«Ведется следствие»

- 5 -

— Самая малая неприятность, — произнёс Бессмертных, снимая пальто и аккуратно вешая его на крючок, — которая может грозить спутнику нашего уважаемого Пола — так это невозможность открыть на ночь окно. Впрочем, ночи нынче прохладные, а в поезде превосходная вентиляция, поэтому, полагаю, такое можно было бы пережить. А вот капканы у двери — я выражаюсь фигурально, Дэвид, не смотрите на меня так; Пол давно перерос такие банальные приёмы, — это уже намного… гхм…

— Понимаю, — кивнул юноша и хотел что-то спросить, но в это мгновение паровоз дал свисток, да такой, что заложило уши.

Под полом что-то содрогнулось, зарокотало — Большой Королевский экспресс отправился в путь. Вот разве что некоторые пассажиры на сей раз немного отличались от обычной публики, путешествовавшей этим гигантом (ширина колеи составляла четыре ярда с небольшим).

Перрон начал медленно удаляться — пропали позади провожающие, машущие разноцветными платками и шарфами, потом привокзальные постройки…

— Что ж, — сказал Бессмертных, посмотрев на юношу. — Чтобы не терять времени попусту — а до ужина времени еще немало, — давайте-ка, Дэвид, займемся делом. Перечислите мне, что вы успели проштудировать из рекомендованной мною литературы?..

Дэвид вздохнул и передал начальнику список с отмеченными галочками пунктами.

— Прекрасно! — обрадовался тот. — Надеюсь, вы действительно штудировали эти труды, а не пролистали их на досуге? Впрочем, о чем это я, откуда у вас досуг… Ну-с, приступим!

Юноша сделал глубокий вдох и спешно мобилизовал все мыслительные способности. Они должны были ему очень пригодиться, равно как и натренированная память. Что делать, большими талантами стажёр Дэвид Дубовны не обладал, зато был упрям и очень настойчив. Это упорство в поисках истины и приметил как-то генеральный следователь прокуратуры по особо важным делам, сам легендарный Руперт Бессмертных… и за это Дэвиду предстояло сейчас расплачиваться.

— Итак, Малой, до ужина — отставить политес, — ожидаемо сказал следователь. — Ситуация такова… — он вчерне обрисовал её. — Начинай, я слушаю.

И Дэвид начал…

В вагоне второго класса тем временем невысокий лысоватый человечек, поименованный доктором, педантично раскладывал одежду. Его клетчатый саквояж аккуратно пристроился в ногах полки. Соседа всё не было, и доктор позволил себе негромко замурлыкать под нос мало кому известную мелодию…

- 5 -