув себе под бок три или четыре подушки. – По-моему, тебе можно доверять. В нашем деле надо учиться распознавать человека за первые несколько минут. Знаешь, у меня какие неприятности по молодости случались? О-о! Удивительно, как я вообще до сих пор жива и здорова. Да и сейчас тоже… – бандерша тяжело вздохнула. – Слава богу, охрану нашла приличную. Пару лет назад приходилось девочек приемам самообороны обучать. Натурально, так. Инструктора нанимала, каждой объясняли, как себя вести в сложных ситуациях. Да-а… – Раиса опять вздохнула, вспомнив что-то неприятное. – А тебя как увидела, сразу поняла: человек хороший, неприятностей не будет. Поэтому расскажу, хоть самому Олегу и пообещала никому ничего. Между прочим, советовала ему обратиться куда-нибудь за помощью, но эта сволочь цыганская его так запугала! Он и пьет все время теперь, чтобы от страха и тоски избавиться. Только от себя не убежишь…

– Подождите, – я замотала головой, – уже все запуталось. Вы знаете, откуда она появилась? И чем она могла так запугать здорового взрослого мужчину?

– Не гони, – Раиса степенно тряхнула головой, звякнув бриллиантовыми серьгами. – Послушай все с самого начала. Ольга у нас появилась недавно. Уж не знаю, какая такая нужда эту девчонку в наши райские сады загнала, но работала она хорошо. Клиенты на нее никогда не жаловались. Даже наоборот, постоянные у нее появились. Мало, правда, всего два, но зато какие! Один – режиссер известный. Перед ее исчезновением даже роль хотел ей предложить в каком-то фильме. Другой – фэ-эсбешник, из крупных. Тот вообще-то мальчиков предпочитает, а с Ольгой все больше о жизни любил поговорить. Она девочка культурная, начитанная, где-то училась даже. Не помню, где именно. Я ее специально только к цивильным отправляла, чтобы не травмировать лишний раз. Странная она какая-то была. Никаких истерик не устраивала, но чувствовалось, что работа ей эта дается тяжело. У нас тут все любят руки позаламывать, мол, вот какой жестокий мир, жизнь их заставила, но на самом деле, и я в том за свою жизнь многократно убеждалась, в эту профессию приходят только по внутренней склонности. Ну, любят девки это дело! А тут еще и деньги за это платят. Работа – чистое удовольствие.

Раиса хохотнула, потом полезла под халат и вытащила из складок необъятной груди кулончик в форме арабского кувшина. Открыв его, высыпала на сгиб, между большим и указательным пальцем, немного розоватого порошка.

– Будешь? – она протянула мне миниатюрную емкость.

– Нет, что вы! – я отрицательно тряхнула головой.

– Зря, – лаконично ответила Раиса и одним вдохом втянула в нос всю порцию. – Отличнейший "кокос". В других местах такого не бывает.

"Так, – я напряженно вспоминала голливудские фильмы, – "кокос" – это, должно быть, кокаин. Только почему он розовый? Вроде всегда белый показывают…"

– Такой – самый лучший, – будто прочитав мои мысли, пояснила Раиса. – Напрасно ты отказываешься, здорово стресс снимает.

"Нет, спасибо, – подумала я, – мы уж лучше чайку, кофейку, пирожное…"

Отпив еще глоток, хозяйка продолжила.

– С Олечкой все по-другому было. Молчит, ни на что не жалуется. Спросишь, как дела, отвечает: "Лучше всех". Но я нутром чувствую, что с ней все не так просто. Видно, что мучается. Потом Олег появился. Смеху было! Он к нам пришел действительно, как в баню! Можете себе представить? Весь город знает, какое у нас тут заведение, а он – как в баню! Меня тогда поразило, что Олечка сама попросила, чтобы ее к этому клиенту направили. Это в первый раз с ней случилось. Девчонки меня часто просят, чтобы их к кому-то определенному приставили. Особенно если известный какой-то хрен припрется. Веришь, до драки иногда доходит! В общем, отправила я Олечку к новому клиенту. На следующий день она уволилась. Сказала, что встретила свою настоящую любовь и больше не может работать. Я к таким вещам отношусь с уважением. Хотя, – Раиса состроила гримасу, – как правило, ничего хорошего из этого не получается. Три месяца, любовь завяла, как простата, и начинаются попреки. Знаете, как в анекдоте?

Я отрицательно мотнула головой.

– Ну, сидят старик со старухой, обоим лет под девяносто. Вдруг старик как даст бабке ложкой по лбу. Та за голову схватилась, орет: "Совсем сдурел?", а старик вздыхает: "Как вспомню, что я тебя из публичного дома взял, такое зло берет!". Вот чистая правда. Всегда оно так и бывает. Сначала благородные чувства, мол, человека спас, а потом фигня всякая. Я поэтому замуж так и не вышла, хоть по молодости и предлагали. Да и не по молодости тоже, – Раиса фыркнула и допила коньяк, – и сейчас все еще предлагают… Теперь уж по расчету. Ну а мне какое дело? Раньше я за деньги с мужиками спала, теперь они со мной за деньги!

Хозяйка натянуто улыбнулась, вздохнула и налила себе еще коньяку.

– Я, пожалуй, тоже выпью.

Мне стало как-то не по себе. Потребовалось чем-то согреться. Только сейчас я обратила внимание, что в кабинете Раисы очень холодно.

Отпив маленький глоток отличного "Реми Мартин", я с удовольствием ощутила его приятное обжигающее тепло.

– Девчонке я, конечно, никаких своих соображений не высказала. Пусть хоть несколько месяцев поживет счастливо. Потом – чем черт не шутит? В общем, отпустила ее, денег чуть-чуть дала на первое время. Не сразу же он ее в загс поведет. Спросила, позовет ли на свадьбу? Она сказала, что обязательно позовет. А через некоторое время прибегает сюда Олег с вытаращенными глазами, орет, трясет меня, требует сказать, где Ольга. Ужас! Я ничего понять не могу, перепалилась до смерти! Вдруг случилось что? В общем, еле-еле мы его успокоили, выпить дали… – Раиса потерла лоб, напряженно вспоминая события. – Потом он у меня адрес ее матери взял и уехал. Вернулся уже с этой цыганской сволочью. Приехал ко мне, говорит: "Погибаю, жить не хочу!" – полный депрессняк. Залил. Сказал, что совершил нечто ужасное, а эта сука, жена его, свидетель. Сказал, что у нее на него какие-то улики есть. Если он ее бросит или из дома выставит – кранты. Двадцать лет как минимум. Это если посадят. А метут и убить.

– Из-за чего? – от напряжения у меня задрожали колени.

– Он не говорит, – всплеснула руками Раиса. – Я уж его и так, и сяк. У нас друзья есть среди всяких. Могли бы помочь. Но этот упертый. Как бы ни напился, про то, что случилось, ни слова. Но догадаться-то в принципе несложно…

Хозяйка провела пальцем по краю коньячной рюмки: раздался противный, долгий писк, проникающий прямо в мозг.

– Двадцать лет дают только за убийство, – подвела она итог.

– Вы считаете, что он кого-то убил? – я приподняла брови.

– Не сомневаюсь, – ответила Раиса. – Может быть, даже Оленьку… Знаете, так бывает. Нашел, а она была с другим, да еще к тому же узнал, что любимая девушка – проститутка. Слово за слово, скандал, он ее бьет по лицу, она падает – и головой об угол. Все.

Я болезненно сглотнула.

– Но… это ведь только догадка, правда? Раиса расхохоталась.

– Ну естественно! А вы что подумали?

– Я… честно говоря, вы так живо все описали… – мне стало совсем холодно. Каждая клеточка в теле тряслась. – Действительно, могло случиться и так… Он поехал к матери Ольги, так ведь? Мог застать ее с кем-то…

– Бросьте, – Раиса Махнула рукой. – Ерунда все это. У. матери Ольги не было. Отношения у бедной девочки с семьей, насколько я поняла, были не ах. Мать пьет, второй раз замужем. Отец сидит, отчим только из тюрьмы вышел. Мрак. Целыми днями водку жрут и никак не сдохнут. Олечка скорее бы к нам вернулась, чем туда.

– Зачем же вы тогда давали адрес? – удивилась я.

– Так он же требовал! Орал, как ненормальный. Я ему все то же самое, что тебе сейчас, рассказала – не поверил. Я и дала адрес. Думаю, пусть едет, сам убедится. Лучше, говорят, один раз увидеть.

– А где живет Ольгина мать? – спросила я автоматически.

Паспорт Колесниковой Роза мне продемонстрировала. Местом прописки девушки значился город Мурманск.

– От… – Раиса сморщилась, как печеное яблоко. – Не помню, блин! Все время забываю. Щас посмотрю.

Она с трудом села и подняла крышку стоявшего на столе ноутбука.

– Вот, освоила-таки, – похвасталась она мне, – полезная штуковина. Так… Вот тут они у меня все записаны. Ольга Колесникова… Что за черт?

Раиса нахмурилась.

– Что-нибудь не так? – я тоже напряглась.

– Ничего не понимаю, – пробормотала Раиса. – Нет Колесниковой! Я вроде ничего не удаляла…

– Спасибо, это не обязательно, вы мне и так очень помогли, – сказала я, поднимаясь с мягких подушек.

– Не за что, ради хорошего человека чего ж не постараться, – ответила Раиса. – Все ж таки насчет Госпожи подумай. Работа не пыльная, не грязная…

– Предложение лестное, работа действительно не пыльная и не грязная, но все же говорю "нет".

– Никогда не говори "никогда", – ответила Раиса и сунула мне в руку свою визитку.

Надо признать, карточка хозяйки элитных парных была выполнена с большим вкусом, чем моя. Тонкая серебряная линия женского силуэта на черном фоне, рельефные буквы и цифры. На пороге я обернулась.

– Раиса Максутовна, всегда хотелось узнать… Ну… как бы это сказать? Из чистого любопытства: как вы думаете, почему мужчины приходят в ваше заведение? Ведь сейчас много женщин, которые хотели бы иметь постоянного друга или любовника или встречаться с кем-нибудь? Извините, что спрашиваю…

– Да ладно! – отмахнулась бандерша. – Меня об этом все спрашивают, не ты первая, И я всем рассказываю один и тот же пример. Представь, пожалуйста, что ты голодная. Так получилось, что не поела, замоталась, в общем страшно хочешь есть. У тебя два варианта – или пойти к знакомым, купив торт, чтобы там поужинать, или же зайти в ресторан. Что ты выберешь?

– Ну… ресторан, наверное, – ответила я, не понимая, куда клонит Раиса.

– Правильно! А почему? Да потому, что хлопот меньше, – хозяйка "Райских парных" начала загибать пальцы. – Во-первых, для того, чтобы зайти в ресторан, не надо искать никакого предлога. Во-вторых, маловероятно, что в ресторане не обрадуются твоему приходу по причине того, что персонал устал. В-третьих, в ресторане предложат меню, а у знакомых придется есть то, чем угостят. В-четвертых, официанты будут рады вас обслужить и не нужно выслушивать нытье хозяйки. В-пятых, вряд ли шеф-повар примчится с кухни допытываться, понравилось ли его блюдо. В-шестых, бармен не будет долго и нудно рассказывать про свои дрязги с коллегами. И наконец, можно уезжать домой со спокойной душой и полным желудком, не опасаясь, что персонал общепита однажды возникнет у тебя на пороге с ответным визитом. Аналогия ясна?

– Ясно, спасибо… – печально произнесла я и, временно дезоринтировавшись, стукнулась лбом о косяк.

Из того, что сказала Раиса, следует неутешительный вывод. Профессия жрицы любви не только самая древняя, но – вечная.

– Не расстраивайся, – хохотнула бандерша, – если передумаешь, приходи. Тебя на должность Госпожи возьму всегда. Выучишь миллион страстных поз!

– Э-это, наверное, очень полезно знать, – пробормотала я и бросилась вон, как лисица с подпаленным хвостом.

Подъезжая к дому Корсаковых, я обратила внимание на следовавшее за мной такси с ярким рекламным фонариком "Казино "Слава"" на крыше. Оно остановилось у поворота, но из него никто не вышел.

В доме было темно и тихо. Я осторожно поднялась к себе и толкнула дверь.

– Ты где была?! – раздался рядом тихий, тревожный шепот Розы. – Я уже не знала, что думать!

– В город ездила, – я старалась не смотреть на девушку.

– Зачем? – последовал подозрительный вопрос.

Я помолчала секунду, выдумывая достаточно вескую причину, которая не вызовет подозрений, и ответила:

– К любовнику.

– А-а… Завтра как?

– Утром поеду в Эрмитаж, действуем, как договорились.

Мы условились, что Николай Иванович и я съездим на поиски тела Жанны Агалаевой.

– Ладно, – кивнула Жемчужная, – а я тогда пока тут.

Перед сном я вытащила свою тетрадку и записала:

7. Олег боится Розы. По всей видимости, он повинен в исчезновении Ольги Колесниковой, и Жемчужная знает подробности.

От этого пункта я нарисовала стрелочку.

Возможно, Колесникова убита.

Пробежав глазами все предыдущие пункты, я крепко задумалась.

1. Ольга Корсакова (по паспорту Колесникова) = Роза Жемчужная.

2. Роза Жемчужная вышла замуж за Хосе Равеля, он погиб…

3. Равель погиб, Роза является его наследницей, наследство составляет двадцать пять миллионов долларов.

4. Почему Регина Васильевна так испугалась, когда я заговорила о маме "Колесниковой"?

5. Роза утверждает, что имя "Ольга Колесникова" получила случайно, при покупке фальшивого паспорта.

6. Р.В. и Владилене известно, что Роза на самом деле не Ольга Корсакова (Колесникова)!!!

7. Олег боится Розы. По всей видимости, он повинен в исчезновении Ольги Колесниковой и Жемчужная знает подробности.

Возможно, Колесникова убита.

Причинной связи между пунктами я не уловила.

Положим, Роза каким-то образом узнала, что Олег убил Ольгу Колесникову, и теперь Роза его шантажирует. Возможно, из-за этого он ей помогает. О наследстве Корсаков не знает, а если и знает, то не сможет его получить. Женат-то он на Ольге Колесниковой, а не на Розе Жемчужной. Получается, что Роза говорит правду… Если ей известны обстоятельства гибели Ольги, то на жизнь Жемчужной вполне могли покушаться, и, чтобы обезопасить себя, она обратилась в наше агентство. Если мы добудем доказательства причастности семьи Корсаковых к гибели неизвестной нам Колесниковой, то жизнь Розы окажется вне опасности. Если, конечно, ее не арестуют за убийство сестры…

Я разозлилась. Собранные факты доказывали: Роза хоть не открыла мне всей правды, но ни разу не соврала!

– Блин, – вырвался страдальческий вздох.

Идиотская ситуация. Внутренний голос настойчиво говорил мне:

– "Здесь что-то не так. Тебя обманывают". Но все попытки найти этому подтверждение заканчивались получением доказательств обратного! А это означает, что нет никаких оснований отказаться помогать Жемчужным! И дело-то плевое. Обнаружить тело, вызвать Ефрема для опознания и предоставить несчастной девушке Розе свободу наслаждаться положенными ей миллионами. Совсем расстроившись, я убрала свои записи и вздохнула а-ля Скарлетт О'Хара. – Подумаю об этом завтра…

ФОТОГРАФИЯ С ОДНОЙ НЕИЗВЕСТНОЙ

Примерно в двенадцать часов к нам в агентство приехал Ефрем. Выглядел он очень плохо. Как человек, нещадно глушивший горе крепкими спиртными напитками. Протараторив протокольные приветствия и соболезнования, мы перешли к делу.

– Решили, когда выезжаем? – спросил он, жадно глотая предложенную воду. – Можно до Йошкар-Олы самолетом и там сесть на поезд в Чебоксары. Кокшайская как раз посередине.

– С вами поедет только Николай Иванович, – сообщила я.

Жемчужный удивленно приподнял брови.

– А вы?

– У меня, к сожалению, неотложные дела, – ответила я. – К тому же ваше дело ведет младший детектив Яретенко. Думаю; он справится с заданием один.

– Воля ваша, – безразлично бросил Ефрем, складывая руки на груди.

– Ничего себе! – возмутился Николай Иванович. – Отправляешь меня одного по морозу шляться?!

– Коля, – я в упор уставилась на своего помощника, – вот видишь, какой ты эгоист! Раз тебе предстоит померзнуть, значит, и я тоже должна? Позвони в аэропорт, узнай, когда ближайший рейс до Йошкар-Олы. И побыстрее!

– Я ей в отцы гожусь, а она меня использует как мальчика на побегушках! – трагическим тоном проворчал Николай Иванович и направился к себе в кабинет звонить.

– Так, – я уперла руки в бока и притворно-строго крикнула ему вслед. – Мальчик! Нога в руки и в Йошкар-Олу шагом марш!

– Зачем так орать? – сунулся в дверь Николай Иванович с трубкой в руках. – Я, между прочим, не глухой!

– Глухих в частные детективы не берут, – проворчала я, вспомнив, как проходила медкомиссию.

Есть в ее составе такой забавный врач, называется лор. Он говорит всякие слова и цифры в сторону, через собственное плечо. Предполагается, что, если у человека со слухом все нормально, человек эти слова и цифры услышит. Когда я заглянула в кабинет к этому врачу, он с порога громогласно скомандовал:

– Проходите! Садитесь!

Я потерла тогда рукой звенящее ухо и мягко попросила:

– Потише говорить нельзя?

– Извините! Привычка! – последовал ответ. – Попробовали! Бы! Сами! С глухими! Работать!

– Не после вашего ли приема они оглохли? – проворчала я себе под нос.

Лор, слава богу, ничего не услышал.

– Слышите хорошо?! – заорал он мне в самое ухо.

– Раньше было хорошо, – я закрылась ладонью, чтобы барабанные перепонки не лопнули.

– А сейчас?! – еще громче проорал врач.

– Сейчас слишком хорошо! – рявкнула я в ответ.

– Слишком хорошо слышит летучая мышь! – доверительно прокричал мне в лицо лор и поставил печать на справку.

Интересно, Николай Иванович у этого же лора комиссию проходил? Вроде нам с помощником в одну и ту же медсанчасть направления выдали…

– Но вы ведь не оставите Розочку наедине с этими людьми? – с тревогой в голосе спросил Ефрем.

– Не волнуйтесь, я останусь в доме Корсаковых столько, сколько потребуется, – заверила я его.

– Для чего потребуется? – Ефрем уставился на меня мутным немигающим взглядом.

– Для обеспечения ее безопасности, естественно, – отрубила я. – Меня нанимали именно для этого.

– Хорошо, я вам крайне благодарен! – Жемчужный прижал руку к сердцу. – Я хотел сразу ее забрать к себе, но она боится. Понимаете, если вдруг что… Она спрячется там, подождет какое-то время.

– "Вдруг что" – это вы о чем? – спросила я, не глядя На цыгана, делая вид, что сосредоточенно заполняю планнинг.

– Ну мало ли…

"Вот и поговорили", – подумала я.

Когда все организационные вопросы были решены, Жемчужный откланялся и удалился. На следующий день ему предстояло лететь с младшим детективом Яретенко в Йошкар-Олу.

– Сашка, это что за фортель? – спросил помощник, возвращаясь в мой кабинет.

– В смысле? – не поняла я.

– Ты чего вдруг отказалась ехать? Я при нем не стал уточнять, чтобы он не подумал, будто ты меня в известность о своих планах не ставишь, но вообще-то…

– Коля, – я вытащила из сумки свою тетрадку с записями, – тебе не кажется, что в этом деле чересчур много странного?

– Например?

Николай Иванович насупился, вооружился автомобильным каталогом, устроился в кресле и приготовился отрицать все, что бы я ни сказала.

– Например, как все это началось. Пришла девушка, представилась Ольгой Корсаковой, попросила помочь ей со свекровью. Следом за ней пришел цыган и принес ее фотографию. Оказалось, что эта самая Ольга и есть его дочь Роза Жемчужная. Тебе это не кажется необычным?

– Кажется, – кивнул Николай Иванович. – Но должно же было мне хоть когда-нибудь повезти!

– А вся эта история с наследством? – не унималась я.

– Ой, кто бы говорил! Уж кто-кто, а ты-то знаешь, как в этой жизни случаются истории с наследством! Маршал Ворошилов некогда влюбился в княгиню, сделал ее своей любовницей, привез в Москву, потом умер, оставив без покровительства, внучка этой княгини ни о чем не подозревала. И вдруг эстонцы, насмотревшись на нашу "прихватизацию", быстренько приняли у себя закон о реституции. Вот тебе генезис чуда в жизни отдельно взятого врача-реаниматолога!

– Коля, но после того, как я получила наследство, никто не умер! А тут – две родные сестры и еще одна неизвестная девушка по имени Ольга Колесникова, за которую Роза Жемчужная себя с переменным успехом выдает!

– У тебя и сестер-то не было, – резонно возразил Николай Иванович.

– А Колесникова? Почему-то у меня сложилось устойчивое впечатление, что нас поджидает еще один покойник в кустах!

– Сан Саныч, замовкны, – младший детектив Яретенко рассердился и, как это обычно случается в подобные моменты, вспомнил "украшьску мову". – Ось колы тоби за пошуки цього покийныка заплатить п'ядэсят тысяч, тоди и почнэшь його шукати! Доси ж нэ звернувся нихто? Так?

– Почитай вот это! И прослушай радиоспектакль!

Я сунула помощнику под нос свою тетрадку и щелкнула диктофоном. Николай Иванович внимательно выслушал разговор Владилены и Регины Васильевны, прочитал мои выводы и тяжело вздохнул.

– И после этого тебе еще что-то непонятно?! Ну, не повезло девчонке! Ты помоги человеку, дай свободно вздохнуть! Она тебе потом всю жизнь будет благодарна!

– Я хочу кое-что проверить…

– Ну что ты еще хочешь проверить?! – младший детектив Яретенко стукнул себя по лбу автокаталогом.

– Ты поедешь с Ефремом в Йошкар-Олу разыскивать тело, а я съезжу в тюрьму, откуда сбежала дочь Ефрема Жанна.

– Зачем? – вытаращился младший детектив Яретенко.

– Зачем, зачем… – обозлилась я. Никакого веского довода, кроме жгучей внутренней потребности разобраться в этом деле, у меня не было. – Потому что надо!

Николай Иванович был сильно недоволен.

– У богатых свои причуды… Тебе надо было не детективное агентство, а благотворительный фонд открывать! Я надеюсь, ты Жемчужным про свои изыскания ничего не собираешься сообщать?

– Нет, – успокоила его я. – Розе скажу, что собралась на курорт с любовником. Она меня за полную дуру держит, так что должна поверить.

– С любовником? – подозрительно покосился на меня Николай Иванович. – Когда это у тебя успел появиться любовник?

– Коля! – разозлилась я. – Никакого любовника у меня нет! Откуда ему взяться?! Я уже старая и никому не нужна!

– Это ты, Сашка, зря, – крякнул Николай Иванович. – По-моему, так…

– Коля! – пришлось рявкнуть. – Не спорь!

– Ладно, – примирительно закивал помощник, – ты старая и никому не нужна.

– Ну спасибо, – кивнула я.

– А что? Ты же сама велела не спорить, – издевательски пожал плечами младший детектив.

Я вздохнула и вернулась к главной теме.

– Вот только как мне проникнуть в тюрьму? Да еще заставить ее начальника поведать всю правду о Жанне Агалаевой?

Николай Иванович наморщил лоб и предложил:

– А давай тебя посадим!

Я помолчала, потом каменным голосом спросила:

– Другие предложения есть? Следующие полчаса мы обзванивали знакомых с одним и тем же вопросом: кто имеет право беспрепятственного прохода в тюрьму, да еще и с возможностью расспрашивать ее начальство?

Мне было предложено притвориться: журналисткой, инспектором СЭС, пожарным инспектором, ревизором главного управления исполнения наказаний, вдовой известного бандита и даже бывшей любовницей начальника, которую он давно забыл. Еще через час мы впали в уныние. Николай Иванович вытащил из-под пятой точки пульт и машинально им щелкнул. На экране появилась репортерша программы местных новостей.

– Всем известно, что депутат Макаров неоднократно поднимал в Законодательном собрании вопрос о соблюдении прав человека в российских тюрьмах. Ряд его заявлений носит откровенно популистский характер. В России, где в местах лишения свободы отбывают наказание около трех миллионов человек, тюремная тема вполне способна принести дополнительные очки в предвыборной гонке…

– Коля, – пробормотала я, не отрывая глаз от экрана. – Кажется, у меня есть план. Дай-ка мне записную книжку. Та-а-ак, Соколов…

Вадим Соколов, мой прежний гражданский супруг, ныне трудится на Исаакиевской площади, в одном из самых фешенебельных офисов "Астории". Действительно, где же еще сидеть политтехнологу, как не рядом с Законодательным собранием? Впрочем, уровень местных выборов Вадим миновал давно. Соколов, психиатр по образованию, после окончания Военно-медицинской академии попал в "почтовый ящик" и был направлен для получения второго высшего образования на… филологический факультет. Вадим изучал связь между человеческой психикой и речью. Особенно в части воздействия речи на эту самую психику. Я прожила с Вадимом два года, а потом он ушел, выдав самое оригинальное объяснение, какое мне только приходилось слышать: "Сашка, я тебя так сильно люблю, что, боюсь, еще чуть-чуть, и у меня сформируется привычка тебя так сильно любить. А знаешь, что это означает? Это означает, что уйти я уже никогда не смогу, стану твоим рабом и ты перестанешь меня уважать".

Перестройка, принесшая нескончаемую череду референдумов и выборов, превратила знания Соколова в золото. В смысле – неиссякаемый источник доходов. Теперь он активно востребованный политтехнолог.

Прорваться к нему в кабинет – проблема из проблем. К счастью, Вадим питает ко мне самые светлые чувства и оставил номер конфиденциального мобильника. Я набрала его с замирающим сердцем. Только бы Соколов оказался в России! Современный уровень связи оставляет место для облома, вроде: "Извини, сегодня встретиться не смогу. Я в Новой Зеландии".

– Алло? – ответил знакомый бархатный голос с едва различимыми "рычащими" интонациями.

Такой тембр Соколов вырабатывал в течение нескольких лет. Якобы подобная частота повышает убедительность речи.

– Вадим? – обрадовалась я. – А это Саша! Вот, решила позвонить…

– Ворошилова, – оборвал меня бывший гражданский муж, – говори быстро, что тебе надо?

Я слегка опешила. Воспользовавшись паузой, Соколов высказал все, что думает по поводу моего прошлого звонка. Мол, использовала его и бросила. Ни встречи, ни звонка.

– Ну, не злись, пожалуйста, – я перешла на приторно-сладкий тон голливудских капризниц. Когда в кино какая-нибудь дама желает задобрить главного героя, она всегда говорит таким голосом. – Я тебе звонила, честное слово, но меня не соединяли!

Трубка же не отвечала. Вот я и подумала, что ты уехал куда-то…

Наврав с три короба, я уповала на то, что Вадим будет "сам обманываться рад".

– Ладно, – смягчился Соколов. – Положим, я тебе поверил. Теперь ты скажешь, какова цель звонка?

– Может быть, встретимся, поговорим…

– Отлично, в семь у меня дома, – тут же последовало предложение.

Я замялась. Возвращать интим в отношения с бросившим меня мужчиной не хотелось.

– А нельзя ли сначала поужинать? – спросила я.

– Хорошо, – согласился Вадим, – сначала поужинаем. У меня дома есть плита, стол, тарелки и даже фужеры.

– Ты надо мной издеваешься?! – не выдержала я.

– Это ты надо мной издеваешься, – последовал огорченный вздох. – Говори, что надо, или я отключаюсь. Твои медвежьи попытки меня корыстно соблазнить, чтобы потом продинамить, никуда не годятся!

Пришлось признаться, но без страховки я все же не решилась.

– Тогда обещай, что поможешь. Позарез надо! Речь идет о жизни человека!

– Кого убить? – саркастически поинтересовался Соколов.

– Никого не надо, – я насупилась. – Ты депутата Макарова знаешь?

– Гораздо ближе, чем хотел бы, а что?

– Мне надо стать его помощницей, – раскололась я.

– Что?! Этого… – последовал непарламентский возглас Вадима.

– Вадим, сам Макаров может вообще об этом не знать!

– Сашка, или ты рассказываешь, во что вляпалась, или я тебе помогать не буду. Это последнее слово, – пригрозил Соколов.

– Хорошо…

И я постаралась максимально сжато изложить обстоятельства своей нынешней жизни. Рассказала про агентство "Око Гименея", про свою детективную "карьеру", про Розу Жемчужную и ее сестру Жанну Агалаеву. Вадим, кажется, настолько офигел, что не вставил ни единого язвительного замечания.

– Во-о-т, – протянула я, завершая свой рассказ, – и теперь мне нужно проникнуть в эту самую злосчастную тюрьму, чтобы выяснить, как все происходило.

– И ты подумала, что, вооружившись коркой помощницы этого идиота, борца за депутатское кресло, сможешь заставить начальника тюрьмы выложить правду? – еле выговорил Соколов.

– Ну, в общем, да, – призналась я, чувствуя, как краснеют мои щеки.

– Ну ты, Сашка, даешь! – расхохотался Вадим. – Ты где такое вычитала? В иронических детективах? Да тебя на порог не пустят, не то что к начальнику!

– Как же мне быть? – растерялась я.

– Позвони через час моему секретарю, я дам распоряжение, чтобы она все хорошенько разузнала. Ну, там, сколько, кому…

А-а… – разочаровалась я. – Взятку и так можно дать.

– Ох, Сашка, – вздохнул Соколов. – Ну, кто ж сейчас у кого попало взятки-то берет? Темный ты человек, ни фига не знаешь об укреплении вертикали власти. Я завтра прилечу и все. Не волнуйся.

– Ага, – я притворно рассердилась, – а кто-то тут настаивал на встрече у него дома…

– Ради такого случая сел бы в ближайший самолет и прилетел, – серьезно ответил Вадим.

Я была тронута и потеплевшим голосом спросила:

– Откуда?

– Из Нью-Йорка, – последовал ответ.

– Ой! – во мне проснулся инстинкт бюджетника. – А я все болтаю и болтаю! Предупредил бы хоть!

– Сашка, не тараторь! Через час звони секретарю, а завтра увидимся. Все, пока.

Соколов отсоединился.

– Ну что? – Николай Иванович во время моего разговора так изъерзался, что аж вспотел.

– Порядок, – кивнула я. – Он нам устроит тюрьму!

– Кто это "он"? – Николай Иванович сузил свои круглые глазки.

– Мой бывший муж, – вздохнула я и, вскочив со стула. – Очень хороший человек.

– Понятно, – кивнул младший детектив.

– Кофе будешь? – я не поняла причины расстройства Николая Ивановича.

– Буду, – сердито проворчал он, – только с ликером…

Секретарь Вадима Соколова перезвонила мне на трубку сама и радостным голосом сообщила, что их величество ожидает меня завтра, около четырех.

Ура! Сегодняшний вечер и завтрашнее утро можно отдыхать. Все равно ничего не узнаем. Такое положение вещей меня порадовало несказанно. Можно провести спокойный вечерок – и у Корсаковых поскучать перёд телевизором. Мне, после двадцати лет работы на "скорой", где каждый день как на войне, скука представляется неизъяснимым блаженством. Это же фантастика, когда тебе скучно и нечего делать!.. А какая может быть скука, когда вечерами еле-еле доползаешь до кровати? Или работа дает такой адреналин, что любые экстремальные виды спорта отдыхают? Или мера ответственности такова, что по тяжести сравнима лишь с высшей мерой наказания? Господа, цените скучную жизнь! Скука есть отсутствие стрессов, которые, как известно, сокращают продолжительность жизни, способствуют развитию хронических заболеваний и плохо влияют на потенцию.

Подъезжая к дому Корсаковых, я еще у ворот заметила, что внутри как-то чересчур оживленно. Во всех окнах горел свет, по первому этажу перемещались ожесточенно жестикулирующие силуэты.

Только я закрыла машину, как дверь дома с грохотом распахнулась и на улицу вылетела гора вещей.

– Убирайся отсюда! – не своим голосом вопила Регина Васильевна на сестру.

– Совсем сдурела?! – Владилена бросилась собирать свои тряпки.

– Чтобы ноги твоей больше здесь не было!

В окне второго этажа я заметила Розу, она давилась от смеха, наблюдая эту сцену.

Заметив меня, Владилена внезапно окрысилась и, показав пальцем, заорала:

– Ты бы вот с этой б… лучше разобралась! Только приперлась – и уже к твоему Никите лыжи навострила! Весь поселок видел, как твой бывший е… в бане с ней мылся!

– Совсем сдурела?! – вторила я Регине Васильевне.

– Сами вы сдурели!

Владилена приблизилась, и я мгновенно уловила крепкий запах алкоголя.

– Шли бы вы спать, Владилена Васильевна…

– Сама ты иди знаешь куда?!

И Владилена красноречиво объяснила направление.

– Нет, я ее сейчас убью! – раздался вдруг визг Регины Васильевны. Сбежав с крыльца, она схватила сестру за шкирку и энергично встряхнула. – Еще раз увижу, что ты, пьянь, крутишься вокруг Анатолия Борисовича…

– Да сгинь ты, сука!

Сообразив, что сестры поцапались из-за какого-то мужчины, я успокоилась и двинулась было к дому, но обернулась и увидела, что тетки с воплями покатились по земле, вырывая друг другу волосы и царапая физиономии.

Эх, знал бы неизвестный мне Анатолий Борисович, каким успехом пользуется!

– Ох, надоели, дуры чертовы! – проворчала вполголоса Алена, появившись на крыльце с ведром воды, и привычным, чувствуется, отработанным жестом окатила разъяренных хозяек.

– Моя блузка! – Владилена разом прекратила военные действия. – Ты, дура кухонная! Это же "Версаче"!

Холодный душ ее не только успокоил, но и протрезвил.

– Ладно, идем в дом, а то замерзнешь, – проявила заботу Регина Васильевна.

Сестры, обнявшись, направились наверх. Регина Васильевна настаивала, чтобы Владилена обязательно приняла ванну с горчицей, иначе "можно схлопотать воспаление".

– И часто они так? – спросила я у Алены, глядя, как парочка взбирается по лестнице: всхлипывающая Владилена и суетящаяся вокруг нее Регина Васильевна.

– От мужиков зависит, – вздохнула кухарка. – Когда есть какой-нибудь на примете, так почти каждый день, а когда нет никого, так и не дерутся почти.

– А сейчас, стал о быть, есть? – внесла я логическое умозаключение.

– Угу, – кивнула Алена, – участковый вчера наведался, Анатолий Борисович. Вот они и поцапались.

– К кому? – не поняла я.

– Да просто так зашел! – Алена расхохоталась. – Регина Васильевна сегодня утром с чего-то сказала, мол, Анатолий Борисович еще очень ничего, а Владилена побежала днем к нему в отделение, и давай там перед ним задом вертеть да глазки строить. Вернулась и расхвасталась. Ее послушать, так Анатолий Борисович ее прямо в загс пригласил. Вот они и подрались.

– Понятно.

Размышляя, зачем к Корсаковым мог явиться участковый, я поднялась наверх.

Только собралась закрыть дверь, как за спиной послышалось кряхтение и легкий стук, словно кто-то волоком тащил по лестнице мешок с черепицей.

– Блин, у всех работа как работа, а я вечно грузчик при этом пьяном козле! Нанимался водителем, а работаю грузчиком!

На площадку второго этажа высокий, коротко стриженный блондин, глядя на меня и как бы жалуясь, тянул бесчувственное тело.

– Добрый вечер, – громко поздоровалась я.

– Привет, – сердито ответил молодой человек, – вы и есть Ольги Анатольевны тетка?

– Да, – кивнула я. – Александра Александровна.

– Ну и нашла же ваша племянница себе муженька! – вздохнул водитель. – Целыми днями водку жрет, да по… Ладно, забирайте огрызка своего. Все, я увольняюсь! Лучше получать на двести долларов меньше, но работать у нормальных людей! Кстати, слышали, какой Владилена скандал учудила?

– Даже видела, – вздохнула я. – Алена их с сестрой водой разливала!

– Не этот, из-за статейки Владилены… Про фигуристку Ведерникову. Я бы на месте тренера этой Ведерниковой Владу бы зубами загрыз!

– Какой статейки? – спросила я, пропустив мимо ушей последнюю реплику.

– Вы что, совсем телевизор не смотрите? – удивился водитель и тут же застрекотал:

– Уже вторую неделю мусолят! Ведерникову, олимпийскую чемпионку, заподозрили в применении допинга. Возраст у нее как-никак предельный, двадцать восемь, что ли… Тетка себе пенсию зарабатывает. Там десять тысяч призового фонда, там пятнадцать… А тут перед самым чемпионатом Европы появляется в прессе статья: у Ведерниковой есть двойник! Представляешь?! И действительно, у нее есть сестра, тренер по фигурному катанию, и у сестры – дочка, на Ведерникову похожая, как две капли воды! Что тут понеслось! Полный мрак! Думали, Ведерникова на чемпионат Европы не поедет. Но тетка оказалась упертая. Поехала. И даже в десятку не попала! Представляешь? Лечится теперь в какой-то закрытой клинике. И все из-за поганой статейки!

– Я и не знала, что Владилена Васильевна подобными вещами занимается, – искренне поразилась я.

– Ладно, нет у меня времени болтать, – подвел итог беседы водитель. – Адье! Ключи я внизу на столик положу, как обычно.

Молодой человек, засунув руки в карманы спортивной ветровки, спустился вниз.

Олег Корсаков что-то беспокойно бормотал, лежа у двери супружеской спальни. Что-то про форточку. Действительно, по полу тянул сквозняк. Во мне шевельнулось человеческое сочувствие. Нельзя его все-таки оставить мерзнуть на полу.

– Ольга!

Я постучала в дверь спальни. Неожиданно дверь с тихим скрипом приоткрылась. Внутри было темно.

Странно, куда могла деться Роза? Я открыла дверь и, собравшись с силами, поволокла мертвецки пьяного представителя сильного пола к постели.

– Отстань! – взревел Олег, когда я, вспотев от натуги, пыталась взвалить его тушу на кровать.

От испуга я его уронила, и от удара об пол Олег немного пришел в себя. Он сел, помотал из стороны в сторону головой. Огляделся. Затем уставился на меня. Долго смотрел, а потом с непередаваемой тоской произнес:

– Знаешь, стерва, а ты ведь мне всю жизнь испортила! – и снова отрубился. – Так-так… – пробормотала я.

Мертвецки пьяный Олег принял меня за Розу Жемчужную. И судя по его реплике – терпеть Розу не может. Хотелось бы знать – почему.

Я нерешительно огляделась. Интересно, оправдывает ли занятие частным сыском незаконный обыск? Заперла дверь на случай, если Роза неожиданно вернется, и решительно выдвинула верхний ящик комода.

Внутри лежало белье. Сваленные в кучу мужские носки и трусы. Это, скорее всего, ящик Олега. Брезгливо поморщившись, я пошарила руками по оргалитовому дну. Честно говоря, необходимость постоянно соприкасаться с такими интимными предметами мужского гардероба, как трусы и носки, всегда отвращала меня от семейной жизни. Какая-то в этом виделась несправедливость. Ну почему я должна ему стирать?

Следующий ящик был набит глаженым постельным бельем. Тщательно проверив все слои, я наткнулась на фотографию. Снимок запечатлел невысокую симпатичную девушку в белом платье в обтяжку, обнимающую за талию Розу, а напротив них стоял Хосе Равель! На Жемчужной обтягивающее красное платье на тонких бретелях и бриллиантовое колье на шее. Взгляд же ее наполнен завистью и яростью. В руках у всех троих фужеры. Неизвестная девушка и Хосе смеются, а Роза ревниво улыбается. На заднем плане непроглядная темнота, рядом пустой столик. Похоже на летнее кафе, одеты все легко, но по-вечернему. На Хосе Равеле черная расстегнутая рубашка. Судя по выражениям лиц, у смеющейся девушки и Хосе полное взаимопонимание… Интересно, кто это?

"Успокойся, – сказала я сама себе. – Вспомни китайскую поговорку: если проблему можно решить, то не стоит о ней тревожиться; если проблему решить нельзя, то тревожиться бессмысленно". Да уж! Хорошо рассуждать этим китайцам! А если неизвестно, можно решить проблему или нельзя? И какую проблему я, собственно, собираюсь решать?

Я сунула фотографию обратно и тщательно пригладила белье. Не дай бог, Роза заметит излишнее любопытство с моей стороны. Но… Подумав еще секунду, я, на свой страх и риск, вытащила снимок и сунула себе в карман.

Отказавшись от ужина и предусмотрительно закрывшись, я растянулась на кровати. Снимок все не шел у меня из головы. Роза говорила, что ездила к Хосе Равелю в Испанию с сестрой Зарой. Вполне логично предположить, что девушка в белом платье, которая на фотографии смеется, нежно глядя на Равеля, и есть та самая Зара. "И что из этого следует? – спросила я себя и сама же ответила: – Ничего".

Вытащив свою тетрадку, записала: "Наблюдение. Нашла в бельевом шкафу Розы Жемчужной фотографию. На ней запечатлены Хосе Равель, Роза и неизвестная девушка (возможно, Зара?). Утром Ефрем Жемчужный сообщил, что Зара покончила с собой из-за несчастной любви. Нужно под каким-либо предлогом убедить Розу или Ефрема показать фотографию младшей Жемчужной".

Так и не дождавшись Розы, я задремала.

На следующий день рано утром позвонил Николай Иванович и хмуро сообщил, что улетает в Йошкар-Олу завтра.

– Почему-то в эту Тмутаракань самолеты летают ни свет, ни заря. Хотя у нас с ними разница в час!

Я сонно пожелала Николаю Ивановичу мягкой посадки. Часы показывали без пятнадцати шесть.

Примерно в девять позвонил Вадим Соколов с радостным утренним вопросом:

– Дрыхнешь? Сколько можно! Поднимайся, я сделал, что ты просила!

– Уже еду, – пробормотала я, опуская ноги на холодный пол.

Соколов сдержал обещание. Когда мы встретились у него в офисе, у меня в глазах зарябило от обилия бумажек, которые он мне совал. Больше всего поразило синенькое удостоверение с надписью "Комиссия по правам человека". Из быстрого убедительного монолога бывшего мужа стало ясно: мне предстоит роль инспектора этой комиссии.

– Ты, кажется, – буркнул Соколов, – в помощницы чокнутого депутата набивалась, а я тебя проверяющим лицом президента назначил!

– И что, начальник тюрьмы как только увидит меня, тут же захочет мне помощь оказать? – недоверчиво протянула я.

– Смотря насколько испугается, – признался Соколов, – твоих документов достаточно, чтобы беспрепятственно попасть внутрь. Дальше все зависит от твоей настырности.

– Вадим, – я изобразила милейшую улыбку и выставила вперед свою тощую коленку, – а ты не мог бы дать совет, как его убедить?

Коленка подействовала. Соколов приподнял брови вверх.

– Во-первых, сколько раз тебе говорить, что нельзя начинать просьбу со слов "а не могли бы вы?". В самом вопросе заключена возможность отказа. Во-вторых, если ты имеешь одинаковый социальный статус с собеседником, убеждать его ни в чем не нужно. Делаешь так: одеваешься в красное, волосы убираешь назад, на нос нацепляешь очки и смотришь поверх них. Говори громко, четко и настойчиво… Накануне порепетируй. Главное – не давай никому опомниться. Не проси, а требуй. Говори короткими приказными фразами: "сделайте", "предоставьте", "объясните"…

– Угу, и меня пошлют куда подальше, – скрестив руки на груди, усомнилась я.

Никто тебя не пошлет. Наоборот, согнут спины и побегут рысью. Сашка, люди хуже баранов. Бараны без вожака в депрессию не впадают, люди же, если ими никто не управляет и не вносит в их существование порядок, – деградируют, грызутся и в конечном счете истребляют друг друга. Ты когда-нибудь видела, чтобы бараны истребляли друг друга стенка на стенку?

– Ни за что не проголосую за кандидата, которого ты продвигаешь, – мне почему-то стало обидно, причем глобально, так сказать, за все человечество.

– Вот видишь, Сашенька, – вздохнул Соколов, – прав был Уинстон Черчилль, говоря, что пятиминутная беседа со средним избирателем – лучший аргумент против демократического строя.

Невнятно бормоча благодарности и обещания непременно позвонить на будущей неделе, я выбралась из кабинета.

– Ф-у-у-х! – вырвался у меня вздох облегчения.

Соколов умеет быть неотразимо убедительным. Если ему понравилась какая-нибудь женщина, можно спорить, что через несколько дней она будет готова идти за Вадимом на край света. Слава богу, что у меня выработался стойкий иммунитет к его липким сетям. Как только чувствую, что снова привязываюсь, – моментально спасаюсь бегством.

Заехав ненадолго домой, я была встречена недовольным Себастьяном и едва не сбита с ног Бронсом, которого Николай Иванович оставил у меня, на радость горничной Елене. Кот вышел мне навстречу, ожесточенно дергая хвостом. Весь его вид выражал одно: "Ты где шлялась?!" А Броне прыгал на месте, как сумасшедший, пытаясь облизать меня с головы до ног. Для тех, кто встретится с ним впервые, поясню: Бронсик – это боксер. Пронзительно рыжий, с белой полосой на лбу, ослепительно белой грудью и такими же лапами. В трехмесячном возрасте он ухитрялся срывать шторы вместе с карнизом и сдирать обивку с мягкой мебели "чулком". Единственный его друг среди котов – мой Себастьян. Некогда Николай Иванович примирил их, окатив ледяным душем. С тех пор они друг в друге души не чают. Быстренько задобрив кота баночкой красной икры с кусочками сливочного масла, а Бронса утихомирив целой миской корма "Роял Канин", я включила свой ноутбук. Надо было найти тюрьму, откуда сбежала Жанна Агалаева. От Розы и Ефрема было известно, что это самая крупная женская тюрьма в Марий Эл, или "колония", как правильно называют подобные учреждения. Выяснила я все через Интернет. Месяца два назад от нечего делать я освоила это техногенное пространство. Очень полезная, кстати, вещь.

По введенным словам запроса выпало больше сотни ссылок на "Талаллиховку". Учреждение "широко известное в определенных кругах". В Талаллиховку с конца девятнадцатого века начали ссылать пламенных революционерок. В тридцатые годы многие из них вернулись туда по второму разу, из-за Сталина. Официальный сайт Талаллиховки завели люди с юмором. Начинался он словами: "Дорогой гость, не знаем, что привело тебя к нам и стоит ли этой причине радоваться…"

Толково разработанный рубрикатор состоял, вероятно, из самых важных тем: "свидания", "правила", "передачи" и т. д. Меня же больше всего интересовала ссылка "как добраться". Оказалось, что надо дуть в Чебоксары, а там либо договариваться с таксистом, либо ждать специальный рейсовый автобус, он ходит раз в неделю, по четвергам, в пятнадцать ноль-ноль. Разработчики сайта заботливо снабдили раздел картой и фотографией остановки, откуда нужный автобусик отправляется. На фотографии среди ехавших с передачами или на свидания не было ни одного мужика…

Ради интереса я прочитала разделы "наша история", "бытовые условия" и "коммерческие услуги". Талаллиховка, выражаясь современным языком, тюрьма продвинутая. Основной контингент сидит за экономические преступления, мошенничество, контрабанду, кражи, "формирование преступных сообществ" и содержание притонов. Видимо, в эту колонию общего режима угодит Раиса, если государство когда-нибудь решится прикрыть ее баню. Особенно меня поразил перечень коммерческих услуг, оказываемых "бытовым комбинатом". Среди традиционных сельскохозяйственных работ и пошивочных значились "разработка компьютерных сайтов и систем защиты", "постановка и ведение бухгалтерского учета", "оптимизация налоговых схем" и, что особенно меня умилило, "юридическая консультация".

Также я выяснила, что руководит этим оплотом гражданского перевоспитания Геннадий Афанасьевич Патюк.

– Ну что же, уважаемый Геннадий Афанасьевич, повод для встречи найден, – пробормотала я.

Завтра поинтересуюсь, какая часть денег, полученных бытовым комбинатом Талаллиховки, поступает самим заключенным и государству, а какая оседает в карманах полковника Патюка.

Через Интернет можно купить, узнать и найти все что угодно. На сайте "Пулково" теперь запросто бронируются билеты. Заказав себе "туда и обратно" до Чебоксар на завтрашний рейс, я выключила компьютер. Ехать к Корсаковым решительно не хотелось. Я растянулась на своем диване и почесала прижавшегося ко мне Себастьяна под нижней челюстью. Он это любит.

– Ну скажи мне, – обратилась я к коту, – зачем я тащусь в Чебоксары? Что именно рассчитываю там узнать? А?

Себастьян живописно потянулся и ловко перебрался мне на голову.

– Понятно, ты, дружочек, решил улечься на больное место, – вздохнула я, – только, боюсь, не поможет.

Ни малейшего представления о том, как вести разговор, у меня не было. Вся надежда на то, что Геннадий Афанасьевич Патюк, как и большинство живущих в России, при фразе: "К нам приехал ревизор" от страха потеряет всякую способность нормально соображать.

Я собралась возвращаться к Корсаковым, но в дверь позвонили.

За дверью маячил Николай Иванович. Я вздохнула и, вспомнив о золотом правиле "всегда искать положительную сторону во всем происходящем", приветствовала помощника.

– Коля, раз ты еще не уехал в Йошкар-Олу, может, ужин приготовишь?

После того как удалось унять восторги Бронса, Николай Иванович обвязался кухонным фартуком.

– Ефрем Жемчужный оплатил тебе билеты на самолет? – спросила я.

– Естественно, – пожал плечами помощник. – Я ему сразу сказал, что трястись в поезде четверо суток, двое туда, двое обратно, не годится. Только обратно он мне взял билет до Москвы. Минут через тридцать будет солянка, – сообщил Николай Иванович, проинспектировав имеющийся в его распоряжении продуктовый набор. – Сметана есть, у меня в портфеле лежит. Купил по дороге для Бронса на утро, но тебе готов пожертвовать.

– Солянка? – с недоверием переспросила я.

В памяти всплыли какие-то обрывки детских воспоминаний. Копченые языки, окорок – все долго варится, огромное количество ингредиентов… Ничего этого у меня нет. Только сухие и сыпучие продукты, да еще консервы. Американская ветчина "Spam" в жестяной упаковке, улучшенный вариант "Великой стены". Крохотная баночка маслин и маринованные огурцы.

При упоминании о еде Броне оживился, но так и не решился вылезти из-под стола, издав лишь тихое повизгивание и уронив несколько капель слюны.

К тому моменту, как вскипела вода, Николай Иванович успел почистить лук и картошку. Нарезанный крупными кубиками картофель незамедлительно отправился в кипящую жидкость. На конфорку рядом была водружена сковородка. Разлив масло тонким слоем, Николай Иванович с космической скоростью нарезал лук мельчайшими квадратиками и высыпал на разогретую поверхность. Я следила за процессом готовки, как завороженная. Самое сложное блюдо, на которое у меня хватает знаний, – жареная картошка со свининой, да и та все время подгорает или остается полусырой… Затем наступил момент "военной хитрости": Николай Иванович бросил в кипящую воду с картошкой три бульонных кубика "бекон". Я чуть было не расхохоталась – вот и копченые языки! Тем временем нарезанная кубиками ветчина быстренько зажарилась на одной сковородке с луком до появления аппетитной корочки. Николай Иванович залил поджарку томат-пастой и удовлетворенно крякнул. Когда томат-паста загустела, содержимое сковородки перекочевало в кипящую кастрюлю. Шеф-повар извлек из нее кусочек картошки и попробовал.

– Картошка готова, – констатировал он и полез в холодильник за маринованными огурцами.

Через минуту нарезанные огурчики отправились в суп.

– Последний штрих, – сказал Николай Иванович, кидая в готовую солянку маслины.

За столом я взглянула на часы. Ровно тридцать минут с момента, как Николай Иванович надел фартук, до подачи на стол двух тарелок с дымящейся солянкой. Ложка белейшей сметаны, присыпанная зеленью, и прозрачный кусочек лимона довершали картину.

– Слушай, дай какую-нибудь вместительную посуду, – заискивающе попросил Николай Иванович, увидев, как я самозабвенно вдыхаю запах солянки.

– Возьми там миску пластиковую, – указала я на дверцу углового шкафчика.

– Ага, – Николай Иванович вылил в предложенную посуду остатки супа, заправил сметаной и поставил Бронсу.

– Слушай, а ты не думаешь, что ему надо какую-нибудь специальную еду покупать? – озабоченно спросила я, глядя как из-под стола высунулся черный нос и осторожно понюхал предложенное угощение. – И вообще, по-моему, ему горячо.

– Нет уж, сухарики из конских кишок пусть жрут те, кто их готовит, – сердито буркнул в ответ Николай Иванович. – А горячо… Ну так подождет, пока остынет, что он, глупый, что ли?

Капитан Яретенко прекратил дискуссию и принялся за еду. Я последовала его примеру.

– Никогда не думала, что из кубиков можно такой суп сварить, – восхищенно вздохнула я.

– И всего-то рублей на двадцать, – сияя от гордости, сообщил Николай Иванович. – Три кубика по рубль пятьдесят, сто граммов ветчины, столовая ложка томат-пасты, три маринованных огурца, одна луковица, две небольших картофелины, несколько маслин, чуть-чуть зелени, пара ложек сметаны. Конечно, можно было бутербродами обойтись, но я всухомятку питаться не люблю. Никогда не догадаешься, откуда у меня этот рецепт, – заговорщицки произнес Николай Иванович.

"Неужели от Эмилии Ивановны?" – подумала я.

Эмилия Ивановна – вторая бывшая супруга Николая Ивановича. Дама в высшей степени колоритная. Если вам когда-нибудь выпадет несчастье столкнуться с ней в очереди или соседствовать на лестничной клетке, постарайтесь расслабиться и получить удовольствие. Если не принимать все, что она делает и говорит, близко к сердцу, можно ощутить себя героем черной комедии.

– От Ирки, внучки моей! Она какую-то книжку купила, "Кулинария от Масяни" называется.

– От кого? – не поняла я.

– Да персонаж у них там какой-то модный появился, по НТВ вроде бы показывают, неважно. Кулинария для студентов, чтобы дешево, быстро и вкусно готовить. Там таких рецептов полно, – Николай Иванович откусил увесистый кусок черного ржаного хлеба.

Минуты три мы молча стучали ложками.

Вдруг из-под стола раздался тяжелый страдальческий вздох. Себастьян сидел напротив миски с солянкой. Боксер истекал слюной, но притронуться к еде не решался. Мой кот издевательски медленно улегся в позу сфинкса и, не сводя нахальных зеленых глаз со своей жертвы, приблизил морду к миске. Затем чуть подался вперед и осторожно вытащил из миски кусок ветчины. Я ахнула. В последнее время, сообразив, что наше материальное положение резко улучшилось, Себастьян ест исключительно парную телятину или свежую лососину. В качестве исключения может снизойти до деревенской сметаны, которую надо резать ножом, как масло. Но сегодня кот методично выловил из Бронсовой солянки всю ветчину и удалился, демонстративно отряхивая задние лапы! Бронсик робко наклонил голову и лизнул остатки супчика. Пищевой рефлекс моментально поборол страх. Две секунды из-под стола доносилось оглушительное чавканье и летели во все стороны брызги… Броне с грохотом вылизал миску, и мне на колени легла довольная физиономия, заляпанная до самых глаз трудновыводимыми жиром, томат-пастой и сметаной.

– Ну ладушки, перекусили, пора на боковую, – Николай Иванович допил вторую чашку чая с третьим пирожным и довольно потянулся.

Я кивнула. Единственная радость от стоянок младшего детектива Яретенко – это полностью отлаженное домашнее хозяйство. В течение двух часов он загадочным образом успевает навести идеальную чистоту и порядок. Не говоря уже о полноценных обедах и ужинах, которые сооружает из любых имеющихся в холодильнике продуктов. Николай Иванович, хоть и вышел на пенсию, все еще остается дамским любимцем. В своей возрастной категории, разумеется.. Но после Эмилии Ивановны и эпопеи по воспитанию двоих своих и двоих приемных детей капитан первого ранга в отставке жениться зарекся.

Вымыв посуду, плиту и кухню, Николай Иванович с Бронсом отправился спать…

У Корсаковых ближе к ночи царила тишина. Роза, одурев от сидения дома, отправилась в санаторий "Приморский", где был спортивный зал с сауной. Владилена, напялив вечернее платье, ускакала в неизвестном направлении, а Регина Васильевна уже спала. Судя по мизерному количеству коньяка, оставшегося на донышке дорогой бутылки, заправилась пожилая дама крепко. Я брезгливо поморщилась, оглядывая столик, заставленный пустыми тарелками и пепельницами с окурками.

Позади меня, неслышно, как привидение, появилась горничная Света.

– Что, хозяева гуляли сегодня? – обратилась я к ней высоким, капризным голосом.

– Не знаю, – пожала плечами та, – они двери заперли. Что-то шумели тут. Кричали даже.

– Опять из-за Анатолия Борисовича? – мне не понадобилось труда изобразить сальную усмешку.

– Не-а, – мотнула головой Света. – Из-за Ольги Анатольевны.

Я навострила уши.

– Чем им опять моя племянница не угодила? – состроив гневное выражение лица, спросила я. – На своего сынка посмотрели бы!

– Я не подслушивала, извините, – отрезала горничная и принялась сгребать мусор в черный мешок.

Особо расстраиваться мне было нечего. Будем надеяться, что жучок, помещенный в вазу для цветов в центре стола, все прекрасно записал на магнитофон.

В своей комнате я осторожно извлекла шпионское оборудование и, нажав четвертую кнопку, приготовилась внимательно слушать. Однако, к полному моему удивлению, в цифровой памяти ничего не оказалось! Память аппарата была девственно чиста! По всем остальным каналам тоже ни звука!

Я нахмурилась и полезла в руководство по эксплуатации. Изучение этого документа и хаотичное нажатие на кнопки ничего не дало. Из динамика по-прежнему доносилось мерное шипение. Внимательно оглядев комнату, я сообразила, что кто-то основательно проверил мои вещи. В голове зазвучал тревожный мотивчик: "Пора удирать…"

Чтобы мое внезапное исчезновение не вызвало вопросов, настрочила записку:

"Дорогая племянница, взяла короткую двухдневную путевку в Швецию. Как только вернусь, сразу позвоню. Твоя тетя". Подумав, приписала: "Коллекция Эрмитажа, как ты слышала, уехала в Йошкар-Олу и пробудет там несколько дней. Посмотришь на нее сразу по возвращении".

Затем, пока никто не видит, собрала все вещи, кроме магнитофона. Его поставила на запись и запихнула на самую верхнюю книжную полку. Пусть пишет, пока аккумулятор не сядет. Мало ли…

ОПЕР И КАРМЕН

Самолет на Чебоксары отбывал в шестнадцать ноль-ноль. Трубку обычного домашнего телефона я решила не снимать. Только мобильный. Прелесть последнего в том, что в ответ на вопрос: "Ты где?" – можно соврать что угодно. И звонящий будет вынужден тебе поверить. Ревнивые мужья и жены снабжают свои половины мобильниками, наивно полагая, что так смогут контролировать их перемещения. И что? В те моменты, когда подойти к телефону нет возможности, любовники его попросту отключают, ссылаясь потом на метро, тоннели, зоны неуверенного покрытия и так далее. А когда могут, высовываются с телефоном в окно, чтобы дорогой супруг или супруга слышали шум, и с чистой совестью отвечают: "Я на улице! Ничего не слышу! Говори громче!".

Я устроилась на кухне, радуясь возможности ничего не делать. Налив себе чашку обжигающего какао и отрезав кусок йогуртового торта, уселась с ароматной сигареткой на мягком кухонном уголке. Для полного обывательского счастья нужно только щелкнуть пультом…

– В эфире очередной выпуск программы "Криминальная Россия", – многозначительно сообщил мне с экрана молодой человек.

Замелькали кадры заставки.

– Пограничники, охраняющие российско-таджикскую границу, перекрыли еще один канал поставки наркотиков на территорию Российской Федерации. В Тульской области задержан особо опасный преступник Дмитрий Сидельников, более известный как глава Тульской преступной группировки Дима Кривой. На перегоне Йошкар-Ола-Чебоксары сотрудниками Йошкар-олинского уголовного розыска обнаружено тело известной преступницы, объявленной в международный розыск, Жанны Агалаевой…

Я с перепугу переключила канал вместо того, чтобы прибавить звук. Чертыхаясь, жала на все кнопки подряд, пытаясь найти канал с "Криминальной Россией". Зацепив рукавом халата чашку с какао, опрокинула ее на колени. Как назло, везде давали рекламу. Наконец мелькнул кадр – омоновцы укладывают лицом в грязный снег молодых людей в коротких кожаных куртках.

– В результате ювелирно проведенной операции Дима Кривой и часть его банды были задержаны в кафе…

– Ну, давайте же быстрее, – шипела я на телевизор, нервно сжав колени. – Кому интересно про вашего Кривого?

– Мы взяли интервью у руководителя операции…

Молодой человек под черной маской в замутненном кадре мямлил:

– В ходе… э… спецоперации были задержаны бандиты… э… во главе с их главарем… Э… в проведении спецоперации принимали участие элитные сотрудники Тульского ОМОНа…Они задержали бандитов во главе с Димой Кривым… э… Этот бандит до проведения спецоперации возглавлял тульский криминальный мир… э…

Давненько меня так не радовала рекламная пауза, как после выступления руководителя операции. На ролике про "Нескафе Голд" зазвонил мобильный. Я заметалась между прихожей и экраном. Решила не брать трубку, но передумала. Вытряхнув из сумочки все на туалетный столик, схватила мобильник.

– Алло!

– Сан Саныч?! – голос младшего детектива Яретенко искрился радостью.

– Что? – сердито рявкнула я, возвращаясь к телевизору.

– А я с тобой по спутниковой связи говорю! – гордо сообщил мне помощник.

– Очень хорошо, только давай быстрее, – я ступила тапком в сладкую лужу от пролившегося какао.

– Почему? – обиделся помощник.

– Спутник улетит.

Николай Иванович тут же затараторил, как пулемет.

– Сашка, мы тут нашли Жанну Агала-еву! Это такая монстра! Мне такого про нее порассказали! Все в точности, как Роза нарисовала! Тело нашли у железнодорожной насыпи в ста километрах от Чебоксар! Черепно-мозговая травма! Сашка, смотри телевизор! Сейчас там меня должны показать! В "Криминальной России"!

Николай Иванович отключился.

Телевизор вторил помощнику. Мерзнущая на ветру корреспондентка, кутаясь в турецкую куртку на синтепоне и подпрыгивая от холода, рассказала:

– Позавчера ночью сотрудниками уголовного розыска республики Марий Эл было обнаружено тело Жанны Агалаевой, известной мошенницы. Обстоятельства ее смерти устанавливаются. Месяц назад Агалаева совершила дерзкий побег из колонии общего режима, известной в народе как "Талаллиховка". Сотрудники уголовного розыска подозревают в смерти Жанны Агалаевой одного из ее попутчиков. В настоящее время устанавливается, кто именно ехал в одном купе с убитой. Думаю, телезрителям будет интересно узнать историю криминального прошлого погибшей…

Замелькали фрагменты съемки. Вокруг железнодорожного полотна суетились люди, служебная овчарка тащила куда-то кинолога. Камера показала общую панораму. На секунду в кадре мелькнул Николай Иванович, заметив, что его снимают, он неистово замахал рукой и заорал:

– Сан Саныч! Привет!

На фоне всего этого трясущийся от холода голос пытался выразительно и захватывающе излагать историю подвигов Жанны Агалаевой. Прозвучала история краж, лохотрона, побега из тюрьмы.

– Известно, что погибшая имела значительные связи в криминальном мире. Следствие склоняется к тому, что именно эти в кавычках "друзья" и избавились от непредсказуемой Жанны. Напомню, что "золотовалютный запас" банды лохотронщиков, которую одно время возглавляла Агалаева, так и не найден. Возможно, именно эти деньги и послужили причиной убийства Жанны… Тело преступницы, сброшенное с проезжавшего состава, обнаружили благодаря неоценимой помощи ведущего специалиста одного из петербургских детективных агентств. Здравствуйте, Николай Иванович…

Я, неосторожно откусив булочку за десятую долю секунды до этой фразы, подавилась и закашлялась так, что чуть не задохнулась.

– Николай Иванович, скажите, пожалуйста, как же вам удалось выйти на след Жанны Агалаевой, за которой безуспешно охотился уголовный розыск?

Помощник приосанился, откашлялся.

– Э… в результате спецоперации, проведенной элитным детективным агентством "Око Гименея", мной были обнаружены следы Жанны Агалаевой. Они привели меня и все расследование вот на эту самую насыпь. Здесь по моей ориентировке сотрудники уголовного розыска республики Марий Эл и обнаружили тело.

Я прикусила губу и сильно пожалела, что телевидение еще не настолько интерактивно, чтобы треснуть находящегося по ту сторону экрана чем-нибудь тяжелым.

Броне, увидев хозяина на экране, озадаченно приподнял уши, встал на задние лапы и недолго думая облизал телевизор.

– Фу! – завопила я, но было поздно, экран оказался густо обслюнявленным.

– Надеюсь, имя этого человека вы сохраните в тайне в интересах следствия? – перехватила инициативу репортерша.

– Да, в интересах следствия храню все, что знаю, в тайне, – заложив руки за спину, авторитетно заявил Николай Иванович. – А знаю я немало…

Девушка поспешно перебила собеседника.

– Ну что ж, мы прощаемся с Николаем Ивановичем Ерепенко, сотрудником столичного детективного агентства.

– А еще… – донеслось из-за кадра, но младшего детектива нещадно затерли заставкой программы.

Едва попадая пальцами по клавишам сотового телефона, я набрала номер своего помощника.

– Видала? – ответил мне довольный голос. – Сижу в гостинице, смотрю. Ой! Жалко видика нету! Записал бы для Маринки! А Броне смотрел?

– Смотрел, – прорычала я. – Что Жемчужный?

– Ой, Жемчужный – тяжело! – раздался опечаленный вздох. – Все тело не хотел отдавать. Картина; скажу тебе: труп замерз, никак его не выпрямить было.

– Коля! Мне этих подробностей пересказывать не нужно! – прервала я помощника. – А как вы объяснили, что Жемчужный мигом явился на опознание?

– Ой, – младший детектив хихикнул, – представляешь, мы им сказали, будто Ефрему ясновидящая в таборе в точности указала, где лежит тело. Он сам ехать побоялся, обратился ко мне. И мы с ним по полученной от ясновидящей ориентировке обнаружили тело.

– И вам поверили? – мои брови поползли вверх.

– Еще как! Задолбали потом адрес этой ясновидящей спрашивать! По местному телевидению передачу хотели устроить, но Ефрем отказался.

– Почему же? Он вроде любит привлекать к себе внимание, – заметила я.

– Сашка, ну чего ты к нему привязалась? Артист – он тоже человек! Хоть и любит перед камерами покрасоваться, но у него тоже святые чувства имеются!

– Он тело забрал? – напряженно поинтересовалась я.

– Да, при ней документы нашли, справку из Талаллиховки. На опознание приехал какой-то опер, синий от выпитого самогона, по фотографии сличил… Вообще-то по правилам не так все надо делать, но здесь, знаешь… В тюрьму позвонили, говорим, вот нашли, приезжайте на освидетельствование. А они говорят: бензина нет, чтобы к вам ехать, к тому же дорогу замело, в общем, хоть на собаках выезжай! Факсом фотографию прислали, там не видно ни хрена! Ой, Сашка, как вся страна живет – ужас! Свет еле-еле, батареи холодные, дороги до весны никто убирать не собирается!. Мрак! А мы еще на свои власти жалуемся! В общем, записали показания Ефрема, вот, мол, отец опознал. Опер этот закорючку поставил и совсем отъехал. Тут народ бухает страшно! Во-первых, холодно, во-вторых, делать абсолютно нечего. Вылетаю обратно сегодня же!

Тут звонок сорвался. Я подождала еще минуты две, вдруг младший детектив перезвонит, но напрасно. Значит, представитель тюремного начальства на опознание беглой заключенной не выезжал. Следовательно, никто кроме Ефрема Жемчужного, "подлинность" трупа установить не мог. И какие основания ему не верить?

– Ладно, поеду, во всем разберусь, – сурово сообщила я Себастьяну с Бронсом.

Оба косились на меня с недоверием.

Народу в Чебоксары летело мало. Тесный, жутко неудобный ТУ-134 оказался заполнен только на две трети. Проглотив обязательную аэрофлотскую курицу, я вытащила тетрадку со своими записями и глубоко задумалась. Теперь, когда тело Жанны Агалаевой нашли, Розе грозит еще большая опасность. Будет следствие, начнут устанавливать, кто ехал в одном купе с убитой, выяснят, что это Роза… Неужели Жемчужные об этом не подумали? Стоп!.. И тут меня осенило! Если девушки не брали отдельное купе, то у них должны быть попутчики!

Теперь, кажется, сведения обо всех пассажирах заносятся в единую базу данных, и можно легко выяснить, кто именно в такой-то день ехал в таком-то поезде на таких-то местах! Решив заняться этим немедленно по прибытии, я слегка приободрилась. Приземление прошло нормально, сообщили, что за бортом минус пятнадцать, и через час я уже сидела в такси, которое везло меня в Талаллиховку.

– Поздновато вы едете, – заметил таксист. – Как бы не пришлось обратно поворачивать.

– В смысле? – не поняла я.

– Прием передач уже закончился, а свидания по строго определенным дням. Да и нет у вас с собой сумок никаких, – заметил водитель, – адвокат, что ли?

– Представитель президента, – ответила я и показала удостоверение. – Внеочередная инспекция, проверка соблюдения прав человека.

– А-а… – водитель подтянулся и за всю дорогу не проронил больше ни слова.

Когда мы добрались до Талаллиховки, я расплатилась по счетчику и велела ждать, пообещав, что оплачу и простой тоже.

Документы, которые выдал мне Вадим Соколов, действительно обернулись волшебным ключиком. У ворот, как только я предъявила синюю корочку, меня тут же пропустили и отдали честь. Дежурный так побелел, что я испугалась, не придется ли его увозить на "скорой".

– Мне нужен Геннадий Афанасьевич Патюк, – каменным голосом проговорила я.

– Угу, – кивнул дежурный, не сводя с меня глаз.

Меня повели по коридорам, открывая многочисленные двери.

Я, вся в красном, влетела в кабинет Па-тюка, как лесной пожар в сухой кустарник.

Начальник тюрьмы оказался пухлым, меланхолически настроенным полковником. Нечто среднее между осликом Иа и принцем Гамлетом. Раньше считалось, что темперамент человека определяется тем, какая жидкость преобладает у него в организме. Если желчь – темперамент становится холерическим, если слизь – меланхолическим. Глядя на Геннадия Афанасьевича, можно было бы подумать, что теория права. Во всяком случае, глаза у него слезились, из носа текло, а обилие таблеток и обогревателей в кабинете говорило, что полковник богатырским здоровьем не отличается.

– Александра Ворошилова, здравствуйте! – я крепко тряхнула мягкую, как котлета, лапку начальника тюрьмы.

– Геннадий Афанасьевич Патюк, полковник, – жалобно прошелестел тот и потер ладонь.

Да, советы Вадима Соколова иногда все же стоит применять дозированно. Пожалев, что явилась в полной боевой раскраске, я изобразила некоторую приветливость. Вежливо выложила перед ним свои документы и сообщила о цели визита.

– Заключенную, бежавшую из вашей тюрьмы, обнаружили мертвой возле железнодорожной насыпи на перегоне Йошкар-Ола – Чебоксары. Установлено, что погибла она на второй день после побега. Но на опознание тела ваш представитель не явился. Собственно, по этому поводу и будут в основном мои вопросы.

Вежливость моя милейшего Геннадия Афанасьевича нисколько не успокоила. Он затрясся всем телом и вытащил из ящика стола ингалятор. Несчастный, по всей видимости, еще и астматик.

– Сам не понимаю, как это вышло… – забормотал он, разведя руками. – Это была такая ужасная история! Вы себе представить не можете, что за женщина эта Агалаева! Хитрая, как черт! И актриса – • потрясающая!

– За что она отбывала срок? – сурово спросила я. – Я хочу увидеть личное дело.

– Дело? – полковник утер пот со лба. – Ах, да, дело… Сейчас.

Он отдал распоряжения трясущимся голосом.

– Сейчас принесут, оно в архиве. – Казалось, Геннадий Афанасьевич вот-вот заплачет. Странно, как такой человек мог попасть на подобную должность! Все ж таки заведовать колонией, пусть и женской… для этого требуется огромная сила характера.

– Чай, кофе? Будете? – с надеждой предложил Патюк.

– От горячего чаю не откажусь, – кивнула я.

– Вы к нам только насчет Агалаевой, или еще вопросы есть? – нервно сглотнул полковник.

– Там посмотрим, – уклончиво ответила я.

Появился сержант с делом и положил его начальнику на стол. Тот открыл и побледнел, как поганка. Сержант горячо зашептал что-то начальнику на ухо, виновато разводя руками.

– Ладно, ладно, – отмахнулся тот, – иди!

– Что-то не так? – строго спросила я, постучав пальцами по столу.

– Нет-нет, все нормально, – еле выжал из себя полумертвый от страха Патюк. – Та-ак, отвечаю на ваш вопрос. За что сидела… Вот. Первый раз за квартирную кражу. Попалась по глупости, причем не своей, а подельницы. Разобрала над одной очень и очень богатой квартирой перекрытия, вычистила сейф, и тут сигнализация сработала. Подельница со страху кинулась бежать, Жанну в квартире бросила, а там потолки под пять метров. Дверь автоматически блокируется, шестой этаж, на окнах тоже замки… Села в первый раз. Учли, что несовершеннолетняя, первая ходка, – дали два с половиной года, выпустили через четырнадцать месяцев за примерное поведение. Кстати, если бы она сказала, кто был вместе с ней, – могли бы вообще дать условный срок, но она почему-то заперлась и сотрудничать не захотела. Ну, и впилили ей за упрямство… Второй раз – за мошенничество. Тут все уже по-серьезному. Что такое "лохотрон", надеюсь, знаете?

Я кивнула и, насупившись, принялась разглядывать носки сапог.

– Опять же срок такой получила за упрямство. Сказала бы, где деньги и драгоценности, – получила бы меньше.

– И много денег? – поинтересовалась я из чистого любопытства.

– Ой! – Патюк махнул рукой. – Миллионы! Причем в долларах! Ума не приложу, как им удалось столько денег собрать? А главное – откуда столько идиотов набралось, да еще и с деньгами?

Я нервно кашлянула. Оказался бы полковник Патюк на минутку в Апраксином дворе, на моем месте, поговорил бы потом…

– Как получилось, что она сбежала? – спросила я и для верности нахмурилась.

– О! – испуг у Геннадия Афанасьевича проходил. – Сейчас расскажу эпопею ее побега. Это драма в трех частях. Вот тут она изложена. Кстати, высокохудожественно. Чувствуется, что женщина писала. Слушайте. Рапорт майора Красильниковой…

"В ночь с 22 на 23 августа 2002 года Жанна Ефремовна Агалаева совершила дерзкий, но хорошо спланированный побег. Осужденная прибегла к услугам оперативного следственного работника Роднина, который прибыл по специальному приказу Генеральной прокуратуры для расследования обстоятельств преступной деятельности Агалаевой.

Согласно показаниям Роднина, арестованного за организацию побега особо опасной преступницы, он сделал это, чтобы "доказать свою любовь". Совершенно непонятно, каким образом осужденной удалось склонить образцового сотрудника, каким, согласно послужному списку, является Роднин, к совершению столь тяжкого должностного преступления.

Роднин заявил о необходимости этапирования заключенной Агалаевой в Москву для очной ставки с другими участниками преступного сообщества, в которое, по словам оперативника, она входила. Оформив… – тут полковник сделал паузу, пробежав пальцем по строкам и бормоча себе под нос названия документов, – 22 ноября он лично сопроводил заключенную в аэропорт "Ше-реметьево-2" города Москвы.

Там, в аэропорту, Роднин по заранее подготовленным поддельным документам приобрел для себя и Жанны Агалаевой билеты на рейс в Бангкок, потому что въездные визы можно получить по прибытии в страну, а также между Россией и Таиландом отсутствует договор об экстрадиции.

Майор Роднин продумал план побега до мелочей, однако не учел только одного – вероломства Жанны Агалаевой. Когда они проходили таможенный контроль, Агалаева вытащила у подельника паспорт. Тот решил, что обронил документ в зале ожидания. Связавшись со своей любовницей по телефону, Роднин получил от нее заверения, что она будет ждать его прибытия в Бангкоке в отеле "Сол Твин Тауэре". Только когда самолет благополучно приземлился в аэропорту и Агалаева прошла таможенный контроль, Роднин узнал, что она и не планировала лететь вместе с ним.

Цинизм преступницы поражает воображение. Она позвонила человеку, который пошел ради нее на преступление, пожертвовал профессиональной честью и благополучием своей семьи, чтобы рассказать, как обманула его. Роднин в этот момент уже находился под следствием, как подозреваемый в организации побега. В момент звонка Агалаевой он находился в кабинете следователя (моем). Агалаева сказала ему: "Неужели ты на самом деле мог поверить, что такая женщина, как я, полюбит такого урода? Ты наказан за собственное высокомерие. Я вытащила (тут преступница употребила нецензурное выражение) паспорт и выкинула его в унитаз. Передавай привет своей страшной жене. Если она не дура, то кинет тебя подыхать с голоду в тюряге, чтобы неповадно было по другим бабам скакать!" Преступница рассмеялась и повесила трубку.

Думаю, этот звонок сыграл решающую роль в последующих трагических событиях. Майор Роднин подписал признательные показания, согласился на следственный эксперимент, в ходе которого описал все обстоятельства побега, указал, у кого именно приобрел поддельные документы для Агалаевой. После окончания следственных действий майор Роднин должен был ожидать приговора суда в Бутырской тюрьме города Москвы. Подследственного перевозили в специально оборудованном купе железнодорожного вагона. Утром 10 января 2001 года солдат срочной службы Никонов нашел Родника мертвым. Майор повесился, – сделав веревку из простыни и прикрепив ее к держателю верхней полки. При этом, чтобы достигнуть эффекта удушения, Роднин встал на колени.

Как следователь и человек, я настаиваю, чтобы в дело Жанны Агалаевой была добавлена статья о доведении до самоубийства. Считаю, что если бы не ее звонок и майор Роднин считал бы случившееся неудачным стечением обстоятельств, он был бы до сих пор жив".

Полковник отпил воды и растянул галстук.

– Ну как вам?

– Ужасно, – я потупила глаза.

– Роковая женщина…

Геннадий Афанасьевич задумчиво посмотрел в окно. Не замечая моего тяжелого взгляда, он нежно перебирал бумаги. Вздыхал все мечтательнее и мечтательнее.

– А по-моему, так просто сволочь, – сердито буркнула я в ответ.

– Одно другому не мешает, – печально произнес полковник, потом тронул рукой шею и нервно встряхнулся.

Вспомнив, что мне говорил Никита про любовь некоторых мужчин к стервозным дамам, я чуть не поперхнулась.

– Фотография Агалаевой есть? – спросила я.

Полковник тяжело вздохнул и развел руками.

– К сожалению, нет…

– Простите, не поняла?

– Фотографии у нас нет, – выдохнул полуживой полковник.

– И куда же она подевалась? – издевательским тоном проговорила я, подпирая рукой подбородок. – По-моему, в личном деле их должно быть как минимум три. Правый профиль, фас, левый профиль…

– Послушайте, я буду с вами откровенен. – Патюк покрылся красными пятнами. – Они исчезли.

– Наверное, растворились в воздухе? – предположила я.

– Нет, один из служащих архива – он пропал сразу после побега Агалаевой – их выкрал, – признался полковник.

– А что же за фотографию вы прислали по факсу для освидетельствования? – разозлилась я.

– Да просто взяли подходящую карточку и послали! – признался полковник и закрыл голову руками. – Что со мной теперь будет?

Я встала и стала нервно мерить шагами кабинет.

– Хорошо, положим, фотографии выкрали, – пробормотала я, – незачем?!

– Не знаю! Не знаю! – завопил Геннадий Афанасьевич и припал к ингалятору. – Послушайте! Давайте договоримся! Ну неужели вы из-за какой-то цыганки меня, русского человека, под трибунал подведете?!

– Какая новость, – процедила я сквозь зубы. – У нас теперь что – правосудие отправляется по национальному признаку?!

– Я не то хотел сказать, – оторопел Патюк.

– Значит, мне показалось, – ледяным голос прервала его я.

Вспомнилось, что по-украински "Патюк" это – крыса или таракан. Я еще удивилась, как это можно одним и тем же словом обозначать столь разные организмы.

– Опишите мне Агалаеву, – потребовала я.

– Слушайте, у меня девятьсот заключенных, – неожиданно возмутился полковник. – Я что, каждую в лицо, что ли, знаю?!

– Но Агалаеву вы, по всей видимости, знали хорошо, – заметила я.

– С чего вы взяли? – развел руками Патюк.

– Говорили, что она – такая женщина…

– А, ну… – Геннадий Афанасьевич растерялся. – Видная, конечно, ничего не скажешь. Но чтобы описать ее! Александра Александровна, я жену свою детально описать не могу, не то что отдельную заключенную. Помню только, удивился, какая она высокая. Никогда не думал, что цыганки такого роста бывают! Почти как вы!

– Высокая? – я насторожилась.

– Но вроде мне потом один контролер сказал, что у Жемчужных в семье все такие рослые. Он раньше на концерты цыганского Театра песни и танца, которым Ефрем Жемчужный, отец этой Агалаевой, руководит, постоянно ходил. Большой поклонник романса.

– Понятно, – кивнула я. – Ладно, сегодня уже поздно, продолжим беседу завтра.

– К-как скажете, – заикнулся Патюк.

Попрощавшись с полковником, я вышла с территории колонии и села в ожидавшее меня такси.

Возвращаться, само собой, в мои планы не входило. Все, что я узнала, полностью подтверждало слова Розы Жемчужной. Жанна Агалаева, ее сестра, действительно существовала, действительно сбежала из тюрьмы, действительно отбыла срок за организацию "лохотрона"… Ни малейшей зацепки! От бессилия хотелось заплакать. Настораживали, правда, исчезнувшие фотографии, но этому можно найти логичное объяснение. Агалаева знала, что ее будут искать, и решила максимально усложнить властям эту задачу.

Полковник, по идее, должен гореть желанием растереть Агалаеву в порошок. Она совершила столько преступлений, что хватит на целую колонию, довела до суицида коллегу, обвела вокруг пальца всех, а добрейший Геннадий Афанасьевич роняет слюну! Нет, мне никогда не понять мужчин. Почему-то вспомнился рассказ Проспера Мериме, всем известная "Кармен". Для тех, кто забыл, суть рассказа в следующем. Жил-был простой, милый, симпатичный офицер Хосе Мария. Однажды он арестовал молодую красивую цыганку Карменситу. Девушка наставила ножом андреевских крестов на лице одной торговки. Хосе Мария, попав под необыкновенное очарование преступницы, ее отпустил, за что сам угодил на гауптвахту. И позже был вознагражден Кармен вполне традиционным для женщин образом. Пылкий мужчина потерял голову. Очарованный речами и страстным телом Кармен, он стал контрабандистом. Убил гражданского мужа Кармен, которого она до этого, с превеликим трудом вызволила из тюрьмы. Затем собрал шайку отчаянных товарищей и занялся разбоем на большой дороге. В конце концов Кармен, утомленная беспрестанными доказательствами любви со стороны Хосе, начала зевать. Ее внимание привлек красивый пикадор Лукас. Пикадор, по версии Мериме, это не кетчуп, а мужчина с пикой, которому полагается убивать быков. Хосе справедливо рассудил, что проще один раз убить Кармен, чем лишать жизни каждое существо мужского пола, на которое она посмотрит. Сим дело и завершилось. Патетический диалог на тему: "Раз ты меня больше не любишь – умри!" закончился убийством и похоронами Кармен в лесу. Ревнивый любовник похоронил ее, как фараоншу, – со всем, что ей принадлежало. Медный крест и подаренное им самим колечко.

Образ стервы Кармен, которая отдается только тому, кого хочет, а всех остальных цинично использует в корыстных целях, почему-то чрезвычайно нравится мужской половине человечества. Эта самая половина, на мой взгляд, ведет себя в высшей степени лицемерно. Громогласно заявляет, что женщина – это "супруга и мать", и требует от нее соответствующих качеств, и при этом, не скрывая восторга, мечтательно смотрит вдаль, грезя о встрече с новейшим римейком Карменситы…

Домой я вернулась около двух часов ночи совершенно разбитая. Хоть авиация и сокращает время в пути, позволяя в течение дня смотаться в Чебоксары и обратно, переношу я ее тяжело. После перелета чувствую себя так, будто полдня мешки с цементом таскала.

Перед сном я все же нашла в себе силы записать в тетрадке:"Последняя надежда на попутчиков Розы и Жанны. Надо найти этих людей".

Утром к нам явились Жемчужные, сияя, как начищенные пятаки.

– Спасибо вам огромное! – хором произнесли они, вручая Николаю Ивановичу увесистый конверт с деньгами.

– Теперь моя Розочка может спокойно уезжать, – смахнул слезу Ефрем. – Да и я вместе с ней. Вот подумал: открою театр, наберу певцов и танцоров, опять буду гастролировать…

– Ой! Я уже прямо зачесался от нетерпения! – воскликнул Николай Иванович, непрерывно ощупывая полученный конверт.

– Там семьдесят пять тысяч, – Ефрем неожиданно стал серьезным. – Надеюсь, этой суммы хватит не только для оплаты ваших услуг, но и последующего молчания, хорошо?

– Будем немы, как братская могила! – пообещал Николай Иванович.

– Иначе голова с плеч, – неожиданно тихо и мягко вставила Роза.

Я чуть не подавилась. Подняв голову, заметила, что девушка смотрит на меня надменными и злыми глазами…

– Да, – Ефрем попытался сгладить ситуацию, – все-таки не забывайте, что вы увязли в этом деле наравне с нами и если что – на одну скамью присядем.

Николай Иванович болезненно сглотнул и удивленно захлопал глазами.

– Ладно, у нас в три часа самолет, – вздохнула Роза, – так что долго рассиживаться никак не можем.

– Куда летите? – спросила я.

– В Испанию, конечно, – фыркнула Жемчужная, глянув на меня с нескрываемым презрением. – Пока, детективы!

Будущая миллионерша повернулась к нам спиной и фамильярно сделала "ручкой".

– За все спасибо, – Ефрем посмотрел на озадаченного Николая Ивановича и почему-то хмыкнул.

Я обратила внимание, что серебряный, как колокольчик, голос Розы сменился низким, чуть хриплым контральто.

Входная дверь хлопнула, возвестив, что клиенты исчезли.

– Ну что? – Николай Иванович растерянно поглядел на меня. – Получается, дело закрыто? Так, что ли?

– Получается, что так, – пробормотала я, вертя в руках конверт с деньгами.

Настроение было паршивое. Мучило чувства, что нас надули. Причем по-крупному…

Николая Ивановича, похоже, одолевали те же мысли.

– Может, денег фальшивых дали?

Он выхватил из моих рук конверт, вытащил оттуда пачку денег. Посмотрел на свет и, ни слова не говоря, помчался к соседям в турфирму. Те постоянно совершают "незаконные операции", принимая от населения оплату в валюте иностранных государств, поэтому держат у себя детекторы банкнот.

Минут через десять Николай Иванович вернулся с еще более озадаченным лицом.

– Все нормально…

Я сжала голову руками.

– Ничего не понимаю! Ничего! Коля, ты не помнишь случайно, что в армии говорили по поводу слишком легких побед?

– Ну… – Николай Иванович задумался. – Не помню, что говорили мне, но я учил слушателей на курсах, что самый легкий маршрут всегда заминирован…

Я молча вытащила свою тетрадку и стала ее перелистывать. Попыталась начертить схему. Но все равно все ниточки сходились в точку, предложенную Жемчужными. Роза вышла замуж за Хосе Равеля, вернулась домой, чтобы рассказать об этом родным. Там застала Жанну, сестру с богатым уголовным прошлым, и была отправлена сопровождать ту в какой-то табор. По дороге произошел "несчастный случай", если это так можно назвать, и Роза ударилась в бега. Ей помог Корсаков, знакомый с Жанной по "лохотрону". Выдал Розу за свою жену – Ольгу Колесникову, которая таинственным образом исчезла за месяц до этого. Но история Корсаковых – особо деликатное семейное дело, и расследовать его меня никто не просил. Тело Жанны нашли, предали земле, и Роза с чистой совестью и руками улетает в Испанию получать фантастическое наследство. Двадцать пять миллионов долларов. Цыганская принцесса нашими усилиями превратилась в королеву. Белую и пушистую…

Настроение было паршивое. Мысли неуклонно вертелись вокруг Жемчужных и Корсаковых.

Николай Иванович валялся на кожаном диване напротив меня и с упоением листал каталог автомобилей "За рулем-2003".

– Как думаешь, Сан Саныч, что лучше, "БМВ" или все-таки "Мере"? – спросил он, разглядывая фотографии дорогих иномарок.

– Учитывая ситуацию с парковкой, лучше всего иметь "Оку", – буркнула я в ответ.

– Ну тебя на фиг! – отмахнулся Николай Иванович. – Слушай, а может быть, мне "Ягуар" себе купить?! А? Представляешь, шик?

– Коля, скажи мне честно, а у тебя не такого чувства, что мы поторопились и во обще поступили не правильно? – собравшись с духом, спросила я у помощника.

Тот поморщил лоб, скривил губы и упрямо вцепился в журнал.

– Коля, я с тобой разговариваю! Младший детектив Яретенко совсем скривился, отвернулся в сторону, потом сел.

– Сашка, ну чего тебе неймется? Дочку мы Жемчужному нашли! Причем сразу двух! Дело распутали! Что смерть Агалае-вой наступила в результате несчастного случая, убедились! В тюрьме ты была!

– А Ольга Колесникова? – уперлась я.

– Сан Саныч, – Николай Иванович встал и подошел к окну. – Нам с тобой семьдесят пять тысяч заплатили? Заплатили. Я на свою долю могу купить и квартиру, и машину. Платили нам с тобой, если помнишь, за разборку со свекровью, за поиски Розы и за обнаружение тела Агалаевой. Со свекровью разобрались? Разобрались. Розу нашли? Нашли. Все!

– Со свекровью, возможно, разобрались не совсем, – буркнула я себе под нос.

– Ну хочешь, сдай ее в милицию! – вспылил Николай Иванович. – Пойди и расскажи! Только слова, Сан Саныч, к делу не пришьешь! Тело Колесниковой где? Кто ее видел? Кто знал, что Олег на ней женился? На пленке твоей прямых признаний нет, а объяснений, как у тебя эти записи оказались, придется давать целую кучу!

– А ты не думаешь, что есть еще один никому не нужный труп девушки, мама которой с ума сходит?! – я вскочила и забегала по кабинету.

– Думаю! – с вызовом ответил Николай Иванович. – Только вмешиваться не хочу!

– То есть на справедливость тебе плевать? Так я понимаю?! Пусть убийца разгуливает на свободе?

– Ну знаешь, Сашка, по количеству убийц, отпущенных на свободу… Чья бы корова мычала, а твоя б молчала! – Николай Иванович сел на диван и уставился в окно.

– Что-о? – протянула я, наклоняясь вперед. – Коля, на меня все валить не надо! Давай-ка вспомним, как один военный пенсионер расстраивался, что если Розу Жемчужную посадят, то Ефрем за это точно откажется платить? А? Кто мне все уши изъездил своим квартирным вопросом? Кто всю дорогу рассказывал про ржавчину, изъевшую днище его машины?

Младший детектив Яретенко покраснел, уставился в пол, но ничего не ответил. Потом глубоко вдохнул и протяжно выдохнул. Бордовая краска постепенно пропадала с его лица и шеи.

– Ладно, Сан Саныч, что ты предлагаешь?

– Поехали поедим, дорогой изложу план, – я решительно поднялась и пошла к двери. У порога обернулась к Николаю Ивановичу, который упорно не желал выпускать из рук журнал. – Ты идешь?

– Иду… – тяжко вздохнул тот. – Но вот зачем я это делаю – вопрос риторический.

Мы добрались до "Патио пиццы" и с горя заказали себе кучу еды.

– Нужно выяснить, кто еще ехал в купе с этими сестрами Жемчужными и может подтвердить факт их ссоры, – сказала я.

– Зачем? – нахмурился Николай Иванович.

– Потому что вся информация об этом деле исходила от Ефрема и Розы, а они, как показали первые же дни расследования, очень и очень многого не собирались нам рассказывать! И потом, ты видел, с какими выражениями лиц они от нас уходили?!

– Да уж, – согласился Николай Иванович. – Я-то решил, что они денег фальшивых сунули… Слушай, Сашка, я никак не могу понять, ну где они могли нас надуть? – нашел в себе силы признать собственную тревогу Николай Иванович. – Заплатить – заплатили… Даже очень много, живыми деньгами… Где тут обман?

– Не знаю! – выпалила я. – Коля, вот честно, не знаю!

Официантка убрала пустую сковородку из-под пиццы и принесла нам по куску пирога.

– Может, что-то из-за этого наследства? – нерешительно предположил Николай Иванович.

– Точно из-за него, – кивнула я.

– Ты свидетельство о браке видела? – уточнил помощник.

– Видела.

– И что?

– По-моему, все нормально, только написано неаккуратно, – я пожала плечами. – С другой стороны, откуда я знаю, как выглядят испанские свидетельства о браке?! Ты мне такие вопросы задаешь! Слушай, я думаю – надо выяснить: кто ехал в одном купе с Жемчужными, найти этих людей и расспросить хорошенько.

– И как мы это узнаем? – кисло поинтересовался помощник, тыча ложечкой в киснущее мороженое.

– У меня есть план…

Все пространство билетного центра на Московском вокзале было забито людьми. Длинные хвосты от касс до самых дверей. Возле справочного народу немного, но постоять все же пришлось.

– Витя, ты занимай сюда! А я пойду в восьмую! Верка еще в двенадцатой стоит! Если ты раньше, позвони мне на мобильный! – раздался надсадный, тонкий и въедливый женский голос.

Зажав правое ухо, я опустила глаза. Передо мной суетилась маленькая, похожая на чихуахуа дамочка в зеленой блестящей дубленке. Женщина пыталась стоять одновременно и в кассу, и в справочное, беспрестанно перебегала из одной очереди в другую.

– Женщина! – взъелась она на меня, – я перед вами!

– Ш-ш-ш! – я непроизвольно поднесла палец к губам. – Хорошо.

– Витя? – чихуахуа в зеленой дубленке поднесла к губам салатовый "Эриксон" и, бросая на меня косые подозрительные взгляды, заговорщицки спросила:

– Ну ты там как?

– Нормально! – раздалось сзади.

Витя, толстый лысый коротышка в очках, кричал в телефон в пяти метрах от нас, махая своей спутнице рукой.

Вокруг стоял такой галдеж, что, когда до меня дошла очередь, я не сразу вспомнила, о чем именно хочу узнать в справочном.

Дежурная вопросительно на меня уставилась, нервно хлопнула ладонью по металлической крутящейся тарелке для документов.

– Женщина, говорите!

– А-а… – я шмякнула на вертушку удостоверение частного детектива.

Дежурная нажала на кнопку, тарелка повернулась, и документ оказался в руках у служащей.

– По этому льготных билетов не даем, – коротко отрубила она и вернула мне удостоверение.

– Мне и не надо! – очнулась я. – Скажите, у вас база продажи билетов общероссийская?

– Таких справок не даем! – последовал ответ.

– Понимаете, это очень важное расследование… – канючила я, согнувшись в три погибели. Окошечко дежурной располагалось на уровне моего пупка.

– Не задерживайте очередь! – рявкнула тетка.

– У меня есть разрешение! – во мне нежданно-негаданно пробудился зверь.

Я полезла в сумку, осторожно вложила в паспорт сто долларов и бросила его на тарелку.

– Вот, оно внутри.

Дежурная с недовольным сопением повернула тарелку к себе. Открыла паспорт, некоторое время сидела неподвижно, потом подняла на меня такие глаза, что я чуть не подавилась. "Все, сейчас она поднимет скандал", – мелькнуло в голове.

Но женщина продолжала напряженно молчать. По всей видимости, принимала непростое для себя решение. Потом встала и вышла. Очередь за моей спиной разразилась криками негодования.

– Сколько можно!

– Куда она пошла-то?!

– Совсем обалдела!

Дежурная вернулась спустя десять минут. Очередь была на грани взрыва. В руке информаторша держала маленькую белую бумажку.

– Вот, – она вложила ее в мой паспорт и крутанула вертушку с документами. – Идите в административный корпус. Предъявите этот пропуск, скажете, что к Иде Ивановне. Не забудьте только, – дежурная нервно дернула шеей, – разрешение свое еще раз предъявить.

– Спасибо! Вы спасли жизнь человеку! – воскликнула я, поспешно схватила документы и освободила место у заветного окошечка.

На бумажке значилось: "Разовый пропуск. Александра Александровна Ворошилова, частный детектив в 27 комнату".

В административном здании вокзала не было ни души. Пустой длинный коридор с рядом одинаковых эмдээфных дверей под вишню. Похоже на школу во время каникул. Из-за этих дверей не доносилось ни звука. Охранник, не отрывая глаз от газеты, взял мой пропуск и положил под телефон.

– Проходите, – бросил он через губу. Двадцать седьмая комната оказалась в самом конце коридора. Робко постучавшись, я застыла в нерешительности. А вдруг там никого нет? Примерно через пятнадцать секунд изнутри донесся раздраженный крик.

– Ну входите же!

Нажав на ручку, я отперла дверь и была ошарашена шумом и гомоном женских голосов. Очевидно, здание построено на зависть обитателям панельных домов. Вот это звукоизоляция!

Шумел матричный принтер, печатая нескончаемый список фамилий. Работал радиоприемник. Две девушки тридцатилетнего возраста громко разговаривали, отхлебывая чай из гигантских чашек.

– Вы к кому? – спросили они хором.

– К Иде Ивановне, – ответила я, смущенно перетаптываясь с ноги на ногу.

– О-о-х, – тоскливо вздохнула одна из барышень, тяжело поднимаясь из-за стола.

Непропорционально разросшаяся филейная часть служащей наводила на мысли, что вставать ей следует почаще. Причем желательно в спортзале и с нагрузкой. Девушка подошла к еще одной двери. Из-за шкафа с бумагами я ее не заметила.

– Ида Ивановна! – завопила она, постучав два раза. – К вам пришли! Пускать?

Видимо, изнутри ответили согласием.

– Идите, – кивнула мне работница и почему-то расстроилась. Я услышала, как она говорит коллеге:

– Вот так работаешь тут, работаешь… И никакой личной жизни. Еще чай будешь?

Ида Ивановна оказалась благообразной седой дамой с химией барашком. Мягкий пух, в который превратились волосы от систематической травли реагентами, выкрашен в экстремальный сиреневый цвет.

– Вы к кому? – строго спросила она, глядя на меня поверх очков.

Вопрос, честно признаюсь, поставил меня в тупик.

– К Иде Ивановне, – ответила я, оглядывая кабинет.

Первичный осмотр не выявил дополнительных рабочих мест, а единственная дверь оставалась у меня за спиной.

– Это я, – призналась дама.

– Очень приятно.

Не зная, как продолжить этот утренник абсурда, я стояла, держа обеими руками сумку.

– У вас ко мне какое-то дело? Вы меня от работы, между прочим, отвлекаете, – заметила Ида Ивановна.

Появилось жгучее искушение ответить: "Нет, я просто так зашла. Посмотреть, кто сидит в двадцать седьмой комнате". Но производственная необходимость иногда заставляет нас быть более вежливыми, чем хочется.

– Ох, простите! – рассыпалась я. – Мне очень неудобно, что я отвлекаю ваше внимание, но обстоятельства… Вот мои документы.

Ида Ивановна долго разглядывала корку частного детектива, затем бросила ее на стол и уверенно заявила:

– Фальшивка. Обескураженная таким заявлением, я осторожно поинтересовалась:

– Вам часто приходится видеть удостоверения частных детективов?

– Слушайте, женщина, – менторским тоном обратилась ко мне дама. Для пущей важности она сняла очки и вытаращилась на меня исподлобья. – Говорите, зачем пришли, или не морочьте мне голову.

– Э… э…

Борясь с искушением послать все подальше и гордо уйти, я судорожно соображала, как мне вести себя дальше.

– Думайте быстрее, или я охрану вызову, – велела начальница двадцать седьмого кабинета.

На счастье мой блуждающий, гневный взгляд упал на яркий, основательно зачитанный томик Орбениной. Разобрать удалось только подзаголовок: "Дело о разбитом сердце". Тактика получения сведений выстроилась сама собой.

– Ида Ивановна, – я плюхнулась на стул и всем корпусом подалась к начальнице. – Вы можете меня выставить вон, но знайте, что речь идет о судьбе одной женщины, которая… Которая отчаянно нуждается в помощи. В вашей помощи.

Я послала обалдевшей даме проникновенный взгляд. Вадим Соколов утверждает, что подобный жест всегда заставляет человека чувствовать себя индивидуально ответственным за что-то.

– Понимаете, – главное теперь не дать милейшей Идее Ивановне прийти в себя, – я сейчас веду очень и очень щепетильное дело. Муж моей клиентки украл у нее ребенка. Это ужасная история. Ужасная! Моя клиентка вышла замуж по горячей любви, за цыгана. Ни о чем не думала, родила девочку. Этот негодяй сказал ей, что хочет отвезти внучку к бабушке и дедушке в табор. Специально выбрал для этого такое время, чтобы моя клиентка не могла вместе с ним поехать. Теперь он скрылся и требует колоссальный выкуп! Мне уже почти удалось распутать это дело, я знаю, кому он передал ребенка и на каком поезде его перевозили!

Нужно узнать только еще одно имя. Это женщина, тоже цыганка, которой девочку отдали, чтобы сбить с толку следствие. Я знаю, что вы можете помочь. В вашей базе данных ведь хранится информация обо всех пассажирах, приобретавших билеты в кассах? Ида Ивановна поджала губы, постучала пухлыми пальцами по столу, задумчиво посмотрела на свои огромные старомодные кольца с рубинами. Потом вздохнула и нравоучительно произнесла:

– Головой надо думать, за кого замуж выходишь. Вот так всегда, наворотят дел, потом другим расхлебывать.

– Ида Ивановна! – я спластилинила на лице немой укор. – Но девочка чем виновата? Ей всего пять лет! Неужели из-за глупости матери надо обречь ребенка на страдания и лишения? Вы ведь знаете, как живут цыгане…

– Невозможно, – тихим жестким голосом ответила фея железной дороги. – Такие сведения выдаются только по специальному разрешению.

Ида Ивановна выжидающе сложила руки и уставилась на меня красными от гипертонии, немигающими глазами.

– Так бы сразу и сказали, – пробурчала я и полезла за кошельком. – Вот.

Ида Ивановна выгнула губы подковой, глядя на три зеленые бумажки.

– Дамочка, ваша клиентка хотя бы представляет, на какой должностной риск мне придется пойти из-за ее глупости? – тихо проговорила начальница.

– Нет, не представляет, – ответила я, вытаскивая из кошелька еще три бумажки. – Может быть, такой?

– Почти, – кивнула Ида Ивановна и показала мне два пальца.

Добавив еще двести долларов, я получила разрешение на спецдопуск к железнодорожным анналам.

– Дата, номер поезда и маршрут, – спросила услужливая дама, сразу перейдя на деловитый, уверенный тон и повернувшись к компьютеру. Бумажки она предусмотрительно заперла в ящике стола.

– Восемнадцатое сентября, номер поезда не знаю, маршрут "Москва-Чебоксары-Йошкар-Ола", – четко ответила я. – Меня интересуют две пассажирки, бравшие билеты на этот поезд. Фамилия одной – Жемчужная, второй – Агалаева. Надо выяснить, кто ехал с ними в одном купе.

Толстые, морщинистые пальцы, унизанные допотопными ювелирными изделиями, быстро нажимали клавиши.

– Четверо пассажиров, – произнесла Ида Ивановна через некоторое время. – Записывайте. Роза Жемчужная, паспорт серия IV-АК, № 567392, Жанна Агалаева, паспорт серия V-АИ, № 459835, Олег Корсаков, паспорт IV-AK, № 986243, Ольга Колесникова, паспорт VI-AH, № 924343.

– Есть, – радостно прошептала я. – Спасибо!

– Пожалуйста, – с чувством выполненного долга вздохнула Ида Ивановна.

ДЕНЬГИ В КАССЫ, ТАЙНЫ В МАССЫ

Я неслась к машине, как на пожар. Николай Иванович даже отпрянул назад, когда я грохнулась на водительское место.

– Ну что? – спросил он, откладывая каталог "Квартиры и дачи".

– Они все подстроили! – заорала я. – Им все было известно с самого начала!

– Что подстроили? – не понял Николай Иванович. – Ты что узнала?

– Угадай, кто был попутчиками Жемчужной и Агалаевой на том поезде?! – заорала я.

– Ну? Не томи! – сердито крикнул Николай Иванович.

– Ольга Колесникова и Олег Корсаков!

Младший детектив Яретенко задумался, почесал затылок, вытер лысину, тяжело вздохнул и спросил:

– И что теперь?

Я поглядела на часы. Самолет Ефрема Жемчужного и Розы только что взмыл в небо и взял курс на солнечную Испанию. Потребовать их ареста на испанской границе только на основании того, что они ехали в одном купе с Корсаковым и Колесниковой, невозможно. Мало ли как они там оказались? Гораздо сильнее меня занимал сейчас другой вопрос.

– Коля, а ты хорошо рассмотрел тело, которое нашли в лесу?

– Да, такое не забывается, – фыркнул помощник, – мне оно потом еще дня два в кошмарных снах являлось!

– Ты уверен, что вы нашли цыганку? – спросила я.

– Уверен, а что? – не понял Николай Иванович.

– Возможно, это тело Ольги Колесниковой!

Младший детектив Яретенко насупился.

– Да ну, Сашка, тебе втемяшилось в голову, вот ты и притягиваешь за уши все к одному и тому же. Надули, надули… Подумаешь, ехали в одном и том же купе. Мало ли! Может быть, это Агалаева их вызвала…

– Коля, – я в изумлении повернулась к своему помощнику. – Ты гений! У тебя где-нибудь кассеты есть с изображением распрекрасной семейки Жемчужных?

– Наконец-то оценила. Кассеты есть, в офисе остались. С автографом, между прочим! А тебе зачем?

– Щас все поймешь, – пообещала я, залихватски выруливая на проспект. – Значит, так: в офис за кассетами, а потом – домой к милейшим Корсаковым!

– На фига?! – с расстановкой поинтересовался Николай Иванович.

– Я в этом деле разберусь до конца, и ты меня не остановишь!

– Ладно, прекрасно! – хлопнул ладонями по своим коленям младший детектив Яретенко. – Прощай, агентство! Сначала нас с тобой спросят, на каком, собственно, основании мы скрыли факт убийства, потом заинтересуются нелегальными записями, поисками тела в лесу… Давай, валяй!

– Коля, на это они и рассчитывали, – принялась терпеливо объяснять я. – Что мы с тобой, получив деньги и опасаясь возврата лицензии, никуда обращаться не будем, ясно? Они с самого начала все знали, а нас для чего-то использовали! И я, черт побери, докопаюсь, для чего именно!

– И что, тебе от этого лучше жить станет? – кисло поинтересовался помощник. – Все кого-нибудь для чего-нибудь используют! Это, Сан Саныч, закон цивилизованной жизни, ничего не попишешь. Тебе за услуги заплатили? Конфиденциальность ты в объявлении обещаешь? Особо деликатные семейные дела без лишнего шума расследуешь? Ну и какого рожна тебе эта справедливость?! Подумаешь, использовали!

– Поехали, – упрямо повторила я и, не дав помощнику возможности возразить, утопила газ в пол.

В офисе нас поджидала расстроенная Людочка.

– Люда, мы ненадолго! – крикнула я, пробегая в свой кабинет.

– Угу, – всхлипнула детектив-администратор.

– Что случилось? – нахмурился Николай Иванович, глядя на кучу носовых платков перед Людочкой.

Из сбивчивых объяснений, доносившихся из приемной, я поняла: некий Крис, гражданин Норвегии, переметнулся к другой российской невесте.

– Представляете! – голос Людочки перерос в рыдания. – Она ему сказала, будто я в этом году ездила еще к турку! А я просто так ездила! По путевке отдыхать! Эта же ему все выставила так, будто я, – детектив-администратор смачно высморкалась, – использую брачные предлоги для того, чтобы заграницу посмотреть!

– И он поверил? – хором возмутились мы.

Детектив-администратор немного успокоилась и, как обычно, застрекотала.

– Анекдот про ложку знаете? Звонит Абрам Изе и говорит: "Изя, я слышал, ты пригласил к себе в гости Хейфецов? Так я тебе хочу сказать, что вчера они были в гостях у нас. И пропала серебряная ложка!" Изя спрашивает: "Таки правда пропала?!" Абрам отвечает: "Ну, ложку-то мы потом нашли, но впечатление, знаешь ли, осталось…" Так что не имеет значения, поверил Крисик или нет, но мысли у него всякие все равно появились.

И Людочка опять зарыдала.

– Да плюнь ты на этого буржуя недорезанного! – посоветовал ей Николай Иванович. – Мы тебе и здесь подыщем какого-нибудь гарного хлопца! А?

– Подыщите, – всхлипнула Людочка.

– Вот тебе, Коля, очередной заказ, – съязвила я. – Поиски гарных хлопцев тоже можно считать особо деликатным семейным делом. Неси кассеты! А то мы к Корсаковым и до часа ночи не доберемся.

Николай Иванович, ворча что-то, убежал в свой кабинет и вернулся с кучей пленок.

– Вот! – гордо протянул он их мне. – Да в семидесятые годы у меня бы эти записи с руками оторвали! Сам в "Октябрьском" чуть не в драке покупал!

– Вот мудак! – взревела я, глядя на кассеты.

Младший детектив Яретенко оторопел.

– Ты, Сан Саныч, говори да не заговаривайся, – процедил он сквозь зубы.

– Ох, – я махнула рукой, – Коля, это не про тебя! Смотри, как этот кумир пятидесятых тебе автограф поставил! Ни одного лица не видно!

– И правда, – помощник Яретенко расстроился. – Как я же теперь докажу, что это автограф Жемчужного?

– Ты лучше подумай, где мы теперь их семейную фотографию возьмем, – проворчала я, откидываясь назад в кресле. – Где есть сам Ефрем и все его дочки?

– Придумал! – завопил Николай Иванович. – В "Октябрьском"! Я по телевизору передачу видел, они у себя все афиши по штуке хранят, с автографами и вроде даже музей хотят открыть!

– Угу, – кивнула я, – и как мы убедим их поискать для нас афишу Ефрема Жемчужного?

– Не боись, – выставил вперед пухлые ладошки младший детектив Яретенко, – у меня там давние интимные связи.

– А-а, – я глянула на Николая Ивановича исподлобья. – Тогда волноваться не о чем…

Будем надеяться, что эти "связи" еще не вышли на пенсию и не схватили синдром Паркинсона.

Возле дома Корсаковых творилось подозрительное оживление. Ворота распахнуты настежь. Двор полон машин, причем таких, каких я в своем дворе видеть бы не хотела, – милиция, "скорая", пожарная и синий автобус, именуемый коротко и ясно – "труповозка".

Исполненные самых дурных предчувствий, мы направились в холл.

– Это она! Убийца! Убийца! – раздался оглушительный крик.

Раскинув руки, к нам неслась Регина Васильевна. Растрепанные волосы и черные разводы потекшей туши придавали ей сходство с гарпией. Двое мужчин подхватили ее под локти и потащили обратно в гостиную. Оттуда доносился крепкий запах валокордина. Из кухни неслышно появилась заплаканная Алена.

– Александра Александровна? Вы разве не уехали вместе с Ольгой и Олегом? – изумилась она.

– Нет, – я отрицательно мотнула головой. – А куда они отбыли?

– Отдыхать куда-то, – пожала плечами кухарка. – Сегодня, часов в девять.

Мы с Николаем Ивановичем переглянулись. Жемчужные были у нас около двух и определенно без Корсакова. Интересно, куда он делся? Я шагнула было в гостиную.

– Предъявите документы! – потребовал властный мужской голос. – Следователь Ямпольский, областной уголовный розыск!

Честно говоря, следователь Ямпольский скорее походил на шофера. Морщинистое лицо, дряблая кожа с огромными порами, неаккуратный крупный нос и седые волосы. Но главное – запах. Бензин, табак, пот вперемешку с дешевым дезодорантом.

– Ворошилова Александра Александровна, частный детектив, – спокойно ответила я, предъявляя удостоверение.

– Яретенко Николай Иванович, тоже частный детектив, – вторил мне помощник, демонстрируя корочки.

Алена за моей спиной тихо охнула.

– Ольга Колесникова нанимала меня для выяснения кое-каких обстоятельств, – пояснила я следователю причину нашего визита.

– Колесникова с мужем уехали сегодня утром, – Ямпольский подозрительно на меня уставился.

– Это не мешает мне пока выполнять ее поручения, – я тоже воззрилась на следователя.

Несколько секунд мы, как собаки, буравили друг друга глазами, выясняя, кто сильнее. Я победила. Следователь отвел глаза.

– Стойте здесь, – приказал он и исчез за дверью.

– Что здесь случилось?! – крикнула я ему вслед, но безуспешно.

– Значит, вы частный детектив? – осторожно спросила Алена.

– Да.

– И все это время что-то здесь вынюхивали? – лицо доброй женщины исказила гримаса презрения.

– Я хотела помочь, – только и нашлась я, что ответить.

– Ох! – кухарка залилась слезами. – Здесь такое было! После того как молодые уехали, Регина в такую истерику впала! С Владиленой ругалась до потери сознания! Какой-то ключ у той требовала, угрожала, что в милицию побежит! А потом… Владилена наверх пошла, ванную принимать. Прием ей сегодня какой-то надо было снимать… Час нет, два нет… Регина Васильевна забеспокоилась, поднялась наверх, в ванную постучала… А дверь… А там… Ох, не могу!

– Что там, Алена? – спросила я, задержав дыхание.

– Владилена Васильевна лежит! Мертвая… – последнее слово кухарка произнесла шепотом. – Регина-то сразу в обморок! Мы забегали! "Скорую", милицию!

Я посмотрела на Николая Ивановича.

– Что, убедился? Или будешь по-прежнему утверждать, что не наше с тобой это дело? Что нам за поиски заплатили, и все?

Тот развел руками.

– Ну, кто ж знал…

Сверху спустился Ямпольский.

– Я так понимаю, вы жили здесь под видом тетки Ольги Корсаковой последние две недели? – спросил он у меня.

– Да.

– Тогда мне придется задать вам пару вопросов, – следователь, приложил палец к губам, – даже, пожалуй, не пару, а гораздо больше. Идемте! Покажу, что случилось.

Мы поднялись наверх. В помещении размером с гостиную в блочном доме размещались ванна-джакузи, угловая, средних размеров душевая кабина и две раковины в ряд. На тот случай, если двум гостям приспичит чистить зубы одновременно. Рядом с джакузи на корточках сидел человек в полупрозрачных резиновых перчатках и бесстрастным голосом наговаривал на цифровой диктофон список улик.

– Фен "Philips professional", – говорил эксперт, упаковывая бытовой прибор в пластиковый пакет, – номер двадцать два. Предположительно, жертва держала его в руках. Предварительный осмотр показал, что смерть жертвы наступила от удара электрическим током.

– Зачем ей мог понадобиться мощный фен, да еще и в ванне? – пробормотала я себе под нос, вспомнив прическу Владилены: коротенький полусантиметровый ежик!

– Регина Васильевна Корсакова показала, что фен принадлежит Ольге Анатольевне Колесниковой, – многозначительно заявил Ямпольский, сунув руки в карманы брюк.

– И что? Его мог взять кто угодно, – парировала я. – Кстати, а где, интересно, сам Олег Викторович Корсаков?

– Отбыл на отдых в десять утра, еще до всех этих событий. Сейчас пытаемся дозвониться, но безуспешно.

Ямпольский внезапно хохотнул, закатил глаза, сложил руки на груди и громко хрюкнул. Из внутреннего кармана его куртки торчало горлышко квадратной бутылочки коньяка "Дагвино" – пять звезд. Алкоголик небось, подумала я. Хотя странно – десять минут назад был абсолютно трезвый! Положим, что за это время он раздобыл коньяк и весь его выпил… Однако, чтобы в такую зюзю нажраться, бутылочки коньяка маловато. Если только болезненное пристрастие не достигло предпоследней стадии. Тогда и ста граммов достаточно. Допив огненную влагу до капли, Ямпольский осторожно нагнулся, чтобы поставить бутылку на пол, и едва удержался на ногах. Я брезгливо отступила на шаг. Терпеть не могу пьяных.

– Пр-р-ройдемте! – Ямпольский взмахнул руками и рухнул без чувств на пороге ванной.

– Все, отключился, – бесстрастно констатировал эксперт. – Не обращайте внимания, с ним в последнее время частенько такое случается. Ребята подберут, положат до утра в кабинете отсыпаться.

Я растерянно огляделась по сторонам. Рассеянный взгляд упал на ванну. Представив, что в ней совсем недавно лежало мертвое тело, я поежилась.

– И много ему обычно надо, чтобы до бесчувствия упиться?

– В последнее время все меньше и меньше, – последовал ответ.

– Понятно, хронизирующийся алкоголизм, – пробормотала я.

– Вот-вот, он самый, – закивал эксперт. – А вы кто?

– Частный детектив, – устало выдохнула я и огляделась в поисках Николая Ивановича.

Младший детектив Яретенко куда-то улетучился.

– Не знал, что у нас частными детективами бывают такие симпатичные женщины, – заметил эксперт, не отрываясь от своего занятия.

Он тщательно растирал соскобленное со стенок ванны по стеклу, и затем, подняв стекло на свет, внимательно изучал получившийся мазок.

– Спасибо, – смутилась я.

– Это не комплимент, а чистая правда, – продолжил эксперт. – Кстати, если знать истинное значение того или иного слова, многое становится на свои места. К примеру, "комплимент" переводится: "то, чего нет на самом деле". А вы на самом деле красивы божественно. Даже усталость вам к лицу.

– Как вас зовут? – нерешительно промямлила я.

– Константин Семенович, – эксперт пинцетом выудил из слива ванны волос. – К огромному сожалению, женат и воспитываю дочь.

– Почему "к сожалению"? – улыбнулась я. – Дом, очаг, разве не об этом мечтают все мужчины?

– Жаль вас разочаровывать, – вздохнул Константин Семенович, – но раз уж я лишен возможности с вами пофлиртовать, так и быть, открою секрет. Об очаге и доме мечтают только женщины, вот и приходится, – эксперт уложил волос в пакетик, – идти с вами на компромисс.

– Неужели? – я приподняла бровь. Получается, мне с мужчинами тотально не везло. Не припомню, чтобы мои гражданские мужья были готовы ради меня идти на компромиссы.

– Точно вам говорю!

Константин Семенович сохранял серьезнейшее выражение лица, хотя вокруг его глаз появились "лучики". Видимо, он решил, что безобидный флирт на месте преступления ничуть не повредит его моральному облику "крепкого семьянина".

– Вот женщины, к примеру, всегда знают, чего хотят от мужчины. Мужчины же уверены в своих желаниях до определенного момента. А дальше начинается! Общественное мнение, воспитание, "все так живут". В результате марш Мендельсона, младенческий крик, работа в три смены, чтобы этого младенца в люди вывести. Поневоле задумываешься: об этом ли мечтал. Ужасные я вам вещи говорю? Правда?

Константин Семенович поглядел на меня поверх очков и подмигнул. Я смутилась, но уголки губ помимо воли сами собой поползли вверх.

– Как вам удается сохранять такое спокойствие, зная, что здесь погиб человек? – влепила я неуместный вопрос.

Однако Константин Семенович нисколько не смутился и преспокойно ответил:

– Когда выезжаешь на подобные места каждый день в течение пятнадцати лет, как-то перестаешь принимать все близко к сердцу. Работа как работа. Устаешь только, как собака. Хорошо, если в теплом помещении "пальчики" да волоски собирать. А если в лесу? Или на свалке?

– И что, вы можете по этим самым "пальчикам" и волоскам определить, как было дело? – не унималась я.

– По-разному бывает, – пожал плечами Константин Семенович.

– Ну а вот сейчас, как думаете, что случилось? – я лукаво посмотрела на эксперта, разыгрывая недоверие.

– Вот вам и доказательство! – рассмеялся он.

– Доказательство чего? – не поняла я.

– Того, что женщины всегда знают, чего хотят от отношений с мужчиной! – на лице эксперта заиграла саркастическая улыбка. Он погрозил мне пальцем и заметил:

– Ну вот, а я-то думал, что могу еще вызвать у симпатичной женщины интерес кроме профессионального!

Я молчала. Не знаю, как в таких случаях себя вести. Наверное, отшучиваться и выставлять вперед коленку, но подобные штучки у меня всегда выходили скорее комично, чем соблазнительно.

– Ладно, – махнул рукой Константин Семенович и притворно скис, – вижу, с вами интрижки не сваришь! Слушайте, женщина-сухарь! Вот это мы собрали возле зеркала, – Константин Семенович помахал мне небольшим пакетиком, где были свернуты колечками несколько блестящих волосков. – Женщина с длинными темными волосами стояла возле зеркала и сушила волосы. Затем, по всей видимости, подошла к погибшей и, может быть, случайно уронила работающий фен в воду. Несчастный случай?

– Не знаю, – пробормотала я.

– И вот здесь начинаются странности, – Константин Семенович поднял вверх палец. – Во-первых, женщина с длинными темными волосами в доме была только одна. Это Ольга Анатольевна Колесникова, жена хозяина. Ее к моменту происшествия рядом и быть-то не могло! Поскольку, согласно показаниям прислуги, соседей и охраны, в девять утра она с мужем уехала на такси. Во-вторых, женщины принимали ванну одна за другой. Причем та, что с длинными черными, чуть вьющимися волосами, была первой. Это следует из последовательности, в которой отмершие частички кожного покрова осели на стенках ванны. Частички светлой кожи поверх частичек более темной. Смущает меня только одно обстоятельство. Волосы, застрявшие в решетке слива, перемешаны. Черные длинные вместе с короткими обесцвеченными. О чем это нам говорит? Что, когда сливали воду, волосы были в ней вместе. И вот тут самое интересное обстоятельство. Как же они могли оказаться в этой воде одновременно?

– Не знаю, – я пожала плечами. – А вы?

– Вообще-то такие вещи разглашать не принято, но вам скажу, – улыбнулся Константин Семенович, – уж больно хочется произвести впечатление. К тому моменту, как мы приехали, вода уже была ледяной. Знаете, почему?

– Почему? – я предприняла попытку состроить глазки, лишь бы любитель безобидного флирта не прервал свой рассказ.

– Потому что черноволосая женщина принимала ванну утром, – печально заключил эксперт. – Вы знаете хоть одну причину, по которой нормальный человек, известная журналистка к тому же, усядется мыться в холодную, да еще и грязную воду?

– То есть вы хотите сказать, что тело принесли и положили в ванну?!

– Именно так, – кивнул эксперт.

– А фен бросили, чтобы…

– На голове погибшей была травма, чуть заметная, будто стукнули тяжелым тупым предметом, – развел руками Константин Семенович. – Скорее всего, она была без сознания, а убийца таким образом завершил начатое.

– И кто главный подозреваемый? – я схватилась рукой за дверь.

– Пока что ее сестра, – эксперт вздохнул. – Прислуга утверждает, что рано утром, после отъезда хозяина с женой, сестры крепко повздорили. Ссора, по словам свидетелей, продолжалась недолго. Все стихло внезапно.

– Мне надо… надо найти помощника! – я оставила Константина Семеновича и в коридоре налетела на горничную.

– Ой, – та вздрогнула и воровато скосила глаза.

В руках у расторопной прислуги была целая охапка одежды. На согнутых локтях болтались полиэтиленовые пакеты с вещами.

– Так-так… – грозно нахмурилась я. – Это чье?

Горничная сглотнула слюну, посмотрела на меня взглядом затравленного зайца, а потом резко окрысилась.

– А вы, собственно, кто такая?! Щас милицию позову! Ой…

Схватив воровку за локоть, я втолкнула ее в приоткрытую дверь гладильни. Пошарив рукой но стене, нашла выключатель.

– Чьи вещи? – грозно повторила я вопрос.

– Мои! – нагло заявила воровка.

– Тебе это платьице будет маловато, – я указала на зеленое вечернее платье, рассчитанное на очень стройную женщину.

– Ладно, забирайте половину, – обиженно протянула Света.

– Чьи вещи? – каменным голосом повторила я свой вопрос.

– Ну… – Света смотрела на меня исподлобья. – Собрала в комнате Владилены Васильевны, ей теперь все это ни к чему. А у меня, между прочим, двое детей! Их кормить надо, одевать!

На секунду я застыла в нерешительности. Горничная молча, как загнанный зверек, следила за выражением моего лица.

– Ладно, поищем записную книжку. Какие из них с вещами? – спросила я у Светы, ткнув в доверху набитый сумочками пакет.

– Не знаю, – огрызнулась та.

– Чем быстрее найдем какие-нибудь документы, тем быстрее ты со всем этим барахлом отсюда выкатишься, – пообещала я воровке.

Света медленно, не спуская с меня глаз, присела и открыла первую попавшуюся сумку.

– Вы кто? – настороженно спросила она.

– Частный детектив, – ответила я, заперев дверь кладовки изнутри и садясь на пол напротив горничной.

Лицо Светы посерело.

– Рассказывай все, что знаешь, – приказала я, пользуясь произведенным эффектом.

– А что рассказывать-то? – еле слышно пробубнила горничная.

– Все, что видела странного и необычного, – предложила я.

Глаза Светы нервно забегали.

– Ну… все началось с того, что Олег Владимирович женился… Потом сразу Владилена приехала. Как снег на голову. Регина Васильевна ее не ждала.

– Как ее полное имя?

– Регины Васильевны? – удивилась Света.

– Владилены!

– А… Полное имя Милявская Владилена Васильевна, – Света машинально открыла сумочку из бисера, театральный вариант. – Я ее вообще первый раз месяц назад увидела. Раньше она никогда не приезжала, а тут вдруг! Уже за полночь было. Я задержалась, потому что Регина Васильевна попросила обязательно произвести генеральную уборку на кухне. Рассортировать там все по баночкам, коробочкам… В общем, не важно. Вдруг звонок в дверь. Открываю – стоит незнакомая женщина. Ни здрасте не сказала, ничего. Сразу: "Где Регина?" Я ей: "А вы кто?" Она меня оттолкнула и говорит: "Позови мою сестру, дура, и порезвее". Тут сама хозяйка вышла. Не могу сказать, чтобы обрадовалась. Сказала только: "Ну привет, Влада. Чего это ты на мою прислугу ругаешься? Не на своей Тенерифе!" В общем, прошли они на кухню и там долго разговаривали. Регина Васильевна все больше на повышенных тонах с В ладой общалась. Кричала даже.

– Что кричала? – машинально вставила вопрос я.

– Ну что-то вроде: "Носа не кажешь! А как припекло, так прибежала!" Про деньги что-то говорила. Потом затихла. Дальше они вроде мирно разговаривали. Хотя я подумала, что Регина сестру выгонит. Уж больно противная баба! Да и выпить любила. В спальне коньяк держала, да и вообще без квадратной бутылочки не ходила. Мы даже смеялись с кухаркой нашей, что Влада с пятью звездочками, как с соской.

– С пятью звездочками? – я настороженно уставилась на горничную.

– Да с разным, какой в магазин завезут! Но больше этот любила, дагестанский. Увидит где-нибудь, сразу купит бутылок десять.

– Она же только неделю тут жила, – оторопела я.

– А она что, думаете, по одной в день их пила, что ли? – зло насплетничала Света. – Поднимется часа в два, идет на кухню. Кофе нальет себе, газетки возьмет и бутылочку откроет! И только знай таскай ей кофе да хабарики вытряхивай!

– Она что, добавляла в кофе коньяк?! – ужаснулась я.

– Ага, – кивнула Света. – Еще и курила одну за одной! Но сердце при этом имела железное. Как-то раз, со скуки, решила шейпингом заняться под кассету, – Света хихикнула в рукав, – мы были в полном ауте! Пьет, курит – а два часа отпрыгала, как олимпийская чемпионка, даже не запыхалась! Вот дает же бог здоровье некоторым…

Интуиция подсказывала, что ничего интересного я так и не узнаю. Одно показалось любопытным – квадратная бутылочка, из которой следователь Ямпольский накачался в сосиску, не Владилене ли Васильевне принадлежит? Интересно посмотреть, что там за коньяк такой странный? Дама пусть и отменно здоровая, но худощавая, глушила его чуть ли не литрами, а здоровенный дядька отключился после нескольких глотков.

– Здесь вот ключик какой-то, – горничная нерешительно протянула мне ключ из глянцевого белого металла.

Ключ! В голове мелькнула мысль – не его ли требовала Регина Васильевна у сестры во время их последней перебранки? Ключик нормальных размеров, сантиметров пять в длину, только, может, чуть потолще обычных ключей. На головке выбит номер 99764.

– От чего он? – подумала я вслух.

В изящной сумочке с костяными ручками, которую я открыла, лежала записная книжка. Странная какая-то. Фамилий на каждую букву чрезвычайно мало, но две-три. Против каждой фамилии номера из пяти цифр. Если мне не изменяет память, в нашей стране такие номера присваивают телефонам только тех городов, население которых не превышает пятидесяти тысяч человек.

– Чья это сумка? – спросила я у Светы, которая деловито обшаривала барахло.

– Не знаю, на моей памяти никто с этой сумкой не ходил, – пожала плечами горничная.

Я тупо читала фамилии: Алтуфьев, Акопян, Алферова, Белых, Безносова, Ведерникова, Витке, Виноградова, Горина, Геваркян, Дмитриева, Денник, Ершов, Егоров, Жирнов, Жемчужная…

– Жемчужная! – я машинально посмотрела на ключ, который держала в руке.

В записной книжке против фамилии стояли те же самые цифры, что выбиты на ключе! Так значит, все номера здесь соответствуют номерам точно таких же ключей!

– Это книжка Владилены, – заключила я.

Горничная перевернула вверх дном последнюю сумку и облегченно вздохнула.

– Все, больше ничего нет.

– Идем, попробуем в комнатах поискать, – сказала я.

Света недовольно поморщилась, поджала губы и вытащила из кармана связку ключей.

– Слушайте, а давайте вы сами поищете, а? У меня мальчишки дома с ума сходят, куда их мать подевалась! У нас тут такие люди вокруг живут, что запросто может что-нибудь случиться!

– Что за люди? – поинтересовалась я.

– Бандюганы всякие, чеченцы, – буркнула в ответ Света. – У нормальных-то людей откуда деньги на такие хоромы! Кстати, если кто спросит – я вам ничего не говорила! Хорошо?

– Не волнуйтесь, ничего никому не расскажу, – ответила я и осторожно приоткрыла дверь.

Тело следователя Ямпольского куда-то делось. Я заглянула в ванную. Эксперт все еще был там.

– Спасибо! – горячо прошептала я ему и послала воздушный поцелуй.

Константин Семенович сделал вид, что поймал приветствие и аккуратно убирает его в пакетик для улик.

Но куда же запропастился Николай Иванович?

Застала я его на кухне. Младший детектив вел задушевные беседы с Аленой на чистейшей "украiнской мове"! Сообразив, что ему, возможно, удастся собрать какие-нибудь ценные сведения, я пошла искать Регину Васильевну. Пока она в состоянии аффекта, самое время выяснить у нее правду о случившемся скандале. Да и вообще, пора узнать, как в ее доме появилась Роза Жемчужная и куда делась настоящая Ольга Колесникова. Кроме того, в моей комнате лежит включенный магнитофон. Может статься, он сумел что-нибудь записать.

В прихожей меня схватил за руку молодой человек в коричневой куртке. Лицо его выражало сильнейшую растерянность и испуг.

– Оперативный уполномоченный Тарасов, – представился он, – вы Александра Ворошилова?

– Да, – кивнула я. – А в чем дело? Где следователь Ямпольский?

– Александр Николаевич только что умер в машине, – растерянно сообщил мне молодой человек и как-то нелепо взмахнул руками. – Мы его хотели в отделение отвезти. Думали, пусть проспится, а он захрипел, пена пошла и… умер.

Мальчишка понурил голову и добавил:

– Внезапно так. Говорю и сам не верю, что это правда.

– Коньяк! – завопила я и бросилась наверх.

– Стойте! – Тарасов кинулся вслед за мной.

Квадратная бутылочка все еще валялась на полу. Я осторожно подняла ее, держа платком.

– Вот, это он пил, перед тем как… – дальше проговорить я не смогла.

– На экспертизу! – распорядился Тарасов.

Константин Семенович послушно упаковал улику.

– А что случилось-то? – тревожно спросил он, глядя вслед убегающему Тарасову.

– Ямпольский умер, – я развела руками и глупо улыбнулась.

– О господи… – эксперт опустил глаза. В голове крутился вихрь мыслей. Итак, Владилену фактически приговорили! Коньяк был отравлен – в этом никаких сомнений, ее ударили чем-то по голове, а затем попытались представить все как несчастный случай!

Однако убийца должен быть совсем идиот! Во-первых, зачем было класть тело в ванну и совать практически лысой женщине в руки фен? Во-вторых, зачем было опускать тело в холодную воду, оставшуюся, по всей видимости, от Розы? И, в-третьих, зачем было оглушать несчастную, если достаточно подождать, пока она выпьет подготовленный коньяк?! Или злоумышленнику не терпелось, или же… Их было несколько. Причем каждый – со своими намерениями, в которые других не посвящал. Спустившись вниз, я столкнулась с бывшими коллегами. Два здоровенных санитара, врач, водитель и Тарасов тащили носилки.

– Да что ж за день такой! – ворчал последний.

Выносили Регину Васильевну.

– Что с ней? – я окликнула врача.

– Микроинфаркт, – скупо ответил тот. – Не переживайте, это не смертельно. В ее возрасте такие волнения ни к чему. Заладили все вокруг, что она главная подозреваемая, вот сердечко-то и не выдержало.

Примерно через полчаса в доме остались только мы с Николаем Ивановичем и Алена.

– Да… – тяжело вздохнул младший помощник Яретенко, уставившись на меня. – Вот тебе и особо деликатное семейное дело!

– Четыре трупа, – мрачно подвела я итог. – Жанна Агалаева, Ольга Колесникова, Владилена Милявская и следователь Ямпольский, случайная жертва.

Алена всхлипнула и вытерла полотенцем глаза.

– Водки хотите?

– Нет, мы за рулем! – дружно воспротивились мы.

После всего произошедшего пить в доме Корсаковых не хотелось ничего.

– Воля ваша, – вздохнула кухарка. – Кстати, вот тут Ольга Анатольевна просила передать, если вы вдруг заедете.

Алена встала и вынула из кухонного шкафа-пенала… мой магнитофон.

– Тут записка, – кухарка печально протянула мне маленький белый конвертик.

Я трясущимися руками разодрала обертку и вытащила сложенный вчетверо листок бумаги. Николай Иванович бесцеремонно перегнулся через мое плечо и тоже побежал глазами по строчкам:

"Уважаемая Александра Александровна!

Если вы читаете эти строки, значит, обещание свое не сдержали. Ай-яй-яй! Вас же просили больше ни во что не вмешиваться и хранить все в тайне. К сожалению, вы договора не исполнили. Нам придется принять меры. С этого момента настоятельно рекомендую вам расспросы прекратить и затаиться. Жизнь ваша в опасности".

– Бред какой-то… – пробормотал побелевшими губами Николай Иванович. – Не может же она за нами следить!

– Ну что? – мрачно спросила я. – Заработал себе на новую машину?

Всю дорогу до дома мы подавленно молчали. Конечно, оставалась еще маленькая надежда, что убийство Милявской связано с ее профессиональной деятельностью. Вспомнился разговор с водителем Корсакова о скандале с олимпийской чемпионкой.

– Нужно посмотреть твои подшивки, – сказала я. – Сегодня же!

– Я же говорил, что они тебе когда-нибудь понадобятся! – оживился Николай Иванович. – А ты все: "макулатура", "макулатура"…

До восьми утра мы перелопатили горы "желтой прессы", выискивая статьи Владилены Милявской. По количеству скандальных откровений она могла дать фору любому отечественному журналисту. Остается только удивляться, как ей удавалось добывать такое чудовищное количество компромата? Здесь и подтасовка результатов местных выборов, и жульничество при производстве молока, и измены одного известного мужа-продюсера своей известной певице-жене…

Большая часть статей была опубликована в издании "С-С-С!!! Слухи. Сплетни. Сенсации". Главный редактор Георгий Блошкин в своей колонке извинялся за содержание материалов и валил всю ответственность на корреспондентов. Подумав, что стоило бы, пожалуй, навестить редакцию, я набрала номер, указанный в выходных данных. Трубку никто не брал. Посмотрев на часы, я устыдилась собственной наивности. Кто же является на рабочее место в такую рань? Николай Иванович храпел, укрывшись "Мегаполисами".

Рассеянно перелистывая оставшиеся номера и размышляя, под каким предлогом явиться в редакцию, я наткнулась на статью "Как облегчить себе жизнь", помещенную в рубрике "Как быстро заработать". Название меня заинтриговало. Вопрос, как сделать свою жизнь легче, интересовал до щекотки в пятках.

"Всем известно, что наличие проверяющей и контролирующей должности способно существенно облегчить жизнь. Санитарные, пожарные и прочие инспекторы испокон веков живут в нашей стране за счет взяток. Это неприятное во всех отношениях явление тем не менее воспринимается большинством наших граждан как неизбежное зло. Многие коммерсанты находят в нем положительные стороны. К примеру, гораздо дешевле "дать на лапу" проверяющему, чем устанавливать дорогостоящую противопожарную систему. О степени дальновидности такого решения никто в момент дачи-получения взятки не думает.

Теперь о финансовой стороне дела. Фраза "к нам приехал ревизор" со времен Гоголя устрашающей силы не потеряла. Неожиданная проверка как способ заработать может принести вам до нескольких тысяч долларов в месяц без особого труда. Для того чтобы эти деньги получить, необходимо следующее:

– вооружиться тем Кодексом, Уставом, Правилами или Положением, чей буквой вы собираетесь пугать будущих "клиентов". Обычно любезные издатели помещают в конце книг все нужные формы документов – актов, квитанций, заключений и проч.;

– выучить требования к санитарным, гигиеническим и прочим нормам;

– купить возле станции метро или в Апраксином дворе соответствующее удостоверение.

Теперь о психологии. Помните: умеренность существенно повышает ваши шансы на получение денег. Находите как можно больше нарушений, – а я вас уверяю, что недостатка в них не будет, – и намекайте, что можете их не заметить за сумму несколько меньшую, чем написали в штрафной квитанции.

Вашими союзниками будут:

– хроническая безграмотность малого бизнеса в юридических вопросах;

– прочно засевшая в подкорке коммерсантов убежденность в необходимости давать взятки;

– внезапность появления и уверенный вид..

Худшее, что может случиться:

– случайная встреча с настоящим ревизором.

Желаю вам удачи и наглости, ибо она, как известно, второе счастье.

Как всегда, ваш Шура Балаганов, известный как сын лейтенанта Шмидта".

Я уставилась на газетный лист. Датирован 20 октября этого года. Итак, как сказал бы на моем месте Остап Бендер: "Повод для визита в редакцию был найден".

Но усталость брала свое. Кофе не помогал. На вторые сутки напряженного бодрствования глаза слипались сами собой. Побоявшись садиться за руль, я взяла такси. Возле перехода метро я решила купить удостоверение инспектора по делам печати. Не знаю, существуют ли вообще подобные проверяющие в нашей стране?

– Фотографию надо, три на четыре, – лениво сообщил продавец документов. – Возьмете, может, на всякий случай еще удостоверение пожарного инспектора? Есть "почетные доноры", вот "контролер на транспорте", тоже хорошо разбирают…

– "Пожарного" еще возьму, – поразмыслив, решила я.

– Здесь все то же самое, что у санитарного, фотография три на четыре. В ателье через дорогу снимают полароид на документы. Приносите фотографию, все оформлю.

– Спасибо.

– Если еще что-нибудь возьмете, могу все за стошку отдать, – предложил услужливый продавец.

– А удостоверение участкового инспектора есть?

– Щас нету, но они уже отходят, – махнул рукой торговец, – возьмите лучше "почетного спасателя России", корка в натуре отпад, к ней и значок прилагается.

– Вы что, любой документ можете состряпать? – поразилась я.

– Ага, – кивнул развязный парень в бейсболке и круглых очках, – хоть "инвалида 1812 года".

– Давай инвалида 1812 года. На имя Яретенко Николая Ивановича, фотографию я потом приклею…

– Какой группы? – на лице торговца ни тени иронии.

– Первой, – я прыснула в кулак.

– Зачем первой? – продавец продемонстрировал чувство юмора. – Берите лучше третью! С правом работы, а льготы те же!

– Ладно, давай третью.

– Значит, приносите мне сейчас три фотографии и стольник, о'кей? – парень внимательно посмотрел на меня поверх очков.

– О'кей, – кивнула я и побежала в фотоателье.

Когда я вернулась с блоком из четырех фотографий, парень ловко вырезал три ровненьких портретика нужного размера, приклеил их на корки и вытащил из нижнего ящика мешок с печатями.

– Так, это у нас пожарка, – бормотал он, высовывая кончик языка, – это ветеринарка… Нет, ветеринарка нам сейчас не нужна. О! Вот это вещь, печать прокуратуры! Но мы ее только для розыгрышей пользуем, всерьез опасно. Там люди с юмором, но до известных пределов. Куда же пустые завалились? А, вот! Что еще нужно? Так-так… Что еще? А, ВТЭК! Вот он, любимый… Фотографию лишнюю возьмите, может, потом еще что надумаете. Или в библиотеку записаться вдруг захочется… Ха-ха!

Вытащив три нужные печати, продавец аккуратно разложил корочки перед собой, проверил, хорошо ли держатся фотографии.

– Паспорт с собой есть? – спросил он по-деловому, вытаскивая из кармана спортивных штанов перьевой "Паркер".

Я протянула торговцу документ.

– Т-а-а-к…

Молодой человек открыл "ксиву", сдвинул кепку на затылок, закусил кончик языка и медленно, правильным каллиграфическим почерком, черными чернилами вписал все, что нужно, во все три документа.

У меня слезы на глаза навернулись от умиления, когда загорелая крепкая рука выводила красивыми круглыми буквами: "Николай Иванович Яретенко… инвалид войны 1812 года… III группа… выдано 19.08.2002 г.". Затем умелец ловко поставил нужные печати на каждый документ, так чтобы цветной кружок попадал на угол фотографии.

– Готово! Щас подсохнет децл…

– Отпад, – только и смогла выговорить я, вытаскивая из кошелька зелененький стольник.

Продавец профессионально протянул между пальцев надпись "The United States of America", пошкрябал щеку Франклина, проверил наличие его водяного портрета и защитной полоски и удовлетворенно кивнул.

– Еще что надумаете, рад служить, – дружелюбно предложил он. – Постоянным клиентам скидка.

– Обязательно, – улыбнулась я. Раньше, блин, за какой-нибудь справкой в жилконтору неделю надо было убиваться! А теперь… Красота! Завтра же навещу Георгия Блошкина. В качестве взятки потребую правдивый рассказ о Владилене Милявской.

Еще раз потрогав уложенные в сумку удостоверения, я направилась в Дом книги. Следуя инструкции Шуры Балаганова, следует приобрести Закон о печати, который "С-С-С!!!" наверняка нарушает нагло и безбожно. Интересно, предполагал ли изобретательный журналист, что его советы могут быть использованы против родной газеты?

Около одиннадцати часов я была на месте. Разъезжая, дом девять – адрес, указанный в качестве местонахождения редакции, – оказалась старым зданием, которое угрожало торжественно рухнуть во время празднования трехсотлетия Петербурга. По фасаду ползли трещины, а часть первого этажа выгорела лет восемь назад, потому что черная копоть вокруг выбитых стекол успела основательно порасти мхом.

"С-С-С!!!" располагалась на третьем этаже. Потолки были настолько низкими, что я инстинктивно пригибала шею, чтобы не тереться темечком об отсыревшую штукатурку. Нажала на кнопку звонка. Противный электрический соловей завизжал по ту сторону двери. Не услышать такую трель абсолютно невозможно. Однако открывать никто не спешил. Никакого движения, шагов или прочих звуков не последовало. Позвонила еще раз. Для уверенности крепко надавила на звонок. Соловей зашелся в истерическом вое, но дверь все равно никто не открыл.

Подавив острейшее чувство досады, я собралась уходить. Тут раздался щелчок, открылась металлическая дверь напротив. Оттуда выглянул худенький кудрявый человек в круглых очках.

– Вы к кому? – осторожно поинтересовался он.

Вид у этого товарища был такой, будто при любом подозрительном жесте он тут же прыгнет обратно и закроется на все замки.

– Инспектор по делам печати, – я сунула субъекту в нос липовое удостоверение. – Мне нужен Георгий Блошкин.

– Что вам надо? – истерично взвизгнул кудрявый субъект в очках.

– На вашу газету поступил официальный запрос с требованием разобраться в деятельности журналистки Владилены Милявской. Я имею полномочия просмотреть ее рукописи или иные исходные материалы. Милявская официально числилась внештатным корреспондентом только в вашей газете, все ее статьи в других изданиях печатались со ссылкой на вашу газету. И я не уйду отсюда, пока вы не расскажете все, что вам о ней известно. Даже если придется караулить вас внизу месяц!

– Если вас послал Денник, то все равно ничего не добьетесь! Материалы уже в печати! Я тут ни при чем! Раньше надо было! – вопил несчастный, пытаясь выпихнуть мою ногу наружу.

Денник! Это же фамилия из записной книжки Владилены! Так-так… Интересно, почему редактор так боится его визита?

– Не устраивайте детский сад, – я разозлилась и резким рывком распахнула дверь. – Давайте поговорим!

– Я ничего не знаю! – плаксиво заявил редактор. – Владилена приносила готовые статьи. Где она брала материал, понятия не имею.

– Для начала представьтесь, – рявкнула я, наступая на тварь дрожащую.

– Геша, – проскулил кудрявый товарищ.

– Послушайте, Геша, обещаю, что если вы правдиво ответите на все мои вопросы, то я уйду и никогда сюда не вернусь. Хорошо?

Геннадий обреченно вздохнул и поплелся за свой рабочий стол, заваленный бумагами.

– Что вы хотите узнать?

– Кто из этих людей, – я вытащила из кармана записную книжку Владилены, – пошел бы на убийство, только бы не допустить публикации материала о себе?

Геша тупо поглядел на замусоленные странички.

– Хотите – верьте, хотите – нет, но я ничего не знаю! Владилена не жила в России. Появлялась неожиданно и каждый раз привозила сенсацию. Денег не брала, хотя, очевидно, в них не нуждалась. Единственное, чего хотела, – чтобы как можно больше людей прочитало ее материал. Даже приписку делала, что разрешается цитировать и перепечатывать без согласия автора. Все! Доходы оставляла нам.

– И вы ни разу не задумались, что эти публикации могут кому-то навредить?

– Вы знаете, может быть, это покажется вам циничным, но я считаю так: если человек не совершает ничего постыдного, то и скомпрометировать его невозможно. Все, что печатала Владилена, на поверку оказывалось чистой правдой. Можно сказать, она вершила правосудие над теми, кто надеялся остаться безнаказанным. К примеру, стареющая Ведерникова могла бы уйти в тренеры, но ведь нет! Ей хотелось заработать много денег, и она использовала свою племянницу…

– Ну вот Жирнов, скажем, в чем провинился? – спросила я.

– Никто не заставлял господина Жирнова подставлять своих бывших партнеров, – буркнул в ответ Геша. – Жирнова убила собственная жадность. Он мог бы нормально вести бизнес, в поте лица зарабатывать свой кусок хлеба с маслом и икрой. Но ведь ему хотелось все и сразу! Зачем он втайне от них ввел в совет директоров человека, который должен был обанкротить компанию?

– Не знаю, – честно ответила я.

– Затем, чтобы потом выкупить остальные доли за бесценок! Вот и получил… – Геша откинул назад сальные кудри, – девять граммов в сердце…

– Интересно… – протянула я, закуривая сигарету. – Хорошо, положим, Владилена преследовала благородную цель восстановления справедливости. Тогда объясните, почему более половины фамилий в этой книжке ни разу не разоблачались? Вот Жемчужная, к примеру…

Я уставилась на Блошкина немигающими глазами.

Геша внезапно посерел и отодвинулся чуть назад.

– Почему вы спрашиваете?

– Видите ли, Геша, есть версия, что гражданка Милявская погибла в результате несчастного случая, – уклончиво ответила я. – Принимала ванну и уронила в воду включенный фен. Такое редко, но случается. Вот я и спрашиваю, могла ли Роза Жемчужная желать смерти Владилены?

Геша сглотнул слюну и положил руки на стол.

– Вы ведь не из Комитета по делам печати? Да?

– И оттуда тоже, – последовал мой уклончивый ответ. – Скажем, провожу служебное расследование по заданию некоторых влиятельных лиц.

Блошкин тяжело вздохнул.

– Меня закроют? – он махнул рукой. – Хотя после смерти Владилены все равно.

– Почему? – удивилась я.

– Потому что она была главным учредителем издания, – последовал ответ.

– Владилена учредила эту газету?!

У меня чуть жвачка изо рта не выпала. "Орбит" после утреннего кофе незаменимая вещь. Здорово снимает специфический желтый налет от бодрящего напитка.

– Ага, после того как вышла из тюрьмы, – выдал Геша второе убийственное откровение.

– За что она сидела? – осторожно спросила я.

– Точно не знаю, кажется, за мошенничество, – пожал плечами редактор.

– Геша, если вы сейчас расскажете мне всю правду, то можете рассчитывать на хорошее выходное пособие. Газета ваша, разумеется, при нынешних обстоятельствах закроется. Большого вреда, думаю, от этого не будет. А вы сможете сносно пожить то время, пока будете искать работу. Итак, зачем Владилене Милявской понадобилась эта газета?

– Сколько? – редактор перешел на язык фактов и цифр.

– Ну, положим тысяча долларов вас устроит? – я решила начать с малого.

Геша презрительно фыркнул.

– Естественно, нет, – он окинул меня оценивающим взглядом. – Вот три – нет, три с половиной – в самый раз.

– Договорились.

Дорого же мне обходится дело Розы Жемчужной!

– Привезите деньги, тогда и будем разговаривать, – повеселел редактор.

– Нет уж, поедете со мной до ближайшего банка. Надеюсь, это вас не сильно отвлечет?

– До пятницы я совершенно свободен, – ответил Геша фразой из Винни-Пуха.

Через полтора часа, получив от меня конверт с требуемой суммой, Блошкин с комфортом расположился за столиком ресторана "Магриб", который выбрал местом своих откровений.

– С чего начать?

– Желательно с начала…

Мне настоятельно совали в руки меню, хотя ничего, кроме кофе, я брать не собиралась. Бессонная ночь, безумный вечер – все это давало о себе знать. Блошкин же скромностью не отличался. Раскрыл меню и, пробежав по нему глазами, продиктовал официанту заказ. Дождавшись, пока он закончит, официант повернулся ко мне и с деланой улыбкой на лице спросил:

– А вы что будете заказывать?

– Кофе, эспрессо, два, – отрывисто продиктовала я.

– На десерт что-нибудь? – разочаровался официант.

Прочитав Блошкину еще раз его заказ, молодой человек удалился.

– С начала, так с начала, – Геша посмотрел вдаль, постучал пальцами по столу и тяжело вздохнул. – Владилена предложила мне стать главным редактором ее газеты три года назад. У нее на руках была пачка убойных материалов. Первые номера уходили влет. О себе она ничего никогда не рассказывала. Так, иногда, какие-нибудь обрывочные фразы. За три года я узнал только, что она никогда не была замужем, ненавидела свою старшую сестру, всю ее семью и сидела в тюрьме. Все.

– Она не была профессиональной журналисткой?

– Нет, но вполне могла бы ею стать. У Владилены был талант. Она всегда чувствовала, когда где-то что-то назревает.

– Где она брала компромат? – тактика жестких вопросов выбрана была мной для общения с Блошкиным правильно.

Вадим Соколов часто говорил, что многие люди понимают только язык силы. Любые послабления или поощрения действуют на них разлагающе.

– Вы не обратили внимание, что все ее статьи подписаны одинаково? – хитро прищурился Геша.

– Обратила, и что?

– Там сказано, что Владилена Милявская всегда на страже ваших интересов и такая прочая фигня. Мол, пишите о своих проблемах – разберемся. И вы знаете – нас засыпали потоками писем, факсов, е-мейлов. От людей приходило столько компромата! Вы себе представить не можете. Жены, желавшие досадить мужьям, – Блошкин начал загибать пальцы, – сотрудники, ненавидящие свое начальство, брошенные любовницы, рогатые подкаблучники, просто соседи, которые терпеть не могут проживающих с ними на одной лестничной клетке. Владилена действительно все это читала. Ежедневно перелопачивала сотни писем, чтобы найти одно-два стоящих за месяц, но зато каких! Вот, к примеру, знаете, кто заложил Ведерникову? Эта фигуристочка встречалась с Лосевым. Он один из самых больших авторитетов в их конторе. Деньги распределяет. Жена Лосева, когда обо всем узнала, строчила Владилене по письму в день. Та решила разобраться. Думала, речь пойдет о мелкой склоке. Любовник подсуживает в пользу Ведерниковой. Владилена стала копать, и выяснилось такое!.. С остальными точно так же. Вот взять хотя бы…

– Владилена использовала результаты расследования для шантажа? – прервала я Гешу.

– Ну… – Блошкин постучал пальцами по столу. – Мне, во всяком случае, она об этом ничего не говорила…

– Шантажировала или нет?

– Скорее да, чем нет, – редактор плотно сжал губы.

– Вы когда-нибудь видели у нее вот такие ключи? – я вытащила из сумки тот самый маленький серебристый ключик, что обнаружила в доме Корсаковых в ночь убийства.

– Видел, – кивнул Геша. – У вас только один?

В глазах редактора загорелся неподдельный жадный интерес.

– Да, и номер его записан в книжке Милявской на фамилию "Жемчужная". Владилена не говорила вам, что знает про нее?

– Она делилась со мной только тем, что должно пойти в ближайший номер.

Мне принесли кофе, а Геше – первую часть заказанного банкета. Нервно глотнув густой обжигающей жидкости, я закурила и выпустила дым в потолок.

– И вы никогда, вообще никогда не слышали от нее этого имени?

– Нет, хотя разве что… Один раз ей при мне позвонил какой-то мужчина.

Кажется, его звали Хосе. Владилена пришла в ярость, кричала, что не имеет никакого отношения к Жемчужным. Да, точно, прозвучала именно такая фамилия. Я еще подумал, что цыганская.

– Хосе Равель? – я мучительно пыталась сообразить, от чего он мог прийти в ярость и какое отношение имеет Владилена ко всей этой истории.

– Не знаю, я вообще не так осведомлен, как вы думаете, – заявил Блошкин и хитро на меня уставился.

– Ладно, – с трудом сдерживая раздражение, продолжила я, – попробуем подвести промежуточный итог. Владилена Милявская сидела в тюрьме за мошенничество. Так?

– Так, – кивнул Геша.

– В исправительном заведении у нее родилась мысль основать газету?

– Наверное.

– Через эту газету она получала от желающих друг другу досадить граждан сведения. Проверяла, а затем шантажировала тех, на кого удавалось собрать что-то серьезное?

– Ну… примерно так, – протянул Блошкин, помешивая вилочкой салат.

– Поэтому Владилена не жила в России, предпочитая пребывать за границей?

– Да, – уверенно кивнул редактор.

– Где именно она жила?

– Там, сям… – Геша покачал головой. – Но чаще всего в Испании. Кажется, у нее была квартира в Барселоне.

– Угу, – я кивнула.

Там же, где находится международный центр цыганского искусства, основанный Хосе Равелем.

– И что же вынудило ее вдруг приехать на родину, да еще и поселиться у сестры, которую она, по вашим словам, терпеть не может?

– Не знаю, – Блошкин в три приема заглотил салатик. – По-моему, у нее наметилось тут какое-то важное дело. Один раз она сказала, что вскоре сможет выйти на пенсию.

– Что это вдруг разоткровенничалась?

– Под градусом была. Выпить любила Владилена Васильевна, – ответил Геша, жуя поданный бифштекс. – Причем всегда. Последние разы стало хуже. Раньше она только по вечерам пила, а в этот приезд – с утра до вечера. Купит "Пять звездочек" и ходит целый день с бутылочкой. Одну прикончит, вторую начнет. Удивляюсь, как она замертво не падала к трем часам. Железная была баба.

– То есть можно предположить, что у нее тут было крупное дело, после которого вполне можно было рассчитывать на полную финансовую независимость на все оставшиеся годы?

– Предположить можно все что угодно, – последовал лаконичный ответ.

Я едва удержалась от искушения пнуть редактора "С-С-СН!" под столом ногой.

Итак, Владилена Милявская приезжает в Россию, хотя отлично знает, что ей здесь находиться небезопасно. Все время пьет. Скорее всего, от избыточной тревоги. Принимала коньяк как успокоительное. Проживает у сестры, которую терпеть не может. По словам Светы, сидит в доме безвылазно, хоть и помирает от тоски. В это же время там оказывается Роза Жемчужная, имя которой занесено в записную книжку журналистки. Если рассуждать по аналогии с остальными фамилиями, где-то есть дверь, которую отпирает ключик с номером. За этой дверью, по всей видимости, хранится что-то такое, чем можно шантажировать Жемчужную. Учитывая, что та вот-вот получит двадцатипятимиллионное наследство в твердой валюте, Милявская может рассчитывать на серьезный куш. Роза зачем-то притаскивает к Корсаковым меня. Что из этого следует? Пожалуй, только то, что Владилена Милявская, хранившая какой-то компромат на Розу, была обречена. Она шантажировала Розу Жемчужную, и та решила ее убить. Вроде бы все указывает именно на это.

– Геша, – обратилась я к редактору, который с треском уписывал печеный картофель, – постарайтесь припомнить, вы ничего никогда не слышали от Владилены о Розе Жемчужной? Может быть, она еще что-нибудь случайно обронила?

– Не-а, – последовал ответ.

– Последний вопрос: как же вы получали деньги, если хозяйка все время за границей?

– Во-первых, газету хорошо покупали, – с гордостью ответил редактор. – Я имел процент. Во-вторых, Владилена мне иногда давала премии.

– У нее был счет в банке? – спросила я, отчаянно цепляясь за надежду на леность Милявской. Вдруг она арендовала банковские ячейки там же, где открывала счет?

– Естественно; "Акцепт-плюс" – знаете такой?

– Нет, в первый раз слышу.

– Это его главное достоинство, – конфиденциальным тоном сообщил Геша.

– Хороший, наверное, банк, – пробормотала я себе под нос, встала, надела дубленку и… бросила редактора одного.

– Эй! – раздался за спиной возмущенный голос Блошкина.

– И-извините, – остановил меня зоркий официант.

– А, вот вам двести рублей за кофе, сдачи не надо, – я сунула молодому человеку деньги и послала побелевшему от ярости редактору обольстительную улыбку.

Тормознув на проспекте такси, я бухнулась на переднее сиденье.

– Приморское шоссе, плачу по счетчику, – сказала я водителю, устраиваясь поудобнее.

Тот пожал плечами.

– Хоть до Москвы и обратно.

Вокруг дома Корсаковых было непривычно тихо. Я испугалась, что не застану хозяйки. Долго ждала у ворот, безрезультатно нажимая кнопку "вызов".

– Похоже, никого нет, – сказал мне таксист, – зря ехали.

В этот момент камера наружного наблюдения повернулась в мою сторону. Я вытащила из сумки удостоверение частного детектива и сунула его в объектив. Ворота медленно открылись.

Регина Васильевна ожидала меня на крыльце. Видимо, ее пребывание в больнице было скоротечным.

– Мне нужно задать вам несколько вопросов, пока неофициально, – я протянула ей свое удостоверение.

Регина Васильевна резким движением выдернула его у меня, надела очки и стала внимательно разглядывать. Повертела в руках и рассеянно сунула мне обратно.

– Идемте, – она показала в сторону гостиной. Ни раздеться, ни снять обувь мне не предложили.

Идя вслед за ней, я ощутила запах алкоголя. Похоже, Регина Васильевна решила утопить скорбь по своей сестре в бутылке.

– Садитесь, – она указала мне на кресло, сама устроилась напротив.

Повисла неловкая пауза.

– Ну? – Регина Васильевна уставилась на меня мутным взглядом быка, который вот-вот ринется на тореадора.

Глубоко вздохнув, я решила говорить ровно и спокойно, чтобы не провоцировать собеседницу на резкие действия.

– Я бы хотела рассказать вам те обстоятельства, которые привели меня в тот роковой день в ваш дом…

Я кратко описала визит Розы в мой офис, появление Ефрема Жемчужного, поездку в Чебоксары, поиски Колесниковой и разговор с Гешей Блошкиным.

Регина Васильевна слушала, не перебивая. Лицо ее все мрачнело и мрачнело.

– Хорошо, – наконец изрекла она. – А от меня-то вам что надо было? Я об этой суке ничего не знаю. Олег уехал, где он – понятия не имею.

– Вы знали, чем занимается ваша сестра? Повисла пауза. Регина Васильевна налила себе джина и залпом опрокинула стакан.

– Догадывалась.

– Расскажите мне правду об Ольге Колесниковой. Клянусь, информация не выйдет за пределы этой комнаты. Вам лучше быть откровенной. Нам уже многое известно, и я смогу отличить ложь от правды.

Это был чистый блеф. О Колесниковой мне и сейчас было известно не больше, чем неделю назад. Работала в "Райской", возможно, погибла. Все.

Корсакова-старшая тяжело вздохнула, перевела свой мутный взгляд с меня на фотографию Владилены в траурной рамке, стоявшую на столике в гостиной.

– Так нелепо все получилось! – дама вцепилась в волосы руками и, ритмично покачиваясь из стороны в сторону, рассказала свою часть истории. – Несколько лет назад Олежек стал приносить большие деньги. По несколько тысяч в день иногда получалось. На все вопросы отвечал: "Деньги молчат и не пахнут". Потом начался кошмар. Он примчался домой, схватил сумку, сказал, что ему надо скрыться на время. Ничего не объяснил. На следующий день пришел следователь. От него я узнала, что… что Олег входил в какую-то банду. Мошенников, или, как их?

– Лохотронщиков, – подсказала я.

– Да, точно, – Регина Васильевна кивнула головой. – Потом был суд. Я этого времени вообще не помню. Из больницы – в прокуратуру, из зала суда опять в больницу! Поседела за это время. Кого вместе с ним судили – не помню. Как сон. Воспоминаний почти не осталось. Год назад Олег вернулся. Вроде бы не изменился, такой же скрытный, как и раньше. О тюрьме не рассказывал. Просто "спасибо за передачи и письма", и все. Чем занимался – тоже не знаю.

– У вас были не очень теплые отношения? – спросила я.

– Что вы! Мы с Олежеком были как одно целое! – возмутилась Регина Васильевна. – Всем в своей жизни он обязан мне!

Пропустив мимо ушей это нелепое утверждение, я согласно кивнула.

– Потом я, – дама поперхнулась и залилась краской, – случайно узнала, что он встречается с проституткой. Это не метафора, прошу заметить! Моего сына окрутила форменная, настоящая шлюха! Эта тварь еще имела наглость заявиться ко мне в дом и сказать, что собирается стать моей невесткой!

– И вы ее убили? – тихо спросила я. Регина Васильевна вздрогнула и схватилась за щеку, будто я дала ей пощечину.

– Не надо бросаться такими обвинениями! – взвизгнула она. – Только суд может установить, виновен человек или нет! Не смейте меня пугать! Я знаю законы! Я встала.

– В таком случае позвольте откланяться. Встретимся, как говорят американцы, в суде.

– Подождите! – Регина Васильевна схватила меня за руку. – Я не хотела! Это получилось случайно! Понимаете, она приехала поздно ночью, одна, пьяная в стельку! Сказала, что теперь она в этом доме хозяйка! Я попыталась вытолкать ее вон, но она оказалась такая сильная! Никогда бы не подумала, что такая тощая дрянь может оказаться настолько сильной… Мы сцепились с ней на самом верху лестницы и упали вниз. Я очнулась только утром, на голове был огромный синяк…

– Повернулась, а эта… Я не хотела! Регина Васильевна сжалась в комочек, став похожей на огромного суслика.

– Просто она неудачно упала. Сломала шею. Я не знаю. Позвонила Владилене, она как раз приехала из своей Испании. Она тут же примчалась. Не знаю, я тогда выпила лишнего, чтобы нервы успокоить. Не помню… Владилена тело в саду зарыла. Документы забрала, а через неделю… Приезжает Олежек с этой черной! И, ухмыляясь мне в лицо, говорит: "Вот, мама, познакомься, жена моя – Олечка Колесникова", и паспорт этой шлюхи показывает. Я рот открываю, хочу сказать, что этого не может быть, – и не могу. А Олег так на меня смотрит – ясно, что все понял. Я хотела ему объяснить, но он вообще со мной разговаривать перестал! Пил только и пропадал где-то целыми днями. Пришлось молчать! Знаю, что это не Ольга, и молчу! Что за цыганка в моем доме живет – спросить боюсь. Как-то подошла к ней, спрашиваю: "Ты кто?". А она на меня смотрит, как на сумасшедшую, и отвечает: "Ольга я, Колесникова. Разве не помните?"

– Это вы обработали крюк кислотой, чтобы люстра упала на Розу Жемчужную? – спросила я, не сводя глаз с трясущейся, как холодец на прилавке вагона-ресторана, дамы.

Та кивнула и беззвучно зарыдала.

– Значит, к двадцатому сентября настоящей Ольги Колесниковой уже не было в живых? – уточнила я.

– Нет, – подтвердила Регина Васильевна.

– А документы ее забрала Владилена? – еще раз переспросила я.

– Да.

– И вернулась с ними уже Роза Жемчужная?

– Да.

– А тело Ольги Колесниковой закопано в саду?

– Возле сарая, – глухим голосом ответила Корсакова-старшая. – Могу показать.

– Покажите, – согласилась я.

Мы вышли из дома, обогнули его справа и подошли к дровяному сараю.

– Внутри, – почтенная дама отворила металлическую дверь.

Я сунулась внутрь и в этот же момент получила увесистого пинка под зад. Потеряв равновесие, грохнулась на рассыпанные поленца. Не чувствуя боли, моментально вскочила и бросилась к захлопнувшейся двери. Старуха снаружи закрыла засов и гремела ключами, запирая навесной замок.

– Откройте немедленно! Мои сотрудники знают, куда я поехала! Откройте дверь, я подтвержу, что убийство Колесниковой не было преднамеренным! Вы же себе сейчас на пожизненное заключение заработаете! – вопила я, остервенело колотя руками и ногами по твердой поверхности. – Черт!

Проклятая старуха замуровала меня в сарае! Я отчетливо услышала ее удаляющиеся шаги.

Щелкнув колесиком зажигалки, я огляделась вокруг. Кирпичные стены, металлическая кровля, внутри одни дрова. Самостоятельно выбраться не удастся. Снаружи опять послышались шаги.

– Эй! – завопила я. – У меня есть мобильный, я позвоню…

– Телефон в сумке, – последовал ответ. Тут я поняла, что оставила ридикюльчик в гостиной у мегеры!

– Черт, черт, черт!

Нос уловил неприятный запах. Принюхавшись, я тут же погасила зажигалку и спрятала ее подальше. Бензин! Неужто старая сволочь собирается меня сжечь?! Происходящее перестало восприниматься как реальность. Схватив самое длинное полено, я взяла его на манер тарана и, разбежавшись, грохнула им в дверь. Потом, призвав на помощь всю силу воли, остановилась, крепко стиснула руки в замок…

– Подождите-ка, – я еще раз огляделась и расхохоталась. – Регина Васильевна! – позвала я горе-убийцу. – Открывайте! Вам меня тут все равно не спалить! Слишком уж хороший вы сарайчик для дров справили! Единственное, что сейчас сгорит, – это дверь, и я преспокойно выйду…

Топот возле сарая прекратился. Дверь вскоре распахнулась. Я вышла наружу, полной грудью вдохнула свежий воздух. Напротив стояла сконфуженная Регина Васильевна с канистрой в руках.

– Извините, – пробормотала она, не зная, куда деть глаза. – Что-то накатило…

– Ничего, с кем не бывает.

Когда мы сели в такси, Регина Васильевна зарыдала, как ребенок, и проплакала всю дорогу до нашего офиса. Ей, видите ли, стало ужасно жаль себя…

АКТРИСА УБИЙСТВЕННОГО ЖАНРА

Когда мы приехали в офис, у меня открылось второе дыхание. Организм смирился с тем, что спать ему вторые сутки не предвидится, и мобилизовал скрытые резервы.

Николай Иванович стоял на четвереньках в приемной, изучая гигантскую афишу. Людочка почтительно старалась не наступать на "улику", занимавшую все свободное пространство на полу.

– О! Наконец-то! А я звоню, звоню! Ты чего телефон выключаешь? Я же волнуюсь!

– Коля, познакомься, – я пропустила мимо ушей упреки младшего детектива, – это Регина Васильевна Корсакова.

– А! Свекровь-убийца! – искренне обрадовался Николай Иванович и пожал позеленевшей даме руку. – Ой, а что это с ней?

Мадам Корсакова, не выдержав знакомства с помощником Яретенко, грохнулась в обморок.

– Коля, не все могут вынести твое обаяние, – пояснила я.

– А-а, так что, "скорую" вызывать? – Николай Иванович виновато развел руками.

– Не надо. Людочка…

– Сейчас, сейчас, – детектив-администратор полезла за аптечкой. – На диван переносить не будем?

– Вы что, издеваетесь? – я окинула красноречивым взором титаническую фигуру почтенной дамы.

Людочка вовсю хлопотала возле распластанной Регины Васильевны.

– Вот, смотри! – Николай Иванович потянул меня за руку. – Афиша одного из последних концертов Жемчужного в "Октябрьском". Девяностый год. Смотри: Ничего странного не замечаешь?

Я нагнулась над гигантским бумажным полотном. – Нет.

– А ты на четвереньки встань и надписи почитай внимательно, – помощник показал пальцем на девушку, прятавшуюся на заднем плане.

Я послушно опустилась на коленки и подползла ближе.

– Ну, вижу, Роза Жемчужная, только ей здесь лет шестнадцать, – сказала я.

– Теперь погляди на соседнюю! – помощник ткнул пальцем в девушку рядом.

– Подожди, – я изумленно переводила взгляд с одного изображения на другое.

– Видишь?

– Они что, близнецы? – вырвалось у меня.

– Нет, просто очень похожи! Они же сестры! Эта, видно, старше лет на десять! И рожа какая злая!

Я перевела глаза на буквы. Все участники театра песни и танца Ефрема Жемчужного были подписаны.

– Уй-е!!!

С губ сорвался нервный смех. Несмотря на то, что плакат был изготовлен двенадцать лет назад, облапошившую меня цыганку я узнала сразу.

– К нам приходила Жанна Агалаева! – воскликнула я.

– И этот певец, блин, долбаный фотографию ее приносил, а не Розы! – вторил мне помощник.

– А настоящую Розу, в смысле труп ее, я нашел возле станции Кокшайская! – добавил Николай Иванович. – Видишь, тут, на плече, где блузка сползает, родимое пятно! Я его запомнил, когда опознание было. Вот черт! Знать бы только, зачем все это?

– Коля, – фыркая, спросила я, – ты хотя бы представляешь, какими идиотами мы в их глазах выглядели?

– Да уж! Поймаю – прибью! – возмутился младший детектив Яретенко. – Разве можно честных людей так за нос водить?

– Подожди! Кажется, поняла! – я бросилась в свой кабинет и вытащила из заветной тетрадки фотографию, изъятую из комода в доме Корсаковых.

Поискав глазами похожее лицо, ткнула в нее пальцем.

– А вот и последняя участница.

Я раскрыла тетрадку на том месте, где была сделана запись про свидетельство о браке. Некоторое время переводила глаза с тетрадки на фотографию, с фотографии на афишную надпись и обратно.

– Бли-и-ин! – я взвыла и вцепилась себе в волосы. – Коля, мы с тобой полные идиоты! Если бы ты не притащил Жемчужному подписывать кассеты, мы бы сразу вывели всех на чистую воду! Он специально лица зачирикал!

– А я знал? – оправдывался помощник и перевел тему. – Кстати, что ты там еще открыла? Зачем они нас дурили всю дорогу?

– Смотри, – я показала запись в своей тетрадке и фотографию:

– в свидетельстве о браке, которое мне показала Жанна, представлявшаяся своей сестрой Розой, было написано ROZARIA и пятнышко какое-то сверху. Я еще тогда удивилась, что у нее полное имя Розария, а не Розалия. Она сказала, что это просто служащие не правильно написали. А теперь погляди сюда!

Я ткнула пальцем в маленькую девчушку лет семи, сидевшую на коленях у Ефрема Жемчужного.

– Видишь?

– Ну? Зария Жемчужная… Это Зара, которая с собой покончила, кажется?

– Вот именно! Смотри!

Я схватила со стола фломастер и написала имя Зары на латинице – ZARIA и поставила ударение над последней буквой.

– А теперь…

Я приписала перед именем еще две буквы R и О и растерла пальцем знак ударения.

– Видишь, что получается?

– ROZARIA, Розария Жемчужная, – прочитал помощник.

– С ударением на второй слог, а не на последний! Ясно? Вот кто настоящая жена и наследница Хосе Равеля! – я ткнула пальцем в девочку.

– Но она же вроде кривая? – усомнился Николай Иванович, потом посмотрел на фотографию. – С чего бы такой красавец на кривой женился?

– Коля, знаешь, любовь понятие иррациональное, – отмахнулась я. – Судя по опыту общения с семьей Жемчужных, Зара была единственным приличным человеком.

– И они ее убили, чтобы завладеть деньгами? – ужаснулся Николай Иванович.

– Скорее всего, а вот эта может из ревности, – я показала на девушку в красном платье.

Младший помощник Яретенко взял увеличительное стекло и внимательно уставился на фотографию. Потом надел очки и повторил операцию.

– Глянь-ка, это, похоже, Роза, а не Жанна… Я посмотрела. Действительно, на плече стоявшей в полоборота девушки была чуть заметная родинка. Естественно, сначала я не обратила на нее никакого внимания.

Мы пошли в кабинет, напрочь забыв про несчастную Регину Васильевну. Николай Иванович устроился на диване и сделал серьезное лицо.

– Итак, подведем итоги, – я села в кресло. – Судя по всей имеющейся у нас информации, окончательная версия может быть такой. Настоящая Роза Жемчужная едет со своей сестрой Зарой в Испанию. Там Зария выходит замуж за Хосе Равеля, к бешеной зависти и ревности сестры. Затем они вернулись домой и уже тут узнали, что Равель погиб. Кстати, если Зара на самом деле его любила – то вполне могла покончить с собой, узнав о случившемся. Но это пока предположение. Ефрем или сама Роза выдумывают способ, как им получить наследство, полагающееся Заре…

– Подожди, но о его смерти ты узнала из новостей, уже после того как Жемчужная оказалась у Корсаковых! – прервал меня Николай Иванович.

– К этому мы еще придем, – процедила я сквозь зубы, – вообще ко всей этой истории с телевидением.

Младший детектив Яретенко поежился.

– В общем, – я продолжила, – они вписывают в свидетельство о браке две буквы "Р" и "О", а затем стирают ударение. В нашей стране заявление, что служащие не правильно вписали имя, никого не удивит. И тут случается непредвиденное. Старшая сестра Жанна сбегает из тюрьмы и каким-то образом узнает о случившемся. У нее есть два подельника – Олег Корсаков и неизвестная женщина, воспользовавшаяся документами покойной Ольги Корсаковой. Каким-то образом она и настоящая Роза Жемчужная оказываются в одном купе. Несчастную убивают, прикладывают к трупу документы Агалаевой и закапывают возле Кокшайской. Теперь дело за малым.

Я многозначительно посмотрела на Николая Ивановича.

– Не понимаешь, за чем?

– Нет, – чистосердечно сознался тот.

– Найти двоих придурков, которые обнаружат это тело, сдадут его ментам и не станут задавать лишних вопросов. Тогда Агалаева, которая, как ты помнишь, сбежала из тюрьмы и в аэропорт ей без опасений не войти, может спокойно пользоваться документами убитой ею сестры – Розы Жемчужной. Они, как ты мог заметить, очень и очень похожи. Знал Ефрем обо всем с самого начала или нет – мы выясним, только когда его поймаем. И вот, один пенсионер, эксперт по противолодочной обороне, добивается-таки, чтобы его родное агентство начали раскручивать… Николай Иванович вдавился в диван.

– Меня показывают по телевизору, как богатую дуру, – я специально сделала акцент на последнем слове, – которая вдруг решила заняться частной детективной деятельностью. Агалаева, вероятно, видела это и решила, что я – то, что ей нужно. Она является сюда. Ей нужно заманить меня к себе. Кстати, предлог она выбирает настоящий. Регина Васильевна на самом деле пыталась ее убить при помощи люстры. Жанна может догнать двух зайцев – получить записи, которые заставят молчать мамашу Олега, и накачивать меня дезинформацией. Дальше на сцене появляется Ефрем Жемчужный. Его задача отправить нас искать тело "Жанны", а сама она должна признаться в "убийстве". Сработано было гениально. Лично я поверила.

– Да? А я все время подвох чуял! – воскликнул Николай Иванович. – Только не говорил.

Поборов в себе желание запустить в младшего детектива Яретенко пепельницей, я продолжила:

– В общем, мы сыграли в этой истории роль настоящих…м-м… лохов.

– Говори только за себя, – возмутился Николай Иванович.

Я потянулась за пепельницей, но в последний момент передумала.

– В общем, в результате – Жанна преспокойно получит наследство, а Ефрем снова может начинать гастролировать. Остается только один вопрос – куда подевался Олег Корсаков и загадочная дама, пользовавшаяся документами Ольги Колесниковой? Хотя подожди-ка…

Я полезла в сумку и вытащила ключик.

– Ты знаешь, где находится банк "Акцепт-плюс"? – спросила я.

– Понятия не имею, – пожал плечами помощник.

– Придется найти, – мне пришлось грозно поглядеть на помощника, чтобы тот нехотя поплелся за справочником.

Закрыв глаза, я стала размышлять, как теперь следует поступить. Если собрать все имеющиеся у нас доказательства, – этого, пожалуй, хватит, чтобы лишить Жанну Ага-лаеву триумфа. И, может быть, даже вернуть на родину, чтобы ее судил самый справедливый суд в мире… Пейджер на ключах от машины тревожно запищал. Я вскочила и бросилась к окну.

Возле "жука" никого не было. По проспекту стремительно удалялся молодой человек, силуэт которого показался мне знакомым.

– Вот блин, – я нервно вытерла лоб. Мой "Фольксваген Нью Битл" привлекает излишнее внимание. Желтенькая полуспортивная машинка кажется легкой и лакомой добычей для разного рода автохищников.

– Нашел, – Николай Иванович появился со справочником в руках. – Это совсем рядом.

– Ох! Где я? – из приемной послышался стон.

Регина Васильевна! Мы совсем о ней забыли! И тут я подумала, что неплохо бы взять ее с собой. Ведь нас могут и не пустить к ячейке Владилены, а родную сестру и наследницу пропустят точно.

– Регина Васильевна, – обратилась я к даме, – у вас свидетельство о смерти Милявской с собой?

– Да, а что? – спросила та, с опаской поглядывая на Николая Ивановича.

– Поедете с нами в банк, – сказала я.

– Сашка, объясни, на хрен мы премся в этот банк? – заныл помощник Яретенко.

– Добыть неопровержимые доказательства, – коротко ответила я.

– Вот теперь мне стало все понятно, – проворчал младший детектив и начал одеваться.

Когда мы вышли на улицу и уже почти подошли к машине. Николай Иванович вдруг встрепенулся.

– Тю! Ключи забыл!

– На фиг они тебе?! – я нетерпеливо топнула ногой.

– Ну что за ними потом тридцать раз подниматься? Щас! – помощник помчался обратно.

Я сделала шаг за ним, но Регина Васильевна разохалась.

– А я что тут на морозе буду торчать? Холодно, между прочим!

– Он быстро, – неуверенно ответила я, переминаясь с ноги на ногу. На улице был действительно ощутимый морозец.

– Дайте мне ключи, я пойду в машину сяду! – решительно заявила старуха.

Я с недосыпу даже не задумалась и кинула ей ключи. – Валяйте!

А сама поплелась в парадную. Хоть почту посмотрю в ящике. Может, счета какие прислали?

Обернулась я на щелчок зажигания.

– Блин!

До меня дошло, что бабуля, оказавшись без присмотра, решила сбежать, причем на моем "жуке"!

– Стойте! – заорала я, побежав к машине.

Что произошло в следующий момент, я не поняла. Раздался чудовищный хлопок, меня отбросило назад, и в следующую секунду вокруг начали падать горящие детали моего автомобиля. Грохота я никакого не услышала. В ушах будто что-то лопнуло. Потом были руки, Николай Иванович оттаскивал меня в подъезд…

Очнулась я на диване в своем офисе, вокруг было полно милиции, врачей и мрачных людей в штатском.

– Ой! Слава богу! – младший детектив бросился ко мне. – Сашка, ты меня слышишь?

– Слышу, слышу, чего орать-то? – я потерла звенящее ухо.

– Ой, Сашка, я так испугался, когда увидел, что тебя взрывом накрыло! – причитал Николай Иванович, норовя пристроить мне на лоб компресс.

– А Регина Васильевна? – я вскочила.

– Регина Васильевна погибла, – совершенно будничным и обычным тоном сообщил мне человек в штатском. – Капитан Таранов, федеральная служба безопасности. А вам, гражданка Ворошилова, придется рассказать, как все это могло случиться.

– Я могу рассказать! – встрял Николай Иванович. – Сначала к нам пришла Жанна Агалаева, которая прикидывалась Розой Жемчужной, которая прикидывается Ольгой Колесниковой. Обеих убили еще до этого. Представляете?

Капитан Таранов бесстрастно мотнул головой.

– Нет.

– Ладно, – младший помощник Яретенко вздохнул, – попробуем еще раз. Смотрите. К нам пришла Жанна Агалаева, которая прикидывалась Розой Жемчужной, которая прикидывается Ольгой Колесниковой…

– Стоп! – скомандовал фээсбешник и достал блокнот. Потом показал на меня ручкой, – вы, пожалуйста, то же самое, с начала и по-русски.

Николай Иванович обиженно надулся и уселся у меня в ногах.

Я вздохнула и повторила по второму разу все, что уже растолковывала младшему детективу Яретенко.

Таранов дослушал до конца, не перебивая. Просто покрывая страницу за страницей стенографическими значками.

– И вы собирались поехать в банк, когда произошел взрыв? – уточнил он в конце.

– Да, – кивнула я.

– Сейчас в состоянии проследовать туда вместе с нами?

– Да.

В помещение банка мы вошли "свиньей", во главе с капитаном Тарановым. Я предъявила охраннику ключ с номером 99764.

– Мне нужно открыть эту ячейку!

В подтверждение моей просьбы сопровождающие ощетинились удостоверениями.

Охранник внимательно посмотрел на ключ, предъявленные документы и не задал ни одного вопроса. Он нажал кнопочку на переговорном устройстве и отчетливо произнес:

– Клиент, идет в хранилище, ячейка номер 99764, – затем снова обратился ко мне:

– Подождите, пожалуйста. Сейчас к вам выйдет работник банка и проводит в хранилище. Присядьте пока. – Он вежливо указал федеральным агентам на кожаный диван возле арки-металлоискателя.

Садиться я не стала, каждая клеточка в организме пульсировала с утроенной частотой. Сейчас придет какая-нибудь милая девушка, сотрудница банка, проводит меня к ячейкам… А вдруг там тоже окажется бомба? От этой мысли меня прошиб холодный пот.

– У вас ключ? – вместо милой девушки передо мной стоял молодой человек, примерно двух метров ростом, накачанный затылок которого плавно перетекал в необъятные плечи. – Пожалуйста, следуйте за мной.

Сглотнув слюну, я затрусила вслед за ним.

Огромная туша ловко обходила все углы и с поразительной легкостью протискивалась боком по узким коридорам хранилища, стены которых были сплошь уставлены металлическими шкафами с маленькими дверками.

– Вот ваша ячейка, – показал мне сотрудник банка, затем деликатно отошел метра на три назад и отвернулся.

Дрожащими руками я вставила ключ, зажмурилась, повернула… и вытащила наружу длинный металлический ящик. Ничего не взорвалось. Внутри оказались фотографии и аудиокассета. Я начала просматривать снимки. Они детально запечатлели сцену убийства Розы Жемчужной! На них было видно, что душит девушку… Олег Корсаков! Так вот каким разоблачением угрожала ему Жанна! Особое внимание привлекла фотография, где снимавший случайно снял сам себя. В стекле тамбурной двери отражалась Владилена Милявская. Этими самыми снимками журналистка, по всей вероятности, собиралась шантажировать Жанну после того, как та получила бы наследство.

– Ага, значит, это она ехала по документам Колесниковой, – пробормотала я себе под нос.

– Все в порядке? – поинтересовался сотрудник банка.

– Д-да, – неуверенным голосом ответила ему я и сунула фотографии в карман.

Волосы на голове вставали дыбом от сознания масштабности операции, провернутой Агалаевой. Этот бы мозг – да на служение благому делу…

Предоставление правоохранительным органам всей известной нам информации отняло остаток дня. К ночи мы, абсолютно измученные, ввалились ко мне домой. Если в середине дня мне больше всего на свете хотелось спать, то теперь:

– Коля! Есть хочу – помираю! Но делать ничего не могу, – выставила я ультиматум.

– Чайку с блинами! Ты как насчет блинов? – оживился помощник. – Мука, яйца, сахар, масло есть?

– Кажется, точно не знаю, – пожала плечами я.

– Видишь, Броне, – тягостно вздохнул младший детектив, показывая на меня пальцем, – хозяйка…

Пока Николай Иванович, запершись на кухне, сооружал грандиозный блинный пир, меня, полуживого частного детектива, выгнали в соседний магазин за начинками. Поручили купить фарша, творога, малинового и черничного варений, икры и, само собой, водки. По словам младшего детектива Яретенко, без водки блинов не едят. К моему приходу по всей квартире уже успел распространиться характерный блинный чад. Николай Иванович включил все вытяжки и вентиляторы, распахнул окна и двери, но едкий запах не спешил убираться. Бросив пакеты на пороге, я заглянула в кухню:

– Все живы?

– Фарш давай! – крикнул Николай Иванович, подбрасывая вверх тоненький золотистый блинчик, тот перевернулся в воздухе и шлепнулся на сковородку другим боком.

Примерно через полчаса на столе уже стояла водочка, тарелка с блинами без начинки, тарелка с мясными блинчиками и тарелка с творожными.

– М-м-м! – я только мычала и жмурилась от удовольствия.

Чуть солоноватые, тоненькие блины с хрустящей корочкой! Со сметаной! С икрой! Даже Себастьян мурчал, наворачивая блинчик с мясом, Броне же в три приема сожрал все, что ему положили, и теперь истекал слюной. Вид у него был такой несчастный! Круглая курносая голова с трагически сведенными бровками и кричащими глазами, отчаянный скулеж… Можно снимать в рекламный ролик общества помощи животным!

– На ночь съем пачку фестала! – сказала я, откидываясь назад и положив руки на живот. – Это же надо так наесться!

– Лучше рюмку водки выпей, – со знанием дела посоветовал Николай Иванович.

– Однако какова актриса! – разговор все время возвращался к Жанне Агалаевой. – Так натурально краснела, плакала, дрожала!

– Точно, Станиславский бы умер от зависти, – согласился Николай Иванович. – Но ты, Сашка, должен сказать, не хуже. Так долго из себя дурочку изображала! Она же до последнего момента не заподозрила, что ты ей не веришь. Кстати, ты только не обижайся, но вы с этой Агалаевой очень похожи – обе умные, хитрые и жуткие стервы.

– Спасибо на добром слове, – проворчала я. – И почему в ходе этого расследования меня постоянно обзывают?

– Ой, Сан Саныч, ну це ж комплимент! – отмахнулся младший детектив Яретенко.

– Уважаемые читатели толкового словаря, – произнесла я, откашлявшись, – имейте в виду, что слово "стерва" нынче употребляется в исключительно положительном контексте. Обозначает умную, красивую, успешную женщину…

Ближе к полуночи младший детектив с Бронсом отправились спать в комнату для гостей, а я рухнула в постель бревном, бормоча:

– Господи, как хорошо ничего не делать!.. Уснула на середине первого слова.

ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ, НА ТО И НАРВАЛИСЬ

Жемчужных благодаря нам разоблачили и арестовали. Чтобы совсем не оставлять белых пятен в этой истории, скажу, что бомбу в мою машину заложил Олег Корсаков. Его оставили в России, приглядывать за ретивыми частными детективами, пока Жанна не получит деньги и не скроется с ними в надежном месте. На новость о том, что он стал причиной смерти собственной матери, Корсаков ответил:

– Бог шельму метит, за Олечку поплатились.

Оказывается, этот не знавший жалости субъект, которого затруднительно назвать человеком, действительно любил проститутку Ольгу Колесникову, ставшую очередной жертвой слепой материнской ревности. Кто знает, найди Регина Васильевна в себе силы принять этот странный брак, может, исход истории стал бы менее кровавым.

История наших подвигов нашла живой отклик в телевизионном сообществе. Меня пригласили рассказать о том, как мы вели расследование, в "Криминальную Россию". Посвятили нам целую передачу. Вообще-то съемки были долгими и нудными. Меня сажали то так, то эдак, без конца писали дубли, потому что ведущий путал порядок вопросов. Под конец мне надоело повторять одно и то же. Я ввернула пару реплик, над которыми все посмеялись. Оператор сказал, что потом смонтирует все как надо. Показать обещали в конце недели. В пятницу Николай Иванович, гордый, как буревестник, явился на работу после обеда и эффектным жестом положил передо мной стопку визиток золотого цвета. Как выяснилось секундой позже, драгоценный колер – еще не самое ужасное, что может случиться в жизни начинающей хозяйки детективного агентства. На лицевой стороне красовалась надпись: детективное агентство "Око Гименея", Александра Александровна Ворошилова, директор, расследование особо деликатных семейных дел. На первый взгляд ничего страшного… Сюрприз затаился на обороте: "Зенко Гiменея", Олександра Олександрiвна Ворошилова, директор розслiдування особливо делiкатных семейных справ".

– Правда, шик? – сияя, как начищенный медный таз, спросил Николай Иванович.

– Не правда! – возмутилась я.

Слово за слово, Николай Иванович пообещал в следующий раз написать на моей визитке "клята москалина", а я пригрозила сделать его лицом "незалежным" во всех отношениях. Спор зашел в тупик.

Несколько секунд мы молчали, отвернувшись друг от друга.

– Кстати, – сухим официальным голосом спросила я, – ты объявления дал?

– А як же! Дав ще учора, – Николай Иванович демонстративно перешел на родной язык. Видимо, чтобы доставить мне удовольствие. – Ось, дывись.

И протянул мне пахнущие свежей типографской краской "Из рук в руки", "Рекламу Шанс" и "Деловой Петербург".

На счастье, объявления в газетах выглядели вполне пристойно.

Несколько портила впечатление приписка мелкими буквами: "Уголовщину и слежку за неверными супругами не предлагать!". Одному богу известно, что люди поймут из этой фразы. Лично я бы подумала: данное агентство не производит заказного отстрела надоевших родственников и не собирает материалы для шантажа. Только я собралась сделать Николаю Ивановичу замечание, что надо быть четче в формулировках, как телефон издал мелодичную трель.

Мы оба судорожно схватились за трубку, и мгновение тянули ее каждый в свою сторону.

– Дай! – грозно шикнула в конце концов я и вырвала средство коммуникации. – Детективное агентство "Зенки… тьфу, "Око Гименея". Слушаю вас!

Николай Иванович, глядя, как в моих глазах зреют гроздья гнева, отвернулся, чтобы я не видела, как он давится от смеха.

В трубке послышалось торопливое "давай-давай", потом развеселый детский голос поинтересовался:

– Здравствуйте, это квартира Перельмана?

– Нет! Вы ошиблись! – рявкнула я и бросила трубку.

– Не наш клиент? – Николай Иванович глубоко вдохнул и вытер глаза.

– Господи, у кого только такие идиоты растут? – возмутилась я, но произнести вдохновенную тираду о недостатках поколения, выросшего на "покемонах" и "телепузиках", не успела, телефон зазвонил опять.

– "Око Гименея", слушаю вас! – четко выговаривая каждый слог, произнесла я и показала Николаю Ивановичу кулак.

– Простите, это квартира Перельмана? – спросил другой, но тоже захлебывающийся от удовольствия детский голос.

Понимая, что мое раздражение и есть источник радости юных телефонных террористов, я собрала всю свою волю и спокойно ответила:

– Деточка, ты ошиблась, – после чего грохнула трубку на рычаг с такой силой, что Николай Иванович возмутился.

– Телефон испортишь!

– Мой телефон – хочу порчу! – огрызнулась в ответ я.

– Это уже не твой телефон, а обособленное имущество предприятия! – возразил Николай Иванович и заранее пригнулся.

Гибель обособленного имущества посредством разбития о голову помощника предотвратил очередной звонок.

– Да, – прорычала в трубку я.

– Здравствуйте, – важно проговорил третий детский голос, – это Перельман. Мне никто не звонил?

Дружный хохот на том конце провода дал мне понять, что дети живо представляют себе мою ярость и чрезвычайно этим довольны.

Молча положив трубку, я села, схватилась за голову руками и сделала несколько глубоких вдохов. Помогает быстро снять сильное раздражение. Только мое желание совершить детоубийство угасло, как телефон зазвонил снова. Вся релаксация – псу под хвост. Схватив трубку, я заорала:

– Слушай ты, кретинка малолетняя, еще раз позвонишь со своим идиотским Перельманом, приеду – руки оторву! Ясно?!

– И-и-извините, я, наверное, не туда попала, – пробормотал заикающийся женский голос.

– Простите! – воскликнула я, подскочив от волнения. Еще бы! Потенциальный клиент! – Извините, это, знаете ли детективное агентство "Зенки…", тьфу, "Око Гименея". Просто нам тут детишки звонили несколько раз подряд, думала, это снова они, – я неловко хихикнула. – Какое у вас семейное дело?

– Нет, нет, ничего. Простите, я как-нибудь в другой раз… – испуганно затараторила женщина и повесила трубку.

– Так-так, – откинулся назад в кресле Николай Иванович, – распугиваем потенциальную клиентуру. Если так пойдет, тебе свою визитку никому вручать и не придется, так что…

Тут телефон зазвонил снова, предотвратив третью мировую войну в помещении отдельно взятого офиса.

– "Зенки…", тьфу ты, господи! "Око Гименея", – сердито рявкнула в трубку я.

– Здравствуйте, – растеклась медом трубка.

Обрадовавшись, что наконец-то сейчас нам закажут деликатное расследование какого-нибудь семейного дела, я тоже превратилась в клубок сахарной ваты и буквально пропела в трубку.

– Александра Александровна Ворошилова у телефона, здравствуйте!

– Я бы хотел поговорить с директором вашего агентства, – вежливо попросил мужской голос.

– Я и есть директор, – ответила я.

– А… Замечательно! – обрадовался мужчина. – Вы занимаетесь расследованием особо деликатных семейных дел, как я понял?

– Да, именно так, – душа моя воспарила к потолку от счастья.

– Тогда я хотел бы рассказать вам о достоинствах бухгалтерской программы "Парус-4", – приятный голос внезапно ускорил темп речи до такой степени, что не было никакой возможности вставить ни звука. Мужчина вполне мог бы рассчитывать на победу в конкурсе по произнесению скороговорок.

В течение десяти секунд я узнала, что программа "Парус-4" идеальна для ведения бухгалтерского учета на предприятиях сферы услуг и торговли, но для строительства и производства она тоже очень даже подходит.

Также выяснилось, что "Парус-4" создан российскими программистами, прост в обращении, регулярно обновляется, по количеству и удобству функций значительно превосходит все имеющиеся аналоги.

– Если вы сделаете правильный выбор, я сегодня же подъеду к вам и установлю демонстрационную версию, – пообещал коммивояжер.

– Нет, спасибо, – сердито буркнула я.

– Подождите, вы еще не знаете, что в течение этой недели можно получить двадцатипроцентную скидку и регулярное бесплатное обновление…

– До свидания! – рявкнула я и бросила трубку.

Просто удивительно, до чего люди могут быть назойливыми!

– Зачем ты отказалась? – недоуменно приподнял брови Николай Иванович. – Нам же как раз нужна бухгалтерская программа! Да и бухгалтер бы не помешал…

– Коля, сосчитать, сколько денег с моего личного счета было снято на содержание нашего агентства, я и так могу!

Николай Иванович обиженно надул губы. Мне даже стало интересно, что он сейчас возразит. Однако сделать этого помощник не успел, телефон снова ожил.

В течение следующих двух часов нам позвонили: художник-флорист, пообещавший быстро и недорого оформить наш офис своими авторскими работами; представитель фирмы "Росинка", предложивший еженедельно доставлять от 40 литров воды по специальной цене; психолог с заманчивым обещанием научить нас эффективно общаться с клиентами; громкоголосая дама поинтересовалась, заботимся ли мы о своих сотрудниках настолько, чтобы заказывать им обеды; страховой агент мягко предупредил, что лучше застраховаться, чем потом проклинать судьбу за пожар или несчастный случай; сборщик рекламы из справочника "Желтые страницы"; парикмахер-универсал, готовый осуществить все – от педикюра до химической завивки – прямо на рабочем месте за умеренную плату.

Через два с половиной часа я начала нервно посматривать на телефонный штепсель. Может, выдернуть его на недельку-другую?

– Больше никогда не буду давать рекламу в газете! – простонала я.

– Подожди, может, еще позвонит кто-нибудь насчет дела, – попытался приободрить меня Николай Иванович.

Мы помолчали пару минут, потом хором сказали:

– А все ж таки мы их сделали!

До вечера мы еле досидели. Около восьми устроились возле экрана и напряженно просмотрели весь рекламный блок.

– Началось! – толкнул меня в бок Николай Иванович.

– Сама вижу! – ответила я, потирая ушибленное место.

Вначале показали короткий сюжет про Жанну Агалаеву.

Трагическим голосом невидимая репортерша комментировала кадры на экране.

– Захватывающая история международной авантюристки Жанны Агалаевой началась давно. Кто бы мог подумать, что подающая надежды исполнительница цыганских романсов выберет криминальную карьеру? В семнадцать лет она подбила свою младшую сестру Розу Жемчужную на совершение квартирной кражи. Жанна попалась, а ее сестра, которой было всего десять лет, испугавшись, убежала. На процессе Агалаева так и не выдала девочку, но обиду затаила. Из колонии она вышла уже созревшей неисправимой преступницей. На воле она знакомится с Владиленой Милявской. Мало кто знает, что эта, с позволения сказать, "журналистка", ставшая причиной спортивного краха одной из самых ярких звезд российского фигурного катания – Марины Ведерниковой, отбывала срок за мошенничество. Милявская и Агалаева быстро стали подругами. Они вместе принимали участие в создании первых команд "лохотронщиков", которые через два года, множась, как бактерии, заполонили все рынки и площади России. Спустя год после освобождения Владилена Милявская основывает газету "С-С-С!!!". По имеющимся у нас сведениям, газета была не более чем промежуточным инструментом в хорошо отлаженной системе шантажа, который являлся основным источником доходов Милявской.

Потом мелькнула заставка и показали меня.

– Ох! Сашка! Ну прямо звезда! – воскликнул Николай Иванович.

Действительно, с экрана смотрела молодая, красивая женщина с роскошными волосами и голливудской улыбкой. Ни единой морщинки, ни кругов под глазами, ни желтизны на зубах!

– Они меня на компьютере отрисовали, что ли? – удивилась я. Впервые в жизни собственное изображение вызвало гордость. С другой стороны, стало ясно, что гоняться за телевизионным идеалом красоты бессмысленно. Профессиональный свет, гример с кисточкой, губкой и расческой наготове, умелый монтаж – и даже такая старая костлявая "лошадь", как я, сияет красотой. Никто ведь не видит, что для двадцатиминутного интервью меня снимали три часа! И за это время несчетное количество раз подправили, подкрасили и причесали.

Журналист улыбалась во весь рот.

– У нас в студии виновница торжества правоохранительных структур – Александра Александровна Ворошилова. Именно ее частному детективному агентству удалось распутать это особо деликатное семейное дело. Ведь вы специализируетесь именно на таких делах?

Экранная "Ворошилова" обольстительно улыбнулась.

– Да, именно такими делами мы и занимаемся. С утра до вечера. Других дел, кроме особо деликатных, у нас нет. Буквально не спим, не едим и не моемся.

Я подпрыгнула и завопила:

– Вот блин! Они обещали поставить нормальный ответ. Где я про агентство рассказываю!

Николай Иванович хмыкнул.

– Им можно доверять. Они знают, как рейтинг программы повысить.

Журналист продолжил:

– Об этом захватывающем деле рассказывает наш личный корреспондент Тимофей Колобков.

Тимофей Колобков оказался невысоким молодым человеком. Довольно самоуверенным, поскольку щедро пересыпал свой репортаж оценками "правильно" или "не правильно". Меня лично это раздражало. Откуда Тимофей Колобков лучше других знает, что правильно, а что нет?

– Судьба подбрасывает Жанне случай, который нельзя упустить, – рассказывал Колобков. – Как настоящая преступница, она продумывает все до мелочей. У нее только два подельника. Это известная скандальная журналистка Владилена Милявская и Олег Корсаков. Все трое некогда составляли костяк организации лохотронщиков. Все они имеют отличные актерские навыки и умеют входить в доверие к людям.

Замелькали кадры, снятые иностранными журналистами. Свидетельство о браке, банк, в котором Агалаева пыталась получить деньги, момент ее задержания.

Колобков нудно и протокольно изложил историю наших злоключений, не забыв присыпать ее словами "честные труженики" и "пионеры частного сыска".

Пионер-пенсионер сыска Яретенко даже зевнул.

Тут на экране появилось его серьезное нахмуренное лицо. Прямо украинский Эркюль Пуаро.

– Во-во! – тут же завопил он. – Меня показывают!

Колобков вещал:

– Но детектив Яретенко уже распутывает хитроумные ходы. Все становится ясно после того, как обнаруживают тело Розы Жемчужной. Все это так захватывающе, что я просто ощущаю себя участником этой истории! Весь план Агалаевой был выстроен на грани безумия и отчаянного цинизма. Если бы не острый ум и необыкновенные аналитические способности капитана первого ранга в отставке, мошеннице бы удалось отомстить и получить деньги сестры, оставшись при этом безнаказанной. Именно детективу Яретенко мы должно быть благодарны за то, что справедливость наконец восторжествовала.

– Аминь, – не удержалась я от комментария.

Снова показали меня. Журналист обратился с серьезным вопросом:

– Александра Александровна, но как вам всё же удалось найти слабое звено в той хитроумной цепи, которую цыганская принцесса Агалаева свила вокруг вас?

– Понимаете, – ответила экранная "Ворошилова" почесав нос. Это уже шел третий час съемок. – На самом деле мы с самого начала выступали в этой истории, как король и королева в сказке "Принцесса на горошине". Так вот, с психологической точки зрения, король и королева в этой сказке поступили как абсолютные дураки. Дело в том, что, будь оборванка настоящей принцессой, так спала бы спокойно. А девица проворочалась всю ночь с боку на бок, но уснуть так и не смогла. С чего бы это? Не смешите только меня рассказами о том, что через 80 матрацев ей могла истыкать бока горошина! Всем известно, что, когда тревожишься, уснуть практически невозможно.

В голову лезут всякие мысли – получится, не получится, правильно поступил, не правильно, узнает, не узнает и так далее. С чего бы это, интересно, настоящей принцессе было бы так нервничать? А с того, что была она никакой не принцессой из бедного королевства, а попросту авантюристкой, надеявшейся на деньги принца. Так вот, при разработке этого дела мы вовремя сумели отойти от роли короля и королевы, чтобы понять – перед нами мошенница.

Журналист выдержал паузу, а затем развел руками:

– Ну что ж… Я затрудняюсь что-либо добавить. Реклама на нашем канале.

– Вот гады! – только и смогла выговорить я.

ЭПИЛОГ

Жанна Агалаева и Ефрем Жемчужный ожидают приговора в Бутырской тюрьме под усиленной охраной. Участие средней сестры – Розы – в этой интриге тоже оказалось неприглядным. Позавидовав Заре, она, вернувшись к родителям, позвонила Хосе и, всхлипывая в трубку, сказала, что его жена попала в аварию и теперь умирает. Это известие застало Равеля на горной дороге. Он ехал в свое шале. Обезумев от горя, Хосе развернулся и помчался в аэропорт. Взвинченный до предела Равель не смог справиться с управлением и погиб. Роза, узнав об этом, пожала плечами: "Кто же знал, что он не понимает шуток?"

Олег Корсаков начал отбывать свой пожизненный срок. Владилену Милявскую вместе с сестрой похоронили на Смоленском кладбище. Первыми венок прислали из федерации фигурного катания. Прах Зары Жемчужной перевезли в Испанию и захоронили рядом с мужем. Злополучное наследство отошло родителям танцора. Тело Ольги Колесниковой действительно обнаружили за дровяным сараем. Мать, узнав, чем занималась ее дочь, отказалась приехать. Все хлопоты взяла на себя Раиса. Да, та самая банд ерша. Кстати, уже подготовлена к изданию ее книга "Миллион страстных поз", успех ожидается феерический. Раиса, великий эксперт в области интима, сделала не только красочный высокохудожественный фотоальбом, но и снабдила его собственными жизненными наблюдениями о мужской и женской сексуальной психологии. Меня пригласили на презентацию. Скажу по секрету, один раз выступить в роли Госпожи Раиса меня таки уговорила. Со сто пятидесятой по сто шестьдесят шестую страницу фотоальбома на всех разворотах – я. Разумеется, затянутая в кожу с ног до головы и в маске. Слава богу, мои родители об этом никогда не узнают.

Николай Иванович, рассудив "по-хозяйски", решил вместо одной дорогой машины, приобрести целый пакет жизненных благ. Теперь он обустраивает новую однокомнатную квартиру в Озерках. Доводит меня до белого каления сетованиями на дороговизну строительных материалов. Помимо этого после приобретения тюнинговой "Нивы" помощник Яретенко активно пропагандирует поддержку отечественного производителя и ругает мой "вражеский" "мини-кунерс". И, наконец, третий пунктик касается дачи. В сложные перипетии "домика в деревне" я не вникаю, боюсь – съедет крыша. Естественно, моя.

Единственный человек, на которого призывы "поддержать отечественного производителя" подействовали, – это Людочка Колыванова. Теперь она яростно окучивает младшего детектива Яретенко. Тем более что теперь, с машиной, квартирой и дачей, жених из Николая Ивановича – хоть куда. Спасаясь от навязчивого внимания детектива-администратора, он пробегает через приемную стремительно, натянув на глаза кепку и рявкая:

– Здравствуйте, Людочка!

Однако Людмила не из тех сорокадевятилетних женщин, которые от малейшей грубости начальства впадают в истерику и гипертонические кризы. Она только пожимает своими широкими бурятскими плечами и вновь углубляется в изучение "желтой прессы", отмечая скандальные статьи красным фломастером. Свежий "Мегаполис" за десять минут покрывается яркими пятнами, как больной корью младенец. Людмила удовлетворенно вставляет фломастер в прическу, ярко-рыжую "химию" барашком, и начинает заваривать кофе.

Огромный агрегат фирмы "Дольче" после нажатия кнопки "Эспрессо" выдул в подставленную чашку сто миллилитров жидкости нефтяного цвета, от одного запаха которой сон у Людочки испарялся до вечера.

– Людочка, кофе! – командует Николай Иванович.

– Уже несу! – жгучая бурятка Колыванова кокетливо посматривает в зеркальную панель. – Тьфу ты…

И вытаскивает из своего губкообразного волосяного покрова карандаш, небольшую линейку и красный фломастер.

– Понаставили, блин, природы, – ворчит она, пробираясь меж гигантских фикусов и пальмы.

– Людочка, кофе уже остыл, – констатировал Николай Иванович факт из своего кабинета.

– Иду, иду! – пропела секретарша и, быстренько покидав на поднос сахарницу, салфетки, аккуратно добавила тарелочку, накрытую крышкой, и устремилась в кабинет начальства.

– Вот, – Людочка торжественно приподняла крышку тарелочки. На ней оказалось кондитерское изделие, состоящее из нескольких коржей, меж которыми отчетливо виднелись толстые слои масла. Сверху сдобный параллелепипед был обильно посыпан крошками и сахарной пудрой. – Наполеон!

– Я? – ткнул себя в грудь Николай Иванович.

– Нет, – Людочка впала в замешательство, – пирожное.

– Спасибо, – вздохнул частный детектив Яретенко, бросив тоскливый взгляд на, Людочкину выпечку.

– Ой! – секретарша заметила на столе у Николая Ивановича небольшого розового зайчика с кривым носом, малиновыми ушами и пятками. – Какая прелесть!

– Это, Людочка, вам, – обреченно произнес детектив Яретенко.

– Ой, спасибо! – воспользовавшись предлогом, Людочка тут же обежала стол и принялась целовать начальство.

– Отставить! – сработал командирский инстинкт самосохранения, и Николай Иванович одним движением ног оттолкнувшись от пола, моментально отъехал в противоположный край стола, мысленно благословив удобные кресла на колесах.

– Ну что же вы? – обиделась Людочка. – Специально для меня купили, а благодарность принимать не хотите?

Я не покупал, – признался Николай Иванович, – я его выиграл.

– В тире? – глаза Людочки вспыхнули огнем.

– В автомате, – поспешно остудил их младший босс и невольно добавил, – мать его ети…

– В автомате? – разочарованно протянула Людочка. – У метро? За пять рублей?

– Если бы! – в сердцах всплеснул руками Николай Иванович. – Я его хватаю – он падает! Опять хватаю – опять падает! Полтинник, еще полтинник… Ты вот мне скажи, почему эта лапа наверху всегда разжимается, а йотом как ни в чем не бывало назад едет?!

– Не могу знать, – обиженно отрезала Людочка и, выполнив "кругом", проследовала к месту исполнения служебных обязанностей.

– И главное ведь – мимо не пройти! – продолжал удивляться Николай Иванович, входя в мой кабинет.

Он протянул мне свежий номер "Мегаполиса". На первой полосе был младший детектив Яретенко и заголовок: ""Зенкi Гименея" – это мое детище".

Я выхватила газету с твердым намерением надавать ею младшему детективу Яретенко по лысине. Сейчас я ему за все отомщу!

Раздался телефонный звонок.

– Алло! Редактор программы "Криминальная Россия", – раздался знакомый нервный прокуренный голос. – Передача с вашим участием имела большой резонанс! Как насчет сериала о ваших подвигах? Каждый будем освещать подробно? А? Ну что, приедете насчет контракта? Жду в пять.

И отключился. Согласия моего ждать даже не думал. Действительно, ну какому телевизионщику придет в голову, что хозяйка частного детективного агентства откажется от цикла передач о себе?

Не буду пересказывать содержание переговоров, но домой я ехала с серьезным намерением Николая Ивановича прибить. Каждый первый со смехом совал мне злополучный "Мегаполис".

Навстречу вылетел Броне, который начал скакать вокруг меня, пытаясь допрыгнуть до лица, чтобы лизнуть как следует, и Себастьян, который довольно начал тереться об мои ноги.

– Коля, разговор есть! – серьезно начала я.

– Подожди ты со своим разговором! – отмахнулся Николай Иванович. – Ты лучше посмотри, какую я кулебяку испек!

И с этими словами он откинул белое кухонное полотенце с противня. Я застыла на месте. Рыбная кулебяка! Глянцевая, блестящая, моя любимая!

– Коля… – я восхищенно вдохнула непередаваемый аромат и моментально забыла о газете.

– Простейшее в приготовлении блюдо, а результат – фантастический, – горделиво заявил Николай Иванович. – Меня моя первая теща научила. Берешь соленое дрожжевое тесто, раскатываешь в тонкий пласт, буквально три-четыре миллиметра. Кладешь внутрь фарш из отварной рыбы по вкусу, можно лосося, я лично пикшу люблю, с яйцами, рисом и обязательно мелко-мелко порубленной петрушкой. Главное, чтобы рыбы было две трети и одна треть всего остального. Равномерно все это по пласту распределяешь, сантиметра два с половиной чтобы было начинки, и накрываешь вторым пластом теста. Защипываешь края, мажешь кусочком сала, потом желтком и в горячую духовку на 220 градусов. Как только тесто пропечется, минут тридцать обычно, можно вынимать. И все! Точно так же можно делать и мясную кулебяку, и грибную, и с капустой.

– А почему ты не пользуешься посудомоечной машиной? – удивилась я, заглянув в кухню и увидев, что Николай Иванович моет тарелки в раковине.

– Да ну ее! Сильно грязную посуду не ставь, перед загрузкой полощи! На фиг, два раза-то перемывать. Я сначала хотел попробовать, стал ополаскивать посуду перед загрузкой, да и вымыл все в результате сам, – отмахнулся Николай Иванович. – Зачем она вообще нужна? Стиральная машина – это я понимаю.

Не став вступать в дискуссию по поводу сомнительной необходимости посудомоечной машины, я ушла переодеваться.

Дойдя до своей спальни, я заметила, что во всей квартире идеальный порядок и стерильная чистота. Неужели у горничной проснулась совесть и она перестала рассовывать пыль по углам?

– Коля! Лена приходила?! – крикнула я из ванной.

– Приходила! – отозвался сердитый голос. – Руки у этой Лены из жопы растут!

Вот уж действительно точное определение!

– Что, плохо убрала? – спросила я, вернувшись в кухню.

– Убрала, скажешь тоже, – фыркнул Николай Иванович, гремя посудой в раковине. – Пришла, метелкой из перьев поелозила, пылесосом пошумела и ушла. Я ее специально второй раз вызвал и показал, как надо убираться. Она расфыркалась, говорит: "Я кандидат биологических наук!". А я ей: "Это не повод тут бактерии разводить!". Девица разобиделась, пошла на меня жаловаться.

– И что? – я вошла в кухню, едва сдерживала смех. Представляю, как вытянулась физиономия у Лены, которая очень любит поговорить о том, что в нашей стране ученые вынуждены к торгашам идти полотерами.

– Ничего. Мне потом какая-то женщина позвонила с претензией, мол, что же вы нашего работника до истерики довели. Ну, я и сказал, что таких работников надо поганой метлой гнать, объяснил, почему. Женщина эта вроде все поняла, извинилась, сказала, что Лену больше к нам посылать не будет. Ну их на фиг, короче! Я тут вот по случаю удачного дела решил праздничный ужин организовать. Ну, Сан Саныч! Ну, ты сыщик мирового класса! Теперь от клиентов отбоя не будет! – сказал он, заправляя соусом свой коронный салат по-деревенски. Вкусно так, что вилку можно проглотить.

– Да, – вздохнула я, усаживаясь в уголочек.

– Чего нос повесила? – младший детектив поставил на стол салатник с аппетитной горочкой. – А-ап! Настоящие маринованные огурчики, как ты любишь, телятинка, морковочка, горошек… Сашка, ты чего, как пыльным мешком стукнутая?

Николай Иванович сел напротив и внимательно заглянул мне в глаза.

– Никто меня не любит, – сердито буркнула я. – Андрюшка из своей Сорбонны позвонит в лучшем случае раз в месяц. Женька приезжает, только когда ее очередной муж бросит… Никому я не нужна, Коля. Вот.

Младший детектив Яретенко потупил глаза, затем встал, прошелся несколько раз по кухне, заложив руки за спину. Потом открыл холодильник, задумчиво туда поглядел. Подошел к духовке, заглянул и туда. Надел прихватки, вытащил гусятницу. Броне, учуяв неземной аромат утки с яблоками, заскулил и в две секунды накапал лужу слюны.

Поставив гусятницу на стол, Николай Иванович вздохнул и серьезным голосом сказал:

– Саша, если ты помнишь, несколько лет назад я делал тебе предложение. Так вот сейчас хочу сказать, что оно до сих пор, кхгм, в силе. Саша… – младший детектив Яретенко приподнял брови, стянул одну рукавицу-прихватку и поправил фрукты в вазе, – в общем, я хочу сказать… Я хочу сказать: выходи за меня замуж.

На кухне воцарилась тишина. Было только слышно, как на плите булькает картошка. Когда судорога отошла, я глубоко вздохнула. Обвела взглядом сверкающий чистотой кафель, ровный ряд вымытых до скрипа тарелочек, накрытый стол, отглаженные занавесочки. Потом посмотрела на смущенного, красного, как рак, Николая Ивановича в кухонном фартуке поверх новенького тренировочного костюма и одной стеганой ярко-красной рукавичке… И тут голова сама собой повертелась из стороны в сторону, а губы решительно, четко и с расстановкой ответили:

– Ни за что!

Примечания

1

Об этом в книге Марины Воронцовой "Тайна, покрытая браком"

(обратно)

2

Эдип – герой древнегреческой мифологии, царь Фив. Убил отца и женился на собственной матери. По его имени 3. Фрейд назвал один из основных подсознательных комплексов.

(обратно)

Оглавление

  • ИСКАТЕЛИ ЗЛОКЛЮЧЕНИЙ
  • НАВОДЯЩИЕ ДОПРОСЫ
  • МИЛЛИОН СТРАСТНЫХ ПОЗ
  • ФОТОГРАФИЯ С ОДНОЙ НЕИЗВЕСТНОЙ
  • ОПЕР И КАРМЕН
  • ДЕНЬГИ В КАССЫ, ТАЙНЫ В МАССЫ
  • АКТРИСА УБИЙСТВЕННОГО ЖАНРА
  • ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ, НА ТО И НАРВАЛИСЬ
  • ЭПИЛОГ . . .