«Киномания»

- 1 -

Волнующая и жуткая, как роман Стивена Кинга, «Киномания» умудряется наполнить сердце даже самого небрежного кинозрителя чувством неотвратимо подступающего ужаса. Эта эпическая медитация на тему потенциального зла, скрытого в самой природе кинематографа, исполнена с таким размахом и на таком высоком градусе паранойи, что сам Пинчон наверное, снял бы шляпу, дочитав последнюю страницу, и разразился бы зловещим смехом.

Брет Истн Эллис

Рошак прославился как вдумчивый социальный наблюдатель, автор монографии «Рождение контркультуры» и едва ли не самого термина «контркультура» Но его «Киноманию» можно уподобить новой истории знаменитых скандалов кинематографа, а-ля «Голливудский Вавилон», только написанной Умберто Эко, причем с лихостью Дэна Брауна. Недаром режиссером готовящейся экранизации выступит Даррен Аронофски («Реквием по мечте», «Пи»),а сценаристом — Джим Улс, автор сценария «Бойцовского клуба».

Washington Post

Теодор Рошак Киномания

Чем сильнее зло, тем сильнее фильм.

Альфред Хичкок Глава 1 Катакомбы

Впервые я увидел фильм Макса Касла в грязном подвале на западе Лос-Анджелеса. Теперь никому и в голову не придет устроить кинотеатр в такой дыре. Но тогда — в середине пятидесятых — в этом скромном помещении ютился лучший репертуарный кинотеатр к западу от Парижа.

Киноманы постарше еще помнят «Классик», легендарный маленький храм искусств, ненавязчиво втиснутый между «Кошерным гастрономом Мойше» и «Торговым двором „Лучшие товары со скидкой“». Теперь, оглядываясь назад более чем двадцать лет спустя, я понимаю, что лучшего места для знакомства с великим Каслом было не найти — именно такой склеп. Это было все равно что встретить Христа в катакомбах, задолго до того, как крест и Евангелие стали нести свет миру. Я пришел зачарованным неофитом в темное чрево еще не окрепшей веры и обнаружил… что же я обнаружил? Ни малейшего намека на грядущее царство и славу. Только еле уловимое обещание чудес, непонятный ритуал, неразборчивый символ, нацарапанный на облупившейся стене. И все же искатель чувствует, как в глубине его существа начинает копошиться что-то вроде убежденности. Он ощущает грандиозную, хищную тайну, замаячившую перед ним среди мусора и крысиного помета. Он остается и вкушает таинство. Он возвращается во внешний мир преображенным и несет с собой апокалиптическое слово.

- 1 -